BzBook.ru

Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров

Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров

Предисловие

Любое краткое изложение экономических идей способствует заблуждениям (исключая, возможно, данное мое утверждение).

Альфред Маршалл.

1.

Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась. Но наиболее счастливой оказалась история экономической мысли. Ей достался в наследство готовый учебник — IV том "Капитала" ("Теории прибавочной стоимости"). Основную массу работы за нас проделал Карл Маркс — все уже было препарировано, рассортировано, расфасовано, нарезано кусочками, посолено и приперчено (знаменитый Марксов сарказм!). Нам оставалось только жевать, что, в основном, и делалось.

Весьма просто было преподавать нашу дисциплину. Под рукой была полная картотека готовых суждений и оценок. Тот? Открыл то-то, но не довел до конца (до эксплуатации труда капиталом). Этот? Гениально угадал, но классовое сознание подвело. Такой-то? Вульгарный экономист, описывал поверхностные явления. Такой-сякой? Апологет, оправдывал, замазывал, затушевывал… И т. п. Типовой учебник по истории экономической мысли как раз и представлял собой такого рода картотеку, откуда преподаватель, уподобясь известной птичке, мог вынуть стандартный ответ на любой вопрос. Комментарии тщательно выверялись во избежание нечаянной отсебятины…

Справедливо заслужившая в студенческой среде славу скучнейшего из занятий, обреталась история экономической мысли на задворках экономических наук, замызганная и косноязычная, бдительно охраняемая от свежих подходов псевдоучеными.

2.

Настоящая книга вышла из установок, противоположных всему вышесказанному. Она предназначена для тех, кто хочет учиться и учить других думать самостоятельно. Последнее означает: учить не тому, как нужно думать, а просто — учить думать. Акцент делается не на конечные результаты того или иного автора, а на его подход и логику. Задачей становится воспроизвести (доступным языком) ход рассуждений мыслителя: от чего он отталкивался, из чего исходил, что имел в виду и каким путем пришел к данному выводу. Нет лучшего способа учиться мыслить, чем следить за мыслью великих мыслителей. Рассуждая вместе с ними, двигаясь путями их умозаключений, вплоть до столкновения со встречными доводами других мыслителей, оказываясь в центре подобных столкновений и одновременно наблюдая их со стороны как зритель, пытливый ум развивает в себе способность критического восприятия идей — а это и есть характерное отличие научного мышления.

Указанным образом мы получаем возможность говорить о достижениях или ошибках какого-либо автора не с предвзятой точки зрения "единственно верной теории", но опираясь на внутреннюю логику рассматриваемой концепции и с точки зрения задачи, которую ставил себе этот автор. Нет нужды навязывать читателю готовую оценку, когда он может выставить свою. И зачем награждать мыслителя эпитетами, если имеется возможность отметить слабое место в его умозаключении либо, напротив, особое изящество его рассуждения? Именно возможности второго рода постоянно предоставляет нам история экономической мысли. Это и превращает ее изучение в увлекательное занятие для каждого, кто умеет любоваться красотой и смелостью мыслительных конструкций. Вопрос об "истинности" здесь отступает на второй план.

Не странно ли звучит последнее заявление, коль скоро предметом является история науки? Думается, к науке это применимо прежде всего. И как раз по той причине, что наука претендует на открытие истин. Забываем мы подчас, что научная истина относительна и что, следовательно, любая научная истина — временна. История науки яснее всего показывает, сколь эфемерной бывает научная концепция. Во всяком случае, история нашей науки демонстрирует это постоянно. Прослеживая ее развитие, мы периодически становимся свидетелями "революций" и "контрреволюций", воздвижения грандиозных конструкций и их крушения. История экономической мысли полна счастливых открытий, драматических катастроф и почти детективных сюжетов.

Прежде, как правило, считали, что от учащихся нужно скрывать такие вещи. Превалировало мнение, что учебная литература должна излагать только или в основном бесспорные суждения и устоявшиеся мнения. Но в современной науке вообще мало устоявшегося, а бесспорного и того меньше. Любое положение науки может быть оспорено, что и наблюдаем мы постоянно.

Как же обстоит дело с научным познанием мира? А так и обстоит — парадоксально. Именно подобными крутыми поворотами, переворотами, крушениями и новыми попытками накапливается наше знание и уточняется наше понимание того, каким образом люди производят, обмениваются, получают доход, потребляют, создают национальное богатство. Но при всех таких поворотах и крушениях развитие экономической мысли всегда оставалось непрерывной эстафетой идей, переходящих от эпохи к эпохе. "Революция" оказывалась моментом эволюции, заброшенные руины становились фрагментами или даже фундаментом новых построений.

4.

Какое место занимает история экономической мысли в системе экономического образования и какое она должна занимать? Резюмируя общее мнение, можно сказать, что эта дисциплина — вспомогательная. Поскольку целью экономического образования является экономическая наука как таковая, с указанным мнением трудно спорить, да и нет такой необходимости. Остается, однако, вопрос чему и как она может помочь? Очевидно, что экономист, знакомый с историей своей науки, всегда будет глубже смотреть на вещи, чем специалист, изучивший только курсы позитивных экономических наук. Быть источником эрудиции будущих ученых и практиков — функция полезная и почетная. Но думается, что этим возможности нашей дисциплины не исчерпываются.

Современная экономическая наука есть, так или иначе, продукт предшествующего развития экономической мысли. Из данной тривиальной посылки вытекает не совсем тривиальное следствие, а именно: курс истории экономической мысли (при надлежащем подходе к предмету) может стать введением в современную экономическую науку. По сути, наша дисциплина для того и предназначена.

История экономической мысли — это история развития понятий и концепций экономической науки, эволюция того особого языка, на котором мы пытаемся описывать одну из граней многообразной и неисчерпаемой действительности. Очередное понятие или категория появлялись тогда, когда для этого назревала необходимость. И сами понятия — в их числе такие ключевые, как капитал, ценность, прибыль, процент, конкуренция… — эволюционировали со временем. Рассмотрение этих категорий в их движении и в органичных контекстах, по-видимому, лучше всего служит их раскрытию и усвоению.

Выстраивая изложение как единую и, в целом, непрерывную эволюционную цепь, мы получаем возможность, начиная с самого элементарного, постепенно переходить к вещам, все более и более сложным. Именно так ведь и развивалась экономическая мысль. С середины части II и особенно в части III терпеливый читатель встретится уже с довольно тонкими материями, вплоть до категорий современной западной науки. Автор этих строк относит себя к тем оптимистам, которые полагают, будто самые сложные вещи можно донести до неискушенного читателя, если все излагать постепенно и без занудства. Осваивая материал последовательно, раздел за разделом, главу за главой, читатель становится все более искушенным и подготовленным к дальнейшему увеличению степени сложности. Так что самая, на первый взгляд, замысловатая формула или пугающая кривая с готовностью откроют свои секреты тому, кто оснащен знанием предыдущего материала и любит шевелить мозгами.

В том возрасте, когда читаются или уже прочитаны книги Толстого, Достоевского, Набокова, когда осваиваются азы дифференциального исчисления и анализа функций на экстремум, материал книги, даже в наиболее сложной его части, представляется вполне доступным. Учитель, который захочет помочь своим ребятам в этом деле, найдет здесь подходящее пособие. Студенты, избравшие экономику своей специальностью, получают учебник, освоив который, они обретут надежную базу для изучения современной науки.

В качестве резюме этой автоаннотации уместнее всего будут слова проф. Марка Блауга, нашего современника (Англия): "Между прошлыми и настоящими экономическими размышлениями существует взаимодействие, и, независимо от того, излагаем мы их кратко или многословно, каждым поколением история экономической мысли будет переписываться заново".

5.

"Почему бы вам не написать учебник по этой теме?" — обратился однажды ко мне И.В. Липсиц. С этого все и началось. С.А. Белановский, Р.И. Капелюшников, В.П. Руднев (очень занятые люди) находили время для обсуждения со мной отдельных моментов работы; немало затруднений было преодолено благодаря их советам. Весьма существенной была помощь И.В. Липсица и Э.С. Набиуллиной в пополнении иконографического материала. Высококачественную машинопись, сэкономившую автору массу времени, обеспечила Г.В. Нечаева. Многие места первоначального текста стали значительно чище в результате редакторской работы В.В. Антонова, столь же тактичной, сколь и умелой. Оперативной и качественной подготовке рукописи к печати способствовали заинтересованность и энергия З.Н. Савенковой — директора Издательства "Дело" и сотрудников. Всем названным мною достойным людям приношу искреннюю благодарность. О том, какое значение для работы имеет режим наибольшего благоприятствования в собственном доме, знает всякий женатый автор (спасибо, Лена!).

Не без колебаний было решено отказаться от перечня использованной литературы. Но трудно обойтись без выражения признательности доц. И.Н. Неманову за две его статьи о Роберте Оуэне. Опубликованные в труднодоступных изданиях (сб. науч. трудов Смоленского пединститута, 1972, 1987) и любезно переданные мне автором, они содержат интереснейший материал, из которого я вынужден был взять лишь малую часть.

Каждому, кто будет работать с настоящей книгой, хочу пожелать терпения и успеха.

ЕМ., лето 1995 г.

Глава 0 Магический кристалл

И тут ко мне идет незримый рой гостей.

Знакомцы давние…

А.С.Пушкин.

В компании с Дон-Кихотом

Если вы читали эту книгу… А, впрочем, кто же не читал “Дон-Кихота”? Конечно, вы помните всех его родных, близких и домашних. Среди них мы видим лицо, которое потом станет неизменной фигурой многих и многих книг. Меняя имя, внешность, характер, возраст, переселяется этот персонаж из романа в роман, от писателя к писателю, из века в век, неизменно присутствуя в домашнем окружении главных героев…

На Руси эта персона часто называлась ключницей (потому что она держала при себе ключи от всех помещений и шкафов), а в Европе — экономкой. Она руководила всем хозяйством дома, распоряжалась прислугой, ведала покупками, вела учет доходов и расходов. Экономка была менеджером, плановиком и бухгалтером домашнего хозяйства, т. е. домоправительницей, — при этом слово "дом" часто могло означать целое поместье со всеми, кто трудился в нем.

Слово ЭКОНОМИЯ когда-то и означало "искусство управлять домашним хозяйством". Оно происходит от греческих слов эйкос (дом) и номос (правило). Это слово придумал древнегреческий философ Ксенофонт.

От другого греческого слова — полис (государство) — Аристотель, тоже философ Древней Греции, образовал слово ПОЛИТИКА. Так назвал он науку о государственном устройстве.

Вот и получилось, что, когда однажды понадобилось найти название для книги об управлении хозяйством целой страны, француз Антуан де Монкретьен, живший в XVII столетии, придумал название ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ. Страна представлялась ему большим общим домом (или поместьем), государь — хозяином этого дома, а население — прислугой. В те времена экономическими делами страны обычно ведал королевский министр финансов. Он и был "экономкой", или "ключницей", в этом " доме"

В середине XVIII столетия великий шотландец Адам Смит размышлял о том, что никакое правительство не может сделать народ богатым, если смотреть на жителей страны только как на служащих в большом поместье, работающих по указке. Он понял, что каждому человеку нужно позволить свободно выбирать себе занятие и место жительства. Чтобы всякий мог изготовлять, что он желает, торговать тем, чем желает, и с кем хочет, сам мог договариваться с покупателем о цене, сам покупать, у кого сочтет нужным.

Смит говорил, что в самой природе все устроено так, чтобы люди могли жить в материальном достатке. Если каждый будет трудиться сам для себя (только честно — без обмана, воровства и насилия), тогда весь народ будет становиться богаче. Адам Смит был против того, чтобы государство держало в своих руках всю хозяйственную деятельность населения. Поэтому он не назвал свое учение "политической экономией". Свою главную книгу он озаглавил так: "Исследование о природе и причинах богатства народов". Запомним это название, каждое слово из которого очень много в себе содержит.

Тогда науки назывались не так, как сегодня. Точнее говоря, название было одно: философия. То, что мы теперь называем естественными науками, тогда называли "натуральной философией" (а корень один и тот же: натура, естество, т. е. природа). Исаак Ньютон так и назвал свой труд по физике и астрономии: "Математические начала натуральной философии". Если же предметом изучения были такие вещи, как законы человеческого общежития (этика, юриспруденция) и различные вопросы жизни общества (история, хозяйство, социология), то наука называлась "нравственной философией"[1].

В те времена экономические знания людей еще не были соединены в общую науку. Одни размышляли о государственном хозяйстве, другие — о торговле, третьи — как вести выгодное земледелие, четвертые — о налогах, пятые — о деньгах. Тогда еще никто никого не обучал экономическим знаниям. Люди еще не чувствовали, что есть общие законы, которым подчиняются и торговля, и сельское хозяйство, и промысловая деятельность, и налоговые вопросы, и денежное обращение.

Первыми в истории студентами, которые изучали экономическую науку, были, возможно, те молодые люди, кому посчастливилось слушать лекции Адама Смита в университете города Глазго (среди этих студентов были Семен Десницкий из Нежина и Иван Третьяков из Твери, направленные учиться в Британию правительством Екатерины II). Один из разделов лекционного курса Смита носил название "целесообразность". В нем лектор рассказывал о том, как люди занимаются хозяйствованием (производство), как они обмениваются товарами (торговля), как создается богатство человека и целого народа и т. д.

Адам Смит понял, что все разрозненные экономические знания — это как бы кирпичики или блоки, из которых можно построить замечательный храм. Одно можно положить внизу как фундамент, другое будет выполнять роль колонн, а третье может украсить купол.

Но Смит не был просто собирателем чужих знаний. С самого начала он уже мысленно видел очертания здания в целом. Когда он начал возводить храм экономической науки, обнаружилось, что каких-то частей не хватает, какие-то не совсем подходят к своему месту, какие-то вовсе не годятся. Он сам все рассортировал, доделал, переделал, подгоняя одно, выбрасывая другое и заново изготовляя третье — так, чтобы из кусочков сложилось целое.

Конечно, он не довел постройку до конца (это вообще невозможно). Но благодаря Адаму Смиту его последователи уже не создавали разрозненных блоков, а продолжали строить, перестраивать, отделывать и украшать единое здание, хотя и с разных его сторон.

Уже в начале XIX в. швейцарец Симон де Сисмонди и француз Жан Батист Сэй (оба учились по книге Смита) назвали эту единую науку прежним именем — ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ.

Какие они все разные!

Хозяйством люди занимались и занимаются всегда и повсюду. И всегда были те, кто задумывался о выгодном и невыгодном, правильном и неправильном, о богатстве и бедности… Их взгляды, суждения, мысли — это то, что предстоит рассмотреть нам на страницах настоящей книги. Что за люди они были? Как они жили? Чем занимались? Как они выглядели, наконец? Взглянуть бы на них хоть мельком, увидеть их лица, услышать голоса… Но где найти нам такое волшебное стекло?

Есть, оказывается, такой магический кристалл. Это историческая наука. Через воспоминания участников давних событий, через свидетельства очевидцев и летописцев, через "преданья старины глубокой" вглядывается историк в прошлое и различает сквозь мглу времен образы людей и событий. Иногда эти образы отчетливы, как на экране телевизора, иногда — туманны и расплывчаты… но тут подключается наше воображение…

…Глухая жаркая пустыня. Кругом на сотни километров ни жилья, ни ручейка, ни деревца. Только земля под ногами и небо над головой. Серо-бурая земля и ослепительно синее небо. У подножья высокой скалы столпился народ. На скале — крепкий жилистый старик с большой бородой. Это Моисей. Держа в руках две каменные доски, он громко провозглашает написанные на них повеления Бога. Прислушаемся:

— …Не убивай!…Не воруй!…Соблюдай субботу! Шесть дней трудись, а в седьмой не делай никакой работы — ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришелец в доме твоем…

Десять заповедей, которые Творец неба и земли дал небольшому затерянному в пустыне народу три тысячи лет назад, явились основой основ всей современной цивилизации. Сам Хозяин Вселенной, нашей планеты и всякой жизни на ней провозгласил — что? Неприкосновенность человеческой жизни. Неприкосновенность собственности. Обязательный день отдыха после шести дней труда, даже для рабов и домашней скотины.

Несложно понять, что в жизни многие из этих правил выполнялись плохо или нарушались. Иначе на земле давно уже наступил бы "золотой век"…

…На базарной площади толпа окружила человека в бараньей шкуре. Это древнееврейский пророк Амос. Что он говорит?

— …Вы, жирные быки, притесняющие бедных, обижающие нищих!.. И вы, берущие взятки в суде, чтобы отнять у бедного и дать богатому! Бог покарает вас за неправду!..

А вот другой пророк, Исайя:

— Горе вам, прибавляющие дом к дому и поле к полю, так что другим не остается места на земле!..

Пророки обличали злые дела людей как нарушение Божественных заповедей. В те времена экономические и социальные вопросы были частью всеобъемлющей религиозной мысли.

…Суровый ландшафт древней Иудеи сменяется цветущим садом Эллады. По дорожке между кустами, огибая беломраморную статую нимфы, неспешно движутся два человека в легких туниках. Один уже пожилой, борода седая, но осанка прямая и походка легкая.

— Друг мой, — говорит он, — все зло и все пороки людские происходят из стремления людей к обогащению. И стремление это неистребимо, покуда каждый живет только для себя, хочет владеть чем-то, принадлежащим только ему, чтобы торговать и наживаться. Где торговля, там обман. Я думаю, что в идеальном государстве земля и все имущество должны быть общими. Каждый будет работать на все общество. Общество будет выделять ему необходимое для безбедной жизни. И все будут счастливы.

— Но ведь общество состоит из людей, о учитель, — возражает молодой его спутник, — отчего же множество людей можно ставить выше одной личности? Все люди различны. Не лучше ли раздать землю всем желающим? Я думаю, торговля возникает не просто из-за жажды наживы. У одного есть лишние сандалии, но нет хлеба. У другого есть избыток хлеба, но нет обуви. Взаимная потребность побуждает их вступить в обмен своими товарами. И если работу одного приравнять к работе другого, например две пары сандалий за одну меру зерна, то обмен может быть справедливым для обоих…

Это античные философы Платон и Аристотель. Один впервые продумал и описал устройство идеального коммунистического общества. Другой впервые высказал принцип справедливого (эквивалентного) обмена. Их спор о наилучшем общественном устройстве человечество продолжает до сих пор.

Новая картинка. Человек в рваном хитоне, изможденный и усталый от постоянных разъездов и недосыпания, что-то втолковывает почтительно внимающей ему кучке людей.

— Мы были у вас, — говорит он тихим и очень проникновенным голосом, — но занимались трудом и работою, чтобы не обременить кого-либо из вас Ибо завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, то и не ешь!

Это апостол христианства Павел. В античном обществе труд выполнялся рабами и потому считался занятием, недостойным свободного человека. Христианство провозгласило труд почетной деятельностью. Бог дает некоторым людям богатство, учили христианские богословы, чтобы эти люди могли одаривать нищих.

…А это что за толстячок в сутане с огромным пергаментным томом под мышкой? Это знаменитый Фома Аквинский (XIII в.). В своей книге Всеобщая теология, написанной на латыни, он уделил много места хозяйственным вопросам с точки зрения христианского учения о справедливости…

…В это же время в другом месте мы видим скопление яростно спорящих монахов. У одних ризы из дорогого тонкого сукна, нагрудные кресты из золота, пояса с дорогим шитьем. Это церковные чины. Другие одеты в простую серую дерюгу и подпоясаны веревкой, но больше силы в их глазах, больше страсти в речах. Это последователи Франциска из города Ассизи. Что они хотят?

Они напоминают, что Иисус не имел никакого имущества, а церковь занимается накоплением богатств, забывая, что если у одного много, то у другого нет ничего.

— Всякий собственник или вор, или сын вора, — слышен зычный голос Цезария из Гейстербаха. Споры о собственности не утихают и до сегодняшних дней…

…А за спинами францисканцев видны толпы совсем уж диковинных монахов. Полуголые, кто с алебардой, кто с винным бурдюком. Постойте, среди них, кажется, и женщины есть? Точно, вон они, тоже полуголые и нетрезвые”. Это патарены ("оборванцы"). Они грабят богатых и сжигают монастыри. У них установлена полная общность имущества. Патарены были первыми практическими коммунистами Европы.

..Еще сутаны и клобуки. Вот неистовый священник Джироламо Савонарола проклинает с амвона богатство и излишества. Это XV в., Флоренция:

— Вы, с такой роскошью вырядившаяся молодежь, что будто хотите перещеголять женщин, бросьте эти тряпки!

Ему сочувствуют многие, в числе которых и Микеланджело Буонарроти. Вскоре богатей Медичи будут изгнаны из города. Савонарола станет правителем Он установит налог на богатых в пользу бедных, провозгласит право на труд, запретит азартные игры. Потом по указу папы римского его сожгут на костре как еретика.

…1517 год Германия. Город Виттенберг, знаменитый своим университетом (когда-то здесь учился, между прочим, датский принц Гамлет со своим однокашником Горацио). Раннее утро. УЗКИМИ полутемными улочками бюргеры с женами и детьми пробираются к соборной площади. Там, у входа в собор, образовалось скопление людей. Почему-то никто не идет внутрь. Что тут происходит? К дверям церкви прибит большой свиток пергамента, Стоящие ближе читают вслух. Растущая толпа встречает каждую фразу сдержанным гулом одобрения…

Это 95 тезисов против продажи индульгенций[2]. Написал их и прибил к дверям отважный монах Мартин Лютер, не убоявшийся проклятий папы и суда инквизиции.

А было так. Дня за два до того профессор богословия Лютер возвращался домой из университета. Навстречу ему попалась открытая карета, в которой дружески беседовали два известных всему городу человека. Значит, это правда? Слухи, которые шли по всему городу, получили зримое подтверждение. Гнев вспыхнул в душе сурового монаха. Один из пассажиров встреченной кареты недавно был избран архиепископом Майнцским. Шептались, что деньги на покупку голосов дал ему этот нечестивый финансист Фуггер в обмен на будущие доходы от продажи индульгенций. Вон как они смеются, прямо друзья закадычные… Негодующий Лютер поспешил к своей келье.

Народ пойдет за ним, и Лютер станет основателем новой церкви — лютеранства. Он будет учить, что каждый торговец в своей лавке служит Богу ничуть не хуже монаха, если ведет дело честно и не разбазаривает дохода.

…1541 год. Женева. Священник Жан Кальвин (сторонник Лютера) объясняет прихожанам, что собственность священна. Она принадлежит Богу, который доверяет ее человеку. Поэтому даже сам владелец богатства не имеет права транжирить его на роскошь и пустые забавы, он должен беречь каждую копейку, каждый гвоздь.

А в эти же годы в Англии королевский министр Томас Мор пишет книгу о воображаемой стране, где трудиться обязаны все, но нет ни частной собственности, ни торговли, ни денег. Все плоды труда свозятся в общие склады, откуда каждый берет все, что ему нужно по потребности. Эту коммунистическую страну Мор назвал Утопией[3]. Честный и мужественный человек, Мор впоследствии откажется признать короля главой церкви и закончит свою жизнь под топором палача.

Начало XVII в. Опять Италия. Неаполь. И опять монах. Он в тюрьме, куда посажен за освободительную борьбу против испанского господства. Ему предстоит пробыть здесь 26 лет. Его зовут Томмазо Кампанелла. В темной, сырой, зловонной камере, сидя на соломе, не видя дневного света, он пишет книгу "Город Солнца". Это еще одна коммунистическая утопия. У жителей Города Солнца все общее: труд, имущество, жены, дети. Живут они в общежитиях. Каждый занят тем, что ему нравится, рабочий день длится 4 часа. Всем всего хватает, все добры, счастливы и веселы.

В это же время в этой же тюрьме сидит еще один узник по имени Антонио Серра. Его обвиняют в подделке золотых монет. И он тоже пишет книгу. Но не про идеальное общественное устройство. Его тема звучит в названии книги: "Краткий трактат о средствах снабдить в изобилии золотом и серебром королевство, лишенное рудников драгоценных металлов". Он говорит, что не нужно запрещать вывоз из страны драгоценных металлов, это бессмысленно. Лучше развивать промышленность и торговать ее изделиями с другими странами. Тогда иностранцы сами отдадут стране нужные ей серебро и золото.

Весь XVII в. заполнен трактатами о том, как отдельная страна может обогатиться, торгуя с другими странами. То было время освоения морских путей в Индию и Америку. Время создания всемирного торгового рынка и колониальных империй. Центральной фигурой в экономической жизни становится купец, по-итальянски — мерканте. Поэтому тех, кто писал в это время на экономические темы, впоследствии назвали меркантилистами.

То были купцы, промышленники, служащие торговых компаний, чиновники и авантюристы. Торговлю они знали не по книгам, а по собственному опыту. И все давали свои советы королям, как лучше вести торговую политику, устанавливать цены, пошлины, налоги, монополии, чтобы страна скорее богатела. Такими "меркантилистами" были и Серра, и уже известный нам Монкретьен, и еще многие-многие.

Над ними возвышается яркая фигура англичанина Уильяма Петти. Сын сукнодела, он в юности был моряком, затем стал слушателем иезуитского коллежа во Франции, где изучил медицину. Был врачом, чертежником карт, ювелиром, затем университетским профессором, землемером и картографом всей Ирландии (где весьма обогатился на торговле земельными участками). Получил дворянство титул. Труд — отец богатства, а земля — его мать, — говорил Петти. Он очень много сделал для развития экономической мысли и сам открыл много нового. Его книги восхищают смелостью мысли, ярким слогом и остроумием. Рассказывают, как однажды пожилой уже и почти ослепший Петти был вызван на дуэль.

Воспользовавшись правом выбора оружия, он предложил провести дуэль на топорах в темной комнате; дуэль не состоялась, потому что вызывавший не принял условий…

Личностью совсем другого рода был степенный окружной судья из Франции Пьер Буагильбер… Он писал, что правительство не должно заниматься ценами и охранять торговые привилегии. Ведь Бог так мудро все устроил, что всем людям должно хватить средств для жизни. Пускай предприниматели конкурируют между собой и сами договариваются о цене и прочем. Страна только выиграет.

С Буагильбером мы вступаем в XVIII в. Постепенно умные люди стали приходить к выводу, что есть определенные экономические законы, подобные законам природы. Поэтому, мол, всякое вмешательство государственной власти в экономику чаще всего вредно. Пусть природа все делает сама. Особенно сильно эту идею отстаивали во Франции.

Франсуа Кенэ даже нарисовал схему, которая показывает, каким образом все продукты труда в стране сами находят своих покупателей и обмениваются на доходы. Эту схему он назвал "Экономической таблицей". Мысль Кенэ оказалась настолько глубокой, что даже в XX в. ее используют в практических расчетах для определения того, сколько каких продуктов лучше всего производить данной стране и сколько каких ресурсов (труда, сырья, машин) лучше всего направлять в различные отрасли хозяйства (расчеты межотраслевого баланса).

Вокруг Кенэ сформировался кружок мыслителей, которые называли себя необычным словом — ЭКОНОМИСТЫ. Это были в основном вольномыслящие дворяне. Они доказывали, что источником богатства народа является земля. Если сравнить расходы, которых требует земледелие, и доходы, которые оно приносит, то всегда остается чистый избыток дохода. Этот избыток порождается плодородной силой земли и попадает в руки землевладельцев. Поэтому все налоги в стране нужно заменить одним-единственным налогом — на землю.

Рядом с маленьким, щуплым Кенэ мы видим высокую статную фигуру Жака Тюрго — чиновника, затем министра финансов и притом выдающегося мыслителя. Тюрго написал книгу о том, как создаются и распределяются богатства. Он высказал много глубоких мыслей, которые вспоминали экономисты и в XIX, и в XX столетиях.

В 1766 г. Адам Смит попал в Париж и познакомился с Кенэ и Тюрго. Школа "экономистов" была тогда в самом расцвете. Но к ним из Британии приехал не ученик, а собрат-единомышленник. К этому времени сам Смит уже был глубоко убежден в необходимости экономической свободы и в существовании естественного (природного) порядка вещей. Вспомним, что слово ПРИРОДА вошло в название его великой книги.

Сегодня трудно даже вообразить, как зачитывались трудом Смита образованные люди в конце XVIII — начале XIX столетия. У многих он был просто настольной книгой. Она владела умами и рождала новые мысли.

И вот сценка. В одной из парижских квартир идет молодежная вечеринка. Собственно, вечер уже кончается, вино выпито, веселые молодые люди собираются расходиться по домам. Внезапно один из них, осененный свежей мыслью, начинает бить пустые бутылки, приговаривая: "Поможем нашей промышленности!" С хохотом компания выкатывается на улицу.

Один из юношей шел домой в глубокой задумчивости. Каким образом уничтожение продуктов полезно для промышленности? Идея-то была понятна: не будет оборотной посуды, вырастет спрос на бутылки со стороны виноделов. А если посуду не бить, тогда что будет с изготовителями стеклотары? Часть их продукции не будет продана? Но тогда сократится их доход, а значит, не будет продано какое-то количество хлеба, одежды и прочего? Значит, и в этих отраслях снизятся доходы. И виноделы смогут продать меньше вина? И снова снизится спрос на бутылки? А на складах будут скапливаться горы стеклопосуды, бутылок с вином, пищевых продуктов, одежды, обуви…

В эти годы люди уже познакомились с кризисами перепроизводства. Точнее, это называется кризисом сбыта, потому что именно сбыт продукции становится критической проблемой. Все покупатели страны не могут купить все, что продается. У них недостаточно денег, потому что они сами не могут продать весь свой товар.

Чтобы нечто купить, размышлял молодой француз, нужно сперва что-то продать. Его размышления не прошли бесследно для истории экономической мысли. Жан Батист Сэй (так звали юношу) выдвинул экономический закон, носящий его имя. Закон, который потом многие поколения ученых, сколько ни бились, не могли ни доказать, ни опровергнуть…

…Примерно в те же годы один лондонский финансист выбрался на курорт, чтобы немного отдохнуть от биржевой круговерти. Хотя ему едва стукнуло двадцать семь лет, он уже был миллионером. Притом десять лет назад у него не было ни пенса, и все свое состояние он нажил на биржевых спекуляциях. В курортном городе Бат, где молодой джентльмен с женой укреплялись водами и купаниями, к нему присоединился один из его завзятых друзей из домашнего кружка, где они спорили об экономических проблемах. "Взгляни-ка, Давид, что я нашел в здешней библиотеке! Тебе непременно нужно это прочесть. Обязательно!" Книга была внушительных размеров. Ну что ж, отпуск — самое подходящее время, чтобы немного почитать.

Молодой миллионер открыл книгу и… не отрывался от нее, пока не дочитал до конца. Затем он открыл ее сначала и стал читать заново. Но уже с карандашом. Кое-что вызывало протест, об этом нужно подумать хорошенько.

Книга называлась "Богатство народов", сочинение Адама Смита. Молодого джентльмена звали Давид Рикардо, а его друга — Джеймс Милль (у него через несколько лет родится сын Джон Стюарт).

Рикардо решает изменить свой образ жизни. Денег нажито достаточно, а биржа обойдется без него. Он покупает большой земельный участок и становится рантье. Теперь у него есть время, чтобы заняться наукой всерьез. И он не теряет времени. Как государство богатеет, это Смит выяснил раз и навсегда. Но ведь распределяться это богатство может по-разному. От чего зависит распределение? Есть и другие вопросы…

…И опять в эти же годы — сколько совпадений! — другойанглийский дом. За завтраком сидят пожилой джентльмен — сэр Дэниэл, лендлорд, и его младший сын, двадцатилетний Томас Роберт. Так как по английским законам все поместье унаследует старший сын (сейчас он в отъезде), Томас готовится стать священником. Но разговор за столом совсем не о духовных делах.

Предмет спора (ибо за столом идет хоть и учтивый, но спор) — трактат современного публициста У.Годвина "О политической справедливости", точнее, одна из глав трактата — "О скупости и расточительности". Два поколения за столом разошлись во мнениях. Старшее защищает идеи Годвина, младшее их оспаривает.

Годвин считает, что все общественные беды возникают из несовершенного устройства человеческих учреждений. В обществах создается столько богатства, что его могло бы хватить всем. Но распределяется оно несправедливо: одним достается все, другим — ничего. Если бы удалось наладить равномерное распределение, все бы жили в умеренном достатке. Никто бы не напрягался сверх меры, вместо страстей воцарился бы разум, и человечество достигло бы мира и счастья.

Томас решительно не согласен. Люди так быстро размножаются, что пищи на всех не хватит. Когда трудно добывать средства существования, рост населения еще как-то сдерживается. Но если всем обеспечить достаток, размножение пойдет такими темпами, что скоро вместо благополучия настанет всеобщая бедность. Так они и спорили частенько, пока Томас Роберт Мальтус не написал свой знаменитый "Опыт о народонаселении", наделавший много шуму в обществе…

Интересно было бы изобразить еще много лиц и характеров, стоявших за именами, которые вошли в историю экономической мысли. Однако для первого знакомства можно, как говорится, подвести черту и считать, что получено общее представление о том, какую мысль мы называем экономической.

Мы видим, что экономическая мысль сосредоточена в пределах одного круга проблем. Как наладить благополучную жизнь людей? Как создать богатство для страны и материальный достаток для отдельного человека? Как лучше распорядиться тем, что имеется? Как сделать, чтобы его было побольше? Как избежать ошибочных действий? И тому подобное.

По сути дела, все сводится к двум основным вопросам:

1. Как создается богатство?

2. Как справедливо разделить богатство?

Если немного подумать, станет ясно, что вокруг первого вопроса крутятся все размышления о производстве и торговле, о благе частной собственности, о пользе или вреде таможенных тарифов, о золоте и серебре, о деньгах и ценах, о банках, о затратах и доходах и т. д.

А размышления об общем владении и равном потреблении, о долге благотворительности, о "справедливой цене" и "справедливой зарплате", о наилучших системах налогов, об источниках нищеты и т. п. — о чем еще все они говорят, если не о проблемах второго вопроса?

Для получения ответов на эти вопросы людям приходилось прежде выяснять многое другое. Например, первый вопрос сразу порождает множество других: что такое богатство? из каких источников оно берется?

Второй вопрос тоже наталкивается на встречный вопрос: что такое справедливость в распределении богатства?

В различные эпохи люди понимали эти вещи совершенно по-разному. Более того, умные люди чувствовали, что ответ на один из двух этих вопросов влияет и на второй. Иначе говоря, оба вопроса не независимы — они взаимосвязаны.

Но наука — это такой способ размышлять, когда из спутанного клубка проблем мы стараемся выделять отдельные вопросы, чтобы иметь возможность рассмотреть каждый из них со всех сторон. И только после такого всестороннего рассмотрения мы начинаем прослеживать, как, какими ниточками этот вопрос связан с другими. Так поступим мы и в этой книге.

Где таится богатство?

Винни-Пух считал бы себя богатым, имея много-много горшочков с медом…

Проникнув в пещеру сорока разбойников, Али Баба увидел несметные богатства: прекрасные золотые и серебряные вазы и кубки, великолепное оружие, украшенное золотом и драгоценными камнями, красивые меха, чудесных коней, множество изысканных украшений — изделий ювелиров (бусы, ожерелья, диадемы, кольца, серьги, подвески.), горы драгоценных камней и золотых монет…

Что же такое богатство? Много-много вещей — дорогих, красивых, ценных, полезных?

Но всякие ли вещи можно считать богатством, даже владея ими?

Знаменитые капитаны XVII–XVIII вв., такие, как Абель Тасман, Фернандо Магеллан, Джеймс Кук, Жан Лаперуз и другие, могли в обмен за нитку стеклянных бус получить у жителей островов Тихого океана полную лодку рыбы, за один железный топор — целую свинью. Как видим, у разных людей с различным образом жизни и различной культурой могут быть очень разные представления о ценных вещах.

Когда испанцы начали плавать к берегам недавно открытой Америки, первый их вопрос к туземцам был: есть ли в этих местах золото?

А когда посланцы французского короля прибыли к наследнику Чингисхана, тот спросил их: много ли скота у их государя?

Хотя золото и скот — вещи, совершенно несхожие, вопрос испанских моряков означал то же самое, что и вопрос монгольского хана: достаточно ли богата эта страна, чтобы ее стоило завоевывать?

Итак, у различных людей и народов понимание богатства зависит от того, что у них ценится более всего. У скотоводов-кочевников богатство измерялось поголовьем стад. У русских помещиков — числом крепостных крестьян, потому что их доход зависел от числа работников. У английских лордов богатство зависело от площади земельных владений, потому что крестьяне платили им арендную плату с единицы земли (акра). У иных горожан XIX–XX вв. мерилом богатства служили число и размеры доходных домов. У купцов разных стран и времен — размеры торговых оборотов.

В целом можно заметить, что во все времена богатство связывалось в глазах людей или с предметами (скот, дома, утварь, украшения…), или с деньгами (золото, серебро…).

Все считают, что тот человек богат, у кого этих денег или вещей много. Но что значит — много?

В средние века английской королеве подавали на завтрак кусок сала и кружку пива. Как назвать такую трапезу — роскошной или скудной? Сравним: завтрак крестьянина состоял из миски овсяной каши, сваренной на воде. И не все могли эту кашу заправить салом. А кто-то даже подобный завтрак мог позволить себе не каждый день. Это считалось признаком бедности, но еще не признаком нищеты.

Лет 200–300 назад у среднего английского ремесленника были холщовая рубаха, кожаная обувь, постельное белье из полотна; у него были ножи и ложки, глиняная и оловянная посуда[4], стекла в окнах, уголь в очаге. Красочно описав всю подобную обстановку и утварь, Адам Смит замечает, что в сравнении с роскошью богача все это очень скудно и просто, но превосходство обстановки европейского короля над обстановкой ремесленника, возможно, меньше, чем превосходство последней над обстановкой многих африканских царьков — абсолютных владык жизни и свободы тысяч нагих дикарей.

Итак, богатство человека (в экономическом смысле этого слова) измеряется тем, насколько велико количество полезных и приятных вещей, которыми он может пользоваться.

Однако вещи изнашиваются, портятся, становятся хламом и выбывают из употребления. Так что набор вещей сам по себе, даже широкий и разнообразный, — это еще не настоящее богатство. Наверное, правильнее будет понимать богатство как возможность постоянно пользоваться большим количеством разнообразных полезных и приятных вещей, приобретая новые вместо выбывших из строя. Такую возможность человеку дают деньги. На них можно обновлять свою обстановку — покупать вещи или заказывать их изготовление, нанимать людей для каких-то работ или услуг. Неудивительно, что во все времена многие люди представляли себе богатство главным образом в виде большого количества денег.

Что неподвластно мне? Как некий демон
Отселе править миром я могу;
Лишь захочу — воздвигнутся чертоги;
В великолепные мои сады
Сбегутся нимфы резвою толпою…
И добродетель и бессонный труд
Смиренно будут ждать моей награды…
Мне все послушно, я же — ничему…

Так говорит Скупой рыцарь у Пушкина, озирая в своем подвале сундуки с золотыми монетами. Но подумаем немного, действительно ли богат такой человек? Молодой Альбер говорит об отце:

Как пес цепной, в нетопленой конуре
Живет, пьет воду, ест сухие корки,
Всю ночь не спит, все бегает да лает —
А золото спокойно в сундуках
Лежит себе…

Альбер мечтает о дорогом убранстве, атласных одеждах, новых конях, красивых женщинах… Деньги отца для него будто и не существуют. Пока он не может их тратить, он беден и унижен перед другими рыцарями. Но ведь и отец его, имея горы золота, живет, как последний бедняк!

Мы можем сказать, что отец Альбера — скупердяй вроде Плюшкина. Но что было бы, не будь он таким скрягой? Сам Скупой рыцарь представляет себе это так:

Едва умру, он, он! сойдет сюда
Под эти мирные немые своды
С толпой ласкателей, придворных жадных.
Он сундуки со смехом отопрет,
И потекут сокровища мои
В атласные диравые карманы…
Он расточит… А по какому праву?

Конечно, Альбер очень быстро промотал бы сокровища отца. И во все времена собранные отцами богатства действительно сплошь и рядом расточались детьми. И уже мало что оставалось внукам, которые беднели и нищали. Сам Скупой, если бы стал жить в роскоши, тоже растратил бы свое золото, хотя, наверное, и не так быстро.

Беречь или тратить? Выходит, то и другое можно понимать как богатство. Однако то и другое могут на деле означать отсутствие богатства. Деньги, сберегаемые в сундуках, не приносят пользы. А начни их тратить, они рано или поздно иссякнут…

…Если только эти запасы не будут постоянно пополняться.

Не прячьте ваши денежки по банкам и углам…

… Когда-то в древности один человек, отправляясь в долгое путешествие, позвал трех своих слуг и поручил им хранить его богатство. Одному он дал пять талантов серебра, другому — два, третьему — один талант[5].

Первый слуга осенью накупил зерна на пять талантов. Второй истратил два таланта на шерсть. Третий, помня о наказе хранить богатство хозяина, зарыл серебро в землю в укромном месте, В течение зимы первые двое продавали зерно и шерсть с большой выгодой. Весной вернулся хозяин и потребовал отчета. Первый слуга сказал: "Ты поручил мне пять талантов. Вот они, а вот еще пять, которые я за них выручил". Второй слуга сказал: "Ты поручил мне два таланта. Вот они, а вот еще два, которые я на них заработал". Подошел третий и сказал: "Ты поручил мне хранить один талант. Вот он, я его сохранил".

Тогда хозяин двух первых похвалил и наградил, а третьего отругал и выгнал с работы[6].

Вот мы и подошли к самому интересному и, наверное, наиболее правильному пониманию богатства. Это не просто запас денег или вещей. Богатство — это такой запас (неважно, чего), который, если его тратить, возобновляется и при этом еще с добавкой (с придачей, с избытком, с прибылью).

Осенью, когда собран урожай и овцы обстрижены, в продаже появляется много зерна и шерсти. Когда чего-то на рынке много, цены всегда невысокие. Зато в течение зимы запасы у всех сокращаются, и цены таких товаров поднимаются. В том и состоял расчет первого и второго слуг. Они действовали как купцы. То, что они сделали с порученным им серебром, называется "пустить деньги в оборот" (или 'в ход", или "в дело", или "в работу"). А такой запас, который можно пустить в ход, чтобы возобновить, да еще получить доход, называется КАПИТАЛОМ.

Может показаться, что капиталом непременно является сумма денег. Это не так. В рассказанной истории капитал сперва был запасом денег, потом он превратился в запасы зерна и шерсти, а эти запасы затем снова превратились в деньги. Такая последовательность превращений называется оборотом капитала. Деньги удобны как начальный запас, потому что их можно пустить в дело различными способами. Как говорят экономисты, деньги обладают наибольшей ликвидностью[7]. Денежная форма создает свободу выбора употребления капитала. Но капитал может и не быть деньгами.

Когда в распоряжении человека имеется стадо овец, но торгует он не овцами, а их шерстью, шкурами и мясом, это стадо является для него капиталом, т. е. возобновляемым запасом, приносящим прибыль. Нетрудно заметить, что такой вид капитала отличается от капитала из евангельской притчи.

Деньги, чтобы принести своему владельцу доход, должны уйти от него и потом вернуться. Такого вида капитал называется оборотным капиталом. Владелец его получает доход после того, как капитал совершил полный оборот.

Овцы приносят постоянный доход своему владельцу только в том случае, если остаются при нем. Они дают ему шерсть и мясо для продажи и получения дохода, но сами постоянно находятся в руках хозяина. Такой вид капитала называется основным капиталом.

Нетрудно увидеть, что основной капитал может приносить доход только тогда, когда у владельца его есть еще и какой-то оборотный капитал. У скотовода оборотным капиталом служат шерсть, шкуры и баранина. Их он отдает на рынке за деньги, часть денег тратит на прикорм для овец, оплату труда пастухов, содержание овчарок, ремонт загонов и прочее. В результате за сезон его овцы снова нагуливают шерсть и мясо, которые снова идут в оборот, и т. д.

Эти понятия об основном и оборотном капитале, их различия и особенности в деле создания дохода впервые объяснил Адам Смит, который сам же и придумал им названия[8].

Капитал и есть подлинная форма богатства. При разумном ведении хозяйства капитал расходуется и возвращается с прибылью. Он расходуется временно и возобновляется в обороте. При удачном ведении дел он может еще и увеличиваться. Если его владелец направляет часть прибыли на увеличение своего стада (скотовод) или на закупку дополнительных партий товара (купец), это называется сбережением дохода и накоплением капитала.

Тот хозяйственный уклад, который сложился в Европе в XVI–XIX вв., принято называть капитализмом, однако капитал существовал много тысячелетий.

Давайте посмотрим, какие конкретные формы мог иметь капитал в древности, кроме денег и овец.

Прежде всего, конечно, это рабочий скот: упряжные лошади и волы. Их использовали и для перевозки грузов, и для пахоты, а иногда и для вращения жерновов на мельницах. Понятно, что это основной капитал.

И тут сразу становится видно, что, когда людей употребляют как рабочую скотину, такие люди тоже выступают как основной капитал. Что это за категория людей? Конечно, это рабы.

Многие формы основного капитала известны с древнейших времен. Например, ткацкий станок — деревянная рама, на которую древний ткач натягивал нить. Кузница — строение с печью, горном, наковальней. Она была основным капиталом кузнеца- Судно, на котором древнегреческий купец возил свои товары в Смирну или Феодосию (вместе с рабами, прикованными к веслам). Верблюды, на которых арабский купец переправлял товары через Аравийскую пустыню. Караван-сарай на Востоке или постоялый двор в Европе (со всеми постройками, мебелью и утварью). Все это было основным капиталом для их хозяев, как и современный отель для его владельца.

Но хотя капитал может принимать форму самых разных вещей — денег, машин, средств транспорта, построек, материалов, разнообразных изделий, быков, лошадей, даже людей, измерять его величину принято в деньгах. Почему?

Конечно, это очень удобно, когда есть общая единица измерения для столь разнообразных вещей. Но имеется, пожалуй, еще одна причина измерять капитал в деньгах. Дело в том, что в экономике современного типа, сложившейся начиная с XVII столетия и даже раньше, появление на свет нового капитала начинается обычно с денег.

Когда некий предприниматель намеревается создать новое для себя дело (например, изготовление матрешек для продажи), это значит, что у него имеется определенная сумма денег. Точнее говоря, у него имеются деньги, которые он может потратить именно для указанной цели. Понятно, что на самом деле его запас больше, чем данная сумма, — ведь ему еще нужно содержать себя и семью. Поэтому отметим, что весь его запас делится на две части. Одна из них — фонд потребления. Другая предназначена не для потребления, а для производительного использования. Она называется фондом накопления, потому что ее нужно было сперва накопить, сберегая деньги от потребления. Может быть, он сам не скопил эту сумму, а занял ее под проценты. Но это значит, что данную сумму накопил кто-то другой. Суть в том, что эти деньги не расходовались на потребление.

Итак, предприниматель начинает новое дело. Он оплачивает (покупает или арендует) помещение для работы, покупает токарный станок (оборудование), деревянные бруски и краски (сырье), нанимает рабочих и служащих. Общая сумма денег, которую требуется затратить для создания капитала, называется величиной (суммой, объемом) капитальных вложений или, что то же самое, величиной инвестиций.

Еще нет готовой партии товара, чтобы выйти с ней на рынок, а уже нужно платить зарплату токарям и художникам, покупать сырье для их работы. Поэтому объем инвестиций должен включать первоначальную затрату как на основной, так и на оборотный капитал. Эта затрата так и называется — единовременная. Она совершается один раз — для создания капитала. Когда (если) продукт производства начнет продаваться, его цена должна будет возмещать дальнейшие расходы на сырье и заработную плату.

Таким образом, инвестиция стала капиталом, деньги превращаются в самые различные предметы, которые теперь представляют основной и оборотный капитал (запас, фонд). Начинается работа. Станки постепенно снашиваются. Сырье переходит в заготовки, а затем — в готовые изделия. Последние уходят на рынок и продаются. Поступает выручка. Она расходуется частями: на ремонт станков, оплату аренды помещений, закупку новых партий сырья, оплату труда рабочих и служащих и другие направления необходимых для работы затрат. В отличие от единовременных затрат (инвестиций), расходы на производство совершаются постоянно. Течет время — текут и эти затраты. Они так и называются: текущие затраты. И говорят экономисты о потоке затрат.

Когда все идет нормально, текущие затраты совершаются не за счет дополнительных инвестиций, а за счет выручки от реализации готового производства. Мы должны всегда уметь отличать запас от потока. Нечеткая граница между двумя этими категориями часто служит источником путаницы и ошибочных суждений.

Предметы, составляющие капитал, все время расходуются. Но это не значит, что расходуется сам капитал. Если дела идут хорошо, капитал вовсе не уменьшается из-за снашивания оборудования, расхода материалов и выплаты вознаграждения за труд. Потому что все эти вещи постоянно возобновляются. Для того чтобы не было путаницы в словах, вещи и деньги, которые представляют капитал, стали называть капитальными благами. Судно изнашивается и списывается в расход. Дом ветшает, и его сносят. Овец рано или поздно забивают на мясо и шкуру… Предметы выбывают из всякого употребления, превращаясь в хлам, мусор, отбросы. А капитал остается. У купца уже новое судно. На месте старого дома вырастает новый. По-прежнему щиплет траву и дает шерсть стадо овец.

Биологи говорят, что в живом организме идет непрерывное отмирание и возобновление клеток. А жизнь организма не прекращается ни на миг. Больше того, эта замена клеток и есть жизнь.

Таков и капитал. Составляющие его капитальные блага все время расходуются и возобновляются. И пока все это длится — капитал живет, сохраняется и даже растет, Но поставьте судно на прикол, покиньте дом и забейте двери гвоздями, перестаньте стричь, поить и содержать стадо, остановите работу станков — и капитал умрет. Металл ржавеет, дерево гниет, слезает краска, дом приходит в негодность, овцы покрываются лишаями, болеют, пропадают. В Библии все это называется "мерзостью запустения".

Капитал — это запас, который находится в постоянном движении — в обороте. Потому он приносит доход и сохраняется за счет постоянного возобновления капитальных благ.

Различать капитал и капитальные блага нас научил в XIX в. Джон Бейтс Кларк, знаменитый американский ученый-экономист. И прежде многие ученые понимали эту разницу. Например, никогда не смешивал одно с другим Адам Смит, хотя и называл капитальные блага "капиталом'. Но некоторые иногда путались.

Например, в середине прошлого века один из крупнейших английских ученых Джон Стюарт Милль писал, что, к примеру, готовые изделия, которые еще не проданы и лежат на складе фабрики, не входят ни в основной, ни в оборотный капитал этого предприятия (то же самое, если еще не вынесены на рынок состриженная с овец шерсть или собранный с полей хлеб).

Может показаться, что Дж. Ст. Милль был прав. Ведь эти готовые изделия уже вышли из обработки, но еще не вышли на рынок. Они как бы выпали из оборота, они лежат на складе и дохода не дают, в деньги не превращаются. Они выглядят мертвым запасом.

Но давайте взглянем на все это под другим углом. Действительно, эти изделия, пока они ждут своей очереди быть отправленными на рынок, не приносят ни копейки дохода. На них уже истрачено Х рублей, а возврата этих денег пока еще нет. Между тем производство нужно продолжать, нужно осуществлять новые расходы на возмещение капитальных благ. Как быть?

Решение может быть только одно: внести дополнительную инвестицию в оборотный капитал предприятия. Чтобы можно было возобновлять капитальные блага, не дожидаясь, пока очередная готовая партия будет продана. И эта дополнительная сумма, как нетрудно догадаться, в точности равна той величине, которая не поступила еще от реализации упомянутой партии готовых изделий, то есть Х. Попросту говоря, величина оборотного капитала всегда должна включать затраты на производство не только тех изделий, которые еще находятся в обработке, но и той партии товара, которая всегда имеется на складе (ведь если одна партия уходит, то другая ложится ей на смену).

Таким образом, непроданный запас готовых изделий является частью оборотного капитала. И мы имеем все основания утверждать, что знаменитый английский экономист, который много сделал для развития экономической науки, на сей раз ошибся. (Его ошибку повторил и Карл Маркс во II томе "Капитала").

Нужно понимать, что лежащие на складе изделия тоже находятся 6 обороте, как и те, которые еще проходят обработку. С точки зрения понятия капитала нет разницы между первыми и вторыми.

Правда, пребывание готового продукта без продажи удлиняет период оборота капитала. Чем дольше лежат готовые изделия без реализации и чем больше такая партия, тем больше должна быть величина оборотного капитала. Поэтому хороший бизнесмен всегда стремится уменьшить такие запасы и продавать их как можно быстрее.

Со своим добром что хочу, то и делаю

Если купец-караванщик решает продать одного из своих верблюдов, это животное изымается из запаса, приносящего доход. От продажи его, конечно, купец тоже получит доход. Но это будет доход иного рода. Верблюд уходит от него навсегда. Значит, во-первых, он перестает быть запасом этого купца, а во-вторых, он даст только одноразовый доход: продавать одну и ту же вещь несколько раз ухитряются (иногда) только мошенники.

Этот верблюд перестает быть капиталом нашего купца. Он переходит в категорию товара. Что же такое товар? Это все что угодно, предназначенное для продажи. Товаром становится судно, кузница, овца, раб и т. д., если владелец желает продать свою собственность или обменять ее на что-то другое.

Какой-нибудь предмет может и по-иному быть извлечен из категории капитала, чтобы попасть в другую категорию. Например, скотовод может взять одного из своих баранов и приготовить из него шашлык. В таком случае животное попадает в категорию предметов потребления и становится элементом фонда потребления своего владельца (и потому элементом фонда потребления всего общества).

Если дом используется владельцем как его жилье, он тоже является предметом потребления. Если дом продается, он становится товаром. Если же владелец сдает его (целиком или частями) в аренду другим лицам, этот дом служит капиталом.

Капитал не вещь, а способ употребления вещи. То же можно сказать и про товар. Капитал, товар, предмет потребления — три различных способа использования вещей.

Как известно, часто люди затевают производство каких-нибудь вещей специально ради получения дохода от их продажи. Такое производство вещей как товаров называется товарным производством. Оно отличается от другого вида производства, когда все делается только для собственного потребления. Этот вид производства называется натуральным хозяйством.

Продажа товара есть одна из форм товарного обмена, когда предмет обменивается на деньги. Это денежный обмен. Если же предмет меняется на предмет, имеет место бартерный обмен.

Когда владелец вещи хочет ее продать и знает, что сможет найти покупателя, эта вещь ценна для него именно своей способностью быть проданной. Она не нужна ему как предмет потребления. И его не интересует, что покупатель будет с нею делать потом. Ценность этой вещи для владельца состоит в ее способности принести ему что-то другое.

К примеру, один человек обещает отдать другому человеку бутылку известного напитка за то, что тот починит забор на его участке. Для того, кто не может сам починить забор, ценность этой бутылки не в ее содержимом, а в ее способности принести ему ремонт забора.

Когда ценность предмета проявляется в его обмене, говорят, что этот предмет обладает меновой ценностью. Что же сделает с этой бутылкой работник, починив забор? Едва ли он пойдет ее менять еще на что-то. Скорее всего, он использует ее содержимое для собственного потребления. Для него этот предмет имеет потребительную ценность.

Произошел обмен одной вещи на другую. С одной стороны пошел материальный предмет, с другой стороны была предоставлена услуга. Работник продал свою услугу как товар. Подобного рода услуги так и называются: товарные услуги. В современных обществах значительная часть товарного производства приходится на товарные услуги. Вспомним о парикмахерских, химчистках и прачечных, транспорте и связи, различных ремонтных услугах и техническом обслуживании, юридических консультациях, медицине и т. д.

Отличительной чертой услуги является то, что она не может быть положена в запас. Услуга относится к предметам немедленного потребления, каковы также: пища, одноразовая посуда и канцелярские товары, одежда, обувь и многие другие вещи, которые достаточно быстро выходят из строя. Услуга же потребляется одновременно с ее производством (не путать с результатом услуги — починенной обувью, постриженной головой, выстиранным бельем, доставленным сообщением…). Но и для материальных товаров конечной целью служит потребление. Даже для таких товаров, как, например, станок. В данном случае имеет место производительное потребление в отличие от потребления непроизводительного. К предметам производительного потребления относится одежда работников, производящих товары и товарные услуги, и даже их пища.

Может ли предмет перейти из категории предметов потребления в другую категорию? Понятно, что в категорию товаров он переходит легко. А в категорию капитала? Конечно. Вот простой пример: дом, в котором прежде жили сами владельцы, они решили сдавать внаем. Какой-нибудь особняк старого аристократа однажды продается его потомком, а покупатель превращает его в отель. Понятно, что подобные метаморфозы возможны лишь с вещами, которые не теряют потребительной ценности в течение длительного времени. Для таких вещей есть особое название: предметы длительного пользования. Перейдя в категорию капитала, такие предметы увеличивают национальное богатство.

Почти все, о чем рассказано в последних двух разделах, впервые было выяснено и сформулировано Адамом Смитом. А то, что Смитом не было сказано, было выяснено и сформулировано позже благодаря ему же.

Часть первая Юность науки

Глава 1 Три источника европейской цивилизации

Трех учителей получило человечество из древнего мира: учителя веры и морали, учителя мудрости и учителя права.

Жан Ануй.

В различные эпохи люди, конечно, по-разному понимали экономические явления. Больше того, экономическая мысль и вопросы ставила перед собой неодинаковые в различные эпохи и у разных народов.

Ни индийская, ни китайская, ни арабо-мусульманская цивилизации (хотя каждая из них создала богатейшую культуру) не породили экономической науки. Мысль экономическая была везде, но в упомянутых культурах она была и оставалась элементом мысли религиозно-этической. Только европейская цивилизация создала экономическую науку. Это не значит, что она лучше других, — просто она не такая, как другие.

Культура Европы возникла и развилась из трех основных истоков. Первым из них была Библия, вторым — философия Древней Греции и Древнего Рима, третьим — древнеримская юриспруденция.

Римская цивилизация оставила своим наследникам замечательное сокровище — римское право, систематизированное и сведенное воедино в Кодексе Юстиниана, императора Византии (VI в.н. э.). Это была чрезвычайно широко и глубоко разработанная система законов, норм, правил и принципов. Не все законы Римской империи, конечно, были переняты варварскими государями. И не все из принятых строго соблюдались. Но осталось самое главное — уважение к закону и юридической процедуре разрешения конфликтов. Сохранились и юридическое образование, и сословие юристов, и высокий социальный статус юриста.

Другое наследие античной цивилизации, воспринятое средневековой Европой, представляла собой греческая и римская философия. Из греков в области экономической мысли свой след оставили Платон, Аристотель, Ксенофонт, Антисфен, Аристипп, Эпикур. Особенно высоким, даже непререкаемым, был в средние века авторитет Аристотеля.

Но нужно помнить, что в средние века практически все ученые и мыслители были одеты в сутаны. Все они были представителями духовенства, в основном черного. Это были христианские монахи.

Средневековая Европа — это христианская Европа. Еще не было наций, как мы их сегодня понимаем. Была единая христианская общность народов, в которой все грамотные люди говорили и писали на одном языке — латыни.

Пятикнижие Моисея и другие книги еврейской Библии явились той основой, из которой возникло и на которой сформировалось христианство. Большинство законов Моисея были отторгнуты христианской религией. Но в области хозяйственной деятельности и экономических отношений было оставлено очень многое.

Еврейская Библия сыграла также значительную роль в формировании протестантских движений на исходе средневековья. Таким образом, эта книга дважды содействовала изменению судьбы Европы. Уже поэтому о ней нельзя не сказать.

Характерной чертой Моисеева закона является его всеохватность. Буквально все области человеческой деятельности и все действия человека, даже самые далекие от чисто духовных вопросов, соотносятся с нормами и правилами, предписаниями и запретами, которые считаются полученными с Неба. Это относится и к той сфере, которую мы называем областью хозяйственной деятельности и экономических отношений. Вот почему в настоящей книге мы неоднократно возвращаемся к этому уникальному документу.

Хозяйственная этика Пятикнижия Моисея

Два начала лежат в основе Моисеева закона — справедливость и праведность. В том и другом человек обязан подражать Богу, который является абсолютным воплощением справедливости и праведности.

В применении к нашей теме справедливость означает признание и неприкосновенность шести основных прав человека; на жизнь, собственность, одежду, жилище, труд и отдых.

Праведность предполагает выполнение человеком своих обязанностей. По отношению к ближнему это прежде всего помощь бедным и больным. Владелец хлебного поля или виноградника обязан оставлять часть урожая неубранным, чтобы этим могли воспользоваться нищие или просто голодные путники. По отношению к земным благам праведность означает понимание, что любое из них доверено человеку Богом. Ты не хозяин своей собственности, а управляющий по доверенности. Тем более это относится к земле — она вся принадлежит Богу.

Запрещалось использовать нужду ближнего для собственного обогащения. Нельзя было требовать уплаты долга с лихвой[9]. Нельзя задерживать плату за труд наемного работника. Нельзя обмеривать и обвешивать.

Каждый седьмой год требовалось прощать все долги. И отпускать на волю рабов, которые сами продали себя в рабство из-за нужды. Через каждые пятьдесят лет объявлялся "юбилей". Человек, который из-за нужды вынужден был продать наследственный участок земли или дом, имел право выкупить их обратно (тем дороже, чем больше прошло лет со дня продажи). Но если такой возможности у бывшего хозяина не будет, то в юбилейный год его надел должен быть ему возвращен.

Все такие заповеди вытекали из общей: "Люби ближнего своего, как самого себя" (Левит 19:18). Это правило относилось не только к евреям, но и к живущим в стране иноземцам (Левит 19:34), не только к свободным, но и к рабам. Если хозяин нанес рабу увечье, он должен был немедленно отпустить его на волю. Нельзя было возвращать на прежнее место беглого раба. Суббота была обязательным днем отдыха для всех, включая рабов и даже скотину. Законы субботы, седьмого и юбилейного годов имели чрезвычайное значение. Можно сказать, что они препятствовали формированию класса потомственных пролетариев и наследственных рабов, предотвращали накопление массового недовольства и появление революционных ситуаций.

Особые правила для судей предписывали судить только по справедливости, не благоволить к богатому и не делать скидок для бедняка или сироты. Перед законом были равны и свободный, и раб. За имущественные преступления нельзя было наказывать смертной казнью. Сын не отвечал за преступления отца.

Если при соблюдении всех таких заповедей человек становился богатым, это и было воздаянием за богобоязненность. Богатство было знаком Божьего благословения. Указанный принцип, а также другой — что любым своим действием (в рамках Закона Моисея) ты служишь Богу — мы вспомним, когда дойдем до Реформации.

Все эти и подобные им законы были совершенно необычными для людей, которые жили за 1300 лет до нашей эры. Наиболее известный из тогдашних сводов законов — Кодекс Хаммурапи — делал акцент не на права человека, а на охрану собственности. Только за помощь беглому рабу там полагалась смертная казнь. Кредитору разрешалось силой отнять у должника часть его имущества в виде компенсации за неуплаченный долг. Не было ничего похожего на недельный день отдыха (тем более для рабов), обязанность благотворительности и любви к ближнему. Раб считался имуществом, он подлежал иным законам и иному суду, нежели свободный человек. Трудовая деятельность считалась занятием низким, уделом рабов.

Эллинские подходы к хозяйственной этике

Отличия хозяйственной этики иудаизма от законов и обычаев других народов сохранились и спустя тысячу лет. К тому времени расцвела культура Эллады (Древней Греции) и эллинизма, которая оставила после себя непревзойденные произведения скульптуры и архитектуры, замечательные и неспособные устареть произведения словесности и философские системы. Но, скажем, отношение к труду, к рабам и человеческим правам было в целом таким же, как у шумеров во времена Хаммурапи.

Античные мыслители считали не только труд, но и всякую практическую деятельность занятием более низким, чем деятельность умственная. Эта черта характерна для эллинской психологии. Высокий социальный статус занятия философией в Древней Греции привел к тому, что мы знаем теперь великое множество блестящих имен эллинов-философов и целую серию замечательных философских школ античности. Понятно, однако, что сколько-нибудь значительную экономическую мысль едва ли могла создать культура, где хозяйственная деятельность считалась занятием не самым почтенным, а труд презирался.

Сам Аристотель, например, писал: “Мыслима ли у раба вообще какая-либо добродетель помимо его пригодности для работы и прислуживания? Обладает ли раб другими, более высокими добродетелями, как, например, скромность, мужество, справедливость и тому подобные свойства? Или у раба нет никаких иных качеств, помимо способности служить физическими силами? Ответить "да" и "нет" было бы затруднительно. Если да, то чем они будут отличаться от свободных людей? Если нет, то это было бы странно, так как ведь и рабы — люди и одарены рассудком”.

Ответ он находит такой: раб "должен обладать добродетелью в слабой степени, именно в такой, чтобы его своеволие и вялость не наносили ущерба исполняемым работам".

Подобный же вопрос ставится о свободном ремесленнике. Общее правило, которое дает Аристотель, таково: нравственные добродетели "необходимо предполагать во всех существах, но не одинаковым образом, а в соответствии с назначением каждого".

Таким образом, добродетели, или душевные качества, оказываются функцией от социального положения человека. При этом трудовая деятельность связана с наименьшей степенью обладания добродетелями. Так считали в Древней Греции.

Некоторые сопоставления

Экономическая мысль Пятикнижия не претендует на объяснение экономических явлений. Она не является, как теперь говорят, АНАЛИТИЧЕСКОЙ. Те принципы, которые она утверждает, законы, которые она устанавливает, получены не из РАССУЖДЕНИЯ, а из ОТКРОВЕНИЯ. Только много-много веков спустя наука смогла объяснить библейские законы как благотворные и основополагающие для успешного развития общества и достижения благосостояния людей. Но сама по себе экономическая мысль Библии непохожа на науку в нашем понимании этого слова.

Принципиальная новизна экономической мысли древних греков состоит в том, что они первыми попытались осмыслить экономические явления и объяснить их. Это был анализ, это была наука в полном смысле слова.

Законы Моисея были получены от Самого Бога. И цель жизни человека была установлена Свыше. Она состояла в служении Богу посредством тщательного исполнения Его заповедей.

Счастлив тот, кто по совету нечестивых не ходил,
И на путь грешников не вставал,
И в собрании легкомысленных не сидел.
Только к Закону Господа влечение его,
И Закон Его изучает он днем и ночью.
И будет он, как дерево, посаженное при потоках вод,
Которое плод свой дает своевременно
И чей лист не вянет.
И во всем, что ни делает он, преуспеет…
(Псалом 1)

Согласно законодателям древнего Израиля, счастье и благополучие были наградой человеку за исполнение Закона.

По представлению же мыслителей Древней Греции целью жизни человека было собственное счастье. Но каждый человек мог понимать счастье по-своему. Для многих оно состояло в погоне за наслаждениями, в ублажении своего тела. Собственное счастье как цель жизни — такая формулировка ничего не говорит о различении достойного и недостойного поведения, о допустимом и недопустимом в отношениях с другими людьми. Мыслители Эллады это понимали. Потому они придумали понятие ДОБРОДЕТЕЛИ.

Сам подход к вопросу о цели жизни заставлял их разбираться в понятиях, вдумываться, объяснять, убеждать, доказывать. Нужно было выяснять, что такое добродетель, справедливость и пр. Нужно было обосновывать свои соображения. Отсутствующий авторитет Бога нужно было заменить авторитетом логики. Так возникла аналитическая мысль.

По Аристотелю, чисто мыслительная деятельность, направленная на познание мира, — самое достойное занятие. Она приносит наивысшее счастье. Таковы философия и математика. Менее почтенна деятельность хотя и мыслительная, но имеющая целью жизненную практику, например наука о политике. Еще ниже стоит мыслительная деятельность, связанная с искусствами и ремеслами[10]. И совсем низменной является сама жизненная деятельность, в том числе и хозяйственная. Неудивительно, что в сравнении с последующими временами античная эпоха дала нам очень мало в области экономической мысли. Но то немногое, чего она достигла в этой области, было сделано с присущими ей изяществом и глубиной.

Глава 2 В начале было слово Аристотеля

До нашей эры соблюдалось чувство меры…

В. Высоцкий.

О способах достичь богатства

В трактате "Политика" Аристотель, начав с рассмотрения вопроса о том, что такое государство и как оно устроено, выясняет, что существенным элементом государства является семья. Приступив к рассмотрению семьи со всех сторон, он приходит к вопросу о собственности и богатстве.

Аристотель предлагает различать два умения: вести домашнее хозяйство и наживать состояние. Во втором случае речь идет о приобретении средств, а в первом — о пользовании ими. Но и умение наживать состояние различается как по целям, так и по способам на два вида. Одно дело, когда приобретение является служебной целью для домохозяйства. И другое дело, когда приобретение является самоцелью.

В обоих случаях средством служит обмен. С точки зрения домоводства обмен нацелен на восполнение недостающего в хозяйстве. И очень долго обмен носил бартерный характер: семьи обменивались излишками того, что у них имеется.

Постепенно из этого естественного обмена развилась торговля как особый вид деятельности. Аристотель Для удобства обмена люди придумали употреблять металлы — железо, медь, серебро — как общие измерители ценности различных товаров. Сперва металлы взвешивали, потом придумали ставить на слитках чекан с указанием веса. Так возникла монета.

Тогда-то и появилось стремление наживать и копить деньги. И под богатством, пишет Аристотель, зачастую понимают именно изобилие денег. Но это ошибка, говорит философ. Деньги выполняют свою роль только потому, что люди условились принимать их в уплату за реальные вещи. Стоит только людям переменить отношение к данной монете, как "деньги потеряют всякое достоинство". И обладатель даже большого количества денег может оказаться перед угрозой голодной смерти! Деньги — это знаки, служащие необходимым элементом всякого обмена.

Поскольку целью домохозяйства не является накопление денег, постольку здесь стремление наживать состояние имеет свой предел. Но "все, занимающиеся денежными оборотами, стремятся увеличить количество денег до бесконечности". В первом случае целью является "приумножение того же самого", а во втором — "нечто иное". Первое "обусловлено необходимостью и заслуживает похвалы". Второе "по справедливости вызывает порицание". Поэтому оправданна ненависть к ростовщичеству. Оно "делает сами денежные знаки предметом собственности", из-за чего они "утрачивают то свое назначение, ради которого они были созданы". Аристотель характеризует этот род наживы как "по преимуществу противный природе".

Итак, говорит философ, наживать состояние можно различными способами. Если это относится к домашнему хозяйству, то связано с земледелием, садоводством, скотоводством, пчеловодством и т. д. Другим способом является торговля (он различает три ее вида: морская, транзитная и розничная). Далее следует отдача денег в рост. Затем — наемный труд. Кроме того, он упоминает такие виды деятельности, как рубка леса и горное дело, которые мы могли бы назвать промыслами.

Во всех способах фигурирует обмен. И при любом из названных способов выгодно "если кто сумеет захватить какую-либо монополию". Потому что монополист может установить цену более высокую, чем обычная цена.

А что такое обычная цена? Как она складывается и почему?

Уравнение обмена

К такому вопросу Аристотель обращается в другом своем трактате, который называется "Никомахова этика". Сперва он рассуждает о том, что такое справедливость в отношениях между людьми. И приходит к такому виду межчеловеческих отношений, как обмен товарами.

Если два рода товаров обмениваются друг на друга, например хлеб на башмаки, то имеет место некая пропорция обмена. Какое-то количество хлеба обменивается на какое-то количество обуви. Тогда можно посчитать, сколько хлеба приходится на пару башмаков, т. е. пара башмаков = Х мер хлеба.

Величина Х и есть цена пары башмаков. Так сказать, хлебная цена обуви. Понятно, что возможен и счет в другую сторону, выражающий, так сказать, башмачную цену одной меры хлеба.

Предполагается, что обмен совершенно доброволен для обоих участников. Это значит, что ни тот, ни другой не является монополистом. Тогда должно получиться то, что Аристотель называет "справедливой ценой". Как она формируется?

И хлеб, и обувь — продукты труда. Часть труда земледельца переходит к башмачнику, и наоборот. Но здесь возникает затруднение:

'Ничто ведь не мешает работе одного из двух быть лучше, чем работа другого, а между тем эти работы должны быть уравнены".

Такого рода отношения между людьми, говорит Аристотель, возникают только тогда, когда налицо различные профессии. Мы бы сказали теперь, что должны существовать разделение труда и специализация. Должны быть в наличии, по Аристотелю, "разные и неравные стороны", которые как-то приравниваются одна к другой.

"Все, что участвует в обмене, должно быть каким-то образом сопоставимо" — это утверждение Аристотеля означает, что при самых непохожих работах (он берет для примера земледельца и врача) должно существовать что-то такое, что одинаково присуще обеим сторонам обменной сделки. "Все должно измеряться чем-то одним". Позднее Маркс назвал это "что-то" субстанцией ценности.

Чем бы ни была данная "субстанция", только ее наличие во всех товарах делает возможным как бартер, так и денежную торговлю — такова, по сути дела, мысль Аристотеля. Когда оба участника обмена договорились о цене.

d = Х g.

(где d — единица первого товара, g — единица второго товара, а Х — число единиц второго товара, отдаваемое за единицу первого), тогда левая часть равна правой. Но в каком смысле дом равен сапогам, а хлеб равен посещению врача?

Этот вопрос занимал ученых в течение многих столетий. Как мы увидим ниже, над ним бились самые выдающиеся умы. Вопрос о глубинном основании цены оказался очень непрост. Скажем сразу: в экономической науке нет единого мнения на этот счет и по сей день. Временами преобладает точка зрения то одной школы, то другой.

В последние сто лет ученые, в общем, договорились о том, как образуются рыночные цены, как они меняются под воздействием различных причин, при каких условиях они растут или снижаются. Однако до сих пор не было еще ни одного дня, когда бы все серьезные экономисты мира сошлись в едином мнении о том, какая последняя "субстанция" лежит в основании цены, т. е. на какой основе дом равен башмакам. А это значит, что и все перечисленные выше договоренности (т. е. общепринятые теории) не могут считаться окончательными.

Аристотель был первым ученым, кто не только поставил этот вопрос, но и предложил свой ответ. Вот он:

1) в самих товарах нет ничего такого, что могло бы приравнивать их друг к другу;

2) но товарный обмен — это отношение не только между вещами, но и между их владельцами;

3) в обменной сделке, следовательно, имеются четыре участника;

4) именно товаровладельцам присуще нечто такое, что позволяет "приравнять" друг к другу их самих и обмениваемые товары;

5) этой общей "субстанцией" служит потребность в том, чего нет у каждого из них.

Итак, четыре участника — это товаровладельцы а и в и их товары g и d. Чем сильнее у лица а потребность в товаре d, принадлежащем лицу, тем больше своего товара у отдаст а за единицу d. И наоборот. Отсюда следует пропорция:

а / в = d / g.

Если а — башмачник, а а / в — хлебороб и если потребность башмачника в хлебе втрое превышает потребность хлебороба в башмаках (т. е. ее: в = 3), тогда уравнение обмена (цена) складывается так: d = 3g, и это означает, что за меру хлеба отдаются три пары башмаков (например, одна для хлебороба, другая для его жены и третья для его маленькой дочки).

Идеи Аристотеля оказали огромное влияние на развитие теории цены. Но лишь в XVIII в. французский мыслитель Тюрго продолжил и развил мысль о взаимном соизмерении потребностей (см главу 13). И еще сто лет спустя сразу несколько блестящих ученых создали на этой основе теорию предельной полезности (см. главы 21 и 22). Сегодня ее разделяют, пожалуй, большинство экономистов. Но опять-таки не все.

Глава 3 Наука в монастыре

Все, что мы желаем познать, есть наше незнание.

Если мы сможем достичь этого в полноте,

то достигнем знающего незнания.

Николай Кузанский.

Христианство возникло первоначально как секта внутри иудаизма. Окончательное размежевание произошло только во II–III вв. нашей эры. Идеологическая трещина, вскоре ставшая непроходимой пропастью, пролегла в основном в области теологии и христологии[11]. Но многие духовные ценности иудаизма были восприняты христианством. Особенно нужно отметить идею о самоценности человеческой личности. Личность стоит выше, чем имущественное и сословное положение человека. Вошли в идеологию христианства и многие нормы хозяйственной этики иудаизма.

Распространение христианства в Римской империи было во многом подготовлено двумя философскими школами поздней античности — гностиками и стоиками. Вторые представляют интерес с точки зрения нашего предмета. Виднейшими представителями этой школы были Сенека (философ, воспитатель императора Нерона), Эпиктет (раб) и Марк Аврелий (император-философ, водивший дружбу с одним из ведущих еврейских мудрецов). Основной мыслью стоиков была идея о естественном состоянии и естественном праве. То и другое соответствуют свойствам самой природы в отличие от произвольного человеческого законодательства и противоестественной жизни в роскоши, удовольствиях и угнетении слабых. Стоики осуждали богатство и праздность как цель жизни. Они же призывали видеть в рабе полноценного человека, достойного справедливости и уважения. "И римский всадник, и вольноотпущенник, и раб — лишь пустые имена, измышленные честолюбием и несправедливостью", — писал Сенека.

Отношение к труду и собственности

Христианство, в частности, восприняло от иудаизма утверждение достоинства человеческого труда как основного источника богатства, идею принципиального равенства всех людей перед Богом, служебное положение материальной деятельности по отношению к духовной жизни человека, обязательную благотворительность и положение, что все имущество есть собственность Бога. Благодаря христианству эти духовные ценности одного маленького народа стали достоянием народов целого континента.

Психологическое противопоставление между свободным и рабом, между аристократом и бедняком было сломано окончательно… Уже в III в. н. э. церковь разрешила браки между патрициями и рабами. Рабовладельцы были обязаны относиться к рабам как к своим братьям и, умирая, отпускать их на волю. В первые столетия своего существования христианство осуждало имущественное неравенство. В умеренной форме это проявлялось в обязанности богатых к постоянной благотворительности и милостыне. Категорически осуждалось стяжательство. В крайних формах это доходило до отрицания частной собственности.

Вот как писал, например, Василий Великий (IV в. н. э.):

"Захватив все общее, обращают в свою собственность… Если бы каждый, взяв потребное для своей нужды, излишнее предоставлял бы нуждающимся, никто не был бы богат, никто не был бы скуден. Не наг ли ты вышел из материнского чрева? Откуда же у тебя, что имеешь теперь? Если скажешь, что это от случая, то ты безбожник, не признаешь Творца, не имеешь благодарности к Даровавшему. А если признаешь, что это от Бога, то скажи причину, ради которой получил ты. Ужели несправедлив Бог, неравно разделивший нам потребное для жизни? Для чего же ты богатеешь, а тот пребывает в бедности?.. Как же ты не любостяжателен, как же ты не хищник, когда обращаешь в собственность, что получил только в распоряжение?"

Августин объявил частную собственность причиной ссор, вражды и раздоров. Климент Александрийский, Киприан Медиоланский, Иероним, Григорий Богослов (их называют отцами церкви, а их книги — святоотеческой литературой или патристикой), Василий Великий, Иоанн Златоуст и их последователи осуждали праздность, восхваляли труд и заработок от собственного труда. Только на этой основе допускалось владение имуществом, да еще при непременной благотворительности.

Но идеалом было монашество с его общинным владением и непременным физическим трудом Монахи-бенедиктинцы всегда носили за поясом серп. Это было не просто орудие труда, это была уже эмблема. Множилось число монастырей, притом каждый новый основывался в диком месте. Монахи расчищали землю от лесов и болот, окультуривали ее и возделывали. Напоминание о том, что Иисус из Назарета был плотником, а апостолы — рыбаками, возвышало и ремесленный труд.

…Поплывут век за веком, эпоха за эпохой, но снова и снова будем мы с вами обнаруживать те же идеи, хотя и в других формулировках и подчас с иными выводами. О том, что все имущество принадлежит Богу, вспомнят реформаторы церкви (см. главы 4 и 5). А идеи о том, что причиной бедности служит накопление богатств в руках немногих людей, и о том, что коллективное владение лучше частной собственности, возникали постоянно, дожив до наших дней (см. главы 11, 15, 17, 18, 19 и 31).

Отношение к деньгам и торговле

Деньги рассматривались как зло, хотя и неизбежное. Только благотворительность могла оправдать их наличие.

Торговля, хотя и не осуждалась безусловно, но отношение к ней было подозрительное. Торговец ничего не прибавляет к ценности товаров, рассуждал Иероним, и если он получает за них больше, чем заплатил, то его прибыль есть чей-то убыток. По словам Иоанна Златоуста, раз Иисус изгнал торговцев из Храма, то ни один христианин не может быть купцом. Что такое купец? Это тот, кто покупает, чтобы продать. Если же купленные вещи продаются после какой-то обработки, то это с христианством совместимо.

Раннехристианские авторы (в том числе и названные выше) допускали торговлю только в пределах удовлетворения своих потребностей (не для наживы!). Брать можно было только "справедливую цену".

Здесь мы встречаемся с иным подходом к цене, чем у Аристотеля (которого все авторы хорошо знали). Античный философ пытался понять, как формируется цена в свободном торге двух партнеров. В данном же случае перед нами попытка предписать партнерам по торгу некое правило.

Правда, пока еще мы не видим указаний о том, как определять цену. Дело ограничивается общим правилом: справедливая цена — это такая, какую можно взимать, не беря греха на душу.

Понятно, что отношение к ростовщичеству было резко отрицательным. Тут сходились вместе Библия и Аристотель. Василий Великий называл процент "чудовищным зверем ' и "порождением ехидны". Церковные соборы с IV в. и далее — Арльский, Никейский и др. — запрещали духовным лицам заниматься ростовщичеством под угрозой немедленного отлучения от церкви. Мирянам делалось послабление: на первый раз прощалось при условии покаяния, но при повторе — отлучение. Официально отношение к взиманию процентов оставалось таким до XV–XVI вв.

Особенности метода

Отцы церкви не пытались объяснить реальность как она есть (этот метод в науке называется позитивным, и таков метод Аристотеля), а предписывали, какой ей следует быть (такой метод называется нормативным). Насколько экономическое поведение реальных людей той эпохи следовало указаниям христианских авторитетов — это вопрос, которого мы здесь не касаемся. В общем, можно, пожалуй, сказать так: для всей эпохи средних веков характерным было то, что хозяйственная жизнь развивалась сама по себе, а экономическая мысль — сама по себе. Оно и понятно. Пока все науки развивались в рамках религиозной мысли, должен был неизбежно господствовать нормативный подход. Ведь религиозные критерии не меняются. Поэтому экономическая мысль могла развиваться только под девизом "как должен поступать истинный христианин".

Однако не нужно думать, будто из-за неизменности религиозных принципов экономическая мысль не могла развиваться. Она не только развивалась, но в ней даже стали появляться элементы анализа, т. е. науки в современном смысле.

…Математик применяет правила алгебры и геометрии к решению конкретных задач. Правила неизменны, а задачи бывают разные. Задачи могут усложняться, поэтому из известных уже правил приходится выводить новые теоремы или формулы…

Для средневековых богословов принципы христианства были "правилами", а экономическая мысль — ' задачами". Когда они вырабатывали нормы экономического поведения христианина в каких-то случаях, они как бы применяли правила математики для решения задач. Менялись "условия задач" — требовалось отыскивать новые решения на основе тех же "правил". Так развивалась экономическая мысль в средние века.

Большим, так сказать, решателем задач был великий богослов Фома Аквинский (1225–1274), на латинский манер — Аквинат. Его величие как мыслителя состоит в том, что он (если продолжить аналогию с математиком) не решал конкретные задачи, а разрабатывал методы решений для разных типов задач. Он как бы написал учебник по решению всяких задач, известных в те времена.

Способ изложения у Аквината таков. Он выдвигает какое-либо положение, затем приводит все известные доводы против него (из Библии, отцов церкви, античных философов…), потом все, что можно найти в тех же источниках в пользу этого положения, после чего разбирает противоположные аргументы и дает свое заключение. Такой метод позже был назван схоластическим, и потому нередко писателей этой эпохи называют схоластами.

Аквинат о труде и собственности

В отличие от животных, говорит Фома, человек обязан трудиться для своего существования. Цели труда состоят в удовлетворении потребностей, в устранении праздности и в благотворительности. Но отдельный человек не может сам удовлетворить все свои потребности. Поэтому Бог установил разделение труда (вспомним Аристотеля) и множество различных специальностей. Труд по своей специальности — это служение Богу. Рабство оправдано только потому, что кому-то нужно выполнять тяжелый труд, но по своей природе раб — такой же человек. Все люди равны между собой, повторяет Фома слова Сенеки. Частную собственность Аквинат не осуждает в принципе. Но собственник должен помнить, что он — только управляющий тем имуществом, которое принадлежит всем. Владение собственностью обязывает к благотворительности. В то же время Фома хорошо понимал, что собственность — это стимул к труду и что общество собственников всегда хочет мира и порядка.

Аквинат о торговле, цене, прибыли и проценте

При рассмотрении торговли Фома снова опирается на Аристотеля. Возможны два типа обмена товарами: для собственного потребления и для наживы (т. е. для извлечения прибыли). Первое естественно, второе — нет, потому что страсть к наживе не имеет естественного предела. А коли не естественно, значит, греховно. Таково занятие купцов, т. е. торговля.

Однако, рассуждает Аквинат уже от себя, бывает много различных случаев, когда не грех продавать дороже, чем купил. Во всех этих случаях между куплей вещи и ее последующей продажей с нею что-то произошло. Возникло некоторое различие. Что это такое? Это может быть некоторое улучшение купленной вещи: она стала более удобной или более красивой. Далее, различие может относиться не к самой вещи, а ко времени. С момента купли до момента продажи прошел ощутимый отрезок времени, изменились условия, да и хранение требует затрат. Наконец, различие может касаться пространства. Речь идет о перевозке из одной местности в другую. Это требовало определенных издержек, которые допустимо прибавить к первоначальной цене. Кроме того, перевозка всегда была сопряжена с опасностью (стихийные явления, разбойники), с риском потерять товары и понести убыток.

Здесь мы впервые сталкиваемся с понятием прибыли как вознаграждения за риск предпринимателя. Это понятие занимает большое место в современной экономической науке.

Как видим, Фома Аквинский оставил большой Фома Аквинский простор для извлечения прибыли от торговой деятельности. Больше того, он указал, что сам факт продажи дороже, чем купил, — это еще не грех. Важно намерение. Если прибыль извлекается ради содержания семьи, помощи или пожертвований на оборону отечества, то это не нажива, а плата за труд купца. Истолкование прибыли как вознаграждения труда предпринимателя также сыграло свою роль в развитии современной науки.

Фома Аквинский

Но что считать необходимой величиной для обеспечения семьи? У Аквината и здесь есть ответ. Каждый человек принадлежит к определенному сословию, которому приличествуют определенный образ жизни и уровень дохода. Преступить этот уровень — грех. Отсюда следует, что "справедливая цена" — это такая, которая дает нормальный для данного сословия доход, если вычесть из нее все издержки (на приобретение товаров, их обработку, перевозку, хранение и пр.).

Взимание процентов за деньги, данные взаймы, Фома называл продажей того, что не существует. Он сравнивал это с тем случаем, когда хотят продать вино и еще продать право пить это вино. Деньги придуманы, чтобы на них покупать вещи для потребления или для продажи. Поэтому брать дополнительную плату за пользование деньгами несправедливо, т. е. греховно.

Экономические взгляды канонистов

В XII–XIV вв. церковные ученые разрабатывали кодекс законов, известный под названием каноническое право (каноническая доктрина). Этих авторов принято называть канонистами. Они исходили из указаний отцов церкви и Аристотеля, а поздние канонисты учитывали мнение Фомы Аквинского. Они также осуждали погоню за наживой, обманы в торговле, ростовщичество и отступление от принципа справедливой цены.

В XII в. Альберт Магнус так толковал Аристотеля. В обмене должно быть равенство обеих сторон — это означает равные затраты труда и равные издержки. Его современник Александр Галесский указал, что иногда при обмене вся ценность вещи создана трудом. Например, если коврики плетутся из тростника, который собран самим плетущим. В других же случаях к ценности труда прибавляются издержки на покупку материалов. Здесь мы впервые находим в явном виде мнение о том, что в основе цены может лежать такая "субстанция", как затрата труда. Интересно, что это положение выведено из Аристотеля, чья мысль двигалась совсем в ином направлении.

Все вещи, которыми мы пользуемся, получены из земли, рассуждали канонисты. Действительно, ведь в те времена не было синтетических материалов. От земли получали не только продукты питания, но также волокно для одежды (лен, шерсть), кожу животных, лесоматериалы, камень, уголь, серебро и золото. Значит, единственный источник всякого богатства — это земля. С этим положением мы еще встретимся, рассматривая экономическую мысль XVIII в. (глава 12).

Но земля отдает свои плоды человеку только тогда, когда он приложит к ней свой труд. Если кто-то приобрел богатство собственным трудом, то его богатство принадлежит ему по справедливости. Один богослов сказал так: "Бог и работник — это истинные владельцы всего того, что служит на пользу человека. Все другие являются или распределителями, или нищими". Духовенство и дворянство он назвал должниками земледельцев и ремесленников. Поэтому оба правящих сословия должны добросовестно выполнять свои обязанности. Положение о том, что единственной основой собственности является труд, мы встретим позже — в XVII в. у философа Кокка и 6 XIX в. у теоретиков социализма.

Проблема процента у канонистов

В вопрос о взимании процентов за кредит канонисты внесли большое новшество, очень важное для дальнейшей экономической науки. Что они сделали?

Категорически осуждая рост, они в то же время придумали для него несколько оправданий.

Они говорили так. Если владелец денег дает их взаймы, он лишается того дохода, который мог бы получить, если бы сам пустил эти деньги в оборот. В качестве компенсации этого неполученного им дохода он вправе требовать, чтобы должник вернул ему больше денег, чем брал в долг.

Появился и другой способ оправдать ссудный процент. Дело в том, что никогда не считалось грехом взимание арендной платы за землю (эта плата называлась рентой). Были разработаны юридические процедуры, благодаря которым процент по ссуде уподоблялся ренте с земли[12].

Наконец, третий способ оправдать ссудный процент нашли в том, чтобы объяснять его как вознаграждение за риск кредитора, который может ведь и потерять свои деньги.

В вопросе о "справедливой цене" поздние канонисты развивали идеи Фомы Аквинского. Они разработали свои рекомендации о том, как устанавливать справедливую цену. Нужно сосчитать все издержки на этот товар и к этой сумме прибавить умеренную прибыль. Иногда размер прибыли давался в процентах от суммы издержек, но чаще просто некоторым количеством пенсов или су. Взывая к христианской совести продавца, канонисты, однако, не полагались на нее и возлагали обязанность следить за ценами на светские власти — королей, городские магистраты, судей.

Об особенностях хозяйства в средние века

Почему необходимо было вмешательство властей в процесс ценообразования? Какую прибыль можно считать умеренной? Религия не могла ответить на этот вопрос однозначно. Не было подсказок и у Аристотеля. Ясно было одно: путем рассуждений эту проблему едва ли можно решить.

В то же время сама система экономических отношений не вырабатывала каких-то объективных ограничителей для величины прибыли. Если в условиях современной рыночной экономики конкуренция более или менее выравнивает цены, создавая этим внутрирыночные лимиты для прибыли, то в описываемые времена ничего подобного не наблюдалось.

В условиях средневекового хозяйственного уклада абсолютно господствовал принцип монополии. Конкуренции избегали всеми средствами. Уставы городских цехов были построены так, чтобы предотвратить конкуренцию между мастерами. Для этого, в частности, были установлены обязательные нормы ученичества — чтобы не множилось число мастеров. Устав Ганзейского союза был построен аналогично с целью избежать конкуренции между купцами. Все это не было вызвано какой-то особой жадностью.

Боязнь конкуренции имела под собой объективную основу в те времена ручного труда и однообразных условий производства и торговли.

Конкуренции мог желать лишь тот, кто имел какое-то естественное преимущество, скажем, более дешевое сырье или особое качество продукта, вызванное, допустим, свойствами почвы (как некоторые французские вина). Такая конкуренция неизбежно разоряла соперников и могла привести к упадку целых городов и местностей. Оттого и боялись конкуренции, как черт ладана.

Сказанное объясняет многие обычаи средневекового производства Непременным стремлением было получить привилегию в торговле, если речь шла о новом рынке сбыта, или привилегию в производстве, если дело было в новом для данной местности виде продукта Законодательство было нацелено на охрану местных ремесленников и купцов от проникновения чужаков на их рынки (такая политика называется протекционизмом). Уставы ремесленных цехов предусматривали строжайшую охрану секретов производства. Вступая в члены цеха, подмастерье давал соответствующую клятву, за нарушение которой полагалась смерть.

Поскольку везде и во всем царила монополия, постольку и цены были монопольными. Они могли давать и нередко давали весьма и весьма высокие барыши. Дошедшие до нас документы показывают, что прибыль часто могла достигать 100, 200 и более процентов по отношению к затратам. А величина 40–60 процентов была практически заурядной.

Сказанное делает понятным требование средневековых идеологов ограничивать размеры прибыли законодательным путем. И такое лимитирование прибыли осуществляли тогда, насколько могли, светские власти.

Глава 4 Новые добродетели

Благородный муж предъявляет требования к себе, низкий — к людям.

Конфуций.

Существует великое множество книг, где описывается и объясняется на разные лады то, что произошло в общественном сознании Европы в XV–XVII столетиях. Понятно, что по существу происшедших глубочайших перемен мы здесь можем сказать лишь несколько слов, чтобы увидеть, как все это отразилось на развитии экономической мысли.

В указанное время фактически разворачивались два неодинаковых и в чем-то даже противоположных процесса. Их принято называть Возрождением и Реформацией. Но при всей их несхожести оба они явились восстанием общественного сознания Европы против католической церкви. Вернее сказать, протест был вызван тем состоянием католического христианства — его идеологии и практики, — которое сложилось в ту эпоху.

Видимо, неправильно было бы говорить, что католицизм к тому времени устарел, или окостенел, или выродился, или разложился. Имели место, конечно, определенные элементы и того, и другого, и третьего, и т. д. Но церковь и сама сознавала необходимость перемен, нередко поощряя новые культурные веяния и допуская внутри себя вещи, которые были немыслимы еще за два-три столетия до того.

Не забудем, что католицизм тогда не умер. Он выжил, оправился от всех ударов и, потеряв большие территории в Европе, приобрел еще большие в Америке.

Короче говоря, не будем упрощать. Кризис западного христианства был налицо. И реакция на него вылилась в две очень интересные формы.

Гуманизм

Одно направление пошло по пути постепенного отказа от чисто религиозных ценностей. Как правило, это еще не было законченным атеизмом. Те, кто пошел по этому пути, продолжали верить в Бога (или говорили, что верят в Него). Но они подвергали сомнению догматы христианского вероучения и соответствующую идеологию, в той или иной степени отвергая авторитет церкви. Они хотели почитать Бога так, как им самим казалось правильным.

При таком умонастроении жизнь человека отрывается от церковной жизни, идеалы из небесных сфер спускаются на землю. Религиозный авторитет откровения замещается авторитетом человеческого разумения. Происходит секуляризация[13] жизни и мышления.

В античную эпоху дух Римской империи был, по существу, духом обезличенности. Античному язычеству всегда было присуще равнодушие к человеческому существованию. Человек античности ощущал себя игрушкой внешних сил — судьбы, богов, суровых законов римлян. На этом фоне христианство явилось религией внутренней свободы. Оно давало человеку ощущение если не полной автономности его от внешних сил, то его способности во многом самому определять свою судьбу при жизни, и тем более после земной жизни. Человек ощутил себя личностью.

В описываемую же эпоху, на пороге Нового времени, христианство уже воспринимается многими как источник несвободы, связанности, угнетения человеческого духа и разума, формируется новый стиль жизни. В центре ее оказывается сам человек, свободный от предписаний и навязанных извне представлений (предрассудков). Возвеличиваются индивидуум, его внутренний мир, его стремление к удовольствию и счастью, фактически человек заменяет Бога как объект прославления и поклонения.

Такая культура получила название гуманизма. Из виднейших мыслителей гуманистического направления назовем фламандца Эразма из Роттердама (1469–1536), флорентийца Джованни Пико делла Мирандола (1463–1494), немца Иоганна Рёйхлина (1455–1522). Эразм Роттердамский.

Отказ от христианской традиции поворачивает культуру лицом к дохристианской древности. Было бы ошибкой сказать, что до того античность была забыта, а теперь о ней вспомнили. Скорее можно сказать, что на нее теперь глядят другими глазами. Платон и другие античные авторы прочитаны заново и переосмыслены. В этом и заключается Ренессанс (т. е. Возрождение) культурных традиций античности — то, что знаем мы по наследию Леонардо, Микеланджело и Донателло, Рафаэля и Боттичелли, Боккаччо, Чосера и Рабле. В христианской Европе опять повеяло языческим духом.

Спустя столетия легко анализировать, навешивать ярлыки и раскладывать по ящикам. А в те времена мало кто понимал, что происходит и к чему это приведет. Спустя два-три столетия именно из этих процессов выросли культура Просвещения, философский атеизм (в XIX в. перешедший в атеизм бытовой), а также философский и затем экономический материализм и, наконец, "научное мировоззрение". Но пока все оставалось в рамках христианства. Мирандола был дружен с католическими епископами и не думал рвать с церковью. Эразм назвал одну из своих книг "Оружие христианского воина" и состоял в переписке с Лютером.

Эразм Роттердамский

Вот и названо имя, которым обозначена вторая составляющая начавшегося тогда великого переворота. Имя того, кто затеял, возглавил и осуществил второй великий раскол церкви — раскол, который называют Реформацией.

Реформа христианства

Не упразднить христианство, не отойти даже от него, нет, — реформировать. Это значит оживить, дать новые импульсы, сохранив основное — веру, Троицу, Спасителя, заповеди Нагорной проповеди. Реформа Лютера имела целью сохранить и обновить христианство, которое, как он считал, из-за ошибочного поведения католической церкви и греховного стиля папского престола находилось на грани распада.

Мартин Лютер (1483–1546) был очень своеобразным человеком, но его затею нельзя рассматривать как блажь или произвольное решение заносчивого монаха. Реформация назревала давно. Первая попытка связана с деятельностью английского священника Джона Уиклифа (1320 или 1330–1384). В 1415 г. был сожжен на костре Ян Гус, священник и профессор Пражского университета, учение которого близко подошло к проповеди Уиклифа. Затем подобную попытку предпринял во Флоренции Савонарола (1452–1498). Не прошло и двадцати лет со дня сожжения Савонаролы на костре, как в Германии выступил Лютер со своими 95 тезисами. В 1520 г. папа издал буллу об отлучении Лютера от церкви. Лютер публично (во дворе университета) сжег эту буллу. Движение стремительно разливалось по германским государствам.

Одновременно с Лютером с точно такой же проповедью выступил в Цюрихе священник Ульрих Цвингли (1484–1531). Вслед за Германией забурлила Швейцария. На смену Цвингли, погибшему в одном из боев гражданской войны, пришел Жан Кальвин (1509–1564) и завершил реформацию в Швейцарии. Его учение стало распространяться во Франции и Великобритании. В Нидерландах кальвинизм стал идейной основой революционной борьбы за независимость от католической Испании (1566–1609). В Скандинавских странах более привлекательной оказалась проповедь Лютера. От слова "протест" появилось слово протестант как общее название всех сторонников Реформации. Возникли протестантские церковные организации.

Мартин Лютер

Реформация и протестантские вероучения оказали глубочайшее воздействие на хозяйственную жизнь Европы. Лютеранство и кальвинизм способствовали зарождению и формированию нового, никогда ранее не виданного хозяйственного уклада, который принято называть капитализмом. Такое мнение ученые вывели из того бесспорного факта, что первыми на капиталистический путь развития встали страны, где победила Реформация: Швейцария, Нидерланды, Англия. К XVIII в. они оказались и самыми богатыми странами Европы. В то же время страны, где победила контрреформация и сохранила господствующие позиции католическая церковь, отставали в хозяйственном развитии и долго оставались беднее протестантских стран. Таковы были Италия, Испания, Австрия, Польша.

Реформация и капитал

Мы уже знаем из первых глав, что само по себе явление капитала так же старо, как человеческое общество. Разве лишь в первобытном обществе еще не было капитала, поскольку люди еще не создавали самовозобновляющихся запасов, а жили тем, что давали им лес, луг, охота и рыболовство.

Почему же мы выделяем особо хозяйственный уклад, называемый нами капитализмом, в чем его новизна по отношению к прошлому? Почему в Европе стал возможным, по существу, хозяйственный переворот? И почему, наконец, протестантские страны начали богатеть быстрее своих соседей?

На первый из этих вопросов можно ответить сразу.

Иная хозяйственная этика

Хозяйственный уклад, именуемый капитализмом, отличается от прошлых укладов не присутствием капитала, а характером экономического поведения людей и отношений между ними. А то и другое определяются представлениями о допустимом (добре) и недопустимом (зле). Обман, насилие, нарушение законов считаются злом при капитализме, как и прежде. Но торговля в любых видах больше злом не считается.

Ссудный процент считается нормальным явлением Стремление к богатству признается естественным для человека. Человек имеет моральное право стремиться к повышению своего благосостояния. Соответственно устроено законодательство: чтобы каждый мог употреблять свои способности и материальные средства так, как он считает нужным. Цена устанавливается по взаимному соглашению между покупателем и продавцом Священны и неприкосновенны частная собственность, частная жизнь человека и сама его личность.

Сопоставим это с тем, что знаем мы про средневековые представления о добре и зле в области практической жизни. Вспомним подозрительное отношение к торговле, неприятие ссудного процента, требование 'справедливой цены" (само по себе благое, но предусматривающее вмешательство властей в ценообразование).

Вспомним, что стремление к земным благам считалось греховным и низменным. Идеалом был монашеский образ жизни, где труд был средством умерщвления плоти, а мирская жизнь считалась неизбежным злом и подлежала неустанному контролю церкви.

Контраст налицо, и немалый. Как стал возможным такой значительный сдвиг?

В романе Дмитрия Мережковского "Воскресшие боги (Леонардо да Винчи)" есть такой эпизод. В доме своего отца Леонардо находит рукопись, написанную его братом Лоренцо, членом флорентийского шерстяного цеха, со слов деда. Там были изображены в виде аллегорических фигур новые добродетели:

— Благоразумие, созерцающее настоящее, прошедшее и будущее;

— Справедливость с мечом и весами;

— Умеренность с ножницами, "коими пресекает каждое излишество";

— Бережливость, "подобная муравью, который заботится о нуждах завтрашнего дня".

Джиролама Савонарола

Хозяйственный уклад, называемый капитализмом, возник не от капитала. Он возник от нового отношения к экономической деятельности. Этот новый взгляд на хозяйственную сферу жизни принесла Реформация. Наряду со многими догматами христианства Лютер, Кальвин и их единомышленники по-новому объяснили место человека в природе, его роль в мире земном и его взаимоотношения с миром небесным Они по-иному сформулировали права и обязанности христианина по отношению и к Небу, и к другим людям.

Жан Кальвин

Совокупность норм и приличий человеческого поведения называют моралью или этикой (так называется и наука, изучающая должное поведение). Реформация принесла с собой новую этику, отличную от этики католического христианства. Именно в этом многие ученые нашего времени усматривают причину последовавшего за Реформацией хозяйственного переворота. Одним из первых и наиболее аргументированно эту мысль высказал крупнейший социолог из Германии Макс Вебер (1864–1920). Свою книгу он так и назвал: "Протестантская этика и дух капитализма" (см. главу 20).

Глава 5 Библия за прилавком

И кряжистого Лютера незрячий.

Витает дух над куполом Петра.

О.Мандельштам.

…На картине — двое. Стол, покрытый зеленым сукном. Мужчина пересчитывает золотые монеты; одна из них чем-то его заинтересовала (стертая? поддельная?..). Чуть склонившись к соседке, он показывает ей сомнительную денежку. И женщина смотрит на монету, оторвавшись от раскрытой книги. Книга эта — Библия[14].

Всеобщим языком грамотных людей Европы в средние века была латынь. На латыни осуществлялось католическое богослужение. По-латыни писали все богословы. Латынью было изложено и слово Божье, т. е. Библия. Эта латинская Библия называлась Вульгатой.

Первым перевел Вульгату на язык своих прихожан Уиклиф. То же самое сделал и Лютер. В своем переводческом труде Лютер использовал не только Вульгату, но и оригинальный — еврейский — текст Ветхого завета. По мнению филологов, своим переводом Библии Лютер создал литературный немецкий язык. Но он добился этой работой и еще кое-чего. Он прочувствовал изначальный дух ветхозаветного слова. В немецкой Библии многое зазвучало иначе, чем в Вульгате. Переводя "Книгу Иисуса, сына Сирахова", Лютер употребил слово, которого еще не было в немецком языке (его аналога не было и в Вульгате), — Beruf — призвание.

Дело не только в словах. Вспомним, как Моисеев закон относится к любой работе (служение Всевышнему), богатству (благословение Божье), собственности (не владение, а управление принадлежащим Богу).

Служение Богу

Католичество делило христиан на две категории: духовенство и миряне. Подлинным христианином считался монах, аскет. Но невозможно было требовать от всех людей монашеского аскетизма. Поэтому церковь предусмотрела вторую категорию — мирян. Это было чем-то вроде уступки, которую делал церковный идеал несовершенной человеческой природе. Однако мирянин не был предоставлен самому себе.

Напротив, он находился в положении школьника, при котором духовенство играло роль учителя. Важнейшими воспитательными средствами для мирян были исповедь, епитимья, индульгенция.

Лютер отменил эту двойственность морали. Перед Богом все равны, все должны бояться Его одинаково. Но это не значит, что он всех людей собрался загнать в монастыри. Лютер сделал наоборот: отменил и разогнал монастыри. Все должны жить в миру и при этом быть полноценными христианами. Себастьян Франк (1499–1543), один из видных философов-гуманистов эпохи Реформации, выразился об этом так: 'Ты думаешь, что убежал от монастыря? Нет, теперь каждый всю свою жизнь должен быть монахом!"

Что это означает? Во-первых, отменяется обет безбрачия (Господь сказал: "Плодитесь, размножайтесь!"). Во-вторых, бедность перестает быть добродетелью. Но и расточительная роскошь объявляется грехом. Добродетелью считается бережливость. Как ты ни богат, тратить можно только на свои насущные потребности. Образ жизни должен быть простым, потребности — ограниченными. Вебер характеризует такой образ жизни как мирской аскетизм,

Уничтожив деление христиан на две категории, отменив монашество и установив принципы мирского аскетизма, Лютер сломал перегородку между двумя моралями — внешней и внутренней. Нет тебе больше ни исповедей, ни индульгенций, сам разбирайся с Богом, ты полностью в ответе за свои поступки, тебе и ответ держать по всей строгости.

Кальвин пошел еще дальше. Заранее предопределено, учил он, кому после смерти идти в рай, а кому — в ад. Но никто не может знать и никогда не узнает своего приговора. Поэтому бойся Бога, служи ему всей душой и надейся, что твой приговор будет милосердным. Лютеровский вариант реформы нашел приверженцев лишь в Германии и Скандинавских странах, зато учение Кальвина было принято протестантами Швейцарии, Франции (гугеноты), Англии (пуритане) и Шотландии (пресвитериане).

Богобоязненность

Но в чем же теперь заключается главная обязанность христианина? Она в том, чтобы хорошо выполнять ту работу, которую ты делаешь. Бог дает тебе способности и наклонности для определенного занятия. Вот и занимайся этим делом, будь купцом, ремесленником, крестьянином, лавочником, матросом. Ты призван к этому Богом. И главная твоя заслуга в том, чтобы делать свое дело честно, добросовестно, старательно. Каждый служит Богу на своем месте, разъяснил потом Жан Кальвин. Твое богатство — от Бога, ты только управляющий, а не хозяин. Награда дается от Бога тут же, на земле: это твоя прибыль.

Благотворительность, конечно, не отменяется. Но не думай, что этим благочестие исчерпывается. Бог требует от тебя честности в отношении не только к Небу, но и к ближнему.

Прием в протестантскую общину был обусловлен строгим испытанием честности. Одним напускным благочестием уже не отделаешься. Благочестие коммерсанта (бизнесмена) состоит еще и в том, что он не пьет вина, не играет в карты, не бегает за женщинами, ходит в церковь. Богобоязненный коммерсант — вот это солидный коммерсант.

Честность, умеренность, бережливость, предусмотрительность — таковы христианские добродетели нового бизнесмена. В этом его богобоязненность. "Честный, как гугенот", — говорили англичане в XVII в., когда французские кальвинисты массами эмигрировали в Англию, спасаясь от преследований на родине.

Если прежде среди купцов бытовал девиз "не обманешь — не продашь, то теперь купцы-протестанты говорят: "Обман затрудняет торговлю". Другие поговорки того времени: "Честность — лучшая политика, "Набожность — вернейший путь к богатству". Безбожники друг другу не доверяют, говорили протестанты, в серьезных делах они обращаются к нам. Протестантская вера была гарантией скрупулезного выполнения контрактов. Поэтому так резво стали развиваться в протестантской среде кредит под векселя и банковское дело.

Когда при Стюартах в Англии начались притеснения пуритан, большая их община в поисках спокойного места отправилась в Америку. Это было в 1620 г. Пуритане казались себе народом Израиля, ушедшим из египетского плена на землю обетованную.

Бенджамин Франклин

В других случаях первыми обитателями новооткрытых земель становились отбросы общества — авантюристы, уголовники, бандиты, пираты. Но с английской колонизацией Америки произошел уникальный случай. Туда прибыли люди образованные, трудолюбивые, бескомпромиссно честные и притом зажиточные. Среди них не было ни вельмож, ни голытьбы. На родине они были ремесленниками, адвокатами, торговцами и т. п., т. е. средним классом. Они перебрались в Новый Свет с женами и детьми. И стали обрабатывать землю. Так возникла колония Массачусетс.

Суть бережливости

Несколько позже очередная волна переселенцев (квакеры) отправилась в Америку во главе с УИЛЬЯМОМ Пенном. Они основали колонию Пенсильвания. Пенн говорил: "Нравственный человек не отказывается от своего имущества, которое Бог дал ему в управление, он презирает скрягу, который не имеет смелости рисковать своими деньгами; он выполняет свои обязательства и исправно платит долги". Как видим, бережливость протестанта отличается от бережливости Скупого рыцаря.

Протестант не боится расстаться со своими деньгами и смело пускает их в оборот. Его благоразумие состоит в том, чтобы избегать сомнительных сделок и неоправданного риска, основывая дело на трезвом расчете. А бережливость его заключается в том, что прибыль не расточается в излишних расходах, а сберегается, накопляется и пускается в оборот, т. е. присоединяется к его капиталу.

Бенджамин Франклин (1706–1790), который был не только политиком и естествоиспытателем, но также блестящим экономическим публицистом, сформулировал в общем виде еще несколько принципов предпринимательства нового типа, в числе которых: "Расходы никогда не должны превышать доходов". Ему же принадлежит крылатая фраза: "Время — деньги". Этот афоризм выражает общий принцип экономии времени в деловой жизни. Подобное отношение к времени было неслыханным в средние века, где, казалось, время движется по кругу — от Пасхи к Благовещению и от него к новой Пасхе, повторяя одни и те же фазы. Но в узком смысле выражение "время — деньги" связано с другим афоризмом Франклина: "Деньги плодоносны". И тут тоже налицо полная противоположность средневековому мнению, когда считалось, что деньги не могут родить деньги.

Реформация и процент

Все сказанное имеет отношение к новому взгляду на ссудный процент. Лютер в этом вопросе был консервативен. Зато Кальвин прямо выступил против тезиса о бесплодности денег. Кальвин и его сподвижник Молинеус говорили так: если некто покупает землю, то доход с нее — это деньги, порожденные деньгами. Если некто, взяв деньги взаймы, не пускает их в оборот и не имеет от них дохода, то платить процент при возврате долга ему приходится, конечно, себе в убыток. Но кто же не пустит в дело занятые деньги? А если так, тогда заемщик получает доход с чужих денег. Потому справедливо, если заимодавец требует поделиться с ним, уступив часть дохода.

Впоследствии кальвинисты вообще отказались от оговорки "если". Не имеет значения, были ли занятые деньги действительно пущены в оборот и дали ли они доход. Существенно то, что деньги можно пустить в оборот и извлечь из них доход. Следовательно, кредитор вправе заранее поставить условием ссуды выплату ему определенного процента. Что касается прибыли капиталиста, который сам пускает свои или чужие деньги в дело, то она единодушно признавалась справедливой наградой за его труд подобно плате за труд наемного работника.

Протестант и бизнес

На основе новых добродетелей, новых представлений о допустимом и недопустимом формируется новый тип делового человека — активного, предприимчивого, осмотрительного в выборе партнеров и направлений вложения денег, но смелого и готового на разумный риск. Тип, который доброе имя ставит выше немедленной наживы. Биржевой игре, разного рода спекуляциям и темным махинациям, даже если это сулит быстрое обогащение, он предпочитает умеренную, но регулярную прибыль от повседневной будничной работы. Растущее богатство его сочетается с умеренностью в потреблении, простым образом жизни, скромностью в одежде и привычках.

Впоследствии Маркс писал в "Капитале", что в эпоху формирования капиталистического уклада в основе поведения капиталиста "всегда таится самое грязное скряжничество и мелочная расчетливость". Он приводит свидетельства бытописателей того времени о том, что "фабрикант, угостивший своих гостей кружкой заграничного вина, вызывал толки и пересуды между соседями"; что коммерсанты, сходясь по вечерам в трактирах, позволяли себе не более стакана пунша за 6 пенсов и пачки табаку за 1 пенс. Вывод Маркса таков: "Жажда обогащения и скупость господствуют как абсолютные страсти". По всему, что мы уже успели узнать, можно дать оценку этому мнению. Жажда обогащения, наживы была присуща людям во все эпохи и у всех народов. А то, что Маркс называет скупостью, видимо, отличается от скупости Плюшкина. Судите сами, многое ли объясняет суждение Маркса.

Новые принципы ведения дела

Чтобы лучше понять разницу между новой коммерцией и прежними ее формами, попробуем представить себе современного колхозника, привозящего овощи на городской рынок. Он, конечно, знает, сколько у него мешков товара и каков их вес. Он примеряется к базарным ценам этого дня и вечером пересчитывает свою выручку. Но напрасно мы бы стали спрашивать у него, какова его чистая прибыль. Потому что он практически не знает, во что обошелся ему мешок проданной картошки, и не может из выручки вычесть полную сумму издержек. Он потратит свою выручку на городские товары — или сразу, или когда накопит нужную сумму, если он хочет купить, скажем, холодильник. И в следующий приезд все начинается сначала.

Примерно таким был и тип средневекового коммерсанта. Но не таков коммерсант новой формации. Его деньги непрерывно находятся в обороте. Он ведет строгий учет доходов и расходов до последней копейки. В это время получает всеобщее распространение "венецианский счет", т. е. изобретенная итальянцами двойная бухгалтерия (применяемая и поныне). Она позволяет непрерывно отслеживать потоки расхода и прихода и всегда знать, в каком состоянии находятся твои денежные дела[15].

Нужно заметить, что оба наших типа — средневековый и протестантский — это схема, в которой многое упрощено. В жизни было множество промежуточных случаев. И переход от старой этики к новой случился не в одночасье, он назревал веками. Недаром бухгалтерию изобрели в Венеции XIII–XIV вв. Да и пример с дедом Леонардо (по книге Мережковского) показывает, что многие "новые" добродетели были осознаны задолго до Реформации и вполне уживались с католицизмом.

Фома Аквинский и канонисты, как мы помним, допускали ссудный процент в определенных формах. В жизни же рост практиковался повсеместно. И далеко не только евреям было присуще это занятие, как можно подумать, читая "Скупого рыцаря" Пушкина, "Венецианского купца" Шекспира или "Айвенго ' Вальтера Скотта. Уже за два-три столетия до Реформации евреев в этом деле по всей Европе сильно потеснили итальянцы. Область Италии, где расположены Венеция и Генуя, называлась Ломбардия, а выходцев оттуда в Европе называли ломбардцами. Ломбард-стрит в Лондоне получила свое название оттого, что там были сосредоточены торговые дома, меняльные лавки и другие финансовые заведения ломбардцев. Неспроста ведь дом, где можно взять деньги под залог, получил название "ломбард".

А такие семьи, как флорентийские Медичи или немецкие Фуггеры, были крупнейшими финансовыми домами Европы, которые кредитовали королей и римских пап. Правда, рост часто маскировался под другие операции. Например, в обмен на крупный кредит король или иная владетельная особа могли отдать торговому дому на откуп сбор каких-то налогов или торговую привилегию, которая обеспечивала монополию и соответствующие прибыли.

Совершенствование и развитие кредита

Однако в описываемые времена роль, значение и функции кредита стали во многом иными, чем прежде. Услугами средневекового ростовщика большей частью пользовались для поддержания какого-то уровня потребления. Кредит финансировал просто расходы (это называется потребительским кредитом). Аналогично обстояло дело и с кредитами от Медичи и других крупных банкирских домов. Взятые взаймы деньги не давали дохода, да этого от них и не ждали. Возврат займов предполагался за счет каких-то иных источников. Для дворян это была рента с их земли, для королей — налоги с подданных.

Теперь кредит становится иным. Занятые деньги идут в оборот, становятся капиталом, они должны давать доход, превышающий сумму ссуды. Иногда деньги уже вложены, но пока они обернутся, коммерсанту нужно перебиться с какими-то расходами. Спорить можно о величине платы за кредит (процента) — нужно ли его законодательно ограничивать сверху, — но уже большинство понимает, что без процента нет кредита, а без кредита нет бизнеса.

Реформация сняла формальные запреты, превратила отдельные догадки в новый кодекс поведения, привела его в согласие с христианской верой (или веру в согласие с новыми нормами поведения), оправдала и превознесла эти нормы как истинные религиозные добродетели, повлияла на светское законодательство.

Это было время открытия морских торговых путей в Индию и Америку, время освоения заморских территорий как источников новых товаров и рынков сбыта для европейцев, время притока в Европу большого количества серебра и золота из-за океана. При наличии честности, благоразумия и аккуратности, а также деловой хватки и определенного везения (скажем, чтобы буря не потопила торговый корабль и пираты не разграбили его) приобретение богатства переставало быть неразрешимой проблемой. А бережливость помогала охранять однажды добытое богатство и умножать его. Это время называют также эпохой первоначального накопления капитала (термин, впервые употребленный Адамом Смитом). Капиталистическое хозяйствование, т. е. использование имеющихся средств в качестве запаса, приносящего регулярный доход, становилось явлением массовым и заурядным.

В эту же эпоху стала меняться карта Европы. На месте лоскутного одеяла феодальных графств формировались централизованные монархические государства. Например, прежние бретонцы, бургундцы, гасконцы и др. стали осознавать себя как французы — граждане единой державы, члены единой нации. Кастильцы, каталонцы, арагонцы и пр. поняли, что все они — испанцы. И тому подобное.

Наряду с торговыми домами отдельных семей стали учреждаться общенациональные торговые компании, собиравшие в один котел огромные капиталы. Таковы Ост-Индские компании Нидерландов, Англии, Франции, Вест-Индские компании, Левантийские компании, Московская компания (английская в действительности, но торговавшая с Московией).

На морских торговых путях и на заморских территориях возникла острая конкурентная борьба, в которой споры часто разрешались через войны между странами. Войны требовали денег, сохранение колоний требовало денег на содержание армий и администраций, охрана морских путей требовала денег на оснащение вооруженных конвоев и устройство крепостей.

Из всего этого возникла и выплыла на первый план проблема создания, сохранения и умножения богатства государств, стран, народов. Экономическая мысль получила новую пищу, новый комплекс вопросов, требующих анализа и решения.

Глава 6 Сумасшедшие деньги

Поистине, это самый загадочный инструмент из всех приобретенных человеком. Нет ничего проще, как с ним обращаться, и нет ничего труднее, чем понять, как он действует. Никто не может поручиться в том, что мы управляем им, а не он — нами.

Неизвестный философ.

О них заговорила вся Европа. Как-то неожиданно в XVI столетии все начали обсуждать денежные вопросы. В королевских дворцах и дворянских усадьбах, в клубах и пивных, в деревнях и на городских улицах — везде только и слышалось: "серебро", "золото", "монета", деньги"… Повсюду стали печататься трактаты и брошюры о деньгах.

Настал момент и нам поговорить немного на эту тему. О деньгах написаны целые библиотеки книг и статей, в том числе и о том, откуда и почему они появились. Расскажем об этом коротко.

Причины появления денег и их функции

Бартерный обмен по многим причинам неудобен. Во-первых, при бартере трудно найти общую объективную меру ценности обмениваемых предметов. Вы никогда не можете быть уверены, что получили, например, за своего козла столько соли, сколько могли бы получить где-нибудь по соседству или здесь же, но вчера.

Во-вторых, нужна-то вам была не соль, а конфеты, но кондитеру не нужен ваш козел — ему нужна мука. А мукомол попался диабетик — ему конфеты не нужны, ему нужно молоко. И тому подобное.

В-третьих, очень мало есть предметов, которые могут долго лежать, сохраняя свою первоначальную ценность. Зерно преет, мясо тухнет, шляпы и пиджаки ест моль, а ножи и вилки — ржавчина. Даже соль, которая не гниет, не преет, не тухнет, не ржавеет, если случайно подмокнет, растворится и уйдет с водой в землю.

По этим трем причинам люди изобрели деньги, которые служат общепринятым средством: (1) обмена товарами и всевозможных платежей; (2) измерения и соизмерения ценности товаров; (3) сохранения ценности.

Но не всякий материал одинаково хорошо выполняет эти три функции. Лучше всего подходит такой, который:

— меньше всех подвержен естественной порче (не гниет, не ржавеет и т. д.);

— не валяется под ногами (иначе зачем мне отдавать за него свои товары?), т. е. довольно редок в природе или данной местности;

— компактен (раз он довольно редок, значит, небольшое его количество может представлять ценность большого количества других вещей);

— легко и без потерь делится на части (во времена Троянской войны у греков иногда измеряли ценность вещей количеством быков, а как разделить быка?);

— труднее всего поддается подделке (не существует в мире ничего, что нельзя было бы подделать, так что вопрос ставится только в сравнительной степени).

Теперь понятно, почему с древнейших времен лучшими материалами для денег считаются золото и серебро?

Золото и серебро

Вообще-то серебро не столь удобно, как золото. Серебро со временем окисляется. И залегает оно в земле не в чистом виде. То ли дело золото. Но его так мало было всегда, особенно в старой Европе…Поэтому вышло, что именно серебро было в Европе самым употребительным денежным товаром Лишь в XVIII–XIX вв. стали европейские народы переходить к золотому стандарту. До этого стандарт был серебряным, а золото ходило по рыночному курсу в отношении к серебру. Мелкая разменная монета делалась из меди, иногда из свинца, олова и даже из кожи.

Подделать золото и серебро труднее, чем подделать кожаные деньги, но и это возможно. Например, к золоту можно примешать медь, к серебру — олово. Поэтому на кусках драгоценных металлов придумали ставить клеймо (пробу), удостоверяющее их чистоту. Один из видов такой пробы, скажем, назывался "стерлинг".

Денежные металлы принимались в уплату по весу (вспомним, что талант — единица веса серебра). Английский фунт (то же самое, что французский ливр и итальянская лира) первоначально означал весовую единицу серебра. Клеймо стало указывать не только пробу, но и вес куска металла, чтобы торговлю можно было вести без взвешивания. Кусок металла определенного веса со штампом (клеймом) — это и есть монета.

Порча монеты

Так как даже маленькие кусочки золота и серебра представляют значительную ценность, всегда находились ловкие люди, которые ухитрялись обрезать края монеты. Если чекан ставился с одной стороны, другую можно было стругать и стругать. Потому начали ставить клейма с обеих сторон. Ручная технология чеканки монет была далека от совершенства. Монеты получались неровными, с большими отклонениями от стандарта, края местами выступали за черту клейма. Конечно, эти края быстро исчезали в умелых руках. Кроме того, мягкие золото и серебро просто истирались со временем от частого употребления, и это тоже уменьшало вес монет.

В XVI–XVIII вв. в отдельных странах Европы бывало, что таким б образом деньги теряли в весе до четверти или трети и даже больше. В Англии к концу XVII в. серебряная монета ' похудела" почти наполовину.

"Зло чувствовалось ежедневно и ежечасно повсюду и всеми классами населения, на мызе и в риге, на наковальне и у ткацкого станка, на волнах океана и в недрах земли. Ничего нельзя было купить без того, чтобы не происходили недоразумения. У каждого прилавка ссорились с утра до вечера. Между рабочими и работодателем регулярно каждую субботу происходили столкновения. На ярмарке и на рынке непрерывно шумели, кричали, ругались, проклинали Друг друга, и было счастьем, если дело кончалось без сломанных ларей и без убийства", — писал об этих временах английский историк Маколей (середина XIX в.).

Британское правительство тогда решило провести денежную реформу. Директором монетного двора был назначен сам Исаак Ньютон. Не в пример некоторым современным деятелям, уверяющим нас, что при денежной реформе население всегда и неизбежно несет потери, в той перечеканке монет все убытки взяла на себя государственная казна. Народ привозил свои плохие деньги на монетный двор, где их принимали не по весу, а по номиналу. За каждый номинальный фунт плохой монеты человек получал тоже фунт, но в новой полновесной монете. Так решил парламент, и так было сделано. Новая монета имела правильную круглую форму и зубчики по ободу, чтобы сразу можно было заметить попытки обрезать ее.

Но это был единственный случай подобной реформы. До того пытались выпускать в обращение новую монету, которая должна была ходить вместе со старой. В такой ситуации дело кончалось тем, что хорошую монету люди припрятывали или переплавляли в слитки. "Плохая монета вытесняет хорошую", — гласит так называемый ре Закон Грэшема (по имени лорда Томаса Грэшема, министра финансов королевы Елизаветы I).

Государственная порча монеты

Короли и правительства всегда жестоко преследовали фальшивомонетчиков. Но по разным соображениям. Подчас короли хотели только за собой оставить право портить монету. Дело в том, что для борьбы с истиранием монеты люди давно уже придумали подмешивать к золоту и серебру более твердые сплавы (эта примесь называется лигатурой). Появилась возможность понижать содержание серебра или золота в монете, сохраняя прежним ее номинал. Этим приемом широко и повсеместно пользовались короли и владетельные князья. Испанские монархи, немецкие курфюрсты и французские короли особо отличались на этом поприще. Французский король Иоанн за 14 лет изменял ценность серебряной монеты 86 раз. Короля Филиппа Красивого просто называли фальшивомонетчиком. В Вене за 150 лет — с середины XIII и до конца XIV столетия — было выпущено тоже 150 видов одной монеты. При Людовике XIV каждые 3–6 лет совершался принудительный обмен монеты, и всякий раз население получало монету менее ценную, чем сдавало. В конце XV в. из марки серебра чеканилось 10 ливров, в начале XVI в. — 12,5, к концу того же столетия — 17, век спустя — 29, в начале XVIII в. — 43, а в 1720 г. — 98 ливров.

Такое целенаправленное понижение золотого или серебряного содержания денежной единицы называется девальвацией. Иногда при этом меняется наименование монеты — ее номинал, и это называется деноминацией. Но чаще номинал оставался прежним: в XV в. — ливр, в XVI в. — ливр и т. д.

Первые трактаты о деньгах

Подобные явления не могли не привлечь внимания мыслителей. Одним из первых, насколько известно, выступил Николай Орезм, сперва учитель Карла V, затем епископ (ум. в 1382 г.). Его "Трактат о происхождении, природе и праве на изменение денег" написан под влиянием Аристотеля. По мнению Орезма, монета — это не естественное богатство, а искусственное средство для облегчения обмена. Денежная реформа может быть полезной только в двух случаях: при сильном износе старой монеты или когда в обращении появилось много фальшивой монеты. Произвольную девальвацию Орезм называет присвоением чужого добра. А девальвация без деноминации — не просто подделка, но клятвопреступление со стороны королей.

В 20-е годы XVI в. несколько раз на эту тему высказывался Николай Коперник. В брошюре "О способе чеканки монеты" (1526) он назвал четыре, по его мнению, причины упадка царств, княжеств и республик: раздоры, смертность, неплодородие земель и обесценение денег. Отметив ухудшение монеты в Польше, он предупреждает, что это ведет к сокращению торговли и удорожанию жизненных средств. При этом Коперник предвосхищает Закон Грэшема, замечая, что население склонно извлекать из обращения хорошую монету для переплавки ее в слитки, а расплачиваться плохой монетой.

"Революция цен"

На исходе средневековья в Европе довольно остро ощущался дефицит денежных металлов. Их количество сильно отставало от потребностей развивавшегося рынка. Недостаток денег в какой-либо местности был сильным препятствием для роста тамошнего производства и торговли, а приток туда золота и серебра, напротив, давал импульс для хозяйственного развития. Соответствующие последствия имели место и в области сбора налогов и, следовательно, в вопросе о богатстве или бедности государственной казны.

Когда была открыта Америка, первой целью экспедиций туда был поиск серебра и золота. Действительно, в Перу и Боливии были найдены особо богатые залежи серебра, а в Бразилии — золота. От серебра получила свое название Аргентина. Целые караваны галионов, груженных этими металлами и сопровождаемых военным конвоем, шли и шли через Атлантический океан в Испанию и Португалию. Оттуда серебро и золото быстро расходились по всей Европе.

Если количество какого-то товара на рынке растет, этот товар делается дешевле. Деньги не являются исключением из данного правила. Удешевление денег проявляется в росте товарных цен. И действительно, с XVI в. во всей Европе стали быстро расти цены на все товары. Позднейшие историки назвали это явление "революцией цен". При этом стали возникать очень неприятные вещи.

Товары, в том числе и хлеб, дорожали, но заработная плата наемных рабочих вовсе не должна была расти теми же темпами (тем более что почти во всех странах ее уровень устанавливался властями в отличие от цен, которые могли изменяться свободно).

Обесценивались и другие виды фиксированных доходов (это общий закон при любой инфляции). К такому виду доходов относились наследственные ренты, если они были установлены по завещанию в форме определенной суммы денег. Это вело к обеднению и даже разорению многих дворянских семей. В целом за 50—100 лет серебро обесценилось примерно в 5 раз. При столь резком изменении ценности денег неизбежны были расстройство хозяйственных связей, затруднения в купле-продаже, убытки в производстве и смятение в умах.

После всего сказанного можно ли удивляться тому, что о деньгах спорили повсюду устно и письменно?

По поводу роста цен в течение какого-то времени никто ничего понять не мог. Догадку об американском золоте и серебре как причине инфляции первым высказал в 1576 г. Жан Боден (1530–1596). Он заметил, что рост цен всегда начинается с Испании. Уже потом волна идет по другим странам, обнаруживаясь тем позже, чем дальше от Пиренеев находится данная страна.

Идею Бодена поддержали в Англии УИЛЬЯМ Стаффорд и Джерард Малейнс. Учение о том, что ценность денег определяется только соотношением количеств товаров и денег, называется количественной теорией денег. Эта теория дожила до настоящего времени.

Другой животрепещущей темой оставалась государственная порча монеты. Конечно, были авторы, считавшие подобные меры необходимыми ради наполнения государственной казны. Однако в литературе, по-видимому, преобладали мнения о вреде девальваций для страны в целом.

В 1582 г. выступил итальянский граф Гаспаро Скаруффи. Он не только критиковал практику, но и высказывал весьма смелое предложение о всеобщей монете единого стандарта, формы и обозначения. Флорентиец Бернардо Даванцати (1588) и Донато Турболо, мастер неаполитанского монетного двора (1629), также выпустили сочинения против порчи монеты. В Англии в том же ключе высказался УИЛЬЯМ Стаффорд (1581).

Тем не менее проблема пополнения государственной казны оставалась насущной для всех стран. И проблема нехватки денег для торговли и промышленности по-прежнему беспокоила общественность. Не заботясь о теоретических обоснованиях, правительства принимали решения, препятствующие вывозу денег из страны. В Испании в XVI в. по закону за это полагалась смертная казнь. Известно, однако, что переполненная американскими металлами страна даже таким способом не могла предотвратить массовый вывоз их в другие страны Европы. В Англии еще в 1440 г. был принят так называемый Закон об истрачении. Все иностранцы, привозящие в страну свои товары, должны были всю выручку истратить на покупку английских товаров. Английские же купцы-экспортеры обязаны были хотя бы часть своей выручки привозить на родину наличными деньгами.

Все это было, однако, не единичными мерами и не случайными решениями. Здесь имело место довольно сложное переплетение хозяйственной идеологии, преобладавшей в тогдашних обществах, и государственной политики тех или иных стран. Эта идеология и эта политика касались не только денежного вопроса, они охватывали широкую область проблем роста национального богатства. Все сказанное получило впоследствии наименование меркантилизма.

Глава 7 Наука в открытом море

Вообще говоря, нет такой выгоды, которая не была бы связана с ущербом для других.

Монтень.

Слово "меркантилизм" возникло в XVIII в. Его произвели от итальянского мерканте" (и того же корня французского и английского слов) — купец. Меркантилизмом — купеческой идеологией — презрительно назвали мыслители века Просвещения совокупность взглядов, казавшихся им ошибочными и нелепыми. Сегодня это наименование употребляется без иронии и пренебрежения.

Что значит "меркантилизм"?

Прежде всего отметим, что меркантилизм никогда не был единой систематической теорией, которую излагали бы мыслители, передавая от учителей к ученикам. Не было такой научной школы и не было самоназвания, которое позволяло бы авторам осознавать себя представителями какого-то общего течения мысли. То, что впоследствии было названо общим именем меркантилизма, было, по сути дела, совокупностью представлений и частных мнений множества различных лиц (часто не подозревавших о существовании друг друга) наряду с мероприятиями хозяйственной политики европейских государств в XIV–XVIII столетиях.

При этом вовсе не всегда политика отражала мнения, которые мы находим в трактатах той эпохи[16]. Последние — точнее, то общее, что можно в них обнаружить, — и являются в основном предметом нашего рассмотрения. Это общее во взглядах различных авторов мы будем называть идеологией меркантилизма в отличие от политики того же названия. Названная идеология не оставалась неизменной, в течение нескольких столетий она развивалась и обогащалась. Иногда предлагают различать три фазы меркантилизма: раннюю, зрелую и позднюю. Но границы между ними слишком расплывчаты, а поздний меркантилизм слишком непохож на "просто" меркантилизм. Так что дело не в фазах, а в сути.

Авторами экономических работ в ту эпоху работы эти обычно называют памфлетами) были, как правило, не профессиональные мыслители, а люди практики: купцы, промышленники, финансисты, служащие торговых компаний.

Они мало теоретизировали. Они посвящали свои литературные труды конкретным экономическим вопросам, формулировка которых часто выносилась в названия памфлетов, пространные и многословные. Вот несколько примеров:

"Краткий трактат о средствах снабдить в изобилии золотом и серебром королевства, лишенные месторождений драгоценных металлов (Антонио Серра, Италия, 1613);

"Свободная торговля, или способы сделать торговлю цветущей, где причины упадка в королевстве открыты, а средства его удалить — представлены" (Эдуард Миссельдейн, Англия, 1622);

"Правдивое раскрытие причин упадка торговли и уменьшения количества денег в стране, с указанием средств против этого" (Аноним, Англия, 1621);

"Выгода и благосостояние Англии, заключающиеся в увеличении запасов и расширении торговли этого королевства" (Сэмюэл Фортрей, Англия, 1663).

Повторение упоминаний об упадке страны — не случайное совпадение. Почти все меркантилистские авторы так или иначе воспроизводили этот мотив, даже если и не выносили его в название. Редко кто при этом заботился об обосновании такого представления — они исходили из него как из аксиомы, которую должны разделять их читатели.

Точно так же относились они и к своим теоретическим установкам. Иногда для обоснования своих предложений они позволяли себе рассуждения, какие сегодня можно признать теоретическими обобщениями. Однако найти в этих памфлетах что-то похожее на последовательную теорию удастся едва ли. Очень многое полагалось само собой разумеющимся. Только изучение множества трактатов того времени, предпринятое учеными XVIII–XX вв., позволило выявить ту, если можно так сказать, теоретическую подкладку, которая находилась в основе суждений меркантилистских писателей и о которой мы говорим в этой главе.

Тот факт, что никакой общей теории меркантилизма не существовало, придавал этой идеологии своеобразную силу и устойчивость. Ведь нет ничего устойчивее, нежели бессознательные представления. Нет ничего сильнее неосознаваемых предрассудков — они зачастую вернее управляют поведением и мнениями людей, чем сформулированные нормы и писаные законы. Давно уже изменилась жизнь, появились совсем новые проблемы, сказано много умных слов о необходимости перемен, но пережитки прежнего сознания по-прежнему влияют на поведение людей и жизненную практику. Их силу хорошо ощутит Адам Смит, когда подвергнет резкой критике торгово-колониальную политику Великобритании. Но все это будет гораздо позже описываемых здесь событий.

Начало меркантилистской литературы

Едва ли не первым произведением, где отчетливо проявились основные начала идеологии меркантилизма, был трактат уже знакомого нам Жана Бодена "Шесть книг о Республике" (1576). Мыслитель широкого диапазона, Боден исследовал здесь общие условия благосостояния и устойчивости государств. В числе прочего он весьма одобрительно отозвался об энергичном вмешательстве государственной власти в дела промышленности, о высоких пошлинах на ввоз промышленных изделий и низких — на ввоз пищи и сырья. Большое значение придавал он также росту народонаселения страны. В ряде моментов, однако, Боден вышел за рамки рассматриваемой нами идеологии и высказал такие мнения, какие зазвучали у других мыслителей через сто и даже двести лет.

В 1581 г. в Англии вышло сочинение под названием, которое можно перевести как "Беглое обсуждение английской политики". Посвященное королеве Елизавете I, оно было подписано инициалами W.S. Публика тут же заподозрила в авторстве Уильяма Шекспира, тем более что написано оно было в форме диалога и прекрасным языком. В разговоре принимают участие четверо: рыцарь, фермер, купец и доктор теологии, который делает окончательные выводы. Как выяснилось позже, памфлет написал УИЛЬЯМ Стаффорд.

В диалоге Стаффорда высказаны следующие соображения. Порча монеты государством не обогащает страну, а вредит ее богатству. Если к находящейся в обращении монете власть добавляет новую, менее ценную, но по тому же номиналу, то более ценная монета утекает за границу. И никакие запреты не достигнут цели. Столь же невыгодно заставлять иноземных купцов тратить деньги у нас: за свои товары они возьмут больше наших. Нельзя разрешать вывоз нашего сырья, ибо оно перерабатывается за границей, и когда продукты переработки ввозятся обратно, мы платим за свое же сырье, за все иностранные таможенные пошлины, за все наши же ввозные пошлины.

"Все, что приобретается у нас иностранцами, уходит от нас навсегда. Напротив, что мы приобретаем друг у друга, остается дома". Отсюда следует необходимость государственного покровительства отечественной торговле. Но не всякую торговлю нужно поощрять. Есть три рода торговли: — только удаляющая деньги из страны (торговцы колониальными товарами и вином, модистки…);

— тратящая здесь все деньги, которые здесь — же и заработаны (портные, мясники, булочники…);

— ввозящая деньги из-за границы (вывоз продуктов обработки шерсти, кож…).

Покровительствовать следует только третьему роду — экспортным отраслям. И вывозить нужно не сырье, а продукты его переработки.

Земледелие не может ни занять всех работников страны, ни обеспечить всех заработком. Промышленность — дело более важное.

Однако государство должно действовать не запретами, а пошлинами и налогами. Таковы идеи Стаффорда.

В 1601 г. в Англии вышел памфлет Джерарда Малейнса "О раке, разъедающем английское государство". Автор уверен, что богатство страны уменьшается, и называет три причины этого: вывоз денег, слишком дешевая продажа отечественных товаров за границу, слишком дорогая плата за иностранные товары. Суть предложений Малейнса сводилась к тому, что государству обязательно следует вмешиваться во внешнюю торговлю, чтобы денег в стране оставалось больше, чем уходит из нее. Для этого нужно делать так, чтобы выручка от продажи английских товаров превышала расход на покупку иноземных.

Эдуард Мисселдейн в упомянутом выше памфлете тоже делает акцент на недостатке денег в королевстве и считает, что страна клонится к упадку. Он также выступает за запрет вывоза сырья.

"Трактат о политической экономии" Антуана де Монкретьена тоже относится, так сказать, к первому поколению меркантилистской литературы (1615). О земледелии там ничего не говорится, основное же внимание уделяется внешней торговле и колониальной политике. Он всецело стоит за контроль государства над промышленностью и против свободы торговли, которую он считает гибельной.

Количество авторов-меркантилистов и их памфлетов не поддается исчислению. Один английский историк начала нашего века насчитал 2377 названий только в одной Англии до 1764 г. Из наиболее заметных авторов назовем: в Англии (помимо уже упомянутых) — Ралей, Поттер, Чайлд, Темпл, Давенант, Кок, Брент, Колпепер, Джи; в Италии — Серра, Борджиа, Беллони, Дженовези; в Испании — Устарис; в Германии — Борниц, Безольд, Бехер, Горнек, Юсти; в Австрии — Зонненфельс. Многие авторы выступали анонимно. Следует назвать также выдающегося государственного деятеля Жана Батиста Кольбера (1619–1683), по имени которого политику меркантилизма иногда называют кольбертизмом (точнее, видимо, было бы называть этим словом только политику правительства Франции при Кольбере). Он не оставил после себя трактатов, взгляды его выражены в многочисленных письмах, служебных записках, инструкциях для чиновников и других документах. "Мы должны завоевать народы нашей промышленностью, — говорил Кольбер, — и победить их нашим вкусом".

Основы идеологии меркантилизма

Стоит вернуться к названию памфлета Монкретьена. Заглянув назад, в главу 0, мы напомним себе, что выражение "политическая экономия" означало в те времена принципы управления хозяйством страны. Государственная власть рассматривалась приверженцами меркантилизма как нечто вроде хозяина в большом хозяйстве. Точнее, как управление большого города.

Идеологию меркантилизма легче всего понять, представив принципы средневекового городского хозяйства перенесенными на уровень целой страны.

В основе идеологии меркантилизма лежали следующие предпосылки:

1. Богатство создается трудом, но выражается в золоте и серебре.

2. Конкуренция вредна, ее нужно избегать и предотвращать.

3. Государственная власть должна обеспечивать монополии отечественных коммерсантов внутри страны и на внешних рынках.

Понятие труда было предельно широким и включало деятельность ремесленников, купцов, лавочников, приказчиков и промышленных предпринимателей.

На внутреннем рынке необходимыми признавались те же средства предотвращения конкуренции, какие были опробованы в средневековом городе:

— законы об ученичестве, регулирующие численность и квалификацию предпринимателей;

— регулирование цен и заработной платы;

— регламентация приемов производства и стандартов качества продукции;

— порядок выдачи привилегий и предоставления монопольных прав на производство и торговлю;

— защита внутреннего рынка от проникновения иностранных товаров, которые могли бы конкурировать с продуктами отечественной промышленности или предметами, которые тоже ввозятся из-за границы, но отечественными купцами;

— мероприятия, препятствующие оттоку за границу золота и серебра;

— мероприятия, стимулирующие приток из-за границы золота и серебра.

Внутри страны государство для этих целей располагало такими средствами, как законодательство, полиция и таможня.

Для эффективности внешней торговли создавались большие торговые компании, о которых мы уже упоминали в главе 5 (Ост-Индские, Вест-Индские и т. п.). Устав такой компании не допускал внутренней конкуренции, а предоставленная ей государством привилегия не допускала на соответствующий рынок других торговцев из этой страны. В конкурентной же борьбе с аналогичными компаниями других стран применялись такие средства, как войны и каперство[17].

Война, торговля и пиратство —
Три вида сущности одной[18]

цинично, как ему и положено, замечает Мефистофель в "Фаусте" Гете.

Итак, в центре внимания меркантилистов проблема обогащения страны. В понимании этой проблемы различными авторами той эпохи было много нюансов, тем более, как уже говорилось, многое подчас считалось настолько очевидным, что о нем можно и не говорить.

"Богатство всякого короля троякого рода. Первое — это богатство его подданных, второе — это та доля богатства его подданных, которая отдается ему для дела защиты, поддержания достоинства и укрепления страны, а также для управления предприятиями, имеющими целью общее благо, за что не могут взяться или могут взяться лишь очень немногие частные лица. Третье — это та часть упомянутой доли, которой король может распоряжаться так, как его собственные личные наклонности и желания подскажут ему, не отдавая никому отчета", — так формулировал У.Петти, современник писателей-меркантилистов (о нем пойдет речь в следующей главе).

Поскольку "второе" — это доля, а "третье" — это лишь доля доли, постольку наиболее существенно "первое" — богатство населения. Чем оно выше, тем больше денег может собирать казна в виде налогов (есть такое выражение: налоговая способность населения). А чем полнее сундуки казначейства, тем сильнее армия и военный флот, тем больше ассигнований на общественные работы (дороги, каналы…), тем лучше работает государственная машина, в том числе судопроизводство… Таков смысл процитированного высказывания Петти.

Роль и значение денег

Некоторые позднейшие писатели иногда упрекали меркантилистов в том, что они отождествляли богатство с золотом и серебром. На самом деле это было совсем не характерно для серьезных авторов. Нельзя сказать, что меркантилистская литература не давала повода для подобных суждений. К примеру, К.Рейнел писал: "В Настоящее время деньги стали общепринятым мерилом для всех людей в торговле между собой; поэтому нация, которая имеет больше денег, сильнее и богаче" (1674). Но не стоит понимать сказанное слишком буквально. Высказывание другого автора того же времени, У.Поттера, поможет нам понять столь большое внимание меркантилистов к деньгам: "Если денежный фонд, на который ведется народом торговля, постоянно увеличивается (предполагая, что люди не копят деньги как сокровище), то необходимо следует, что эти деньги, постоянно отталкиваемые (словно плотиной), постепенно притянут к себе такое количество товаров, что их богатство во всяких вещах значительно превзойдет их денежный фонд" (1677).

Еще меньшее значение деньгам придавал Папильон: "Это большая, хотя и очень распространенная, ошибка — воображать, что обилие или недостаток денег — причина обширной или слабой торговли. Не столько деньги воздействуют на торговлю, сколько последняя открывает находящиеся в скрытом состоянии деньги" (1677).

А вот как формулировал Дженовези: "Деньги играют ту же роль в отношении торговли, как масло для телеги. Чем больше телег, именуемых торговлей, тем больше нужно им и масла для того, чтобы они двигались" (1769). Т.Ман сравнивал деньги с семенами, "которые земледелец, бросая в землю, как бы расточает, но зато осенью получает обратно в виде обильной жатвы. В трудах наиболее серьезных меркантилистских авторов нам едва ли удается найти одобрение запретов на вывоз денег. Зато против этого активно выступали Серра, Ман, Чайлд и многие другие.

Денежный баланс

В конце XVI— начале XVII столетия в памфлетах нередко звучало мнение о необходимости следить за тем, что позже стали называть денежным балансом страны. Денежный баланс — это сопоставление ввоза и вывоза золота и серебра. Разность ввоза и вывоза называется сальдо[19]. Если ввоз больше вывоза, сальдо положительное, а баланс — активный. При отрицательном сальдо баланс соответственно пассивный.

Деньги идут туда, где они больше ценятся, — так рассуждали эти авторы. К примеру, если за один золотой дукат в Чехии дают два серебряных талера, а в Саксонии — три, то золото скорее потечет в Саксонию, чем в Чехию. Такое соотношение валют называется курсом. Многие писатели предлагали законодательным путем устанавливать в стране повышенный курс иностранной валюты. В их числе были Сантис в Италии и уже известный нам Мисселдейн в Англии.

Против концепции денежного баланса первыми выступили Серра и Малейнс. Повышение курсов иностранных валют ничего не даст, возражали они, потому что каждая страна может делать то же самое по примеру соседей. А контроль вывоза денег сильно стесняет торговлю и потому приводит к противоположному результату, нежели поставленная цель. Деньги, которые нельзя вывозить из страны, в нее не ввозятся.

Торговый баланс

Серра, Малейнс и их единомышленники считали, что деньги должны пересекать границы свободно. Важно, чтобы общая сумма вывозимых товаров (в денежном измерении) превышала аналогичный показатель ввоза. Эта концепция получила название системы торгового баланса.

Наиболее полную и развернутую аргументацию в пользу системы торгового баланса высказал Томас Ман ("Богатство Англии во внешней торговле"). При активном торговом балансе приток денег в страну будет больше, чем их отток.

При общих, казалось бы, целях обеих концепций (увеличить приток денег в страну) глубинное различие между ними состоит в том, что принцип денежного баланса во главу угла ставил деятельность правительства, а принцип торгового баланса переносил акцент на частную инициативу купцов и купеческих компаний. Именно их роль становилась центральной. Они должны были покупать за границей как можно дешевле, а продавать как можно дороже. Государству по-прежнему отводилась роль покровителя и регулятора торговли. Просто средства предлагались иные.

Но легко сказать "дешевле — дороже" — этак все хотят торговать. Нужно еще найти таких продавцов ("покупать дешевле") и таких покупателей ("продавать дороже'). Значит, дело в том, что покупать и что продавать. Покупать (ввозить) нужно стараться сырье, а продавать (вывозить) — готовые изделия (фабрикаты, как выражались раньше).

Добавленная ценность

"Если сырые материалы этого королевства будут обрабатываться руками своего же народа, то королевство станет богатым и счастливым, — писал анонимный автор докладной записки английскому королю Якову I (1622). — В превращении сырых материалов в промышленные изделия заключается такое огромное богатство и устойчивое накопление денежных средств, что это не поддается изображению. За шерсть, не стоящую более двух шиллингов, можно, если ее превратить в сукно, получить 20, 30 и 40 шиллингов".

Один момент здесь стоит того, чтобы на нем задержаться. Люди давно понимали, что обработка сырого материала увеличивает его ценность. Шерсть в сукне ценится больше, чем шерсть-сырец, а сукно в костюме — больше, чем сукно в рулоне. Такое приращение позднее стали называть добавленной ценностью. Возник термин — появилась научная категория, притом, как мы увидим в дальнейшем, игравшая большую роль в развитии экономической мысли. В этом явлении, продолжает наш автор, "заключается великая тайна получения прибыли". Запомним эти слова.

Меркантилисты оказали большую услугу дальнейшим поколениям экономистов, сделав акцент на добавленной ценности. Но у них были свои соображения — ведь здесь присутствует одно из ключевых положений их идеологии.

На той ценности, которую обработка сообщает сырью, можно делать большие деньги, если ограничить или вовсе запретить вывоз сырых материалов и экспортировать только фабрикаты. Отсюда следует дальнейшее: нужно всемерно развивать на родине обрабатывающую промышленность. Что значит "всемерно"?

Во-первых, не допуская внутренней конкуренции (о средствах мы уже упоминали).

Во-вторых, не допуская конкуренции на внутреннем рынке со стороны иностранных купцов. Средства? От прямого запрета на импорт тех или иных товаров до повышенных таможенных пошлин на импорт (такие пошлины называют запретительными, а описанную торговую политику — протекционизмом).

Значение народонаселения

В-третьих, для развития промышленности все время нужны новые рабочие руки. Отсюда непрестанная забота меркантилистов о росте населения страны. "Для величия и мощи страны нужны главным образом две вещи: быть богатой и быть населенной, — говорит фортрей. — Население и изобилие являются причиной одно другого".

Считалось, что недостаток и дороговизна продуктов питания и других жизненных средств сокращают население страны, а обилие и дешевизна их ведут к росту населения. Чтобы страна могла наращивать объем жизненных средств, необходимо искать, приобретать, завоевывать как можно больше внешних рынков для сбыта отечественных фабрикатов. Лучшим способом для этого является создание новых рынков путем приобретения колоний. Поэтому колониальная экспансия становится одним из важных моментов идеологии (и политики) меркантилизма.

Колониальная политика

Большим упрощением было бы воображать торговлю с колониями по принципу "целую свинью за нитку стеклянных бус". Но определенная доля истины в этом имеется. Если некая заморская земля изобилует каким-то даром природы (пряностями, жемчугом, кофейными бобами, ценными породами деревьев, хлопком и т. п.), то этот товар там дешев баснословно, по меркам европейцев. Иначе говоря, в Европе за него можно получить столь высокую цену, что она покроет не только закупку его на местах, но и морскую перевозку с ее неизбежными подчас потерями, да еще даст хорошую прибыль.

Далее, в колонии устремляется разный люд из метрополий. Новые поселенцы вступают в постоянный контакт с местным населением, приучая его к европейским товарам, и все вместе создает новый рынок сбыта для фабрикатов из метрополий наряду с рынком снабжения дешевыми местными товарами.

Совершенно неверно представление, будто источником обогащения метрополий было ограбление колониальных земель. Не потому, что не было грабежей. Скажем, в практике испанцев и португальцев XVI–XVII вв. насилие и грабежи в колониях были делом обычным. Но в том-то и дело, что ни Испания, ни Португалия не обогатились за счет заморских территорий. А обогатились такие народы, как голландцы и англичане, которые предпочитали метод торговых договоров и создания за морем постоянных поселений, а также предприятий по сбору, добыче и первичной обработке местного сырья.

На новоприобретенных территориях, если они оформлены как достояние короны, т. е. данного европейского государства, можно обеспечивать законодательным путем торговую монополию купцов метрополии. Во всех случаях крайне важно, чтобы внешняя торговля велась своими собственными купцами, тогда вся прибыль становится источником налогов для отечественной казны.

Наконец, еще один источник обогащения метрополий за счет колоний вытекал из предыдущего. Вспомним о правиле препятствовать вывозу сырья из страны и ввозу готовых изделий, а также о монополиях для купцов из метрополии на ввоз в нее готовых изделий. По отношению к собственным колониям все это можно было осуществлять прямыми административными мерами. Правительство или парламент в Лондоне могли запретить купцам, например, из Массачусетса вывозить готовые изделия не только на английский, но и на другие рынки. Тем самым искусственно сдерживалось развитие промышленности в колониях. Их намеренно держали в роли сырьевого придатка метрополий. Зато здесь, как говорили тогда, "в материнской стране", промышленность развивалась, не испытывая давления конкуренции.

Отношение к сельскому хозяйству

Неудивительно, что при таком акценте меркантилистов на развитие промышленности сельскому хозяйству придавалось значение второстепенное. "Ведь 10 фунтов шерсти, перерабатываемой в промышленные изделия, — писал королю Якову I тот же Аноним, — дают работу большему числу людей, чем 300 фунтов шерсти на спинах овец, а прибыль на них одинакова. Серра утверждал: Более уверенным является барыш, когда он получается от занятия тем или иным ремеслом, чем доход крестьянина или других лиц, обрабатывающих землю или производящих продукты сельского хозяйства. Доход последних зависит не только от труда человека, но и от климатических условий и погоды. Земли нуждаются в различных атмосферных условиях, в одних случаях они требуют дождя, в других — солнца. Если нет необходимых условий или наступает непогода, то труд не только не приносит никакой выгоды, но зачастую люди теряют вместо того, чтобы выиграть. Напротив, в ремесле выигрыш всегда надежен".

Фортрей — едва ли не единственный, кто уделяет особое внимание средствам повысить продуктивность сельского хозяйства. Но и он считает, что только от промышленности "главным образом зависят богатство и процветание королевства".

Наконец, знаменитый Томас Ман пишет: "Так как людей, живущих ремеслами, гораздо больше, чем тех, кто добывает плоды земли, то мы должны старательнее всего поддерживать те усилия множества, в которых заключаются наибольшая сила и богатство короля и королевства".

Что такое богатство?

Идеология меркантилизма впоследствии получала самые различные оценки. Одни, как Фридрих Лист (см. главу 20), видели существо ее в создании, развитии и укреплении производительных сил страны как залога национального богатства. Другие, как Карл Маркс, упрекали меркантилистов в том, что источник богатства народов они искали в сфере обращения (торговля), рассматривая отечественное производство лишь как средство для обеспечения притока денег в страну. Читая трактаты меркантилистов, нельзя не увидеть там оснований как для одной, так и для другой оценки. Так кто же судил о меркантилистах вернее?

Правильнее всего, пожалуй, сказать, что обе оценки односторонни и потому не вполне справедливы.

Действительно, первой заботой меркантилистов была забота о прибавлении в стране количества денег или денежных металлов. Но мы уже убедились, что золото не было самоцелью для этих авторов. Один из них, Давенант, особо отметил тот факт, что многие восточные народы крайне бедны, в то время как там имеются колоссальные количества серебра и золота. Причину он находил в том, что сокровища там обречены праздно лежать в сундуках князей.

Коль скоро деньги должны крутиться, а не "праздно лежать", мы обязаны сделать вывод, что в глазах меркантилистов богатство было не в деньгах как таковых, а в определенном способе их употребления. Речь идет о капитале. Под таким углом зрения все в их взглядах становится на свои места. Развитие отечественной промышленности и внешняя торговля оказываются взаимодополняющими, взаимозависящими и взаимонеобходимыми средствами для умножения национального капитала. Остальное — лишь вопрос акцента, вопрос темы того или иного памфлета. Известный нам Аноним писал о проблемах суконной промышленности. Томас Ман, кто озаглавил свой трактат программной формулой "Богатство Англии во внешней торговле", еще в начальных главах памфлета называет внешнюю торговлю "средством (выделено мной. — Е.М.) для увеличения нашего богатства и денег". Понятно, что капитал страны будет тем больше, а прибыли от него тем выше, чем больше денег имеет население.

В ту эпоху еще хорошо помнили, сколь неблагоприятна для народа и страны нехватка драгоценных металлов. Кроме того, деньги нужны были для пополнения государственной казны и финансирования армии и флота. Ибо страна, слабая в военном отношении, очень рисковала оказаться в положении сырьевого придатка своих соседей, объекта всестороннего подчинения и унижения. Далее, не заботиться о притоке в страну золота и серебра означало автоматически допустить отток их из страны, поскольку внешняя торговля существовала так или иначе. Оттого ей уделялось столь пристальное внимание. Оттого же и спорили много о наилучших способах регулирования денежных и товарных потоков.

В те времена на международной арене всегда стоял вопрос "кто кого". Кто сильнее в военном и торговом отношении, тот может чувствовать себя более обеспеченным в отношении и внешней безопасности, и внутренней устойчивости. Таковой была страна, где быстрее всего шло накопление капитала.

Игра с нулевой суммой

Мы видели, что идея денежного баланса уступила место концепции торгового баланса, но цель была та же — найти наилучшее средство обеспечить максимум накопления капитала. Международные торговые отношения, как и всякая торговля в средние века, представлялись своего рода "игрой на интерес", в которой выигрыш одной стороны являлся проигрышем для другой. Когда в нашем столетии была создана математическая теория игр, подобный вид (или модель) игры получил название "игра с нулевой суммой".

Большинство авторов либо выражали, либо молчаливо предполагали мнение, что если одна страна получает прибыль от торговли с другой, то эта другая терпит убыток той же величины. Понятие о возможности взаимовыгодной торговли встречалось гораздо реже. Но не следует думать, будто такое представление было результатом какого-то недомыслия. Достаточно указать, что в этом духе высказывались люди столь выдающегося ума, как Монтень и Вольтер.

И все же был кое-кто, понимавший ограниченность такого представления. Это Жан Воден, современник Монтеня. Он прямо говорил, что указанное представление — не закон. Боден — это особая фигура, он даже (в XVI в.!) высказывался о пользе неограниченной свободы торговли. И диапазон его научных интересов был гораздо шире чисто экономических проблем.

Между тем в нашем обзоре мы дошли до периода, который иногда называют поздним меркантилизмом (как мы увидим в главе 9, такая характеристика едва ли правомерна, поскольку от идеологии меркантилизма там уже мало что осталось). Но прямо перейти к рассмотрению этого этапа в развитии экономической мысли нам мешает одна фигура, которую мы до сих пор обходили стороной, хотя это было так трудно, что раз или два нам пришлось-таки к ней обратиться. Теперь эта фигура не дает нам двигаться дальше, властно требуя, наконец, внимания к себе.

Глава 8 Кто был первым экономистом?

Я получаю удовольствие, когда пишу то, что, как я подозреваю, не будет иметь никакого значения.

У.Петти.

Знакомьтесь: сэр Уильям Петти

Среди историков экономической мысли сегодня нет единого взгляда на роль и значение Уильяма Петти (1623–1689) в развитии науки. Некоторые (главным образом марксисты) выдвигают его на роль одного из основоположников науки политической экономии и резко выделяют из среды меркантилистских писателей той поры. Другие считают, что Маркс сильно преувеличил теоретические заслуги Петти и что, хотя у последнего действительно много интересных идей, в целом он является не более чем одним из видных меркантилистов.

Данное расхождение в оценках по-своему знаменательно. Оно вполне отражает различия между марксистами и всеми другими учеными во взглядах на то, что такое экономическая наука и каково ее назначение (об этом мы поговорим в другом месте).

Но как же нам теперь быть перед лицом такой неоднозначности?

Очень просто. Можно обойтись без того, чтобы выставлять общий балл тому или иному мыслителю. Мы и без этого в состоянии рассмотреть основные его взгляды. Что касается Петти, то он достоин особого рассмотрения уже на том бесспорном основании, что был первым профессиональным экономистом, Уильям Петти Что это значит?

Экономическая наука есть по сути своей наука прикладная. Конечное ее назначение и оправдание состоят в том, чтобы дать людям инструмент для усовершенствования жизни.

Но при этом у кого-то одного экономическое познание есть средство для решения конкретных практических вопросов. Даже обобщая и формулируя некие общие правила, он имеет в виду прежде всего ту конкретную задачу, которая побудила его взяться за перо. Это подход публициста.

Другой тип мыслителя — тот, для кого экономическое познание представляет самостоятельный интерес Даже если взяться за перо его побудила некая конкретная задача, она является скорее поводом для общих размышлений. Это — подход ученого.

Яркими примерами двух описанных типов выступают Томас Ман и УИЛЬЯМ Петти. Для первого инструмент есть средство, а цель — практическое действие. Для второго главное — усовершенствовать инструмент, а уж практика вольна применять его так или эдак или вообще отложить в сторону. Ни Ман, ни Петти не зарабатывали себе на жизнь экономической мыслью, для обоих она была хобби. И все же мы можем, пускай и слегка упрощая, назвать подход одного из них любительским, а подход другого — профессиональным. "Хотя молодые и суетные люди и женятся, быть может, не затем только, чтобы прежде всего иметь детей, а еще менее для того, чтобы иметь таких детей, которые могли бы быть пригодны для какого-нибудь особого призвания, однако, имея детей, они, как могут, хорошо устраивают их в соответствии с наклонностями каждого из них. Точно так же, хотя я и написал эти страницы, чтобы только разгрузить свою голову от множества докучливых мыслей, а не для того, чтобы применить их в интересах какого-нибудь отдельного народа или предприятия, однако, поскольку они уже родились и их рождение совпало со временем назначения герцога Ормондского вице-королем Ирландии, я подумал, что они могут оказаться столь же подходящими в отношении этой страны, как и всякой другой; хотя возможно, что их польза будет довольно малой для какой бы то ни было страны".

Так начинает Петти предисловие к первому своему произведению, которое он назвал "Трактат о налогах и сборах" (1662). Характерна и концовка этого предисловия:

“Вот почему, применяя мои мысли к Ирландии и публикуя их теперь, когда они могут принести пользу (если они вообще могут ее принести), я полагаю, что ударил по надлежащим струнам, и кую железо, пока оно горячо. Я заявляю миру, что я не считаю себя способным исправить его, и думаю, что для частного спокойствия каждого человека будет лучше, если он предоставит миру брести по собственному желанию. Я хорошо сознаю, что дела (что бы я ни хотел или мог сказать) будут идти своим путем и природу не обманешь. Поэтому все, что я написал, было сделано (как сказано раньше) лишь для того, чтобы облегчить и освободить самого себя, ибо моя голова была обременена этими вещами вследствие пересудов, которые мне ежедневно приходится слышать относительно развития и регулирования торговли, вследствие ропота по поводу налогов и т. д. Я не забочусь о том, отнесутся ли к сказанному мной с пренебрежением или с придиркой, ибо я смотрю на это так, как некоторые преуспевающие люди на расточительность своих детей. Подобно тому, как им доставляет удовольствие приобретать то, что, как они уверены, будет впоследствии развеяно по ветру, так и я получаю удовольствие, когда пишу то, что, как я подозреваю, не будет иметь никакого значения".

Подход к предмету и общий диапазон

Содержание памфлета гораздо шире его названия. Помимо налогов и сборов, там обсуждаются также вопросы о монополиях, природе и ценности денег, ссудном проценте и вексельном курсе, земельных рентах, страховании, экспорте денег и товаров, банках и ломбардах, нищих, смертной казни, войнах, церкви, университетах, вольных портах, свободе совести и др.

Различие в подходах к научному занятию вызывает и различие в выдвигаемых вопросах. УМ Петти озабочен не только самой проблемой богатства страны и наилучшими способами привлечь в страну денежные потоки. Он копает глубже и шире. Петти не делает секрета из того, что Ирландия для его размышлений есть только пример — по его выражению, "чистый лист бумаги" (после кровавого восстания, начавшегося в 1641 г. и завершившегося кровавым же подавлением в 1652 г., в Ирландии, опустошенной донельзя, были разрушены все административные и хозяйственные связи, все нужно было организовывать заново).

Что такое богатство страны? В каких случаях дело сводится к золоту и серебру, а в каких более верным выражением богатства являются продукты труда? Всегда ли деньги хорошо измеряют уровень богатства. От чего зависит ценность самой монеты? Почему один и тот же налог может вызывать недовольство населения или не вызывать — в зависимости от метода его сбора? Как действует один и тот же налог, если в стране избыток денег или же, наоборот, недостаток их? Как измерять действительную ценность земель и рент, облагаемых налогом? Что такое ссудный процент? В каких случаях он оправдан, а в каких — нет? Как сравнивать между собой ценность золотых и серебряных монет текущего и прошлого столетий? В чем суть таможенных пошлин, что и как лучше облагать ими? И еще много подобных вопросов ставит и выясняет Петти в этом произведении.

Нетрудно увидеть отличие от меркантилистских авторов в выборе и постановке вопросов, не говоря уже о количестве этих вопросов. И это характерно для всех его трактатов.

В своих ответах на эти и другие вопросы Петти иногда оказывается на уровне своих современников, но часто поднимается над этим уровнем Подобно большинству меркантилистов он высказывается против законодательного ограничения ставки ссудного процента и против повышения заработной платы наемных рабочих выше прожиточного минимума. Но и в подобных случаях он подчас выдвигает свои, оригинальные доводы.

У меркантилистов был в обычае один характерный прием, которого Петти никогда себе не позволяет. К примеру, Серра начинает свой трактат такими словами: "Насколько важно для государства иметь в изобилии золото и серебро. Какие это дает выгоды и насколько это является мощным средством, предотвращающим многие преступления — обо всем этом я не счел нужным говорить; точно так же и о том, какой ущерб причиняет бедность, так как мне кажется, что это каждый понимает если не отчетливо, то, по крайней мере, смутно. Считая это положение доказанным, я буду рассматривать средства, которые могут привести к изобилию драгоценных металлов". Для Серра очевидно, что, чем больше денег, тем лучше, а недостаток денег в стране для него равнозначен бедности.

Для Петти нет ничего заранее доказанного. Все подлежит разностороннему рассмотрению:

“ — Не является ли страна тем более бедной, чем меньше у нее имеется денег?

— Не всегда, ибо, подобно тому, как преуспевающий человек держит при себе мало денег или совсем их не держит при себе, а постоянно превращает их снова и снова в различные товары с большой выгодой для себя, так же может поступать и вся страна, которая представляет не что иное, как соединение большого количества отдельных людей" ("Разное о деньгах", 1682).

В то же время любая страна, по мнению Петти, может иметь иногда и слишком много денег. "Ибо деньги, — пишет Петти (не забудем: он был профессиональным врачом и анатомом), — это только жир политического тела, избыток которого столь же часто лишает его активности, как часто недостаток влечет за собой болезнь. Несомненно, что, подобно тому, как жир облегчает движение мускулов, питает при недостатке продуктов питания, заполняет неровные впадины и украшает тело, так и деньги в государстве убыстряют его деятельность, питают продуктами, привезенными из-за границы во времена неурожая в собственной стране, служат благодаря своей делимости для ведения отчетности и украшают общество в целом, хотя более специально тех отдельных людей, которые имеют их в изобилии" ("Слово мудрым", 1664). Наверняка он улыбался, делая последнее замечание. Можно представить, с каким удовольствием писал он свои трактаты с их блестками невозмутимого юмора.

Богатство страны

Что такое богатство страны? О том, как Петти его понимает, красноречиво говорит его попытка подсчитать богатство Англии ('Слово мудрым"). Это совокупность земельных угодий, строений, кораблей, скота, золотой и серебряной монеты, посуды из золота и серебра, мебели, товаров (свинец, железо, медь, олово, строевой лес и пиломатериалы, шелк, ткани, кожи, зерно, соль, вина, масло, пряности, бакалейные и аптекарские товары, драгоценные камни, портьеры, постели "и другие украшения, перечислять которые было бы слишком утомительно"). Другими словами, богатство нации, по Петти, есть сумма ее недвижимого и движимого имущества (включая золотую и серебряную монету). Кстати, Петти оценивает эту общую сумму в 250 млн. фунтов стерлингов.

А каковы источники богатства страны? “Исходя из нашего убеждения, "труд есть отец и активное начало богатства, а земля — его мать…"” — пишет Петти ('Трактат о налогах и сборах"). Заметим, что эта фраза у Петти взята в кавычки как цитата- Но при этом есть и ссылка на "наши убеждения". Нельзя исключать, что формула "отца и матери" выражает мнение не только Петти, но и определенных кругов тогдашнего общества. И мы видели, что очень многие меркантилисты имели сходное представление, хотя большинство из них делали акцент лишь на промышленный труд и мало кто формулировал так сжато и емко, как это делает Петти.

Измерение богатства страны

Конечно, для измерения совокупного богатства страны в определенный момент достаточно использовать те цены, какие действуют в это время. Однако изменение цен во времени — объективная реальность. А что такое изменение цен, если деньгами служит монета из драгоценного металла? При повышении цен за меру зерна идет больше монет… Так что же это значит — хлеб дорожает или деньги дешевеют? А если вчера золотой соверен шел по 20 шиллингов серебром, а сегодня — по 18, это как понимать — золото подешевело или серебро подорожало? И вообще, как со всем этим быть, можно ли найти какую-то единую меру ценности земли, товаров и денег?

Такие вопросы занимали умы многих мыслителей. Мы помним, как еще Аристотель поставил перед собой подобную задачу и какое решение он предложил. Петти был одним из первых экономистов нового времени, кто обратился к этой проблеме.

Допустим, один человек самолично выращивает хлеб. (Петти перечисляет работы: возделать, окопать, вспахать, взборонить, засеять, сжать, свезти, вымолотить, вывеять.) Часть урожая снова идет на семена, другая часть — на жизненные потребности (в том числе и путем обмена). Тогда "остаток хлеба составляет естественную и истинную земельную ренту этого года", а средняя за семь лет (цикл урожаев и недородов) — обычную ренту этой земли.

Отметим деление полного (валового) продукта на три части: возмещение затрат, заработную плату (жизненные средства) и чистый доход (ренту).

Затем Петти ставит вопрос: какому количеству денег может равняться эта рента (избыток хлеба)? И продолжает рассуждать.

Если некто добывает серебро, очищает его, чеканит монету и привозит туда, где выращивают хлеб, он все это время покупает себе еду, одежду и т. д. Если он потребил 20 мер хлеба и произвел 20 унций серебра, то одна мера хлеба равноценна одной унции серебра. "Я утверждаю, — пишет Петти, — что именно в этом состоит основа сравнения и сопоставления ценностей. Но я признаю, что развивающаяся на этой основе надстройка очень разнообразна и сложна".

Проблема, которую ставит здесь Петти, позднее получила название относительной ценности. Какое же решение он находит?

Мера ценности хозяйственных благ

"По этому поводу мне хочется сказать вот что: оценку всех предметов следовало бы привести к двум естественным знаменателям — к земле и к труду; т. е. нам следовало бы говорить: ценность корабля или сюртука равна ценности такого-то и такого-то количества земли, такого-то и такого-то количества труда, потому что ведь оба — и корабль, и сюртук — произведены землей и человеческим трудом".

Кое-кто впоследствии истолковал эти рассуждения как "трудовую теорию стоимости" — теорию, которая в основе цен всех продуктов видит эквивалентность затраченного труда. Но так ли это?

Петти пишет дальше: "Если кто-нибудь может добыть из перуанской почвы и доставить в Лондон одну унцию серебра в то же самое время, в течение которого он в состоянии произвести один бушель хлеба, то первая представляет собой естественную цену другого". И это рассуждение действительно очень напоминает то, что говорили впоследствии ученые школы Рикардо. Но Петти не видит возможности только на этой основе ввести в расчеты также и оценку земли. А для него это очень важно.

Скорее по этой причине, а не потому, что ему не хватило ума для трудовой теории цены, мысль его движется дальше и получает развитие в работе "Политическая анатомия Ирландии" (1672).

Если на участке в 2 акра теленок за год набирает 100 кг мяса, то этот центнер представляет собой эквивалент годичной ренты (чистого продукта) земли данного участка. Допустим, эта величина представляет 50 дневных пищевых пайков. Если на том же участке один человек вкладывает свой труд и в результате за год получается уже 60 пайков, то добавочные 10 пайков эквивалентны заработной плате этого работника.

В различных странах и местностях легче всего бывает достать различные виды пищи — пшеницу, овсянку, рис, молоко, мясо и т. д. Понятно, что на единицу каждого из этих видов пищи (или на один дневной паек) требуются совсем не одинаковые затраты труда. "Поэтому, — заключает Петти, — обычным масштабом ценности является среднее дневное пропитание взрослого человека, а не его дневной труд".

С присущей ему отвагой Петти устремляется дальше. Он готов подобным же образом определять ценность домов (сколько дневных пайков потребили строители), соизмерять квалифицированный труд с простым, искусство — с мнениями людей, даже простой труд — "с благосклонностью, знакомствами, интересами, друзьями, красноречием, репутацией, властью, авторитетом и т. д."

Мы видели, что вопрос о глубинном основании ценности может занимать ученых с различных точек зрения. Аристотеля интересовало, как формируется цена в обоюдном согласии партнеров по обменной сделке. Схоласты хотели найти правило, обязывающее партнеров по сделке. А Петти ставил вопрос безотносительно к обменным сделкам. Исходной целью его исследования было упорядочение налогообложения. Для этого нужно было уметь правильно оценивать богатство как отдельных людей, так и страны в целом. Решая данную задачу, он и подошел к вопросу о единой мере ценности всех 9' хозяйственных благ.

Петти никогда не был ни государственным чиновником, ни королевским советником. Но подход его к проблеме ценности хозяйственных благ — это подход министра экономики и финансов. Он и должен был бы, по всем статьям, быть таким министром. На столетия опередив практику, Петти предлагал создать особое ведомство для сбора экономической информации и прогнозирования (полагая, что ему будет поручено и организовать его, и возглавить).

Политическая арифметика

С именем Петти связана еще одна большая веха в развитии экономической мысли: создание основ новой научной дисциплины — не экономической статистики. Привычное нам название появилось за лишь в конце XVIII в. Петти назвал эту область знания "политической арифметикой". Так называется и один из его трактатов, состоящий из 10 глав. Название каждой главы формулируется в виде теоремы, которая и доказывается в тексте этой главы.

О чем же эти теоремы Петти? В главе I доказывается, "что небольшая страна с малочисленным населением может (в силу своего положения, торговли и политики) быть эквивалентна по богатству и силе стране со значительно большим населением и территорией"… В главе II — "что некоторые виды налогов и общественных сборов могут скорее увеличить, чем уменьшить, богатство королевства". В главе III — "что благодаря природным и постоянно существующим препятствиям Франция не может быть более сильной на море, чем "англичане и голландцы являются сейчас или могут быть когда-либо". Кто знает, как повел бы свою политику Наполеон, знай он о третьей теореме Петти?.. Да и две первые не раз получали историческое подтверждение.

В главе VIII "доказывается, что среди подданных английского короля имеется столько незанятых людей, что они могли бы заработать на 2 млн. фунтов стерлингов в год больше, чем зарабатывают в настоящее время, и что имеются также под рукой занятия, подходящие и достаточные для этой цели". В главе IX — "что имеется достаточное количество денег, чтобы приводить в движение торговлю всей страны". В главе Х — "что подданные английского короля обладают капиталом, достаточным и пригодным для того, чтобы приводить в движение торговлю всего торгового мира". И в этих положениях он также был прав или очень к тому близок.

Мы видели, что общим мотивом многих меркантилистских авторов было утверждение о падении торговли, снижении богатства Британии, упадке страны и т. д. Тем интереснее для нас глава VI "Политической арифметики", "в которой доказывается, что сила и богатство Англии возросли за последние 40 лет". Вспомним, что эти 40 лет охватывают период самых тяжелых потрясений страны: революция, гражданская война, свержение монархии, республика, протекторат Кромвеля, восстание в Ирландии и его подавление, реставрация Стюартов, чума 1666 г. Было много оснований считать, что в это смутное время экономика страны потерпела ущерб. Но Петти владел орудием, которого не было у других авторов той поры, — "политической арифметикой".

В соответствии со своим пониманием национального богатства Петти рассматривает, что произошло в этот период с домами, судами, торговлей, деньгами и пр. И отмечает следующее. В одном Лондоне ценность домов выросла вдвое, увеличилась она и в провинциях. Военный флот страны вырос в три-четыре раза, торговый каботажный — вчетверо. Объем торговых пошлин на ввоз и вывоз товаров увеличился втрое, т. е. в той же мере вырос и объем самой внешней торговли. Ссудный процент снизился с 10 до б, хотя никаких законов об этом не было издано; единственная причина — в стране стало больше денег (стало легче находить заимодавцев). Лишь после этого Петти указывает на то, что возросло количество и увеличилась роскошь экипажей, колясок и домашней обстановки (что мог видеть любой). Наконец, он отмечает, что число отправляемых по почте писем выросло в 20 раз — верный признак роста торговых сделок. И последний штрих: доходы короля выросли почти втрое, "а значит, возросли и источники, откуда уплачиваются и покрываются эти расходы". Мы должны представить себе, насколько новаторским был метод Петти.

Вместе с Джоном Граунтом, своим другом, Петти явился основоположником демографической статистики, которая собирает и обобщает сведения о рождаемости, смертности, возрастных изменениях и других процессах, происходящих в народонаселении. Они первыми придумали использовать для этой цели официальные сводки ("бюллетени") смертности.

По мнению сегодняшних мировых авторитетов, Петти был тем человеком, кто создал понятие о национальном доходе. Больше того, он первым же исчислил величину национального дохода, т. е. придумал метод такого исчисления. Когда мы сегодня слышим или читаем сводки социологических опросов населения, мы обязаны вспомнить о Петти: это- он первым выдвинул идею выборочных обследований.

Разное о Петти

В коротеньком сочинении "Разное о деньгах" (которое Маркс справедливо назвал маленьким шедевром) ставится вопрос: "Чем мы можем исправить положение, если мы имеем слишком мало денег?" Мы помним, как отвечали на этот вопрос его современники-меркантилисты. Петти отвечает совсем иначе: "Мы должны создать банк, который, как это хорошо рассчитано, почти удвоит эффективность наших денег в монете". Петти девять лет не дожил до создания Банка Англии (1696) — с тех пор и доныне главного кредитно-финансового центра страны, регулирующего ее денежное обращение.

Нет возможности даже перечислить здесь все интересные идеи и гениальные догадки, которыми полны произведения Петти, тем более — его побочные мысли, афористичные формулировки, обобщения, выходящие за рамки чисто экономических вопросов. Например, он сказал однажды: "…нет поощрения к усердию там, где не обеспечено обладание его плодами и где путем обмана, подкупа и плутовства один человек может легко в один момент отобрать у другого все то, что тот добыл многими годами тяжелого труда и лишений". В другом месте он пишет: "По 20 различным книгам, продаваемым в течение года в стране, можно узнать способности всего народа". И еще в другом месте: "Гражданские войны вызываются людьми, воображающими, что их личное неудовлетворительное положение может быть лучше всего исправлено всеобщей разрухой; однако на самом деле по окончании таких беспорядков им, вероятно, станет еще хуже, если они даже выживут и добьются успеха; но более вероятно, что они погибнут в борьбе.

Кроме того, причиной является допущение роскоши у одних, тогда как другие умирают с голоду. Распределение милостей по случайным и неопределенным мотивам, раздача крупных вознаграждений лицам и группам, не имеющим никаких определенных и явных заслуг, — вот те явления, которые вызывают озлобление у неустойчивой толпы, являющейся тем трутом, который легко может воспламениться от искры, брошенной немногими зачинщиками".

Прошло триста лет. Мир сильно изменился. Многое в наследии Петти осталось в том времени, когда он жил. Экономическая наука, у истоков которой он стоял, развилась и приобрела совершенно иное лицо. И все же произведения Петти даже сегодня будят мысль и радуют сердце. УИЛЬЯМ Петти возглавляет шеренгу гигантов экономической мысли Британии, которая начала выстраиваться с этого времени.

Глава 9 На острове не унимаются

Этот народ лучше всех народов мира сумел воспользоваться тремя элементами, имеющими великое значение: религией, торговлей и свободой.

Монтескье.

Экономическая мысль и экономическая реальность

Во многих современных книгах можно встретить мнение, что экономическая мысль в своем развитии следовала за развитием производства, торговли и вообще хозяйства. Допуская, что в отдельных случаях некоторые авторы могли "опередить свое время", подобная концепция все же исходит из того, что экономическая мысль в целом отражает материально-хозяйственные условия общества своего времени и места.

Невозможно сказать твердо: "Это не так!" Однако в истории экономической мысли было так много "опережений своего времени", что указанную концепцию "отражения" мы с вами имеем право назвать упрощением, причем таким сильным упрощением, которое переходит в искажение.

Экономическая мысль, конечно же, всегда ищет ответы на вопросы своего времени. Но для одного вопросом времени могут быть цены на хлеб ближайшего урожая, а для другого — как образуется всякая цена; один ставит вопрос о целесообразности налогов на роскошь, а другой задумывается, откуда берутся богатство и нищета.

Мысль не стоит на месте, она всегда стремится "дальше, дальше, дальше". Всякие ответы порождают новые вопросы. А для людей атлетического ума сложнейшие задачи служат игрой ради удовольствия, и такие мыслители начинают увязывать хозяйственные вопросы с общефилософскими, искать некие общие принципы.

В XVII–XVIII вв. Великобритания была особенно богата людьми выдающегося ума Это было время развития и расцвета британской философии, а мы помним, что многие мыслители считали экономические проблемы подотчетными философии. И постепенно философы присоединяются к купцам на поприще сочинения экономических трактатов.

Экономическая мысль Британии с конца XVII и до конца XVIII столетия представляет именно тот случай "игры на опережение". Мысль шла вперед, тогда как политика правительств оставалась целиком на меркантилистских принципах XV–XVII вв. Вот почему одни и те же вопросы ставятся учеными и в 1690-х, и в 1830— 1870-х годах.

Начало преодоления меркантилизма

В последней трети XVII в. в памфлетной литературе на экономические темы зазвучали новые ноты. Авторов, о которых мы скажем здесь, некоторые историки тоже относят к меркантилистам. В подобных случаях принято говорить о третьей, поздней фазе меркантилизма и даже о его "разложении". Следуя нашему методу, мы и здесь не будем вступать в полемику относительно названий. Разбираться нужно по существу.

Анонимный автор памфлета "Доводы в пользу ограниченного вывоза шерсти" (1677) определенно выступает в защиту сельского хозяйства, называя землю основой всякого богатства народа, так как "вся прибыль вырастает из земли". Землевладельцы одни оплачивают все налоги, так как все остальные классы включают налоги в цену того, что покупают землевладельцы. Автор добивается свободной торговли шерстью внутри и разрешения вывозить ее излишки за границу. Как видим, эта позиция явно противоречит основным установкам меркантилизма.

В памфлете Роджера Кука от 1671 г., уже упомянутом нами ранее, мы находим защиту сельского хозяйства и доводы против запретов на вывоз сырой шерсти. Кроме того, Кук высказывался против торговых монополий больших компаний и за свободу торговли: "Тем лучше состояние торговли, чем она свободнее". При этом условии цена не завышается искусственно.

Одним из ярких представителей новой волны экономической мысли в Англии явился Николае Барбон (1640–1698) с наиболее известным из своих произведений — "Очерком о торговле" (1690).

По форме изложения "Очерк" очень близко напоминает теоретический трактат. Торговлей называется… Торговцы бывают нескольких видов- Товар — это… Товары делятся на такие категории… Меры товаров таковы-. Ценность товаров определяется… Цена — это… Деньги — это… Кредит — это… Процент — это… Определения, классификация, сопоставления, типичные ошибки у других, выводы… Основное отличие от современных научных трудов состоит в том, что здесь нет ссылок на труды других авторов и списка используемой литературы. Тогда все это не было принято.

Барбон о ценности и цене

"Ценность всех товаров проистекает из их полезности, — пишет Барбон. — Полезность вещей заключается в том, чтобы удовлетворить нужды и потребности человека". Барбон различает потребности тела" и "потребности духа". К первым он относит потребности в пище, одежде и жилище. "Но если строго рассматривать", то абсолютно необходима только пища, " так как большая часть человечества ходит обнаженной и живет в хижинах и пещерах".

Зато "потребности духа бесконечны", поскольку нет предела стремлению к удовольствию, украшению жизни, ее "легкости, приятности и пышности". Больше всего ценится то, что наиболее редко встречается, "потому что считается почетным приобретать трудно добываемые вещи". Этим объясняется высокая ценность жемчуга, бриллиантов и драгоценных камней. Мы можем уже вспомнить об Аристотеле (глава 2). И не зря.

Насущная ценность вещей выражается в их цене, говорит Барбон. "Она возникает в результате взаимоотношения между потребностью в них и количеством, могущим удовлетворить эту потребность, так как ценность вещей зависит от потребности в них, а избыток товаров, который не может быть использован, не имеет ценности. Так что изобилие по сравнению с потребностью делает вещи дешевыми, недостаток — дорогими". Почти наверняка под "потребностью" Барбон понимает здесь денежный спрос Позже Адам Смит четко разделил эти понятия.

Мы можем наблюдать у Барбона совсем иной ход мысли, чем у Петти, стремившегося свести ценность всех вещей к земле и труду. Но и цели у обоих авторов несхожи. Если Петти интересовала прежде всего задача оценить богатство страны, то Барбон хочет объяснить процесс формирования цены сам по себе, как это было у Аристотеля.

Англичанин хочет пойти дальше грека. Он пытается нащупать в ценообразовании и некие объективные факторы, помимо спроса и предложения. "Цена, назначаемая купцом, составляется из себестоимости, издержек и процентов. Цена, назначаемая ремесленником, составляется подсчетом стоимости материалов и времени, затрачиваемого на работу. Цена времени соответствует ценности искусства и труда ремесленника".

Здесь Барбон делает еще один шаг вперед. Он предлагает различать два вида цены, которые в современной науке называются так: цена предложения и цена спроса. Цена, назначаемая купцом или ремесленником так, как описывает Барбон, — это цена предложения. Но Барбон отнюдь не утверждает, что по этой цене товары действительно будут всегда продаваться. Напротив, "если цена их товаров изменяется либо при большом изобилии, либо при изменении спроса и они не дают купцу его процентов и не оплачивают ремесленнику его времени, то они оба считают, что понесли убытки на своем деле".

Барбон не придумал современных названий для обоих видов цены, да и "процентами" он называет то, что теперь называется прибылью. Кроме того, у него почти незаметно различие между ценой спроса и реальной рыночной ценой, по которой товар действительно продается и покупается. И все же все эти три современных понятия у Барбона присутствуют.

А вывод Барбона таков: "Но лучшим судьей ценности товаров является рынок, так как при стечении покупателей и продавцов лучше всего узнаются количество товаров и потребность в них. Вещи стоят как раз столько, за сколько их можно продать".

Отношение к монополиям

Но как же быть с монопольными ценами? Ведь торгово-промышленные монополии — один из краеугольных камней меркантилизма! Вот тут мы и находим у Барбона такой момент, который фактически должен исключить его из ряда меркантилистских писателей. Действительная новизна его позиции открывается в том, что он — решительный противник монополизма и критик общего подхода меркантилистских авторов. Его высказывание стоит процитировать. "Турецкие купцы (это английские купцы, торгующие с Турцией. — ЕМ.) приводят доводы против Ост-Индской компании, торговец шерстяными тканями — против торговца шелком и бархатом, а торговец мягкой мебелью — против фабриканта гнутой мебели. Некоторые считают, что существует слишком много купцов…другие возражают против количества пивных, некоторые приводят доводы в пользу производства только определенных товаров, другие защищают торговлю только с определенными странами. Так что если бы все эти доводы приводили к изданию законов, которых они так домогаются (причем все они утверждают, что законы эти направлены к преуспеянию торговли и общему благу страны), то для следующего поколения осталось бы уж немного видов торговли, гораздо меньше сортов товаров и ни одного угла в мире, с кем торговать, если не купить у них разрешения на это".

Иными словами, если бы по предложениям каждого меркантилистского памфлета принимался закон, все хозяйство страны было бы роздано в монополии.

И как ни убедительны и хороши могут показаться вступительные части их доводов в пользу расширения и продвижения торговли, — продолжает Барбон, — заключительные части, призывающие к ограничению числа лиц и мест, прямо противоположны условиям, необходимым для расширения торговли".

Барбон о ставке процента

Итак, против монополизма. Значит, за свободную конкуренцию. Иного не дано. "Двумя главными причинами упадка торговли являются множество запретительных законов и высокая процентная ставка", — пишет Барбон. Он приводит целый ряд доводов против запретов на ввоз в Англию иностранных товаров, хотя и допускает необходимость запретительных пошлин в тех случаях, когда иностранная конкуренция может задушить отечественные виды производства ("что редко случается", — добавляет он). Но в вопросе о ставке ссудного процента Барбон ратовал только за понижение ее с 6 до 3, как в Голландии, не возражая против государственного регулирования этой величины.

Высокая ставка процента не приносила бы вреда, если бы торговля с какой-либо страной была монополизирована Англией, говорит об Барбон. Но нужно считаться с иностранной конкуренцией.

Более высокая ставка процента завышает цену предложения английских купцов и при экспорте, и при импорте (так что голландцы все время остаются в выигрыше) и препятствует распространению долгосрочных сделок (нужно побыстрее обернуть деньги, так как при незначительном падении цены она может оказаться недостаточной для покрытия 6 %). А преобладание краткосрочных сделок не приводит к сокращению вывоза отечественных товаров и, следовательно, к падению земельной ренты. Результат последнего — подешевление земли и ее разбазаривание.

Норс о ставке процента

Еще более радикальные идеи высказал Дадли Норс (1641–1690) в "Очерках о торговле", опубликованных через год после смерти автора.

По форме произведение Норса не столь напоминает научный трактат, как сочинение Барбона, Здесь гораздо меньше определений, классификаций и т. п. Аргументы, по признанию самого автора, "изложены наспех и в беспорядке". Зато мыслит Hope заметно глубже. Изложение его чрезвычайно сжато, доводы его весомы, как полноценная монета.

Hope согласен с тем, что низкая процентная ставка более благоприятна для торговли страны. Но у него это лишь отправной пункт дальнейшего исследования: "Не низкая процентная ставка увеличивает торговлю, но при увеличении торговли национальный капитал делает процентную ставку низкой". Как и везде, здесь работает соотношение спроса и предложения, и когда число заимодавцев возрастает против числа заемщиков, ставка процента снижается. В Голландии ставка ниже, чем в Англии, не в силу закона (которого нет), а потому, что там больше капитала. Высокая ставка процента тоже имеет преимущества — она вовлекает в оборот запасы денег, золотых и серебряных изделий, которые при низкой ставке оставались бы без движения в хранилищах их владельцев.

Действительно, снижение ставки может удерживать часть денег у от вывоза за границу, говорит Hope, а высокая ставка действует в обратном направлении. В то же время низкая ставка поощряет брать взаймы "для удовлетворения прихотей богачей", так что она поддерживает скорее роскошь, чем торговлю. Иной бедный купец, не имеющий своего капитала, покупает у богатых товары под 10 или 12 % — "и никакая законодательная власть не в силах воспрепятствовать те этому или изменить это". А за пользование судном вообще обычная об ставка составляет 36 %, и все считают это нормальным.

"Таким образом, если принять во внимание все изложенное, то окажется, что для страны лучше будет предоставить заемщикам и заимодавцам самим вырабатывать условия сделок в соответствии с обстоятельствами; и в этом вы будете следовать примеру умных голландцев, так часто упоминаемых в связи с вопросом о процентах", — заключает Hope. Если в бедных странах закон ограничит ставку процента, то такой закон не достигнет цели. На одного дающего взаймы найдутся 4–5 желающих получить, и закон будет обойден тайными сделками (займы в товарах, выписка векселей "и еще тысяча других способов, которым нельзя воспрепятствовать"). А если закон нельзя будет обойти, торговля будет ограничена. "И нет большего препятствия к расширению торговли, чем такая мера".

С едва заметной иронией Hope отказывается обсуждать теологические доводы против ссудного процента, замечая, что с этой точки зрения 3 % не более законны, чем 1 %. Но тут же говорит, что, если процент отменить, будет уничтожен кредит; тогда дворяне будут продавать свои земли, купцы не смогут вести торговлю или будут платить проценты под другим именем. "И те, кто беден, всегда будут бедны, и мы скоро должны будем вернуться к тому состоянию, в котором находились 1000 лет назад".

Норс о богатстве

Что такое богатство? Это не склад вещей, даже золота и серебра. 'Тот человек богаче, имущество которого находится в состоянии роста… в виде ли сдаваемой в аренду земли, денег ли, приносящих проценты, или товаров в торговом обороте. Если бы кто-либо из каприза превратил все свое имущество в деньги и хранил бы их мертвым запасом, он скоро почувствовал бы приближение бедности-Норе категорически высказывается о вреде законов против роскоши. Мы помним, что меркантилисты считали ограничение роскоши одним из залогов обогащения страны, поскольку роскошь, мол, ведет к пустому расточению богатства. Потому они выступали за законы против роскоши. Hope не согласен с ними не потому, что сам любит роскошь (чувствуется, что он не был богачом). Он показывает, что такие законы приводят к обратному эффекту. "Страны, где существуют законы против роскоши, обычно бедны, потому что когда люди благодаря этим законам вынуждены ограничиваться меньшими расходами, чем они могли бы и хотели нести, то тем самым у них отнимается охота к трудолюбию и изобретательности- Возможно, что отдельные семьи могут существовать и при таких обстоятельствах, но зато росту богатства страны это будет мешать, так как страна никогда не процветает лучше, чем при переходе богатства из рук в руки".

Тут Hope предвидит возражение оппонентов: богатство, мол, растет от внешней торговли, а не от внутренней. "Я отвечаю, что то, что обычно понимается под богатством, а именно: изобилие, великолепие, изысканность и т. п., не может существовать без внешней торговли. Но и внешняя торговля не может существовать без внутренней, так как обе связаны друг с другом".

Не деньги делают страну богатой — такова мысль Норса. Напротив, страна, которая бедна, может разбогатеть и без благородных металлов, а когда богатство ее достигает известного уровня, золото и серебро сами устремляются туда. Можно даже не иметь своего монетного двора (хотя лучше все-таки его иметь). "Так не дадим же заботам о монете мучить нас так сильно, — восклицает Норс. — Ведь народ, который богат, не может в ней нуждаться.

За свободу торговли

Двумя-тремя абзацами Hope начисто опровергает мнение о том, что запреты на вывоз денег способствуют богатству страны. Как и в других случаях (и как потом будет делать Адам Смит), Hope показывает, что подобные ограничения приводят к результатам, противоположным тому, ради чего они задуманы.

Для примера он предполагает, что запрет вывоза введен в отдельном городе. Все кругом будут бояться идти на этот рынок с деньгами — ведь обязательно придется что-то купить. А местные жители не смогут являться на другие рынки с деньгами, так как вывоз их отсюда запрещен. "Не приведет ли такое устройство в скором времени этот город в жалкое состояние по сравнению с его соседями, имеющими право свободной торговли?"

Итак, слово сказано. Дадли Hope — первым в Британии — поставил свободу торговли во главу угла проблемы богатства народов. "Законы, затрудняющие торговлю, как внешнюю, так и внутреннюю, в отношении денег или других товаров, не способствуют тому, чтобы сделать народ богатым деньгами и товарами… Ни один народ никогда еще не разбогател с помощью политики, лишь мир, труд и свобода приносят торговлю и богатство; и больше ничего".

Мы видим, что от меркантилизма здесь уже ничего нет. Почти теми же словами спустя десятилетия будет говорить Адам Смит.

Локк в роли экономиста

Джон Локк (1632–1704), один из крупнейших философов своего времени, в 1691 г. (т. е. одновременно с Норсом) выпустил экономический памфлет "Рассуждения о понижении процента и повышении ценности денег". Как ни странно (потому что он был новатором в философии), Локк придерживается многих принципов меркантилизма. "Страна, у которой нет рудников, может обогатиться лишь двумя способами: завоеванием и торговлей", — пишет он. Поэтому Локк разделяет и учение о торговом балансе, делает сильный акцент на численности населения страны, объясняет снижение ставки ссудного процента увеличением количества серебра и золота вследствие ввоза денег из Америки.

Как видим, Локк принимал количественную теорию денег. Считая ценность денег величиной воображаемой, он определял ее только обилием или нехваткой денежных металлов. При этом Локк указывал, что дело не только в количестве денег, но и в скорости их обращения (чем она выше, тем меньше требуется денег для одной и той же массы товаров).

Как и многие меркантилисты, Локк одобрял налоги на роскошь. Представляя внешнюю торговлю главным средством обогащения страны, он тем не менее основу богатства видел в труде.

Природа дает только сырье, которое мы не можем потреблять, говорит Локк. От человеческого труда зависят обработка сырья и такое видоизменение его, чтобы получать предметы потребления. Способность удовлетворять человеческие потребности представляет естественную, или внутреннюю, ценность предметов. Но в этом отношении предметы несопоставимы. Взаимоотношение спроса и предложения определяет фактическую цену, но есть более глубокое различие в ценности различных благ. Это различие, говорит Локк, определяется трудом Если взять сырую шерсть, сукно и платье из этого сукна и сравнить их ценность, "мы увидим тогда, сколь многая часть их ценности получается через человеческий труд".

Джон Локк

Здесь перед нами, по сути дела, та же самая добавленная ценность, о которой знали и писали многие меркантилисты. Но есть одно тонкое различие, которое оказалось важным для последующей экономической мысли. Меркантилисты (например, знаменитый Аноним 1621 г.) говорили о Джон Локк добавленной ценности с точки зрения выгод внешней торговли (вывозить не сырье, а фабрикаты). Локк обсуждает это же понятие и говорит фактически то же самое, но уже на другую тему: о сравнительной ценности различных вещей. Казалось бы, небольшое смещение угла зрения на одно и то же явление, но это имело большие последствия.

В наибольшей мере Локк отошел от меркантилизма в отношении к сельскому хозяйству. "Страна делается богатой или бедной, — писал он категорично, — смотря по тому, каким делается земледелец, и не иначе". Объявив землю первым источником богатства, Локк предложил заменить все налоги единым налогом на землю.

Немного о Лоу

Решительным сторонником количественной теории денег был знаменитый шотландец Джон Лоу (1671–1729). Он известен прежде всего как организатор выпуска бумажных денег во Франции в 1719 г., когда они вытеснили из обращения металлическую монету.

Неумеренный выпуск этих денег повлек за собой великий крах, превративший их в пустые бумажки. Но у Лоу была своя теория, которую мы кратко изложим.

Джон Лоу

Серебро прежде всего было обычным предметом обмена и оценивалось в соответствии со своими свойствами. Его ценность можно считать воображаемой не больше, чем ценность всех других предметов. Отчеканив из серебра монету, ему придали еще некоторую дополнительную ценность. Однако можно придумать деньги еще лучше серебряных, например бумажные. Они ничего не стоят. Они никогда не покидают страны, где они выпущены[20]. Количество их можно строго регулировать в соответствии с потребностями обращения и торговли. Как следует из последнего, их ценность всегда будет неизменной.

Так полагал Лоу. К сожалению, два последних его довода пока не подтвердились жизнью.

В XVIII в. умами мыслителей постепенно овладевает идея естественного хода вещей, или естественного порядка. Она основана на убеждении, что у Природы (Natura) имеются определенные — естественные (natural) — законы. Человек может либо следовать им, либо нет. Но Природа берет свое, и в первом случае человек достигает своих целей, а во втором — не достигает, подчас получая противоположный результат.

Юм в роли экономиста

Одним из ярчайших представителей нового направления мысли был великий философ, шотландец Дэвид Юм (1711–1776), идеи которого, по признанию Канта, оказали влияние на формирование его философии.

Юм оставил нам несколько очерков на экономические темы. Небольшие по объему, они отличаются, как и все у Юма, глубиной мысли, блестящим стилем и тонким юмором.

При естественном ходе вещей, писал Юм, промышленность, ремесло и торговля увеличивают как могущество государя, так и благосостояние подданных. А "политика, которая усиливает государство, обездоливая частных лиц, есть политика насилия". Так что Юм был безусловным сторонником свободы торговли.

В вопросе о роли денег Юм стоял на точке зрения количественной теории. Ценность монеты он считал чем-то воображаемым и целиком зависящим от ее количества. Единственное, что объясняет изменение цен, — это изменение количества денег в обращении, а велико или мало это количество само по себе — не столь важно. Когда количество денег в обращении увеличивается, сперва ничего не происходит. Потом поднимается цена какого-то определенного предмета, за ней следуют другие цены, и так далее, пока не установится общий новый уровень цен. Вот в этот переходный период прирост денег оказывает положительное влияние на экономику — спрос растет, и все стремятся ответить ему приростом производства продуктов. По Юму выходит, таким образом, что каждому изменению денег в обращении соответствует перераспределение богатств в обществе.

Модель средней нормы прибыли

В 1766 г. Юм и Тюрго (в переписке) обсуждают рыночный механизм свободной конкуренции, который позже получил название "модель свободной конкуренции" или “ модель установления средней нормы прибыли". Трудно сказать, кто первым изложил эту схему, но чувствуется, что во времена этой переписки она была свежим словом научной мысли.

Суть дела такова. Когда возрастает спрос на продукт какой-то отрасли экономики, рыночная цена этого продукта растет. И те, кто поставляет его на рынок, начинают получать на свои капиталы больше прибыли (величина прибыли на единицу капитала называется нормой прибыли). Увидев рост нормы прибыли в этой отрасли, другие капиталисты направляют туда свои капиталы, изымая их из других отраслей. В результате поставки дефицитного продукта на рынок увеличиваются, предложение подтягивается к спросу и цена этого товара снижается. В то же время в тех отраслях, откуда изымались капиталы, может обнаружиться дефицит продуктов, поставляемых на рынок, и цена этих товаров при неизменном спросе на них поднимается, увеличивая норму Дэвид Юм прибыли. Тогда капиталы потекут уже сюда и все повторится.

Дэвид Юм

В общем, если имеется возможность свободного перелива капиталов между отраслями и свободной конкуренции между ними (это значит, если отсутствует система монополий и привилегий), норма прибыли на капитал во всех отраслях производства и торговли будет все время стремиться к единому "среднему " уровню, везде предложение будет удовлетворять спрос В целом на рынке будет товаров ровно столько, сколько нужно, не больше и не меньше. Так должен действовать естественный порядок.

Эта модель свободной конкуренции заняла в дальнейшем развитии науки одно из первых по значимости мест. Но нужно твердо знать, что даже во времена расцвета принципа свободной торговли в середине XIX в. действительность всегда была сложнее этой схемы. А для условий XVIII в. модель свободной конкуренции была немногим более идеала — желаемого, но далекого.

Сэр Джеймс Стюарт

В 1767 г. вышел огромный (двухтомный) трактат "Исследование принципов политической экономии". Автор — Джеймс Стюарт (1712–1780) — высказался категорически против свободы внешней торговли со старой позиции торгового баланса. Но в отношении внутренних дел Стюарт выступил за свободную конкуренцию и категорически против монополий. Последние "грабят публику и обогащают себя" тем, что они "мешают цене товаров стать строго пропорциональной их реальной ценности".

В цене товара сэр Джеймс различал две составные части: неподвижную (издержки на заработную плату, сырье, износ оборудования) и подвижную (прибыль предпринимателя). Прибыль всегда пропорциональна спросу и потому колеблется вместе с ним. Конкуренция устанавливает разумную прибыль.

Стюарт возражал против количественной теории денег. Если спрос не меняется, когда в стране появляется дополнительное количество денег, то это добавочное серебро "будет влиять на цены не больше, чем если бы оно осталось в рудниках". Его положат в сундуки или перельют на посуду.

Вот как рассуждает Стюарт: "Пусть количество денег будет увеличено насколько угодно, цены поднимет единственно желание тратить их. Пусть оно будет уменьшено сколько угодно, но пока в стране будет существовать реальное имущество любого рода и стремление получить его у его владельцев, цены будут высоки при помощи натуральной мены, символических денег, взаимных услуг и тысячи других способов".

Обратим внимание на первую фразу. Здесь Стюарт предвосхищает понятие склонности к потреблению, предложенное Дж. М. Кейнсом почти полтора века спустя, да и сам ход мысли знаменитого экономиста XX в. (см. главу 29).

Стюарт был далек от отрицания государственного вмешательства в экономическую жизнь. Но представлял себе это очень любопытно. Он писал: "Принцип личного интереса должен служить общим ключом к настоящему исследованию, и он может быть в известном смысле рассматриваем как руководящий принцип моего предмета". Искусство политики, по мнению Стюарта, состоит в том, чтобы, используя мотивы личного интереса, "мягко вести свободных людей к участию в выполнении схем, рассчитанных на их собственную выгоду". Через девять лет Адам Смит, начав с того же самого принципа, провозгласит прямо противоположный вывод. А мы можем отметить, как у мыслителей, даже сохранивших общие черты идеологии меркантилизма, тем не менее начинают звучать новые идеи.

В "Богатстве народов" Смита нет никакого упоминания о Джеймсе Стюарте. Это породило впоследствии пересуды о якобы научной недобросовестности Смита. На самом деле все было не так. Смит был лично в хороших отношениях со Стюартом и признавался в письмах к друзьям, что беседы с сэром Джеймсом гораздо интереснее, чем его книга. Научная добросовестность заставила бы Смита критиковать книгу Стюарта. Очевидно, что Смит хотел этого избежать.

Глава 10 У французов собственная гордость

Рассудку француз не имеет, да и иметь его почел бы величайшим для себя несчастием.

Д.И.Фонвизин (шутка в частном письме)

Парадокс Буагильбера

Мы обычно смеемся над тем, что у судьи Ляпкина-Тяпкина была теория сотворения мира, до которой он "своим умом дошел". Но что мы знаем про его теорию, кроме того, что она очень не нравилась городничему? А что если бы Ляпкин-Тяпкин утверждал, будто весь мир произошел из одной точки? Вряд ли это понравилось бы начальству, и конечно, тогда это звучало бы очень смешно. Сейчас эта мысль вовсе не вызывает смеха. Но вот вопрос: назовем ли мы судью Ляпкина-Тяпкина основоположником современной космологии?

В истории экономической мысли есть реальный персонаж такого рода. Это Пьер Лепезан де Буагильбер (1646–1714), окружной судья в Руане. Он получил превосходное образование, включая античную литературу и философию и, конечно, римское право. Он никогда не был ни купцом, ни служащим торговых компаний, ни тем более финансовым авантюристом. Не был он и философом. Вполне возможно, что он не читал экономических памфлетов англичан. Исходным материалом для его размышлений были разговоры и пересуды обывателей, а также плоды экономической политики Кольбера.

Всесильный министр Людовика XIV искусственно держал хлебные цены низкими. Он хотел этим поддержать невысокую заработную плату и потому облегчить развитие отечественной промышленности. Цель была достигнута лишь отчасти, но сельское хозяйство было обречено на застой и упадок. Крестьяне разорялись и покидали деревню. По расчетам Кенэ, в период с 1620 по 1750 г. продукция сельского хозяйства Франции сократилась на 35 %.

Буагильбер имел родовое поместье. И если он не сталкивался с проблематикой торгового баланса, ввоза-вывоза сырья, добавленной ценности и т. п., то упадок сельского хозяйства он ощущал на себе, да и положение судьи давало ему много информации о том, что происходит вокруг.

Каков был бы в те времена наиболее вероятный ход мыслей такого "мыслителя районного масштаба"? Очевидно, требование изменить политику государства: издать законы, защищающие земледелие, повысить хлебные цены, запретить ввоз хлеба из-за границы и т. п. Но у Буагильбера мы находим такое, что требует мерок совсем иного масштаба.

Как ни трудно в это поверить, но простой окружной судья своим умом дошел до тех идей, которые вскоре будут отстаивать величайшие мыслители XVIII в. — Кенэ, Тюрго и Адам Смит. Неуклюжая композиция, неумелое изложение, тон проповедника отличают трактаты Буагильбера. Язык его явно проигрывает в сравнении с изящным стилем французских писателей того времени. Но у него без каких-либо натяжек можно найти идеи естественного порядка, невмешательства государства в хозяйственную деятельность, естественной цены и рыночного саморегулирования, т. е. такие вещи, о которых ученые будут спорить через сто и даже двести лет после Буагильбера.

О богатстве

Вот как пишет Буагильбер о богатстве: "Никоим образом нельзя быть богатым, и государю больше, чем другим, иначе, как через общественное богатство, в противном случае никто, кем бы он ни был, не будет легко и долго пользоваться хлебом, вином, мясом, одеждой, всем великолепием сверх необходимого, хотя бы он и жил в обильной стране, земля превратится ни во что, деньги будут уходить, не возвращаясь".

Как неуклюже изложено то же самое представление о богатстве государя, которое высказывал Петти… Как проигрывают тексты Буагильбера на фоне англичан, писавших еще до него и одновременно с ним…

"Многого еще недостает, чтобы быть богатым, владея значительной землей и очень большим количеством драгоценных металлов, каковые могут только позволить погибнуть в нищете их владельцу, когда первые вовсе не обрабатываются, а вторые не обмениваются на жизненно необходимые предметы, как пища и одежда, без чего никто не может обойтись. Только их надо почитать богатством". Деньги, пишет Буагильбер, сами по себе вещь совершенно никчемная. К ним стремятся только затем, чтобы тут же их за что-то отдать. Деньги — это "поручитель обмена" и "всеобщее средство". Если в стране достаточно необходимых продуктов, то неважно, больше или меньше в ней серебра.

В древности, говорит Буагильбер, было 3–4 профессии, а теперь их 200, "начиная от булочников и кончая комедиантами". И все эти профессии взаимно зависят друг от друга. "Всякий покупает продукт своего соседа, результат его труда только при жестком условии, пусть молчаливом и невыраженном, а именно: что продавец сделает то же самое в отношении продукта покупателя или не медленно, что иногда случается, или через посредство многих рук, промежуточных профессий, что приводит к тому же самому…" Именно через сто лет другой француз, Сэй, скажет: "Продукты обмениваются на продукты" — и выведет отсюда свой знаменитый закон рынков.

О бедности

Обеднение страны, пишет Буагильбер, "глупо относить на счет отсутствия металла. Это происходит из несоответствия цен на продукты, которые должны быть всегда пропорциональными, только это и позволяет им (вероятно, продуктам. — Е.М.) жить вместе, предлагать себя в любой момент и взаимно помогать рождению одних от других". Что такое "пропорциональность цен' — этого мы, пожалуй, от Буагильбера не узнаем. Можно понять лишь то, что "пропорциональные цены" позволяют, во-первых, всем товарам продаваться и покупаться, а во-вторых, всем профессиям получать справедливый доход. Никто не должен прогадывать при купле-продаже, пишет он; выгода должна делиться справедливо между обоими. Кто обирает соседа, тот сам, в конце концов, отдаст свое с убытком.

Когда страна беднеет, читаем мы, первыми страдают комедианты, потому что сперва падает спрос на их "продукт" (вероятно, "комедианты" у него обозначают любую отрасль, которая создает предметы роскоши). Но тогда и они перестают что-то покупать, уменьшая доход соответствующих продавцов, — и так до пахаря, который не может уплатить ренту и купить что-то для себя. Земледелец перестает нанимать рабочего и ходить в театр. Все сокращают свое потребление.

Здесь Буагильбер описывает не что иное, как характерные особенности экономического спада — начала кризиса (явление, которое еще не наблюдалось в те времена).

Равновесие

"Нужно, чтобы все вещи были в постоянном равновесии и сохраняли цену пропорции в соотношениях между собой и в отношении издержек, которые необходимы для их воспроизводства." При нарушении равновесия "все потеряно как для того, кто наживается на несчастии другого, так и для того, кто пострадает… Вот как это происходит, когда это постигает купца-продавца или покупателя: чтобы поддерживать равновесие — единственный хранитель всеобщего благополучия, — нужно, чтобы всегда был паритет продаж и покупок, и необходимо поступать так каждому, иначе все погибнет. И даже если какая-то часть продуктов не находит спроса, этого достаточно, чтобы задушить все остальное, потому что наименьшее расстройство подобно дрожжевой заразе, которая портит все государство из-за взаимной связи вещей между собой, как это показано".

Теорию общего рыночного равновесия предложил Леон Вальрас во второй половине XIX века.

Природа — высшая и лучшая власть

"Богатство есть лишь постоянное общение человека с человеком, ремесла с ремеслом, местности с местностью и даже королевства с королевством, — говорит Буагильбер о значении торгового обмена. — Все поддерживают день и ночь это богатство исключительно во имя собственных интересов и создают тем самым, хотя это то, о чем они менее всего заботятся, всеобщее благо…" Вскоре мы увидим, как эту же мысль формулирует Адам Смит в знаменитом своем пассаже о "невидимой руке'.

И продолжает Буагильбер совершенно "в духе Смита": "Нужен надзор, чтобы заставить соблюдать согласие и законы справедливости ради такого огромного числа людей, которые только и стремятся их нарушить, ошибаются и заблуждаются с утра до вечера и которые надеются строить свое благополучие на разорении своих соседей. Но только одной природе под силу отдать подобный приказ и поддерживать мир, вмешательство всякого другого авторитета лишь все портит, с какими бы благими намерениями это ни делалось" (выделено мной. — ЕМ.).

Природу Буагильбер отождествляет с Провидением, т. е. с Богом. Она одинаково любит всех людей и всех хочет накормить. И если одному она дает одно, а другому — иное, если одним она дает много, а другим — мало, "она понимает, что из-за взаимной помощи произойдет компенсация к обоюдной выгоде". Она "не обращает внимания на различия государств, ни на их войны друг с другом, лишь бы они не объявляли войну ей". Тогда "она не замедлит наказать сопротивление ее законам '. Еще одна удивительная догадка: экономические законы действуют, как законы природы. Совершенно новая мысль в те времена.

Что же предлагает Буагильбер правителям страны в конечном счете? Вот что: "Вопрос не в том, чтобы действовать: необходимо только перестать действовать, чиня насилие природе". Нужно обложить налогами не бедных, а богатых (в тогдашней Франции дело обстояло именно наоборот). Тогда бедняки станут зажиточными, их потребление возрастет. И это "втройне" вознаградит богатых за их "аванс". Несомненно, Буагильбер имеет в виду, что рост массового спроса на различные предметы, в том числе и на роскошь, расширит торговлю, даст стимул производству, увеличит доходы купцов, крупных землевладельцев и промышленников.

Итак, нужно "перестать действовать, для чего достаточно одного мгновения. И тотчас же природа, обретя свободу, войдя в свои права, восстановит торговлю и пропорцию цен между всеми продуктами, то, что будет способствовать взаимному рождению и постоянному поддержанию, и вследствие непрерывного движения будет создана масса всеобщего достатка, откуда каждый почерпнет в соответствии со своей работой или своим владением.."

Не правда ли, последнее уже очень похоже на лозунг "От каждого — по способности, каждому — по труду"? А "перестать действовать" — это уже почти дословно главный лозунг физиократов: "Дайте вещам идти своим ходом" (см. главу 12).

Последнее предположение Буагильбера — это единый пропорциональный налог "на достояние" (к примеру, одно су с одного ливра). Неясно, подразумевается ли под "достоянием" доход — скорее, пожалуй, имущество. Имущественные налоги были известны очень давно. Новыми были здесь два момента: всеобщность и пропорциональность. Первое опередило практику на много-много лет.

Кто же он такой?

Вот каков был этот судья. Без системы, логики, ясности, с большим количеством повторов и нравоучительными сентенциями, со смешными пояснениями и с наивной верой во всемогущество природы и в возможность простых решений для сложных проблем он высказал ряд замечательных идей и поразительных догадок, которые встали перед наукой своим чередом лет через пятьдесят (Кенэ, Смит), сто (Сэй, Сисмонди), сто пятьдесят (Вальрас) и двести (Кейнс).

По вопросу об объективной роли Буагильбера в развитии экономической мысли оценки ученых сильно расходятся. Некоторые считают его одним из основоположников классической политической экономии. Другие оценивают его значение гораздо скромнее. С легкой руки Вольтера последующие мыслители не принимали Буагильбера всерьез, пока его не вознес на пьедестал почета Карл Маркс, приписав ему даже то, чего у него нет и не было (трудовую теорию ценности, например), и не заметив многого из того, о чем мы сказали выше.

Среди историков до сих пор нет единого мнения о том, как правильнее относиться к подобным случаям. Одни считают решающим делом степень новизны и смелости высказанных идей (с точки зрения последующего развития науки). Другие говорят: важно не то, что какая-то мысль у кого-то мелькнула, а то, что он из нее сделает.

Ничто не может отнять у Буагильбера его собственных достижений и умалить степень его прозрений. Но в оценках объективной роли, которую самые интересные догадки сыграли в развитии науки, полезно проявлять осторожность. Иначе мы всегда рискуем объявить предшественником Эйнштейна того сержанта Цыбулю, который связал пространство и время, приказав “копать канаву от забора и до обеда”.

Десятина Вобана

Современником Буагильбера был Себастьян Вобан (1633–1707). Военный инженер, маршал Франции, он выпустил в 1707 г. сочинение "Проект королевской десятины", которое было изъято правительством и навлекло на автора опалу со стороны Людовика XIV. Вобан очень сочувственно пишет о плохом положении рабочих. Он считает этот класс основой общества, потому что труд — это основа всякого богатства. Самая важная отрасль труда — земледелие, но важны также промышленность и торговля. Для процветания их необходима свобода, нужно отменить чрезмерные ограничения.

Вобан, как и Буагильбер, считает очень вредным для страны такое положение, когда низшие слои чересчур обременены налогами, а высшие обложены лишь незначительно. Он предлагает заменить все налоги одним. Это и была "королевская десятина " — единая доля для всех. Для землевладельцев — с их земли, для фабрикантов и торговцев — с дохода.

Фенелон

Можно отметить и книгу Фенелона Телемак", где также указывается на необходимость свободы торговли. Фенелон говорит, что превосходство одного народа над другим заключается не столько в численности населения, сколько в нравственности, просвещенности и трудолюбии. Нельзя назвать эти идеи очень оригинальными для своего времени. Но изложены они были прекрасным слогом, и, возможно, поэтому труд Фенелона стал бестселлером. Он читался во всех слоях общества и таким образом оказал определенное влияние на общественное сознание своего времени (чего не скажешь о трудах Буагильбера).

Барон Шарль Луи и его книга

Теперь мы обращаемся к мыслителю, который мог бы составить предмет гордости любого народа, если бы не принадлежал целиком к французскому. Это Шарль Луи Монтескье (1689–1755). Его главный труд, вышедший в 1748 г., называется "О духе законов" и охватывает все направления общественной мысли своего времени: религию и политическую философию, право и государство, нравственность и семью, хозяйство и деньги. Все это переплетено с элементами географии и страноведения и рассматривается в историческом развитии. Книга написана блестящим афористичным языком, и чтение ее (даже в переводе) может доставить большое удовольствие. Многие высказывания Монтескье звучат так, будто произнесены только сегодня.

Экономические взгляды Монтескье, безусловно, были самыми передовыми для того времени, хотя и нельзя сказать, что они представляют собой эпоху в развитии экономической мысли. Он велик в другом — в оформлении всеохватывающей системы миросозерцания, которая в конечном счете породила великие интеллектуальные достижения Европы XVIII в. в области философии, истории, экономической и политической мысли. Если искать одно слово-ключ к его книге, это будет слово СВОБОДА. Влияние Монтескье ощущается во всем значительном, что было написано после него в этих областях, особенно во Франции и Великобритании, а также в политическом развитии этих стран, включая французскую революцию. Его идеи вдохновляли творцов Декларации независимости и Конституции США. Монтескье выпала судьба редкая и замечательная — стать учителем целых поколений мыслителей и государственных деятелей Интересно, что его равно ценили как государственники, так и революционеры. Его книга — одна из тех, о которых говорят, они изменили мир.

Человеческие законы и Природа

Трудно на нескольких страницах дать целостное представление о книге, которую можно (и, вероятно, следовало бы) изучать целый учебный год. Мы просто приведем несколько цитат из нее. Начинает Монтескье с характеристики своего предмета: "Законы в самом широком значении этого слова суть необходимые отношения, вытекающие из природы вещей; и в этом смысле все, что существует, имеет свои законы: они есть и у Божества, и у мира материального, и у существ сверхчеловеческого разума, и у животных, и у человека".

Таким образом, все общественные явления, о которых идет речь в его книге (включая и экономические), Монтескье сразу объявляет подверженными законам природы.

Три вида правления различает Монтескье: республика (верховная власть принадлежит всему народу или нескольким семействам), монархия (верховная власть у государя, который правит согласно законам) и деспотия (управляет одно лицо по своей воле и прихотям). При этом республика бывает демократической или аристократической.

Демократия и честность

"Для того чтобы охранять или поддерживать монархическое или деспотическое правительство, не требуется большой честности. Все определяет и сдерживает сила законов в монархии и вечно подъятая длань государя в деспотическом государстве. Но народное государство нуждается в добавочном двигателе, этот двигатель — добродетель.

…Ясно, что государь, который вследствие небрежности или дурных советов перестал бы блюсти за исполнением законов, может легко исправить порожденное этим зло: для этого ему стоит только взять других советников или самому исправиться от своей небрежности. Но если законы перестают соблюдаться в народном государстве, то оно уже погибло, так как причина этого зла может быть только в испорченности самой республики.

— Политические деятели Греции, жившие во времена народного правления, не признавали для него никакой другой опоры, кроме добродетели. Нынешние же только и говорят, что о промышленности, торговле, финансах, богатстве и даже о роскоши. Когда эта добродетель исчезает, честолюбие овладевает всеми сердцами, которые могут вместить его, и все заражаются корыстолюбием '. Тогда меняются все устремления людей, говорит Монтескье, вместо свободы по законам они хотят свободы противозаконной; каждый гражданин ведет себя, как раб, убежавший от своего господина; что должно быть правилом, называют строгостью; что должно быть порядком, называют стеснением. При наличии политической добродетели имущества частных лиц составляют общественную казну, без этой добродетели общественная казна является достоянием частных лиц. Республика становится добычей, а ее сила — это власть немногих и произвол всех".

Вредоносность государственной собственности

Самое обременительное из деспотических государств, говорит Монтескье, — то, где государство объявляет себя собственником всех земель. "Неизбежным следствием этого бывает, что земли перестают обрабатываться, а если государь к тому же занимается торговлей, то оказывается разрушенной и всякая промышленность. В таких государствах ничего не исправляют, ничего не улучшают…там извлекают из земли все, что она может дать, и ничего не дают ей обратно; там все запущено, везде пустыня. Но государственная собственность на все не ослабляет жадность вельмож, а лишь еще усиливает ее. "Они станут считать своим только то золото или серебро, которое им удастся украсть и припрятать". Ни один социалист до сих пор не смог ничего возразить на это.

Шарль Луи Монтескье

"Государство не может быть несправедливым, не имея в своем распоряжении рук, посредством которых эти несправедливости совершаются. Но невозможно допустить, чтобы эти руки не порадели и о самих себе, поэтому расхищение государственной казны становится в государствах деспотических явлением естественным.

Можно почувствовать метод Монтескье. Он ничего не отвергает и ничего не отстаивает. Он рассматривает вещи со всех сторон, руководствуясь общими принципами здравомыслия, естественного порядка и справедливости.

Нужны ли законы против роскоши? "Чем государство беднее, тем больше оно разоряется от относительной роскоши и тем более, следовательно, оно нуждается в законах против относительной роскоши. Чем государство богаче, тем более оно обогащается роскошью и тем более оно должно воздерживаться от законов против этого вида роскоши".

Монтескье о свободе

Монтескье одним из первых высказывает мысль, что обращение негров в рабов — явление антигуманное. Делает он это своеобразно — в форме девяти аргументов в защиту рабства негров. Понятно, что доводы эти — один другого нелепее. Например: "Нельзя себе представить, чтобы Бог — существо очень мудрое — вложил душу, и притом хорошую, в совсем черное тело". Или: "Невозможно допустить, чтобы эти существа были людьми, потому что если бы мы их причислили к людям, то пришлось бы усомниться в том, принадлежим ли мы сами к числу христиан". Или: "Сахар был бы слишком дорог, если бы растение, из которого он получается, не возделывалось рабами". Современному человеку позиция Монтескье представляется совершенно естественной, но для общественного сознания его современников подобное суждение было отнюдь не тривиальным, а, напротив, весьма смелым и благородным. Достаточно заметить, что сам Франсуа Вольтер — борец за свободу, кого многие называли "совестью нации", — не считал зазорным быть совладельцем судна, перевозившего черных невольников из Африки в Америку.

В разделе о влиянии почвы стран на их законы Монтескье высказывает неожиданную мысль: Степень развития земледелия в стране зависит не от ее плодородия, а от ее свободы".

…и о торговле

В разделе о взаимосвязи законов и торговли он говорит" "Есть два вида бедных народов: одни доведены до бедности жестокостью правления, и такие неспособны почти ни к какой добродетели, потому что их бедность составляет часть их рабства; другие же бедны только потому, что пренебрегают житейскими удобствами или не знают их, и такие способны совершать великие дела, потому что их бедность составляет часть их свободы".

Рассматривая внешнеторговые ограничения, характерные для своего времени, Монтескье говорит без обиняков: "Справедливая цена товаров и истинное соотношение между ними устанавливаются только конкуренцией". И мы можем отметить появление, наконец, этого точного слова в большой литературе.

"Свобода торговли, — пишет он далее, — заключается не в том, чтобы дать волю купцам делать все что угодно; это было бы скорее рабством торговли. Не все, что стеснительно для торговца, тем самым делается стеснительным и для торговли. Нигде торговец не встречает такого бесчисленного множества ограничений, как в странах свободы, и нигде он так мало не стеснен законами, как в странах рабства". Для эпохи, когда борьба за свободу торговли только начиналась, еще даже не перейдя из литературы в политику, последнее указание является весьма проницательным. Оно не утратило актуальности и в наши дни.

…и о богатстве

Касаясь различных способов приобретения богатства, Монтескье замечает: "Доходы, зависящие от случая, не связанные ни с промышленностью страны, ни с ее земледелием, составляют самый дурной род богатства. Испанский король, получающий огромные суммы от своей таможни в Кадиксе[21], является лишь очень богатым человеком в очень бедном государстве… Этот государь был бы гораздо могущественнее, если бы ту же сумму, которую доставляет ему таможня, он получал бы от каких-либо провинций Кастилии. Его личное богатство было бы тогда следствием богатства его страны; его благоденствующие провинции оказали бы влияние на все прочие; всем им вместе стало бы легче нести общие тяготы, и вместо великой сокровищницы Испания имела бы великий народ"[22].

Этим уже подготовлен один из главных тезисов Адама Смита — о том, что богатство народа заключено в его труде, земле и капитале, особенно если все это непрерывно совершенствуется.

Глава 11 Обложили меня, обложили…

Умирать и платить налоги — удел каждого.

Б.Франклин.

Историческая роль налогов

"Налоги, или, определительнее сказать, дурные системы налогов, были одною из причин, как видно из истории, что нидерландцы сделались независимыми от Испании, швейцарцы — от Австрии, фрисландцы — от Дании и, наконец, казаки от Польши. На возмущение североамериканских колоний против Англии дурная система финансового управления относительно иностранной торговли имела решительное влияние. Нельзя также оспаривать, что неискусное собирание денег с народа подало повод к Лютеровой реформации.

Расстройство финансов, конечно, не произвело французской революции, но много споспешествовало оной и имело особенное влияние на ход ее".

Так писал замечательный русский мыслитель Николай Тургенев (1789–1871), один из идеологов декабризма (тот самый "хромой Тургенев" из Пушкина) в своем труде "Опыт теории налогов" (1818).

Во многих книгах сегодня можно прочитать, что экономическая борьба всегда влияла на политические и исторические события. Очень часто при этом пишут об угнетении бедных богатыми, о классовой борьбе в обществах, о том, как, например, класс землевладельцев боролся с классом буржуазии и как оба эти класса эксплуатировали бедных крестьян и рабочих.

Все это в той или иной мере верно. Борьба между социальными группами населения за распределение создаваемых богатств действительно была постоянным фоном и подчас основой политических событий в истории народов. Но мы должны иметь в виду, что суть дела не сводится только к вопросам о прибылях и заработной плате. Гораздо чаще и гораздо сильнее борьба (мирная и немирная) велась вокруг налогов. Из-за них чаще всего и разгорался сыр-бор. Об этом напоминает нам Н Тургенев: именно налоговые и финансовые неурядицы чаще всего были причинами восстаний, революций и иных общественных потрясений. К перечню Тургенева можно еще добавить такие судьбоносные события, как появление Великой Хартии Вольностей и рождение парламентаризма (Англия, XIII в.), восстание Уота Тайлера (XIV в.) и, конечно, английская революция XVII в., — все это было связано с налогами самым непосредственным образом.

Употребляя слово "налог", мы будем иметь в виду разнообразные виды платежей из доходов отдельных лиц в пользу государства или государя. К таким платежам относятся разного рода отчисления, подати, дани, пошлины и сборы. Налоги бывают натуральные (зерном, вином и т. п.) и денежные.

Налоговая проблематика в истории экономической мысли

В литературе по истории экономической мысли на русском языке (за исключением специальных исследований) теме налогов и налогообложения редко уделяется место. К сожалению, и мы можем коснуться этой темы лишь коротко. Основная причина состоит в общей особенности данного предмета; всегда и везде вопросы о налогах теснейшим образом переплетаются с хозяйственной практикой и не могут быть освещены в отрыве от нее. Поскольку в этой книге экономическая история народов и стран почти не затрагивается, постольку и о налогах мы можем поговорить здесь лишь в самых общих чертах.

К сказанному прибавляется еще одно обстоятельство. Обмен и налог, вероятно, самые древние формы экономических отношений. Конечно, раз было такое явление, как налоги, люди о них думали. Но думали чисто практически: одни — о том, какие налоги установить, да как их собирать, другие — о том, как их платить или, лучше, как их не платить. И в том, и в другом отношении человеческая мысль работала непрерывно и проявляла чудеса изобретательности. Однако все это не было мышлением теоретическим. В плане общих закономерностей, внутренней природы налога (как экономического явления, как общественного отношения) и в плане воздействия различных налогов на экономику страны и положение различных классов населения, а также в плане сравнения эффективности различных видов налогообложения для государственной казны и т. д. — под таким углом о налогах стали думать сравнительно недавно. "Трактат о налогах и сборах" У.Петти (1662) был, вероятно, одним из первых теоретических сочинений специально на эту тему. Собственно, как мы видели, мысли Петти в этой работе принимали теоретический характер тогда, когда нужно было придумать, как оценить те богатства, которые подлежали налогообложению. Сам же налог как явление им практически не анализировался. Да и сравнению преимуществ и недостатков различных видов налогообложения он уделил мало внимания.

Гоббс о налогах

Одним из первых осмыслить налог как феномен попытался Томас Гоббс (1588–1679). В своем политико-философском трактате "Левиафан" (1651) он представляет первобытное общество как "войну всех против всех". Чтобы избежать такого убийственного состояния общества, считает Гоббс, люди создают государственную власть. Для существования людей, представляющих эту власть, члены общества образуют общий фонд — государственную казну, или фиск (от латинского "фискус" — казна). Так что налоги являются ценой, которой покупается общественный мир.

Теория фискального договора

Вобан (1707), по существу, перефразировал ту же мысль: "Государь, глава и правитель страны не может дать им эту защиту, если подданные не доставляют ему необходимых для этого средств'. Монтескье (1748) ее окончательно сформулировал. Налогоплательщики, говорит он, "отдают часть своего имущества, чтобы быть уверенными в другой части и спокойно пользоваться ею".

В духе теории "общественного договора", связанной с именем ЖЖ.Руссо, таким образом, сложилась теория фискального договора или близкая к ней теория обмена услугами между государством и гражданами. Позднее эта концепция была значительно углублена: налог есть форма участия отдельных лиц в жизни общества как целого. В XIX в. налог стали, наконец, рассматривать как инструмент перераспределения общественного богатства. Более сильные плечи должны нести более тяжелое бремя, совсем слабосильных следует освободить от этой ноши, а немощных нужно еще поддерживать, иногда даже совсем посадить на шею обществу.

Чтобы быть в состоянии платить налоги, лицо должно иметь откуда брать эту плату. Платить может лишь тот, кто имеет доход. Все доходы могут возникать лишь из трех источников, каковыми являются земля, капитал, труд. Соответственно доходами будут рента, прибыль и оплата труда. Все другие виды доходов (например, доходы артистов, учителей, врачей, пенсионеров…), как показал позже Адам Смит, вторичны и образуются так или иначе от трех названных видов. Это важное замечание нужно запомнить.

Классификация налогов

Налоги могут быть общие и особенные. Примеры налогов первого рода: с продаж, с имущества, с дохода, с головы; налоги второго рода взимаются с определенных видов имущества или дохода (например, налоги на автомобили, на собак или на наследство).

По другому признаку налоги можно разделить на прямые, косвенные и безразличные.

Прямым называется налог, когда он платится непосредственно из того источника, который обложен этим налогом. Примеры: налог на доход или налог на капитал (последний платится из прибыли от этого капитала).

Безразличным называется налог, который устанавливается так, что источник его уплаты не имеет значения и может быть любой комбинацией доходов. Примеры: поголовный налог, налог на собак.

Косвенным называется налог, который устанавливается таким образом, что вносит его в казну одна категория лиц, но фактически платит другая. Классическим примером этого является налог с продаж. Вносит его в казну продавец, но платит его фактически покупатель, так как продавец прибавляет этот налог к цене своего товара. То же самое происходит с налогом на добавленную стоимость.

Переложение налогов

Здесь мы сталкиваемся с явлением, которое известно было очень давно, но впервые ясно осознано — со всеми последствиями — лишь в XVIII в. Называется оно переложением налогов. Явление это всегда подстерегает общество при установлении нового налога. Часто переложение бывает многоступенчатым Так, налог на добавленную стоимость, который уплачивает добытчик железной руды, включается в ее цену и перекладывается на чугунолитейное предприятие. Оно, поступая таким же образом, перекладывает этот налог на сталеплавильный завод, тот — на завод металлопроката, этот — на производителя посуды, ножей и вилок — и так до тех пор, пока данный налог не доходит до розничной цены упомянутых изделий и не уплачивается из кармана потребителя.

Томас Гоббс

Переложение налогов может проделывать замысловатые траектории и подчас иметь самые неожиданные и нежелательные последствия. Известен такой случай (Пруссия, XIX в.). В розничной торговле большие универмаги приобрели такую силу на рынке, что мелкие торговцы стали не выдерживать конкуренции. Массовое их разорение означало бы, что универмаги станут монополистами в своих городах. Желая этого избежать, правительство решило помочь мелким торговцам и ввело налог на универмаги в размере 2 % их торгового оборота. Расчет был на то, что универмаги поднимут свои цены на 2 % против рыночного уровня — и мелкие торговцы (свободные от этого налога) станут более конкурентоспособными.

Правительство долго не могло понять, почему после этого у мелких торговцев дела стали идти еще хуже. А вышло так. Универмаги не стали повышать свои цены. Вместо этого они от всех своих поставщиков потребовали… снизить их цены на 2 %. Поскольку такие универмаги были выгодными клиентами (они брали товар большими партиями и регулярно), их поставщики — заводы, фабрики и пр. — подчинились. Налог оказался переложенным на них. Однако эти предприятия тоже сумели переложить этот налог. На кого? На других своих заказчиков, от которых они мало зависели, т. е. на мелких торговцев. Эти теперь должны были покупать товар на 2 % дороже. Налог не только не достиг своей цели (уменьшить прибыль универмагов), но и ухудшил то, что должен был улучшить.

Такое случалось прежде, случается и сейчас. Учащаются жалобы на безработицу. Правительство решает: введем налог на предметы роскоши. Тогда богатые, мол, сократят свое потребление, а лишние средства вложат в производство и создадут новые рабочие места. На деле снижение продаж предметов роскоши уменьшает заказы соответствующим капиталистам, и последние вынуждены увольнять часть своих рабочих. Безработица не уменьшается, а увеличивается.

В XVII–XVIII вв., когда еще не было ни машин, ни фабрик, весь труд был ручным и выполнялся большей частью на дому (даже если рабочий трудился на хозяина), многие говорили, что рабочему свойственна лень и он делает лишь столько, сколько нужно, чтобы хватило на еду да одежду. Считалось, что, если рабочего как-то подстегнуть, он сможет трудиться активнее и за день делать больше. Тогда будут расти прибыли капиталистов, а значит, и их капиталы. Последнее означало расширение всяческих оборотов в торговле и экономическое благосостояние для всех.

Но как подстегнуть рабочих? Давайте введем налоги на хлеб, пиво и пр. Питание станет дороже, рабочие будут вынуждены трудиться больше, торговля будет расширяться, капиталы расти и т. д.

Сказано — сделано. Вводится налог на продажу хлеба. Цена его поднимается. Рабочие… Что же делают рабочие? Угрожая забастовкой, требуют поднять им заработную плату. Хозяева вынуждены согласиться. Их прибыли снижаются, рост капиталов замедляется, обороты сокращаются… Все выходит наоборот.

Однако такие случаи, когда можно проследить все траектории переложения и выявить конечного плательщика какого-то налога, а также все другие его экономические последствия, бывают редко. Гораздо чаще общество не в состоянии даже дать себе отчет в том, к чему же привело введение того или иного налога. В прошлом веке в Пруссии был введен налог на помол муки и убой скота. Двадцать лет потребовалось одному экономисту, чтобы собрать сведения (по городам, где налоги эти действовали, и по городам, где они не действовали), сравнить цены на муку и мясо за ряд лет и показать, что эти налоги, скорее всего, ложатся на потребителя.

Случай из нашей жизни

В 1992 г. правительство России ввело налог на добавленную стоимость (НДС) в размере 18 % по всей стране и по всем производствам и отменило государственные дотации убыточным предприятиям. Цель была в том, чтобы увеличить доходы государства и уменьшить его расходы. В прошлые годы имело место хроническое превышение расходов над доходами, разницу (бюджетный дефицит) государство покрывало печатанием денег; бумажек становилось все больше, товаров от этого не прибавлялось, а цены росли. Новообразованное правительство решило бороться с инфляцией, ликвидировав бюджетный дефицит или снизив его до минимума.

Что последовало? НДС с добывающих отраслей стал перекладываться по цепочке покупателей. При этом на каждом этапе добавлялся "свой" НДС. Все цены, начиная с расчетов между предприятиями, стремительно взлетели и ударили по конечному потребителю — населению. Инфляция не замедлилась, а усилилась.

Начался рост зарплаты государственных служащих, следом — шахтеров и других наиболее организованных рабочих. За ними пошли пенсионеры. Потом учителя, врачи, почтальоны, шоферы и т. д. Последовали указы об общем повышении заработной платы. Изрядные суммы ее, а также пенсии выплачиваются из государственной казны — ее расходы вместо уменьшения стали расти.

С другой стороны, лихорадка цен (на фоне распада СССР и разрыва привычных цепочек "поставщик — заказчик") вызвала определенную анархию в производстве. То нет сырья, то нет сбыта продукции. Расходы растут, доходы снижаются. Заказчикам нечем заплатить своим поставщикам — отсюда новые обрывы цепочек и снова недополучение доходов. Это назвали "кризисом неплатежей". Производство стало сокращаться, начался общий спад, и как следствие стали сокращаться поступления в казну НДС.

Спад продолжается. Предприятиям нечем платить зарплату, они под угрозой закрытия. Стране угрожает массовая безработица. Правительство принимает решение снять острую ситуацию с неплатежами. Как это сделать? Выделить деньги из государственной казны. Ее расходы еще больше растут на фоне сокращения доходов. Дефицит покрывается печатанием новых бумажек.

Данное описание очень схематично и приблизительно. Этот период еще долго будут изучать. Сейчас трудно сказать, что было ошибкой, а что — вынужденной мерой. Очевидно, что введение НДС в размере 18 % было сделано без предварительной проработки возможных последствий этого шага. Правда, подобная проработка — дело такое сложное, что все последствия предусмотреть вряд ли возможно. В таких случаях бесценное значение приобретает наработанный опыт поколений.

Историю экономической мысли знать полезно

В истории давно известны случаи, когда высокие налоги давали снижение общей суммы поступлений в казну. Описано также немало случаев, когда снижение ставки налога или пошлины увеличивало сумму сбора. В каждом случае эффект возникал из особой комбинации причин и конкретных условий. Все это расписано и проанализировано. Отсюда следует, что и в наше время государственным деятелям могло бы пригодиться знание истории экономической мысли. Ведь неглупые люди жили в прошлых веках — те, кто предупреждал: в экономической политике следует избегать слишком крутых поворотов. Таковые никогда не давали положительных результатов. Когда Свифт заметил, что есть финансовая арифметика, в которой два плюс два часто дает не четыре, а один, он имел в виду именно такие случаи.

Акцизные налоги

Помимо описаний многообразнейшей практики налогообложения, история сохранила неисчислимое количество памфлетов с проектами новых налогов. Авторы этих записок — прожектеры. — старались доказать благотворные последствия внедрения своих изобретений в практику, сравнивая их с действующими системами налогообложения. Особенно много таких проектов появлялось в Англии XVII–XVIII вв. В это время был открыт (или переоткрыт — в области налогов поистине все давно испробовано) новый вид обложения: налог на потребление, или акциз, — фактически это тот самый налог с продаж, о котором уже говорилось выше. Когда он устанавливается в процентах от суммы общей торговой выручки, он называется налогом с оборота. Когда он устанавливается в процентах к розничной цене по видам товаров, он называется акцизом.

Заранее известно, что продавцы будут лишь вносить его в казну, но действительным плательщиком акциза станет покупатель. Если акциз установлен на потребительские товары, он и будет налогом на потребление. В огромном большинстве своем прожектеры предлагали за счет введения придуманных ими видов акциза либо снизить, либо (что чаще) отменить налог на землю. Как обосновывалось это?

Налог на землю всей своей тяжестью ложится на ее владельца, который платит вдвое-втрое больше, чем плательщики других налогов. Зато акциз торговцы переложат на потребителей, т. е. на все население. Акциз равномерно распределится на всех понемногу, каждый будет оплачивать его незаметно для себя. При этом освобождается, от налога земля — источник всех богатств. А что же бедные классы? Лучше работать станут — только и всего.

Высказывалось еще одно любопытное мнение: при акцизном обложении налоги вообще исчезают! Действительно, все перекладывают их со своих плеч на другие — так это все и течет без конца. Никто не платит сам. Правда, при этом оставался вопрос откуда все же получает средства казна?

Разумеется, не обошлось и без оппонентов. У акцизов "тридцать три порока" (синоним большого числа, не буквально). Земельный налог платят одни богатые, им это не вредно. А простые люди должны оплачивать акциз со всех своих потребностей. Были даже голоса, что никакого переложения акциза нет — мол, это насмешка над торговцами (и на море они рискуют, и ввозные пошлины платят, да еще акциз им же платить…).

Но аргументация противников была слабее. Да и землевладельцы все-таки были социальной силой (напомним: это дворяне-лендлорды, на земле которых сидели арендаторы, обычно державшие по нескольку наемных рабочих), тогда как "потребители вообще" — что это за класс? Наконец, акциз был гораздо удобнее для государства: деньги текут в казну непрерывным потоком, акцизы можно менять, тасовать, добавлять при появлении новых товаров. А земельные налоги часто вносились единовременно (после сбора и реализации очередного урожая), и повышать их было очень нелегко из-за их очевидности и сопротивления сельских хозяев. Так, на протяжении XVII в. земельные налоги стали убывать, зато акцизы приобретали ведущее значение.

В пользу земельного налога

Внезапно раздался голос Джона Локка. В 1692 г. он написал, что все налоги, включая акцизы, после разных переложений в конечном счете падают на землевладельцев. Мнение, будто акцизы распределяются равномерно по всему обществу и становятся величиной пренебрежимо малой, перед лицом аргументации и авторитета Локка выглядело смешным легкомыслием.

Вот как рассуждал Локк. Торговцы перекладывают акцизы на потребителей. Но большую массу последних составляют рабочие (в тогдашней Англии это были большей частью сельские рабочие или рабочие промыслов, связанных с сельским хозяйством, в основном шерстопрядение и шерстоткачество). Нести на себе акцизы рабочие не хотят или даже не могут. Происходит одно из двух. Или их зарплата поднимается, и тогда арендатор вынужден добиваться снижения арендной платы либо бросать землю. Или зарплата рабочих не поднимается, и тогда они оказываются не в силах себя прокормить. В последнем случае по законам Англии их был обязан брать на иждивение приход[23]. Фонд для содержания неимущих составлялся из взносов землевладельцев, зависящих от размеров их земель. С увеличением числа бедных размеры этих отчислений будут увеличены судьями. Таким образом, по мнению Локка, главная тяжесть акцизов в любом случае ложится на собственников земли. Но если это так, им и решать, как облагаться — прямо с земли или в форме понижения арендной платы.

Однако даже высокий авторитет Локка не смог преодолеть общую тенденцию и повернуть практику в обратную сторону.

Монтескье о налогах

Специальный раздел своей книги посвятил вопросам о налогах Монтескье, которого лучше цитировать, чем пересказывать. "Ни один государственный вопрос не требует такого мудрого и благоразумного рассмотрения, как вопрос о том, какую часть следует брать у подданных и какую часть оставлять им, — писал он. — Доходы государства надо измерять не тем, что народ может давать, а тем, что он должен давать". В этих вопросах могут быть дурные решения двоякого рода: принятые преднамеренно и вызванные сложностью самого дела. "Но если обложение в общем не чрезмерно велико, если необходимое оставлено народу в изобилии, то эти частные несправедливости ничтожны. Если же, напротив, народу оставят лишь то, что нужно в обрез для поддержания жизни, то малейшая диспропорция поведет к самым пагубным последствиям".

При обложении земель (да и при любых других налогах), считает Монтескье, государство должно соразмерять свое богатство с богатством отдельных лиц". Есть выбор: "Начнет ли государство обогащать себя посредством разорения своих подданных или оно подождет, пока достигшие материального благосостояния подданные обогатят его? Начнет ли оно с богатства или кончит богатством?"

Наименее ощутимыми для народа Монтескье считает налоги на товары. Важно распределить их умно. Нерон убрал налог с продажи рабов, который платили покупатели, и переложил его на продавцов, — а многим показалось, будто этот налог вовсе отменен. Потому что, когда он взимается с продавца, покупатель оплачивает его незаметно для себя.

Юм о налогах

По своему обыкновению Монтескье не вступает в открытую полемику с мнениями, которые казались ему ложными. Но не таков был Юм. "Некоторые мыслители твердо держатся того убеждения, что всякий новый налог создает в тех, кто им обложен, новую способность нести его", — так Юм начинает свое эссе "О налогах"[24]. Опасная теория, замечает он: и потому, что может привести к большому злу в жизни, и еще потому, что в ней есть некоторая доля истины.

Не называя имени Локка, Юм соглашается с ним: когда установлены налоги на потребление, то рабочие либо должны урезать свои потребности, либо потребовать увеличения оплаты своего труда — и тогда бремя налога ляжет на богатых. Но возможен и третий результат: рабочие начинают работать больше и лучше, тогда их жизненный уровень остается прежним без надбавок к заработной плате. Это возможно, говорит Юм, если налоги умеренные и вводятся постепенно. Тогда увеличение производительности рабочих ведет к общему экономическому росту страны. Опыт Голландии, Венеции и других подобных стран говорит о том, что даже страна с незначительной территорией и малоплодородной землей может иметь развитую торговлю и обладать большими богатствами. Но если естественные неудобства этому не мешают (а скорее способствуют), то почему же подобных последствий не может вызвать некоторое искусственное неудобство?

Налоги на потребление Юм считает лучшими по той же причине, что и Монтескье. Но видит и недостаток их: сбор обходится дорого (имеется в виду, что нужна целая армия чиновников, чтобы контролировать внесение налогов торговцами). С этой точки зрения земельные налоги обходятся государству дешевле. Но они плохи во многих других отношениях.

Затем Юм решительно возражает "некоторым писателям", которые считают, что все налоги, в конце концов, падают на землю и что по этой причине все их нужно заменить одним-единственным земельным налогом. "Каждый человек старается сбросить с себя бремя подати, которой он обложен, и возложить его на других; но так как все одинаково стремятся к этому и держатся настороже, то надо предполагать, что в этой борьбе ни один класс не одержит полной победы над остальными, И я не могу понять, почему землевладелец сделается жертвой всех, почему и он не сумеет защитить себя подобно остальным". Юм имеет в виду, что акцизы равномерно распределяются по всем слоям населения пропорционально их желанию и необходимости потреблять те или иные вещи.

Часть вторая Зрелость науки

Глава 12 Вся власть — природе

…Так природа захотела.

Почему? Не наше дело.

Для чего? Не нам судить.

Б.Окуджава.

Знаете ли вы, когда появилось слово "экономист" как обозначение ученого — исследователя экономических вопросов? Оно появилось в середине XVIII в. "Экономистами" назвала себя группа мыслителей во Франции, сплотившаяся вокруг доктора Кенэ. Наиболее известные из них: Виктор Мирабо, Дюпон де Немур, Мерсье де Ларивьер. Рядом с этой замечательной плеядой стояли близкие им по мысли, но самостоятельные по взглядам фигуры Гурнэ и Тюрго.

Физиократия

Все они развивали новую систему взглядов, новую теорию. Чтобы коротко выразить ее суть, Дюпон придумал слово "физиократия", что означает буквально природовластие. Впоследствии этих мыслителей стали называть (и называют по сей день) физиократами. Все они были хорошо знакомы или даже дружны между собой. Школа формировалась в общении кружка единомышленников.

При всем сказанном первым следовало бы упомянуть имя Ричарда Кантильона (1680–1734). Купец и финансист родом из Ирландии, много лет живший во Франции, писавший по-английски, Кантильон оставил нам единственное сочинение: "Опыт о природе торговли вообще", опубликованное лишь в 1755 г. Эта замечательная работа содержит множество основополагающих мыслей, обогатить, развить и дополнить которые предстояло вскоре Кенэ и Смиту.

Венсан де Гурнэ (1712–1759) бесспорно считается одним из основоположников школы физиократии. Написал он совсем немного — несколько докладных записок правительству, которые не публиковались, — и рано умер. Памяти своего друга Тюрго посвятил статью, из которой только и стало всем известно о взглядах и влиянии Гурнэ.

Установлено, что идеи Гурнэ оказали влияние на Кенэ. Известно также, что Гурнэ избежал многого из того, что потом было признано ошибками физиократической школы. Считается, что именно Гурнэ пустил в обиход знаменитую фразу laissez faire, laissez passer (лесэ фэр, лесэ пасэ). Прямому переводу на русский она не поддается, а означает примерно следующее: "Дайте людям самим делать свои дела, дайте делам идти своим ходом". Или проще: отвяжитесь! формулу эту так и пишут во всех книгах по-французски. Она стала определенным знаком — знаком целой теории. Или, лучше сказать, идеологии. Что же обозначает собой эта фраза?

Экономический либерализм

Формула laissez faire выражает идею полной экономической свободы, когда государство не вмешивается в производственную, торговую и финансовую деятельность своих подданных. Они платят ему налоги, оно обеспечивает охрану их жизни, имущества, прав и свобод. Этим ограничиваются экономические отношения между населением и государством. Никаких ограничений на ввоз-вывоз. Никаких препятствий вкладывать и изымать капиталы. Никаких запретов на роскошь. Никаких законов о минимальной или максимальной заработной плате. Никаких предписаний о стандартах на продукцию. Никаких указаний о том, по какой цене продавать и покупать. Все решают сами люди. Они вступают между собой в контакты, торгуются, покупают и продают, берут и дают взаймы. И сами договариваются о ценах, оплате труда, ставке ссудного процента и всем остальном.

Такая идеология в науке называется экономическим либерализмом. Позднейшие мыслители не все одинаково представляли себе обстановку экономического либерализма- Иные считали, что в каких-то сферах деятельности, в известных формах и в определенных рамках вмешательство государства остается необходимым, формула laissez. faire осталась в науке знаком самого крайнего варианта либерализма: никакого вмешательства государства!

Ни Гурнэ, ни его единомышленники, по-видимому, не обсуждали различные степени экономической свободы. Вмешательство государства во все сферы экономической деятельности было настолько сильно в те времена, что важно было поставить вопрос об экономической свободе в принципе, в общих чертах, не думая о деталях.

С идеей экономического либерализма мы уже знакомы благодаря Д.Норсу и П.Буагильберу. Но еще во время Кантильона она была новостью и достоянием одиночек. В рассматриваемый период к ней присоединяются большинство выдающихся интеллектуалов Британии и Франции, потому что она явилась неотъемлемой частью набравшего силу мировоззрения.

Естественный порядок

Религиозную доктрину, согласно которой все в мире происходит по воле Провидения и управляется Им ко благу человечества, философы, начиная с Т.Гоббса и Дж. Локка (не забудем про Монтескье), переосмыслили и претворили в учение о естественном ходе вещей, естественном порядке. В русле этого учения возникли еще два понятия: естественная свобода и естественный человек.

Во Франции эта идеология получила впечатляющее выражение в трудах Ж.Ж.Руссо. Естественный порядок противопоставлялся общественному порядку — такому, какой имел место в реальной истории. "Естественное" противопоставлялось "искусственному" во всем: в характере государства и других человеческих учреждений, в политике правительств, в общественных нравах, в поведении людей, в воспитании юношества. У Руссо эти противопоставления доходили до крайностей — до взаимного отрицания "естественного" и "искусственного".

На подобные идеи и опирался экономический либерализм физиократов. Общество состоит из отдельных людей, которых Природа наделила различными склонностями, способностями и потребностями. Очевидно, говорили физиократы, что неразумно игнорировать природные закономерности. Каждому человеку должно быть позволено действовать естественно; он лучше всех знает, что для него хорошо и что плохо. Общественный договор (и плод его — государство) нужен лишь для того, чтобы никто не употреблял свою свободу во вред другим.

Пускай каждый использует те средства — способности, ум, имущество и пр., — которыми он обладает, и своими усилиями добивается для себя жизненных благ. Труд должен быть свободным, плоды его неприкосновенны. Отсюда лозунг: собственность священна! Раз каждый должен иметь право свободно распоряжаться своим трудом и имуществом, значит, необходима свобода обмена и конкуренции. Поэтому не должно быть никаких монополий и привилегий. Таким образом, физиократия решительно отвергала все основания меркантилизма.

Все богатство — из земли

Вторым устоем учения физиократов было представление о земле единственном источнике богатства народа. Для меркантилизма были характерны (а для французской его разновидности — кольбертизма — абсолютно характерны) пренебрежение сельским хозяйством и весь упор политики на промышленно-торговое развитие. Физиократы провозгласили, что все должно быть наоборот (вскоре Адам Смит заметит об этом: "Если палка слишком перегнута в одну сторону, для выпрямления ее следует настолько же перегнуть в другую').

Не нужно думать, что эти люди просто шарахнулись в другую крайность. Их учение основывалось на глубоких и тонких рассуждениях, на новых понятиях и свежих идеях, физиократы создали понятие чистого продукта. Это то, что остается от суммы произведенного продукта, если вычесть все затраты на производство. В масштабе всей страны именно чистый продукт, его величина, определяет прирост народного богатства. Данное положение в общем сохранилось в науке до сих пор (хотя содержание его сильно изменилось).

Откуда берется чистый продукт? Только из земли — убеждены физиократы. Только земля рождает столько, что возмещаются все затраты труда, материалов, семян, рабочего скота и еще остается некоторый избыток продукта земли. Сюда они относили и добычу полезных ископаемых, хотя в основном речь вели о сельском хозяйстве. Этот избыток — дар Природы, результат ее собственной производительной силы. Но получить этот дар можно только путем приложения труда к земле. А что же промышленная обработка всяческого сырого материала, который дает земля? Это и есть только обработка, говорят физиократы, она не прибавляет нового количества, добавочного продукта к тому, что дала земля. Промышленный труд только придает продукту земли — будь то зерно, лен, шерсть, кожа, лес, камень, руда… — новую форму. Возникает вопрос: но ведь цена промышленных изделий выше цены сырья, из которого они сделаны? А как же, отвечают физиократы, так и должно быть — ведь ремесленник несет расходы. Его инструменты изнашиваются, он покупает еще какие-то вспомогательные материалы (смазка, краска…), свечи и дрова для освещения и обогрева рабочего места и т. п. Поэтому цена его продукта должна все эти расходы возместить. Но и только. Чистого продукта этот труд не создает. Тем более торговля, которая лишь обменивает ценность на равную ценность. Торгово-промышленный класс "бесплоден".

Но ведь и в промышленности капитал приносит прибыль, и торговый капитал дает прибыль своему владельцу. Правильно ли тогда этот класс называть бесплодным? Никто и не отрицает, что капиталы, употребляемые в промышленности и торговле, дают прибыль, отвечают физиократы. Однако в обоих случаях эта прибыль лишь образует фонд, предназначенный для содержания предпринимателя. Авансируя капитал в виде сырья, орудий труда, зарплаты рабочих и пр., он при этом авансирует и свое собственное содержание. Эти последние затраты он соизмеряет с прибылью, которую ожидает получить. И когда он ее получает, она возмещает ему произведенные авансом издержки. Дополнительной ценности, дополнительного продукта при этом нет — чистого продукта не остается. Поэтому такие издержки бесплодны. Похожим образом обстоит дело и с капиталом фермера: он тоже приносит прибыль, возмещающую ему издержки собственного содержания, но не эта прибыль составляет чистый продукт его труда, а дополнительный продукт сверх этой прибыли — земельная рента.

По понятиям физиократов торгово-промышленная прибыль оказывается подобием заработной платы, которую ремесленник и торговец выплачивают сами себе.

Труд производительный и непроизводительный

Тот труд, который создает чистый продукт, физиократы назвали производительным, а всякий другой — непроизводительным (он может при этом быть весьма полезным для общества, только, мол, чистого продукта не создает). Это определение тоже, как и понятие чистого продукта, в основном осталось в современной науке. Но по учению физиократов выходило, что производителен лишь труд, прилагаемый к земле. Поэтому класс земледельцев — тех, кто обрабатывает землю, — они назвали производительным классом. А класс тех, кто так или иначе обрабатывает и перемещает продукт земли, получил название бесплодного.

Единый земельный налог

Так как одна лишь земля дает чистый продукт, она одна только и несет всю тяжесть налогов. Что бы и как бы ни облагалось решением правительства, бесплодный класс не может отдавать налог из своего кармана: коли нет чистого продукта, не из чего отдавать налог. Бесплодный класс перекладывает налоги на производительный. Но и производительный класс ничего не имеет лишнего от своих трудов. В этом отношении что "производительный" крестьянин, что "бесплодный" ремесленник — все едино. Ибо чистый продукт достается владельцам земли. Это земельная рента, которую им отдают арендаторы-земледельцы. Вот этот самый класс, чье богатство проистекает не от своего труда, а лишь из права владения землей, — этот-то класс и несет бремя всех налогов. Поэтому, чтобы взимание налогов было проще и дешевле, нужно все их виды заменить одним — земельным — налогом. Таков был третий столп учения физиократов.

Экономический либерализм; исключительная производительность труда, прилагаемого к земле; единый земельный налог — это и есть три кита физиократии. В указанные рамки не вмещаются лишь три фигуры: Гурнэ, Кенэ и Тюрго. Каждый из них, однако, по своим причинам.

Венсан Гурнэ

Гурнэ отвергал учение о том, что промышленный и коммерческий труд непроизводителен. Для физиократов здесь был момент весьма принципиальный. Но Гурнэ слишком рано ушел из жизни, и потому, возможно, этот его взгляд не оказал корректирующего воздействия на физиократическую доктрину при ее окончательном формировании.

Франсуа Кенэ

Кенэ был и остался в истории символом учения физиократов, которое он выразил наиболее полно и глубоко. Но как мыслитель он был больше чем просто физиократ. Экономическая наука обязана Кенэ несколькими великими достижениями, вошедшими в ее золотой фонд.

Кенэ в качестве лидера физиократов принадлежит ведущая роль в формировании таких категорий политической экономии, как чистый продукт и производительный труд. Впоследствии физиократическое понимание этих понятий было подвергнуто серьезной критике и преодолено научной мыслью. Замечательно, однако, что формальные признаки того и другого были даны физиократами почти безупречно.

Классовое деление общества

Кенэ и его единомышленники впервые заговорили о больших социальных группах населения, или классах, с чисто экономической точки зрения. Определяющими признаками класса для физиократов были два: участие в создании общественного богатства и участие в распределении созданного богатства. В соответствии со своей центральной доктриной об исключительной производительности труда, прилагаемого к земле, физиократы выделили три основных класса населения: производительный, бесплодный и земельные собственники. Далее мы увидим, на каком основании последние не были отнесены к бесплодной категории.

Инвестиции и издержки производства

Скажем теперь о личных научных заслугах Кенэ. Он научил экономическую мысль различать две категории затрат: единовременные и текущие.

Применительно к земледельческому труду Кенэ называет их соответственно "первоначальными авансами" и "ежегодными авансами". Первое — это то, что нужно затратить сразу и на много лет вперед. Чтобы можно было хозяйствовать на земле, нужно купить скот, плуг, борону, семена… Построить коровники, сараи… Прорыть канавы, проложить трубы… Нанять работников… По сути дела, речь идет о создании фермерского капитала. "Первоначальные авансы", по Кенэ, — это инвестиции, или капитальные вложения. Они содержат вложения как в основную, так и в оборотную часть капитала. Прежде чем вложить эту сумму в землю, ее нужно иметь.

Франсуа Кенэ

"Ежегодные авансы", по Кенэ, — это постоянно требуемые расходы на ведение хозяйства: на содержание скота, оплату труда работников, ремонт техники, зданий и сооружений… Это издержки производства, которые составляют себестоимость продукта. Для них не требуется дополнительно привлекать деньги извне, они возмещаются в цене продукта производства при его продаже.

И прежде люди, конечно, чувствовали разницу между инвестициями и издержками производства. Но четкое их разделение и выявление экономического различия между двумя категориями — бесспорная научная заслуга Кенэ.

Экономическая Таблица

Доктор Кенэ не имел ученой степени "доктора экономических наук". Он был врачом. Первая статья, которую написал молодой Франсуа Кенэ, была посвящена методике кровопускания. Он знал об открытии Гарвеем системы кровообращения, которая работает независимо от разума или желания. Возможно, это впоследствии подсказало ему блестящую идею о круговороте общественных продуктов и встречном круговом потоке доходов, притом оба потока движутся без участия государства.

Соответствующие идеи сложились у Кенэ в форме, как он ее назвал, "Экономической Таблицы" (см рис 12-1). Это изобретение Кенэ поначалу может показаться трудным для понимания. На самом деле там все очень просто, если разбираться по порядку. Зато знакомство с ней может доставить такое удовольствие, какое бывает, когда сталкиваешься с неподдельными творениями человеческого гения.

Постулаты Экономической Таблицы

Экономическая Таблица Кенэ — это, конечно, схема. И как всякая схема, она сильно упрощает реальность, для того чтобы видны были важнейшие закономерности. Вот эти упрощения: 1) цены неизменны в течение года; 2) все доходы расходуются на потребление (это значит, что инвестиции не растут по годам); 3) покупки и продажи внутри каждого класса не принимаются во внимание; 4) внешняя торговля не принимается во внимание; 5) вся земля обрабатывается фермерами, арендующими ее у владельцев; 6) нет различия между фермерами и их наемными работниками, между промышленниками и их рабочими. Подобные предпосылки вполне допустимы. От любой из них автор может потом отказаться, при этом схема немного усложнится, но общие закономерности из-за этого не изменятся.

Что же показывает Экономическая Таблица Кенэ? Она показывает, как распределяется между классами совокупный общественный продукт; из чего складываются доходы трех классов общества; как между классами доходы обмениваются на продукты; как возмещаются расходы каждого класса. То, что показывает Таблица, называется процессом общественного воспроизводства (в течение года). Если бы схема принимала во внимание инвестирование какой- то части доходов (увеличение капитала), она показывала бы расширенное воспроизводство. В данном виде она показывает простое воспроизводство (капитал общества остается постоянным).


Рис. 12-1. Экономическая Таблица, как изобразил ее сам Кенэ.


Рис. 12-2. Товарно-денежные потоки между тремя классами общества согласно Экономической Таблице Кенэ.

Исходные условия Экономической Таблицы

Кенэ принимает такие исходные данные:

1. Первоначальные авансы производительного класса (в потоках не участвуют) — 10 млрд. ливров.

2. Ежегодные авансы производительного класса — 2 млрд. ливров.

3. Годовой продукт производительного класса — 5 млрд. ливров. В том числе:

— промышленное сырье — 1 млрд. ливров.

— продовольствие — 4 млрд. ливров.

В Таблице отражен момент окончания сбора урожая.

Если вычесть из готового продукта ежегодные авансы, остается 3 млрд. ливров, которые и поступают на рынок (в том числе: сырье на 1 млрд. и продовольствие на 2 млрд.). Из них один должен возместить долю первоначальных авансов, а два остальных представляют собой чистый продукт.

В этот начальный момент бесплодный класс (промышленность и торговля) располагает изделиями на 2 млрд., а земельные собственники располагают денежными средствами на 2 млрд. (это то, что до: они получили за прошлый год от производительного класса в качестве арендной платы).

Реализация продуктов, доходы и расходы

Теперь начинается движение (см. рис. 12-2). Землевладельцы покупают у фермеров продовольствие на 1 млрд. Значит, обмен: первые получают зерно и пр. на 1 млрд., а вторые — эту сумму деньгами.

Другой 1 млрд. деньгами землевладельцы отдают бесплодному классу, а взамен получают от него промышленные товары на эту сумму.

Бесплодный класс обменивает все эти деньги на продовольствие, в результате чего фермеры получают еще 1 млрд.

Этот второй 1 млрд. фермеры отдают назад бесплодному классу, получая взамен промышленные товары на эту сумму.

У бесплодного класса теперь 1 млрд. на руках. Эти деньги в обмен на сырье для ремесленного производства поступают к фермерам, у которых и остаются.

Обмен закончен, весь общественный продукт реализован, все доходы распределены. Что получилось в итоге?

Землевладельцы купили на 1 млрд. продовольствия и на 1 млрд. промтоваров для потребления. Бесплодный класс продал свои изделия на 2 млрд. и получил в обмен: продовольствие — на 1 млрд. и сырье — на 1 млрд. Производительный класс продал продовольствия на 2 млрд. и сырья на 1 млрд. Получил он за это промтовары на 1 млрд. и 2 млрд. деньгами. Эти последние 2 млрд. — денежное выражение чистого продукта — поступили владельцам земли в качестве арендной платы. Вот и все.

Мы видим теперь, почему землевладельцы, которые не создают чистого продукта, не были отнесены к бесплодному классу. Тратя свой доход на продовольствие и сырье, они, по мнению Кенэ, выполняют важную экономическую функцию, участвуя в реализации продукта как производительного, так и бесплодного класса.

Научное значение Экономической Таблицы Кенэ

До Кенэ мы не видим, чтобы экономические писатели рассматривали экономику страны как единый целостный организм, в котором все взаимосвязано. Никто не задавался мыслью о том, что общественное воспроизводство имеет определенные, притом сбалансированные, пропорции (только у Буагильбера есть это слово, но все же трудно сказать, что именно он имел в виду). Никто не представлял себе строение экономики как кругового потока продуктов и доходов.

Отметим одну интересную особенность Таблицы. Если отказаться от доктрины бесплодности промышленно-торгового класса, его доход должен оказаться суммой заработной платы рабочих и прибыли предпринимателей. Какие-то цифры в Таблице изменятся, могут возникнуть новые траектории. Но суть принципиально не изменится — останутся движения продуктов и доходов, сбалансированность, гармония. Адам Смит не замедлил внести в эту схему коррективы, притом очень значительные (см. главу 14). Однако идея Кенэ осталась навеки и породила целые направления в науке.

От Таблицы идут прямые линии к важнейшим научным изысканиям XIX и XX вв. — к теории общего рыночного равновесия, к теории исчисления национального дохода, к моделям "затраты — выпуск" В.В Леонтьева и к теории межотраслевого баланса.

Глава 13 Гениальные подсказки

Ну, книга, ты, брат, лежи-ка лучше здесь.

Вам, книгам, следует знать свое место. Ваше дело — доставлять нам слова, а уж мысли — это наше дело.

Г.Мелвилл. "Моби Дик"

В 1750 г., спустя два года после выхода "Духа законов" Монтескье, один молодой француз выступил в Париже с циклом публичных лекций по истории. Эти лекции принесли ему славу одного из основателей философии истории и современной исторической науки. Мысль Монтескье о том, что все происходящее в этом мире совершается по законам природы, отразилась и приобрела оригинальное звучание в лекциях 23-летнего студента из Сорбонны по имени Анн Робер Жак Тюрго (1727–1781).

Вот рассуждение Тюрго: история совершается не по воле исторических деятелей — королей, министров, полководцев, — а по своим собственным законам, которые заложены в природе. Естественный ход вещей прокладывает себе дорогу сквозь человеческие страсти и поступки. Тюрго первым употребил слово "прогресс' в том смысле, как оно употребляется и сегодня: развитие более совершенного из менее совершенного.

Написанные Тюрго "Размышления о создании и распределении богатств" вышли в 1769–1770 гг. Но Дюпон де Немур, готовя рукопись к изданию, слишком вольно с нею обошелся, что привело к ссоре. В 1776 г. Тюрго сам выпустил второе издание.

Робер Жак Тюрго

Разносторонне одаренный, Тюрго ко всем своим талантам обладал еще и великолепным даром Анн администратора. Значительная часть его не слишком долгой жизни была отдана практической деятельности в качестве председателя судебной палаты Парижа, губернатора Лиможа и, наконец, генерального контролера финансов (фактически премьер-министра) Франции. Работа не мешала ему размышлять и оттачивать свои мысли, но, вероятно, не давала возможности писать пространные сочинения. Поэтому блестящие идеи Тюрго на бумаге облекались в форму небольших трудов, чаще всего изложенных тезисно, без развернутого обоснования.

Тюрго и физиократия

Автор "Размышлений" в своих исходных пунктах — физиократ (чистый продукт дает только земля). Но рамки этой доктрины ему явно тесны, и он без колебаний выходит из них.

Бесплодный класс у Тюрго "распадается, так сказать, на два разряда": на предпринимателей и наемных работников. Первые — обладатели больших капиталов, "которые они употребляют для получения прибыли". Вторые "не имеют ничего, кроме своих рук", они "авансируют предпринимателям свой ежедневный труд", а их доход — заработная плата на уровне прожиточного минимума. Точно так же и класс земледельцев, единый у Кенэ, распадается на два аналогичных разряда — наемных работников и их нанимателей — фермеров.

Что такое продукт, создаваемый капиталом, с экономической точки зрения? Ответ Тюрго остался в политической экономии почти без изменения. Продукт капитала распадается на две части. Одна из них возмещает ту долю капитала, которая была израсходована на создание продукта (сюда входит и оплата труда рабочих). Другая часть — избыток над издержками производства — есть прибыль на капитал. Она сама состоит из трех частей. В нее входят: предпринимательский доход; оплата труда, риска и умения капиталиста; земельная рента-Первое — это то, что причитается капиталисту по праву владения капиталом (как землевладельцу — рента). Второе — вознаграждение его за безошибочный выбор объекта вложения капитала, за все хлопоты инвестора, за искусное управление предприятием, позволяющее избегать убытков или разорения. Эта часть прибыли на капитал, считает Тюрго, соответствует ссудному проценту. Третье — "чистый продукт земли", идущий ее владельцам (земельная рента).

Рыночные механизмы

В этой же работе Тюрго в явном виде описывает модель свободного перелива капиталов и естественного выравнивания нормы прибыли (см. главу 9).

Здесь мы встречаем и глубокие рассуждения об общественном разделении труда. Тюрго возвращается к тому, что уже выяснил Аристотель. Общественное разделение труда вызывает товарообмен. Пропорция обмена определяется соизмерением обоюдной потребности товаровладельцев в продуктах друг друга. Отсюда Тюрго идет дальше. В жизни ведь существует не одна пара торговых партнеров, аналогичные сделки совершаются многими парами. Понятно, что, если бы все решалось только субъективным интересом данных лиц, в каждом случае формировались бы свои обменные соотношения; т. е. не было бы единой рыночной цены на каждый вид товара. Для примера Тюрго говорит об обмене вина на хлеб. "Ценность хлеба и вина не является предметом торга лишь двух частных лиц, — говорит Тюрго. — Она определяется уравновешиванием потребностей и средств всей совокупности продавцов хлеба с потребностями и средствами всей совокупности продавцов вина".

Проблема ценности

К этой проблеме Тюрго специально обращается в небольшой, но изумительно глубокой статье "Ценности и деньги". Написанная в 1769 г. статья увидела свет лишь около 1805 г. (при издании Собрания сочинений Тюрго в 9 томах).

Для начала Тюрго хочет вместе с нами разобраться в значениях слова ценность. А нам как раз пора об этом поговорить. Во-первых, потому, что проблема ценности и цены начинает приобретать все большее значение в экономической мысли того периода, о котором мы теперь ведем речь. Во-вторых, потому, что в последние 70 лет российской истории в экономической литературе вместо слова ценность употреблялось слово стоимость, односторонне передающее богатый смысл английского слова value, его французского двойника valeur и общего предка обоих — латинского слова valor.

Тюрго говорит, что в латинском языке это слово означало силу, здоровье, крепость организма. Именно это значение корня слова сохранилось во французском invalide (русск. инвалид, т. е. потерявший здоровье).

Затем это слово стало обозначать годность, пригодность (т. е. удовлетворяет ли эта вещь наши требования к ней). Если нет, то говорили, что она не имеет ценности. Добавим, что в русском языке есть выражения типа "не стоит внимания" или "овчинка выделки не стоит", где слово "не стоит" означает не цену (как в выражении "сколько стоит?"), а именно пригодность, ценность, или значимость. "Не стоит внимания" — т. е. пустяк, который не имеет особого значения. "Овчинка" не настолько ценна, чтобы тратиться на ее "выделку". Слово "стоимость" имеет явный оттенок затраты или потери: "Это стоило ему года жизни", "Это будет стоить вам трех дней труда" (или трех тысяч рублей и т. п.). Таким образом, в отрицательной форме "не стоит" еще сохраняется смысл оценки значения, но в положительной форме "стоит" остается лишь смысл потери, которого нет в романских прототипах.

Итак, продолжает Тюрго, слово "ценность" может обозначать пригодность к нашим потребностям. Большая или меньшая ценность означает степень пригодности: насколько эта вещь способна удовлетворить наши запросы. В таком смысле (значимость вещи для нас") Тюрго говорит о ценности значения.

Ценность и труд

Если взять всю совокупность вещей, необходимых для жизни и благополучия, говорит Тюрго, то получится некая сумма потребностей. Каждый предмет нашего желания стоит нам забот, трудов, утомления и, по крайней мере, времени (сегодня эти средства добывания нужных вещей мы называем общим словом ресурсы). То, сколько и каких ресурсов приходится затратить для получения данной вещи, составляет естественную цену этой вещи. Тюрго говорит, что никакого товарного обмена еще нет, а человек уже вступает в сделку с Природой. Он отдает ей часть своих ресурсов (сил, времени и пр.), а взамен она дает ему нужную вещь.

Однако общее количество таких ресурсов у каждого из нас ограниченно. Поэтому мы в каждом случае решаем, сколько ресурсов мы можем позволить себе отдать за данную вещь (в соответствии со степенью потребности в ней). Если требуется больше этого количества, мы можем отказаться от ее добывания, употребив свои ресурсы на что-то другое.

В наши дни человек обычно измеряет свои ресурсы в деньгах. Но легко увидеть, что за этими деньгами стоит трудовой ресурс. Если за 8-часовой рабочий день я получаю, скажем, 24 тыс. руб., то авторучка ценой в 6 тыс. руб. стоила бы мне 2 часа моего труда. Допустим, я считаю, что это дороговато и что лучше мне купить другую авторучку за 1,5 часа моего труда, т. е. за 4,5 тыс. руб.

Вот эту оценку, эту максимальную долю своих ресурсов, какую человек согласен отдать, Тюрго и называет ценностью значения.

Но когда речь идет о взаимном обмене между людьми, говорит Тюрго, и, ценность значения не может объяснить формирование меновой пропорции. Ведь у каждого эта оценка — своя.

Ценность и цена

Тюрго предлагает рассмотреть такую ситуацию: на необитаемом острове оказались двое дикарей. У одного есть маис, у другого — дрова, а каждому ведь нужно и то, и другое. Волей-неволей они вступают в торг. Каждый хочет отдать поменьше, а получить побольше. Точнее говоря, один за меру маиса хочет получить максимум дров, а другой за охапку дров — максимум маиса. Долго они торгуются, наконец, сделка совершается: 4 меры маиса за 5 охапок дров. Почему именно такое соотношение?

Рассуждаем дальше. Для первого получить 5 охапок дров важнее, чем отдать 4 меры маиса (ведь он отдает их, не так ли?). Для второго, напротив, 4 меры маиса более значимы, чем 5 охапок дров. Только поэтому обмен и совершается — потому что он выгоден обоим. Каждый считает, что получает больше, чем отдает. Больше чего? Этой самой и, ценности значения.

Вот эта субъективная выгода первого в точности равна выгоде второго, говорит Тюрго. Если бы не так, то один из двоих меньше стремился бы к обмену и принудил бы другого дать больше маиса за свою охапку дров (или наоборот). Поэтому следует считать, что при совершении обмена ценность отдается за равную ценность. 4 меры маиса равноценны 5 охапкам дров. Такую равную ценность Тюрго называет меновой ценностью. Она уравнивает 4 меры и 5 охапок. Если ценность значения существует только в уме каждого, то меновая ценность принята ими обоими. Тюрго подчеркивает, что эта числовая пропорция не является отношением между вещами и не выражает соотношение между вещью и ее ценой.

Как измеряется ценность

Крайне важно замечание Тюрго о том, что ценность не имеет собственной меры. Другими словами, невозможно установить для нее какую-то абсолютную единицу измерения. Ценность измеряется только ценностью — путем сравнения одной с другой. Это значит, что ценность всегда относительна (Тюрго говорит: точно так же длину измеряют длиной — ведь мера длины установлена не природой, а соглашением между людьми).

Таким образом, заключает Тюрго, во всяком соотношении обмена одна сторона равенства выражает ценность другой стороны. Если х = Зу, то Зу измеряет ценность единицы х, а ценность единицы у измеряется величиной х/3. Эти величины и являются ценами друг друга. Понятия "цена" и "ценность" различны, говорит Тюрго, однако в разговорном языке они могут замещать друг друга. Интенсивность потребностей Во всех этих рассуждениях Тюрго нужно отметить несколько моментов. Тюрго отказывается от поисков абсолютной (т. е. существующей вне самого понятия "ценность") меры ценности. В частности, он не ищет ее в труде, как делали средневековые схоласты и как наметилось это у Петти. Не ищет ее также Тюрго и в полезности вещей, как предлагал Барбон. Идя от основополагающей идеи Аристотеля о решающей роли чувства потребности, Тюрго установил весьма интересную вещь: меновое соотношение выявляется в процессе торга через сопоставление интенсивностей потребностей обоих участников торга. Чем сильнее человек желает чего-то, тем интенсивнее его потребность в этой вещи. Когда это соотношение установилось, оно выражает равновесие, или равенство интенсивностей обеих потребностей. Отсюда оставался один шаг до понятия предельной полезности, о котором мы будем говорить позже. Тюрго подсказал эту идею почти на сто лет вперед.

Глава 14 Так государство богатеет

Пустым тщеславием было бы указывать на пункты, в которых мысль его не была еще вполне ясной, ибо ему мы обязаны всем, даже позднейшим открытием истин, которые самому Смиту не были еще известны.

Ж. С. де Сисмонди.

Доктор Смит "Человек обычно рассматривается государственными деятелями и прожектерами как некий материал для политической механики. Прожектеры нарушают естественный ход человеческих дел, надо же предоставить природу самой себе и дать ей полную свободу в преследовании ее целей и осуществлении ее собственных проектов… Для того чтобы поднять государство с самой низкой ступени варварства до высшей ступени благосостояния, нужны лишь мир, легкие налоги и терпимость в управлении, все остальное сделает естественный ход вещей", — говаривал в публичных лекциях, читанных им в 1748–1750 гг., недавний выпускник Оксфорда Адам Смит. Ему тогда едва минуло двадцать пять лет от роду. Еще не были опубликованы книги Кантильона и физиократов, хотя Смит уже изучил Монтескье.

Адам Смит

Однако вопрос тут не в заимствованиях. Мы видели, как идеи экономического либерализма пробивали себе дорогу уже с последней четверти XVII в. и как они получили мощную философскую поддержку в учении о естественном порядке. Однако политика европейских правительств (в том числе экономическая политика) все еще остается целиком в русле меркантилистской идеологии. По-прежнему государство охраняет монополии и раздает привилегии, назначает ввозные пошлины и вывозные премии, сдерживает промышленное развитие своих заморских владений ради сохранения рынков сбыта для монополистов из метрополии. По-прежнему действует система цеховых регламентов, стандартов на продукцию и ограничения числа работающих в каждой профессии. Тут мало что изменилось к середине XVIII в. Поэтому нужно было снова и снова писать о естественной свободе, о "собственных проектах Природы", к которым следовало приноравливать дела человеческие, вместо того чтобы игнорировать природные законы. То тут, то там опять и опять умы проникались одной и той же идеей — верный признак наступления перемен и приближения новой эпохи.

В этот переломный момент и явилась на свет книга Адама Смита "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776). Идеология меркантилизма, уже изрядно потрепанная на словах, но еще крепкая на деле, получила от Смита такой мощный удар, от которого она уже не смогла оправиться.

В то же время многих сторонников естественной свободы увлекало учение физиократов. Оно уже было в моде. И вместе со своим пафосом природовластия оно несло в себе доктрину о чистом продукте земли как единственном источнике богатства народов.

Борьба на два фронта

Задача, которую поставил перед собой Смит, была непроста. Ему предстояло отстаивать принцип естественной свободы против меркантилизма и вместе с физиократами, но при этом отстаивать принцип производительности промышленного и торгового капитала против физиократов и вместе с меркантилистами. Это называется 'садиться меж двух стульев". При этом часто садящийся оказывается на земле, сопровождаемый насмешками с обеих сторон. У Адама Смита вышло наоборот: он утвердился на своей позиции, тогда как справа и слева от него все посыпалось. Прежде чем перейти к полемике на два фронта, Смит сооружает себе прочный теоретический фундамент. Из пяти книг "Богатства народов" три первые отведены теории, четвертая — полемике и пятая — доходам, расходам и функциям государства в режиме естественной свободы. Самая большая книга — пятая, чуть меньше — четвертая, затем (по мере убывания) идут первая, вторая и третья.

Вопросы за вопросами

Вот ход рассуждений Смита.

Богатство народа создается трудом и усилиями всей страны. Когда производится больше, чем тратится (разность есть чистый продукт), тогда государство богатеет. Чтобы выяснить условия, при которых это происходит, нужно сперва разобраться в некоторых вещах.

Чистый продукт создается только производительным трудом — тут Смит согласен с физиократами. Но какой труд является производительным? В создании богатства участвует также капитал. Что это такое? Какие его виды бывают? Как его лучше всего употреблять?

Далее: что такое чистый продукт общества? Из чего он складывается? Ведь это и есть национальный доход, не так ли? Он слагается из доходов отдельных людей, но какие именно категории населения участвуют в этом? Откуда берутся эти доходы, из каких источников? При каких условиях они растут, а при каких — уменьшаются? Какова действительная роль земли?

Наконец, доходы ведь измеряются в ценах, а цены — в деньгах. Что такое цена? Как она образуется? От чего зависит изменение цен? Что это за измерительный инструмент — деньги? Входят ли они в сумму национального богатства? Всегда ли этот инструмент показывает то, чего от него хотят? Больше денег, меньше денег в стране — насколько это важно? На что это влияет, на что — нет?

И каковы все-таки природа и причины богатства народов?

Вот несколько из множества вопросов, которыми задается Адам Смит. Уже по этому перечню можно увидеть, насколько трактат Смита отличается от всего, что мы видели прежде. Он всеобъемлющ, он охватывает все стороны экономической жизни народов и все проблемы экономической мысли, какие были известны до него.

И, решая эти проблемы одну за другой, Адам Смит постепенно, но неуклонно выстраивает единое здание экономической науки, которая (как теперь становится ясным) прежде существовала в виде разрозненных деталей. Давайте совершим экскурсию по грандиозному сооружению Смита — конечно, только ознакомительную. Ведь "Богатство народов" — как петербургский Эрмитаж: если начнешь вникать, за целый день пройдешь лишь небольшую часть. Хочешь пройти по всему зданию за раз — двигайся быстро и старайся не заворачивать в закоулки, как бы этого ни хотелось. Итак…

Откуда берется богатство

"Богатый человек" — что это значит? Наверное, то, что он может пользоваться в большом количестве предметами необходимости, удобства и удовольствия. Так и народ отдельной страны (в европейских языках — нация): он тем богаче, чем больше всевозможных предметов потребления приходится в расчете на одного жителя. Все такие вещи добываются или трудом данного народа, или через обмен продуктов этого труда на продукты труда других народов.

Труд нации дает тем больше продуктов, чем выше производительность одного рабочего часа или дня, т. е. чем больше производится в единицу времени. Но важен не только размер всей совокупности продуктов труда — гораздо важнее, сколько их приходится на одного жителя. А это зависит еще от одной причины, а именно: в какой пропорции народ делится на две группы — на тех, кто занят производительным трудом, и тех, кто им не занят.

Какая из двух причин важнее? У диких народов трудились все, кроме инвалидов, дряхлых стариков и грудных младенцев, но "богатство" этих народов известно. В современных обществах имеются многочисленные категории лиц, которые не занимаются производительным трудом (и не должны им заниматься), — пенсионеры, дети, армия и флот, чиновники и т. д.

Отсюда видно, что производительность общественного труда более важна, чем число непроизводительных жителей. От каких же условий она зависит?

Разделение труда

Мы уже отмечали выше (см. главу 7), что во все времена до эпохи Смита всякий труд был ручным. Это обстоятельство было решающим в вопросе о том, почему все так боялись конкуренции и стремились к монополиям и привилегиям, — почти не было возможностей снижать издержки производства, чтобы выдержать конкуренцию. Однако Смит обратил внимание на то, что такая возможность имеется почти всюду. Это разделение труда.

И вот перед нами одно из знаменитых мест книги: описание булавочной мастерской. Один рабочий тянет проволоку, другой разрубает ее на кусочки, третий затачивает кончик и т. д. Каждый занят лишь одной простой операцией — вплоть до последнего, который только укладывает булавки в пакетики. Если бы каждый из них делал все операции, он за рабочий день не сделал бы больше 20 булавок, а вдесятером они делали в день, сколько бы вы думали? 48 000! То есть на каждого — по 4800 штук. Производительность их труда в 240 раз выше, чем у одиночки.

Но дело не в подобной мастерской, это лишь иллюстрация. Все общество работает, как такая мастерская. Никто не делает сам все, что нужно для его собственного потребления. Притом часто и отдельные продукты делаются не одним работником. Сукно, например, делают скотоводы, стригали шерсти, прядильщики, ткачи, валяльщики, красильщики. Да и сами ткачи специализируются по различным видам и сортам материй.

В общих чертах все это было замечено уже давно. Что нового здесь дал Смит? Во-первых, увидел универсальный характер разделения труда — от простых операций до профессий (а затем до классов и еще дальше — до деления всей страны на город и село). Во-вторых, показал, что разделение труда может иметь различные степени, и чем больше степеней, тем труд производительнее. В-третьих, связал разделение труда со снижением издержек. Говоря современным языком, Смит открыл такое явление, как технический прогресс. Машинам он придает меньше значения (потому, видимо, что в его время механизация труда делала лишь первые шаги). Но он замечает, что именно разделение труда открывает простор для изобретения машин — ведь механизировать можно лишь простые операции.

Есть еще и "в-четвертых". Тут мы задержимся подольше. Как и Тюрго (в это же время, но в Париже), Смит возвращается к идеям Аристотеля о том, что обмен возможен лишь тогда, когда люди заняты неодинаковыми делами. И тут у Смита тоже возникает понятие ценность.

Подход к понятию ценности

К этой проблеме Смит подходит совсем не так, как все другие. Прежде всего он замечает, что слово "ценность" может иметь два различных значения: (1) полезность предмета ("ценность в потреблении") и (2) возможность приобрести другие предметы в обмен на данный ("ценность в обмене", или меновая ценность). Расхождение с трактовкой Тюрго лишь обозначилось, но затем оно становится принципиальным.

У Тюрго формирование цены рассматривается на примере двух изолированных товаровладельцев, попавших на пустой остров. У каждого из них нет выбора: нет возможности ни найти другого партнера, ни самому изготовить отсутствующий у него предмет. Но в жизни все не так! Можно поторговаться и с одним, и с другим; можно, на худой конец, и самому владельцу маиса пойти да нарубить себе дров, а дровосек может и маис посеять на своем огороде, если покупать его слишком дорого.

Смит берет за основу именно то обстоятельство, что каждый изолированный обмен совершается двумя партнерами в нормальной общественной среде, когда есть рынок товаров и одного, и другого вида. Этот подход Смита ведет его мысль по новому пути. Почему люди обмениваются своими продуктами? Потому что имеет место общественное разделение труда. Каждый специализируется в какой-то одной профессии. А почему не иначе?

Почему кузнец еще и не держит стадо овец, а земледелец не делает сам нужные ему изделия из металла — плуги, бороны, обручи, гвозди, штыри, скобы, пилы, топоры и пр.? Не потому ли, что заниматься чем-то одним выгоднее, чем сразу всем на свете? Ведь земледельцу нужны изделия не только из железа, но также из дерева, камня, стекла, тканей, кожи, глины… Так в чем же выражается выгода от специализации труда?

Первобытное сельское хозяйство давало скудные урожаи, которых если и хватало земледельцам, то только до ближайшей весны. В нашу эпоху урожаи таковы, что у земледельца остаются излишки для продажи (т. е. для обмена на другие предметы). То же самое и в других профессиях.

Вообразим, как предлагает Смит, первобытное охотничье племя. Еще нет самовоспроизводящихся запасов (капитала). Земля — ничья (принадлежит всему племени). Нет специализации — такой, когда один охотится только на бобров, другой — только на оленей. Что здесь может служить руководством при обмене? По-видимому, только затрата времени труда, говорит Смит. Если убить бобра можно лишь за два часа, а убить оленя — за час, тогда "один бобр должен естественно обмениваться на двух оленей". Чем больше времени требует добыча продукта, тем он ценнее.

А теперь представим более цивилизованное общество. За много поколений разделения труда накопились навыки, приемы, секреты мастерства, которые с юных лет осваивает человек, посвятивший себя какой-либо профессии.

Экономия труда

Представим такую картину (все числа условные, как в задачнике). На рынке встречаются кузнец и столяр. Первый покупает стул и отдает за него 3 топора. (Спрашивается: зачем столяру сразу три топора? Конечно, обмен происходит через деньги. Чтобы купить 1 стул, кузнецу нужно продать 3 топора — вот что имеется в виду, когда ученые говорят об обмене одного товара на другой.)

На изготовление топора у кузнеца уходит 1,5 часа, столяр же делает 1 стул за б часов. Но если столяр захочет сам выковать себе топор, у него на это может уйти 12 часов (у него нет такого умения, как у кузнеца). За это время он может изготовить 2 стула, т. е. цену б топоров.

Если кузнец начнет сам для себя делать такой же стул, у него может уйти на это 36 рабочих часов. Но за это время он может выковать 24 топора, т. е. цену 4 стульев.

Теперь мы можем представить себе, как рассуждал Адам Смит. Столяр освобождает кузнеца от необходимости тратить 3–5 дней на 1 стул, а кузнец освобождает столяра от необходимости тратить 12 часов на 1 топор. Когда они совершают обмен — 1 стул за 3 топора, каждый из них экономит свой труд. Каждый из них как бы получает больше труда, чем отдает, каждый выигрывает время и силы.

Когда кузнец за 1 топор получает 1/3 стула, он фактически за 1,5 часа своего труда выгадывает 12 часов своего же труда. Чистый выигрыш — 10,5 часа труда. Когда столяр за 1 стул получает 3 топора, он фактически за 6 часов своего труда выгадывает 36 часов своего же труда. Чистый выигрыш времени составляет 30 часов, или по 10 часов на 1 топор. Чем больше чистый выигрыш времени (и сил) на единицу товара, тем выше меновая ценность этого товара для того, кто им владеет. Для человека, который хочет продать или обменять какую-то вещь, пишет Смит, "она равноценна телесным и душевным тяготам, от которых она может его избавить, возлагая таковые на других людей".

Таким образом, для кузнеца меновая ценность 3 его топоров равна 31,5 часа труда (10,5 х 3), а для столяра меновая ценность его стула равна 30 часам его труда…

…Здесь мы вынуждены прервать изложение идей Смита, поскольку слышим протестующий голос пытливого читателя:

— Почему это за 1 стул идет только 3 топора, если по соотношению затраченного времени 1 стул равен 4 топорам? Не потому ли получается в итоге несовпадение меновых ценностей? Выходит, что один получает более высокую ценность, чем другой, — обмен несправедлив.

Тут возможен такой диалог:

— Друг мой, кто сказал вам, что обмениваются всегда равные ценности?

— Ну хотя бы Тюрго, — отвечает пытливый читатель.

— Отрадно, что вы усвоили предыдущий материал. Но не забудьте: Смит рассуждает совсем не так, как Тюрго.

— Да ведь и у Смита есть намек на равноценный обмен, — говорит наш оппонент, успевший заглянуть в книгу Смита (глава V, абзац 2).

— Эхма! — с досадой говорит пишущий эти строки.

— Чего бы стоило подобрать другие числа, чтобы не было щекотливых вопросов! Не изменить ли нам условия задачки?

Да нет, пожалуй. Оставим так. Кто сказал, что железо в объеме 3 топоров обошлось кузнецу ровно во столько же, как столяру древесина при обмене одного стула? Может, и бывают такие совпадения, да только нечасто. Нужно исходить из того, что цены материалов различны. Железо в нашем примере дороже дерева. Поэтому к величинам затраченного и выгаданного времени каждый из партнеров по обмену должен был бы добавить материальные затраты, которые он совершил, и учесть затраты, которых он избежал.

Кроме того, сравним характер труда. Один работает у жаркой печи, дышит неизвестно чем, рискует обжечься, искры прожигают одежду… Другой трудится в чистом помещении, где приятно пахнет свежим деревом, и все такое. Разве час одного вида труда — это то же самое, что час другого вида? Да еще в этот день на рынке что-то много стульев появилось — как бы этот кузнец не сторговался с соседом за 2 топора…

С учетом таких обстоятельств может оказаться, что обмениваемые ценности приблизительно равны. Смит так и пишет, что в жизни редко делаются точные расчеты, а дело решается путем переговоров, торга и взаимных уступок "в соответствии с той грубой справедливостью, которая, не будучи вполне точной, достаточна все же для обычных житейских дел.

— Ну вот, — скажет наш оппонент, — а мы тут считали часы, вычитали, делили… Что это за наука, если, в конце концов, она отсылает нас к какой-то "грубой справедливости", которую и высчитать-то невозможно! А как же получается цена?

Не будем спешить. Ведь мы рассмотрели только единичную сделку. Между тем на рынке ежедневно тысячи топоров обмениваются на сотни стульев (т. е. совершается множество самых разных сделок).

То, что до сих пор объяснил нам Смит, — это еще не механизм формирования цены. Это всего лишь понятие о том, что такое меновая ценность. Важно было точно выяснить, что обмен взаимовыгоден, потому что каждый из его участников экономит свой труд. Другими словами, каждый получает в обмене больше, чем отдает. Можно сказать с уверенностью, что перед нами совершенно новая точка зрения. Везде мы видели до сих пор представление о том, что при обмене выигрыш одной стороны есть ущерб для другой. В связи с этим мы говорили о модели "игры с нулевой суммой" (см. главу 7). У Смита мы находим совсем иную концепцию, которую можно связать с понятием "игры с ненулевой (положительной) суммой". К сожалению, большинство ученых XIX в. не заметили новаторской идеи Смита.

Меновая ценность по Смиту — это понятие, которое существует лишь в уме каждого из торгующих на рынке. Ее нельзя ни сколько-нибудь точно измерить, ни даже пощупать. Когда же она становится доступной наблюдению, она в тот самый момент исчезает, превращаясь в цену: 3 топора — цена стула, 1/3 стула — цена топора. Сегодня на рынке стул втрое ценнее топора И все. Что будет завтра — неизвестно. О цене топоров (и стульев) можно задним числом сказать пока только то, что за нее было выгодно продать то и другое, иначе ни топоры, ни стулья не были бы проданы.

Анализ понятия дохода

Теперь возьмем одного из участников той же сделки, например кузнеца. Делает он, конечно, не только топоры. И продает он свои изделия так, чтобы, скажем, продукт его месячного труда возмещал ему все расходы за месяц, да еще чтобы кое-что оставалось сверх того. Какие же это расходы? Все материалы (включая топливо и пр.), износ инструмента (если, скажем, за год молот приходит в негодность, значит, за месяц изнашивается его 12-я часть), ремонт здания, горна, мехов, печи и пр. А так как его кузница стоит на чьей-то земле, он должен еще внести арендную плату — земельную ренту. Если все это вычесть из месячной выручки от продажи его изделий, разность дает чистый доход кузнеца.

Мы должны учесть, однако, что этот чистый доход состоит из двух разнохарактерных частей. Одна из них, которая идет на приобретение еды, одежды и других предметов потребления для кузнеца и его семьи, представляет собой не что иное, как оплату его собственного труда (он сам себе выплачивает эту сумму). Вторая часть, которая остается, если вычесть его зарплату из чистого дохода, измеряет чистую выгоду его дела. Это прибыль на капитал. Если бы всю работу у кузнеца делали наемные рабочие, зарплата шла бы им, а ему оставалась бы только прибыль на капитал. И наоборот, если бы кузница и все оборудование принадлежали не ему, а, скажем, вдове умершего мастера, то наш кузнец сам был бы наемным работником, живущим на зарплату, а прибыль доставалась бы хозяйке кузницы.

Цена слагается из доходов

От того, кто и почему получает отдельные части совокупного дохода, не меняется тот факт, что этот доход (который есть цена продукта кузнечного производства) делится на три части: плату за труд, ренту за землю и прибыль на капитал.

— Хорошо, — скажет наш оппонент, — но ведь есть еще и материальные издержки производства, которые возмещаются из того же совокупного дохода, не так ли?

— Точно так. Но давайте вглядимся в эти издержки внимательно.

Для примера возьмем один вид (экономисты говорят: одну статью) издержек, скажем дрова. Их кузнец покупает у лесоторговца. Последний нанимает лесорубов, которым он выдает заработную плату. Он платит и ренту владельцу земли, на которой растут вырубаемые деревья. И после этих выплат цена дров должна принести лесоторговцу еще и прибыль на его капитал (пилы, лошади и телеги для перевозки бревен, навесы для хранения дров и пр.). Таким образом, цена дров распадается на те же три части: плату за труд, ренту за землю и прибыль на капитал. Эти три части входят — как расход на дрова — в цену продукта труда кузнеца.

Три основных класса

Выходит, что в истинном биде цена всякого продукта состоит из трех частей, каждая из которых представляет собой чей-то доход. Заработная плата является доходом наемных рабочих, земельная рента — это доход землевладельцев, прибыль есть доход капиталистов-предпринимателей. (Данное умозаключение Смита оказалось настолько непривычным для экономической мысли и настолько непростым, что еще через сто и более лет его оспаривали известные ученые и пытались опровергать.)

Таким образом, продолжает Смит, перед нами "три значительнейших класса общества". Заметим, по какому признаку определяет Смит понятие класса. Этот признак. — источник дохода.

Не останавливаясь, Смит идет дальше. Все продукты производства в стране в течение года кто-то продает и кто-то покупает. Что это значит? Это значит, что весь годовой продукт труда народа продается и покупается. Со стороны продажи он представлен своей совокупной ценой (суммой цен всех продаж). Эта совокупная цена и есть сам годовой продукт труда страны в денежном измерении.

Доход нации

В данном случае Смит выясняет, что такое национальный доход. Это чистый продукт годового труда народа страны, измеряемый суммой доходов ' трех значительнейших классов". Отсюда следует очень важное положение: плата за труд, рента с земли и прибыль на капитал — это три первичных вида дохода. Они создаются трудом с участием капитала и земли каждый год и составляют ежегодный прирост общественного богатства. Всякий иной вид дохода вторичен, он может проистекать только из этих трех вместе или по отдельности.

Например, когда рабочий (или капиталист, или землевладелец) получает медицинскую помощь, он платит врачу из своей зарплаты (или прибыли, или ренты). Доходы государственных чиновников, военнослужащих, пенсионеров, учителей и т. п. образуются из налогов, которые платят получатели трех первичных видов дохода. Три этих класса создают национальный доход, за счет которого живут и остальные классы, или категории, населения. Ни чиновники, ни прислуга, ни военные сами чистого продукта не создают. Их труд может быть полезным., но он не является производительным. Как говорит Смит, их труд не возмещает того фонда, из которого берется их доход. То есть их доход является не увеличением национального дохода страны, а его тратой.

Сказанное можно подытожить следующим образом. По мысли Смита, создаваемый годовым трудом народа национальный доход распределяется между рабочими, капиталистами и землевладельцами[25]. Затем он различными путями перераспределяется — так, что какая-то часть его попадает непроизводительным категориям населения в виде жалованья, оклада, гонорара, пособия, пенсии, субсидии и т. д.

Если бы кто-то захотел прибавить все эти доходы к величине национального дохода, то получился бы, как говорят экономисты, повторный счет. Потому что все перечисленные виды доходов уже "сидят" в учтенных величинах зарплаты, ренты и прибыли.

Нужно сказать, что в эпоху Смита в сфере услуг практически не наблюдалось капиталистической организации производства. Например, прачка стирала белье в тазу и получала от заказчика плату, которая шла из прибыли, или ренты, или жалованья, или пенсии и т. д. Ее доход был не увеличением национального дохода, а его тратой (как говорят экономисты, не производством национального дохода, а его потреблением). Ее труд не был производительным. Сегодня владелец механической прачечной, выступая в качестве капиталиста, держит прачек как наемных рабочих. В цене стирки содержатся заработная плата прачек, прибыль хозяина и рента за землю, на которой стоит здание прачечной. В таком случае каждая простыня увеличивает национальный доход страны ровно настолько, сколько платит заказчик за ее стирку и глаженье.

Различие между производительным трудом и непроизводительным

Опять недоволен пытливый читатель:

— Что-то тут не так, — говорит он.

— В старину прачке платил за стирку, скажем, рабочий из своей зарплаты. И теперь за механическую стирку платит рабочий из своей зарплаты. Я согласен, что его зарплата и тогда, и сейчас составляет часть национального дохода. Но почему же прежде плата за стирку была тратой последнего, а теперь стала приростом?

Давайте разбираться. Мы понимаем уже, что эти вопросы не зависят от вида труда (стирка или что-то другое). И неважно, из какого дохода оплачивается стирка — из первичного или, например, из пенсии. Значение имеет одно: возмещает ли труд тот фонд, из которого он оплачивается? В первом случае труд прачки оплачивается из доходов, во втором случае он оплачивается из капитала (иногда говорят: труд обменивается на доход или на капитал). Цена стирки теперь возмещает расход всех капитальных благ и ренту, да еще приносит прибыль. Коль скоро труд во втором случае возмещает фонд, из которого он оплачивается, значит, этот труд производителен. И потому продукт его (измеренный ценой) является прибавкой к национальному продукту.

Чистый доход и валовой доход

Здесь нужно сделать одно важное пояснение. Во всех предыдущих рассуждениях Смит имел в виду тот доход нации, который был создан ее трудом, капиталом и землей в течение одного года. Это чистый годовой продукт нации. Но в его создании участвовал капитал, который был накоплен за предыдущие годы. И результат работы народа за данный год должен быть таким, чтобы была возможность возместить затраты по содержанию основного и оборотного капитала страны. Только если полный продукт труда страны позволяет осуществить такое возмещение, все, что остается сверх этого, представляет собой национальный доход. Полный продукт, о котором сказано выше, Смит называет валовым доходом страны, а остальное — ее чистым доходом. Именно чистый доход, когда сделаны уже все расходы на поддержание основного и оборотного капитала, остается жителям страны для их непосредственного потребления: для расходов на пищу, одежду, жилище, всяческие удобства и удовольствия. Чистый, а не валовой, доход служит истинным показателем богатства народа.

Категория дохода не зависит от формы собственности

Положение Смита о трех основных видах дохода явилось большим научным шагом вперед. Достаточно сравнить его выводы с представлениями физиократов, — а ведь они в ту эпоху выражали передовое слово экономической науки, — чтобы оценить достижение шотландца. При этом он специально дает некоторые пояснения. Он указывает, что прибыль капиталиста не нужно путать с оплатой труда по управлению предприятием. Ведь бывает, что владелец капитала нанимает управляющего, но прибыль все равно достается собственнику. Если же предприниматель действует с заемным капиталом, он из прибыли платит процент по ссуде. Процент Смит рассматривает как оплату услуги заимодавца — он дает возможность предпринимателю, не имеющему своих денег, получить прибыль. За это заимодавец имеет право на часть полученной прибыли. Таким образом, ссудный процент, по Смиту, есть доход вторичный.

Когда Смит только приступил к изложению своих мыслей о трех составных частях цены, казалось, что он связывает возникновение такого явления, как прибыль, с появлением класса капиталистов. Точно так же появление земельной ренты Смит поначалу вроде бы связывает с появлением частной собственности на землю. Однако затем становится ясно, что эти рассуждения были приведены Смитом скорее для простоты и наглядности. Перед этим он говорил только о труде, а что такое в наших глазах вознаграждение труда? Это заработная плата. Но логика исследования потребовала ввести в рассмотрение и другие виды доходов. Проще всего было для начала говорить о прибыли и ренте как доходах владельцев капитала и земли.

Однако затем выясняется, что прибыль и рента — это самостоятельные явления, которые не зависят от принадлежности капитала и земли. Смит объясняет все это следующим образом. Если независимый ремесленник работает со своим станком своими же руками, то в его доходе соединяются его заработная плата как рабочего и его прибыль как капиталиста (а в быту все вместе называют прибылью). Если огородник сам работает на своей земле, его доход является суммой ренты, зарплаты и прибыли (а в жизни обычно весь доход тоже называют прибылью). И так далее.

Наконец, еще одно существенное замечание делает Смит. В развитой стране цены большинства товаров содержат не только зарплату, но все три части. Поэтому годовой продукт труда страны эквивалентен такому количеству труда, которое намного превышает действительно затраченный труд. Ведь прибыль и ренту можно направить на наем новых рабочих, т. е. на оплату дополнительного труда. И если бы весь этот годовой продукт употреблялся на содержание производительных работников, то с каждым годом страна получала бы весьма значительный прирост своего богатства. Но так не бывает, говорит Смит. Всегда существенная часть национального продукта достается непроизводительным категориям населения. И от того, насколько велика доля этих категорий в общей численности населения, зависит, будет ли национальный доход по годам расти, оставаться на одном уровне или снижаться.

Нормы доходов

Только выяснив все эти вещи досконально, Смит возвращается к проблемам ценообразования. Итак, всякая цена состоит из трех частей. И цена будет меняться в зависимости от изменения любой из этих частей. Уровень каждой из этих величин экономисты измеряют ее удельным показателем, или нормой. Норма прибыли — это ее величина на единицу капитала (рубль, доллар, иену…). Норма зарплаты — это ее величина в единицу времени (рабочий час, рабочий день…). Норма ренты — это ее величина на единицу площади земли (кв. м, акр, га…).

Естественная цена

Смит полагает, что в каждой отдельной местности существуют обычные, или средние, нормы заработной платы, прибыли и ренты. Они зависят от богатства или бедности данной местности, географических и климатических условий, удаленности от торговых путей, плодородности почв, от характера труда в типичных для этой местности видах производства, уровня неизбежных затрат для нормального ведения дел и т. д. Для каждой местности в какой-то период ее экономического развития эти нормы более или менее определены и изменяются незначительно. Смит называет их естественными нормами.

Если цена какого-то товара такова, что три ее составные части приблизительно соответствуют естественным нормам платы за труд, прибыли на капитал и ренты с земли, тогда цена эта может быть названа естественной ценой данного товара в данных условиях. В отдельных случаях товаровладелец может согласиться на более низкую цену. Но в течение длительного времени продавать товар по цене ниже естественной — значит терпеть ущерб. Ведь расходы, которые владелец товара несет для того, чтобы изготовить товар и доставить его на рынок, так или иначе держатся на уровне естественных норм зарплаты, прибыли и ренты. Поэтому, хотя естественная цена с точки зрения местных условий есть некая усредненная величина, зато для товаровладельцев она выступает — в долгосрочном плане — как нижний предел допустимой цены.

Рыночная цена. Спрос и предложение

Однако продается каждый товар по рыночной цене. Ситуация на рынке постоянно меняется, и рыночные цены могут быть или выше, или ниже, или точно такими же, как естественные цены этих товаров. Для каждого вида товара рыночная цена зависит от соотношения предложения его на рынке и спроса на него. Предложение — это количество товара, предлагаемое к продаже. А хорошо ли мы понимаем, что такое спрос на данный товар?

Смит определяет так: спрос — это то количество товара, которое покупатели согласны и хотят купить по его естественной цене (Смит называет этот спрос действенным, чтобы не путать его с желанием иметь этот товар у тех, кто не может купить его по данной цене).

Если предложение меньше действенного спроса, между покупателями возникает конкуренция. Некоторые из них, боясь остаться без нужного товара, предлагают за него более высокую цену — рыночная цена поднимается выше естественной. Если предложение товара превышает действенный спрос, часть его неизбежно придется продать тем, кто не может заплатить естественную цену. Обостряется конкуренция продавцов. Рыночная цена всей товарной массы опускается ниже естественной цены.

Когда предложение примерно соответствует действенному спросу, рыночная цена оказывается близкой к естественному ее уровню.

Понятно, что все обладатели рабочей силы, капиталов и земли стараются, чтобы предложение товаров не превышало действенного спроса. А все покупатели заинтересованы в том, чтобы оно не становилось меньше спроса.

Модель свободной конкуренции

Если в какой-то момент предложение начинает опережать спрос, это означает, что либо зарплата, либо прибыль, либо рента (либо две или все три эти величины) будут возмещены ниже естественной нормы. Тогда интерес землевладельцев (или рабочих, или капиталистов) заставит их изъять из производства какую-то часть своего ресурса. Предложение сократится, и зарплата (или прибыль, или рента) поднимется до ее естественной нормы, а цена — до ее естественного уровня.

Обратная картина возникнет, если предложение однажды окажется ниже действенного спроса. Тогда на производство данного товара будут направлены дополнительные количества труда (или капитала, или земли). Предложение возрастет, зарплата (или прибыль, или рента) снизится до естественной нормы, а цена — до естественного уровня.

Так Смит детализирует и уточняет ту концепцию рыночного механизма, которую мы уже обсудили в главе 9 под названием "модель средней нормы прибыли".

Цена свободной конкуренции и отклонения от нее

Естественная цена, говорит Смит, — это цена свободной конкуренции. Она представляет самую низкую цену, по какой товаровладельцы согласны продавать в долгосрочном аспекте. Монопольная цена — это самая высокая цена, по которой покупатели согласны покупать товары. Рыночная цена редко может долго держаться ниже естественной цены, но она может долго держаться выше последней. Причинами этого могут быть различные монополии и привилегии.

Монополии и привилегии тоже могут быть естественными (например, некоторые виноградники во Франции дают редкие сорта вина из-за особых свойств почвы, нигде больше не встречающихся; эти вина всегда дороже обычных вин, и более высокая цена дает повышенную ренту с этих земель). Какой-нибудь секрет производства, позволяющий производить дешевле других, делает своего обладателя естественным монополистом. Цена продукта в этом случае может и не повышаться, но доход будет выше среднего, т. е. нормы заработной платы или прибыли окажутся выше естественных.

Искусственные монополии и привилегии создаются государством Они могут быть причиной длительных или постоянных отклонений норм (прибыли, зарплаты или ренты) от естественного уровня. Так же действуют и всевозможные ограничения на приобретение профессий (вроде законов об ученичестве), на перемещение рабочей силы между местностями (законы против бродяжничества) и т. п. Наконец, причины отклонения цен от естественного уровня могут заключаться в самом характере некоторых профессий или способах приложения капитала. Если какое-то ремесло считается постыдным, обычно находится мало желающих им заниматься, поэтому оплата такого труда всегда выше, чем заслуживает этот труд по затратам сил, времени и пр. К таким специальностям во времена Смита относили кожевников и мясников. В качестве самого яркого примера такого же рода он приводит ремесло палача.

В то же время если занятие какого-либо лица принадлежит к числу уважаемых в обществе профессий, то "восхищение публики, сопровождающее такие таланты, всегда составляет часть их вознаграждения". Поэтому, хотя в денежном плане такие профессии часто могут оплачиваться недостаточно, все же всегда находятся люди, которые желают вступить на подобное поприще. К ним во времена Смита относились, например, врачи и юристы. "Для поэта и философа, — пишет Смит (конечно, он имел в виду и себя самого), — этот почет составляет почти единственное вознаграждение".

Если вложение капитала связано со значительным риском (например, морская торговля), цена товаров всегда будет выше естественной. Повышенная норма прибыли содержит тогда надбавку за риск, которая эквивалентна страховой премии за потерю части товара при такой торговле.

Три состояния экономики

Как мы видели, вопрос о цене и ценообразовании у Смита непосредственно связан с вопросами о размерах национального дохода (связующее звено — три составные части цены, они же — три вида первичных доходов). Отсюда понятно, что Смит постоянно имеет в виду главную тему своего исследования — богатство народов.

Экономика страны, говорит он, может находиться либо в состоянии роста, либо в состоянии падения, либо в стационарном состоянии, которое Смит иногда называет состоянием застоя. Эти три состояния характеризуют не абсолютный уровень богатства народа, а лишь изменение этого богатства по годам. Состоянию роста отвечает последовательное увеличение национального дохода от года к году, состоянию падения — снижение величины национального дохода. Неизменная его величина по годам дает стационарное состояние.

Даже очень богатая страна может находиться в состоянии застоя (во времена Смита такой страной был Китай). Напротив, в состоянии роста может находиться и довольно бедная страна. Во времена Смита британские колонии в Америке были беднее метрополии, но там были выше нормы заработной платы и прибыли. То есть богатство этих колоний росло быстрее, чем богатство самой Британии.

Три категории дохода в трех состояниях экономики

Исходя из понятия о трех возможных состояниях общества, Смит рассматривает долгосрочные тенденции поведения трех составных частей цены. Здесь он отвлекается от кратковременных колебаний зарплаты, прибыли и ренты. Он рассматривает, что происходит с их естественными нормами в различных условиях.

Уровень заработной платы формируется путем торга между рабочим и его нанимателем. Но стороны не равносильны. Собственники капитала и земли могут прожить и год-два, не нанимая рабочих.

Но эти последние и недели не проживут без получения дохода от своего труда. Поэтому в долговременном плане норма оплаты труда всегда стремится к такому уровню, который лишь обеспечивает существование рабочего и его семьи (прожиточный минимум), не оставляя ему излишков. Так происходит даже в очень богатой стране, если она находится в стационарном режиме.

Но если в стране доходы и капиталы растут, спрос на труд возрастает. Конкуренция между нанимателями поднимает норму заработной платы выше прожиточного минимума. Оплата труда выше всего не в богатых странах, а в быстро богатеющих. Рост спроса на рабочие руки порождает и быстрый рост рабочего населения. Если же страна беднеет, спрос на труд сокращается. Конкуренция между рабочими опускает норму заработной платы ниже прожиточного минимума. Возникают нужда, голод, болезни и сокращение населения. Что же выгоднее для общества — снижение зарплаты рабочих или ее повышение? "Ни одно общество, — говорит Смит, — не может процветать и быть счастливым, если значительнейшая часть его членов бедна и несчастна".

Кроме того, говорит он, щедрая оплата труда увеличивает трудолюбие (большинство меркантилистов, а также У. Петти имели иное мнение, к чему мы вернемся в главе 18). И еще: рост заработной платы повышает издержки производства, что заставляет предпринимателей искать способы повысить производительность труда, т. е. думать о техническом прогрессе. А вот норма прибыли в трех состояниях общества ведет себя совсем иначе. Она снижается, когда страна богатеет: во-первых, из-за роста заработной платы; во-вторых, из-за обострения конкуренции между капиталистами; в-третьих, из-за сокращения возможностей выгодного помещения капитала Наконец, сами капиталы растут в объеме, так что даже при неизменном размере прибыли ее норма снижается. Но все это вовсе не означает, будто страна идет к упадку (о чем обычно начинают кричать предприниматели в такой ситуации). Смит указывает без обиняков, что норма прибыли "по природе вещей низка в богатых странах и высока в бедных, а наиболее высока она в тех странах, которые быстрее всего идут к разорению и гибели".

Все это справедливо в теоретическом плане. Но на практике постоянно меняются размеры капиталов, колеблется выручка по отдельным сделкам, скачет величина издержек. Даже сам коммерсант не всегда может сказать точно, что происходит с его нормой прибыли. Судить о поведении средней нормы прибыли, говорит Смит, можно по поведению средней нормы процента. В долговременном плане последняя обычно следует за первой. Что касается поведения ренты, то тут опять особая картина. Дело в том, что прибыль и зарплата в основном первичны по отношению к цене. Их движение, конечно, подчиняется глубинным закономерностям (частично рассмотренным нами выше) и имеет естественные пределы сверху. Но в этих пределах, чем выше зарплата и (или) прибыль, тем выше цена, и наоборот. Рента же, говорит Смит, является составной частью цены в другом смысле. Она вторична по отношению к последней. Рента в основном оказывается разностью: цена минус зарплата и прибыль. Поэтому все, что ведет к сокращению издержек производства, увеличивает ренту.

Во-первых, в отношении сельскохозяйственного продукта: чем лучше техника земледелия, тем больше урожай, тем дешевле обходится в производстве один сноп или центнер плодов земли. Другими словами, такой сноп становится эквивалентным большему количеству труда других людей. На возмещение капитала с обычной нормой прибыли требуется меньшая доля продукта. Следовательно, землевладельцу достается увеличенная доля этого продукта.

Во-вторых, сама ценность ренты увеличивается. Ее получатель покупает на нее промышленные изделия. Чем они дешевле, тем больше он может купить.

"Всякое увеличение действительного богатства общества, — замечает Смит, — всякое увеличение количества применяемого в нем труда ведет косвенно к повышению ренты с земли". Противоположная же тенденция ведет к понижению действительной ренты с земли.

Классовые интересы

На основе сказанного Смит делает выводы о классовых интересах в обществе. Рабочие и землевладельцы при всех условиях заинтересованы в росте общественного богатства. Для тех и других это всегда означает и рост собственного благосостояния, тогда как обеднение страны всегда означает понижение уровня жизни обоих этих классов.

Однако совсем не так тесно связан с интересами общества интерес "тех, кто живет на прибыль", т. е. капиталистов. Во многом даже оба интереса противоположны. Предприниматели всегда хотят двух вещей: расширения рынка и ограничения конкуренции. Первое часто соответствует интересу общества, но второе всегда идет ему во вред, ибо ведет к повышению нормы прибыли сверх естественного уровня, т. е. к обиранию всех остальных граждан.

Сам характер труда предпринимателей, говорит Смит, делает их активными, заставляет напрягать умственные способности, все время что-то придумывать. Поэтому они постоянно предлагают различные государственные мероприятия, требуют тех или иных законов и постановлений. Но к таким предложениям Смит советует всегда относиться в высшей степени подозрительно. "Они ведь исходят от того класса, интересы которого никогда полностью не совпадают с интересами общества, который обычно заинтересован в том, чтобы вводить общество в заблуждение и даже угнетать его и который во многих случаях действительно и вводил его в заблуждение, и угнетал". Так заканчивает Смит I книгу "Богатства народов", материал которой составляет то, что позже было названо микроэкономикой или микроэкономическим анализом.

В книге II своего труда Смит всесторонне рассматривает понятие, экономическую роль, значение и функции капитала. Здесь перед нами уже макроэкономика.

Накопление капитала

Капитал — это накопленный (т. е. не израсходованный на потребление) запас. Его всегда создают для какого-то определенного употребления. Так что формирование запасов тесно связано с разделением труда в обществе. Но и само накопление капиталов создает возможности для дальнейшего разделения труда. Например, когда накоплено достаточно средств, можно разделить труд ткачей по видам и сортам материи и т. д. Таким образом, накопление капитала само по себе становится причиной роста производительности труда. Кроме того, рост капиталов означает увеличение числа производительных работников (ведь капитал работает только руками человека). Все это ведет к росту богатства нации. А этот рост позволяет еще больше средств сберегать от потребления и направлять на накопление.

Показателем богатства страны, как уже говорилось, является чистый доход. Он не включает затраты на поддержание основного капитала. А что можно сказать про оборотный?

Оборотный капитал страны

Оборотный капитал страны состоит из следующих частей: продовольствие, материалы, готовые изделия и деньги. Скажем, запасы товаров у мясников, булочников, виноделов — это их оборотный капитал. О материалах, готовых изделиях и деньгах в связи с оборотным капиталом мы говорили в главе 0. Смит замечает, что первые три из четырех составных частей оборотного капитала страны постоянно переходят или в основной капитал, или в фонд потребления. Материалы и часть готовых изделий идут на строительство домов, машин и пр. Другая часть готовых изделий и предметы продовольствия продаются потребителям. Все, что идет в фонд потребления из оборотного капитала общества, составляет часть его чистого дохода. Все, что переходит в основной капитал, не входит в чистый доход по определению. Поэтому поддержание этих трех частей оборотного капитала не уменьшает чистого дохода общества, а известная часть их даже входит в этот чистый доход.

Становится ясным отличие общества от отдельного лица: у купца оборотный капитал не составляет его чистого дохода (свои товары он не проедает, а продает). Но эти товары становятся фондом потребления других лиц и потому входят в чистый доход общества. Деньги как часть оборотного капитала общества Деньги, говорит Смит, — это единственная часть оборотного капитала общества, которая может уменьшать его чистый доход. Не правда ли, это новый взгляд по сравнению с известными нам трактовками денег как составной части богатства страны? Смит указывает, что в некоторых отношениях деньги похожи на… основной капитал.

Во-первых, они тоже требуют первоначальных затрат (инвестиций) на свое изготовление, а затем — текущих затрат на свое поддержание. Те и другие расходы входят в валовой доход общества, но не входят в его чистый доход.

Во-вторых, как машины, здания и пр. сами не входят ни в валовой, ни в чистый доход общества, так и деньги не входят ни туда, ни сюда. Деньги в обществе, говорит Смит, — это инструмент, который позволяет измерять ценность товаров. Какая-либо сумма денег означает известное количество товаров, которое можно купить на эти деньги. В таком случае богатство, выражаемое данной суммой, должно равняться либо этим деньгам, либо этим товарам, но не тому и другому вместе. Понятно, что если выбирать одно из двух, то тогда товары скорее годятся на роль богатства, чем те деньги, которые помогают этим товарам перейти из рук в руки.

"Великое колесо обращения, — говорит Смит в пику меркантилистам (но также — в другом смысле — и своему лучшему другу Юму — см. главу 9), — во всех отношениях отлично от товаров, обращающихся посредством его. Доход общества всецело заключен в этих товарах, а не в колесе, которое их переносит и распространяет".

В-третьих, любая экономия в расходах на сооружение и поддержание машин, зданий и пр. (если при этом не снижается производительность труда) дает добавку к чистому доходу общества. То же и с деньгами. Например, замена серебра и золота бумажными деньгами сильно снижает расходы на создание и поддержание денег.

Общественное воспроизводство

Все, что было выяснено Смитом до сих пор, подготовило его к тому, чтобы нарисовать свою картину общественного воспроизводства. Тут нужно сказать об одном странном случае. Смит не изобразил свою схему наглядным чертежом, как это сделал Кенэ в Экономической Таблице. Он вообще ничего не нарисовал. Он описал процесс во всех деталях словесно. Но странно не это, а другое. Создается впечатление, будто многие из последующих ученых не заметили того, что Смит дал такую картину. Например, Маркс во II томе "Капитала", полемически рассматривая взгляды на процесс общественного воспроизводства, вообще не касается тех мест из III главы II книги “Богатства народов”, где Смит излагает, так сказать, свои вариант "экономической таблицы". Если словесную картину Смита изобразить графически, она получается грандиозной и впечатляющей (см. рис. 14-1). Можно увидеть наглядно, какой гигантский шаг вперед сделан по сравнению с тем, что было у Кенэ. Для удобства сравнения мы изобразили схему Кенэ (см. рис. 14-2) в таком же виде кругового потока, как это сделано нами со схемой Смита.


Рис. 14-1. Общественное воспроизводство по А. Смиту.

Рис. 14-2. Общественное воспроизводство по Ф. Кенэ.


Несмотря на кажущуюся сложность этой схемы, совсем нетрудно разобраться, что к чему. Здесь сведено воедино все то, о чем мы говорили (о капитале, товаре и предметах потребления) в главе 0 и в настоящей главе. Нужно брать за точку отсчета позицию "Общественный запас" и совершить по этой схеме несколько путешествий, каждый раз выбирая новый замкнутый контур. Например: (1) общественный запас — валовой доход — фонд возмещения; (2) общественный запас — чистый доход в виде денег — зарплата (здесь развилка, от которой идут два маршрута, оба приводящие к чистому доходу в виде предметов) и т. д. Путешествуя по этой схеме, каждый может припомнить какие-то примеры из жизни.

Заметим, что эта схема включает два процесса: простое воспроизводство и расширенное воспроизводство. Если все движение продуктов и доходов осуществляется без сбережения дохода и накопления капитала, мы имеем простое воспроизводство: все доходы потребляются в течение года. Если же подключается самый нижний контур (прибыль, рента — сбережения — фонд накопления), тогда перед нами расширенное воспроизводство.

Поясним еще раз, как понимать разветвление чистого дохода общества на два вида. Это не две составные части чистого дохода общества, а именно два вида (два представления, две формы) одной и той же величины. Как сказано выше: или деньги, или товары, но не то и другое вместе. Однако в экономике есть и то, и другое. Есть товарные потоки и есть денежные потоки. Понятно, что первые и вторые текут во взаимно противоположных направлениях. Два прямоугольника на схеме — "чистый доход в форме денег" и "чистый доход в форме предметов" — это два образа одного и того же. Но если "предметная форма" завязана на "фонд потребления" и через него связана с другими частями схемы, то "денежная форма" появляется на схеме как бы ниоткуда. Она — как зеркальное отражение предметной формы чистого дохода. А третье между ними (заключенное в овал) — всего лишь поверхность зеркала.

Об употреблении чисел в экономических рассуждениях

Стоило бы задаться вопросом: почему Смит не использовал числа при описании процесса общественного воспроизводства, как это сделал Кенэ? Внимательное чтение "Богатства народов" обнаруживает, что Смит никогда не пользовался числовыми примерами для обоснования своих рассуждений. По поводу таблицы Кенэ мы имели случай заметить, что числа в ней можно было бы поставить иные, но так подобрать их, чтобы в любом случае получался искомый результат (полная реализация всех продуктов и доходов). Можно было бы даже сделать так, чтобы бесплодный класс стал производительным.

Если бы начали доказывать теорему Пифагора с того, что сказали бы: левый катет равен 3 см, правый — 4, гипотенуза — 5 см, а потом возвели бы все в квадрат и получили искомое, можно ли 6ыло бы считать, что мы доказали эту теорему? Понятно, что мы лишь показали ее справедливость для одного-единственного треугольника. Потом нам следовало бы взять другой прямоугольный треугольник и опять сделать все расчеты. Потом еще один — и так до бесконечности. Мы бы никогда не доказали теорему для всех возможных треугольников, потому что с самого начала пошли бы по неверному пути. А доказательство Евклида относится ко всем прямоугольным треугольникам независимо от того, сколько сантиметров или километров (или парсеков) в гипотенузе и катетах. Понятно, что речь идет только о Евклидовой геометрии.

Мы можем быть уверены, что Смит понимал эти вещи. Когда он объяснял, что такое меновая ценность, он имел в виду не ценность данного стула или мешка шерсти, а ценность любого товара. Когда он объяснял, что осуществляется процесс общественного производства, он хотел показать, что это имеет место не только в Англии такого-то года н. э., а вообще в любой стране в любой год. Поэтому он пользовался в своих рассуждениях только средствами логики. И лишь иногда (очень редко) позволял себе показать на числовом примере то, что уже было доказано логически.

Богатство народов

Богатство народа понимается Смитом в движении, или, как теперь говорят, в динамике. Если можно так выразиться, богатство страны — это рост ее богатства. Рост количества предметов потребления на душу населения определяется ростом количества применяемого производительного труда и ростом производительности этого труда. Последнее зависит от роста накопления капиталов и от их наиболее эффективного употребления. Выше было сказано, что Смит открыл явление технического прогресса. Слов таких в ту пору не знали, но суть дела именно в этом.

В книге Смита очень часто встречается труднопереводимое слово improvements (дословно — улучшения, усовершенствования), т. е. то, что в наше время называют тоже иностранным словом инновация. Он то и дело пишет о возможности вводить эти "импрувменты" в тех или иных случаях, о том, при каких условиях это бывает, и о том, к чему ведет. А ведет это к росту производительности труда. Какие же условия наиболее благоприятны для появления и применения инноваций?

Режим естественной свободы

Всем людям, говорит Смит, свойственно одно общее влечение. Это "желание улучшить наше положение… желание, присущее нам с рождения и не покидающее нас до могилы". Из этого желания вытекает экономическая деятельность людей, их стремление экономить свой труд, повыгоднее продать свой товар (включая такой товар, как собственный труд), наиболее эффективно употребить свой запас или свою землю. Движимые этим желанием люди проявляют активность, предприимчивость, трудолюбие, бережливость. Их интересы часто могут сталкиваться, и тогда они сами ищут выход из положения. Не нужно им мешать.

Каждый человек, который наращивает производство, тем самым увеличивает богатство общества. Каждый, кто прибавляет к своему капиталу, делает надбавку к капиталу всего общества. Каждый, кто сберегает часть своего дохода, не растрачивая ее, а употребляя производительно, — общественный благодетель. Государственный чиновник никогда не распорядится отдельным капиталом или участком земли так хорошо, как владелец того или другого.

Не нужно государству вмешиваться в частные дела. Предприимчивость, изобретательность, трудолюбие в полной мере проявятся, если нет стеснений на перемещение товаров, капиталов и рабочей силы. Когда люди могут свободно выбирать место жительства, партнеров по сделкам, способы употребления запасов, тогда богатство страны будет расти быстрее. Не нужно мешать человеку добиваться улучшения своего положения любыми средствами, кроме таких, которые можно считать несправедливыми по отношению к другим людям (обман, воровство, грабеж и т. п.).

Функции государства

Государство, по Смиту, тоже порождается естественным ходом вещей. Люди, живущие сообща, приходят к необходимости иметь общую для всех власть, чтобы она охраняла в обществе мир, порядок, справедливость, имущество граждан, их свободу в достижении своих целей.

И в режиме естественной свободы за государством сохраняются очень важные функции. Оно должно обеспечивать для общества такие услуги, которые невозможны или невыгодны для частных лиц (народное образование, общественные работы, развитие или поддержание систем связи, транспорта, коммунальных служб, например уличного освещения).

Далее, государство должно поддерживать режим естественной свободы. Это означает законодательное и экономическое поощрение свободной конкуренции, отказ от поддержки монополий.

Наконец, государство должно охранять жизнь, свободу и собственность граждан. Сюда относятся: регулирование минимума заработной платы, оборона страны, содержание полиции, отправление правосудия. Последнему Смит придает особо важное значение. Торговля и промышленность не могут развиваться там, пишет он, "где население не чувствует уверенности в обладании своей собственностью, где сила договоров не поддерживается законом и где нет уверенности в том, что власть государства регулярно пускается в ход для вынуждения уплаты долгов всеми теми, кто в состоянии платить. Короче говоря, торговля и промышленность едва ли могут процветать в государстве, где нет известной степени доверия к правительству".

Как мы видим, Смит вовсе не был склонен к крайнему либерализму типа laissez faire. В одном месте он касается вопроса о государственном запрете частным банкам выпускать платежные обязательства ниже определенной суммы. Такие запреты могут быть необходимы ради того, чтобы в стране не появилось слишком много сомнительных банкиров. Банкноту в 5 фунтов стерлингов у него никто не возьмет, а в б пенсов — возьмут. Вот он и навыпускает таких мелких банкнот, а потом вдруг обанкротится, и многие бедняки потеряют свои деньги. Но тут встает вопрос если есть много частных лиц, которые согласны принимать такие платежные средства от частных банкиров, то какое дело государству до этих частных интересов? Никто никого не обманывает и не принуждает — с какой стати ограничивать естественную свободу? Поставив вопрос, Смит сам же и отвечает: "Такое употребление естественной свободы немногих индивидуумов, которое может подвергать опасности благополучие всего общества, нужно и должно ограничивать законами всех правительств — не только самых деспотичных, но и самых свободных"[26].

С учетом всего сказанного и должны определяться государственные расходы. Ведь именно ими в первую очередь определяется количество непроизводительных граждан. Доход этих категорий населения есть прямой вычет из национального дохода. Чем больше этот вычет, тем меньше остается на накопление капитала и тем медленнее растет количество производительного труда. "Великие народы, — пишет Смит, — никогда не беднеют из-за расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительности и неблагоразумия государственной власти".

“Невидимая рука”

В книге IV "Богатства народов" Смит подробно рассматривает различные аспекты той политики меркантилизма, которой все еще придерживались европейские государства. В каждом случае он сперва объясняет, для какой цели был издан тот или иной закон, введены такая-то пошлина или такое-то ограничение. Затем он показывает, к чему приводило в итоге и то, и другое, и третье и т. д. И каждый раз выясняется, что рассматриваемая мера либо не достигла той цели, для которой она вводилась, либо, что еще чаще, привела к противоположному результату.

Не забывает Смит и про физиократов, которым посвящает отдельную главу. Он отмечает очень много положительного в этой теории. Но при этом Смит убедительно опровергает основной ее тезис об исключительной производительности только сельскохозяйственного труда. Исходя из этого тезиса, такие из физиократов, как Мерсье де ла Ривьер, предлагали государственные меры, которые стеснили бы развитие "бесплодного" класса. Имелось в виду этим поддержать земледелие в стране. Смит показывает, что такая мера привела бы к противоположному результату: ограничение вызвало бы удорожание промышленных изделий, а это означает удешевление того, что сельское хозяйство отдает городу в обмен на них. В итоге развитие сельского хозяйства не ускорилось бы, а замедлилось.

"Поэтому, поскольку совершенно отпадают все системы предпочтений или стеснений, очевидно, остается и утверждается простая и наглядная система естественной свободы. Каждому человеку, пока он не нарушает законов справедливости, предоставляется совершенно свободно преследовать по собственному разумению свои интересы и конкурировать своим трудом и капиталом с трудом и капиталом любого другого лица и целого класса".

Могут возразить: ну и что всей стране до этой конкуренции отдельных граждан? Все они будут преследовать свои интересы, а не интересы общества. Вот если бы, мол, каждый человек имел в виду интересы страны, — тогда другое дело. Разве интерес всего народа не следует ставить выше, чем узкоэгоистичные интересы отдельного лица?

Ответ Смита таков: сама постановка такого вопроса ложна. Интерес отдельного гражданина и интерес общества не противоречат друг другу. Как уже было сказано, если человек увеличивает свое богатство путем предприимчивости, изобретательности, трудолюбия и бережливости, он тем самым увеличивает и богатство общества. Было приведено множество примеров, когда интересы отдельных граждан приносились в жертву так называемым интересам общества (путем тех самых ограничений, стеснений, запретов, регламентации). И всякий раз оказывалось, что вместе с интересом граждан страдал также интерес страны. Нужно еще разобраться, правильно ли в каждом случае правительство понимает интересы общества. А отдельному человеку не требуется такого понимания. Все, что нужно, — это позволить ему добиваться своих целей, не нарушая норм закона и правил общественной морали. "Он преследует лишь собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает от того, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это. Мне ни разу не приходилось слышать, чтобы много хорошего было сделано теми, которые делали вид, будто ведут торговлю ради блага общества"

Глава 15 Лодка перегружена…

Природа хочет жить, и потому она.

Мильоны зерен скармливает птицам.

Но из мильонов птиц к светилам и зарницам.

Едва ли вырывается одна.

Н.Заболоцкий.

На переломе эпох

"Богатство народов" Адама Смита ознаменовало коренной сдвиг в эволюции экономической мысли.

С одной стороны, Смиту удалось соединить практически все направления экономических исследований. Они сошлись в его книге, как по известной пословице, все дороги сходятся в Риме. При этом ничто не привносилось сюда механически, все было критически переработано. Смит охватил в своем исследовании все известные ему решения, но отправной точкой у него в каждом случае были вопросы. и проблемы. Нередко он начинал с того, что переосмысливал саму постановку задачи, находя корень ошибочных решений в неправильной формулировке исходных положений. Таким образом, работа Смита подвела итог многовековой работе экономической мысли, явившись ее наивысшим достижением и завершающим творением. Смит дал ответы на все вопросы, которыми задавалась экономическая мысль с древности и по XVIII в.

С другой стороны, труд Смита оказался началом новой эпохи в развитии экономической мысли. Сотворив единый комплекс взаимоувязанных теорий, Смит создал тот рубеж, от которого теперь должны были (и имели возможность) отталкиваться экономисты-мыслители следующих поколений, и разработанный им стройный понятийный аппарат давал им в руки мощный инструментарий. Таким образом, творение Смита оказалось тем узлом, из которого потянулись в разные стороны цепочки дальнейших экономических исследований. Со Смита начинается тот период развития экономической мысли, который впоследствии получил название классического.

У большого мастера обычно находится множество подмастерьев. При этом учитель воплощается в своих учениках, каждый из которых начинает представлять какую-то одну грань целостной личности Мастера. Нечто подобное произошло у Смита с пришедшим ему на смену поколением "смитианцев". Среди них были большие мыслители, чьи имена сами стали вехами в истории экономической мысли. Прежде всего это Мальтус, Сэй, Сисмонди и Рикардо. Люди одного поколения, но разного склада личности, темперамента, типа мышления, все они были лично знакомы друг с другом и в некоторых случаях (как Мальтус и Рикардо) дружны между собой. Это не мешало им расходиться в экономической теории — подчас глубоко и далеко. Перипетии их полемики сохранились в переписке и их экономических сочинениях. Каждому из них довелось испытать успех у публики с первого же сочинения, увидевшего свет. Отсюда — последующие переиздания, исправленные, дополненные и оснащенные полемическими замечаниями в адрес того или иного из друзей. Понятно, что во всех случаях эта полемика была корректной и направлена на существо дела, а не на личность оппонента.

Ни одному из них не было дано повторить на новом этапе свершение Смита и охватить орлиным взором ландшафт экономической проблематики — на всю его ширину и глубину, во всех его изгибах и взаимосвязях — как единое целое. Не нужно думать, что такие попытки не предпринимались. Напротив, неоднократно — вплоть до Карла Маркса и Альфреда Маршалла. При этом было сделано много позитивного (и совершено немало ошибок), состоялись весьма значительные достижения в науке, которая во множестве направлений продвинулась очень далеко и глубоко.

Но то, что удалось Смиту, не получилось больше ни у кого. Экономическая наука — большая полноводная река у Смита — разделилась на отдельные потоки и рукава, большие и маленькие, местами сливающиеся и вновь расходящиеся, все-таки пробивающие, каждый из них, свое русло. Может быть, это одна из причин одного интересного обстоятельства, связанного с уже первыми смитианцами. Этому поколению наука обязана постановкой ряда проблем, которые потом еще несколько поколений не могла ни разрешить, ни опровергнуть. Кое в чем такая ситуация длилась до середины XX в., а кое в чем сохраняется и до сих пор. Им же мы обязаны и тем обстоятельством, что экономическая наука в XIX в. стала называться политической экономией.

Казалось бы, если Смит построил всеохватывающую систему, обозрел все проблемы, всем им нашел решения (притом все эти решения взаимно увязаны, что придает им великую убедительную силу), что осталось тогда для следующих поколений? Или же Смит все-таки наделал ошибок, которые стали выявляться его преемниками? Действительно, экономисты XIX и XX столетий много писали об "ошибках Смита". В прошлом веке даже больше, чем в нашем. Ибо "правнуки" Смита стали обнаруживать, что иные из найденных его " детьми" и "внуками" так называемых ошибок были скорее плодами этих "детей ' и "внуков", т. е. результатом недоразумения. Конечно же, ни один мыслитель не застрахован от ошибок (все мы — люди, а не боги). Однако более важным было другое.

Смит был человеком XVIII столетия. Больше того, он явился одной из самых значительных фигур своей эпохи. И потому век Просвещения отразился в Смите всеми особенностями своей культуры — ее великими достижениями, изумительными озарениями, но также и ее ограничениями.

Едва ли кому-либо из замечательных мыслителей XVIII в. приходило в голову, что атеистическое мировоззрение (у истоков которого они стояли) может привести к гораздо худшим формам интеллектуального и социального порабощения человека, чем мировоззрение религиозное. Похожим образом обстояло дело и с понятием о прогрессе человечества. Система естественной свободы представлялась в XVIII столетии универсальным ключом к процветанию народов и всеобщему благоденствию. В более узком аспекте имело место подобное отношение к свободной конкуренции в экономической жизни. Использованный Смитом образ "невидимой руки" говорил о том, что есть некая забота Свыше о поддержании всесторонней гармонии путем свободной игры частных интересов.

Буря поднялась внезапно и с неожиданной стороны.

Проблема народонаселения

Мы видели, какое большое значение придавали росту народонаселения меркантилисты, прямо связывая его с условиями роста национального богатства. Адам Смит при всей сокрушительности своей критики меркантилизма вопрос о народонаселении не рассматривал в контексте критикуемой идеологии. Превосходя своих предшественников глубиной проникновения в суть явлений, он отодвинул этот вопрос на более скромное место. Смит показал, что значение имеет не абсолютный размер народонаселения, а соотношение между производительной и непроизводительной его частями. Что касается первой из них, то он, несомненно, считал численный рост функционально зависящим от нескольких величин. Во-первых, от роста оплаты труда; во-вторых, от роста производительности труда. Зная его выводы относительно последнего, можно сказать и так: темпы роста рабочего населения Смит ставил в зависимость от темпов роста накопления капитала страны. Одним словом, возрастание богатства народа и рост рабочего населения представлялись двумя взаимозависимыми и синхронными (или почти синхронными) процессами, как теперь говорят, с положительной обратной связью.

Как кажется, Смит не видел каких-либо естественных факторов, могущих ограничить рост одного и другого. Опасность исчерпания внутренних резервов экономического роста и перехода экономики из состояния прогресса в состояние застоя виделась ему реальной, но не фатально неизбежной. Она могла быть преодолена посредством непрерывных "импрувментс" — технического прогресса. Залогом последнего были: режим свободной конкуренции, раскрепощающий энергию масс, а также строгий правопорядок, обеспечивающий право работника на плоды его труда и создающий стимулы для сбережения дохода. А сбережение было стимулом инвестиций.

Мальтус — возмутитель спокойствия.

Непосредственным поводом для выступления Томаса Роберта Мальтуса (17666-1834) были очерки У.Годвина “О политической справедливости”. Основываясь на теории прогресса Годвин и другие утверждали, что основная причина бедности больших групп населения состоит в несправедливом распределении национального дохода.

Первым изданием памфлет Мальтуса вышел в 1798 г. анонимно. Второе издание, расширенное и переработанное, вышло в 1803 г. под названием, которое в русских переводах звучит так: "Опыт о законе народонаселения, или Взгляд на его действие на счастие общества в прошедшем и настоящем, а кроме того, изучение, насколько основательны наши ожидания относительно устранения или смягчения тех бедствий, которые он производит". Под схожим названием вышли следующие издания (1806, 1807, 1817 и 1826 гг.) — всякий раз с изменениями и дополнениями.

Мальтус первым употребил выражение "борьба за существование", которое впоследствии использовал Чарлз Дарвин. В первом издании "Опыта" Мальтуса имели место наиболее жесткие его суждения. Там прямо говорилось, что рождающие детей без заботы о том, как их прокормить, заслуживают того наказания, которое предуготовила им природа, и "было бы жалкой амбицией желать вырвать бич из ее рук и ослабить действие законов природы, установленных Божественным промыслом, которые приговорили этого человека вместе с его семьею к страданиям".

Впоследствии Мальтус сильно смягчил свои суждения и даже (вопреки своей теории) высказался за предоставление государственной помощи семьям с числом детей больше шести. Отсюда видно, что Мальтус не был рабом своей теории. Не отказываясь от нее в принципе, он ратовал за то, чтобы в сознание народных масс постепенно внедрялась мысль о необходимости ощущать ответственность за своих детей. Но он не предполагал достичь этого за одну ночь. И коль скоро многодетные бедные семьи продолжали появляться, Мальтус дополнил свой трактат поправками, достойными его священнического служения.

Большое количество переизданий свидетельствует о публичном успехе теории Мальтуса. Действительно, она произвела большой шум. У нее появилось множество горячих сторонников и страстных противников. Среди тех, кому теория Мальтуса пришлась по душе, большую группу, видимо, составляли члены высших слоев общества. Никто тогда не поддержал идею отменить "законы о бедных" (т. е. меры социальной защиты для неимущих). Но теория Мальтуса успокаивала совесть богатых и сильных, перекладывая (в их глазах) ответственность за положение бедных классов на объективные законы природы и на самих бедняков: вы, мол, можете пенять только на самих себя.

Мальтус не был человеконенавистником или ханжой, как любили говорить его идейные противники. Как раз наоборот его глубоко тревожили мысли о беспросветной нужде многих людей, о высокой детской смертности в семьях бедняков. Мы видим, что помощь бедным он считал бесполезной, не могущей устранить причины бедности, и даже вредной, так как она отучает людей от чувства ответственности. Причины же бедности он видел в бездумном деторождении, несоизмеряемом с материальными возможностями семьи.

Томас Роберт Мальтус

Нетрудно понять поэтому, кто был его главными противниками: все, кто верил, что причина бедности — дурное устройство общества. Это были и сторонники мирных социальных реформ, и (конечно!) революционеры. Впоследствии был выявлен целый ряд ошибок Мальтуса в его исходных положениях.

Главное значение он придавал соотношению браков и рождений, гораздо меньше принимая во внимание снижение смертности. Это значит, во-первых, что он недооценивал детскую смертность как естественный ограничитель роста населения. Во-вторых, снижение смертности в группе старших возрастов ведет к увеличению численности населения даже при постоянном (не растущем прогрессивно) темпе деторождения.

Кроме того, с повышением уровня жизни народа в известных пределах рождаемость имеет тенденцию самопроизвольного снижения (это заметил еще Адам Смит). Как ни объясняй данное явление, оно замечается повсеместно.

Обнаружены были и другие слабости в его теории. Тем временем в экономической науке все больший вес приобретал социалистический уклон. Теория Мальтуса постепенно уходила в тень, а проблематика ее оказалась и вовсе заброшенной.

Однако все это не значит, что Мальтус не прав целиком и полностью. При всех его неточностях проблема, которую он выдвинул, не была мнимой. Напротив, она оказалась реальной, в особенности для нынешней эпохи, и, может быть, еще более насущной она станет в третьем тысячелетии н. э.

Казалось, жизнь опровергла теорию Мальтуса. Население Европы за истекшее время выросло не менее чем в 5 раз, а площадь сельскохозяйственных угодий практически не увеличилась. При этом средний европеец сегодня питается даже лучше, чем во времена Мальтуса. Массовая бедность в странах Европы изжита…

Но не все так просто. Проблема, поставленная Мальтусом, встала перед некоторыми странами Азии и Африки в последней трети XX в. УСИЛИЯМИ бывших метрополий этих стран в них был осуществлен значительный прогресс медицинской помощи населению, в частности снижена смертность среди новорожденных и налажена борьба с эпидемиями. В то же время материальный и культурный уровень населения не поднялся еще до той планки, после которой начинается самопроизвольное снижение рождаемости. Современная экономическая наука оказалась к этой ситуации не готова и не может предложить развивающимся странам иных рецептов, кроме тех, которые предлагал английский священник конца XVIII — начала XIX столетия, а именно: планирование семьи, сообразуясь с возможностями ее прокормить.

Смитианец Сэй

Однажды Дюпон де Немур упрекнул Сэя в несправедливом отношении к физиократам и напомнил ему, что он — через Смита — приходится духовным внуком Кенэ и племянником Тюрго. На это Сэй ответил, что читать он научился у меркантилистов, думать — у Кенэ, но анализировать и понимать сущность экономических явлений, их причины и следствия его научил Смит.

Жан Батист Сэй (1767–1832) был, вероятно, первым экономистом вне Британии, кто начал развивать идеи Смита в поисках ответов на новые вопросы. Сама жизнь стала выдвигать такие вопросы — они еще не вставали перед Смитом. Прежде всего это относится к явлению, которое стало заботой многих последующих поколений экономистов — теоретиков.

Дюпон де Немур

В различные времена эту проблему называли то "кризисом перепроизводства", то "кризисом сбыта, то "промышленным кризисом", то "периодическим промышленным кризисом". В настоящее время принято называть ее проблемой экономического цикла. Периодичность больших спадов производства, сопровождаемых депрессией, которая затем переходит в новый подъем, стала обнаруживаться после повторения указанных явлений в 1810, 1814, 1818 и 1825 гг. Затем были кризисы 1836, 1847, 1857 гг., после чего стал повторяться почти регулярно период в 10 лет. Нужно заметить, что "Трактат политической экономии" Сэя впервые вышел в 1803 г., когда регулярная периодичность кризисов еще не проявилась, хотя аналогичные явления уже ранее происходили (например, кризис в Англии в 1793 г.). Следующие издания "Трактата" имели место в 1814, 1817, 1819 и 1826 гг. В 1828 г. Сэй опубликовал второе свое экономическое сочинение — Дюпон де Немур "Полный курс политической экономии".

Изначальная цель Сэя, насколько можно судить, была в том, чтобы изложить материал Смита более доступно, компактно и упорядоченно. Ему казалось, что свои замечательные идеи Смит изложил хаотично, без надлежащего порядка. Сэй первым применил тот способ расположения материала, который часто использовали затем ученые при написании обобщающих экономических трактатов. Речь идет о четырех больших разделах: потребление, производство, обмен, распределение. Впоследствии подобный способ изложения перекочевал в учебники по политической экономии.

Три фактора

Экономическая наука обязана Сэю в основном двумя идеями, сыгравшими значительную роль в ее дальнейшем развитии. Первая из них — так называемый закон Сэя, вторая позднее получила название теории трех факторов производства. Исходил Сэй из известного положения Смита о трех видах дохода: ренте с земли, плате за труд, прибыли на капитал. У Смита, если мы помним, происхождение всех трех объяснялось экономией труда, или, что то же самое, ростом производительности труда. У Сэя выходило так, будто каждый из факторов производства порождает соответствующий доход.

Конечно, в известном смысле и мысль Смита может быть истолкована подобным же образом Ведь если капитал создает экономию труда, он тем самым вроде бы и порождает прибыль. Земля же тем более может считаться, так сказать, матерью ренты (вспомним чистый продукт физиократов). В известном смысле различие формулировок Сэя и Смита было скоре словесным, чем содержательным. Однако трактовка Смита сводила все три фактора к труду, что придавало ей глубину и изящество. Трактовка же Сэя утрачивала подобное единство и с этой точки зрения оказалась более поверхностной.

Трехфакторная теория сыграла в развитии науки сразу две различные роли. Из нее впоследствии был развит факторный анализ производства, в частности метод производственной функции. Смысл этого анализа — в отыскании наиболее выгодной комбинации капитала и труда (земля в расчет не принимается) для тех или иных конкретных случаев. Часто в экономической практике возникает проблема: вложить ли больше средств в основной капитал, чтобы меньше тратить потом на оплату труда, или сэкономить на инвестициях, зная, что потом труд обойдется дороже? В другом случае вопрос может стоять немного иначе: до каких пределов выгодно замещать живой труд оборудованием? Можно ведь так далеко зайти с механизацией труда, что дешевле оказалось бы все делать вручную… Подобные проблемы и решаются методами производственной функции, которые к настоящему времени хорошо разработаны и успешно применяются (см. главы 23 и 27).

Вторую свою роль в дальнейшем развитии экономической мысли "три фактора' сыграли, если можно так сказать, помимо своей воли. Это связано с появлением и становлением новых экономических теорий. Не столько сам Давид Рикардо, сколько его последователи (и более всех Маркс) выставили "теорию трех факторов" как антитезу "трудовой ценности", так что первая из них оказалась в роли пугала для нескольких поколений марксистов. К этим вопросам мы тоже еще вернемся.

Загадки Закона Сэя

Одна загадка связана с тем, что никакого "закона" Сэй открывать не собирался и соответственно ни о каком законе не говорил. Откуда же закон взялся?

В первом издании "Трактата" Сэй посвятил несколько страничек общественному воспроизводству в духе Смита, как он это понимал. Там он позволил себе кое-какие изящные формулировки. Вокруг них вскоре разгорелась полемика. В последующих изданиях Сэй, желая отстоять свою точку зрения, добавлял и развивал аргументацию. Гораздо позже ученые вычленили из рассуждений Сэя несколько формулировок, которые и были названы Законом рынков Сэя или просто Законом Сэя. Такова отгадка этой загадки.

Другая загадка связана с судьбой этого закона, наука оказалась не в состоянии ни доказать его справедливость, ни аргументированно опровергнуть. Хотя уже Дж. Ст. Милль достаточно ясно ощущал, "где зарыта собака", ситуация неопределенности продолжалась аж до середины нашего столетия, когда, наконец, в проблему была внесена определенная ясность.

Отчего же нужно было столько лет возиться с этим странным "законом" — почему бы не уподобить его тому "неуловимому ковбою", которого никто не собирался ловить? В том и штука, что нашего "ковбоя" очень многим хотелось поймать — и тем, кто хотел с ним дружить, и тем, кто хотел его уничтожить.

Дело в том, что конечным выводом из Закона Сэя было положение о невозможности общего кризиса перепроизводства в системе свободной конкуренции. Понятно, что, как и в случае с законом народонаселения Мальтуса, Закон Сэя, помимо чисто научной проблемы, был объектом разного рода околонаучных и совсем вненаучных словесных баталий между защитниками системы свободной конкуренции и ее противниками — вплоть до… угадали: революционеров социалистического толка.

Жан Батист Сэй

Если во всей этой истории есть действительная загадка, то кроется она в самом Законе Сэя. В литературе он встречается в различных вариантах. Жан Батист Сэй Как уже говорилось, автор не дал какой-то исчерпывающей его формулировки. В первозданном виде то, что позже было названо Законом Сэя, представляет собою четыре слова и сопровождающие их пояснения. Вот эти слова:

ПРОДУКТЫ ОБМЕНИВАЮТСЯ НА ПРОДУКТЫ.

К этому даются такие пояснения. Чтобы производители могли продать свои продукты, нужно, чтобы на эти продукты был предъявлен денежный спрос. Но откуда у покупателей деньги? Это выручка от продажи ими своих продуктов. Чтобы, что-то купить, нужно прежде что-нибудь продать. Товарообмен, конечно, совершается через посредство денег, но суть остается той же, как и при бартерной торговле: продукты обмениваются на продукты (другая формулировка: товары покупаются за товары).

Едва ли с этим стоит спорить. Положение настолько очевидно, что становится непонятным, из-за чего весь сыр-бор. Но это только исходное положение. Из него Сэй делает выводы, которые действительно можно счесть его научной заслугой. Если часть каких-либо товаров, способных удовлетворить человеческие потребности, не находит покупателя, т. е. их произведено слишком. много, значит, каких-то других товаров произведено недостаточно. Другими словами, если у совокупности покупателей каких-то товаров не хватает денег, чтобы купить все эти товары, значит, эти покупатели (в сумме) не произвели достаточно своих товаров, чтобы выручить за них требуемое количество денег. "Каждый продукт, — пишет Сэй, — находит тем более покупателей, чем более растет число всех остальных продуктов".

Кризис перепроизводства согласно этим рассуждениям наступает не потому, что на рынке общее количество товаров превышает общее количество денег, а потому, что каких-то товаров было предложено к продаже меньше, чем нужно. Неправильно распределен общественный труд по видам производства: что-то производится в избытке, что-то находится в дефиците. Чтобы были проданы все товары первого вида, нужно увеличить производство товаров второго вида. "Пока в обществе есть неудовлетворенные потребности, — пишет Сэй, — нельзя говорить, что продукты производятся в избытке". Но это как раз и означает, что общее перепроизводство невозможно. Всякое перепроизводство носит лишь частичный характер, поскольку на другом полюсе всегда должен обнаруживаться дефицит. Увеличьте товарное предложение на полюсе дефицита — и вы повысите денежный спрос на полюсе избытка. Предложение рождает cnpoc[27].

Все сказанное представляет Закон Сэя в его полном виде. Вот с этим и не могла наша наука долгое время ничего поделать. Его принимали в качестве постулата такие крупные ученые, как Рикардо и Дж. Ст. Милль, не говоря уже о многих их сторонниках. Его отвергали без убедительных оснований такие не менее крупные фигуры, как Мальтус, Сисмонди и Кейнс, не говоря уже об оппонентах из стана социалистов разного толка.

Разгадка Закона Сэя

Первым, видимо, догадался Джон Стюарт Милль, ученик Рикардо и своего отца, Джеймса Милля. К сожалению, в те времена соответствующий терминологический и понятийный аппарат еще не был настолько разработан, чтобы можно было четко сформулировать суть дела. Это удалось только в 1952 г. двум американским ученым — Дж. Беккеру и У.Баумолу. И лишь тогда стало возможным оценить, насколько близко подошел к разгадке младший Милль. Так тоже бывает в нашей науке.

Оказалось, что Закон Сэя скрывал в себе два различных, хотя и очень похожих, закона. Один из них, более жесткий, стали называть тождеством Сэя, а другой, более мягкий, — равенством Сэя. Они отвечают различным постулатам о характере рынка и различным ус экономическим ситуациям. Первоначальную же формулировку у самого Ж.Б.Сэя допустимо толковать и так и сяк. Однако в его полемике с Рикардо можно найти признаки того, что он имел в виду скорее более мягкую версию.

Попытаемся бегло описать современное понимание вопроса.

Тождество Сэя

Жесткий вариант Закона Сэя предлагает понимать этот закон ж буквально: общее перепроизводство невозможно, и все. Что бы ни происходило на рынке, совокупный спрос никогда не может быть не недостаточным для того, чтобы купить совокупную товарную массу, Одно равно другому тождественно.

Понятно, что, если бы вся экономика была бартерной (если бы товары и впрямь покупались товарами), тождество Сэя выполнялось бы всегда без исключения. Легко можно представить, что какие-то отдельные товаропроизводители просчитались, сделали своего товара д. слишком много и не могут его сбыть. Но это к делу не относится: значит, кто-то другой выпустил своего товара меньше, чем мог бы обменять.

Что такое спрос на данный товар (скажем, сапоги) в бартерной экономике? Это предложение всех других товаров. Поэтому избыточное предложение сапог означает просто-напросто избыточный спрос со стороны сапог на все остальные товары, или некоторые из них, или хотя бы на один из них — скажем, на жевательную резинку. Одного чересчур — значит, другого не хватает. Но общее предложение товаров в бартерной экономике, не может превышать общий спрос. Потому что одно и другое представлено одной и той же товарной массой.

От бартерного хозяйства перейдем к денежному. Для начала предположим, что в качестве денег используется один из товаров, имеющих собственную потребительную ценность, например соль. На соль можно поменять любой товар, и за соль можно получить любой товар. Пара сапог продается за 100 кг соли не для того, чтобы складывать эту соль на хранение неизвестно для чего. На эту соль сапожник тут же покупает себе пиво и колбасу.

Что изменилось по сравнению с чисто бартерной экономикой? Ничего. Избыточное предложение всех товаров по отношению к соли означало бы всего лишь недостаток соли. Пара сапог продавалась бы не за 100, а за 75 кг соли, но за эту цену сапожник мог бы купить ровно столько же пива с сосисками, как прежде за 100 кг. Та же самая ситуация, что и в бартерной экономике. Не может быть К слишком много и соли, и всех других товаров, потому что нет такого стандарта, по отношению к которому можно определить понятие и "слишком много". Теперь представим в качестве денег серебряную монету. Может ли выполняться тождество Сэя в этом случае, и если да, то при каких условиях? Может, если к серебру люди будут относиться так же, как и к соли в предыдущем примере. То есть если сапожник будет продавать свой товар только затем, чтобы тут же всю выручку отдать за пиво и колбасу (или за что-то еще). Если никто не будет приберегать хотя бы часть вырученных денег, тратя их тут же после продажи своего товара, никогда не будет разрыва во времени между продажей сапог и покупкой колбасы на всю вырученную сумму. Сегодня ученые говорят, что в подобном случае деньги выполняют одну только функцию счетной единицы. Они не используются как средство сбережения ценности, никто не держит наличные в запасе.

Можно даже расширить последнее условие. Мы допускаем, что у населения имеются запасы наличных денег, тогда тождество Сэя означает, что эти запасы не уменьшаются и не увеличиваются. Никто не откладывает в сейф дополнительных сумм, и никто не тратит деньги из своих или чужих запасов. Все деньги, которые выручаются от продажи товаров, тут же тратятся на другие товары. Та же самая ситуация, что и в примере с солью. Ясно, что такое условие не отвечает реальному положению вещей. Поэтому в нормальном денежном хозяйстве тождество Сэя не выполняется. Как это понять?"

Еще раз о количественной теории денег

Низведение денег до функции только средства обращения, или, что то же самое, счетной единицы, означает отсутствие денежного рынка. Раз денежные запасы не играют никакой роли в экономической жизни, значит, отсутствуют операции со ссудами под проценты. Никто не берет в долг, никто не дает взаймы. Крутится одна и та же сумма наличности: продал — купил, выручил — потратил. Стул отдается за цену трех топоров, говорили мы в предыдущей главе, — это означает то же самое, что стул обменивается на три топора.

Экономика, в которой нет операций с денежными запасами, есть, по сути, бартерная экономика.

Что означает в подобном случае избыточное предложение всех товаров? В числовом примере с парой сапог и килограммами соли замените слово "соль" словом "серебро", а слово "килограмм" — словом "монета" (или "талер", или 'фунт"…). Другими словами, это означает пропорциональное изменение всех цен. И указанное событие никак не отражается на поведении товарного рынка: все товары по-прежнему находят покупателя. Потому что здесь "товары покупаются на товары".

Перед нами как раз такая ситуация, о которой говорили Локк и Юм: пропорциональное повышение всех цен при увеличении количества денег в обращении. Теперь можно сопоставить одно с другим и понять, что количественная теория денег сводит их роль только к функции счетной единицы. Товарный рынок в таком случае удовлетворяет тождеству Сэя, а экономика фактически оказывается бартерной. Это все, разумеется, в теории.

Равенство Сэя

В жизни дело обстоит посложнее. Это понимали и Юм, и Сэй, и наиболее глубокие из современников последнего. Акцент на функцию денег как счетной единицы у многих из них был обусловлен соображениями полемики (со сторонниками трактовки денег как богатства самого по себе). Они прекрасно знали, что существует такой рынок, где деньги сейчас покупаются за деньги потом с надбавкой в виде ссудного процента.

Общее перепроизводство, т. е. избыточное предложение на товарном рынке, означает общий дефицит денег, или, что то же самое, избыточный спрос на деньги. Ему отвечает относительно высокий ссудный процент (цена заемных денег). Если при данном уровне спроса все товары не могут быть проданы по данной их цене, то цены должны понизиться. Это означает повышение покупательной способности денежной единицы (на каждый рубль или фунт можно купить больше товаров). При этом у держателей денежных запасов появляется мотив извлечь их часть для покупки товаров.

С Другой стороны, повышение покупательной способности денег (т. е. повышение их реальной меновой ценности) оказывает на процентную ставку понижающее действие. Это легко понять, потому что на каждую покупку нужна теперь меньшая сумма денег. Таким образом, объем денежной наличности на товарном рынке возрастает.

Понижение цен, конечно, имеет предел — такой уровень цены, при котором она возмещает полную сумму издержек производства товаров. Но пока цены снижаются, денежный спрос не остается прежним — он растет, как мы только что выяснили. Поэтому наступает момент, когда товарное предложение полностью поглощается денежным спросом. Равновесие на рынке восстанавливается.

Описанный процесс восстановления рыночного равновесия отвечает такой трактовке Закона Сэя, которую сегодня называют равенством Сэя. Товарное предложение и денежный спрос не равны тождественно. Между ними возможен разрыв, означающий общее перепроизводство. Но согласно этой трактовке такая ситуация не может быть хронической. Она допускается как временное явление, в ответ на которое экономика свободной конкуренции реагирует автоматической перенастройкой своих механизмов. И в итоге равновесие (равенство) между спросом и предложением восстанавливается. Предложение создает спрос не помимо цен, а благодаря их изменению.

Добавочные пояснения

Равенство Сэя означает, что рыночная экономика (свободная конкуренция и частная инициатива) обладает внутренним механизмом саморегулирования (сегодня говорят; авторегулятор с обратной связью). Наличие такого регулятора в реальной жизни Законом Сэя не доказывается. Нужно помнить, что как равенство Сэя, так и тождество Сэя суть теоретические модели. Одна из них ближе к жизни, чем другая, но обе модели справедливы лишь при определенных постулатах. Равенство Сэя выполняется в предположении, что в жизни имеется полная свобода перемещения труда и капиталов между отраслями (как в "модели средней нормы прибыли" — см. главы 9 и 14). Кроме того, здесь имеется в виду постулат о том, что цены и заработная плата могут свободно подниматься и опускаться под влиянием факторов спроса и предложения. Только при этом условии возможно авторегулирование, возвращающее рынок в состояние равновесия.

До сих пор мы говорили только о товарах и товарных ценах, а тут откуда-то у нас появились труд и заработная плата. Дело в том, что в определенном смысле труд выступает на рынке как товар, а оплата труда — как его цена. Существует рынок труда наряду с товарным и денежным рынками. Мы уже видели, что денежный рынок переплетается с товарным — так, что сдвиги в одном из них оказывают влияние на процессы в другом.

Теперь мы должны понять, что и рынок труда функционирует не сам по себе, а в тесном переплетении с двумя другими рынками. Например, при возникновении ситуации частного перепроизводства на рынке сапог при товарном дефиците на рынке колбас идеальная экономика свободной конкуренции реагирует переливом капиталов и труда из обувной отрасли в мясопереработку. Это мы проходили при описании модели свободной конкуренции у Адама Смита.

Если же на товарном рынке возникает общее перепроизводство (недостаток общего денежного спроса), реакцией экономики становится вытеснение части капиталов и труда из процесса производства вообще. Что это означает, понятно: фабрики закрываются, рабочих увольняют. Поэтому нарушение равенства между денежным спросом и товарным предложением экономисты часто характеризуют как ситуацию неполной занятости, а состояние рыночного равновесия — как ситуацию полной занятости. С этими вещами нам еще предстоит встретиться не один раз.

Сисмонди и рабочий вопрос

В рассматриваемый нами период истории (первая четверть XIX в.) экономическая мысль впервые начала выделять как отдельную проблему положение рабочего класса. Собственно говоря, в этот период по-настоящему только и сформировался тот многочисленный фабричный люд, который мы знаем под именем рабочего класса, или промышленного пролетариата. В основном в это время фабричный класс наемных рабочих явно обозначился только в Великобритании. Именно там впервые обнаружились специфические проблемы, связанные с положением рабочих: постоянная (а не временная) бедность имеющих работу, массовая безработица в периоды промышленного спада, неблагоприятная обстановка (скученность людей в рабочих кварталах городов, трущобный характер жилья, антисанитарные условия жизни и труда…). Неудивительно, что на эти проблемы первыми обратили внимание именно британские ученые или те писатели с континента, кто побывал в Англии и наблюдал все это своими глазами. В числе последних был швейцарец Жан Шарль Леонард Симон де Сисмонди (1773–1842). Самым известным его экономическим произведением стал трактат "Новые начала политической экономии, или О богатстве в его отношении к народонаселению " (1819, второе прижизненное издание — 1827).

Верный ученик Адама Смита, Сисмонди понял, что изменения в экономике создали новую ситуацию и новые вопросы, на которые в книге Смита нет прямых ответов.

Сисмонди нашел в себе силы подвергнуть критике идеологию экономического либерализма. Бедственное положение рабочего класса в Англии заставило Сисмонди пересмотреть свое отношение к полной свободе конкуренции. Естественный ход вещей, казалось, обрекал массы производительных работников на хроническую нужду, болезни и высокую смертность. Производимое богатство распределяется так неравномерно, что основным его производителям мало что достается.

От Смита последующая наука унаследовала представление, что накопление капитала является ключом к проблеме богатства народов. Сисмонди переместил центр тяжести с проблемы накопления на проблему распределения. Он указывал, что прогрессирующее накопление капитала может сочетаться с неизбывной бедностью трудящихся.

Кризисы и проблема недопотребления

Страна не может ежегодно тратить больше своего годового дохода, говорит Сисмонди, иначе она начинает проедать свой капитал, беднеет и разоряется. Здесь, несомненно, слышны отголоски концепции воспроизводства Смита. Но Сисмонди тут же отталкивается от Смита. Если годовой продукт страны не найдет на рынке потребителя, воспроизводство прекратится. И тогда при изобилии товаров страна обречена на разорение. Так Сисмонди ставит проблему кризисов в центр внимания экономической науки. Народы "могут разоряться и оттого, что тратят слишком много, и оттого, что тратят слишком мало". Не называя Сэя по имени, он решительно отвергает концепцию "трех факторов".

Не из земли происходит рента, и не из капитала — прибыль. Все три вида доходов — "это лишь три различные формы пользования продуктами человеческого труда. Только труд способен создавать богатство. Поэтому всякий капитал должен быть употреблен на то, чтобы применить труд. Когда рабочий нанимается, его положение всегда невыгодно, говорит Сисмонди. Он умеет делать лишь какую-то одну операцию, он производит не целую вещь, а лишь часть ее. Поэтому он нуждается в нанимателе — ив смысле предоставления ему рабочего места, и в смысле организации производства (объединение с другими специальностями), и в смысле обеспечения труда материалами. Такая зависимость обрекает рабочего на минимально возможный уровень оплаты труда. Росту зарплат препятствует конкуренция между рабочими за получение рабочего места.

Между тем, продолжает Сисмонди, накопление капитала продолжается, а вместе с ним растет товарный выпуск. Однако доходы рабочих растут намного медленнее, чем выпуск товарной продукции, и свое потребление капиталисты тоже уменьшают путем сбережения дохода ради накопления капитала. В результате суммарный спрос на потребительском рынке оказывается недостаточным, чтобы купить все произведенные товары. Возникает кризис перепроизводства — предложение не рождает адекватного спроса. Здесь Сисмонди прямо упоминает Сэя, называя его закон ошибкой.

При этом Сисмонди идет еще дальше, решительно нападая на доктрину невидимой руки — "одну из аксиом, на которой всего более настаивали в политической экономии, а именно: что наиболее свободная конкуренция определяет наиболее выгодное развитие индустрии, ибо каждый понимает свои интересы лучше, чем могло бы их понимать невежественное и невнимательное правительство, и что интерес каждого образует общий интерес Оба эти положения правильны, но вывод неправилен". Ошибка, по его мнению, состоит в том, что далеко не во всех случаях свобода каждого в достижении своего интереса приводит к общему благу. "Естественный прогресс общества порождает возрастание капиталов, а порок в социальной организации порождает постоянное возрастание рабочего населения и предложение рабочих рук, обычно превышающее спрос на труд". Преследуя свои интересы, капиталисты занижают доход рабочего класса, а с этим — и спрос его на потребительском рынке.

Симон де Сисмонди

Сисмонди находит в себе силы высказаться за государственное регулирование рыночной стихии, хотя и не предлагает при этом сколько-нибудь конкретных мероприятий. Тем не менее допустимо назвать его имя в качестве предтечи Кейнса (см. главу 29). Нельзя сказать, что аргументация Сисмонди была на уровне цели, которую она преследовала. Чтобы спрос рабочего класса на товарном рынке мог определять состояние этого рынка указанным выше образом, необходимо выполнение определенных условий. Прежде всего нужно, чтобы доля рабочего населения в общей численности была не меньше какой-то величины, ниже которой его влияние оставалось бы незначительным. Сисмонди не задается вопросом об уровне этого критического порога и не упоминает о такой стороне проблемы. Но даже если это было не так, оно не означало бы невозможности того, что совокупный доход общества не может быть равен совокупной ценности товаров на рынке. Еще интереснее положение о минимальной оплате труда рабочего класса.

Наш обзор вступил в XIX в., и мы еще не раз столкнемся с указанной доктриной, которая позже (с подачи Ф. Лассаля) получила название железный закон заработной платы. Доказать этот "закон" попытался один лишь К.Маркс (и мы увидим, как он это делал). Речь идет не о том, что зарплата рабочих опускается до прожиточного минимума в какие-то тяжелые периоды — скажем, в период промышленного спада. Нет, Сисмонди рассматривает этот уровень зарплаты как причину спада — может, и не как "железный закон, но уж точно как устойчивую тенденцию. В основу же этого важного тезиса он кладет всего лишь общие рассуждения о конкуренции рабочих рук, быстром росте рабочего населения и т. д. Понятно, что подобная аргументация не смогла причинить Закону Сэя серьезного ущерба.

Мальтус против Закона Сэя

В 1820 г. вышел первым изданием трактат Мальтуса "Принципы политической экономии". В главе 7 этой книги Мальтус оспаривает Закон Сэя. Его аргументация имеет более глубокий характер. В основе ее — не недопотребление, а перенакопление.

"Нельзя сомневаться, — писал Мальтус, — что только соответственно стремление к потреблению может поддержать равновесие между спросом и предложением; и так же несомненно, что неумеренная страсть к накоплению богатств должна вести к тому, что продукты производятся в количестве, превышающем возможное потребление их…"

Законы накопления капитала, по мнению Мальтуса, напоминают законы размножения населения. Там необходимо обилие пищи, здесь — обильный денежный спрос. Как при недостатке пищи нелепо поощрять браки и размножение людей, так при недостатке спроса неуместно стимулировать накопление капитала. Ведь новые капиталы еще более увеличат предложение товаров. Для соблюдения пропорции между ростом спроса и ростом инвестиций Мальтус считал необходимыми всевозможное увеличение класса мелких земельных собственников, развитие внешней и внутренней торговли, наличие обширного класса непроизводительных потребителей. Особое значение придавалось при этом богатой земельной аристократии. Покупательная способность зарплаты рабочих невысока, прибыль капиталистов в большей мере идет на накопление в ущерб их возможному потреблению. Из трех видов дохода (по Адаму Смиту) остается рента — она и должна компенсировать падение спроса на товарном рынке.

Вспомним, однако, что для опровержения Закона Сэя нужно было показать неизбежность хронического перепроизводства — такого, которое не может выправиться. Для этого доводы Мальтуса были недостаточными. Переизбыток товаров должен вызвать снижение их цен до такого уровня, когда все их сможет поглотить данный спрос населения. При этом падение иен может оказаться столь сильным, что они подчас не будут возмещать издержек производства. Тогда некоторые капиталы погибнут и проблема перенакопления утратит свою остроту.

Глава 16 Мрачная наука

Цзы-лу, не сумев осуществить услышанное, опасался, что услышит что-то еще.

Из древних китайских книг.

С начала XIX в. экономическая наука стала называться "политической экономией". Почти одновременно она, кроме этого, так сказать, официального имени, получила другое, неофициальное: "мрачная наука". Мы видели, насколько изменилась проблематика экономической мысли по сравнению с XVIII столетием. Но не только. Изменилась и тональность. Безбрежный оптимизм "естественной свободы и естественного порядка сменился настороженностью, неуверенностью, а в отдельных случаях — бунтом против идеи невмешательства государства (laissez faire) и так вплоть до пессимистических прогнозов о хроническом состоянии спада и вековом застое.

Доктрина убывающей доходности

Указанное в подзаголовке учение тоже имеет второе название: закон убывающего плодородия земли. В экономической литературе можно встретить оба наименования.

Взволнованное обсуждение в Британии поставленных Мальтусом вопросов о народонаселении проходило на фоне больших исторических событий — наполеоновских войн и континентальной блокады Англии. После Ватерлоо и окончания войны в стране упали цены на зерно (до этого бывшие непомерно высокими) и разразился экономический кризис Парламент создал комитет для изучения проблем на зерновом рынке.

Все эти события, вместе взятые, привели (помимо многого другого) к появлению в 1815 г. четырех теоретических памфлетов на тему о доходе с земли. Авторами их были: УЭСТ, Торренс, Мальтус и Рикардо. Двоих мы уже знаем. Роберт Торренс (1780–1864) оставил после себя множество экономических работ, главным образом по вопросам финансов и торговой политики. Про Уэста мы можем сообщить лишь то, что он вскоре уехал в Индию и стал там судьей.

Во всех упомянутых памфлетах отправной точкой был тот факт, что в период высоких цен на хлеб в обработку вовлекались земли, которые прежде пустовали из-за низкой плодородности или трудной доступности. Повышение хлебных цен сделало обработку этих земель рентабельной. Четверо авторов, каждый на свой лад, сформулировали доктрину убывающего плодородия — "тот принцип, согласно которому по мере улучшения обработки получение продукта земли обходится все дороже и дороже", — как писал УЭСТ. Это разъяснялось так: если рассматривать разные порции затрат труда, то в промышленности каждая такая порция производит одно и то же количество продуктов, зато в сельском хозяйстве каждая добавочная порция дает все меньшую отдачу. При этом нет разницы, идет ли речь о вовлечении в оборот новых (худших) земель или о дополнительных усовершенствованиях обработки земель уже используемых.

Авторы указывали, что рост народонаселения вынуждает прибегать к обработке все более худших земель либо (или вместе с тем) вкладывать все больше и больше капитала и труда в уже используемые земли. В обоих случаях каждый новый прирост продукта земли обходится все дороже и дороже. Следовательно, хлебные цены имеют долговременную тенденцию к постоянному росту. С доктриной убывающего плодородия земли случилась та же история, что и с Законом Сэя: ее никто не мог ни доказать, ни опровергнуть вплоть до начала XX в. И по схожим причинам.

Теория ренты Рикардо

Давид Рикардо (1772–1823) считается наиболее глубоким мыслителем из плеяды "детей" Адама Смита. К указанному моменту (1815) он уже был автором нескольких статей о денежном обращении, а в 1817 г. вышел его трактат "Начала[28] политической экономии и налогового обложения", где он систематизировал свои теории, в том числе и теорию ренты.

Внешне теория ренты Рикардо выглядит достаточно простой и убедительной. Рента — это цена, которую земледелец платит землевладельцу за пользование плодородящей силой земли. Рента есть разность между рыночной ценой продукта земли и издержками его производства, включая прибыль на капитал. По мере возрастания численности населения стране требуется все больше и больше хлеба. В хозяйственный оборот вовлекаются новые, менее плодородные земли. На каждом этапе этого процесса в обороте оказываются участки различного плодородия. Чем оно ниже, тем больше издержки производства хлеба. Поскольку же цена зерна на рынке едина, то убывание плодородия при переходе от участка к участку делает рентный остаток все меньше и меньше, пока на самом последнем из участков издержки производства не уравняются с ценой хлеба, давая нулевую ренту.

При следующем увеличении потребности населения в хлебе в обработку вовлекается новая земельная площадь, где почва еще менее плодородна, чем на соседнем участке в предыдущей ситуации. Теперь цену хлеба регулируют издержки (Рикардо говорит: затраты. труда) на новом последнем участке, которые выше, чем на предыдущем. Поэтому на предыдущем возникает положительный (отличный от нуля) рентный остаток. Его величина становится добавкой к рентам на всех остальных, более плодородных участках. Размеры рентных платежей беспрерывно, таким образом, растут. И это процесс объективный. "Не потому хлеб дорог, что платится рента, — пишет Рикардо, — а рента платится потому, что хлеб дорог". (К выражению "хлеб дорог' мы еще вернемся, чтобы "повертеть" его туда-сюда…)

В основном в рассуждениях Рикардо фигурирует модель ряда разнородных участков с убывающим рентным остатком. Но он оговаривается, что эта теория описывает и другой случай: получение одной и той же величины дополнительного продукта на одном участке земли с каждым разом требует все больше и больше издержек, понижая ренту. Оба вида ренты, рассматриваемой как приращение к издержкам производства, Маркс впоследствии назвал дифференциальной рентой. Теория ренты Рикардо есть попытка обобщения и обоснования доктрины убывающей доходности. Эта теория является составной частью целостной экономической картины, которую создает Рикардо в своем трактате. И чтобы понять роль этого фрагмента в системе Рикардо, нужно обратиться к другой теме.

Трудовая теория ценности

Что превращает набор деталей в единую систему? Наличие между всеми деталями определенного рода связей. При этом все связи по своему характеру и своему действию подчинены какому-то одному принципу, одной идее. Такой принцип называется системо-образующим. Связи между игроками на футбольном поле определяются правилами игры и задачами, которые ставит тренер перед каждым из них в данном матче. Системообразующий принцип здесь — нацеленность на гол. Аналогичные вещи можно найти и в мыслительных системах.

В системе Адама Смита Системообразующий принцип — это экономия труда. В системе Рикардо — это затрата труда.

Рикардо обращается к тому месту у Смита, где говорится о законе обмена в первобытном обществе. Когда нет еще капитала и нет разделения труда, единственным мотивом при установлении обменного соотношения может быть затрата времени труда ("два оленя за одного бобра"). Труд (точнее, время труда) является здесь единственным фактором производства, и. цена бобра (два оленя) должна возместить расход этого фактора. С противоположной стороны затрата времени труда на добывание оленя возмещается половиной бобра.

Но когда уже существует капитал, а земля обращена в частную собственность, говорит Смит, цена товара должна возместить не только затрату труда, но и расход капитала (с прибылью), да еще и владелец земли требует свою долю. О ренте у Смита разговор особый: она не формирует цену, а определяется избытком цены над суммой зарплаты и прибыли.

Рикардо смотрит на ренту, в общем, так же. Поэтому у него тоже рента не влияет на ценообразование. От концепции Смита подход Рикардо отличается в ином отношении, и отличие это весьма существенно. Рикардо настаивает на том, что затрата труда является единственной предпосылкой цепы, причем не только в первобытном обществе, но и в цивилизованном. Здесь только не нужно упрощать.

Конечно, Рикардо понимал, что цена товара должна возместить все издержки его производства, а не только затрату труда. Когда он задается вопросом о законе обмена, его интересует не то, из чего состоит вся цена, т. е. не абсолютная величина цены. Его интересует именно формирование менового соотношения. Пара сапог за 100 кг соли — почему так? Почему не 120 или 75 кг? Рикардо говорит об "относительной ценности" товаров (его собственные слова). Так вот, по его мнению, относительная ценность товаров определяется соотношением трудовых затрат, которые требуются для изготовления одного и другого видов товара. Рикардо не упускает из виду, что в различных профессиях труд может быть очень разным по качественным признакам (таким, как умение, физические нагрузки и т. п.). Каким же образом может сравниваться труд, например, ювелира и простого рабочего?

Давид Рикардо

Рикардо отвечает: на рынке уже сами собой установились оценка различных видов труда и соотношение между их затратами на единицу продукта каждого из них. Сам рынок определяет, что труд ювелира дороже труда простого рабочего, и даже определяет, насколько (или во сколько раз) дороже. "Если кусок сукна стоит теперь двух кусков полотна, а спустя десять лет обычная ценность куска сукна будет равна четырем кускам полотна, то мы можем с уверенностью заключить, что либо для изготовления сукна требуется больше труда, либо для изготовления полотна — меньше труда, либо что действовали обе причины", — пишет Рикардо. Ему важно, как меняется соотношение. Поэтому "для нас не представляет интереса сравнительная оценка различных видов человеческого труда".

Есть разница и в ловкости, и в рабочих приемах, и даже во времени, которое требуется для овладения той или иной специальностью. Ну есть она — и ладно. Сегодня есть эта разница, вчера была и завтра будет "почти без перемен", как говорит Рикардо. Эта разница — как бы константа, которую математик выносит за скобки. А дальше все зависит от соотношения количеств затрачиваемого труда. Если это соотношение не меняется, относительная ценность тоже не меняется. Когда же соотношение изменяется (с одной ли стороны, с другой ли или с обеих сторон), то соответственно в той же пропорции изменяется относительная ценность товаров. Можно сказать, что, по Рикардо, различия в трудоемкости производства товаров формируют масштабную шкалу цен.

Если вернуться к нашему примеру, с точки зрения Рикардо, разница в характере труда определяет то обстоятельство, что пара сапог обменивается не на килограммы (и не на тонны) соли, а на десятки килограммов. Но уже при таком установившемся масштабе будет ли соль представлена десятью десятками килограммов, или двенадцатью, или семью с половиной — это зависит от сравнительных затрат труда на изготовление пары сапог и 10 кг соли.

Указанное соотношение Рикардо называет естественной ценой. Он допускает, что колебания спроса и предложения на рынке не смогут не вызывать определенные отклонения от естественной цены". Так у Рикардо определяется понятие рыночной цены.

Затруднение с капиталом

А как все-таки быть с капиталом и прибылью на капитал? Здесь два отдельных вопроса.

1. Если ценность куска сукна стала измеряться ценностью четырех кусков полотна (вместо двух, как было за десять лет до того), только ли затраты труда должны быть тому причиной? Допустим, за эти годы затраты труда не изменились ни там, ни тут, но полотно стали ткать на механических станках, а не вручную, как прежде. Должно ли это обстоятельство отразиться на относительной ценности обеих тканей? Другими словами, влияют ли на относительную ценность изменения в применяемом капитале? Рикардо отвечает: да, влияют. Ведь капитал — это накопленный труд (очень важный термин, придуманный Рикардо). Создание механических ткацких станков тоже требовало затрат труда. Значит, общее правило сохраняется. Только к затратам труда ткача прибавляются затраты труда механика, изготовляющего станок. Общая сумма этих видов труда определяет, на какое количество других предметов будет обменен кусок полотна, утверждает Рикардо.

Нетрудно показать, что это очень слабое рассуждение. Станок делается один раз, а ткач, работая на этом станке, тратит свой труд годами, выпуская полотно кусок за куском. Прежде мы говорили о принципиальном различии между затратами единовременными и текущими. Столь же принципиально следует различать труд овеществленный и труд живой (оба термина мы встретим у Маркса). Живой труд в изготовлении полотна — это сам трудовой процесс ткачества. По отношению к процессу ткачества овеществленный труд, как видно из самого термина, — это просто вещь.

Достаточно очевидно, что затрату живого труда нельзя суммировать с Утратой Труда уже овеществленного, — это всё равно что, например, в физике складывать количество работы с мощностью.

Правда, Рикардо не поступает так просто. Он пытается принять. в расчет сокращение затрат живого труда при применении машин, изменение зарплаты в связи с этим и пр. Он конструирует искусственные числовые примеры и т. д. Но порок был заложен в самом начале рассуждения. Ведь различия в капиталах влияют на соотношение цен совершенно иным образом — не так, как различия в трудоемкости изготовления капитальных благ.

Различия в капиталах могут наблюдаться по таким характеристикам, как срок износа основного капитала, соотношение между основным и оборотным капиталами, период оборота оборотного капитала. Все это отражается на относительной ценности товаров без видимой связи с количеством труда, которое овеществлено в обоих капиталах.

2. Представим себе, что на рынке встречаются два товара: шило и мыло. По счастливой (для нашего примера) случайности в производстве обоих видов товара употребляются капиталы одинаковой ценности, период износа которых тоже одинаков. С другой стороны, на изготовление и упаковку одного шила уходит 10 человеко-часов рабочего времени, а на изготовление и упаковку куска мыла — 2 часа труда одного человека.

По мысли Рикардо, соотношение цен шила и мыла должно быть 10:2, т. е. 5:1. Теперь вспомним модель свободной конкуренции и ее формулу: "равновеликие капиталы приносят равные прибыли". Согласно такому представлению шило не может быть (при наших допущениях) впятеро дороже мыла. Ведь это значило бы, что равновеликие капиталы приносят совершенно неодинаковую прибыль. Наоборот, если бы капитал мыловаренного завода оказался впятеро больше капитала, занятого в изготовлении шила, а живого труда на единицу того и другого продукта требовалось бы поровну, то по теории Рикардо цены их должны быть близки по размеру (влияние капитала Рикардо допускал). Но это опять-таки противоречит модели свободной конкуренции, по которой прибыль в мыловарении должна быть намного больше (чтобы норма прибыли была одинаковой).

Рикардо старался (очень старался) доказать, что различия в капитале не вызывают больших отклонений от правила формирования цен пропорционально затратам труда. Очевидно, что и тут он пошел по ошибочному пути. Ведь дело не в том, большие отклонения или маленькие. Дело в том, что две теории не сходятся. Заметим, что модель свободной конкуренции Рикардо принимал целиком. Состыковать же обе теории ему не удалось.

Теория заработной платы у Рикардо

Труд, говорит Рикардо, — это тоже товар. Он продается и покупается. Рабочий продает свой труд, капиталист этот труд покупает. Заработная плата и есть цена этого товара. Как и любой товар, труд имеет свою естественную йену и рыночную цену. Естественная цена труда, по Рикардо, — это такой уровень его оплаты, при котором рабочие могли бы "существовать и продолжать свой род без увеличения или уменьшения их числа". Значит, естественная цена труда обеспечивает лишь прожиточный минимум: если оплата труда выше, численность рабочего населения будет увеличиваться, если ниже, — смертность станет больше, чем рождаемость.

При этом прожиточный минимум у Рикардо вслед за Смитом понимается широко: как такой уровень потребностей, к которому человек привык. Скажем, в наше время прожиточный минимум в понимании Рикардо включал бы и телевизор, и холодильник, и кое-какую домашнюю библиотеку, и подписку на любимую газету и т. п.

Естественная иена труда определяется не суммой зарплаты, а (как и у Смита) количеством и ассортиментом предметов потребления, которые можно на эти деньги купить. Поэтому естественная цена труда зависит от цен на предметы потребления (на пишу, одежду и другие вещи). Если эти цены растут, естественная цена труда тоже растет, и наоборот. Рыночная цена труда может колебаться в зависимости от соотношения между спросом на труд и предложением труда, но центром этих колебаний является естественная цена труда.

Когда в стране происходит накопление капиталов, имеет место постоянно растущий спрос на труд. Тогда зарплата держится выше естественного уровня. Это поощряет рабочее население к размножению, число рабочих возрастает до уровня, который отвечает спросу на труд. Тогда зарплата опускается до естественного уровня. Она может опуститься и ниже. Тогда в среде рабочих возникают нужда, болезни и пр. Численность рабочего населения сокращается, а оплата труда возвращается к естественной норме.

Как видим, Рикардо, в целом, придерживался тех взглядов на законы народонаселения, которые сформулировал Мальтус Но Рикардо углубил некоторые положения своего друга. Если потребности рабочих растут, писал он, они становятся склонными тратить больше денег на удовлетворение своих растущих запросов на предметы комфорта и развлечения, а за счет этого они умеряют численность своей семьи. Поэтому нужно поощрять "всеми законными средствами" рост потребностей рабочих. "Нет лучшей гарантии против перенаселения", — считает Рикардо.

Установление размеров оплаты труда, по мнению Рикардо, "должно быть предоставлено частной и свободной рыночной конкуренции и никогда не должно контролироваться вмешательством законодательства". Тут он тоже целиком согласен с Мальтусом. Законы о бедных придуманы с целью улучшить положение, а приводят к противоположному результату. "Вместо того чтобы делать бедных богатыми, они как бы рассчитаны на то, чтобы сделать богатых бедными". Потому что позволяют бедным размножаться сверх возможностей прокормиться своим трудом. Отсюда необходимость увеличивать все время отчисления на содержание бедных, пока эти ассигнования не поглотят весь чистый доход страны. Так что "всякий друг бедных должен горячо желать отмены этих законов".

Вторая нестыковка

Чем же все-таки определяется цена труда?

Рикардо начинает, как мы видели, с того, что определяет труд в качестве одного из видов" товаров, который продается и покупается подобно всем другим товарам. По его собственной трудовой теории ценности, последняя зависит от количества труда, применяемого в изготовлении данного товара. Если так, то цена труда зависит от количества труда, применяемого в изготовлении этого труда. Тут явно что-то не так. Мы даже не знаем, что означает выражение "изготовить труд". Труд — это не вещь, а процесс, деятельность человека. Можно ли измерять ценность труда количеством труда? Если да, то мы можем только сказать, что ценность одного рабочего дня равна одному рабочему дню.

Рикардо ловко обходит такие вопросы. Он говорит: цена труда (зарплата) определяется ценами предметов потребления, которые можно купить на эту зарплату. Но цены он определяет через затраты труда. Ну что ж, давайте рассуждать дальше.

Допустим, один рабочий за день труда производит 2 кг хлеба. Ценность 2 кг хлеба эквивалентна количеству труда в 1 человеко-день. Но получает рабочий за день труда не 2 кг, а, скажем, лишь 1 кг хлеба. Почему? Потому что его зарплата составляет лишь часть цены продукта. Другие две части — это прибыль нанимателя и рента землевладельца. Скажем, полкило хлеба на прибыль и полкило — на ренту. 2 кг хлеба и 1 человеко-день труда воплощают одинаковое количество труда. По теории Рикардо, их относительные ценности должны быть одинаковы. Но они не могут быть одинаковы, потому что тогда исчезнут прибыль и рента.

Если мы переведем наш пример на денежное измерение цены и зарплаты, мы увидим, что нестыковка менее заметна, она тогда не сразу бросается в глаза. Поэтому лишь после смерти Рикардо некоторые ученые смогли заметить неточности в его теории.

Прибыль и зарплата

Рикардо вслед за Смитом рассматривает цену товаров как сумму зарплаты, прибыли и ренты. Как уже отмечалось, ренту он считает, если так можно выразиться, не слагаемым (которое в сумме с двумя другими частями дает цену), а разностью (которая остается за вычетом из цены двух других ее составных частей). На языке алгебры это означает, что рента есть не аргумент цены, а ее функция. Бывает, что рента равна нулю, а вся цена состоит из прибыли и заработной платы. Мы уже встречались с таким случаем при рассмотрении Рикардовой теории ренты.

Не случайно здесь использована математическая терминология. Характер мышления Рикардо — и это отмечено многими — напоминает мышление математика. У него прибыль и зарплата рассматриваются в качестве независимых переменных, а цена — как их функция (почти так же строго обращаются с подобными понятиями математики).

Вот схема рассуждений Рикардо.

Соизмеряя качественные особенности различных видов труда, рынок раз и навсегда (или на долгое время) формирует масштабную шкалу цен. Различие в трудоемкости изготовления устанавливает ценовые соотношения между товарами. Игра спроса и предложения вносит сюда известные колебания. С учетом всего этого цена отдельного товара считается в данный момент заданной величиной. Но внутри себя она представляет сумму прибыли, зарплаты и ренты. При этом если рента целиком зависит от цены и от того, какую долю в ней составляют две другие части, то каждая из двух последних зависит от ряда внешних факторов. Особенной тягой, так сказать, к суверенитету отличается заработная плата. Потому что она зависит от цен на предметы первой необходимости. Рикардо, в конце концов, привязывает ее к ценам на хлеб. Если хлеб дорожает, должна расти и зарплата. Но цена какого-либо товара, например полотна, вовсе не обязательно будет расти, когда растет цена хлеба. Ведь цена полотна ограничена сверху из-за конкуренции. "Если — и это, безусловно, произойдет — вместе с повышением цены хлеба повысится и заработная плата, то прибыль необходимо упадет", — утверждает Рикардо. В теории распределения Рикардо пошел назад от Смита, вернувшись к модели "игры с нулевой суммой".

Предел экономического роста

Теперь самое время нам вспомнить теорию ренты Рикардо и вместе с ним свести воедино все предыдущее. С ростом населения хлеб становится все дороже в производстве и на рынке. Отсюда неизбежная тенденция к росту заработной платы и… "Итак, прибыль имеет естественную тенденцию падать, потому что с прогрессом общества и богатства требующееся добавочное количество пищи получается при затрате все большего и большего труда".

Заработная плата растет в денежном измерении, но это не значит, будто рабочие начинают жить лучше, — ведь растут цены на предметы их жизненного потребления. Покупательная способность заработной платы не увеличивается. Жизненный уровень рабочих скорее снижается, потому что рост заработной платы идет вдогонку за ценами на хлеб, которые, естественно, растут опережающим темпом. Потребление благ рабочими снижается до крайней черты прожиточного минимума.

Рикардо понимает, что все не так просто. Периодически совершенствуются машины, развивается агрономия — одним словом, технический прогресс снижает трудоемкость производства и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Эти достижения в экономии труда понижают цену предметов первой необходимости рабочих. Если Смит считал технический прогресс важнейшим условием предотвращения застоя и неуклонного экономического роста, то по Рикардо подобные вещи лишь замедляют общую тенденцию, ведущую к вековой стагнации.

Что же происходит по теории Рикардо? Вот что. Растущая потребность общества в пище заставляет вовлекать в обработку все новые и новые участки земли, на которых производство одной меры (например, центнера) хлеба требует все больше и больше труда. На самом крайнем участке ренты нет вообще, но именно возросшая трудоемкость зерна на этом участке "регулирует цену хлеба", как выражается Рикардо. Этот новый участок как бы поднимает общую планку цены хлеба для всех остальных участков. Когда этот участок перестает быть самым крайним (значит, появился новый, с еще худшей землей), этот участок начинает приносить ренту, размер которой в точности равен той величине, на которую поднялась цена хлеба из-за появления в обработке нового крайнего участка. Но по той же причине и на ту же самую величину выросла рента на всех-всех участках, которые обрабатываются уже давно. И так с каждым шагом.

Стало быть, растут ренты, растет заработная плата по всей стране (из-за роста хлебных цен). И только прибыль на капитал все падает и падает. Наконец, норма прибыли становится такой маленькой, что накопление капитала останавливается вовсе. Почти весь продукт страны достается рабочим и землевладельцам. "Это будет по необходимости постоянным явлением в силу законов природы, которые ограничили производительные силы земли". Только свободный ввоз хлеба из-за границы может затормозить указанную тенденцию.

Учение Рикардо и экономический либерализм

Когда жил и творил Рикардо, в Великобритании существовали так называемые "хлебные законы". Ввоз заграничного хлеба не был формально запрещен, но закон устанавливал столь высокие ввозные пошлины, что они препятствовали импорту лучше всяких запретов. Это и были запретительные пошлины — наследие идеологии и политики меркантилизма. Лишь в 1838 г. в стране была создана "Лига борьбы против хлебных законов", которая сыграла решающую роль в их отмене в 1844 г. и в установлении в Англии свободы внешней торговли через два года.

Деятельность "Лиги" составила целую эпоху в экономической и политической истории Великобритании. Это была настоящая "классовая борьба", в которой объединенный фронт промышленных капиталистов (в основном средний класс) столкнулся с не менее сплоченным фронтом земельной аристократии. Рикардо не довелось дожить до этих событий, но его учение объективно вооружило сторонников свободы торговли (в литературе их часто называют "фритредерами" от английских слов free trade).

Теория сравнительных преимуществ

Иногда встречается также другое ее название: теория сравнительных издержек. В учении Рикардо многое возникло в результате восприятия им и переосмысления идей других мыслителей (Смита, Сэя, Мальтуса, Андерсона — автора модели дифференциальной ренты, писавшего еще во времена Адама Смита). Теория сравнительных преимуществ создана Рикардо самостоятельно, и она, пожалуй, больше других его идей сохранила значение для хозяйственной практики вплоть до нашего времени.

Эта теория относится к области внешней торговли. Она также имеет свою предысторию. В своей борьбе с политикой меркантилизма Смит выдвинул положение, которое иногда называют принципом абсолютного преимущества. Развивая идею естественной свободы для условий межгосударственного обмена, он высказался в том смысле, что каждой стране выгодно вывозить те продукты, которые отвечают естественным и благоприобретенным преимуществам этой страны перед другими. К естественным преимуществам относятся те, которые связаны с климатом, почвами, недрами, географическим положением страны и др. К искусственным преимуществам относятся особые умения, присущие некоторым работникам этой страны, некоторые продукты ее производства, которые или здесь умеют делать лучше других, или умеют делать только здесь.

Например, к естественным преимуществам Грузии относятся особые почвенно-климатические условия, позволяющие создавать неповторимые грузинские вина. Для Арабских Эмиратов — это нефть-сырец. Для России — это, среди многого другого, хвойная древесина и даже туристские маршруты, связанные с уникальными памятниками старины и природными красотами.

К искусственным преимуществам для нынешней России, например, относятся изделия национальных промыслов (Хохлома, Палех, Гжель…), некоторые виды вооружения, возможность запускать в космос коммерческие спутники.

Казалось бы, принцип очевиден и не нуждается в особых поправках. Тем не менее Рикардо путем довольно тонких рассуждений такие поправки внес. Абсолютные преимущества — это хорошо, но область их слишком узка. Гораздо шире и важнее область сравнительных преимуществ.

Дадим условный пример. Скажем, в России тонна стали обходится в 100 часов труда, а пара обуви — в 10 часов. В Италии же тонна стали обходится в 50 часов труда, а пара обуви — в 8 часов. По стали у Италии сравнительное преимущество составляет 50 %, по обуви — 20 %. Поэтому Италии (в торговле с Россией) выгоднее специализироваться на стали, а России (в торговле с Италией) лучше сконцентрироваться на обуви. Обеим странам выгоднее направить больше ресурсов во что-то одно (из двух названных направлений), а другое покупать у партнера. В данном случае Италии выгоднее наращивать плавку стали и покупать у России обувь, а России — наращивать выпуск обуви (по итальянским моделям) для обмена на сталь. Хотя в России обувь обходится дороже, тем не менее это будет выгоднее ей, чем одновременное развитие обоих производств — сталелитейного и обувного.

Здесь преднамеренно использован шутливый пример, чтобы ярче оттенить мысль Рикардо. Она не так очевидна, как мысль Смита. Ведь кроме сравнительных затрат труда действует еще множество самых различных факторов, влияющих на вывод о том, что выгодно или невыгодно во внешней торговле. Тем не менее анализ внешней торговли все время показывал, что принцип сравнительного преимущества проявляется в действии. Более ста лет никто не мог ни доказать его строго, ни опровергнуть (знакомая ситуация?).

Лишь в 1933 г. шведский ученый Бертил УЛИН объяснил и обобщил этот принцип Рикардо с помощью факторного анализа (вспомним о теории "трех факторов" Ж.Б.Сэя, см. главу 15). Любой из факторов — труд, капитал, земля — может дать стране сравнительное преимущество в каком-то определенном виде производства: страна обладает абсолютным преимуществом по данному фактору. Оказалось, что принцип Рикардо работает в силу справедливости принципа Смита.

В нашем примере, скажем, Италия обладает абсолютным преимуществом перед Россией в области промышленной технологии и накопления капитала. Именно отсюда ее сравнительное преимущество в трудоемкости выплавки стали. Россия же (в нашем примере) обладает абсолютным преимуществом перед Италией в виде дешевого труда. Поэтому ей выгоднее наращивать производство, где более высок удельный вес такого фактора, как живой труд.

Еще о теории затраченного труда

"Не потому хлеб дорог, что платится рента, а потому рента платится, что хлеб дорог". Возвращаемся к этому, как собирались. Что значит "хлеб дорог Кому дорог? Вспомним, что говорил Смит о действительной цене и меновой ценности в связи с затратами труда (см. главу 14). Действительная цена — это то, во что обходится вещь тому, кто хочет ее сделать или добыть. Это мера его собственных усилий тела и напряжения души. А меновая ценность (т. е. цена продажи) — это мера экономии его телесных и душевных тягот.

Рикардо не оспорил и не опроверг такой подход к проблеме. Полемизируя со Смитом, он спорил о многом другом, но этот подход он как бы не заметил вовсе. Ему казалось, что Смит напрасно отказался от принципа затраченного труда, сформулированного для первобытного общества. И Рикардо принял этот принцип как универсальный для общества на любой стадии его развития, фактор же капитала он попытался свести к фактору-труду.

Действительно, капитал оказывает влияние на ценообразование тем, что его создание требует затраты труда. Но он также влияет на цены и тем, что создает экономию живого труда, И с этой стороны его влияние более непосредственно, потому что здесь сказываются явления, происходящие с живым трудом, а в первом случае идет речь о влиянии прошлого труда на живой. Капитал проявляет свою благотворную роль лишь постольку, поскольку выгода от экономии живого труда перевешивает ущерб от затраты прошлого труда (который был употреблен при создании этого капитала).

Рикардо развивал лишь одну сторону данного двустороннего явления — лишь сторону затраты. Он пытался свести капитал к трудозатрате, но капитал на это не поддался. Когда Рикардо говорит "хлеб дорог", он имеет в виду: дорог для производителя. Он говорит об издержках производства. Но в этом выражении подспудно присутствует и второй смысл: дорог для покупателя. Но тут уже речь не об издержках, а о цене. Для Рикардо то и другое — почти одно и то же. Он постоянно твердит: затрата труда регулирует цену. Он говорит: затрата труда на крайнем (наименее плодородном) участке, который не дает ренты, регулирует цену хлеба на рынке. В другом месте он подчеркивает, что речь идет именно о рынке свободном, конкурентном, а не о монополии производителя.

Но если рыночную цену хлеба не диктует никакой монополист, каким же образом наибольшие издержки производства могут эту цену регулировать. Давайте порассуждаем. Рикардо говорит: рост населения увеличивает потребность в хлебе, а это заставляет осваивать земли, пустовавшие из-за плохого качества. Но он не говорит о том, какой механизм запускает и осуществляет это движение к землям, еще не освоенным. Каким образом фермеры узнают о том, что пора уже распахать эту пустошь? Что хоть и дорого обойдется мне хлеб на этом участке, но я его все равно смогу продать? Что, им говорит об этом Госплан? Или правительство гарантирует им закупку хлеба по цене издержек?

Нет. Правительство, по схеме Рикардо, не вмешивается в рынок, и не придуман еще Госплан. Мы догадываемся: о том, что настал момент распахать пустошь, фермер узнает не где-нибудь, а только на рынке. Сигналом ему служит повышение хлебных цен. Происходит же это повышение потому, что спрос на хлеб растет, а предложение хлеба на рынке не растет. Только по данной причине. Механизмом, который понуждает фермера идти пахать целину, является механизм спроса и предложения.

Именно так, и только так. Повышение цены предшествует вовлечению в обработку новых участков земли. Не максимальная затрата труда, не максимальный размер издержек регулируют цену хлеба. Скорее цена хлеба регулирует тот максимальный размер издержек, который может окупиться, на рынке. Рента платится не потому, что хлеб дорог для производителя, а потому прежде всего, что хлеб дорог на рынке. Первопричина — не издержки, а цена. Но тогда что остается от трудовой теории ценности?

Чтобы выпутаться из мешанины, которая образовалась вокруг этого вопроса за столетие с большим "гаком", давайте будем различать две трудовые теории ценности. Одна — трудосберегающая, которую можно обнаружить у Адама Смита. Другая — трудозатратная, которую предложил Давид Рикардо. Первая связывает ценность с выгодой, вторая связывает ценность с утратой. Какая из них верна?

А что значит "верна"?

О теории и практике в экономической науке

Существует такой полемический прием: мол, практика доказывает истинность (или ложность) такой-то теории. Маркс даже выдвинул формулу: "Практика — критерий истины". Такой подход может таить в себе неожиданные ловушки.

…В одном из рассказов Борхеса[29] повествуется о человеке, обнаружившем в дебрях Амазонки неизвестное племя со странными обычаями. В числе прочего они верили, что их шаман может превращать людей в муравьев. "Один субъект, — сообщает рассказчик, — почуяв мое недоверие, указал мне на муравейник, будто это могло служить доказательством". Однако мышление аборигенов как раз допускало подобные доказательства муравейником. Как ни странно, но и мышление некоторых экономистов прошлого столетия, как мы увидим вскоре, тоже допускало такие 'доказательства". В чем тут ловушка?

Есть реальность и есть наука, которая хочет эту реальность объяснить. Есть явление и есть теория, которая истолковывает это явление. "Доказательство муравейником" — это когда некто для обоснования своего истолкования данного явления указывает вам на то, что данное явление имеет место. Вот, мол, явление же налицо — значит, мое толкование истинно. Муравейник видите? Значит, шаман может превращать людей в муравьев. С учетом сказанного еще более удивительно, что значительная часть публики склонна была принимать всерьез подобные доводы, как это случилось с некоторыми теориями Маркса, Вот что значит ловушка, и вот почему нужно быть крайне осторожными, сопоставляя теорию с практикой.

Альберт Эйнштейн говорил, что хорошая физическая теория должна обладать двумя качествами, которые он называл так: внутреннее совершенство и внешнее оправдание. Первое означает, что теория не должна быть самопротиворечивой, в ней все должно быть взаимоувязано. Второе означает, что теория должна хорошо согласовываться с опытом. Хорошо согласовываться с опытом — это максимум того, что мы можем требовать и от экономической теории по отношению к экономической практике. Мы не должны искать в опыте доказательства теории, но мы вправе требовать от теории, чтобы она не входила в противоречие с опытом. Разумеется, и в нашей науке хорошая теория не должна содержать натяжек, подтасовок, а также взаимоисключающих положений. В одной из ближайших глав, однако, мы найдем и эти вещи.

Жизнь так сложна, что ее редко можно описать теорией во всей необходимой полноте. В науке, подобной нашей, теория всегда оставляет "за скобками" многие вещи из той самой действительности, которую эта теория берется описать. Теория в экономике — это всегда схема, бледная тень живой реальности. Когда на практике выходят вещи, вроде бы отвечающие предсказаниям какой-то теории, это не означает, что данная теория "доказана". В лучшем случае это позволяет говорить, что данная теория пока неплохо работает, поскольку опыт с нею согласуется.

Экономическая действительность первой четверти XIX в., казалось, опровергала теорию Адама Смита. Требовалось нечто иное, и оно явилось в виде учения Рикардо, которое отвечало определенным запросам общественного сознания Великобритании. Многим в XX в. успех учения Рикардо представляется странным. Вокруг него сложился тогда кружок учеников и почитателей, превозносивших его (особенно после преждевременной смерти) заведомо выше заслуженного. Один из них сказал, например, что Рикардо был тем, кто создал экономическую науку; другой назвал его великим открывателем истины. И все они говорили о его превосходстве над Адамом Смитом.

Мы видим, однако, что в долговременной перспективе лучшую согласованность с опытом проявило учение скорее Смита, чем Рикардо. Не произошло ни беспредельного роста земельных рент и цен на продовольствие, ни обеднения рабочего класса, ни остановки накопления капитала. До вековой стагнации (что-то вроде "тепловой смерти Вселенной" по Больцману) Европа и мир пока не дожили. Это еще ничего не доказывает, но это говорит, что теория Рикардо, во всяком случае, описывает реальность недостаточно хорошо. В то же время мы имеем право констатировать, что конечные выводы и предвидения Смита неплохо согласуются с тем развитием, которое имело место до сих пор. Однако только по этой причине, без углубленного анализа, мы не можем утверждать, что сказанное происходит именно и только по тем основаниям, на которые опирался Адам Смит.

Джон Стюарт Милль

Наиболее выдающимся из учеников Рикардо был Джон Стюарт Милль (1806–1873), известный не только как экономист, но и как логик. Из экономических сочинений Дж. Ст. Милля наибольшим вниманием пользуются два: "Опыты по некоторым нерешенным вопросам политической экономии" (1844) и "Основы политической экономии с некоторыми приложениями их к социальной философии" (1848). Более интересным и ценным для науки многие историки считают первое из них. Но более известным и влиятельным стало второе. "Основы" на много десятилетий вперед стали действительно основами экономической науки для студентов и начинающих ученых во многих европейских странах Это сочинение трижды целиком переводилось на русский язык. Первое издание вышло в 1874 г. в переводе Н.Г.Чернышевского. Новый перевод (под ред. О.П.Остроградского) вышел в 1896 г. Третий перевод, уступающий, к сожалению, предыдущему, вышел в 1980 г. "Опыты" на русском языке не издавались. Оставаясь в целом верным последователем Рикардо, Милль многое подправил в его учении и внес немало уточнений по множеству частных вопросов. Он первым, как уже было сказано, обратил внимание на возможность двух вариантов толкования Закона Сэя. Схематичные положения Рикардо о закономерностях международного обмена Милль претворил в более строгие формулировки так называемого закона уравнивания, международного спроса. В излишне строгое положение Рикардо об обратной зависимости между заработной платой и прибылью Милль внес существенное уточнение: технический прогресс в производстве предметов рабочего потребления снижает издержки производства этих товаров, отчего реальная ' зарплата растет без снижения прибыли на капитал.

Все это (и многое другое) было изложено уже в "Опытах". Свои "Основы политической экономии" Милль задумал как синтез всех экономических знаний, добытых после Адама Смита. Книгу Смита он считал сильно устаревшей и свои "Основы" представлял чем-то вроде “Богатства народов”, но для своего века.

Милль поставил своей целью систематизировать достижения экономической мысли. Историки не раз отмечали известный эклектизм этого труда. Подчас можно обнаружить, что противоречия между доктринами не столько разрешаются, сколько сглаживаются, затушевываются искусным построением материала и изящным слогом (книга действительно написана замечательным языком, и чтение ее доставляет эстетическое удовольствие). Такие вещи кажутся странными для мастера логики, автора большого труда "Система логики".

Джон Стюарт Милль

По-видимому, Милль многое делал сознательно. В "Основах" он хотел создать систему, но у него не было своего системообразующего принципа (в том смысле, в каком мы говорили выше о системах Смита и Рикардо). фактически Милль должен был взять этот принцип у Рикардо (что и было сделано), но ведь у него была другая задача. Рикардо позволял себе проводить свой принцип трудовой ценности с железной целеустремленностью. Даже в его уловках, о которых мы говорили, видна своеобразная последовательность — если можно так сказать, логика танка, которому нужно попасть из пункта А в пункт Б. Приняв у Мальтуса закон народонаселения и у Сэя — закон рынков, Рикардо не мог принять многого другого в их экономических взглядах — того, что не укладывалось в его систему.

Милль поставил своей задачей объединить Сэя, Мальтуса и Рикардо. У первых двух четкой системы он не нашел, так что оставался затратно-трудовой принцип Рикардо, который не вызывал сомнений у Милля. Взяв все положительное у Сэя и Мальтуса для соединения с учением Рикардо, Милль обрек себя на эклектизм. Дело лишь усугублялось тем, что и у самого Рикардо не все концы сходились. Милль сделал все, что мог. Он углубился в построения своих предшественников, нашел в них немало того, что было неведомо и самим авторам, многое повернул другим боком, подгоняя детали. Но органично соединить несоединимое он не мог. Поэтому его системообразующим принципом стала не та или иная экономическая идея, а логический компромисс. Он поступался строгостью логики ради системы.

Приведем один пример. В главах, посвященных законам меновой ценности, Милль говорит, что существуют рыночные колебания цен под воздействием спроса и предложения. Но это именно колебания, а центром их является величина ценности, определяемая издержками производства (расход капитальных благ плюс заработная плата плюс обычная прибыль). И в главах о труде и заработной плате он тоже солидарен с Рикардо: уровень зарплаты тяготеет к прожиточному минимуму, определяемому ценами хлеба и других средств существования.

Когда Рикардо писал такие вещи, он шел как первопроходец. Он видел проблему, старался ее решить и излагал такое решение, какое ему удалось найти. Когда Милль писал эти вещи, он уже знал аргументы критиков теории Рикардо. Уже была обнаружена "нестыковка", о которой мы писали выше. Милль нашел свое решение: нестыкуемые вещи он разнес по разным главам и частям Получилось: с одной стороны так, с другой — эдак… и все. Он не решает проблему, а обходит ее.

Однако, как бы строго мы ни судили сделанное этим мыслителем, цели своей он добился. Джон Стюарт Милль создал учебник по политической экономии для последующих поколений. Вплоть до Маршалла им пользовались во многих университетах Запада как наиболее полным и глубоким изложением учения экономистов-классиков.

Классическая экономическая наука

Выражение "классическая политическая экономия" придумал Маркс. Он делил ученых на "классиков" и "вульгарных". Первым он приписывал "анализ внутренней сути капитализма", вторым — поверхностное описание "внешней видимости" и "апологетику", т. е. оправдание несправедливого, как он считал, общественного строя. Исходя из такого критерия, классики у него начинались от Петти и кончались на Рикардо. После Рикардо, считал Маркс, осталась школа рикардианства (Джеймс Милль, Рамси Мак-Куллох и др.), которая стала "разлагаться" и потерпела окончательное крушение в 1830 г., когда грянула Июльская революция. Маркс серьезно полагал, что социальные события могут разрешать теоретические споры.

"Буржуазная" (немарксистская) наука сочла полезным взять у Маркса термин "классики", чтобы вложить в него другое содержание — вполне научное и более точное. В соответствии с таким пониманием классики придерживались определенной системы предпосылок, или постулатов, относительно изучаемой экономической реальности. Такие предпосылки не всегда осознавались самими классиками и еще реже формулировались ими. Обычно они считались сами собой разумеющимися.

Мы уже отмечали подобное явление, когда говорили о меркантилистах. Классический период можно считать этапом экономической мысли, который пришел на смену периоду меркантилистов. Это грубое деление, но допустимое, как показывает хотя бы книга Смита. Если это так, тогда можно сказать, что классическая наука возникла в результате выявления скрытых предпосылок, принятых у меркантилистов, анализа этих постулатов, их выверки и преодоления того, что было признано ложным либо устаревшим.

Классики, как и меркантилисты, не представляли себя "этапом", на смену которому должен прийти другой "этап". Когда экономическая мысль стала пересматривать учение Смита, Рикардо и их последователей, она обнаружила, что и у них имелись свои постулаты, которые можно оспорить. Начался этот пересмотр примерно в последней трети прошлого века и продолжался многие десятилетия. Если исходить из подобного критерия, то классический период развития экономической мысли начался с физиократов, Кантильона и Юма, вступил в завершающую фазу у Джона Стюарта Милля, а окончательные проводы классическому образу мышления устроил Джон Мейнард Кейнс (расскажем об этом обязательно — см. главу 29).

Не следует думать, будто все сказанное проходило гладко и однозначно. Последующую экономическую науку иногда называют неклассической, однако после второй мировой войны в ней появилось направление неоклассического синтеза. Его представители вернули в науку некоторые постулаты классиков, отторгнутые (как им представляется, необоснованно) сторонниками кейнсианства. Не так давно была даже предпринята попытка прямо вернуться к рикардианству. Споры эти не завершены до сих пор (и про них расскажем, только позже).

Какие же представления чаще всего выделяют в качестве постулатов классической науки? Нужно сказать, что в разные времена и разными учеными акценты делались на различные моменты в мировоззрении классиков. То, что считалось существенным, скажем, в конце XIX в., не всегда упоминается в конце XX в. И наоборот. Наконец, следует обязательно иметь в виду, что постулаты, о которых мы сейчас будем говорить, появились в виде формулировок в результате позднейших исследований и обобщений. Не всем классикам эти представления были свойственны в равной мере. Не все сказанное ниже они разделяли безоговорочно. Многое может быть приписано классикам лишь условно и при серьезном упрощении их взглядов.

Тем не менее предмет для разговора имеется. Дело в том, что иной ученый действительно мог смотреть на вещи вообще шире и глубже, чем получалось по его теориям. Как бы реалистично ни представлял себе мыслитель экономические явления, для создания теоретической схемы или модели всегда приходится чем-то поступаться, что-то упрощать, принимать какие-то допущения. Постулаты, о которых идет речь, были извлечены историками экономической мысли как раз из моделей и схем, а не из размышлений общего характера, какие можно найти в трудах того или иного мыслителя. Попробуем изложить наиболее существенное.

Постулаты классической политической экономии:

1. Концепция "экономического человека". Человек рассматривается только с точки зрения экономической сферы жизни. У него есть один стимул поведения — стремление к собственной выгоде. Религия, нравственность, культура, обычаи и другие факторы, которые влияют на поведение людей в жизни, здесь не учитываются.

2. Равенство договаривающихся сторон. В каждой сделке обе стороны находятся в равном положении в смысле свободы выбора партнера, возможности вести торг до достижения максимальной выгоды, понимания своих интересов и знания своих возможностей, дальновидности и предусмотрительности, отсутствия посторонних факторов принуждения или ограничения и т. д.

3. Полная информированность. Каждый капиталист (рабочий и т. п.) полностью осведомлен о том, где (в каких отраслях, занятиях, местностях своей страны) прибыль (зарплата) выше или ниже; какие существуют условия приложения капитала (труда); каковы закупочные (если речь о сырье) и продажные (если речь о готовой продукции) цены. И такая информация доступна им не только на данный момент, но и на перспективу.

4. Текучесть ресурсов. Труд и капитал могут в одночасье перейти от одного занятия к другому, из одной отрасли в другую, из одной местности в другую — достаточно лишь, если капиталист или рабочий (со своей семьей) примет такое решение.

5. Эластичность численности рабочего населения по заработной плате равна или больше единицы… Это если выражаться в терминах современной науки[30]. А проще — рост численности рабочего класса тесно зависит от роста совокупного фонда оплаты труда. Всякое увеличение заработной платы неминуемо ведет к росту численности рабочей силы, всякое уменьшение оплаты труда — к сокращению этой численности. При таком взгляде не всегда принимался во внимание разрыв во времени между рождением младенца и достижением им трудоспособного возраста[31].

6. Абсолютизация прибыли как цели фирмы. Капиталист рассматривался как воплощение фирмы. Единственной или важнейшей из всех целью фирмы считалось стремление максимизировать прибыль на капитал. Не принималось во внимание, например, что фирма иногда может поступиться частью прибыли (чтобы завоевать новый рынок сбыта или чтобы потеснить конкурентов на прежнем рынке за счет расширения объема своих продаж); что фирма может предпочесть скромную прибыль в надежно проверенном варианте более высокой прибыли, связанной с повышенным риском (а риском таким может быть просто перенос дела из одной местности в другую) и т. д.

7. Высокая подвижность уровня заработной платы. Считалось, что заработная плата ведет себя точно так же, как товарные цены. Мол, она может подниматься или падать в широких пределах под действием спроса и предложения на рынке труда. Впоследствии обнаружили, что более реалистично исходить из определенной инерционности заработной платы, особенно если речь идет о ее снижении (последнее явление почти исчезло из жизни с появлением и укреплением профсоюзов).

8. Главное — накопление капитала. Из трех факторов земля считалась невоспроизводимым ресурсом, капитал — накопленным трудом, а труд — важнейшим фактором производства, резерв которого практически не ограничен естественными условиями. Рост национального дохода зависел от темпов накопления капитала, которые, в свою очередь, зависели от количества применяемого труда. Недостаточное внимание уделялось тому обстоятельству, что величина создаваемого национального дохода зависит от того или иного распределения одинакового количества ограниченных ресурсов капитала и труда между занятиями и отраслями производства.

9. Особое отношение к земле как фактору производства. Земля считалась даром природы, который совершенно непохож на рукотворные средства производства и тем более на неограниченный ресурс труда. Отличие видели в том, что этот ресурс — невоспроизводимый (ограниченный), а также в способности земли самой совершать работу, плодоносить. Хотя классики понимали, что без вложения средств и труда не будет ни урожая, ни ренты, тем не менее рента понималась как произведение земли — ее подарок сверх того, что дают капитал и труд.

Впоследствии были осознаны две вещи. Во-первых, возделываемая земля является таким же продуктом овеществленного труда, как и промышленное оборудование. Был вложен труд в ее осушение или оросительную систему, в ее расчистку, обогащение и т. д. Во-вторых, машина, более совершенная, чем аналогичные ей, дает своему владельцу добавочный прирост дохода до тех пор, пока его конкуренты не смогут обзавестись таким же оборудованием. Этот дополнительный доход ученые стали называть квазирентой ("как бы рентой"), потому что он является продуктом ресурса ограниченного и в какой-то период времени невоспроизводимого — подобного земле в этом отношении. В указанных вопросах остались разногласия и по сей день, но большинство ученых сейчас считают, что нет необходимости в особой теории земельной ренты, отличной от теории капитала и прибыли.

10. Безусловный экономический либерализм. Еще Адам Смит обосновал идею естественной свободы, при которой роль государства сводится к минимуму. Смит, правда, умел не упускать из виду множество таких нюансов жизни, которые не могут быть учтены теорией. Он оговорился, что государство должно предотвращать такие употребления свободы, которые даже и без злого умысла могут повредить обществу. Его последователи, как правило, не вдавались в подобные нюансы и гораздо ближе стояли к идеологии laissez faire.

Два явления, которые обнаружились в XIX в., заставили многих ученых оспаривать экономический либерализм классиков. Одним из них было явное расхождение между ростом общественного богатства и положением больших трудящихся масс. Другое — это периодические кризисы.

Долгое время сомнения в универсальности экономического либерализма не получали теоретической основы. Лишь когда разразилась так называемая Великая депрессия 1929–1934 гг., стало очевидным, что в науке имеется большой пробел. И тогда все тот же Кейнс решительно осудил классическую доктрину экономического либерализма и выступил с обоснованием серьезного вмешательства государства в экономику (про все расскажем, как уже было обещано, в свое время).

Экономическая наука сильно изменилась по сравнению с ее классическим периодом. Очень многое сегодня понимается глубже, а в иных вопросах даже иначе, чем это было у классиков. Но сказанное не дает оснований для высокомерно-пренебрежительного к ним отношения. Перечисленные выше (и иные, не указанные нами) постулаты были необходимы для того, чтобы сформировалась определенная картина экономической действительности — та, которую мы называем классической политической экономией. Именно классики создали тот аппарат экономической науки, который следующим поколениям досталось совершенствовать. И классики же поставили задачи, для которых затем уже можно было искать более точные решения. Именно благодаря достижениям классиков стали возможными последующие достижения экономической мысли. Экономисты XX столетия могут видеть дальше и шире, потому что они прочно стоят на фундаменте классической экономической науки. Об этом никогда не стоит забывать.

Глава 17 Страна Нигдения

Утопии имеют свойство осуществляться.

Мудрость XX в.

Мысль экономическая и мысль утопическая

Нигдения — так можно перевести слово утопия. В этой главе мы временно оставляем чисто экономическую мысль, чтобы проследить развитие мысли утопической. Первейшие различия между ними таковы. Экономическая мысль имела целью познание жизни ради практического использования его результатов, а утопическая мысль имела целью непосредственно практику, минуя стадию познания мира и часто предполагая эту стадию уже пройденной. Как правило, именно автор очередного утопического проекта, или модели, считал себя тем человеком, кто уже познал все, что нужно для практики. Мысль экономиста направлена на какую-то одну сторону (или часть, или грань, или момент) действительности — притом не всей, а лишь экономической ее сферы. Мысль утописта принципиально охватывает все стороны жизни людей, все сферы, грани, моменты общественного устройства (хотя и не всегда одинаково детально их охватывает). История экономической мысли была бы неполной без истории мысли утопической.

Обзор наш будет очень беглым. Причем в соответствии с нашей дисциплиной мы будем больше всего обращать внимание на экономические моменты различных утопических моделей, хотя совсем отделить их от других граней чрезвычайно трудно. Да и незачем.

Идея "золотого века", когда все люди живут в счастье и довольстве, без постоянной заботы о хлебе насущном, нужды и тяжкого труда, когда нет насилия, убийств и угнетения, когда во всем царят справедливость и порядок, — эта идея известна в европейской культуре с незапамятных времен. В Древней Греции считали, что эпоха "золотого века" была в прошлом, на заре жизни человечества — что-то похожее на библейский рай Адама и Евы.

Древнееврейские корни мечты о всеобщем счастье

Древнееврейские мыслители — поэты и пророки — впервые представили царство всеобщей гармонии и справедливости в будущем времени. Мысль их такова. Творец — существо совершенное, Его творение — наш мир — должно быть совершенным в своем роде. Но совершенство материального мира не может быть полностью равно совершенству мира идеального. Чтобы привести материю к духовному совершенству, Творец создал человека как помощника Себе на земле. Миссией человека, таким образом, является содействие замыслу Творца.

Сам этот замысел Бог человеку не открывает, потому что человеческое разумение просто не сможет постичь его во всей полноте и потому правильно понять. Зато человеку дано было кое-что от таких качеств, которыми не обладает никто в мире, кроме самого Творца. Это свобода воли и способность к творчеству — то, что соответствует, по Библии, образу и подобию Бога. Чтобы удержать человека от злоупотреблений своей свободой и направить его творчество в ту сторону, какая соответствует замыслу Творца, Он дает человеку определенные правила поведения (заповеди). Это вроде инструкции для жизни. Обладая данной ему свободой, человек волен следовать этой инструкции или не следовать. В первом случае он содействует замыслу Творца, во втором — портит Его работу.

Адам и Ева нарушили заповедь не есть плодов с древа познания добра и зла и были изгнаны из райского сада. Это был не просто эпизод из жизни одной супружеской пары — это была катастрофа планетарного масштаба. Весь мир был сильно испорчен. Изменились все физико-географические условия на земле (климат, почвы и пр.) и характер жизни (оттого после Адама постепенно сокращалась продолжительность жизни человека).

Но Творец не отказался ни от Своего замысла, ни от назначения человека как помощника Себе. Поэтому Он не уничтожил всех людей даже во время потопа. Человеку дана возможность раскаяться и вернуться к полноценному служению Творцу, строго соблюдая все заповеди своей религии. Когда большинство людей придут к такому состоянию, Творец пошлет на землю своего мессию[32] — человека с особым пророческим даром, который устроит вечный мир и всеобщую справедливость.

Об этой эпохе одним из первых сказал пророк Исайя: наступит всеобщее разоружение (народы перекуют мечи на орала), настанет вечный мир на земле — не только среди людей, но и в животном царстве (волк будет жить рядом с ягненком и корова будет пастись рядом с медведем).

В период II в. до н. э. — I–II вв. н. э. в Иудее было написано много книг, где тема мессианского царства разрабатывалась более детально. Эти книги в современной науке принято называть общим словом апокалиптики[33]. Сюда относят так называемые Сивиллины книги, откровения Эноха и Баруха, Книгу Юбилеев, III кн. Ездры и др.

Здесь мы впервые встречаем идею закономерного чередования исторических эпох (эту идею разрабатывали социалисты XIX в.). Эпоха овна, эпоха козла, эпоха виноградной лозы и т. д. с железной необходимостью сменяют одна другую, пока человечество развивается и дозревает до последней эпохи — мессианской, т. е. до идеального общества и государства.

Царство будущего отличается полной победой над всеми бедами и невзгодами, даже болезни исчезнут. Вечный мир, вечная радость, довольство и безгрешная жизнь. Почва станет невообразимо плодородной и будет давать урожай в 10 тысяч раз больше. На одной виноградной лозе будет тысяча ветвей, на каждой ветви — тысяча гроздей, а в каждой грозди — тысяча ягод, и каждая ягода дает кружку вина. Женщины будут рожать без боли. Работающие не будут уставать, да и работа будет продолжаться сама собой.

Таким образом, природа на Земле снова изменится, но уже в сторону совершенства. Наступят всеобщее изобилие и счастье (очень похоже на мечту о коммунизме марксистов-ленинцев). Многие из этих идей были восприняты позже христианскими мыслителями и, передаваясь и трансформируясь, так или иначе постоянно присутствовали в социальной мысли Европы вплоть до XVIII и даже XIX в. (христианский социализм).

Модель Платона

Вместе с иудео-христианским направлением у истоков утопической мысли стоит великий древнегреческий философ Платон. В своем диалоге[34] "Политейа" (обычно переводится как "Государство") он дает широкомасштабный план устройства идеального государства.

Основным источником всех общественных бед Платон считает торжество эгоизма — личного и группового. Первая задача государства — воспитание четырех свойств добродетели: мудрости, храбрости, самообладания, справедливости. Для этого нужны воспитатели, которые обладали бы добродетелью в максимальной степени. Следовательно, править идеальным государством должны философы. Это класс интеллектуальной аристократии, которая тайным голосованием избирает из своей среды правительство.

Далее, для всеобщего воспитания необходим особый класс людей, всецело посвятивших себя общественному служению, — класс стражей, или воинов. Стражами могут быть как мужчины, так и женщины.

Вообще, в этом государстве женщины равны с мужчинами во всех правах и обязанностях. Чтобы стражи были всецело преданы интересам государства, у них не должно быть своих личных интересов, никакой собственности — ни личных вещей, ни даже своей комнаты, ни тем более золота или серебра. Жалованье стражи получают только хлебом. Они вместе живут и едят. У них нет брака и семьи. Деторождение подчинено интересам государства, которое осуществляет искусственный отбор, подобный отбору скотоводами самок и производителей.

Итак, стражи и стражихи спариваются по указанию правителей, чтобы обеспечить по плану нужное количество детей. Новорожденных детей сразу отбирают у матерей в общий детский дом, притом матери не должны лично знать своих детей — все они кормят грудных без различия. Тем более не знают своих детей отцы. Дети, которые родились вне плана, являются незаконнорожденными, гособеспечению не подлежат и обречены на смерть.

Материальное производство в идеальном государстве осуществляет третий класс — ремесленники и земледельцы. Их труд также всецело подчинен интересам общества. Но не совсем ясно, распространяется на них коммунистический порядок стражей или же им дозволено жить, как они хотят. Четвертый класс составляют рабы.

Платон

В целом в этом государстве все нацелено на достижение высшей справедливости, уничтожение соперничества и имущественных раздоров (отчего исчезнут поводы к тяжбам и отомрет судопроизводство). Золото и серебро осуждаются в принципе (источники раздора, вражды и зависти).

В другом своем диалоге под названием "Законы" Платон уделил больше внимания вопросам права в идеальном государстве. Как и следовало ожидать, законы здесь суровы до чрезвычайности. Смертная казнь или увечье полагается за незначительные преступления. Весьма ограничивается свобода мысли, слова, религии. Хотя от полного коммунизма Платон здесь отходит, но по-прежнему частная собственность осуждается и между земледельцами. Государство так умело регулирует численность населения, что безземельный пролетариат исключается.

Ремеслом занимаются только рабы и вольноотпущенники, а торговлей — только иностранцы. Запрещены вывоз предметов первой необходимости и ввоз предметов роскоши. Деньгами служат бумажные знаки (чтобы исключить торговлю с соседними странами), запрещены кредит и процент. Все имущество и все плоды земли находятся на госучете. Всякое личное имущество, превышающее установленный (очень невысокий) максимум, государство отбирает.

Таков в общем этот идеал всеобщей справедливости, социального мира и согласия. Справедливость здесь требует себе жертвы в виде свободы. Большевики-ленинцы сформулировали идею Платона проще и доходчивее: "Железной рукой загоним народ в коммунизм!" Так, говорят, было написано на воротах Соловецкого концлагеря.

Христианский коммунизм

В новозаветной книге "Деяния апостолов" (гл. 4) описано устройство первой христианской общины, которое часто называют перво-христианским коммунизмом. Там все получали необходимое для жизни поровну из общего котла. Но общий котел формировался за счет того, что каждый член общины приносил сюда весь свой доход. Зарабатывался же этот доход обычным путем — ремеслом, наемным трудом или, наоборот, прибылью от наемного труда.

Естественно, что католическая церковь, воцарившись во всей Европе, никак не могла следовать этому образцу. Ее разносторонняя деятельность требовала больших денег. И величие в те времена неизменно связывалось с внешней пышностью. Наконец, имело место вполне человеческое желание (особенно у белого духовенства) жить красиво и богато.

Но идеал первохристианского коммунизма не умер. Он нашел последователей в виде многочисленных религиозных течений внутри христианства. С Х — XI вв. эти явления становятся хроническими. Одни из них вылились в форму монашеских орденов в русле церкви, другие — в форму антицерковных (антипапских) сект, которые, понятное дело, церковь объявляла еретическими.

Знаменитый католический святой Франциск Ассизский основал три ордена. Два — мужской и женский — были монашескими. Третий — орден миноритов (или терциариев) — был религиозным братством, включавшим и городской пролетариат. Они называли друг друга фратичелли ("братишками"), а устав братства включал добровольную бедность и общий быт.

В это же время возникает мистическое учение аббата Иоахима из Флори о наступлении в будущем "эпохи третьего завета". Первый завет (Ветхий) он называл религией плоти, второй (Новый) — религией плоти и духа, а третий завет провозгласит полную свободу от плоти и будет служить только духу (всеобщее монашество).

Франциск и Иоахим высказали немало критики в адрес римской курии. Став достоянием простого люда — монахов и горожан, их идеи утратили мистическую возвышенность, зато сохранили элементы критической направленности. При этом появилась и стала набирать силу тенденция ускорения процесса путем активного общественного действия. Из таких последователей Иоахима в 1158 г. появилось движение патаренов ("оборванцев").

Движение патаренов

В 1260 г. во главе патаренов становится Джерардо Сегарелли. Раздав свое имущество и сплотив вокруг себя секту "апостольских братьев", он быстро нашел в Италии множество сторонников. Первым правилом патаренов было отсутствие личной собственности и запасов. Они кормились подаянием, которое каждый получавший делил между всеми братьями и сестрами. Брак был запрещен, но свободное сожительство с "подругой" допускалось.

Когда Сегарелли был схвачен и сожжен на костре, его место занял "брат" Дольчино со своей подругой Маргаритой. Выходец из аристократии, Дольчино тоже раздал все, что имел. Он был более радикален в отношении к церкви, монастыри считал испорченными и подлежащими уничтожению. Секта соединяется с бунтовавшим крестьянством, во главе оказывается Дольчино. Начинается период террора — разорения имений, уничтожения и разграбления имущества. В конечном счете "апостольские братья" были разбиты войсками, а Дольчино и Маргарита казнены[35].

Другие коммунистические ереси

От Альбигойской провинции на юге Франции получили название "альбигойцев" разнородные еретические секты Х — XIII вв., среди которых выделяются катары и вальденсы.

Катары (разновидность их — болгарские богомилы) были мистиками с чрезвычайно суровым уставом. Целью катара было высшее совершенство. Но мир считался творением злого бога, поэтому смертный грех мог подстерегать катара за каждым углом. Были запрещены всякое кровопролитие и обладание любыми земными благами. Они давали обет целомудрия и нищеты.

Вальденсы отличались большим рационализмом, но идеалы их были аналогичными. Те и другие были истреблены в результате военных походов, инспирированных церковью. Но всевозможные секты подобного же коммунистического толка и антипапской направленности возникали постоянно в разных местах Европы. В Германии это были беггарды — ремесленники, ведущие общее хозяйство (например, "братство ткачей"). На севере Франции появились "братья свободного духа", провозгласившие общность не только имущества, но и жен. Похожие события происходили в Испании и Нидерландах.

В Англии в XIV в. появляются лолларды ("болтуны"). У истоков движения стоял Уиклиф (см. гл. 4 и 5). Как и в иных случаях, первоначальные умеренные идеи (реформаторского толка), подхваченные толпой, приобрели коммунистический характер. Агитаторами была группа "бедных священников", из которых наиболее известен Джон Болл, впоследствии примкнувший к восстанию Уота Тайлера и затем сожженный на костре.

"Когда Адам пахал, а Ева пряла, где был тогда дворянин?" — восклицал Болл. Он проповедовал обобществление собственности, уничтожение сословий, всеобщее равенство, обличал безделье и роскошь богатых, живущих за счет труда бедняков. Так что слияние лоллардов с крестьянской войной было закономерным.

Коммунистическим был устав и братства таборитов в Чехии (XV в.). Там была полная общность имущества и, по-видимому, жен. Были объявлены всеобщее равенство и уничтожение сословных различий. По некоторым сведениям, крайний коммунизм проводился не всеми таборитами, а одной из групп — адамитами, которых уничтожил сам Ян Жижка. Как и во всех подобных случаях, когда идея воплощалась в жизнь, религиозный характер движения постепенно вырождался. Вместе с этим разлагался и коммунистический образ жизни. Города таборитов просуществовали около 15 лет, пока не были разгромлены в 1454 г.

Все эти движения и подобные им были, как показала история, симптомами надвигавшихся перемен в религии и экономической жизни. Реформация, можно сказать, вобрала в себя общий дух протеста против римской курии и энергию изменений в экономической организации. Объявленные Римом еретическими протестантские движения фактически оказались концом массовых христианско-коммунистических ересей.

Однако утопическая идея и тут не умирает. Исчерпав себя в плане религиозном, она без какого-либо перерыва становится достоянием светской мысли. "УТОПИЯ" Томаса Мора была написана в 1516 г.

Два типа утопий

Прежде чем двигаться дальше, нужно отметить различие утопических моделей, которое делит их на две категории. Одна группа объединяет те модели, которые должны (по мысли автора) осуществиться в более или менее отдаленном будущем как результат какого-то духовно-исторического процесса. Чаще всего этот процесс должен пройти несколько фаз, или стадий, или эпох, прежде чем увенчаться состоянием всеобщего блага и счастья. Такие модели называют хилиастическими, а соответствующую идею — хилиазмом (от греческого слова "хилиоли" — тысяча; название связано с идеей "тысячелетнего царства"). К хилиастической категории мы отнесем иудейские апокалиптики и учение Иоахима Флорского.

Другая группа утопических моделей — это такие, которые не связывают реализацию идеального общества с историческим процессом. По убеждению авторов, в основе такого общества лежат несколько простых и здравых принципов, легкоосуществимых хоть завтра, если бы нашелся желающий этого государь или община (город, страна). Для таких моделей в науке не имеется пока общей рубрики. Чтобы отличать их от хилиастических, назовем политическими в память о Платоне, первым нарисовавшем проект утопии такого рода. К категории политических относятся также модели описанных выше еретических сект. Сюда же следует отнести большинство моделей Нового времени, начиная с "УТОПИИ" Томаса Мора.

Модель Томаса Мора

Если в государстве Платона целью была абстрактная справедливость, то у Мора целью является справедливость экономическая.

Как часто бывало после Платона, книга Мора написана в форме диалога. Бывалый моряк Гитлодей[36] рассказывает Мору (автор сделал себя персонажем книги) о том, что он видел на острове УТОПИЯ недалеко от Америки. Мор-персонаж то возражает, то недоумевает, то просит уточнить или пояснить нечто в рассказе моряка. Таким образом и складывается картина жизни в этом "образцовом" государстве.

Разговор начинается с хозяйственных неурядиц Англии — обеднения рабочих, бедствий крестьян, изгоняемых с земли, массового нищенства, алчности богатых, всевозможных грабежей, краж и пр. Тогда Гитлодей и говорит, что на острове УТОПИЯ ничего подобного нет. Удивленным собеседникам он рассказывает: там просто нет частной собственности, потому нет и связанных с нею преступлений. Затем следуют дальнейшие описания.

Раз нет частной собственности, значит, все продукты труда идут в общий котел, откуда всем раздаются поровну. Мор-персонаж возражает: без частной собственности и с общим котлом исчезает стимул к труду, к напряжению в работе. В ответ он слышит, что на УТОПИИ все это предусмотрено: труд там обязателен, работа строго организована и ведется по плану, каждому поручен определенный вид труда (это передается по наследству), дается задание и проверяется выполнение. Для контроля учреждено особое сословие "сифогрантов". Шестичасового рабочего дня достаточно, чтобы создать изобилие продуктов.

Томас Мор

Возникает вопрос: если люди удовлетворяют свои потребности из общего котла, хватит ли его содержимого — ведь потребности людей безграничны? Оказывается, и это предусмотрено. Установлены перечень "справедливых потребностей" и нормы потребления, т. е. дневной паек. Тяжелые и вредные работы выполняются рабами или наемниками из соседних стран (видимо, у соседей жизнь беднее, но совершенно неясно, отчего бы им у себя не ввести утопийские порядки).

Женщины на УТОПИИ тоже уравнены с мужчинами во всех правах и обязанностях. Но семья не уничтожена, и дети принадлежат родителям. На УТОПИИ все-таки есть некоторые свободы: нет обязательной военной службы, есть свобода совести и есть всеобщие выборы должностных лиц.

Модель Кампанеллы

Томмазо Кампанелла был монахом-доминиканцем. Но его "Город Солнца" — не хилиастическая и вообще не религиозная, а политическая утопия. Написана она в 1611 г. в Неаполе, а напечатана в 1623 г. во Франкфурте-на-Майне. Она еще ближе к утопии Платона, особенно отсутствием свобод, даже тех, что существовали на острове УТОПИЯ.

'Город Солнца" — это теократия, соединение духовной и светской властей. Глава государства — первосвященник, он же Метафизик. У него три заместителя: Пон ведает военными делами, Син — духовной сферой, культурой и наукой, Mop — материальным производством и приростом населения.

Военная служба обязательна для мужчин и женщин, во всем уравненных (конечно же!) с мужчинами.

Обучение детей так хорошо поставлено, что к десяти годам ребенок постигает все науки. Этому помогает то обстоятельство, что в стране имеется лишь один учебник, он называется Мудрость" и содержит краткое и доступное изложение всех наук, объединенное философской системой самого Кампанеллы, продуманной как окончательная истина на все времена. Потому все другие научные исследования бесполезны и невозможны.

Томмазо Кампанелла

В Городе Солнца все общее. Имущество, жилища, жены, дети — все принадлежит всему народу. Спаривание людей для произведения потомства осуществляется по строгим правилам и точному расписанию, за чем следят врач и астролог. Все жители независимо от пола и возраста одеты в одежду одного цвета и покроя. Город Солнца Кампанеллы — вовсе не солнечный город. Это тусклое и тоскливое царство тирана, соединяющего светскую и духовную власти и называемого Солнцем[37].

Книга Кампанеллы произвела сильное впечатление и не осталась без последствий. Кальвинистский пастор Иоганн Валентин Андреэ, живший в то же время, написал книгу "Христианполь". Это были протестантский вариант "Города Солнца '. Поэтому там нет Метафизика (папы), а все три министра женаты. Один из них, первосвященник, женат на Совести, главный судья — на Мудрости, министр просвещения — на Истине.

Книга Андреэ скорее аллегория. И написана не без юмора — редчайшее исключение, ибо типичный утопист начисто лишен этого чувства. Вот одна притча из этой книги. Истина ходила меж людей нагая. Людям не нравилась голая правда, и они преследовали ее руганью и камнями. Однажды она встретила Эзопа и стала ему жаловаться. Эзоп дал ей совет не ходить нагишом, а облачиться в одеяние из басен и притч. Бросается в глаза сходство с известной песней В. Высоцкого.

Коммунизм в Парагвае

Другим следствием утопии Кампанеллы было коммунистическое государство иезуитов в Парагвае (1638–1773). Жизнеспособность этого государства объясняется тем, что объектом эксперимента было первобытное племя индейцев (гуарани). Здесь почти все было, как у Платона и Кампанеллы (сохранены были только брак и семья). Учитывая уровень запросов первобытного человека, можно понять, почему в этой стране не было проблемы Мора: индейцы могли получать с общих складов — каждому по потребности.

А вот с трудом "от каждого по способности" было сложнее. Как только патер отлучался с поля, его паства тут же бросала работать, рубила плуг на дрова, резала быка на шашлык и тут же устраивала пикник. Так выявляется наивная ошибка всех коммунистических утопистов. Полагая, что, уничтожив частную собственность, можно покончить с имущественными преступлениями, они почему-то не могли представить себе кражу из общего котла. Между тем нигде и никогда казнокрадство и коррупция не приобретали столь гигантских масштабов, как в обществах без частной собственности.

Что касается индейцев гуарани, то, утратив свою первобытную культуру, они ничего не обрели взамен, потому что наставники отучили их принимать решения и чувствовать ответственность за свое будущее. Когда орден иезуитов был упразднен, весь коммунизм в стране мгновенно рухнул.

Модель Уинстэнли

Между тем утопическая мысль продолжала трудиться денно и нощно. Англичанин Джерард УИНСТЭНЛИ выпустил книгу "Закон Свободы" (1651 или 1652). Первым (и единственным) из всех утопистов он провозгласил "принцип экономической свободы". Правда, понималось это не совсем так, как мы могли бы подумать. Зло, по УИНСТЭНЛИ, коренится не в частной собственности, а в торговле, особенно в торговле землей. Купля и продажа — вот причина всех преступлений.

Нужно устроить в стране два общественных склада. Из одного люди получали бы сырье для обработки, из другого — готовые изделия.

Даже предложивший купить или продать что-либо наказывается годом тюрьмы, как и тот, кто просто скажет: это моя земля. За продажу земли — смертная казнь. Пользование землей свободно. Автор считал, что ее хватит на всех, как и всего остального, что добывается и обрабатывается.

Уничтожение купли-продажи ставит вопрос о праве продавать свой (или покупать чужой) труд. Если же кому-то совершенно необходимы добавочные рабочие руки, ему назначают "слуг" из молодежи. Все решает и контролирует опять же государственный надсмотрщик. Эта фигура и олицетворяет экономическую свободу по УИНСТЭНЛИ.

Учение Морелли

Неутомима и плодовита утопическая мысль — всю ее нам не объять. И вот мы уже в XVIII столетии, где сразу же возникает перед нами Морелли. В левой руке он держит "Кораблекрушение плавающих островов", в правой — "Кодекс природы".

Сей скромный школьный учитель, писавший одновременно с Монтескье, хотя и с несравненно меньшим талантом, оказался его антиподом. Ключевым для доктрины Морелли, несомненно, является слово насилие. И Морелли (хотя тоже в гораздо меньшем масштабе) имел последователей среди политических деятелей Французской революции. Уровень учителя определил и уровень учеников. Это были "равные" во главе с Бабефом. Они были казнены, но дух Морелли затем вселился в новое поколение заговорщиков во главе с Бланки. А затем он кое-что нашептал и Карлу Марксу.

Мало нового мы найдем в идеях Морелли. Оригинален он тем, что известные уже нам общие моменты утопий доводит до крайних степеней. Деспотический дух Морелли целиком основан на принципе главенства "природного начала над "искусственным".

Мы уже знаем, что идеи естественного хода вещей, естественной свободы, естественного человека были общим местом общественной мысли XVIII в. В подобных случаях, когда некая идея получает всеобщее распространение, всегда находится некто, ухитряющийся вывернуть ее каким-то нелепым боком, подогнав под свои нездоровые позывы.

Фактически Морелли от упомянутой идеи взял лишь словесную оболочку. То, что он предложил человечеству, есть некий кодекс "законов", придуманный и составленный самим Морелли от имени Природы. Его книга "Кодекс природы" не содержит последовательного описания какой-то гипотетической страны, она представляет собой не что иное, как конституцию для реальных стран. Этот "основной закон" должен заменить собой все остальное законодательство. Закон этот настолько мудр, что любая мысль о его отмене может прийти в голову только сумасшедшему. Такой человек должен быть объявлен врагом человечества и наказан особым образом: его живым замуровывают в пещере, семья его получает другую фамилию и переселяется в другой город. Видно, как много и с удовольствием размышлял Морелли о деталях этой казни. Похоже, что в глубине души он ожидал немалого числа сомневающихся, продумывая устройство вместительной спецпещеры возле кладбища.

Каков же главный пункт этой пародийной конституции? Уничтожение частной собственности! Ее Морелли не просто осуждает. Он пишет о частной собственности с какой-то жгучей и загадочной ненавистью. Например, он называет ее истоком всех зол во всяком обществе: беспорядков и преступлений, извращенных страстей и "чудовищных порождений заблуждения ума и сердца". Частный интерес Морелли называет "всеобщей чумой", "изнурительной лихорадкой", "губительной болезнью всякого общества". Он настаивает: "Там, где не было бы никакой собственности, не могло бы существовать ни одно из ее пагубных последствий".

Вот первые параграфы "конституции" Морелли:

"I. В обществе ничто не будет принадлежать отдельно или в собственность кому бы то ни было, кроме тех вещей, которые каждый употребляет для удовлетворения своих потребностей, для удовольствий или для своего повседневного труда".

"II. Каждый гражданин будет должностным лицом, обеспеченным работою и получающим содержание на общественный счет…" Все производимое будет учитываться и выделяться гражданам поровну. Запрет продаж или обмена между гражданами назван "священным законом". Все города будут одинаковы по территории, форме домов, планировке улиц и числу жителей (что делать со старыми городами, например Парижем, не сказано).

Брак обязателен для всех достигших брачного возраста, развод допускается только через 10 лет состояния в браке, подробно регулируется порядок повторных браков. В случае развода дети остаются с отцом.

Морелли

Несколько семей составляют "трибу", которая занимает отдельный квартал города. Численность всех триб одинакова, число триб в каждом городе — тоже. Все — и люди, и вещи — делится на десятки, сотни и т. д.

С пяти лет дети покидают дом родителей и поселяются в детских домах — мальчики и девочки отдельно. Там они получают общественное воспитание. По достижении десятилетнего возраста каждый ребенок переходит в мастерские. Это точь-в-точь наши ПТУ — с общежитием, общим питанием и производственным обучением. Все граждане без исключения в возрасте от 20 до 25 лет обязаны заниматься земледелием. Управляет всем обществом Верховный Сенат. Его членами становятся все отцы семейств по достижении 50 лет. Разумеется, что в такой стране должны быть только одна общественная философия и одна общественная наука, которая "трактует о плане и системе законов", — надо понимать, изучает "Кодекс природы" единственного и неповторимого Морелли.

"Природа" у Морелли и природа у его современников-просветителей — вовсе не одно и то же. У них это был, по сути, синоним Бога. У Морелли нет Бога. Точнее, сам автор является для себя богом.

Теперь мы подходим к той стадии развития утопической мысли, которая, возможно, наиболее известна широкой публике. Во всяком случае, широко известны имена двух мыслителей: Клод Анри Сен-Симон и Шарль Фурье. Они очень непохожи друг на друга, но оба представляли свое учение как строго научную теорию. В обоих случаях мы видим синтез двух типов утопии: хилиастического и политического. Каждый из них оставил свой след в области не только мысли, но и практики XIX и XX вв.

Учение Сен-Симона

Сен-Симон (1760–1825) выпустил несколько книг. Затем его ученики Анфантен и Базар выпустили книгу "Учение Сен-Симона".

В трудах Сен-Симона и его учеников мы найдем много-много знакомого — того, что обычно приписывается Карлу Марксу, — хотя в ряде важных моментов обе концепции далеко не совпадают. От предшествующего утопизма учение Сен-Симона существенно отличается эволюционно-историческим подходом.

Анри де Сен-Симон

По некоторым свидетельствам, Сен-Симон плохо знал историю. Одно время его консультировал его секретарь — известнейший впоследствии историк Огюстен Тьерри. Так или иначе, по теории Сен-Симона человечество проходит в своем развитии такие эпохи: рабовладельческую, феодальную и промышленную. Развитие общества осуществляется в результате взаимодействия двух процессов: развития знаний и развития хозяйства. В каждом из этих процессов происходит внутренняя борьба: в первом — между идеологиями, во втором — между классами, претендующими на власть. Сложное переплетение всех этих взаимодействий периодически изменяет состояние общества. Каждая формация проходит поэтому через две стадии: органическую, когда все в равновесии, и критическую, когда что-то нарушает прежнее равновесие. Этим "что — то" может быть научная революция либо изменение в расстановке классовых сил. В органической фазе у власти класс, имеющий наибольшее хозяйственное значение. Но вот вырастает экономическая сила другого класса, который заявляет свои претензии на власть. Классовая борьба выливается в политическую революцию. В результате появляется новая общественная формация. По учению Сен-Симона, будущее принадлежит промышленному классу (это предприниматели и рабочие в союзе с учеными).

В каждой формации имеет место эксплуатация человека человеком. Только промышленный режим покончит с ней. Здесь все производство будет идти по плану. Стихию рынка и конкуренцию заменит ассоциация. Трудиться все будут обязаны — это называется право на труд. Будет господствовать принцип: от каждого — по способности, каждой способности — по ее делам. Сен-Симон называл это "перенести земной рай из прошлого в будущее".

Анфантен и Базар

Ученики Сен-Симона писали: "Эксплуатация человека человеком — вот состояние человеческих отношений в прошлом; эксплуатация природы человеком., вступившим в товарищество с другим человеком, — такова картина, представляемая будущим"[38]. Сен-Симон не требовал немедленной отмены частной собственности. Считая несправедливым положение, при котором по чистой случайности рождения у одних есть все, а у других нет ничего, он предлагал постепенное перераспределение собственности. Богатство будет по наследству переходить не к семье, а к государству.

Многое в этом учении сегодня представляется наивным и неверным. Но нужно отметить, что утопия Сен-Симона выделяется на фоне других трезвой умеренностью требований, большей долей здравого смысла. Кое-что отсюда было взято большевиками и скомпрометировано ими, в том числе принцип государственного планирования и лозунг "от каждого — по способностям, каждому — по труду". Тем не менее в странах свободного рынка осуществляется планирование. Да и принцип "каждому — по труду" совсем не плох в идеале, если трудом считать не только физический труд и не выдавать этот лозунг за единственный и всеобщий принцип распределения.

Сен-Симон первым среди утопистов высказал идею о том, что для создания справедливого общества недостаточно изменить только материальные условия жизни, а начинать нужно с духовного перевоспитания людей.

Учение Фурье

Странна и причудлива фигура Шарля Фурье (1772–1837). С одной стороны, некоторые его идеи оказались настолько удачными, что дали толчок к образованию новых форм жизни и труда (кооперация, разного рода рабочие товарищества). С другой стороны, ни один из утопистов не обладал столь буйной фантазией и никто не написал столько смешного и наивного вздора, местами напоминающего бред сумасшедшего.

Вот вещи, которых Фурье не переносил органически: насилие, торговля, финансы. Революцию он считал средством "ограбить богатых, чтобы обогатить интриганов". Такие явления, как банковская деятельность, спекуляция, банкротства, ажиотаж на рынке и т. п., он называл преступлениями коммерции. В режиме свободной конкуренции Фурье видел одно только разрушительное начало. Но и монополизм он бичевал нещадно.

"Надо любить работу, говорят наши мудрецы. Э! Чего ради ее любить Что дает она девяти десятым цивилизованных, кроме скуки и непричастности к прибылям?! Поэтому-то богатые и не хотят трудиться, оставляя для себя только наиболее легкий и выгодный труд по управлению делами. Если даже богатые не любят труда, то как заставить бедных полюбить его? — писал Фурье. — Чтобы сделать жизнь счастливой, надо, чтобы радостным стал труд, в котором мы проводим большую часть своей жизни… Если орудия, обстановка бедны, отвратительны, то как возбудить влечение к труду?"

Шарль Фурье

Лишь в XX в. эта задача была повсеместно осознана как важная. Возникли такие явления, как эргономика, производственный дизайн, методы организации труда, снижающие утомляемость организма.

Опередивший свое время в постановке задачи, Фурье не смог предвидеть правильных ее решений. Его идеи тянут назад на целые эры: "Если, например, для выполнения данной работы одному садовнику надо употребить 50 часов, то поставьте на работу 50 человек, и они сделают эту работу в течение одного часа, и каждый из них сумеет в течение 50 часов участвовать не в одной, а в 50 работах". Речь идет не об уборке территории, а обо всей работе садовника, и не о субботнике, а о повседневном труде Очевидно, что такой подход годится лишь для работ, подобных разделке туши мамонта или собиранию камней для выделки топоров.

Фурье не понимал, видимо, что такое специализация, квалификация, умение, навык, профессиональные приемы и секреты мастерства. Невозможно представить себе, чтобы каждый из 50 человек в совершенстве владел пятью десятками профессий. Поэтому можно вообразить, на что через час был бы похож сад, по которому прошлись 50 лихачей без понятия об особенностях растений и методах ухода за ними.

Данный подход унаследовали марксисты, начиная с самого учителя. Они же заимствовали и исказили замечательные предвидения Фурье об уничтожении противоположности между умственным и физическим трудом, об общественных фондах потребления и др. Они пренебрегли другой идеей Фурье: о трудовых акциях и распределении прибыли между рабочими. Зато эта идея нашла воплощение в странах, не принявших марксизм.

Проблему частной собственности Фурье решал способом, непохожим на идеи других утопистов. Собственность обобществляется, но в масштабах не государства, а трудового товарищества. Таким образом, она остается частной (негосударственной), но не личной. Подобным же образом Фурье мечтал перестроить все начала жизни в обществе. Роль государства исчезающе мала. Люди объединяются в коллективы (примерно по 1 или 2 тыс. человек).

В одних работах Фурье эти коллективы называются сериями, в других — фаланстерами (фалангами), фалангисты все делают вместе — живут, работают, развлекаются, обеспечивают детей и нетрудоспособных, владеют собственностью (Фурье продумал до мельчайших деталей все стороны жизни фаланстера — труд, отдых, секс, уход за детьми, воспитание, быт и пр.).

В изуродованном виде эта идея стала колхозом в СССР. Но опыт израильских кибуцев показал, что такая форма жизни может быть и жизнеспособной, и эффективной, хотя не все детали по Фурье оказались уместными. Можно сказать, что Фурье решил проблему, которая оказалась не по зубам всем утопистам прошлого, начиная с Платона (кроме Сен-Симона, который такую задачу не ставил).

Чтобы установить справедливость (или счастье), утописты так или иначе хотели упразднить частную собственность и связанные с нею эгоизм, зависть, воровство и т. д. Но всякий раз здравый смысл подсказывал, что дело это непростое. И всякий раз, начиная со справедливости, кончали госпринуждением и госконтролем. Всякий раз совершенное общество оказывалось полицейским государством.

Фурье удалось найти выход из этого тупика, пожертвовав государственным началом в организации общества. Поэтому его модель справедливо называют анархической. Именно Фурье является одним из первых учителей последующих теоретиков анархизма — Прудона, Бакунина, Кропоткина.

Утопия Кабэ

Заслуживает быть упомянутой еще одна коммунистическая утопия, гораздо менее разработанная и еще менее оригинальная, чем у Фурье. Это "Путешествие в Икарию" Этьена Кабэ (1788–1856).

Книга вышла в 1842 г. В стране Икарии полное и абсолютное народовластие. Совершенно свободно народ избирает представительный орган и вручает ему неограниченную власть от своего — народа — имени. Это представительное собрание целиком и полностью управляет всем народным хозяйством во всех деталях.

На все вопросы имеются законы и инструкции. Государство управляет и всей научной, культурной и духовной жизнью людей. Вся прежняя литература (где можно вычитать иные жизненные принципы) немедленно сжигается, а новые сочинения вообще запрещены. В стране Кампанеллы была лишь одна книга — "Мудрость", в стране Кабэ имеется лишь одна центральная газета — "Народная Газета"[39]. Местные газеты могут только перепечатывать материалы из официоза. Свобода печати объявлена устаревшей для общества нового типа. Впрочем, как и свобода выбора профессии и свобода приложения своего труда.

Этьен Кабэ

Икария Кабэ — наиболее близкая из всех модель того, что осуществилось в СССР. Недаром от нее открещивался Карл Маркс.

Кабэ сделал одну или две попытки создать Икарию на Земле. Ему удалось собрать компанию очень способных и воодушевленных людей, и все отправились в Америку, где создали поселение Икарию. Поначалу все шло очень даже хорошо благодаря замечательным личным качествам этих икарийцев. Однако закономерно настал момент, когда возникли разногласия между ними и их учителем. Как и следовало ожидать, ему хотелось больше власти. Наконец, он провозгласил свою диктатуру, после чего самые толковые из поселенцев съехали оттуда прочь.

Нужно сказать, что в XIX в. имело место множество попыток создать разного рода социалистические или коммунистические поселения (в основном в Америке). Практически все они, кроме нескольких, основанных на религиозных принципах (например, колония мормонов в Солт-Лейк-сити), благополучно обанкротились или развалились от внутренних склок.

Мечты и дела Роберта Оуэна

"Устройство коммунистических поселений будет до. тех пор неудачным, пока не удастся создать иные нравы; несравненно важнее влиять на людей духовным путем, чем менять сразу практические условия их жизни'. Так подытожил свой многолетний теоретический и практический опыт замечательный человек, современник Сен-Симона и Фурье и в каком-то смысле их единомышленник Роберт Оуэн (1771–1858).

Оуэн тоже попытался создать коммунистическое поселение в Америке. И оно тоже обанкротилось. Но было это в 1825 г. А до того Оуэну удалось осуществить удивительный социальный эксперимент в Нью-Ленарке (Шотландия). Оуэн шел не от готовой умозрительной модели общества к практике, а от эксперимента к последующим обобщениям и теориям. Этот путь прямо противоположен тому, что делали другие утописты.

Сказанное не означает, что Оуэн начал свой эксперимент, сам не зная, чего он хочет, что проводил он его вслепую. Разумеется, у него уже были определенные идеи. Главной из них была мысль о решающем влиянии среды на формирование характера человека. Но слово среда здесь нужно понимать не только как материальные условия и государственное законодательство. Среда в понятии Оуэна это весь спектр условий жизни человека: от материальных условий до нравственного климата.

Но ведь нравственный климат в обществе как раз и определяется характерами составляющих его людей. Может ли сформироваться "хорошая" нравственная обстановка в коллективе "плохих ' характеров? На этот воображаемый вопрос Оуэн отвечает решительным "да '. Суть идеи Оуэна — воспитание людей. Необходим просвещенный и гуманный руководитель, чтобы взять на себя такую педагогическую задачу. В 1800 г. Оуэн становится совладельцем ранее созданного другими прядильно-ткацкого предприятия в Шотландии. Предприятие было расположено в долине, удаленной от городов. Там было четыре фабрики, заводик по производству прядильных станков, сельскохозяйственная ферма и жилой поселок Нью-Ленарк.

Роберт Оуэн

Изолированность поселения обеспечивала чистоту эксперимента. Жили и работали в Нью-Ленарке в основном выходцы из горных районов Шотландии. Переход от патриархальной организации и сельского быта к фабричному образу жизни вызвал разрыв привычных связей и утрату прежних моральных норм общения.

Здесь царили разнузданность, расхлябанность, своеволие и беспорядок. Общая численность населения поселка колебалась вокруг двух тысяч человек. В то время как все другие совладельцы жили в городах, не принимая участия в управлении предприятием, Оуэн поселился в Нью-Ленарке и взял на себя функции менеджера. Два года ушло на проведение в порядок экономики предприятия, пока оно не стало устойчиво производительным и высокорентабельным.

В 1802 г. Оуэн переходит к решению социальных задач. Он заменяет весь обслуживающий персонал и добивается преданности общему делу и слаженной работы. Он формирует возле себя немногочисленный актив из поверивших в него толковых и авторитетных рабочих. И начинает принуждать всех к дисциплине, чистоте, порядку, организованности. Принуждение сопровождалось разъяснительной работой, нацеленной на воспитание сознательности. Рабочие осознали свое благо в том новом порядке, который им навязывался, и стали поддерживать его добровольно.

Все это похоже на то, что в 20-е гг. XX в. делал А Макаренко, описавший свой опыт в книге "Педагогическая поэма". Воровство и другие аморальные поступки наказывались только мерами административными и моральными. Так, провинившиеся подлежали публичному обсуждению и моральному осуждению. Никаких карательных мер не применялось принципиально.

Конечно, на первых порах Оуэн столкнулся с сильным противодействием снизу. Сказывались и привычка к общему раздражению, и сильное недоверие к "начальству". Понадобились бесконечная выдержка, терпение и неизменная благожелательность хозяина. Это была кропотливая повседневная работа. Одновременно создавались система детских садов, школ для детей и взрослых, культурный центр с библиотекой, служба санитарного надзора, основы потребительской кооперации, социального обеспечения и страхования. Постоянно работала народная дружина по охране порядка. се это нужно было изобрести и продумать, потому что все эти вещи были невиданными в те времена.

Через пять лет (в 1807 г.), когда Оуэн выплатил всем полную зарплату за несколько месяцев вынужденного простоя (тогда был хлопковый кризис), произошел окончательный перелом в сознании рабочих. Они в массе поверили в него. В коллективе стало формироваться чувство общности и гордости за свое предприятие. Все большую роль стали играть такие вещи, как организационная и социальная активность рабочих, элементы самоуправления.

За десять лет от начала работы были изжиты воровство, драки, пьянство, сексуальная распущенность, расхлябанность в труде, национально-религиозная рознь и другие негативные явления. Обычным делом стали порядок, трудолюбие, терпимость, взаимопомощь. Поселок стал ухоженным, чистым, красивым. Реальный доход на душу населения был гораздо выше, чем на других предприятиях. В 1816 г. рабочий день с обычных в то время 16 часов был сокращен до 10,5.

Эксперимент удался блестяще. Однако все пошло прахом, когда возник конфликт с совладельцами и Оуэн был вынужден покинуть Нью-Ленарк. Тогда обнаружилось, что ' микроклимат" этой общины в решающей степени держался на личности Оуэна. Возможно, ему не хватило времени, чтобы перевести весь строй жизни поселения в автоматический режим. Может быть, это произошло бы при втором поколении, родившемся и выросшем в Нью-Ленарке. Но не следует упускать из виду, что это был новаторский остров в океане рутины. И для самого Оуэна Нью-Ленарк был лишь опытным полигоном для испытания своих идей, которые он предполагал распространить на всю страну и затем на человечество в целом.

Дальнейшая внутренняя эволюция Оуэна сделала его проповедником коммунистической модели для всего мира. Он также был одним из организаторов первых британских профсоюзов.

Оуэн сильно опередил свое время. Подавляющее большинство его идей так или иначе воплотились и стали привычными чертами жизни в XX в. В частности, можно упомянуть социальную инженерию и патернализм[40]. Исторический опыт показал, что для этого требуется определенный прогресс как в материальном производстве, так и в общественном сознании. Несмотря на большую популярность идей Оуэна в его время и множество попыток (более или менее удачных) повторить его опыт, в середине прошлого века человечество оказалось еще к ним неготовым.

УТОПИЗМ Оуэна заключался не в том, что идеи его неосуществимы, а в попытках ускорить их осуществление. Но это стало ясно лишь спустя сто и больше лет. Однако без Оуэна, без его мечты и страстной пропаганды нынешние сдвиги, возможно, произошли бы еще позже.

Глава 18 Болельщики за слабую команду

…сам для себя Чепурный открыл одну успокоительную тайну, что пролетариат не любуется видом природы, а уничтожает ее посредством труда, — это буржуазия живет для природы: и размножается, а рабочий человек живет для товарищей: и делает революцию. Неизвестно одно — нужен ли труд при социализме или для пропитания достаточно одного природного самотека? Здесь Чепурный больше соглашался с Прокосрием, с тем, что солнечная система самостоятельно будет давать силу жизни коммунизму, лишь бы отсутствовал капитализм, всякая же работа и усердие изобретены эксплуататорами, чтобы сверх солнечных продуктов им оставалась ненормальная прибавка.

Андрей Платонов. "Чевенгур"

Успех либеральных идей. Бастиа

Если XVIII столетие можно назвать веком расцвета мировоззрения естественной свободы и экономического либерализма, то XIX столетие стало, в известном смысле, веком реакции на этот принцип. Поначалу у представителей классической школы либерализм шагает победным шагом. Он овладевает сознанием широких кругов общественности, в том числе и политиков. В Британии создается "Лига борьбы против хлебных законов". Ее лидеры — Кобден и Брайт — сами были теоретиками свободы торговли (фритредерства). С их именами связана так называемая манчестерская школа политэкономии, лозунг которой сводился к принципу laissez. faire.

Во Франции страстным проповедником идей манчестерцев выступил Клод Фредерик Бастиа (1801–1850). Он не был ученым-исследователем, но зато обладал даром блестящего публициста-популяризатора. Бастиа был душой первой во Франции "Ассоциации за свободу обмена" (1846). В 1845 г. Бастиа выпускает книгу "Кобден и Лига". В 1848 г. он избирается депутатом Учредительного собрания Франции, а в 1849 г. становится членом Законодательного собрания. По словам биографа Бастиа, как депутат он "поднимал свой сочувственный голос в пользу рабочего класса и подоходного налога, против расточительности правительства, ложившейся тяжким бременем на благосостояние народа".

Два главных сочинения Бастиа — "Экономические софизмы" и "Экономические гармонии" — созданы в 1848–1850 гг. Бастиа писал так: "Труд и природа участвуют в производстве продуктов в различной степени… Доля участия природы всегда даровая, и только участие труда сообщает продукту его ценность и должно быть оплачено".

Дадим еще несколько образцов стиля Бастиа:

"Надо сказать, что в мире слишком много великих людей, слишком много законодателей, организаторов, основателей обществ, вождей народов, отцов наций и пр. и пр. Очень уж много людей, которые становятся выше человечества, чтобы заправлять его судьбами, слишком много людей, считающих своим непрошеным призванием печься о его благополучии".

"Ведь Государство не об одной руке и не может быть таковым У него две руки — одной брать, а другой раздавать… Деятельность второй по необходимости подчинена деятельности первой. Строго говоря, Государство может брать и не отдавать, что и случалось иногда. Это объясняется пористым и липким свойством обеих рук, в которых всегда удерживается какая-нибудь часть, а иногда и все сполна, до чего только они ни прикасаются. Но чего никогда не видели, чего никогда и никто не увидит и чего даже предположить нельзя — чтобы Государство возвращало обществу более, чем сколько оно получило от него.

Острие полемики Бастиа направлено против социалистов. Они выступали за сохранение, умножение и усиление экономических функций государства, обещая народу рост благоденствия. По этому поводу Бастиа пишет: "В отношении невозможного очень легко давать обещания, но нелегко исполнять их". И далее: "Таким образом, у общества две надежды, у правительства два обещания: много благ и никаких налогов. Так как надежды и обещания противоречат друг другу, то они никогда не осуществляются".

“Не в этом ли причина всех наших революций? — продолжает Бастиа. — Между Государством, расточающим неисполнимые обещания, и обществом, преисполненным неосуществимых надежд, становятся два класса людей: честолюбцы и утописты. Достаточно этим искателям популярности крикнуть народу: "Правительство обманывает тебя! Если бы мы были на его месте, то осыпали бы тебя благодеяниями и освободили бы от налогов". И вот народ верит, народ надеется, народ делает революцию”.

Революция 1848 г. была третьей во Франции после 1789 и 1830 гг. Непосредственно о социалистах Бастиа пишет так: "Эти учения усиленно восстают против тех, кого они называют посредниками. Они охотно уничтожили бы капиталиста, банкира, спекулянта, предпринимателя, торговца и негоцианта, обвиняя всех их в том, что они становятся помехою между производством и потреблением, вымогая деньги у той и другой стороны и не доставляя им взамен ровно ничего. Или, еще лучше, они хотели бы возложить на государство дело, исполняемое этими лицами…

Софизм социалистов в этом отношении состоит в том, чтобы доказать обществу, что оно платит посредникам за оказываемые ими услуги, и скрыть от общества, что ему пришлось бы платить за то же государству… Они хорошо понимают, что самая нелепая пропаганда всегда имеет некоторый успех среди людей, обреченных на страдания: голод — плохой советчик…" Далее в этой главе мы познакомимся с теми, кто поносил "посредников", т. е. капиталистов.

"…И вот при помощи громких фраз: эксплуатация человека человеком, спекуляция голодом, барышничество — они начали поносить торговлю и утаивать ее благотворное влияние 1…

Как бы то ни было, но раз приходится прибегать, как называют социалисты, к паразитам, то спрашивается: который из этих паразитов менее требователен — негоциант или чиновник?" "Чем более рассматриваешь эти передовые школы, — пишет Бастиа, — тем более убеждаешься, что в основе их лежит только одно невежество, провозглашающее себя непогрешимым и во имя этой непогрешимости взывающее к деспотизму". А о самих социалистах он высказывается так: "В их сердцах живет еще какая-то сентиментальная филантропия, тогда как из уст истекает ненависть".

Полемика против социалистов — лишь одно из направлений публицистики Бастиа (надо думать, именно за это его так ненавидел Карл Маркс). Главной его целью была пропаганда либерально-экономических идей. В те годы, как уже говорилось в главе 16, Англия в одностороннем порядке отменила или сильно урезала свои внешнеторговые пошлины и начала проводить политику свободной торговли. Этим ознаменовался успех деятельности Лиги Кобдена — Брайта.

Социалистическое поветрие

В то время как экономический либерализм перетекал из теории в политику, где одерживал одну победу за другой, в теории уже набирала силу реакция в виде социалистических идей.

Родиной современного социализма можно считать Францию. Хотя подобные идеи рождались и прежде по всей Европе (см. главу 17), именно во Франции идеи социализма возникли в сочетании с элементами наукообразных рассуждений.

К "научному социализму" Маркса — Энгельса привела дорожка, на которую первыми вступили писатели типа Морелли. От Морелли эти идеи перешли к Бабефу и его друзьям. История "равных" отозвалась творчеством Сен-Симона, Фурье и их учеников. А на смену им уже спешили братья Бланки — Огюст (практик, революционер) и Адольф Жером (теоретик, экономический писатель). Последний выпестовал Пьера Жозефа Прудона (1809–1865), который написал книгу "Что такое собственность?" Прудон сам же и ответил на этот вопрос: "Собственность — это кража".

Пьер Жозеф Прудон

К тому же поколению социалистов принадлежали Пьер Леру (рабочий-наборщик, как и мысли Прудон), Этьен Кабэ (см. главу 17), христианский социалист Ламенне, радикал-социалист и государственник Луи Блан. Многие из социалистов были совершенно искренними борцами за справедливость, не помышлявшими о насилии и деспотизме.

Таков был Прудон, вообще отрицавший ценность централизованной власти, даже представительной. Прудон считал, что всеобщее голосование может стать орудием тирании. "Я нисколько не верю в эту божественную интуицию толпы, — писал он позже, — которая будто бы заставляет ее с первого взгляда распознавать достоинства и почтенность кандидатов". Не идеализировал Прудон и трудящиеся классы.

Он писал, что "класс самый бедный и самый многочисленный, именно потому, что он самый бедный, является в то же время и самым неблагодарным, самым завистливым, самым безнравственным и самым трусливым".

Демократию, основанную на законе большинства, Прудон считал организованным насилием немногих над остальными. Идеалом Прудона было государство анархии, т. е, отсутствие центральной власти и местная самоорганизация населения. В те же годы, однако, Луи Блан проповедовал противоположную модель социализма. "Не забрать в свои руки власть как орудие — значит встретить ее как препятствие", — писал он. Блан настаивал, что наилучший вариант — это диктатура просвещенной группы населения.

И вот в Париж, в самую гущу социалистического брожения и бурления, из стоячего болота Пруссии, где интеллигенция зациклилась на философских дискуссиях, угодил в конце 1843 г. молодой доктор философии (по-нашему — кандидат философских наук) Карл Маркс (1818–1883).

Молодой Маркс

Надо сказать, в Германии в 30 — 40-е гг. тоже распространялись различные социалистические и коммунистические веяния. В основном их почвой было чиновничество и мелкая буржуазия. К началу 40-х относятся лекции о коммунизме юного Ф.Энгельса в Эльберфельде. В рабочей среде распространял идеи "истинного социализма" Карл Грюн (бывший одноклассник Маркса в гимназии).

Карл Маркс (молодые годы)

Одним из самых ярких пропагандистов и писателей-коммунистов на немецком языке в ту пору был Вильгельм Вейтлинг (рабочий-портной). Маркс познакомился со всем вышесказанным только в Париже. Можно сказать, рыба попала в воду. Окунувшись в социализм-коммунизм, Маркс воспринял его в самых крайних формах. Другими словами, он уже тогда считал универсальным средством решения всех социальных проблем революционный террор.

В 1843 г. Маркс пишет работу "Введение к критике гегелевской философии права". Среди абстрактных рассуждений, изложенных вычурным языком учеников Гегеля, там имеется такое место: "Подобно тому как философия находит в пролетариате свое материальное оружие, так и пролетариат находит в философии свое духовное оружие, и как только молния мысли основательно ударит в эту нетронутую почву, совершится эмансипация немца в человека".

В переводе на нормальный язык это означает вот что: философам, чтобы произвести революцию, нужна сила в виде пролетариата; поэтому нужно вести пропаганду в рабочей среде. В той же работе можно найти еще такое: "Оружие критики не может, конечно, заменить критики орркием, материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой, но теория становится материальной силой, как только она овладевает массами".

"Критика орркием" — это и есть революция с гражданской войной. Годом позже в книге "Святое Семейство" Маркс писал: "Идеи вообще ничего не могут осуществить. Для осуществления идей требуются люди, которые должны употребить практическую силу". Мы видим, что Маркс постоянно возвращается к этой мысли.

Высланный полицией из Франции в январе 1845 г., Маркс обосновался в Брюсселе, где начал сколачивать группу заговорщиков под невинным названием "Брюссельский корреспондентский комитет". Назначением комитета была якобы теоретическая полемика по переписке. В это время Маркс истратил остаток своего наследства от отца на закупку оружия. Письменное приглашение к сотрудничеству в комитете получил и парижский знакомый Маркса — Прудон.

В ответном письме, деликатно отказавшись от "лестного" приглашения, Прудон, между прочим, замечает: "Настроения французских рабочих сейчас таковы, что они окажут плохой прием тому, кто не может предложить им иного напитка, кроме крови".

На этом прервались и переписка, и даже всякое знакомство Маркса с Прудоном, чьим яростным врагом он стал до самой смерти.

…В телефильме начала 1980-х гг. "Молодой Маркс" есть сцена знакомства Маркса с Эвербеком, председателем "Союза справедливых" в Париже. Показано, как Маркса и его тогдашнего коллегу Арнольда Руге с предосторожностями, конспиративно проводят в тайное помещение, где их уже ждут рабочие лидеры.

Эвербек говорит, что участие в деятельности 'Союза" грозит тюрьмой. Молодой Маркс бросает иронично-испытующий взгляд в сторону Руге — мол, сдрейфил, небось?.. На самом деле, ирония заключается в другом. Во-первых, Руге уже до того отбыл срок в одной из германских тюрем (в отличие от Маркса, который никогда не сидел). Во-вторых, 'Союз справедливых" — объединение кружков немецких рабочих-эмигрантов во Франции и Англии — был вполне легален и не ставил своей целью ничего противозаконного, хотя его члены и называли себя коммунистами. Это было общество просветительского характера.

В середине 1844 г. Руге писал одному из общих знакомых в Германии: 'Маркс погрузился в здешний немецкий коммунизм — конечно, только в смысле непосредственного общения с представителями его, ибо немыслимо, чтобы он приписывал политическое значение этому жалкому движению. Такую маленькую рану, какую Германии могут нанести мастеровые, да еще эти завоеванные им здесь полтора человека, она перенесет, даже не тратясь на лечение". Как видно, Руге не мог постичь дальнего прицела Маркса — создать и возглавить объединение рабочих для революционной борьбы.

Однако, помимо всего прочего, задача Маркса осложнялась еще тем, что в рабочей среде уже вели пропаганду и пользовались авторитетом другие теоретики. Одним из них был Прудон, который счастливо ушел от сотрудничества с Марксом, чтобы остаться самостоятельной фигурой в рабочем движении. Известно, как ревниво относился Маркс всю свою жизнь к таким независимым фигурам-конкурентам. С ними он воевал, пожалуй, более ожесточенно, чем с "буржуазными" теоретиками. Вспомним Бакунина, Дюринга, Лассаля…

В среде рабочих из "Союза справедливых" был очень популярен Вильгельм Вейтлинг (1808–1871). С его дискредитации и изоляции от рабочих начал Маркс свою революционную деятельность в 1846 г. Как это было сделано, хорошо показано в упомянутом телефильме — вся сцена там снята по описанию, которое оставил присутствовавший при том русский писатель П.В. Анненков (см. его "Литературные воспоминания").

Разыграв ссору с Вейтлингом, Маркс получил возможность начать его открытую травлю в рабочих кругах. В это время Вейтлинг писал в письме о группе Маркса: "…у них одна прихоть: вести борьбу против меня как реакционера. Сначала им надо снять голову у меня, потом у других, потом у собственных друзей; а затем эти господа начнут перерезывать горло друг другу…" Нельзя отказать ему в известной проницательности.

“Манифест Коммунистической партии”

Тем временем Маркс с помощью Энгельса убеждает лидеров "Союза справедливых" преобразовать это невинное объединение рабочих кружков в партию с центральным комитетом во главе. Под прикрытием просветительской деятельности должен был начать подготовку к революции "Союз коммунистов", как теперь стало называться это тайное общество. К I съезду "Союза коммунистов" Маркс и Энгельс написали "Манифест Коммунистической партии" (1848). Это была та "молния мысли", которой предстояло "основательно ударить в нетронутую почву" пролетариата, чтобы превратить его в 'материальную силу" философов-революционеров Маркса и Энгельса.

"Манифест" — это блестяще написанная, заряженная революционной энергией пропагандистская брошюра Едва ли не единственной собственной идеей авторов "Манифеста" был лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!"

С теоретической точки зрения, строго говоря, это произведение представляет собой смесь идей французских социалистов и некоторых британских авторов, о ком речь еще впереди, — левых рикардианцев. С их произведениями Маркс отчасти познакомился в Париже и Брюсселе — не без помощи Энгельса, который часто бывал в Англии по делам своего отца, хорошо знал английский язык (чего не скажешь про молодого Маркса) и английскую социальную публицистику. Некоторые страницы брошюры Маркса — Энгельса почти дословно перекликаются с "Манифестом демократии" Консидерана, опубликованным им в своей парижской газете незадолго до того.

Вопросы плагиата едва ли беспокоили тогда Маркса и Энгельса. Их "Манифест" был написан для определенного круга читателей — для немецких рабочих-эмигрантов, с огромным уважением взиравших на ученого "доктора Маркса". Это произведение не предназначалось для открытой публикации и теоретической полемики.

"Манифест был написан в короткий срок для сплочения "Союза коммунистов" на революционной платформе, для пропаганды коммунистических идей в интерпретации Маркса — Энгельса, а также чтобы показать всем рабочим лидерам, кто тут главный теоретик. Естественно, что на I съезде СК председателем ЦК был избран Маркс, секретарем — Энгельс. Понятно также, кто должен был оказаться во главе победоносной пролетарской революции. Михаил Бакунин, который побывал в это время в Брюсселе, писал одному из друзей: "Маркс занимается здесь тем же суетным делом, что и раньше, — портит работников, делая из них резонеров…" И в другом письме: "Маркс и Энгельс, в особенности Маркс, сеют здесь свое обычное зло.

Тщеславие, человеконенавистничество, высокомерие в теории и малодушие на практике… литераторствующие и диспутирующие ремесленники и отвратительное заигрывание с ними… Одним словом, ложь и глупость, глупость и ложь. В этом обществе трудно и тяжело дышать. Я… решительно заявил, что не вступлю в коммунистическое ремесленное общество". А Маркс в этом обществе чувствовал себя превосходно. Он сам это общество вокруг себя формировал и знал, для чего…

"Манифест Коммунистической партии" содержит всю теорию марксизма, но, как говорят нынче, "в свернутом виде". Глядя назад с исторической дистанции, можно заметить, что названное произведение представляет выводы, к которым приводит теория Маркса— Энгельса, та теория, которая развита в позднейших работах основоположников. "Манифест" дает сводку основных результатов теоретического марксизма, которого еще, по сути, не существовало (элементы теории "исторического материализма" были опубликованы годом раньше в книге Маркса "Нищета философии").

Сказанное в наибольшей степени относится к главному тезису "Манифеста" — положению об эксплуатации труда капиталом. Можно утверждать без каких-либо натяжек, что книга "Капитал" была задумана и писалась с единственной целью — доказать наличие "капиталистической эксплуатации". Указанной целью объясняются и содержание книги, и ее основные особенности, и расположение материала, и, наконец, судьба II и III томов, которые автор так и не написал за 15 лет, прожитых после выхода I тома.

“Предыстория рабочего вопроса”

Вопросы о положении рабочих и уровне заработной платы были далеко не новыми для экономистов XIX в. В XVII в. об этом писали меркантилисты и их современники, причем в не очень привычном для нас ключе.

Они были убеждены в том, что рабочие ленивы и настолько непритязательны в своих потребностях, что нельзя платить им слишком много. Еще Ман писал, что английский народ "из лености и распутства лжет, плутует, крадет, разбойничает, бродяжничает, просит милостыню, мошенничает, голодает и гибнет", в то время как имеются все возможности, чтобы "сделать страну на страх нашим врагам богаче и могущественнее".

Четко и категорично писал У.Петти: "Закон, устанавливающий заработную плату, должен дать рабочему ровно столько, сколько нужно для жизни, ибо, если вы предоставите ему вдвое, он будет вырабатывать половину того, что он мог бы выработать и выработал бы в противном случае". И это не единственное высказывание Петти такого рода. Кстати, "закон", о котором говорит Петти, — это юридическая норма, т. е. закон, принятый парламентом.

Его современник Джошуа Чайлд писал, что в тех местах, где пища дорога, народ живет богаче, чем там, где пища дешева; что рабочие лучше живут в годы дороговизны, чем в годы изобильных урожаев, "ибо народ не хочет работать больше двух дней в неделю в годы, когда все идет, так сказать, задаром… они работают в точности лишь столько, сколько нужно, чтобы просуществовать при низком и жалком жизненном обиходе, к которому они привыкли".

Так же смотрели на это дело очень многие из тогдашних писателей. Одним из первых иначе подошел к проблеме Дж. Локк: не как нужно оплачивать труд, а какие экономические законы регулируют оплату труда. Локк говорит, что уровень заработной платы устанавливается в результате торга между нанимателем и нанимаемым. В этом торге рабочий является более слабой стороной, и обычно уровень оплаты труда тяготеет к объему насущных потребностей жизни рабочего.

Позже концепция Локка получила развитие в произведениях Б.Франклина и Гельвеция. Торг между рабочим и нанимателем происходит в условиях конкуренции между рабочими. Это означает, что существенное влияние на оплату труда оказывает соотношение между спросом на труд и его предложением. Когда последнее выше, а это более частый случай, тогда оплата труда держится на самом низком уровне.

Мы видели у Адама Смита в целом тот же самый подход (глава 14), хотя и при значительно более углубленном взгляде на вещи. В период роста экономики, считал Смит, спрос на труд постоянно держится на высоком уровне, что заставляет капиталистов повышать зарплату сверх прожиточного минимума. Смит решительно порвал с мнением, будто рабочему нельзя платить больше прожиточного минимума. Он был не одинок в этом, но фундаментальность его книги и сильное впечатление от всей его фигуры сообщили новой позиции необходимую авторитетность.

Сдвиги в культуре чувств

Под влиянием просветителей в XVIII в. в Европе вообще сильно изменяются многие подходы и оценки. Во Франции становится модной пастораль — идеализация крестьянского образа жизни.

Сельские сюжеты проникают в салонную живопись (см. картины Ватто, Фрагонара и Буше) и гобеленное искусство. Пасторальные сюжеты разыгрываются в домашних и салонных спектаклях аристократов. У П.И. Чайковского в "Пиковой даме" (действие происходит в XVIII в.) вставлена прекрасная стилизация подобной пасторали: "Мой миленький дружок — любезный пастушок"

Под влиянием Руссо становится модным сентиментализм, предвестником которого был еще роман Прево "История кавалера де Грие и Манон Леско". А затем — "Поль и Вирджиния" де Сен-Пьера, "Опасные связи" Шодерло де Лакло и др. Дж. Б. Перголези пишет оперу Служанка-госпожа, а юный В.А. Моцарт — “Бастьен и Бастьена”. Даже суровый И.С. Бах сочиняет веселую "Крестьянскую кантату".

В Англии Лоуренс Стерн написал "Сентиментальное путешествие ', где герой — вообще весьма ироничный и озорной — чуть ли не на каждой странице 'обливается слезами" по поводу несчастий, о которых повествуют ему дорожные знакомые, в основном простые люди. Суть дела здесь, конечно, не в слезах сочувствия или умиления.

В литературе и искусстве стали получать отражение подлинность чувств и человеческая искренность. В сердцах аристократов пробуждалось человеческое отношение к людям из простонародья — сочувствие, уважение достоинства, дружеское расположение.

Вопрос о труде в социальной мысли

Такого рода нравственные перемены в обществе сказались и на интересующей нас области творчества. Снова начинает громко звучать знакомый нам по средним векам мотив: труд — основа всякого богатства. К этому добавляется второй, уже новый, мотив — сочувствия к трудящимся, которые, создавая все богатства, сами живут в бедности и нужде. В романе Г.Филдинга "История Тома Джонса, найденыша" читаем такое описание раннего утра в Англии: "Члены общества, рожденные на то, чтобы производить жизненные блага, начали зажигать свечи, чтобы приняться за дневной труд на потребу тех, которые рождены наслаждаться означенными благами" (1749).

Обратим внимание на то, что трудящиеся бедняки здесь названы "членами общества". Для нас это разумелось бы само собой, но в те времена подобные вещи были далеко не столь однозначными.

О том, что всякое богатство создается трудом, писал уже маршал Вобан (1707). "Источником всякого богатства королевства" называл пахарей, рабочих и торговцев финансист Джон Лоу. Философ-епископ Джордж Беркли писал так: "И разве мы не должны рассматривать прежде всего трудовую деятельность народа как то, что образует богатство и делает богатством даже землю и серебро, которые не имели бы никакой ценности, если бы они не были средствами и стимулами к трудовой деятельности?"

Даже какой-нибудь безвестный интендант одной из французских провинций XVIII в. мог говорить о "несправедливости и бесчувственности этих собственников, обязанных всем своим состоянием труду бедняка и оставляющих его умирать с голоду в то самое время, как он выбивается из сил, чтобы сообщить ценность их имуществам".

Но что там королевский чиновник, если сам Людовик XVI позволял себе высказывания такого рода: "Везде, за исключением немногих провинций, почти все дороги королевства были сооружены задаром беднейшей частью наших подданных. Таким образом, все бремя этой повинности легло на тех, единственное достояние которых составляют их руки и для которых дороги представляют интерес далеко не первостепенной важности; действительно заинтересованными в них являются собственники, лица почти всегда ни привилегированные, имущества которых и возрастают в ценности ли при устройстве дорог.

Принуждая одних бедняков содержать дороги, обязывая их отдавать свое время и свой труд без вознаграждения, у них отнимают последнюю возможность бороться с нищетой и голодом, чтобы заставить их работать для выгоды богачей".

Можно ли представить что-либо подобное в устах Николая I после постройки железной дороги Петербург — Москва? Слово Людовика XVI было сказано в 1776 г., когда генеральным контролером финансов (фактически премьером) Франции еще был Тюрго, который, возможно, и писал такие речи для короля.

Но ведь король их произносил. И в 1780 г., после отставки Тюрго, король продолжал говорить в том же духе: "Его Величество хочет защитить народ от тех ухищрений, которые подвергают его опасности терпеть недостаток в хлебе насущном, вынуждая его отдавать свой труд за такую плату, какую богатым будет угодно ему назначить. Король не потерпит, чтобы одна часть населения была принесена в жертву алчности другой части".

Взгляды Неккера

Отвлечемся на минуту от всех этих социальных вопросов ради русской поэзии. Откроем Пушкина и прочтем эпиграф к четвертой главе "Евгения Онегина": La morale est dans la nature des cboses. Necker. К этому обычно дается перевод: "Нравственность — в природе вещей. Неккер (франц.)". Жак Неккер (1732–1804) — политический деятель и социальный писатель, один из преемников Тюрго на посту генерального контролера финансов Франции, автор двух известных сочинений: "О законодательстве и торговле хлебом" (1775) и "Об управлении финансами Франции" (1784).

В первой из указанных книг находим такие слова: "Собственники располагают всей необходимой силой, чтобы свести к возможному минимуму вознаграждение за большинство работ, которые производятся для них, и эта возможность слишком соответствует их интересам, чтобы они когда-либо отказались воспользоваться ею".

Затем читаем: "В этой темной борьбе между классом собственников и классом рабочих победа всегда остается на стороне первых; их сила — источник нищеты народа. Откуда происходит его нищета во все времена, во всех странах и каков ее вечный источник? Это власть, которой располагают собственники, давать в обмен за приятный для них труд самую низкую, какую только возможно, заработную плату, т. е. плату, которая определяется наиболее узкой необходимостью".

На чем же держится такой порядок вещей? На том, говорит Неккер, что число собственников ничтожно мало по сравнению с числом тех, кто лишен собственности. Власть собственников основана "на большой конкуренции этих последних между собою и на ужасном неравенстве между людьми, продающими свой труд, чтобы прожить сегодняшний день, — с одной стороны, и теми, кто его покупает, чтобы просто увеличить свою роскошь и комфорт, — с другой; одни находятся под давлением нужды данного момента, другие ею совершенно не затрагиваются; одни всегда могут придать своим условиям силу закона, другие всегда будут принуждены их принять. Вот этому различию отношений должно приписать власть собственника над человеком, собственности лишенным".

Жак Неккер

Рост производительности труда в результате технического прогресса (этим выражением Неккер, конечно, не пользуется), по его мнению, дает выгоду исключительно классу собственников. Ведь за ту же плату они теперь получают больше продуктов для продажи. Либо нововведения дают снижение издержек производства и соответственно увеличивают прибыль собственников.

Итак, по Неккеру, бедность трудящихся объясняется одновременно и объективными законами (конкуренция за рабочее место), и субъективными факторами (своекорыстие собственников). Взгляд на вещи, который предполагает здесь Неккер, позднее получил название экономической статики.

Рассматривается статическая ситуация, когда время не вносит изменений в условия, определяющие характер задачи. Другой взгляд на вещи, который позднее стали называть экономической динамикой, предполагает, что с течением времени происходит изменение некоторых переменных величин, определяющих условия задачи. На примере Адама Смита можно легко различить, когда идет речь о статике и когда — о динамике. У Неккера тоже рассматривается динамическая модель — когда учитывается фактор технического прогресса. Писал Неккер одновременно со Смитом, а книга его вышла даже на год раньше. Нет ничего удивительного в том, что анализ Смита (в том числе и в связи с техническим прогрессом) оказался глубже и полнее.

Примечательно другое: у Карла Маркса мы обнаруживаем трактовки, поразительно напоминающие то, что мы видели у Неккера По Марксу, тоже бедность рабочих объясняется одновременно и объективными законами, и алчностью капиталистов. И от технического прогресса рабочие тоже ничего не выигрывают. А ведь это уже через сто лет после Адама Смита… Неккера он изучал, это известно. Но лишь в одном Маркс упрекнул его — в попытке "изобразить противоположность классов при капитализме как противоположность между бедностью и богатством". Мы можем заметить, что это не совсем так, — Неккер открытым текстом пишет о противоположности интересов между классами собственников и неимущих.

Шевеление в Германии

В Германии с аналогичных позиций выступал Кристоф Мартин Виланд (1733–1813). Он выпустил в 1772 г. книгу 'Золотое зеркало" — что-то вроде утопического романа. Как мы уже знаем (см. главу 17), утопия всегда отталкивается от существующего порядка вещей, и всякое утопическое произведение либо подразумевает, либо содержит в открытом виде критику современной ему действительности.

"Власть и сила, — писал Виланд, — не имеют никакого права притеснять слабых; наоборот, они налагают на тех, кто может ими располагать, обязанность помогать слабым… Каждый человек, дабы иметь право на доброжелательность, сострадание и помощь другого человека, не нуждается ни в каком ином основании, кроме одного: что он — человек". Виланд с осуждением говорит о таких, кто желает "заставлять других людей, чтобы они снабжали его пищей и дорогой одеждой, предоставляли ему роскошное жилище и все материальные удобства, неустанно трудились, дабы избавить его от всяких забот… — короче, чтобы они жили только ради него и ради обеспечения ему всех этих преимуществ, готовы были ежеминутно подвергаться всевозможным лишениям и страданиям, испытывать голод и жажду, холод и зной…".

Страстной любовью к простому народу дышат произведения Иоанна Генриха Песталоцци (1746–1827) — философско-педагогические трактаты в форме романов. Всю свою жизнь и еще теперь, — пишет он на склоне лет, — я всегда желал одного: блага народа, который я люблю, несчастья которого я чувствую, как немногие люди их чувствуют, потому что вместе с ним я переносил его беды, как их переносили немногие люди". Швейцарско-немецкий мыслитель был не только теоретиком (его считают основателем науки о воспитании — педагогики), он и сам учреждал сиротские приюты и школы для бедных детей, вводя в них новые принципы воспитания.

Французский импульс

В настоящей главе упомянуты лишь некоторые из авторов XVIII в., которые в той или иной форме, с тех или иных позиций, сочувственно, а подчас возмущенно писали о бедствиях трудящихся масс и о необходимости улучшить их положение. При этом почти все они желали добиться изменений путем реформ, но никак не насилием Многие из них отрицательно отреагировали на революцию во Франции. Но самим фактом своим французская революция не могла не вызвать широкой волны социально-политической публицистики и появления новых имен на этой ниве.

Иоганн Готлиб Фихте

Немецкий писатель и ученый, автор превосходной книги о кругосветном плавании капитана Кука в 1772–1775 гг., участником которого ему довелось быть, Георг Форстер (1754–1794) отнесся к революции неоднозначно. Но социальные симпатии его недвусмысленны: "Там, где крайняя нищета угнетает ремесленника, где получаемый с крайним напряжением сил скудный заработок едва может удовлетворить самые необходимые потребности, в стране, где наука своим лучом освещает высшие классы, там участью ремесленника становится невежество; он не может осуществить самого благородного назначения человека, несмотря на то, что сам изготовляет средства для связи народов между собой".

Так писал Форстер в 1790 г. Вера в преобразующую силу народного просвещения — сколь характерна эта черта для уходившего тогда XVIII столетия… Но уже звучали голоса, требующие для простого народа чего-то посерьезнее, нежели воспитание и просвещение. Горячего приверженца нашла Французская революция в лице Иоганна Готлиба Фихте (1762— 18l4). Произведения его — не газетные однодневки; даже когда он пишет публицистику, в них чувствуется ученик Канта, впоследствии и сам признанный классиком немецкой философии.

В 1793 г. Фихте издает книгу "К исправлению суждений публики о Французской революции". Этот современник и почти ровесник Форстера высказывает такие мысли, которые придутся впору следующему столетию и которые мы привыкли связывать с именами основоположников марксизма. К примеру, Фихте поднимает вопрос об экономической зависимости трудящегося от его хозяина. Когда некто обязуется отдавать другому свой труд либо часть своего труда, рассуждает Фихте, он отчуждает право собственности на свою рабочую силу. Если же собственность на средства производства не будет поглощать часть труда, который к ней прилагается (т. е. если труд будет оплачиваться полностью), то и сама собственность исчезнет. Следовательно, нет иной собственности, кроме той, что создана трудом.

"Сделайте так, чтобы человек мог совершенно свободно распоряжаться своим естественным достоянием, своими силами, — пишет Фихте. — Вскоре вы увидите замечательное зрелище…" По его мнению, начнется быстрое перераспределение собственности "между все возрастающим числом рабочих рук".

Пастор Годвин

Ничего не зная друг о друге, он и Фихте писали одновременно и чаяли одного и того же. Перераспределение собственности, по мнению обоих, — вот магический ключ к решению социальных проблем и всеобщему благосостоянию (в главе 15 мы уже видели, как отреагировал на это Мальтус).

Фихте пришел к социализму постепенно. УИЛЬЯМ Годвин (1756–1836) сразу выступил как социалист. Его "Исследование о политической справедливости" тоже вышло в свет в 1793 г. Объемистое сочинение, конечным выводом которого было социалистическое переустройство общества, по большей своей части содержало (как мы должны догадаться) острую социальную критику. Вот несколько ее образцов, относящихся к теме данной главы.

Уильям Годвин

Когда на столе одного из великих мира сего мы видим богатство целой провинции, можем ли мы удивляться тому, что рядом живут люди, у которых нет даже хлеба, чтобы утолить муки голода?" "Неравенство состояний — неизбежное следствие института собственности".

"Но разве хорошо, что столь большая часть общества пребывает в отвратительной нищете, тупеет в невежестве, становится отталкивающей из-за своих пороков, вечно живет голая и голодная; постоянно толкаемая на преступления, она становится жертвой безжалостных законов, специально созданных богатыми для ее угнетения".

"Сперва владелец земли берет себе несоразмерно большую часть продукта, за ним следует капиталист, который оказывается не менее прожорливым. А между тем можно было бы обойтись без обоих этих классов при другом устройстве общества…"

"Это та система, которая дает одному человеку возможность распоряжаться продуктами труда другого человека… Любое богатство в цивилизованном обществе есть продукт ручного труда…

Каждый человек, выпивая стакан вина или надевая украшение, может подсчитать, сколько людей были обречены на рабство, на неустанный труд в поте лица, на недостаток пищи, на тяжкую работу без передышки, на дикое невежество и огрубление чувств, и все для того, чтобы он мог обладать этими предметами роскоши".

"Люди странным образом обманывают сами себя, когда они говорят о собственности, завещанной их предками. Собственность создается ежедневным трудом ныне существующих людей". "Дух угнетения, дух раболепства, дух мошенничества — таковы непосредственные плоды нынешней системы собственности".

"Цель современного общества — множить труд, целью будущего общества будет упрощение труда".

"В наше время труд — бедствие, потому что человек работает по необходимости, чтобы поддержать свое существование, и потому что слишком часто он лишает человека всякой возможности обогащать себя знаниями и развиваться. Когда труд будет добровольным, когда он не будет больше помехой к совершенствованию людей, а, наоборот, будет ему способствовать… он перестанет быть бедствием и станет благодеянием".

Изменение понятий

Можно убедиться, что уже в XVIII в. отчетливо прозвучали основные мотивы той критики капитализма, которую мы привыкли связывать с авторами XIX в. Не только мотивы, но подчас и формулировки. И все же в сочинениях социалистов и коммунистов XIX в. кое-что звучало не так, как это было у их учителей из века XVIII. Прежде всего нетрудно заметить, что вместе с веком Просвещения исчез и мотив просвещения трудового народа, акцент стали делать исключительно на его материальное положение. Но не только этим отличается соответствующая литература Х IX в. от своей предшественницы.

…Поначалу трудно понять, что именно нового появилось в тональности XIX в., слышится какая-то фальшивая нотка, но далеко не сразу ее удается определить. Тем не менее это возможно.

Как правило, в литературе XVIII в. говорилось о бедности трудящихся, ничего не имеющих, кроме своих рук. Этими трудящимися были все, кто трудится, работая руками. Ко времени, когда писал Маркс, однако, проблема приобрела специфическое звучание. Почти исключительно стали говорить и писать только о классе промышленных рабочих.

Обширный класс сельского пролетариата были, по существу, заброшен социальными писателями к середине XIX столетия. И совсем за рамками внимания этих писателей оставалась многочисленная городская беднота, не занятая в фабричной промышленности, — мелкие ремесленники, торговцы, разносчики и те, кто был занят в.

обслуживании (прачки, кучера, уборщики, швеи, всевозможный наемный персонал отелей, контор и т. д.), — все те, кто постоянно мелькает перед нами, например, на страницах романов Чарлза Диккенса. Было совершено сильнейшее упрощение действительности.

Мы помним, что Смит писал о "классе тех, кто живет на заработную плату". Ко времени Маркса — и особенно у самого Маркса — класс "живущих на зарплату превратился (в литературе, но не в жизни) в "класс пролетариата'. Пролетарий означает "неимущий". Возник устойчивый образ человека, который лишен средств производства (это раз) и продает свои рабочие руки собственникам средств производства (это два). У Смита признаком класса является источник дохода (земля, капитал, труд). У новейших писателей середины XIX в. признаком класса стало наличие собственности.

Есть собственность — нет собственности, да — нет, черное — белое… Но это не все. Один класс был противопоставлен другому. Неимущие и собственники, рабочие и капиталисты. Как выражались тогда, труд и капитал. Получалось, что одно предполагает другое. Пролетариат означал всегда промышленных рабочих, т. е. фабричный пролетариат. Так это и формировало систему Маркса — черно-белый клип в эпоху цветного телевидения.

Социальные выводы из теории Рикардо

Нужно сказать, что Марксу очень помогла группа социально-экономических писателей, которых мы выше уже упоминали как левых рикардианцев. Кто это и что это? Система Рикардо породила, пожалуй, больше задач, чем решила. В 20-е гг. XIX в. на нее набросилась публика, как мухи на варенье. Одни нашли в ней научное оправдание социальных недугов, других заботили вопросы логической согласованности и теоретической увязки, а третьи увидели у Рикардо совсем иные возможности для дальнейшего развития идей. Рикардо сформулировал: капитал — это накопленный труд. Осталось совсем немного, чтобы сделать вывод: капитал — это неоплаченный труд.

Действительно, если бы капиталисты возвращали рабочим полную ценность продукта труда, не оставалось бы той доли от выручки, которая составляет капиталистическую прибыль. Значит, не могли бы осуществляться сбережение прибыли и накопление капитала. Проблема выходила за рамки вопроса о причинах тяготения зарплаты к прожиточному минимуму. Теперь вопрос уже стоял о том, что при любом уровне заработной платы, оказывается, рабочий терпит ущерб — он получает не все, что выработал.

Всем было ясно, что иначе, в общем, и быть не может: какой капиталист станет вести производство, получая нулевую прибыль? Но проблема от этого не исчезала. Закон, по которому ценность товаров пропорциональна вложенному труду, не работал, когда рассматривался "обмен труда на капитал '.

Появление левых рикардианцев

Для серьезных ученых это было признаком изъяна в теории Рикардо. Но нашлись другие писатели, которые перемещали проблему в социальную плоскость. Они не подвергали сомнению закон ценности Рикардо, как его стали называть, а сделали его основой для социальной критики. Есть закон обмена по затраченному труду, но в обмене между капиталом и трудом этот закон почему-то не выполняется. В чем причина? И почему все эти серьезные ученые не стремятся ее выяснить? Политэкономы как будто сговорились между собой не замечать этой вопиющей несправедливости'

Самые известные из писателей указанного направления — это Перси Рейвистон (ум. в 1830), УИЛЬЯМ Томпсон (1785–1833), Томас Годскин (1787–1869), Джон Грей (1798–1850), Томас Эдмондс (1803–1869), Джон Френсис Брей (1809–1895). Они, в большинстве, происходили из рабочей среды и были талантливыми самоучками. Они были экономическими писателями. Они были социалистами и коммунистами (эти понятия тогда еще плохо различались). "Пролетарские противники политэкономов" — любовно назвал Маркс эту группу писателей.

Ярче всего отмеченное качество проявил, вероятно, Рейвистон, написавший: "Вся война против Французской революции, а затем против Наполеона не сделала ничего более великого, чем превращение нескольких евреев в дворян и нескольких болванов в политико-экономов".

В 1821 г. (еще жил Рикардо) в Лондоне вышел анонимный памфлет "Источник и разрешение национальных трудностей, выводимые из основных положений политической экономии". Автор высказывал такие, например, мысли: "Является общепризнанным, что уплачиваемый капиталистам процент, имеет ли он характер ренты, ссудного процента или предпринимательской прибыли, уплачивается из труда других…

Предположим, что нет никакого избыточного труда, нет, следовательно, ничего такого, что можно было бы накоплять как капитал…" Другими словами, если капитал есть накопленный труд (как установил Рикардо), то это может быть только добавочный труд по отношению к тому труду, который обеспечивает рабочему средства к существованию. Или, как писал Маркс потом в "Капитале", часть дня рабочий трудится на себя, а другую часть — на капиталиста. Эта вторая часть по-английски называется surplus labour, что можно перевести как "избыточный", или "добавочный", труд, или, как установилось в первом переводе "Капитала" на русский язык, "прибавочный" труд.

"Нация по-настоящему богата лишь тогда, когда за пользование капиталом не уплачивается никакого процента, когда вместо 12 часов работают только 6 часов. Богатство есть такое время, которым можно свободно располагать, и ничего больше", — считает Аноним. То есть не должно быть прибыли на капитал, не должно быть "прибавочного" труда, богатство народа состоит в безделье. Этот тезис Маркс называет "прекрасным". Памфлет Рейвистона "Мысли о системе государственных долгов" вышел в Лондоне в 1824 г. Он пишет: “УЧИТЬ, что богатство и могущество нации зависят от ее капитала, — значит превращать труд в нечто подчиненное богатству, превращать людей в служителей собственности".

Собственность, по Рейвистону, есть присвоение продукта чужого труда. Богатство богачей создается нуждой бедняков, говорит Рейвистон. "Если бы все были равны, то никто не работал бы на другого. Предметы необходимости имелись бы в избытке, тогда как предметы роскоши совершенно отсутствовали бы".

Мы можем понять это так, например: отсутствовали бы в мире холодильники, телевизоры, магнитотехника, компьютеры, автомобили, изящная и модная одежда и многие другие вещи, полезные и красивые, которые упрощают или украшают нашу жизнь. Отсутствовали бы отдельные квартиры, канализация, горячее водоснабжение, телефон… Ведь все эти вещи когда-то, впервые появившись на свете, были предметами роскоши. Не было бы ни литературы и поэзии, ни музыки, ни архитектуры…

Мир Рейвистона — это первобытный уклад без дальнейшего развития. "Увеличение собственности, увеличение возможности содержать праздных людей и непроизводительный труд — вот что политическая экономия называет капиталом", — утверждает Рейвистон. Мягко говоря, он пишет совсем не о том, что политическая экономия называет капиталом. "Когда труда каждого человека едва хватает на его собственное содержание, то не будет праздных людей, так как собственность при таком положении вещей невозможна", — мечтает Рейвистон о царстве стоячего болота, унылой жизни ради пропитания, где нет места даже элементам фантазии и творчества.

Томас Годскин

В былые времена плохо различали многие вещи, которые в наше время различать привычно. Не потому, что люди были глупее нас. Лимузин и самосвал произошли от первого автомобиля форда. Многое, что мы нынче привыкли различать, существовало прежде в слитных, смешанных формах. Научное сообщение и публицистика еще не разделились тогда как жанры. Но сегодня мы вправе отнести памфлеты Анонима и Рейвистона скорее к публицистике, чем к науке.

Другое дело — произведения Т. Годскина. Тут мы находим признаки научного исследования в нашем смысле слова. Прежде всего это относится к задаче, которую он ставит перед собой. Задача — познавательная, а не обличительная.

Томас Годскин — автор "Популярной политической экономии" для рабочих (1827), но основные свои идеи он изложил в первом памфлете "Защита труда против притязаний капитала", вышедшем в 1825 г. за подписью "Рабочий".

Первый из тезисов Годскина состоит в том, что капитал "непроизводителен". В те времена иные из экономистов говорили о "производительности" капитала в том смысле, что капитал играет активную роль в образовании прибыли, даже "порождает" ее. Против такого взгляда и выступил Годскин.

По его мнению, оборотный капитал вообще не представляет собой накопленного запаса: рабочие в пекарнях, например, выпекают хлеб, а другие рабочие его покупают: Значит, оборотный капитал — это не запас (не капитал, надо понимать), т. е. не "накопленный", а "сосуществующий" труд. Основной капитал Годскин признает "накопленным трудом". Но подчеркивает, что без рабочего никакая машина ничего произвести не может. Отсюда вывод: прибыль образуется не благодаря прошлому труду, а благодаря труду текущему. Зато основной капитал для своего владельца "является средством приобретения власти над трудом". И то, и другое мы потом найдем у Маркса. Из сказанного следует второй тезис Годскина: присвоение капиталистом прибыли является, нарушением права рабочих на полный продукт их труда. Это насилие, которое возможно благодаря подчинению труда капиталистами — их "власти присваивать продукцию рабочих".

По Годскину выходило, что капиталисты нарушают закон трудовой ценности Рикардо просто по своему произволу. Но тогда что это за "закон", если его действие зависит от усмотрения тех или иных людей? Оппоненты Рикардо и его учеников не преминули заметить это слабое место у Годскина. Поэтому тут Маркс за ним не пошел. "Между производителем пищи и производителем платья, — пишет Годскин, — между производителем орудий и тем лицом, которое их применяет, втирается капиталист, который не производит машин и орудий, а присваивает себе продукцию и тех, и других.

Скаредной рукой, как только это возможно, он отмеряет каждому рабочему часть продукта другого, оставляя себе наибольшую долю… В то время как капиталист обирает их обоих, он с таким совершенством исключает одного из поля зрения другого, что оба верят, что своими средствами существования они обязаны ему. Капиталист является посредником между всеми рабочими…"

Капиталисты "ничего не производят", но им "удается убедить" рабочего, "что они являются его благодетелями и работодателями". Тут Годскин упрекает политическую экономию, "которая одновременно и оправдывает их притязания, и объявляет их достойным нашего удивления великим орудием цивилизации и прогресса". Политэкономы утверждают, что все сбережения в обществе делаются капиталистами, говорит Годскин. Но ведь именно рабочий производит и тот продукт, который оплачивает расходы на производство, и тот продукт, который достается капиталисту в виде прибыли. Годскин напоминает, что прибыль тем больше, чем ниже заработная плата. Вспомним, что это мысль Рикардо.

От него отталкивается и следующее рассуждение Годскина. Реальной ценой платья или пары сапог "является известное количество труда". Но чтобы получить тот или иной товар, рабочий должен затратить "еще гораздо большее количество труда в пользу капиталиста". "Этот тягостный характер требований капитала, санкционированных законами общества, санкционированных обычаями людей, усиленных законодательной властью и взятых под горячую защиту политико-экономов, держит, всегда держал и всегда будет держать рабочего в состоянии бедности и невзгод до тех пор, пока рабочие будут допускать это и будут с этим мириться".

Все, что рабочий производит, должно принадлежать ему, заявляет Годскин. Но как определить долю каждого рабочего? "В производстве куска ткани прядильщик, ткач, белильщик и красильщик — все они разные лица". Труд разделен, и каждый делает лишь какую-то одну операцию из тех, что образуют готовый продукт. Как разделить? "Я не знаю иного способа решить этот вопрос, как передать его на свободное обсуждение самих рабочих". Правда, у капиталистов Годскин различает две функции. Как предприниматели, как организаторы и изобретатели они — такие же рабочие. Но "как капиталисты и агенты капитала они лишь посредники, притесняющие рабочих". Годскин не советовал бы "удалять из страны" таких хозяев: "удалять в чужие края умение и изобретательность" — значит нанести вред оставшимся жителям страны. Но нужно "уменьшить или даже совсем упразднить прибыль праздного капиталиста". Единственным средством восстановить попранную справедливость Годскин считает профобъединения рабочих[41].

Понятно, что такая позиция была для Маркса неприемлемой в обоих пунктах — о наличии полезной функции у капиталиста и о решающей роли профсоюзов в решении проблемы справедливого распределения.

Джон Грей

Была когда-то такая песенка: "В стране далекой юга, там, где не злится вьюга, жил-был испанец Джон Грей — красавец. Был он младой повеса с силою Геркулеса, храбрый, как Дон-Кихот…" Кончалось тем, что герой убивает неверную возлюбленную со словами: "Денег у Джона хватит, Джон Грей за все заплатит…”

Поскольку наш Джон Грей был, во всяком случае, англичанином, постольку и песня у нас пойдет другая (но мотив денег вскорости прозвучит…). Наш Дж. Грей был трудяга, зарабатывавший себе на жизнь с 14 лет. Уже в молодости он, прочитав памфлеты Р.Оуэна, стал его горячим приверженцем и пропагандистом В 1825 г. Грей опубликовал свои "Лекции о человеческом счастье".

Как говорят, это была любимая книга английских рабочих в 20 — 30-е гг. прошлого века. Работа написана под влиянием Оуэна, но Грей — не слепой подражатель. В чем-то он с учителем не согласен, в чем-то и вовсе оригинален. По Грею, общество делится на три категории людей: производительные; непроизводительные, но полезные; бесполезные. Первые — это рабочие, которые создают все материальное богатство. Вторые — это врачи, учителя и т. п. Третьи — "независимые классы". "Лица, из которых состоят эти независимые классы, — пишет Грей, — зависимы от двух обстоятельств: во-первых, от трудолюбия своих ближних и, во-вторых, от несправедливости, дающей возможность господствовать над ними".

У Грея особенно ярко выражено отвращение к политическому насилию. При всех обличениях праздных и бесполезных капиталистов справедливость должна быть достигнута мирными средствами: "Мы были бы последними, кто прибег бы к насильственным мерам для того, чтобы устранить нищету".

Грей настаивает на том, что "единство интересов вполне совместимо с индивидуальностью и с имущественными различиями", — в отличие от коммунистических планов позднего Оуэна. Основой общества, по Грею, являются отношения обмена. На нем построены все другие отношения между людьми. Главной же причиной нищеты является… конкуренция. "Только полное изменение торговых порядков могло бы привести к какому-либо существенному благу для человечества".

В 1831 г. выходит большой труд Грея "Социальная система. Трактат о принципах обмена". По сути, это трактат по политической экономии, как ее понимал автор. Там имеются главы о производстве, обмене, распределении, народонаселении, налогообложении. В этой работе Грей предлагает реорганизовать систему обмена в обществе довольно любопытным образом.

Создается общенациональная Торговая Палата, которая осуществляет управление всем земледелием, промышленностью и торговлей. Собственники земли и капитала передают свое имущество этому, так сказать, Госплану в управление, за что соглашаются получать ежегодное вознаграждение заранее установленной величины. То есть они лишают себя риска потерпеть убытки, но также и возможности получать высокие барыши. Всей хозяйственной деятельностью руководят чиновники, или служащие, получающие установленное Палатой жалованье.

Продукты сельскохозяйственного и промышленного производства помещаются в национальные торговые склады, откуда они направляются в магазины для продажи. Такова идея общенациональной, так сказать, конторы, которая всем управляет "посредством тщательно организованного плана". Контора же устанавливает товарные цены, которые покрывают себестоимость производства и дают некоторую прибыль. Всякое жалованье выплачивается деньгами типа бумажных (не имеющих "внутренней ценности").

Позднее в небольшом памфлете "Верное средство против бедствий народа" (1842) Грей развивает идею "рабочих денег", фактически это квитанции, которые удостоверяют затраченное рабочее время — "среднюю цену труда".

По этим квитанциям (которые могут ходить как обычные деньги) работник получает в магазине ту долю товарного запаса, на которую затрачено соответствующее количество труда. "Рабочие деньги" в тех или иных модификациях предлагались в те времена различными писателями социалистического толка, в том числе Прудоном и Бреем.

Джон Ф.Брей

Его книга "Несправедливости в отношении труда и средства к их устранению" появилась в 1839 г. Как и памфлеты Годскина и Грея, книга Брея имела большой успех, в основном среди рабочей публики. Сам он смолоду был переплетчиком и наборщиком в типографии. Брей подобно Грею отрицательно относится к политической борьбе рабочих. Его книга вышла через год после обнародования документа, известного как " Народная Хартия".

Суть Хартии была в демократизации британской выборной системы (всеобщее избирательное право, отмена имущественных цензов для кандидатов, тайное голосование и т. д.). Отсюда началось движение чартизма.

Своего рода вызовом чартизму явилась книга Брея. Брей утверждает, что одной лишь политической реформой проблему бедности не решить. То же самое относится и к профсоюзам. Как и полагается, начинает Брей с теории — откуда берутся в мире несправедливости… что такое общество и государство… необходимость труда, накопления капитала, обмена… Постепенно тон автора становится все более задиристым: "Представители политической экономии с хладнокровной и расчетливой жадностью, привитой нынешней системой, говорят производительным классам, что те должны накоплять…

Но как бы ни был хорош их совет в принципе, он является не более чем добавлением оскорбления к обиде, пока рабочий втаптывается в грязь существующими обычаями. Рабочие просто не в состоянии накапливать, а причина тому не их леность, невоздержанность или невежество, а то обстоятельство, что накопления, оставленные в наследство нынешнему поколению в целом, незаконно захвачены и их выгоды используются исключительно отдельными индивидами и классами".

Далее Брей пишет: "При справедливой системе обмена ценность всех продуктов определялась бы полной совокупностью издержек производства и равные ценности всегда обменивались бы на равные ценности". Между тем в обществе издавна царила "в высшей степени несправедливая система обмена: рабочие отдавали капиталисту труд целого года в обмен на полугодовую ценность. Именно отсюда, а вовсе не из предполагаемого неравенства физических и умственных сил индивидов произошло неравенство богатства и власти…

Именно неравенство обмена обеспечивает одному классу возможность жить в роскоши и ничегонеделании и обрекает другой класс на непрерывный тяжкий труд".

Политэкономы утверждают, что всякий обмен взаимовыгоден, говорит Брей, но на самом деле между рабочим и капиталистом вообще нет никакого обмена! Рабочий отдает свой труд, а что дает ему капиталист? В обмен можно отдавать либо труд, либо капитал, говорит Брей. Труда капиталист, понятно, не дает — он ведь не трудится. Капитала он тоже не дает, потому что запас его не уменьшается, а возрастает. Что же отдает капиталист в обмен на труд рабочего? "За недельный труд рабочего капиталисты и собственники дают ему лишь часть богатства, полученного ими от него же в течение предыдущей недели, — разъясняет Брей, — другими словами, они получают от рабочего нечто, не давая ему за это ничего". Никто в мире не владеет каким-либо богатством естественного или врожденного происхождения, продолжает Брей. Все, что дает человеку природа, — это способность к труду. Значит, если некто владеет богатством, никогда не трудясь, это богатство "не может по справедливости принадлежать ему. Оно должно принадлежать людям, которые произвели его своим трудом, ибо капитал не возникает сам собой". Огромные капиталы Англии не могут принадлежать капиталистам ни по принципу создания (они их не произвели сами), ни по принципу обмена (они не получили их в обмен на свой труд), ни по праву наследования (наследник этих богатств — народ, который их создал). "Как ни смотреть на дело… всякая сделка между человеком труда и человеком денег запечатлена обманом и несправедливостью '. Вот как рассуждает Брей.

"Интересы капиталистов и рабочих не тождественны, как те, кто грабит рабочего, хотели бы уверить его. Их интересы никогда не могут быть тождественны: прибыль предпринимателей всегда будет потерей для рабочего до тех пор, пока обмен между ними остается неравным; обмен же не может сделаться равным, пока общество делится на капиталистов и производителей, причем последние живут своим трудом, тогда как первые жиреют от прибыли с чужого труда". Вот во что превратились сухие рассуждения английского миллионера — поистине, мрачная наука. В итоге Брей заключает, что никакая политическая или избирательная реформа ничего в этом порядке не изменит. "При существующем порядке рабочие классы, каковы бы ни были их ум, их нравственные качества или их трудолюбие и политическая сила, обречены и осуждены на безнадежное и непоправимое рабство до скончания мира!

Брей снова обращается к ученым-экономистам: они уверяют, что капитал столь же нужен для производства, как и труд, — лопата, как и землекоп. Верно, говорит Брей. Но отсюда не значит, что один должен содержать другого. "Если бы все английские капиталисты и богачи были одновременно уничтожены, то с ними не исчезла бы ни одна частица богатства или капитала; равным образом сам народ не обеднел бы вследствие этого ни на один фартинг. Не капиталист, а капитал существен для деятельности производителя".

Однако Брей уточняет: "Рабочий класс никогда не должен забывать, что его борьба направлена не против людей, а против системы, что он сражается не с капиталистами как индивидами и не с самим капиталом, а с нынешним способом применения капитала, старой системой, которая дает безответственным, индивидам власть угнетать массы труда массами капитала. Против этого нет иного средства, кроме изменения системы". И еще сильнее: "Надо свергнуть нынешнюю социальную систему, иначе никогда не вырвать с корнем порождаемого ею зла". Кажется, что за этим должен последовать призыв к революции…

Ничего подобного. Брей не выступает за экспроприацию капиталов: "Как это было доказано мировым опытом, если бы классы обменялись своими местами, то характер каждого неизбежно изменился бы и сегодняшний трусливый раб стал бы завтра властолюбивым тираном".

Каков же, по Брею, вернейший путь решения социальных проблем реального капиталистического общества?

Идеал — это экономический строй кооператоров в духе позднего Оуэна. Однако проекты последнего не удавались. Брей считает: идею Оуэна нельзя осуществить сразу, без переходной стадии. В основном об этой переходной фазе он и говорит, развивая ее основные черты.

Пусть рабочие объединяются в производительные товарищества числом от 100 до 1000 в каждом, считает Брей. Эти объединения арендуют или покупают землю и средства производства. На что покупают? Для этого выпускаются денежные знаки (банкноты), обеспеченные будущим трудом членов этих содружеств, т. е. их будущим продуктом Фактически речь идет о взаимном кредите. Коллективы продают друг другу свои продукты через базары и банки справедливого обмена. Каждый член объединения получает продукт в размере полного эквивалента затраченного им труда. Кто хочет больше потреблять, тот и работает больше.

Постепенно весь обмен в обществе станет таким обменом между коллективными хозяйствами, обмен труда на капитал прекратится и капиталистическая эксплуатация исчезнет.

Экономические категории у левых рикардианцев

Несомненно, эти мыслители из рабочих вызывают симпатию. И все же нельзя не сказать о неточностях в понятиях и путанице, которыми они грешили. На таких вещах, как право рабочего на полный продукт труда, мы задерживаться не станем. За это их критиковали уже давно и с различных точек зрения. Скажем коротко о том, на что меньше обращалось внимания.

Можно заметить, что капитал (в экономическом смысле) часто отождествляется у них с капитальными благами (хлеб, машина, лопата…). Точно так же ценность продукта нередко отождествляется с самим продуктом, а труд понимается исключительно как действия рук и тела. Все они, не считая Брея, недооценивали роль капитала в производстве.

Эта роль троякая: во-первых, она сказывается на производительности труда, во-вторых, она проявляется в возможности делать то, что никакие руки сделать не могут, — вращать колеса паровоза, например, или варить сталь. Две эти функции относятся к физическому существованию капитала как капитального блага. А в-третьих, капитал как запас выполняет незаменимую функцию организации труда: он собирает нужные профессии в группу, которая может работать определенное время до тех пор, пока можно будет продать продукт труда и возместить издержки. В этот период времени рабочий персонал получает средства к существованию, а также орудия и материалы для производства благодаря тому, что существует капитал.

Трудно представить себе, что указанная третья функция осуществляется автоматически самим запасом-капиталом. Только в сказках печь сама ездит по деревне, коромысло носит воду, а движение денежных и товарных потоков может осуществляться по щучьему велению. Но даже и тут нужен некто, какой-то Емеля, кто говорил бы еще "по моему хотению" и знал бы при этом, чего нужно хотеть и кому отдать приказ. Это уже из возражений тем, кто, признавая роль капитала, не находил необходимым существование капиталиста.

Нужно сказать, что в подобных воззрениях указанные авторы были не одиноки. Немало их коллег из профессиональных мыслителей подчас грешили подобными же недочетами. Особенно мыслители социалистической ориентации, норовившие ударить "молнией мысли ' в пролетарскую почву.

"Рабочий вопрос" возник в европейской социально-экономической мысли под действием благородного импульса сочувствия и доброго желания облегчить участь бедных слоев общества. Таким мы видели его начало. Но затем мы могли заметить очередное смещение акцентов, целей и средств. Рабочий класс из цели, ради которой возникла указанная забота просвещенных классов, незаметно превратился в средство, в "материальную силу" для достижения каких-то иных целей…

Глава 19 Из ниоткуда в никуда, далее везде

He's а real Nowhereman.

Sitting in his Nowhereland.

Making out his Nowhereplans.

For nobody.

Nowhereman, the World is in your command…

The Beatles.

Сыграем в путалки на сухую тему!

"Алиса в стране чудес"

Экономическая теория Маркса как таковая

Многие люди среднего и старшего поколения в сегодняшней России убеждены, что политическая экономия — одна из сложнейших наук. При этом нужно учесть, что для большинства из них "политическая экономия" означала в основном экономическое учение Карла Маркса. Так преподавали у нас экономическую науку до недавних времен.

Как и в любой научной дисциплине, в нашей, конечно же, есть немало вещей тонких и непростых для уяснения. Вместе с тем (опять же, как и в любой из наук) многое в экономической науке оказывается сложным в большей или в меньшей степени, в зависимости от того, как излагать и объяснять. Что касается экономического учения Маркса, то оно является одним из самых простых в нашей науке. Его суть можно изложить в нескольких словах. Все продукты производства создаются трудом рабочих. Товарный обмен происходит на основе соизмерения затрат труда, овеществленных в каждом из товаров. Эти затраты образуют ценность ("стоимость") товаров.

Равный труд отдается за равный труд. Поэтому в сфере обращения не может возникнуть тот избыток продукта, который остается у товаровладельцев в виде прибыли на их капитал. Но прибыль существует, значит, она создается еще до продажи товара, т. е. в сфере производства. Когда рабочий вкладывает свой труд в данный продукт, капиталист оплачивает не весь этот труд, а только часть его.

Оплата труда определяется так, чтобы рабочий мог иметь некий минимум средств существования. Этот уровень оплаты труда ("необходимый продукт", по Марксу) всегда меньше, чем то количество труда, которое тратит рабочий. Остается разница, которую Маркс называет "прибавочным продуктом". В этом остатке овеществлен "прибавочный труд" рабочего, который (труд) образует "прибавочную ценность" ("прибавочную стоимость"). Ее-то и присваивает капиталист. Присваивает без эквивалента, задаром, в силу своей собственности на капитал. Эта прибавочная ценность становится капиталистической прибылью и составляет суть эксплуатации труда капиталом. Пожалуй, это все.

После того, о чем говорилось в предыдущих главах, нетрудно увидеть прямую преемственность Маркса от Рикардо, а также от "пролетарских противников политэкономов". Маркс и сам был противником политэкономов — вспомним, что "Капитал" имеет подзаголовок "Критика политической экономии". Но об этом позже, а сейчас неизбежно возникают вопросы. Первый вопрос что нового внес Маркс в науку от себя, коли его идеи, по сути дела, есть повторение идей левых рикардианцев? Второй вопрос: если у Маркса все так просто, то почему же у Маркса все так сложно? Ну и еще: чем все-таки заполнены две тысячи страниц трех томов "Капитала"?

На эти вопросы нам придется ответить. Собственно говоря, наши ответы и составят содержание настоящей главы. Итак, всему свое время, а пока не мешало бы запастись терпением — разговор будет долгим и действительно непростым.

Моменты новизны у Маркса

"Капитал" должен был стать научным обоснованием революционных идей и лозунгов "Манифеста Коммунистической партии". Недооценка (или даже полное непонимание) данного обстоятельства послужила причиной многих недоразумений вокруг теории, да и всей фигуры Карла Маркса. Между тем сам он отнюдь не старался эти вещи замаскировать. Первый том "Капитала"[42]начинается с весьма абстрактных вещей, однако на заключительных его страницах все чаще появляются фразы из "Манифеста", а завершается весь материал; прямой революционной цитатой из упомянутого; памфлета[43]. Каждый, кто задумается над этим, поймет, к чему городился весь огород. Революционные выводы вытекали из того, что эксплуатация труда лежит в самой природе капиталистического уклада хозяйства. Если это так, если она лежит в природе данного экономического строя, значит, чтобы покончить с эксплуатацией, нужно менять строй. Все упиралось в словечко "если". Если так, тогда… А если не так?..

Карл Маркс (зрелые годы)

В том, что это "так", Маркс был убежден смолоду и убежденности этой никогда не изменил. Он пропагандировал свою идею, не заботясь о том, правда это или нет. Оказавшись выброшенным в Англию после подавления революции 1848–1849 гг. и получив, таким образом, длительный отпуск от революционной борьбы, Маркс погрузился в изучение экономической литературы. И был несколько обескуражен, убедившись, что идеи, которые он считал научно обоснованными, мало кто уже принимает всерьез. Прежде всего это относилось к основе основ лозунга об эксплуатации — к трудовой теории ценности Рикардо, раскритикованной в пух и прах.

Опровергнуть критиков было невозможно. Но и сдавать теорию Рикардо было невозможно в той же мере. Эти две невозможности имели разные причины. Опровергнуть критиков было невозможно, потому что в теории ценности Рикардо оказались несомненные нестыковки, и Маркс, прошедший школу немецкой философии, легко это понял. Отказаться же от теории Рикардо было невозможно по той причине, что тогда профессиональному революционеру Марксу оставалось бы только менять профессию.

Единственным выходом было попытаться самому состыковать то, что не вышло у Рикардо. Здесь перед Марксом и открылись широкие возможности сказать свое слово в науке. Таким образом, то оригинальное, что появилось у Маркса, относится не к основополагающим идеям, а к тому способу, каким он пытался построить непротиворечивую теорию эксплуатации труда. Не будем преуменьшать — научная задача такого рода, в принципе, может быть очень серьезной. И очень трудной. Тут могут потребоваться и новые понятия, и тонкие рассуждения. Все это явилось и нашло себе место в I томе "Капитала".

Трудовая теория ценности по Марксу

В одном из писем к Энгельсу в период работы над "Капиталом" Маркс изложил схему своей теории. Начал он так: "Ценность — начисто сводится к количеству труда; время как мера труда…"

Всю свою жизнь Маркс полагал, что в построении теории обмена он следовал за Рикардо, и начал поправлять его лишь тогда, когда дошел до "нестыковок". Между тем Маркс (возможно, не вполне отдавая себе в том отчет) с первых же шагов сделал то, на что никогда не мог решиться его учитель.

Вспомним. Рикардо говорил об относительной ценности обмениваемых товаров. Относительная, она же меновая, ценность — это меновая пропорция. Мысль Рикардо можно сформулировать так: если товар а обменивается на товар в, то количество а так относится к количеству в, как трудоемкость единицы а относится к трудоемкости единицы в.

Что мы видим у Маркса? Он говорит: вот меновая пропорция: а = хь.

Такое соотношение "невозможно понять", если не допустить, что с обеих сторон равенства находится некая "однородная субстанция". В самом деле, если мы говорим, что 1 кг золота равен 10 т железа, то мы имеем в виду не равенство самих металлов в указанных количествах, а равенство чего-то такого, что может соизмерить золото с железом. Вот это "что-то такое" и есть затраченный труд. Маркс говорит не об относительной ценности, которая пропорциональна затратам труда. Для него ценность и есть затрата труда, измеренная рабочим бременем. Ценность фактически отождествляется с трудоемкостью. Ценность 1 кг железа равна, допустим, 100 человеко-часам труда.

Поначалу кажется, что различие между подходами Рикардо и Маркса малосущественное и скорее казуистическое. Вскоре увидим, что благодаря этому различию Маркс, еще не преодолев ни одного из затруднений, доставшихся ему в наследство, создал себе дополнительные трудности.

Двойственный характер труда

Вспомним обмен стула на три топора (см. главу 14). Вспомним сказанное нами про различие трудовой деятельности столяра и кузнеца. По Марксу, один труд приравнивается к другому в определенной пропорции, причем оба измеряются не чем иным, как рабочим временем. На каком основании между столь разнохарактерными работами может устанавливаться какое-либо равенство?

Маркс говорит нужно различать два качества в одном и том же виде труда. С одной стороны, это конкретная трудовая деятельность — со всеми ее приемами и особенностями, — преследующая определенный результат — скажем, тот же стул. Это конкретный труд. С другой же стороны, любая трудовая деятельность представляет собой просто "расходование человеческой рабочей силы", "расходование человеческого мозга, мускулов, нервов, рук и т. д." Это абстрактный труд. Столяр расходует свои мускулы, нервы и пр. Кузнец тоже расходует свои мускулы, нервы и пр. Вот в этом смысле, т. е. как абстрактный труд, затрачиваемый на изготовление товаров, стул может быть приравнен к трем (условно, условно!) топорам. Именно абстрактный труд представлен в ценности товаров.

Первое затруднение

Столяр работает пилой, рубанком, стамеской, молотком, дрелью. Кузнец машет тяжелым молотом В обоих случаях расходуются мускулы, калории… Столяр может вонзить себе занозу, кузнец может получить ожог раскаленным прутом. Там и тут расходуются нервы…

Понятие абстрактного труда, устраняя различие в приемах, движениях и т. п., не снимает другого различия, а именно: в какой мере за 1 час столяр и кузнец "расходуют" свои мускулы и нервы? Или для большего контраста: кузнец и часовщик, сталевар и монтажник радиосхем? Ведь у всех у них расход мускулов и нервов за 1 час может быть различным.

1 час труда часовщика = 10 часам труда кузнеца или наоборот.

1 чел. час кузнеца = 2 ч простого труда, 1 чел. ч. часовщика = 20 ч. простого труда.

Если муравьиная куча — это доказательство способности обращать людей в муравьев, тогда, конечно, само существование рынка доказывает, что Маркс правильно объяснил формирование рыночных цен. Только при таком условии.

Что продает рабочий нанимателю?

Тем не менее Маркс считает вопрос решенным и движется дальше. Запомним: ценность продукта труда по теории Маркса должна измеряться затратой труда — но не конкретного и не сложного, а только простого и абстрактного.

…А дальше перед Марксом трудная задача. Теория Рикардо не могла объяснить, почему при обмене между трудом и капиталом нарушается основной принцип этой теории. Если ценности товаров зависят от затрат труда, почему тогда ценность самого труда (т. е. заработная плата) всегда меньше той величины, которая отвечала бы трудовой затрате? По правилу закона трудовой ценности (вернее было бы называть его ' законом трудовых затрат") рабочий должен получать весь продукт своего труда, а получает он только часть этого продукта. В чем дело?

Решение этого вопроса принесло Марксу славу выдающегося политэконома. Вот его ответ: рабочий продает капиталисту не труд свой, а свою рабочую силу. Это два разных товара. Если ценность труда воплощается в его полном продукте, то с рабочей силой дело обстоит совсем иначе. Ценность рабочей силы, как и всякого товара, определяется затратами труда на ее "производство". А что такое "производство рабочей силы '? Это обеспечение жизненными средствами, необходимыми для того, чтобы рабочий мог питаться, одеваться, иметь жилье и пр. Пока рабочий жив и здоров, его рабочая сила воспроизводится.

Итак, ценность (или цена) рабочей силы определяется затратами труда на производство жизненных средств для рабочего. Допустим, рабочему-сталевару, чтобы он мог трудиться, нужно иметь в год 200 кг хлеба, 50 кг мяса, 100 л пива, 1 костюм, пару обуви и т. д. Совокупный труд, который нужен, чтобы произвести все эти вещи, дает годовую ценность рабочей силы данного рабочего. Она никак не связана с его затратами труда в процессе сталеварения. Те 5 тысяч тонн стали, которые он выплавляет за год, содержат больше труда, чем годовой набор жизненных средств для этого рабочего (гораздо больше, потому что остается еще прибыль капиталиста). При таком вот теоретическом повороте сохраняется принцип трудовой ценности Рикардо.

Действительно, ценность рабочей силы равна цене жизненных средств — так? Рабочий продает эту свою силу капиталисту — почем он ее продает? По той самой цене продает — ведь заработная плата обеспечивает ему как раз весь тот набор жизненных средств. Вот где разгадка тайны заработной платы! Вот почему возможно и одно, и другое — и действие закона Рикардо, и капиталистическая эксплуатация рабочих.

Прибавочный продукт существует не вопреки, а благодаря принципу трудовой ценности! Нельзя не признать, это очень остроумное решение. К сожалению, оно мнимое. ' Что такое рабочая сила? Это "способность к труду", говорит Маркс. Но разве капиталисту требуется от рабочего его "способность к труду"? Пожалуй, ему требуется скорее осуществление этой способности на деле, чем сама эта способность, не так ли? Очень способного к труду лентяя он выгонит немедля. В древности существовало такое явление: человек сам продавал себя в рабство.

Свободный человек, лишившись возможности добывать средства к жизни самостоятельно и не имея перспектив на ближайшее будущее, мог запросто погибнуть от голода и болезней. Если он по каким-то причинам не уходил в разбойники, ему оставалось одно — продаться в рабство. За это он получал пищу, одежду, жилище и пр. Что в таком случае покупал рабовладелец? Красивые глаза? Болтливый язык? Скверные привычки? Что его интересовало, если не главное — какую пользу он извлечет из этого приобретения?

Пользу же он видел лишь в способности раба выполнять какую-то работу. Один раб мог быть у него землекопом, другого он мог поставить надсмотрщиком за землекопами, третьему мог поручить наливать себе вино во время трапезы — так или иначе, покупая раба, он покупал не что иное, как способность данного человека делать что-то полезное, т. е. его способность к труду. Однако, нанимая рабочего, капиталист не покупает себе раба. И рабочий, нанимаясь на работу, не продается в рабство, сколько бы мы ни слыхали слов о "рабстве у капитала", "порабощении труда" и т. п. Если же рассуждать так, как это принято в научном анализе, то рабочий — не раб, а капиталист — не рабовладелец.

Он не покупает рабочего с его способностью к труду, а нанимает его для использования его способности к труду. Разумеется, Маркс предвидит подобные возражения. Он говорит, что владелец рабочей силы (т. е. рабочий) "продает ее постоянно лишь на определенное время, потому что если бы он продал ее целиком раз и навсегда, то он продал бы вместе с тем самого себя, превратился бы из свободного человека в раба".

Маркс говорит, что рабочий "всегда предоставляет покупателю пользоваться своей рабочей силой или потреблять ее лишь временно". Смотрим в других местах у Маркса. Вот, например: "Капиталист… купил лишь пользование его рабочей силой в течение определенного времени". А что это такое, что представляет собой "пользование рабочей силой"? Не есть ли такое "пользование", которое покупает капиталист, сам трудовой процесс, т. е. труд.

Маркс еще не раз возвращается к этой щекотливой теме. К примеру: ' Цена рабочей силы установлена при заключении контракта, хотя реализуется, подобно квартирной плате, лишь впоследствии". Он хочет сказать: за квартиру мы платим помесячно, и рабочему капиталист платит помесячно (или понедельно, это неважно).

Однако квартирная плата не имеет отношения к продажной цене квартиры. Квартплата — это плата за пользование квартирой, это арендная плата. Существуют различные виды сделок. Есть купля-продажа, а есть сдача в аренду (внаем). Если я покупаю пользование "рабочей силой" трактора в течение недели — разве я покупаю этот трактор? Нет, я беру его в аренду. И оплачиваю не цену трактора, а цену его аренды. Что тогда является здесь товаром? Разве как товар выступает 'рабочая сила" трактора? Нет, товаром является работа трактора в течение срока аренды.

Во времена Маркса тракторов еще не было, были лошади. И вот: "Капиталист оплачивает, например, дневную ценность рабочей силы.

Следовательно, потребление ее, как и всякого другого товара, — например, лошади, которую он нанимает на один день, в продолжение дня принадлежит ему". Но что такое "потребление лошади в продолжение дня"? Это та работа, которую выполняет лошадь. Короче говоря, автор сам же и объясняет нам, что рабочая сила трудящегося не покупается и не продается, а сдается внаем на время. При этом покупается и продается использование этой рабочей силы, т. е. труд.

Теория капитала у Маркса

Что бы мы ни говорили сегодня, фактом является то, что огромное большинство читателей "Капитала" приняли доводы автора. Почему так произошло — вопрос непростой и, скажем прямо, непонятный. Продвигаясь дальше, мы будем иметь возможность еще не раз задаваться подобными вопросами. Вообще, успех теории Маркса и ее живучесть — это загадка из разряда самых сложных. Но примем то, что было.

Итак, окрыленный своим "открытием" того, что товаром служит не труд, а сама рабочая сила, Маркс движется дальше. На очереди — теория капитала.

Мы однажды уже выяснили, что экономическое понятие капитала относится к какому-то запасу и выражает отношение владельца этого запаса к своему владению. Маркс понимал капитал совсем не так. По его мнению, понятие капитала выражает отношение между владельцем запаса и… рабочим, которого этот капиталист нанял для работы со своим капиталом Известна крылатая (в прошлом) фраза Маркса: "Капитал— не вещь, а отношение…"

Первая половина фразы справедлива: капитал — это не то же, что капитальное благо. А вторая? "Отношение", которое имеет в виду Маркс, — это эксплуатация труда. Можно ли согласиться с ним? "Ой, полным-полна коробушка, есть и ситец, и парча." Коробейник, который носит с собою свой капитал (оборотный), вынимает из короба кусок ситца (превращая капитальное благо в товар), обменивает его, допустим, на деньги (возмещает расход капитала), на эти деньги приобретает потом новые куски ткани и т. д. Где тут наемный труд и кто кого эксплуатирует — коробейник сам себя, что ли? (Вспомним, что эксплуатация, по Марксу, — это присвоение прибавочного труда без оплаты.) То же самое — старинный извозчик с каретой и лошадью или современный частный таксист со своим автомобилем Да мало ли случаев, когда капитал есть, а наемного труда — нет…

Еще Смит говорил о независимом ремесленнике, который сам себе начисляет заработную плату и сам же получает прибыль на свой капитал.

К тому времени, когда писал Маркс, таких независимых ремесленников оставалось сравнительно немного, зато большое распространение получил наемный труд. Но это обстоятельство ничего не меняет в существе экономических понятий. Даже если бы капитал без наемного труда вовсе исчез из жизни, понятие капитала определялось бы экономическим существом дела — отношением владельца к запасу, одним из способов употребления им своего запаса.

То содержание понятия капитала, которое дал ему Маркс, выводит это понятие из области экономической науки в область политической пропаганды. Есть у Маркса и еще одно определение капитала, на сей раз чисто экономическое. Капитал, говорит Маркс, — это "самовозрастающая ценность" (в более привычном переводе на русский — "самовозрастающая стоимость"). Чтобы уяснить его мысль, нужно войти в некоторые подробности, а потому снова запасемся терпением. Мы когда-то выяснили, что капитал может быть основным или оборотным То и другое зависит от характера его работы. Чтобы не оставить недоразумений, возьмем числовой пример.

Сувенирные шахматы

Нынешние народные умельцы изготовляют красочные сувенирные шахматы на темы фольклора или политики.

Допустим, товарную партию составляют 10 комплектов таких сувенирных шахмат. Партия изготовлена и продана. Из выручки выплачена зарплата работникам и закуплен новый запас дерева, красок, сукна. Оборотный капитал совершил полный цикл оборота, или, что то же самое, совершен один производственный цикл. Основной же капитал (станки токарные, шлифовальные и др.) слегка износился за один цикл. Допустим, за 100 циклов станки выходят из строя — нужно покупать новые. Это значит, что за один цикл они теряют 1 % своей ценности. Это и есть износ основного капитала, который включается в издержки производства шахмат.

Зададимся условными числами и для удобства представим наши данные в виде таблицы (см. "Шахматную таблицу"). По данным "Шахматной таблицы", себестоимость одной товарной партии будет 45 тыс. руб. (см. поз. 5), что при цене в 60 тыс. руб. дает прибыль в 15 тыс. руб. на 1 партию, или (15 х 52 недели) 780 тыс. руб. в год. Затраты же на производство за год составят: 45 х 52 = 2340 тыс. руб. Мы видим, что в себестоимость включены 10 тыс. руб. как износ основного капитала. Это означает, что основной капитал переносит свою ценность на продукт постепенно, порциями. Через 100 товарных партий (100 циклов) ценность основного капитала станет равной нулю. Но с продажей каждой партии хозяину возвращались 10 тыс. руб. как возмещение износа. Поэтому через 100 циклов, когда работающие станки полностью износятся, хозяин будет иметь на руках опять 1 млн. руб. для покупки новых станков[44]. Получается, что основной капитал бессмертен[45].


Шахматная таблица.

Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров Глава 19.  Из ниоткуда в никуда, далее везде. Шахматная таблица

"Примененный капитал" и "потребленный капитал"

Итак, мы можем изобразить состав нашего капитала (как говорят экономисты, его структуру) следующим образом: К = 1000 осн. + 35 об. = 1035. (1) Данное выражение показывает, какую сумму денег нужно было вложить в дело, чтобы создать нашу мастерскую по производству шахмат. Это размер инвестиции, капитального вложения. Сумма 1035 тыс. руб. обеспечивает постоянное производство шахмат (если 35 тыс. руб. крутятся, миллион основного капитала тратится и возмещается — словом, капитал работает.

У Маркса выражения типа (1) называются так: "примененный капитал". Это допустимо — ведь речь как раз идет о капитале, применяемом в данном производстве. Тогда можно спросить: для чего вообще нужно слово "примененный" — ведь всякий капитал к чему-то применяется (иначе это был бы не капитал, а какой-то мертвый запас)?

Дело в том, что у Маркса имеется еще второе понятие: "потребленный капитал". Что это такое? Маркс называет так ту часть капитала, которая переносит свою ценность на продукт за определенный период времени, например за один цикл (в нашем примере — за неделю) или за год. Давайте выпишем по позициям состав "потребленного капитала" за 1 цикл.

а) износ основного капитала — 10.

б) заработная плата — 15.

в) расход материалов — 20.

Итого — 45.

Уже в процессе выписывания позиций можно было убедиться (а итог лишь подтверждает), что "потребленный капитал" — это не что иное, как прямые затраты на производство, т. е. себестоимость товара. Но Маркс называет эту величину тоже "капиталом".

Чтобы сделать путаницу еще более очевидной, посчитаем "примененный капитал" за год (считая 52 недели в году):

45 * 52 = 2340, что и было нами получено как годовая сумма затрат на производство. Вот таким представлением "капитала" Маркс чаще всего оперирует в I томе своей книги.

Мы говорим "затраты на производство", а Маркс говорит "капитал" (хотя и "потребленный").

Тут мы оказываемся перед дилеммой. С одной стороны, ученый имеет право вводить свои термины. С другой стороны, есть определенная логика понятий.

Есть два понятия: капитал и затраты. Первое в нашем случае выражается величиной 1035 тыс. руб., второе — 2340 тыс. руб. Первое — это единовременные, одноразовые затраты, которые были сделаны однажды, чтобы создать запас Второе — это текущие затраты, которые совершаются снова и снова. Первое — это запас, второе — это поток. У Маркса одно и другое часто не различаются. Ибо в одних случаях у него "примененный", в других случаях — “потребленный ”, и там и тут —”капитал”.

На очереди у нас еще три новых термина, придуманных Марксом.

“Органическое строение капитала”

Во всем I томе "Капитала" автор нигде не учитывает деление капитала на основной и оборотный. Для построения своей теории ему это оказалось не нужно. Зато он предложил другое деление капитала — на "постоянный" и "переменный". Вот это ему было нужно.

"Переменным капиталом Маркс называет ту его часть, которая предназначена для оплаты труда (экономисты говорят "фонд заработной платы"). "Постоянный капитал", следовательно, — все остальное. Итак, вернемся к "Шахматной таблице", чтобы показать новый способ деления капитала на две части:

постоянный капитал: 1000 + 20.

переменный капитал: 15.

Такое деление Маркс назвал "органическим строением капитала". "Постоянный" Маркс обозначал латинской буквой с (от слова "константа"), а "переменный" — другой латинской буквой v (от слова "вариация"). Используя наши числа, Маркс записал бы органическое строение капитала так:

К = 1020с + 15n — 1035.

Маркса не смущало, что под знаком с у него суммируются основной капитал и часть оборотного. Пусть нас это тоже не смущает, тем более что сумма верна. Но тут мы вспоминаем, что данная сумма выражает "примененный капитал". А как с "потребленным"? А с ним то же самое: К = (10+20)с+ 15n =45, если за один цикл. А если за год, то, умножая оба слагаемых на 52 недели, получаем.

К = 1560с + 780n = 2340.

Понятно, что суммы получаются те же самые, что и в предыдущих подсчетах затрат на производство (потому что, напоминаем, это и есть затраты на производство, и больше ничего). Теперь начинаются интересные вещи. Почему "постоянный"? Потому что эта часть капитала, говорит Маркс, "в процессе производства не изменяет величины своей ценности". Он хочет сказать, что как станки, так и материалы просто переносят свою ценность на продукт. Так сказать, пассивно отдают себя продукту, причем, сколько уменьшается у них, столько прибавляется к ценности продукта. А почему "переменный"? Та часть капитала, которая служит для оплаты труда, превращена в рабочую силу. Так говорит Маркс, имея в виду, что за эти деньги трудятся рабочие. И вот (внимание!) Маркс утверждает, что "в процессе производства" эта часть капитала "изменяет свою ценность". Как это понять? "Она воспроизводит свой собственный эквивалент, — поясняет Маркс, — и сверх того избыток, прибавочную ценность.”

Давайте рассуждать.

Рабочие изготавливают продукт, который затем продается. Поскольку цена превышает затраты на производство, постольку этот продукт приносит прибыль (у Маркса — "прибавочную ценность"). Изменился ли капитал или какая-то его часть оттого лишь, что продукт принес прибыль? Вы скажете: нет. А Маркс считает: изменилась та часть капитала, которая идет на оплату труда. Он говорит: "Та, что превращена в рабочую силу", — но уж рабочая-то сила никак не выросла из-за полученной прибыли. А фонд зарплаты — может быть, к нему прибавляется прибыль? Никак нет, тогда бы весь продукт труда получали рабочие и никакой эксплуатации бы не было. В чем же дело? Дело в том, что Маркс, по-видимому, смешивает не только капитал с затратами на производство, но и капитал с ценностью. У него рассуждение такое. Сперва был капитал, а когда продукт был изготовлен, возникла "прибавочная ценность" (ее Маркс обозначает латинской буквой м, от немецкого "мервэрт", что означает "прибавочная ценность"). Итак, сперва было.

К = с + v,

а затем стало.

W = с + v + м (буква W это и есть Wert, по-немецки "ценность").

Разумеется, с капиталом (в истинном смысле слова) ничего подобного быть не может. Но если иметь в виду "потребленный капитал", т. е. затраты на производство, тогда действительно — прибавим к ним прибыль и получим цену. Вот о чем думал Маркс. Превращение" К в W — это и есть то, что он называет "самовозрастанием капитальной ценности". Отсюда (только отсюда!) у Маркса выходит, к что капитал есть самовозрастающая ценность.

Норма эксплуатации

Никогда не нужно забывать о стратегической цели Маркса: доказать, что эксплуатация труда капиталом лежит в природе капитализма. Для этого он считал необходимым доказать, что вся прибыль (или, что то же самое, "прибавочный продукт") создается только живым трудом, а капитал при этом выполняет пассивную функцию и не порождает ни копейки прибыли. Поэтому он выделяет из капитала фонд заработной платы и старается доказать, будто эта часть капитала увеличивается в процессе производства (потому "переменный капитал"!) на величину прибавочного продукта. Он даже особо предупреждает, что писать (с + v) + м нельзя, это неправильно, а правильно нужно писать так: с + (v + м). Некоторые нелады с алгеброй…

Маркс все время подчеркивает: затрачено было v, а вновь произведено v + м. Поэтому как нужно поступить, если вы хотите измерить "степень эксплуатации рабочей силы"? Правильно: нужно м разделить на v, а полученную величину выразить в процентах. Так мы и поступим, взяв числа из "Шахматной таблицы":

15: 15 = 1,

или, как пишет Маркс на 227-й странице I тома: "15: 15 = 100 %".

"Это относительное возрастание переменного капитала… я называю нормой прибавочной стоимости", — говорит он[46].

Указанное соотношение выражает, по мнению Маркса, степень (норму) эксплуатации труда. Числитель — это прибавочный продукт, знаменатель — необходимый продукт. Поскольку же ценность продукта равна овеществленному в нем рабочему времени, то норма эксплуатации может быть представлена и так: в числителе — прибавочное рабочее время (труд на капиталиста), в знаменателе — необходимое рабочее время (труд на себя).

Рабочий день

Маркс очень наглядно изображает, что такое "норма эксплуатации". Допустим, рабочий день равен 12 часам. При этом за 6 часов рабочий вырабатывает такое количество продукта (скажем, пряжи или шестеренок), которое на рынке эквивалентно ценности дневного содержания его вместе с семьей. Если все годовые расходы семьи рабочего на жизнь поделить на 365, получится, к примеру, 1000 рублей в день. И шестеренок (или там пряжи, спичек, жевательных резинок…) рабочий изготавливает за 6 часов тоже на 1000 рублей. Это есть "необходимый продукт", а данные 6 часов — "необходимый труд", или, что то же самое, "необходимое рабочее время". Вот он и получает за весь этот день от хозяина 1000 рублей заработной платы.

Однако рабочий продолжает трудиться дальше, и за вторые 6 часов он делает еще спичек (или пряжи) на 1000 рублей. Но этой второй тысячи, указывает Маркс, рабочий уже не получает — ее присваивает капиталист. Значит, следующие б часов рабочий работает бесплатно. Эта вторая партия изделий на 1000 рублей есть "прибавочный продукт", а вторые б часов рабочего дня — "прибавочный труд", или, что одно и то же, "прибавочное рабочее время". Норма эксплуатации составит (6 ч: 6 ч) = 100 % (будем и дальше писать так, как Маркс).

Теперь внимание! Если капиталисту удается удлинить рабочий день, например сделать его 14-часовым, то что получается? Необходимое рабочее время остается равным б часам, зато прибавочное время увеличилось. Теперь норма эксплуатации получается (8 ч:: 6 ч) = 133 %.

А если рабочий день сделать 15-часовым, то норма эксплуатации составит (9:6)= 150 %. И так далее. Вот почему капиталисты всегда старались удлинять рабочий день, говорит Маркс При этом он не обращает внимания на то, что исторически все было наоборот. В стародавние времена, когда еще не было капитализма, рабочий день ремесленника составлял обычно 14–16 часов в сутки. Конечно, это был труд "с прохладцей" — с длительными перерывами, отвлечениями, разговорами, хождениями. Тогда не трудились так плотно, как сегодня рабочие трудятся у станка или на конвейере. Но никто и не говорит об интенсивности труда, речь только о продолжительности рабочего дня. А эта величина к середине XIX в. не удлинилась — скорее она понемногу укорачивалась.

Однако все это не столь существенно, ибо капиталисты знают другой секрет, как увеличить норму эксплуатации без удлинения рабочего дня. Эту тайну смог открыть только д-р Маркс.

Абсолютная и относительная прибавочная ценность

На первый взгляд секрет капиталистов очень прост. Если нельзя удлинить рабочий день, чтобы увеличить прибавочное время, то той же самой цели можно добиться… путем сокращения необходимого рабочего времени.

Что такое "необходимое рабочее время", откуда оно берется? Это то время, в течение которого рабочий вырабатывает эквивалент своей заработной платы. Можно ли его сократить? Просто так — нельзя. Ведь рабочий и без того получает прожиточный минимум. Если уменьшить заработную плату, не будет восстанавливаться "расход мускулов и нервов".

Однако, что если так сократить необходимое рабочее время, чтобы рабочий и после этого смог вырабатывать эквивалент своей зарплаты? Подобное сокращение возможно, если увеличить производительность труда.

Допустим, прежде рабочий делал жевательные резинки вручную и за 6 часов вырабатывал их на 1000 рублей. Капиталист дает ему в руки несколько машинок (для замешивания массы, нарезания ленты кусочками, завертывания кусочков в фантики и т. п.). Труд становится механизированным Теперь ту же самую порцию жвачки ценностью в 1000 рублей рабочий делает не за б, а за 3 часа. Но рабочий день остается 12-часовым. Зато прибавочное время стало уже не 6 часов, а 9. Норма эксплуатации вместо 100 % стала равной (9: 3) 300 %.

Прежде рабочий создавал ценность в 1000 рублей за 6 часов, а теперь он стал такую же ценность создавать за 3 часа. Если каждые три часа — по 1000 рублей, получается, что за 9 часов прибавочного времени создается теперь прибавочная ценность в 3000 рублей вместо 1000, как было прежде.

Тот вид прибавочной ценности, который создавался за счет удлинения рабочего дня, Маркс называет "абсолютной прибавочной стоимостью" (АПС). А тот вид, который создается за счет сокращения необходимого рабочего времени, он называет "относительной прибавочной стоимостью" (ОПС). В наших числах: АПС = 1000 рублей, ОПС = 2000 рублей.

Если вы запомнили, чем измеряется ценность продукта по теории Маркса и чем она (по той же теории) не может измеряться, тогда вы найдете ошибку в рассуждениях Маркса про ОПС.

До механизации труда, когда необходимое время равнялось 6 часам, труд бь1л простым. После же введения механизации труд стал сложным. Ведь каждый час труда теперь стал эквивалентом двух часов простого труда. За 1 час стало возможным изготовлять ценность, эквивалентную 2 часам простого труда. Однако сам же Маркс нас учил, что ценность продукта нельзя измерять конкретным и сложным трудом, а можно лишь абстрактным и простым. Без такого условия не работает "закон трудовой стоимости" (закон трудовых затрат, как мы его еще назвали). Поэтому данное условие нарушать никак нельзя. А Маркс сам же его и нарушает. Так не пойдет. Нужно исправить ошибку.

Необходимое рабочее время нужно измерять, как и прежде, простым трудом. Но ведь труд теперь изменился, скажут вам. Отвечайте смело: не имеет значения — ценность измеряется всегда одним мерилом. Нельзя применять разные гири и писать на обеих “1 кг”. Так же точно нельзя применять разные часы. Хотя там и тут написано "1 час", но во втором случае 1 час вдвое тяжелее, чем в первом.

Если же применять одинаковую мерку, то во втором случае, как и в первом, необходимое время равно б часам простого труда. Оно и понятно: коли труд мы оставляем (для измерения, конечно) тем же простым, значит, и величина необходимого времени осталась той же самой, т. е. 6 часов простого труда (= 3 часам труда механизированного). Теперь еще один вопрос: откуда взялась ОПС величиной в 2000 рублей, если рабочий день остался, как и прежде, 12-часовым? Когда появились машинки, один час труда стал эквивалентен двум часам прежнего, простого труда. Вспомним: сам же Маркс учил нас, что ' сложный труд" — это "помноженный простой труд". Но ведь и весь рабочий день можно пересчитать таким же образом 12 часов измененного, сложного труда эквивалентны 24 часам прежнего, простого труда. Из них б часов — необходимое время, зато прибавочное — 18 часов.

Если при простом труде рабочий за б часов создавал ценность в 1000 рублей, то за 18 часов такого же труда он должен был бы создать втрое больше, и все это было бы АПС. Однако рабочий день не удлинился, просто на единицу создаваемого продукта стало тратиться времени вдвое меньше, чем прежде. ОПС в размере 2000 рублей происходит не из дополнительной затраты труда, а, наоборот, из экономии времени труда. Допустим, производительность труда в той же самой мастерской выросла не вдвое, а втрое. Что бы получилось с нашими числами? Один час сложного труда стал эквивалентен трем часам простого.

12-часовой рабочий день как бы превратился в 36-часовой. А "необходимое время"? Конечно, оно осталось прежним — 6 часов простого труда. Зато "прибавочное время" выросло аж до 30 часов. Маркс сказал бы, что "норма эксплуатации" стала равна 500 % (30: 6). И "прибавочная стоимость" стала равна 5000 рублей (АПС = 1000 и ОПС = 4000). 36-часовой рабочий день — чистая условность, зато дополнительный продукт в 4000 рублей — несомненная реальность. Понятно, что в этом дополнительном продукте не овеществляется никакой дополнительной затраты рабочего времени (36-часовой рабочий день — это нелепость). Напротив, в прибавочном продукте овеществляется экономия труда.

Имеет ли место эксплуатация труда?

Настал момент задать следующий вопрос: что все это означает для Марксовой теории эксплуатации труда при капитализме? Вспомним, что Маркс называет капиталистической эксплуатацией. Этим термином он называет присвоение капиталистом части продукта труда ("прибавочного продукта") без оплаты. Почему это называется ' эксплуатацией"? Потому что якобы весь продукт труда создается только трудом рабочего (помните доктрину Годскина о "непроизводительности капитала"?).

Тем не менее мы только что убедились, что капитал обладает своей собственной производительностью. Он превращает простой труд в сложный, т. е. более производительный. Конечно, продукт (в физическом смысле слова — как материальная вещь) создается рабочими руками. Но этим рукам, несомненно, помогает капитал, он влияет на их деятельность, он добавляет рукам силы, умения, быстроты. Из наших условных расчетов видно, что появление ОПС — это заслуга не рабочих рук, а капитала. Поэтому рабочие руки в таком случае не могут претендовать на полный продукт труда. "Прибавочный продукт" справедливо достается владельцу капитала. "Эксплуатация труда", как понимал ее Маркс, не лежит в природе капиталистического уклада хозяйствования.

Но как же быть с фактами ужасающей бедности трудящихся в Европе XIX в.? Неужели же это нормально и справедливо?

Тут нас снова подстерегает "ловушка муравейника".

Ведь одно дело — реальная бедность рабочих, но совсем другое дело — теория, которая объясняет, что при капитализме это неизбежно, потому что капиталисты всегда присваивают без оплаты часть рабочего времени. Такая теория — лишь одно из возможных объяснений наблюдаемых фактов. Но возможны и другие объяснения.

Наше нравственное чувство не может примириться с мыслью, что нужда и горести большой массы честных и трудолюбивых людей отвечают человеческой справедливости. Не может наша душа принять и такого подхода: мол, это, может быть, и несправедливо, но так уж устроено Природой. Мы скорее готовы воскликнуть вместе с Буагильбером: "Природа устроила все возможное для благополучия большинства людей '.

Вопрос о причинах бедности трудящихся масс в XIX в. непрост. Попробуем все же поискать ответ на него, опираясь на то, что было сказано в предшествующих главах.

Почему бедные были бедны?

Рассмотрим этот вопрос с различных сторон.

Вслед за Марксом мы приняли, что 6 часов простого труда соответствуют прожиточному минимуму. Здесь и речи не было о какой-то зажиточности и достатке для семьи рабочего. Чуть выросли цены на хлеб, мясо, картофель — вот вам нужда, недоедание и все такое. Вероятно (в наших числах), заработную плату следовало бы установить на уровне ценности не 6 часов, а хотя бы 8 или 9 часов простого труда при 12-часовом рабочем дне.

Чтобы повысить заработную плату, нужно несколько условий. Во-первых, нужно, чтобы капиталист этого захотел. Этому могут помочь государство (издав соответствующий закон) или профсоюзы (угрожая забастовками). Однако если повышение заработной платы понизит норму прибыли на капитал так сильно, что она окажется стабильно ниже обычной нормы прибыли, капиталист предпочтет вовсе закрыть эту мастерскую и направить свой капитал в другой, более выгодный, бизнес.

Если какого-то конкретного капиталиста заставили повысить оплату труда (которая была очень низка), а норма прибыли при этом осталась для него приемлемой, значит, он получал сверхприбыль за счет недоплаты своим рабочим. Это то, что при желании можно было бы назвать "эксплуатацией труда". Но в таком случае причина ее — не в природе капиталистического строя, как утверждал Маркс, а в жадности капиталиста, как говорили Годскин, Брей и их друзья (хотя они считали, что всю прибыль капиталист получает не по праву).

Наконец, есть ведь еще одна возможность для роста заработной платы без причинения капиталисту убытков: повышение производительности труда путем усовершенствования элементов капитала (в нашем примере — "машинки '). В подобных случаях капиталист в состоянии без ущерба для своего бизнеса часть возросшего "прибавочного продукта" превратить в "необходимый продукт", т. е. отдать его рабочим.

Ниоткуда не вытекает, что "необходимое время" (в нашем примере) должно быть не выше 6 часов простого труда, обеспечивающих лишь "воспроизводство рабочей силы". Даже Рикардо, и тем более Смит, говорил, что "минимум средств существования" — это не прожиточный минимум, он включает такой уровень потребления, который соответствует нравам и обычаям данного народа. Сегодня это называют "потребительской корзиной". Она не является таким набором потребительских благ, который задан раз и навсегда. Граница его нечетка и склонна подниматься.

Наконец, ниоткуда не вытекает, что оплата труда обязательно должна быть на уровне "потребительской корзины", даже широко понимаемой. Например, можно в "корзину" включить личный автомобиль и ежегодный отпуск на Средиземном море. Но нет такого закона природы, согласно которому оплата труда не может превышать даже подобный уровень потребления. Почему бы рабочий не мог получать за свой труд такую плату, которая позволяла бы ему не только потреблять в объеме ' корзины", но и сберегать часть своего дохода?

Во многих странах Запада сказанное является реальностью наших дней. И понятно, отчего это стало возможно. Оттого, что производительность труда в наше время во много-много раз выше, чем она была в начале и середине XIX в. Значит, бедность трудящихся классов в те времена была связана с тогдашним уровнем производительности труда. Наверняка было много случаев, когда капиталист мог бы платить своим рабочим больше, но не считал это нужным. Однако весьма вероятно, что очень и очень часто капиталисты даже под давлением внешних сил не могли бы платить своим рабочим существенно более высокую плату за труд: это означало бы конец их бизнеса, а для тех же рабочих — потерю работы и даже такого скудного источника заработка.

Проблема средней нормы прибыли у Маркса

В I томе "Капитала" автор везде принимает, что "прибавочная стоимость" и прибыль капиталиста — это одно и то же. Однако он знал, что теоретически не все так просто.

Желая всеми силами доказать, что прибыль порождается только живым трудом без участия капитала, Маркс привязал размеры прибавочной стоимости к величине "переменного капитала". В качестве "привязки" выступает коэффициент, который он назвал "нормой прибавочной стоимости". Если м: v = м' (так Маркс обозначает "норму прибавочной стоимости"), тогда верно и обратное: м = м'v. Получается, что прибыль зависит только от величины фонда оплаты труда.

Вспомним еще раз выражение К = с + v. Теперь у Маркса выходило, что если имеются два капитала с одинаковыми с и различными v, то при одинаковой норме эксплуатации м' тот капитал даст больше прибыли, у которого v больше.

Чтобы новая проблема стала еще понятнее, представим ситуацию несколько иначе.

Допустим, имеются два судна с командами: фрегат капитана Кука и шхуна капитана Флинта. Как обычно, представим числа в форме таблицы (см. таблицу "Два капитана — два капитала"). Капитан Кук занимается перевозками золота из Америки в Европу, а капитан Флинт возит черных невольников из Африки в Америку. Понятно, что отчаянные ребята Флинта не стали бы работать за обычную плату и ушли бы опять пиратствовать с Джоном Сильвером, поэтому так высока зарплата на шхуне. Мы интуитивно понимаем, что две команды, совершающие сходную работу в одних и тех же водах Атлантики, трудятся примерно в одинаковых условиях и с одинаковой нагрузкой. Поэтому и норма эксплуатации в обоих случаях одинакова.


Таблица "Два капитана — два капитала"


Наименование показателей Единица измерения Капитал капитана Кука Капитал капитана Флинта
1 Общая ценность капитала, в том числе: тыс. пиастров 100 100
Ценность судна и запасов еды и пороха(с) тыс. пиастров 80 20
Фонд оплаты команды(v) (“ ценность рабочей силы”) тыс. пиастров 20 80
2 Норма эксплуатации(м') % 100 100
3 “Прибавочная стоимость”(м) тыс. пиастров 20 80

По теории Маркса получается, что капитал Флинта дает прибыли 80 тыс. пиастров, а капитал Кука — только 20 тыс. пиастров. "Проклятье! — воскликнул капитан Кук. — Выгоднее грабить золото для себя, чем возить его для других!" Однако Кук тоже знает про модель средней нормы прибыли — что равновеликие капиталы должны приносить равные прибыли.

— Эй, доктор Маркс! — кричит он с капитанского мостика. — Что там за дьявольщина с вашей теорией, сэр?

— Если дана норма прибавочной ценности, — отвечает ему Маркс, — и ценность рабочей силы, то само собой понятно, что чем больше переменный капитал, тем больше масса производимой прибавочной ценности"[47].

— Но почему, черт возьми, я не могу получать обычную прибыль, как все? — негодует капитан Кук. — Что мне — тоже возить негров?

— Дело совсем не в этом, — уверяет его Маркс. — Вся штука в том, что у тебя, приятель, мал переменный капитал.

— Ну и ну! — возмущается Кук. — Не поискать ли вам другую теорию, сэр? Ни в одном порту ничего подобного не видел!

— А по мне, так теория просто класс! — ухмыляется рядом капитан Флинт. — Чем довольнее мои парни, тем выше будет моя прибыль. Вы молодчина, док!

Но Маркс и сам понимает, что его теория дает странный результат. Поэтому он пишет в I томе, что, действительно, мол, моя теория противоречит всему опыту и в III томе я с этим разберусь. Мы помним, что такого рода нестыковка была выявлена уже при анализе теории Рикардо в 30-е годы XIX в. Переняв основную предпосылку теории трудозатратной ценности Рикардо, Маркс обрекал себя на столкновение с той же самой проблемой.

Прием "превращенных форм"

Том III "Капитала" не был написан автором в законченном виде. Когда-то, за два года до выхода в свет I тома, Маркс сделал набросок всех томов. Эта рукопись и стала основой, из которой Энгельс на склоне лет изготовил текст, известный публике как III том "Капитала" Карла Маркса.

Чтобы разрешить нестыковку теории трудовой ценности и прибавочной ценности с моделью средней нормы прибыли, Маркс выдвинул одну из самых смелых своих идей — концепцию "превращенных форм".

Но, господа, забавный случай сей.
Другой пример на память мне приводит.
Ведь каждый день пред нами солнце ходит,
Однако ж прав упрямый Галилей.

Маркс рассуждал точно, как Пушкин. Посмотришь: Солнце вращается вокруг Земли. Но наука смогла доказать, что нам это лишь кажется, а на самом деле все наоборот. В экономике то же самое. Посмотришь: прибыль, а на самом деле — "прибавочная стоимость". Глядишь: норма прибыли, а на самом деле — "норма прибавочной стоимости". То, что можно видеть "на поверхности явлений", — это иллюзии, "превращенные формы" того, что скрыто от глаз, но может быть выявлено силой научного анализа. Такова идея Маркса. Выглядит вполне по-научному.

Напомним: в "модели средней нормы прибыли" имеется в виду, что капиталы уходят из тех сфер приложения, где норма прибыли становится низкой, в те сферы, где норма прибыли выше обычного уровня. В итоге в прежних сферах конкуренция ослабевает и норма прибыли повышается, а в новых сферах конкуренция обостряется и норма прибыли снижается. Так что в пределе норма прибыли по всем сферам стремится к одной, какой-то средней величине.

Но почему — норма прибыли? Почему она — всему голова? Потому что норма прибыли показывает отдачу на 1 рубль или пиастр вложенных денег. Норма прибыли, например, 10 % означает, что каждый рубль капитала приносит 10 копеек прибыли. Если у меня норма прибыли 7 %, а у соседа — 8,5 %, значит, у меня дела идут хуже, чем у него. Норма прибыли — это показатель конкурентоспособности.

Вот этот важнейший показатель всякого бизнеса Маркс и объявляет иллюзией, вроде движения Солнца вокруг Земли. И не только объявляет, но начинает доказывать свое утверждение.

Понятие "цены производства"

Сперва Маркс объясняет нам, что происходит с ценностью. Ее формула: с + v + м. Мы должны помнить, откуда это взялось. А взялось это из "закона ценности" ("закона стоимости"), согласно которому товары обмениваются в соответствии с количеством затраченного труда. По Рикардо и Марксу, это главный принцип ценообразования.

Довольно неожиданно в III томе нам вдруг сообщается, что в действительности этот "закон ценности" проявляется по отношению к отдельным товарам, а ко всей их совокупности в стране. Совокупность товаров обменивается на совокупность доходов. А поскольку доходы происходят от продаж, то дело обстоит еще проще: совокупность товаров обменивается сама на себя. Об этом хорошо сказали Адам Смит (см. главу 14) и Жан Батист Сэй (см. главу 15). Но Смит не привязывал эту мысль к ценообразованию, и Сэй тоже. Понятно, почему. Сообщение, которое говорит о совокупном общественном продукте, не содержит никакой информации о том, как формируются рыночные цены. Так что называть его "законом ценности" никак нельзя.

Однако дело не в названиях. Дело в том, что путем такой подмены одного "закона ценности" другим Маркс, не признаваясь в этом даже самому себе, отказался от ' закона трудовой ценности" из I тома "Капитала". У него теперь товары продаются не по цене, равной с + v + м, а по цене, равной с + v + р (где р — это (внимание!) прибыль по средней норме, а не по "норме эксплуатации").

Новый (для своей теории) вид цены Маркс называет ценой производства. Да, Маркс говорит, что на рынке товары продаются не по трудовой ценности, а по "цене производства". Почему же это не считается отказом от теории из I тома? Потому, говорит он, что цена производства есть превращенная форма трудовой ценности. Другими словами, величина (с + v + р) есть результат какой-то трансформации величины (с + v + м). Два трехчлена различаются только третьим слагаемым. Всего-то и требуется, что доказать или показать, как м превращается в р.

“Превращение форм”

Демонстрацию того, как происходит указанное превращение, Маркс проводит в два этапа. Сперва прибавочная ценность превращается просто в прибыль, а затем уже в "среднюю прибыль '. Так выражается наш автор, но нужно помнить, что никакой "средней прибыли" нет ни в теории, ни в жизни. Сто рублей прибыли на тысячу вложений и сто тысяч прибыли на миллион вложений едва ли когда-нибудь усреднятся. Но обе величины отвечают общей норме прибыли 10 копеек на 1 рубль капитала, или 10 %. Вот что имеет в виду Маркс, говоря о "средней прибыли".

Как же выглядит первый этап "превращения формы"?

Маркс говорит: норма прибавочной стоимости есть отношение величины прибавочной стоимости к "переменному капиталу", т. е. к v, а норма прибыли есть отношение той же прибавочной стоимости уже ко всему капиталу, т. е. к (с + v). Маркс поясняет: капиталисту кажется, будто весь его капитал порождает прибавочную стоимость, поэтому он и измеряет уровень прибыли по отношению ко всему задействованному капиталу, а не к одному лишь "переменному'. Норма прибыли, говорит он, есть просто "иное измерение нормы прибавочной стоимости". Так происходит, по Марксу, первая стадия превращения.

Сколько ни ломай голову над этими рассуждениями, все равно получается не "превращенная форма", а всего лишь превратное представление. Такое "превращение", как описывает его Маркс, происходит не на рынке, не в области образования цен, а только в голове капиталиста. Ему "кажется", и он "измеряет". Измеряет не "правильно", а "превратно". На втором этапе трудовая ценность каким-то образом "превращается" в цену производства, потому что норма прибавочной ценности превращается в среднюю норму прибыли.

"Превращение норм"

До сих пор Маркс предполагал, что прибавочная стоимость и прибыль — это одна и та же величина, одна и та же сумма денег, только по-разному понимаемая. Капиталист привычно называет ее прибылью на капитал, считая, что ее создает весь его капитал (сумма "постоянного" и "переменного" капиталов). А настоящий ученый понимает, что эта величина создается только "переменным капиталом", что она содержит известное количество неоплаченного труда, что последний воплощен в неоплаченном продукте, — ив силу сказанного эту величину правильно называть прибавочным продуктом или прибавочной стоимостью.

Таким образом, до настоящего момента речь могла идти только о "правильном" или "неправильном" понимании одной и той же величины. Подразумевается, что правильным пониманием в отличие от остальных владеет только автор. Для ученого такая позиция вполне нормальна- Ведь ученый тем и занимается, что ищет истины новые, еще не известные людям. С другой стороны, не всякое открытие того или иного ученого люди принимают и признают. Не столь уж редко бывает, что ученый ошибается. Так что и здесь имеет место разделение труда: дело ученого — выдвигать объяснения, концепции или то, что он считает своими открытиями, а дело публики (в основном научной публики) — проверять достоверность сообщений ученого, выявлять его ошибки или включать его открытие в единую научную картину мира. Этим делом мы и занимаемся с вами, дорогой читатель.

Маркс соглашается с гипотезой, согласно которой нормы прибыли по различным капиталам стремятся к единой — "средней" — величине. Тут речь идет уже не о представлениях и иллюзиях, а о вещах, которые реально наблюдаются в жизни. А что наблюдается то, что товары не обмениваются по закону трудовой ценности. Для рынка, оказывается, "закон ценности-стоимости" Рикардо — Маркса не существует. Может быть, этот "закон" вообще не действует?

Маркс говорит: нет! "Закон стоимости" действует, но не прямо. Его действие искажается различными факторами, происходит 'превращение форм" и т. д.

Конечно, такой подход подозрителен сам по себе. Представим только, что сэр Исаак Ньютон выдвигает закон, по которому сила обратно пропорциональна массе. Его давний коллега и оппонент Роберт Гук возражает: все измерения показывают, что пропорциональность тут не обратная, а прямая. На это наш псевдо-Ньютон отвечает: "То, о чем говорит мой уважаемый коллега, есть лишь превратное представление, вызванное незнанием истинных законов природы". И добавляет" "Ваш закон прямой пропорциональности есть только превращенная форма моего закона обратной пропорциональности". Ясно, что с Ньютоном такого быть никогда не могло. Но Маркс поставил себя именно в такую ситуацию. И мало того, он представил доказательство своей правоты. Оно существует на страницах III тома "Капитала" и было принято многими учеными, хотя даже некоторые из почитателей Маркса были этим доказательством скорее смущены. А кое-кто над ним откровенно потешался.

Свое рассуждение Маркс иллюстрирует числовым примером с пятью капиталами различного органического строения, представляя числа и вычисления в табличной форме. Так же поступим и мы, только дадим свои названия, чтобы было веселее (см. Таблицу пяти капитанов).

Позиция 1 показывает "органическое строение" каждого из пяти капиталов. Эти числа, как принято говорить, нормированы (вся ценность капитала приравнена к 100 %, соответственно числа с и v показывают доли того и другого в общей ценности капитала).

Норма прибавочной стоимости принята одинаковой для простоты. Напомним, это коэффициент к величине v (100 %= 1), поэтому прибавочная стоимость получается (здесь) численно равной v у каждого капитана (и каждого капитала).

Тут Маркс вспоминает, что в затраты на производство входит не вся величина с, а только ее "потребленная часть", и задается для примера числами по позиции 5. Прибавление этих чисел к числам, выражающим v в позиции 1, дает текущие затраты на один рейс1, указанные по позиции б, а сложение чисел по позициям б и 3 дает трудовую ценность одного рейса у каждого из капитанов (позиция 7).

Средняя норма прибыли может в примере быть любой — важно, что она одинакова для всех капиталов. Так как каждый капитал выражается числом 100 (нормированные показатели), процентное измерение нормы прибыли совпадает с абсолютным значением величины прибыли на каждый капитал, которое становится равным 22. Прибавив прибыль к затратам на один рейс, получаем "цену производства" каждого рейса (позиция 9).

Чтобы понять, зачем появилась позиция 10 и что она выражает, рассмотрим ход рассуждений Маркса.

Во-первых, обратим внимание на позицию 4. Следуя своим представлениям о том, как норма прибавочной стоимости превращается в норму прибыли, Маркс делит числа по позиции 3 на сумму (с + v) и получает, как он считает, норму прибыли. В данном случае она численно равна показателям из позиции 3, потому что делителем была 1 (100 %).


Таблица пяти капитанов.


Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров Глава 19.  Из ниоткуда в никуда, далее везде. Таблица пяти капитанов

Затем Маркс вычисляет (и заносится в строку 10) среднюю арифметическую из пяти норм прибыли; она выходит 22 %. Он считает, что это и есть та самая "средняя норма прибыли", о которой говорят экономисты в связи с моделью средней нормы прибыли. Поскольку же числа, повторяем, нормированы, постольку размер прибыли здесь численно равен норме. Это число — в качестве прибыли на капитал — Маркс прибавляет к текущим затратам на один рейс и получает "цену производства" каждого рейса.

Наконец, вычисляется (и заносится в строку 10) разность между числами по позициям 9 и 7. А теперь нужно сложить все положительные разности (получается 26) и все отрицательные разности (получается тоже 26, но с минусом). Если же сложить алгебраически все пять разностей, получается 0. По этому поводу Маркс говорит: "Отклонения цен взаимно уничтожаются. На этом его доказательство фактически завершается, а дальше идут пояснения и рассуждения.

Свое доказательство Маркс комментирует следующим образом. Каждый отдельный капиталист может продавать свой товар по ценам, которые выше или ниже его трудовой ценности, но все эти реальные цены представляют собой лишь отклонения от трудовой ценности данного товара. Все капиталисты как. бы складывают свои прибыли в общий котел и делят их между собой по средней норме, т. е. пропорционально размерам их капитала. К этому их принуждает конкуренция, которая действует как механизм выравнивания нормы прибыли на капитал. Но основой всех прибылей все равно остается неоплаченный труд рабочих ("прибавочная стоимость"). А в основе всех рыночных цен (цен производства) все равно остается трудовая ценность.

Вот такое было доказательство. В чем здесь ошибка?

Почему неверно доказательство Маркса

Чтобы признать доказательство неверным, часто бывает достаточно выявить в нем хотя бы одно уязвимое место. У Маркса их больше.

Первое сразу бросается в глаза. Конечно же, с отклонениями не происходит никакого "взаимного уничтожения". Алгебраическая сумма этих отклонений, по схеме Маркса, действительно равна нулю, но сами отклонения от этого не уничтожаются и никуда не пропадают. Если, по той же схеме Маркса, товары продаются по "ценам производства", тогда отклонения этих цен от величин трудозатратной ценности (позиции 9 от позиции 7) должны всегда иметь место независимо от того, чему равна их алгебраическая сумма.

"Средняя" норма прибыли — это так называемая обычная, наиболее распространенная; Смит называл ее "естественной". Ниоткуда не следует, что это средняя арифметическая величина. Она действительно выступает как ось, вокруг которой колеблются цены, но она вовсе не обязательно должна быть арифметически посередине всех отклонений. В примере с пятью капитанами "средняя" норма прибыли может быть не 22 %, а, скажем, 15 %. Тогда сумма отклонений будет равна не нулю, а, как нетрудно посчитать, числу (~35). Поэтому "цена производства" отнюдь не является столь привязанной к "трудовой ценности", как полагал Маркс.

Среднюю арифметическую норму прибыли Маркс получает путем усреднения… каких величин? Норм прибавочной стоимости. Маркс считает это корректным, полагая, что норма прибыли есть "иное измерение нормы прибавочной стоимости', другими словами, прибыль и прибавочная стоимость — это одно и то же. Чтобы все расставить по своим местам, вернемся немного назад.

Классики говорили о процессе образования общей ("средней") нормы прибыли. Предположим, в производстве дубленок норма прибыли на капитал заметно выше обычной, а в производстве кроссовок — заметно ниже обычной. Некоторые из производителей кроссовок бросают это дело и переключаются на производство дубленок. Кроссовок на рынке становится меньше, а дубленок — больше. Но отчего вначале кроссовки приносили пониженную прибыль на 1 рубль капитала, а дубленки — повышенную? Оттого, говорят нам классики, что рынок был завален кроссовками, их выпускалось слишком много при данном спросе на них, так что цены их были невысоки. Дубленки же были на рынке в дефиците, потому цены на них были непомерными. Когда кроссовок стали делать меньше, а дубленок — больше, тогда цены на кроссовки поднялись, а на дубленки — понизились. Соответственно норма прибыли на капитал в первом случае поднялась, во втором — опустилась. Этот процесс будет идти до тех пор, пока нормы прибыли не уравняются на каком-то уровне, более или менее обычном для этой страны по многолетним наблюдениям.

Итак, исходное неравенство норм прибыли по кроссовкам и дубленкам было результатом, — неравновесия спроса и предложения по каждому из этих товаров. Оно не было результатом различий в "органическом строении" капиталов.

Вернемся к нашему примеру "Два капитана — два капитала". Помнится, Маркс уверял капитана Кука, что прибыль у него мала оттого, что у него мал "переменный капитал". Теперь должно быть понятно, что экономист вводил моряка в заблуждение. Ибо прибыль капитана не так была связана с величиной v, как с состоянием спроса на его услуги. Слишком многие (в нашем рассказе, конечно) хотели бы перевозить золото, думая на этом нажиться. Желающих было много, а заказчиков — раз-два и обчелся, они могли капризничать, торговаться, тянуть время, выжидая, кто согласится подешевле перевозить товар. А в деле перевозки невольников картина была обратной: желающих мало, а заказчиков в Америке — пруд пруди. Тут капитаны могли ставить свои условия и завышать тариф на перевозку до немыслимого уровня…[48]

Подведем итог. Была классическая модель выравнивания норм прибыли на капитал между отраслями производства. И была теория Маркса, по которой "прибавочная стоимость" связана с величиной фонда оплаты труда. Общим моментом обеих моделей было только то, что "прибавочную стоимость" Маркс объявил прибылью на капитал и взялся это доказывать, причем очень своеобразно. Он с самого начала, только приступая к доказательству, уже исходил из того, что прибыль и прибавочная ценность — это одно и то же.

Допустим, мы хотим доказать теорему про "Пифагоровы штаны". И начинаем свое доказательство такими словами: ' Предположим, что сумма квадратов катетов равна квадрату гипотенузы…" Таким приемом мы в основу своего доказательства закладываем то, что требуется доказать. Данный софистический прием давно известен — в формальной логике он называется peticio principii, в обиходе — порочный круг.

Конкретно в примере с пятью капиталами софизм начинается с того, что исходные различия в норме прибыли выводятся не из соотношения спроса и предложения на каждый из пяти видов товаров, а из различий в "органическом строении" капиталов. Так поступать нельзя. Маркс начинает доказательство теоремы с того, что считает ее уже доказанной. Вот почему один из первых серьезных критиков этой теории — Бём-Баверк — сравнил Карла Маркса с человеком, "который очень хочет, чтобы из урны вышел белый шар, и предусмотрительно содействует этому, закладывая в урну одни лишь белые шары".

Еще одна подмена

Помимо всего сказанного выше, еще до начала доказательства с пятью капиталами, в тот момент, когда было выставлено понятие "цены производства", Маркс подменил задачу.

Дело в том, что модель средней нормы прибыли, строго говоря, не есть модель ценообразования. Понятно, что изменение нормы прибыли на капитал связано с изменением цен на товары, которые производятся с участием капиталов. Но связь эта опосредована многими иными факторами.

Классики говорили, что при всех колебаниях нормы прибыли на капитал она стремится к выравниванию. Омм не говорили, будто в цене каждого товара сидит средняя норма прибыли. Они понимали, что продажа товаров на рынке по тем или иным ценам происходит ежедневно, а норма прибыли на капитал определяется задним числом За какой-то период времени — год или пускай даже месяц — складывают всю полученную прибыль и делят ее на число, выражающее ценность капитала. Отдельный капиталист может, конечно, знать, что уровень обычной прибыли на капитал в стране составляет примерно, скажем, 10 %. И он непременно хочет иметь у себя не ниже. Но он будет стремиться иметь не "среднюю", а максимально возможную прибыль. Если он действует в условиях свободной конкуренции, он не может диктовать рынку свои цены, не может увеличивать свою прибыль, повышая цены. Он вынужден искать иные пути повышения прибыли. Таких путей известно не менее трех:

1. снижать затраты на производство (себестоимость единицы продукта);

2. ускорять оборот капитала; чем больше число оборотов за год, тем больше прибыли будет за этот год;

3. расширять объемы своих продаж; чем больше будет продано товаров, тем больше годовая прибыль.

Все три способа дают капиталисту повышение прибыли без повышения цен на его товары.

Чтобы увеличить объем продаж, бывает нужно потеснить конкурентов. Для этого капиталист нередко занижает свою цену относительно средней рыночной цены. Если он правильно все рассчитал, это небольшое занижение цены будет компенсировано большим объемом продаж. Удельная прибыль (на единицу продукта) будет уменьшена, зато масса прибыли, ее общий объем окажется больше обычного. А уж потом он соберет всю полученную прибыль и узнает, сколько ее приходится на единицу капитала. И тогда будет решать, продолжать ли ему делать свои кроссовки или переключиться на изготовление дубленок. Имеется еще одно существенное обстоятельство. Оно заключается в том, что вообще не очень просто установить, какую норму прибыли дает единица данного товара. Можно исчислить затраты на производство этой единицы, вычесть эту сумму из цены и найти сумму прибыли, которую дает данная товарная единица…

Получили: одна пара белых кроссовок на липучках 36-го размера приносит, например, 300 рублей прибыли. Как узнать, какая доля задействованного капитала приходится на эту пару кроссовок? А если взять другой размер обуви (другая цена, другая прибыль)? А если другой цвет? А если другая модель (не на липучках, а на шнурках)? Заметим, что обувь на липучках идет через одну технологическую линию, а на шнурках — через другую. Потом те и другие попадают на общий конвейер. Как определить ту долю капитала, которая действительно участвует в производстве одной пары обуви данной модели, если моделей много? В жизни, в реальном производстве, все это еще гораздо сложнее.

И капиталист — хозяин фабрики, и его бухгалтер, и его менеджер — никто толком не может знать, какая норма прибыли на капитал "сидит" в цене единицы, продукта. По-видимому, вывод ясен. формирование общей ("средней") нормы прибыли на капитал — это одна сфера рыночных явлений, а ценообразование — это иная область. В каждой из этих областей — свои законы и правила. Исследование этих двух областей — две разные задачи. Средняя норма прибыли в рыночном хозяйстве может формироваться при ценах, не имеющих ничего общего с "ценой производства".

Придумав понятие "цены производства", Маркс свел проблему общей нормы, прибыли на капитал к проблеме ценообразования. Он, как мы видели, плохо различал категории запаса и потока, капитал и затраты на производство, или, как он выражался, "примененный капитал" и "потребленный капитал". Он утверждал, что если к капиталу прибавить "прибавочную ценность" (м), то получится ценность товара (с + v + м). И называл поэтому капитал "самовозрастающей ценностью". Двусмысленная игра с понятиями обусловила кардинальную подмену задач.

И еще одна — большая — подмена

Почему теория Маркса долгое время многими считалась (а некоторыми и до сих пор считается) основательной и даже выдающейся?

Прежде чем искать ответ на этот вопрос, полезно обратиться к иным моментам книги "Капитал".

Мы сказали вначале, что собственно экономическая теория Маркса очень проста. Здесь мы можем добавить, что весь рассмотренный нами материал из I тома занимает примерно 10 % его объема. В основном это главы с I по VII, частично VIII и IX, Х. Сопутствующие теоретические разделы книги, которые мы не затронули, едва ли потянут еще на одну десятую ее объема. Таким образом, материал научного характера занимает не более 1/5 общего объема I тома "Капитала".

А что же остальное? Остальные 4/5 объема книги отведены материалам, не имеющим научного характера. Это отступления в историю, описание различных случаев из жизни рабочих Англии, выдержки из отчетов фабричных инспекторов, цитаты из газет, цитаты из книг, а также обыкновенная публицистика (комментарии автора о положении рабочих, жадности капиталистов, эксплуатации первых вторыми и пр.). На этих страницах мы найдем изобилие выписок (на немецком, английском, французском, греческом, латинском языках) со ссылками на всевозможных авторов — от Библии и древних греков до современников Маркса. Один лишь перечень цитируемой литературы насчитывает 373 названия, да к этому прибавляется 63 позиции в перечне парламентских отчетов и других официальных документов, не считая еще газет и журналов.

Именно на этих страницах мы находим свидетельства об ужасающем положении рабочих и неутолимой алчности капиталистов: навязывание многосменной работы, сокращение обеденных перерывов, использование труда женщин и детей, пренебрежение производственной санитарией, гигиеной и техникой безопасности, скудная оплата труда, нищенское существование, случаи голодной смерти, увечий и профессиональных заболеваний.

Все это Марксом не выдумано. Все это было. Все это он взял из открытых публикаций. Но как взял и как использовал? Все сказанное дается Марксом под рубрикой "Производство прибавочной стоимости".

В теоретических главах было выведено понятие "прибавочной стоимости" и ее нормы. И было указано, что наличие неоплаченного труда, который присваивает себе капиталист, — это и есть "капиталистическая эксплуатация". Только некоторое количество неоплаченного труда, ничего другого. Таков был научный смысл термина "эксплуатация". Однако затем на страницах научного труда появляется иное значение того же термина. Всевозможные случаи безобразного отношения к рабочим и их труду преподносятся Марксом как подтверждение его теории эксплуатации. И все это было названо тем же словом "эксплуатация". Тут слово это употребляется уже не в научном, а в публицистическом смысле. И на смену науке приходит пропаганда против капитализма.

Свидетельства из газет и парламентских бюллетеней приводятся как реальное подтверждение теории эксплуатации. И сами факты получают совсем иное звучание, и теория выглядит необыкновенно убедительной даже в своем незаконченном виде.

Фактически здесь Маркс еще раз применил уже знакомый нам прием "доказательства от муравейника.

Исторический материализм

"Эксплуатацию" наемного труда капиталом Маркс считал неотъемлемой особенностью хозяйственного уклада, основанного на частной собственности и свободной инициативе. Прослеживая его творческий путь, можно убедиться в том, что данная идея была его априорным убеждением, предшествовавшим началу его занятий экономической наукой. Убедить в этом все человечество составляло задачу его неутомимых трудов на поприще экономики.

При подобном взгляде на вещи логическим выводом была необходимость социалистической революции. Чтобы обосновать к тому же и ее неизбежность, была создана известная "теория исторического материализма". Согласно ей развитие человечества есть закономерное чередование общественно-экономических формаций. Что это такое? Прежде всего это определенный способ производства, который есть сочетание производительных сил и производственных отношений.

Последнее он назвал базисом всякого общества, на котором вырастает надстройка всех остальных типов общественных отношений (мораль, право, религия, культура, наука, вообще всяческая идеология). Сам же базис сводился в конечном счете к отношениям собственности, С последними оказалось связанным и понятие "класс", признаком которого явилось отношение к средствам производства ("собственники и "неимущие"). Маркс выстраивает последовательность ' формаций": рабовладельческая, феодальная, капиталистическая. Почти по Сен-Симону. Как и последний, Маркс считал рабовладение решающей характеристикой общества, не понимая, что на языке экономических категорий раб есть не что иное, как основной капитал, а потому рабовладелец — тот же "капиталист". Схема эволюции выглядит у Маркса так. Производительные силы — самое активное начало всей системы. Они обусловливают соответствующие производственные отношения, но сами продолжают развиваться и в какой-то момент приходят в противоречие с инерцией производственных отношений.

Тогда происходит социальная революция, которая ломает прежние производственные отношения. Создается новый строй. Возникает очередная "формация", и все опять повторяется по спирали а ля Гегель. Таким образом, насильственная революция (и, конечно, гражданская война) предстает у Маркса необходимым и. неизбежным историческим явлением. Маркс даже называет насилие "повивальной бабкой истории", а революции — "локомотивами истории". Естественно, наибольшее внимание было уделено "капиталистической формации", точнее сказать — обоснованию необходимости ее революционного низвержения.

Задумав теорию как всеобщую, Маркс опирался только на факты британской действительности. Между тем, как мы увидим в следующей главе, в эпоху I тома "Капитала" на родине Маркса царила Историческая школа, главной идеей которой была уникальность исторического пути каждой страны. Маркс мог предвидеть многочисленные упреки в связи с однобокостью его фактографии. Поэтому он специально указывает, что Англия у него — лишь пример общей закономерности, поскольку она являет собой "страну классического капитализма" и ее путь так или иначе предстоит проделать всем другим странам. Худшего примера было не найти! Ибо историческое развитие Англии целиком опрокидывает Марксову теорию "исторического материализма".

Уже в XIV в. (епископ Уиклиф) в Англии обнаруживаются явления хозяйственной идеологии, позже развитой Лютером и Кальвином (надстройка!). Тенденции капиталистической организации промышленности, сменяющей кустарно-ремесленную, проявляются здесь не ранее конца XV в. и медленно развиваются в XVI–XVII вв. (производственные отношения!). Машинное производство (производительные силы капитализма!) начинается не ранее середины XVIII в., а первые фабрики появляются лишь тридцать лет спустя.

Таким образом, все категории Марксового "исторического материализма", причинные зависимости, управляющие общественным развитием, выстроены в обратной последовательности.

Из науки в утопию

Согласно схеме, в недрах капиталистического "способа производства" назревало антагонистическое (в переводе с греческого — противоборствующее) противоречие между коллективным характером производства (фабричный пролетариат) и частной формой присвоения общественного продукта. Разрешить указанное противоречие и должна была очередная насильственная революция. Неприятие общественного порядка, при котором меньшинство населения живет в роскоши, а большинство — в бедности, пафос протеста против "эксплуатации труда", требование радикальных изменений в распределении общественного продукта — все это было общим местом социально-экономической мысли первой половины XIX в. Предлагались различные рецепты для излечения социальных недугов. Как правило, они сводились к мирным реформам того или иного рода (см. главу 18).

Любые предложения о мирных преобразованиях Маркс называл "утопизмом", подчеркивая, что вооруженное восстание является единственным лекарством от болезней общества. Итак, только революция, гражданская война и террор, гарантирующий победу.

А что потом? Экспроприация (лишение собственности) капиталистов. Рабочий класс сам производит, сам управляет производством, сам присваивает продукт и сам его распределяет (не забывая про стариков, инвалидов и т. д.). Все делается по заранее составленному плану, где учтены все варианты распределения ресурсов и выбран самый лучший. Маркс всерьез полагал, что для осуществления такого планирования достаточно отменить частную собственность.

Далее. Деньги отменяются! Что это значит? Идея "рабочих денег" была очень популярна в кругах европейских социалистов до Маркса. Это такие бумажки, которые удостоверяют затраченное рабочее время, тем самым обозначая и соответствующую долю общественного продукта. По окончании рабочего дня (недели и т. п.) труженик получает такую бумажку и идет с нею в магазин за своей долей предметов потребления. 'Рабочие деньги" отличались бы от обычных тем, что они никак не связаны с собственной ценностью какого-либо металла; их меновая ценность (покупательная способность) определялась бы исключительно затраченным временем труда.

В незавершенной работе "К критике политической экономии" (1859) Маркс разнес в пух и прах идею "рабочих денег" в варианте Дж. Грея (см главу 18). И все же 15 лет спустя в записке, которую потом окрестили "Критикой Готской программы", он для будущего общества без "эксплуатации" предложил то же самое, только в еще более упрощенном варианте. Рабочий получает на фабрике квитанцию о затраченном времени труда и несет ее на общественный склад, где получает эквивалентное количество продуктов производства. "Это не деньги, — утверждает Маркс, — они не совершают обращения". Тем не менее обмен квитанций на деньги — это и есть их обращение.

Кроме того, подобной квитанцией пришлось бы расплачиваться, скажем, со слесарем-водопроводчиком за починку крана, вернуть ею долг своему дружку, который отдаст ее в порядке членского взноса в профсоюз… да мало ли рук пройдет бумажка, обладающая покупательной силой, прежде чем попасть на вещевой склад. Ведь рубль при социализме и был настоящей Марксовой квитанцией, не обеспеченной ничем, кроме "общественного достояния… Нам почти нечего добавить в отношении воззрений Маркса о будущем коммунистическом обществе. Остается лишь вопрос о дальнейшей смене "формаций". Судя по всему, с наступлением коммунизма этот "естественный" процесс должен был прекратиться вовсе. Таким образом, утопия Маркса совмещает в себе оба типа (см. главу 17) — политический и хилиастический.

Маркс и проблема общественного воспроизводства

Схема общественного воспроизводства Маркса занимает особое место в его творческом наследии. Многие независимые ученые (уже в XX в.), скептически относившиеся к марксизму в целом, например Дж. Робинсон, признавали научную ценность этих Марксовых разработок.

К тому времени в распоряжении экономистов было несколько моделей воспроизводства. Конечно, прежде всего Экономическая Таблица д-ра Кенэ. Она была образцом того, как нужно подходить к задаче моделирования общественного воспроизводства. Но как готовая модель она не годилась из-за физиократического принципа "бесплодности" промышленного производства.

Адам Смит выдвинул свою схему воспроизводства, странным образом не замеченную ученым миром XIX в. Но один из основополагающих принципов Смита (а именно: что цена любого продукта II. распадается без остатка на доходы трех видов: прибыль, зарплату и — ренту) прочно вошел в научный обиход. Рикардо исходил из него, когда сводил ценность капитала к затратам труда. Таким образом, разделен указанный принцип Смита стал элементом классической политической экономии. Но из этого принципа следовало, что весь продукт годового труда целой нации, измеренный в рыночных ценах, численно равен сумме доходов трех основных классов населения: предпринимателей, наемных рабочих и владельцев земли. Поэтому в норме _ все товары продаются и все доходы реализуются (модель без сбережений — простое воспроизводство).

Наконец, в распоряжении Маркса был еще и Закон рынков Сэя, схем откуда следовало, что общее перепроизводство невозможно. И этот закон тоже вышел из Смита.

Своей схемой воспроизводства Маркс хотел, по его выражению, "заменить" схему Кенэ. Полемический же свой пыл он направил против фундаментальной идеи Смита, о которой мы упомянули выше и которую он назвал "абсурдной догмой", "нелепостью" и пр.

Как это возможно, восклицает Маркс, чтобы вся цена сводилась к доходам? Ведь всем известно, что кроме прибыли, зарплаты и ренты цена всякого продукта содержит еще и возмещение "постоянного капитала" (мы бы сказали: расхода сырья и износа оборудования)! Изящное рассуждение Смита о том, что последнее тоже сводится к чьим-то доходам, Маркс назвал "пустой болтовней". Найти у Смита логический изъян он, однако, не сумел.

В опубликованных черновых тетрадях Маркса можно видеть сотни страниц, покрытых громоздкими числовыми выкладками. То результаты его попыток проследить, каким образом расход сырья и из- свой до нос оборудования на данный продукт могут обернуться доходом изготовителей этого сырья, или тех, у кого они покупают сырье для своего производства, или еще каких-то лиц. Задаваясь условными примерами, Маркс снова и снова выстраивает цепочки арифметических вычислений. И видно, как на каждом шаге вычислений часть этого остатка постоянного капитала становится чьим-то доходом, а сам "остаток" делается все меньше и меньше. Но ведь он не исчезает вовсе!

Мы должны понять, что для полного исчезновения этого "остатка" нужно было бы проделать подобные вычисления одновременно по всему набору продуктов общественного производства (с чем не справился бы и современный компьютер) либо применить аппарат математического анализа…

Схема воспроизводства по Марксу

Убедившись, что "постоянный капитал" не хочет исчезать, Маркс утверждается в мысли, что Смит неправ. И строит свою схему. Вот один из ее вариантов:

ЧОООс + 1000v + 1000v = 6000.

2000с + 500v + 500v = 3000.

Общественное производство Маркс делит на два больших "подразделения": I — производство средств производства, II — производство предметов потребления. В правой части обоих равенств указана ценность годового продукта каждого подразделения. Левая часть каждого равенства показывает состав этого годового продукта:

с — износ оборудования и расход сырья;

v — заработная плата рабочих;

м — прибыль капиталистов.

Цифры в схеме, конечно, условны. Основная цель всех таких схем — показать, каким образом весь годовой продукт страны обменивается на годовой доход ее жителей. Поэтому цифры должны быть подобраны так, чтобы всякий обмен был равноценным (как мы видели это еще у Кенэ).

Чтобы удобнее следить за мыслью Маркса, примем для простоты, что весь продукт I подразделения (П1) состоит из угля и лопат (сырье и оборудование), а весь продукт II подразделения (П2) — это хлеб и сапоги (пища и непродовольственные предметы потребления).

Итак, в П1создано за год угля и лопат на 6000 каких-то "денег". Маркс делит этот продукт на три, так сказать, кучи. Одна (1000m) причитается капиталистам как "прибавочный продукт". Другая (l000v) причитается рабочим как их "необходимый продукт". Но в процессе производства угля и лопат тоже требовались уголь и лопаты, их было израсходовано на 4000, и эта величина является третьей частью новых лопат и угля (ЧОООс).

Очевидно, что ни сами капиталисты, ни их рабочие не получают свой доход лопатами или углем. Поэтому величины 1000 т и 1000 г выражают одновременно также и денежные суммы, получаемые за год обоими классами в П1.

Аналогично и в П2: весь объем хлеба и сапог делится на три части, одна из которых причитается капиталистам (500m), другая — рабочим (500v), а третья должна возместить расход сырья и оборудования (2000с). Понятно, что и здесь 500 т и 500с тоже выражают одновременно как продукт в его физической форме (натуральный хлеб, сапоги…), так и денежные доходы соответствующих категорий населения.

Теперь посмотрим, как продукты будут обмениваться на доходы, и наоборот. В П2 все просто. Рабочие на свой совокупный доход 500v покупают у капиталистов соответствующую часть хлеба и сапог. Капиталисты из П2 таким же образом покупают друг у друга хлеб и сапоги ("хлебники" у "обувщиков", и наоборот), а также сами у себя. Имеется еще груда хлеба и сапог 2000с. Эту массу предметов потребления капиталисты из П2 продают капиталистам и рабочим из П1 (II 2000с = I 1000v + I 1000m). Выручив, таким образом, денег на 2000, они на эту сумму, так сказать, покупают лопаты и уголь у капиталистов из П1 (т. е. возмещают расход сырья и оборудования в своем производстве).

Теперь имеем следующую картину. В П2 все продано и все доходы реализованы. В П1 продано пока лишь две части угля и лопат, а именно: 1000v и 1000m. Остается еще непроданной часть ЧОООс. При этом не видно, чтобы на нее кто-то претендовал…

Все уже накупили себе всего необходимого — и для существования, и для производства. С другой стороны, все доходы уже истрачены. На оставшуюся кучу лопат и угля нет денежного спроса… Маркс находит решение. Разве в производстве лопат не используется уголь? А при добыче угля разве не нужны лопаты? Капиталисты П1 будут совершать обмены между собой, покуда не реализуется вся куча ЧОООс, Но вправду ли этот ответ решает проблему воспроизводства? Нет ли здесь какого-то скрытого подвоха?

В самом деле, злополучная величина ("куча") ЧОООс из П1 отличается — в экономическом смысле — от всех других величин в схеме Маркса одной важной особенностью. Все те величины предстают перед нами в двойственном обличье: как "куча" продуктов производства и как доход определенной категории населения. Каждая "куча" уравновешена каким-то доходом, не исключая и величины II 2000с, которая балансируется суммой I (1000v + 1000m). И только величине I ЧОООс не противостоит никакой доход. Она остается скоплением непроданных товаров.

Верно, производители "лопат и угля" будут обмениваться между собой (скажем, по безналичному расчету). На самом деле в этой части находятся всевозможные машины и станки, доски и рельсы, моим торы и кабели, лаки и краски, вагоны и кирпичи… Каждому производителю нужно то и се, пятое и десятое… Каждый будет участвовать в обмене внутри П1. Каждый приобретет ровно столько, сколько ему нужно. Один вопрос остается без ответа: почему именно 4000? Почему не 40 или 40 000? В общем виде вопрос стоит так: в каком объеме должно народное хозяйство страны производить средства производства, чтобы все они нашли сбыт? Схема Маркса не дает ответа на этот вопрос.

Что означает сказанное нами с экономической точки зрения?

Общую массу средств производства Маркс разбивает на три части соответственно слагаемым цены отдельного товара: с + v + м. Не будем забывать, что цена каждой лопаты и каждой тонны угля состоит из трех таких частей. И если хоть одна такая лопата из "кучи" ЧОООс оказалась непроданной, никому не нужной, то доходы капиталистов и рабочих в I подразделении станут меньше, чем указано в схеме Маркса. Чтобы наглядно прояснить ситуацию, допустим, что из массы I ЧОООс реализовано к концу года (по взаимному обмену между производителями) лишь 70 % товарной продукции, т. е. на 1200 меньше. Как будет выглядеть тогда верхняя строчка в схеме Маркса? Может быть, так.

2800с + 1000v +1000m= 4800?

УВЫ, нет. Такого быть не может. Здесь верна лишь правая часть, так как весь товарный продукт I подразделения оказался проданным в объеме не 6000, а лишь 4800. Однако поскольку в каждой единице продукции сидят все три части ее цены (с + v + м), уменьшиться должны все три слагаемых левой части равенства. Если сохранить Марксовы соотношения между ними, равенство неизбежно примет следующий вид:

З2ООс + 800v +800m = 4800.

Из этого следует, что совокупный доход капиталистов и рабочих I подразделения сможет купить предметов потребления не на 2000, а только на 1600. Иначе говоря, реализация продукта II подразделения сокращается на 400. Но тогда и здесь произойдет то же самое со всеми тремя слагаемыми левой части равенства. Теперь оно будет выглядеть так (сохраняя прежние соотношения и округляя числа):

1734с + 433v +433m = 2600.

Всего в народном хозяйстве произведено продукта на 9000, а продано лишь на 7400. Экономика страны оказывается в ситуации общего перепроизводства, так как в обоих подразделениях остаются товарные запасы, не находящие сбыта.

Взгляни Маркс на свою схему под таким углом, он мог хотя бы козырнуть этим против Закона Сэя, а то и предвосхитить позднейшие решения. Да где там!..

…А что же "догма Смита"? Замечательный русский экономист Владимир Карпович Дмитриев ("Экономические очерки", 1904) доказал их справедливость математически. Да иначе и быть не могло. Ведь что утверждает Смит? Сколько общество произвело за год своим трудом, настолько оно и стало богаче за этот год.

Почему Европа приняла “Капитал”

В чем природа публичного успеха таких научных трудов? Почему в одних случаях замечательные работы остаются не замеченными общественностью, а в других случаях возникает большой резонанс?

Как раз в те годы, когда просвещенная Европа упивалась I томом "Капитала", в книжных лавках Германии и Франции пылились изумительные экономические книги, которые при появлении своем не вызвали у научной публики абсолютно никакого интереса, были забыты и лишь впоследствии были "открыты" учеными и оценены как предвестники экономической науки XX в. (мы обратимся к ним в главе 23).

Адам Смит (в связи с успехом теории физиократов в тогдашнем обществе) говорил, что "люди любят парадоксы и любят казаться понимающими то, что превосходит понимание простых смертных". Вероятно, какая-то часть ученых в Европе и России проявила себя именно подобным образом в случае с "Капиталом" Маркса.

Примем во внимание также, что теория Маркса появилась на свет в такой период европейской истории, когда начало развиваться рабочее движение. То была последняя треть XIX в. В разных странах стали возникать социал-демократические и социалистические партии. Появилось множество политиков, которым очень кстати пришлась "теория эксплуатации труда капиталом". Для этой категории публики удобные выводы были гораздо важнее каких-то там неувязок, о которых говорили "буржуазные" ученые. Но и таких было, в общем, не столь много, чтобы это помешало сформировать "Капиталу" имидж великой научной книги.

В свое время один исследователь сказал про Смита: он сформулировал то, чему вскоре предстояло стать общественным мнением. Не будет преувеличением отнести эти слова и к Карлу Марксу. Общественному мнению Европы нужно было что-то подобное — и оно это получило. Маркс утилизовал присущее интеллигенции обостренное чувство справедливости и использовал его вместо доказательства своей теории. Глядя на "Богатство народов" и "Капитал", мы видим два научных бестселлера своего времени, и нам остается лишь дивиться различиям в запросах общественного сознания XVIII и XIX столетий.

Маркс как экономист и историк экономической мысли

Без сомнения, Маркс был человеком выдающихся умственных способностей и широчайшей эрудиции. Обладая такими данными, он в любом случае должен был оставить свой след в европейской культуре. Поприщем для своей карьеры Маркс избрал экономическую науку, сделав ставку на "теорию эксплуатации". Во времена Маркса еще только формировалась система университетского экономического образования. Как все тогдашние экономисты-ученые, Маркс был самоучкой в этой области. Его специфический научный интерес — происхождение прибыли на капитал — обусловил и поле его самообразования. Остальными экономическими проблемами он интересовался лишь постольку поскольку.

Помимо собственной теории, Маркс оставил человечеству еще и свою историю экономической мысли. Название рукописи — "Теории прибавочной стоимости" — отражает взгляд Маркса на политическую экономию. Маркса как исследователя экономической мысли отличают три существенные особенности.

Во-первых, у каждого из ученых прошлого Маркс выделял проблему происхождения прибыли, а остальное рассматривал вскользь или вообще опускал. Во-вторых, каждый ученый получал оценку в соответствии с тем, насколько его суждения были близки к суждениям самого Маркса. Все, что не совпадало, получало название ' ошибок" и "путаницы". В-третьих, всякую теорию, пытавшуюся взглянуть на вещи не под углом эксплуатации труда, Маркс объявлял "вульгарной" и "апологетической", а ее автора — "вульгарным ученым". Таким образом, все развитие экономической науки Маркс делил на два периода: период классиков и период вульгарной науки.

Классики у него начинались с Петти (потому что у Петти он находил "элементы трудовой теории ценности") и кончались Рикардо. Затем шло "разложение рикардианства" и начинался сплошной период "вульгарной политической экономии". Потому общепринятый перечень имен классиков не совпадает с перечнем, установленным Марксом: начинается с физиократов и Тюрго, а кончается Дж. Ст. Миллем.

Монополия марксизма в СССР, где он стал официальной доктриной при запрете всех остальных, нанесла огромный урон экономике страны. Но, кроме того, она причинила громадный вред российской экономической мысли и науке об истории экономической мысли. Массы учащихся и студентов получили искаженные представления об экономических теориях прошлого.

Глава 20 История с географией

В науке никогда не следует делать того, что все равно сделают немцы.

Неписаное правило, как говорят, английских ученых.

Другая реакция

Хотя Франция по праву делит с Великобританией почетный титул родины экономического либерализма, в XIX в. идея экономической свободы чаще всего ассоциировалась с классической школой британской экономической мысли. Даже француза Сэя часто причисляли к английской школе. Мы видели, как во Франции наряду с пропагандой либеральных взглядов возникла реакция на либерализм в виде социализма.

По-иному сложилось в Германии. Здесь британская классическая политэкономия пришлась совсем не ко двору общественной мысли XIX в. Но по другой причине. Немецких мыслителей не устраивали абстрактность британских теорий, их претензия на универсальность своих подходов и выводов, формальный (в известном смысле) характер их построений и то, что казалось немцам чрезмерной узостью взглядов. Общее настроение немецкой реакции можно выразить так: экономика каждой страны развивается по своим собственным законам, которые связаны с ее географическими условиями, историческим развитием, национально-культурными традициями и даже чертами национального характера. Общие экономические законы производства, экономического роста, обмена и распределения эти ученые считали выдумкой англичан, вредоносной для других народов.

Адам Мюллер

Провозвестником немецкой реакции на классическую теорию считается Адам Мюллер (1779–1829). Уже в 1809 г. в своей книге "Основы искусства управления государством" Мюллер выступил как противник идей своего тезки, Адама Смита. По иронии судьбы толчок к немецкой реакции дала работа англичанина Эдмунда Берка "Рассуждения о французской революции" (1790). Берк первым в эту эпоху заговорил об исторической преемственности и красоте национальной традиции, каковые придают коллективной жизни каждого народа нечто семейно-интимное. Непосредственной целью Берка 6ыло доказать, что пример французской революции неприемлем для Британии.

Существующий в Британии порядок Берк представлял в виде наследия отцов, полученного народом по их завещанию. Сама идея преемственности по завещанию была очень близка англичанам с их традиционным почтением к законности и воле предков. Берк писал о нации как о живом организме, который пребывает в гармоническом согласии с мировым порядком и в котором происходят непрерывные процессы отмирания и обновления. Так что все новое органично вызревает из старого, поэтому не может быть ничего совсем устаревшего, не содержащего ростков нового, и ничего совершенно нового, не связанного преемственно с чем-то старым. Понятно, что такой дух неизбежно заставлял воспевать славное прошлое своего народа — как выражался Берк, "свою портретную галерею, свои надписи на монументах, свои отличия и свои титулы". Многие мысли Берка, как видим, звучат неожиданно злободневно в нынешней России. Эти же общие его подходы оказались созвучными умонастроению Адама Мюллера. Позже Мюллера стали относить к направлению "романтизма'. Он действительно идеализировал средневековое прошлое немецкого народа.

Эдмунд Берк

Однако высказанные Мюллером претензии к английской политэкономии достойны внимания — всегда полезно взглянуть на знакомые вещи с неожиданной стороны. Мюллер так понимает подход Смита: общество есть совокупность индивидов, экономика — это производство благ для текущего потребления, — , капитал — это вещественный запас и т. п.

Все это Мюллера не устраивает. Такой взгляд на общество он считает механистичным и атомистичным, игнорирующим нравственные силы в обществе. Он считал чисто английской односторонностью акцент на частный интерес и частную собственность, при котором не учитываются национальная солидарность и историческая преемственность. Следовало бы, говорит Мюллер, учитывать необходимость общественного производства для будущего нации, а также интеллектуальный труд и его продукцию.

Каждая нация — это особый организм со своими жизненными принципами и своей индивидуальностью; на этой основе формируется ее историческое существование.

Нации присущи органичная целостность и преемственность от прошлого к настоящему, от настоящего к будущему. Она не может и не должна жить только текущим потреблением, не заботясь о благе будущих поколений. Материальное хозяйствование является лишь одной из многих сторон целостной народной жизни, его необходимо поддерживать в единстве с высокими целями общества.

Последнее есть задача государства, которое при таком подходе выглядит выразителем и воплощением народного единства, а не только хранителем правопорядка. Кроме вещественного капитала, представленного деньгами, существует также и "нравственный капитал", заключенный прежде всего в национальном языке — этом хранителе опыта, мудрости, нравственного чувства, здравого смысла.

Один лишь язык является тем средством, которое передает эти вещи от поколения к поколению. Мюллер не зашел так далеко, чтобы отрицать всякую истинность учения Смита. Для Англии оно, мол, годится. Почему? Потому что там сохранился тот самый "нравственный капитал", состоящий из законов, обычаев, добрых традиций и национальной солидарности. Все это, сохранившееся от средних веков, представляет прочный фундамент, на котором может спокойно, не заботясь о нем, развиваться материальная жизнь народа.

Для континентальных стран, полагает Мюллер, нужно нечто иное — система, которая бы оберегала и развивала комплекс национальных сил: как материальный капитал, так и нравственный и интеллектуальный, как разделение труда, так и общенародное его соединение. В сегодняшнем мире такие идеи звучат вполне актуально. Чтобы соглашаться со многим из сказанного Мюллером, совсем не обязательно разделять его отношение к учению Адама Смита.

Хотя Мюллер и отталкивался от него, фактически все позитивное у него, Мюллера, лежит в иной плоскости знания. Сегодня нам виднее, что в природе вещей действуют определенные экономические закономерности, общие для всех народов. Но и сегодня мы не всегда понимаем, что в различных национально-исторических условиях они могут по-разному проявляться и приводить к несхожим результатам. Следует избегать поверхностных аналогий и механических заимствований. Знание общих законов экономической науки непременно должно дополняться пониманием конкретных условий каждой страны, ее "интеллектуального и нравственного капитала".

Поэтому хороший экономист — это еще и эрудит в области истории и культуры, который не просто хранит свою эрудицию, но постоянно ее расширяет. Кто ничего не знает, кроме современной экономической науки, тот и ее не знает как следует.

Фридрих Лист

…политическая экономия не есть наука, которая учит только, каким образом меновые ценности производятся индивидуумами, распределяются между ними и потребляются ими…помимо этого, государственный деятель желает и должен знать, как возбуждаются производительные силы целой нации, как они увеличиваются, что им оказывает содействие, отчего они слабеют, замирают и совершенно исчезают, как при помощи национальных производительных сил лучше всего и целесообразнее разработать национальные естественные источники, чтобы создать национальное существование, национальное благосостояние, культуру и обеспечить нации будущее".

Так выражался Фридрих Лист (1798–1846) в самой известной и главной своей работе "Национальная система политической экономии" (1841). Адама Мюллера он в свое время лично знал, неоднократно с ним общался и много у него почерпнул. Доктрина Листа имеет в меньшей степени, чем у Мюллера, характер общекультурный, но в большей степени экономический. Цитированный выше пассаж выражает суть задачи, которую ставит Лист перед экономической наукой. С одной стороны, он не перечеркивает содержания английской классической политэкономии, но как будто считает ее подход недостаточно широким и глубоким. С другой стороны, — это видно уже из содержания книги, — Лист не столько расширяет область экономической науки, сколько смещает ее фокус на другую область экономических проблем. В центре внимания его теории — национальная экономика как целое, в ее взаимосвязях с внешним окружением.

Проблематика английской школы (он так и называет ее одним словом "школа") его занимает мало. Поэтому, как и в случае Мюллера, мы сегодня можем говорить об английском и немецком подходах не в плане "или — или ', а в плане дополнительности одного к другому. Такая точка зрения, впрочем, не исключает полемики — книга Листа насквозь полемична.

Промышленное воспитание нации

Основной объект Листовой полемики — то, что Смит назвал "системой естественной свободы". В отличие от Мюллера, правда, Лист более всего нападает на принцип неограниченной свободы международной торговли. Вместо этого он выдвигает принцип промышленного воспитания нации.

"Как характерное отличие выдвигаемой мною системы я утверждаю национальность, — писал Лист. — Все мое здание основывается на природе нации как среднего члена между индивидуумом и человечеством". Нация рассматривается как нечто целостное с точки зрения языка, нравов, исторического развития и государственного устройства. Только в рамках этой целостности возможны благосостояние и развитие каждой личности. Поэтому личностные интересы, в том числе и экономические, являются второстепенными, когда речь идет о сохранении и развитии нации.

Жизнь нации продолжается бесконечно. Отсюда соответствующий взгляд на богатство народа. Оно заключается не в количестве меновых ценностей, как (якобы) утверждал Смит, а в полном и всестороннем развитии производительных сил нации. "Промышленное воспитание, следовательно, важнее, чем максимальное обеспечение нации товарами потребления. Отдельное поколение должно, если этого требуют национальные интересы, жертвовать своим благосостоянием, комфортом и удовольствием ради быстрейшего развития производительных сил страны.

Чтобы вовлечь в производство незадействованные ресурсы, можно и должно развивать такие отрасли, которые в настоящее время не выдержали бы конкуренции с заграницей: импорт был бы дешевле. "Эту потерю ценностей надо рассматривать как плату за промышленное воспитание нации", — говорит Лист. Для защиты подобных отечественных производств следует смело использовать протекционистскую политику, в том числе повышение цен импортируемых товаров путем соответствующего таможенного обложения.

Лист не отвергает свободу международной торговли в принципе и не считает ее вообще пригодной лишь для Англии. Он считает ее полезной для таких стран, торгующих между собой, которые находятся на одинаковой стадии промышленного развития.

Здоровая и развитая нация должна иметь одинаково гармонично развитые производительные силы во всех трех крупных секторах: в сельском хозяйстве, промышленности и внешней торговле. Но более всего два последних сектора важны для развития культуры нации и обеспечения ее независимости. Особый упор Лист делает на развитие морского и сухопутного транспорта (то было началом эры железных дорог), а также "высших родов" технического знания и умения.

Стадии экономического развития

В своем развитии нормальная нация, считает Лист, проходит ряд стадий, начиная с "состояния дикости". За ним следуют состояния "пастушеское" и "земледельческое". На смену последнему приходит стадия "земледельческо-промышленная", после которой наступает стадия равномерного развития всех трех секторов. Не исключено, что Лист самостоятельно разработал свою доктрину о стадиях. Хотя эти вопросы задолго до него были развиты шотландцами — Адамом Фергюссоном и Адамом Смитом, первого он вполне мог не знать, а у второго учения о стадиях, не изложенного компактно, он мог не заметить[49].

На каждой из стадий развития государство должно проводить экономическую политику, наиболее отвечающую главной цели — развитию производительных сил. На чисто земледельческой стадии это политика полной свободы иностранной торговли. Ввозятся продукты промышленной обработки в обмен на вывоз сырья. Земледелие совершенствуется и укрепляется, постепенно налаживается собственная промышленность. Когда она достигает определенной степени развития, становится необходимой смена политики. Вводится покровительственная система для отечественной промышленности, защищающая ее от иностранной конкуренции на внутреннем рынке. И лишь после того как национальная промышленность достигнет полного развития и окончательно окрепнет, снова становится возможной свобода внешней торговли.

Несомненной научной заслугой Листа можно признать явно сформулированное положение о неравномерности развития различных стран в одну и ту же эпоху. Хотя Смит, несомненно, это понимал, он не уделил этому обстоятельству особенного внимания. Его мысль была занята поиском именно общих закономерностей — мысль же Листа двигалась с противоположного конца в поисках национальных различий. Он считал, что в те времена Испания, Португалия и Италия были странами чисто земледельческими, Германия и США находились на пути к земледельческо-промышленной стадии, Франция была близка к наивысшей, промышленной, каковой достигла вполне лишь одна Англия. Для последней только и годилась тогда, по мнению Листа, система свободы торговли. Книга Листа имела в Германии огромный успех. Как в свое время Смит и позже Маркс, Лист тоже сформулировал то, что должно было стать общественным мнением своего времени (и в своей стране). Его идеи, вероятно, сохранили немалое значение и сегодня — для развивающихся стран.

Известно, что Япония после второй мировой войны проводила политику, весьма напоминающую рекомендации Листа для "земледельческо-промышленной стадии". Вместе с тем и противники протекционизма (фритредеры) имеют достаточно оснований для возражений принципиального свойства. Они утверждают, что покровительство отечественной промышленности может "избаловать" своих производителей так, что в условиях иностранной конкуренции они окажутся беспомощными, как пловец, привыкший плавать с доской и потерявший ее. Следовательно, по их мнению, необходимо не только "промышленное воспитание", но и, так сказать, воспитание конкуренцией.

Можно сказать, что этот спор и сегодня не решен окончательно в общем виде. Так что каждая страна действительно должна делать свой выбор, сообразуясь со своими конкретными условиями. В этом отношении Мюллер и Лист оказались, пожалуй, правы. Еще одно достижение Трактат Листа состоит из четырех книг; "История", "Теория", "Системы" и "Политика".

В книге II Лист подробно развивает теоретические основы своей системы. В книге III он рассматривает несколько "систем политической экономии". Система "итальянских экономистов" — это в основном трактат знакомого нам Антонио Серра (см. главу 7). Полемизируя с современными ему историками экономической мысли, Лист справедливо замечает, что деньги для Серра были не "богатством", а средством развития национальной экономики. Меркантилистская система заслужила, как нетрудно догадаться, поток похвал со стороны Листа. Название это он считает ошибочным и настаивает на названии "промышленная система". Вслед за физиократией идет "система меновых ценностей", как он ее называет, "ошибочно называемая системою промышленною", т. е. учение А.Смита, Отдельно и весьма критически рассматривается теория Ж.Б.Сэя (где Лист вовсе не упоминает о его знаменитом Законе рынков).

Особого внимания заслуживает книга I. Здесь Лист одним из первых (а скорее всего, первым) рассматривает экономическую историю европейских наций, включая также главы "Русские" и "Североамериканцы". Заключительная глава "Уроки истории", понятное дело, содержит выводы, целиком и полностью подтверждающие основные тезисы Фридриха Листа. Занимающая почти 40 % общего объема трактата, книга I примечательна в двух отношениях. Она содержит немало интересных сведений о хозяйственном развитии отдельных народов. Этой книге, однако, экономическая мысль обязана чем-то гораздо большим. Указанным материалом Лист, сам того не зная, провозвестил целое направление в экономической науке, которое известно под именем Исторической школы.

Историческая школа

Дело не только в собственно историко-хозяйственном материале, представленном у Листа. Важны цель обращения к экономической истории народов и способ отбора и интерпретации исторических свидетельств. Лист рассматривал хозяйственное развитие — подъем, расцвет и (если это было) упадок. Он, скажем еще раз, не искал общих закономерностей в самом развитии.

Однако он искал и находил свидетельства того, как его (все-таки общая для всех) концепция подтверждается различным образом в зависимости от конкретных историко-географических, национальных и прочих условий.

В 30-е гг. XIX в. в Германии существовала так называемая Историческая школа права. Глава школы видный правовед Фридрих Карл Савиньи (1779–1861) настаивал на том, что право — это "органический продукт народного духа" (и потому возражал против кодификации законов). Он считал, что действовать должно то, что правоведы называют обычным правом, — право, основанное на неписаных обычаях, освященных их многовековым применением и применяемых в системе судопроизводства.

В 1843 г. в Германии вышла работа под названием "Очерк политической экономии с точки зрения исторического метода". Ее автором был Вильгельм Рошер (1817–1894). С этого момента принято отсчитывать начало Исторической школы.

В 1848 г. Бруно Гильдебранд (1812–1878) издал первый том своего труда "Политическая экономия настоящего и будущего". Других томов Гильдебранд так и не написал. Зато в 1853 г. вышла работа "Политическая экономия с точки зрения исторического метода", написанная Карлом Книсом (1821–1898). В обеих книгах Историческая школа заявила о себе как о полноценном направлении в экономической науке. И даже больше…

"Исторический метод в политической экономии"

Рошер так определяет существенные особенности "исторического метода в политической экономии":

1. Показывать, как и о чем думали народы по экономическим вопросам, чего они желали и чего (а также почему) добились в экономической сфере.

2. Не ограничиваться наблюдением лишь современных экономических отношений, ибо нация — это не только данная масса индивидов.

3. Исследовать и сравнивать экономические явления и процессы у всех народов, о которых только можно что-либо узнать; особенно полезно и удобно изучать древние народы, чья история уже закончилась и предстает нам в своей завершенности.

4. Не ругать и не хвалить экономические учреждения — из них лишь очень немногие полезны или вредны для всех народов одинаково.

5. Прежде всего стараться выяснить, каким образом и почему целесообразное часто превращалось в нелепое, а благодеяния оборачивались бедствиями.

За свою долгую жизнь Рошер написал множество книг. В их числе "Начала народного хозяйства' в четырех томах (1854, I860, 1881, 1886). В этих увесистых плодах учености и усидчивости читатель, если он проявит не меньшую усидчивость, найдет массу интересного материала — как значительного, так и второ-, и третьестепенного.

Однако Рошер не взлетел на ту высоту, какая ждала его, как могло показаться по его первому труду. В упомянутой книге Гильдебранда можно найти острую критику учений Смита, Мюллера, Листа и социалистов. Цель своего труда он характеризует так: обратить политическую экономию в учение о законах хозяйственного развития наций. Он возлагал большие надежды на сравнительный метод изучения экономической истории различных народов.

По мысли Книса, хозяйственный строй общества в данное время, так же как и теоретические представления, суть результаты определенного процесса исторического развития. Одно и другое тесно связаны с состоянием общественного организма в данное время. Они развиваются вместе с ним и вместе проходят через ряд стадий. Ни одна форма организации общества не является абсолютной и совершенной, все они закономерно сменяют друг друга. Точно так же следует глядеть и на экономические учения.

Пожалуй, можно сказать, что в одном отношении (по меньшей мере) основоположники Исторической школы перегнули палку. Делая акцент на эволюцию, развитие, череду последовательных стадий и т. п., они вообще отвергли понятие об экономическом законе. "Закон", по их мнению, есть нечто твердое и неизменное, проявляющее себя при любых обстоятельствах. Такое понятие было несовместимо с их упором на всеобщую и всестороннюю относительность в мире экономических явлений и отношений.

Новая Историческая школа в Германии

"Исторический метод" оказался весьма привлекательным. В следующем поколении он породил большую группу немецких исследователей, несхожих по темпераменту, устремлениям и таланту, объединенных приверженностью к изучению экономической истории народов и эпох. В их числе наиболее значительными достижениями прославились: Луйо Брентано (1844–1931), Карл Бюхер (1847— 193 0), Адольф Гельд (1844–1880), Адольф Вагнер (1835–1917), Альберт Шеффле (1831–1903), Густав Шмоллер (1838–1917). Каждый из них оставил после себя труды, ценность которых сохраняется до сих пор. Это стало возможным из-за огромного массива исторических фактов, которые они откапывали, роясь в архивах и библиотеках.

В качестве справочников и хроник их труды смогли остаться полезными и по сей день. В более узком смысле труды этих писателей интересны по-разному в зависимости от их общих установок в историческом исследовании.

Бюхер и Гельд остались в основном собирателями фактов. Шмоллер и Шеффле особое значение в своих исследованиях уделяли нравственному элементу. Вагнер и другие выделяли взаимосвязи между экономикой и правом. Шмоллер и ряд его коллег выделяли три сферы деятельности в экономической практике: частное хозяйство, государственное хозяйство и харитативное хозяйство. В первом типе господствует личный интерес, во втором — общественный интерес, основанный на принципе принудительности, в третьем — благотворительность. В сферах первого типа возможны злоупотребления и другие крайности, которые должны регулироваться как вмешательством государства, так и нравственными нормами. В третьем типе нравственные мотивы преобладают.

Общим для этого поколения Исторической школы был такой взгляд на роль государства, который сильно отличался от взгляда классиков политической экономии. Нужно сказать, что повышенная значимость государства вообще характерна для немецкой души и немецкого "менталитета" (по крайней мере, в XVI I I–XIX вв.). Возможно, это отчасти связано с отсутствием централизованного государства в Германии вплоть до времен Отто Бисмарка.

Густав Шмоллер

Слабость государственной власти в мелких германских княжествах и королевствах оборачивалась слабой защищенностью жизни и имущества людей и могла вызывать тоскливое чувство отсутствия прочной безопасности. А когда писал Мюллер, Германия еще была жертвой завоеваний Наполеона. Тогда немецкий национализм сильно вырос, питаемый духом борьбы за освобождение страны, и стал мощным элементом национальной немецкой культуры.

Для писателей второго поколения Исторической школы характерно было смотреть на государство как на гаранта не только поддержания порядка, но и достижения тех целей, которые не могут быть достигнуты свободными усилиями отдельных личностей. В числе функций государства они называли заботу об умственном и эстетическом воспитании подданных и их здоровье; развитие путей сообщения; покровительство старикам, женщинам, детям и другим слабым членам общества; помощь рабочим, получившим увечья; способствование стараниям рабочих организовать различные формы взаимопомощи (больничные кассы, потребительские кооперативы и т. д.).

Среди писателей этой волны социализм пользовался большим сочувствием и уважением, особенно характерно это для Шеффле и Вагнера. Последний был большим поклонником Карла Маркса, а первый и сам провозглашал, что капитализм будет заменен социализмом.

В 1882 г. был созван научный конгресс, на котором присутствовали все ведущие германские профессора политической экономии, а также некоторые крупные капиталисты, вожди рабочих и других политических партий. Столь представительный форум собрался для обсуждения "социального вопроса". На конгрессе были сформулированы положения о регулирующей роли государства в смягчении для рабочего класса отрицательных последствий промышленного развития и открытии более широкого доступа к благам цивилизации. Один из оппонентов в шутку назвал эту группу ученых катедерциалистами ("социалистами на профессорской кафедре"). Но они охотно приняли это название, которое осталось в истории.

Третье поколение. Вернер Зомбарт

Третья, так сказать, "немецкая волна" Исторической школы более всего известна такими именами, как Вернер Зомбарт (1863–1941) и Макс Вебер (1864–1920). Менее известен сегодня Герхарт Шульце-Геверниц (1864–1943), собравший большой ценный материал по истории промышленного и банковского капитала. Его труды часто служили источниками для других писателей. Линия немецкого национализма, идущая от Мюллера и Листа, соединилась с социалистическими позывами новой Исторической школы, чтобы в третьем поколении сойтись в национал-социализме Зомбарта.

Прожив в науке долгую жизнь и написав неимоверное количество статей и книг, Зомбарт проделал эволюцию от марксизма к фашизму. В литературе по нашему предмету можно встретить очень много ссылок на Зомбарта. В подавляющем своем большинстве эти ссылки отрицательны. Его мнение упоминают для того, чтобы выразить несогласие и привести аргументы против. Странное дело: влиятельный ученый, взгляды которого отвергаются на каждом шагу.

"Лучшее, что можно сказать о Зомбарте, — это то, что его работы будят мысль", — сказал один современный историк экономической мысли. В начале нашего столетия Зомбарт написал научную работу "Евреи и хозяйственная жизнь". Основная мысль ее: капитализм создали евреи. Цитированный выше комментатор замечает, что евреи встретили эту книгу как антисемитскую, а ненавистники евреев — как недостаточно антисемитскую. Более националистический характер носит работа Зомбарта " Герои и торгаши", издание которой совпало с началом первой мировой войны. "Нации героев" (немцам) противопоставляется "нация лавочников" (англичане)[50].

Наиболее известен монументальный многотомный труд Зомбарта "Современный капитализм". По идее, по всем статьям такой труд должен был бы стать классическим. Энциклопедическое исследование объемлет всю хозяйственную историю Европы от раннего средневековья ("докапиталистический период") по XIX в., а также включает сведения об экономических представлениях людей в каждую эпоху.

Все это связано нитями философских концепций о сущности материальной жизни и ее формах в различные эпохи. Труд содержит громадное количество конкретных сведений, выписок из первоисточников и собственных интересных идей автора. Но это исследование не снискало того научного авторитета, какой был бы соразмерен его масштабам и замыслу, оставшись одной из рядовых (по значимости) работ Исторической школы.

Макс Вебер

Макс Вебер был разносторонним мыслителем, универсальным ученым, соединившим в себе философа, историка, социолога и экономиста. В его творчестве немецкая Историческая школа достигла своей наивысшей точки. На долю Вебера пришлась задача осмысления всего, что было наработано трудами немецких мыслителей XVIII–XIX вв. в области развития человеческих сообществ.

Макс Вебер в наибольшей степени из всех свободен от предвзятостей национализма и односторонностей "исторического метода". В его творчестве без труда можно обнаружить мысль о том, что развитие экономической жизни народов и их культуры определяется некими общими законами, пробивающими себе дорогу сквозь все особенности национальных традиций, конкретных исторических обстоятельств и национального характера.

Круг замкнулся. Произошло возвращение к позициям того метода, с отвержения которого началась немецкая экономическая мысль XIX столетия. Но возвращение это состоялось, конечно, на ином уровне осмысления — на вершине гигантской пирамиды конкретных знаний, воздвигнутой трудами Исторической школы.

Вебер обладал силой, чтобы взлететь на должную высоту, и обрел крылья в лице немецкой классической философии. В конце XIX в. в Германии начался, если можно так сказать, кантовский ренессанс. Появилась яркая плеяда философов-неокантианцев (Виндельбанд, Риккерт и др.). В их числе был и Макс Вебер, приложивший метод обновленного кантианства к своим социально-историческим исследованиям. К наивысшим ценностям Вебер причислил свободу индивидуума, а расизм и национализм считал ложной идеологией. Уже в первых своих работах Макс Вебер настаивал на том, что одного лишь описания исторической науке недостаточно. Необходимы осмысление, интерпретация. С этим он выдвинул концепцию так называемых идеальных типов.

Идеальный тип — это, по существу, определенная схема, которую формирует ученый для объяснения конкретных фактов и процессов исторического развития того или иного народа. Это инструмент анализа прошлого, который позволяет разбираться в нагромождении фактов и свидетельств, выстраивать материал, находить закономерности и делать обобщения. Наибольший след в науке оставили исследования Макса Вебера в области влияния Реформации на хозяйственный перелом в Европе XV–XVI вв. В центре этих исследований находится его работа "Протестантская этика и дух капитализма", многие идеи и свидетельства из которой приведены в нашей главе 5.

К указанному циклу принадлежит и большая работа "Хозяйственная этика мировых религий", над которой он работал до конца своих дней. В 1919–1920 гг. Вебер прочитал в Мюнхенском университете курс лекций, которые были изданы посмертно его вдовой в виде книги "История хозяйства"[51]. Это очень сжатый и очень емкий обзор экономической истории Европы с доисторических времен и по XVIII в.

Остается глубоко сожалеть о том, что необъятная фактография, которой владел Вебер и которая составила основу его обобщений, почти целиком осталась, так сказать, за скобками. Книга написана, как говорят в подобных случаях, телеграфным слогом. Такую книгу невозможно конспектировать, потому что она сама похожа на конспект (она и составлена на основе студенческих конспектов). В ней каждая фраза несет новую информацию и потому каждая фраза — на вес золота. В небольшом объеме этой книги содержится непропорционально большое богатство идей и трактовок.

В определенном смысле Вебер сделал то, что не удалось Зомбарту, — создал фундаментальный историко-экономический труд. Но достигнуто это было ценой такого сильного сжатия, при котором исчезает все то, что часто составляет прелесть исторических трудов, — живые картины быта и характеры прошедших времен. Эта книга — не записки путешественника в прошлое, а взгляд из космоса. Возникает мысль, что в полном объеме решить задачу Зомбарта вообще не по плечу одному человеку. Как мы вскоре увидим, жизнь показала, что эта мысль слишком пессимистична.

Итак, три поколения немецкой Исторической школы прошли перед нами. Первое смогло только поставить задачу, потому что для ее решения оно не обладало достаточным материалом. Второе поколение оправдало себя именно собиранием этого колоссального материала, но оно еще не было в состоянии использовать его с максимальной отдачей. И лишь третье поколение смогло взяться за обобщение и интерпретацию. Когда же оно это сделало, выяснилось, что немецкий "исторический метод" не устраняет, а дополняет английскую школу политической экономии.

В других странах Европы

Пример немецкой Исторической школы оказался заразительным В XIX в. стали появляться историко-экономические исследования в других странах. В Италии это направление развивали феррарис, Рикки-Салерно, Скиатарелла, Сальвиоли и др.

Во Франции на поприще экономической истории трудились Лавернь, Лавеле, Шевалье, Бодрильяр, Курсель-Сенейль, Манту и др.

В лучших случаях ученые других стран не повторяли крайностей немецкой Исторической школы и свое направление не противопоставляли теоретической политэкономии. Просто в различных странах пробудился живой интерес к хозяйственной истории своих и соседних народов. Ученые обратились к архивам, старым рукописям, хроникам, мемуарам… Они добросовестно воспроизводили историю экономической жизни в пределах своей задачи и оставили нам работы, многие из которых сегодня читаются с не меньшим интересом, чем в пору их появления на свет. К лучшим образцам таких работ относятся книги П.Манту (1904) "Промышленная революция XVIII столетия в Англии" (блестяще написанная и основательная) и Г.Сальвиоли (1906) "Капитализм в античном мире" (уникальный очерк истории хозяйственной жизни в Древнем Риме).

Исторический метод, возникший, как мы помним, в виде реакции на английскую политическую экономию, превосходно проявил себя на английской почве и дал замечательные плоды. Это не было результатом простого подражания немцам. Еще в 1838 г. Томас Тук (1774–1858) начал выпускать свою многотомную "Историю цен и денежного обращения" (к 1857 г. вышло шесть томов). философское обоснование исторического метода предложил в 1876 г. Т.Клифф-Лесли, известный и своими теоретическими работами.

Серию замечательных исследований предпринял Джеймс Торолд Роджерс (1823–1890). Первая его книга, вышедшая в 1866 г., представляла собой историю сельского хозяйства и цен в Англии с 1259 по 1793 г., когда началась война с республиканской Францией. Затем последовали: "Промышленная и коммерческая история Англии" (1880), "Пять столетий труда и зарплаты"[52] (1883) и "Экономическое к истолкование истории" (1888).

В 1884 г. вышла книга рано скончавшегося Арнольда Тойнби[53] (1852–1883) "Промышленная революция в Англии". Там впервые в науку был введен термин промышленная революция в значении того хозяйственного переворота, который произошел в этой стране в конце XVIII — начале XIX в. Это было первое в мире исследование того явления, которое с тех пор привлекало многих ученых из различных стран. Маленькая книжка охватывает изменения в народонаселении страны, сельском хозяйстве, использовании природных ресурсов, промышленном развитии и положении трудящихся классов. В ней много интересного числового материала. фундаментальностью и широтой охвата отличается книга УИЛЬяма Каннингэма (1849–1919) 'Развитие английской промышленности и торговли" (1882). Экономическое развитие страны прослеживается там со времен Юлия Цезаря и римского завоевания Британии.

Совсем в другом ключе, но не менее основательно, написана работа Уильяма Дж. Эшли (1860–1927) "Экономическая история Англии в связи с экономической теорией". Эшли охватывает период всего лишь с XI по XVI в., но глубоко копает и широко интерпретирует. Помимо собственно исторического материала, в работе имеются также обширные главы об экономических взглядах и хозяйственном законодательстве в указанный период. Эшли едва ли не первым в новое время обратил внимание на экономические учения Фомы Аквинского и канонистов.

Оба — Каннингэм и Эшли — были хорошо знакомы не только с трудами ученых немецкой Исторической школы, но и лично со многими из авторов. Однако оба они остались вполне самостоятельными в применении "исторического метода".

Историческая школа в России

Русская Историческая школа в экономической науке — это предмет, который еще ждет серьезного изучения. Известно, что в этой области работали замечательные ученые и было сделано много серьезных исследований. Интерес в России к экономической истории был велик. Книги немецких, французских, итальянских, английских авторов (в том числе многие, упомянутые выше) переводились на русский, издавались и расходились.

Так продолжалось вплоть до начала 30-х гг. нашего столетия. После того как марксизм узурпировал всю сферу экономической науки в СССР, ученые Исторической школы стали терять работу, их книги перестали выходить, имена их замалчивались. Историческая школа в целом была подвергнута шельмованию как "вульгарная буржуазная наука. Плоды такого просвещения российская культура пожинает до сих пор. На том месте, где должна быть широкая эрудиция в экономической истории стран и народов, даже у иных крупных экономистов наших дней зияет большая черная дыра.

Не требуется каких-то особых патриотических пристрастий для того, чтобы отметить две (по меньшей мере) особенности, которыми русская Историческая школа выгодно отличалась от немецкой. Во-первых, она была свободна от национально-шовинистических настроений. Во-вторых, среди русских ученых не было принято противопоставлять "исторический метод ' теоретической политической экономии. Даже беглый обзор, подобный нижеследующему, может показать справедливость сказанного.

Русские ученые не ограничивали свой предмет областью национальной истории. Главный труд проф. Ивана Ивановича Янжула (1846–1914) — это двухтомная "Английская свободная торговля" (1882), всестороннее исследование, охватывающее вопросы торговой политики, практики, законодательства и общественного сознания Англии за несколько веков.

Илларион Игнатьевич Кауфман (1848–1916) написал два капитальных труда: "История банкового дела в Великобритании" (1877) и "Государственный долг в Англии с 1688 по 1890 г." (1893). Александр Николаевич Савин (1873–1923), вообще скорее историк, чем экономист, оставил нам замечательный труд "Английская деревня в эпоху Тюдоров" (1903), которому предшествовала двухлетняя работа в британских архивах. Сохранила познавательное значение и книга "К вопросу об обезземеливании крестьянства в Англии" (1908), которую написал Игнатий Наумович Гранат (1863–1941)[54].

В книге Михаила Ивановича Туган-Барановского (1865–1919) "Периодические промышленные кризисы" (1894 и еще три переработанных издания), посвященной теоретическому изучению указанного вопроса, обширный раздел отведен истории — описанию экономических явлений и процессов в Англии XIX в., с огромным числовым материалом. Русскую Историческую школу можно было бы упрекнуть скорее в недостаточном внимании к экономической истории России. Среди немногих работ в этой области выделяется "Русская фабрика" М-И.Туган-Барановского (1898) — грандиозное и всестороннее исследование развития промышленности в России XVIII–XIX столетий.

Многие из перечисленных ученых совмещали исторические исследования с теоретическими. Особенно выделяется этим Туган-Барановский, сумевший сохранить подлинное равновесие между двумя областями научной деятельности и в обеих оставивший замечательные работы.

Иосиф Михайлович Кулишер

Несколько условно можно сказать, что И.М.Кулишер[55] представляет второе поколение русской Исторической школы. Зато его, безусловно, можно назвать гордостью русской науки. Если кто из европейских ученых и сумел нарисовать и живописать обобщенное и грандиозное полотно экономической истории Западной Европы, то это И.М.Кулишер (1878–1934).

Он вступил на поприще науки в начале XX в., когда Историческая школа различных стран накопила громадный материал описательного и числового характера. Свободно владея немецким, французским, английским и, судя по всему, умея читать на итальянском и испанском, Кулишер не испытывал затруднений в доступе к любым интересовавшим его книгам и источникам.

Первой книгой Кулишера были "Очерки по истории таможенной политики" (1903). Затем последовал громадный двухтомник "Эволюция прибыли с капитала в связи с развитием промышленности и торговли в Западной Европе" (1906, 1908). Ряд исторических книг написан им по вопросам городских финансов (местного обложения) в Германии с XIV по XIX в., влияния хлебных пошлин на народное хозяйство, международной торговой политики, развития промышленности и положения рабочих на Западе в XVI–XVIII вв.

В 1919 и 1920 гг. выходят два тома его "Очерков финансовой науки". Это история налогов и теоретических представлений о налогообложении в Европе. В 1925 г. появляется его "Очерк экономической истории Древней Греции" — произведение, единственное в своем роде. В том же 1925 г. выходит I том (в 1926 г. — II том) его "Истории русского народного хозяйства с древнейших времен до XVII века". Книга сперва была написана по-немецки для задуманной в Германии многотомной всемирной хозяйственной истории.

Общеевропейское признание Кулишера упрочили два тома его "Лекций по истории экономического быта Западной Европы". Первое издание вышло в 1916–1917 гг., затем — с исправлениями и дополнениями — имели место еще восемь изданий. Книга была переведена на европейские языки. Крупнейший французский историк нашего времени Фернан Бродель называет наследие Кулишера "грандиозным памятником", а его "Лекции" — "еще и доныне лучшим руководством и самой надежной из обобщающих работ". Объем книги не громадный, как можно было ожидать, а вполне средний по меркам такого рода трудов.

Содержание книги изложено по разделам: от Юлия Цезаря до начала Крестовых походов, затем до открытия Америки, потом до Французской революции и, наконец, до 60-х гг. XIX в.

В каждом разделе отдельные части описывают:

— состояние населения и характер потребления;

— сельское хозяйство и аграрный строй;

— формы промышленности и рабочий класс;

— торговлю;

— деньги, кредит, пути и средства сообщения.

Все это излагается отдельно для Англии, Франции, Германии (включая Австрию), Италии, Испании и отчасти других стран (например, Польши). Книга написана спокойным, но живым языком, насыщена свидетельствами современников и разнообразными бытовыми деталями. Вместе с автором читатель может побывать в конторе немецкого банкира XV в., на судне голландского купца, на улицах европейских городов в разные эпохи, в доме ремесленника, а то и за столом с Людовиком XIV. Многие страницы книги вводят нас в мир, где жили Ричард Львиное Сердце, Дон Кихот, три мушкетера, прекрасная Анжелика, герои Р.Сабатини, ГХаггарда, М.Дрюона, Р.Стивенсона и всяческих исторических романов, которые мы читали или не читали. Конечно, мы не видим здесь самих этих героев, их встреч или быта, не слышим их разговоров. Скорее мы оказываемся у них дома, проходим по улицам и дорогам, где только что прошли, проехали, пронеслись знакомые нам лица… Иосиф Кулишер по-своему сделал то, что не удалось Вернеру Зомбарту.

Часть третья Преображение науки

Глава 21 На острие иглы

Кто не испытывает жажды, тот не пьет с удовольствием.

Монтень.

Незамеченная революция

Есть такое слово — "маржинализм". Его нужно знать и понимать. Это слово охватывает целый комплекс понятий в современной экономической науке. 06 этом речь в настоящей главе. В то время когда в Европе экономическая профессура в большинстве своем занималась историко-хозяйственными проблемами и увлекалась социалистическими идеями, в области теории произошли знаменательные события. Впоследствии они привели к подлинному перевороту в методах экономического анализа и даже в понимании закономерностей экономического поведения людей или фирм. Этот переворот сегодня называют маржиналистской революцией или (не очень точно) революцией предельной полезности.

Сказанное было осознано и понято учеными гораздо позже, уже в XX в. Да и замечено было далеко не сразу. Это была поистине тихая, незаметная и вовсе не обвальная, но тем не менее революция. Потому что ряд событий, которые составили названный процесс, действительно изменил лицо науки, характер научно-экономического мышления.

О выражении “предельная полезность"

Margined utility — так термин звучит по-английски. Русский термин "предельная полезность" установился давно, и едва ли уместно было бы предлагать другой. Полезно знать, однако, что наш эквивалент английского термина передает его смысл неточно.

Marginal означает "находящийся на самом краю", "крайний", "граничный".

Utility — это, конечно, полезность. Но и тут русское слово может сбить с толку. Мы привыкли, что полезность — это некие свойства вещей, их способность удовлетворять человеческие потребности. Даже если Робинзону на острове достался радиоприемник без батареек (который, конечно, для него бесполезен), от этого сам приемник не теряет способность стать полезным в случае, если бы удалось найти для него источник питания. Исправный приемник обладает полезностью для людей, поскольку люди именно это имели в виду, создавая его.

В выражении "предельная полезность" второе слово употребляется не в том смысле, о каком мы только что говорили. Иногда это понятие объясняют так: "Первым пирожным я угощу ребенка, вторым — жену, третье съем сам, а четвертое отдам теще '. Порядок раздачи соответствует убывающей полезности порции лакомства. Но эта "полезность" не связана ни с вкусовыми качествами пирожных, ни с их питательными свойствами. Фактически имеется в виду желаемость, потребность. Иногда говорят о субъективной полезности благ. Таким образом, выражение "предельная полезность" нужно понимать как последнюю потребность, или желаемость последней порции данного блага. В таком смысле мы можем говорить, например, о "полезности" табака, хотя курящему от него один вред.

Что означает предельная полезность данного блага

— Ну ты запасся водой! — заметил мой друг, прикладывая ладони к печке, которую я только что растопил. — Решил натаскать сразу на неделю?

— Замерзает в колодце вода, — отвечаю, — каждый раз добывать ее — морока.

— Там в сенях у тебя темновато, но мне показалось, что ведра пронумерованы. Это зачем?

— Люблю порядок, — говорю. — № 1 — для питья и чая, № 2 — для приготовления еды, № 3 — для умывания, № 4 — для поливки цветов, № 5 — для хозяйственных нужд. На неделю хватит.

— Извини, — говорит друг. — Но пока ты разводил огонь, я вылил воду из ведра № 1, потому что оттуда успела напиться моя Каштанка. Теперь опять возиться с колодцем?

— Не стоит, — говорю, — на питье пойдет вода из № 5.

— Все понял, — говорит мой друг, — ты готов сидеть в грязи, лишь бы твои цветочки не засохли.

Действительно, я, как и любой, пожертвовал бы ведром, которое для меня наименее ценно. Ведь нумерация моих ведер соответствует их убывающей субъективной ценности для меня. Важнее всего утоление жажды, затем приготовление еды. Этим потребностям уступает потребность в умывании. Следующей по важности идет необходимость поливать цветы, и на последнем месте — чистота посуды, пола и прочего, убывание желаемости данного блага по мере увеличения его потребления называется первым законом Госсена.

Здесь мы подошли к самому интересному. Теория предельной полезности утверждает, что желаемость (полезность) воды в любом из ведер для меня (в данном примере) равна желаемости последнего ведра. Наименее ценная — последняя — порция воды способна заменить любую из предшествующих. Крайняя потребность моя в воде равна потребности в последнем ведре. Но ведь вода во всех ведрах одинакова, и все ведра взаимозаменяемы. Поэтому полезность всех ведер одинакова. И равна она субъективной ценности последнего ведра. Только так и следует понимать утверждение: предельная полезность воды равна полезности последней порции ее — последней, на какую я согласен тратить усилия, чтобы ее заполучить.

В приведенном примере последняя порция воды предназначалась для самых незначительных нужд. Ее субъективная ценность для меня весьма мала. В то же время, если задаться вопросом о ценности всех ведер вместе, мы придем к выводу, что она в совокупности своей равна сумме тех оценок, которые я приписываю каждому ведру, — от максимальной до незначительной. Известно, что вода жизненно важна для людей. В то же время она — самое дешевое из благ, не считая воздуха.

Этот парадокс был сформулирован еще в XVII в., если не раньше. Противники мнения, что ценность вещей определяется их полезностью, любили ссылаться на этот парадокс В ответ им слышались слова о таком факторе, как редкость благ. "А тогда при чем полезность? — отвечали эти. — Так и говорите: спрос и предложение". Разрешить указанный парадокс смогла только теория предельной полезности. Ценность всей воды очень велика, потому что она есть сумма ценностей всех ее порций. Но ценность каждой отдельной порции очень низка, потому что она определяется субъективной ценностью последней (наименее полезной) порции воды.

Как измерить совокупную полезность данного блага

При внимательном чтении можно заметить некоторое противоречие. С одной стороны, полезность воды в каждом из ведер равна полезности последнего ведра. С другой стороны, говорится о ценности, приписываемой каждому ведру — от максимальной до незначительной. Как это понять? Нужно помнить про первый закон Госсена. Каждое новое ведро, добавляемое к уже запасенным, имеет все меньшую и меньшую ценность. Этим оно снижает ценность (предельную полезность) воды в каждом ведре до своего уровня. Но совокупная полезность воды во всех ведрах вместе тем не менее нарастает с каждым новым ведром. Правда, прирост ее с каждым шагом будет все меньше и меньше.

Этот прирост и есть предельная полезность воды на каждом шаге, пока не наполнены следующие ведра. Вот я решаю набрать запас воды. Допустим, я умею оценивать полезность своего запаса с точки зрения очередности своих потребностей в воде. Итак, наполнил ведро № 1–4 балла. Наполнил два ведра — 7 баллов. Три ведра — 9 баллов. Четыре ведра — 10 баллов. Пять ведер… хм… тоже 10 баллов! Или чуть больше того? Вроде бы можно обойтись без этого ведра… ну пусть будет резерв для незначительных нужд. Тогда оценим весь запас воды в 10,5 балла. При таком характере роста потребности в воде выявим предельную полезность ведра воды по шагам:

Имею (ведра, полные воды) 0 1 2 3 4 5.

Совокупная полезность воды 0 4 7 9 10 10,5.

Предельная полезность воды 0 4 3 2 1 0,5.

Замечание. Совокупная предельная полезность любого количества ведер равна сумме предельных полезностей, соответствующих этим ведрам.

Тонкое замечание. Хитрить бесполезно. Если вы хотите проверить совокупную полезность, скажем, трех ведер воды и для этого берете ведра № 2, 3 и 4, вы, складывая 3 + 2 + 1, ни за что не получите 10. Но этим вы перехитрите только сами себя, показав, что до сих пор вы кое-что не поняли. Если вам нужны только три ведра воды, это всегда будут первые три ведра. Если же вы, наполнив четыре ведра, затем меняете решение, оставляя только три и выливая воду из № 1, эта новая хитрость тоже выдает вас с головой. Ведь предельная полезность вылитого ведра при трех налитых такая же, как и во всех остальных, какой бы номер на нем ни стоял. За эти хитрости вам придется переписать номера на оставшихся ведрах с водой: вместо № 2, № 3 и № 4 написать: № 1, № 2, № 3. Закон есть закон.

Как удовлетворить множество потребностей?

Все знают, что такое шведский стол. На стоике стоят самые разнообразные яства — всевозможные салаты, много сортов колбасы и рыбы, горячие мясные блюда, жареная птица, свежие овощи и фрукты, соки, кофе, какао, чай, всевозможное печенье, варенье и т. д. и т. п. Бери, что хочешь и сколько хочешь, накладывай себе сам. Всего вволю, но вволю всего не поешь: вместимость желудка ограниченна, а ждать, пока съеденное переварится, чтобы начать все сначала, вы не можете. Глаза разбегаются, все такое вкусное — как скомбинировать блюда, чтобы получить максимум удовольствия?

Вообще говоря, люди решают такую задачу обычно без длительных размышлений, импровизируя на ходу. Некоторые поступают вовсе не предусмотрительно (например, набрасываются на салаты, и уже мало места остается для мяса и птицы, а на десерт даже смотреть не хочется). Но если подойти к делу предельно рассудительно, то мы постараемся отведать каждого блюда по очереди в таком количестве, пока не почувствуем, что следующей порцией этого блюда можно пренебречь ради иного вкусного блюда.

Ученые говорят, что потребности насыщаются на том уровне, при котором прирост наслаждения от каждого вида блюд становится одинаковым. Другими словами, общее количество потребляемых благ устанавливается таким, при котором равны предельные полезности каждого блага. Это правило называют вторым законом Госсена. В случае "шведского стола" каждый рассудительный человек, конечно, решит для себя эту задачу по-своему, но у всех таких людей максимум удовольствия будет отвечать равным субъективным ценностям последнего куска или глотка доступных им яств.

Уравнение обмена

Предыдущие рассуждения прямо подводят нас к задаче формулирования уравнения товарного обмена. Притом подводят прямо по той дорожке, которая начинается от Аристотеля, продолжается у Тюрго и доходит до обоих законов Госсена.

В самом общем виде маржинализм утверждает, что при обмене двух товаров цена, т. е. взаимно эквивалентные количества обоих, товаров, устанавливается на уровне равных предельных полезностей этих товаров для обоих участников сделки. Если за один стул отдается три топора, то для обоих участников обмена предельная полезность одного стула равна предельной полезности трех топоров.

Но каким образом все-таки достигается эта пропорция, уравнивающая предельные полезности? И вообще, почему мы так уверены, что в данном случае имеет место равенство предельных полезностей? Когда двое ударили по рукам, это можно с одинаковым успехом приписать и равенству трудовых затрат по Рикардо. Сам факт сделки еще ничего не доказывает, нужно объяснить, как это получается, в терминах рассматриваемой теории. Ни Рикардо, ни Маркс в рамках своей теории этого сделать не смогли. Смогли теоретики предельной полезности.

Капустный рынок

Осенью все квасят капусту. Спрос на нее резко возрастает, но это всегда совпадает с большим скачком в предложении капусты, потому что как раз к этому времени поспевают ее поздние сорта, годные для засола. Стихийно возникает множество местных рынков, где бойко идет купля-продажа капусты.

Перед нами один из таких рынков. Здесь сразу 8 продавцов, между которыми ходят 10 покупателей. Кто торгует от овощебазы, кто — от совхоза, а кто — со своего участка. Покупатели тоже из разных категорий населения. Поэтому у каждого из находящихся на рынке свои оценки. У продавца — нижний предел цены ("Дешевле не отдам", — решает он про себя), а у покупателя — верхний предел цены ("Дороже не куплю", — думает он). Допустим, эти оценки сложились сегодня так, как указано в "Капустной таблице".

Если бы на рынке были только покупатель Ы1 и продавец Щ1, они бы могли, поторговавшись, сойтись на какой-то цене между 300 и 100. Но на какой именно? Это зависит от очень многих обстоятельств.


Капустная таблица.


Субъективные оценки 1 кг товара

Покупатели Не дороже (руб.) Проданы Не дешевле (руб.)

Ы1 300 Щ1 100.

Ы2 280 Щ2 110.

ЫЗ 260 ЩЗ 150.

ЫЧ 240 ЩЧ 170.

Ы5 220 Щ5 200.

Ы6 210 Щ6 215.

Ы7 200 Щ7 250.

Ы8 180 Щ8 260.

Ы9 170.

Ы1О 150.


Продавец будет более уступчив, если зарядил дождик (покупателей мало, мокнуть зря не хочется), если у него еще много этого товара (и завтра привозить, и послезавтра, и еще останется), если у него не так много времени (нужно скорее вернуться домой) и т. д. Уступчивость покупателя тоже зависит от многих соображений — любой из нас знает это по себе. Какая комбинация этих обстоятельств сложится в данный момент, никто сказать не может. Поэтому невозможно сказать заранее, на какой цене они сойдутся. Допустим, сошлись бы на цене 115 руб. Оба в выигрыше, но у продавца выигрыш минимален. "Плохо идет торговля", — решит он.

Однако на рынке еще много покупателей и продавцов, поэтому все должно обернуться по-другому. По 115 руб., конечно, готовы были бы купить капусту все десять покупателей. Но продать по этой цене готовы лишь двое продавцов (здесь и дальше следите за таблицей и сами глядите, кто с кем о чем договорится). Понятно, во что выльется эта ситуация: к продавцам Щ1 и Щ2 выстроятся очереди, остальные продавцы останутся без покупателей, а мы так ничего и не поймем. Поэтому нужно ввести дополнительные условия: каждый покупатель хочет купить 20 кг товара, а у продавцов на руках примерно по мешку капусты (20–30 кг) на каждого. При таких обстоятельствах между покупателями начинается конкуренция. Они наперебой поднимают цену. Продавцы Щ1 и Щ2 спокойно ждут момента, когда покупатели остановятся…

Общественная предельная полезность

К этому торгу, надо сказать, прислушиваются и другие продавцы. Когда цена переходит за 200 руб., оказывается, что уже пятеро из них готовы продавать по этой цене. Правда, уменьшилось число покупателей, согласных покупать по этой цене, но их еще шестеро на пятерых продавцов. Цена продолжает подниматься. Как только она переходит за 210 руб., Ы 6 выходит из игры. Остаются пять на пять, и капуста переходит из рук в руки. Цена установилась. Теперь начнем все сначала. Снова предположим, что Щ1 и Щ1 встретились один на один. Только на сей раз более уступчивым вынужден быть покупатель, а продавец попался упрямый. Так что сходятся они на цене 255 руб., и покупатель несет домой капусту без особой радости (он, конечно, выгадал, только уж очень мало).

Но и в этом случае, если на рынке присутствуют все наши продавцы и покупатели, дело повернется иначе. По 255 руб. готовы продавать семеро, да покупать согласны только трое. Теперь уже возникает конкуренция продавцов, они начинают снижать цену. Как только цена опускается чуть ниже 215 руб., число продавцов и тут уравнивается с числом покупателей (шесть на шесть).

Таким образом, как ни крути, цена на таком рынке установится где-то между 210 и 215 руб. за 1 кг. Вот эта цена, допустим 212,5 руб., и выражает предельную полезность капусты по отношению к деньгам на данном рынке: ниже этой цены никто не продает, выше — никто не покупает. Перед нами уже общественная предельная полезность капусты.

Мы начали встречей одного продавца с одним покупателем. И смогли прийти к выводу, что цена установится где-то между 300 и 110 руб. Ничего больше выяснить мы были не в состоянии. Но когда мы увеличили число тех и других, мы увидели, как цена сходится к довольно узкому интервалу: 210–215 руб. Существует так называемая теорема Эджуорта, которая говорит: чем больше на рынке участников обмена (с индивидуальными субъективными оценками у каждого), тем более узки границы такого интервала; при достаточно большом числе участников интервал сходится в точке, выражающей одну-единственную рыночную ценность данного блага. На нашем примере можно почувствовать справедливость теоремы Эджуорта. Доказать ее, однако, ученые смогли спустя много-много лет после первого обнародования (1881) — уже в XX столетии.

Глава 22 Довольно играть в "классики"!

Нет столь великой вещи, которую не превзошла бы величиною еще большая. Нет вещи столь малой, в которую не вместилась бы еще меньшая.

Козьма Прутков.

Наука меняет метод. Предельный анализ Понятие предельной полезности и соответствующая теория обозначили поворотный пункт в развитии экономической мысли. Речь идет о чем-то гораздо более существенном, нежели очередная новая теория. Понятие предельных величин позволило создать совершенно новый инструмент исследования и описания экономических явлений — инструмент, посредством которого стало возможно разрешать научные проблемы, прежде не решенные или решенные неудовлетворительно.

Преобразились и некоторые категории, которыми наука оперировала до того. Появились понятия "предельные издержки", "предельная производительность", "предельная склонность" (к тому или иному типу экономического поведения). Например, "предельная склонность к сбережению". Возникла область науки, называемая предельным анализом.

Обнаружилось, что экономические закономерности можно описывать языком математики. Это, в свою очередь, создало новые возможности для экономических исследований. Сегодняшняя экономическая наука так сильно математизирована, что иногда возникает обеспокоенность возможностью исчезновения собственно экономического содержания из математических формул и графиков.

Несомненно, математизация экономических рассуждений была гигантским шагом вперед на пути совершенствования методов экономического анализа. Ведь математическое представление связей и зависимостей требует четких определений и строгих формулировок. Математика не терпит двусмысленностей или недодуманных соображений. Ученый вынужден сам к себе придираться: "Что я хочу получить в итоге? Что дано мне в исходных условиях? Какая величина от какой зависит и какова форма этой зависимости — прямая, обратная или, может, степенная? Что я понимаю под таким-то словом?" И т. п.

Сказанное относится, так сказать, к технике анализа. Мы ведь говорим иногда: главное — суметь сделать то-то и то-то, а остальное — дело техники. Так же и здесь: главное — это суметь правильно записать интересующие нас взаимозависимости в виде, например, системы уравнений, а дальше мы решаем эту систему посредством известных математических правил.

Но кроме техники анализа, в самом характере экономического исследования тоже постепенно произошли важные изменения. Отметим некоторые из них, самые принципиальные.

Средние и крайние: наука меняет угол зрения

Классическая наука обычно имела в виду средние величины. Средняя цена, средняя производительность труда, средняя заработная плата, средняя прибыль и т. д. Если говорили о множестве однородных величин (множество рабочих, получающих плату за труд; множество капиталов, приносящих прибыль, и т. д.) или если даже какую-то величину рассматривали как сумму малых составных частей (рабочий день состоит из рабочих часов, суммарная прибыль от продажи партии товара состоит из прибылей по каждой товарной единице и т. п.), то само собой разумелось, что в рассуждении нужно принимать средние величины.

Считалось, что именно средние отражают и показывают те закономерности, которые интересуют ученых. Иные из тех, кто имел несчастье изучать одну только марксистскую теорию, до сих пор убеждены в том, что ценность товара связана с трудом "среднего рабочего при средней умелости и средних условиях производства. Но уже в те годы, когда вышел I том "Капитала", в глубоких умах зрело иное представление: существенные закономерности нужно искать в области не средних, а предельных величин. Это был весьма крутой поворот, но он и уводил науку от грозившего ей тупика.

Наука меняет акценты

Тот тип задач, где переменные величины зависят от времени, носит название динамических задач. Если же в задаче время не учитывается или предполагается очень короткий его промежуток, за который с величинами, которые могут меняться во времени, не успевает ничего произойти, говорят, что это статическая задача.

Хотя и с сильным упрощением, но все-таки можно сказать, что классическая наука была нацелена на динамические задачи, в то время как ее преемница стала заниматься в основном задачами экономической статики.

В центре внимания классиков была проблема экономического роста ("как государство богатеет?"). Общественное богатство (функция благосостояния) понималось как объем совокупного продукта на душу населения. Считалось, что темпы роста этой величины зависят от темпов накопления капитала, а эти последние, в свою очередь, зависят от роста прибыли на капитал. Другим аргументом функции благосостояния была численность населения, вернее, темпы ее роста.

В свою очередь, рост совокупной прибыли на капитал рассматривался как функция от увеличения числа занятых рабочих, роста капитальных вложений и т. п.

Новое поколение ученых обратило внимание на одно важное обстоятельство, которому классики придавали второстепенное значение. Одно и то же количество труда и (или) капитала можно использовать по-разному. Обычно имеется не один, а несколько различных способов направления имеющихся ресурсов. Что это такое, можно показать на примере узнаваемой ситуации.

Собрались в байдарочный поход

У края дороги внушительной кучей свалены набитые рюкзаки, палатки, зачехленные байдарки, ведра, топоры, удочки, мячи… Добрались сюда на грузовике. До воды еще с километр, да не подъехать туда — раскисшее поле и пара овражков не пускают. Все нужно тащить на себе. Максим говорит:

— Одного оставляем сторожить, и за две-три ходки все унесем.

Но Вадим предлагает другое:

— Нагрузимся под завязку и унесем все сразу.

Максим ему:

— Зачем надрываться? Не будем отдых превращать в тяжелый труд.

Но Вадим считает иначе:

— Один напряг — зато разом покончим с этой тягомотиной.

Перед нами типичная задача о наилучшем использовании ресурсов. В качестве ресурса здесь представлены парни с девушками — вернее, их физические силы и их время. Но помимо этого дано еще кое-что.

Ребята крепкие, они не боятся усталости. Просто один и тот же результат может быть достигнут двумя различными способами, каждый их которых доставляет определенную степень удовольствия (дело сделано), но связан также и с какой-то тягостью для тела и души (надрываться, тягомотина).

Можно сказать, что каждый способ переноски вещей оценивается какой-то функцией удовлетворения, которая представляет собой разность между величиной конечного удовольствия и величиной совокупной тягости. Задача состоит в том, чтобы из двух способов выбрать такой, при котором "функция удовлетворения" имеет наибольшую величину…В этот момент выясняется, что есть еще один способ решения проблемы.

— Надоело тут стоять, — говорит Маша, — вон там, за лесом, деревня — сбегал бы кто-нибудь, нашел бы трактор. Договоримся с водителем — и все дела.

В этом варианте кто-то тут же находит свои недостатки: бежать куда-то, искать кого-то, уговаривать, да пока заведется, да пока приедет… Зато удовольствия было бы больше — оттого, что совсем ничего таскать не придется. Значит, и этот способ оценивается такой же "функцией удовлетворения" (удовольствие минус недостатки).

Теперь формулировка задачи приобретает совсем научный вид: из нескольких конкурирующих способов выбрать один, при котором функция оценки максимальна. Эту функцию оценки впоследствии стали называть целевой функцией. Способ, который отвечает максимуму целевой функции, называется оптимальным (в переводе — наилучшим)[56].

А максимум целевой функции называют критерием оптимальности решения.

В описанной задаче ищется не самое большое вообще значение функции удовлетворения, а с учетом имеющихся ресурсов. Что это значит?

— Вот бы нам сейчас ковер-самолет! — мечтательно произносит Надя.

Внезапно из-за леса показывается военный вертолет. Ему начинают махать. Машина снижается, затем садится. В небольшом разговоре выясняется, что оба летчика готовы за пять минут доставить всех скопом и с вещами на место. Но они заламывают такую цену, что ребята решают это уж слишком.

Если бы вертолетчики согласились перевезти всех и все задаром, функция удовлетворения достигла бы очень большой величины. Еще бы: масса удовольствия, экономия времени и сил, а тягости никакой — ни материальной, ни моральной. Но такого варианта у ребят нет.

Максимум целевой функции нужно найти, принимая в расчет ограничения по ресурсам (к которым мы теперь, кроме физических сил и времени, присовокупим также запас денег).

Поиск максимума функции при ограниченных ресурсах называется задачей на условный максимум. В подавляющем большинстве экономических проблем такого рода мы сталкиваемся именно с задачами на условный максимум или условный минимум (например, минимум затрат, или отходов сырья, или иного какого-то ущерба). То и другое сегодня называют задачами на условный экстремум[57].

Классики и неоклассики

Наука меняет имя Нельзя сказать, что классики вообще не понимали важности подобных задач. Например, у Смита можно найти немало мест такого рода Но можно сказать определенно, что специально они такие задачи не рассматривали. Больше того, в знаменитом пассаже о "невидимой руке" Адам Смит дает нам понять, что в системе свободной конкуренции наилучшее употребление имеющихся ресурсов труда, капитала и земли обеспечивается как бы автоматически. В качестве целевой функции у Смита предполагается функция национального дохода, а в качестве критерия оптимальности — максимум этой функции. Полемика вокруг закона Сэя обнаружила, что "невидимая рука" работает не так уж безупречно.

Что касается Рикардо, то для него предельные величины не были книгой за семью печатями. Вспомнив о законе убывающего плодородия, мы теперь можем сообразить, что он вел прямо к понятию предельной производительности факторов производства. Рикардова теория ренты, по существу, основана именно на понятии о предельных, а не средних издержках производства, О естественной норме прибыли он говорит, что она устанавливается at а margin of accumulation (буквально: на пределе накопления). А Рикардова теория сравнительных издержек (см. главу 16) есть не что иное, как решение одного из видов задачи на поиск минимума издержек при данных (ограниченных) ресурсах.

И тем не менее ни Д. Рикардо, ни Дж. Ст. Милль не были маржиналистами в современном смысле слова. Для классиков маржиналистские идеи сами по себе были и остались действительно маргинальными, находящимися где-то на краю их исследований и научных интересов в целом. Задним числом можно увидеть даже, что именно маржинализма не хватало классикам для решения многих проблем, с которыми они не сумели справиться.

Тот новый вид экономического исследования, который стал формироваться в последней трети XIX в., перенеся центр тяжести со средних величин на предельные, поставил в фокус внимания именно класс задач на поиск оптимальных результатов при ограниченных ресурсах. Рыночное предложение труда и капитала, определенный уровень населения с его потребностями, определенные производственные возможности, определенные размеры земли и сырья — все это считается заданным. Найти требуется такую комбинацию факторов производства, которая дает максимальную полезность произведенного продукта.

Эта новая форма, в которую начала перетекать экономическая наука из своей классической оболочки, впоследствии (уже в нашем столетии) была названа неоклассической экономической наукой. Три кита ее суть: задачи на условный экстремум, использование предельных величин, применение математических методов анализа. Но еще в прошлом веке состоялось иное переименование. Когда английский экономист А. Маршалл написал первый систематический курс на основе новейших (к 1890 г.) достижений науки, он счел необходимым отказаться от термина "политическая экономия" и озаглавил свой труд "Принципы экономики". Употребленное им слово economics закрепилось настолько прочно, что осталось даже после того, как основные постулаты неоклассической науки были подвергнуты сокрушительной критике и отвергнуты новыми научными школами.

Начало революции маржинализма

То, что мы теперь называем предельным анализом, возникло как будто на пустом месте. Вплоть до Дж. Ст. Милля мы могли проследить определенную преемственность задач и идей. Где останавливался или что-то упускал один, там начинал другой — так продолжалась и наращивалась непрерывная цепь эволюции экономической мысли.

Предельный анализ выглядит разрывом этой цепи. Кажется, будто он не вытекает из идей ученых предшествующих поколений. Это действительно похоже на настоящую революцию. После нее в экономической науке все пошло не так, как прежде.

В то же время известно, что революции не происходят из ничего. Любой взрыв — это резкое высвобождение накопленной и сжатой энергии. Чтобы такое произошло, энергии должно накопиться достаточное количество. Меру такого количества физики называют критической массой.

В 1862 г. англичанин Стенли Джевонс (1835–1882) направил в Британскую ассоциацию развития науки доклад под названием "Краткое сообщение об общей математической теории политической экономии'. Там был сформулирован новый принцип об убывающей предельной полезности (которую Джевонс назвал последней степенью полезности). В это время Джевонс уже работал над своей фундаментальной книгой Теория политической экономии" (1871), где основы новой теории были сформулированы, обоснованы и развиты в наиболее существенных моментах.

Подход Джевонса

Джевонс не ссылается на Аристотеля или Тюрго, но начинает он буквально с того момента, где закончил последний: обмен между двумя индивидами. Они торгуются, ведь на единицу своего товара каждый из них хочет получить как можно больше чужого. И пока значимость, т. е. желанность получаемого количества, например, маиса уступает значимости единицы отдаваемого товара (охапки дров), обмен не может состояться[58].

То, что маис полезен для здоровья, предполагается заранее (иначе обладатель дров вообще не стремился бы получить его). Но при формировании цены калорийность маиса или его вкусовые качества отступают на задний план. Важным становится то, какое дополнительное количество маиса я получу, отдавая лишнюю охапку дров.

Джевонс формулирует закон убывающей предельной полезности (который сейчас называют первым законом Госсена). И затем дает формулу уравнения обмена. Сделка совершается тогда, когда обе стороны пришли к согласию о том, кто из них сколько отдает и кто сколько получает. Перед этим в процессе торга размеры предполагаемой цены прыгали туда-сюда. Теперь наступает равновесие. Оно достигается тогда, когда отношение приращений обоих товаров равно отношению "последних степеней полезности".

Возьмем опять пример Тюрго. Пока партнеры торговались, был момент, скажем, когда один предлагал 3 меры маиса за 5 охапок дров, а другой предлагал 4 охапки дров за 4 меры маиса. Потом они сговорились: один дает 4 меры маиса, другой — 5 охапок дров. Эти количества оказались равноценными в глазах обоих участников сделки. А равноценны они потому, что первый так же сильно хочет получить пятую охапку дров за свои 4 меры, как второй хочет получить четвертую меру маиса за свои 5 охапок дров. Попробуйте сами выразить эти соотношения в расчете на 1 меру маиса и на 1 охапку дров, тогда вы получите результат, более напоминающий современное изложение этих вопросов: отношение цен пропорционально отношению предельных полезностей.

Революция — так революция!

В том же 1871 г., когда в Англии вышла книга Джевонса, в Австрии вышла книга Карла Менгера (1840–1921) "Основания политической экономии". В ней была изложена та же самая, теория. В отличие от Джевонса, правда, Менгер построил свою теорию чисто словесно, без математических формул и теорем. Центральное понятие, о котором мы говорим в этой главе, Менгер назвал конечной интенсивностью.

Но это не все. В 1874 г. в Швейцарии выходит книга "Элементы чистой экономической теории" (на французском языке). Ее написал Леон Вальрас (1834–1910). В этой книге экономическая теория была полностью математизирована. Экономические отношения и связи были представлены в виде математических функций или систем уравнений. Преобразование уравнений и математический анализ свойств функций приводили к выводам о тех или иных экономических закономерностях. Там же была развита теория предельной полезности (которую Вальрас называл редкостью), в том числе и принцип убывающей предельной полезности.

Стенли Джевонс

Итак, новая теория была создана одновременно тремя мыслителями, ничего не знавшими друг о друге. Как на заказ, они жили в разных странах. И теория предельной полезности появилась одновременно на английском, немецком и французском языках.

Если в каком-то одном из городов Европы летом вдруг выпадает снег, это явление можно приписать случайным атмосферным аномалиям. Но если снег летом выпадает одновременно в Манчестере, Вене и Лозанне, вряд ли мы успокоимся на мысли, что все это — капризы погоды. Скорее мы заподозрим, что в Европе меняется климат. Если столь удивительное появление новой теории кажется полной неожиданностью, это значит лишь, что мы не знаем глубинных причин ее появления. Однако трудно сомневаться в том, что появление ее было закономерным. Совпадением могла быть одновременность появления трех книг в трех странах. Но то, что наиболее острые умы среди экономистов того времени размышляли об одной и той же проблеме, что мысль их двигалась одинаковым путем и что они втроем независимо друг от друга с разных сторон пришли в одну и ту же точку, — все это было обусловлено тогдашним состоянием экономической науки.

Мы говорили, что предельный анализ охватывает гораздо более широкое поле вопросов, чем только теория предельной полезности. Но все трое основателей предельного анализа сошлись именно на предельной полезности в связи с проблемой ценообразования. Последнее слово науки в этом вопросе было сказано рикардианством. Сильно подчищенное Дж. Ст. Миллем, оно, однако, осталось самим собой именно в понимании ценности на основе издержек производства. Тут ничего нельзя было поделать, и многие начинали понимать, что нужны принципиально иные подходы.

На эту ситуацию пыталась ответить по-своему Историческая школа. Но ее принципиальный отказ от абстрактного теоретизирования определил и рамки "исторического метода". Это был не ответ на проблемы теории, а уход от них.

Интересно, что ни Джевонс, ни Менгер, ни Вальрас не вспомнили про Аристотеля и Тюрго. Возможно, что никто из троих и не знал об этих "подсказках. Если так, тогда еще более похожим на правду становится предположение о том, что эволюция экономической мысли дошла до черты, за которой прорыв в новые сферы познания был неизбежен.

И все же при всей действительной революционности маржинализма для экономической науки мы убеждаемся, что это не было полным обрывом цепи предыдущего развития. Мы не можем сказать, что от классиков ничего не осталось и всю науку пришлось создавать на пустом месте. Мы видели, особенно у Рикардо, элементы неоклассической науки внутри классической теории. Поэтому мы вправе сказать: то, что вблизи выглядит разрывом с классикой, при взгляде с высоты птичьего полета смотрится как продолжение линии с того места, где классическая теория выдохлась и замерла.

В 1834 г. англичане Ллойд и Лонгфилд указали, что полезность бывает совокупная и предельная, однако никак не использовали эти представления. Их соотечественник Нассау УИЛЬЯМ Сениор (1790–1864) тоже подошел к понятию предельной полезности и тоже не дал этому никакого развития.

Названным ученым не суждено было стать пионерами предельного анализа. Но — интересная вещь — Джевонс, Менгер и Вальрас тоже не были пионерами! Поразительный факт состоит в том, что предельный анализ был действительно открыт в 30 — 40-е гг. прошлого века. Уже опубликовав свои знаменитые впоследствии книги и узнав друг о друге, Джевонс, Менгер и Вальрас обнаружили, что у них были предшественники, которым все трое по возрасту годятся в сыновья.

Не было предела удивлению "отцов-основателей", когда, открыв забытые книги неизвестных дотоле авторов, они нашли там свои идеи, сформулированные и развитые с глубиной, блеском и смелостью, — и это людьми, которые могли бы, в принципе, видеть живыми Рикардо, Мальтуса, Сэя… Нужно отдать должное нашей "троице", они не только не преуменьшили значения своих предшественников, но и постарались воздать им должное и вернуть из забвения их достойные имена.

Имена эти суть: Тюнен, Курно, Госсен, Дюпюи. Но об удивительных достижениях этих отважных первопроходцев мы расскажем в другой раз…

Глава 23 Пионеры предельного анализа

Странно, что только исключительные люди совершают открытия, кажущиеся нам впоследствии такими легкими и простыми…

Г.К.Лихтенберг (XVIII в.)

Круглый мир фон Тюнена

Легко нам оглядывать прошедшие времена, вежливо кланяясь одним фигурам и похлопывая по плечу других. Нам все видно (все ли понятно, это другой вопрос) — картина застыла, и можно спокойно вглядываться в ее детали, снисходительно комментируя по ходу дела.

Мы должны помнить, однако, что и тогда, в XIX столетии, жизнь по-своему бурлила, струилась, текла. Век был беспокойный, Европа была ареной войн, революций, классовых битв, яростных споров. Европа была раздробленной, сильно неоднородной по уровню развития отдельных стран и регионов. Национальные культуры разных стран были во многих отношениях изолированными из-за языковых барьеров, национальных предрассудков, взаимного недоверия и непонимания. Не было общеевропейских систем массовой информации, никаких (даже национальных) систем научной информации. Все это появилось позже.

Когда в 1826 г. в Германии… — да не было еще такой страны, поэтому нужно говорить: в Пруссии — вышла книга "Изолированное государство", никто не обратил на нее внимания. В лучшем случае завсегдатай книжной лавки мог подумать, что речь идет о политических вопросах, и вспомнить недавнюю континентальную блокаду Англии. Открыв же книгу и увидев, что там говорится об экономических вопросах сельского хозяйства, человек терял к ней интерес.

Книгу написал какой-то Иоганн Генрих фон Тюнен, прусский юнкер (помещик), сидевший безвылазно в своем не слишком крупном поместье и бывший, вероятнее всего, страшным реакционером, с точки зрения тогдашних прогрессистов из буржуазной среды. Нет никаких свидетельств того, что книга была хоть как-то и кем-то замечена.

Иоганн фон Тютен

Сегодня Тюнен (1783–1850) считается первым из основоположников предельного анализа. Полное название книги: "Изолированное государство в его отношении к сельскому хозяйству и национальной экономии". Второй том книги вышел (уже посмертно) в 1850 г., третий — в 1863 г. Пример Тюнена показывает, что даже в глухом и заброшенном уголке уму пытливому и оригинальному есть простор для творчества.

Тюнен построил совершенно условную (идеальную, как иногда говорят) модель государственного хозяйства. Его "изолированное государство" имеет территорию в форме круга, в центре которого расположен единственный Город. Вся остальная территория занята сельскохозяйственными угодьями, причем почва везде имеет одинаковую плодородность. Весь рынок сбыта для сельхозпродукции сосредоточен в Городе. Вокруг него концентрическими кругами располагаются фермы. Все нужные им промышленные изделия фермеры получают из Города (внешней торговли нет). Нет ни рек, ни каналов, единственный вид транспорта — гужевой (сухопутные дороги и телега с лошадью). Таким образом, Тюнен построил искусственную модель, в которой невозможны комбинации различных факторов, влияющих на формирование цен и доходов, остался единственный фактор — расстояние от фермы до Города.

При желании очень легко упрекать Тюнена за такую условную модель, которая даже близко не напоминает реальную жизнь. И подобных упреков действительно было немало. Однако вспомним физику. Легко ли было бы нам выявить закон движения маятника или вычислить ускорение свободного падения, если бы мы не приняли допущения о том, что отсутствует сопротивление воздуха? Вспомним математику. Производя измерения длин и углов на поверхности земли, мы обычно пользуемся теоремами Евклидовой геометрии. При этом мы принимаем допущение о том, что кратчайшее расстояние между двумя точками — это прямая линия. Однако мы живем не на плоскости, а на сферической поверхности. Здесь на самом деле справедлива геометрия Римана, а не Евклида. Кратчайшее расстояние между двумя точками — не прямая линия, но дуга большого круга; сумма внутренних углов треугольника не 180°, а больше. Точные науки немыслимы без подобных допущений. Больше того, только благодаря таким допущениям любая наука о реальной жизни может стать более или менее точной.

Модель Тюнена была одним из первых шагов к превращению экономической науки в "более-менее точную" науку. Удаляя (ученые говорят: элиминируя) все факторы, кроме одного, мы получаем возможность изучить действие оставшегося фактора в чистом виде. Поэтому нужно понять, что модель Тюнена была большим достижением науки. Мы говорим пока еще не о результатах исследования Тюнена, а только о самой модели. Модель — это упрощенное и упорядоченное изображение действительности— фактически схема, которая позволяет видеть некоторые, самые существенные черты реального явления. Модель Тюнена позволила описывать экономические связи и закономерности на языке математики, в частности математического анализа и алгебры.

Давайте посмотрим, с каким изумительным изяществом строит Тюнен свои рассуждения.

Задача о заработной плате

Вдохновлял Тюнена не кто иной, как Адам Смит. Поэтому мы не должны удивляться тому, что Тюнен поставил перед собой задачу установить в общем виде уровень "естественной заработной платы' и закон его формирования.

Приступая к этой задаче, Тюнен делает еще ряд допущений. Во-первых, все затраты на производство хлеба состоят только из заработной платы. Во-вторых, доход рабочего выражается не деньгами, а хлебом (зерном). В-третьих, весь излишек зерна, который остается у рабочего за вычетом расхода на потребление его семьи, сберегается и превращается в его капитал. Это можно понять таким образом: рабочий продает избыток своего зерна и покупает элементы основного и оборотного капитала (кстати, вспомним, что семенной фонд зерна — часть оборотного капитала). В-четвертых, в "изолированном государстве" имеются свободные земли, так что любой рабочий может уйти от своего хозяина, взять себе землю и сам стать капиталистом Возможность такая имеется, потому что заработная плата выше прожиточного минимума, следовательно, рабочий в состоянии обзавестись собственным капиталом.

Приняв указанные предпосылки, взглянем на условия задачи.

Так как вся земля в границах государства имеет одинаковое плодородие, для любой отдельно взятой фермы издержки по производству зерна и доставке его на рынок различаются только в зависимости от расстояния между этой фермой и Городом. Здесь выражение "издержки" включает и капиталистическую прибыль (почему — мы говорили в главах 14 и 16). Самые большие издержки, конечно, отвечают внешнему (крайнему, т. е. маргинальному) из концентрических кругов — тому, который примыкает к самой границе нашего круглого государства.

Поскольку зерно, производимое на землях маргинального круга, находит покупателя, постольку мы можем сообразить, что именно такая величина издержек отвечает цене зерна на рынке Города. Все фермы государства продают свое зерно по этой цене. На всех фермах, следовательно, которые расположены к Городу ближе, чем крайний круг, после вычета из цены заработной платы и прибыли остается рентный остаток. Чем короче радиус данного круга, тем выше рента, и наоборот. На крайнем же круге рента равна нулю.

Рассуждения о ренте должны быть понятны нам, усвоившим модель ренты по Рикардо[59] (см. главу 16). Только вместо различия по плодородности земель у Тюнена фигурируют различия по расстоянию перевозки. Возможно, что Тюнен не знал о теории Рикардо, однако вопрос этот большого значения не имеет. Заметим, что мы пока еще находимся на этапе исходных условий задачи. Тюнен не заканчивает рентой, у него с этого лишь начинается самое интересное.

Любой рабочий может бросить батрачить на хозяина и сам стать хозяином, сказали мы. Значит, заработная плата таких батраков должна быть не меньше того дохода, какой может быть получен новоявленным капиталистом, взявшим себе новый участок. Это значит, что доход рабочего будет превышать его прожиточный минимум (ведь доход капиталиста-фермера, как объяснил Адам Смит, состоит из его собственной заработной платы как рабочего и его же прибыли как капиталиста). Поэтому заработную плату рабочего Тюнен выражает[60] алгебраической суммой (а + у), где а — это прожиточный минимум (известная величина), у — излишек зерна (величина неизвестная), который может пойти на накопление капитала. Понятно, что заработная плата едва ли будет больше, чем доход новоявленного капиталиста, — нынешнему хозяину нет смысла платить своим рабочим больше, чем они могут заработать сами.

Стало быть, исходным становится положение о том, что заработная плата наемного рабочего равна доходу, который он может получить, если сам станет капиталистом. Затем вводятся новые величины:

q — размер капитала, который требуется новому капиталисту для обработки земли и получения урожая (измеряется в единицах заработной платы (а + у), которая сама измеряется зерном)[61];

z — средняя (обычная) норма прибыли в стране;

р — средний годовой продукт деятельности бывшего рабочего, ставшего капиталистом, использующим q единиц капитала. Из трех этих величин последняя считается известной, а две первых — неизвестными. Теперь можно записать формулу, выражающую годовой продукт I новоявленного капиталиста-фермера:

р = (а + у) + zq (а + у). (1)

Это то, о чем говорил Адам Смит, т. е. сумма заработной платы и прибыли на капитал (измерено, напоминаем себе, в зерне). Отсюда можно получить выражение для нормы прибыли:

z = р-(а + у)/ q (а + у) (2)

Если, как мы говорили, годовой излишек зерна, у, идет на накопление капитала, тогда годовая прибыль на капитал будет равна у. То есть:

zy = р — а - у / q(а + у) (3)

Правую часть равенства можно рассматривать как функцию от аргумента у. Это выражение представляет годовой доход на капитал, и естественно предположить, что получатель дохода стремится сделать его максимальным. Как известно, чтобы найти точку максимума функции, нужно взять от нее первую производную и приравнять к нулю. Так и напишем:

d/dy[(р — а — у) / (q(а + у)] (4)

Теперь что делает Тюнен? Он решает уравнение (4) для величины (а + у), ведь это и есть искомый уровень "естественной заработной платы". Всякий, кто любит математику, может попытаться решить это уравнение. При правильном решении должен получиться результат Тюнена. Вот он:

а + у= Vар.

В правой части остались только известные величины. Тюнен был об этой формуле такого высокого мнения, что распорядился выбить ее на своем надгробии.

..А в чем дело? Что все это значит? И что это дает? Ну корень из ар… ну и что? Возникают такие вопросы, не правда ли? К чему это все? Что делать с этим квадратным корнем, к чему его приложить?

Вы, конечно, сами проделали все выкладки. Что если у кого-то ответ не сходится? Вот как это сделано Тюненом (проверьте себя):

Теперь берется первая производная по у (все остальные величины считаются константами):

(а + у)(р — а - 2у) — (ру — ау — у 2)(а + у) 2 =0.

Отсюда:

(а + у)(р — а - 2у) — (ру — ay — у 2);

ар — а 2 — 2ау — 2у 2 = у 2;

а 2 + у 2 +2ау = ар;

(а + у) 2 = ар;

а + у = vар.

Немудрено, что формула была осмеяна многими современниками: "Ха-ха-ха! Открытие, называется! Господа, теперь мы при начислении зарплаты будем корни извлекать!" И т. п. Мало кто понял тогда, что соль тут не столько в формуле как таковой, сколько в ее интерпретации. В данном случае мы действительно можем сказать, что дело не в идее, а в том, что с ней делают.

Производственная функция

Однако не будем забегать вперед. Тюнен еще не закончил рассуждать. Получив свой {ар описанным выше способом, он выворачивает задачу наизнанку. Сейчас он ищет другое: при каком q (капитал на одного фермера) годовая прибыль на капитал, т. е. zq, будет максимальной. Для этого он от выражения (3) берет производную по q.

Уравнение типа (4) получается иным, но он снова решает его для величины (а + у). И получает — что? Угадали: Vар.

Теперь можно кое-что объяснить. Вначале Тюнен задается вопросом о том, при каком доходе рабочего прибыль на капитал становится максимальной. Применение аппарата дифференциального исчисления означает, что максимум прибыли ищется путем последовательности малых приращений дохода. Все другие величины считаются постоянными. Искомому решению отвечает предельная отдача труда рабочего или, точнее, предельная производительность живого труда.

Потом Тюнен выясняет, при каком капитале фермера его прибыль достигнет максимума. И опять все остальные параметры считаются постоянными. Получает он предельную оценку капитала. Вспомним, однако, что капитал по условиям задачи образуется путем сбережения дохода, который, в свою очередь, измеряется в зерне, т. е. доход есть продукт труда. Стало быть, во втором случае максимальной прибыли соответствует предельная производительность капитала. Все эти названия появились позже, но Тюнен и без них хорошо понимал то, что он делает и что у него получается.

Выражения типа (3) и (4) позднее получили название производственной функции. В различных задачах математические формулы производственной функции могут быть совсем различными. Суть в том, что любая производственная функция связывает определенной зависимостью факторы производства — это труд, капитал и земля (не грех нам вспомнить одну мысль Ж.Б.Сэя — см. главу 15). Основная же предпосылка идеи о производственной функции состоит в том, что факторы, производства в известной мере взаимозаменяемы. Как мы видели (см. главу 16), эта идея не вписывалась в классическую экономическую теорию. Хотя Адам Смит часто исходил именно из такого предположения, классическая — как она сложилась трудами Д.Рикардо и Дж. Ст. Милля — исходила из взаимной дополнительности факторов производства. Не то чтобы она явно исключала их взаимозаменяемость — скорее она ее сильно недооценивала. Точнее всего, наверное, было бы сказать так: классическая теория не видела здесь плодотворной идеи и, если можно так выразиться, не задумывалась об этом.

Подлинное новаторство Тюнена началось с идеи о взаимозаменяемости факторов. Изобретение производственной функции воплотило эту идею. При этом все факторы должны измеряться в одних и тех же единицах (иначе нам никогда не соизмерить человеко-часы труда со штуками станков или гектарами земли). У Тюнена такой однородной единицей служит зерно. Отсюда же вышел и метод — искать максимум функции, принимая в качестве переменной один из факторов и считая остальные (в каждом случае) постоянными. Затрата труда изменяется — капитал и земля постоянны, вложение капитала меняется — труд и земля постоянны, использование земли меняется — постоянны труд и капитал. Таким образом ищется оптимальное сочетание факторов производства. Признак же оптимального сочетания (принято говорить: критерий оптимальности) в данном случае есть максимум прибыли на капитал, т. е. чистого дохода.

Результат, к которому пришел Тюнен, был заново открыт спустя много десятилетий. В современных терминах (а к ним уже нужно приучать себя) это звучит так: максимум чистого дохода достигается тогда, когда предельная ценность отдачи каждого фактора равна его предельному расходу.

Предельная производительность

Предельная ценность отдачи — это то же самое, что предельная производительность. Ведь "отдача" — это и есть продукт, а ценность отдачи" — тот же продукт, измеренный в деньгах, так что ценность отдачи на единицу фактора и будет представлять его, фактора, производительность (привыкаем, привыкаем понемножку, иначе дальше ничего нельзя будет понять). Выражаясь совсем по-математически, Тюнен установил, что предельный продукт каждого отдельного фактора есть коэффициент частной производной от производственной функции по данному фактору.

То, что сделал Тюнен, позднее стали называть теорией распределения на основе предельной производительности[62]. Подлинную меру новаторства Иоганна Генриха фон Тюнена можно оценить, если вспомнить, что первый том его книги вышел через девять лет после "Начал" Рикардо, а второй — через два года после "Основ" Джона Стюарта Милля. Стало быть, Тюнен и Милль работали над своими книгами одновременно, а принадлежали они к совсем разным научным эпохам. Неудивительно, что Тюнена не понимали.

Тюнен не "просто" получил свои поразительные результаты, он хорошо понимал их научное значение. В частности, он отчетливо сознавал, что не только решал некую сельскохозяйственную задачу, а разработал общий метод решения широкого класса экономических проблем на основе совершенно нового подхода — анализа не средних, а предельных величин. Конечно же, в подобном случае можно считать, что жизнь прожита не зря. И корень квадратный на могиле — только знак того подлинного памятника, что поистине "металлов тверже… и выше пирамид".

Кстати, и к самой величине vaq Тюнен относился вполне серьезно. Чтобы осуществить на деле ту "естественную норму заработной платы", он — ни много ни мало — разработал систему участия рабочих в прибылях своего поместья. То есть он сделал то, что начали делать некоторые капиталисты Запада в середине XX в.

Абстракции Курно

Антуан Огюстен Курно (1801–1877) был по профессии математиком. Но математики бывают разные (впрочем, это можно сказать и про экономистов). Одни знают только свою специальность и ничего не хотят знать о других областях науки. Другие имеют более широкий кругозор и бывают не чужды иным областям знания (не говоря уже о музах).

Сказать, что Курно принадлежал ко второму типу ученых, — значит еще почти ничего не сказать. Это был человек широчайшей эрудиции и глубокого ума (что встречается вместе тоже не всегда). Он написал ряд работ по математике (в том числе превосходный учебник, что говорит о его педагогическом даровании), философии науки, постановке школьного образования, а также историко-философские сочинения. Его идеи в области теории вероятностей, как пишут ученые наших дней, "обогнали на много десятков лет его эпоху и только теперь становятся общепризнанными и кладутся в основу логики и философии этой дисциплины" (А.Л.Вайнштейн, Н.С.Четвериков, 1970).

Книги Курно не принесли ему успеха при жизни. Один из его биографов сказал о нем так: "Скромный и бескорыстный труженик — его ценность, несомненно, больше, чем была его известность". Все это относится также и к работе Курно "Математические основы теории богатства" (1838), совершенно не замеченной ученым миром даже в его родной Франции.

Антуан Огюстен Курно

Чувствуется, что эту книгу написал математик. Ставя перед собой некую задачу, Курно стремится вычленить в ней основные и бесспорные закономерности, которые можно представить математическими зависимостями. При этом он начинает с самого простого.

Как поступают математики во многих сложных случаях? "Задача: имеется продавцов, которые… нужно доказать, что… сперва допустим, что…" и т. д. Правда, знакомый прием? Так и Курно. Он интересуется, при каких условиях прибыль от сбыта товаров достигает максимума. И если n — это количество продавцов, то Курно начинает с n = 1. Как мы догадываемся, это случай чистой монополии. Сколько же причин существует для того, чтобы какие-то товары покупались более охотно, чем другие! Тут и привлекательность, и полезность (в смысле полезных свойств), и другая полезность (в смысле желаемости), и покупательная способность различных семей, и много-много всякого, включая рекламу и наличие доступных заменителей. Все эти причины можно назвать аргументами одной-единственной функции. Такую функцию (как бы она ни выглядела конкретно) экономисты называют функцией спроса.

Кривая спроса

Итак, функция спроса — это функция от множества аргументов. Курно выбирает один аргумент — цену продажи. Таким образом, объем покупок-продаж (функция) рассматривается в зависимости от цены (аргумент). Курно первым в истории экономической мысли поставил вопрос о функции спроса. Он же первым ее определил и показал, как она выглядит. Современная наука сочла удобным (дальше увидим, почему) изображать аргумент (цену) по оси ординат, а функцию (спрос) — по оси абсцисс Вот как выглядит график функции спроса в современном изображении (см. рис. 23-1).


Рис. 23-1. Кривая спроса.

Р — это цена продажи; Q — объем покупок (спрос).


Перед нами одно из важнейших понятий современной экономической науки: кривая спроса. Понятно, что, чем выше цена, тем меньше спрос, и наоборот. Сказанное правило принято называть законом постепенного убывания спроса. Если цена товара повышается, то спрос будет предъявляться на меньшее количество этого товара. Другая формулировка: чем больше товара вы хотите продать, тем ниже вы должны опустить цену. Говоря об этом законе, всегда следует помнить, что все другие условия (кроме цены) предполагаются неизменными (в том числе и рыночное предложение товара!).

Конечно, общее понимание этого правила было у людей с незапамятных времен. Но лишь относительно недавно ученые решили сформулировать его как экономический закон. Почему? Если мы говорим о научном законе, мы должны точно знать, при каких условиях он выполняется, а при каких может и не выполняться, какова зависимость между переменными в каждом интервале.

Например, почему кривая спроса выглядит так, как она нарисована на рис. 23-1, а не так, как на рис 23-2 и 23-3?

Представим себе, что цена автомобиля на рынке, составляющая пару миллионов рублей, снижается на 10–20 тысяч рублей. Едва ли такое незначительное снижение цены (на 0,5 %, например) вызовет ощутимый прирост продажи машин. Все равно они остаются доступными только для лиц с высокими доходами. В той части кривой спроса, что лежит в области максимальных цен, небольшие понижения цены не вызывают заметного увеличения спроса. Другое дело, если бы цена машин измерялась не миллионами, а сотнями тысяч рублей. Например, при цене 200 тысяч рублей ее снижение на 10–20 тысяч рублей становится ощутимым для покупателя. Ведь при таких ценах автомобиль становится доступен потребителям со средним доходом. Для них снижение цены на 5—10 % очень много значит. И в этом случае будет продаваться гораздо больше машин, чем до указанного снижения.

Кривая спроса показывает, какое количество данного товара согласны купить покупатели при различных ценах, но при данном рыночном предложении, данных доходах потребителей и т. д. Когда экономисты сегодня говорят "спрос", они имеют в виду не что иное, как всю кривую спроса. Любое иное употребление этого слова ведет к ошибкам и недоразумениям.

Форму кривой спроса установил Курно. Он же исследовал ее свойства, функцию спроса он считал заданной для своего монополиста. Это значит, что поведение покупателей в зависимости от цены определяется причинами, на которые продавец не может повлиять. При цене р1 — будет продано Q1, а при цене р2 — будет продано Q2 — и все, ничего с этим не поделать, хоть тресни.

Совокупный доход продавца (Курно обозначает его R) будет равен произведению проданного количества товаров и их отпускной цены. Поэтому, если Q = f(р) есть функция спроса, то функция совокупного дохода R = pf(р) — Далее Курно вводит еще функцию предельного дохода, а также функции совокупных издержек и предельных издержек.

В итоге получается функция совокупной прибыли:

П = pf(р) — ф (Q)

где — ф функция совокупных издержек. Все эти функции, приводимые здесь в общем виде, Курно представляет аналитически, так что ими можно оперировать по правилам математического анализа.

Что нужно для отыскания максимума функции? Правильно, взять от нее первую производную и приравнять к нулю. А как убедиться, что это именно максимум, а не минимум? Опять правильно: взять вторую производную и убедиться, что в точке экстремума она отрицательна. Все это Курно и проделывает, доказывая еще при этом, что данный максимум — единственный.

Результат выходит следующим: максимум прибыли монополиста достигается при таком объеме продукции, когда предельные издержки равны предельному доходу,

Теория дуополии.

Если в современной науке имеется теория чистой монополии, то основу ее заложил именно Курно. А затем он же создал и основу теории дуополии, т. е. случая двух конкурирующих между собой продавцов. Оба они торгуют минеральной водой.

Предполагается, что издержки производства этого продукта равны нулю (т. е. продавцы могут увеличивать предложение товара без всяких затруднений) и что каждая из двух фирм может залить этим товаром весь рынок (т. е. удовлетворить весь спрос на минеральную воду). Поскольку монополии нет, продавцы уже не назначают цены, а, наоборот, приспосабливают свой выпуск к ценам, которые назначаются покупателями. Каждый из продавцов поэтому оценивает функцию спроса на свой товар. Затем в зависимости от цены он решает, сколько товара выносить на продажу, считая, что у конкурента эта величина в данный момент остается постоянной. Однако, видя поведение дуополиста А, дуополист В делает свой шаг. Теперь уже он считает, что продажа товара со стороны А постоянна, и решает, сколько этого товара он сам вынесет на рынок.


Выпуск фирмы А.


Выпуск фирмы В.


Рис. 23-4. Равновесие на рынке в условиях дуополии.


Курно изображает ситуацию в виде двух кривых на одном рисунке. Обе кривые изображают только объем выпуска продукта на рынок. Для А эта величина есть функция от того, что делает В, а для В — функция от объема выпуска А. И каждый стремится к максимуму прибыли (см. рис. 23-4).

Например, А производит товара в объеме А 1, тогда В будет считать, что максимум прибыли он получит, выбрасывая на рынок объем В 1. Если же у первого объем снижается до А 2, то второй увеличивает свою продажу до В 2. Аналогично и А реагирует на то, сколько В решает продать воды. Таким путем идет процесс своего рода игры между конкурентами, пока не достигается точка равновесия. Это — точка с координатами АВ, т. е. точка пересечения обеих кривых.

Затем Курно доказывает следующее. При любом отклонении от точки равновесия со стороны А следует реакция со стороны В, за которой может последовать реакция А, и т. д., но все эти реакции будут снова приводить к точке равновесия. То есть состояние равновесия устойчиво. Современная теория дуополии гораздо сложнее. Она допускает, что каждая фирма предугадывает реакцию конкурента, взаимный сговор их между собой, а также иные случаи. Однако начало всему этому положил Курно. Двигаясь дальше, он дошел до понятия совершенной конкуренции, когда фирмы не имеют никакой возможности влиять на состояние рынка, и рассмотрел соответствующие ситуации с ценами и прибылями.

В частности, Курно доказал, что в точке равновесия дуополистов они приходят к общей цене, которая ниже цены монополиста, но выше цены свободной конкуренции. Кроме того, максимизация прибыли для монополиста означает самый низкий (из всех типов рынка) объем продукции, а для рынка свободной конкуренции этот же критерий ведет к максимально возможному объему производства.

Мосты и рельсы Дюпюи

Рассказывают такую историю. Когда М.А.Булгаков впервые пришел во МХАТ со своей пьесой, К.С. Станиславский поинтересовался, откуда он и чем занимается. А Булгаков тогда подрабатывал в газете 'Гудок" Министерства путей сообщения (кстати, там в отделе фельетонов с ним работали также И.Ильф и Е.Петров). Ну, Булгаков честно признался, откуда он. Потом Станиславский где-то похвалился: У меня так даже железнодорожники работают. Вот и у нас с вами на этих страницах начинают работать железнодорожники.

Жюль Дюпюи оставил после себя лишь несколько статей. Первая из них вышла в 1844 г. и называлась "Об измерении полезности общественных работ". Он был инженером и работал в области проектирования железнодорожных объектов. Дюпюи особо интересовала проблема измерения пользы от услуг, которые предоставляются обществу за счет государства (например, каналы, мосты, дороги, водопровод.). Все подобные вещи настолько важны для людей, что большинство готово было бы, ругаясь и проклиная всех и вся, платить за них гораздо больше, чем платят они на деле.

До каких пределов можно было бы увеличить подобные тарифы? Конечно, Дюпюи не собирался требовать повышения цен. Пределы эти интересовали его как возможность оценить общественную полезность такого рода благ. Уже в предыдущей нашей фразе имеются оба слова, сочетание которых дает — что? — конечно, предельную полезность.

Размышляя о том, что каждая дополнительная порция социального блага несет ее потребителю все меньшую и меньшую полезность, Дюпюи пришел… к функции спроса! Для него кривая спроса и вышла сама собою как функция предельных полезностей, которые снижаются по мере увеличения покупок. Про Курно он ничего не знал и пришел к функции спроса своим путем. Он нарисовал ее так, как указано на рис 23-5[63]. Кривая NP изображает предельную полезность пользования мостом (кривая спроса на услуги моста).

Координаты:


Цена.

Количество.


Рис. 23-5. Полезность социальных благ (избыток потребителя)

О р — тариф за проезд по мосту; Or — количество услуг моста, на которые предъявляется спрос (например, количество ездок по мосту).

На первую ездку по мосту тариф максимален. На каждую дополнительную ездку тариф постепенно снижается. Следовательно, сумма поступлений платы за услуги будет на каждом этапе равна площади криволинейной трапеции под соответствующим участком кривой спроса. Например, при количестве ездок г это будет трапеция ОР nr, при количестве ездок r 1 — трапеция ОР nr. Общая же сумма сбора будет равна площади под всей кривой спроса. Другими словами, совокупная выгода государства от работы моста будет равна площади под кривой предельной полезности.

Но это только присказка — сказка впереди. При тарифе р будет потреблено г единиц услуг моста. Общая плата за все эти ездки, понятное дело, измеряется площадью Ор nr. А что же оставшийся кусок трапеции? Криволинейный треугольник рРn Дюпюи называет относительной полезностью. Сегодня эту величину называют избытком потребителя. Для чего нам эта величина, что она нам дает? Ну как же! Потребительский избыток — это и есть чистая выгода потребителей. Ведь эта величина показывает, сколько они готовы были уплатить за потребляемые услуги сверх того, что пришлось им заплатить на самом деле (сверх суммы Ор nr). Снижаем тариф с р до р 1. Теперь водители позволяют себе уже ездок и уплачивают за все сумму, равную площади Ор 1 n 1 n. Совокупный выигрыш водителей измеряется площадью рр 1 n 1 n. Но из него не мешает кое-что вычесть. Ведь государство понесло убыток — недополученный доход его составляет pp 1 qn. И только треугольник nqn 1 представляет чистый прирост избытка для общества от снижения тарифа с р до р 1.

Но это еще не все. Дюпюи смело идет дальше. Давайте, говорит он, представим себе подобную же кривую предельных издержек по содержанию моста. Дюпюи не изображает эту кривую на рисунке, он дальше рассуждает по аналогии. Но мы-то можем эту кривую нарисовать.

Так… Как бы нам поудобнее ее изобразить? Давайте-ка изобразим ее в тех же координатных осях, где у нас уже красуется кривая предельной полезности. Сказано — сделано. Получаем рис. 23-6. Вот как она пошла, эта кривая 5: чем больше потребление, тем выше предельные издержки. Но что же такое мы получили? Если кривая предельной полезности идентична кривой спроса, то кривая предельных издержек идентична… конечно же, кривой предложения со стороны хозяев моста!

Аналогично предыдущим рассуждениям, при тарифе р число ездок будет г, а совокупные издержки будут измеряться площадью трапеции Osnr. Но ведь суммарная выручка за проезд по мосту будет больше, не так ли? Ведь она равна площади прямоугольника Ор nr. Что же мы видим? Выходит, что хозяева моста тоже получают избыток. Это избыток производителя. Мы не забываем, однако, что тариф-то мог быть и побольше, чем р. Он вообще мог быть равен Р. Так-то. И коли он установлен на р, значит (мы это только что проходили), имеет место избыток потребителя в размере площади рР n. Оказывается, от снижения тарифа выгоду получат обе стороны. И суммарная общественная выгода от моста (выгода для общества в целом) равна сумме двух треугольников, т. е. площади sPn.


Рис. 23-6. Избыток производителя и совокупная общественная выгода.


После этого Дюпюи не составило труда доказать теорему о том, что обществу невыгодно повышать тарифы на общественные услуги, даже если потребители и способны платить больше. Вот какие были инженеры во Франции! Нужно разобраться с экономическим вопросом, а наука не может предложить подходящих методов. Ну и что, велика важность! Как говорил небезызвестный Коровьев: "Подумаешь, бином Ньютона!" Инженер садится за письменный стол и создает экономическую теорию XX в.

Законы Госсена

Их два, и мы уже познакомились с ними в предыдущей главе. Но про автора ничего не было сказано. К сожалению, мы и теперь не в состоянии сказать о нем что-нибудь конкретное.

Герман Генрих Госсен (1810–1858) опубликовал в Германии книгу "Эволюция законов человеческого взаимодействия" (1854). Госсен считал, что сделал для экономической науки не меньше, чем Коперник сделал для астрономии. Это свидетельствует о том, что он хорошо понимал, какой переворот в экономике должна вызвать теория предельного анализа. Значит, он был хорошо осведомлен о состоянии экономической науки своего времени. И, стало быть, отчетливо сознавал необходимость нетрадиционных подходов. Это делает ему честь даже на фоне других первооткрывателей, которые, похоже, шли скорее по наитию. Разумеется, последнее нисколько не умаляет их заслуг. Правда, и Госсен ничего не знал про Тюнена, Курно и Дюпюи.

Итак, Госсен сформулировал принцип убывающей предельной полезности (первый закон Госсена). Он изобразил ее в виде кривой. Он даже показал, что (вопреки мнению Дюпюи) эта кривая все же отличается от кривой спроса. Госсен сформулировал принцип предельной тягости труда. Он нарисовал диаграмму, которая показывала, как предельная тягость труда уравнивается с предельной полезностью продукта труда (точно так, как потом нарисовал Джевонс). И наконец, Госсен четко сформулировал свой второй закон: лицо максимизирует свою суммарную полезность, если распределяет имеющиеся у него ресурсы между различными благами таким образом, что от последней единицы ресурса, потраченной на каждое благо, достигается одинаковое удовлетворение.

"Законами Госсена" то и другое было названо позже. Этим следующее поколение воздало должное немецкому мыслителю. Когда же "Эволюция" вышла в свет, ее абсолютно никто не заметил. Госсен был так ошарашен приемом книги, что скупил все непроданные экземпляры и сжег их. Спустя четыре года он умер. В 1887 г. Джевонс и Вальрас смогли найти лишь несколько случайно уцелевших экземпляров книги Госсена.

Тягость труда

Вот как рассуждал Госсен (а потом и Джевонс). Представим себе человека, который делает какие-то вещи (одни и те же). Для себя или для продажи — не столь важно. Если для себя, то он сам извлекает пользу из свойств этих вещей, если для продажи, то он извлекает пользу из вещей, которые покупает на те деньги, что выручает за свои товары, — тем самым он извлекает пользу из своих товаров. И в любом случае предельная полезность продукта его труда монотонно убывает с каждой новой порцией этого продукта.

Возьмем самый простой пример: вы собираете в лесу землянику. Вы попали на ягодные места в самые урожайные дни. Труд состоит в том, чтобы высматривать кустики, нагибаться, приседать, собирать ягоды в лукошко, разгибаться, переходить с места на место и все сначала. Чем больше ягод накапливается в вашей таре, тем меньшее значение приобретает каждая последующая ягода.

Теперь проанализируем свои ощущения с точки зрения трудового процесса. Вначале вы, придя в лес, нагибаетесь к каждому кустику земляники, но ягод находите мало. Вы испытываете некоторую досаду (кто-то уже здесь побывал?), но постепенно ваши нагибания и приседания становятся все более продуктивными, Как правило, такое происходит с любым трудом. Вначале вы входите в работу, и это всегда требует определенных усилий, а если не сразу что-то получается, то возникает и чувство досады. Но постепенно работа начинает получаться, включаются рефлексы, срабатывают навыки. Первоначальная тягость труда все более убывает. Результаты прибывают. Вам хорошо. Однако с какого-то момента появляется утомление, которое начинает нарастать все больше и больше. Теперь тягость труда может только увеличиваться.

Идея Госсена и Джевонса состояла в том, чтобы сопоставить функцию предельной тягости труда с функцией предельной полезности продукта труда. Напомним, что каждая новая единица продукта появляется только за счет дополнительной порции труда.

Но тут возникает небольшое осложнение. Понятное дело, мы сейчас предполагаем, что умеем измерять полезность продукта труда и тягость труда. Однако все-таки единицы полезности и тягости — вещи разные. Как же сопоставить эти две функции? Давайте рассуждать. Полезность — это потребность, желаемость, удовлетворенность… А тягость — это вроде бы все наоборот… Все наоборот? Так не взять ли нам ту же тягость, но со знаком минует Так-так… Тягость — величина, безусловно, отрицательная. Она уже сама идет со знаком минус. Если на минус наложить минус, выходит плюс… Что же мы получаем, поменяв знак у функции тягости? Мы получаем удовольствие, не так ли? А эта величина измеряется в тех же единицах, что и полезность. Теперь мы можем совместить обе функции и нарисовать обе кривые в одной системе координат, как это и сделано на рис. 23-7.


Наслаждение /Полезность/ + Е.


Рис. 23-7. Измерение тягости труда.


Верхняя кривая — функция предельной полезности продукта труда. Нижняя кривая — функция предельного удовольствия от процесса труда. С верхней кривой нам уже все ясно, разберемся с нижней. В первые моменты работы тягость ее велика — удовольствие отрицательно. Но с первыми порциями продукта труда тягость работы начинает убывать — удовольствие растет. Так продолжается до некоторого момента, когда удовольствие достигает своего максимума, после чего оно начинает убывать и переходит в зону отрицательных величин.

И вот наступает момент, когда прирост отрицательного удовольствия (предельная тягость труда) становится равен предельной полезности продукта труда: ab = ьс. Это точка равновесия, за которой полезность новой порции продукта не компенсирует новой порции тягости труда…Здесь вы прекращаете собирать землянику и отправляетесь домой… А теперь давайте представим, что вы собираете землянику за деньги. Кто-то предложил вам сдавать ему ягоды по тысяче рублей за стакан. Все будет идти точно таким же образом, как мы говорили. И настанет момент, когда вы решите, что заработали уже столько, что лучше отказаться от следующей тысячи рублей, чем гнуть спину для еще одного стакана ягод. Ничего нового мы здесь не находим. Просто такое представление помогает нам понять, почему сегодня кривую тягости труда называют кривой предложения труда. И говорят, что в точке равновесия предложение труда равно предельной полезности вознаграждения за труд.

Для кого трудились первопроходцы?

Ясное дело, что в первую очередь — для себя. Еще Петти хорошо объяснил нам, как это бывает, когда голова переполнена и нужно ее опорожнить на бумагу. Вероятно, очень многие авторы могли бы подтвердить подобное представление. Вспомним, что говорил Пушкин: "Пишу для себя, печатаюсь для денег".

Однако научными трудами в те времена особых денег не зарабатывали. Подчас и издавали-то их за счет автора. Здесь дело в другом. Очевидно, что первым побудительным мотивом к изданию было сообщить о своих достижениях, услышать, что думают об этом другие. Была убежденность в том, что сделанное полезно для науки, а значит, для человечества. Возможно, у кого-то присутствовал и элемент честолюбия — ив том нет большого греха, это по-человечески понятно и нормально.

И вот мы видим, что труды пионеров предельного анализа остались втуне. Они не снискали себе ни славы, ни даже известности среди коллег. Они не дождались не то что почестей (каких они заслуживали), но даже простого обсуждения своих результатов, даже компетентной критики. Полное молчание и безразличие. Смерть в безвестности.

Все, что сумели добыть у Природы Тюнен, Курно, Дюпюи, Госсен, — все потом заново переоткрыли другие. Притом сделали это более широко и систематично.

Что же, выходит, напрасно трудились эти славные и смелые мыслители?

Но не поставить ли нам вопрос наоборот? Ведь Джевонс, Менгер, Вальрас могли и не появиться на свете. Что бы тогда было с наукой?

В том-то и дело, что наука все равно пришла бы к предельному анализу. Он был необходим, и он возник. Потому мы имеем право сказать вслед за нашим современником, английским экономистом Марком Блаугом: эти трое могли бы и не родиться — в трудах первопроходцев уже существовал предельный анализ в готовом виде.

…Если тебя не замечают, если тебя замалчивают — не нужно отчаиваться. Слава, почет — вещи приятные, но и без них можно прожить достойно. Главное — это делать свое дело хорошо — так хорошо, как ты способен. И верить, что делаешь хорошее дело на хорошем уровне.

Глава 24 Без формул и глава

Ведь есть очень сложные науки — о природе, об обществе….

Очень сложные. А математика — наука очень простая, она изучает самые простые вещи…

Б.Н. Делоне (из лекции в обществе "Знание"; Тема лекции: "Топология и природа")

Маржинализм в Америке

В связи с так называемой "революцией маржинализма" в экономической науке чаще всего упоминаются имена Джевонса, Менгера и Вальраса. Но следует упомянуть и четвертое имя. Хотя и чуть позже остальных, предельный анализ был самостоятельно открыт еще одним ученым. Его имя — Джон Бейтс Кларк (1847–1938), и он американец.

В те годы США были научной провинцией. После колледжа Кларк учился в одном из университетов Германии. Конечно, там безраздельно царила Историческая школа, но Кларк не стал ее адептом По возвращении на родину в 1875 г. он стал развивать некоторые свои мысли и в 1884 г. издал книгу "философия Богатства". А в 1898 г. он выпустил вторую свою книгу — "Распределение Богатства".

Кларк сам дошел до идеи предельной полезности и ее приложения к вопросам производства и распределения. В настоящей главе мы будем говорить как раз об этих вещах, но не в связи с Кларком. У себя дома он оставался одиночкой.

Джон Бейтс Кларк

Ученая среда, в которой работал Кларк, не способствовала ни пониманию его идей, ни принятию их. По глубине и оригинальности Дж. Б. Кларк не уступал тем ученым, о которых мы будем говорить в настоящей главе. Однако в целом экономическая мысль Америки все еще оставалась, так сказать, деревней, где одеваются или по городской моде прошлого года, или в то, что горожане вообще не носят. В этом смысле "городом" была тогда Западная Европа.

Нельзя сказать, что в Европе новое направление экономической мысли было сразу принято 'на ура". И здесь тоже зачинатели 70-х годов столкнулись с непониманием и агрессивной враждебностью. Кругом были либо рикардианцы, либо "историки", либо социалисты. Немало помучились из-за этого и Джевонс, и Менгер. Но условия были иными. К новому течению потянулась научная молодежь. Видимо, и вправду настала новая эпоха в эволюции экономической мысли — эпоха, ощутившая неизбежность крутой ломки сложившихся представлений. Возникший помимо существующих научных школ, маржинализм стал формировать свою школу. Да не одну…

Развитие нового направления шло быстрее, чем мог осуществляться обмен идеями между различными странами. К тому же, не забудем, в каждой стране ученые писали на своем языке и пользовались различной терминологией. Унификация терминов состоялась гораздо позже.

Треугольник маржинализма

Как возникла новая теория в трех местах сразу, так она и развивалась, в общем, до первой мировой войны. Сформировались сразу три школы, которые принято называть так: Австрийская, Лозаннская и Английская (она же — Кембриджская). Слово "школа" здесь уместно как никогда: почти все ведущие ученые этого направления были профессорами в университетах. У них появлялись многочисленные ученики, из коих некоторые сами становились крупными учеными, продолжавшими развивать новое направление. Каждая из этих школ дала науке своих великих корифеев и своих блестящих продолжателей.

Австрийская школа, основателем которой явился Карл Менгер (1840–1921), далее представлена его учениками Визером и Бём-Баверком. Австрийцы с подозрением относились к математическим методам анализа, предпочитая логическое рассуждение в словесной форме. Характерным для этой школы был также безусловный акцент на экономический либерализм Они отвергали не только социализм в любой форме, но и любое государственное начало в экономике. Последнее качество Австрийской школы особенно ярко проявилось в позиции ее третьего поколения, которое возглавили Мизес и Хайек. Общим для австрийцев было противопоставление нового направления учению классиков, особенно Рикардо.

Лозаннская школа представлена была поначалу одним громким именем — Леон Вальрас (1834–1910). Далее в этом русле работал другой лозаннский профессор — Парето, а также итальянец Бароне, швед Кассель и многие другие, вплоть до американца Леонтьева. Здесь, напротив, на вооружение был взят могучий арсенал математики. Характерно виртуозное владение математическим аппаратом, но корифеи всегда умели за математическими формулами и преобразованиями видеть экономическое существо дела.

В Англии идеи Джевонса были подхвачены и стали обогащаться такими учеными, как УИКСТИД и Эджуорт. В том же русле, но независимо от Джевонса, работал Маршалл. Ему наследовал лучший его ученик — Пигу. В следующем поколении из этой Школы вышел Кейнс.

Для Английской школы характерен прагматизм в методе. Математику знали, ею пользовались по мере надобности, но могли обходиться и без нее, часто употребляя математические понятия как термины в словесном рассуждении. Например, автор мог говорить о поведении кривой спроса, не рисуя графиков и не прибегая к математической символике.

Прагматизм отличал англичан и в идеологии. Они меньше стесняли себя заранее заданными установками в отношении государства, социализма и т. д. Все рассматривалось с позиций экономической пользы.

Не ограничивали себя англичане и в отношении своем к классикам. Они синтезировали некоторые идеи Рикардо с новыми понятиями и получали интересные результаты. Наконец, англичане были настолько самостоятельны, что смогли со временем синтезировать достижения различных школ и внести решающий вклад в объединение неоклассической науки.

В целом, современная экономическая наука едина, что не мешает ей совмещать в себе множество подходов и направлений. Различаются они сегодня не по географическим или этническим признакам, а скорее по установившимся традициям для того или иного университета или кафедры, а также по темпераменту или личным склонностям профессоров. И лишь иногда в методе иного ученого можно разглядеть следы влияния одной из трех вышеупомянутых школ.

Карл Менгер: отдельный потребитель — всему голова

В экономической жизни все явления так тесно взаимосвязаны и переплетены, что всегда трудно определить, где причина и где следствие. Спрос и предложение, цена и издержки, прибыль и заработная плата — что первично и что вторично? Как выделить явление, не зависящее ни от чего, но зато влекущее за собой иные явления?

С такого вопроса, по существу, начинает Менгер. Вернее, начинает он с ответа на этот вопрос.

Человеческие потребности — вот откуда начинаются цепочки экономических причин и следствий. Организм человека должен приспосабливаться к окружающей среде. В состоянии полной приспособленности достигается равновесие. Когда чего-то не хватает, равновесие нарушается. Возникает потребность его восстановить. Потребности, считает Менгер, — это неудовлетворенные желания и стремления.

Определенные вещи или действия могут помочь удовлетворению наших потребностей. Эти вещи или действия поступают к нам порциями. Получение первых порций еще не удовлетворяет всю потребность, но ослабляет ее "конечную интенсивность". Последняя еще очень велика. Но по мере поступления новых порций она так или иначе сводится к нулю — потребность насыщена полностью. Так Менгер приходит к принципу убывающей предельной полезности.

Вещи или действия, которые удовлетворяют и насыщают наши потребности, носят название благ. Совершенно неважно, что собою представляют эти блага объективно. Например, овощи, отравленные ядохимикатами, являются благом, поскольку мы, не зная ничего, употребляем их в пищу и насыщаемся. Вещи, явно вредные для здоровья, психики и жизни (табак, алкоголь, наркотики, половые извращения…), также причисляются формально к благам с точки зрения экономической науки, если рассматривать их как объекты потребностей каких-то людей. Здесь нет места для неясностей. Сложнее обстоит дело с вещами другого рода.

Экскаватор, например, не является предметом человеческой потребности. Никакие людские потребности не удовлетворяются также станками, буровыми вышками, шахтами, плотинами, бетономешалками, цементовозами и т. д. и т. п. Как быть со всем этим? Это блага или нет?

Все это — блага, говорит Менгер. С их помощью производятся потребительские блага — жилища, тепло, свет, одежда, пища, мебель и все-все остальное, чем мы пользуемся в жизни. Потребительские блага — это блага "первого порядка", но для их изготовления употребляются блага второго, третьего и еще более высоких порядков.

Потребительские блага сами наделяют ценностью те производственные ресурсы, или факторы, которые участвуют в их изготовлении. Блага первого порядка сообщают ценность благам более высоких порядков, которые нужны, чтобы могли появиться на свет те первоочередные блага. В этой идее заключается знаменитая теория вменения Австрийской школы. Ценность вменяется производственным благам в силу их нужности для существования потребительских благ (сегодня экономисты называют последние предметами конечного потребления).

Чтобы превратить руду в дверную ручку, зерно — в батон хлеба, а плотину — в сигнал на экране телевизора, требуется известный промежуток времени, который Менгер называет производственным периодом. Такой промежуток становится все больше и больше по мере того, как нарастает число этапов переработки между благами самого высокого и первого порядков. Тут каждый может найти много примеров. А удлинение производственных периодов означает, что возможны ошибки и неточности, пока дело дойдет от экскаватора или доменной печи до предметов конечного потребления. Меняются численность и состав населения, его запросы, предпочтения, мода и пр. Со всем этим изменяется не только размер совокупного спроса, но и интенсивность различных потребностей.

В конечном счете получается, что преобладающее большинство благ предлагается на рынке в меньшем количестве, чем требуется по потребностям населения. Такие блага Менгер называет экономическими. Те же, которые имеются в большем количестве, чем потребность в них, называются неэкономическими (по нынешней терминологии: свободные блага — free goods). Твердой границы между обеими категориями нет, экономические блага могут переходить в неэкономические и обратно. А соотношение между потребностью и данным предложением блага определяет ценность этого блага.

Ценность — это то, что люди приписывают благам. 6 зависимости от соотношения между объемом, предложения и степенью удовлетворения потребностей. Каждая дополнительная единица данного блага получает поэтому все меньшую и меньшую ценность. От этой субъективной оценки зависит и меновая ценность каждой порции блага, которой располагает индивид. Важным становится соображение о том, что и в каком количестве можно получить в обмен на единицу данного (своего) блага (вспомним про Адама Смита — см. главу 14).

Явление товарного обмена Менгер рассматривал фактически на манер Сэя. Он не заявлял прямо, что продукты обмениваются на продукты, но подобно классикам исследовал простейший случай бартерного обмена. Далее он рассуждал так: стремление к обмену возникает тогда, когда для товаровладельца имеющиеся у него блага менее желательны, чем для другого, а у другого — то же самое в отношении его собственных товаров. Сам того не зная, Менгер заново открыл то, что когда-то несомненно подразумевал Адам Смит: обмен не эквивалентен, а взаимовыгоден. Отличие от Смита имеется по двум пунктам. Во-первых, Менгер дал явную формулировку этой идее, которая у Смита содержится в неявной форме. Во-вторых, Менгер мог опираться в этом рассуждении на понятие об убывающей предельной полезности. Соотношение предельных полезностей благ обусловливает пропорции их взаимного обмена.

Такова основа экономической теории Менгера. Исходя из соотношения между количествами различных благ, потребностями в них и принципа вменения, ставилась задача проследить движение ценности по всей хозяйственной системе.

Менгер категорически отверг понятие о трех факторах производства. Есть только блага высших порядков, и роль их, по существу, одинакова. Только процесс последовательного вменения (на основе убывающей предельной полезности) устанавливает пропорции, в которых распределяется вознаграждение между факторами, участвующими в производстве.

Данное положение позднее стали называть теоремой распределения. Вот ее современная формулировка: если доходы пропорциональны размерам производимой продукции, а оплата каждого фактора равна его предельному продукту, то общая сумма таких оплат равна совокупному продукту.

Позднейший анализ показал: эта теорема справедлива только тогда, когда, все факторы производства используются наилучшим (наиболее производительным) образом.

Мы видим, что до сих пор про издержки производства даже речи не 6ыло. Менгер действительно считал, что они не являются причиной каких-то важных экономических явлений. Явно отмежевываясь от рикардианства, он объяснял издержки как следствие тех основных причин, о которых только и вел речь. От ожидаемой ценности благ первого порядка получают оценку факторы производства, от предельной полезности предметов конечного потребления зависит количество используемых ресурсов производства — так и формируются издержки.

Конечно, у Менгера последующие ученые нашли массу упущений, неточностей, незавершенных идей. Но что бы делали эти ученые, если бы Менгер закрыл все вопросы? Судить нужно не по тому, что не было сделано, но по сделанному. А сделал Менгер вещь гигантского масштаба. Он выстроил контуры новой экономической теории, охватывающей поле от индивидуальных потребностей человека до хозяйства целой страны. В центре его системы оказалось решение проблемы использования ресурсов и распределения доходов.

Когда основные теоретические достижения Менгера были сформулированы на языке математики, стало очевидно, что всякая хозяйственная деятельность сводится к задаче на условный экстремум (см. главу 22). Всегда ищется максимум (дохода, прибыли, объема производства…) или минимум (издержек, потерь…) при данных объемах ресурсов.

Визер: с позиции всех

Фридрих фон Визер (1851–1926) сделал, помимо многого другого, две принципиально новые вещи. Он ввел термин, который закрепился и остался в науке навсегда: предельная полезность. И он разработал понятие, которое стало одним из краеугольных в неоклассической экономической науке. По-английски (а сегодня вся экономическая терминология имеется в английском языке) это называется opportunity cost. По-русски в разных переводных книгах можно встретить четыре варианта этого термина:

— издержки альтернативных возможностей;

— издержки упущенных возможностей;

— альтернативная стоимость;

— альтернативные издержки.

Мы остановимся на последнем варианте, помня, что в иных работах могут оказаться и другие.

Свою версию новой экономической теории Визер изложил в двух книгах. Одна называется "Происхождение и основные законы хозяйственной ценности" (1884). Другая — "Естественная ценность" (1889). В последующих работах Визер уточнял и развивал свои идеи в контексте более широких задач социальной науки.

В целом, можно сказать, что Визер разрабатывал ту "австрийскую" концепцию, основу которой заложил Менгер. Однако Визер, безусловно, был вполне оригинальным экономическим мыслителем. Его работы не написаны как дополнение к трудам Менгера, это самостоятельная теоретическая система. Если Менгер поставил во главу угла индивида с его субъективными потребностями и оценками, то Визер делает акцент на хозяйство в целом и объективные закономерности, которые складываются из множества индивидуальных оценок и предпочтений. Разумеется, Визер использует такие фундаментальные идеи Менгера, как убывающая предельная полезность (уже в ту пору связанная с именем Госсена) и вменение ценности факторам производства. Последняя идея получила у Визера значительное развитие.

Из конечной полезности благ проистекает ценность последней единицы всякого запаса. Заранее предполагаемая полезность лежит в основе издержек производства. Здесь Визер формулирует интересную концепцию родственных благ. Это такие продукты, в изготовлении которых был использован не менее чем один общий фактор производства. Примерами благ такого рода могут служить хлеб и мясо. При обмене между собой родственных благ, говорит Визер, пропорция устанавливается согласно соотношению затрат общего фактора производства на эти блага. Как видим, экономическая мысль не может позволить себе совсем откреститься от издержек производства в вопросах ценообразования. Однако в понятие издержек Визер внес совершенно новое содержание.

Альтернативные издержки

Для изготовления, например, шахмат требуются токарные станки (и соответствующий расход электроэнергии), деревянные заготовки, краски и лаки, а также известные затраты рабочего времени. Все это измеряется в денежных единицах, суммируется — и мы получаем величину издержек производства. Но почему тот или иной ресурс обходится нам в такую-то сумму, почему его единица стоит именно столько, а не еще сколько-нибудь? Концепция вменения ценности сама по себе не может ответить на такой вопрос Она объясняет, откуда берется, ценность производственных ресурсов вообще. Она говорит о ценности всей совокупности факторов, которые участвуют в производстве благ. Но она не объясняет, почему кубометр древесины обходится нам в 20 тысяч рублей, а электроэнергия — в 1 тысячу рублей за киловатт-час Таковы рыночные цены — вот все, что мы можем сказать по этому поводу. А почему они таковы?

Потому что при данном предложении покупатели согласны платить именно столько. Но ведь и мы тоже — покупатели. Почему мы согласны столько платить? Тем более что нашего согласия никто и не спрашивает. Цена (к сожалению!) не зависит от нашего мнения о ней.

Что же, ее устанавливают продавцы? Как бы не так! Никто из них не назначает почему-то цену на однородные товары выше, чем у соседей. А почему она такова у соседей? Ведь каждый из них сам по себе, и другие для него — соседи…

Забудем пока о производителе сувенирных шахмат, приглядимся к покупателю. Понятно, что это иностранный турист. Допустим, из США. Перед поездкой в загадочную Россию этот американец выделил определенную сумму на карманные расходы, в том числе на приобретение сувениров. Ну хотел привезти домой пару ложек хохломских да матрешку. И вдруг видит такие оригинальные шахматы.

Вот чем будет сражен Фредди, сосед, который по субботам приходит к нему сыграть пару партий. Да и компаньоны, сослуживцы — не меньше. Одна беда — цена этих шахмат. Мало того что матрешку уже не купить — еще придется отказаться от визита в Большой театр, да и, пожалуй, от пары вечеров в ресторане с водкой и икрой… Вот в чем состоит идея альтернативных издержек. Ценность оригинальных шахмат, приглянувшихся нашему туристу, определяется для него ценностью всего того, чем ему придется пожертвовать ради приобретения такого сувенира, — матрешки, посещения знаменитого театра, веселого времяпрепровождения на два вечера.

Точно так же затраты на пиломатериалы, краски и лаки, электроэнергию — на все, что покупается производителем для изготовления тех же шахмат, — определяются ценностью данных ресурсов при иных возможных способах их употребления. Другими словами, издержки производства данного продукта зависят от альтернативных возможностей, которыми приходится жертвовать для того, чтобы производить этот продукт. Дерево, лаки, энергия, работа станков — все это может быть употреблено многими разными способами. Из всех таких альтернатив есть какая-то наилучшая, наиболее эффективная. И коли мы с вами решаем все же делать для продажи именно шахматы, мы обязаны платить за ресурсы по цене той самой наиболее эффективной альтернативы.

Допустим, оказалось, что производство сувенирных шахмат как раз и является такой наилучшей альтернативой. Они хорошо идут у иностранцев по весьма приличной цене. Потому мы, когда только затеяли такое производство, нуждаясь срочно в большой партии древесины определенного качества, предложили поставщикам этого товара цену на 10 % выше той, по какой они продавали товар своим прежним покупателям — изготовителям матрешек. И теперь те, если они хотят по-прежнему делать матрешек, должны платить за древесину по цене наилучшей альтернативы, каковой оказалось изготовление шахмат.

То же самое наблюдается в области платы за труд. Приходит к менеджеру его работник и говорит: "Там-то и там-то мне предлагают на 25 % больше, чем я получаю у вас". Работодатель обдумывает ситуацию. Хороший менеджер не спрашивает у собеседника, а чем ты будешь там заниматься ("небось, работа потруднее"), сколько часов в день будешь трудиться ("наверняка придется вкалывать сверхурочно") и т. д. Он прежде всего решает: нужен ли ему этот работник — такой, какой он есть, при той работе и загрузке, что он имеет здесь? Может ли менеджер найти ему эквивалентную замену? И если он решает, что этого работника целесообразно сохранить, он немедленно предложит тому столько же, сколько предлагают в другом месте. Наш менеджер таким образом оплачивает альтернативные издержки использования этого работника.

Вот одна из возможных формулировок закона издержек (закона Визера): действительная ценность какой-либо вещи есть недополученные полезности других вещей, которые могли быть произведены (приобретены.) с помощью ресурсов, потраченных на производство (приобретение) данной вещи.

Ясно, что понятие альтернативных издержек не может существовать без предпосылок о наличии множества продавцов, покупателей, производителей, потребителей. Оно может проявляться, правда, для какого-то отдельного индивида, но это общественное понятие. И оно было получено Визером потому, что он сместил угол зрения с индивида на общество. Другое условие, предполагаемое понятием альтернативных издержек, — это наличие конкуренции. Конкурирующие способы употребления производственных ресурсов, конкурирующие способы расходования запаса — все это предполагает конкурирующих производителей или потребителей, продавцов или покупателей. Только в условиях конкуренции издержки отражают ценность альтернативного (притом наилучшего из возможных) употребления ресурсов.

И наконец, третье. То, что имеется в избытке, не ценится людьми. Если какое-то благо доступно без ограничения, альтернативные возможности перестают регулировать употребление этого блага. Избыточность благ означает отсутствие конкуренции за обладание ими. Понятие альтернативных издержек имеет смысл только в тех случаях, когда имеются ограниченные и неизменные запасы тех или иных ресурсов. Это понятие применимо к задачам экономической статики (см. главу 22). Такие понятия, как кривая спроса и аналогичная ей кривая предложения (о которой речь впереди), тоже могут существовать лишь при статическом подходе. Ведь мы говорили, что из всех аргументов функции спроса меняется только цена, значит, время стоит на месте. Это, по-видимому, понять легко. Однако теперь мы должны и можем понять и еще кое-что.

Если еще раз просмотреть все сказанное выше про альтернативные издержки, можно увидеть, что кривые спроса (и предложения) выражают не что иное, как оценки альтернативных возможностей. Сколько чего покупается и сколько чего продается — все это зависит от человеческого выбора. А выбор людей определяется альтернативными издержками.

Бём-Баверк: капитал, прибыль и время

Ойген (Евгений) фон Бём-Баверк (1851–1919), как и Визер, написал немало книг, из которых две содержат наиболее полное изложение его варианта неоклассической теории, так сказать, венского розлива. Эти книги — "Основы теории ценности хозяйственных благ" (1886) и "Положительная теория капитала" (1889).

Одногодки, смолоду близкие друзья, а впоследствии еще и родственники, Визер и Бём-Баверк были всегда солидарны как в приверженности к Менгеру и его идеям, так и в отстаивании новой теории от нападок ретроградов. Все это, однако, не препятствовало каждому из них идти своим путем в науке, развивая взгляды, подчас несогласные со взглядами друга. Оба добились собственных оригинальных результатов. Каждый из них остался в истории науки звездой первой величины.

Одним из вопросов, где они разошлись, был такой: как измерить совокупную полезность запаса благ. Вспомним случай с пятью ведрами воды (гл. 21), и тогда разногласие двух великих ученых будет нам понятно. Визер рассуждал так. Если имеется пять ведер с водой, ценность каждого из них равна ценности последнего ведра. Значит, полезность совокупного запаса равна предельной полезности, умноженной на пять.

Бём-Баверк был согласен с тем, что полезность воды в каждом ведре равна ее предельной полезности. Но в отношении совокупной полезности всех ведер вместе он с Визером не согласился. Он рассуждал иначе. Когда к одному-единственному ведру мы раз за разом прибавляем еще по одному, на каждом шаге имеет место снижение предельной полезности, напоминал он. Если мы хотим вычислить совокупную полезность всего запаса, то для каждой отдельной порции нужно принимать в расчет ее собственную предельную полезность. Другими словами, каждое ведро фигурирует в совокупной полезности так, как если бы оно было последней, предельной порцией. В конце концов, наука признала верным рассуждение Бём-Баверка. Но мы можем увидеть наглядно, как непросто давались каждое понятие, каждая теорема новой теории.

Ойген фон Бём-Баверк

В разработках Бём-Баверка акцент делается на теорию ценности и теорию капитала.

Полезность вещи в смысле ее желаемости тесно связана с ее полезностью в смысле потребительских свойств, отмечает Бём-Баверк. Без второй не могло бы быть и первой: вещь, из которой нельзя извлечь пользы, не может быть предметом желания, потребности. Но для того чтобы эта вещь имела ценность, сказанного мало. Необходимо еще, чтобы вещь эта, так сказать, не валялась под ногами, т. е. необходимо условие редкости. Поэтому начальное состояние — это потребность, которую нельзя удовлетворить мгновенно, как мы удовлетворяем ежесекундно свою потребность в кислороде путем выдоха-вдоха.

Отсюда легко следует понятие о различной интенсивности потребности и ее убывании по мере насыщения. Закон убывающей полезности получает своеобразную формулировку: ценность блага пропорциональна интенсивности неудовлетворенной потребности при отсутствии данного блага. В итоге ценность равна предельной полезности.

В условиях множества покупателей и продавцов ценность данного блага ограничена двумя предельными парами. С одной стороны, это последний покупатель, который согласен купить данный товар, и первый продавец, который готов его продать, С другой стороны, это последний (самый слабый) продавец и первый покупатель среди тех, кто выбывает из процесса-торга.

Перед нами возникает уже знакомая картина "капустного рынка" (см. главу 21). Действительно, не кто иной, как Бём-Баверк построил эту модель рынка (у него товаром служили кони, все остальное — такое же). Таким способом Бём-Баверку удалось показать процесс установления рыночной цены, при которой совершается купля-продажа, т. е. достижение рыночного равновесия. И показал он это, не прибегая к инструменту кривых спроса и предложения.

Как мы уже знаем, характерной идеей Австрийской школы было положение о том, что не ценность и цена зависят от издержек производства, а, напротив, благодаря наличию ценности у потребительских благ образуются оценки производственных ресурсов, или факторов производства, — те оценки, которые формируют издержки производства и которые возникают в результате вменения ценности тем производственным благам, что требуются для изготовления данных потребительских благ. Мы также знаем уже, что вменение происходит на основе альтернативных издержек. Все это имеется у Бём-Баверка, который тем временем идет дальше, к уяснению — на новой основе — тех оценок факторов производства, которые принято называть оплатой труда, рентой и прибылью.

Три указанные категории принято называть по-разному, в зависимости от угла зрения. Их называют оценками производственных ресурсов, или факторными ценами, или вознаграждением факторов. Они возникают согласно рассматриваемой теории в результате вменения ценности факторам производства от ценности потребительских благ. Как это происходит, точнее, как образуется тот или иной уровень зарплаты, ренты и прибыли, — такой вопрос ставит Бём-Баверк.

Вспомним, какова трактовка этих трех категорий у классиков. В основе все сводится к издержкам производства. Оплата труда — это издержки по содержанию семьи рабочего. Прибыль — это разность между ценой и суммой материальных затрат и оплаты труда. Рента — остаток прибыли после вычета из нее дохода предпринимателя и процента по ссуде. Мы здесь слегка огрубляем, но, пожалуй, не искажаем взгляды классиков.

Очевидно, что такой подход не устраивал теоретиков нового направления. И понятно, почему. Издержки производства теперь перестали быть величиной, от которой можно оттолкнуться. Они превратились в нечто вторичное ("вмененное"). Учение о тяготении зарплаты к прожиточному минимуму тем более не состыковывалось ни с понятием о предельном продукте труда, ни с концепцией альтернативных издержек. Не годились теперь и представления классиков о тяготении прибыли к средней норме, о ренте как вкладе природы в суммарный продукт труда и т. п. Все нуждалось в перетолковании. И как раз здесь явилось поприще, на котором отличился Бём-Баверк.

Проблема распределения

Потребительский спрос на товары придает им рыночную ценность. Последняя сообщает ценность тем ресурсам, которые применяются для производства потребительских товаров. Ценность эта для фактора-труда воплощается в его оплате нанимателем, для фактора-земли — в земельной ренте, для фактора-капитала — в прибыли на капитал. Три названные категории оценок одновременно являются тремя источниками доходов для различных групп населения. Поэтому проблему установления цен на факторы производства принято называть проблемой распределения. Имеется в виду распределение чистого дохода общества в том смысле, как мы это проходили с Адамом Смитом в главе 14. Когда мы говорили о Тюнене, мы уже употребили выражение "теория распределения". Речь в обоих случаях — об одном и том же.

Немного поразмыслив, мы поймем, что указанная проблема имеет свою изнанку. От распределения доходов зависит спрос на потребительские товары. Таким образом, мы имеем два действия: 1) спрос обусловливает распределение; 2) распределение обусловливает спрос. Но эти два действия как бы разделены промежутком времени. УСЛОВНО говоря, сперва одно, потом другое. Сперва спрос, а от него — к распределению, или наоборот. Что считать первым, а что вторым — зависит от нас самих. Важно то, что логика позволяет рассматривать эти два действия по отдельности. В дальнейшем (глава 25) мы увидим, как их удалось рассмотреть совместно, а пока проследуем дальше по намеченному пути.

О том, что такое производственная функция, мы тоже говорили (в главе 23). Это функция, которая выражает технологическую связь между затратами факторов производства и размерами продукции этого производства. Той или иной комбинации факторов (тому или иному соотношению затраченных ресурсов труда, земли, капитальных благ) отвечает определенный объем выпуска продукции. С другой стороны, один и тот же объем выпуска может быть достигнут различными комбинациями факторов, а каждая комбинация дает определенную сумму издержек производства.

Примем во внимание, что мы сейчас находимся на уровне экономики не всей страны, а отдельной фирмы, выпускающей определенный вид продукта, на который имеется спрос на рынке, фирма поставляет этот продукт на рынок, выступая как продавец. Одновременно эта фирма выступает как покупатель на рынке факторов производства. Между двумя этими рынками фирма осуществляет равновесие (слово, которое мы теперь будем встречать все чаще). Она стремится издержки производства свести к возможному минимуму, а прибыль от реализации своей продукции — к возможному максимуму. Именно на рынке (лучше сказать на рынках, потому что каждый ресурс имеет свой рынок) факторов производства формируются цены труда, земли, капитальных благ. Отсюда возникает определенный характер распределения доходов.

И еще одну вещь полезно нагл вспомнить из главы 23. Мы говорили о том, что наиболее выгодная комбинация факторов производства (такая, которая приносит максимальный чистый доход) достигается тогда, когда предельный расход каждого фактора производства равен его предельному продукту.

Бём-Баверк обратил особое внимание на одно обстоятельство. Продукт фирмы реализуется на рынке сегодня при том условии, что затраты на факторы были сделаны вчера или даже позавчера. Сперва фирма выступает как покупатель, а потом уже — спустя некий промежуток времени — становится продавцом.

Выше мы говорили о взаимодействии между спросом и распределением доходов. И хотя понятно, что в жизни оба эти действия происходят одновременно, мы допустили возможность рассматривать их врозь. В данном же случае речь идет о другом явлении, связанном с разрывом во времени уже не условно, а вполне реально. Это и есть производственный период по Менгеру. И существенно то, что фирма должна авансировать оплату труда, арендную плату за землю и те статьи издержек, которые потом должны быть покрыты за счет прибыли от продажи продукта этой фирмы.

Здесь даже трудно сослаться на то, что в жизни оба действия — и оплата факторов, и поступление доходов от продажи продукта — происходят одновременно. Внешне это так, однако если мы удовлетворимся подобным представлением, мы потеряем нечто важное — то, что нашел Бём-Баверк.

Даже когда производство уже налажено, когда в одно и то же время фирма несет издержки и получает доходы, не исчезает то о6стоятельство, что продукт можно продать только после того, как он уже произведен. И потому оплата факторов производства всегда носит характер авансирования. Не говоря уже о начальном этапе, когда фирма делает только первую партию своего товара.

А коли речь идет об авансировании, никуда не деться от явления и понятия ссудного процента.

Прибыль и процент

В современной науке, когда речь идет о чистом доходе на капитал, чаще всего имеется в виду процент. С этим нужно разобраться. Мы привыкли говорить в подобных случаях о прибыли на капитал. Мы знаем, что процент составляет часть прибыли, но не всю ее величину. В чем тут дело?

Дело в том прежде всего, что понятие "прибыль", оказывается, очень плохо поддается строгому определению. Это было замечено еще Адамом Смитом, который указывал, что прибыль часто смешивают с другими видами доходов. В дальнейшем обнаружилось, что дело обстоит еще сложнее.

Казалось бы, чего проще — берем валовой доход или выручку, вычитаем из него издержки производства, получаем чистый доход, или прибыль… Но вот вопрос: что включать в издержки?

Если предприниматель сам работает как управляющий, он, конечно, экономит на зарплате менеджера, которого мог бы нанять. Но эквивалентную сумму ему следовало бы начислять в издержки. Так говорит теория альтернативных издержек, и так правильно с экономической точки зрения.

Если мы арендуем помещение для мастерской, арендную плату (жилищную ренту) мы включаем в сумму издержек. Но если это помещение — наше, соответствующая сумма рассматривается нами как добавление к нашему чистому доходу. Тем не менее эту сумму следует включать в издержки по той же причине, о какой мы сказали в связи с зарплатой менеджера.

Если капиталист приобрел оборудование на деньги, взятые взаймы, то в состав издержек он правомерно будет включать процентные платежи по ссуде. Но если он купил это оборудование из средств своего сбереженного дохода, процентов он никому не платит и вообще никому ничего не должен. Тем не менее эквивалентные суммы он должен бы включать в состав издержек. Почему? По тому же самому Закону Визера. Деньги, потраченные на оборудование, он мог бы дать кому-то взаймы и получать ссудный процент. Этот доход он потерял, истратив деньги на оборудование. А упущенный доход наука сочла правильным считать издержками.

Мы все твердим "так правильно", "сочтено правильным" — что это значит? Почему?

Почему поступать по теории альтернативных издержек — это правильно, а по-другому — неправильно? Такой вопрос возникает только в том случае, если мы еще не освоились с Законом Визера.

Если постараться глубоко продумать понятие альтернативных издержек, подобные вопросы перестанут возникать. Дело в том, что именно это понятие помогает нам разобраться 6 категориях доходов и издержек. Если мы не станем следовать Закону Визера, мы просто запутаемся. Совершенно аналогичные потоки мы будем относить то к доходам, то к издержкам только потому, что они могут иметь разные наименования или иные внешние признаки. Конечно, в этом не будет большой беды, пока про свои калькуляции мы можем сказать: "Это наше дело и никого не касается". Но вот мы получаем на руки новые правила уплаты налогов на прибыль. И читаем там, что в облагаемую сумму включается весь остаток от выручки за вычетом прямых издержек производства, Тогда уже нам далеко не безразлично, что включать в издержки, а что не включать. И тут мы живо вспомним, что есть такой хороший, прямо замечательный Закон Визера. И будем очень возмущены, если окажется, что правительство про этот 'закон" знать ничего не хочет.

К примеру, возможен такой случай. В двух одинаковых фирмах два управляющих получают различную заработную плату. Каждый из них при этом владеет пятью акциями своей фирмы, дивиденды по которым тоже различны, но в обратную сторону. Так что заработная плата плюс дивиденд дают обоим одинаковый годовой доход. Но зато для обеих фирм такой порядок вознаграждения менеджеров имеет различные последствия. Заработная плата персонала исключается из суммы, облагаемой налогом на прибыль, а дивиденды из нее не исключаются. Поэтому одна фирма обязана платить более высокие налоги, чем другая. США до недавних пор полагалось (а может быть, и сейчас еще полагается) не включать в издержки фирм дивиденды, выплачиваемые держателям акций этой фирмы. Но проценты, выплачиваемые по облигациям той же фирмы, относили к категории издержек и не включали в сумму, облагаемую налогом на прибыль корпораций. С точки зрения теории альтернативных издержек, однако, обе категории выплат идентичны и обе следует относить к издержкам.

Теперь, наконец, можно сказать самое существенное для нас по данному вопросу. Если очистить валовой доход (сумму выручки) от всех издержек, включая как реальные, так и альтернативные, то в остатке будет только процент на капитал[64]. Это и есть чистый доход. Не тот процент, конечно, который фирма в данное время реально выплачивает по ссудам. Имеется в виду процент, который можно было бы получить, если бы капитал был отдан кому-то в аренду или обращен в деньги и дан взаймы. Именно процент, численно равный рыночной ставке ссудного процента, составляет вознаграждение фактора-капитала (и соответствующий вид дохода), аналогичное ренте с земли и плате за труд. Поэтому в современной экономической науке принято говорить не о прибыли на капитал, а о проценте[65].

Дисконтированный поток

Допустим, что у нас появилось правительство, которое сумело остановить инфляцию. Ну не совсем, конечно, просто свело ее к каким-нибудь 5 % в год (по ценам). И вот перед нами простые родители, у которых единственный ребенок. И это ненаглядное чадо просит купить ему новую игрушку.

"Рано тебе еще в такие игрушки играть, — говорит папа 13-летнему сыну. — Вот стукнет тебе 18, тогда получишь". А сам прикидывает, подсчитывает. Через пять лет игрушка будет стоить миллион. Можно положить деньги в надежный банк под 10 % годовых. Сколько же нужно положить сейчас, чтобы через 5 лет получить миллион рублей?

Через 5 лет образуется миллион, если через 4 года на счету будет:

1 000 000: 1,1 = 909,1 тыс. руб. Но тогда через 3 года на счету должно быть: 909,1: 1,1 = 826,5 тыс. руб. И так, идя обратным ходом, папа вычислил, что он должен немедля положить в банк на 5 лет 621 тыс. руб. Вычислительная операция "обратным ходом", которую проделал родитель, называется по-научному дисконтированием l. Он, вероятно, не знал, что можно обойтись без многоходовых вычислений, но мы усвоим это отныне и навсегда. Потому что есть простая формула дисконтирования. Если D — это сумма, которая набежит (или, как мы думаем, должна набежать) через т лет, i — ставка (норма) процента по ссуде или вкладам, а Dо — искомая первоначальная сумма, на которую будут начисляться проценты, тогда.

Do = D / (l + i)т (1)

Не забыть бы, впрочем, что i должно быть выражено не в процентах, а в абсолютных единицах (не 10 %, а 0,1).


Тогда наш родитель мог бы считать так:


Do = (1*106) / 1.15 = 621 * 103.


В знаменателе дроби формулы (1) находится легкоузнаваемая геометрическая прогрессия. В экономике, статистике, бухгалтерии такие выражения чаще называют сложными процентами. Ввиду чрезвычайно частого применения во многих учебниках, справочниках и других полезных книгах приводятся таблицы сложных процентов на много-много лет. Надо лишь не ошибиться и правильно найти нужную клетку в таблице (чтобы число и ставка процента были теми, какие вам нужны), а потом подставить готовое число в знаменатель дроби да произвести деление. Вот и все дисконтирование.

Дисконтирование — это оценка сегодняшней ценности будущих благ. Почему банки платят проценты своим вкладчикам?

Потому что один рубль сегодня ценнее, чем тот же рубль через год. Это справедливо без всякой инфляции. Она лишь повышает проценты по вкладам. В таких условиях банковский процент слагается из двух частей: из ожидаемой степени обесценения денег за год и нормальной ставки — вознаграждения вкладчику за то, что принес деньги в банк, а не истратил их на текущее потребление.

Процент — это цена, которую уплачивают за возможность иметь деньги сейчас, а не через какое-то время… Это премия за согласие подождать. Ставка процента определяется отношением возвращаемой суммы к получаемой. Если вы даете взаймы (банку или другу) 100 рублей с условием, что через год вам вернут 110 рублей, ставка процента будет составлять 10 % годовых. Тогда через два года возврату подлежит 110 х 1,1 = 121 рубль. И так далее. Когда речь идет не об одном годе, а о промежутке в т лет, мы получаем дисконтированный поток.

В литературе, даже художественной, можно встретить выражение "учет векселей". Оно означает то же самое, что и слово 'дисконтирование". Допустим, у Петрова есть вексель на Фокина. Там значится, что через 3 года г-н Ф. обязуется вернуть г-ну П. 10 тысяч рублей. А г-ну П. вдруг понадобились деньги сегодня. Или, еще проще, он совсем не уверен, что через 3 года найдет этого г-на Ф. и получит свои денежки. Что он делает?

Он несет свою ценную бумагу в дисконтный банк. Там этот вексель ему учитывают. Так это называется, а делается вот что. Банк дисконтирует 10 тысяч рублей на 3 года, исходя из действующей в это время ставки ссудного процента, допустим, 12 % годовых. Легко сосчитать, что г-н П. в обмен на 10 тысяч рублей через 3 года получает немедленно наличными 7142 рубля 85 копеек. А уж банк найдет способ взыскать через 3 года с г-на Ф., где бы он ни был, 10 тысяч рублей. Или, в крайнем случае, засадит его в долговую тюрьму. Умение дисконтировать может очень пригодиться в жизни.

Допустим, вы решили купить простенький японский телевизор, фирма "Хоцукаки" предлагает вам купить его в рассрочку на 4 года. УСЛОВИЯ такие. Первый взнос сразу — 200 тысяч рублей, а затем еще три взноса, каждый из которых будет больше предыдущего на 20 тысяч рублей. Вы быстро прикидываете на карманном калькуляторе, что за 4 взноса набежит 200 + 220 + 240 + 260 = 920 тысяч рублей. Ну что ж, это можно, решаете вы и направляетесь в банк, чтобы взять 200 тысяч для первого взноса.

По дороге в банк вы замечаете большой рекламный плакат: "Мы возьмем на себя ваши расходы!" Тут же помельче напечатано, что некая фирма "Жулио" готова стать посредником в ваших кредитных операциях на взаимовыгодной основе. Вы звоните по указанному телефону. Щебечущий женский голосок, внимательно выслушав вас, предлагает вам сделку: вы вносите на счет "Жулио" сразу 800 тысяч рублей, а посредник будет расплачиваться с японцами на их условиях, т. е. выплатит им 920 тысяч в четыре приема. "Вы сэкономите 120 тысяч рублей, — объясняют вам, — а мы зато получим сразу приличную сумму. Выгода обоюдная. Приходите, мы быстро все оформим. Ждем вас завтра в 11 утра".

Но вы — тертый калач. Вы уже умеете дисконтировать. Вы даже успели уже понять, что, если нужно оценить будущую ценность сегодняшних благ, 'скидка" (дисконт) превращается в надбавку. И принимаетесь за расчеты. Вам предложили за каждый взнос ровно по 200 тысяч рублей, но сразу все. Первый взнос остается без изменения, на следующих вы вроде бы экономите. А так ли? Ведь есть и альтернативные издержки. Чтобы внести сразу 800 тысяч, вам придется продать немного "Полби", что вы успели купить. Акции "Полби" обещают 12 % в год твердых дивидендов (помимо надбавок на инфляцию). На втором взносе вы, сэкономив 20 тысяч рублей, потеряете 24 тысячи рублей. И так далее. Вы вычисляете, что за три предстоящих взноса вы теряете 200 х (1,12)3 = =281 тысячу рублей, сэкономив при этом 120 тысяч. Ваш чистый убыток от сделки с "Жулио" составил бы, таким образом, 161 тысячу рублей.

Вознаграждение факторов производства

Вооруженные новыми понятиями, мы можем теперь вернуться к теории Бём-Баверка.

Прервались мы на том, что оплата факторов производства, по существу, имеет характер авансирования. Согласно неоклассической теории предельный доход факторов равен их предельному продукту. Но продукт появляется по окончании производственного периода, а доход свой факторы получают, условно говоря, в начале указанного периода. Чем длиннее этот период, тем ощутимее различие в оценке разновременных благ, приведенной к одному моменту времени.

Дело обстоит точно так же, как при учете векселей. Здесь тоже блага настоящей минуты даются в обмен на будущие блага. В качестве будущих благ выступают продукты каждого фактора, в качестве благ сиюминутных — доходы факторов.

В том и заключается идея Бём-Баверка. Оплата труда представляет собой дисконтированную ценность производимого им. продукта. То же самое — оплата услуг земли (рента). Ценность будущего предельного продукта данного фактора, умноженная на количество его продукции и дисконтированная по отношению к данному моменту времени, — вот что такое заработная плата или рента. В качестве дисконта выступает рыночная норма процента в данный момент.

Теория капитала Бём-Баверка

Что касается вознаграждения капитала, то здесь дело обстоит несколько сложнее. Доход на капитал — ведь это и есть процент, как мы выяснили недавно. Тот самый процент, который выступает как дисконт для зарплаты и ренты.

По мысли Бём-Баверка, капитал имеет иную природу, чем два других фактора. Труд и земля — это нечто первозданное, несводимое к иным экономическим благам. Капитал же — накопленный запас — есть благо производное. Капитал можно свести к труду и земле (напомним, речь идет не о почве или грунте, а о производительной услуге земли). Капитал — это промежуточный продукт, созданный трудом и природой ради повышения продуктивности производства.

Накопление капитала требует времени. Здесь уже речь идет не о производственном периоде, в течение которого услуги факторов превращаются в продукт. Здесь речь идет о разрыве во времени между созданием фактора и удовлетворением потребления. Создание капитала — сбережение, накопление — это процесс производства, который предшествует производственному периоду, когда услуги капитала становятся его продуктом А размеры капитала не имеют тех внеэкономических ограничений, которые существуют для количества труда и земли или ее продуктов. Рента и оплата труда суть разновидности арендной платы — платы за использование производительных услуг того или иного фактора. Капитальные блага тоже можно сдавать и брать в аренду. Ставки арендной платы определяются спросом на аренду, а спрос зависит от предельной производительности данных капитальных благ. В данном отношении капитал не отличается от труда и земли. Отличается он характером собственного дохода. Процент есть нечто иное по природе своей, чем зарплата и рента.

Допустим, транспортное агентство "Туда-Сюда" перевозит хлеб для булочных. Грузовики для своей деятельности агентство берет в аренду у автопарка "Бампер". Понятно, что часть выручки, которую "Туда-Сюда" получает от своих клиентов, оно по договору об аренде отдает "Бамперу". Понятно также, что другие доли выручки идут на оплату труда водителей грузовиков, оплату поставок бензина и других текущих расходов, оплату аренды помещений, занимаемых агентством.

Но никакое агентство не будет существовать при таких условиях, если бы вся оставшаяся выручка уходила на уплату аренды транспортных средств. Очевидно, что после этих платежей у Туда-Сюда" должен оставаться какой-то избыток — чистый доход предприятия. За вычетом всех необходимых платежей этот чистый доход будет — в пределе — стремиться к величине, которая равна рыночной норме процента на единицу капитала. Значит, процент очевидным образом не сводится к арендной плате. И если с экономической точки зрения арендные платежи "Бамперу" аналогичны оплате труда шоферов нашего агентства (то и другое — плата за наемные услуги), то процент на капитал под такое определение не подпадает.

Экономическое существо дела ничуть не изменится, если "Туда-Сюда" будет возить грузы на своих собственных машинах. По Закону Визера агентство должно рассматривать свои грузовики как взятые в аренду у самого себя. Обычно так и происходит. Хотя далеко не все знают о законе альтернативных издержек, как правило, владелец капитала всегда начисляет в составе своих издержек арендную плату самому себе за весь свой капитал. Эта арендная плата есть не что иное, как амортизационные отчисления, о которых мы говорили в главе 19. И в этом случае, по общему правилу, на руках у предпринимателя после вычета всех издержек должен оставаться чистый доход, равный проценту.

Что же выражает собой процент и из какого источника он проистекает?

Мы хорошо поступим, если вспомним, в какое время творил Бём-Баверк и каково было состояние вопроса в то время. В 80—90-е гг. XIX в. в первых рядах экономической науки оказался марксизм. И объявил' ' Прибавочная ценность — это неоплаченный труд". Многие вдумчивые и глубокие мыслители никак не могли принять такую трактовку. Но поскольку она имела много приверженцев, с ней было необходимо считаться.

Бём-Баверк не раз подвергал марксизм критическому анализу и даже написал на эту тему отдельную книгу. Там показаны многочисленные ошибки и натяжки в рассуждениях Маркса (некоторые из них упомянуты в нашей главе 19). Однако одна, весьма существенная, натяжка осталась им незамеченной. Мы имеем в виду то место, где Маркс хотел доказать, будто "относительная прибавочная ценность" тоже происходит из неоплаченного труда ("Капитал", т. I, гл. Х). Эту натяжку не замечали практически до нашего времени. На самом деле "относительная прибавочная ценность" не может возникнуть ниоткуда, кроме производительной силы самого капитала. О том, какие страсти бушевали вокруг этого вопроса в первой половине XIX в., мы немного рассказали в главе 18. И мы видели, как Маркс заимствовал у левых рикардианцев тезис о непроизводительности капитала. Вот с этим-то положением, которое когда-то обреталось на периферии научного знания, марксизм вошел в большую науку.

Неоклассическая теория в это время делала свои первые шаги. Еще не были как следует осознаны достижения пионеров маржинализма. Еще далеко не все концы с концами были увязаны. Аппарат производственной функции, о котором мы говорили уже дважды, еще только складывался. Что такое ' предельный продукт капитала", откуда и как он возникает? На эти вопросы Бём-Баверк и намерен был дать ответы.

Окольные методы производства

Владелец нашего агентства "Туда-Сюда" г-н Шустров еще несколько лет назад ничего не имел, кроме одной ручной тележки. И он подрядился развозить у I на ней хлеб по окрестным булочным. Оправдывая свою фамилию (правда, его конкурент Федька Косой утверждал, что его настоящая фамилия — Шустер), он очень быстро крутился, успевая за день развезти 3 тонны хлеба. Он очень уставал от такой работы, но и зарабатывал неплохо. Он мог откладывать часть своего ежедневного заработка. За месяц набиралась сумма, на которую можно было посидеть разок в ресторане в теплой компании, да еще и прилично одеться, или обзавестись видеоаппаратурой, или, собрав сбережения за год, съездить отдохнуть в Сочи.

Однако деньги эти Шустров не трогал. Он нес их в надежный банк. Отказывая себе в том уровне потребления, который он мог бы себе позволить, он несколько лет копил средства, пока не смог купить на них грузовик.

Теперь он 3 тонны хлеба развозил за две ездки, а за день мог делать 10 таких ездок. Его доход вырос впятеро. Он уже может себе позволить и в ресторане отдохнуть изредка, и сберегать средства на второй грузовик. Так возникло его процветающее агентство "Туда-Сюда", и он уже подумывает о том, чтобы к перевозкам хлеба добавить новый вид услуг — перевозку расфасованного молока…

Сперва труд затрачивается на создание средств производства, которые затем используются для создания большего количества продукта производства. Такое применение труда Бём-Баверк назвал окольным процессом производства. В современной науке это название сохранилось, хотя иногда говорят о косвенном процессе. Иногда также говорят об окольных методах или косвенных методах. Все эти названия выражают одно и то же.

Конечно, о накоплении капитала как предварительном условии производства все знали давно. Бём-Баверк лишь выделил это явление как ключ к проблеме происхождения дохода на капитал. Придумав название "окольный метод производства", он логически связал процесс накопления капитала с процессом работы капитала. Теперь можно было сказать, что все современное ("капиталистическое") производство есть окольный процесс. Именно в этом можно было увидеть суть капитализма (а не в частной собственности, свободной конкуренции и т. п.). Чем больше, так сказать, степень окольности производства, тем больше создается потребительских благ. Но окольные методы возможны только при условии, если капитал приносит свой чистый продукт. Поэтому чистый продукт (процент на капитал) должен существовать при любой форме собственности, если в хозяйстве используются окольные методы.

Что касается вопроса, из-за которого затеяны все эти рассуждения, то на него Бём-Баверк дает такой ответ" процент есть дисконт с ценности будущего предельного продукта, производимого с помощью настоящих средств производства.

Некоторые последующие ученые высказывали мнение, что Бём-Баверку не удалось дать исчерпывающий ответ на вопрос о природе процента. В обоснование этого мнения приводятся довольно тонкие рассуждения, о которых мы здесь говорить не будем. Мы лучше попытаемся подвести итоги.

Теория Бём-Баверка внесла решающий вклад в дело научного обоснования положения о том, что капитал обладает своей собственной производительностью. Концепция "трех факторов" Сэя только постулировала тезис о производительности капитала. В таком качестве это положение могло быть оспорено, что и делалось различными представителями социалистической школы. И только после Бём-Баверка положение о производительности капитала, что бы там ни говорили его критики, стало научно достоверным.

Сегодня говорят так: капитал обладает чистой производительностью. Она появляется в виде остатка продукта производства, который (остаток) получается после вычета из продукта производства всех издержек и который может быть выражен в форме годовой нормы процента.

Небесполезное уведомление

С идеями о чистой производительности капитала и процента как платы за ожидание мы вступили на тонкий лед. Дело не только в том, что эти идеи, более-менее принятые сегодня, подвергались критике уже внутри нового направления в науке. Важнее то, что некоторые другие трактовки, предлагавшиеся этими критиками, тоже не были отброшены как ошибочные. Короче, мы вступили в область, где не все решено однозначно, — в область дискуссионных вопросов. И если какие-то решения называют общепринятыми, это может означать, что приняты они большинством ныне здравствующих ученых, но не обязательно всеми. И нет никакой гарантии, что завтра подобные представления не будут отброшены большинством ученых, уступая место иным теориям.

Глава 25 Английский газон

Сделать его просто. Сажаете обычную газонную траву. Поливаете. По мере вырастания травы подстригаете ее. И так триста лет.

Из английского руководства для садоводов.

Английская школа маржинализма имела не меньше двух причин для того, чтобы идти своим путем без оглядки на континент. Во-первых, у нее был свой, британский, основатель — УИЛЬЯМ Стенли Джевонс. Во-вторых, та классическая школа, от которой стремились откреститься в Австрии и Швейцарии, была по преимуществу тоже английской. И новое поколение экономистов не собиралось отказываться от наследства своих учителей только по той причине, что возникла предельная полезность. Англичане стали спокойно разбираться в унаследованном добре: вот это совсем устарело, это тоже, а это, пожалуй, вовсе не утратило еще первоначальной ценности… если тут чуть-чуть подновить, тут слегка повернуть, глядишь, вполне современная вещь получается… Англичане не вытаптывали свой газон, они его сохраняли, обновляя.

Вклад Уикстида

Одним из первых новое направление приветствовал Филипп УИКСТИД (1844–1927). Священник, специалист по средневековой истории, знаток Аристотеля, Данте и математики, УИКСТИД самостоятельно изучил политическую экономию и вышел на уровень передовых проблем науки. Свое понимание вопросов, свои трактовки и решения он изложил в книгах "Азбука экономической науки" (1888), "Согласование законов распределения" (1894) и "Здравый смысл в политической экономии" (1919).

УИКСТИД подчеркивал, что сам ничего нового не придумал, что он просто излагает по-своему результаты, вытекающие из сделанного до него другими. В каком-то смысле это, возможно, и так. Однако глубокий и блестящий ум не мог остаться простым пересказчиком. Конечно, УИКСТИД многое переосмыслил и углубил. Ведь Джевонс сделал только первые шаги и, как отмечают последующие исследователи, не довел до конца ряд своих мыслей и догадок. УИКСТИД ввел в английскую науку термин "предельная полезность" вместо употребленного Джевонсом выражения "конечная степень полезности". Он разъяснил, что предельная полезность — это не собственная характеристика последней единицы. Суть этого понятия — в идее приращения очередной единицы к однородному запасу благ. То есть предельное означает дополнительное, УИКСТИД также размышлял о философских основаниях нового направления и экономической науки вообще. Он отчетливо высказался о том, что экономическая наука не предписывает, а описывает. Другими словами, политическая экономия есть наука не нормативная, а позитивная. В частности, она не говорит потребителю: мол, ты должен руководствоваться принципом убывающей полезности, если хочешь достичь максимума удовлетворения. Она говорит, что разумный потребитель сам руководствуется таким принципом.

УИКСТИД впервые в Англии сформулировал правило оптимального распределения продукта, согласно которому вознаграждения факторов соответствуют предельному продукту каждого из них. И он понимал, что это правило справедливо при допущении о взаимозаменяемости факторов. Он показал также, что если расход каждого фактора производства умножить на предельный продукт этого фактора, то сумма таких величин по всем факторам даст совокупный продукт.

Вклад Эджуорта

Фрэнсис Эджуорт (1845–1926) писал в основном статьи. Единственная его книга по экономическим вопросам называется "Математическая психика"[66] (1881). Из занимающих нас вопросов Эджуорт разбирал проблемы измерения полезности и математического определения равновесия. Эджуорт считал, что проблема равновесия может быть решена только сопоставлением полезностей (utilities) и вредностей, или тягостей (disutilities), и потому отвергал решение УИКСТИДОМ проблемы распределения. Он развил мысль Джевонса об уравнивании предельной полезности продукта труда с предельной тягостью труда в состоянии равновесия.

Понятно, что подобный подход не совпадает с австрийским, — ведь с такой позиции издержки из величины вторичной и несколько эфемерной снова превращались в нечто осязаемое и реальное. Двигаясь в этом направлении, Эджуорт установил закон роста производства фирмы. Этот рост выгодно продолжать до тех пор, пока предельная выручка не сравняется с предельными издержками…

Речь идет о том, что фирма наращивает выпуск продукта равными порциями. И каждое такое приращение требует дополнительных издержек производства. Такое рассуждение ведет к возможности изобразить обе переменные величины в виде кривых в координатных осях, где по оси абсцисс отложен выпуск продукции, а ось ординат выражает одновременно и предельный доход, и предельные издержки. Пересечение кривых дает точку, абсцисса которой выражает оптимальный объем производства. До этой точки наращивать объем выгодно, а за этой точкой — невыгодно.

Отсюда Эджуорт делает следующий шаг — к проблеме рыночного равновесия, когда с одной стороны имеется множество продавцов — каждый со своей предельной выручкой, а с другой стороны находится множество покупателей — каждый со своими предельными затратами. Об этой теореме мы токе вспоминали в главе 21 в связи с капустным рынком точка, в которой рынок находит цену равновесия спроса и предложения, есть, по сути дела, тоже точка пересечения двух кривых (если множества продавцов и покупателей настолько велики, что промежутки между оценками становятся бесконечно малыми).

Эджуорту наука обязана еще одним понятием, сыгравшим и продолжающим играть в ней важную роль. Это так называемые кривые безразличия.

Кривые безразличия

Пятеро молодых шалопаев — Ё, К, Л, М и Н, — перепробовав на пляже все доступные им виды развлечений, придумали себе наконец новую забаву: состязание по киданию камушков по воде с отскоками. Каждый кидает по пять раз, отскок — очко. Кто наберет минимум очков, тот проиграл. Каждый из выигравших получает право или угоститься бутылкой пива за счет проигравшего, или дать ему две оплеухи. Вид наказания выбирает проигравший. Играются пять туров, после каждого из которых выбранная проигравшим комбинация наказаний только записывается. Когда будут сыграны все пять туров, между проигравшими делается взаимозачет наказаний, и что остается в результате — то исполняется.

В первом туре проиграл К. Ему предложили выбирать себе комбинацию наказаний, пока другие будут искать камушки для второго тура. Перед К набор из пяти возможных комбинаций (см. "Таблицу наказаний"). Какую из них выбрать? Он соображает: впереди еще четыре тура, что там будет — неизвестно. А пока вроде особой разницы между комбинациями нет. Все равно, что выбрать. И он говорит- Но нам уже это неинтересно. Важно сейчас, что все комбинации для него равноценны.


Таблица наказаний.


Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров Глава 25.  Английский газон. Кривые безразличия

Набор комбинаций из "Таблицы наказаний" можно изобразить на графике следующим образом:

Количество бутылок пива.

0 1 2 3 4 5 6 7 8 Количество оплеух.

Рис. 25-1.


Линия типа BS и есть кривая безразличия. Она выражает эквивалентность для нашего героя К любой из указанных комбинаций (заметим, что речь идет только о комбинациях, эта кривая не выражает собой эквивалентность, скажем, между покупкой одной бутылки пива и получением двух оплеух).

Строго говоря, мы не имели права соединять линией точки (0; 4), (3; 2) и т. д. Бессмысленно ведь говорить о четверти оплеухи или полутора оплеухах; пиво, правда, допускает деление на полбутылки, четверть бутылки и т. д., но кто в нашей жизни этим занимается? Подлинная ("научная") кривая, безразличия предполагает возможность сколь угодно малых приращений обоих видов благ. Соответственно предполагается наличие комбинаций, отличающихся сколь угодно малыми приращениями одного и другого блага. Подлинная кривая безразличия относится к потребительским наборам благ, потому что она является инструментом анализа потребительских предпочтений. Поэтому подлинная кривая безразличия предполагает убывающую предельную полезность и одного, и другого блага. И, учитывая все сказанное, подлинная кривая безразличия будет действительно кривой (а не прямой). Кроме того, как мы уже догадываемся, форма этой кривой будет напоминать (только напоминать!) форму кривой спроса. Стало быть, кривая безразличия выглядит так, как показано на рис. 25-2.


Количество блага А.

Рис. 25-2. Форма кривой безразличия.


Рис. 25-3. Частичная карта безразличия (кривые безразличия для трех семейств комбинаций двух благ А и В)


Каждая точка на этой кривой (а, в) означает определенный набор из двух видов благ.

Но ничто не мешает нам рассмотреть другое семейство наборов. Представим, что парней на пляже было не пятеро, а шестеро, семеро и т. д. Нетрудно увидеть, что с каждым дополнительным шалопаем наша кривая на рис. 25-1 будет сдвигаться вправо. При этом через каждую точку плоскости будет проходить только одна такая линия. А теперь снова перейдем к малым приращениям. И сообразим, что для изучения потребительских предпочтений мы располагаем картой безразличия, которую невозможно изобразить целиком, так как кривые будут занимать все пространство в осях АОВ. Но можно выбирать те или иные кривые из этой карты для целей исследования, как показано на рис. 25-3.

Кривые безразличия Эджуорта появились на свет из размышлений о том, поддается ли измерению та величина, которую ученые стали называть полезностью. Действительно, можно много рассуждать об убывающей полезности, о втором законе Госсена и т. д., но все это остается теорией — самой для себя. А ведь бизнес хочет изучать потребительские запросы и законы их изменения. Бизнес хочет знать, что и в каких случаях предпочитает потребитель.

Полезность количественная и порядковая

То, что придумал Эджуорт, стало основой теории порядковой ("ординальной") полезности. Это понятие было выдвинуто в противовес понятию количественной ("кардинальной") полезности. Последняя лежит в основе всех рассуждений о предельной полезности. Вспомним "шведский стол" из главы 21. Едва ли кто-то в такой ситуации занимается подсчетами предельной полезности каждого куска, хотя интуитивно многие понимают, что ведут себя по второму закону Госсена. Вспомним из той же главы, как мы приписываем ведрам с водой какие-то баллы и насколько условными эти оценки были на самом деле. Для примера это годилось, но для изучения поведения реального потребителя так поступать нельзя. А как можно?

Тут и предлагается теория порядковой полезности. Она отказывается измерять полезность в каких-то абсолютных единицах и оперирует показателями предпочтения, или ранжирования. Потребителю требуется указать, какому набору он отдает предпочтение. От него не требуют оценить степень предпочтения ("во столько-то раз", "настолько — то выше" и т. д.) — только указать: вот этот набор предпочтительнее. Другими словами: вот этот набор для меня имеет большую полезность, чем иной. И все. Если потребителю все равно, какой из наборов выбрать, значит, эти наборы лежат на одной кривой безразличия.

Если же потребитель выбирает один набор как более предпочтительный, значит, комбинации, предложенные на выбор, находятся на разных кривых. Притом более предпочтительный находится на более высокой кривой. Кривая безразличия — это линия изополезности.

Предельная норма замещения

Вернемся к нашей первой кривой безразличия (рис. 25-1). Мы видим (если двигаться по кривой слева сверху и вправо вниз), как выбывание из набора одной бутылки пива компенсируется прибавлением в наборе двух оплеух. Если взять любую точку на этой кривой и приращения обеих ее координат при переходе к этой точке от предыдущей точки, а затем разделить приращение ординаты (1) на приращение абсциссы (2), то мы получим величину, которая носит название предельной нормы замещения пива оплеухами. В данном случае такая норма равна 0,5. Это означает, что получение одной оплеухи психологически возмещает необходимость тратиться на полбутылки пива.

Можно догадаться, что, если мы имеем дело с подлинной кривой безразличия (рис. 25-2), ничего принципиально не изменится. Предельная норма замещения А на В при переходе от точки 1 к точке 2 будет выражаться соотношением (а 2 — а 1) / (в 1- в 2). Уже понятно, что, сближая точки 1 и 2, мы получаем в качестве предельной нормы замещения тангенс угла, образуемого касательной к этой кривой в данной точке и осью абсцисс (абсолютный наклон кривой).

Доказано, что предельная норма замещения одного блага другим равна отношению предельных полезностей этих благ. То есть чем больше для потребителя значимость блага А, тем меньшее количество его он согласится отдать за единичное приращение блага В. Ничего не зная о том, каково абсолютное значение предельной полезности обоих благ для нашего потребителя, мы тем не менее получаем соотношение этих предельных полезностей.

Свойства кривых безразличия

1. Кривая безразличия, лежащая выше и правее другой кривой, представляет более предпочтительные наборы благ.

2. Кривые безразличия никогда не пересекаются.

3. Кривая безразличия всегда имеет отрицательный наклон (идет слева сверху и вправо вниз).

4. Абсолютный наклон кривой безразличия уменьшается при движении по ней вправо (кривая вогнута относительно начала координат).

Все эти теоремы доказаны строго математически. Многие свойства и особенности кривых безразличия были изучены детально уже преемниками Эджуорта, но основу этой теории заложил именно он.

Маршалл: восстановить связь времен

Его часто упрекали биографы и историки экономической мысли за то, что он чересчур скрупулезно выверял свои идеи и чрезмерно отшлифовывал их изложение. Отнимая много драгоценных лет, такая манера, мол, не пошла ему на пользу.

Доказано, что Альфред Маршалл (1842–1924) пришел к идеям предельного анализа самостоятельно и одновременно с Джевонсом, вдохновляясь трудами Курно и Тюнена. К 1870 г. основные принципы его теории уже были разработаны. Но он не спешил публиковать свои взгляды. Он хотел выстроить целостную систему экономической теории, в которой новые подходы и понятия органически сплавлялись бы с тем ценным, что дала науке классическая теория.

Нельзя не отметить благородства этой позиции Маршалла. Отвергать все сделанное классиками он считал неприличным и неразумным. Он отчетливо сознавал, что его поколение никому так не обязано, как именно Рикардо и Миллю. В особенности он хотел воздать должное Рикардо. Ради этого он дал свое толкование теории последнего — с точки зрения достижений нового направления, и своих в том числе. ставить себе, что мы взяли кривые спроса всех потребителей (для одного вида товара) и суммировали их алгебраически, получив таким образом рыночную кривую спроса (на данный товар!). Она-то и представлена кривой DD.

Теперь взглянем на эту кривую, так сказать, с изнанки. Чем ниже цена, тем больше товара готов купить совокупный потребитель, это понятно. Но ведь одновременно: чем ниже цена, тем менее привлекательным будет производство этого товара. Одни производители будут сокращать его производство как малодоходное” другие вовсе переключатся на что-то другое. И наоборот: если цена будет очень высокой, очень многие производители начнут производить этот товар. Зато все меньшее количество его будет продаваться, так что может наступить затоваривание рынка данным продуктом.

Если каждому количеству товара соответствует определенная цена, устраивающая совокупного потребителя (цена спроса), тогда этому же количеству товара соответствует тоже определенная цена, устраивающая совокупного производителя (цена предложения). Но во втором случае закон будет иным: чем выше цена предложения, тем больше количество товара. Поэтому кривая предложения пойдет так, как линия 5S на рис. 25-5.

Точка пересечения обеих кривых означает ту цену р, при которой будет продано количество q. Это та цена, при которой готовность производителей изготовить определенное количество товара совпадает с готовностью потребителей купить это же самое количество. Это точка рыночного равновесия — точка равновесия спроса и предложения. Казалось бы, ну что такое равновесие спроса и предложения? Ведь каждая точка кривой спроса означает лишь одно: при данной цене товара продано столько, сколько куплено. Кажется, будто спрос и предложение равны всегда, в любой точке кривой спроса. Это ошибочное рассуждение. Оно ведет к большой путанице и само основано на путанице в понятиях. Ведь мы договорились, что слово "спрос" означает не определенное количество денег, предлагаемое за товары на рынке, а всю кривую спроса. Иначе нам не понять ничего в законах рынка. И вот пример: если мы будем считать, что в любой точке кривой спроса имеет место равновесие спроса и предложения, мы не сможем понять, что такое это равновесие на самом деле, не сможем получить строгое определение понятия равновесия.

Когда мы говорим, что равновесие спроса и предложения отвечает лишь одной точке кривой DD — той именно точке, где ее пересекает кривая 55, мы имеем в виду нечто более точное, чем то первоначальное поверхностное суждение. А именно:

— при более низкой цене (р 1) покупателям будет выгодно увеличивать объем покупок, но продавцам.

— невыгодно наращивать объем продаж; они будут повышать цену от р 1 в сторону р;

— при более высокой цене (р 2) продавцы готовы были бы продать больше товара, но покупатели не купят этого количества; продавцам придется снижать свою цену от р 2 в сторону р.

И только при цене р желания одних и готовность других сходятся на количестве q.

Кривая DD выражает закон убывания предельной полезности данного товара для потребителей.

Кривая SS точно так же выражает закон возрастания предельных издержек для производителей.

Рыночная ценность товара определяется равновесием предельной полезности и предельных издержек. Обе величины взаимно регулируют друг друга. "Крест" Маршалла и в самом деле похож на ножницы. А точка пересечения кривых есть самый настоящий гвоздь решения проблемы одновременного определения издержек и полезности. Именно для того чтобы вставить этот "гвоздик", Маршалл и поменял местами оси абсцисс и ординат при изображении кривой спроса.

Эластичность спрос

Размышляя над законом убывающей полезности, Маршалл обратил внимание на то, что само это убывание может иметь различные степени. Иногда предельная полезность изменяется быстро, иногда медленно. Как раз по этой причине кривая спроса, в общем виде, — именно кривая (вогнутая относительно начала координат), а не прямая.[67]

Как выяснить степень, в которой изменение цены влияет на спрос?


Пример I. Некто ежедневно покупает батон хлеба и съедает его со своей женой. Так они привыкли питаться и так будут, как бы ни менялась цена на хлеб. Кривая спроса этого г-на на хлеб будет прямой, параллельной оси ординат.

Напрашивается такой ответ: нужно на кривой спроса взять две точки. Одна имеет координаты р 1 q 1, другая — координаты р 2 q 2 (см. рис. 25-6).

Взяли две такие точки? Теперь вычислим соотношение.

(q 2 — q 1) / (р 1 — р 2)

Вычислили? Хорошо. Мы с вами — продавцы в коммерческом киоске. Мы хотим узнать, чего заказывать побольше — жевательных резинок или видеокассет. Вот кривая спроса на резинку. Мы выяснили, что при снижении йены на жевательную резинку на 10 руб. спрос на нее возрастает на 200 штук (допустим, речь идет о спросе одного среднего потребителя жвачки в месяц).

Затем мы берем кривую спроса на видеокассеты. И точно так же выясняем, что при снижении цены этого товара на 10 руб. спрос возрастает на 1 штуку в месяц. Много ли мы узнали, если хотим сравнить влияние цены на спрос по двум этим видам товаров? Очевидно, что принятый нами показатель (рост спроса при снижении цены на 10 руб.) не очень-то хорош.

Пример II. В одном городе много чистильщиков обуви, хотя не все они сидят одинаково удачно. Один, сидящий у вокзала, постоянно загружен работой. Сидящие же на ближайших перекрестках часто скучают без клиентов. Но цена услуги у всех одна. Если бы привокзальный чистильщик повысил ее, его клиенты проходили бы мимо и пользовались услугами тех, кто сидит чуть подальше. Он не может влиять на цену. Кривая спроса на его услуги — это прямая, параллельная оси абсцисс.

Очевидно, что в иных случаях прямая спроса может занимать любое положение между двумя описанными крайними случаями.

Понимая все это, Маршалл предложил задавать изменение цены не в единицах денег, а в процентах. Как меняется спрос при изменении цены на 1 %? Этот показатель Маршалл назвал эластичностью спроса.

Теперь мы можем сравнивать. Например, при снижении обеих цен на 1 % спрос на жвачку увеличивается на 8 %, а спрос на видеокассеты — на 2 %. Спрос на жевательную резинку более эластичен. Чего будем заказывать больше? Правильно: жвачки.

Заметим, что для вычисления эластичности изменения обеих величин нужно брать по модулю, т. е. считая их обе положительными числами. Если этого не делать, тогда числитель дроби будет отрицательным при положительном знаменателе (при снижении цены) или наоборот (при повышении цены) и показатель эластичности окажется со знаком минус, что лишено экономического смысла. Формула эластичности такова:

где е — эластичность спроса на товар икс по цене.

Когда мы говорим об эластичности какого-то показателя, мы всегда должны указывать, по какому другому показателю дается эта эластичность. К примеру, мы можем представить себе кривую спроса на мороженое в зависимости от того, насколько жаркая погода на дворе. По оси абсцисс у нас опять будет количество покупок, но по оси ординат уже будет не цена одного "эскимо", а температура воздуха. И когда мы будем говорить о том, как изменение одного влияет на изменение другого, мы должны сказать: "эластичность спроса по температуре воздуха".

Показатель эластичности может использоваться, конечно, при изучении не только спроса, но и многих других показателей. Например, эластичность рыночного предложения по издержкам. Можно было бы вычислить эластичность уличных травм по степени гололедицы. Если бы мы умели представить последнюю в виде переменной величины с однородной единицей измерения, мы могли бы получить и соответствующую кривую, а значит, и узнать показатель эластичности: насколько растет число травм при увеличении гололедицы на 1 %. Маршалл и его продолжатели выяснили несколько интересных свойств показателя эластичности и вывели из них ряд практических следствий. Но сперва постараемся дать более точное определение эластичности. Рассмотрим числитель дроби (2). Изменение количества в процентах можно алгебраически записать так:


где Q= q 2 — q 1 (см формулу (1)).


Точно таким же образом знаменатель дроби (2)

записывается алгебраически:


Теперь мы готовы к маленьким хитростям, которые скрывает от нас такой простенький показатель, как эластичность.

Для начала возьмем кривую спроса в виде прямой, как указано на рис 25-7.

Не кажется ли вам, что эластичность спроса по цене у такой кривой одинакова по всей ее длине? Если кажется, немедленно проверьте себя по формуле (5). Введите по обеим осям масштаб единиц и возьмите пару соседних точек поближе к оси ординат. А затем — другую пару соседних точек поближе к оси абсцисс. Если результат покажется вам странным, возьмите пару соседних точек где-то по \ середине. Вы убедитесь, что эластичность такой прямой спроса все время меняется. Возле оси абсцисс она приближается к 0, а по мере приближения к оси ординат эластичность может быть больше, чем сколь угодно большое число (стремится к бесконечности). Вот вам и прямая кривая спроса!

Из характера показателя эластичности ученые делают выводы, которые можно применять в бизнесе. Например: 1. Если на каком-то участке кривой спроса эластичность спроса по цене равна единице, то ни снижение цены, ни повышение цены в пределах этого участка не окажет влияния на сбыт данного товара.

Существует одна форма кривой, которая по всей своей длине будет иметь одинаковую эластичность, равную единице. Такова хорошо известная нам равнобокая гипербола, асимптотами которой служат координатные оси. Этот факт установил сам Маршалл.

2. Если эластичность спроса по цене меньше единицы, то цену товара можно повысить в пределах данного участка кривой, не опасаясь существенного снижения объема продаж и выручая этим дополнительную прибыль. Такая кривая называется неэластичной.

3. Если эластичность больше единицы (кривая эластична), то небольшое снижение цены может значительно увеличить объем продаж, так что убыток от снижения цены будет перекрыт ростом дохода от массы продаваемого товара.

Показатель эластичности и его свойства находят самое различное применение в экономической практике: при определении рыночной стратегии фирмы (повышать цену, понижать цену…), при изучении влияния налогов на цены и спрос и т. п.

Лонг ран и Шорт ран

Маршаллу удалось также ввести одно крайне важное уточнение в рассуждения экономистов всех времен. Объясним это на знакомом примере.

Мы помним концепцию ценности Рикардо (см. главу 16): относительная ценность двух товаров пропорциональна соотношению затрат труда на их производство. И мы кое-что выяснили о том, сколь уязвима такая концепция (мы рассмотрели далеко не всю критику, какая была высказана против нее).

А Маршалл как бы говорит критикам: "Постойте-ка! Вы-то сами знаете, о чем толкуете?" И объясняет, что Рикардо не так-то просто было бы ловить на слове, если бы он сказал то же самое, но с уточнениями. Некоторые из этих уточнений Рикардо, правда, и сам высказывал, только в других местах своей работы и не очень внятно. Например, что его определение ценности справедливо при одинаковых капиталах и равных нормах прибыли. Это можно у него найти.

Маршалл очень сожалеет, что одного уточнения у Рикардо не хватает, а именно: речь идет о длительном промежутке времени. Вот что должен был отметить Рикардо: он вовсе не имел в виду, что его правило пропорциональности соблюдается ежедневно. В коротких промежутках времени трудно отметить зависимость цен от затрат труда. Но в долговременном аспекте (при прочих равных условиях) соотношение цен двух товаров стремится к величине, равной соотношению трудовых затрат. Так должен был сказать Рикардо, по мнению Маршалла. Маршалл как раз ввел эти понятия: короткий период и долгий период, или кратковременный аспект и долговременный аспект (по-английски short run и long run). Этим он действительно устранил много путаницы как в трактовке прошлых теорий, так и в теориях настоящего и будущего.

Например, увеличение объема спроса на рыбу обычно повышает цену предложения рыбы. Но это можно говорить, только уточнив: в короткий период (год-два). Со временем рыболовов становится больше (так как их привлекает высокая цена на этот товар), возрастает рыночное предложение и цена возвращается к уровню, близкому к первоначальному. Перед нами картина: при кратковременных колебаниях цены она в долговременном аспекте держится на одном уровне.

Введение Маршаллом понятий о кратковременных и долговременных периодах помогло более точно анализировать влияние одних показателей на другие. Кроме того, это внесло ясность в различие между статическими и динамическими задачами (см. главу 22).

Теперь мы можем уточнить то, что говорилось в предыдущей главе относительно понятия прибыли. В долгом периоде чистый доход на капитал действительно стремится к величине, соответствующей ставке процента. Но в коротком периоде возможно получение капиталистом еще какой-то надбавки к указанной величине процента. И эту надбавку можно назвать "прибылью". Например, капиталист применяет новое изобретение, понижающее одну из статей издержек производства. Пока он один такой умный, он и получает ту самую "прибыль". Но постепенно (и довольно быстро) его конкуренты тоже начинают применять такое изобретение, рыночная цена несколько снижается, а чистый доход на капитал возвращается к величине, определяемой процентом.

Кстати, подобного характера "прибыль" (получаемую за счет использования какого-то особенного или даже уникального искусственного (не природного явления) Маршалл предложил называть квазирентой (мы уже упоминали о ней в главе 1б). Аналогия с рентой возникает оттого, что предприниматель использует особое преимущество, недоступное другим. Но "квази" ("как будто", "как бы") добавляется потому, что преимущество это не естественное, а искусственное.

А в главе 23 мы уже упоминали о понятии потребительского излишка, которое Маршалл изобрел вслед за Дюпюи. В отличие от первопроходца, однако, Маршалл всесторонне развил и само это понятие, и графический метод его применения. Вообще, благодаря Маршаллу в экономической науке получил право гражданства графический метод анализа, который до того был еще непривычен, а графики применялись редко и скорее в качестве иллюстрации.

Подобно Адаму Смиту до того Маршалл создал систему науки. Правда, масштаб его деяния был более скромным. Адам Смит строил свою систему хотя и используя множество готовых деталей, но все-таки, можно сказать, на голом месте, потому что это была первая попытка такого рода. Маршалл строил, конечно, не на голом месте. Более того, большая его заслуга в том и состоит, что он не стал разрушать сделанного ранее "до основанья…". Однако ему пришлось многое перестраивать, и часто — радикальным образом. Здание неоклассической науки, которое стало вырисовываться после Маршалла и благодаря ему, получало облик, значительно отличающийся от прежнего, но зато в нем можно было жить сообразно потребностям и стилю новой эпохи.

Понимая все это, Маршалл и предложил называть новую экономическую науку иначе, чем прежде. Вместо "политическаяэкономия" — "экономика" (economics).

Глава 26 Общее равновесие

I am he as you are he as you are me and we are all together…

…I am the Walrus!..

John Lennon.

Предельная полезность по Вальрасу Леон Вальрас (1834–1910) стал основателем так называемой Лозаннской школы маржинализма. Его труд "Элементы чистой экономической науки", вышедший в 1874 г., ознаменовал собой начало первого шествия математики по пространствам экономического знания. Стремление математизировать всякое экономическое рассуждение — характерная черта Лозаннской школы и ее последователей. Вальрас утверждал, что только с помощью математики можно доказывать экономические теории коротко, ясно и точно. Сам он владел математикой превосходно, а вдохновение свое черпал у Курно.

То, что вскоре было названо предельной полезностью, Вальрас называл редкостью (rarete). Определил он ее так: убывающая функция от потребленного количества, (т. е. чем более растет потребленное количество какого-то блага, тем меньше становится величина его rarete).

Леон Вальрас

Вальрас установил, что предельная полезность достигается тогда, когда последние порции средств, расходуемых потребителем (при данном его доходе), принесут ему одинаковое удовлетворение от всех потребляемых им благ (еще раз вспомним второй закон Госсена). При этом потребитель сам учитывает, что благо А для него более ценно, чем благо Б. Носки предпочтительнее галстуков, мясо предпочтительнее носков и т. д. Иначе говоря, из своего фиксированного дохода потребитель будет на носки тратить скорее, чем на галстуки, а на мясо — скорее, чем на носки. Именно при этих различиях он купит каждого блага такое количество, при котором получается одинаковое удовлетворение от последней пары носков, последнего галстука и последнего кусочка мяса. Только тогда совокупность всего купленного им даст ему максимальное общее удовлетворение (вспомним "шведский стол" из главы 21).

Когда все потребители достигают максимума в удовлетворении своих потребностей (с учетом всего сказанного выше, в том числе и с учетом фиксированного дохода каждого из них), наступает экономическое равновесие, говорит Вальрас. Отсюда он делает шаг к исследованию того, что представляет собой общее рыночное равновесие. Дело в том, что каждый потребитель и каждый производитель (каждый покупатель и каждый продавец) не совершают свои действия изолированно, в отрыве от всех своих коллег и всех процессов, происходящих в экономике.

Все зависит от всего

В экономике все переплетено. Все процессы взаимосвязаны. Каждая оценка зависит от других оценок, но и сама влияет на них.

В 70-е гг. нашего столетия произошли два отдаленных друг от друга события. США стали передавать со спутников программы телевидения на СССР. А у нас алюминиевые тарелки для катания со снежных гор, которые годами можно было свободно купить в магазинах, вдруг стали дефицитным товаром. Спрос на них никогда не был очень большим, соответственно и производство было умеренным. И теперь, видимо, производилось не меньше, зато резко вырос спрос. В чем дело?

Трудно представить себе, чтобы в течение одного сезона количество желающих кататься с горы вдруг выросло в несколько раз. Тем более что спрос на санки (конкурирующий товар) вырос лишь незначительно. Произошло совсем другое.

В связи с началом передач спутникового ТВ США на нашу страну в СССР возник спрос на спутниковые антенны, а их у нас не производили. Российские умельцы приноровились превращать детские приспособления для катания с гор в спутниковые антенны — и спрос на эти тарелки сразу подскочил. В тогдашних условиях рост спроса не вызывал автоматически повышения цены до точки насыщения, поэтому тарелки практически исчезли из продажи.

В экономике, где действуют рыночные механизмы, подобные вещи проявляются еще сильнее и заметнее. Здесь в непрерывной игре постоянно воздействуют друг на друга цены, издержки, спрос, предложение и пр. При этом какое-то событие в одной отрасли, или в одном секторе экономики, или в одной группе потребителей (или продавцов) может вызвать подчас следствия в совершенно иной сфере экономики, казалось бы, совсем не связанной с первой.

Приведем еще примеры. Повышается вдвое зарплата шахтеров Кузбасса и Воркуты, а на одной из трикотажных фабрик Москвы вдруг резко падает прибыль и нечем платить зарплату. Какая тут связь? Когда у шахтеров стало сразу намного больше денег, это моментально подняло цены на все товары в шахтерских регионах. В том числе резко выросли цены на женские колготки. Однако большая масса женщин в тех регионах — это учителя и врачи, а их-то заработная плата осталась без изменения. Они вынуждены были отказаться от покупки многих товаров, прежде доступных им, в том числе и от покупки колготок. Торговая сеть этих городов отказалась от новых заказов на колготки. Поэтому московская фабрика, которая их производит, оказалась без покупателя. Товар произведен, а расходы не возмещаются.

Неурожай в одном из земледельческих районов страны может привести к увеличению спроса на ювелирные изделия в ее столице. Удачливый изобретатель, которому удалось внедрить в производство телевизоров свое изобретение, снижающее издержки производства, может вызвать рост спроса на хрусталь и шоколад. В нашей стране в 60—70-х годах этого века увеличение расходов государства на жилищное строительство имело следствием формирование подпольных книготорговых организаций (удовлетворение потребности населения в жилье вызвало рост потребности иметь домашние библиотеки, отсюда произошел резкий рост спроса на книги; но цены на книги и объем книгоиздания не росли соответственно спросу, что привело к дефициту книг в государственной торговле; торговые работники стали создавать потаенные запасы этого товара, который они сбывали по повышенной цене книжным спекулянтам, те находили покупателей через подставных лиц, а эти делали к цене свою добавку). И т. д. и т. п.

Взаимозаменяемость и взаимодополнительность

Экономисты различают два типа взаимозависимости, которые нам полезно знать: взаимозаменяемость и взаимодополнительность. Каждый из них может быть отмечен и в области спроса, и в ' области производства. Примеры взаимозаменяемых потребительских товаров: плащи и зонты, пиво и пепси-кола, говядина и курятина… Взаимозаменяемые ресурсы производства — это кирпич и бетон, хлопковолокно и синтетическое волокно, уголь и торф…

Взаимозаменяемость редко бывает полной, поэтому обычно один из таких товаров предпочтительнее другого (все зависит от их оценки покупателем). Взаимодополняющие блага — это такие, которые люди по обыкновению желают или должны потреблять совместно. Например, рубашки и галстуки, видеомагнитофоны и видеокассеты, иголки и нитки, автомобили и бензин… Примеры взаимодополняющих производственных благ: станки и электроэнергия, дрели и сверла, любой материал и соответствующий ему инструмент, комплектующие изделия…

Труд и рабочие машины могут в одних случаях быть взаимозаменяемыми ресурсами, в других же случаях — взаимодополняющими. То же самое можно сказать о труде и земле, капитале и земле. Мы помним, что классики считали все три ресурса только взаимодополняющими, а неоклассики (начиная с Тюнена) стали рассматривать их как в определенной мере взаимозаменяемые.

Экономисты выработали более четкие определения обоих типов зависимости. Применительно к товарам один или другой тип зависимости определяется в соответствии с тем, как изменяется спрос на один товар при изменении цены другого (считая доход потребителей неизменным). Если цена одного товара снижается и при этом уменьшается спрос на второй товар, значит, они оба взаимозаменяемы. Например, при снижении цены на мясо снижается спрос на макароны. Пели снижение иены. одного товара вызывает рост спроса на второй, значит, эти товары взаимодополняющие. Например, снижение тарифа на электроэнергию может увеличить спрос на электропылесосы.

На самом деле взаимозаменяемость товаров гораздо шире, чем показывают приведенные выше примеры. Это вытекает из того, что покупательный фонд потребителя всегда ограничен его доходом. Потребителю всегда приходится делать выбор: на что лучше потратить свой доход, чтобы достичь максимальной совокупной полезности. В условиях инфляции, которая обесценивает наши доходы, мы часто замечаем, что потребление одного товара приходится заменять потреблением другого, не столь качественного, но зато более дешевого и при этом все же удовлетворяющего соответствующую нашу потребность.

Все сказанное в этом разделе имеет целью показать, что, если мы хотим получить действительно достоверную функцию спроса (или предложения) для товара "икс", в эту функцию следует включить не только цену данного товара, но и цены. всех товаров. Ибо мы заранее не знаем, в каком отношении находится товар "икс" с любым другим товаром и находится ли он с этим товаром в каком-либо из двух отношений взаимозависимости вообще. Теперь мы можем подступиться к одному из главных теоретических достижений Вальраса — его теории общего рыночного равновесия. Но сперва…

Вернемся на необитаемый остров

Уравнения Вальраса охватывают экономику целой страны — весь ее рынок. Предполагается (для простоты), что экспорт и импорт отсутствуют. Чтобы нам попроще и понагляднее разобраться в этой теории, мы можем смоделировать такое же "изолированное государство", если вернемся на остров Тюрго. Земля, затерянная в океане, — тут уж точно ни экспорта, ни импорта. Мы оставили остров, когда там владелец маиса и владелец дров пришли, наконец, к соглашению о том, в какой пропорции согласны они меняться своими товарами (см. главу 13). С тех пор на острове произошли важные перемены.

Вначале наши робинзоны увидели, что их запасы скоро подойдут к концу. Оглядевшись по сторонам, они решили, что пора заняться производством. Покопавшись в прибрежном песке, они среди обломков какого-то давнего кораблекрушения нашли заржавевшие инструменты, напоминающие лопату и топор. Зная, что разделение труда ведет к обоюдной выгоде, они поделили инструменты между собой и хорошенько наточили их о камни. Один стал выращивать маис, второй стал рубить дрова, а дальше — уже знакомая нам бартерная торговля.

Так они и жили, пока однажды из моря на берег не вышел еще один человек. Он сам подошел к ним и рассказал, что удрал с проплывающего судна, так как проигрался в карты, а заплатить было нечем, и его хотели утопить (еле доплыл до острова). Его пригласили к костру и угостили кашей.

Долго ли, коротко ли, новичок сообразил, что, если у него не будет, чем платить за еду и обогрев, ему будет плохо. Законы рынка суровы, хочешь жить — умей вертеться. Но чем платить, если нет товара? Он попросил у одного взаймы мешочек маиса, а у другого — немного дров, сказав обоим, что, если он не вернет долги, они могут утопить его в море.

Не все наши читатели, возможно, знают, что маис — это обыкновенная кукуруза. А коли есть кукуруза, значит, должно быть и кукурузное виски. Как новичок соорудил перегонный аппарат — это его коммерческая тайна. Но дело пошло — и у него появилось то, чем можно было вернуть долги и далее платить за зерно и дрова. Как теперь будут формироваться цены?

Мы получили экономику с тремя видами товаров и двумя видами факторов производства — землей да трудом (производственный инвентарь наших островитян, формально принадлежащий к категории капитала, столь малоценен, что им можно пренебречь для простоты). Теперь можно поговорить о рыночном равновесии.

В чем проблема равновесия?

Прежде робинзонов было двое, и каждый обладал запасом товаров. Было две функции спроса и две функции предложения. Тогда цена равновесия зависела только от соотношения интенсивности их потребностей в товаре — своем и чужом. Эта равновесная цена, как почти выяснил сам Тюрго, устанавливалась на уровне равенства предельных полезностей одного и другого товара.

Теперь ситуация стала иной.

Во-первых, их уже трое. Что качественно нового вносит такое изменение в количестве? Спрос дровосека на кукурузу зависит теперь не только от его предельной потребности в зерне, но и от его же спроса на виски. Если он готов часть своих дров обменять на веселящий напиток, значит, к обмену на маис будет предназначаться уже меньше дров, чем раньше. Отсюда меняется степень убывания полезности каждой охапки его дров. Но ведь то же самое можно сказать и про кукурузника, и про винокура.

Мы имеем три вида сделок по обмену:

1. маис на дрова;

2. маис на виски;

3. дрова на виски.

У каждого из участников своя функция спроса на оба товара его партнеров и своя функция предложения своего товара. Таким образом, теперь мы имеем шесть функций спроса и три функции предложения. И каждая из них зависит от всех остальных.

Bo-вторых, теперь в расчет берутся ресурсы производства — труд и земля. Возможно такое рассуждение: если за 20 мер маиса земледелец получает кружку виски, то, чем больше маиса он произведет, тем больше кружек виски получит. И вот он начнет расширять посевную площадь и соберет значительный урожай, и окажется, что его продукт от этого просто подешевел и теперь за кружку виски ему приходится отдавать 25 мер зерна. То же самое может произойти и с дровосеком, и с винокуром, хотя у них наращивание продукта потребует увеличения скорее затрат труда, чем площади обработки земли.

Что же делать? Сокращать производство, чтобы единица продукта стала дороже? Но можно насокращать до такой степени, что не обеспечишь себя всем необходимым Значит, требуется найти некое равновесное количество продукта, при котором предельный расход ресурсов будет равен предельному доходу от продажи продукта.

Но и это еще не все. Хитрый новичок может задумать комбинацию: наменяю, мол, побольше маиса, сделаю запас, потом какое-то время смогу получать дрова за маис, у кукурузника вообще ничего не покупать — и устрою себе безделье. Такой поворот вносит в ситуацию элемент конкуренции: дровосек может выбирать, у кого покупать зерно в обмен на свои дрова. Правда, для этого винокуру пришлось бы затратить предварительно много труда.

Однако земледелец, видя, что винокур покупает у него больше, чем ему нужно для собственного потребления, начинает припрятывать свой запас, повышая зерновую цену одной кружки виски. И выходит, что винокур лишь удешевил свой продукт и перерасходовал труд.

Мы видим, что даже в такой простой экономике становится очень непросто установить цены и производство на уровне равновесия. И что даже при достижении равновесия здесь могут происходить разнообразные колебания с отклонениями и возмущениями. А каким образом это все происходит в современной стране с многомиллионным населением?

Так ставил задачу Вальрас.

Постановка задачи

Начнем по порядку. Дано:


Товары Ресурсы.

1. Кукуруза (К) 1.Земля(З)

2. Дрова (Д) 2.Труд (Т)

3. Виски (В)


Требуется определить: при каких ценах будет достигнуто равновесие спроса и предложения по всем трем товарам и какое количество каждого товара отвечает состоянию равновесия?

Важное уточнение: мы должны принимать во внимание, что и ресурсы производства имеют свою цену, которая влияет на цены товаров. Когда речь идет о настоящей экономике, цена земли выражается рентой, а цена труда — заработной платой. В нашей ситуации нет ни дворянина-землевладельца, ни наемного труда. Но от Адама Смита и Иоганна фон Тюнена мы уже знаем, что и рента, и зарплата на острове Тюрго тоже будут существовать, хотя и в скрытом виде. Так что островная наша экономика в этом отношении не отличается от обычной.

Настала пора ввести некоторые обозначения:

а — расход любого ресурса на создание единицы любого продукта;

а ij — расход ресурса i на создание единицы продукта j, например: а 3k — расход земли на выращивание одной меры кукурузы, а ТВ — расход труда на изготовление одной кружки виски и т. д. Такой показатель имеет название технологического коэффициента;

х i — количество единиц продукта i (т. е. сколько его производится для обмена);

r j — количество единиц ресурса j (т. е. сколько его всего используется в производстве всех продуктов);

р i — цена единицы продукта i;

v j — цена единицы ресурса j. Может возникнуть вопрос чем измеряются цены в этой бартерной экономике? Островитяне наши долго ломали голову, пока не придумали измерять, цены трудоднями[68]. Они договорились считать 8 часов труда за 1 трудодень независимо от того, сколько в действительности каждый из них трудится.

Уравнения общего равновесия

Немного поразмыслив, мы можем записать основные зависимости нашей островной экономики в виде уравнений. Возьмем сперва ограничения по ресурсам. Очевидно, что количество каждого ресурса, которое используется в производстве кукурузы, дров и виски, не может не быть равно в сумме тому количеству этого ресурса, каким располагает наше хозяйство. Поэтому.

Сейчас возьмемся за цены. Всего их у нас 5 (цены трех продуктов + цены двух ресурсов). Цены служат аргументами функций спроса. Мы здесь имеем дело не с обычной кривой спроса, потому что мы теперь знаем, что спрос на каждый отдельный товар зависит (так или иначе) от цен на все товары и ресурсы в экономике. Как зависит? Пока это неважно, потому что мы пока не собираемся заниматься вычислениями. Поэтому мы просто констатируем, что спрос на данный товар есть какая-то функция от всех цен (функция типа F). И потому мы можем записать систему из трех уравнений спроса (по трем продуктам):

Далее, мы вспоминаем, что цена товара равна сумме издержек его производства. Нам известны технологические коэффициенты (которые показывают, сколько каждого ресурса используется на отдельный продукт). Умножая технологические коэффициенты на цены ресурсов, получаем сумму издержек производства по каждому продукту:

Нам осталось записать функции предложения ресурсов (факторов) производства. Как и с функциями спроса на товары, мы запишем их в общем виде — просто функции типа G:

Это еще не все. Пока даже непонятно, к чему все эти уравнения, правда ведь? Ну что же, давайте прибегнем к испытанному методу. Что нужно делать, если хочешь что-то понять? Конечно: рассуждать.

Закон Вальраса

Доход земледельца проистекает от его земли и его труда, а выражается в выручке от продажи кукурузы. Иными словами, выручка от продажи кукурузы распределяется как рента на его землю и оплата его труда (это и есть то, что мы называли прежде вознаграждением факторов производства). То же самое можно сказать про двоих других островитян, не так ли? А если так, тогда — внимание! — вся суммарная выручка от продажи всех (трех) продуктов является суммой вознаграждений всех (двух) факторов, используемых на острове. И вот что получается:

Знак тождества мы ставим здесь потому, что левая часть и правая часть, как мы только что установили, — это одно и то же. Но и тут еще не конец. Мы только что понаписали кучу уравнений. В ней есть уравнения спроса (в левой части стоят ' иксы ') и уравнения предложения (в левой части стоят "эры"). Вот давайте-ка их быстренько подставим из уравнений (2) и (4) в тождество (5):

Вот теперь все. Во-первых, мы пишем просто буквы F и G, помня, что это функции спроса и предложения. А во-вторых…

О, тут стоит сделать паузу… В общем, выражение (6) есть не что иное, как знаменитый Закон Вальраса.

Для чего он нужен и что он дает?

Сперва укажем, для чего Закон Вальраса не применяется. Он не используется для вычисления цен и других показателей. Нужен Закон Вальраса для рассуждений. О чем говорит этот закон? Он говорит о том, что в состоянии рыночного равновесия совокупный спрос равен совокупному предложению. Но это звучит чересчур общо. Вернемся к тождеству (5). О чем оно нам говорит? О том, что совокупные доходы равны совокупным расходам. Сказать (5) — значит сказать (6). И наоборот.

Словесная формулировка выражения (5) напоминает что-то такое, что мы давно уже проходили… Ну конечно, все уже догадались: тождество Сэя!

Действительно, Закон Вальраса сильно напоминает Закон Сэя в варианте "тождества". Можно сказать больше: если брать Закон Вальраса в том виде, как мы его подали выше, он просто идентичен тождеству Сэя.

Однако сам Вальрас, понятное дело, имел в виду не остров с тремя производителями, а народное хозяйство современной страны, где многие тысячи производителей поставляют на рынок сотни тысяч видов товаров, покупаемых миллионами потребителей. Так что Закон Вальраса нужно записать в более общем виде:

сумма всех р j f j = сумме всех v i G i;.

Мы уже раньше условились о том, что ресурс i — это любой ресурс. Если всех ресурсов не два, как у нас на острове, а т, тогда i = 1, 2, 3…, т (г пробегает все натуральные числа от 1 до т).

Мы также условились, что продукт j — это любой продукт. Если всех продуктов не три, а n, тогда j = 1, 2, 3…., n (j пробегает все натуральные числа от 1 до n).

Математики, которые не любят писать уравнения с употреблением слов, придумали буквенные обозначения; (i = 1, 2…, м) и (j = 1, 2…, n) называются так: пределы суммирования. И вместо слова "сумма" они договорились писать греческую букву "сигма". Теперь — в полном математическом облачении — Закон Вальраса выглядит так:

(Сумма р j F j по всем j от 1 до n тождественно равна сумме v i G i, по всем i от 1 до т.)

В таком виде Закон Вальраса еще не отличается от тождества Сэя. Так что идем еще немного дальше.

Для чего мы выписывали уравнения (1) и (З)? Пока что мы о них попросту забыли. Давайте вернемся к ним. В системе (1) умножим первое уравнение на v 3, а второе — на v т И перейдем от этого частного случая к общей формуле (7). В левой части тождества (7) мы получим теперь? а ij v i х j. Затем умножим в системе (3) первое уравнение на х к, второе — на х д, третье — на х в. И опять перейдем к общим обозначениям. Тогда в правой части тождества (7) получаем? р j х j.

Из всего, что мы проделали до сих пор, следует, что в левой части тождества (7) стоит рыночный спрос на все продукты и ресурсы, а в правой части — рыночное предложение всех продуктов и ресурсов. Так что вместо буквы v мы можем употребить тоже букву р, приняв ее для обозначения всех цен в нашей системе. При таком взгляде на вещи ресурсы ничем не отличаются от продуктов — они тоже ведь продаются и покупаются. Поэтому мы объединяем все вместе: м + n = s, а вместо двух индексов i и j берем один, i, и представляем Закон Вальраса в самом общем виде:

Вальрас включил в перечень товаров не только потребительские блага и факторы производства, но также и деньги. В этом отличие его от Сэя, который, как мы помним, говорил: "Продукты обмениваются на продукты".

Когда Вальрас сформулировал свой закон, возник новый интерес к Закону Сэя. А включив в свое тождество деньги, Вальрас стимулировал исследование Закона Сэя с точки зрения его отношения к деньгам, что позволило выявить неявные допущения в отношении денег (о чем мы говорили в главе 15). Значение Закона Вальраса, конечно, сказанным не исчерпывается.

Выражение (8) представляет собой фактически систему уравнений типа.

Число неизвестных в системе (9) равно числу уравнений. Систему (9) можно решить обычными алгебраическими методами и найти цены, отвечающие условиям равновесия спроса и предложения. Затем эти равновесные цены можно подставить в уравнения типа (2) и получить такие количества продуктов, которые удовлетворяют условиям рыночного равновесия.

Однако дело обстоит не так просто. Если взглянуть на систему (2) и немного подумать о ее решаемости, мы рано или поздно сообразим, что в этой системе одно уравнение не является независимым. Действительно, коль скоро спрос на кукурузу и дрова задан, тем самым уже определен и спрос на виски. Вальрас выразил эту же мысль в такой форме: если удовлетворяются все уравнения, кроме одного, то и оно должно удовлетворяться. Такая же особенность отличает систему уравнений предложения типа (4). Стало быть, системы (2) и (4) содержат в совокупности не 5 независимых уравнений, а на одно меньше. Другими словами, не (м+ n), а (м + n- 1) независимых уравнений.

С другой стороны, в уравнениях Вальраса присутствует такой интересный вид товара, как деньги. Что деньги — это интересный товар, наверное, согласятся многие. Но в данном случае он интересен тем, что цена его известна заранее, до решения системы уравнений. И равна она 1.

Действительно, если цена единицы обычного товара составляет столько-то рублей, то цена одного рубля равна одному рублю. Следовательно, число неизвестных тоже уменьшается на одно, тоже становится (м+n — 1), отчего можно снова утверждать, что система уравнений имеет одно решение. Вальрас был удовлетворен.

Только позднейшие исследователи выяснили, что дело обстоит не столь гладко. Во-первых, выдвигались соображения формально-математические. Например: может оказаться, что все корни системы — нулевые или часть из них — мнимые числа и т. п. Но такие вещи едва ли могут иметь место, если правильно задать функции спроса и предложения (данное утверждение все равно еще нуждается в доказательстве).

Сложнее обстоит дело в том случае, если часть корней системы уравнений окажется отрицательными числами. Отрицательные цены, например, — это что такое? Нулевая цена имеет экономический смысл — она означает отсутствие ценности у данного товара, он дармовой или никому не нужен. Отрицательная же цена, по-видимому, не имеет экономического смысла.

Заслуга Вальраса состоит не столько в том, что он решил проблему, сколько в том, что он ее поставил. Благодаря математической формулировке условий рыночного равновесия стало возможным изучать проблему строгими методами (чего не давал Закон Сэя).

Последующие ученые задавались вопросом о том, существует ли единственное решение системы Вальраса с неотрицательными корнями. Экономически это означает: возможно ли полное рыночное равновесие на деле? Следующий вопрос: если такое решение существует, насколько оно устойчиво при изменениях параметров уравнений? Экономически это означает если рыночное равновесие достижимо, то может ли оно быть устойчивым и при каких условиях? Исследования продолжались в 30—50-х гг. нашего века, когда были доказаны основные теоремы существования. Но и до сих пор в этой области еще имеются зоны, открытые для изучения.

Другое направление исследований, куда открыл дверь Вальрас, связано с денежной теорией. В главе 15 мы уже говорили о тождестве Сэя и равенстве Сэя, а также в связи с ними о классической количественной теории денег. Эти и многие другие вещи были выяснены учеными, которые отталкивались от Закона Вальраса.

Не стоит забывать о том, какие условия были заложены в уравнении рыночного равновесия по Вальрасу. Все эти условия хорошо видны на нашем примере островной экономики. Вот они: технологические коэффициенты а ij неизменны; объем применения каждого ресурса ограничен определенным размером r ij функции спроса на каждый товар неизменны и т. п.

Совокупность всех этих условий означает, что в экономике, которую описывают уравнения равновесия, ничего нового не происходит. Там отсутствует технический прогресс, нет запасов неиспользованных ресурсов, не растет население и не меняется его состав, не возникает новых видов товаров и услуг. Это полностью статическая модель и очень сильное упрощение действительности. Будем помнить также, что существенным условием равновесия, по Вальрасу, является свободная конкуренция во всех сферах экономики.

Однако сказанное не составляет большой беды и никак не обесценивает идей Вальраса. Главное, что ученые могли теперь обсуждать различные стороны проблемы, стало возможным изменять те или иные условия и исследовать последствия этих изменений для модели рыночного равновесия.

Одна особенность Вальрасовой теории оставалась неизменной и неотъемлемой. Модель Вальраса описывает рыночное равновесие в условиях полной занятости. В течение более чем полувека после появления Закона Вальраса полная занятость считалась непременным условием общего рыночного равновесия, и нам нужно набраться терпения (до главы 28), чтобы вернуться к этому вопросу на ином уровне рассмотрения, А пока нужно непременно отметить один из важнейших уроков теории Вальраса.

Мы помним все эти вековые дискуссии и споры о том, откуда берется ценность хозяйственных благ. Определяется ли она затратами только труда или расходом всех ресурсов (издержками) производства? Или, напротив, ценность определяется полезностью благ и уже отсюда вменяется факторам производства? Вопрос о конечном. (в другой формулировке: начальном) основании цен имеет долгую историю в эволюции экономической мысли, часто выходя за пределы чисто научного интереса и становясь предметом политических спекуляций. Есть смысл вспомнить здесь также, что подобную же историю имеет и другой вековечный вопрос экономической мысли — вопрос о происхождении прибыли на капитал, о том, откуда, как и почему она возникает.

Теория Вальраса позволила впервые за все время внести ясность в эти вопросы и повернуть вековечную дискуссию таким боком, который мог бы примирить противоположные позиции. Издержки производства (расходы факторов и их оценки), доходы (вознаграждения факторов), оценки товаров на рынке (предельные полезности), спрос, предложение, объемы производства, размеры закупок — все определяется на рынке совместно и одновременно. Такой ответ дает теория Вальраса на любые вопросы о том, что из чего возникает и что на чем основывается. В частности, меновая ценность она же — справедливая цена и естественная цена) — это система цен, удовлетворяющая состоянию рыночного равновесия в условиях свободной конкуренции.

Теория Вальраса сообщила также новый импульс для изучения проблемы благосостояния, поставленной еще Адамом Смитом. Как соотносится рыночное равновесие с условием максимального удовлетворения потребностей населения?

Оптимум Парето

Вильфредо Парето (1848–1923) был выбран Вальрасом в качестве своего преемника на кафедре политической экономии Лозаннского университета с 1893 г. Его научные интересы охватывали социологию (как науку об обществе в целом) и историю. Он известен как автор теории элит. И все это не мешало ему владеть превосходной математической техникой (по образованию он был инженером).

В 1896–1897 гг. Парето выпустил свой двухтомный "Курс политической экономии", а в 1900 г. — 'Учебник политической экономии". В первой из этих работ в основном рассматривается, обсуждается и развивается Вальрасова теория общего равновесия.

Вильфредо Парето

Сам Вальрас надеялся, что когда-нибудь его уравнения будут решены учеными. Парето справедливо думал, что составить и решить систему из нескольких миллионов уравнений не только чрезвычайно трудно, но и невозможно. Не потому, что их так много, а потому, что вынужденные округления чисел и приблизительность оценок просто-напросто не дадут требуемой точности решения. Тем не менее уравнения рыночного равновесия не только разрешимы, указывал Парето, но они и решаются постоянно. Только решает их не ученый в кабинете, а сам рынок, миллионы его участников.

В "Учебнике" Парето продвинулся значительно дальше. Там содержатся самые известные его теоретические достижения. Это он впервые поставил под сомнение измеримость того, что все кругом называли полезностью. Парето выдвинул идею порядковой полезности, о которой мы говорили уже в главе 24 в связи с кривой безразличия Эджуорта[69].

Действительно, Парето прибегнул к изобретению Эджуорта для дальнейшего анализа состояния рыночного равновесия. Мы расскажем о его выводах лишь в самых общих словах.

Общее рыночное равновесие достигается в результате того, что каждый потребитель стремится получить максимум полезности при данных ценах и данном своем уровне дохода, а каждый производитель стремится получить максимум дохода при данных технологических коэффициентах в условиях свободной конкуренции. В конечном счете все вместе находят такое решение системы Вальрасовых уравнений, при котором спрос и предложение уравновешиваются, так сказать, по всем закоулкам рынка товаров, факторов и услуг.

В общем и целом, мысль Парето двигалась следующим образом Предположим, имеются два индивида — А и В, а также фонд двух потребительских товаров — Х и У. Этот фонд имеет определенную (постоянную) величину. Оба индивида выбирают для себя наборы из Х и У. Очевидно, что среди множества наборов для каждого из указанных лиц имеется группа таких, которые дают индивиду равное удовлетворение. Такая группа наборов представляет геометрическое место точек, сливающихся в кривую безразличия. Нарисуем подобные кривые для А (рис 26-1) и для Б (рис 26-2).

Мы помним, что, чем дальше от начала координат расположена кривая безразличия, тем более высокой величине удовлетворения она соответствует (см. главу 25). На какой кривой конкретно находится А или В, это зависит от дохода каждого из них. Вспомнив все нужные нам понятия, перейдем к задаче.

Существенным условием задачи является то, что А и В — конкуренты. Каждый из них хотел бы получить удовлетворение по максимуму. Это значит: оказаться на самой удаленной (от начала координат) кривой безразличия — из тех, что позволяет его доход. Допустим, это кривые IIIA и IIIB.

Если бы фонд благ Х и У был столь необъятным, что оба персонажа могли бы позволить себе по кривой III, тогда не было бы конкуренции. И не было бы задачи. Ибо в том-то вся и штука, что фонд благ Х и У ограничен. Поэтому если А смог бы добиться положения IIIA, тогда В оказался бы в ситуации IB. И наоборот. Но у А нет никаких преимуществ перед В, как и у второго перед первым (свободная конкуренция). Целью задачи поэтому является отыскать условия, при которых конкуренты приходят к равновесию.

Для большей ясности используем теперь графическую модель, называемую диаграммой Эджуорта — Боули (см рис 26-3), которую сперва нужно объяснить. Поскольку А и В — конкуренты за блага из одного и того же фонда, их интересы взаимно противоположны. Данное обстоятельство отражено на рисунке тем, что их координатные системы находятся в зеркальном отражении относительно друг друга. Расстояние же между О А и О В таково, что образуемый прямоугольник представляет весь фонд благ Х и У, не больше и не меньше.

На диаграмму перенесены кривые безразличия с рис. 26-1 и 26-2. Понятно, почему из всех возможных кривых мы выбрали именно такие, которые попарно касаются друг друга? Ведь если А находится, скажем, на IIIA, то В больше негде находиться, чем только на IB. Почему? Еще ближе к О В — нет смысла. А подальше от О В его уже не пускает А.

Линию, которая проходит через все такие точки касания (на рисунке она дана пунктиром), Эджуорт назвал кривой сделок. Любой равновесный вариант, любая точка равновесия может лежать только на кривой сделок.

Отсюда, по существу, и начал Парето.

На рис 26-4 немного сдвинуты пары IB — IIIA и ПА— IIB — так, чтобы они были ближе друг к другу (разумеется, их можно было бы так же изобразить и на рис. 26-3).

Заштрихованная фигура, напоминающая дыню (или сигару, кому что ближе), представляет такое множество наборов из Х и У, которое еще может быть распределено между А и В без ущерба для каждого из них. Парето объясняет данную модель путем ряда довольно тонких рассуждений. А затем он показывает, как и почему точки Р 1 и Р 2 должны сближаться, пока кривые безразличия для А и В не примут положение линий IIA и IIB на предыдущем рис. 26-3. Это положение соответствует точке касания Р 0. Теперь уже ни один из них не может улучшить свое положение без ущерба для другого. Это и есть точка оптимума.

Казалось бы (см рис 26-3), пара IIIA — IB тоже должна соответствовать оптимуму. Но в том-то и дело, что нет. Парето использует понятие нормы замещения (см. гл. 25) и показывает, что при любом положении пар кривых нормы замещения Х на У для каждого из участников будут таковы, что каждому из них будет выгоднее сдвигать свою кривую безразличия к точке, которая на рис 26-3 обозначена Р 0.

Такое состояние рынка, при котором никто не может улучшить свое положение, не ухудшая положения хотя бы одного из участников, называется Парето-оптимальным состоянием. Оно характеризует наилучшее распределение товаров и ресурсов. Довольно часто вместо слов "Парето-оптимальное состояние' говорят: оптимум Парето (что означает, конечно, то же самое).

Впоследствии была доказана теорема о том, что общее рыночное равновесие и есть Парето-оптимальное состояние рынка. Что это значит? Это значит, что, когда все участники рынка, стремясь каждый к своей выгоде, достигают взаимного равновесия интересов и выгод, суммарное удовлетворение (общая функция полезности) достигает своего максимума, И это именно то, что говорил Адам Смит в своем знаменитом пассаже о "невидимой руке".

Понятие оптимума Парето оказалось таким плодотворным, что нашло себе применение даже за пределами экономической науки, например в механике. В настоящее время разрабатывается теория Парето-оптимальных решений как раздел прикладной математики.

Глава 27 Вглубь, вширь и вкось

Экономическая наука интересна тем, что рождение в ней какой-либо концепции немедленно вызывает появление противоположной точки зрения.

Кнут Викселль.

Маржинализм ознаменовал серьезный переворот в экономической науке. Хотя в определенном смысле этот переворот был подготовлен предшествующим развитием классической теории, неоклассическая наука должна была отвергнуть ряд постулатов классиков, заменив их другими. Ведь и Маршалл первоначально хотел только обобщить и подновить классическую теорию после Дж. Ст. Милля, но, повинуясь своему блестящему дарованию и логике, шагнул так далеко, что классика приобрела облик чуть ли не музейного экспоната. Во всяком случае, такое мнение приобретало себе все больше и больше сторонников. Подкреплялось оно тем, что неоклассический подход открывал широкие и разнообразные возможности для дальнейших исследований.

На этих страницах нет возможности показать в деталях, как развивалась дальше неоклассическая теория трудами одного, или другого, или третьего исследователя, как часто одни и те же вещи открывались в разных местах Европы и Америки и при этом в каждом случае такая находка несла на себе печать индивидуальности того или другого ученого — в формулировках, в акцентах, в изгибах и поворотах мысли, а часто и в конечных выводах. Все, что можно здесь сделать, — это обозначить лишь некоторые вехи и назвать лишь некоторые имена.

Появление Шведской школы

Ее основателем по праву считается Кнут Викселль (1851–1926). Его книга "Ценность, капитал и рента" вышла в 1893 г. и заслужила высочайшие оценки Бём-Баверка и Вальраса. Затем была вторая его книга — "Процент и цены" (1898).

С содержательной стороны ближе всего Викселлю была Австрийская школа, а по склонности к математическому мышлению он проявил родство с лозаннцами. Первое, что он сделал, — это изложил достижения Менгера, Визера, Бём-Баверка языком математики. Конечно, при этом многое заиграло по-новому и нашлось место для собственного творчества Викселля. Он высказал интересные и плодотворные идеи в области теории ценности и ценообразования. К примеру, именно Викселль показал математически, что в нормальном акте обмена обе стороны оказываются в выигрыше. Он же построил математическую функцию полезности (аргумент — количество соответствующего блага) и показал, что предельная полезность есть первая производная от упомянутой функции.

Казалось бы, Викселль поставил себя в невыгодное положение, включившись в обсуждение ключевых теоретических проблем тогда, когда основные моменты неоклассической теории были уже созданы, когда многое уже было найдено и развито корифеями трех ведущих школ.

Сама Швеция была в те времена для экономической науки чем-то вроде "медвежьего угла". И даже в этой глухой научной провинции Викселля не допускали в университеты, потому что у него не было ученой степени (он защитил диссертацию в 1899 г. и через год — ему было пятьдесят лет — получил место доцента в университете г. Лунд). Представим себе, что сегодня, например, какой-нибудь житель деревни Кузькино из-под Сыктывкара позволил бы себе написать доклад о том, как бороться с инфляцией. Стали бы этот доклад обсуждать наши ведущие экономисты? Да его никто бы и читать не стал, и, скорее всего, его бы просто не напечатали. Заметим притом, что современные ведущие экономисты нашей страны, вместе взятые, имеют несколько меньше научных достижений, чем Вальрас или Бём-Баверк, взятые по отдельности. Оба они не только прочитали работы никому дотоле не известного шведа без титулов и степеней, но и признали его коллегой, с которым можно разговаривать на равных. И почему никто из них не опасался, что новичок отнимет у него частицу славы и почестей?

Теория распределения у Викселля

Выступив с опозданием по сравнению с другими, Викселль получил возможность сопоставлять и обобщать. Когда он дошел до теории предельной производительности, он выяснил, что некоторые положения Джевонса, Бём-Баверка и Уикстида являются не только противоречивыми, но и взаимоисключающими. Расхождения касались как трактовок капитала, так и проблемы распределения. Последовательное применение математики позволило Викселлю соединить то, что дополняло друг друга у Джевонса и Бём-Баверка в рамках уравнений равновесия Вальраса. То, что неоклассическая наука до тех пор лишь нащупывала, Викселль получил в виде строго математического вывода: распределение доходов обусловлено вменением каждому фактору производства той доли продукта, которая соответствует предельной производительности этого фактора.

Однако Викселль был далек от того, чтобы считать, будто система свободной конкуренции автоматически обеспечивает справедливое распределение доходов и максимальное удовлетворение потребностей. Особо интересовала его проблема изменений в соотношении используемых факторов и соответственно в распределении доходов. По мере накопления капитала его предельная производительность снижается, говорил Викселль. И хотя абсолютно размер прибыли может возрастать, ее доля в совокупном продукте будет снижаться, увеличивая соответственно долю ренты и зарплаты (мысль, знакомая нам по Адаму Смиту).

Эффект Викселля

Противодействием этому процессу в условиях полной занятости является опережение роста сбережений по сравнению с ростом численности рабочих. Но тут вступает в игру усиление конкуренции между капиталистами за рабочие руки, заработная плата повышается и поглощает часть сбережений владельцев капитала. Впоследствии этот тезис получил название эффекта Викселля. А нам интересно наблюдать, как неоклассическая наука то и дело приходит к идеям, которые были высказаны А.Смитом, исходя из иных предпосылок и умозаключений. Правда, рост зарплаты в процессе накопления капитала Смит не связывал с "поглощением" части сбережений, и потому этот тезис заслуженно носит имя Викселля.

Эффект Викселля и особенно некоторые следствия из него подвергались впоследствии критике — как считается, не вполне справедливой. Конкретно речь идет о выводе, что предельная производительность капитала не является главной причиной, влияющей на уровень процента. Викселль объяснял это так. Допустим, имел место некий прирост реального капитала за счет накопления. Если разделить этот прирост на сумму всех сбережений, то частное покажет степень производительности реального капитала. По обычным представлениям того времени, этот показатель должен был бы совпадать с нормой процента. Но в действительности он оказывается меньше, притом меньше именно настолько, насколько выросла заработная плата как элемент реального капитала.

Инфляция по Викселлю

Процент, объяснял Викселль, — это показатель скорости роста задолженности. Если выдается ссуда под 10 % годовых, это означает рост долга на 10 % за единицу времени (год). Если при этом должник так употребит взятую ссуду, что заработает 20 % в год от ее суммы, тогда его дело будет выгодным.

Допустим, Егор Кузьмич дает взаймы Егору Тимуровичу 100 рублей. Ради того чтобы получить через год, скажем, 110 рублей, Егор Кузьмич отказался от какой-то покупки сегодня. Эти 100 рублей все равно будут истрачены на рынке сегодня, но уже Егором Тимуровичем. А рынку все равно, что один Егор, что другой, — на ценах это не отразится.

Другое дело, если ссуду Егору Тимуровичу выдает некий "Егор-банк' (читателя может озадачить появление вместе множества Егоров, но ведь объегоривают нас со всех сторон…). Банки — это такая категория заимодавцев, которая, не жертвуя своими сегодняшними покупками, дает взаймы для покупок сегодня. Предложение денег относительно товарной массы в этом случае увеличивается.

Если банковский процент (Викселль называет его рыночной ставкой процента) составляет, к примеру, 8 % годовых, а бизнесмен Тимурович на заемные деньги может получить, допустим, 15 % (процент, какой приносит бизнес, Викселль называет; естественной ставкой), тогда найдется много желающих брать ссуды на подобных условиях. Они будут нанимать рабочих, закупать сырье, создавать рабочие помещения и пр. Конкуренция на рынках факторов усилится, и цены на все ресурсы вырастут. Поставщики этих ресурсов, разбогатев, начнут увеличивать свои закупки (в том числе и потребительских товаров), отсюда пойдет новая волна роста цен. Таким образом, рост цен может, стать следствием одного лишь разрыва между рыночной и естественной ставками процента — без увеличения количества денег в обращении. Понятно, что такой вывод противоречит количественной теории денег, которая в те времена еще не подвергалась радикальному пересмотру.

При этом Викселль не упустил возможности показать, что, однажды будучи нарушенным (из-за несовпадения двух видов процента), рыночное равновесие не восстанавливается автоматически. Напротив, неравновесие на рынке усугубляется и продолжается все время, пока имеет место разрыв между рыночной и естественной ставками процента. Такие процессы с накоплением (наращиванием) последствий известны в различных науках, и везде они называются кумулятивными[70].

Модель кумулятивной инфляции, которая вызывается не "впрыскиванием" в обращение избыточного количества денег, а главным образом значительным разрывом между двумя видами процентной ставки, считается наиболее сильным достижением Викселля. Его модель породила в дальнейшем несколько весьма выдающихся исследований, определивших многие существенные черты лица современной экономической науки и связанных с именами Хайека, Кейнса и Мюрдаля (см. главы 29 и 30).

Кнут Викселль

Благодаря Викселлю на сцене мировой экономической науки и появилась Шведская школа. Она характерна стремлением синтезировать достижения трех неоклассических направлении в единую систему на основе виртуозного владения математическим аппаратом, но без злоупотребления последним. В процессе подобного синтеза шведы внесли много нового в золотой фонд экономической науки. Наиболее выдающиеся среди них — это Густав Кассель, Бертил УЛИН, Эрик Линдаль, Эрик Лундберг, Гуннар Мюрдаль, Бент Хансен.

Проблема капитала и Дж. Б. Кларк

Здесь нам самое время вернуться к тому месту в главе 0, где мы выяснили кое-что про капитал. Мы тогда уже договорились о том, что капитал — это некий запас, приносящий доход. Мы выяснили, что есть капитал и есть капитальные блага и что это разные вещи. Капитальные блага расходуются беспрерывно, а капитал остается. Более того, именно нескончаемое расходование капитальных благ является залогом сохранения капитала как некоего неразменного фонда. Мы даже упомянули тогда, что первым указанное различие ввел в науку Джон Бейтс Кларк. Он так и писал: "Мы можем мыслить капитал как сумму производительных богатств, вложенных в материальные вещи, которые постоянно меняются, что происходит непрерывно, хотя самый фонд сохраняется".

Капитальные блага — материальные вещи. Их можно увидеть, пощупать (вот элементы сырья, вот машина, здание, двигатель…), их можно называть, перечислять, характеризовать, классифицировать… А что же такое этот капитал, этот фонд? Его ни увидеть, ни потрогать, ни любыми иными чувствами не воспринять. Какая-то абстрактная, умозрительная вещь, не имеющая никакого образа. Кларк и об этом сказал: "Производительная сила, измеренная в единицах и выраженная в денежной оценке, — абстрактна, но если эта сила воплощена в бесконечной последовательности капитальных благ, тогда она конкретна". Про конкретное-то, мы надеемся, все понятно. Но что же все-таки такое "абстрактная производительная сила"? И существует ведь только в форме записи в бухгалтерских книгах, а мы говорим: вот оно — истинное существо богатства' Где же он, "запас, приносящий доход"? Запас вещей, которые постоянно уничтожаются; запас вещей, который столь же постоянно пополняется, — все это есть, вот оно. А где запас, который не тратится (и потому также не восполняется), а просто сохраняется Все же присутствует что-то загадочное в понятии капитала, что-то ускользающее пока от исчерпывающего определения и окончательного постижения…

Фишер о капитале

Сказанное остро ощущал другой американец, Ирвин Фишер (1867–1947) — один из крупнейших ученых неоклассического направления. Экономист и математик в равной мере, он также с успехом занимался статистикой и был удачливым бизнесменом. За свою долгую жизнь Фишер написал большое количество экономических работ, содержащих множество глубоких и блестящих идей. В полной мере фишерова теория капитала и процента изложена в работе "Теория процента" (1930), но это явилось уже окончательным оформлением мыслей, которые звучали в его работах начиная с конца XIX в.: "Математическое исследование теории ценности и цены" (1891), "Природа капитала и дохода" (1906), "Норма процента" (1907) и др.

Капитал есть запас. Этот запас порождает нечто, называемое нами услугой капитала (это может быть сшитая рубашка, а может быть и выстиранная рубашка). Такая услуга оборачивается доходом. Запас порождает поток услуг, который преобразуется в поток дохода. Кстати, поток услуг выражается в материальной форме (даже такой вид услуги, как перевозка людей или вещей), не говоря уже о каких-нибудь вещественных продуктах производства. А доход? Этот поток тоже имеет двойственную природу, вещественную и стоимостную.

Примерно так рассуждает Фишер. И потому он выделяет четыре типа отношений капитала и его порождений:

1. реальная производительность (отношение количества услуг капитала к количеству капитала);

2. стоимостная производительность (отношение ценности услуг к количеству капитала);

3. реальная отдача (отношение количества услуг к ценности капитала);

4. стоимостная отдача (отношение ценности услуг к ценности капитала).


Последний, четвертый вид отношений Фишер считает наиболее важным для понимания обсуждаемых вещей. В отечественной экономической науке и практике анализа последний показатель обычно именуется фондоотдачей. Применяется он для оценки эффективности капитала задним числом, т. е. по истечении какого-то периода, за время которого суммируется поток дохода в денежном (стоимостном) измерении. Фишер имел в виду другое, а именно: оценку в настоящем того дохода, который будет получен в будущем на стоимостную единицу капитала. Такой подход скорее относится к проблеме оценки эффективности инвестиций и, как мы догадываемся, связан с дисконтированием будущих доходов к настоящему моменту времени. Какой в этом смысл?

Ирвин Фишер

Впоследствии Фишер решительно отказался от термина производительность капитала. Он объяснял это так. Во-первых, термин двусмыслен, его можно понимать в смысле как физической отдачи, так и стоимостной. Но еще важнее второе соображение: возникает впечатление, что ценность дохода создается капиталом, тогда как, по.

мнению Фишера, дело обстоит противоположным образом (вспомним австрийскую концепцию вменения ценности). Понятие "производительность капитала", говорит Фишер, подразумевает, что ценность продукта производства создается за счет издержек. Это неприемлемо. А как, по его мнению, правильно? Ну конечно: ценность продукта возникает из дисконтирования будущих услуг капитала. По указанным причинам вместо термина "производительность капитала" Фишер предлагает термин инвестиционные возможности" (investment opportunity). И в современной литературе этот термин можно встретить очень часто. Не забудем: речь идет о настоящей (т. е. сегодняшней) оценке будущей отдачи капитала.

В конечном счете само понятие капитала оказывается у Фишера производным от порождаемой им отдачи. Если какое-то имущество приносит своему владельцу регулярный поток дохода, то именно этим доходом определяется ценность упомянутого имущества.

Следовательно, капитал есть не что иное, как дисконтированный поток дохода. Если добавить немного педантизма, нужно уточнить, что речь идет о стоимостной оценке капитала. Однако чуть выше мы выяснили, что понятие капитала (в отличие от понятия капитальных благ), по сути дела, и не имеет под собой ничего, кроме стоимостной оценки, которую только и можем мы отождествить с нерушимым фондом, сохраняющим свою величину благодаря расходованию и возмещению капитальных благ.

Чтобы в полной мере понять эту идею, рассмотрим фишеровский пример оценки ценности земельного участка. Допустим, единица площади такого участка приносит своему владельцу ежегодную ренту в размере 100 рублей. Так может продолжаться вечно, и оттого возникает впечатление, будто ценность этого участка земли выражается бесконечно большой величиной. Однако в мире существует процент — скажем, его рыночная ставка равна 5