BzBook.ru

Всеобщая история государства и права. Том 1

Предисловие

Учебный предмет «Всеобщая история государства и права» («История государства и права зарубежных стран») уже около 60 лет составляет обязательную часть общего юридического образования в России. За эти десятилетия сложилась своя особая традиция построения курса, свои научные и профессиональные его задачи. Общепризнанно, что именно Всеобщая история государства и права играет основную роль в знакомстве будущих юристов с традициями и опытом мировой политической и правовой культуры, юридического знания.

Предлагаемый учебник написан в соответствии со значительно обновленной программой общего курса «Всеобщей истории государства и права». Возможности такого обновления, освобождения курса от не свойственной ему социально-экономической и социально-политической проблематики открылись в связи с общим процессом обновления гуманитарной мысли в новой России и высвобождением вузовского преподавания из-под глобального государственного контроля. В основе учебника — лекционные курсы, читавшиеся на протяжении ряда лет в нескольких специализированных высших учебных заведениях Москвы. Чтобы сделать учебник практически полезным для возможно более широкой учащейся аудитории, в книге сохранена в основном страноведческая схема. Вместе с тем введены комплексные, проблемные темы, которые охватывают несколько или многие страны и народы, которые посвящены европейски или всемирно значимым явлениям истории государства и права. Только такой подход в перспективе способен создать действительно всеобщую историю права и государственности. Проблемное построение курса особенно важно в связи с задачами юридического образования, в том числе с необходимостью сравнительно-исторического освещения государственных форм и правовых институтов разных народов. Особая важность этого неоднократно подчеркивалась в рекомендациях международных юридических органов по развитию действительно современного и международно значимого юридического образования. В учете этого последнего обстоятельства, в данном учебнике использован опыт построения курсов «Истории институтов» и «Всеобщей истории права», преподаваемых в крупнейших европейских странах в рамках юридического образования (поскольку полностью аналогичного Всеобщей истории государства и права курса западное образование не знает).

И преподаваемый курс, и предлагаемый учебник, конечно, не могут считаться подлинно всеобщей историей, охватывающей все страны и народы во все эпохи. Необходимый в учебных целях отбор государственных и правовых традиций для изучения определился, во-первых, сложившейся традицией, во-вторых, реальной важностью политического или правового опыта изучаемых стран для развития всеобщей юридической культуры. В-третьих, следует признать, что этот отбор не может не быть до известной степени субъективным. В том числе связанным со степенью изученности в России государственной или правовой истории того или другого народа. Закономерно, что в других странах на мировую историю государственных институтов и права будут смотреть несколько иначе. Представленная в данном учебнике всеобщая история — это история глядя из России и для России, история стран в наибольшей степени соприкасавшихся с государственной и правовой историей России и наиболее повлиявших на нее. Хотя и здесь некоторые ограничения (например, отсутствие специального изложения правовой истории скандинавских стран) были в большей степени вынужденными, а не вызванными научной логикой предмета. Традиционно не вошла в курс правовая история России, так как ей посвящен особый учебный курс.

Содержание отдельных разделов в настоящем учебнике определено новым, своего рода методическим алгоритмом. Отбор теоретических и фактических сведений унифицирован по каждому разделу и крупному вопросу, сделан максимально полезным с практической точки зрения. Это касается объема материала, дат, иных фактических сведений. Учебный материал представлен в учебнике исчерпывающе, с тем чтобы освоение его хотя бы на 2/3 в пропорциональном соотношении обеспечило качественное усвоение предмета.

Учебник содержит прежде всего сумму понятий, сведений и фактов, важных для юридического образования и формирования профессиональной юридической культуры. Его целью никак не было, упаси Бог, «научить пониманию истории», «прониканию в смысл истории права» и т. п. Это задача специального исторического, историко-правового знания. Вместе с тем учебник — это помощь в понимании корней развития современных правовых традиций и происхождения современной политической и правовой культуры, в том числе преимущественно европейской политической и правовой культуры, в которой сегодня протекает профессиональная юридическая деятельность.

Традиционно Всеобщая история государства и права изучается в вузах на первом году обучения. Это и ставит некоторые трудности перед студентами, и создает дополнительные проблемы в учебнике. Некоторые впервые встречающиеся понятия и определения, термины приходилось истолковывать более описательно, чем строго юридически. Добавлены факты, имена и т. п., которые должны позволить студентам взглянуть на историю права с культурно-исторической и культурно-юридической точки зрения. Цитаты, иногда значительные по объему, должны познакомить с крупнейшими памятниками права, политической мысли, юридической науки. Хотя в учебнике намеренно исключена всякая двойственность в изложении учебных вопросов и разные точки научного воззрения на один и тот же предмет — это не вызывается нуждами профессионального юридического образования.

Учебник направлен прежде всего к учебной, практической пользе. Это не занимательная книга для чтения по истории права. Это и не самоучитель. В процессе освоения курса необходимы самостоятельная работа с документами истории права, разъяснения и консультации преподавателя. Но автор старался избежать нарочитой сложности и теоретичности в освещении предмета. Как и всякий учебник, эта книга представляет до некоторой степени кодификацию знания по предмету — на данный момент и в данных обстоятельствах. Естественно, он напрямую зависит от тех научных разработок, которые есть в современной науке истории права — по пристальном рассмотрении оказавшейся весьма небогатой в ряде вопросов.

Во втором и третьем изданиях учебник дополнен §§ 73, 88–90; соответственно изменилась нумерация параграфов раздела V-го. В текст ряда параграфов внесены терминологические уточнения, исправлены замеченные опечатки и редакционные погрешности. Добавлен также указатель имен, встречающихся в тексте.


Введение

§ 1. Предмет и научные задачи истории государства и права

Предмет истории государства и права

История государства и права не составляет особую и самостоятельную науку, по своему научному содержанию и задачам она одновременно входит в области и исторической науки, и правоведения. По тому, что изучает история государства и права, на познание какого социального объекта (а государственная организация и право существуют только как социальные явления, как формы человеческого общежития) направлено ее внимание, она может считаться преимущественно юридической научной дисциплиной. По тому, какими методами и на основании каких взаимосвязей изучается этот объект, как устанавливаются закономерности и своеобразие функционирования этих явлений, история государства и права — дисциплина преимущественно историческая; она направлена на понимание не только ныне существующих форм государственной организации и правовых систем, но и исторических, давно не существующих полностью или в большей своей части, на понимание их возникновения, развития и исчезновения.

В самом общем определении, история государства и права изучает историческое развитие государства и права. В конце концов к такой простой и даже как бы объясняющей саму себя формуле сведутся любые самые хитросплетенные объяснения того, что же составляет предмет этой научной дисциплины, примерно с конца XIX века сделавшейся обязательным элементом университетского юридического образования в рамках европейской культуры. Однако сами явления — государство и право — не допускают такого же простого определения, они могут быть объяснены только через длинный ряд сопоставлений с другими формами общественной организации и человеческой культуры.

И в повседневном обиходе, и в научных определениях под словом «государство» понимают минимум два взаимообусловленных, но не совпадающих явления общественной организации и истории. Во-первых, государство — это географическое и политическое понятие, страна с самостоятельной властью, существующая в определенных границах и, как правило, в законченный исторический период. Во-вторых, государством принято упрощенно называть государственную организацию, совокупность учреждений, правовых правил, традиций и принципов, общественных установлений и, в конечном счете, форм реализации власти в обществе (конечно, также в конкретных географических и временных границах). История государств в первом случае — это предмет общей политической истории. Историю государства и права, имея в виду ее юридическую нацеленность, интересуют формы реализации власти в обществе, административные учреждения и закрепляющие их полномочия и принципы деятельности, правовые институты — словом, государство как государственная организация в эволюции ее форм и принципов деятельности. Конечно, стремясь установить социальные предпосылки изменений этих форм и принципов, реальное их общественное содержание, социальные и исторические причины, повлиявшие на эти изменения, история государства и права не может не соприкасаться с общей политической историей (историей событий), с социальной историей, изучающей государственный быт и отношения классов в обществе, — однако специальная задача истории государства и права всего этого прямо не подразумевает и могла бы игнорировать эти условно посторонние связи, если бы в истории общества возможно было отделить одни явления от других. К тому же специальная задача истории государства и права важнее и в первом отношении: государство как историческая и территориальная форма возникает в результате общественной деятельности государства как организации, как аппарата власти.

Вторая часть объекта изучения — право — едва ли не более сложна в ее определении. Достаточно многогранного и общепринятого определения, что такое право в его роли в обществе, пожалуй, доныне не сложилось. В обществе право предстает как совокупность правил (и общих принципов, и особых конкретных норм), регулирующих особую сферу правовых отношений людей по поводу их имущественных и неимущественных прав, причем воспроизводящихся в правоприменительной практике государственных и других юридических учреждений, и как идеал, присутствующий в общественном сознании в отношении этих правил и этой практики; кроме того, полагают необходимым, чтобы право по своему содержанию воплощало общественно целесообразную и разделяемую большинством меру нравственности. Из этой характеристики видно, как сложно разделить подчас историю права с социальной историей, историей общественного быта, с историей культуры и, в особенности, с историей идеологии и общественного сознания, одной из форм которого предстает и право. Собственный, только ей присущий предмет научного внимания история государства и права обретает, рассматривая право и государственную организацию в их исторических взаимодействиях.

Исторически государственная организация и право развиваются параллельно, каждая под воздействием своих социальных факторов (хотя некоторые из них, например идеология, и совпадают). Однако в общественной деятельности государство и право самым тесным образом переплетены и обуславливают одно другое. Реализация государственной власти возможна только в виде принуждений, запретов и разрешений — индивидуальных («по случаю») или превратившихся в традицию; это и есть право. И в обратном отношении: для того чтобы установления права были действенными, чтобы его требованиям люди подчинялись, в интересах общежития нередко даже против своей воли, необходима особая организация, стоящая как бы над обществом, т. е. государство. Состояние государственной организации, ее формы и принципы (монархия или республика, тоталитарное или либеральное государство и т. д.) не могут не находить соответствия в принципах права своего времени (жесткая регламентация или гражданская свобода и т. д.). Это соответствие форм государства и права в истории составляет закономерность социальной жизни. Конкретное сочетание государственных институтов и правовых форм в исторический период образует особую структуру, которую можно обозначить как право-государственный уклад. В этом укладе отражены и особенности цивилизации и культуры народа в общем, и степень его социального развития, и ход политической истории. В изучении качества, отдельных свойств и форм, направления и причин эволюции этих право-государственных укладов в истории народа (а именно национальное государство в истории человечества стало основным политическим объединением) и состоит свой, специальный интерес истории государства и права.

История государства и права, таким образом, представляется общественной научной дисциплиной. Однако общество и правила его функционирования интересны для нее только в особом отношении: не как гражданское общество вообще, но как политико-правовое сообщество, возникающее только на достаточно высокой степени истории цивилизации. Так называемое первобытное состояние общества интересно для истории государства и права лишь постольку, поскольку в нем оформляются предпосылки того, что с определенного исторического времени можно называть правом и учреждениями государства. По той же причине далеко не все народы, составлявшие когда-либо или составляющие человечество, входят в предмет изучения истории государства и права.

Главенствующая задача истории государства и права: осмыслить историческое, т. е. минувшее, изменение — делает ее преимущественно теоретической научной дисциплиной. Вместе с тем особые свойства ее объектов изучения — государства и права — предопределяют значение истории и как неотъемлемой части общей, практической юриспруденции.

Историческое в праве

Историческое начало, неразрывная связь с прошедшим своим состоянием, заключено в основном свойстве права и юридических установлений. Задача права в обществе — обеспечить стабильное его существование согласно однажды принятым правилам, поэтому право консервативно по своей сущности. Но та же общественная задача заставляет право меняться, приспосабливаться к новым условиям жизни, приобретать новые черты, порой мало похожие на прежние его качества, иначе функционировать, даже сохраняя свои неизменные формы. Понять закономерности и случайности такого изменения и приспособления, уяснить все богатство содержания того или другого юридического правила или института (например, собственности, преступления, наказания), иногда вообще установить наличие в праве, создававшегося не один год, а десятилетиями или столетиями, этого правила или института может только история права. Она — естественное продолжение общих приемов изучения такого сложного, самостоятельного и в значительной степени независимого от других сторон общественной жизни, органически (т. е. по собственным правилам и, может быть, даже законам) развивающегося явления как государство и право.

«С трех точек зрения исследует правоведение свой объект, — замечал один из видных правоведов и историков права России начала XX в. Ф. В. Тарановский, — с точки зрения истории, догмы и политики права. Эти три точки зрения вполне соответствуют естественному интересу человека к вечно текущей и движущейся общественной жизни: человек стремится познать прошедшее для того, чтобы постигать и направлять настоящее и прокладывать лучшие пути будущего». Чисто юридическими приемами можно установить только значение правила (например, библейских нравственно-правовых заповедей «Не убий!» или «Не укради!»). Но понять содержание правила и вытекающих из него требований для поведения, запретов или дозволений, можно, лишь узнав, как в жизни применялось правило (скажем, что нарушение его возможно и даже обыкновенно, но влечет наказание, или что наказание, хоть и обязательно подразумевается, но далеко не всегда настигает виновного). Юридическое по цели изучение становится историческим по содержанию и приемам.

Практически в любом из известных истории политико-правовых сообществ право и юридические установления (институты) не возникли в какой-то один момент; даже революции, меняющие политическую власть, не способны зараз переделать все в государственных традициях и в праве. В большинстве же сообществ единовременно действуют правила и юридические традиции, применяются юридические акты и законы, создававшиеся десятилетиями, даже веками. В таких случаях действующее право сталкивается с необходимостью правильно понять, истолковать смысл давно принятого документа. Поскольку, как точно отметил один из старых французских правоведов, «никакое законодательство не дает полного объяснения относительно самого себя». История права становится продолжением самого отвлеченного и самостоятельного юридического приема — истолкования права.

В еще большей степени пропитана историческим началом правоприменительная практика, использование права государственными институтами и сообществом. Иногда сложившиеся приемы этой практики настолько своеобразны, настолько обязаны своим возникновением обстоятельствам минувшего времени, что юстиция продолжает формально следовать им, не особенно вдаваясь в смысл, и любой неожиданный случай, казус, ставит применение права в тупик. Это в особенности относится к уяснению права другой страны, другого народа, международных юридических институтов, с которыми даже самому изолированному государству современности так или иначе приходится соприкасаться, а для большинства современных государств представляет нормальное явление. Нередко замечают, что без знания истории права даже компаративисты (специалисты по сравнительному изучению права разных народов) не могут понять иностранные судебные решения. В таких случаях «история права, соединяя эпохи, делает актуальным прошлое» (Х. Миттайс).

Становясь неотъемлемой частью практической юриспруденции, история государства и права принимает на себя дополнительные теоретические задачи. Они состоят в том, чтобы (1) понять истоки и юридические предпосылки современного состояния государственной организации и права, (2) увидеть историческую преемственность развития и степень этой преемственности, (3) понять, какие социальные причины и факторы и в каком соотношении определяли развитие права и юридических институтов, (4) выяснить, собственно, формы и приемы, которыми государство и право организуют сами себя и, через их посредство, влияют на жизнь общества.

«История и право теснейшим образом взаимопереплетены, — отмечал один из современных правоведов, — и современные историки права стремятся высветить неправовые аспекты и скрытые стимулы развития права. Роль истории права не ограничивается поэтому рамками собственно предмета. Она вносит свой вклад в критическую оценку правовой политики, что в конечном счете является основной целью сравнительной правовой науки».

Методология истории права

Как общественная наука, история государства и права описывает, исследует и осмысляет исторический процесс развития права и юридических институтов, следуя общим методологическим правилам, установившимся на данный период в социологической, юридической и исторической науке. Сущность этих правил обусловлена общефилософским подходом науки к познанию и объяснению явлений истории и общественной жизни. Принадлежа области исторической науки, история государства и права в качестве одного из главных своих методов изучения прошедшего состояния политико-правового сообщества и юридических явлений следует принципам историзма. Историзм, или исторический взгляд на общественные явления, заключается в том, что все они оцениваются только как принадлежность конкретного исторического времени, имели свое возникновение и исход, приобрели только собственный исторический вид и форму, в том, что явления эти оценивают во взаимосвязи с другими, принадлежащими своей эпохе, в том, что исторический процесс объективен, не зависит от оценок людьми его положительных или отрицательных следствий и не имеет цели воплотить какие-либо ценности людских чувств или идеологии. По отношению к праву и государственной организации требование историзма прежде всего предполагает, что причины, по которым они приняли тот или другой вид у народа, всецело связаны с собственной историей данного народа и ее конкретными обстоятельствами. А очевидное сходство или даже родство многих юридических институтов связано с общностью исторического или социального развития. Изучение этого сходства стало содержанием другого главного метода истории права — сравнительно-исторического.

К сравнению государственной организации разных народов прибегал еще древнегреческий философ Аристотель (IV в. до н. э.) в целях, правда, не исторических, но для познания путей наилучшего воплощения идеального государственного устройства. С конца XVIII — начала XIX в. сопоставление юридических институтов и в целом права разных народов стало правилом в правоведении Западной Европы, которое стремилось познать общие принципы некоего единого, абстрактного Права, только по-разному оживающему в законах и традициях разных народов.

В середине XIX в. сравнительно-исторический метод показал свою научную плодотворность в такой науке как языкознание. Сопоставляя языки разных народов и разных эпох, даже по-разному сохранившиеся, науке удалось расшифровать ранее не читаемые языки, понять закономерность их общей эволюции, выделить языковые группы, к которым принадлежат все языки мира. Затем этот метод стал основой для новых подходов в изучении литератур разных народов. Тогда же основатели современной социологии О. Конт и Г. Спенсер выдвинули идею об обязательных стадиях, через которые исторически проходит жизнь народов. Стало очевидным, что юридический быт, законы, памятники права, правовые институты, сформировавшиеся у одного народа на определенной исторической и социологической стадии развития, в общем не могут не сходствовать с бытом, законами и установлениями другого народа. И с помощью одних можно узнать и лучше понять содержание других, особенно если многое затемнено древностью, а иные памятники права сохранились хуже других. Общие закономерности развития права у нескольких народов вместе помогали лучше увидеть особенности каждого. Сопоставляя разные исторические периоды, можно было увидеть сходство стадий правового и государственного развития. Это был настоящий научный прорыв в исследовании и понимании истории права с помощью сравнительно-исторического метода, который заключается в выяснении типических черт и сходства юридических институтов у разных народов в разные исторические периоды, но относящиеся к родственным стадиям развития их цивилизации и политико-правового сообщества. Только сравнительно-исторический метод позволяет увидеть в истории государства и права человечества определенное единство, превращает ее во всеобщую историю права и государства.

Системы права

Сравнительно-исторический метод позволил открыть в том числе некоторые устойчивые внутренние взаимосвязи юридических институтов разных народов, характеризующихся общностью цивилизационного и культурного развития. В этом состоял важный вклад истории в общую юридическую науку. «Наука о праве, — замечал один из основателей современного исторического правоведения французский ученый Р. Даррест, — сбивается с истинного пути, если предается одному отвлеченному мышлению; она только видит, но не понимает, если ограничивается изучением одного какого-нибудь законодательства… Полное понимание станет для нее доступным лишь тогда, когда ей будет знаком каждый законодательный памятник, когда она сравнит их между собою и обнимет их во всей своей совокупности. Только при помощи этого метода она будет в состоянии отличить во всяком учреждении элемент безусловный, происходящий из самой природы человека и имеющий свое основание в разуме, от элемента относительного, изменяющегося до бесконечности под влиянием внешних условий».

Обобщая и поневоле упрощая безграничный материал всеобщей истории права, правоведение как наука стало выделять наиболее типические правовые системы, существующие в современности, но своей обособленностью и собственными внутренними качествами столько же обязанными вековой истории права, как и специфической законодательной политике властей. Эти системы объединяют в крупные правовые «семьи», которых относительно немного и которые уже более резко различаются в своих принципах и юридических институтах. Современное правоведение выделяет 7–8 таких «семей», сформировавшихся исторически:

1. Романо-германская семья, выросшая из традиции древнего римского права, ставшего общей основой для права подавляющего большинства народов Европы, а также Латинской Америки;

2. Англосаксонская семья «общего права», основанная на традиции средневекового права Англии, оказавшего определяющее, влияние на право Соединенных Штатов Америки, Канады, Австралии и других стран;

3. Мусульманское право, развившееся из особой религиозной традиции народов, принявших в свое время мусульманство, охватившее большую часть Азии и Африки;

4. Дальневосточная семья, объединяющая право Китая и Японии, характеризующихся крайним своеобразием исторического развития и содержания традиционных принципов;

5. Индусско-арийская семья, представленная главным образом именно историческими системами права Индии, только в преломленном виде существующими ныне;

6. Еврейское право, основанное на Библии и особой традиции юридической практики, по которому в древности и средневековье жили приверженцы религии иудаизма и ныне действующему в Израиле;

7. Социалистическое право, охватившее целый ряд народов Восточной Европы, России, Азии в XX в., под влиянием особой идеологии и особой политики государственной власти.

Специальная задача изучения современного состояния этих правовых систем и «семей» входит в предмет особой юридической дисциплины — сравнительного правоведения. Однако, поскольку корни различия этих систем и «семей» — в подавляющем большинстве исторические, то изучение правового развития этих «семей» и традиций составляет еще одну специфическую задачу для истории государства и права. Внимание к правовым «семьям» вносит системную упорядоченность в историю права, позволяя ей выделять главное в изменениях юридических институтов. Хронологическую упорядоченность дает единая периодизация истории государства и права.

Периодизация истории государства и права

Важный элемент любой исторической дисциплины, периодизация по-особому значительна в истории права. История государства и права менее всего событийна, это история принципов и установлений, т. е. по преимуществу институционная история. Представить юридический институт достаточно полно и правильно можно только в неподвижном, статическом, его представлении — это предполагает догматическое, чисто юридическое по своим приемам, изображение, следуя правилам только логики и принятой системы. Такое изображение не может не быть ограниченным во времени, периодическим. «Историк-юрист, — писал Ф. В. Тарановский, — не может обойтись без завершения своего исследования юридической конструкцией, иначе он не достигнет понимания исторического процесса в его целом, и самой его работе может угрожать опасность погружения в микрологию разрозненных единичных фактов и бесконечно малых изменений… Сочетание обоих элементов — статического и динамического — и создает историческую периодизацию, которая в применении к истории правовых, общественных и политических учреждений не может быть облечена в другую форму, кроме юридической конструкции… Отдельные периоды истории права — это установленные для прошедшего законченные системы права». Именно историческая и юридическая взаимосвязь изученных государственных и правовых институтов позволяет выделить то или другое время в истории государства и права народа в законченный период: «Цельность и законченность исторического периода определяются для юриста непрекращающейся возможностью сводить совокупность разрозненных правовых явлений, норм и институтов к нескольким руководящим юридическим принципам, по которым может быть построена единая, исключающая внутренние противоречия система права».

Конечно, такое последовательное систематизирование истории вполне доступно и осуществимо в границах истории одного государства или одного народа, приверженного единой правовой традиции. В масштабах всеобщей, мировой истории государства и права сделать это неизмеримо сложнее, если вообще возможно. Возможность эта сомнительна еще и потому, что развитие права есть результат непредвидимых усилий и фактов, законность или незаконность которых не подлежит изучению, и потому нереально определить какие-либо непреложные, обязательные законы этого развития, единственно способные придать объективно научное содержание тем периодам, которые желает выделить берущийся за изучение истории права. Значительную часть общего времени мировой истории государственная организация и правовые системы разных народов развивались в разном темпе, переживая, может быть, и сходные стадии развития, но разделенные веками, нисколько не соприкасаясь друг с другом (например. Западная Европа и Китай или Япония); многие полностью закончили свою самостоятельную историческую жизнь тогда, когда история государств других народов только зарождалась (Древний Египет и франки или германцы). В глазах многих современных исследователей история мира предстает только как совокупность отдельных цивилизаций, существующих каждая в своем пространстве и своем времени, активное соприкосновение которых начинается всего два-три века назад. При таких обстоятельствах какая-то жесткая периодизация всей мировой истории будет либо очень личным взглядом, либо по своей излишней обобщенности станет попросту маловажной для понимания исторических явлений.

Таким излишним обобщением истории разных народов в единую жесткую схему была периодизация, до недавнего времени господствовавшая в историко-правовой науке России и связанная с марксистским учением о так называемой социально-экономической формации. (Этой периодизации следуют практически все доныне изданные учебники и учебные пособия и по всеобщей истории государства и права.) Согласно ее принципам история государства и права разбивалась на периоды: (1) рабовладельческий — до 1-й пол. I тысячелетия н. э., (2) феодальный — до XVII–XVIII вв., (3) буржуазный — до серед. XX в. и (4) период общего кризиса буржуазного общества и начала социалистического общественного строя (с 1917 г.). В основу изменений явлений государства и права был положен критерий социально-экономического строя общества, истолкованного, весьма упрощенно на основе примитивного деления на антагонистические (противоположные по своим интересам) классы. Ту очевидность, что далеко не все перемены в государстве и праве можно связать с глобальными сдвигами в экономическом и даже социальном строе, эта периодизация игнорировала.

Чтобы не создавать ненужных историко-теоретических построений и не придавать мировой истории права не присущего ей смысла, в данном курсе взята за основу устоявшаяся периодизация, следуя в главном цивилизационному и историко-культурному критерию. Соответственно выделены периоды: (1) древневосточного государства и права (III–I тыс. до н. э.), (2) античного государства и права (2-я пол. I тыс. до н. э. — 1-я пол. I тыс. н. э.); (3) Средних веков (серед. I тыс. н. э. — XVI–XVII вв.); (4) Нового времени (XVII — нач. XX в.); (5) Новейшего времени (с нач. XX в.). Конечным этапом избрано современное состояние государства и права у разных народов (ему будут посвящены специальные юридические дисциплины), которое формируется у них не единовременно, и потому хронология завершения истории будет до некоторой степени различаться.


§ 2. Развитие историографии всеобщей истории государства и права

Зарождение историко-юридических знаний

Попытки познать, объяснить причины исторических перемен в политическом строе и праве начинаются с рождением исторических и политических знаний в истории мировой культуры. Это не были еще законченно научные знания, и они не отделялись поначалу от общей историографии. (Основателем ее традиционно считают древнегреческого писателя Геродота, с книгой которого появляется и само слово «История» — повествование.) Познание собственной для каждого народа истории права и учреждений шло своими путями, всеобщая же, мировая история права формировалась в большей степени под влиянием философско-исторических концепций.

Самый ранний интерес к историческим формам государства был политическим. Тот же Геродот (V в. до н. э.) связал победы афинян над персами, причины которых он искал в «Истории», с их образом правления и постоянной борьбой за собственное благо. Для Аристотеля (IV в. до н. э.) истинное понимание государственного строя, конституции, возможно только через историю. Первая единая концепция государственной истории появляется во «Всеобщей истории» древнегреческого писателя Полибия (II в. до н. э.). Для него было ясным, что общий ход истории и культуры подчиняется в том числе и эволюции форм государства. «Силой каких учреждений римляне покорили мир?» — спрашивалось в его труде. Ответ получался непростым: народы вырабатывают свои моральные ценности, эти ценности рождают стремления нации и ее силу, сила реализуется в учреждениях, которые расцветают с силой народа и приходят в упадок вместе с ее исчерпанием; формы власти живут циклами — от возвышения к упадку. Тогда же, почти современник Полибия, древнекитайский историк Сыма Цянь (II в. до н. э.) трактовал государственные перемены иначе. Древнекитайская мысль не знала идеи прогресса истории. Поэтому для Сыма Цяня формы правления меняются по тому, какое из трех вековечных начал больше или меньше в них выражено: традиции легендарных мудрецов, добродетельное законное правление или насильственная узурпация власти.

С утверждением в европейской культуре христианства на государство стали смотреть по-новому. Все формы государства преходящи, они изменяются в том направлении, чтобы лучше выразить ценность Христова правления — появляется идея христианской монархии как смысла истории. Св. Иероним (IV в. н. э.), знаменитый писатель и проповедник, усмотрел в мировой истории жесткие этапы на пути к всемирной монархии: 1) Вавилонское царство, 2) Персидская держава, 3) Империя Александра Македонского, 4) Римская империя. Позднее признали, что Империя Карла Великого и, наконец, Священная Римская империя германской нации, возникшие в Средние века, — следующие и, возможно, заключительные этапы этого всеобщего пути государств.

С началом эпохи Возрождения такая чисто религиозная предначертанность всей эволюции государств стала вызывать сомнения. Французский правовед и философ Ж. Боден (XVI в.) в трактате «Шесть книг о государстве» (1576 г.) связал изменения учреждений в государстве с тем, насколько его формы следуют правильным, правовым представлениям, не сразу утверждающимся в истории. Государство последовательно меняется от раздробленной, сеньориальной, монархии через тиранию к законной монархии, которая становится благодетельной формой власти. Важность для государственных перемен приверженности праву отмечал и английский правовед и философ Ф. Бэкон (XVII в.): если учреждение перестает быть годным для целей его существования — т. е. для блага общества и государства, — то оно излишне и ненормально в существе.

Возрождение с его вниманием к юриспруденции дало толчок появлению специальной истории права. Под влиянием потребности в истолковании старых законов, особенно древнего римского права, вошедшего в Средние века вновь в употребление в Европе, в XVI в. появляются специальные историко-юридические исследования. По своим задачам они разделяются на (1) историю законов и (2) древности права, где изучали учреждения, юридический быт с тем, чтобы понять, о чем идет речь в старом законодательстве. Одним из первых таким историческим изучением классического римского права занялся французский правовед Ж. Куяций (XVI в.).

К исходу XVII в. сложились предпосылки перерастания историко-юридических знаний в науку, становление которой приходится на эпоху Просвещения.


Начало научной истории права и государства

На исходе XVII в. немецкий философ Г. Лейбниц в трактате «Новый метод изучения и обучения юриспруденции» (1667 г.) сформулировал новые задачи общего изучения истории права: они заключаются в общем разъяснении правового развития. Потому и по содержанию историография права может быть различной: внутренней историей права (историей собственно юридических форм одного или нескольких народов) и внешней историей, помогающей уразуметь движение права. Но что влияет на перемены в государстве и праве? — законченные для своего времени ответы на этот вопрос, поставившие юридическую историю на основу науки, дала философско-политическая мысль Просвещения.

Теоретики английского Просвещения (Дж. Харрингтон, А. Смит) полагали, что в истории формы правления приспосабливаются к отношениям собственности, французский правовед и литератор Ш. Монтескье в своем трактате «О духе законов» (1748 г.), едва ли не самом знаменитом произведении европейской правовой мысли, связал формы правления и законодательства с нравами народа, степенью его просвещенности, с географическим положением: государств, гибнут, когда нравы в народе, в том числе дух свободы, приходят в упадок. Эти рассуждения, хотя более философско-политического, чем собственно исторического смысла, получили тогда европейское распространение.

Под влиянием концепций Монтескье и, возможно, не без полемики с ним появился труд, который можно назвать собственно первым опытом всеобщей истории государства и права, — книга малоизвестного французского историка А. Л. Гоке «О начале законов, искусств и науки у древних народов» (в 3 т. 1758 г.). Законы и правление, замечал он, — часть общей культуры народа, но едва ли не самая важная, ибо они есть история человеческого разума. Древнейшее из видов правления — монархическое: оно подобно родительской власти и потому же оно благое; деспотизм рождается со стремлением к обширным империям. Для блага общества нужны нормы — так появляются законы (в Египте, Вавилоне, Иудее, Греции — о чем шла речь в книге). Просвещение, переход к земледелию усложняет право; но оно может и рушиться: «Всякое государство, где народ судит и решает, по сути порочно».

Если Франция эпохи Просвещения отличалась более философским представлением о задачах истории права, то в Германии того времени формировалась истинно ученая историография права. С именем выдающегося юриста И. Я. Мозера, автора многочисленных трудов по конституции германских государств от эпохи средневековья, связано рождение исторического государствоведения. С середины XVIII в. в германских университетах при занятиях юриспруденцией стал обязательным курс истории права. Представители особой юридической научной школы, названной геттингенской (по университету в Геттингене), выдвинули идею об обусловленности правовых систем прошлого духом времени, т. е. особым сочетанием духовных и культурных начал и политических стремлений. На перемены в государстве влиял реальный ход политической истории, т. е. сам процесс ее, отмечал в «Новом опыте юридической энциклопедии» (1767 г.) немецкий правовед И. С. Пюттер.

В стремлении ученых и философов Просвещения объяснить все явления прошлых времен с позиций некоего единого и неизменного Разума было, по сути, много неисторического. Это была история условного прогресса (или, напротив, регресса) разума, но не реальная история. Реакцией на такое представление стало формирование исторической школы права.


Историческая школа права

Воззрения целой плеяды ученых Западной Европы, главным образом Германии, объединяемых названием исторической школы права, вернее было бы определить школой исторического права (в сопоставлении с внеисторическим правом как воплощением разума эпохи Просвещения). Народы, по учению этой школы, живут своей исторической жизнью, вовсе не стремясь подчиниться каким-то отвлеченным стремлениям разума; каждый народ создает свое национальное право со своими особенностями, выражающими его историю. И формы права развиваются органически: что присуще одному народу не может быть в любую эпоху воспринято без потерь другим. Вместе с тем право одних народов далеко не равнозначно другим в своих ценности и значимости для истории. Есть народы — виртуозы права, полагал германский правовед Ф. К. Савиньи, и только их история имеет научный интерес (к таким он относил римлян, германцев и церковное право). Поэтому, в частности, совокупная всеобщая, или всемирная, история права представлялась нереализуемой. Книга Савиньи «История римского права в средние века» (в 6 т. 1815–1831) тем не менее стала едва ли не первым опытом в научной истории государства и права проблемной истории, охватившей целый ряд правовых систем Западной Европы.

С именем другого представителя исторической школы — немецкого правоведа Г. Гуго — связывается принятое и в современной науке разделение истории права на внешнюю (или историю памятников, источников, права) и внутреннюю (или историю отдельных юридических принципов и институтов). Абсолютизируя внутреннее органическое движение права, Гуго (вместе со всей исторической школой) стремился оправдать любые правовые принципы (если они появились у народа, значит, они выражали его дух и стремления), тем самым отрицая субъективное влияние и, особенно, нужды политики права и влияния власти на правовое развитие.

Основоположники исторической школы предприняли издание первого в мире специального историко-правового ежегодника «Журнал исторического правоведения», первый выпуск которого вышел в 1815 г. В предисловии, написанном Савиньи и посвященном обоснованию исторических задач правоведения, указывалось: «История более не является собранием примеров, но цельным путем к подлинному познанию нашего собственного состояния». Исследования, помещаемые в ежегоднике (Савиньи, К. Эйхгорна, Я. Гримма и других), должны были показать историческое возникновение современного правопорядка, в том числе и «забвение» политиками исторических, единственно подлинных его начал.

Под влиянием исторической школы в первой половине XIX в. начались специальные исследования, посвященные национальной истории права и всеобщей сравнительной истории. Одним из выдающихся образцов была «Немецкая государственная и правовая история» (в 4 т. 1808–1823) К. Ф. Эйхгорна. Идею всемирного органического развития государства и права попытался провести во «Всеобщей истории народов и государств» немецкий историк Г. Люден (в 3 т. 1814–1822).

И последователи, и критики исторической школы, обратившись к специальным историко-юридическим исследованиям, в кратчайшее время завершили превращение всеобщей истории права в специальную научную дисциплину.


Развитие научной истории государства и права в XIX в.

С оживлением внимания к национальным историям правового развития, историческому изучению права древних народов, прежде всего Древнего Рима, в науке Европы развернулась специальная работа по критическому исследованию памятников древнего права. В первой половине XIX в. начинаются фундаментальные издания исторических источников, вначале главным образом памятников древнего права: «Памятники германской истории» (с 1826 г., свыше 100 томов), «Неизданные документы об истории Франции» (с 1835 г., более 400 томов), итальянские «Памятники истории отечества» (с 1836 г.), «Государственные документы Америки» (в 38 томах, 1832–1861) — некоторые из них продолжаются и доныне. Германские историки Б. Нибур и К. Г. Брунс осуществили первые научные издания памятников классического римского права, в том числе знаменитых Законов XII Таблиц. Труды французского археолога и языковеда Ж. Шампольона открыли историкам и правоведам путь в совершенно новый мир — египетской культуры и египетского права, до тех пор известных только по сведениям Библии и античных авторов. История государства и права удлинилась более чем на 2 тысячи лет. Еще в 1776 г. английские ученые опубликовали древнеиндийские Законы Ману. Теперь всеобщая история государства и права расширялась и географически: Персия, Индия, древний и новый Китай. Первым подлинно научным по приемам исследования опытом всеобщей истории государства и права в духе новых концепций и требований, пожалуй, стал многотомный труд французского историка и государственного деятеля К. Э. Пасторе «История законодательства» (в 11 тт. 1817–1837). Исследование было неокончено и доведено только до начала римской эпохи, но в нем впервые по-новому освещалась история права древних народов, даже его отдельных отраслей. Другим, более протяженным по исследованному времени трудом стал «Трактат о законодательстве» (в 4 т. 1827) французского литератора-правоведа Ш. Ф. Конта. Специальные работы появились по истории наследственного права, по истории брачно-семейного права.

История права в то время была обособлена от изучения исторических форм государственной организации. Второму большее внимание уделяли юристы-государствоведы. Под влиянием социальной философии Гегеля и его школы, где государство ставилось на первое место среди причин эволюции юридических институтов, в трудах государствоведов исторический элемент изучения становился все более важным: именно в истории постепенно проявляется значение государственной власти в обществе. Правда, иногда история форм государства не отделялась от истории воззрений на государство — все это традиционно называлось историческим государственным правом. В русле такой школы возникли историко-государственные труды Ф. Виелькера и Р. Моля в Германии, К. Блюнчли в Швейцарии. Согласно концепции Р. Моля, например, новейшему государству, «основанному на идее права», предшествуют исторически: (1) патриархальное, (2) теократическое, (3) патримониальное, или феодально-ленное, (4) классическое античное, (5) деспотическое государство; причем форма осуществления власти (монархия, демократия) несущественна — главное, насколько государство воспринимает свои задачи по обеспечению прав своих граждан.


Социологическое направление историографии

В первой половине XIX в. под влиянием общей исторической науки и быстро развивающейся тогда политической экономии в историографии государства и права сформировался новый подход к оценке закономерностей изменений историко-юридических явлений. Согласно ему, формы государства и права живут не самостоятельной жизнью — они всецело подчинены другим, более масштабным переменам в социальной жизни народов в отношениях собственности и экономическом строе. Такой подход, зародившийся еще в английской правовой науке XVIII в., быстро развился в целое социологическое направление, с середины XIX в. захватившее историографию государства и права и доныне оказывающее большое влияние на ее оценки и выводы; так правоведы и историки желали найти быстрые ответы на глубинные вопросы истории права.

Начало направления связано с французской историографией первой половины XIX в. — главным образом с трудами знаменитых историков и политиков Ф. Гизо, О. Тьерри, Ж. Мишле. В своих исследованиях по истории становления национальных государств в Европе, по истории Французской революции XVIII в. они стремились показать влияние классовой борьбы буржуазии («третьего сословия») с дворянством на изменения форм государства, на правовую политику власти, а в конце концов и на вообще крушение старого и формирование нового правопорядка в Европе. Это была уже вполне отчетливая идея классовой борьбы в истории как определяющего фактора развития права и государственной организации.

Эта идея классовой борьбы стала основополагающей для социальной философии и историко-юридической концепции марксизма сложившегося в 1840-е г. под мощным воздействием социалистической идеологии. В трудах основателей школы — немецкого экономиста и философа К. Маркса, публициста и общественного деятеля Ф. Энгельса, — а также их ближайших научных последователей Ф. Лассаля, Ф. Меринга, П. Лафарга, К. Каутского и других роль классовой борьбы была представлена уже как главный фактор всех перемен в мировой истории, включая изменения государственных форм, правовых институтов, культуры и даже идеологии. В работе «Немецкая идеология» (1843) Маркс и Энгельс впервые в законченном виде обосновали свой вывод о том, что государство есть лишь форма организации экономически господствующего в данный момент в обществе класса. Позднее так же будет расценено и право: как возведенная в закон воля господствующего класса. Само происхождение государства и права, как попытается обосновать Ф. Энгельс в специальной работе «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (1884), написанной по очень условным данным американского этнографа Г. Моргана, связано с образованием классов в обществе и необходимостью политически оформить господство одной части общества над другой; право станет инструментом этого господства. Согласно марксистской концепции, государственная организация и правовые институты в истории не самостоятельны, они следуют изменениям в отношениях собственности и в экономическом строе, образуя вместе с ними целенаправленный ряд общественно-экономических формаций; итогом этого общественно-исторического процесса должно стать наступление коммунизма с отмиранием государства и права.

Марксизм был лишь крайним воплощением социологического подхода к истории государства и права. Однако и другие исследователи стали рассматривать юридические явления только как продолжение экономического строя. Так, английский историк права Ф. В. Мэтланд полагал, что экономические отношения — «основа, из которой развиваются все государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления».


Сравнительно-историческая школа

Развитие в середине XIX в. науки социологии, а затем появление сравнительно-исторического метода (см. § 1) изменили исследовательские задачи историографии всеобщей истории права. Правоведы и историки стали искать общие пути развития правовых и государственных систем разных народов и таким путем устанавливать общие закономерности перемен историко-юридических институтов. Всеобщая история государства и права стала пониматься только как сравнительная история: то, что одинаково у разных народов, — это предмет всеобщей истории права, то, что различно, — узконациональной.

Из всеобщей истории права стали выделять особую историческую, сравнительную этнологию, которая должна была установить происхождение государства и права у всех народов земли. Это происхождение должно быть единым, потому что, как замечал один из основателей этого направления немецкий историк и правовед А. Г. Пост в «Очерках по всеобщей сравнительной истории государства и права» (1878), в самые различные эпохи у разных народов проявляется замечательное согласие в юридических обычаях и институтах и по новым данным истории и этнографии «становится возможным открыть общую историю развития человеческого права». Сравнительная история сделала важные наблюдения не только о тождестве юридических институтов у разных народов в разное время, но и о влиянии развития государства и права одних народов на другие, о возможном существовании когда-то единого права и общего государственного строя у многих индоевропейских народов, позднее распавшихся на отдельные системы. Примеры такого исследования всеобщей истории государства и права дали работы известного английского правоведа и историка Г. Мэна, посвященные праву древних народов и древнейшим формам государственности.

Большой вклад в сравнительно-исторические исследования права внесли также работы французского правоведа Р. Дарреста. В его исследовании всеобщая история права включила в себя правовые системы древней Скандинавии, славянских народов даже до XIX в., кавказских народов, Венгрии, Персии. По его инициативе было начато издание общеевропейского по значению «Журнала истории французского и зарубежного права», выходившего десятилетия.

Сравнительно-историческая школа, конечно, не исчерпывала всех направлений историко-правового изучения во второй половине XIX — начале XX в., но она была определяющей в Европе. Классическая юридическая школа исследования истории права также ознаменовалась важными новыми трудами и концепциями. Знаменитый немецкий историк Т. Моммзен, помимо известной «Истории Рима» (в 4 т.), опубликовал обширные собрания памятников римской истории, в том числе надписей, которые вводили ученых в многовековую, не только литературную, но реально правовую жизнь древнего римского общества. Его перу также принадлежат доныне классические труды по римскому государственному и римскому уголовному праву. Своеобразием концепционного взгляда на историю государственных и правовых институтов отличался труд О. Гирке по правовой истории германских народов. Согласно общей идее, вся история права есть установление и развитие традиций «товарищественности», в которой находят согласие и идея свободы личности, и интересы государства и общества. В трудах европейски знаменитого германского правоведа Р. Иеринга на основе исследований тысячелетнего взаимодействия римского права с правовыми системами других народов была раскритикована позиция исторической школы права на развитие права как тихий и безмятежный процесс: за утверждение новых правовых принципов, выделял Иеринг, идет настоящая политическая и идейная борьба. О влиянии на развитие форм государства международных отношений, военного давления на страну в истории писал в своих исследованиях О. Хинтце.

Изучение истории государства и права в России

В дореволюционной России всеобщая историография государства и права существовала по преимуществу в виде двух параллельных дисциплин: сравнительного (или сравнительно-исторического) государствоведения и всеобщей истории права. Кроме этого, в курсах по специальным юридическим дисциплинам большое место занимали исторические сведения о законодательстве разных стран и отдельных юридических институтах. Первым обстоятельным обзором всеобщей истории законодательства в связи с философией права стал 2-й том «Энциклопедии законоведения» К. А. Неволина (1840). История законов от древности до XIX в. была представлена в духе философии Гегеля, как раскрытие духа правды.

Всеобщая история государственных учреждений не рассматривалась как предмет с самостоятельными познавательными задачами: в истории государственного строя важнейших государств следовало видеть не более чем предпосылки современного конституционного правопорядка. Исторически значимым представлялось только то, что содействовало поступательному движению конституционных учреждений. Такую цель, например, ставил в обширном историческом очерке к «Государственному праву важнейших европейских держав» (1886) один из самых известных государствоведов А. Д. Градовский.

Одной из самых первых попыток создать специальный сводный курс всеобщей истории права был труд М. Н. Капустина «История права» (1872). В нем, однако, был дан обзор преимущественно древнего законодательства, хотя и под влиянием сравнительно-исторического метода. Активным сторонником сравнительно-исторических исследований государства и права выступил знаменитый русский ученый, социолог и правовед, академик М. М. Ковалевский. Им был создан целый ряд трудов не только по истории государственных учреждений и политических институтов отдельных стран Европы, но и комплексные работы по истории всего современного государственного порядка. Для трудов Ковалевского, как и других ученых начала XX в., было характерно то, что историю государственных и правовых институтов они не разделяли с историей идеологии, считая ее важным фактором изменений и реформ в праве. Поэтому, например, «Всеобщая история права» (в 4 вып., 1907) В. Г. Щеглова стала в большей степени историей философско-правовых концепций, чем историей юридических институтов и учреждений.

В послереволюционное советское время систематическое изучение и исследование всеобщей истории государства и права возобновилось только в конце 30– начале 40-х гг. в связи с восстановлением нормального юридического и исторического образования. В 1940 г. вышли первая программа и лекции нового учебного курса, составленные П. Н. Галанзой. В 1944–1947 гг. коллективом авторов был опубликован первый в России (и в СССР) курс всеобщей истории государства и права в 4 томах. Советская историография государства и права, как и вся историческая и юридическая наука той поры, находилась под полным влиянием идеологии марксизма, в освещении и оценке явлений истории права определяющим был социологический классовый подход, больше места в трудах отдавалось вопросам общественного строя, чем развитию юридических институтов. Стремлением к сравнительному изучению государства и права был отмечен учебный курс 3. М. Черниловского «Всеобщая история государства и права» (1970, 4-е изд., с изм. — 1995).


Современное состояние историографии

В современной, прежде всего западной историографии государства и права трудно выделить какие-либо внутренне направления; невозможны из-за обширности накопленного за два века исторического материала стали и труды в полном смысле слова по всеобщей истории. В теоретическом плане на правовую историографию более всего в XX в. повлияли концепции немецкого социолога и историка М. Вебера, которому удалось показать исключительность всей западной модели права и ее институтов и несводимость всеобщей истории права к ценностям только европейской юстиции, и английского историка А. Тойнби, предпринявшего беспримерный авторский труд по всемирной истории цивилизаций («Опыт исследования истории» в 10 т. 1934–1957). Согласно взгляду Тойнби и его последователей, мировая история не составляет единого поступательного процесса, а есть совокупность самостоятельных в своих основах цивилизаций (их насчитана 21); исторические формы каждой — и государственные институты — присущи только ей и не переходят во времени. Важным новым приобретением, вместо социологического детерминизма, стало в науке признание права самостоятельным фактором истории «как одной из причин, а не только одного из результатов целого ряда общественных, экономических, политических, моральных и религиозных явлений».

В содержательном отношении — и в научных трудах, и в преподавании права — история государственных институтов разделена с собственно историей права (которую в свою очередь объединяют с проблемами истории юриспруденции и правовых воззрений). История институтов охватывает, однако, и эволюцию форм государственной организации, и правового положения классов населения, и памятники законодательства (например, выдающийся по охвату материала и скрупулезности курс французского правоведа Ж. Эллюля «История институтов» в 5 т. 1969). История права стала по преимуществу историей развития так называемого частного права (гражданского) и распространения правовых учений в законодательстве разных народов. Европейскую известность здесь получили труды немецких историков Х. Тиеме о влиянии идей естественного права в Новое время, Ф. Виаккера по истории правовых систем Нового времени. С 1967 г. во Франкфурте (Германия) работает специальный исследовательский институт по сравнительной истории права Нового времени, издающий несколько серий трудов: «Общее право» («Jus commune»). Примечательным опытом действительно общеевропейской истории государства и права, включая Россию, стал обширный учебный курс шведского правоведа Э. Аннерса «История европейского права» (в 2 тт. 1974–1980; есть сокр. рус. пер.). В целом же история права несколько уступила свое значение в общей юридической науке сравнительному правоведению, которое в силу особенностей развития большинства западных систем права становилось историческим.

Проблемное исследование всеобщей истории государства и права возобладало и в современной российской историографии. История формирования современного государственного строя в связи с историей политических идей представлена в многотомной, написанной коллективом ученых Института государства и права «Истории буржуазного конституционализма» (1983–1986). Опытом сравнительно-исторического исследования одного важного элемента политической системы общества стал труд «Институты самоуправления» (1995). Специальные исследования посвящались также истории государства и права отдельных стран и исторических периодов, которые шли в русле своих научных традиций.


§ 3. Становление государственной организации и права

Проблема возникновения государства и права

Происхождение государства и права в обществе — вопрос более философский, чем исторический. Научные ответы на него зависят от того, какое в целом социальное значение приписывают праву и государственной организации, от того, какое из явлений считают определяющим — государство или право. Первенство философского подхода определяется и двумя объективными (заключающимися в самой природе явления и путей его познания) обстоятельствами. Во-первых, формирование государства и права исторически пришлось на время самой ранней культурной жизни человечества. Как заметил английский философ Д. Локк, «государственный строй повсюду предшествует летописям, и литература редко появляется у народа прежде, нежели длительное существование гражданского общества при помощи других более необходимых искусств не обеспечит безопасность, удобства и изобилие для народа, и люди только тогда начинают интересоваться историей основателей своего государства и ищут его источник, когда в их памяти уже изгладилось воспоминание о нем». Развитие государственной организации реально проявляется в возникновении или исчезновении каких-то учреждений, в деятельности определенных лиц, в усилении или умалении их прав или обязанностей — т. е. в политическом по своей исторической форме процессе. Политическая история не может не быть событийной, т. е. связанной с конкретными историческими происшествиями: изданием закона или назначением должностного лица. И вот об этой-то стороне жизни народов того времени, когда у них формировалось государство и право, практически не сохранилось никаких исторических известий, а в большей мере и не могло сохраниться из-за отсутствия письменной истории. Богатейшие данные современной археологии (занимающейся изучением добытых в ходе раскопок древних культур материальных остатков прошлой жизни) могут здесь помочь очень мало.

Во-вторых, самый процесс формирования государственной организации и, в особенности, права — это процесс, исторически неуловимый, растянутый на длительное время. Ни об одном известном обществе прошлого нельзя сказать, что вот, до такого-то года или числа государства у народа не было, а с такого-то числа оно существует. В еще большей мере это относится к праву. Когда и как начинается выделение права из обычаев первобытного общества, когда из области внешне расплывчатых дозволений или осуждений морального и религиозного характера формируются нормы права, да и чем вообще отличается право от обычаев до эпохи появления письменных законов — ответы на эти вопросы, наверное, никогда не приобретут желаемой конкретности и определенности. Все, что известно сегодня о становлении (появления из малого и наполнения по мере роста новым содержанием) государства и права из данных общей историографии, письменных памятников наиближайших к тем временам эпох, из, главное, данных этнографии (изучающей быт и культуру народов) с использованием сравнительно-исторического метода — все это не более чем историческая реконструкция этого процесса. Степень ее точности, вероятно, никогда нельзя будет проверить. Правильнее было бы говорить о наиболее типических условиях, в которых происходит формирование государства и права в то время, когда первобытная историческая общность людей, насчитывая несколько сот тысяч лет биологической и социальной эволюции, вступает в эпоху резкого ускорения своего культурного развития через неолитическую революцию. С этого времени можно насчитать не менее шести условных стадий социальных и культурных перемен, сопровождающихся шагами по пути становления государственной организации и права. У разных народов эти стадии приходятся на разное хронологическое время истории, но содержание стадий и их последовательность можно считать закономерностью становления государства и права.


Формирование политико-правового сообщества

Упрощенно исходной основой формирования государства и права следует считать человеческий коллектив с устоявшимися социально-культурными связями в нем; коллектив этот должен быть исторически длительным, т. е. история его в данной среде обитания и в сложившемся культурном облике должна насчитывать более десятка поколений, а также самовоспроизводящимся, не вымирающим, и в этом смысле прогрессирующим. Из того, что известно о первобытных коллективах, развивавшихся в направлении государственной их организации, следует, что такой коллектив должен составлять этническую общность и в этом отношении быть в значительной степени обособленным от других соседских коллективов. Этническая общность создавалась кровнородственными связями безусловно всех ее членов и выражалась — к началу эпохи неолита (VIII–V тыс. до н. э.) — в том, что у членов коллектива был общий язык, единый религиозный культ и связанные с ним обряды, единые приемы культурного обихода. Это был род — основная ячейка первобытного человеческого общества.

Под влиянием неолитической революции (перехода к обработке металлов, гончарному производству, выделке тканей и в целом к совершенно новому уровню материальной, а затем и духовной культуры) род меняется в своей внутренней организации значительно более быстрыми темпами, чем это было предусмотрено его социально-биологической природой. Биологическое самосохранение требует совершенно новых организационных форм жизни коллектива — такие формы может дать только обособление функции управления и разрешения конфликтов в коллективе. Из-за того, что люди в значительно большей степени разнообразны и не равны друг другу, чем это допускается в примитивных коллективах животного мира, это обособление перерастает в традиционное наделение разных индивидов разными полномочиями. Они закрепляются самыми разными обстоятельствами, начиная с общего психологического признания полезности этого до самых своекорыстных личных интересов, далеко не чуждых и самому что ни на есть первобытному человеку.

1-я стадия эволюции этнической общности (с какой и начинается род как социальный коллектив) — это оформление социально-биологической иерархии. На основе естественного размежевания в роде по поколениям в нем складываются и воспроизводятся разные как бы уровни-группы индивидов, каждый из которых выполняет равно важные для жизни рода дела, но влияние которых на эти общие дела и выгоду с них различно. Биологической эту иерархию можно считать потому, что старшинство возраста (связанных с ним силы, опыта, случайных обстоятельств) создано природой человека. Социальной — потому что она имеет и культурное значение и даже происхождение. Существенную роль в культурном закреплении этой иерархии, превращении ее в общепризнанный институт, покушение на стабильность которого стало рассматриваться как враждебный вызов всему роду, сыграла религия: отправлением культа, безразлично, в женской или мужской вариациях, традиционно занимались старейшие и долгоживущие. На этой стадии все члены рода, этнической общности, безусловно равны друг другу в правах и обязанностях по выполнению общих дел рода (ни в коем случае нельзя применять к этому порядку термин развитой политической культуры — демократия). Но в этой общности уже существуют устойчивые культурные лидеры. Роль лидера именно культурная: она может исполняться объективно по качествам индивида (знахарство, военное предводительство, охотничье мастерство), но может и играться, поскольку главное в восприятии лидера общностью, чтобы он умел что-то особенное и выделяющее его и был щедрым в раздаче членам рода коллективно добытого продукта.

Закрепление в коллективной жизни этой иерархии и ролевых функций лидеров (что бесповоротно происходит через два-три десятка поколений) характерно для 2-й стадии развития этнической общности — формирования социально-культурной иерархии. Биологические основания разделения на старших и младших забыты, они подразумеваются, но заменены разделением на высших и низших. Правда, это разделение еще не носит имущественного характера, оно только принадлежность культуры и поэтому может уже несколько различаться у разных, даже этнически близких родов. Высшие пользуются привилегиями в отправлении общих дел рода, их распределительные, религиозные или военные полномочия несомненны. В этом смысле эта стадия характеризуется устойчивым неравенством. Попытки недовольных членов рода сгладить неравенство, устранить грани иерархии вызывают общественную неприязнь и осуждение (высмеивание, организация состязаний, особые обряды, известные у северных народов, например). Лидерство превращается в общественную функцию, существующую уже независимо от желаний отдельных своих членов, причем роль лидера вынужденно играется в роде даже тогда, когда нет вполне подходящего на нее члена общности — например, женщинами.

На этой стадии в общности создается устойчивая основа для социально-культурных (а не чисто биологических — из-за еды и т. п.) конфликтов. По-видимому, создаются предпосылки для появления обычаев, правила которых призваны охранять целостность рода в брачной сфере и сфере межличностных отношений (столкновений) — зародыш права (экзогамия (запреты внутриродовых браков) как первый определяющий принцип для древнего брачного права, вероятнее, более позднего и вторичного происхождения: этнические общности той поры, о какой идет речь, очень малы количественно, чтобы вводить такие запреты). Незыблемость иерархии охраняется главным образом религией и религиозными полномочиями лидеров, а также общественным мнением. Это уже вполне общественная власть, способная принудить отдельных своих членов поступать в интересах общности вопреки личным желаниям. (Немецкий социолог и историк М. Вебер именно так и определил власть как возможность для субъекта власти осуществить свою волю даже вопреки сопротивлению других — неважно, путем ли открытого насилия или использования культурного фона деятельности власти.) Но цель этой власти должна еще с абсолютностью разделяться и поддерживаться большинством, потому что никаких серьезных рычагов для узурпации, для насилия еще не существует.

И первая, и вторая стадии полностью проходят в условиях неолита — примерно VIII–IV тыс. до н. э. у разных народов Востока (или до I тыс. до н. э. у северных народов).

3-я стадия развития этнической общности — формирование экономически-социальной иерархии. Неравенство, ставшее устойчивым, приводит к устойчиво неравному распределению продуктов потребления внутри общности. На этой стадии в особенности становится очевидной главная функция власти в коллективе — перераспределение продуктов, произведенных или иначе приобретенных всем коллективом. Если раньше лидер общности, присваивая все добытое родом, тут же раздавал это обратно на пиру или главам отдельных семей, то теперь общественная власть отчуждает часть добытого продукта, раздает его по случаям родовых празднеств (или чрезвычайных событий) с обещанием возвратного дара, которого требуют обычай и общественное мнение. Присвоение уже индивидуально, и это способствует началу отчуждения тех, кто отправляет общественную власть, от коллектива. В их руках впервые отныне реальное орудие власти: накопленный продукт — то ли в чистом виде, то ли в превращенном (набор орудий, оружия, украшений и т. п.). На этой стадии помимо распределительно-организационной возникает и вторая древнейшая функция власти: охрана установленного порядка и общих принципов. В этой стадии этническая общность выступает, как правило, на этапе укрупнения в племя (до этого общность могла существовать только в малом коллективе: до 40–50 членов). Допустимы и более широкие объединения. Возможность их тем больше, чем радикальнее люди группы перешли от собирательных видов обеспечения к оседлому земледелию или регулярному скотоводству. Ускоряет процесс накопления продукта в общности и тем самым отчуждение высшего эшелона иерархии, например, отделение ремесла, случайные обстоятельства доступа к каким-то ценным предметам. На этой стадии уже достаточно отчетливы и грани будущего права: правила изгнания и приема чужаков, восстановления конфликтов поколений, соблюдения требований общины, брачно-семейное право.

При благоприятных условиях переход общности в 4-ю стадию становления надобщинных властных структур — осуществляется довольно быстро. Особая благоприятность обстоятельств играет важную роль. Только при устойчивом, прогрессирующем производстве продуктов, перераспределяемом властью, при нормальном уровне демографического развития (упрощенно: только при достижении общностью определенного количественного показателя — в несколько тысяч членов 3–4 поколений), при соответствующих экологических условиях возможно объединение в большую племенную общность. Объединение усиливает соподчинение малых общностей-родов, вынуждает сделать это соподчинение организационным (в особенности, соподчиняя культы отдельных родов). Лидеры-старейшины наделены устойчивыми и конкретными функциями. Их определяют либо выборным путем, либо состязанием, но уже становится возможной и узурпация. Орудием этой узурпации часто становятся отряды юношей, которые для прохождения процедуры совершеннолетия на время отдаются во власть религиозному или военному вождю. В прямом смысле слова богатство еще не влияет на доступ к власти, и стремление к власти еще не есть стремление к богатству, главное — престиж. Но участие в распределении уже важно и для самого лидера, и для тех, кто выражает ему в этом поддержку. На исходе стадии оформляются отчетливые родовые-клановые (племенные) структуры во главе с иерархией вождей, с религиозными символами, с едиными культурными правилами и обрядами. Общественная власть институализировалась (превратилась в постоянно существующее, не зависящее в принципе от воли отдельных членов общности установление, стабильно подчиняя всех своей воле). В это время можно говорить уже о народе, о политико-правовой его общности, из которой неминуемо вырастают ранние государственные формы.


Протогосударство — чифдом

На следующей, 5-й стадии эволюции этнической общности надобщинные властные структуры приобретают вид протогосударства (прототипа государства, еще не государства по форме, но уже исполняющего функции политической власти). Грань, разделяющая протогосударство от предыдущей стадии, — весьма незначительна, и в историческом процессе они могли практически, сливаться. Наиболее важным в новом этапе эволюции стало то, что через него прошли безусловно все народы на пути государствообразования. С этой стадией приходит эпоха уже реальной, фиксированной истории, иногда даже с именами правителей, названиями народов и областей, с точной характеристикой культурного быта, в котором можно видеть отдельные черты политико-правовой общности (для восточных народов — это IV–I тыс. до н. э., для североевропейских — до первых веков н. э., для народов Африки или Океании — вплоть до XVIII–XIX вв.).

По своему главному признаку — наличию власти одного вождя — протогосударство получило в современной науке второе наименование чифдом (от английского chief-dom); в общем виде чифдом представлял объединение общин (прежних родов или племен) на определенной территории под властью одного правителя, а эти общины соподчинялись в иерархию в зависимости от того, ближе или дальше были они от вождя.

Протогосударство объединяет несколько поселений (групп поселений) вокруг одного крупного центра — как правило, это культовый храмовый центр, имеющий религиозное значение для всей новой общности. Центр этот значителен по размерам — в наиболее типичных проживало до 5–6 тыс. человек. Центр служит средоточием богатства общности (реально богатство еще невелико, а такие храмовые города, как в древнем Шумере, считают исключениями. Центр подавляет, подчиняет себе периферийные поселения, устанавливает вассальные отношения с соседями — уже нередко в ходе активной военно-завоевательной политики.

В начале XX в. немецкий политолог Ф. Оппенгеймер выдвинул теорию о безусловно определяющем значении войны для формирования государства. Эта теория получила большое распространение, так как якобы удачно вписывалась в исторические сведения о многочисленных походах и войнах, которые почти постоянно вели древние государства. Но, по-видимому, чтобы вести длительную, тем более постоянную войну, должны были сформироваться силы и структура, способная это делать. Протогосударство формировалось иным путем, саморазвитием общественной организации. Но сформировавшись, война стала для него важным фактором дальнейшего сплочения народов и упрочения иерархии. А кроме того, наилучшим путем быстрого экономического обогащения, поскольку древнее производство продолжало оставаться рисковым и не могло предоставить в распоряжение власти много избыточного продукта.

Глава центрального доминирующего поселения возглавляет округ, сложившийся по периферии; он носит особый ранг-титул. Главное его право — мобилизация членов общин на объединенные работы, хозяйственную пользу от которых определяет он и которые служат основой для появления избыточного продукта, перераспределяемого затем между членами общин. На Востоке особую неизбежность таких работ определяла необходимость ирригации. Следующий уровень политической иерархии составляли главы подчиненных общин (они также уже могут быть сложными). При них постоянно существуют военные отряды. Особый слой элиты представляют лица, связанные с религиозно-культовыми церемониями и обрядами, хотя главы культов, как правило, — те же вожди и правители.

Такая организационно-политическая структура упрочивается постольку, поскольку в ней усиливается централизация, а автономия отдельных общин слабеет. От силы центра в конечном счете зависит выживание всей общности. Это приводит к укреплению политического единоначалия как единственного в тех ранних исторических условиях способа утвердить сильную организацию (все без исключения древние общества формируют монархии). Это еще ранние монархии: они редко наследственны, путь к власти лежит через клановую борьбу, открытую узурпацию. Единоличная власть легче приобретает религиозно-священный характер — так открывается и путь к правовому обоснованию этой власти.

Разумеется, административно-экономические задачи власти, деятельность правителей возможны только в том случае, если опираются на осознанное или молчаливое согласие большинства. Если власть поддерживается, как писал английский философ Д. Юм, общественным мнением в отношении интереса и в отношении права, с которыми она действует. Обеспечивается это, между прочим, еще и опорой на слои обиженных, маргиналов, которые умышленно противопоставляются в политике правителей элите.

Процесс управления с этой стадии уже безусловно воспроизводит и укрепляет социальное неравенство, это неравенство становится историческим фактором, которое по-своему влияет на эволюцию власти. Экономическую основу управления составляет общий контроль над ресурсами, становящимися как бы неизменным обладанием государственной организации (о собственности говорить еще преждевременно). Перераспределение этих ресурсов правителями превращается в регулярные раздачи по частям и обратное получение в виде дани как государственной повинности. Полюдье, известное большинству народов Азии, Африки и Европы на этой стадии, становится первым установлением регулярного взимания государством ренты-налога; другой формой становятся отработки разного вида. Материальные выгоды с этой ренты извлекаются уже не всем народом, а теми слоями, кто более причастен к политической структуре, кто начинает рассматривать коллективный продукт, часть которого достается ему, как свою собственность; развивается устойчивое престижное потребление верхов (украшения, одежда, возможность содержать наложниц и т. п.). Это уже классы, различающиеся по мере присвоения общественного продукта и по мере причастности к управлению. Собственность придает политико-правовой общности территориальную стабильность, наличие воспроизводящихся из поколения в поколение классов — стабильность историческую. Разрыв в социальном статусе становится политическим: чифдом неизбежно эволюционирует в раннее государство.

Раннее государство

Раннее государство составляет заключительную, 6-ю стадию эволюции этнической общности. Развитие государственной организации приводит к отчетливому политико-географическому обособлению объединения от других — появляется традиция государственности (прервать которую могут, что нередко и случается, лишь особо гибельные внешние или внутренние факторы: завоевание, нашествие кочевников, многолетний голод, восстания).

Раннее государство — уже более многочисленная общность: до нескольких сотен тысяч жителей; это дает нужный количественный уровень труда и продуктов, отчуждаемых в пользу государства. На этом этапе население может быть разнородно этнически, особенно если имело место завоевание; этнические различия могут и дополнять социально-политическую иерархию.

Администрация государства представлена, как минимум, тремя уровнями — каждый со своими задачами и функциями. (1) Администрация в государственном центре (прежнем доминирующем округе — клане протогосударства) представляет полностью самостоятельную институцию, оторвавшуюся от родов, общин, кланов и занятую самодовлеющей общегосударственной деятельностью. (2) Администрация областей вполне наследует организацию и задачи прежних чифдом; как правило, она даже стоит в клановой преемственности к ним. (3) Общинная администрация — наиболее традиционная и древняя по происхождению, и в это время она еще не разделима с традиционно общинным самоуправлением (выборностью, коллективными органами), но полномочия ее стали более элементарными: главное — исполнить решения высшего уровня. Распределение по уровням закрепляется, как правило, образованием профессиональных классов-сословий: жрецов, воинов, писцов, ремесленников, сборщиков податей и т. д.

Развитие раннего государства проходит в условиях упрочения городской жизни (без городов формирование развитой государственности вообще невозможно). Городская жизнь закрепляет классовое обособление, престижное потребление эволюционирует в другой образ жизни — начинается расслоение на культуру верхов и низов. Индивидуализированное на предыдущей стадии присвоение продукта рождает стремление к приватизации общегосударственного контроля над ресурсами; товарный обмен подталкивает образование частной собственности, в обособлении которой наиболее заинтересованы сложившиеся господствующие слои. Этот хищнический по древним формам процесс лишь несколько тормозится традиционной политикой высших правителей, периодически восстанавливающих на местном уровне прежние отношения якобы «справедливости» (переделами, отменой долгов). Вместе с тем оформляется принудительно-карательная функция государства, полицейская деятельность. И рядом с этим развивается сфера права, охраняющая эти отношения.

Необходимость в традиционно устойчивом централизованном управлении этим уже довольно сложным производственно-административным комплексом с внутренними неоднозначными, иногда даже почти противоположными интересами заставляет менять свой облик прежнее право обычая — возникает необходимость в законах, сначала изустных, затем письменных. Законы стимулируют формирование правильной судебной деятельности, суд вливается в государственную организацию.

Религиозная идеология обособившейся в государство общности закрепляет культурное противопоставление другим народам: наши боги — величайшие в мире, их представители на земле — священны и неприкосновенны, народ наш избран… Такая идеология по-особому и в собственных интересах объективно используется господствующим слоем, она становится политической идеей власти.

Все существенные элементы государственности и правовой системы сложились. Начинается их видоизменение применительно к обстоятельствам времени, места, закономерностям органического развития. Собственно, начинается история государственной организации и права…


Раздел I. Государство и право Древнего Востока

Первые очаги человеческой цивилизации появились на Ближнем Востоке, самые первые — в Палестине около Х тыс. до н. э. Здесь же намного раньше других стран древности возникли и политические общества, объединившие людей системой властных, правовых и административных отношений. В IV–I тыс. до н. э. сначала на Ближнем Востоке, затем в Северной Индии, Китае, Юго-Восточной Азии возникли первые в мировой истории государства. Эти государства возникали и развивались примерно по одному сходному пути. Сходной была и сложившаяся в них государственная организация — первого известного истории древневосточного типа.

Древневосточная государственность сформировалась не сразу в окончательно готовом виде. Государственно-политическое развитие древности началось с этапа номовых государств — административно-хозяйственных объединений общин, только начинавших терять свой родовой и первобытный характер. Подлинное оформление институтов власти происходило на этапе государственной централизации (весьма относительной в условиях древнего общества). Тогда не только государства укрупнились в пространстве и во времени (стали более «живучими»). В них появились полноценные и самостоятельные системы администрации, суда, финансов, подчиненных единым государственным нуждам, сложилась устойчивая традиция монархии как первого известного истории общераспространенного типа властвования. Наконец, на этапе государства-империи власть и управление в обществе окончательно утратили свои исторические связи с родовым строем и клановым управлением, а совершенствовались и исчезали, подчиняясь собственным закономерностям, по прихотям военной и политической истории цивилизаций.

Древневосточное общество и крупнейшие цивилизации древности (Шумера, Элама, Египта, Вавилона, Индии, Китая и др.) возникли и окрепли, во многом опираясь на удобные для первобытной жизни и земледелия бассейны крупнейших рек: Тигра и Евфрата, Нила, Инда и Ганга, Хуанхе. Это были поистине «цивилизации великих рек». Возможность освоения относительно узких территорий по рекам предопределила высокую плотность населения древневосточных государств. Это были городские и храмовые цивилизации со всеми особенностями, привносимыми городским укладом. Быстрее здесь распространялись социальные связи, прочнее утверждалась «энергия власти».

Привязанность к великим рекам и их водным режимам сделала особенно важной в жизни древневосточных народов организационно-хозяйственную функцию государства, включая регулярную организацию массовых ирригационных общественных работ, история которых насчитывала десятилетия и даже столетия. В результате такого исторического преобладания социальные отношения древневосточных государств формировались вокруг преимущественно государственной собственности на землю. Основная масса населения была поставлена в зависимое положение по отношению к государству, стремившемуся в своих целях сохранять и укреплять общинный уклад жизни. Это, в свою очередь, предопределило крайне замедленное формирование в праве принципов индивидуальной правовой свободы, закреплявших бы экономическую и жизненную самостоятельность людей. Право возникало в том числе и как результат общественной борьбы за «идеальное прошлое» родовых времен, эпохи равенства и справедливости. Нивелирование социальных противоречий в народе, сглаживание противостояния богатства и бедности, приниженности и знатности изначально стало одним из важнейших политических мотивов укрепления общегосударственной власти. Это было и одной из важнейших предпосылок нарочитой значимости древневосточной государственности, почти неограниченных полномочий древних властителей, для власти которых в обществе не стремились даже создавать какие-либо преграды. Это подкреплялось прочнейшим переплетением государственного и религиозного подчинения, признанием священного характера власти правителей. Не только действительные рабы, ставшие заметным элементом в древневосточном хозяйстве со II тыс. до н. э., но и буквально все остальное население пребывало в положении рабов государства. В таких социальных, отчасти даже социально-психологических условиях важным свойством древневосточной государственности была ее избыточная консервативность. Сомневаясь в правителях, ни одно древневосточное общество не сомневалось в порядке власти, установившемся на этом самом первом этапе мировой истории государства и права.


§ 4. Образование древнейших государств на Ближнем Востоке

§ 4.1. Государственность в древней Месопотамии

Оседлые цивилизации стали формироваться в Нижней Месопотамии (современный южный Ирак) с VI тысячелетия до н. э. — с этого времени там поселяются земледельческие племена. В V–IV тыс. до н. э. их вытесняют племена убайдов-шумеров, которые и стали основателями культуры с самой древней на земле государственностью.

Образование «номовых» государств

С начала IV тыс. до н. э. общинный строй шумеров двигался в направлении формирования протогосударств: в общине уже выделились лица с неодинаковыми ритуальными и материальными преимуществами по своей профессиональной деятельности. Разложению общины способствовал переход к индивидуальному труду. Вскоре у шумеров появилась письменность, которая стимулировала организационную роль культовых центров. В III тыс. соседско-родовые общины объединились вокруг храмовых центров, которые играли не только религиозную, но и хозяйственно-организационную роль. Храмы развиваются в значительные по размерам города, которые служат опорными центрами связей общин. На общественных работах применяется труд рабов, среди свободных складывается система рангов. В XXVIII–XXV вв. до н. э. в объединениях формировались признаки протогосударств: возникла надобщинная администрация. Ее представляли эвен — главный жрец храма и правитель, а также совет старейших. В межобщинном хозяйстве выделилась уже храмовая собственность. Надобщинной организации в Двуречье способствовала необходимость вести совместные ирригационные работы: города-храмы и были связаны с сетью таких каналов. Несколько заинтересованных общин формировали условный округ с 3–4 городами — это и было первичное объединение — ном. В обязанности правителя входила организация ирригации, а также выдачи из храмовых запасов членам общин через старейшин.

Таких объединений-номов сложилось в Месопотамии до 20. Большинство из их сформировали культовый союз с центром в Ниппуре. Со временем возвышаются города Киш (на севере), Ур и Урук (на юге). Но все организационное единство обеспечивалось храмовым хозяйством, полностью отделившимся от общинного; им руководят администраторы-писцы, в нем содержится штат ремесленников. Первым историческим правителем в Шумере был лугаль (хозяин) г. Киша. Лугаль был только военным вождем общин, но не жрецом. В XXVIII в. до н. э. лидерство в Шумере перешло к Уруку, правитель которого Гильгамеш («все видавший») стал героем древнейшего литературного эпоса. Единого государства древний Шумер еще не представлял: связи между номами больше походили на военный союз. Правители отдельных государств — энси («господин сооружений») — имели культовые и военные функции; отдельные из них принимали титул лугаля, что означало некую претензию на гегемонию среди всех городов. Известны народные собрания, где сходилось до 1600 чел. (в том числе 670–680 воинов).

Правители протогосударств видели свою социальную задачу во всемерном сохранении старого уклада жизни. Хотя встречаются уже сделки с недвижимостью (домами), это было редким событием и связывалось с продажей за долги: продавец всегда был в убытке. Периодически правители устраивали «возвращение к матери» — полные переделы владений. Это не могло, однако, остановить обогащение знати. Храмы начинали обзаводиться своей администрацией и даже дружинами (войско вооружается особым оружием, разделяется на колесничное, тяжелую и легкую пехоту). Война вообще становится ускорителем новой организации. Но она же временно ограничивает власть лугаля общинными коллективными органами (советом старейшин); по решению народного собрания лугаль может быть и низложен.

В XXVI–XXIV вв. до н. э. лидерство в Шумере переходит к ному Лагаш. При правителе Эанатуме Лагаш подчиняет себе другие номы (Киш, Урук и др.) Однако следовавшее из централизаторской политики усиление государственных начал встречает сопротивление общин. Администрация номов также еще двойственная: жреческо-храмовая и общинная (выборный лугаль, мудрецы, главные ороситель и землеустроитель). В итоге едва ли не первого известного истории восстания правитель Лагаша был низложен, и на его место избран общинный вождь Уруинимгина. С его именем связана попытка создать первые законы (еще изустные), а также реформы, направленные на реставрацию прежних порядков общинного равенства. Централизованная администрация (единственный тогда стержень государственности) ослабла, и вскоре Лагаш был завоеван.


Эволюция раннемонархического государства


В середине III тыс. до н. э. Двуречье заселяется новыми, семитскими по происхождению народами. Лидер одного из новых городов Саргон в конце XXIV в. постепенно подчинил своей власти весь Шумер, центром которого становится основанный им г. Аккад. В создании новой державы ведущую роль сыграла новая армия: многочисленное (более 5 тыс. чел.) профессиональное войско легковооруженных пехотинцев, каждый из которых получал за свою службу надел. Усиление централизации власти привело к образованию в Шумере ранней монархии с сильной, почти деспотической властью.

Нашествие племен из Ирана, центробежные стремления общинных объединений на рубеже XXII–XXI вв. положили конец Аккадскому государству. Возобновление монархии начинается с возвышением города Ура и его правителя Шульги, ставшего основателем новой династии. За два-три века произошло значительное усиление храмово-государственных хозяйств, большая часть населения страны теперь работала на государственных или храмовых латифундиях на условиях почти казарменного коммунизма. В 2074 г. вводится обязательная военная служба. Власть центрального правителя приняла особый, почти обожествленный характер; областями руководили уже назначаемые из центра наместники, которых по-прежнему называли энси. В правление Шульги было практически ликвидировано номовое самоуправление, коллегиальные суды общин; суд перешел в руки чиновников храмов и государства.

Возможности чисто государственного хозяйства и связанной с ним сверхцентрализации власти в ту эпоху были ограничены. С развитием частной собственности государство приобретает снова децентрализованный характер, способствует этому и новое нашествие племен-скотоводов. На рубеже XIX–XVIII вв. до н. э. Двуречье представляет калейдоскоп прежних государств-номов, в которых власть вождя-лугаля уже замещена ранней монархией.

Новое мощное государство сформировалось к началу XVIII в. до н. э. вокруг нового центра — Вавилона, который скоро станет одним из крупнейших и знаменитых городов мировой истории. Ускоренной централизацией новое государство обязано было политике шестого правителя вавилонской династии — Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Как уже было традиционно, Хаммурапи начал царствование с обряда восстановления справедливости: во всем государстве прощались все долги (на башне-зиккурате зажигали факел в ознаменование этого, а затем рассылался указ, грозивший неподчинившимся кредиторам смертью). Это позволяло регулярно снимать межобщинные и социальные противоречия, не единожды губившие власть. В ходе административной реформы области-номы уничтожались, вся страна разбивалась на области во главе с чиновниками, специальные люди контролировали использование земельного фонда. Подчинена была правителю и храмовая администрация: все жрецы объявлялись «рабами царя». В государстве появилась должность постоянного главного советника царя. Создавался специальный аппарат по контролю за исполнением повинностей и сбором налогов: в области было по два чиновника — «заставляющий делать» и «заставляющий давать». В ходе судебной реформы организация судов приобрела единообразие, начальники общин и областей обязаны были исполнять судебные функции; назначались и царские судьи. Стабильность государства должны были обеспечить законы. Хаммурапи настолько большое значение придавал своему законодательству, что в конце правления даже поставил памятник составленным при нем законам, посвятив его богу Мардуку (см. § 7). Жесткое государственное регулирование должно было всемерно охранить уклад общества, основу которого составляли общины полноправных свободных людей, от социального расслоения.

В XVI в. до н. э. Вавилонская держава ослабла, в ней возобновились политические междоусобицы. В 1595 г. войско хеттов (государство в Малой Азии) разгромило Вавилон; увезли даже памятник с законами Хаммурапи. Затем Двуречье попало под власть племен касситов, а после непродолжительного нового расцвета в XI–IX вв. до н. э. его включила в свой состав Ассирийская держава (см. § 4.3). После ее разгрома Вавилон на время обретает политическую самостоятельность — образуется так называемое Нововавилонское царство (конец VII в. до н. э.). Царь новой династии Навуходоносор (VI в. до н. э.) проводит ряд успешных завоевательных походов, опираясь на воссозданную профессиональную армию (конно-колесничное войско), восстанавливает старые административные традиции Вавилонского царства, ведет широкое строительство в Вавилоне (в т. ч. библейскую Вавилонскую башню). Но в 539 г. до н. э. Двуречье завоевали персы, и государственные традиции Вавилонии прекратились.

Организация государственной администрации

Законченная самостоятельная административная система сложилась в Вавилонском государстве в т. н. старовавилонский период (династия Хаммурапи) и возродилась, с некоторыми изменениями, в периоды среднего (XVI–XI вв. до н. э.) и нового царств. Государственная администрация была жестко централизованной, но далеко не всеобъемлющей. Рядом с ней продолжала существовать храмовая администрация жрецов и чиновников. А на самом низшем уровне государственными административными функциями наделялись руководители общин и союзов.

Верховная политическая и административная власть принадлежала правителю (специального титула не было); он считался наместником богов и был классическим древневосточным монархом (см. § 6). Его власть имела и религиозный, и государственный характер. В период протогосударств и ранней монархии при возобновлении династии правителя, как правило, избирали (на особых собраниях от всех областей-номов; известны примеры об избрании царя 36 000 представителей). Со старовавилонского царства власть его наследственна, но точного порядка наследования не было; нередки были случаи, когда наследовали и женщины царского или жреческих родов. Царь одновременно был и верховным военачальником.

На втором месте в вавилонской иерархии государственных должностей стоял жрец. Он выполнял религиозные обряды, руководил храмовыми хозяйствами с санкции правителя; вероятно, пользовался и судебными правами. Третье место занимал так называемый «человек приказаний», или советник. Собственных полномочий у него не было, он обязывался контролировать исполнение указаний правителя и координировал работу остальных чиновников с финансовыми, налоговыми и чисто административными функциями; в его распоряжении был штат писцов, некоторые из которых имели собственную сферу письменной деятельности. Затем следовал «высший посол», которому вменялось координировать внешнеполитическую деятельность, присутствовать на приемах иноземных послов и который считался постоянным представителем правителя в других государствах. Обязанности по вождению войск, их обучению и комплектованию лежали на главнокомандующем (название условно). Замыкал ряд высших должностей начальник дворца — нубанда, который со временем стал играть большую роль вообще в государственном аппарате: через него стали передаваться приказания правителя, к нему поступали все отчетные документы с хозяйств, он организовывал деятельность царских судей.

Страна была разбита на области во главе с наместниками — чиновниками царя. Их главной задачей был сбор налогов и общая организация государственного хозяйства; в этих целях они могли творить и суд. Чиновники руководили главами местных общин — рабианумами, которых хотя и формально назначали сверху, но из старейшин общины. Они имели административные, финансовые и судебно-полицейские полномочия в своей общине.

Государственная администрация Вавилонских царств была главным образом дворцовой и по своим задачам преимущественно финансово-хозяйственной; остальные институты государства только зарождались в самостоятельном виде.


§ 4.2. Государство Древнего Египта

Египет стал вторым по времени после Шумера центром, где сформировались древние цивилизация, культура и государственность, оказавшие мощное влияние на средиземноморские цивилизации последующего и на всю мировую историю. В отличие от Месопотамии древнеегипетская государственность практически не прерывалась, заложив единую традицию организации, мало изменившейся на протяжении более чем двух тысячелетий.

Основные этапы государственной истории

Земледельческие племена, положившие начало египетской цивилизации (многим обязанной в своих особенностях реке Нилу), появились в Египте в IV тыс. до н. э. в ходе той же волны заселения Ближнего Востока, что и шумеры. Как и в Шумере, первые протогосударственные образования здесь возникли вокруг городов-храмов (позднее греки назовут их «номами», но совпадали ли древнейшие области с административными номами I тыс. до н. э., неизвестно). Во главе древнего нома стоял, как правило, жрец-правитель; насчитывалось их в Египте до 38–39. Со временем номы образовали как бы второй «круг» концентрации: царства Верхнего и Нижнего Египта. Примерно в XXXIII в. до н. э. произошло объединение южных и северных номов под единой властью правителей первых; легендарный царь Скорпион стал основателем 1-й династии правителей Египта. Необходимость объединения опиралась на формирующуюся уже тогда единую систему ирригации для всей страны. Хотя объединение это на протяжении периода Раннего царства (XXX–XXVII вв. до н. э.), или тинисского периода (по столице Тин) (традиционно выделяемые периоды истории Древнего Египта в большой мере условны; традиция эта восходит к древнеегипетскому жрецу-историку Манефону, в III в. до н. э. написавшему труд по истории страны и разделившему ее на 3 периода: Древнего, Среднего и Нового царств и 30 условных династий фараонов-правителей (по 10 на «царство»). Даже в условиях современной науки точная хронология египетской истории недостижима, и периоды «царств» колеблются с точностью в 2–3 века), было условным и общины жили изолированной жизнью, власть правителя (инсибайа) была сильной, опиралась на высший священный авторитет и совершенно особый, характерный только для Египта религиозный статус; почти сразу в Египте оформилась сильная централизованная монархия.

Период Древнего царства (XXVII–XXII вв. до н. э.) был для Египта временем формирования государственной организации на основе крупных перемен в общественном укладе. Ранняя монархия (в силу каких-то особенностей развития древнего общества) полностью подчинила себе общины, все оказалось растворено в едином государственно-храмовом хозяйстве с принудительным трудом всего населения страны; рабства в это время в Египте еще практически не было. Отношения собственности были мало развиты, но владения государственной знати отличались своей обособленностью. Управление государственным и вельможными хозяйствами и стало основой для обособления особой государственной администрации на центральном и областном уровне. Это была эпоха строительства знаменитых пирамид, великих правителей и сглаживания различий между древними частями страны (к этой эпохе относится и правление самого долгоцарствующего в истории монарха — в XXII в. до н. э. Пиопи II якобы пробыл на троне 94 года). Рост значения областных владык привел Египет к распаду единого государства при сохранении номинальных правителей VI–XI династий — это был т. н. 1-й переходный период (XXII–XXI вв. до н. э.).

В период Среднего царства (XXI–XVIII вв. до н. э.) египетское государство вновь централизуется, власть укрепляется на центральном и местном уровнях. Этому укреплению способствовала религиозная реформа правителей XII династии, поставивших среди многих египетских богов одного — Амона-Ра, или Бога Солнца, — на первое место. Усиливается военная организация центральной власти. Хотя египетское общество по-прежнему еще не вступило в бронзовый век, социальный уклад меняется в направлении большей «приватизации»: землю стали раздавать «слугам царя». Происходит жесткое закрепление основной массы населения по их наследственным профессиям: жрецы, воины, земледельцы, ремесленники, пастухи и др. (традиция считала 7 профессий-обязанностей). Появляется рабство в хозяйствах частных лиц. Эволюцию египетского государства прервало вторжение кочевых племен-гиксосов — время их владычества получило название 2-го переходного периода (XVIII–XVI вв. до н. э.).

Правители XVIII династии освободили и укрепили Египет, это стало началом Нового царства (XVI–XI вв. до н. э.) — самой знаменитой поры в истории страны. Египет превращается в мировую державу тогдашнего Востока, фараоны (именно тогда появляется это звание) ведут многочисленные успешные завоевательные войны. В ходе административных реформ возникает новое областное деление — на 42 нома — во главе с наместниками, назначаемыми из центра. Войны и важная роль военного сословия преобразовали и социальный уклад: появляется служилый слой — немху, которые занимают как бы промежуточное место между знатью и основной массой населения, трудившегося в государственных или храмовых хозяйствах. Рабство по-прежнему играло вторичную роль.

В конце правления XX династии власть фараонов слабеет, она переходит к верховным жрецам главных святилищ Египта. Это было началом Позднего царства (XI в. — 343 г. до н. э.). После нескольких завоеваний — ливийцев, персов и, наконец, Александра Македонского — Египет, сохранив внутреннюю государственную организацию, попадает в состав Македонской империи, а затем и новых держав, пришедших на смену средиземноморской греческой монархии (см. § 12).


Система государственной администрации


Основы древнеегипетской государственной организации сложились уже в Древнем царстве и в дальнейшем остались почти неизменными. Центральными институтами этой организации были царская власть и особая система взаимоотношений центра с отдельными областями страны.

Правителю Египта (инсибайа — древней эпохи, фараон — Нового царства) (фараон — слово греческое, от искаженного «большой дом») принадлежала царская власть, священная по своему происхождению и почти не ограниченная в своих полномочиях; фараоны были наиболее выраженными носителями принципов древневосточной монархии как типа государства (см. § 6). Согласно египетской доктрине, власть фараона создана и укреплена богами, правитель — носитель их воли в стране. Он ведет религиозные церемонии, регулирует управление, вмешиваясь в конфликты между администрацией и обычаями (сам не управляет!), реставрирует храмы, посылает экспедиции, организует работы, назначает главных администраторов. В управлении фараон проявляет волю бога Тота, издавая указы (удй), но в идее все должно соответствовать древним обычаям и канонам. Поэтому одна из опор власти — архивы храмов. Правитель считался гарантом единства страны, в области внешней политики он поддерживал «космический порядок». Традиционно власть считалась наследственной, однако египетская династия — это было более широкое понятие. Допускалось наследование престола женщинами (причем их последующий муж воспринимал от них звание правителя), другими родственниками. Естественным считалось наследование родственниками-мужчинами (братьями); чтобы передать престол сыну, нужно было обосновать это политически — как правило, еще царствующий фараон проводил коронацию своего наследника.

Главной фигурой администрации был чати — великий управитель, должность которого возникла в Древнем царстве; примерно с XXII в. ее доверяли только родственникам царя. Он считался казначеем богов, «тайным советником для варварских стран», начальником всех работ и поручений — т. е. практически вся полнота управления принадлежала ему, а не царю. Чати был также верховным судьей — начальником т. н. «6 великих палат». В египетских правилах, чати должен быть в курсе всех дел в стране: «Управителю должно быть доложено и о закрытии мест в такой-то час и об открытии их, ему докладывают о крепостях юга и севера, и обо всем выходящем из царского дома, и о входящем туда, ибо все входит и выходит через его посланца; ему докладывают о себе наместники, затем он идет к царю на совет…»

Дворцовая подчиненная администрация была мало специализированной. Выделялись главный раздатчик хлебов, виночерпий, интенданты, верховный маг, хранитель печати; одной из важных должностей было звание начальник книжной палаты и архива царя, контролировавший все государственные акты. Но должности эти были скорее почетными званиями и обязанностями, доверяемыми вельможам.

Египет административно делился на области — номы, номы — на округа-топы, затем на общинные округа. Правитель нома обладал административными и финансовыми полномочиями, он же был великим жрецом одного из культов. Номархи жили в столице, а делами ведали их официальные заместители. Помощниками были писцы и царские судьи. Рядом с номархами были и руководители военных отрядов.

Основной фигурой древнеегипетской администрации был писец. Писцы вели все делопроизводство, выполняли административные поручения, раздавали продукты, собирали налоги, руководили общественными работами. Они были целым сословием, попасть в которое было сложно, а должность эта давала, вместе с государственным статусом, и право на ренту, земельные владения, даже рабов. Египетская знать была порождена государственной службой, и вельможу нельзя было себе представить без служебного поста, функций, полномочий должности.


Военная организация

Еще одной особенностью древнеегипетской государственной системы было раннее обособление и сильное развитие военной организации. Номинально верховным руководителем войска был фараон, но уже с самой древности рядом с ним была должность высшего воинского начальника, ответственного за комплектование, снаряжение, обучение войск.

Постоянное войско появилось уже в период Раннего царства, хотя вооружено было только медными топориками и щитами. При фараонах XII династии (XIX–XVIII вв. до н. э.) обособилась своего рода гвардия, охранявшая царя и столицу; появилась и должность градоначальника столицы. Армия делилась на две части: пешее войско и колесничное (конницы не было, хотя верховую езду египтяне освоили около 1500 г. до н. э.). Половина армии постоянно размешалась на юге страны, половина — на севере. Тактической единицей был отряд в 50-200 воинов со своим стягом; каждые 5 воинов подчинялись своему старшему. Оружие было государственным и выдавалось только для похода (в пехоте были стрелки из лука и копейщики). На особом положении были колесничные войска. Корпус колесничих был своего рода военно-дипломатической академией, его было необходимо пройти, чтобы получить высокие должности в армии. В XII в. до н. э. появился профессиональный флот.

Древний Египет дал истории права, пожалуй, первый пример специального военного законодательства, приписываемого фараону Сесострису. Поступившие в военную службу становились сословием воинов, они были обязаны жить сообща, постоянно упражняться во владении оружием и воинском мастерстве. Воины не имели права заниматься другими делами, не должны были отлучаться из мест расположения. Неподчинение начальникам, умышленное дезертирство считались тяжкими уголовными преступлениями.

Суд и законы

Египетский суд был значительно обособлен в своей организации, и это было также важной чертой всего государственного строя. Юстиция в целом основывалась на двух принципах: 1) незыблемое хранение привилегий царской власти; 2) традиционные привилегии жречества. Судебная деятельность тесно связывалась не с администрацией (хотя высшим судьей был главный управитель), а с традициями жреческой власти.

Деревенские общины располагали только полицейскими полномочиями в отношении своих членов. Полноценный суд был в областях-номах. Для военных был свой особый суд по месторасположению войска (председателями были глава нома и командир отряда). Суд был бесплатным для подданных (египетское право строго придерживалось принципа правовой персонифицированности: египетский суд и законы только для египтян). Основной категорией дел номовых судов были финансовые и налоговые: ежегодно все египтяне были обязаны объявить в области о своем имени, местожительстве, имуществе и доходах — с этого исчислялись продуктовые или натуральные повинности (до I тыс. до н. э. египтяне не знали денег в собственном смысле слова). Уголовные дела рассматривали специальные или более высокие суды: «6 великих палат». Во главе всей судебной системы был Высший суд из 30 судей (в период Позднего царства), в т. ч. 3 главных от столиц: Фив, Мемфиса и Гелиополя. Председатели носили особые знаки — золотые цепи. Египетский суд решал дела без мотивации: только «да» или «нет» в ответ на обвинение. Дача показаний обуславливалась принесением присяги, известны случаи судебных пыток (битье палками) для понуждения к «говорению истины». В применении права судьи должны были, главное, руководствоваться обычаями и традициями. Идеи о соответствии судебного решения точному предписанию закона еще, по-видимому, не было. Хотя кодифицированные (т. е, объединенные в кодекс и систематизированные) законы в Египте были. Легендарное начало таких законов приписывалось богу Тоту (Гермесу Тримегисту греческой традиции): еще при основании государства древности он якобы вручил жрецам 42 священные книги, из которых книги 2-13 посвящались прерогативам царя и законам правления. К VIII в. до н. э. относится издание фараоном Бокхорисом особого кодекса, где большое место отводилось регулированию сделок, торгового оборота, разного рода договорам (весьма своеобразным в египетском праве). Кодексы («свитки») содержались как величайшая святыня в архивах «6 палат»: в одном из древнеегипетских литературных произведений, описывавшем перипетии 1-го переходного периода, как о величайшей трагедии говорилось о гибели этих свитков.

Административный строй Древнеегипетского государства отличался большей и самостоятельной ролью храмовой администрации, замкнутой на области-номы; именно она главным образом выполняла (через писцов) хозяйственно-распределительные и финансовые функции. Общегосударственные задачи центральной власти концентрировались на управлении дворцом и на развитии усиленной военной организации.


§ 4.3. Ассирийская держава

Во II–I тыс. до н. э. в Верхней Месопотамии и Передней Азии (современные Ирак, Сирия, частью Турция и Иран) сформировалось государство семитских народов — Ассирия, — ставшее первой в мировой истории наднациональной империей. Имперский строй Ассирийской державы был порожден особой административной и военной организацией, сложившейся в ходе активной завоевательной политики.

Становление и эволюция Ассирийского государства

На рубеже III–II тыс. до н. э. в Верхней Месопотамии, по среднему течению р. Тигр, выделился город-протогосударство Ашшур. Вначале Ашшур входил в сферу политического господства владык шумерского Ура (см. выше, 4.1). Однако удачное местоположение на перекрестье торговых путей Ближнего Востока, использование торговых связей для укрепления единства с соседними народами, быстрое обогащение города позволило его правителям выйти из-под реальной власти Шумера и обособиться в самостоятельное государственное образование. Этот период истории державы носит название Староассирийского царства (XX–XVIII вв. до н. э.).

Государственная организация Ашшура этого времени типична для протогосударств, хотя большой вес торговцев в хозяйственной жизни внес в нее некоторые особенности. Правителем города считался ишшиаккум (аналогично энси шумерийских городов-храмов). Его деятельность была направлена на организацию ирригационного хозяйства, учреждение храмов. Он же был верховным жрецом. Помимо этого, он осуществлял контроль за внешнеторговыми операциями, первоначально в пользу шумерийских верховных властителей. Власть ишшиаккума считалась наследственной, с соблюдением кланово-родовой преемственности. Полномочия главного администратора и судьи в городе выполнял укуллум (землеустроитель). В отличие от правителя его избирали члены городского совета, в состав которого входили избираемые (назначаемые —?) на год городские казначеи — лимму. Как правило, должности ишшиаккума и укуллума занимало одно и то же лицо.

Выход из-под власти Шумера способствовал внутреннему росту и одновременно внешнему ослаблению Ашшура: он становится легкой добычей завоевателя. Глава одного из соседних племенных объединений Шамши-Адад (конец XIX — нач. XVIII в. до н. э.) стал основателем первой Ассирийской державы, просуществовавшей около двух столетий. Под политическое влияние Ашшура попали многие окрестные народы, город постепенно становился центром большой разнонациональной империи. Шамши-Адад провел коренную перестройку управления новой страной: подвластные земли были разделены на 14 округов с новыми административными центрами — большей частью в крупных крепостях на важнейших реках и торговых путях. Округа управлялись назначаемыми военными наместниками, абсолютно не связанными с прежним населением округа. В их задачи входили сбор налогов и военная администрация. Основным рычагом ассирийской государственности становилась армия: появилось постоянное войско (царский полк), специальная царская охрана, комплектовавшаяся только евнухами богини Иштар, хотя количественно основную часть составляло общинное ополчение. В это время входит в употребление и особый титул «царя Ассирии».

В XVI–XIV в. до н. э. ассирийская держава растворяется в новообразовавшемся Митаннийском царстве, подпадает под власть Вавилонии. Исчезает особая политическая структура царской власти — городом по-стародавнему правит ишшиаккум. Только к XIV в. до н. э. ассирийским правителям удается возродить величие страны. Городское самоуправление теряет свое значение, усиливается власть царя, в том числе его роль как военачальника. Государство ставит под контроль общинную организацию: все общины-семьи обязаны выделить (как своего рода налог-повинность) особый надел в распоряжение центральной власти. Вначале обработка наделов осуществлялась государственными рабами из числа пленных. Позднее вошло в обиход раздавать эти наделы свободным людям в обмен на воинскую повинность — это стало основной воинской силой державы. На общины налагается повинность предоставлять воинов царю; кроме этого, к вспомогательной воинской службе обязывались царские люди, не имевшие наделов. Это позволило царям Среднеассирийской державы (XIV–XI вв. до н. э.) сформировать огромное по тем временам войско в несколько десятков тысяч воинов (легендарные сведения говорят даже о 120-тысячной армии), с помощью которой начать покорение окрестных народов. Расцвет ассирийской государственности приходится на время Новоассирийского царства (IX–VII вв. до н. э.), когда ассирийские владыки подчинили себе большую часть народов Восточного Средиземноморья, переустроили внутреннюю организацию империи, создали сильно вооруженную и организованную армию. Основную военную силу ассирийцев составили конница и колесницы. Кроме обычной пехоты (из ополченцев и рекрутов), в ассирийской армии впервые появляются специализированные части: обоз, осадные отряды. Военной организации подчинялась и общая административная система державы: страна разделялась на области во главе с начальниками, подчинявшимися только царю как военачальнику; помимо того, специальные административные единицы составляли «крепости» и их гарнизоны. Государственная сила империи основывалась главным образом на прочной военной организации.

В середине VII в. до н. э. при царе Ашшурбанипале держава достигла пика своего могущества. Была отстроена новая столица — Ниневия, при дворе царя сложилась знаменитая библиотека клинописных табличек. Однако после его смерти в Ассирии начинается период смуты, и держава попадает под власть сначала Вавилона, а затем персов.


Организация власти

Главой Ассирийской державы считался царь, уже в период первой державы порвавший всякую политическую связь с городской или общинной организацией. Способствовало этому то, что новые правители государства были выходцами из других этнических кланов, чем историческое население Ашшура. Власть царя была не столько религиозной сколько военно-политической, и армия была главной опорой правителя. В этой власти много было от власти верховного вождя клана. Формально царский трон был наследственным. Но реально наследование подчинялось прежним клановым и племенным традициям. Так, с XVIII по XIV в. до н. э. превалировало наследие власти братьями умершего правителя, затем сыновьями братьев; только в Новоассирийском царстве получило преимущество наследие от отца к сыну. При том, что сознание законности, правильности передачи престола и прав военачальника в ассирийской доктрине создавало не внутрисемейное родство, а статус города, откуда происходили прежний царь и его наследник.

Военный строй определил и жесткость иерархического построения общегосударственной администрации Ассирии. Вторым лицом в государстве считался помощник царя, он же командир крепостей и областной военной администрации; ему также поступали жалобы на судебные решения, которые или решались по существу, или передавались для нового рассмотрения. Следом шел главнокомандующий армией — тартан, который занимался только ведением военных операций и собственно командованием войсками (созыв и организация армии были вне его полномочий). Дальнейшее государственное старшинство принадлежало главе царского совета, затем начальнику дворцовой стражи или главе евнухов, начальнику виночерпиев, главному жрецу. В новоассирийский период появилась специальная должность начальника внутренней стражи государства, занимавшегося розыском преступников и другими делами, которые можно отнести к внутренним.

Власть царя опиралась на совещательные учреждения, главным образом военного происхождения. При царе было 3 совета: один — из старых воинов и бывших командиров, второй — из областной и дворцовой знати, вельмож; третий — из представителей общинных старейшин. Ни в Среднеассирийском, ни в Новоассирийском царстве ничего неизвестно о народных собраниях, хотя значительная роль совещательных учреждений и военной организации (построенной на служило-рекрутской системе) позволяла бы это предположить. Но известно понятие о «полноправном ассирийце», пользовавшемся равными правами с другими и особым покровительством законов.

Судебная организация Ассирии также была своеобразна. Низшие суды, по-видимому, не разделялись с областным управлением, а высшие представляли три специальных учреждения: суд по брачно-семейным делам (вопросы заключения брака и, особенно, брачных преступлений — неверности), суд для рассмотрения дел о кражах и суд по насильственным преступлениям. В отличие от древнеегипетского суд должен был строго придерживаться установленных и записанных законов (которые известны уже с XII–XI вв. до н. э.). Правоприменение в обществе полноправных воинов-ассирийцев прежде всего преследовало цели заставить подчиняться предписанным правителем правилам: в ассирийских законах редко встречается смертная казнь, зато широчайшее распространение, даже сравнительно с тем, что было обычно для стран Древнего Востока, приобрели членовредительские наказания.

В целом, административная организация Ассирийской державы в наименьшей степени охватывала регулирование экономической и хозяйственной деятельности страны. Главное состояло в подчинении ее построения военным и фискально-налоговым задачам. Это создавало основу для внешнеполитической силы державы, но это же было явной предпосылкой внутренней слабости государственной организации, распадавшейся под влиянием случайных обстоятельств, смены правителей, внутренних смут.


§ 5. Образование древнейших государств в Восточной Азии

Цивилизация Древней Индии представляет другой, в сравнении с Ближним Востоком, социальный и культурный мир. Однако формирование государственности следовало тем же историческим стадиям и только было более растянуто во времени. Ранние государственные образования Древней Индии походили на острова в море догосударственного быта и дополитической социальной организации. И в дальнейшем общинный уклад надолго сохранит свою роль в индийском обществе и свое особое влияние на всю государственно-политическую организацию.

§ 5.1. Государственность в Древней Индии

Древнейшие государственно-политические объединения

В III — начале II тыс. до н. э. в долине реки Инд неизвестные пока народы образовали первые на территории Индии очаги цивилизации. Эти цивилизации были городскими (Мохенджо-Даро, Хараппа) и, очевидно, переживали время социального расслоения и формирования надобщинных властных структур. Процесс их дальнейшего развития прервался в средине II тыс. до н. э., и последующее государственное развитие Древней Индии будет проходить на другой культурной и даже этнической основе.

С середины II тыс. до н. э. на территорию Северной Индии началось вторжение индоарийских племен (из нагорий Ирана и Прикаспия); с ними в Индию приходит другая культура, названная по основному памятнику религии и фольклора индоариев «Ригведы» — ведийской. Ведийское общество времени освоения Индии стояло накануне формирования в нем протогосударств. Население объединялось по большим патриархальным семьям. Поселения-деревни руководились не только по общинному, но и по родовому принципу: вождь — ганапати представлял доминирующую клановую линию и, опираясь на нее, выделялся уже как правитель протогосударства. Ганапати обеспечивал совместное принесение жертв богам, общий труд и распределение плодов этого труда. Главные вопросы жизни племени и общин решались на собраниях полноправных общинников (кроме женщин), которые назывались у разных племен по-разному: сабхе, самити и др.

Ведийское общество подошло и к стадии подчинения общему правителю нескольких племен. Его звали раджа. Главной функцией раджи была защита подданных, в т. ч. военная. Для этого, по ведийским легендам, и избирали первых царей. Усиление власти царя постепенно приводило к сокращению влияния собраний, они превращаются в сходки знати и в судебные органы. Дружина племени становится постоянным войском во главе с сенапати (армия, особенно колесницы, играла особую роль в завоевании ариев). При царе большое значение обретает царский жрец пурохита, который был первым советником и одновременно главным астрологом и предсказателем. Власть царей к расцвету ведийской культуры становится уже не избираемой, а наследственной. В зависимости от соотношения влияния раджи и племенных собраний первые государства становились то монархиями, то республиками.

Государственная история Древней Индии с XIV по VI в. до н. э. скрыта за так называемой «ведийской ночью», когда о жизни индоариев нет никаких сведений, кроме культовых гимнов. В середине VI в. известно до 16 протогосударств — «великих стран», центром которых постепенно становится г. Магадха. К IV в. до н. э. эти образования объединяются в подобие державы с организацией, типичной для раннего государства. С VI в. до н. э. в культуре индоариев распространяется буддизм, который много способствовал политической централизации и распространению новых представлений об отношении к власти и правителям. В правление династии Нандов магадхская держава отразила поход на Индию Александра Македонского, выставив устрашающих размеров армию. С конца IV в. до н. э. в Магадхе воцаряется новая династия Маурьев, которые распространяют свою власть на значительную часть Индостана и при которых — особенно при наиболее выдающемся правителе Ашоке (III в. до н. э.) — государство превращается в централизованную монархию, известную своим могуществом далеко за пределами Индии. Но уже наследники Ашоки не смогли сохранить единство ранней державы, потеряли власть. Во II в. до н. э. Северная Индия пережила новое вторжение греко-бактрийцев — завоевание способствовало быстрой децентрализации. В конце I в. до н. э. прежняя держава Маурьев распалась — и надолго — на десятки небольших княжеств.




Государственная организация державы Маурьев

В эпоху Маурьев индийская государственность, сохранив общие ведические традиции, значительно продвинулась по пути усиления монархии; древние институты родоплеменного самоуправления или исчезли, или переродились в новые, государственные учреждения. Правитель и истекающая от него власть стали рассматриваться как главный элемент в державе: «Основными элементами государства являются: государь, министр, сельская местность, укрепленные города, казна, войско и союзники» («Артхашастра», 96).

Царская власть была строго наследственной — от отца к сыновьям; обычно при своей жизни отец-правитель назначал наследником одного из царевичей, хотя это и не исключало в дальнейшем борьбы за трон. Традиция оставляла предпочтение одного из наследников на волю отца: в зависимости от отношений с сыном, оценки его «ума» и т. д. Вступление на престол сопровождалось особой церемонией воцарения — абхишека.

Власть древнеиндийского правителя-раджи вела происхождение от арийских военных вождей, поэтому менее всего носила священный характер. Религиозные функции никогда не входили в обязанности царя. Зато достаточно рано сложилось представление о почти неограниченных полномочиях царя в делах управления. Как верховный управитель, царь мог издавать указы по самым разным вопросам, и этими указами следовало строго руководствоваться не только государственным служащим, но и всем подданным: «Главное для царей — это указы, ибо состояние мира и войны зависит от них» («Артхашастра», 28). В критических случаях царская правительственная деятельность могла даже иметь значение священных законов, охраняющих целостность традиции: «Когда все законы нарушаются, царь сам является проводником закона, охраняя нравы и обычаи народа в пределах четырех каст и четырех ступеней жизни» («Артхашастра», 57–58). Царь был и главнокомандующим армией, мог принимать участие в судебной деятельности.

Главными фигурами царской администрации были министры. Их назначал сам раджа по своему усмотрению. Следовать, выбирая министров, традиции, знатности считалось неправильным: главное заключалось в пригодности к делу и почтительном отношении к правителю. Министры должны были только выполнять волю царя. Кроме них, были советники, не занятые непосредственно управлением. Главный из них был и домашним жрецом правителя, чтобы «уметь противостоять бедствиям, происходящим от богов и людей».

Второй уровень администрации составляли самые разные чиновники, деятельность которых строго специализировалась. Несколько смотрителей ведали финансами, другие — царскими мастерскими, земельным хозяйством, были особые надсмотрщики за судоходством, за торговлей. Особую часть управителей составляли военные: надзиратель за слонами, начальники пехоты и колесниц, главный военачальник, которые должны были руководить и военным снаряжением, и обучением войска, и были командирами на поле боя.

Важную роль в государственном управлении играл совет при царе — паришад. В него входила военная и жреческая знать, а также главные администраторы. Совет был политическим органом игнорировать который в решении государственных дел не полагалось. Кроме паришада, раджа мог опираться и на узкий административный совет приближенных лиц по собственному выбору — главным был сам факт совещания. От прежней эпохи сохранилась и сабха — собрание представителей знати, а также сельского и городского населения. Теперь оно созывалось только по воле царя, было произвольным по составу, но оставалось существенным рычагом влияния областей и общин на политику власти.

Держава Маурьев разделялась на провинции со значительной автономией. Четыре провинции считались главными — их давали в управление царевичам. Деятельность местной администрации явно и тайно контролировалась инспекторами из центра. Помимо провинций, были области, затем округа; низшей единицей территориального управления считалась деревня-община (грама). Города сохраняли прежнее городское самоуправление в виде советов. Чиновники из центра и различные писцы выполняли главным образом землеустроительные и финансовые функции. Основная масса вопросов на местах решалась в традициях самоуправления, подчиняясь принципам общинного строя.

Социально-правовой строй

Особый характер древнеиндийской патриархальной общины сделал ее не только важнейшей ячейкой экономического и социального строя эпохи Маурьев, но и частью государственно-политической организации. В общины было объединено почти все население государства, в некоторых случаях условная грама насчитывала до 1000 семей, т. е. это было объединение десятков поселков. В общем владении грамы были земля и общественные постройки. Земля делилась на общую и на ту, что выделялась по долям членам общины. С этих земель платились индивидуальные и общеобщинные налоги царю. Деревенские ремесленники также делились на тех, кто работал сам, и тех, кто работал в общинных мастерских или нанимались на работу. Взаимное обслуживание членами общины друг друга создало беспримерную в истории многовековую замкнутость индийской грамы. Община защищала своих членов, но она же могла понудить их к общественным работам штрафами. Управлялась община сходкой полноправных своих членов. Но все большее место в управлении стал занимать выборный глава — староста; со временем его начинает утверждать территориальное начальство, и он превратился в государственного представителя в общине. На общинную систему накладывалась система сословий — варн и каст.

Еще в ведийскую эпоху социальные слои общества обособились серией взаимных запретов и разной профессионально-культурной деятельностью. Так сложились четыре варны: «Закон для брахмана — учение, жертвоприношения для себя и для других, раздача даров и их получение. Закон для кшатриев — учение, жертвоприношение, раздача даров, добывание средств к жизни военным делом и охрана живых существ. Закон для вайшьи — учение, жертвоприношение, раздача даров, земледелие, скотоводство и торговля. Закон для шудры — послушание и ведение хозяйства в повиновении у дважды рожденных, ремесло и актерство» («Артхашастра», 3). В эпоху Маурьев древние социально-культовые различия дополнились правовыми разграничениями: земли брахманов освобождались от налогов, им давались транспортные и торговые привилегии, наказания за преступления для членов варн были разными по типу. Военными и правителями могли стать только члены варны кшатриев. Для брахманов были открыты почти все профессии, связанные с учением, ремеслом, искусством. Сохранность варн закреплялась запретами на взаимные браки низших с высшими.

К концу I тыс. до н. э. древняя система варн видоизменилась, они стали дробиться и превращаться в узкие профессиональные и имущественные группы — со своими интересами, правилами поведения, даже со своей администрацией, действовавшей по принципу цеховой. Таких наследственно замкнутых групп стало насчитываться несколько сот — они получили название каст. Касты сложились в особую иерархию в зависимости от почетности или малопочтенности занятий, приобретаемого богатства и т. д. Существование этих сословий стало едва ли не важнейшей особенностью индийского общества вплоть до Нового времени.


Принципы государственного правления

Создать прочное государство в обществе столь разных социальных интересов было непростой задачей. Индийская монархия Маурьев пыталась решить ее через особую политику дхармы — социального благочестия, которому должны следовать подданные. Стойкому в следовании дхарме обещались милость раджи и благоволение небес. В указах Маурьев неоднократно проводились начала дхармы, которые были этическими идеями, общими разным религиозным направлениям Индии. Для соблюдения народом дхармы назначались даже особые смотрители — махатмы, которые должны были согласовывать интересы власти с тем, что было традиционно и привычно для разных культурных и религиозных направлений.

Особая роль правильной государственной идеи вообще весьма занимала умы древних индийских монархов. Этой идее был посвящен специальный трактат «Артхашастра», приписываемый советнику первого из Маурьев Каутилье (III в. до н. э.). Государь должен быть деятельным, внимательным к делам, заботящимся о счастье подданных — перечислялись в трактате обязанности царя. («Польза для царя не то, что ему приятно, но что приятно подданным».) Он должен совещаться о делах со своими советниками и постоянно быть в курсе всех тайных и явных дел и замыслов в государстве. Деятельность агентов и разного рода доносчиков была возведена вообще в ряд важной государственной функции. Трактат содержал специальные должностные инструкции всем администраторам и хозяйственным смотрителям, рекомендации по военному делу. Огромное внимание уделялось правильной внешней политике, разного рода международным хитростям. Согласно одной из главных идей трактата, польза для государства — вот важнейший руководитель действий царя, а не закон, не традиция.



§ 5.2. Государства Древнего Китая

Древнекитайская земледельческая цивилизация возникает в VI–V тыс. до н. э. в бассейне реки Хуанхе. Общие, еще более древние корни связывают китайскую цивилизацию с ближневосточными. Но с этого времени она развивается на самостоятельной этнической основе, почти не соприкасаясь с другими народами Среднего Востока. И в дальнейшем изолированность, обособленность от средиземноморского ареала мировой цивилизации и государственности определили особые черты исторического пути китайского общества.

Формирование китайской государственности


С рубежа III–II тыс. до н. э. земледельческие общинные объединения сложившиеся на востоке Китая по среднему течению реки Хуанхе, начали формироваться в первые протогосударства. В начале II тыс. до н. э. центральное место среди этих объединений занял союз племен Инь. Несколько позднее союз слился с переселившимися на его земли племенами шанцев, в результате чего образовалось первое государственно-политическое образование Шан-Инь.

Шан-Инь (XVIII–XII вв. до н. э.) еще не в полной мере было даже протогосударством: властные функции центрального правителя в значительной мере были обесценены особой политической организацией союза, да и города представляли всего лишь большие по размерам поселки без специфических элементов властной деятельности. К концу своего существования Шан-Инь подразделялось на три условные зоны политической организации:, первая — центральная вокруг столицы, подчинявшаяся непосредственно правителю всего образования и его администрации, вторая — промежуточная, включавшая примыкавшие к центру области, где управляли местные титулованные правители, чаще всего родственники (даже женщины) главного; третья — периферийные племена со своими вождями, нередко только на время и условно признававшие власть центра. Одним из самых важных факторов, способствовавших такому объединению, была постоянная военная опасность для земледельческих племен со стороны северных кочевников; она же нередко была фактором ослабления объединения, поскольку периферийные племена перекидывались на сильную в тот или другой момент сторону. Образование Шан-Инь было по преимуществу военно-политическим союзом.

Верховный правитель — ван — был одновременно и верховным жрецом. Основная его функция заключалась в организации всех общественных дел, земляных работ, причем традиция требовала, чтобы ван нередко лично возглавлял эти работы. Должность его считалась наследственной, но твердого порядка наследования не было; только к концу существования Шан-Инь наследование идет от отца к сыну. Ван располагал разветвленным и иерархически организованным административным аппаратом, в котором выделялись высшие советники, затем исполнители поручений и, наконец, специалисты. Среди последних важнейшими были охотничьи администраторы вана, так как охота рассматривалась как важная функция власти и показатель ее престижа. Считалось, что в управлении ван обязан опираться на «почтенных людей», обеспечивавших «согласие народа».

На рубеже XII–XI вв. до н. э. на западе от образования Шан-Инь укрепился другой союз племен — Чжоу, первоначально находившийся в зависимости от Шан-Инь. Окрепнув, Чжоу подчинило себе шанцев, его правители основали новую династию ванов. Так сложилось раннее государство Западное Чжоу.

Государство Западное Чжоу (XI–VIII вв. до н. э.) было уже более оформленной монархией. Права вана приобрели священное обоснование в виде якобы полученного им на власть «Мандата Неба». Мудрость и добродетель гарантировали законность власти новых правителей. Более развитой была и центральная администрация. На управленческие должности назначались, как правило, выходцы из кругов старой знати; их деятельность опиралась на 14 расположенных по всей стране постоянных армий. Власть на местах основывалась на системе наследственных уделов, правитель которого получал от вана всю полноту власти над территорией и обязывался в верности перед центральными властями. Таких уделов было более 70 причем вначале до 55 из них получили родственники вана. Это позволяло учесть интересы этнически разных племен, создавших Чжоу.

Дробление на уделы заключало в себе неизбежность дальнейшего обособления. В IX–VIII вв. до н. э. единое государство рушится, удельные правители — их было уже до 160–200 — превращаются в самостоятельных, лишь номинально признавая власть вана. Часть территорий вообще выпадает из орбиты общей государственной судьбы. В период Восточного Чжоу (VIII–V вв. до н. э.) дробление продолжилось, в каждом из них закладываются основы самостоятельной государственности, основанной на многоступенчатой иерархии территорий и их правителей. Со временем к V в. до н. э. образуется 7 наиболее крупных и сильных царств, одно из которых — Цинь — в силу разных исторических причин стало лидером в последующем объединении царств и других уделов вокруг одного центра. Усилением централизации была отмечена и внутренняя история этих 7 царств. В значительной степени это прошло под влиянием нового фактора — идеологии конфуцианства и связанного ним легизма. Китайский мудрец Конфуций (VI в. до н. э.) учил, что государство — это семья, основанная на разумном управлении добродетельного правителя. Подчинение его власти — одна из высших моральных добродетелей, в этом была главная посылка легизма (законничества). Опираясь на идеи легизма, во многих из 7 царств были проведены централизаторские реформы по укреплению власти ванов, единой администрации и по ослаблению влияния вельможной знати. Самыми знаменитыми стали реформы в царстве Цинь, проведенные министром-легистом Шан-Яном (IV в. до н. э.). Шан-Ян упорядочил общинное землепользование, создав систему круговой поруки по государственным налогам, укрепил армию, отменил прежние привилегии знати. Страна была поделена на административные округа во главе с назначаемыми из центра чиновниками. Это укрепило власть единого правителя (хотя судьба само Шан-Яна была печальной: его казнил собственный наследник), царство приобрело возможность вести более активную внешнюю политику. В течение III в. до н. э. царство постепенно подчинило себе остальные из семи царств. В итоге почти все цивилизованные области Китая объединились в единое государство — империю Цинь (III–II вв. до н. э.), ставшую венцом древней истории Китая. Преемником ее станет империя Хань, история которой переходит в раннее средневековье.


Власть и управление в империи Цинь

В империи Цинь власть вана трансформировалась в императорскую. Правитель выбрал для себя новый титул — хуанди, который означал претензию на исключительный статус и небывалые ранее полномочия. Власть императора стала практически неограниченной и обожествленной, особа его — священна и прикосновенна. Даже в рамках общего типа древневосточной монархии (см. § 6) китайская империя отличалась особой исключительностью статуса правителя.

Во главе управления империей находились два министра — советники императора и одновременно управляющие центральными ведомствами. В Древнем Китае впервые на Востоке сформировалась система учреждений, которые существовали независимо от полномочий высших руководителей и представляли постоянный государственный аппарат с особым персональным составом, самостоятельными функциями, особым порядком службы в них.

Важнейшим было военное ведомство, которое руководило всеми территориальными войсками и военачальниками; ведомство подразделялось на специализированные департаменты со своими полномочиями. В числе других ведомств были финансовое, государственного хозяйства, обрядовое. Выделилось и особое «ведомство наказаний» (условно-судебное), которое, однако, непосредственно судопроизводством почти не занималось, а следило за применением законодательства и исполнением наказаний. Специальное учреждение осуществляло централизованный контроль за работой всего государственного аппарата и личным составом чиновничества.

Империя была разделена на 36 крупных областей, которые, в свою очередь, подразделялись на более мелкие округа; на уровне общин и условных волостей администрация (организация работ, взимание налогов, исполнение трудовой повинности и т. п.) была в руках самоуправления. Область возглавляли губернатор-наместник и военный начальник. Областные чиновники подчинялись и своему наместнику, и центральному соответствующему ведомству. Военные и военачальники подчинялись только своему ведомству и, через него, императору.

Все государственные служащие наделялись одним из 20 рангов-чинов, которые далеко не всегда совпадали с должностью. Низшие восемь были доступны выходцам из простого народа, которые могли заслужить их, получить по семейной традиции, путем покупки или в награду. Высшие давались только за службу в чиновничьих должностях; обладателей самых высших — 19-20-го — рангов были единицы, зато они имели право не только на государственное жалованье, но и на получение доли налогов с выделенной им территории (при этом административной власти над ней они не получали). Все остальные получали за службу государственное жалованье — как правило, натуральные выдачи из казенных амбаров.

В короткий срок эта административная система настолько усилила вездесущее государственное регулирование и вмешательство во все стороны общественной жизни, что Цинская империя оказалась способной на грандиозные предприятия: для защиты от кочевых племен севера была построена грандиозная Великая стена, аккумулировавшая на десятилетия людские, финансовые и материальные ресурсы страны, начато строительство новой столицы с огромным дворцовым комплексом. Новая государственная администрация позволила разоружить население и знать, перейдя на территориальные ополчения и профессиональную армию.


Доктрина легизма

С самой древности в государственной организации Китая большую, нежели где бы то ни было на Востоке, роль играла особая государственная идея. Иногда вся политика правителей и страны была подчинена особому пониманию задач общества и власти, связанному с учением конфуцианства и выросшей из него идеологии легизма. Многие принципы и правила этой государственной доктрины были изложены в «Книге правителя области Шан», составленной по делам и высказываниям правителя Гунсунь Яна (Шан-Яна) в IV–III вв. до н. э. и как бы предвосхитившей государственную деятельность, приведшую к созданию империи Цинь.

Согласно этой доктрине, ставшей на века классической для Китая, традиция древности — не безусловный идеал: «Чтобы достичь хорошего управления своего века, существует не один путь; для того чтобы принести пользу государству, не обязательно подражать древности». Правление должно быть требовательным к людям, должно направлять их к общей пользе и собственной выгоде, о которой они не всегда могут дать себе отчет, поэтому строгость наказания — один из безусловных приемов власти: «Люди по всей сути стремятся к порядку, однако действия их порождают беспорядок; потому там, где людей сурово карают за мелкие проступки, проступки исчезают, а тяжким просто неоткуда взяться». В управлении страной следует дорожить суждениями подданных: «Если в стране порядок, это значит, он покоится на суждении семьи». Самовластие правителя приводит только к быстрому ослаблению государства. Вместе с тем значение новых правителей в том, что они освободили от традиции почитать древних мудрецов и некие условности, они создали почитание должностей, которые единственно способны обеспечить управление государством и его стабильность. Строгость и неусыпный контроль — вот пути к благоденствию народа и государства, даже вопреки стремлениям самих людей: «В образцово управляемом государстве много наказаний и мало наград», ибо, для того чтобы сделать закон всесильным, нет насущнее задачи, чем искоренение преступлений.


§ 6. Древневосточная монархия

Монархия и деспотизм

Становление ранней государственности на Древнем Востоке проходило в целом по единому историческому пути: итогом его было формирование практически у всех народов неограниченной единоличной власти в централизованно управляемом государстве. С этой властью в сообществе были связаны все или почти все политические отношения, эта власть доминировала в религиозной и культурной сфере. Характерные черты общего исторического процесса становления государственности на Востоке определили особенности ранней древневосточной монархии, или, как ее нередко характеризуют, древневосточной деспотии.

Слова деспотия, деспотизм (от древнегреческого despoteia — неограниченная власть) лишены определенного государственно-правового или историко-политического содержания. Входят в употребление они в конце XVII — начале XVIII в.: впервые их употребил французский писатель-моралист Ф. Фенелон в романе «Приключения Телемака» для осуждающей характеристики такого правления, при котором подданные живут в постоянном страхе и не защищены законом. В литературно-политических дискуссиях XVIII в. о правильно построенном государстве понятие «деспотия» играло важную роль: так определили неправильную, пагубную для общества монархию, где государь властен произвольно распоряжаться не только администрацией страны, но и имуществом и даже жизнью подданных. Примеры такого произвольного правления черпали, как правило, из истории средневекового Востока (Турции, Персии и т. д.) или истории древности. Отсутствие гражданских прав в современном смысле стали признавать главенствующей чертой государственного уклада древневосточной монархии, хотя реально все государственно-правовые отношения в ту эпоху просто строились по-другому. Древневосточная государственность действительно выделяется неким особым характером — но эти черты связаны с историческими путями формирования ранних государств вообще и со своеобразием регулирующей роли государства в древневосточном обществе.


Особенности исторического происхождения

Древневосточная монархия была в истории первым типом государственности и первой формой монархии. Ее даже нельзя характеризовать как вполне монархию в позднейшем смысле — настолько отлична она по своим связям с породившим ее обществом. Они еще очень мало имели политический и правовой характер, а главным образом экономически-распорядительный, религиозный и военно-административный. Такие особенности древневосточной монархии в первую очередь были определены историческими путями ее формирования в обществе.

Первым из исторических путей возникновения древневосточной монархии было перерождение власти выборного религиозного и хозяйственного лидера союза общин, образовавших начальное протогосударство. Основные функции таким путем установившейся власти правителя-монарха заключались в исполнении жреческих обязанностей и в организации публичного хозяйства. Функции определяли и содержание власти: во-первых, правитель наделялся полномочиями отправлять религиозный культ, исполнять и истолковывать волю божества, организовывать святилища, религиозные церемонии, приносить жертвы и требовать жертвенных подношений; в этих пределах правитель получал права контролировать деятельность общин и даже отдельных семей; отсюда же проистекали полномочия правителя вмешиваться во внутриродовые и семейные дела. Во втором отношении, правитель получал полномочия регулировать сбор продуктов, которые выделялись сообществом на общегосударственные нужды, устанавливать размеры налогов или натуральных отработок, распределять земельный (или иной ресурсный) фонд страны, организовывать выдачи продуктов нуждающимся или привилегированным слоям, определять степень участия общин, родов и каждого подвластного в общегосударственных работах. Первоначально как лидер надобщинного выборного управления, такой монарх сохранял привязанность к институтам традиционного управления старшинства — советам жрецов, старейшин, знати.

Вторым историческим путем возникновения древневосточной монархии было усиление (и органическое перерождение) роли и власти выборного военного вождя союза общин или племен. Если новая государственная власть устанавливалась этим путем, то функции и содержание власти такого правителя были уже: как бывший военный вождь, правитель ранее всего наделялся полномочиями по руководству объединенным войском общин, боевым командованием, затем и по собственно первоначальной организации государственной военной силы. В этом случае степень принудительных властных полномочий была значительно выше: в конце концов монарх обретал право определять судьбу подданного, вплоть до вопроса о жизни и смерти. Монархическая власть, появившаяся этим путем, характеризуется также и значительными судебными полномочиями правителя. Тогда как хозяйственно-распорядительная деятельность ее в государстве в данных условиях будет ограничиваться влиянием на общее управление и останется в руках главным образом жрецов. Как первоначально лидер воинов (ставший таким благодаря еще и особым личным качествам), такой монарх связан был с институтами прежней условной военной демократии — сходками, собраниями. Это были институты несравненно более инертные, чем коллегии старейших. Поэтому здесь монархия нередко образовывалась путем узурпации власти, использования назревших социальных противоречий в общинах (на противопоставлении интересов «бедной вдовицы» «людям мешка»). Решительнее здесь оформлялись полицейские, репрессивные полномочия правителя, опорой в которых для него становились постоянные военные отряды, создававшиеся при нем и ранее как при военном вожде.


Религиозное содержание власти

Наиболее отличительной особенностью древневосточной монархии был религиозно-священный характер власти правителя. Монарх считался как бы живым воплощением богов на земле, носителем их воли и единственным законным представителем. Соответственно он получал право на полномочия, которые религиозными представителями приписывались богам. Во взаимосвязи власти монарха с символами религиозных культов было еще много от пережитков родоплеменного уклада: почитание мифического основателя племени, символический тотемизм. Но в период ранних государств это мифологическое воспреемство обеспечивало условно национальное единство страны. Ранее всего это выражалось в специальной титулатуре правителей, должной подчеркнуть всеобъемлющий, общенародный характер их власти: египетские фараоны звались «царями Верхнего и Нижнего Египта», вавилонско-аккадские правители — «царями множеств», «царями Ура, Шумера, Ка-Ури» и т. д., китайские императоры простирали свое условно-политическое господство до пределов «Поднебесной».

Божественное происхождение власти должно было показать и выразить неограниченный ее характер на земле, в том числе и потому, что ограничивать божественную по своему содержанию власть неразумно и не в интересах людей: она мудра, направлена ко всеобщему добру. «Он тоже бог, не знающий себе равного, и не было подобного ему прежде, — говорилось о фараоне в эпоху Среднего царства. — Владеет он мудростью, замыслы его прекрасны и повеления отменны; по приказу его входят и выходят». Повелитель «дан людям от бога», он обрел «царскую власть в яйце» (т. е. в первоначальном зародыше), «зачат от семени божьего»… Соответственно, древневосточный правитель становился первым и наиболее законным представителем народа и пред богами. Он считался либо персонально верховным жрецом, либо главой жреческой иерархии, он мог проводить любые культовые церемонии (кроме связанных с силами зла, смерти и т. п. — что также весьма показательно). Священный характер власти правителя был настолько безусловным, что за ним признавалось право вводить почитание новых богов, отменять поклонение прежним.

Правитель мог ввести и собственный культ, объявить себя собственно богом страны (как, например, лугаль Нарам-Суэн в Аккаде или китайские ваны). Это создавало представление о неприкосновенности, священности самой особы правителя и даже его изображений. Покушения на власть приравнивались к святотатству и карались отныне самыми тяжкими из известных наказаний: смертью, изгнанием. Однако это накладывало на правителя и особые обязательства в отношении образа жизни: он практически не мог появляться перед лицами простых смертных (либо появлялся в каком-то особом, отстраненном виде — в символических одеяниях), жил в особом мире дворца по строгим канонам. Царю Древнего Востока невозможно было игнорировать и всевозможные предсказания и пророчества — вплоть до того, что он должен быть насильственно умерщвлен, если срок его «земного пребывания» истекал. (Поэтому столь важную роль при дворе восточного владыки играли астролог, маг, предсказатель-халдей.)

Религиозно-священный характер власти главным образом определил преемство власти правителя. Строгого порядка престолонаследия, тем более жесткого соблюдения принципа передачи престола от отца к сыну, древневосточная монархия не знала. Более важным, чем следование семейной традиции старшинства, здесь считалась условная пригодность к выполнению воли богов, некая предначертанность, особая отмеченность судьбой. Нередко трон переходил по принципу родового старшинства братьям и племянникам, наследовать могли и женщины. Наследие престола от отца к сыну считалось исключением и, для того чтобы быть признанным, нуждалось в основательной мотивации. Эту мотивацию создавали, как правило, мифологизированные качества наследника: родство с богами, особая избранность. Вместе с тем не считалось недопустимым, чтобы престол получил кто-либо из совершенно посторонних прежнему правителю. В таких случаях происходила процедура священного узаконения через символический брак с богиней, посредством священного по своему смыслу (хотя не исключался и реальный брачный союз) бракосочетания с кем-либо из женской линии прежде царствующего дома.


Полномочия монарха

Государственно-правовое положение и содержание власти древневосточного правителя никак не были связаны с отождествлением монарха с государством вообще: правитель занимал свое место среди других традиционных институтов, которые считались столь же обязательными частями власти (например, жреческое правление или жреческий суд). Неограниченность правителя означала только отсутствие рядом с ним определенных политических учреждений, которые бы как-то регламентировали его власть. В отношении же принадлежащих правителю полномочий древневосточная монархия не была неограниченной по содержанию власти.

Законодательная власть древневосточного правителя была далеко не всеобъемлющей. В политическом укладе древнего общества законы вообще занимали особое место: наиболее общие правила жизни вели свое происхождение от легендарных времен, приписывались богам, и цари не наделялись правом творить законы. Более того, требования традиции были определяющими и для правителей. «Цари, — описывал деятельность фараонов древнегреческий писатель Диодор, — не вольны были поступать по своему усмотрению; все было предписано законами, и не только государственная, но и частная обыденная жизнь. Им прислуживали не купленные люди и не рабы, а сыновья верховных жрецов, заботливо воспитанные, в возрасте старше 20 лет… часы дня и ночи, когда царю надлежало выполнить какую-либо из своих обязанностей, предписывались законом и не могли нарушаться даже по собственному желанию царя…»

Монарх мог устанавливать новые правила жизни подданных посредством собственных распоряжений — указов, декретов и т. п. Однако эти правила, во-первых, не должны были противоречить традиции (другой вопрос, кто и как решал, проводят эти указы «волю богов» или нарушают ее), во-вторых, они не могли посягать на самые принципиальные основы правопорядка. Так, в Древней Индии, где право правителя на издание декретов было наиболее безусловным, предписывалось, чтобы эти акты не касались кастового строя и правил человеческого бытия, диктуемых верой. В Древнем Вавилоне, даже в периоды наиболее сильной и централизованной царской власти, новоиздаваемые законы не касались того, что было отрегулировано традицией или более давней практикой правоприменения. Первые писаные законы, касавшиеся регулирования судопроизводства, появлялись как раз в стремлении охранить традицию, древние порядки, остановить развитие в жизни нежелательных социальных явлений.

Наиболее полной была власть древневосточного правителя в делах управления. Монарх обладал законченными правами по организации публичных работ, ирригации, строительству, в том числе военных укреплений (хотя строительство крепостей, стен и т. п. всегда рассматривалось как специфические функции и право монарха, которое как бы требовало особого оправдания). Он определял долю продукта, подлежащую отчуждению для создания государственных и личных царских запасов, а также размеры повинностей, какие надлежало выполнять. Как высший военачальник, монарх устанавливал основы военной организации в стране, порядки воинской службы, назначал военных начальников. Он мог устанавливать разного рода пожалования и иммунитеты (привилегии) в пользу отдельных сановников, областных правителей, городов, мог жаловать земли из царских фондов, определять выдачи из царских запасов. Полномочия правителя включали и распоряжение жизнями, имуществом и рабочей силой всех подданных без исключения: «Вот какие будут права царя, который будет царствовать над вами: сыновей ваших он возьмет, и приставит к колесницам своим, и сделает всадниками своими, и будут они бегать пред колесницами его; И поставит их у себя тысяченачальниками и пятидесятниками, и чтобы они возделывали поля его, и жали хлеб его, и делали ему воинское оружие и колесничный прибор его; И дочерей ваших возьмет, чтоб они составляли масти, варили кушанье и пекли хлебы; И поля ваши и виноградные и масличные сады ваши лучшие возьмет и отдаст слугам своим; И от посевов ваших и из виноградных садов ваших возьмет десятую часть и отдаст евнухам своим и слугам своим; И рабов ваших, и рабынь ваших, и юношей ваших лучших, и ослов ваших возьмет и употребит на свои дела; От мелкого скота вашего возьмет десятую часть, и сами вы будете ему рабами…».

Беспрекословные хозяйственно-распорядительные полномочия монарха были одной из наиболее характерных черт всей древневосточной монархии. Они были взаимосвязаны с той огромной ролью, какую вообще играло государственное хозяйство и его организация в жизни древневосточного общества, и с тем вторичным, подчиненным значением, какую имела частная собственность. Вместе с тем монарх, будучи собственником труда населения, произведенных продуктов, никогда не рассматривался как вообще верховный собственник территории, земель и т. п. (даже если имелось соответствующее представление о возможности такого единоличного обладания, а не об управлении по воле богов). Даже в Вавилоне, где значение государственно-распределительной системы было одним из наиболее сильных, цари скупали земли у частных владельцев на общих основаниях.

Управленческие полномочия древневосточного монарха не были законченными и в другом отношении. Практически во всех известных государствах рядом с монархом стоял главный управитель — подлинный глава государственной администрации. Формально он подчинялся власти верховного управления правителя, но самостоятельность его была столь велика, полномочия — столь реальны, а связь с разного рода догосударственными институтами (советами знати, старейшин и т. п.) столь непосредственной, что его вполне можно назвать соуправителем государства. Не случайно в большинстве эта должность вручалась или старшему родственнику правителя, или представителю жреческой верхушки, или наиболее видным из служилой знати. По-видимому, невозможно было для монарха произвольно сменить этого главного администратора. Нередки были случаи (особенно в Древнем Египте), когда бывший первый администратор принимал на себя власть и наследие престола. Только в организации армии монарх был действительно верховным и непосредственным, единственным начальником; армия и была опорой для его властной деятельности. Но лишь тогда это создавало основу для общегосударственного доминирования, когда само положение государства (как в Ассирийской державе) было в значительной степени порождением военной деятельности и военной политики.

Государственная власть древневосточного правителя не заключала в себе судебных прав — это было одной из важнейших особенностей этого типа государственности в целом. Монарх считался носителем высшей справедливости, творителем воли богов — и в качестве такового мог помиловать преступника, воздать «всякому жалобщику справедливость». К помощи монарха как выразителя права прибегали, когда наличное право не давало возможности решить дело — древнеиндийская традиция, например, прямо предписывала это; в этом смысле египтяне называли фараона «правогласным». Иногда эта роль монарха обретала особый смысл, и появлялась особая царская юстиция: таким был библейский царь Соломон. Но, как правило, монарх не был ни верховным судьей, ни главой судебной системы: она основывалась на собственной традиции и мало зависела от царской власти. Царь мог передать поступившую к нему жалобу на рассмотрение в обычный суд — но этим все и ограничивалось. Конечно, в чисто административном порядке, например как военачальник после боя, правитель мог подвергнуть любого наказанию, вплоть до самого тяжкого, по причинам, справедливость которых также определял он сам, — но это было вне обычной судебной деятельности.


Образ идеального правителя

Своеобразие положения и полномочий древневосточного монарха явственно выразилось в представлении об идеальном правителе. Монарх должен быть личностью особого рода со всем набором добродетелей, которые важны для стабильности правопорядка; качества, которые требуются от государя, в наибольшей степени связаны с его личным участием в управлении и в наименьшей — с его пониманием законов страны:

«…Идеал государя является следующим: он должен быть высокого рода, со счастливой судьбой, обладающим умом и положительными качествами, обращающим внимание на совет старых и опытных людей, справедливым, правдивым, не изменяющим своему слову, благодарным, щедрым, в высшей степени энергичным, не имеющим обыкновения медлить, господином своих вассалов, с сильной волей, не имеющим в своем окружении лиц негодных и охотно принимающим наставления. Он должен обладать любознательностью, способностью учиться, воспринимать, удерживать в памяти, познавать, размышлять по поводу познанного, отвергать негодное и проникать в истину… принимающим меры против бедствий или для охраны подданных, дальновидным, обращающим главное внимание на правильное применение людей… искусным при выборе мира, войны, послаблений, крутых мер, верности договорам или использовании слабых мест врагов…» («Артхашастра», 96).

Идеал древневосточного правления — это деятельность социально нейтральная, сдержанная в отношении к своим подданным. Среди которых, однако, следует выделять тех, кто прежде всего служит опорой правителя и, следовательно, монархии в целом. «Поступай по истине, утешь плачущего, не притесняй вдовы», — наставляет фараонов древнеегипетское Поучение. Даже судебная деятельность правителя должна быть возможно сдержаннее, в интересах собственной страны и ее правопорядка. «Остерегайся карать, неповинного не убивай; наказывай битьем и заточением». Подданные — это не враги власти и государства, поэтому их надо по возможности вернуть к подчинению; казнить следует открытых мятежников. Вместе с тем правителей неоднократно наставляют обогащать вельмож, продвигать воинов — ибо вся их власть всецело связана именно с этими слоями общества, на них опирается, ими поддерживается и охраняется от посягательств со стороны не только внешних врагов, но и тех, кто по своей политической роли противостоит власти правителя: жречества, областных правителей, полупокоренных племен вассалов.

Древневосточная монархия стала особым типом ранней госудаственности — первым из известных истории права. Формирование государства проходило ранее всего по пути выделения управленческих функций и полномочий власти, персонифицированной в правителе-монархе. Тем самым государство создавалось в обществе прежде всего как управление и во вторую очередь — суд; роль законов поначалу играли обычаи и традиции.


§ 7. Право Древнего Вавилона (Законы царя Хаммурапи)

Законы древневавилонского правителя Хаммурапи (см. § 4.1) считаются одними из древнейших в мире. По своему содержанию и по юридическому значению эти законы стали самым важным памятником всего древневосточного права, отразив вместе с тем самое-самое начало развития права вообще.

Древнейшее законодательство Месопотамии

Начало исторического (не мифического) законодательства на Ближнем Востоке относится ко времени еще древнешумерийских протогосударств. Законы Уруинимгины (конец XXIV в. до н. э.) — самые древние из известных в истории права. Эти законы не были еще вполне правовыми предписаниями, большинство правил устанавливало неюридического характера порядки в государственно-храмовом хозяйстве Лагаша, упорядочивало оплату жрецов и других слуг правителя, гарантировало держателям храмовых и государственных наделов их права на будущее на основе справедливости. Общей социальной цели поддержания древних порядков и стабильности служили столь важные декларации о «защите вдов и сирот», об отмене разного рода долговых и продажно-закладных сделок (купля-продажа в ту эпоху была еще особой, вынужденной сделкой, совершаемой только в случае невозможности вернуть долги и унизительной по смыслу). В законах были и правила уголовного суда о наказаниях за покушения на личность и имущество полноправных шумерийцев — в основном, штрафах.

Более развитыми в юридическом отношении были законы Ур-Намму (конец III тыс. до н. э.), правителя Шумера в период нового возвышения г. Ура. Они заключали до 35 правил-статей касавшихся главным образом охраны брачно-семейных устоев: разрешалось невозбранно убить любовника неверной жены, допускался развод, о чем составлялся особый договор. В этих законах впервые упоминалось о приниженном социальном статусе рабов: так, за попытку рабыни «равняться с госпожой» следовало весьма своеобразное наказание — промывание рта 1 кг соли. Законы карали лжесвидетельство в суде, членовредительство в драке, разного рода оскорбления. Самым древним и основным уголовным наказанием были штрафы. Некоторые правила регулировали охрану частных аграрных хозяйств.

Законы Липит-Иштара (XIX в. до н. э.) были первым законченным сводом судебных правил. По указу правителя их даже высекли на каменной стеле, чтобы все прониклись идеей всеобщей справедливости, о которой гласило особое Введение. В своде было 43 статьи-правила, большая часть которых посвящалась особым правам и положению царских людей, найму ими рабочих. Более строго охранялась частная собственность: за кражу со взломом предписывалось вора зарыть в землю на месте преступления. Специальный условный раздел (ст. ст. 25–37) заключал правила, по-видимому новые, отличные от традиционных, которыми следовало руководствоваться царским судьям в брачно-семейной сфере. Разрешалось иметь двух жен, причем личные и имущественные права жены были значительными; так, ее приданое наследовали только ее дети. Развод допускался, но только через суд. Дети от рабыни по смерти господина получали свободу. Охранялась и честь женщин: за ложное обвинение в недевственности при вступлении в брак полагалось наказание в виде штрафа, наказывалось изнасилование (правда, оговаривалось, лишь в том случае, если женщина «не могла дозваться на помощь»; если она этого не делала, то считалась виноватой сама). Впрочем, регулирование того или иного вопроса было довольно случайным и только по поводу новшеств.

Законы Эшнуны (XVIII в. до н. э.) (в старой литературе эти законы приписывались правителю Билаламе) регулировали по преимуществу правила торгового оборота, даже цены на разные товары (которые, видимо, казались неизменными). Продавец товара должен быть его собственником и в случае сомнений указать происхождение вещи: представить договор или свидетелей. В этих законах впервые появляется подразделение на не вполне полноправных людей (мушкенум), связанных с дворцовым хозяйством, полноправных общинников (авилум) и рабов. Полноправные общинники защищались обычным правом. Новые же законы касались нововведений, появлявшихся ранее всего в сфере новых отношений, связанных с государственным хозяйством и дворцом.


Законы Хаммурапи: система и принципы

Именно стремлению зафиксировать различные нововведения в правление царя Хаммурапи и обязаны своим появлением Законы Хаммурапи (XVIII в. до н. э.). Свод судебных правил был записан в самом конце царствования знаменитого правителя — около 1750 г. до н. э. — и должен был сохранить на будущее плоды судебно-реформаторской и административной деятельности царя.

Составленные при Хаммурапи законы не были всеобъемлющим сводом всего современного ему вавилонского права. Многое оставалось во власти норм и правил обычного права (так, законы даже не упоминают о наказании за простое убийство, за обычную кражу, за посягательство на религиозные обряды) и в сфере действия традиционных судов. Новыми же законами следовало руководствоваться царским судьям в решении тех дел, которые не регулировались обычны правом, и в тех случаях, которые выходили за рамки обыденной юстиции, представляли особый интерес для власти и государства. Строго говоря, это были не законы в общем значении слова, а отдельные или типичные судебные решения, записанные для общего сведения.

Свод Хаммурапи составлялся обдуманно и по своеобразной системе. Условно его подразделяют на 282 статьи, которые можно объединить в несколько тематических разделов. Начинает текст законов особое Введение (в значительной степени повторяющее Введение из Законов Липит-Иштара). В нем Хаммурапи перечисляет свои царственные достоинства, призывая в поддержку своей власти богов, и подчеркивает цели своих нововведений: «Дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого… доставлять стране благополучие». 1-й раздел (ст. 1–5) заключал общие правила об отправлении правосудия; 2-й раздел (ст. 6-25) — правила охраны собственности царя, храмов, общин; 3-й раздел (ст. 26–41) посвящался охране имуществ, полученных от царя за службу; 4-й раздел (ст. 42–67/71) операциям с недвижимостью и охране ее от неправомерных посягательств посторонних; 5-й раздел (ст. 78/88-126) — торговым делам и неправомерным действиям, связанным с торговлей; 6-й раздел (ст. 127–195) — семейному праву; 7-й раздел (ст. 196–214) охватывал правила о наказаниях за телесные повреждения; 8-й раздел (ст. 215–282) — правила об операциях с движимым имуществом и связанных с этим нарушениях.

Статьи следовали друг за другом, подчиняясь принципу бытовой ассоциативности (в системе Законов еще не было особых юридических приемов). Так, после статей, посвященных отношениям отца с усыновленным и возможных пренебрежениях взаимным долгом, шла статья о наказании сына за избиение отца, завершавшая раздел о семейном праве; а первая статья следующего раздела — 196-я — вообще начинала перечень возможных повреждений в результате избиения одного человека другим. Статьи описывали исключительно конкретные случаи и тем самым давали законченные наставления судье: если выяснятся такие-то обстоятельства и не будет тех-то условий, то вынеси такое-то решение (почти каждая статья и начиналась с «Если…»). Такое построение правовых норм характерно для всего древнего права, не стремившегося к излишним и не полезным для тогдашней практики обобщениям; оно получило название казусного (от латинского casus — случай).

Другим характерным принципом законов был в значительной мере религиозный смысл тех запрещений, которые предписывались или подразумевались. Хаммурапи объявил противоправными и наказуемыми такие же действия, которые в религиозной традиции рассматривались как греховные: насилие, обман, всякая ложь, инициатива в семейных раздорах, нарушение установленного богами порядка и, соответственно, особого положения других лиц. О многих таких конкретных совпадениях напоминает свиток древневавилонских заклинаний «Шурпу», относящийся, правда, к более позднему времени (XII в. до н. э.).


Социально-правовой строй

Законы Хаммурапи исходили из того, что люди не одинаковы по своим юридическим возможностям, по своим правам и обязанностям по отношению к государству и друг к другу. В праве или подразумевалось такое различие, или оно специально закреплялось по тому или другому поводу — правовой строй общества был сословным. Хотя, конечно, жестких граней между категориями людей не было, и все они — в большей, меньшей или совсем малой степени — обладали правоспособностью как в области имущественных, так и личных прав.

Вполне полноправной личностью с точки зрения права (субъектом права) считался самостоятельный мужчина-хозяин, глава патриархального семейства. Он мог принадлежать к категории свободных общинников, быть собственником выделенной общинной земли, обладать всеми подразумеваемыми правами в отношении имущества, семейных отношений — такого законы называли авилум («человек»). Другую категорию в целом полноправных и свободных людей составляли мушкенум (от «падающий ниц», т. е. поступивший в услужение); они были владельцами участков земли, переданных им на определенных условиях из царского (государственного) фонда. Авилум в основном были подвержены действию обычного права, и законы регулировали только общие для всех либо очень своеобразные ситуации. Мушкенум же представляли предмет особой заботы и охраны царской юстиции. На условной социальной лестнице они стояли несколько особняком от авилум: законы «дешевле» оценивали их имущество, возможные телесные повреждения, взаимные оскорбления. Однако земельная собственность мушкенум охранялась в ряду храмовой и дворцовой, они платили только треть той суммы, что полагалась полноправным общинникам в случае развода с женой. Такие отличия были одновременно и привилегиями. Вероятно, это было связано с тем, что мушкенум порывали с общиной и выступали исключительно как единоличники, тогда как авилум сохраняли связи с общиной и могли рассчитывать на поддержку соседей и родственников в случае разных конфликтов.

Полноправным субъектом права могли быть не только мужчины, но и женщины. Для этого необходимо было выйти из-под патриархальной власти отца семейства или мужа. Происходило это либо в случае вдовства, либо в результате развода, если женщина не была виновной в нем и не дала законного повода. Особую категорию составляли жрицы-энтум (как правило, дочери, вышедшие из-под власти отца). Они получали значительные привилегии в наследовании отцовского имущества, вообще в отношении их собственности. Однако на них налагались и определенные запреты: так, жрицы не могли посещать «злачных» мест, заниматься торговлей, корчемством — эти занятия, видимо, считались обычными для прочих женщин. Жрицы, в отличие от жрецов-мужчин, которые состояли на жалованье у царя, могли обладать наделами из дворцовых или царских земель.

В самом низу социальной лестницы стояли рабы. Рабство было патриархальным либо дворцовым. Рабами могли обладать как авилум, так и мушкенум, причем рабы последних обладали большими правами: могли вступать в брак со свободной, и их дети от этого брака считались свободными. В основном рабы рассматривались законами наравне с имуществом, в случае телесных повреждений рабу полагалось денежное или взаимообразное возмещение, следуя рыночным правилам. Однако рабы лично отвечали за совершенные ими преступления, теоретически могли оспаривать в суде свое рабское состояние (но проигрыш процесса влек мучительное и тяжелое наказание).

Еще одну категорию населения составляли воины — редум, баирум (букв. «погонщик» и «ловец», но смысл различий неизвестен). За свою воинскую службу царю они наделялись землей (обычно размером до 12 га), где вели сельское хозяйство, на определенных условиях (илку). Закон обязывал воинов строго выполнять главное условие — нести службу: если воин отказывался идти в поход, его ждала казнь. Надел мог быть унаследован в семье, если был сын, пусть даже пока малолетний, который сможет впоследствии служить. В случае плена и даже долгого отсутствия права воина на надел сохранялись. Имущество и надел, данные воину на праве илку, нельзя было продавать, да и любые денежные сделки с ними вообще считались недействительными. Однако если воин бросил надел и по своей воле отсутствовал более трех лет, он не мог претендовать на возврат имущества. Законы защищали воинов от злоупотреблений низших воинских начальников, которых ждала смерть за попытки присвоить надел или подарок царя.


Брачно-семейное право

Общими для всех сословий были требования брачно-семейных законов. Общие условия заключения брака, порядок сопровождавших брак церемоний здесь не регулировались: по-видимому, в этом отношении беспрекословно действовали нормы обычного права. Не характеризовались специально и права главы семьи, который рассматривался как собственник всего имущества и самих членов семьи. Законы Хаммурапи регулировали более усложненные ситуации брачно-семейных отношений.

Заключение брака оформлялось договором, без которого женщина не рассматривалась в качестве жены. Договор был, как правило, устным. Из литературных памятников известно, что браку сопутствовали особые церемонии и сама процедура заключалась в произнесении фраз типа: «Ты лишь да будешь моим мужем, я же буду твоей женой». Письменные договоры употреблялись тогда, когда надо было обговорить некие особые условия. Супруги должны были соблюдать в браке взаимные обязанности: жена — хранить верность, муж — обеспечивать средства к существованию; нельзя было покидать супругу в случае, если ее постигнет тяжкая болезнь. Нарушение этих обязанностей влекло либо уголовные наказания для женщины, либо имущественную компенсацию со стороны мужа. Развод допускался по инициативе и мужа, и жены. В случае развода по вине мужа (что устанавливал соседский суд) бывшей жене полагалась имущественная компенсация, кроме того, она забирала приданое. Если же жена «станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа», то никакой разводной платы не следовало. При особо злостном пренебрежении женщиной своим долгом предписывалось ее «бросить в воду». По общему правилу, брак был моногамным. Однако в случае злонамеренного поведения жены, длительного бесплодия разрешалось взять в дом вторую жену, рабыню или наложницу (но не всех разом); при этом первая жена могла остаться жить в общей семье.

Отношения родителей и детей строились на принципе патриархальной власти главы семейства. Отец давал разрешение на брак дочери, имел право по собственной воле «брать жен» для сыновей. Предполагалось, что он может изгнать сына из семьи и лишить наследства, однако суд исследовал обоснованность этого решения и разрешал такие действия, если сын вторично допустил «тяжкий грех» в отношении отца (в первый раз надлежало его простить). Дочери, выданной замуж, выдавалось приданое, владельцем которого впредь была она сама. Дочерям, отпущенным в жрицы, следовало выделять долю из наследства. Такая же обязательная доля полагалась и пережившей супруге-вдове. Наследство женщин получали только их дети.

Наследственные отношения строились по принципу семейной общности. Завещаний вавилонское право, видимо, не допускало. Однако известны были внутри семейные дарения имущества (дарения между живыми): мужа жене, отца сыну. Оформленные специальным договором, эти дарения считались неоспоримыми и наследственному переделу не подлежали.


Торговое и обязательственное право

Поскольку исторически древневавилонские правители с эпохи ранних государств были наделены правами и обязанностью регулировать торговые отношения, в законах Хаммурапи устанавливались правила разбора споров по поводу самых разных обязательств и сделок. Субъектом в таких сделках и обязательствах могли выступать только полноправные хозяева (мужчины или женщины): сделка с неправоспособным лицом, находившимся в рабской или патриархальной зависимости, расценивалась не только как недействительная, но и как злонамеренное действие сродни воровству. Двусторонняя сделка должна была оформляться договором, лучше письменным, либо заключаться при свидетелях.

Для некоторых договоров устанавливались специальные правила, сделки, как правило, порождали двусторонние обязанности. Так, при купле-продаже продавец должен был гарантировать, что является полноправным хозяином вещи. При продаже вина или пива держательница корчмы обязана была принимать в уплату и хлеб, придерживаться установленной законом таксы; запрещалось обвешивать покупателя. Вообще цена за покупаемую вещь могла назначаться в пересчете на серебро, хлеб или любое движимое имущество, т. е. купля-продажа еще не вполне отделилась от мены. Для договоров денежного займа устанавливался предельный размер процентов — 20 % в серебре или 33,5 % в пересчете на хлеб; при превышении нормы заимодавец (обыкновенно специальный торговый агент — тамкар) терял все даденное взаймы. Договор найма жилья следовало точно соблюдать по сроку: если хозяин выгонял жильца до истечения договора, он терял всю сумму оплаты. Для договора личного найма, особенно специалистов-корабельщиков, врачей, ремесленников, в законах устанавливались точные нормы оплаты труда за типовые работы. Несоблюдение условий договора хранения, если таковой был правильно оформлен, попытка не возвратить взятое на хранение влекли обязанность возместить ущерб вдвое. Распространенным был договор самозаклада, по которому в обмен на заем хлебом или деньгами заимодавец получал члена семьи или раба должника; такая сделка только ограничивалась тремя годами работы.

Особое внимание законы уделили договору аренды земельных участков; по-видимому, арендой прикрывались особые отношения условного владения сельскохозяйственными угодьями. Арендатор обязан был добросовестно обрабатывать поля, в любом случае (есть урожай, нет ли) платить условленное за аренду. Арендодатель не имел права отнимать данное в аренду в первый год, даже если не получал платы. В договоре земельной аренды активно участвует тамкар, который предоставляет посреднические ссуды серебром в целях обработки полей.

Специальный поверенный, тамкар (получивший в держание царскую землю на условиях отчисления прибыли от торговых операций), выступает как особый субъект в целом ряде договоров и сделок. Он может заключать договор поручения с торговым агентом-шамаллумом, передавая ему деньги для получения торговой прибыли, причем здесь не действовало ограничение о предельном проценте по займу. В спорном случае деньги взыскивались вдвое. Попытка шамаллума злоупотребить доверием тамкара наказывалась тройным штрафом, но и тамкар в аналогичном случае терпел шестикратный убыток. Развитие торговых отношений в Вавилоне определило специфическое регулирование сферы коммерческого оборота, неожиданное для такой ранней эпохи. Специально оговаривались обязанности сторон при постройке и найме корабля с корабельщиком, который отвечал за возможные потери только в случае доказанной своей вины. Допускалось соглашение о товариществе в целях получения прибыли от совместно вложенных денег; прибыль или убытки предписывалось делить поровну.

Договоры заключались, как правило, на строго обусловленный срок: от 1 года до 4 лет по разным сделкам. Неисполнение условий влекло для стороны либо потерю данного по договору, либо кратное возмещение. Практиковалось заложничество по разного рода долговым сделкам, когда заимодавец держал у себя в доме члена семьи или раба должника до тех пор, пока долг не будет возвращен сполна.

Обязательство (т. е. обязанность что-либо сделать или возместить другому лицу в силу предписания права) могло возникнуть не только по причине соглашения, сделки, но и вследствие допущенного нарушения прав другого лица, причинения ему материального ущерба. В зависимости от условной оценки ущерба законы предписывали компенсацию в соотношении с покупной ценой попорченной вещи либо по установленной таксе. Случайно причиненный ущерб не возмещался. Но если нарушитель еще и проявил непредусмотрительность (например, соседи предупреждали, что его бык чрезмерно бодлив), то требуемое возмещение значительно возрастало.

Преступления и наказания

Уголовное право по законам Хаммурапи основывало свои требования на двух принципах: а) наказуемо то, что нарушает установленный традицией порядок; б) наказуемо то, что причинило ущерб личности человека или его подвластным. Соответственно, уголовному взысканию мог подвергаться любой, хотя мера этой ответственности зависела и от социального положения преступника, и от сословного статуса потерпевшего. Совершенное рабом преступление расценивалось законами тяжелее, чем такое же действие свободного. Преступление в отношении мушкенумов наказывалось в меньшей степени, нежели по отношению к общинникам. Вместе с тем оскорбление человека «большего по положению» влекло наказание и более тяжкое по форме, и к тому же позорящее. Были случаи, когда за преступление отвечала целиком община (например, если на ее землях произошло ограбление или убийство, а конкретный преступник не найден или община его не выдает).

Нарушить установленный порядок можно было разными путями. Наиболее тяжкими были: (1) преступления против праведного поведения: лжесвидетельство, бездоказательное обвинение по адресу другого, нарушение установленных традицией ограничений в образе жизни; и (2) преступления против семейного долга, совершенные подвластными: участие в убийстве мужа, прелюбодеяние женщины, недозволенные родственные сексуальные связи, нарушение сыновнего или дочернего долга и т. п. Тяжким преступлением была (3) кража разных видов: наибольшая ответственность наступала за воровство «достояния бога или дворца», т. е. храмового или царского имущества, в случае незначительной ценности украденного ответственность понижалась. Особо квалифицировалась кража со взломом либо кража, сопровождавшаяся убийством. Менее тяжкими считались (4) членовредительство или посягательства на личность подвластных лиц и (5) нарушения профессиональных обязанностей: плохо проведенная операция глаза, некачественно выстроенный дом, который, обвалившись, погубил человека, и т. п. В квалификации преступлений весьма значителен был элемент религиозно-нравственный, преступление было грехом. А особенность вавилонского религиозного мировоззрения обуславливала то, что только в незначительных случаях грех может быть искуплен, в остальных преступник должен быть извержен из общества.

Этой основной идее подчинялась и система наказаний. Тяжкие преступления предписывалось безусловно карать смертью. За некоторые (видимо, оцененные как особо злостные действия) казнь квалифицировалась: бросить в огонь, утопить в реке, посадить на кол. В ряде случаев практиковалось изгнание из общины. За преступления, совершенные рабами или подвластными (сыном, усыновленными), в большинстве случаев полагались членовредительные наказания: могли отрезать ухо, язык, вырвать глаз, сломать кость, выбить зуб; непочтительному сыну, ударившему отца, предписывалось отрезать пальцы, кормилице, подменившей ребенка, — отрезать грудь. Часть этих наказаний налагалась по принципу талиона: «Если кто сломает кость человека, то должно сломать его кость». Талион мог быть прямым и опосредованным: так, если неудачливый строитель дома погубил сына заказчика, то предписывалось взамен убить его сына. Талион был значительным правовым новшеством, введенным Хаммурапи, — так достигалась цель индивидуализации наказания и разрушения древней общинной круговой поруки, выплаты коллективных штрафов всем родом. Наконец, применялись и уголовные штрафы, которые не очень разнились от возмещений за простое причинение ущерба и только были значительнее по размеру. Штрафы налагались, как правило, за разного рода оскорбления, побои, преступления в отношении женщин.

Судебный приговор или постановление считались актами общественного значения. Уличенного в подлогах судью ждали большой штраф и лишение судейского звания. Суд считался царским делом и должен был быть справедливым. Хотя возбуждение дела, доказывание на суде было всецело частной инициативой. Доказательствами служили собственная присяга (иногда ее было достаточно) и, главное, свидетели. В особых случаях для «очищения» от обвинения прибегали к особому испытанию — ордалиям: бросали связанного в реку, и если священная вода очищала обвиненного, он считался невиновным и в уголовном смысле; если обвиненный тонул, дело считалось законченным.

Законы, записанные по судебным решениям Хаммурапи, несмотря на свою древность и значительную архаику отдельных правоположений, заложили основы всей системы юридических принципов и институтов, присущих праву Ближнего Востока в целом, а впоследствии и античному праву. В них впервые в праве было обосновано соотношение преступления с наказанием и то, что ответственность настигает виновного, принцип ответственности за ущерб и связь этой компенсации с причинами, приведшими к нему, предпочтение интересов делового человека злостному «таскальщику», наконец, то, что обязательство двусторонние и связывает обе стороны. Это сходство древнего права с позднейшими правовыми системами более неожиданно, чем очевидные различия в конкретных правилах.


§ 8. Древнееврейское право

Древнейшее право еврейского народа заняло исключительное место в мировой правовой истории. Записанные в священных книгах Библии, общие законы и конкретные правила, сложившиеся в разные периоды догосударственной и государственной истории Израиля, через каноны христианства, позднее распространились практически по всему миру и переосмыслены во всех правовых системах европейского корня. Хотя по уровню правового регулирования древнееврейское право значительно уступало вавилонскому и даже египетскому: оно отражало требования и реалии времени становления ранней государственности. Особое воздействие на содержание права оказали религиозные предписания иудаизма с его приверженностью идее богоизбранности израильского народа, идеалом подчинения социального поведения весьма условным якобы священным заветам.

Древнееврейская государственность

Еврейские кочевые племена появились на землях исторической Палестины в начале II тыс. до н. э., выйдя из-за р. Евфрат. Примерно в XIII–XII вв. до н. э., в период временного ослабления влияния Египта на государства Палестины и Финикии, союз родственных племен с общим названием Израиль вытеснил и, подчинил себе жившие там племена ханаанеев. В результате ассимиляции (языки были родственны) израильский народ сформировал общую оседлую цивилизацию с земледельческой культурой. В политическом отношении это была стадия формирования надобщинных властных структур. Союз племен управлялся советами родовой знати и так называемыми «судьями» — выборными вождями. Сохранялись племенные народные собрания, но наибольшее значение имело внутриобщинное управление с беспрекословной властью главы рода-клана.

В XI в. до н. э. под воздействием внешней опасности со стороны новых племен филистимлян (отсюда и греческое название «Палестина») израильские общины и племена образовали единое протогосударство. Во главе всех племен был поставлен некто Саул, ставший первым царем Израиля. Царь был выбран на собрании представителей племен, и в дальнейшем избрание (или общенародное утверждение) носителя власти стало принципом ранней государственной организации. Начало формирования реальной государственной организации относится ко времени правления преемника Саула — царя Давида (конец XI — нач. Х в. до н. э.), когда появляется наемная армия, и особенно знаменитого библейского мудреца царя Соломона (Х в. до н. э.). При Соломоне устанавливается твердая система государственных налогов, постоянная армия, система государственно-распределительного хозяйства.

В 928 г. до н. э. под влиянием разных внешних и внутренних факторов единое древнееврейское государство распалось на два отдельных царства: Израильское, объединившее большинство прежних племен, с центром в г. Наблус, и Иудейское, с центром в Иерусалиме, где правили потомки царя Давида. В социальном отношении оба царства были однотипными и эволюционировали в направлении классового общества, но политически традиции древней государственности оказались недолговечными. В конце VIII в. Израильское царство завоевывается Ассирией, в начале VI в. до н. э. Иудея попадает под власть Нововавилонского царства, население было выселено — начались десятилетия так называемого «вавилонского плена». Позднее политическая общность еврейского народа восстановилась, но Палестина подпадает вначале под власть персов, затем империи Александра Македонского и, наконец, Римской империи.


Источники права

Начало древнееврейского права относится ко времени полулегендарного пророка Моисея (XIII в. до н. э.), с именем которого связывается начало освоения евреями Палестины, составление религиозных заповедей и первых законов. Реально большинство приписанных Моисею правовых предписаний, вошедших в ветхозаветные книги Библии «Исход» и «Левит», появляются в Иудейском царстве в IX–VII вв. до н. э. Около 622 г. до н. э. в связи с народными волнениями в Иудее создается новый свод, повторяющий и развивающий Моисеевы законы, — «Второзаконие». К этому же времени относится составление так называемых «свертков синагог» в 5 книгах — сборников обычного древнееврейского права, признанного таковым священнослужителями (основные судьи у евреев). После возвращения из вавилонского плена, как бы в наставление и в воспоминание о прежних временах был составлен сборник древних юридических обычаев — Галахом; хранителем древнего закона и обычая провозглашался высший религиозный и судебный совет — синедрион.

Несмотря на священно-религиозное отношение к древним законам и обычаям, еврейская традиция не запрещала истолковывать старое право — так к началу I в. н. э. у евреев стали возникать юридические школы и направления. Причем в отношении к древнему праву эти школы придерживались разных позиций. Одно направление, связываемое с именем раввина Галлела, председателя синедриона в 30–10 гг. до н. э., ставило на первое место идею правовой справедливости, тогда как последователи раввина Шамаи выражали позиции «строгого права», точного следования букве древних законов. С учетом нараставших толкований, во II в. раввин Егуда Танасси составил сборник обычного еврейского права — Мишна в 6 книгах, — позднее получивший новую редакцию. Наряду с этим, собственной традиции истолкования древнего права придерживались и те иудеи, которые не ушли из Вавилона после окончания плена. Их юристы и учителя составили особый свод нововведений к праву под названием Гемара («Восполнение»), посвященный главным образом имущественным и семейным отношениям. Позднее из этих двух сводов — Мишны и Гемары — составили единый памятник под названием Талмуд. Талмуд — это не чисто правовой, но более религиозный, наставительный свод разного рода поучений и толкований, и в силу этого по содержанию посвященный многим правовым вопросам; но это не кодекс и не свод чисто правовых норм. Опираясь на разные традиции обычного права, оформились и разные редакции Талмуда в IV–V вв.: иерусалимская и вавилонская. Талмуд, наряду с книгами Ветхого завета, стал важнейшим источником древнееврейского права.

Еврейское право не прекратило своего существования с падением Древней еврейской государственности. До начала V в. римляне, даже завоевав Иудею, разрешали применение там древнего права и собственную юстицию синедриона. В последующие века еврейское право сохранялось в разбросанных по всему миру еврейских общинах. И обращение к древнему праву было тем строже, чем жестче главы общин и раввинат стремились сохранить узконациональную традицию и собственную правовую культуру. Для того чтобы совместить требования времени с традицией древних правил, в средневековой еврейской культуре продолжилась работа по комментированию и новому толкованию памятников права. Самым известным из таких комментариев был свод примечаний, составленный знаменитым философом и правоведом Моисеем Маймонидом (XII в.) Своей систематикой и общими принципами анализа права он даже оказал влияние на формирование нового европейского права.

Комментарии юристов, своды истолкований и поучений были новыми по типу для древневосточного права источниками. Но главнейшими оставались прежние законы Ветхого завета, восходящие к священным заповедям Моисея.


Законодательство Моисея

Древние правила, приписанные в Библии пророку Моисею, устанавливали организацию древнееврейского общества на строго и узконациональном начале. Еврейская община формировалась как замкнутый социальный организм, связанный общими традициями, религиозными правилами и, главное, особыми отношениями с Богом, недоступными другим народам. Согласно завету, еврейский народ заключил своего рода политический договор с Богом, по которому народ обязывался хранить переданные через Моисея правила и законы, но и Господь должен был соблюдать свое особое благоволение к народу: «Соблюдайте все уставы Мои и все законы Мои и исполняйте их — и не свергнет вас с себя земля, в которую Я веду вас жить» (Левит. 20–22). Такой условный договор внес в политическую организацию и основы правовой жизни древних иудеев весомый теократический элемент: правящий слой составляли так называемые левиты, исполнявшие одновременно священные и судебно-административные обязанности. Религиозный характер сохранял и высший орган народа — собрание 70 старейшин (по 6 от каждого племени — клана).

Основой — и исторической, и принципиальной — всего древнееврейского права стали так называемые Десять заповедей, согласно Библии, переданные через Моисея еврейскому народу откровением. Заповеди стали принципиально новым словом в истории права: впервые оформились не казусные, но общие правила правового поведения, хотя и в значительной степени религиозные по содержанию. Заповеди содержали три, условно, группы предписаний. Первая — главные требования древнееврейской религии: единобожие, запрет на поклонение другим богам и на идолопоклонство. Вторая — постановления религиозно-житейского характера, требования к образу жизни: соблюдение субботнего, выходного от всех дел дня, почитание родителей. Третья непосредственно касалась общих правовых отношений и запретов такого поведения, которое, завету, теперь преступно не только в человеческом, но и в религиозном смысле: не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй на ближнего твоего, не желай жены ближнего твоего, ни дома его, ни поля его, ни рабы его, ни вола его, ни всего, что есть у него (См.: Исход. 20. 2-17; Второзак. 5. 7-21).


Семейно-брачное право

В религиозно-правовой традиции древних евреев семья занимала значительно большее место в общем укладе, чем это было привычно для других народов Ближнего Востока. Хранение семейных устоев предопределяло другие правовые начала — и в имущественных отношениях, и в уголовном праве. Оставаясь патриархальной, древнееврейская семья в большей степени ограничивалась кровнородственными связями, дополняемыми безусловным религиозным родством.

Брак для евреев признавался не только желательным, но и прямо обязательным для всех старше 13 лет; освобождались только «изучающие закон», хотя и для священников брак не был запрещен. Формально браки могли быть и разноплеменными, но священный характер им придавало только религиозное единство. Заключался брак от имени отцов жениха и невесты. Отец или брат выступали также в роли жреца при его заключении. Самой процедуре предшествовало обязательное обручение, а свадьба свершалась через 7 дней. Заключался брак или письменным договором, или узаконением сожительства.

Положение мужа и жены в браке существенно разнилось. При первом вступлении в брак женщина обязана была засвидетельствовать свою непорочность: оказавшуюся не девственницей в первую брачную ночь не запрещалось и убить перед домом отца. Для мужа в принципе допускалось многоженство ради деторождения (единоженство представлялось идеалом, от которого возможны отступления); однако иметь более трех жен считалось нарушением заповеди. (Только в XI в. было постановлено, что следует иметь только одну жену, запрещался брак не по вере, символический смысл стала играть покупка жены.)

Весьма подробно в законах регулировались взаимные обязанности мужа и жены. Муж должен был давать пропитание жене, одевать ее и иметь с нею сожительство. Жена обязывалась в безусловной верности и послушании мужу; все свои имущественные приобретения должна была передавать ему. Развод признавался возможным по инициативе и мужа и жены. Однако женщина могла развестись, не выдвигая никаких к тому причин, только если ей не было в замужестве 12 лет (т. е. когда сам брак мог быть сочтен недействительным). В остальных случаях необходимо было обосновать нарушение мужем своих супружеских обязанностей. Запрещалось возобновлять единожды расторгнутый брак.

Наиболее своеобразным институтом древнееврейского брачного права был обычай левирата. В этом обычае как бы отразилось древнепатриархальное родовое представление о семье и вместе с тем раннее стремление еврейских колен-племен к нарочитой замкнутости. После смерти мужа, вдову обязан был взять замуж его брат либо старший родственник. Отказ рассматривался как грубое нарушение обычая и оскорбление: вдова, сняв свои башмаки, плевала в лицо отказчику. По-видимому, правило левирата должно было способствовать в том числе и накоплению имущества в небогатых семьях древнееврейского общества.

Родовому началу подчинялось и наследственное право. Правоположения о наследстве в еврейском праве были в большей степени продолжением семейных, чем имущественных отношений. Хотя глава семьи считался безусловным собственником домашнего имущества, право на завещание (которое бы свидетельствовало о сложившемся представлении о частной собственности) не признавалось. Завещательное распоряжение можно было сделать только во время и на время болезни: после выздоровления завещание теряло силу. Наследование осуществлялось по закону, учитывая право старшинства в семье: старший сын должен был в любом случае получить половину имущества. При отсутствии сыновей, могли наследовать и дочери, за неимением их, вступали в свои права братья, дядя по отцу. Вдова имела право на возврат приданого и на выдел специальной части прежнего имущества.

В канонах Библии отцу принадлежала почти неограниченная власть над детьми, включая право продажи детей в рабство (но не право жизни и смерти). Родительская власть была позднее существенно ограничена по Талмуду. Талмудические толкования вообще сделали семейное право более современным своей эпохе. Согласно Мишне, жена могла иметь свое состояние, в семье могли иметь место взаимные дарения имущества (подобно вавилонскому праву).

В состав семьи-общины включались и рабы. Рабство в Иудее сохраняло древний патриархальный характер. Попасть в рабы можно было или по договору, или в наказание, или пленением, или рождением от рабов. Рабство в отношении соплеменников-евреев могло быть только срочным: не более чем на 6 лет или до наступления особого, «юбилейного» года. Строго запрещалось плохое отношение к рабам, искалеченный раб автоматически получал свободу. Рабы сохраняли частичный правовой статус: они могли жениться и уходили на свободу вместе с семьей (если жена не дадена прежним хозяином), рабыни могли идти замуж на условиях их последующего выкупа мужем.


Имущество и обязательства в праве

В связи со значительным влиянием на право религиозно-патриархальных начал имущественные собственнические отношения были развиты слабо. Земельные владения евреев были не вполне законченной семейной собственностью: считалось, что евреи владеют землей как бы на условиях наследственного держания от Бога за обязанность исполнять его законы. На особом положении была земельная собственность священнослужителей-левитов (или храмовая), которая практически была в их неограниченном распоряжении. Земли делились в роде по семьям на 49 лет, в 50-й, «юбилейный» год производился полный передел земель, прощались все долги, отпускались на волю рабы. Переделы собственности производились и в каждый 7-й, «субботний» год. Тем самым право пыталось сохранить условно патриархальное равенство семей. Собственности левитов и храмов это не касалось. Каждый еврей старше 20 лет обязан был нести с предоставленного семье владения военную службу. (Тем, кто только что женился, предоставлялась отсрочка от «призыва» на 1 год.)

В древнем праве слабо были развиты и обязательственные отношения. Договоры должны были заключаться публично — при свидетелях, в особой символической форме или перед судом. В отдельных видах договоров исполнение обеспечивалось оформлением заклада на имущество должника, остальные — письменными обязательствами, которые должны были точно следовать установленным на тот или другой случай правилами. Строгое соблюдение подзаконности договоров было важной чертой обязательственного права древних евреев. В частности, например, запрещалось брать проценты по договору денежного займа с единоверцев. При оформлении заклада на имущество нельзя было брать то, чем обеспечивалось прокормление семьи: хлебные жернова и т. п.

Конкретные виды договоров ограничивались обменными отношениями: имущество на имущество или имущество на услуги. Известны были соглашения о поклаже, займе, найме личном и имущественном. Продажа, по сути, приравнивалась к закладу (если иметь в виду периодические переделы). Исполнение обязательства могло быть и принудительным: суд мог вынести постановление об аресте имущества. Однако кредитору запрещалось входить в дом должника для исполнения решения.

Значительное обновление древнего права произошло по правилам Мишны. Сформировалось представление о том, что сделки, совершенные к значительному ущербу одной из сторон (конкретно, более 5/6), можно признать недействительными. В случае правонарушений, причинения материального ущерба взысканию подлежит любой, прямой и косвенный убыток. На оценку прямого ущерба влияла неосмотрительность нарушителя: от тех или иных обстоятельств зависело, вполовину или полностью он будет взыскан. Более развитыми стали и договоры, связанные с недвижимостью: теперь владение землей рассматривалось практически как частная собственность.


Уголовное право и суд

На принципы древнееврейского уголовного права в наибольшей степени повлияли требования и предписания религии и ветхозаветных заповедей. Многие — и все важнейшие — преступления древнего права наказывались именно потому, что были нарушениями этих заповедей. Наказуемым было ранее всего греховное действие, и степень важности греха предопределяла степень возможного наказания.

(1) Прямые нарушения заповедей, т. е. намеренно противное законам поведение, рассматривались как тягчайшие преступления. К таким были отнесены возведение богов-кумиров, злословие в адрес родственников, нарушение полевой межи, превратный суд, прелюбодейство с родными, скотоложство и греховные сексуальные действия, тайное убийство и наемное убийство. Все эти виды преступных действий (конкретные преступления могли быть более различными) однозначно предписывалось карать смертью. Оценка именно этих преступлений как наиболее тяжких связывалась с особой охраной семейно-родовых ценностей еврейского общества, а не только религиозных: почти все эти виды так или иначе посягали на клановые устои и общинный уклад.

Следующим по важности преступлением было (2) убийство. Древнееврейское право изначально различало убийство по злому умыслу, которое наказывалось также смертью, и убийство ненамеренное — в драке, случайное и т. п. Такому убийце закон предоставлял возможность укрыться в убежище до суда (были специально перечислены шесть городов, где можно было укрываться от преследования родственников убитого). Суд определял наказание или освобождал от него, примирив убийцу с родственниками потерпевшего.

Древнейшие постановления устанавливали для евреев право кровной мести — не только за убийство, но и за другие (3) преступления против личности: членовредительство, оскорбление семьи, рабов. Но уже по правилам Второзакония месть ограничивалась, ее заменил уже известный по вавилонскому праву талион: «А если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исход. 22). В большинстве случаев, вероятно, и здесь действовали правила выкупа преступления по особой таксе, также почерпнутой из законов.

К менее тяжким имущественным преступлениям относилась (4) кража. За кражу полагалось возмещение украденного: от 2-х до 5-тикратного. Но злонамеренная, ночная кража оценивалась наряду с самыми тяжкими грехами — за нее можно было самолично расправиться с преступником. Тот же штраф налагался и в случае не возврата взятого на хранение — тем самым кража еще не вполне отделилась в праве от обычного имущественного причинения ущерба, не связанного с уголовным наказанием.

Еще одной особенностью древнееврейского уголовного права было отсутствие собственно системы наказаний: в рамках законов, очень широких, суд никак не был связан назначением конкретного вида наказания. Помимо судебного решения, в целом ряде случаев предусматривалась возможность и даже целесообразность моментального общественного наказания преступника, обличенного и не нуждающегося в оправдании по тяжести преступления. За непослушание отцу, подстрекательство к служению другим богам и некоторые другие преступника предписывалось побить камнями, как бы выразив общинный обезличенный приговор ему. А в целом упоминаемые в Библии и применявшиеся в еврейском праве наказания были весьма разнообразны. Наиболее тяжкие преступления карались смертью, и виды смертной казни были самыми разными, как почерпнутыми из общей ближневосточной практики, так и специфическими для еврейского права: сожжение, повешение, обезглавливание, убийство стрелами, камнями, удавление, под пыткой, распиливание, четвертование, сбрасывание в море, со скалы, раздавливание колесницей, кузнечными механизмами, растерзание зверями. Наименее тяжким видом считалось повешение, его применяли во всех случаях, когда законы просто указывали смерть. Практиковались членовредительные наказания: отсечение ног, рук (например, если женщина непристойно вмешивалась в драку мужчин). За преступления общественно-религиозного содержания: осквернение мудреца, удар должностному лицу, насмешки над церковной доктриной — полагалось отлучение от церкви и от возможности совершать обряды. Были телесные наказания: битье палками или кнутом, но не более 39 ударов. За повторно совершенное такое же преступление могло быть назначено 79 ударов, но не более. Практика порки была распространенной: в Писании упоминается 168 случаев телесных наказаний; позорным оно не считалось, а было как бы «отеческим» для своих. Наконец, применялось и заключение в тюрьму. Это считалось уже позорным, своего рода бедствием: сидевшие в тюрьме отпускали волосы; в тюрьмах применялись цепи, связывание, колодки. Различий в наказании мужчин и женщин, взрослых и детей не было. Вместе с тем законы и обычаи требовали взвешенного отношения к назначению наказания, с тем чтобы, преследуя тяжкий грех, не проявлять к своему народу излишней жестокости. По заключению Талмуда, «суд, который в течение семи лет произнес хотя бы один смертный приговор, следует назвать кровожадным».

Во времена древних Израиля и Иудеи суд происходил около городских ворот в одинаковой форме по уголовным и имущественным искам. Доставка обвиняемого или ответчика в суд лежала на истце или родственниках потерпевшего; как правило, суд должен был состояться в день преступления или обвинения. Главным доказательством считалось собственное признание. Наиболее распространенными были принесение клятвы и свидетельские показания. Считалось, что одного свидетеля недостаточно для суда (но достаточно для иска): закон требовал 2–3. Письменные доказательства применяются только в праве Талмуда. Простые дела иногда решались жребием. В особых обвинениях (в прелюбодействе жены, в нарушении ею супружеских обязанностей) применялся Божий суд — испытание на покровительство Бога путем ордалий: бросание в реку, питье клятвенных вод и т. п. Если ордалии очищали обвиняемую, то обвинение снималось, и она могла спокойно возвратиться в семью.

Ориентация правоприменения на семейные, в значительной степени общинные ценности и начала сделала в итоге древнееврейское право узконациональным. Это обеспечило ему долгую жизнь и применение в своей среде даже в странах, официальные доктрины которых негативно относились к иудаизму. Но с этим особенностями права связано и его незначительное распространение, помимо огромного литературного влияния через Библию и ее истолкования.


Раздел II. Государство и право античного мира

Первые на территории Европы политические общества сложились в странах Средиземноморья во II–I тыс. до н. э. Они, в первую очередь цивилизации Древней Греции и Древнего Рима, положили начало всей государственной и правовой истории Европы, передав традиции своей политической и правовой культуры другим народам и временам, выросшим на почве особогоантичного мира.

Античное общество и античная государственность представляли новый, сравнительно с Древним Востоком, этап общей человеческой истории. Их новизна была связана с глубокими особенностями общественно-юридического быта и всего социально-культурного уклада европейских народов. Античное общество, по крайней мере в период своего расцвета, было обществом выраженной индивидуальной собственности и рабовладельческого уклада хозяйства. Основанные на этих особенностях исторического развития Европы (сравнительно не только с древневосточным обществом, но и с вообще господствовавшим в мировой истории типом отношений) черты политического быта и правовой культуры также были отмечены высокой степенью своеобразия юридических форм.

Античное общество и античные цивилизации сложились на берегах Средиземного моря, которое в первые века особенно стимулировало экономические усилия народов, их связи с другими землями. Подобно тому как древневосточные общества были цивилизациями великих рек, античный мир был морской цивилизацией, с раннего времени связанной военно-торговыми отношениями. Значительно более развитыми здесь были денежное хозяйство и финансовые связи. Значительно большую роль в созидании государственности античного мира сыграли финансовые системы и военная политика.

Античные государства почти с самого начала своего образования стали стремиться выйти за пределы первоначальных областей обитания основавших их народов. Развитие государственных форм здесь проходило на фоне колонизации — поначалу военно-торговой, затем чисто завоевательной — других областей Европы, Африки, Малой Азии. Имперская политика составляла существенный фактор деятельности властей. В результате крупнейшие античные государства развились в значительные империи — в период своего исторического заката поистине мирового масштаба (империя Александра Македонского, Римская империя). Здесь были впервые в мировой истории выработаны административные и правовые формы взаимоотношения метрополии и колоний, принципы управления территориями в масштабе континентов.

Благодаря особенностям социальных отношений своего времени, античное государство составило особый тип государственности, более высокий, чем древневосточное. Это государство в главном было построено на принципах народовластия и гражданской свободы, соединенных с особым общинно-полисным политическим строем. Оставаясь государственностью избранных, античный полис предоставил истории пример более высокой степени вовлеченности граждан в политическую и правовую систему, чем это было на Древнем Востоке.

В своем становлении и развитии античная государственность прошла некоторые исторические этапы. Формирование государства происходило в форме примитивных монархий или олигархически-родового строя, в котором клановые отношения объединялись с преимуществами крупной земельной собственности. Расцвет античной государственности принес с собой народовластие в форме демократической республики или особой монархии. Венцом исторического движения античной государственности стало оформление особой полувоенной, бюрократической монархии, которая станет образцом политических форм большинства европейских и азиатских народов в последующей истории.

В античную эпоху условный центр мировой истории переместился в Европу. Она стала в экономическом, социальном и культурном отношении более развитой, чем остальной мир. Здесь стали вырабатываться политические и юридические формы, определяющие мировое развитие, в том числе и путем прямого культурного и политического влияния. Особая роль принадлежит здесь системе римского права. Оно стало основой для последующего становления и развития большинства систем мирового правового уклада, оказало воздействие на формирование первых правовых принципов международных взаимоотношений, вообще всего современного юридического мышления.


§ 9. Формирование древнегреческой государственности

§ 9.1. Становление политического общества в Древней Греции

Протогосударства Крито-Микенского мира

Древнейшая в Европе цивилизация сформировалась на о-ве Крит в первой половине II тыс. до н. э. Около двух столетий длившаяся война между отдельными племенами, населявшими остров уже более полутысячи лет, закончилась победой одного из них, с культовым и раннеполитическим центром в г. Кносса. Подчинение единому центру других племен и объединений стимулировало эволюцию новой общности к образованию протогосударства, способствовало накоплению богатств в одном городе-дворце и социальному расслоению населения. Проявлением расцвета сложившегося протогосударства стало строительство огромного дворца в Кноссе — по сути целого города (площадью в 16 тыс. кв. м.); в позднейших греческих мифах — это знаменитый лабиринт царя Миноса. Примерно в сер. XV в. до н. э. Критское царство завоевывается племенами ахейцев из континентальной Эллады, в результате чего образуется временный единый государственно-политический союз нескольких народов. Это стимулирует формирование политических функций ранней общественной власти, сохранявшей у протогреческих народов родоплеменной характер.

Минойское царство (просуществовавшее примерно до рубежа XII–XI вв. до н. э.) представляло собой типичное протогосударство, сходное с ближневосточными. Основой его было государственно-распределительное хозяйство с принудительным трудом населения и, в меньшей степени, рабов. Концентрация этого распределения во власти царского клана, занимавшего Дворец, позволило довольно быстро сложиться прослойке богатой знати, связанной с жреческими функциями и раздачей общественно-государственных запасов. Глава царства был и верховным жрецом, причем вся протогосударственная иерархия была порождена выполнением религиозных обрядов — Минойское царство было вариантом священного протогосударства, теократии (подобно Египту эпохи Раннего царства). Особа царя считалась священной и неприкосновенной, он участвовал главным образом в ритуализированных действиях, в принесении жертв и, видимо, не появлялся за пределами Дворца.

С именами полумифического критского царя Миноса и его брата Радаманта связаны сведения о первых законах. С их помощью пытались сохранить древний уклад (запретами на пьянство, на излишнее обогащение) и гарантировать родовое право на самозащиту. Суд еще не носил государственного характера: «Судебные решения, — спустя почти тысячу лет записал греческий философ Платон, — выносились просто и быстро; если судья сомневался в каком-нибудь деле, обвиняемый приносил клятву относительно вызывающего сомнения вопроса; этим дело и кончалось быстро и ненарушимо…»

Достижения критской культуры, прежде всего письменность, и, частично, формы предгосударственного уклада повлияли на сообщество ахейских племен, сформировавших ранние государственно-политические объединения уже в самой Элладе.

Территория исторической Эллады (Греции) заселялась с III тыс. до н. э. племенами, не имевшими ничего этнически общего с позднейшими греками. В конце III тыс. до н. э. в Элладу нахлынула первая волна завоевателей — племена ахейцев. К середине II тыс. до н. э. ахейское общество подошло к стадии образования в нем надобщинной администрации, в значительно большей степени, чем у народов Ближнего Востока, сохранив привязанность к родовому прежнему укладу.

Ахейское общество состояло из замкнутых родов-кланов, ведущих свое происхождение от одного предка. Такой клан был экономической, семейной, религиозной и ранней политической общностью. Возглавлял его вождь, которым становился более чистый по крови старший из мужчин; он же был главным жрецом клана. В отношении членов рода вождь обладал почти безграничной властью, включая право жизни и смерти жены, детей, продажи их в рабство. Он же творил суд, руководствуясь обычным правом семьи (Themis); во взаимоотношениях с другими кланами вырабатывались нормы междусемейного обычного права (Dike).

В процессе общения с крито-эгейским миром, и в ходе завоевания его, у ахейцев активизировалось становление протогосударства. Особенно продвинулось оно на юге Эллады, где центром мощного объединения стал г. Микены. Микенское царство (втор. пол. II тыс. до н. э.) было довольно развитым протогосударственным объединением. Основу его исторически составило дворцовое хозяйство, возникшее из государственно-распределительной системы, обеспеченное трудом рабочих отрядов и, частично, плененных и купленных вне Эллады рабов. Возглавлял центральную администрацию правитель — ванака, государственные права которого опирались на втрое большие, чем у других, земельные владения. При нем появляется специальный военный вождь. (такое разделение власти также еще напоминает восточные структуры.) В отношениях с подвластными племенами и кланами складывается общая налоговая система из 16 округов на основе учета земель. Со временем близкая к восточной предгосдударственная организация начинает вытесняться собственной, ахейской, более связанной с клановоплеменными традициями. Во главе каждого клана-племени становится вождь — басилей, одновременно являвшийся жрецом. Объединением кланов (что стимулировалось обычно внешними причинами) руководит совет вождей, делящий власть с народным собранием. Вожди уже нередко наследуют в клане свои полномочия. Исторической кульминацией тенденции к государственно-политическому объединению ахейских племен стала знаменитая Троянская война в XIII в. до н. э., известная по памятникам греческого эпоса — поэмам Гомера. Эта же война стала, по-видимому, одним из факторов последующего упадка ахейских обществ, их разобщения, и в конце концов падения ахейской цивилизации под натиском новых завоевателей.


Дорийское завоевание: начало нового строя

На рубеже XIII–XII вв. до н. э. на территорию Эллады с севера вторгаются племена завоевателей другой этнической принадлежности — дорийцы. Это вторжение, продолжавшееся до XI в. до н. э., окончательно раздавило клонившуюся к упадку ахейскую цивилизацию и крито-микенскую культуру, основанную в том числе на раннерабовладельческих отношениях. Дорийцы подчинили себе большинство прежних племен либо вытеснили их в отдельные области прежней Эллады. Именно дорийцы стали основателями новой греческой цивилизации и государственности.

Дорийские племена не составляли внутри себя ни языкового, ни национального, ни религиозного единства. Разные группы племен по-разному осваивали области прежней ахейской цивилизации, по-разному взаимодействовали с прежним населением. Это определило различные пути формирования нового общества и новых государственно-политических укладов.

Дорийцы объединялись в племена. Их ячейки составляли семьи патриархальные, находившиеся под властью главы семейства. Племена во главе с вождями группировались вокруг городов, большинство из которых было основано еще во времена ахейцев; город-поселение подразделялся, как правило, на 3 филы-племени. Ассимилируя прежнее ахейское население, дорийцы стали оседлым земледельческим обществом, приверженным городской цивилизации. Город постепенно делался религиозным центром-святилищем (прежний бог доминирующего племени признавался общим, но сохранялось почитание других, которые образовали своего рода священную иерархию во главе с Зевсом, Аполлоном или Афиной). Правил в таком городе басилей — жрец, который означал главу и патриархальной семьи, и племени. Власть его обрела священный характер: он носил особые царские знаки — скипетр, пурпурные одеяния, корону, восседал на троне, решая общие дела. Его слово становилось как бы живым законом в городе. Власть общегородского басилея наследовалась по праву старшинства в его роде, хотя гомеровские поэмы и сохранили немало фактов об оспаривании трона другими представителями племени, мужчинами.

Роды-племена оставались вполне автономными. Их вожди собирались на совет вместе с басилеем, где решались политические вопросы. Существовало и народное собрание, называвшееся в разных союзах племен по-разному (апелла, агора, экклезиа) и группировавшееся по племенам — этериям; собрание могло отменить или одобрить решения совета вождей, здесь же решались споры между этериями-племенами. Дорийское общество практически воспроизвело многие черты прежней ахейской организации, однако сформировало и важное отличие: центром политического объединения становился по-особому организованный город.


Становление полисной организации

К рубежу IX–VIII вв. до н. э. обновившееся дорийско-эллинское общество вступило в новый этап своей истории. Повсеместно поселения отдельных племен под влиянием внешних факторов и подчиняясь тяготению общинной жизни объединяются вокруг общих центров, где складывается единая надродовая и надплеменная администрация. 3–4 (редко больше) поселения вместе с прилежащими к ним сельскими округами вливаются в единый крупный город; это явление получило название синойкизма (слияния). Так появились крупнейшие впоследствии города-государства Эллады: Спарта, Афины, Коринф и другие.

В государственно-политическом отношении на смену примитивным царствам, представлявшим только первую ступень преобразования надобщинной администрации в протогосударство, возникает правление «лучших людей», опирающееся на землевладельческую аристократию. Появление аристократической (вместо единоличной на Ближнем Востоке) формы раннего государства стало одной из самых важных исторических особенностей становления античной государственности вообще.

К VIII в. до н. э. в большинстве ранних государств Эллады социальное расслоение населения достигло высокой степени. Образовался экономически влиятельный слой земледельческой аристократии (бывшей родовой знати, старейшин, басилеев и т. д.), многие из которых сохраняли и традиции религиозно-политического влияния соплеменников. Политическое влияние знати опиралось на ее десятикратное как минимум превосходство в размерах земельных владений, на дошедшие от прежней стадии догосударственного быта привилегии в сборе налогов, на традиционные судейские полномочия. Значительная часть земледельческого населения большинства областей Эллады попала в правовую и экономическую зависимость от аристократии. Вместе с тем исторически именно аристократия стала тем активным социальным слоем, который продвинул общий процесс становления ранних государственных форм и институтов.

В этот так называемый архаический период (IX–VI вв. до н. э.) в большинстве образующихся полисов формируются новые предгосударственные институты, выражающие новый политический уклад. Власть басилея-царя утрачивает свое значение, он остается фигурой преимущественно религиозной и судебной. Место главенствующего политического учреждения занимает совет знати (булэ), где решаются основные дела полиса, ведутся переговоры с представителями других полисов, решаются военные вопросы. Рядом с советом в той или иной форме существует народное собрание, эпизодически собирающееся на рыночной площади — агоре. Для повседневной управленческой работы советы образуют особые коллегии — притании, обладающие исполнительной властью. Некоторые города меняют царей на выборных правителей — архонтов, которые исполняют те же функции. В каждом полисе той эпохи (а само слово polis означало и собственно укрепленное поселение, и новую государственную общину) можно было найти особые здания совета (булевтерий), управления (пританей), суда (династерий) и, конечно, площадь-агору. Реально политическая организация власти в ранних полисных государствах могла быть различной: или несколько древних аристократических родов делили власть в полисе (Афины, Мегара, Милет), или аристократическое правление обретало форму коллективного царя (Коринф, Митилены). Но отсутствие правильных и признанных правом полномочий не позволяет считать власть архаического периода вполне государственной.

Аристократическое правление опиралось на безусловное экономическое давление землевладельческой знати и простую социальную структуру: родовая знать — крестьяне-землевладельцы. Однако с началом VIII в. до н. э. положение изменилось. Началась великая греческая колонизация Средиземноморья, освоение и захваты побережья Малой Азии, Италии, островов Эгейского моря, Сицилии и других. Появился мощный военный и торговый флот, растет торговля, ремесленное производство. Вместе с этим вырос и новый социальный слой — демос. Уже не только владение землей и старые привилегии определяли богатство и вес в полисе, девизом новой эпохи, по высказыванию спартиата Аристодема, стали слова «деньги делают человека». Новый социальный слой начал предъявлять серьезные претензии к всевластию аристократии и вообще к организации власти в полисах. Это породило длительную полосу исторически затяжных и порой очень острых социальных и политических конфликтов.

Выход из этих неизбежных столкновений был в новой организации власти и в реформах социально-правовых порядков. По всей Элладе VII–VI вв. до н. э. стали временем, когда на место аристократического правления приходит ранняя тирания, или единовластие энемнетов-законодателей. Единоличное правление устанавливается или по согласию аристократии и в общих интересах полиса — так было в Локрах, Митиленах, Афинах (650–540 гг. до н. э.), или тирания одного становится средством борьбы демоса со старой аристократией, как в Коринфе, Мегарах (670–630 гг. до н. э.). Ранние тираны — это не монархи и не прежние басилеи; их власть не наследственна, лишена религиозного значения и более напоминает диктаторскую с исключительно неограниченными полномочиями. Иногда тирания удерживала несколько десятилетий наследственное преемство власти в ряде греческих городов. Выражая интересы крестьянства и демоса, правовая политика тираний была направлена против аристократии, против разрастания имущественного неравенства, против злоупотреблений, представлявшихся несправедливыми, но которые были только выражением времени. С именами первых тиранов связано и начало регулярного законодательства в греческих полисах, переустройство государственных институтов. Первым из исторически известных древних тиранов был Залевк в Локрах (Юж. Италия), пришедший к власти в 663 г. до н. э. Он переменил государственный уклад, запретил сделки с землей, составил жесткое по санкциям собрание уголовных законов, настолько прославившееся в Элладе, что его применяли и спустя 300 лет. Примеру Залевка последовал Харонд из Катан (на Сицилии). В других греческих городах роль тиранов выполняли особые арбитры, или законодатели, избранные на 5 — 10 лет для «наведения порядка», под которым понимался возврат к старой жизни.

Тираниям удавалось достичь своих целей только временно. Социальный уклад греческих полисов неизбежно эволюционировал в направлении общества, основанного на частной или особой корпоративной собственности. Основным результатом периода тираний стало ускоренное и завершенное оформление в полисах государственной организации.


§ 9.2. Спартанское государство

На юге Эллады (п-ов Пелопоннес) самым ранним и наиболее значительным из образовавшихся полисных государств была Спарта, постепенно подчинившая себе большинство соседних областей. В силу ряда исторических причин, становление здесь государственности было отмечено значительными особенностями по сравнению с другими греческими полисами. Это предопределило сохранившиеся надолго особые черты общественного уклада и государственной организации в древней Спарте.


Становление Спартанского государства

Спарта была более чистым и непосредственным историческим результатом дорийского завоевания, чем другие греческие полисы. Захватывая в IX в. до н. э. юг Эллады, дорийцы в большей степени не ассимилировали, а вытесняли или порабощали местное население (видимо, из-за общей нехватки пригодных земель). Тем самым пришельцы становились в совершенно особые изначальные отношения с более многочисленными ахейскими народами. Разрушив древнюю столицу Лаконии (Ферапнею), дорийцы загнали в горы прежнее население и в начале IX в. основали несколько типичных для той эпохи завоевания поселков. 4 из этих селений впоследствии слились (см. выше синойкизм) в единый полис — Спарту, которая стала центром будущего государства.

Осевшие в Лаконии дорийцы разделялись на 3 племени-клана: Иллеи, Доманеи и Памфилои. Это деление надолго отразилось в раннем государственно-политическом укладе народа. Каждое из племен, в свою очередь, делилось на 9 фратрий — религиозно-родовых объединений с общими празднествами, культами, внутренним самоуправлением.

Территориально новый объединенный полис делился на 5 местных фил, а те, в свою очередь, — на родовые «кварталы» — по 3 в филе (видимо, от каждого клана). В каждом родовом «квартале», сохраняя начала родоплеменного самоуправления дорийцев, избирался вождь и глава войска (по сути, ополчения). 5 руководителей фил — «царей» — составляли первоначальный Совет полиса; объединение полисных ополчений образовывало единое войско спартиатов. Цари-вожди (ко времени овладения Лаконией и становления Спарты) выдвигались только из двух знатных родов — Агидов и Эв-рипонтидов, впоследствии возведших свое происхождение к легендарным царям времен Троянской войны. Затем эти два рода, видимо, поделили высшую военную власть в общих интересах, чтобы устранить постоянное соперничество: с конца IX в. до н. э. спартиаты стали выбирать двух царей, которым принадлежала, по сути, власть вождей, типичная для зрелой надобщинной администрации, но еще не государства. Цари были военными предводителями, верховными жрецами, судьями. Они же считались председателями народного собрания спартиатов, в котором могли принимать участие воины старше 30 лет.

В ходе завоевания сложилась и крайне своеобразная социально-правовая организация Спарта, основанная на корпоративной собственности завоевателей на землю страны и на насильственном присвоении продуктов труда порабощенных слоев населения.

Каждой спартанской патриархальной семье (их было немного — около 10 тыс.) выделялся участок земли — клер. Однако обрабатывался этот клер не спартиатами, а зависимым населением — илотами. Илоты жили на участке со своими семьями, не могли с него уйти, часть произведенного должны были отдавать в качестве государственного налога условным собственникам — спартиатам. Причем нельзя было требовать более установленной властями нормы. Илоты были лишены каких-либо прав, даже право на жизнь не было безусловным, поскольку по решению властей периодически проводились «чистки» всегда готового восстать населения.

Другую группу неполноправного, но более свободного, чем илоты, населения Спарты составляли пэриэки. Они жили по окраинам страны, вели самостоятельное хозяйство и с него платили государственные подати; их также привлекали к военной службе. Пэриэки обладали собственным самоуправлением, но в общегосударственных делах подчинялись спартанским царям. Пэриэкам, в отличие от спартиатов, дозволялось не только трудиться на земле, но и заниматься ремеслами, торговлей, которые вообще были слабо развиты, в том числе из-за традиционной политики дорийцев, направленной на всемерное сохранение родового равенства и земледельческого уклада.

Такой довольно странный и безусловно нежизнеспособный в длительной исторической перспективе социальный порядок мог сохраняться только в условиях особого единства верхушки общества — спартиатов. Это не могло быть достигнуто без специальных политических и правовых институтов, которые бы сдерживали социальное размежевание малочисленного спартанского общества, с одной стороны, а с другой — предоставили бы спартиатам особые права и особое место в государстве, выражавшем бы их общие интересы. Решение этих проблем было найдено путем преобразований, приписываемых спартанскому законодателю-реформатору Ликургу, которые законсервировали уклад спартанского общества и сформировали в нем подлинное государство.


Реформы Ликурга

На пути создания государственности Спарта выработала свою систему, отличную от типовой для остальной Эллады тирании. Аристократия не была низвергнута, а народному правлению был придан особый строй, примирявший все интересы внутри спартанского общества, а кроме того, само это общество было поставлено под строгий государственный контроль.

Полулегендарный царь Спарты Ликург (VIII в. до н. э.) воспользовался в своих преобразованиях опытом древних ахейских обществ. Первым и самым важным из нововведений было создание Совета старейшин — «В соединении с горячечной и воспаленной, по слову Платона, царской властью, обладая равным с нею правом голоса при решении важнейших дел, этот Совет стал залогом благополучия и благоразумия» (Плутарх. Ликург. VIII). Тем самым в новоучреждаемом государстве должно было установиться равновесие между традиционной властью царей — потомственных аристократов и властью неорганизованной толпы, представленной народным собранием.

Другим из существенных преобразований был передел земли. Он имел не только социальное, но и политическое значение, «дабы изгнать наглость, злобу, роскошь и еще более старые, еще более грозные недуги государства — богатство и бедность» (там же). По своему замыслу, это было мероприятие, подобное тем, какие проводили древневосточные владыки в периоды перехода к государственной организации, чтобы снизить остроту социального недовольства. Для спартанцев в этом, видимо, был путь к социальному сплочению их народа перед лицом зависимых и покоренных племен. Чтобы уничтожить всякое неравенство, Ликург распространил переделы и на личную собственность. Были выведены из оборота реальные деньги, которые заменили неподъемной и не имевшей хождения вне Спарты железной монетой. Одним из следствий этого стало постепенное исчезновение воровства в Спарте. Но спартанцы пошли и далее: было предписано ограничиться самыми необходимыми ремеслами и искоренять особые искусства, чтобы стиль жизни зажиточных граждан не имел реального выражения в богатстве вещей. Этой же цели должны были служить введенные Ликургом общественные трапезы, которые восходили к родовым пирам и на которых все должны были угощаться простой пищей и из простой посуды. Для организации этих трапез спартанцы должны были впредь уплачивать небольшой налог, служивший знаком добропорядочного спартиата. Целый ряд постановлений был специально направлен против роскоши: так, дома следовало строить при помощи только топора и пилы, дабы не предаваться украшательству.

Законы равенства Ликург распространил и на брачно-семейную сферу. Женщины были в значительной степени уравнены с мужчинами, допущены к занятиям спортом, военным делом. Это должно было способствовать простоте нравов, что, в свою очередь, содействовало бы росту браков и рождаемости. Поощрялись внебрачные связи, причем запрещено было проявлять собственнические чувства, ревность и т. п., в отношении женщин. Государство брало на себя заботу о воспитании всех без исключения детей.

Постановлениями Ликурга было введено единообразное и обязательное воспитание и обучение всех спартиатов, в которых военное дело занимало главенствующее и почти исключительное место. Запрещено было заниматься ремеслами, искусствами, земледелием, торговлей. «Никому не разрешалось жить так, как он хочет, точно в военном лагере; все в городе подчинялись строго установленным правилам и делали то из полезных для государства дел, которое им было назначено». Спартанский образ жизни должен был охраняться многочисленными запретами на общение с иностранцами, нововведениями в религиозной сфере. Даже говорить спартиаты должны были по-особому: лаконично, экономя слова, стремясь к нарочитой точности и образности (на деле такой искусственный язык также служил национальной изоляции от прочих).

Законодательные постановления Ликурга были высказаны в так называемых ретрах — ответах оракула Аполлона на вопрошания царя. Они не были записанными, и священный смысл должен был обеспечить сохранение их требований на века. По замыслу законодателя, стабильность спартанского общества должна обеспечиваться и нравами, и общим укладом жизни, и государственными учреждениями, в которых народ в целом реализует власть. Одна из ретр завершалась словами: «Господство и власть пусть принадлежат народу».


Организация власти и управления


Система власти и управления в Спарте была основана на своеобразном сочетании традиционных институтов эпохи протогосударства с принципом нового народовластия. Основным органом в Спарте была герусия — совет старейшин, возглавляющий все государственное управление. Его образовывали 30 геронтов (в том числе два царя); по-видимому, по два от каждой «обы»-квартала. Геронтов избирали из наиболее известных граждан пожизненно (первые геронты были назначены Ликургом) в возрасте старше 60 лет. Герусия готовила внешнеполитические решения, руководила деятельностью должностных лиц. Она же была судебным органом по политическим преступлениям и умышленным убийствам, решала вопросы о причислении к полноправным гражданам или о лишении гражданства. Судебной власти герусии подлежали даже цари. Сама герусия считалась неответственной за свои решения.

В народном собрании — апелла — должны были принимать участие все спартиаты старше 30 лет, прошедшие указанное законом воспитание. Основанием для лишения прав политического гражданства была только неуплата взноса на установленные общественные трапезы. Собрание было только пассивным властным органом: «Никому из обыкновенных граждан не дозволялось подавать свое суждение, и народ, сходясь, лишь утверждал или отклонял то, что предложат старейшины и цари». Примерно в VI в. до н. э. власть собрания была еще более ограничена правом герусии и царей распустить его за неверное, с точки зрения традиции, решение. В теории собрание выбирало геронтов, должностных лиц; реально решения принимались «ором», который надлежало истолковывать герусии; за ней, следовательно, оставалось и последнее слово.

С течением времени важнейшим институтом управления стала коллегия эфоров, появляющихся еще в VII в. Происхождение этого установления не выяснено. Возможно, эфоры были представителями 5 территориальных фил Спарты. Первый из них эфор-эпоним — председательствовал в общих собраниях апеллы и герусии, и сами народные собрания созывались эфорами; они же только имели право предлагать законы. Эфоры объявляли военную мобилизацию, передавали власть мирного времени в руки военных вождей-царей. Основным полномочием эфоров был суд: им были подчинены споры о собственности, о наследствах, договорах, менее важные уголовные дела. Эфоры были верховными судьями для пэриэков и илотов, им же принадлежала полицейская власть в полисе (в частности, они руководили отрядами молодых спартиатов в криптиях — государственных расправах с илотами). Они призывали царей на суд, контролировали общественные финансы, интерпретировали обычаи, т. е. решали как бы конституционные вопросы Спартанского государства.

Цари (с VI в. до н. э. власть была наследственной) сохраняли основные военные и религиозные полномочия предгосударственного времени, утратив лишь собственные судебные права, которые отошли к герусии и в целом действовали вместе с нею. В военное время один из царей командовал армией вместе с 10 членами герусии.

Народовластие в Спартанском государстве было не прямым, а в значительной степени представительным и опосредованным. Причем представительство было передано главным образом должностным лицам, несменяемым и не зависящим от собраний граждан. Это придало государственной организации Спарты аристократический характер, всецело связанный, однако, с общенародным консервативно-политическим укладом.

Государственно-политический строй Спарты оставался практически неизменным в течение нескольких столетий. Особый уклад спартанской жизни предопределил ее очевидное военное лидерство среди других полисов юга Эллады — в VI в. до н. э. вокруг Спарты сложился т. н. Пелопоннесский союз нескольких областей и полисов, который повел активную борьбу за общее преобладание в Элладе. В каждом из городов союза власть передавалась специальному совету из 10 аристократов, а Спарта ставила гармостов — наместников с военными и финансовыми функциями. В самой метрополии — Спарте — взаимоотношения исторических институтов власти несколько изменились в сторону преобладания царей (они стали главенствовать над эфоратом) и герусии (которая обрела право вето на решения собрания). Более четко была разделена судебная компетенция герусии, эфоров и народного собрания.

После победной для Спарты и союзников Пелопоннесской войны (431–404 гг. до н. э.) с Афинами и другими греческими полисами, спартанское общество стало быстро расслаиваться в социальном отношении, и это расслоение уже не могло сдерживаться даже старыми политическими институтами. Сократилось число полноправных спартиатов, власть стала практически изолированной от основной массы активного населения полиса (в конце IV в. до н. э. насчитывалось лишь около 1 тыс. граждан Спарты). В III в. до н. э. очередной политический кризис завершился почти полной ликвидацией традиционных институтов власти и рождением диктатуры царей в угоду массе неполноправных жителей Спарты. В ходе очередной смуты начала II в. до н. э. власть захватили илоты, их правление было подавлено только участием других полисов Эллады. В середине II в. до н. э. (146 г.) Спарта утратила самостоятельность, став частью греческих провинций Римской империи.


§ 9.3. Образование Афинского государства

Более развитым, чем Спарта, в социально-экономическом отношении было второе из крупнейших древнегреческих государств Афинское (п-ов Аттика), вскоре подчинившее своему влиянию остальную Элладу. Классический путь формирования государственности в Афинах привел к появлению там и более сложной государственной организации, выражавшей интересы непосредственного народовластия.


Становление Афинского полиса

Аттическая область была захвачена группой ионических племен в ходе общего дорийского завоевания, которые, ассимилировав древнюю эгейскую цивилизацию, установили более соседские отношения с подчиненными народами. Осевшие в прибрежной Аттике ионийцы делились на 4 племени: Гелеонты, Аргадеи, Айгикореи и Гоплеты, — каждое со своими культом и некоторыми особенностями в той роли, какую они играли в общем ионическом союзе племен (их и называли «блестящими», «земледельцами», «козопасами» и «вооруженными» соответственно). Сложившееся в XI — Х вв. до н. э. первоначальное объединение племен носило характер общинной конфедерации, в которую вливались вначале три, потом четыре, пять и т. д. племен. Поселения-центры четырех племен постепенно слились воедино вокруг древнего города Кекропии (см. выше синойкизм), ставшего затем Афинами по утвердившемуся культу богини. Единство нового полиса обеспечивалось в основном единой военной организацией племен.

В социальном отношении каждое племя состояло из больших кланов, которые, в свою очередь, разделялись на 50–90 больших семей-родов. Семьи в произвольном порядке группировались во фратрии — особые религиозные объединения со своими культовыми праздниками и церемониями. Фратрии складывались в филы, которые после синойкизма стали чисто территориальными подразделениями общей территории полиса, причем не только город, но и вся Аттика соответственно делилась на 4 филы. Потомки покоренных доионических племен (фэты) стояли вне этой организации, но признавались почти равноправными; они могли свободно заниматься земледелием, торговлей и ремеслами, у них были свои самоуправляющиеся объединения — фиасы и оргеоны (фратрии).

Управление племенами осуществлялось царями-басилеями, власть которых у ионийцев не была наследственной, и советом пританов в числе четырех (видимо, глав племен). Пританам принадлежала высшая судебная власть в полисе и право объявить военную мобилизацию. Особую роль играли главы семейств и кланов: они были вправе взимать свою долю податей, начальствовать в своем клане, даже приглашать царя на свое собрание. В опоре на такие родоплеменные привилегии, элита стала формироваться в столь важный для Древних Афин социальный слой земельной аристократии. В начале VIII в. до н. э. новому социальному членению общества был даже придан условно-правовой статус, восходящий к прежним особенностям племен: первый класс назывался эвпатридами (обладателями больших земельных наделов с большим урожаем), второй — всадниками, третий — зевгитами (разночинцами).

Во второй половине VIII в. до н. э. давление на крестьянство со стороны аристократии начало возрастать, ранее свободные земледельцы попадают в кабалу разного вида к знати. Появляется категория земледельцев-пелатов и шестидольников (отдающих 5/6 урожая), затем зависимые крестьяне превращаются в рабов, если не выплачивают долг; наконец, к исходу VII в. до н. э. растет число продаваемых за Аттику рабов. Рабовладельческий уклад начинает размывать прежде социально однородное ионийское общество. Знать превращается в социально господствующий слой, и это вызывает ускоренную эволюцию надобщинной администрации прежней эпохи в раннюю государственную структуру, подчиненную интересам этой знати.

Примерно в сер. VIII в. до н. э. под давлением эвпатридов потеряла свое прежнее значение власть басилевса: его сделали выборным и полномочия его свели к религиозной сфере. В 752 г. до н. э. вместо царя был избран эвпатридами особый правитель — притан сроком на 10 лет, затем появилась должность архонта; с начала VII в. до н. э. архонтов стали избирать на год, и их стало девять (с 682 г. до н. э.). Функции постоянного властного органа стал обретать прежний совет родовой знати — ареопаг (заседавший на холме святилища бога войны Ареса).

К середине VII в. до н. э. аристократическое правление в Афинах приобрело вид организации раннегосударственного типа, где доминировала роль выборных должностных лиц, соподчинявших свои полномочия с советами знати.

Первым по значению был архонт-эпоним (называвшийся так потому, что его имя стояло во главе списка молодых людей, внесенных в гражданский реестр в год его службы). Он устанавливал правила жизни полиса, считался «стражем семьи», контролировал соблюдение отцами семейств своих прав и обязанностей, выступал как «защитник слабых»; в связи с этим ему принадлежали значительные судебные полномочия. На второе место был отодвинут басилевс-архонт: он выполнял жреческие религиозные обязанности на празднествах, был также председателем особого суда из 4 глав фил (пританий) по делам об убийствах, о неповиновении главам полиса. Третьим архонтом был полемарх — военачальник, ответственный за безопасность полиса (вместе с главным советом); для этого он наделялся полицейской властью и правом карать незначительные проступки граждан и, особенно, неграждан города. Остальные архонты (6 фесмофетов) выполняли в основном судебные функции. Главные магистраты были подконтрольны Совету ареопага в части определения вообще возможности исполнять или другую функцию. Наиболее существенным признаком ранней государственной организации было, как видно, сочетание судебных и управленческих полномочий должностных лиц.

Рядом с архонтами стоял Совет — булэ. В него пожизненно входили отбывшие их должности архонты, иногда — другие представители знати. Совет осуществлял общий надзор за жизнью города, за соблюдением установленного строя; он был и судебным органом в тяжких преступлениях, в частности, имел право присуждать к изгнанию.

Военная организация опиралась на систему навкрарий, особых группировок населения. Каждая из 4 фил делилась на 12 навкрарий (всего 48) во главе с одним из эвпатридов. Коллегию всех 48 навкрарий возглавляли 4 притана (по одному от филы), они и были высшим военным руководством ополчения полиса. Каждая навкрария должна была выстроить и оснастить военный корабль для флота (с экипажем), выделить двух всадников и солдат пехоты; для этого внутри навкрарий вводилось собственное налогообложение на военные нужды.

Во второй половине VII в. до н. э. в Афинах, как и в других греческих полисах (см. выше, § 9.1), социально-политические противоречия знати и земледельческого населения, стремление воссоздать прежний романтизированный социальный уклад привели к учреждению тирании. С правлением тиранов, особенно наиболее известного Драконта (около 621 г. до н. э.), связывается появление в полисе писаного законодательства, направленного на стабилизацию общественного уклада. Однако экономическое развитие Афинского полиса, расширение связей с другими городами Эллады, Малой Азии, внутреннее развитие торговли и ремесла настолько укрепили новые слои населения, что прежний, основанный всецело на господстве родовой аристократии и землевладельческой знати, раннегосударственный строй не мог не вызвать мощной волны недовольства и очередной смуты. Столь же привычно, как и в других греческих полисах, выходом из этой смуты в самом начале VI в. до н. э. (стимулированной нараставшей внешней угрозой) стала деятельность реформатора-эсимнета Солона.

Реформы Солона

Выходец из землевладельческой знати, известный к тому времени военачальник и поэт Солон (640–560 гг. до н. э.) был приглашен на должность архонта в 594 г., с тем чтобы провести целый ряд преобразований, способных установить общественное согласие на основе нового уклада. Солон отказался от тирании, но жестко реализовал реформы, которые в целом переустраивали государственную организацию на более широкой социальной основе, отвечавшей интересам большинства народа.

В качестве предварительного условия преобразований Солон провел т. н. сейсахтейю (букв. «стряхивание бремени») — отмену всех долговых обязательств в полисе; должники были прощены, земли возвращены владельцам, проданные в рабство граждане выкуплены. Впредь запрещалось давать в долг под условием самозаклада. Проведенный закон озлобил буквально все афинское общество, поскольку не был осуществлен полный передел земли (как надеялись бедные), а богатые утеряли значительную долю имуществ. Впрочем, кризис был настолько велик, что афиняне предоставили все государственные полномочия Солону и впредь.

Сохранив за аристократией исключительное право на занятие высших государственных должностей, Солон придал аристократии имущественный характер. Старым четырем категориям населения Афин (эвпатридам, всадникам, зевгитам и фетам) был придан новый смысл: в них зачислялись граждане соответственно своим доходам (не менее 500, 300, 200 мер зерна в год). Помимо того, что категория граждан отныне могла меняться и зависела от исчисления ценза, для других, невысших, слоев были предусмотрены свои возможности решать политические вопросы.

Все слои населения отныне допускались к участию в народном собрании и могли быть судьями; полномочия собрания были невелики, и все дела предварительно решались в других советах. Рядом с ареопагом был поставлен новый совет — булэ, куда определялось по 100 граждан от каждой филы (или Совет 400); именно булэ предварительно обсуждал вопросы, подлежащие вынесению на народное собрание. За ареопагом были оставлены надзор «за всем» и охрана законов.

Солон отменил большинство изданных до него законов, в частности законодательство Драконта (кроме уголовного), и издал целую серию правил, касавшихся суда, гражданских прав, брачно-семейной сферы и т. д., которые создали совершенно новый правовой порядок. Отныне все граждане могли обращаться в суд сами, выступать в защиту потерпевшего и преследовать преступника (это устраняло патриархальные права эвпатридов). Граждане Афин обязаны были во время междоусобия занимать твердую политическую позицию под угрозой отнятия прав.

Реформы, проведенные Солоном или приписанные ему позднее, окончательно сформировали целостный государственно-политический уклад. Родовая знать стала преобразовываться в политическую элиту, связанную всецело с государственными институтами.

После некоторых административных преобразований, правления тиранов из семьи Писистратидов (560–527 гг. до н. э.), в основном сохранивших государственные порядки Солона и продолживших его социальную политику в интересах широкой массы земледельцев-граждан, в Афинах установился стабильный и развитый государственный строй, основанный на широком представительном народовластии граждан.


§ 10. Демократическое государство Древних Афин

К концу VI в. до н. э. в Афинском полисе сложилась завершенная государственная организация, построенная на прямом участии основной массы полноправных и свободных граждан в реализации государственной власти. Строй афинской демократии (V–IV вв. до н. э.) был наиболее своеобразным достижением традиции всей античной государственности, спустя тысячелетия продолжая привлекать к себе политическое внимание. Для самих Древних Афин это было время не только стабильного в целом государственного порядка, но и особого экономического и культурного расцвета, активной внешней политики, когда Афины стали практически центром Средиземноморского мира.


Становление демократической системы

Принципы будущей демократической организации были заложены во второй половине VI в. до н. э. и в целом не менялись до периода политического упадка Афин в конце IV в. до н. э. Однако общая система институтов власти и управления выработалась не единовременно, а стала итогом по меньшей мере двух этапов политических реформ.

Первый этап (508–462 гг. до н. э.) связан с реализацией политики, направленной на окончательное низвержение аристократического господства и традиций родового строя; начало ему положили реформы Клисфена, в 509 г. до н. э. ставшего лидером земледельческого и ремесленного населения в политической борьбе.

В Афинах была создана новая территориальная организация, положенная в основу государственного строя. Все полноправное население (вне прежних фил и фратрий) было расписано на 100 демов (условных слобод). Каждый гражданин должен был быть приписан к такому дему; собственно с занесения в список и начиналось право гражданства. Дем обладал самоуправлением: на собрании избирали демарха, а также кандидатов в Совет полиса и в архонты. Демы были объединены в 10 фил (новых); каждая фила имела свой храм и своих выборных лидеров, пользовалась правами самоуправления (собрание филы, исполнительная комиссия, представители в общеполисном управлении). Помимо этого, вся Аттика была поделена на З тритии: Город, Берег, Внутренняя земля. Филы и демы были приписаны к тритиям произвольно, иногда даже из разных концов полиса. Тритии не имели существенного значения и влияли только на организацию пританов. Старые роды оказались разобщены на разные филы и демы, и сплочению знати и зависимости от них торгово-ремесленного населения был положен конец.

Произошло упрочение выборной власти. Совет полиса (булэ) был увеличен до 500 членов, по 50 от каждой новой филы; установлен и возраст для избрания в него. Булэ стал не только общеполитическим, но и исполнительным органом: он делился на 10 секций, каждая из которых занималась срочными решениями в положенную ей десятую часть выборного года. В 501 г. до н. э. булэ впервые принес присягу в том, что будет придерживаться в своей деятельности законов. Роль булэ несколько ограничивалась народным собранием, которое отныне должно было собираться раз в десятую часть года для избрания магистратов, решения вопросов обороны, лишения прав гражданства. Однако все вопросы выносились на собрание лишь с одобрения Совета полиса. К этому же времени относится появление коллегии 10 стратегов (по одному от филы), которым вручалась военная и исполнительная власть, ранее принадлежавшая архонтам.

Сформировался новый политический статус гражданина. Права афинского гражданина стали неразрывны с особыми правами на получение земли: в 506 г. до н. э. упрочена была система клерухий (первая клерухия устроена в 570–560 гг.), когда по решению народного собрания семьям выделяли землю в новозавоеванных областях, главным образом в Малой Азии. Граждане получили право изгнать любого из своего числа, чья деятельность будет оценена опасной для блага полиса: в 506 г. до н. э. введена практика остракизма, особого голосования об изгнании того, чья деятельность вызывала осуждение большинства. С 501 г. до н. э. утвердился порядок обязательной военной службы граждан безотносительно к их имущественному цензу.

Второй этап (462–412 гг. до н. э) знаменовался дальнейшим продвижением народовластия (после попыток олигархии в 496 г. до н. э. в связи с нашествием персов взять власть в свои руки), созданием правовых начал деятельности новых институтов на основе разграничения полномочий; конкретные преобразования были главным образом плодом реформ лидеров афинского демоса Перикла и Эфиальта, видных ораторов и военачальников.

Произошла демократизация органов власти и управления. Последний оплот аристократии, практически сокрушен был ареопаг как орган власти; ему сохранены были только управление и суд по религиозным делам. С 457 г. до н. э. должности архонтов были открыты впредь и для низшего цензового слоя — зевгитов. Чтобы предоставить реальную возможность небогатым гражданам участвовать в деятельности властных и судебных институтов, была установлена плата за исполнение гражданских обязанностей (членам гэлиэи — по 3, членам Совета — по 5 оболов, архонтам — по 4 обола в день, пританам — по 1 драхме в день).

Народовластие конституировалось в правовом отношении. Между органами непосредственной и выборной демократии произошло перераспределение полномочий, причем общее собрание граждан стало рассматриваться как более важный политический институт. Собрание-экклезия закрепило за собой главным образом законодательные полномочия, булэ и магистраты — исполнительные. И собрание, и булэ, и должностные лица практически не имели теперь судебной власти, она осуществлялась специальными институтами. Незыблемость сложившегося строя стала предметом охраны закона: каждый впредь получал право возбудить иск о незаконной деятельности против того, кто желал как-то переменить конституцию Афин.


Органы прямого народовластия

Важнейшим и отличительным принципом афинской демократии в целом была организация органов власти на основе прямого народоправства, в котором участвовали безусловно все граждане. Главные полномочия были сосредоточены в органах непосредственной демократии — народном собрании и Совете-булэ.

Совет полисабулэ играл основную роль в Афинском государстве. Его составляли 500 граждан, выделяемых на год по 50 от каждой филы. Поскольку деятельность булэ была постоянной, а плата за работу в нем небольшой (по 5 оболов в день), кандидатов не хватало. Для них были введены гражданские привилегии: освобождена от военной службы и судебный иммунитет. По окончании срока деятельности булэвты давали отчет народному собранию о своей персональной работе (но сам совет не был ответствен перед народным собранием).

В полномочия булэ прежде всего входила вся собственно правительственная деятельность: сношения с должностными лицами, послами, выдача приказов военачальникам, постановления об арестах, выдвижение обвинений против стратегов и магистратов; совет был как бы «стражем республики». Реально булэ был осью и законодательной, и исполнительной власти Афин. Он готовил декреты и другие законодательные акты, предлагаемые или поступившие для народного собрания (и без совета собрание не могло даже обсуждать новый закон), контролировал полномочия и деятельность магистратов, представлял Афинское государство в международных союзах. В исключительных случаях булэ мог брать всю полноту власти в государстве в свои руки.

Булэ осуществлял контроль за финансами государства, в том числе контролировал исчисление гражданского ценза. В булэ устанавливался список кандидатов для назначения в магистраты. Тем самым ему принадлежало решающее слово и в вопросе организации исполнительной власти. Наконец, булэ мог выносить и отдельные судебные постановления в случае нарушений установленного строя (до 501 г. до н. э. с наказанием в виде смертной казни, а после — только штрафов).

Для лучшей организации своей работы булэ подразделялся на части — коллегии пританов по 50 членов совета (обязательно с пропорциональным представительством от фил). Пританы осуществляли полномочия совета в назначенную им десятую часть года, сменяя друг друга по жребию. Помимо этого, булэ образовывал постоянные комиссии для контроля за деятельностью должностных лиц и реализации важнейших государственных дел: комиссию по контролю за доходами в собрании, комиссию арсеналов, по религиозным церемониям, по контролю за актами должностных лиц, комиссию по контролю государственных счетов.

Булэ был важнейшим устоем всеобщей афинской демократии: как только в тот или другой исторический момент стремления к олигархии или узурпации брали верх, полномочия и роль совета сразу же сокращались.

Народное собрание — экклезия было институтом важных государственно-политических решений. По традиции и по закону, в собрании могли принимать участие все полноправные граждане полиса, приписанные к дему (в V–IV вв. до н. э. таких насчитывалось 40–50 тыс.), старше 20 лет (после отбытия обязательной воинской службы). Реально, однако, для собрания установились две численные квоты: 1) большая — в 6 тыс. граждан, когда принимались наиболее ответственные решения; 2) малая — в 1/10 от цензового списка, когда принимались обычные решения собрания. В основном в экклезии участвовал афинский демос — ремесленники и торговцы, в меньшей степени — земледельцы Аттики.

Собрание было если не постоянным, то регулярно действующим институтом власти: созывали его 10 раз в год (в начале V в. до н. э.), а с конца V в. — не менее 40 раз. Не все собрания считались равнозначными, в том числе не любые решения можно было принимать на любом из собраний. Первые десять собраний года были главными, где решались вопросы организации власти и законодательства на будущий срок; например, только в 6-м собрании можно было ставить на решение вопрос об остракизме в отношении гражданина. Специальные собрания посвящались религиозным, административным, международным делам. Извещение о «повестке дня» должно было быть обнародовано не менее чем за 4 дня до созыва. По усмотрению булэ или магистратов могли быть и чрезвычайные собрания для решения военных дел. После реформ Перикла за участие в собраниях гражданам также полагалось вознаграждение (выгодное, естественно, только для малоимущей и бездельной части граждан). Созывались собрания на рыночной площади — агоре, позднее — на Фниксе (особом холме).

Собрание обладало обширными политическими, но не неограниченными полномочиями. Только в экклезии принимались решения о войне и мире, союзах, назначении представителей и послов, объявлении мобилизации и о числе призываемых ежегодно на воинскую службу. Здесь принимались финансовые законы, таможенные правила, осуществлялся общий финансовый контроль. Экклезия утверждала должностных лиц полиса, а 10 раз в году заслушивала их отчеты о своей деятельности, выражая доверие или недоверие им.

Номинально экклезия обладала высшей законодательной властью, но реально эти полномочия были существенно ограничены. Во-первых, по процедуре: проекты законов представлялись в собрание только из булэ, и даже если гражданин вносил произвольное предположение о законе (формально такое право было), проект следовало вначале обсудить в совете. Во-вторых, по содержанию: законы считались постоянными, и, для того чтобы отменить или изменить прежний закон, требовалась целая совокупность религиозных и политических обрядов (adeia). Собрание не обладало судебными полномочиями, оно могло только подвергнуть моральному осуждению. Правда, с 403 г. до н. э. вошла в практику особая процедура — ейсангелия, когда обвиненный в покушении на безопасность государства мог быть тут же и осужден при любом количестве присутствующих граждан.

Присутствие квалифицированного большинства в 6 тыс. граждан требовалось для решения трех вопросов: об остракизме, санкции на перемену законов и о передаче прав полиса новому магистрату. Собрание не связывало себя единым решением: могли быть и повторные голосования по тому же вопросу, отмена предыдущего голосования. Подача голосов осуществлялась поднятием рук, и только в особо важных случаях — баллотированием камешками (при остракизме — черепками-остраками).

Председательствовали на собрании пританы, они же и созывали его. В IV в. до н. э. председательствовать стали члены совета, не находящиеся в данный момент при исполнении обязанностей пританов. Несколько смягчились требования к принятию новых законов: обвинение в незаконности должно быть обосновано в судебном порядке, для предварительного решения вопроса о почине закона организовалась коллегия номофетов (из членов гэлиэи).


Должностные лица

Еще одним принципом афинской демократии была жесткая подчиненность должностных лиц полиса органам народовластия. Все должностные лица (магистраты) не обладали собственной, хотя бы на основе законов, властью: их полномочия всецело определялись решениями народного собрания и могли быть либо расширены, либо еще более ограничены против традици. Магистраты обязывались исполнять решения совета или собрания, имея только собственную сферу деятельности. В образовании магистратур обеспечивалось чуть ли не математически выдержанное равенство демов и фил; органы территориального самоуправления сохраняли свой контроль за их деятельностью. Наконец, все магистратуры были срочными — не более чем на один год, и переизбрания запрещались. Еще одной чертой афинской исполнительной власти была жесткая коллегиальность магистратов: почти каждый из должностных лиц любого уровня имел до 10 равноправных ему коллег.

Кандидатов в должностные лица выдвигали на собраниях самоуправлений — в демах или филах. Утверждение в должности происходило на народном собрании, однако в большинстве случаев роль экклезии была своеобразной: магистратов либо определяли жребием, либо избирали путем открытого голосования; демократические круги Афин предпочитали жребий. Отбор подходящих кандидатов в большей степени поэтому зависел от предвыборной проверки — докимасии, которую проводил булэ или по его поручению специальные коллегии. Кандидат в магистраты должен был быть «годным» с точки зрения отсутствия телесных недостатков, полноправного гражданства, быть приписанным к определенному дему, участвовать в культе Аполлона, чтить могилы предков. Будучи избранным, магистрат получал некоторые привилегии: право на почетное место в театре, на церемониях, на время магистратуры освобождался от частных к нему исков. Вместе с тем ему запрещалось покидать страну, делать завещания, дарения, он обязан был отчитываться перед органами народовластия.

Магистратуры в основном разделялись на 3 категории. Первую составляли архонты (которые уже не имели персональных званий и прав); они исполняли поручения булэ по поддержанию государственного порядка, имели право помилования, наказания, задержания граждан и неграждан Афин. Вторую составляли многочисленные и различные эпимелеты с самыми разными обязанностями, главным образом в качестве помощников других должностных лиц, а также финансовые чиновники. Третью, низшую группу составляли подчиненные — ипереты (писцы, регистраторы, судебные исполнители); особенностью афинской демократии было то, что этот разряд должностей поручался не столько гражданам, сколько рабам или освобожденным. Рабы-тохотаи выполняли и основные полицейские функции в полисе.

Особую категорию должностных лиц составляли стратеги — в числе десяти, которым поручалось военное управление и командование. Эта должность не была оплачиваемой и поручалась только богатым и видным гражданам; в стратеги могли переизбирать (так, Перикл был стратегом 15 лет). Обязанности между стратегами распределяло народное собрание, но нередко в чрезвычайном порядке все государственные дела вручались одному, который получал звание стратега-автократора.


Финансовая система

Политическая мощь Афин основывалась в том числе на весьма развитой финансовой системе, которая впервые здесь обрела значение особой отрасли государственного управления.

Узаконенной обязанности граждан уплачивать налоги в казну в Афинах не было: гражданин был вправе отказаться от уплаты налогов, которая составляла более предмет моральной добродетели. Финансы государства складывались из: 1) доходов от разработки общеафинских рудников, копей, от чеканки монеты; 2) прямого налога, который обязаны были уплачивать неграждане Аттики — метойки и освобожденные, причем и мужчины, и женщины (в половинном размере); 3) косвенных налогов, к которым относились таможенные 2 %-ные сборы, рыночные, с продаж; их уплачивали все участники оборота. Помимо основных, с 428 г. до н. э. был введен (4) особый налог эйсфора, который обязаны были уплачивать и граждане, и метойки с имущества, превышающего стоимость в 1 тыс. драхм, а с 413 г. — торговый налог (5) эйкоста, которым облагались все товары, перемещавшиеся в рамках Афинского союза (по 5 %) и вывозимые через Босфор (по 10 %). В 378 г. до н. э. в ходе очередной реформы усилилась роль подоходного обложения всех граждан. Большее значение для граждан имели прямые натуральные обязанности — литургии, важнейшими из которых были: взносы на театральный хор, на обучение юношества, на организацию священных посольств на общегреческие празднества. Сохранялись древние повинности по постройке за свой счет кораблей (триерархия), пополнению арсеналов полиса.

Общий контроль за финансами осуществлял булэ, назначавший для этого 10 специальных магистратов — полетов; они вели счета, осуществляли государственные расходы. Сбором доходов ведали совершенно другие магистраты — аподекты, также в числе 10; в их наблюдении была государственная казна. Афины располагали десятью сокровищницами, которые поочередно могли быть использованы для расходов; особая сокровищница богини Афины использовалась только на основании особого закона.


Суды в системе народовластия

Афинская демократия воплощалась народовластия не только в собственно политическом народовластии. На основе прямого волеизъявления народа-демоса строилась и судебная система государства.

Важнейшим институтом судебной организации было особое судебное собрание — гелиэйя (нередко ее неправильно называют судом присяжных). Гелиэйя не была в прямом смысле судебным органом, это была форма привлечения афинских граждан к участию в суде и в судебном контроле за органами власти и управления (в этом и был смысл реформы Солона, при котором якобы сформировался институт гелиэйи). Гелиэйю составляли 6 тыс. граждан (т. е. квалифицированное политическое большинство), выдвигаемых ежегодно от демов и назначаемых жребием. Единственным условием был повышенный возрастной ценз в 30 лет. Далее корпус гелиэйи разделялся на 10 коллегий (по 500 судей и по 100 запасных) с учетом строгого представительства фил. Заседали коллегии регулярно, причем позднее сложилась некоторая специализация коллегий по отдельным отраслям судебного контроля.

Гелиэйя была и собственно судебной инстанцией, где решались уголовные и, в меньшей степени, гражданские дела по частным искам, и органом конституционного надзора за деятельностью народного собрания и должностных лиц. В ней проходила процедура докимасии должностных лиц в предварительном порядке, могли заслушиваться отчеты должностных лиц, если вставал в общей форме вопрос о преследовании их за злоупотребления. Гелиэйя была второй инстанцией, где рассматривались жалобы на решения других судов (кроме религиозных вопросов), особенно политические обвинения. И самое важное, здесь проходила процедура проверки законопроектов на их соответствие традиции и прежнему законодательству по иску граждан либо в порядке деятельности коллегии номофетов. Гелиэйя была вправе осуждать, в случае преступлений, и на изгнание и на смертную казнь. Особенностью полномочий этого учреждения было то, что они носили по сути верховный характер: решение гелиэйи не могло быть ни обжаловано, ни приостановлено (даже священным вмешательством); она не была подконтрольна никаким другим институтам народовластия.

Традиционным судебным органом оставался ареопаг. Ему были подсудны в основном религиозные дела, а также преступления, связанные с нарушениями священных устоев государства (в частности, дела о предумышленных убийствах, посягательствах на семейные и родовые отношения, неповиновении должностным лицам). Помимо суда, ареопаг сохранил и некоторые управленческие функции в отношении общенародных священных имуществ, организации культов, в сношениях религиозного характера с другими греческими государствами.

Количественно основная масса судебных дел, а также все судебные дела, возникавшие с участием неполноправных граждан или неграждан Афин, находилась в компетенции специальных судебных установлений: а) коллегии 51 эфета, образованной Драконтом в 521 г. до н. э. для рассмотрения главным образом дел уголовных и связанных с причинением ущерба личности; б) коллегии одиннадцати, созданной для нарушителей общественного порядка, захваченных полицией (ночных воров, грабителей, профессиональных преступников); и в) коллегии диэтетов, где слушались дела по имущественным спорам, выходившим за пределы компетенции самоуправления демов и фил.

Все судебные органы (кроме ареопага) были регулярно обновляемыми и находились под постоянным контролем низового самоуправления как по своему составу, так и по процедуре разбора дел — преимущественно публичной.


Деформация Афинской демократии

Неудачная для Афин Пелопоннесская война со Спартой (431–404 гг. до н. э.) не только положила начало медленной, но неуклонной деформации государственных институтов афинской демократии, но и стала одним из самых важных факторов этой деформации, вызвав к жизни усиление полномочий военных руководителей, централизованных управленческих коллегий.

В 411 г. до н. э. политические противоречия в афинском обществе вызвали новый олигархический переворот — у власти стали коллегия 30 и новосозданный Совет 400. Были ликвидированы важнейшие гарантии неизменности государственного строя, сложившиеся при Перикле: право на иск по поводу внезаконности нового законопроекта и плата за исполнение государственных должностей. Сокращен состав народного собрания путем введения имущественного ценза для участия в нем. Насильственно был распущен булэ. Вскоре демократия возобладала, хотя новые тенденции были важным симптомом эволюции.

Второй попыткой выйти из политических трудностей путем разгрома демократии сталатирания 30-ти, установленная после очередного переворота в 404 г. до н. э. Политические права сохранили только 1 тыс. граждан с высоким имущественным цензом, была уничтожена гелиэйя. Тирания не могла найти опоры в собственном населении, и для ее поддержки победившая Спарта предоставила свои вооруженные отряды. После народного возмущения спартанцы были изгнаны, а вместе с ними и новые правители. Прежний демократический порядок восстановился частично, значительно сократились возможности контролировать деятельность должностных лиц, уменьшились финансовые возможности демократических учреждений, снизились налоги.

В период постепенной деформации демократии наглядно выявилась ее конституционная слабость: отсутствие системы развитого законодательства (афоризмом перикловской эпохи было: «Лучше добрые граждане и плохие законы, нежели плохие граждане и добрые законы»). Учреждения весили столько, сколько значили влиявшие на них люди. В период упадка достаточно было личности великого оратораДемосфена (IV в. до н. э.), чтобы вызвать к жизни прежние ценности народовластия. Но стоило городу изгнать его, и афинскую демократию стали раздирать сословные противоречия, сокрушившие Афины изнутри и сделавшие их легкой добычей набравшей силу на севере Эллады новой Македонской державы.


Полис и демократия

Само слово демократия (demokrateia — правление демоса) было неизвестно в период расцвета тех принципов и учреждений, которые связываются с ним. Демократией стал обозначать определенный тип государственного устройства толькоАристотель вIV в. до н. э. и делал он это далеко не с благожелательным отношением к такому устройству (политию, смешение разных типов организации власти, считал он более устойчивой). Главной ценностью политических установлений периода афинской демократии был полис, полисная организация, особая совокупность институтов.

Полис — это, с точки зрения государственной организации, не территория, а сообщество людей, причисленных к нему; поэтому вовсе не нарушало идей народовластия, что далеко не все жители Аттики участвовали в государственной деятельности (в V в. до н. э. примерно 2/5 жителей были гражданами, 1/5 — метойками, 2/5 — рабами). Полис — верховная ценность и власть, единственный суверен; если интерес города меняется, он может разорвать договор, снять с себя обязательства — право подчинено авторитаризму города.

Внутри города — хозяин его демос; все органы управления, все должностные лица только получают полномочия от демоса и контролируются законом. Периодическая смена должностных лиц считалась едва ли не главным оплотом народовластия и свободы его граждан: «Свободен город, народ у власти, выборных сменяет он каждый год, богатству преимуществ здесь не дают: права у бедных те же» (Еврипид. Просительницы. 405–409).

Основными принципами свободного государственного устройства считались исономия (равенство перед законом) и исегориа (равенство в праве голоса). Собственно этими двумя началами и ограничивалось понимание демократии в античной Греции. Равенство в политических правах должно опираться на особый статус гражданина, который может как-то противостоять всему сообществу. В Афинах до известной степени гарантиями такого статуса были признанная священной неприкосновенность жилища (каждый суверенен в своем доме, и никто из должностных лиц не вправе входить туда, устанавливать домашние порядки) и право эфесии — сопротивления противостоящим его интересам решениям магистратов. Граждане имели безусловное право участия в основных институтах власти и контроля за должностными лицами, причем построены они были так, что на жизни одного поколения практически каждый полноправный гражданин (если не былоуж исключительных обстоятельств) непременно хоть раз участвовал в совете, в гелиэйе, в деятельности магистратов.

Демократическое государственное устройство полиса не было гарантией от стремления к империализму, политической гегемонии над другими государствами. В 446–433 гг. до н. э. оформился Афинский морской союз, куда вошли почти все государства Греции (кроме Спарты). В союзе сохранили автономию только три прежних полиса, для остальных государств афинская экклезия стала органом политической власти. Финансовое ограбление соседей сопровождало демократию и даже укрепляло ее власть.

Афинская демократия могла существовать также только при политике примитивного социализма. Публичный сектор экономики играл важную роль в доходах полиса, регулярные хлебные, денежные, земельные раздачи считались обязательной частью деятельности государства; более того, демос начинал только в этом видеть смысл и оправдание полиса.


§ 11. Правовая политика и законодательство афинской демократии

Социально-правовой строй

В социальном отношении греческая демократия основывалась на глубинном неравенстве населения, и полисный строй не только допускал, но и прямо предполагал наличие сословных разграничений между отдельными слоями жителей.

Право в разной мере обязывало своими требованиями сословия, становясь для одних правом-привилегией, для других — формой закрепления социальной униженности.

Афинское общество периода расцвета демократии распадалось на минимум четыре категории населения, различавшиеся по своей правоспособности и правовым возможностям в имущественной и бытовой сфере.

Наиболее полной правоспособностью обладали афинские граждане (аналогичная категория гражданства была и во всех других полисах Эллады). По закону 451 г. до н. э. гражданином мог считаться афинянин, рожденный от состоявших в законном браке родителей, каждый из которых был афинским гражданином. По наступлении совершеннолетия (в 18 лет для юношей) производилась запись нового гражданина во фратрию и в филу (согласно демовым спискам и по желанию; некоторые особо почетные фратрии и филы были закрытыми, т. е. только для собственных детей). После этого наступала возможность пользоваться предусмотренными законами правами. Юноши в течение двух лет (с 18 до 20) обязаны были пройти военную службу. Только после службы граждане имели право присутствовать в народном собрании. Гражданские списки велись органами самоуправления — демотами; общий контроль осуществлял булэ. За каждым оставалось право оспорить неправильную, с его точки зрения, запись о гражданстве. При Солоне вошло в практику предоставление гражданства путем натурализации (обживания) выходцам из других греческих полисов, но достаточно быстро это прекратилось. Афинский полис стал замкнутым, гражданство в нем — врожденной привилегией.

Права гражданства проявлялись прежде всего в политической сфере, т. е. в возможности участвовать в деятельности органов власти, управления и суда. В коммерческом обороте, в сделках оно почти не давало преимуществ. Гражданин имел право на место в общественном театре, на религиозных церемониях, право на выдачи в особых случаях из общественных фондов. Помимо воинской, афинские граждане несли натуральные и денежные (налоговые) обязательства перед полисом (см. § 10).

В рамках полисной организации афинские граждане были практически равными. Имущественные цензы, установленные Солоном для исторических категорий свободного населения, имели значение для записи в тот или иной род воинской службы и для доступа в число магистратов. Самая низшая имущественная категория — феты — находилась вместе с тем в политически приниженном положении: они не могли назначаться в должностные лица (хотя в V в. их число составляло от 2/3 до 1/2 всего населения полиса). Даже после демократических реформ сохранилось привилегированное положение родовой аристократии: патриархальная власть в отношении членов фратрий, только они могли совершать жертвоприношения.

Вхождение афинянина в число граждан было обставлено особой правовой процедурой — епитимией. За совершенные против полиса преступления, религиозные или семейные проступки граждане могли подвергнуться и пожизненной атимии — лишению прав гражданства без изгнания. Наиболее часто атимия была следствием проявленной в бою трусости, лжесвидетельства, растраты общественных средств, подкупа в отношении должностных лиц. Атимия выражалась в лишении прав доступа на рынок, в святилище, конечно же, в органы власти. Кроме полной, могла быть и частичная атимия — лишение части прав (например, вчинять иски).

Категорией свободного, но неполноправного населения были метойки (метэки). Обычно эти были натурализовавшиеся выходцы из других полисов, их потомки. Метойки также вписывались в демовые списки, это служило основанием для государственного их налогообложения. Однако прав самоуправления они в полной мере не получали (по-видимому, их интересы выражали покровители из числа родовой знати). В отличие от полноправных граждан метойки не имели прав на получение земель из общественных фондов, не приписывались к клерухиям (что давало право на землю в новоприобретенных областях или завоеванных). Они не могли вступать в полноценный, с точки зрения закона, брак даже с афинянами. В филы и фратрии они не записывались, не принимали участия в полисных праздниках и театральных представлениях, не могли участвовать в спортивных состязаниях (Олимпиадах). Очень редко они призывались свидетелями в суды. Сами метойки были подсудны не обычным судам, а должностному лицу — архонту-полемарху. Хотя метойки и обладали правами на полную охрану законом их личности и имущества, преступления в отношении их расценивались как менее важные: так, за убийство метойка полагалась не смертная казнь, а каторжные работы.

Особую категорию населения Афин составляли иностранцы, те, кто жили постоянно в полисе, но не были приписаны к демам. Они имели все права в коммерческом обороте, пользовались защитой властей и права, но не несли никаких гражданских обязанностей (кроме уплаты торговых сборов и налогов) и тем более не имели политических прав. Иностранцы могли получать индивидуальные привилегии (за оказанные услуги полису, из уважения к богатству или известности): право владеть землей, но в меньшем, чем афиняне, размере, доступом в театр и т. п.

Значительная часть населения полиса была на положении рабов. Рабами становились: (1) по рождению, (2) по приговору суда в отношении неблагодарного метойка или вольноотпущенника, (3) захваченные в плен. Рабы могли принадлежать как полису, так и частным лицам (к IV в. до н. э. большинство афинских граждан обладало 3–4 рабами). Использовались рабы, как правило, в домашнем хозяйстве или как специалисты (в земледельческом или ремесленном производстве их практически не было); раб в Афинах был достаточно дорог — цена доходила до размеров годовой платы ремесленника. Хозяин не имел права распоряжаться жизнью или смертью раба, перепродажа в чужие руки также не была совершенно свободной. Раба можно было наказывать, однако ни в коем случае не злоупотребляя этим; в ограниченной степени раб сохранял право даже на защиту своей личной чести. В суде раб мог представать только по требованию гелиэйи при рассмотрении обвинений в политических преступлениях, показания в этих случаях брались обязательно под пыткой. Публичные (государственные) рабы были главным образом заняты на общественных ремесленных работах (эргатаи), на полицейской службе (тохотаи), в качестве помощников писцов и администраторов в разных конторах (гипетаи).


Семейный уклад

Статус афинского гражданина был неразрывен с особым положением семье. И афинское право, и традиционный уклад (последнее в большей степени) поддерживали сохранение патриархальной власти отца семейства над домочадцами. Дом в афинском полисе вообще представлял особое качество: это было не только жилище, но и священное место, гарантия прав афинского гражданина. Неполноправному жителю, иностранцу запрещалось вступать под крышу дома афинянина; не разрешалось, без согласия гражданина, входить туда магистрату, судебному исполнителю. К семейству афинянина относились его жена, дети и рабы; все они в одинаковой мере состояли под патриархальной властью главы дома. Власть эта была сродни прежней родовой власти басилевса (откуда и вела свое происхождение): глава дома был и опекун, и заступник членов семьи, и жрец домашних богов, и представитель домочадцев в суде.

Брак в Афинах считался нравственным долгом гражданина, хотя никаких правовых стеснений для одиноких не было. В идеале брак был моногамным. Однако полноправному гражданину дозволялось (и даже полагалось) иметь гражданскую наложницу, при условии, что она содержалась не в семейном доме. Это не могло быть предметом правовых претензий ни со стороны жены, ни со стороны ее бывшей семьи. Согласия, и даже вообще желания женщины на вступление в брак не требовалось; заключение семейного союза было родом сделки между будущим мужем и семьей невесты. Женщина всегда считалась состоящей под патриархальной властью мужа, отца или сыновей; однако проявления этой власти в ее отношении не были значительными. Право на развод первоначально оформилось только для мужчины, и то при наличии веских причин (бесплодие жены в течение длительного времени, фактический разрыв семейных отношений).

В имущественном отношении женщина в афинской семье сохранила некоторую самостоятельность. У нее могла быть своя собственность. Однако в целом афинское право не признавало общности семейного имущества, поэтому прав на наследство женщина не имела (это относилось и к дочерям: они могли претендовать только на получение приданого из семейного имущества).

Патриархальная власть отца семейства в отношении своих детей была более религиозно-нравственной по содержанию; в правовом отношении она была существенно ограничена уже с VI в. до н. э. Отец был обязан воспитать сына, дать ему необходимое и требуемое гражданское образование (в публичных школах), он не мог лишить сына наследства без очень веских причин, рассмотренных в местном самоуправлении или даже в суде. Правда, сохранялась возможность вообще отказаться от сына при наличии к тому оснований. С наступлением гражданского совершеннолетия (в 18 лет) сын полностью выходил из-под власти отца. Обязанности по отношению к родителям сын должен был выполнять только если получил воспитание, обучение ремеслу и т. п.


Регулирование имущественных и торговых отношений

Несмотря на высокое развитие торговой экономики, коммерческих связей в афинском обществе, политика демократии (возможно, именно потому, что стремилась удовлетворить социальный интерес большинства) пыталась сдержать развитие собственнических отношений, сохраняя высокую степень государственного регулирования. Это регулирование было одновременно и покровительством государства в отношении коммерческого оборота, и его регламентацией в интересах социальной стабильности. Но сама по себе стабильность была часто только сохранением социально-правовых пережитков догосударственного быта.

Торговое право Афин в наибольшей степени было обусловлено общими интересами полисной организации. Рынки и торговля находились под защитой государственной власти. Как общее правило, доступ на рынки имели все свободные жители, включая иностранцев; в качестве покупателей могли выступать и рабы. Но для граждан полиса предусматривалось право доступа на рынок, которого при определенных условиях они могли быть лишены властью (в отношении других категорий администрация, по-видимому, была вольна). Иностранцы пользовались в торговых делах помощью специальных администраторов-покровителей — проксенов. Исполнительные власти контролировали меры и вес, законность хождения и приема денег. Цены были фиксированными на определенный период. Предполагалось, что законом вправе быть установлены разного рода ограничения на ввоз и вывоз товаров: так, одним из постановлений Солона был запрещен вывоз из Афинского государства любых продуктов питания, кроме оливкового масла. Торговые сделки должны были заключаться только письменно (это не относилось к рыночной торговле); споры по торговым делам решались специальными судьями.

Основное место в афинской торговле занимала морская, при помощи кораблей. Такая торговля была практически невозможна (за редчайшими исключениями) для единоличных предпринимателей. Поэтому довольно рано возникли специфические формы правовой организации морской коммерции. Для ведения ее заключалось специальное корабельное товарищество сроком не более чем на год. Товарищество заключали купец как основной организатор торгового предприятия, владелец корабля-арматор (как правило, он же шкипер), а также другие товарищи-участники. Арматору в любом случае полагалось не менее 30 % прибыли. Договор корабельного товарищества был очень своеобразным: он включал обязанности и по сохранности груза, и по его доставке, и даже элементы как бы страхования возможных потерь арматора в случае потери судна (возможные убытки других товарищей были безразличны).

Вещное право также значительно сдерживалось в своих формах регулирующей ролью государства. Предполагалось, что не все вообще вещи могут быть в частном обладании: улицы, площади, гавани, общественные реки, священные вещи могли быть только в общегосударственном владении. Право собственности на землю было неразрывно с политическими правами: оно могло быть только у членов полиса; более мягкими были требования в отношении собственности на новых землях — в составе так называемых клерухий. Полис мог и лишить этого права. Отдельно от земельной собственности рассматривалось в праве владение садами и виноградниками — они могли принадлежать и негражданам Афин. Право на застройку земли в поселениях представляло предмет самостоятельного регулирования; и могло быть так, что земля принадлежала одному, а право использования поверхности фактически было у другого. Собственность вообще понималась преимущественно как право на доходы или продукты, приносимые вещью, и как возможность произвольно совершать с вещью сделки по усмотрению.

В афинском праве впервые оформился особый институт, связанный с закладом земли или другой недвижимости, — ипотека. Кредитор предоставлял владельцу земли заем под условием перехода к нему в дальнейшем, при невозврате займа, этой земли; при том, что до истечения срока обязательства земля оставалась в обладании и пользовании должника. Этот вид сделки был максимально распространен в Афинах и даже порождал социально-политические проблемы отношений богатых кредиторов и должников в общегосударственном масштабе. За кредитором оставались большие права: он мог без участия государственных органов при невозврате долга прямо вступить во владение заложенной землей. Эта сделка, как и большинство других, должна была оформляться письменно. В Афинах ранее многих других правовых систем сложилось требование составлять специальные документы о сделках, которые не просто свидетельствовали факт сделки, а были обязательной формой их заключения: расписки — синграфы и специальные записи в книгах — хеирографы. Сделка вообще считалась действительной с момента достижения ее участниками согласия об основных (не обязательно во всех деталях) положениях сделки, хотя бы никаких реальных действий стороны еще не произвели.


Развитие законодательства

Афинское право сложилось в значительной степени на основании традиций, правовых обычаев и только потом уже законодательства. Законы далеко не охватывали все области имущественных или межличностных отношений. Поэтому специально предусматривалось, что «вопросы, относительно которых нет законов, следует разрешать по соображениям наибольшей справедливости».

Сведений о древнейших афинских законах не сохранилось. Знаменитый судебный оратор IV в. до н. э. Демосфен в одной из речей упомянул о законах легендарного правителя Тесея, которые якобы были выбиты на камне. Однако если какие-то изустные постановления в архаический и даже еще додорийский период и существовали, они касались только религиозных вопросов: празднеств, обрядов и т. п.

Первым историческим законодателем Афин был тиран Драконт. Законы Драконта (около 621 г. до н. э.) были посвящены главным образом новой организации суда, наказаниям за разные нарушения священного и общественного уклада; в социально-правовом смысле они стремились сдержать распространение имущественного неравенства — и в этом отношении вполне походили на законы первых древневосточных правителей. Законы эти отменили любые привилегии, в том числе родовой знати, в сфере уголовного наказания.

Практически за любое преступление, за любую в частности кражу, даже кражу овощей с огорода, Драконт предписал казнить смертью. Предусматривалось наказание за убийство раба. «Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашел большего» (Плутарх. Солон. 6). Только за посягательства на неприкосновенность личности мог быть назначен штраф. Преступление было нанесением обиды не только самому потерпевшему, но и всему его роду — поэтому жалобы в суд могли подавать как потерпевшие, так и их родственники. Законы предусматривали возможность примирения преступника с родными убитого или с тем, кому был причинен ущерб; из этой возможности появляется компенсация, устанавливаемая по соглашению сторон (или в скоте, или в деньгах), — весьма своеобразный институт догосударственного афинского права.

По преданию, законы Драконта (за исключением тех, что были посвящены наказаниям за убийства и тяжкие преступления) были отменены Солоном в начале VI в. до н. э., который сам, в свою очередь, составил новое обширное законодательство, посвященное уже очень многим вопросам жизни афинского общества.

Законы Солона (после 594 г. до н. э.), по-видимому, были записью не только обычного права и религиозных постановлений, но и перенесением в Афины некоторых законов других греческих полисов и даже Египта. Законы были выбиты на деревянных досках (числом не менее 16-ти) и выставлены в пританее. По указанию законодателя, следоватьим афиняне должны были не менее ста лет (к IV в. до н. э. по крайней мере уважительное отношение к этим законам еще сохранялось).

Предметом особого внимания Солонова законодательства было охранение семьи, и в связи с этим существенно выправилось положение женщин в полисе. Запрещалось продавать из семьи дочерей и сестер, если только они не совершали нарушений против морали и семейных устоев. Брак должен служить продолжению рода, деторождению, а не удовлетворению корыстных или иных недостойных стремлений. Поэтому вводились возрастные ограничения, особенно в тех случаях, когда женщины, воспользовавшись условным браком, стремились выйти из-под власти своих сыновей. Запрещалось приносить мужу большое приданое (кроме личных вещей). Чтобы не заключались мнимые или фиктивные браки с дочерьми богатых родов только ради обогащения (по наследству), вводилось требование, обязывающее мужа «богатой сироты» к сожительству с нею. Причем если формальный супруг отказывался это делать или был не способен к сожительству, то и женщине разрешалось взять официального сожителя из числа родственников супруга.

Сохранение общественной морали и спокойствия было, пожалуй, вторым по важности предметом законов Солона. Запрещалось дурно говорить об умершем, равно как и порочить живого — впредь это рассматривалось как оскорбление личной чести и наказывалось штрафами (в пользу как семьи потерпевшего, так и казны). Вводились ограничения на излишние роскошества и вообще на проявления всякой нарочитости, нескромности (например, на излишние причитания женщин на похоронах — обычай, видимо, перешедший из Египта и крито-микенской культуры). Прелюбодеяние в семье рассматривалось как преступление: мужу дозволялось убить застигнутого любовника жены. Однако как общественный институт гетеризм не преследовался, запрещалось только профессиональное сводничество. Тяжелый штраф полагался за изнасилование женщины, которое рассматривалось также как покушение не на личность, а на общественную мораль.

Законы содержали постановления, регулировавшие имущественные отношения в рамках соседского права. Были установлены взаимные обязательства сажать деревья на определенном расстоянии, чтобы они не мешали друг другу. При копании ям, канав следовало отступать от соседнего владения на достаточное расстояние. Пчельники одного хозяина от других должны были быть удалены не менее чем на 300 футов. Чтобы предотвратить взаимные обманы и споры граждан, законом устанавливались предельные цены на жертвенных животных (также сходно с древневосточными законами). Урегулировался порядок претензий в случае нападения домашних животных на человека.

Солон впервые ввел в афинское право возможность завещания на свое имущество, «сделал имущество действительной собственностью владельца». Однако это право было и существенно ограничено требованиями не быть под влиянием болезни, в удрученном состоянии или под воздействием женщин. Здесь, в частности, выразилась та особенность древнего правового мировоззрения, согласно которой нет особой разницы между убеждением, вредным по последствиям, и нарочитым обманом или принуждением: главное — реальный вред для человека и семьи.


Закон и право

Особенности содержания афинских законов, их сосредоточенность на своего рода общинно-полисных ценностях имели своим основанием особое, неполитическое общее понимание Закона и Права. Закон служит не государственной власти, а выражает нравственно-обязательный порядок — в этом его содержание, в этом и предназначение.

Право могло быть двух родов, согласно общегреческому представлению. Как широкое понятие — Themis — это воплощение воли богов; оно именно присутствует в природе, пронизывает собою угодный богам общественный порядок. Такому понятию должны соответствовать между собою отношения между народами, между разными слоями населения в полисе, отношения между властвующими и подвластными, отношения в роде и семье. Как более конкретное понятие — Dike — это и собственно юридическая норма, и вместе с тем моральное предписание о добродетели. Чисто юридического представления о законах, о праве в Древней Элладе не существовало: право и законы одновременно обозначали и справедливость с точки зрения религиозной и полисной морали.

Юридическое предписание, закон — только приложение требований всемирного порядка. Выражены эти предписания могут быть в нескольких видах. Первый — ретра — взаимное обещание, например, законодателя и народа, двух родов по отношению друг к другу, двух народов; этот закон имеет фундаментальное значение и не может быть ни отменен, ни переменен. Второй — themos — глобальное правило, установление какого-то определенного свойства (о браке, о государстве, о значении какого-то лица); такой смысл имели большинство конкретных предписаний, установленных Дракон том или Солоном. Третий — псефисма — индивидуальное решение, клятва, законодательный акт, принятый органами полисного народовластия. Главная задача этого вида — регламентация деятельности магистратов, чтобы они не нарушали прав граждан. Однако преклонения перед законами, безусловного предпочтения их другим формам права в греческом правосознании не было: закон — только один из путей к наилучшему порядку и не всегда самый совершенный: «И только вследствие того обстоятельства, что решение одних вопросов может быть подведено под законы, а других не может, приходится недоумевать и исследовать, что предпочтительнее: господство ли наилучшего закона или господство наилучшего мужа, — так как вопросы, обычно требующие обсуждения, не могут быть заранее решены законом» (Аристотель. Политика. III.ХI.8).


§ 12. Государство и право эллинистического мира

В первой половине IV в до н. э. государства Эллады вступили в полосу длительного социального кризиса. Кризисное состояние обнаружила и сама полисная государственная организация: в ее рамках оказалось невозможным примирить политические противоречия и стремления разнородных общественных сил новой эпохи. В условиях постоянного военного соперничества между крупнейшими греческими полисами обозначилось стремление к федеративным и полуфедеративным союзам — организация таких образований уже по природе не могла быть построенной на принципах полисного народовластия. Исторические попытки отдельных государств, прежде всего Спарты, сохранить полисный, с пережитками раннегосударственных начал строй стали явным, и даже политически вредным анахронизмом: это вызывало повышенный уровень военной агрессивности по отношению к своим соседям. Новый путь государственного развития сложился с возвышением нового государства — Македонии.


Образование Македонской державы

С середины IV в. до н. э. основную роль в Элладе и во всем Восточном Средиземноморье начало играть Македонское государство, образовавшееся на севере Балканского полуострова. Переход от протогосударства к ранней государственности в Македонии пришелся на VI–V в. до н. э., это было время и объединения отдельных областей-царств (организованных политически по типичному для ранней Греции образцу — см. выше, § 9.1) в относительно централизованное государство, подчиненное власти единого монарха. Военное, политическое и культурное укрепление Македонии в особенности пришлось на правление царя Архелая (конец V в. до н. э.), при котором отчетливо проявились сложившиеся особенности нового государства: формирование на основе ранней государственности не государства-полиса с той или иной формой народовластия, а военной монархии с сильной единоличной властью. Исторически закономерным стало и то, что такое государство подобно империям Востока сразу обнаружило стремление к гегемонии над соседями (см. § 4.3).

Возвышению Македонского государства во второй половине IV в. до н. э. способствовали два исторически случайных обстоятельства: захват богатых золотых россыпей и преимущество в военном искусстве, в принципах боевого строения войск и ведения боя; на том уровне социально-политического развития греческого мира и при общей малочисленности населения полисов этого было вполне достаточно для экономической и военной победы. В правление царя Филиппа II (сер. IV в. до н. э.) были проведены важные военные и финансовые реформы. Тогда же Македония стала по сути наследственной монархией, где аристократический совет и формально существующее народное собрание (точнее, собрание воинов) были полностью подчинены царской власти; монархия присвоила себе и законодательные полномочия. На протяжении третьей четверти IV в. до н. э. Македония постепенно, то военным путем, то военно-политическим давлением, то используя внутреннюю рознь среди греческих полисов и опираясь на промакедонские политические круги военной олигархии, подчинила себе практически все города-государства тогдашней Греции. В 338 г. до н. э. после победы над войсками общегреческой коалиции при Херонее была признана политическая гегемония (руководство) Македонии. В 331 г. до н. э. последним подчинилось Спартанское государство. В общем внутренняя государственная организация греческих полисов была сохранена, но некоторые политические полномочия их были сокращены и переданы царю Македонии и новым общегреческим политическим институтам.

Коринфский конгресс 337 г. до н. э., оформивший новое государственно-политическое единство Греции вокруг Македонии, вынес решение и об общем военном походе против исторического врага греческих полисов — Персидской державы, которая, помимо прочего, притягивала к себе внимание своими неисчислимыми богатствами.

Военный разгром и завоевание огромной Персидской державы, занимавшей к тому времени Ближний и частично Средний Восток, стали основным историческим делом преемника и сына царя Филиппа — знаменитого полководца древности Александра Македонского. В годы его правления — 336–323 гг. до н. э. — гегемония Македонии была распространена на Восточное Средиземноморье, Малую Азию, Месопотамию, Восточный Иран. В 331 г. до н. э. в новую империю влился Египет, где был основан названный в честь завоевателя огромный город — Александрия; уже к концу века он стал одним из торговых и культурных центров новообразующегося греко-восточного мира. В конце правления Александра македонская армия и поддерживавшие ее войска подвластных народов предприняли даже поход на государства Индии, окончившийся, однако, только частичной удачей (см. выше, § 5.1).

В результате завоеваний сформировалось огромная Македонская держава, охватившая значительную часть территории всего тогдашнего мира и, безусловно, всю наиболее в государственном и культурном отношении развитую его часть. Земли, вошедшие в состав державы, обладали древнейшими собственными государственными традициями, сложившейся социальной организацией. В составе Македонской державы они сохранили свою социальную и государственную обособленность, признав военную и политическую гегемонию Македонии и стоявшего за нею греческого союза, а также власть единой монархии. Политическая гегемония стала основой широкого и длительного, пережившего Македонскую державу, экономического, политического и культурного влияния Греции на страны и народы Ближнего и Среднего Востока; в результате такого взаимного влияния сформировался особый социально-культурный мир эллинизма (как его стали называть в науке с сер. XIX в.). В государственной и правовой сфере эллинизм также сформировал особый уклад, в котором традиции полисной организации греческого мира переплелись с традициями восточной монархии времени ее расцвета, а все вместе — с особенностями, присущими военной империи, не опиравшейся на национальное или культурное единство.


Государственный строй империи


В государственно-политическом отношении сложившаяся только за счет военных удач македонской армии держава представляла собой империю, объединившую под единой государственной властью самые разные народы, государства и полугосударства. Македонская держава была третьей в истории древности (после Ассирийской и Персидской) империей, и точно так же главной осью имперской государственности в ней была сверхцентрализованная власть правителя в опоре на военную организацию. В отношении ее государственного уклада Македонская монархия представляла сочетание традиционной древневосточной монархии с сохранением полисной организации и самоуправления отдельных территорий.

Номинально власть и управление империей находились в руках царя. Он был главой объединенных армий, он назначал правителей на места, он создавал по своему усмотрению аппарат управления империей, назначал на высшие (и любые иные) должности чиновников-управителей, он же определял размер и формы финансовых сборов с подвластного населения, государственные повинности и т. п. (Верховенство власти царя было именно номинальным, поскольку в условиях древности и огромной территории империи реально управлять ею из единого центра было невозможно.) В отличие от древневосточной монархии и тем более от греческого уклада ранней монархии в империи царь присвоил себе и права законодателя. Его повеления могли принимать троякую форму: 1) адресованное местному правителю или военному вельможе письмо, 2) указ — простагмат, адресованный всем исполнительным властям, 3) общее решение представленного на усмотрение царя вопроса управления, причем оно могло быть и устным; в любой форме повеления были обязательны для подданных и практически неограниченны по правовому содержанию. Власти монарха было придано обожествленное содержание — привычное для древневосточной традиции, но чуждое грекам; в 327 г. до н. э. Александр ввел т. н. обряд проскинеза (падения ниц) перед царем, с которым связывалась священная неприкосновенность личности монарха и неоспоримость его полномочий.

Центральное управление империей находилось в руках особого круга подчиненных царю правителей. Главный из них — хилиарх, или архиканцлер. Хилиарх ведал перепиской царя и царского двора, вел официальный журнал царских «деяний», руководил службой информации в империи, дипломатическими сношениями, а главное — сношениями центра с областями и провинциями. Он же считался главой имперской юстиции, хотя непосредственно судебными полномочиями не обладал. Вторым по важности должностным лицом империи был тайный советник царя: у него не было определенных исполнительных функций, а полномочия зависели от поручений царя. Хилиарх официально был главой целого ряда управлений, из которых главным было финансовое; однако реально каждое такое управление действовало самостоятельно. Совершенно особым ведомством был главный штаб (или штаб-квартира) армии. На него возлагались полномочия не только по планированию военных действий и по командованию армией, но и снабжению войска, его организации, пополнению и т. д. — по сути, это было особое военное министерство. Остальные исполнительные полномочия осуществляли соматофилаки — специальные посланцы, или чиновники по особым поручениям, находившиеся в штате двора и в распоряжении хилиарха; в основном, они наблюдали за исполнением распоряжений царя, главных правителей и вели сношения с областными властями.

Высший управленческий аппарат империи сформировался в особое правящее сословие, соподчиненное в иерархию должностей и рангов. Управленческую элиту составляли гетайры — в основном македонцы по происхождению или особо приближенные и доверенные персы; только из этого слоя назначались советники разных рангов, начальник стражи, генералитет войска, высшие местные правители. Армия и двор тем самым составляли единый центр управления империей, притом что формально столицы (в теории ею был Вавилон) державы не существовало: центр управления находился там, где в данный момент была военная ставка царя.

Важнейшую сторону государственной организации империи составляло областное управление. Македонская держава была подразделена на 20 сатрапий (от перс. — кшатрапа), унаследованные от Персидской державы (а той, в свою очередь, — от Ассирии). Возглавлял область сатрап, которого назначал царь по своему усмотрению, — как из местных, так и из македонских выходцев. Сатрапу принадлежали (как и в Персидской державе) только гражданская власть и руководство судебной деятельностью. Высшая военная власть оставалась в руках начальника областного гарнизона или командира крупнейшего в области армейского отряда. Совершенно независимой от сатрапа оставалась и финансовая часть местного управления: налоги собирал специальный чиновничий аппарат.

Особой политической и государственной силой была армия. В период доминирования в ней греко-македонских воинов (до того как войско было пополнено персидской знатью и военной молодежью) царь должен был считаться в своих управленческих и политических решениях с воинским собранием, в особенности при назначении военачальников или высших правителей. В этом смысле Македонская держава была отчасти национальной монархией с сохранением уклада традиционного политического коллективизма, отчасти — восточной монархией с присущим ей доминированием единоличной власти правителя, приобретающим даже права верховного законодателя. Исторически, таким образом, основанная Александром Македонским — и территориально, и политически — империя стала новой государственной формой: особой, военной монархией в сочетании с полисным и территориальным самоуправлением; по содержанию власти правителя она была именно монархией, уже практически не связанной с раннегосударственными формами, монархией нового типа, в большей степени характерной для последующей европейской истории.


Государства эллинистического мира. Распад империи

Несмотря на сильную централизованную власть, Македонская держава не представляла полностью унифицированного государства. Это была также одна из особенностей (а скорее, необходимая по своей политической природе черта) военной монархии. В составе империи было несколько областей, сохранивших самостоятельный политический статус и свою государственную организацию — правда, ограниченные в суверенитете и в полномочиях. Основные типовые различия пролегали по исторической грани: Греческий мир — Ближний Восток.

Первым из вариантов государственной полусамостоятельности в империи былаГреция во главе с Македонией.

Македония сохранила свою некоторую политическую обособленность от остальной Греции, даже укрепившуюся после смерти Александра Македонского. В своем внутреннем государственном укладе Македония долго сохраняла черты традиционной национально-коллективистской монархии: армейские сходки продолжали играть важную роль в политических решениях, самостоятельным институтом был совет военной знати. Вместе с тем и царь сохранял свои совершенно особые полномочия и статус, хотя уже лишенные тех восточных атрибутов, что были у правителей всей обширной империи.

Греция сохранила в основном свой полисный строй и органы народовластия. Правда, в социально-политическом отношении организация народовластия была уже не демократической, а олигархической (основанной на участии меньшинства в политическом процессе); везде установились цензовые ограничения на участие в собраниях, исчезли органы типа народных советов-булэ, усилилась власть исполнительных институтов и должностных лиц. Почти все греческие государства-полисы (кроме Спарты) состояли в т. н. Коринфском союзе, которым была оформлена победа Македонии и ее политическое главенство. Главой этого союза был царь Македонии, он же считался владыкой (гегемоном) эллинов и возглавлял сводные военные силы городов. Общие политические вопросы, разбор конфликтов между государствами, вопросы войны и мира теперь решались на конгрессе делегатов полисов (возникновение таких надполисных институтов получило название симмахии). Помимо этого, номинально существовал совет — синедрион — всех полисов, который подчинялся царю, но созывался нерегулярно. Были специальные посланцы-агенты для общения царя с конгрессом и синедрионом. Городам запрещалось, по правилам союза, менять что-либо в своей внутренней организации, устанавливать тираническое правление, выносить смертные приговоры в отношении своих граждан, освобождать значительные количества рабов. Усилилась военная власть в полисах стратега-автократора, который считался как бы военным представителем Македонии. Практически были уничтожены собственные финансовые системы и финансовые институты.

Вторым из вариантов государственной полусамостоятельности былицарства Ближнего и Среднего Востока.

Царства Востока сохранили исторические монархическую (Египет, области Персии) или раннегосударственную, городскую (Битиния, Галатия и др.) организацию. Правители обладали особым статусом — суффетов; они имели постоянные представительства при дворе Александра Македонского. В свою очередь, эти царства могли быть более или менее унифицированными. В некоторых выделились до трех типов внутренней государственной организации: 1) союзы привилегированных городов — по типу симмахии, 2) покровительствуемые царства и княжества, где сохранялась неизменной внутренняя социальная организация; и 3) общегосударственная территория, где верховные правители были и собственниками всей земли, раздаваемой в условное держание по древневосточной традиции.

Такой особый статус территорий империи и преимущественно военный характер державы Александра Македонского стали важнейшими предпосылками скорого ее распада. После смерти великого полководца начался длительный период (323–281 гг. до н. э.) борьбы его преемников и военных магнатов (диадохов) за обособление находившихся в их военном и финансовом управлении отдельных царств. К концу периода единая Македонская империя перестала существовать даже номинально, и на ее развалинах образовался целый ряд — больших и малых, традиционных и политически новых — государств эллинистического мира, воспринявших традиции прежней империи и продолжавших испытывать политическое и культурное влияние эллинизма.

Греческие государства восстановили свою государственную и политическую самостоятельность. Гегемония Македонии существовала более номинально, особенно после пресечения там царствующей династии. Однако традиции, заложенные в период империи, давали о себе знать: полисы все более тяготели к организациям типа симмахии — такими были в III в. до н. э. Этолийский и Ахейские союзы, объединившие значительную часть полисов. Общие вопросы городов было доверено решать синклиту и синоду — собраниям граждан городов (синод был регулярно действующим органом, а синклит созывался в чрезвычайных обстоятельствах). Эти органы руководили общими делами союза, финансами, разрешением конфликтов между полисами. В исполнительной власти существенно возросли полномочия одного из стратегов.

Крупнейшим осколком империи стало Селевкидское царство (по имени диадоха Селевка), ядром которого была Месопотамия с центром в Вавилоне. Постепенно в царство вошли прежние восточные сатрапии — большая часть прежней Персидской державы. Значительная часть городов царства получила полисную организацию по образцу греческой — в Малой Азии и Месопотамии: собрания граждан, советы, выборные магистраты. Большие древние восточные города имели иное устройство: административными центрами их были по-прежнему храмы, поставленные под контроль царских должностных лиц — эпистатов. И полисные, и храмовые города пользовались значительным самоуправлением, но реально-политически были в полной зависимости от царской власти. Наконец, новым элементом организации царства были т. н. катэкии — поселения военного типа на границах, где воины получали государственные наделы. Такое сочетание восточного и греко-македонского управления было и в центральной администрации царства: высшие сановники считались «друзьями и родственниками царя» и в качестве таковых получали ведомства правления. Страна разделялась на 72 гиппархии (по образцу прежних сатрапий), предназначенные прежде всего военным и финансовым целям, а также для организации государственного хозяйства.

Другим наследником империи стала Египетская монархия, где с начала III в. до н. э. воцарилась новая греческая династия Птолемеев (государство Птолемеев). Это было наиболее мощное и развитое государство эллинистического мира, господство которого в III в. до н. э. распространилось на все Восточное Средиземноморье. Унаследованное от эпохи фараонов государственное хозяйство в сочетании с новым подъемом частного рабовладения сформировали здесь особый социальный строй и военно-служилую организацию правящих сословий. Древняя организация монархии преобразовалась в своеобразный вариант новой монархической государственности — с независимой полувоенизированной властью государя и традиционной жреческо-чиновничьей администрацией. Эллинистические веяния повлияли главным образом на титулатуру и некоторые полномочия администрации; содержание власти управителей осталось прежним: древний чати стал диойкетом, в ведении которого были государственное хозяйство и финансы, правители номов — иподиойкетами, подчиненными верховному; административная власть в номах вручалась стратегам, в подчинении у которых были многочисленные сельские писцы. В связи с тем что военная организация Птолемеев была основана теперь на ополчении воинов, получивших поместья или наделы от государя, централизованное управление страной концентрировалось на управлении государственным хозяйством и регулировании финансов. Во многих, даже древнеегипетских городах сложилось самоуправление городских общин — политевмы, которые подчинялись царской администрации, но во внутренних делах были самостоятельны.


Греко-египетское право

Влияние эллинизма, расцвет в птолемеевском Египте торговых отношений совершенно особое воздействие оказали на судебную и правовую систему Египетской монархии. Там сформировалось в итоге особое сочетание традиционных правовых начал и присущего греческому праву свободного толкования юридических правил и норм, поскольку это не мешало обороту и реальным интересам лиц.

Судебная система стала весьма разветвленной, приближенной к людям и местным делам, причем наибольшее развитие получила специализированная юстиция по частным и коммерческим спорам. Уголовное и военное правосудие оставалось в руках стратегов по номам; в городах — у префектов или особых чиновников. Для прочих дел действовали коллегиальные суды каокректов, их руководителями выступали специальные государственные чиновники. Рассмотрение дел стало содержательным и обязательно коллегиальным: или несколько чиновников, или чиновники и частные лица. Каокректы были судами национально-египетского права: в них судили только египтян. Для уравнения положения других народностей стали возникать общие судебные органы. Наиболее своеобразным институтом в этом отношении стали странствующие суды профессиональных судей — хрематистов, которые обходили в течение примерно двух лет территории по специальному маршруту и решали дела по частным искам, как правило, с участием местных заседателей.

Частные сделки и акты стали несравненно более ответственным делом. Совершать их следовало перед специальным агентом — нотариусом, который свидетельствовал юридическое соответствие действия и выступал его гарантом. Простые сделки заключались при 6 свидетелях, сделки с недвижимостью — при 16 свидетелях. Причем нотариальная форма была необходимой чертой сделки, а не просто доказательством ее свершения. Распространяется регистрация сделок с недвижимостью в специальных книгах, ведущихся местными властями (самая ранняя известная регистрация относится к 185 г. до н. э.). За регистрацию собиралась пошлина (в 5 %, затем в 10 % суммы); платил сбор покупатель. Заинтересованные в проверке сделок нотариусом могли обращаться в особые библиотечные управления с запросами о регистрации. Широко распространилось вершение разного рода юридических действий и сделок с помощью представителей (что ранее правом почти исключалось).

В семейно-брачном праве происходило высвобождение семейных отношений из-под пережитков патриархальности. Собственно отцовской власти в семье практически не было, содержание ее ограничивалось опекунской заботой. Для сыновей эта власть прекращалась уже в 14 лет, для дочерей — со вступлением в брак. Но с 7 лет дети могли совершать некоторые сделки (в присутствии отца). Был и институт материнской власти над детьми. Женщина получила большую имущественную самостоятельность: так, она могла не отвечать по долгам, сделанным мужем, и при взыскании на имущество забрать свое приданое обратно.

В частном праве новое содержание приобрели обязательства по сделкам. Особому регламентированию для интересов покупателя (а не продавца, как в древности) подверглась купля-продажа. Предусматривалась ответственность продавца в случае продажи им не своей (порочной) вещи — как в виде возмещения всех убытков покупателя по сделке, в том числе и не полученным им доходов, так и в виде штрафа в пользу казны. Продавец отвечал и за выявленные недостатки проданной вещи (но не рабов!). Своеобразной была продажа недвижимости, в частности дом продавался только вместе с кроватью (необходимый символ египетского жилища). Договоры аренды стали специализированными: полевых участков, лугов, виноградников, садов; заключались они на срок от двух до девяти лет. Предусматривалось право (при некоторых условиях) требовать уменьшения арендной платы. При продаже собственником сданного в аренду права арендатора сохранялись вполне (принцип: покупка не ломает найма). При разного рода сделках вошло в обиход требование неустойки в случае их неисполнения одним из лиц, причем эллинистическое право допускало одновременную выплату и понесенных убытков, и, сверх того, неустойки. Почти безгранично применялись при сделках расписки, при ряде сделок вошли в обиход квитанции, даже особые банкирские документы.

Значительный рывок в направлении новых правовых принципов, совершенный эллинистическим правом, был взаимосвязан с распространением нового общего представления о смысле права — в особенности благодаря философской школе стоицизма, согласно которой в центре мироздания стоит человек вообще, гражданин мира. Поэтому в праве узконациональные начала уступают, хотя и ограниченным, идеям равенства. «Мы живем не в городах или народах, — возражал против полисных ценностей Зенонстоик, — разделенных собственными законами, а считаем всех людей согражданами и соотечественниками. Единая жизнь и строй (у всех), как и у единого стада, пасущегося под властью единого общего закона».


§ 13. Формирование государственности Древнего Рима

Становление римского полиса

Древняя Италия, история которой на протяжении более тысячи лет, начиная с сер. I тыс. до н. э., будет связана с Римским государством, в предыдущий период представляла калейдоскоп этнически разных народов. Активное заселение Италии началось во II тыс. до н. э., когда с севера вторглись италийские племена. Кроме них, здесь были поселения неиндоевропейских племен — лигуров, пеласгов, осков, иллирийцев. С началом I тыс. до н. э. доминирующей силой в Северной Италии стали этруски — полузагадочный народ, оставивший многочисленные памятники искусства, предметы религиозного культа и надписи на не расшифрованном пока языке, однако происхождение которого неизвестно. На рубеже Х — VIII вв. до н. э. у большинства этих народов шли только самые первые шаги в направлении формирования политико-правовой общности: начиналось образование стабильной общинной и родовой администрации. В конце II тыс. до н. э. Италия, в том числе Северная, стала объектом колонизации ахейских греков; на юге эти колонии образовали мощную, но недолговечную Сицилийскую державу (VI–III вв. до н. э.). Возможно, что на месте будущего Рима уже с XIII в. до н. э. была небольшая колония микенских греков. Политическое и культурное влияние эллинов было важным фактором ускорения государственно-политического развития италийских и этрусских народов, с которыми в VIII–VI вв. до н. э. они вели интенсивную торговлю.

Территориальная организация поселений следовала родоплеменным традициям. Первичной формой была деревня (vicus); несколько таких деревень сливались в окружную общину — pagus, который как бы объединял земли нескольких родов (или частей одного большого рода). Во главе каждого такого пага стоял выборный старейшина. С начала I тыс. до н. э. известны ранние города, которые были как бы племенным центром, где в укрепленном месте-замке (castellum) население тяготевших к нему пагов укрывалось во время опасности. Наибольшим развитием городов характеризовалось племенное объединение этрусков: у них города были уже центрами надобщинной администрации.

Несколько таких поселков, принадлежавших разным этническим племенам, в середине VIII в. до н. э. слились в единое поселение, ставшее впоследствии городом Римом. Официально-мифологическая дата основания Рима, упомянутая римским историком Варроном — 21 апреля 753 г. до н. э., — никаких реальных исторических событий, вероятно, не отражает. Основание города и территориально, и политически было не единовременным. В первой четверти VI в. до н. э. возник будущий общественно-политический центр — форум (вероятно, место общего празднества, объединившего разноплеменное население поселков по отдельным римском холмам). Примерно в это же время один из холмов — Капитолий — становится крепостью нового города; с 509 г. до н. э. известен храм богини Юноны Капитолийской. Религиозная общность, несомненно, ускорила раннегосударственное объединение.


Военно-родовой строй

Единый римской народ (Populus Romanus) составился вначале из двух племен — рамнов (латинян) и тициев (сабинян); оба называли себя также квиритами (Quirites), что имело уже и политическое значение. Позднее в их союз вошло этрусское племя луцеров. Племенная организация осталась определяющей для Рима на весь ранний период протогосударства. Каждое племя (триба) разделялось на 10 общин — курий под руководством курионов; в свою очередь каждая курия — на 10 родов (gentes) под руководством декурионов. Избыточная «математичность» древнего подразделения заставляет видеть в нем некоторую искусственность, и, возможно, она была позднейшего происхождения. Реально, такая десятичная структура характеризовала, вероятно, древнюю военную организацию племен, а уже как производное — социальную.

Основной единицей раннеримского общества и государственного уклада был род. По позднейшему, но исчерпывающему определению римского юриста Сцеволы, в род входили лица, обладающие общим именем (от одного предка), происходящие от свободных родителей, не имевшие своими предками рабов и не лишенные прав гражданина; кроме этого, род имел общую культовую традицию. Принадлежность к роду для эпохи раннего государства была тем самым вариантом статуса полноправного гражданина. Род был также субъектом землепользования, наследником имущества своих сородичей. Внутренне род подразделялся на семьи (familia), каждая во главе с отцом семейства, который обязательно был членом рода. Семья получала от рода свой участок земли в пользование. Отличия одного рода от другого были только культурными или обрядовыми: например, женщинам одного запрещалось носить золотые украшения, мужчины другого носили отличительные прически, в каком-то роде веками обходили когда-то опозоренное имя (у Клавдиев мальчиков не называли Луциями) и т. п. Мужчины рода воевали под командованием своего вождя — princeps gentis.

Роды сливались в курию (от co-viria — сходка мужей); это было подобие греческих фратрий — религиозно-культовых объединений с общими обрядами и совместными трапезами. Курия была и вариантом народного собрания членов близких родов, где решались некоторые общие дела, а главным образом военные. Высшая единица социальной организации — триба (аналогия греческой филы) — была уже и раннеполитическим объединением. Ее возглавлял совет старейшин родов.

Слияние племенных организаций в территориальную общность единого города (родственное исторически греческому синойкизму — см. § 9.1.) сопровождалось (и одновременно закреплялось) формированием протогосударственной структуры. Такая государственно-политическая структура формировалась вокруг власти вождя — rex'а. Первым полуисторическим, полумифологическим вождем римской объединенной общины был Ромул (VIII в. до н. э.). С его именем связано как само образование города, так и создание первых раннеполитических институтов власти: «Заложив основания города, Ромул разделил всех, кто мог служить в войске, на отряды. Каждый отряд состоял из трех тысяч пехотинцев и трехсот всадников и назывался «легионом», ибо среди всех граждан выбирали только способных носить оружие. Все остальные считались простым народом… Сто лучших граждан Ромул назначил советниками и назвал их «патрициями», а их собрание — «сенатом», что означает «совет старейшин». Советников звали патрициями либо потому, что они были отцами законнорожденных детей, либо вернее, потому, что сами могли указать своих отцов: среди тех, кто стекались в город в первое время, сделать это удавалось лишь немногим» (Плутарх. Ромул. 6).

С середины VIII в. до н. э. в Риме установилась традиция власти вождя (царской власти), характерная для протогосударства. Вскоре (если не с самого основания) город перешел под власть более развитого этрусского союза племен, в котором процесс государствообразования был более продвинут. Путем нововведений, проведенных первыми царями (Ромулом и Нумой Помпилием), отправление культа и священные жертвоприношения приняли единую форму и общеплеменной смысл; это, в свою очередь, способствовало политическому единству города. Этрусское господство закрепило государственно-политическое содержание царской власти (на что в условиях саморазвития потребовалось бы несравненно больше времени); от этрусков были позаимствованы регалии царской власти, переняты многие полномочия. Во взаимодействии с этрусским союзом Рим собственно и стал государственно-политическим организмом, полисом, опирающимся на особый родовой уклад. В рамках полиса оформилась и ранняя государственная организация.


Ранняя государственная организация

Организацию власти в ранний, так называемый царский период (VIII–VI вв. до н. э.) истории Рима еще нельзя назвать вполне государственной. В ней совмещались особый военно-родовой уклад, принявший систематическую форму благодаря особым обстоятельствам, и протогосударственные общественно-политические институты, которые затем стали подлинной основой римской государственности.

Центральной фигурой власти в формирующемся полисе был rex (царь). Цари древнего периода не были монархами в позднейшем смысле этого слова; в большей степени они обладали властью вождя-правителя и так же были взаимосвязаны с родоплеменными общинными институтами (сродни раннегреческим басилевсам). Власть царя не была ни наследственной, ни полностью выборной. Только чисто формально на принятие власти новым правителем испрашивалось согласие по-особому организованного военно-народного собрания и совета старейшин. Согласно римской традиции, правитель сам определял своего преемника. Однако, поскольку подавляющее большинство из семи известных легендарных римских царей кончили жизнь не своей смертью, выверенной традиции престолонаследия политического характера, по сути, не существовало, и инициатива в выборе правителя была за советом старейшин.

Царь был политическим, военным и религиозным вождем Рима. Его полномочия поэтому с самого начала имели как обычный, человеческий, так и священный смысл; действия царей получали мифологическое истолкование как воплощение воли богов. Цари обладали особыми знаками своей власти: скипетром, короной, особой одеждой-тогой; они появлялись в сопровождении отряда священных телохранителей-ликторов (от 12 до 24) с особыми топорами в связке прутьев — все это (и регалии, и ликторы) было перенято у этрусских вождей. Цари не могли вмешиваться во внутреннюю организацию и жизнь рода, тем более в отношения внутри римской семьи. Цари были организаторами войска и военачальниками в походах, им принадлежало право устанавливать законы общины — главным образом религиозные и культовые (а в силу этого влиявшие и на семейные права). Основные же полномочия вождей заключались в религиозном отправлении культа от имени города, принесении жертв, организации празднеств. Царь был и верховным судьей в наиболее важных делах.

Другим властным и одновременно управительным органом был Сенат, или совет старейших (откуда и название). Его составляли главы родов: вначале, в правление Ромула, 100 (т. е. из одного племени), затем, после синойкизма с сабинянами, — 200, а со времени царя Тарквиния Приска — 300 сенаторов. Первые сенаторы были назначены вождем, а затем сенаторское звание стало наследственным.

Важнейшим полномочием Сената в ранний период была организация избрания нового царя, а в случае затруднений при этом — отправление надобщинной власти в порядке междуцарствия. После кончины царя Сенат избирал из своего числа десятерых временных правителей, которые, сменяя друг друга, управляли полисом по 5 дней до тех пор, пока не определялись с выбором нового правителя. Сенат предлагал согласованную кандидатуру нового царя собранию народа и истолковывал так или иначе выраженную волю народа и богов (после свершения соответствующих обрядов). Сенату принадлежала и судебная власть по делам не первостепенной важности. Вопросы, ставившиеся в нем на обсуждение, решались голосованием.

Основным институтом военно-родового уклада сохранялись народные сходки, или куриатные комиции. Собрания по куриям (всех воинов или представителей —?) созывались в случаях особой важности: утверждение нового царя, решение военных вопросов. Регулярно собрания созывали цари: два раза в год, весной, перед выступлениям в военные походы; также ежемесячно их проводили жрецы для оглашения праздничных и непраздничных, судебных и рыночных дней. По легенде, собрания по куриям обладали законодательными и избирательными правами, но реально способов выражения этих прав не было. Дела решались или криком, или голосованием по куриям (каждой курии принадлежал один голос в полисной сходке, который подавал курион; внутри самой курии голосование было персональным). Курии выслушивали акты, предлагаемые царями в отношении союзов с другими племенами. Помимо это, они решали дела, касавшиеся межродовых или межкуриальных отношений внутри самого римского полиса: принятие рода в общину, переход семьи в другой род, изгнание из общины, а также утверждение завещаний глав семейств. Наконец, своими постановлениями (предложенными и истолковываемыми Сенатом и царями) они сообщали общеполисные полномочия выборным специальным управителям, помощникам царей; собственно, только в положительном случае голосования куриальное решение имело всю силу.

Система должностных выборных лиц в ранний период была проста: ее образовывали несколько помощников царя. Главным из них был префект города, замещавший царя во время военных походов во всех вопросах, кроме религиозных. Для командования конными отрядами, игравшими со времени Ромула еще и роль гвардии, определялся всаднический трибун — предводитель; ему поручалась охрана городских стен и вообще забота об укреплении города. Наконец, каждая триба выделяла своего военного трибуна, которые были командирами легионов, а равно осуществляли и военно-судебную власть в рамках своей трибы.

Важную роль во властной организации играли жрецы. Древнейшей жреческой коллегией были фламины — трое верховных жрецов главных богов Рима (Юпитера, Марса, Квирина — вероятно, от трех племен). Они находились под руководством царя и были его помощниками во время общегородских обрядов и празднеств; личность фламинов была неприкосновенной. Второй жреческий ранг составляли авгуры — они были истолкователями религиозных знамений и жертвоприношений. В этом отношении они имели значительное влияние на действия властей: могли признать дни народных собраний или выборов «неблагоприятными», могли посчитать избрание магистрата или организацию похода «несоответствующими воле богов». Наконец, условно третье по значимости место занимали понтифики — их было трое (по-видимому, также от племен). Эти жрецы были не столько священнослужителями, сколько помощниками у верховных по религиозно-правовым вопросам. Понтифики свидетельствовали судебные обряды, вообще дела, имевшие отношение и к праву и к религии (торжественные родовые акты, заключение брака и т. п.); они же определяли пригодные для судебных слушаний дни. Кроме этих, особая коллегия фециалов руководила отношениями между Римом и другими народами, если закрепление союзов или контактов выходило на уровень обрядов; они же вели переговоры в преддверии возможных войн.

Влияние жрецов, религиозных традиций вообще было весьма значительным в организации власти в Риме «царского периода». Военные по происхождению властные институты получали свои полномочия через религиозно-сакральную санкцию. Такое сочетание не только было характерным для любого протогосударства, но и составляло историческую особенность этого первого этапа (VIII–VI вв. до н. э.) становления римской государственности.


Переход к военно-республиканскому строю

Второй этап (VI — нач. IV в. до н. э.) становления государственности Рима вобрал в себя процессы распада прежнего военно-родового уклада и формирования на месте царской власти новых государственно-политических институтов.

В конце VI в. до н. э. этрусское господство над большей частью Италии ослабело, города латинов, умбров, самих этрусков обособились. Древний «союз 12 племен», по-видимому, утратил власть и над Римом. В 510/509 гг. до н. э. (римляне вели летосчисление «от основания города», год начинался весной и был короче современного, поэтому применяются двойные даты) римский народ, по легенде, изгнал последнего из царей этрусской династии — Тарквиния Гордого, а вместе с этим полис обрел полную политическую самостоятельность. С изгнанием Тарквиния прекратилась вообще власть вождя-царя. Вместо него народное собрание, по предложению префекта города, избрало двух консулов, которые совместно должны были выполнять функции прежнего rex'а. Установление консулата не было простым переиначиванием прежнего порядка власти (и ранее у царя был помощник по городским делам — префект): консулы получали полномочия только на 1 год, обязаны были считаться друг с другом, а главное — выборы отныне становились регулярными. Два консула не имели более тех священных прав, что были у царя, — с этого времени светская власть начинает разделяться с религиозно-жреческой.

Переход к ранней государственности с новыми институтами власти не был простым. Единовластное правление продолжало вызывать симпатии, особенно в условиях нараставшей межсословной борьбы внутри римской общины (см. ниже). Однако знать, представленная в Сенате, ощутила для себя все преимущества нового порядка: в 485 г. до н. э. консул Спурий Кассий был даже сброшен со скалы за «стремление к царской власти», а реально — за нежелание считаться в управлении и законодательстве с мнением представительных учреждений.

Изменения в организации верховной власти сопровождались крупными переменами в общей полисной структуре, которые сыграли роль почти социальной революции (легендарная римская история связывает эти реформы с деятельностью пятого царя Сервия Туллия (VI в. до н. э.)).

Римская община перестроила свою внутреннюю организацию с родовой на территориальную. С начала V в. до н. э, городское население было разделено на 30 условных триб (которые не имели ничего общего с прежними племенами), в том числе 4 городские и 26 сельских. Новые трибы обрели права самоуправления (подобно афинским демам), запись в трибу означала обязательность военной службы и податей. Первоначально причисление к трибе было взаимосвязано с владением землей, поэтому в сельские были расписаны более зажиточные, а в городские — беднейшие слои населения. Позднее это перестало играть такую роль. Организация новых триб должна была оформить новое социальное единство полиса.

Была проведена реорганизация войска на основе общей воинской службы. Ранее римское ополчение было племенным: 3 тыс. пехотинцев и 300 всадников по 1/3 от старой трибы-племени. В новых условиях начинавшейся борьбы за лидерство в латинских областях и численно возросшего населения города такой порядок устарелым. Согласно новому устройству, записавшиеся в трибу разделялись на 5 классов соответственно размерам земельного участка, которым римляне владели: свыше 20 югеров, в 15 югеров, в 10 югеров, в 5 югеров и менее 2 югеров (югер — около 0,25 га). По объявленному имуществу — цензу — римляне записывались в воинские подразделения — центурии (сотни), причем более зажиточные (о богатстве при таких размерах участков речи не идет) должны были служить тяжеловооруженными воинами или всадниками, но имели и некоторые привилегии. Введение исчисления имущественного ценза и соответственное этому строение армии было почти окончательным ударом по военно-родовому укладу протогосударства. Войско теперь формировалось из 18 конных и 193 пехотных центурий, причем за первым классом были записаны все конные и 80 пехотных центурий. На протяжении 475–430 гг. до н. э. военные центурии закономерно трансформировались в институты политического волеизъявления народа — в центуриатные комиции, которые стали давать согласие консулам на важнейшие государственные решения (как видно, гражданам 1-го класса в этих комициях принадлежало большинство, поскольку каждая центурия имела 1 голос; остальные только присутствовали). Распад военно-родового уклада тем самым положил начало формированию новых институтов народовластия, хотя и ограниченного.

Между 443 и 435 гг. до н. э. была учреждена должность цензора, в основные обязанности которого отныне входило исчисление ценза и контроль за исполнением гражданами их гражданских обязанностей: службой в войске, соблюдением финансовых интересов казны в хозяйственных делах, сохранением «добрых нравов» в повседневной жизни. Цензоры стали определять правомочность при-писания к центурии, трибе и т. д. — и в этом смысле они имели большое влияние на властные институты.

На формирование новой государственной организации и институтов народовластия особое воздействие оказала межсословная борьба за социально-политическое единство римской общины, активно проявившаяся именно после падения царской власти.


Борьба патрициев и плебеев

Со времени образования римского полиса свободное население города устойчиво подразделялось на два слоя — патрициев и плебеев. Происхождение этого разделения. исторически не прояснено. Однако очевидно, что патриции и плебеи обладали разными правами в имущественной сфере, считались жителями разных категорий, их взаимные семейные отношения не поощрялись, а часто были невозможны, и, главное, первоначально они имели существенно разные возможности влиять на деятельность власти в Риме — т. е. это были разные сословия внутри римского народа.

Патриции были членами родов (в этом состояло их отправное отличие). Они имели право избираться в магистраты, они только могли быть сенаторами. Самое важное, что только патриции составляли куриатные собрания, где решались политические вопросы. Патриции могли выступать покровителями (патронами) других жителей Рима, защищать их в суде, представлять их имущественные интересы.

Плебеи не имели родовой организации; по-видимому, это были выходцы из других племен и областей, переселившиеся в римский полис. Из-за отсутствия родовой принадлежности, плебеи были полностью лишены политических прав. Хотя вместе с патрициями обязаны были нести военную службу. Плебеи подлежали покровительству rex'а, были вынуждены пользоваться иными, нежели патриции, правовыми правилами. Запрещались браки между патрициями и плебеями. Серьезной социальной гранью были различия в культах, в религиозных церемониях.

Изначально различия патрициев и плебеев не были отличием богатых от бедных. Скорее, напротив: поскольку для патрицианства только занятие земледелием считалось «правильным», плебс, сосредоточив в своих руках ремесло и торговлю, богател активнее. Однако принадлежность к родовой организации влияла и на доступ к распределению общественных земель, особенно новозавоеванных — ager publicus. Плебеи были, по сути, лишены прав на основное богатство тогдашнего Рима — землю. Аграрный вопрос стал еще одним внутренним фактором общей социально-политической борьбы в Риме, менявшей ход формирования государственности.

В 494 г. до н. э. после очередного военного похода плебеи отделились от патрицианской части войска и не возвратились в город — это получило название первой сецессии (удаления) плебеев. Под угрозой внешней опасности патрицианская часть римской общины вынужденно согласилась на создание политических институтов, которые бы гарантировали охрану прав плебеев. В 493 г. до н. э. были избраны два народных трибуна, которые должны были выполнять роль заступников плебса (ранее ее играл царь). Дом трибуна мог служить для плебея убежищем, а своей властью трибун мог остановить исполнение консульского, сенатского или даже куриатного решения — практически парализовать всю деятельность государства, кроме военной. Правда, трибунская власть действовала только в самом городе и округе радиусом в одну милю. В 471 г. трибунов стало 4, в 457 г. — 10; определялись они, вероятно, собраниями плебса — consilia plebis.

Сложившаяся в V в. до н. э. центуриальная организация войска, а затем и система центуриатных комиций (в которые на равных были записаны патриции и плебеи), внесли в политическую систему первое уравнение в правах. Начало борьбы за отмену долговых притеснений со стороны патрициев, за ликвидацию правового неравноправия в имущественной сфере принесло свои плоды в виде ограничений на концентрацию земельных владений, на взимание излишних процентов по займам, на продажу в рабство жителей римской общины (сер. IV в. до н. э.).

На протяжении столетия плебеи добились уравнения с патрициями в праве доступа к выборным должностям, которые уже ранее были установлены в Риме или установились за этот период: в помощники консула — квесторы (409 г. до н. э.), на должность одного из консулов (367 г.) в курульные эдилы — полицейские правители города (364 г.), в цензоры (351 г.), в преторы — судебный и военный помощник консула (337 г.). В 356 г. было установлено, что и диктатор (которому на несколько месяцев вручалась бы исключительная власть в Риме при необычных обстоятельствах) также может быть из плебеев. Создание некоторых новых выборных должностей нередко было прямым итогом борьбы плебеев за свои права, в которой снова и снова они прибегали к испытанному методу сецессий.

В сер. V в. до н. э. после очередного внутриполитического кризиса в Риме плебеи добились обнародования основных судебных правил и юридических процедур, применявшихся в патрицианских судах, — были составлены так называемые Законы XII Таблиц (см. § 17). Эти законы сделали важнейший шаг в правовом уравнении патрициев и плебеев, хотя еще далеко не полном тогда.

После обнародования Законов XII Таблиц в организации высшей исполнительной власти в Риме наступили несколько десятилетий нестабильности.

Частичный выход из нараставших противоречий был найден на пути нового законодательства, которым бы закреплялся уклад относительного политического равенства внутри римской общины. Законы Валерия и Горация (консулы 449–448 гг. до н. э.) стали основанием будущего республиканского строя. Законы закрепили: (1) обязательность решений плебеев, принятыхими на своих трибутных собраниях, для патрициев; (2) право любого гражданина, обвиненного магистратом, обратиться к народу за решением своей судьбы; (3) священный и неприкосновенный характер личности народного трибуна. Вскоре законами Канулея (445/444 гг. до н. э.) были отменены запреты на браки между патрициями и плебеями и вместо консулов были учреждены особые трибуны с консульской властью, в которые также могли выдвигаться плебеи. Восстановлена консульская власть была только в 367 г. до н. э. и уже на началах равенства политических прав патрициев и плебеев. В 312 г. до н. э. цензовое начало было введено и в устройство Сената: в него стали выдвигаться не просто патрицианские главы родов, но люди, отвечавшие означенному имущественному цензу, а также прежде выбиравшиеся в магистраты. Это сделало и Сенат — оплот родовых привилегий патрициев — доступным для плебеев. В 339 г. было усилено начало народовластия: признано, что постановлениям центуриатных комиций не нужно одобрения Сената, чтобы иметь силу закона. Наконец в 287 г. до н. э. было еще раз подтверждено, что решения плебса (плебисциты) имеют всю силу закона.

Социально-политическая унификация римской общины в основном завершилась, и на этой основе к концу IV — началу III в. до н. э. в полисе сложилась развитая государственная организация с системой институтов законодательной, исполнительной и контролирующей власти, основанная на сочетании прямого народовластия с аристократическим представительством.


§ 14. Государственный строй Римской республики

От полиса к империи

Конец IV — начало III в. до н. э. в истории Рима был важнейшим рубежом.

Во-первых, к этому времени завершилось государственно-политическое становление римского полиса, и римская государственность опиралась на развитую систему институтов власти и управления, закрепленных в праве и в политических традициях. Во-вторых, с этого времени Римское государство, создав мощную, новую по своим боевым и организационным возможностям армию, перешло к активной завоевательной политике — сначала в самой Италии, а затем и далеко за ее пределами.

На протяжении III в. до н. э. Рим покорил Центральную и Южную Италию (Северная была подчинена уже к 288 г.), вступив в политическое и военное соприкосновение с греко-италийскими государствами и с господствовавшей тогда на Средиземноморье Карфагенской державой. Итальянские племена и полугосударства образовали вместе с Римом условную Италийскую федерацию под господством Рима, членство в которой обеспечивало ее жителям некоторую близость в правовом положении к римлянам. Союзнические народы количественно значительно усилили римскую армию. Это дало возможность, хотя и после трудных двух Пунических войн, иногда даже ставивших Рим на грань государственной катастрофы («Ганнибал у ворот!»), сокрушить Карфагенскую державу и подчинить себе большую часть ее владений в Средиземноморье. К началу II в. до н. э. внутренний кризис Македонской державы (см. § 12) сделал ее легкой добычей Рима. Немногим более полувека спустя Рим распространил свою гегемонию и на всю Грецию. В новоприсоединенных областях стала формироваться новая система управления, построенная на доминировании исполнительно-военных властей, назначенных Римом и представлявших его интересы, — появились первые провинции. Рим стал превращаться в Римскую империю, имея в виду территориально-государственный строй. С упадком крупнейших эллинистических государств — державы Селевкидов и Египта — в I в. до н. э. и они подпали под власть Рима. К концу I в. до н. э. Римская империя охватила почти весь средиземноморский мир и Ближний Восток, начав военно-политическое движение на север и запад Европы.

Формирование империи было не только особой военной и политической задачей Римского государства. Этот процесс создавал особый фон для существования и преобразований самой государственной организации. Военное и политическое преобладание Рима сделало римский народ особым, господствующим народом. Столь острая ранее, резкая социальная рознь внутри полисной общины отступила перед преимуществами единства (хотя и раздираемого по-прежнему, но уже чисто групповыми и политическими противоречиями). На протяжении IV–I вв. до н. э. государственная организация Рима оставалась в главном неизменной. Ее основу составили институты как прямого, так и представительного народовластия.

Термин «республика», которым традиционно характеризуют государственно-политическую организацию Рима IV–I вв. до н. э., в исторической основе не имеет качественного значения (res publicae — общие дела). Смыслом организации власти в своем государстве римляне видели обеспечение гражданских прав и гарантию особых, привилегированных свобод полноправного жителя полиса. Главную опасность гражданской свободе усматривали в единоличной и в исполнительной власти (украшая в легендарной своей истории прошлых царей многими пороками). Только народ в целом обладает верховной властью, поручая отдельные части этой власти разным учреждениям и лицам. Этот принцип стал основой классической Римской республики.


Народные собрания

Верховенство народа как коллективного правителя государства было закреплено в верховных политических, в основном законодательных правах народных собраний. В свою очередь и собрания (comitia) в республике были трех видов, с разными, не пересекающимися между собою полномочиями.

Первый вид представляли исторические куриатные собрания. Они постепенно теряли свое значение, со II в. до н. э. граждане на них уже почти не ходили, а для правомочности собраний достаточно было присутствия курионов (глав курий) или 30 ликторов. Из политических вопросов за куриатными комициями сохранилось полномочие на делегацию власти избранным другими собраниями магистратам в виде специального закона — lex de imperio. Такое полномочие — imperium — давало магистрату право совершать ауспиции, т. е. сноситься с богами от имени народа. На административную власть это не влияло. Но за куриатными собраниями сохранились права в семейно-родовой сфере: контроль за усыновлением, за осуществлением отцовской власти в роде и семье, утверждение в этой связи завещаний. Многие частные акты поэтому были подвержены регламентации куриатных решений.

Второй вид представляли центуриатные комиции. Это был главный вид народовластия в Риме — не только потому, что количественно охватывал большинство полноправного населения, но и потому, что обладал существенными для государства полномочиями.

Правом участия в центуриатных комициях обладали самостоятельные граждане Рима, прошедшие цензовую регистрацию (установленную реформой нач. V в. до н. э. — см. § 13) и приписанные к одной из политических центурий (не совпадавших с военным реестром). Вначале ценз исчислялся на основании только владения недвижимостью и свободного происхождения, затем в центурии были допущены вольноотпущенники (конец IV в. до н. э.). С III в. ценз исчислялся уже и на основании движимого имущества, в комиции были тем самым расписаны не только землевладельцы, но и ремесленники, торговцы и т. п.; усилены были и позиции вообще богатых слоев (к 1-му классу относились объявившие за собой имущества на 100 тыс. ассов, ко 2-му — 75 тыс. и т. д. до 12,5 тыс. В начале II в. до н. э. инфляция повысила ценз: так, для 1-го класса он составил 1 млн). За каждым из пяти классов закреплялось с III в. новое число центурий: по 35 т. н. «старших» и 35 «младших»; к первому причислялись и 18 всаднических центурий. Вместе с профессиональными и т. п. всего было 373 центурии, теоретически могущими участвовать в голосованиях. Однако по-прежнему решающее слово было за центуриями первых двух классов.

Центуриатные комиции имели полномочия троякого рода. Во-первых, в них проходили выборы важнейших магистратов: консулов, преторов, цензоров, — а также назначение диктатора в экстраординарных обстоятельствах. Решением комиций магистрату сообщались полномочия военного, распорядительного и судебного характера. Во-вторых, в комициях проходило утверждение законов, предлагаемых магистратом. Законодательные права комиций были несколько ограничены Сенатом, но без них вообще не могло идти речи о законе. Причем в отличие от греческого отношения к закону, римский lex адресовался не столько к магистратам, сколько ко всему правопорядку, регламентировал в целом гражданскую жизнь. В-третьих, комициям принадлежала отчасти и судебная власть: смертные приговоры в отношении граждан подлежали утверждению в собрании, вообще любой гражданин, несправедливо обвиненный, по его мнению, магистратом, мог апеллировать к комициям. Решение комиций по судебным вопросам отмене не подлежало, но могло быть приостановлено особыми действиями народных трибунов.

Комиций собирались строго за стенами города и могли проходить с восхода до заката только в присутствии кого-либо из высших магистратов. Без этого собрание не считалось правомочным и рассматривалось как сходка. Голосование вначале было открытым, а с конца II в. до н. э. (законы 139 и 131 гг.) — тайным (кроме судебных вопросов). С этого же времени общее количество голосов граждан стало важным и для постановлений комиций в целом.

Третий вид собраний представляли трибутные комиции. В них принимали участие все граждане-собственники, в т. ч. вольноотпущенники, по территориальным округам-трибам. С 241 г. до н. э. количество триб возросло до 35; впоследствии население присоединенных союзных областей, приравненных к римским гражданам, приписывались к прежним трибам: богатые — в одну из 31 сельских, бедные — в 4 городские. Куриатным комициям принадлежала, во-первых, судебная власть по обжалованиям, внесенным плебейскими магистратами, во-вторых, выборы плебейских магистратур: народных трибунов и эдилов, — и, в-третьих, законодательство. Последнее право было специфическим, постановление трибутных комиций называлось особо — плебисцит, но по закону Гортензия (287 г. до н. э.) оно получило всю силу римского закона. Хотя некоторое своеобразие вопросов, которые регламентировались постановлениями триб, видимо, все же имело место. Двойственность законодательства была устранена только во время диктатуры Суллы (I в. до н. э.).

Сенат

Центральным учреждением республики был Сенат, воплощавший представительное начало в римском государственном устройстве. Это был древнейший, еще дореспубликанского происхождения, из политических институтов, и потому традиция и конституционные принципы Рима придавали ему особую роль — опекуна римского народа. Своими полномочиями Сенат как бы уравновешивал и порывы народных собраний, и неизбежный волюнтаризм магистратов.

Членов Сената — сенаторов, patres (которые были почти особым сословием в римском обществе, со своими особыми правами и привилегиями) — назначали: вначале цари, после их свержения — консулы. С конца IV в. до н. э. установился нормальный порядок назначения — цензорами, исходя из предписанных законами критериев. В Сенат могли входить только старшие и младшие главы традиционных родов, отвечавшие высшему имущественному цензу. В период установления республики права сенаторов стали получать и плебеи — по-видимому, как занимавшие одну из магистратских должностей. С конца IV в. вообще все бывшие магистраты включались в состав Сената как особые члены — patres conscripti. За период республики количество сенаторов колебалось от 300 (в IV–III вв.) до 600 (в I в. до н. э.). Назначались сенаторы на срок цензорских полномочий — 5 лет, после чего происходило обновление, что не исключало и возобновления прав сенаторов.

Исторически Сенату отводилась роль учреждения, с которым советуются магистраты, дабы их решения имели опору в согласии народа. Однако в период республики Сенат далеко вышел за рамки совещательного органа, став главным правительственным, отчасти даже распорядительным учреждением с некоторыми законодательными полномочиями.

Сенат ведал (1) общим попечением над культами, и в этой связи надзором за храмами и священными местами, объявлял праздничные и благодарственные дни, налагал запреты на отправление иных культов. Ему принадлежало (2) общее финансовое управление, исключая распоряжение общенародной собственностью; он выделял деньги на ведение войны, определял характер поступлений в казну, в т. ч. с граждан. Сенат обеспечивал (3) соблюдение безопасности и добрых нравов гражданами в городе. Сенат был главным органом (4) военно-организационного управления: после того как народное собрание решало о войне или ее объявлял враг, сенаторы постановляли, с какими войсками вести войну, сколько строить кораблей, передавал магистратам исключительные полномочия; Сенат же получал все донесения военачальников и принимал меры по этим донесениям. Сенат вел (5) дипломатические и международные отношения Рима: это право, ранее принадлежавшее консулам, было узурпировано Сенатом в ходе войн II в. до н. э. Сенату принадлежало (6) право управлять подвластными Риму провинциями: назначать туда магистратов, определять их полномочия, принимать их отчеты об управлении. Помимо текущего управления, Сенату надлежало (7) рассматривать законодательные предложения магистратов, которые они вносили в народные собрания. До второй половины IV в. до н. э. Сенат утверждал законы и иные постановления после их принятия в народном собрании — и тогда, по сути, законодательные права его были верховными. После полного установления республиканских институтов Сенат рассматривал законы доих предложения народным собраниям. По запросу магистрата Сенат (8) мог вынести и собственное заключение, не требовавшее утверждения комициями, — сенатус-консульт; в нем могли затрагиваться самые широкие вопросы правового регулирования, даже решения конкретных юридических дел. Это право-традиция, установившаяся со II в. до н. э., также существенно расширила законодательные права Сената. Наконец, в особых случаях Сенат (9) мог продлевать властные полномочия магистратов в зависимости от их деятельности.

Сенаторское звание давало право принимать участие в прениях в Сенате и голосовать по обсуждаемым вопросам. Вместе с тем в составе Сената были и члены с совещательным голосом — включенные в Сенат по исполнениюими в этот срок магистратур и сложившие затем полномочия магистратов.

Заседания Сената могли проходить только под председательством одного из высших магистратов — консула, претора или диктатора, военного трибуна. Заседали «отцы отечества» по определенным дням или по специальному созыву (в поздней республике обычно до 4 раз в месяц), происходило это на форуме или в специальном, освященном через ауспиции храме. Делопроизводство оставалось устным, фиксировались только постановления и законодательные предложения; только в сер. I в. до н. э. вошло в практику составление особого журнала прений и отчетов.


Система магистратур

Исполнительная власть в республике находилась в руках должностных лиц — магистратов. Римские магистраты не были ни восточными чиновниками, ни выборными управителями по греческому образцу. Появление магистратур в Риме было взаимосвязано с отживанием власти царя-вождя периода протогосударства. Магистраты как бы воспринимали в сокращенном виде царские полномочия, а с этим на них переходила частица «величия Римского народа». Они были также представителями, единоличными только, народа, поэтому полномочияих заключались и в исполнении решений народных собраний или Сената, и в широкой собственной правительственной и правовой деятельности.

Все римские магистраты подразделялись на сенаторские (те, которые давали право на включение в состав Сената) и на городские чины; первые, собственно, и были общегосударственными, с правительственной властью. Все магистраты безусловно обладали особой должностной властью (potestas), которая заключалась в праве вмешиваться в действия граждан и в праве назначать себе помощников. Некоторые магистраты наделялись правом запроса богов (auspicium), иначе говоря, правом обращаться к оракулу и истолковывать его высказывания, а тем самым давать оценку тем или иным политическим актам или действиям. Высшие или назначенные в экстраординарном порядке магистраты, помимо предыдущих полномочий, наделялись (по особому акту) правом правительственной власти (imperium), которое вбирало в себя права правления полисом, военного предводительства, юрисдикции — административной, уголовной или даже в гражданских делах.

Все магистраты были выборными, причем правом избирать обладали почти исключительно народные собрания; это обеспечивалоим представительный характер. Исполнение должностных полномочий было безотчетным, только после истечения срока магистратуры за допущенные должностные преступления магистрат мог быть привлечен к суду. Все магистратские должности в Риме были безвозмездными, что делало их доступными только для зажиточных людей, а в некоторых случаях — только для весьма богатых, поскольку магистрату «было достойно» устраивать за свой счет увеселения для граждан, проводить денежные и хлебные раздачи. Наиболее существенной чертой всей системы римских магистратур была их коллегиальность: все должностные лица избирались попарно (или более числом) с равными должностными правами каждого, причем любой имел право возражать против решений и действий своего коллеги.

Власть любого магистрата была значительной в ее административном проявлении. Они имели право (1) задержать неподчиняющегося гражданина, (2) предать его суду, в особенности в случае выявленных оснований, (3) наложить штраф, (4) арестовать какую-либо вещь, принадлежащую гражданину, для того, чтобы заставить его исполнить закон или постановление.

Во главе всех республиканских магистратур стояли консулы (окончательно — с 367 г. до н. э.). Двух консулов избирали центуриатные комиции на 1 год, должность свою они исполняли попеременно; в случае войны один брал на свое попечение город, а другой — армию. Основная обязанность консулов состояла в общем наблюдении за внешней и внутренней безопасностью города и его владений; в исключительных обстоятельствах, по решению Сената, обеспечение безопасности могло происходить с наивысшими полномочиями, с правом принятия любых мер — «пусть консулы озаботятся, дабы республика не претерпела ущерба». Консулы руководили деятельностью Сената, они предлагали решения народным собраниям и вообще созывали их. Консулы набирали войска, организовывали их, назначали высших и средних командиров; в походе они сами осуществляли высшее военное руководство. Консулы управляли захваченными областями в полной мере, пока не происходила правильная организация провинциального управления. Как военачальники, они были вправе подвергнуть любого наказаниям, даже смертной казни (в особенности, если дело было вне города). Консулы руководили расходованием казны. На религиозных праздниках и играх консулы были представителями государства. Наконец, они имели право издавать указы (эдикты) по вопросам управления и толкования права.

Вторым по важности должностным институтом была претура (с 366 г. до н. э.). В III в. преторов стало двое, потом четверо, наконец (в I в. до н. э.) до восьми. Претор считался младшим коллегой консулов, и полномочия его в основном охватывали те же вопросы. Со временем главная задача преторской власти — забота об охране внутренней безопасности и спокойствия города и граждан — стала доминировать над другими, и основные полномочия преторов сосредоточились на уголовной и гражданской юрисдикции (см. § 18). Претору же принадлежала высшая полицейская власть в городе, попечение об охране имущественных интересов граждан. Для осуществления главных своих полномочий претор мог издавать истолковывающие право эдикты, а также прибегать к специальным правовым запретам (interdicta). Как и консулы, преторы обладали высшими должностными полномочиями — imperium.

Следующей по рангу была должность цензора (с 443 г. до н. э.) Цензоры (их избирали по двое) стояли особняком в системе магистратур: они не обладали высшими полномочиями, но влияние их на государство было очень большим. Главным делом цензоров было исчисление ценза, т. е. составление списков населения по классам, что было основанием для причисления к гражданству, для допуска в сенаторы и во все магистратуры. На эти решения цензоров не могло быть возражений, они не подлежали суду и обжалованию. Цензоров избирали на 5 лет, затем их власть сокращена была до полутора лет. В связи с составлением ценза цензоры вели учет добропорядочности поведения граждан, могли налагать состояние «бесчестья» на кого-либо, лишая его и политических, и даже части гражданских прав. Участвовали цензоры и в финансовом управлении.

Младшими из обычных магистратов были квесторы (с 421 г. до н. э.); вначале избирали 4 квесторов, с III в. до н. э. — 8, потом до 20-ти. Формально они были помощниками консулов и не имели специальной компетенции. Затем у них сосредоточилось заведование государственной казной, ведение расходных и приходных книг, собственно прием и выдача денег. Квесторы стали и хранителями государственных документов. С возрастанием числа квесторов появилась их специализация: по таможенным делам, по наблюдению за провинциями, по ведению армейских финансов.

Совершенно особое положение было у народных трибунов (с 494 г. до н. э.). Это были чисто плебейские магистраты, главной задачей которых было обеспечение гражданского равенства и гражданских прав плебеев в условиях древнего доминирования в органах власти патрициев. Пять (с 457 г. до н. э. — 10) трибунов не имели собственно правительственных полномочий, но могли объявлять протесты на решения не только магистратур, но и Сената, и даже народных собраний, налагая на них veto. Правда, принимать участие в заседаниях Сената они не могли (а сидели при входе на особой скамье). Трибуны могли апеллировать к народному собранию, созывать его, предлагать законопроекты. Независимость трибунов обеспечивали избрание их особыми трибутными комициями, личная неприкосновенность (что не исключало многочисленных в истории республики убийств трибунов), а также священное право убежища в их доме (это соблюдалось строго, и убивали трибунов только на форуме или улице).

Помощниками трибунов были курульные эдилы (с 366 г. до н. э.). Их было 4 — два патрицианских и два плебейских. Эдилы осуществляли главным образом полицейскую власть в городе; также предметом их особой заботы были рыночные и торговые дела, устройство общественных игр, празднеств и зрелищ, снабжение города продовольствием. В этой связи они располагали и судебными правами, могли издавать эдикты с истолкованием правовых правил.

Все эти магистратуры действовали обыкновенно вместе и в обычных обстоятельствах. При каком-либо кризисе по решению Сената на место всех обычных магистратур мог быть избран диктатор с исключительными полномочиями. Диктатора избирали на 6 месяцев, срок мог быть и продлен. Ему передавалась вся полнота управления, включая военную власть и право международных сношений, уголовной юстиции и любых изменений законов. Для этого ему особым постановлением вручались верховные должностные полномочия, на которые никакой орган власти не мог иметь возражений.

Диктаторство было одной из необыкновенных, экстраординарных магистратур (первые были избраны в 501–498 г. до н. э.). Ких числу относились правитель конницы, особый военачальник в особых обстоятельствах, десять мужей (децемвиров), которым поручалось упорядочение права или особые судебные дела, и другие.

В системе магистратур было и несколько рангов мелких должностей — общим числом 26. Они занимались местными полицейскими делами, надзором за монетным делом, починкой дорог, служили наместниками в малых городах.

В период республики был установлен (законами 180 и 81 г. до н. э.) общий порядок избрания в магистраты. Для граждан определялся, помимо имущественного, возрастной ценз (для низших в 30 лет, для претора — 40, консула — 42 года). Для избрания в более высокую магистратуру нужно было пройти предыдущие должности, соблюдая не менее чем двухлетний промежуток между избраниями.

Гражданин, желавший избрания, заявлял о себе сам; его имя объявлялось на форуме. После этого он вел предвыборную агитацию, где нередки были массовые подкупы и злоупотребления. Специальные законы установили строгую ответственность за предвыборную коррупцию. После избрания будущий магистрат проходил специальные обряды получения полномочий и присяги на верность законам.

Римская армия

Военная организация республики основывалась на всеобщей воинской повинности. Граждане с 17 до 46 лет обязаны были согласно своей росписи по центуриям присутствовать на смотрах или выступать в поход; иногда, в военное время и для высших офицеров, повинность продлевалась до 50 лет. От несения воинской службы освобождали телесные недостатки, а также исполнение магистратских и жреческих должностей. Попытка избежать воинской службы без законных причин влекла в раннее время продажу в рабство, а позднее — крупные денежные штрафы и конфискацию имущества. Дезертирство, бегство с поля боя и т. п. составляли уже особые воинские преступления и наказывались почти всегда изгнанием или смертью.

В период становления республики (с конца V в. до н. э.) римская армия состояла из общего ополчения, разделенного (по трибам) на 4 легиона по 4 200 воинов. Основной тактической единицей был манипул из двух центурий; в манипуле было несколько командиров, горнист, особый значок, потерять который считалось крайним позором. Конница была постоянной, и содержало ее государство за счет особого налога на богатых вдов. Позднее легион включал от 5 до 6 тыс. воинов. Полководец Марий (конец II в. до н. э.) ввел деление на когорты в 500-1000 чел. Большое число союзников Рима (с III в. до н. э.) сделало возможным не полный ежегодный призыв граждан, а набирали столько, сколько определяли консулы. К началу I в. до н. э. стали оформляться предпосылки перерастания ополчения в постоянную армию. Вооружение предоставляло государство, либо оно давало денежную помощь.

Войско проходило единообразное обучение, в котором много внимания уделялось действиям в едином строю, правильной организации боя. Особенностью римской армии и одной из причин ее выдающихся военных успехов была жесткая дисциплина во внебоевой обстановке, организация передвижения войск, знаменитых римских лагерей и крепостей по единому плану. Гражданская ответственность воинов дополнялась жесткой, иногда жестокой воинской дисциплиной.

Воины имели право на часть захваченных трофеев; особая доля принадлежала офицерам и полководцу. Выдающемуся предводителю войск по общему одобрению солдат мог быть присвоен титул повелителя — императора. По возвращении в Рим победителей ждал особо организованный праздник — триумф, воздвигались триумфальные ворота для прохождения армии.

Идеал смешанного правления

Строй Римской республики отличался несколькими важными свойствами, которые закрепили совершенно особый политический уровень взаимодействия общественных интересов гражданина с интересами всего сообщества. В этом смысле римская республика была новым важнейшим этапом в истории античного государства, возможно, даже более содержательным для последующей правовой истории, чем уклад греческих полисов, которые основывались преимущественно на прямом народовластии и несколько архаичном верховенстве демократии.

Различные институты Римской республики были по-разному взаимосвязаны с политической волей народа: законодательные собрания всех полноправных граждан, правительственный аристократический Сенат, периодически сменяемые магистраты. Сочетание народного суверенитета с представительным органом, вполне независимым от основной массы народа, и с коллегиально-единоличным управлением создавало особый уклад взаимной политической уравновешенности, которая уже в древние времена представлялась идеалом гарантий от государственных злоупотреблений. «В государстве римлян, — отмечал Полибий, — были все три власти… причем все было распределено между отдельными властями и при помощи их устроено столь равномерно и правильно, что никто, даже из туземцев, не мог бы решить, аристократическое ли было все управление в совокупности, или демократическое, или монархическое» (Полибий. Всеобщая история. VI. 11.11). Властные институты Рима, кроме того, располагали разными полномочиями и правами взаимного контроля, что создавало особую систему политических сдержек — столь важную для предотвращения субъективизма государственной деятельности: «Хотя каждая власть имеет полную возможность и вредить другой, и помогать, однако во всех положениях они обнаруживают подобающее единодушие, и потому нельзя было бы указать лучшего государственного устройства… Ибо если какая-либо власть возомнит о себе не в меру, станет притязательной и присвоит себе неподобающее значение… то чрезмерное усиление одной из властей и превознесение ее над прочими окажется невозможным» (Полибий. Всеобщая история. VI. 18. 1–7).

Такое смешение типов организации власти (из трех идеализированных, которые вслед за Аристотелем выделяла вся античная политическая культура: монархия, аристократия, демократия) служило еще одной важной гарантией — против вырождения государства, против «повреждения его основ» и тем самым лучше прочих служило делу гражданской свободы. Знаменитый Цицерон, хотя и выделял устами своего героя-аристократа особые достоинства монархии, все же отмечал: «Но и саму царскую власть превзойдет такая, которая будет образована путем равномерного смешения трех наилучших видов государственного устройства. Такому устройству прежде всего свойственно, так сказать, великое равенство, без которого свободные люди едва ли могут долго обходиться, затем прочность, так как виды государственного устройства, упомянутые выше, легко превращаются в свою противоположность… и так как эти самые виды государственного устройства часто сменяются новыми, тогда как при этом объединенном и разумно смешанном государственном устройстве этого не случается почти никогда, разве только при большой порочности первенствующих людей» (Цицерон. О государстве. I. XLV.69).

Идеал государственного равновесия (хотя и не реализованный вполне самой Римской республикой) стал едва ли не важнейшим вкладом республиканской государственности в мировую политическую культуру.


§ 15. Государственный строй Римской империи

Кризис республики и становление монархии

С конца II в. до н. э. Римская республика вступила в исторический период общественно-политических кризисов и военных конфликтов. Борьба за землю, которую постоянно — то легальными способами, то путем восстаний — вели беднейшие слои римской общины, приняла крайние формы открытого конфликта плебейских магистратур с патрицианским Сенатом. Благодаря агрессивной военной политике, делавшей из римского полиса средиземноморскую державу-империю, в Италии резко возросло количество рабов, занятых в частных хозяйствах и на общественных работах. Это привело к почти постоянным восстаниям рабов, крупнейшие из которых — Первое и Второе сицилийские восстания, восстание Спартака — едва не сокрушили военную и государственную машину Рима. В начале I в. до н. э. между Римом и прежде союзными жителями большинства областей Италии разразился конфликт в виде многолетней Союзнической войны (91–88 гг.), одним из результатов которой стало предоставление италикам прав римского гражданства, хотя с сохранением политического доминирования римлян. Наконец, итогом постоянно нараставших в своих проявлениях социальных противоречий внутри римского полиса стало размежевание на своего рода политические движения — партии оптиматов (выражавших интересы богатых и аристократически-республиканских слоев) и популяров (объединивших недовольных из новых легионеров, офицерства и люмпенизирующегося плебса). Противоречия и борьба между этими партиями были настолько сильны, что привели к почти постоянным, сменявшим одна другую гражданским войнам в Риме, которыми, в свою очередь, не замедляли всякий раз воспользоваться в личных интересах удачливые полководцы, военные вожди либо политики, использовавшие ситуацию для утверждения личной власти.

Разнородные конфликты и социальные противоречия, осложненные не очень удачными для Рима внешними войнами, создали качественно новую государственно-политическую ситуацию: государственная организация республики обнаружила свое несоответствие времени и главенствующим общественным настроениям, и Рим стал решительно двигаться в направлении к военной монархии эллинистического типа, с классическими образцами которой соприкоснулся в ходе восточных завоеваний. Несколько исторических факторов способствовали этому движению.

Во-первых, государственная организация республики сохраняла — в институтах магистратур, порой с очень значительными властными полномочиями — политическую возможность установления единоличной власти; как только реально слабела деятельность народных собраний (а это было естественно в многосоттысячной общине), магистраты, опираясь на народное недовольство властью аристократии — Сената, начинали доминировать в государстве. Во-вторых, непрестанные войны, вызванный ими рост армии, превращение ее с начала I в. до н. э. в практически постоянную, обогащавшуюся за счет войн, выдвигал видных полководцев в политические лидеры; а управление подчиненными провинциями давало им реальные возможности укрепления личной власти; военное руководство превратилось в самостоятельный государственный институт, едва ли не более важный, чем многие другие. В-третьих, Рим становился огромной державой — даже не средиземноморского, а уже мирового масштаба, и власть в такой империи уже по природе своей (в условиях античного общества) не могла быть построена иначе, чем на монархических началах. Кроме того, за годы войн и кризисов резко обозначилось социальное расслоение римского народа: формировались крупные земельные владения — латифундии, огромные состояния, дававшие возможность вести иной образ жизни (то, что позднее римские же историки назовут «падением нравов», выделяя чуть ли не как главную причину заката республиканской системы), а с другой стороны — массы люмпенизированного плебса, живущего в значительной степени за счет государственных раздач хлеба (только в Риме в сер. I в. до н. э. таких было 320 тысяч!). Социальная база старой республики была подорвана, и рост частных рабовладельческих хозяйств стал плодотворным социальным фоном для политической эволюции власти.

Главнейшим показателем кризиса республиканской организации стало формирование в I в. до н. э. института военно-политической диктатуры одного лица, которая стала в Риме почти постоянным институтом. Исторически первым этапом новой власти была диктатура Суллы (82–79 гг. до н. э.), видного военачальника и лидера оптиматов. Для выхода из кризиса Сенат предоставил Сулле исключительные полномочия «для написания законов и установления республики» в виде диктаторской власти. Однако это уже не была прежняя диктатура: Сулла получал диктаторство пожизненно, а кроме того, специальным законом (проведенным интеррексом) получил полную власть в отношении римских граждан. При Сулле были сокращены полномочия народных трибунов, изменены сферы деятельности некоторых магистратов. Аграрный закон, а также отпуск на волю 10 тыс. рабов репрессированных граждан с дарованием им прав римского гражданства, создали новую социальную базу для диктатуры. Вошли в практику расправы над гражданами и конфискации их имущества без судов, по спискам, составленным диктатором (т. н. проскрипции). Хотя политически деятельность Суллы была подчинена идее аристократического консерватизма, реально именно она сформировала новую власть.

Вторым этапом была военная диктатура Юлия Цезаря (45–44 гг. до н. э.). После развязанной им гражданской войны, в которой Цезарь, опираясь на верное ему войско, одержал победу, провозглашенный императором, Цезарь сосредоточил в одних руках наиболее значительные магистратуры: бессрочное диктаторство, пожизненную власть трибуна, цензорские полномочия, сохранив еще и права великого жреца-понтифика. Одновременно реально сократились полномочия Сената, деятельность народных собраний. Проведенная Цезарем аграрная реформа, согласно которой общественный фонд был практически переведен на положение индивидуальной собственности, сформировала большое число сторонников новой власти. После убийства Цезаря, организованного ярыми республиканцами, старый порядок окончательно расшатался. Необходимость скорейшего выхода из внутренних смут стимулировала передачу всей возможной власти одному из духовных наследников Цезаря — Октавиану Августу. Правление Октавиана Августа (30 г. до н. э. — 14 г. н. э.) стало завершающим этапом становления нового строя. Формально все учреждения и магистраты старой республики сохранились, но их полномочия менялись, а главное — важнейшие сосредоточились в одних руках. Сам Август последовательно закрепил, за собой звания императора (29 г.), первого сенатора — принцепса (28 г.), трибунскую власть (23 г.), должность консула (19 г.), проконсула провинций (23 г.), цензора (12 г. до н. э.), верховного понтифика (13 г. до н. э.). Власть Сената стала полностью зависеть от прерогатив принцепса, о народных собраниях только вспоминали. Активная законодательная деятельность Августа (присвоенный в 27 г. титул «благословенного» стал наследственным), внешне направленная на сохранение патриархального уклада и нравов «строгой республики», способствовала созданию и нового правового уклада будущей империи. Сложившийся в результате диктатуры и преобразований Августа государственно-политический уклад, вариант эллинистической монархии, получил название принципата. Такой строй сохранился в Римской империи примерно до конца III в.


Государственная организация принципата

Государственный строй принципата представлял переходный тип — своего рода диархию, двоевластие. Власть была юридически и фактически поделена между императором-принцепсом (полномочия и роль в государстве которого возрастали от десятилетия к десятилетию) и республиканскими учреждениями — Сенатом и народными собраниями (полномочия и деятельность которых постепенно сокращались). Номинально все республиканские институты продолжали существовать, но их взаимоотношения и правовой статус настолько изменились, что облик нового строя определялся уже не ими.

1. Основные государственные полномочия были в руках императора (принцепса, августа). Эти полномочия были совокупностью важнейших старых республиканских магистратур, но некоторые были заново сконструированы в правовом отношении. Императору принадлежали трибунская власть (хотя и Август, и его ближайшие преемники были в основном патриции), проконсульская власть над провинциями (военная, гражданская и юрисдикция), права главного понтифика. В качестве princepsa (первого сенатора) он определял ход обсуждений в Сенате. На него были возложены специальные управленческие функции по Риму (обеспечение продовольствием и т. д., хлебные раздачи). Со временем во власти принцепса сконцентрировались права, которые ранее вообще не были принадлежностью определенных институтов: право войны и мира, основания римских колоний, выдвижения кандидатов на выборы должностных лиц. Как обладающий особой властью — auctoritas, император единолично мог даровать права гражданства, по сути, действуя помимо законов. В конце I в. к правам императора были прибавлены цензорские полномочия, он стал «постоянным цензором» (невыборным), надзирателем нравов граждан.

Особа императора была признана священной и неприкосновенной; при Тиберии был издан специальный закон «о величии государства», согласно которому уважение величия римского народа переносилось на принцепса. При Домициане был принят титул «Бога и Господина» в отношении императора. Он имел особый дом (на Палатине), особый двор из прежних своих вольноотпущенников, причем полномочия их начали специализироваться и превращаться в государственные функции. Император располагал особой свитой из ликторов, носил специальную тогу, ему оказывались военные почести вне города.

Специальные прерогативы и новый объем власти императора основывались на цельном законе — lex de imperio, который Сенат издавал при восшествии нового принцепса. Согласно «закону о власти» Веспасиана (I в.), император получал право заключать договоры с кем хочет, делать, что сочтет нужным «в интересах государства, божественных и человеческих, а также частных дел»; приказанное императором «законно и обязательно, как если бы все это было сделано по приказанию народа или плебса». За выполнение приказа или распоряжения принцепса даже вопреки законам республики любые лица освобождались от ответственности — т. е. для указов императора признавалось безусловное правовое верховенство. Хотя вначале собственно законодательная власть не входила в полномочия императора.

Власть императора не была наследственной (это важнейшее, что ее отличает от классической монархии). Преемника определял, как правило, сам император, предоставляя ему отдельные права и получая на это санкцию Сената. Потом Сенат только санкционировал в общей форме восшествие нового правителя и узаконивал власть через «закон о власти».

2. Институты старой республики частью стали вырождаться, частью потеряли прежний статус. Народные собрания всех видов практически перестали созываться (впрочем, это характерно уже для сер. I в. до н. э.), их полномочия перешли к Сенату. Последние центуриатные комиции собирались по вопросу законодательства в 96 г., по выборам магистратов — около 117 г. Сенат количественно вырос — до 600 членов, сенаторы назначались императором, причем некоторые должности были сами по себе сенаторскими. При Августе Сенату был дан особый устав, согласно которому упорядочивалась его государственная деятельность: сенаторы обязывались собираться не менее двух раз в месяц, высказывание принцепса определяло ход обсуждений. Между 30 и 70 гг. Сенат потерял многие свои полномочия: внешнеполитические акты, соблюдение порядка в городе; патриции составляли в Сенате уже не более 12 %, а значительная часть мест замещалась назначенцами императора. Место законодательных актов заняли постепенно сенату с-консульты, которые с конца II в. стали только воспроизведением предложений (oratio) императора. Из республиканских магистратур большинство сохранилось только номинально: власть консулов предельно сократилась, число их порой доходило до 25 за год (в 189 г.), трибуны лишились права возражений и veto, только преторы сохранили свое значение в сфере юрисдикции и управления провинциями; к концу II в. эдилы и трибуны перестали назначаться, система прохождения магистратур упростилась.

3. На место старых институтов стала формироваться система монархического управления. Уже при Августе начал функционировать еженедельно заседавший Совет (consilium) из сенаторов; ко II в. число членов в нем стабилизировалось, и решения консилиума получали силу закона от имени Сената. Кроме этого, при императоре действовали чрезвычайные комиссии, в которые входили, помимо сенаторов, администраторы двора, вольноотпущенники и другие лица по собственному усмотрению принцепса. При Клавдии (сер. I в.) начал формироваться чисто административный аппарат, никак не связанный с традицией республиканских магистратур: его составляли главным образом вольноотпущенники императора либо нанятые лица низших сословий. Несколько таких канцелярий стали постоянными: 1) для ведения корреспонденции, 2) для ответов на запросы местных чиновников, 3) для предварительного рассмотрения судебных дел, поданных императору, 4) для подготовительных законодательных работ; при Адриане (нач. II в.) было создано 5-е бюро — для объединенных политических дел. Руководить императорскими канцеляриями могли только лица всаднического сословия. Важнейшим должностным лицом нового порядка стал префект претория (со 2 г. до н. э.), которому вручалось командование войсками. Частные административные функции и поручения императора стали выполнять только им назначенные кураторы (по самым разным общественным и государственным делам), легаты (представители на местах), прокураторы (финансовые представители вне Италии). Все они назначались, как правило, из вольноотпущенников или даже неграждан Рима. В самом Риме перестроилось городское управление. Полицейскую власть осуществлял префект города (с 26 г.), продовольственным делом ведал особый префект анноны (с 8 г. — в связи с основными своими обязанностями этот префект ведал и делами имущественных конфискаций, столь существенными для власти), охраной города — префект стражи (с 6 г.). При каждом из них функционировали исполнительные комиссии. При префекте стражи созданы были под его началом 7 когорт по 1 200 полицейских, а город разбит на 14 административных кварталов. Вся организация новой администрации строилась на началах строгой персональной назначаемоести и подчиненности снизу вверх, члены администрации лишались каких-либо сословных привилегий и были представителями новой военной бюрократии — опоры империи.


Переход к новым формам монархии

К концу II в. Римская империя достигла зенита своего могущества в новых условиях. Территориально государство разрослось почти до пределов, за которыми начинается потеря реальной управляемости и фактически единой государственности. Постоянные военные походы и продолжение завоеваний с необходимостью вывели на первое место в государственной организации армию и нужды ее обеспечения; это способствовало возрастанию централизаторских устремлений в управлении. Финансовое ограбление провинций и присоединенных областей создало совершенно новую социальную ситуацию внутри самого Рима, превратившегося в своего рода мегаполис античного мира. Значительно вырос слой «новой знати», связанной только с управлением государством и обогащавшейся за этот счет. Начинавшееся обособление областей и провинций (очевидное к исходу III в.) порождало весьма существенные социальные противоречия: между населением муниципальных городов и римлянами, между имущими слоями и разоряющимися. Эти противоречия принимали иногда критические формы, в частности стали фоном очередной гражданской войны в империи, разразившейся в самом конце II в. После нее к власти пришла династия императоров, ставленников армии, — Северов. С их правлением в империи утвердился правовой порядок престолонаследия. После затяжного общественно-политического кризиса в середине III в. стало очевидным, что даже остатки республиканского строя превратились в ненужные для государства архаизмы. Важным новым фактором эволюции государственного уклада империи стало распространявшееся со II в. по империи христианство с его идеями всемирной монархии и новой, особой по облику государственной власти. (Хотя немало римских императоров до III в. посвящали свои. усилия гонениям на первых христиан и даже глобальному террору в их отношении.)

Наиболее важные исторические шаги в эволюции государственного строя империи связаны с правлением императоров Диоклетиана и Константина. В правление Диоклетиана (284–305 гг.) были проведены военные, административные и территориальные реформы, придавшие империи новый облик и значительно усилившие центральную императорскую власть. В особенности существенной была территориально-политическая реформа: империя, без какого-либо огляда на традиции, была поделена на 4 области с собственной политической властью, замыкавшейся только на императоре; старая Италия вместе с Римом также была включена в единую структуру державы — после этого существование собственных особых в ней магистратур практически утеряло смысл. Началось отделение гражданского управления от военного, характерное для завершенных монархических укладов государства.

В правление императора Константина (306–337 гг.) завершилось преобразование государственного уклада империи в новую монархию. Империя окончательно преобразовалась территориально, разделившись на две части — Западную и Восточную; столица из Рима была перенесена в малоазиатский город Византий, названный вскоре Константинополем. Управление государством стало основываться только на организации, порожденной императорским двором и служилой бюрократией. В 313 г. Миланским эдиктом (по предыдущей столице империи) христианство получило официальное признание в государстве, а с 337 г. стало государственной религией; это внесло новую политическую идею в действия власти: служение не людям, а Богу.

Новый вариант установившейся в империи монархии получил название домината (dominus — господин). Это была практически «чистая» монархическая государственность, близкая эллинистическим государствам, но и в значительной степени новая, по-своему организованная и управляемая. Характерный для домината строй стал последним (III–V вв.) этапом эволюции античной римской государственности.


Система управления при доминате


Новая монархия отличалась прежде всего новым представлением о содержании власти и полномочиях властителя. Монарх получил новый титул — Dominus Noster (Государь наш), были отставлены как ненужные (при имп. Феодосии) звания трибуна, понтифика, прокуратора. Используя идею «перенесенного суверенитета» («т. к. это римский народ предоставил правителю все свои права и полномочия в акте передачи власти»), монарх стал во главе всех священных и государственных дел империи, его решения стали признаваться безусловными и неукоснительными законами, равными законам «древнего права». Причем утвердившийся в праве принцип преимущества более позднего закона перед ранними поставил императорские постановления (constitutia) в ранг определяющих источников права. Особое положение этих постановлений подчеркивалось еще и тем, что по своему содержанию решения монарха не были связаны никакими границами: «Что угодно принцепсу, имеет силу закона…» Император считался верховным судьей и главнокомандующим армией.

Прежний Сенат был практически отстранен от дел, а звание сенатора осталось только как почетное обозначение привилегированного сословия. Осталось почетное наименование консулов — но они уже только назначались императором и были своего рода традиционными управителями, выполняющими поручения монарха. Полностью — даже формально — исчезло из государственного уклада начало выборности должностных лиц.

Все нити государственного управления сосредоточились в центральной и территориальной администрации. Центральный уровень был представлен императорским советом и ведомственными канцеляриями. Императорский, илиГосударственный Совет (consistorium) состоял из лиц, персонально назначенных императором: они принадлежали только к двум наиболее богатым классам империи. В состав Совета обязательно входили и главные администраторы — министры. К IV в. появились специальные должности 4-х министров: 1) священного дворца, в ведении которого были законодательство и судебный надзор; 2) гофмаршал, или министр чиновников, в ведении которого была внутренняя безопасность, дипломатические сношения, а также почтовое дело; под его началом была сеть особых агентов — «любопытствующих»; 3) управляющий «священными щедротами», т. е. государственными финансами; ранее раздельные казна императора — fiscus — и хранилище республики — erarium — слились воедино; 4) управляющий собственными имениями и имуществами императора. Сохранились прежние 5 канцелярий императорского управления — во главе их стал общий начальник — викарий. При Константине появилась (по восточному образцу) должность высшего правителя гражданских дел — капеллана; он же стал считаться первоприсутствующим в Государственном Совете. Помимо этого, возникла система должностей среднего звена — комитатов. Постепенно они стали специализироваться на лиц: а) сопровождающих императора, б) занятых охраной дворца, в) гражданских управителей, г) занятых частными делами монарха, д) руководителей внутренней армии.

Территориальную администрацию представляли префекты претория — с 293 г. их стало четверо. Префекты обладали в главном военной властью и высшей юрисдикцией, для ведения гражданских дел при них возникла должность территориального викария. В провинциях, округах сложилась своя администрация.

С начала III в. с распространением христианства, частичным, а затем и полным его огосударствлением, стала укрепляться новая система церковного управления. Глава римского церковного округа — епископ — с III в. начал предъявлять претензии на главенство во всей христианской церкви — в V в. ему был присвоен титул папы; в сер. V в. римские епископы добились от императора подчиненияих суду в церковных и духовных делах епископов империи. В конце IV — начале V в. появился церковный чин патриарха — с разделением империи на Восточную и Западную несколько восточных патриархов стали полностью независимыми. Сфера церковного управления и юрисдикции постепенно начала расширяться, захватывая многие вопросы, ранее подверженные гражданскому суду, различные категории и нецерковного населения.

В последние века Римской империи, особенно в Восточной империи, в государственной администрации оформилась значительная прослойка профессиональных управленцев — бюрократии, которые замкнулись в своеобразную систему, подконтрольную только императору. Все чиновники империи (кроме самых низших) составляли сословие — Dignitates — и принадлежали к одному из трех рангов: «славнейших», «почтенных» или «знаменитых»; «знаменитые» считались вышестоящими по отношению к другим и подчинялись только императору. В целом чиновники подразделялись на сословия придворных, военных или гражданских чинов. В каждом ранге устанавливалась законом своя квота чинов (например, для «славнейших» в 100 официалов). Чиновники получали на год государственный патент на чин и должность, который мог быть продлен, а мог быть отнят. Такая внешне жесткая организация моментально породила извечных спутников бюрократии: желание во что бы то ни стало удержать свою должность и бесконечные самодовлеющие интриги в борьбе за ранги и должности; это понемногу стало отравлять административный организм империи, превращая его в малопродуктивную часть государственной организации. В этих условиях на более значимое место выходило провинциальное и военное управление.

Провинциальная организация империи


Особая система местного, провинциального управления стала формироваться в Римской империи еще в период республики. При монархии она стала существенной частью государственной организации, и даже одним из факторов, способствовавших становлению монархической государственности.

Первые провинции будущей империи были образованы в ходе войн за овладение Италией: в 226 г. до н. э. для управления Сицилией и, отдельно, Сардинией и Корсикой впервые были избраны два особых претора; несколько позднее — еще два претора для новозавоеванных провинций в Испании. Преторам принадлежало военное командование армией в провинции, право общего управления и, на основе власти imperium, юрисдикция. Правители провинций получали название пропреторов или проконсулов, что означало предоставлениеим в принципе власти, соответствующей аналогичным римским магистратурам. В 191 г. до н. э. и сама Италия была поставлена в ранг провинции для проконсульского управления.

В период поздней республики верховное управление принадлежало Сенату: он определял туда необходимые войска, выделял субвенции на управление провинцией. Пропретор или проконсул избирались из, как правило, бывших магистратов того же ранга. Назначались они обычно на один год, но нередки были продления их полномочий, так что реально они исполняли обязанности правителей по 3, 5 или 7 лет. При назначении преемника правитель обязан был покинуть провинцию в течение 30 дней. Главным правилом его управления был запрет на пересечение границ провинции, в особенности во главе войск — это рассматривалось как тяжкое преступление против величия римского народа.

Магистрат в провинции обладал и военной, и административной, и судебной властью. Вокруг него складывался свой аппарат управления, в котором главным лицом был квестор, заведовавший финансовой частью. Один из важнейших не только политических, но и административно-правовых принципов управления провинциями выражался в известном лозунге «разделяй и властвуй» («divide et impera»). Состоял он в том, что территория провинции и ее население, даже покорившись Риму, не находились в совершенно равном положении: одни включались в категорию «союзных» и получали право участвовать в военных операциях римской армии, другие получали права городских муниципий, где сохранялись права самоуправления, третьи приобретали разные привилегии как особые общины. Завоеванная земля провинций объявлялась собственностью римского народа — ager publicus. Часть ее могли получать римские граждане, часть раздавалась на условиях выплаты особой подати в наследственное пользование, часть возвращалась прежним владельцам, но уже на условиях выплаты сбора.

В период принципата система управления провинциями специализировалась и приобрела иной облик. Все провинции разделялись на два условных класса: императорские (под предлогом того, что в них продолжались военные действия, «незамиренные») и сенаторские. В императорские правителей назначал лично император в качестве своих слуг или специальных посланцев, опираясь на имевшиеся у него общие полномочия проконсула. Эти посланцы носили титул легатов либо прокураторов; последние были финансовыми агентами казны. Назначались они, как правило, из императорских вольноотпущенников и были орудием укрепления власти принцепса на местах. Сенатские управлялись по-прежнему проконсулами и пропреторами, выбираемыми из числа сенаторов; только в Египте ставился наместник из всаднического сословия. Законами Августа на правителей провинций были наложены дополнительные ограничения: им запрещалось жениться на местных, не разрешалось брать с собой своих жен.

В период домината в управлении провинциями существенно возросла роль префектов претория — они были практически на положении вице-императоров в своих областях. Префекты располагали собственной администрацией, издавали собственные эдикты-распоряжения, имевшие правовое значение. К концу III в. число провинций было значительно увеличено: с прежних 48 до 120. Между провинциями исчезло различие императорских и сенатских: все они управлялись легатами или прокураторами, назначенными монархом и Сенату совершенно неподконтрольными. Провинции группировались в 12 округов — диоцезов, во главе которых были свой учреждения — консистории. Военные и гражданские полномочия по-прежнему принадлежали разным ветвям управления.

Возрастание роли императора в управлении провинциями, его непосредственное влияние на администрацию провинций (а тем самым и обогащение казны принцепса, сплочение в администрации обширного слоя новых людей) было одним из важных факторов становления новой монархии в Римской империи.

Другим таким фактором, который единоличные правители и создавали сами, и одновременно использовали для своей власти, была эволюция военной организации Рима.


Военная организация империи

Военная организация Римской республики основывалась на принципе обязательной и всеобщей воинской повинности граждан (см.§ 14). Право служить в армии — и, следовательно, возможность рассчитывать на долю военной добычи, земельные наделы — составляло даже почетное право гражданина. Такое строение армии было одной из важных гарантий подчиненности легионов народным органам власти и магистратам, гарантией неразрывности армии и римской общины.

На рубеже II–I вв. до н. э. в организации римской армии произошел первый важный сдвиг. После Союзнических войн и предоставления прав гражданства большинству населения Италии союзники получили право служить в легионах наравне с римлянами, и скоро они уже стали составлять до 2/3 всех легионов. Количественный рост могущих служить в армии привел к постепенной замене обязательной службы добровольной — на основе вербовки, которую осуществляли специальные надсмотрщики. Особую часть армии стали составлять вспомогательные войска, набранные из провинций вне Италии. В результате реформы Гая Мария (107 г. до н. э.), вызванной в том числе затруднениями с набором в основные легионы, в римскую армию стали брать всех желающих (граждан и неграждан, в том числе несостоятельных и рабов); старые цензовые принципы отошли в прошлое. Войскам стали выплачивать повышенное и регулярное жалованье, перешли на государственное снабжение оружием и снаряжением. Хотя формально воинская повинность не была отменена, реально произошел переход к постоянной армии.

Окончательно переход к профессиональной армии осуществился в период принципата. В легионы набирали добровольцев из числа любых жителей империи, граждан и неграждан. За службу, помимо обычного жалованья и наград, ветеранам выдавали земельные участки в провинциях. Для профессиональной армии тем самым полководец, глава армии (особенно удачливый и щедрый) стал представлять большую ценность, чем, собственно, подчинение государственным органам власти. Это способствовало становлению режима личной власти и в конце концов военной монархии. Кроме того, при Августе армия в целом разделилась на территориальную (легионы в провинциях) и внутреннюю. Ядро последней составили специально набранные — уже, как правило, из неримлян — 9 тысячных отрядов и конная гвардия — так называемая cohors pretoria, или преторианцы. Эти отборные части, подчиненные офицерам-римлянам и лично императору, стали основной опорой его власти, влияя подчас и на политические решения и на судьбу наследников императора.

При императоре Септимие Севере (II в.) преторианцы еще больше оторвались от государственной организации и римского населения. В них перестали набирать италийцев, в офицерские должности центурионов был открыт путь выдвиженцам из провинций. Солдатам разрешили вступать в брак и жить с семьей вне лагеря. Значительно увеличилось жалованье легионерам, многие офицеры обладали теперь значительными состояниями, образовывали особые клубы, коллегии, которые служили сплочению армии только вокруг выгодных, «солдатских императоров».

Очевидно, что такая армия не могла быть значительной по размерам и обеспечивать новые политические и военные задачи империи. При Диоклетиане вводится рекрутский набор воинов с латифундистов, на службу в римскую армию начали регулярно привлекать варваров-наемников. Это способствовало, с одной стороны, примирению с пограничными народами и полугосударствами, а с другой — размыванию военно-политического единства империи. Армия становилась совершенно самостоятельной силой, организация и действия которой все более отдалялись от государственной администрации.

В начале IV в. организация армии еще более изменилась в сторону возрастания роли наемников-неримлян. Незначительную часть армии (всего насчитывавшей с III в. до 72 легионов и 600 тыс. солдат) составляли граждане империи. Большинство было наемниками из союзных народов (так называемых федералов) или из полусвободного населения. Варваризация армии привела к тому, что даже преторианские когорты, личная охрана императора были набраны из пришлого населения, не имевшего никакой привязанности, кроме наживы, к Риму и к задачам государства. Варвары стали составлять большинство офицерства и даже высших командиров. Многие легионы были построены уже в традициях организации не римской армии, а согласно боевым навыкам союзных народов — главным образом придунайских и германских племен. Нередки были случаи, когда такая армия предпочитала проявлять себя не в военных операциях, а в решении политических дел, низложении императоров. Участие армии в дворцовых переворотах стало едва ли не важнейшим показателем общего политического кризиса Римской империи к V в.

Армия стала одним из ускорителей объективного распада Римской империи. В конце IV в. (395 г.) полностью обособилась восточная часть под именем Византии, положив начало собственной тысячелетней государственности (см. § 40). Судьба западной части империи с центром в Риме сложилась иначе.

В начале V в. Римская империя стала испытывать постоянный натиск кочевых племен и германских народов с севера, подталкиваемых Великим переселением народов, всколыхнувшим в IV–V вв. Азию и Европу. Социальный кризис внутри самой империи, распад военной организации сделал Рим неспособным к реальному отпору новым силам. В 410 г. войско племени вестготов под водительством вождя Алариха разрушило город, власть в Западной империи перешла под контроль германских вождей. Столицей империи стал небольшой североитальянский город Равенна. Империя постепенно распадалась, под властью императоров оставались только Италия и часть галльских провинций. В 476 г. германский вождь Одоакр свергнул с престола последнего римского императора, которого, по странному капризу истории, тоже звали Ромулом. Западная Римская империя и тысячелетняя государственность прекратили свое существование.


§ 16. Эволюция социально-правового строя Древнего Рима

На протяжении всей истории древнеримского общества основой его социального строя было правовое неравенство населения. Критерии такого неравенства были различными: пол, возраст, состояние свободы или несвободы (рабство), гражданская самостоятельность или зависимость, наконец, имущественное неравенство. По отдельности или в совокупности следуя этим критериям, формировались особые категории римского общества, различавшиеся по своему участию в решении политических дел, по своим частным и коммерческим правам, по своему положению в семье, наконец, по возможности распоряжаться судьбами других (в правовом смысле). Всесторонне полноправной категорией населения Древнего Рима были только римские граждане.


Римское гражданство

Институт римского гражданства исторически вырос из родовой организации римской общины периода формирования государственности. И долгие века особенности этой организации продолжали сказываться на правовом положении полноправных римлян по отношению к другим слоям населения: с гражданством в Риме были увязаны не только политические, но и частные, коммерческие и семейные права, возможность особых прав и привилегий в суде, вплоть до подчиненности своему праву. Гражданство было как бы особым качеством, выделением из других. Причем безотносительно к территории собственно Рима: римлянин оставался римлянином везде, где простиралась власть и юрисдикция империи, и сохранял все особенности своего правового положения.

В законченном виде институт римского гражданства оформился к IV в. до н. э., когда в общем сгладились основные сословные отличия между патрициями и плебеями (см. § 14) и когда завершился процесс становления государственности. Положение (status) римского гражданина подразумевало обладание политическими правами: выбирать в народном собрании, избирать магистратов и быть избранным в эти должности, служить в армии, — а также личными и частно-гражданскими правами: носить трехсоставноеимя с упоминанием родового звания, участвовать в торговом и гражданском обороте по своему праву, заключать полноценный, с точки зрения права и религии, брак, пользоваться особыми формами судебной защиты (legis actiones — см. § 18), совершать завещания и располагать особыми полномочиями главы семейства по отношению к членам своей фамилии и патрона к неполноправным жителям Рима. Статус гражданина был сопряжен и с некоторыми обязанностями: служить в армии установленное время, платить при необходимости общественный налог (tributum), соблюдать религиозные и моральные устои полиса. Состояние римского гражданства было существенно и в других отношениях: только граждане могли претендовать на бесплатное наделениеих землей из общественного фонда, на выдачу хлеба из государственных запасов, на доступ к играм и зрелищам. Римского гражданина (если только он не находился на военной службе) запрещалось подвергать телесным наказаниям.

Главным основанием приобретения римского гражданства было рождение от состоявших в законном браке римских граждан либо признание отцом своего ребенка в качестве законного (знаменовалось это тем, что отец прилюдно брал дитя на руки не позднее установленного срока после рождения). Рождение только от матери-римлянки не давало безусловного статуса гражданина: в 80 г. на это был установлен полный запрет, с перв. пол. II в. гражданство предоставлялось только родившимся от брака латина и римлянки. В период ранней республики безусловным также было требование проживать в Риме. Гражданство могло быть и даровано «от имени римского народа»: либо в целом, как жителям некоего города или общины (муниципии), либо в качестве индивидуальной привилегии «за заслуги». Собственно факт обретения гражданства состоял в записи юноши по достижении 17 лет в одну из 35 триб и объявлении его впоследствии в цензовом списке соответственно имуществу. Женщины статуса полноправного гражданства не получали, так как всегда должны были состоять под опекой отца, мужа и т. п., по замечанию римского юриста, «в силу присущегоим легкомыслия». Незаконное присвоение себе прав римского гражданина, даже претензия на таковое считались уголовным преступлением — в I в. в наказание за это была введена даже смертная казнь.

Римского гражданства можно было и лишиться — в этом еще раз проявилось отношение римлян к этому институту как особому качеству, а не только набору политических прав. Называлось это уменьшением правоспособности, и наступала она в силу утраты свободы (пленение на войне, продажа в рабство или попадание в кабалу), в силу приговора суда (как следствие позорящих или тяжких наказаний), либо в силу особого общественного морального осуждения — infamia, когда за постыдное поведение римлянин лишался некоторых важных прав (делать завещание, выдвигать иски в суде и т. д.). Правоспособность восстанавливалась, если обстоятельства, послужившие основанием к ее сокращению, отпадали: воин бежал из плена, кабала прекращалась и т. п.


Гражданство и сословия

Римские граждане в главном были едины в своем правовом положении. Однако со временем, начиная с периода республики, традиционная принадлежность к слоям наиболее богатых граждан (и потому, в соответствии с римской политической цензовой системой, имевших доступ в члены Сената или к отправлению высших магистратур) стала сказываться на обособлении политической и имущей знати в особое сословие, или сословия, положение которых закреплялось своими, только им присущими привилегиями (иногда и обязанностями).

Примерно с III в. до н. э. из общей массы гражданства выделилась прослойка знати — нобилитет. Формирование нобилитета было как бы исторической реакцией патрицианства на стирание различий между ним и плебсом. Семьи патрициев, насчитывавшие вековую, иногда многовековую историю участия в государственно-политической деятельности (многие члены которых избирались в магистраты), стали показывать свое первенство в общественном мнении. Характерными признаками нобилей стало празднование особых семейных праздников, хранение в домах бюстов предков. Почти сословной привилегией нобилей стало отправление только ими должностей консулов. Претензии нобилитета на особое политическое первенство поддерживали значительные земельные богатства, сконцентрировавшиеся в их руках. В руках нобилитета до I в. до н. э. оставалось отправление жреческих должностей и, соответственно, религиозное влияние на граждан Рима. Однако выдвижение многочисленных «новых людей» на авансцену римского государства в императорский период довольно быстро привело к социальному размыванию старой знати: к II в. в Риме насчитывалось всего лишь несколько семей из прежнего сословия.

На место исторического сословия нобилитета, рожденного еще дореспубликанскими традициями, пришли уже вполне политические и правовые сословия сенаторов и всадников. Эти особые категории римских граждан выделились благодаря своему особому богатству еще в период поздней республики, но полное значение привилегированных сословий получили в эпоху империи.

К сенаторскому сословию причислялись по наследству, вследствие длительного исполнения жреческих обязанностей, но главное — согласно наивысшему установленному имущественному цензу (к I в. до н. э. — свыше 1 млн. серебряных сестерций); право на сенаторское звание давало и отправление высших республиканских магистратур. В первую очередь причисление к сенаторам давало право присутствовать в Сенате, а также исполнять судейские обязанности в спорах между гражданами. (Внутри сословия сенаторы подразделялись на магистратов курульных и некурульных, простых и т. п., но это влияло только на первенство в голосовании; во всем остальном сенаторы были равны.) Знаками отличия сенаторского сословия служили золотое кольцо, одежда с пурпурной полосой; в театре, на общественных играх они имели почетные места в т. н. «орхестре». Особая традиционно-политическая, даже нравственно-политическая роль этого сословия в римском обществе вызвала и некоторые ограничения частной гражданской жизни сенаторов. Еще в 218 г. до н. э. им было запрещено заниматься любыми коммерческими предприятиями; единственным дозволенным занятием для сенаторов было землевладение, и общество даже поощрительно смотрело на личное занятие сельским хозяйством. Им запрещались браки с лицами низших категорий граждан, тем более с вольноотпущенниками и их потомками. Во вт. пол. I в. до н. э. сенаторам было запрещено покидать Рим, приобретать земельную собственность в провинциях, в III в. был введен запрет на службу сенаторов в армии, и даже просто на посещение войск. Существенной привилегией сенаторского сословия можно считать их право на суд только равных — т. е. сенаторов (которое формально сохранялось даже при императорах).

К сословию всадников причислялись не только по наследству, но и согласно установленному имущественному цензу (свыше 400 тыс. серебряных сестерций). Поэтому всадники сделались и более мобильным слоем римского социума, и более многочисленным, и более экономически влиятельным. Во всадническое сословие могли записаться и вольноотпущенники. Уже с IV–III вв. до н. э., пользуясь различными привилегиями от государства (связанными со службой всадников в коннице) и ограничениями, наложенными на сенаторов, всадники активно занимались торговыми, ростовщическими и финансовыми операциями. В период империи, из-за обоснованного политического недоверия к сенаторам, всадников активно привлекали на государственную и военную службу; были даже должности, которые могли занимать только лица всаднического сословия (например, проконсула в Египте). К II в. число всадников превысило 23 тысячи семей. Личные привилегии для всадников были в основном формальны: право носить золотое кольцо, особую тунику, занимать в театре первые 14 рядов скамей. Как и на сенаторов, на них налагались некоторые общественные запреты: выступать в качестве спортсмена, гладиатора, актера, заключать позорные браки. В период империи всадники выполняли также некоторые религиозные функции.

С III–IV вв. значение старых сословных категорий стало падать. Их заменило новое разделение, в значительной степени связанное с политикой императоров, ориентированной на возвышение бюрократической и военной знати. Сенаторы, всадники, куриалы (магистраты и должностные лица) условно объединились в единое сословие «почтенных»: они были освобождены от общественных и государственных повинностей, пользовались привилегиями в одежде, в общественном быту. Все прочие относились к сословию «преклоненных».

Неполноправные категории жителей

Состояние римского гражданства было — для общества, которое охватывалось римским государством — как бы идеалом полноты политических и гражданских возможностей жителя. Стремление к этому состоянию составило важный элемент общественной борьбы, а приближение правового положения других групп населения к полноправным гражданам — орудием политики, особенно используемым в годы смут.

Помимо собственно римского, существовала категория латинского гражданства. Первоначально латинами обозначали только жителей центральной области вокруг Рима — Лациума; они первыми признали над собой господство Рима и в V — начале IV в. до н. э. были на положении союзников. Это предоставлялоим статус граждан, близких, но не равных римским: право участвовать в торговом и гражданском обороте, вступать в законный брак. Поселившись в Риме, они могли получить и полное римское гражданство без специальных формальностей. Это давало им возможность принимать участие в деятельности народных собраний, но избираться магистратами они не могли. С сер. III в. до н. э. (с 268 г.) статус латина стал условным, без этнической и географической привязанности. Его стали давать всем италийским, а потом и неиталийским областям, признавшим власть Рима и получившим от него право автономии. Эти латины (в отличие от первоначальных, называемых древними) приобретали только право участия в торговом и гражданском обороте и, по специальным разрешениям, права законного брака. Они несли повинности в пользу Рима (воинскую в особых войсках). После Союзнических войн, в начале I в. до н. э. специальными законами всем латинам было даровано полное римское гражданство, исключая возможность быть избранным в высшие магистраты (что основывалось даже более не на праве, а на традиции и на привилегиях нобилитета).

Наиболее многочисленную группу населения Римского государства составляли жители внеиталийских областей и стран, сохранивших административную автономию и заключивших с Римом особые договоры о федерации (foedus). По своему основанию такие союзы бывали справедливыми, когда территория добровольно признавала власть Рима, и несправедливыми, когда население было подчинено после военной победы над ним. Жители этой категории сохраняли собственное гражданство и, как дружественные граждане, получали государственное покровительство Рима и правовую охрану. Они не пользовались никакими правами римских граждан, но за ними признавались на основе общенародного права (jus gentium) права участия в торговом обороте, заключения брака, возбуждения исков в суде. Эта категория свободных жителей получила название перегринов (от peregrini — «из-за поля»). В период ранней империи сложилась практика, согласно которой жители, избранные в провинциальные магистраты, тем самым приобретали и римское гражданство. В 212 г. конституцией имп. Каракаллы всем имевшим статус перегринов и не подлежавших обложению налогами в своих общинах было предоставлено единое римское гражданство (исключая право выбора магистратов, впрочем, практически утратившее к тому времени свое значение в Риме). Эта унификация имела важное значение для формирования нового правового статуса гражданина-подданного единой Римской империи. Однако реально конституция коснулась очень немногочисленной прослойки провинциальной знати (например, в Египте практически никто не получил этих прав гражданства).

Особую прослойку перегринов составляли так называемые «сдавшиеся» (peregrini deditii) — жители областей или общин, враждебных Риму и покоренныхим с ликвидацией там собственных политических и административных институтов. В правовом смысле они вообще не имели гражданства — ни у себя, ни в других областях империи, хотя и не были абсолютно бесправными и пользовались судебной защитой. Конституция 212 г. никак не повлияла на их правовое положение, которое изменилось только к концу IV в. в направлении слияния с правовым статусом варваров в империи.

Положение иностранцев в Римском государстве и в период республики, и в период империи было своеобразно. Если они не принадлежали к одной из определенных правовых категорий (латинов, перегринов и т. д.), то в мирное время их рассматривали как «ничейную вещь», и любой мог захватить в свое распоряжение и личность, и собственность иностранца; в военное время положение ухудшалось: иностранцы становились врагами (hostis), и любой мог произвольно расправиться с ними, если они не вступали под покровительство римлянина.

Внутри самой римской общины также были свои категории, далеко не тождественные состоянию полноправного римского гражданина.

Неимущие или малоимущие граждане образовывали сословную категорию пролетариев — так называли тех, кто не подпадал под самый низший, 5-й класс имущественного ценза. Они обладали всеми частными и гражданскими правами, однако политические права их были ограничены: право голоса в собраниях принадлежалоим всем в совокупности, а не отдельно каждому гражданину, они не имели возможности и избираться магистратами. Так же в целом на пролетариев возлагались воинская и другие общественные обязанности.

Особое сословие составляли вольноотпущенники (libertini) — бывшие рабы (положение которых принципиально отличалось от граждан — см. ниже), отпущенные на свободу своими господами. Вольноотпущенники были одной из самых старых в Риме категорий неполноправного гражданства: с введением в V в. до н. э. новой трибутной и центуриатной организации в трибы и центурии стали записывать вольноотпущенников. Им было предоставлено право участвовать в центуриатных комициях, однако голосовать в трибутных собраниях вольноотпущенники не могли, не имели они и права избираться магистратами. Только в начале I в. до н. э. вольноотпущенников стали брать на военную службу. Прав заключать законный брак они также не имели. Некоторые смягчения правовых требований произошло только в I в., когда в 19 г. на них были распространены права латинских граждан. В период империи вольноотпущенникам было предоставлено право записываться по цензу в высшие сословия (богатеющий и не несущий никаких гражданских обязанностей вольноотпущенник-паразит стал излюбленным персонажем римских сатир этого времени); однако пределом возможностей было сословие всадников, доступ в сенаторы для бывших рабов был закрыт.

В частной и гражданской жизни вольноотпущенник сохранял отношения подопечного к своему бывшему хозяину-патрону. Он обязан был оказывать ему материальные (или ремесленные) услуги, сохранять почтение к патрону, не имел права вчинять иски бывшему хозяину о личных оскорблениях и т. д. За «неблагодарность» вольноотпущенник снова мог быть объявлен рабом прежнего хозяина. Связи с прежними хозяевами были настолько значительны, что в III в. было признано, что вольноотпущенники считаются полноценными членами фамилии хозяина, соответственно приобретая и некоторые наследственные права.

Наиболее древней категорией неполноправных граждан были клиенты — они известны еще в догосударственный период Рима. Первоначальное их появление, по-видимому, было связано с разложением римской родовой общины и выделением прослойки подчиненных, но свободных членов рода. Клиенты в древний период могли быть как у рода в целом, так и у отдельного главы фамилии. Позднее институт клиентеллы стал двояким: обязательными, законными клиентами римского гражданина считались его бывшие рабы (теперь вольноотпущенники), а свободные люди переходили в положение клиентов по собственному волеизъявлению (возможно, и по наследству), вынужденные к этому особыми обстоятельствами или социальной слабостью, в поисках общественного покровительства. Связь клиента со своим патроном признавалась сродни священной, и за крайнее пренебрежение клиента своим долгом его можно было даже убить. Клиент голосовал в центуриатных комициях вместе с патроном, составлял его как бы обязательную свиту в общественных или судебных делах. Он обязан был идти вместе с патроном на войну и помогать ему, в том числе выкупать из плена. В частных и имущественных делах клиенты были вполне самостоятельными, могли защищать свои интересы в суде, но нередко за него ручался и представительствовал патрон, и это была одна из главнейших обязанностей патрона перед своими покровительствуемыми.

В период империи резкость правовых отличий между категориями неполноправных граждан несколько сглаживается… Вместе с тем эпоха христианства, признанного с IV в. официальной религией империи, принесла свои разграничения в правах граждан. Сформировались новые, ранее праву не известные категории жителей. Так, от полноправных граждан по религиозным мотивам стали отграничиваться: язычники и евреи — они не могли занимать общественных и государственных должностей, обладать рабами-христианами, вступать в законные браки; вероотступники, которые не могли выступать свидетелями в судах, наследовать имущества; еретики, т. е. проявившие отклонения в вере и обрядах, но в общих рамках христианства, — такие подлежали ограничению в гражданских правах, не могли наследовать имущества, и после них имущество не наследовалось семьей, а шло в пользу церкви или государства.


Несвободное население


В наибольшей степени отличались от римских граждан и от других категорий населения по своему правовому положению рабы (servi). Наличие значительной прослойки рабов было характерно для римского общества еще в догосударственный период. Рабами становились или (1) захваченные в плен на войне, или (2) родившиеся от рабов, или (3) проданные в рабство за долги. Положение последних, как своих соплеменников, было более благоприятным, к тому же этот вид рабства был только пожизненным и не распространялся на семью. По самой природе своего состояния, раб не имел ни политических, ни частногражданских прав, он не имел семьи в правовом смысле, не обладал собственным имуществом. В ранний период рабство сохраняло еще патриархальный характер, и раб до известной степени считался личностью: некоторые обязательства падали и на раба, он сам отвечал за совершенные им уголовные преступления, хотя и в большей мере, чем свободный, или даже в другой форме наказания. Признавались кровнородственные связи рабов (так, нельзя было женить отца на дочери и т. п.), место погребения раба считалось религиозным местом, рабы вместе со всей familia участвовали в отправлении домашних культов. Вместе с тем господину принадлежало практически неограниченное право наказания своих рабов и даже осуждения их на смерть в случае преступлений.

В период республики, в особенности с III в. до н, э., количество рабов в Риме значительно возросло: оно стало сопоставимо с числом граждан; рабы стали заняты и в частном, и в общественном хозяйстве — появилась даже особая прослойка публичных рабов. Правовое положение рабов ухудшилось: их стали рассматривать наравне с движимыми вещами. Самостоятельное волеизъявление раба было ничтожно: он был только проводником воли господина, «говорящим орудием». В конце IV в. до н. э. ликвидируется как основание рабства продажа за долги, однако появляется новое: отдача в рабы в наказание за преступление.

Из рабского состояния можно было выйти только законным способом: или особо формальным отпуском на волю, или если господин при новом цензе вносил раба в него как самостоятельную персону, или путем завещания. Отпущенные из рабства становились вольноотпущенниками — теоретически впоследствии они могли стать и полноправными римскими гражданами. Однако на этом пути стояло много особых правовых правил. В частности, в 40 г. было запрещено давать римское гражданство рабам, ранее наказанным за преступления.

В период империи положение рабов морально, а затем и в правовом смысле улучшается. Получают признание брачные связи рабов, вплоть до того, что это становится новым источником рабства: римская гражданка, вышедшая замуж за раба, становилась рабыней. Рядом законов было запрещено без ведома магистратов отдавать рабов для боя со зверями в цирке, вообще убивать своих рабов — с 312 г. убийство раба стало приравниваться к убийству свободного, разрешалось рабам жаловаться на жестокость своих господ. Упростилась процедура отпуска рабов на волю: с началом христианства это можно было производить в церкви, а с VI в. — частным актом в присутствии 5 свидетелей. Однако вводилось и немало ограничений на то, чтобы не отпускали на волю слишком много рабов разом или всех рабов семьи.

Раб мог иметь в своем обладании особое имущество — пекулий, данный ему господином. В рамках этого пекулия раб мог совершать сделки, отвечать по обязательствам. Господин мог отозвать пекулий, но только по важным мотивам. С течением времени пекулий становился как бы наследственным владением семьи раба. Когда с I в. до н. э. рабство в Риме сделалось все менее экономически выгодным и все более социально опасным и возросло число свободных крестьян-землевладельцев, практика перевода рабов на пекулий и изменения их положения стала все более распространенной. Рабов сохраняли или в домашнем хозяйстве, или как специалистов (писцов, переводчиков, ремесленников и т. п.). Так формировалось новое социально-правовое явление колонат, характерное для последующих столетий.

Колонами становились не только рабы, получившие в наследственное владение имущество-пекулий. Обедневшие свободные переходили на положение колонов из-за долгов, получая от землевладельца или крупного арендатора земельный участок (парцеллу) на условиях внесения продуктового оброка. При последующем цензе эти колоны вписывались в опись вместе с землей и теряли правовую самостоятельность. Детиих становились уже колонами наследственно. Можно было попасть в колоны и без договора, по давности проживания на чужой земле и уплаты оброка. Характерными чертами колоната было то, что (1) колон жил на чужой земле и платил за нее ренту, (2) он не имел права добровольно уйти от хозяина, был прикреплен к земле, (3) он лично свободен, мог заключить брак, иметь семью, имущество, на которые хозяин земли не может посягать, (4) он не мог возбуждать имущественные и личные иски в суде против своего хозяина, но уголовное преследование было возможно; (5) положение колона наследственно. Выйти из состояния колона можно было только путем отпуска на волю хозяином, путем возведения в сан епископа (в эпоху христианства) или истечением давности (если более 30 лет вел самостоятельное хозяйство и никому ничего не платил).

В период империи, особенно при императоре Константине, на положение колонов было обращено особое законодательное внимание. Из них стали брать рекрутов в армию, и для государства стало небезразличным положение этого сословия. В 332 г. было введено уголовное наказание за побеги колонов с земли, к которой они были прикреплены. С 366 г. запрещалось продавать колонов, как рабов, без земли.

Колонат изменил общий социально-правовой уклад поздней Римской империи. Место рабов как основных аграрных производителей заняли полусвободные земледельцы, стоявшие в совершенно иных правовых отношениях к собственникам земли, работавшие самостоятельно и пользовавшиеся, хотя и частично, плодами своего труда. Сократилось и количество свободных крестьян-земледельцев. На место прежней, весьма дробной иерархии категорий гражданства, полуграждан, полусвободного и совсем несвободного населения сложилась упрощенная социальная система, где класс примерно равных друг другу свободных граждан (исключая особую прослойку знати) противостоял новой категории полусвободных земледельцев, обладавших урезанным, но самостоятельным личным статусом. Эта новая система стала социальным фоном не только политической эволюции римской монархии, но и формирования на ее историческом месте нового социального и политического строя.


§ 17. Древнейшее римское право

Священное право и царские законы

Начало формирования римского права относится еще к догосударственному периоду истории Рима (VIII–VI вв. до н. э.). Правовые порядки в условиях становления полисной государственности были неразрывны с религиозными предписаниями. Суд и истолкование права в древней общине были в руках верховных жрецов и их помощников — понтификов. Высшая судебная власть принадлежала и царю также в связи с его культовыми полномочиями. Такая историческая связь выражалась и в самом содержании правовых правил, которые были неотделимы от религиозных запретов. Вероятно, в этом своеобразном явлении (нехарактерном, например, для древневосточного права) проявило себя значительное влияние этрусков на политические учреждения римлян в ранней древности — оно составило одну из важных особенностей становления римского права.

Верховной ценностью любых общественных установлений для римлян была воля богов, переданная в виде общих предписаний — fas (предначертанное). Эти общие предписания не касались частных вопросов, но только родовых или общинных порядков: культ предков, почтение рода и семьи, отношения с соседями, наказания за преступление против рода, семьи и вообще за нарушение «воли богов», охрана святынь и Города. Требования fas не подлежали обсуждению или оспариванию, так как считалось, что верховная воля богов не может не быть благожелательной к римскому народу и вечно справедливой. Иное дело человеческие установления — jus (требование, право): они творятся для общественных нужд, выражают их особенности и подчинены практической полезности «во имя римского народа». Наиболее древним воплощением этого jus (и соответственно источником гражданского права) стали нравы и обычаи (mores) римского народа, общие правила, которые должны храниться неизменными на протяжении нескольких поколений и на которые можно ссылаться в судах, если на какой-то случай нет специальных постановлений народа — законов.

Религиозные предначертания в царский период получили вид священных законов. По позднейшему определению римского литератора Феста, «священными законами считаются те, которыми установлено, что если кто-либо сделает что-либо против оных, то посвящается какому-нибудь из богов вместе с его имуществом». Гарантией соблюдения римлянами священных законов было принесение виновного в жертву божеству, обычай которых был у племен-основателей города. Однако уже в VII в. до н. э. принесение к жертву заменилось объявлением изгоем, вне закона общины: «Если кто его убьет, то не осуждается за злодейство», а также религиозным проклятьем. К разряду священных законов относились запрещение сдвигать межевые камни (т. е. посягать на владения других родов или семей), нарушать установленное налогообложение или обряды праздников — сатурналий (имевших значение в том числе для имущественных и долговых отношений между членами римской общины), посягать на неприкосновенность жрецов и народных магистратов. Идея священных законов сохранилась в римском праве надолго — вплоть до начала империи, однако позднее было принято, что «виновного должны покарать сами боги».

Наряду со священными законами в период протогосударства появились установления первых царей, касающиеся не только вопросов божественного порядка, но и родового строя и частных прав — царские законы (leges regiae). Известия о них наполовину легендарны, но, безусловно, едва ли не главным предметом этих законов (помимо общественного культа) было регулирование внутрисемейных и родовых отношений. Согласно первым таким — законам Ромула (VIII в. до н. э.) главе семейства — мужу передавалась значительная власть в отношении своих домочадцев. Так, он имел право судить и наказывать свою жену, вплоть до права убить в случае измены («Если ты уличишь свою жену в прелюбодеянии, ты можешь безнаказанно убить ее без суда; но если ты сам совершишь прелюбодеяние, она не имеет права сделать это и не смеет даже пальцем тебя тронуть» — по словам позднейшего римского юриста Катона — Авл Геллий. Аттические ночи. Х. 23), наказывать невесток — с согласия особого родового совета. Ромул установил правовые процедуры заключения браков, чтобы сохранялся его смысл в имущественной и наследственной сферах. Вместе с тем власть мужа была и частично ограничена (по сравнению с прежними временами): мужу запрещалось продавать жену — видимо, в рабство — под угрозой принесения его в жертву. Для того чтобы избавиться от малолетних детей-уродов, главе семейства нужно было квалифицированное свидетельство 5 соседей. Большое количество новых установлений приписывалось второму легендарному царю Рима — Нуме Помпилию. Законами Нумы (VII в. до н. э.) была продолжена линия на сокращение власти главы семейства: трижды проданный отцом в кабалу сын впредь считался освобожденным от власти отца, запрещалось продавать в кабалу невесток, принимать участие в родовых культах наложницам наравне с полноправными членами семьи. Вводились искупительные наказания за посягательства на кого-либо: так, непредумышленное убийство можно было откупить принесением барана родственникам потерпевшего. Кроме того, Нуме Помпилию якобы принадлежали первые законы (вероятно, еще изустные), касавшиеся общеримских культов и священных праздников, обрядов при похоронах, организации ремесленных и торговых объединений.

Пятому римскому царю Сервию Туллию (VI в. до н. э.) приписаны законы (в числе 50-ти) об ответственности за некоторые преступления, о порядке заключения сделок.

Около 500 г. до н. э. главнейший понтифик Гней Папирий сделал попытку собрать воедино все древние царские законы, с тем чтобы дать юстиции жрецов правильное и историческое основание. О его собрании сохранились лишь общие сведения позднего времени (I в. до н. э.), однако, по традиции, все законодательство — реальное или легендарное — царского периода стали называть Папириевым правом. Это был первый исторический пласт римского права.


Законы XII Таблиц: создание и общие начала


Древнейшие законы царского периода в главном были направлены на всемерное закрепление институтов кланово-родового строя с присущей ему особой властью главы семейства или рода, а также с признанием родового уклада важнейшим устоем римского полиса. Это встречало неприятие не принадлежавших к родам жителей Рима — плебеев (см. выше, § 13). Ситуация усугублялась тем, что правосудие полностью находилось в руках жрецов, которыми могли быть, по традиции, только патриции. В этих условиях привилегированные законы, да еще изустные (потому толкуемые по произволу), становились оружием в междусословной борьбе в римской общине. Обострилась эта борьба в начале V в. до н. э. в связи с массовой задолженностью плебейских слоев, на которых только и распространялись особые формы личной кабалы или продажи в рабство патрициям. Одним из способов защиты интересов плебеев со стороны созданных тогда магистратов — народных трибунов — стало требование создания и обнародования равного и ясного законодательства.

Однако лишь в 462 г. до н. э. народному трибуну Терентилию Арсе удалось добиться организации специальной выборной комиссии, а затем магистратуры — децемвиров («десять мужей»), которым народное собрание доверило всю полноту власти «для установления законов». Сохранилось предание, что комиссия посетила Грецию для знакомства с тамошним законодательством, в частности с законами Солона (см. § 11). После долгих проволочек и, видимо, саботажа жреческой верхушки децемвиры обнародовали в 451/450 г. до н. э. десять особых таблиц с записью правил судопроизводства и юридических обычаев. После нового возмущения, вызванного обвинениями децемвиров в утайке некоторых обычаев и правил, были опубликованы еще две таблицы «лицеприятных законов» (по выражению Цицерона), касавшихся главным образом разграничения прав граждан общины и религиозных порядков. Выставленные на форуме, новые законы были одобрены народом. После этого они были выбиты на особом медном памятнике в виде двух (или трех) многогранных колонн, установленном там, где вершилось правосудие.

Законы XII Таблиц (сер. V в. до н. э.) стали первым законченным сводом писаных норм, а также исторической основой для последующего развития права в Риме — в этом их особое значение в истории римского права. Еще спустя несколько веков римский историк Тит Ливий отмечал, что и в его время эти законы почитали за «источник всего публичного и частного права». А известный оратор и государственный деятель Цицерон писал, что «для всякого, кто ищет основ и источников права, одна небольшая книжица законов Двенадцати таблиц весом своего авторитета и обилием пользы воистину превосходит все библиотеки философов» (Цицерон. Об ораторском искусстве I. 44).

Законы XII Таблиц не сохранились (официальный текст-памятник погиб в 390 г. до н. э. при вторжении галлов). Текстих реконструирован с достаточной достоверностью по произведениям римских юристов и литераторов позднейшего времени, главным образом по комментариям популярного толкователя права Гая (II в.). Как распределялись по отдельным таблицам древние нормы и правила, также известно приблизительно и более по традиции. Вероятно, каждая таблица была посвящена одному из наиболее важных предметов правового регулирования с позиций своего времени. Законами устанавливались не только чисто судопроизводственные правила, но и общие требования жизни в городской общине, в том числе касавшиеся соблюдения принятого порядка, предписаний морали. В этом отношении XII Таблиц многое позаимствовали из священных законов предыдущего времени.

По содержанию Таблицы распределяются следующим образом: О вызове в суд (Табл. I), О завершении судебных дел (Табл. II), Об ответственности должника (Табл. III), О семейных и наследственных делах (Табл. IV–V), О приобретении вещей (Табл. VI), О пользовании земельным участком (Табл. VII), О наказаниях за ущерб (Табл. VIII), Об общественных делах (Табл. IX), О порядке при похоронах (табл. Х). XI–XII таблицы условно объединяют те правила, которые трудно отнести к определенному разделу; касаются они в основном общегородских дел и отношений между сословными группами населения древней общины.

В законах были очевидны заимствования из греческого права, о которых говорила и историческая традиция. К числу таких можно отнести предписания об ущербе, нанесенном животными, о праве убить ночного вора, о свободе объединения в публичные ассоциации. Сходство с законами Солона обнаруживают и запреты на излишне пышные похороны, на обряды причитаний и др.

Законы XII Таблиц были построены, с одной стороны, по древнему казуистическому принципу, с другой — по приемам религиозной заповеди: большинство норм начиналось с повелительного запрета или, напротив, разрешения («Да будет свободен…», «Пусть не уплативший…» и т. п.). Там, где полагалось наказание или конкретное решение правовой ситуации, законы были строго определенны и формальны: заинтересованным лицам или суду не предлагалось никаких вариантов правовой оценки, никаких возможностей учесть какие-то случайные, но существенные для дела обстоятельства.


Основы общественно-юридического быта

Суд в древнейшем праве еще недалеко стоял от традиционной для до государственных юридических порядков саморасправы обиженного или заинтересованного лица. В случае особо злостных посягательств на чужое (совершенных ночью, с оружием или в виде поджога) Законы прямо объявляли разрешенной расправу с нарушителем или обидчиком. Вызов в суд также немногим отличался от самоуправства. По закону, вызвавший кого-либо в суд (с чего начиналось судебное рассмотрение) мог привести своего ответчика даже насильно: ничто не считалось законными отговорками; от явки освобождали или тяжкая болезнь, или иное судебное разбирательство в этот день. Судебное рассмотрение предполагалось достаточно простым: во всяком случае дело обязаны были закончить до захода солнца. В предварительном порядке стороны могли как-то договориться между собою. В случае неявки одного из участников дела руководивший судом магистрат просто объявлял правоту явившегося. Суд вершили жрецы-понтифики, и, для того чтобы обращение к ним было значимым и серьезным, от участников требовалось внесение залогов по различным спорам. В качестве доказательств на суде Законы упоминают только свидетельские показания (причем в случае недостаточности таких показаний добывать и вызывать новых свидетелей также было личным делом тяжущихся). Однако суд рассматривался уже как дело общественно-значимое и должен был проходить по принятым канонам равенства и справедливости: так, судей или посредника, взявших мзду по тому делу, какое они судили, ждала смертная казнь. Наравне с ними карались и лжесвидетели.

Личностью, субъектом прав в древнейшем праве считался далеко не всякий человек и далеко не всякий житель Рима. Основой общественно-юридического быта древнейшего периода был институт особой большой семьи-фамилии и ее главы — pater familias; «отец семейства» был носителем юридических полномочий внутри фамилии и единственно правомочным лицом из всех ее членов перед общиной. Древнюю римскую фамилию составляли не только родственники по крови или вследствие брачных связей; связанные родством по мужской линии носили название агнатов. Законы указывали, что и вольноотпущенники входили в состав семьи; в тесных отношениях с семьей в целом находились рабы и клиенты. Глава семейства единственно должен был отвечать за правонарушения, совершенные членами его фамилии: от него уже зависело, выдать ли виновных головой обиженному или, взяв вину на себя, возмещать ущерб. Власть главы семейства в отношении своих домочадцев была значительной: он мог лишить жизни младенца, «отличавшегося исключительным уродством», мог троекратно продавать сына в кабалу (т. е. в течение трех лет), мог изгнать из дома жену (предположительно, за какие-то проступки). Считалось, что распоряжения главы семейства относительно своего «домашнего имущества» ненарушимы. В случае смерти без таких распоряжений все наследство доставалось ближайшему из агнатов. Наследовал глава семейства (в качестве патрона — покровителя) и имущество своих вольноотпущенников. Власть главы семейства имела разное юридическое содержание в отношении членов фамилии: одни считалиськак бы находящимися «под рукой», другие — под его опекой, третьи — в обладании сродни имущественным правам; наибольшими полномочиями право наделило главу семейства в отношении рабов и детей. Права эти были настолько значительными и своеобразными, что позднейший римский юрист Гай отметил: «Ни один другой народ не имеет столько власти над детьми, как римский».

Семья не была исключительной ячейкой общины древнего полиса. Право сохранило немало предписаний, в которых требовалось принимать во внимание и более широкие, чем семейные, родовые интересы. Так, сородичи считались наследниками имущества, если не было (в правах или в живых) агнатов. Сородичи брали власть и управление над семейным имуществом и даже над главой семьи, если тот впадал в безумие или был расточителен. От прежних родовых традиций в римском праве вел свою историю такой институт как опека. Родовые интересы и требования морали обязывали главу семейства как патрона добросовестно относиться к своим клиентам: за причиненный им вред могло быть наложено проклятие — «предание богам подземным».

В значительной степени общинно-родовые основы древнейшего римского права определили своеобразие ранних отношений граждан по поводу вещей.


Имущественные (вещные) права

В древних законах индивидуальное обладание вещами было подчинено общественным интересам настолько сильно, что большинство конкретных предписаний посвящалось не тому, что можно делать с вещами, а многочисленным запретам. Это была весьма своеобразная черта древнейшего права, и только в исключительных случаях оно положительно регулировало права обладателя.

Значительна была категория вещей, которые ни в коем случае не могли быть ни в родовом, ни в семейном, ни тем более в индивидуальном обладании. Это были вещи божественного права, подразделявшиеся на несколько категорий: священные (храмы, особые рощи и деревья), религиозные (души умерших, места погребения) и нерушимые (стены и ворота города). Всякое посягательство на них рассматривалось как святотатство и вызов народу Рима. Все эти вещи были вещами вне коммерческого оборота, т. е. всякое прикладное использование их, тем более сделки с ними изначально исключались.

Основное богатство полиса — земля считалась общественным достоянием (ager publicus). Следуя традиции, земля делилась между куриями и затем между семьями; каждый полноправный гражданин имел право на получение установленной законами нормы в семейное владение (первоначально норма составляла около полугектара). Землю можно было приобрести в семейное обладание и через своеобразную аренду, которую под поручительство полноправных граждан разрешали цензоры. Никаких сделок с общественной землей совершать было нельзя, ничего в Законах не говорилось и о возможности наследственных распоряжений ею: она переходила безусловно в дальнейшее пользование семьи как особо «огороженное место».

Соседское право (требования учитывать интересы соседей) вмешивалось и в пользование участком земли. Необходимо было оставлять нетронутыми определенные участки между владениями — межи, запрещалось претендовать на приобретение этих меж в силу того, что граница давно нарушена (т. е. по давности). Следовало соблюдать границы общественных дорог, подрезать ветви деревьев, чтобы они не затеняли соседского участка. Предписывались конкретные ограничения по рытью канав, постановке заборов и т. д., подобно тем, какие были в свое время установлены Солоном в Афинах.

В Законах содержались правила, согласно которым можно было безвозмездно пользоваться чужим участком в конкретных полезных целях, не спрашивая согласия обладателя: он был как бы обязан услужить тебе своим участком — это было начало сервитутного права (servitus — услуга). Древние сервитуты были всецело связаны только с сельским земельным участком: разрешалось проводить воду через землю соседа, провозить повозки, прогонять скот. Попытки запретить пользоваться сервитутом можно было обжаловать в суде.

Земля, рабочий скот, рабы, строения считались достоянием фамилии, которым распоряжался (управлял) глава семейства. Наряду с этим древнейшее право знает уже и единоличное — домашнее имущество (pecunia), куда прежде всего входили домашние животные (стадо), а потом так же стали означаться и деньги, прочие ценности в доме. Различие было существенным. Первыми можно было распорядиться (со всеми прочими ограничениями) только в особой правовой процедуре — манципации; поэтому и сами фамильные вещи составляли особую категорию требующих манципаций (res mancipi). Отчуждение других не требовало манципации (res nec mancipi). По описанию Гая, «манципация состоит в воображаемой продаже… Пригласив не менее пяти совершеннолетних граждан в качестве свидетелей и еще одного, кто держал бы весы… покупатель, еще держа медь, говорил: «Утверждаю, что этот раб по праву квиритов мой и что он считается купленным мною за этот металл и посредством этих медных весов». В условной и жесткой форме манципации как бы сохранялся контроль фамилии (а возможно, и рода) за отчуждением наиболее важных для древней общины вещей.

В условиях таких ограничений древнейшее главное имущественное право еще нельзя назвать завершенной собственностью. Это было особое обладание (mancipium), оно не носило вполне вещного характера и было неразрывно с положением обладателя как главы семейства. Приобрести такое обладание в древнее время можно было строго ограниченными путями: или по наследству в семье, или через обряд манципации (либо заменявший его судебный обряд отказа от прав на вещь), или посредством соединения чьей-то менее важной вещи с твоей главной (например, при использовании чужого бревна на постройку своего дома).


Обязательственное право

Такими же своеобразными институтами, отразившими семейно-родовой юридический быт, характеризовалось и обязательственное право в Законах XII Таблиц.

Традиционно для древнего права, обязательства (т. е. чья-либо обязанность, в силу предписания закона, что-то сделать, исполнить или возместить) возникали прежде всего из-за причинения ущерба. Особо важный или опасный для многих ущерб расценивался как уголовное преступление (см. § 20). Простой ущерб, нанесенный имуществу гражданина, требовалось возместить: либо в размере прямой стоимости поврежденного имущества, либо по особой таксе, установленной законами (так, за злостную порубку чужих деревьев полагалось уплатить по 25 медных ассов за дерево). Важнейшим из таких видов ущерба имуществу считалась кража. В зависимости от обстоятельств ее совершения, ущерб, причиненный кражей, полагалось возмещать в двойном или тройном размере. Некоторым извиняющим обстоятельством совершения таких правонарушений (деликтов) признавалась неосторожность: в этом случае просто возмещался ущерб. Ранние деликтные обязательства были основным видом охраны прав на вещь (манципиум), никаких других правомочий за обладателем еще не признавалось, не было у него и специальных форм судебной защиты.

Другим основным источником обязательств являлись сделки, заключенные по договору двух лиц. Древнейшее право знало крайне немногие виды сделок: главнейшей был заем, вероятно, была и отдельная купля-продажа. Сделки совершались только устно, причем в строго торжественной и определенной форме обмена двумя (или четырьмя и т. д.) клятвенными обещаниями в жестко предписанных законами словах: «Обязуешься ли дать…» — «Обязуюсь»; «Обещаешь?» — «Обещаю». Этот вид заключения сделки назывался спонсией (sponsio). Естественно, что в древнее время, когда обман считался делом более законным и разумным, чем исполнение обещанного, такое обязательство требовало подкрепления. Во-первых, обмен спонсиями сопровождался религиозной клятвой. Во-вторых, заем не давали просто так: предполагалось либо чье-то поручительство, либо залог; обещание возвратить залог также обретало форму спонсии. Для предотвращения излишнего разорения небогатых Законы XII Таблиц запретили брать при займе более 1 % в месяц (т. е. 10 % годовых) (древний римский год состоял из 10 месяцев (305 дней)); раньше брали и до 100 % годовых.

Поскольку обычно взаймы брали те, у кого не было чем платить, займовые сделки нередко сопровождались оформлением долговой кабалы, или самозаклада. Такая гарантия оформлялась процедурой nexum, родственной манципации (торжественные слова или обряд «меди и весов»). Кабала-нексум была практически главным условием получения земли от более богатого обладателя в арендное пользование. В случае невозврата вещи или долга nexi поступали в кабалу к кредитору.

Ответственность за неисполнение должного по обязательству вообще носила в древнейшем праве личный характер. После того как суд (или сами стороны сделки) признавал обязательство действительным и что наступил срок уплаты, должнику давалась отсрочка в месяц. После этого, если должник добровольно не выполнял решения, кредитор мог увести его к себе, посадить на хлеб и воду и даже наложить оковы. (Правда, по закону 494 г. до н. э. запрещалось держать граждан в тюрьме в цепях и совершать в их отношении особые насилия.) Так могло продолжаться до двух месяцев, пока кредитор и должник не помирятся либо кто-то не поручится за должника. После этого кредитору дозволялось или предать должника смерти, или продать в рабство вне римской общины — за Тибр. Такая личная ответственность была неизменным дополнением, вероятно, всех обязательств древнейшего права, хотя типичным был расчет скотом (по закону Атерния 454 г. до н. э., максимальный штраф был в 1 баран), а со времени Законов XII Таблиц — и медными деньгами.

Несмотря на содержавшиеся в них требования об уравнении прав («Привилегий пусть не испрашивают»), Законы XII Таблиц распространяли их только на отношения между римскими гражданами. Всеми имущественными правами и обрядами: манципиум, манципация, нексум, спонсия — могли пользоваться в свою пользу только полноправные граждане Рима; если приезжий или перегрин заключал сделку через манципацию, никаких прав он затем требовать не мог и защиты в суде не получал бы. Это было не его право. Законы XII Таблиц заключали в себе право-привилегию, квиритское право древних римлян, которое в итоге стало важнейшим источником формирования гражданского права (jus civile) Древнего Рима.


§ 18. Развитие гражданского судопроизводства и юстиции Древнего Рима

Судопроизводство в Древнем Риме, в особенности по рассмотрению частных споров граждан, связанных сих положением, семейными, имущественными и коммерческими делами, никогда не представляло единой системы однотипных институтов. В главном оно опиралось на полномочия римских магистратов, которые в той или другой форме привлекали к участию в суде высшие сословия граждан. Древнеримский суд по частным спорам не носил поэтому вполне государственного характера, и римская юстиция почти с самого начала пошла по пути третейских, строго ограничивающих свою роль в предмете разбирательства судов. За римскими гражданами признавалась привилегия судиться только перед своими согражданами и в самом Риме. Однако с расширением полиса в империю подсудность стала избирательной («Местный житель обязан подчиняться и тем магистратам, где живет, и тем, где он гражданин» — Дигесты. 50.1.29.). Эти общие принципы сохранялись неизменными, даже когда одни учреждения и формы разбора дел сменялись другими.


Ранние институты. Легисакционное судопроизводство

В первые века государственности римская юстиция была основана на институтах, унаследованных от догосударственных судов. Судопроизводство всецело находилось в руках жрецов-понтификов, и только в очень редких случаях заинтересованный римлянин мог обратиться к суду консулов (если решение могло быть связано с неким помилованием, освобождением от гражданской обязанности). По делам, связанным с нарушениями городского порядка и торговым, суд осуществляли эдилы. Судебная власть магистратами осуществлялась в силу высших полномочий, предоставленных им народом — imperium, и только те магистраты, кто имел эту власть, могли «провозглашать право».

Только понтифики проводили разбор споров по существу. Магистраты лишь придавали законную силу решениям подчиненных судей, которые, собственно, и проводили рассмотрение дел. Магистраты принимали дела к рассмотрению либо отвергали их. Если формальные обстоятельства были соблюдены, утверждали судей, которых выбирали стороны, и передавалиим дело. Подчиненными судами были: 1) коллегия децемвиров «для судоговорения», учрежденная примерно в 461 г. до н. э. и составлявшая своего рода совет при магистрате (создание ее приписывают также еще Сервию Туллию); 2) частные судьи, которых стороны выбирали из особого, на год составленного списка лиц, по своим критериям отвечавшим судейскому званию. Судьями могли быть только члены сенаторского сословия. Были и дополнительные требования в отношении личной чести и необремененности долгами.

Для подачи судебных жалоб и для судоговорения были установлены особые дни. В начале каждого месяца понтифики оглашали, какие дни неблагоприятны для дел юстиции (таких бывало не менее 50 за год), какие подходящи. Были и «полублагоприятные» дни, когда дозволялась только подача исков либо дела велись до полудня. Такая практика делала даже простой прием иска во многом зависящим от произвола жрецов и патрицианства. Свое требование следовало объявить в общественном центре города — на форуме, где сидели при исполнении должности магистраты или понтифики и где было даже особое место, называвшееся «под правом» (возможно, там, где были выставлены XII Таблиц, где обнародовались законы). Обоснование своего требования, доставка ответчика, поиск свидетелей — все это было личным делом заявителя-истца. Магистрат выслушивал требование и либо принимал жалобу к рассмотрению, либо отклонял ее в принципе. Повторное обращение по тому же делу было невозможно. Эта стадия процесса называлась провозглашение права (in jure). После этого магистрат назначал судью для выслушивания доказательств, выяснения фактической стороны дела. Эта стадия называлась судоговорением (in judicio) и обязательно заканчивалась тем или иным решением, которое утверждал магистрат. Обжалование решений не допускалось.

Первая стадия была особо ответственной. Иск следовало заявлять в строго предписанных законами и правовой практикой формах и даже в определенных, иногда мало относившихся к сути дела словах. Все это сопровождалось особыми обрядами: наложением руки на предмет спора непосредственно или символически, использованием палочки — виндикты при отстаивании права на вещь и т. п. Малейшее нарушение процедуры, обмолвка в словах влекли признание спора не имеющим юридического характера и не допускаемым к рассмотрению. Для каждого вида требований были установлены свои обязательные формы таких заявлений (и одновременно опровержений их): для иска о невозврате вещи из залога или займа, для иска о нарушении владения, для иска о праве на раба или животное и т. д. Действия сторон могли быть строго подзаконными (legis actiones), поэтому и весь процесс, присущий римской юстиции на ранней стадии развития судебного дела, получил название легисакционного.

Древнейшими видами легисакционного процесса, известными еще Законам XII Таблиц, были: (1) процесс путем внесения залога и (2) процесс наложением руки. Первый состоял в том, что стороны представляли суду определенные законами залоги, о которых и спорили, имея в виду отстоять право на вещь или на исполнение обязательства. Второй — в том, что истец буквально накладывал на ответчика руку перед судом и, если тот немедленно не платил по обязательству, уводил его к себе в заложники (см. § 17). Позднее XII Таблиц появился (3) процесс путем взятия заклада, когда, желая добиться от должника исполнения, истец произносил особые и торжественные слова и брал какую-то его вещь в залог. Дела о разделах наследства, иногда имущества, о спорах по поводу посредничества шли в виде (4) назначения судьи, когда стороны в особой форме просили магистрата назначить судью с условной, видимо, формулировкой предмета спора; суд в этом случае становился своего рода утверждением мировой сделки. В конце III в. до н. э. сложился еще один вид — (5) процесс под условием, когда первая и вторая стадии были отдалены по времени месяцем и когда ответчику давался срок для возражений; в этой форме отсуживали свое имущество, украденные вещи и убытки.

Заявить легисакционные требования могли только полноправные римские граждане — это была неотъемлемая часть квиритского права. Малейшее отступление от требований к правовому статусу истца или ответчика так же влекло аннулирование жалобы и самого судебного дела, как и нарушение установленных обрядов. Такая очевидная узость судопроизводственных форм, всецело связанных с полисной организацией и священными законами, определила переход к иному качеству судебных институтов с перерастанием полиса в империю.


Преторская юстиция. Формулярное судопроизводство


С сер. IV в. до н. э. основная роль в организации судопроизводства по частным искам в Риме переходит к претору (должность учреждена в 366 г. в качестве помощника консула для решения внутригородских дел). Значение преторской юстиции возрастало параллельно умалению юстиции понтификов: в 304 г. до н. э. жреческий писец Гней Флавий самовольно («для пользы народа Рима») опубликовал принятый календарь судебных дней, несколько позднее таким же образом был выкраден и опубликован Флавием перечень главных судебных исков. Судопроизводство с этой поры приобрело преимущественно магистратский характер, за понтификами сохранялось некоторое время только значение традиционно лучших знатоков права.

В 242 г. до н. э. для рассмотрения споров, возникавших между римскими гражданами и перегринами, а также между лицами, имевшими иной правовой статус, была создана магистратура второго, перегринского претора. Его деятельность в сфере юстиции стала не только со временем доминирующей по охвату споров, но и новаторской по внутреннему содержанию. Перегринский претор был лишен возможности использовать строгие правила квиритского права: они либо не предусматривали случая спора между лицами разного статуса, либо вообще игнорировали огромное большинство новых правовых ситуаций. Для того чтобы согласовать правовые интересы римлян и других жителей Италии и империи, претору пришлось изобретать новые формы судебных исков, признавать имеющими силу совершенно новые правовые реалии. В большой степени эти изобретения и признания были основаны на общих принципах права народов (jus gentium), которое указывало предпочитать юридическому формализму требования разума, обычаи других народов, практику правоприменения в средиземноморских судах, прежде всего греческих. Основанное на идее внепривилегированной справедливости и равенства участников гражданских правоотношений при соблюдении их подлинной воли, право народов с этого времени стало еще одной составляющей римского гражданского права наряду с квиритским.

Основным юридическим инструментом в обновлении права и судопроизводства стал преторский эдикт, или указ. С III в. до н. э. сложилась практика, по которой вступавший в свою должность на новый годичный срок претор издавал эдикт (право издания эдиктов, содержащих правовые нормы, было также у консулов и эдилов), где формулировал основные правила своей будущей правоприменительной деятельности. Эти эдикты приобретали разный вид: а) подтверждающие, когда претор высказывал полное доверие к деятельности предшественника; б) новационные, в которых претор заявлял стремление вести суд и давать защиту, не считаясь со старыми порядками; в) городские, адресованные только Италии, и др. В преторском эдикте стали находить отражение и новые процессуальные средства защиты прав, к которым прибегал претор, когда был не в состоянии воспользоваться жесткими формами легисакционного процесса. В принципе, запрещалось что-либо менять эдиктом в цивильном праве, в законах государства, в запрещающих законах. Однако можно было создавать новые формулы исков, не предусмотренных квиритским правом, или, чтобы избежать явно несправедливого по сути юридического спора, прибегнуть к реституции, т. е. восстановить стороны в их первоначальном положении, как если бы сделки и не было, или включить в правила судоговорения особое возражение ответчика — эксцепцию, которые также были строго конкретны и связаны со своими обстоятельствами (возражение, что был обманут или что заблуждался). Так, наряду с правом, содержащимся в законах Рима, сформировалось особое преторское право, или магистратское (jus honorarium), которое стало вторым по важности источником гражданского права Рима, внеся в него многие идеи и новации, почерпнутые из jus gentium.

Преторский эдикт первоначально обнародовался устно, затем стал высекаться на мраморе. А сам претор вел два «альбома»: в одном фиксировал эдикты, в другом — перечень новационных формул исков и средств преторской защиты. Чтобы каждый новый эдикт не вносил сумятицы в правоприменение, со временем преторам было предписано строже придерживаться практики предшественников. В 67 г. до н. э. закон прямо запретил преторам менять эдикты — они стали постоянными. С этого времени по важности преторский эдикт едва ли не превзошел законы. Во II в. император Адриан указал известному юристу Сальвию Юлиану провести систематизацию преторского эдикта. Юлиан в сотрудничестве с другим правоведом собрал эдикты городских и перегринских преторов, курульных и провинциальных эдилов и составил единый обширный постоянный эдикт (143 г.), который впредь запрещено было менять, а следовало изучать и комментировать. С этим прекратилась и эволюция преторского права.

Переход к преимущественно преторской юстиции сопровождался переустройством судебных институтов в целом. Наряду с частными судьями, перешедшими из предыдущих веков, основными учреждениями стали: а) центумвиральные суды, или коллегии 100 мужей, и б) суды «восстановителей утраченного», или рекуператоров. Суд рекуператоров действовал при перегринском преторе и представлял собой коллегию 3–5 судей, которыми мог быть любой римлянин, где решались дела, требующие скорейшего решения, главным образом с участием перегринов или иностранцев в качестве одной из сторон. Этот суд был наиболее прост и даже отчасти демократичен. Наиболее важным судебным институтом стал суд центумвиров. Его составляли 105 судей, избранных от 35 римских триб и, по-видимому, принадлежавших к высшим сословиям — сенаторскому и всадническому. Начало деятельности судов относится к 240-м гг. до н. э. (однако есть упоминания и о создании их также Сервием Тулием). Круг полномочий этих судов был обширен — в них разбирались дела «о давности, об опеках, о родстве родовом и кровном, о намывных берегах и островах, об обязательствах, о сделках, о стенах, о пользовании светом, о капели, о действительных и недействительных завещаниях и множестве других, тому подобных вопросах» (Цицерон. Об ораторском искусстве. 1. 38), практически все вопросы гражданского права, кроме споров о статусе лиц. Центумвиры действовали в 4 трибуналах, каждый со своей более суженной компетенцией; решения принимали коллегиально, и потому они были окончательными. Заседал суд на форуме, в особо отведенном месте.

В провинциях и муниципиях роль преторов играли (где их не было) наместники и префекты; постоянных списков судей из граждан там не было, в судьи избирали на городских собраниях или в сенатах муниципий.

Оформление преторского права изменило и процедуру судебного разбирательства — вначале не существенно, а к I в. до н. э. — принципиально. Разделение на две стадии — in jure и in judicio сохранилось, однако юридически более важной стала первая. Инициатива по-прежнему оставалась за истцом, но вызов ответчика подкреплялся авторитетом магистрата: за неявку полагался штраф. Истец излагал свою претензию в менее строгом виде, за ответчиком признавалось право не только принять или отвергнуть иск, но и сделать частичные возражения по разным содержательным вопросам: должен, но не столько, брал, но не должен, потому что… и т. д. Юридическое существо спора формулировали уже не стороны, а претор, который обобщал суть дела в формуле — специальном предписании судье. В этом предписании обязательно было три элемента: назначение судьи, изложение претензии и возражений, распоряжение о действиях судьи — оправдай или присуди. «Если окажется, что Авлу Агерию причинил ущерб Нумерий Негидий, то ты, судья, осуди его и сосчитай сумму убытка, если же окажется, что он сделал это невольно, оправдай» (типичный для римского права пример формулы, где используются абстрактные имена истца (от agere — искать) и ответчика (от negare — отрицать)). Составляя формулу, претор был более заинтересован не соблюдением требований квиритского права, а выяснением подлинных правоотношений сторон в учете справедливости. Конечно, юридический формализм полностью преодолен не был, и перечень новых преторских формул (который включали в эдикт как приложение) поначалу был невелик. Но теперь уже претор не мог отказать в судебной защите, если имелась ранняя соответствующая формула. На стадии судоговорения процесс шел в основном прежним путем. При отсутствии спора (если стороны обратились в суд только за признанием перехода прав по обоюдному согласию) претор мог и сам решить дело.

Такой вид процесса по главному новшеству получил название формулярного процесса. Он был введен в судопроизводство по закону Эбуция (между 149 и 123 гг. до н. э.) — первоначально как факультативный вид процесса; римские граждане сохранили возможность пользоваться законными формами исков. В 17 г. до н. э. формулярный процесс был признан единственно законным, а правила легисакционного выведены из обихода. Подзаконное, но свободное усмотрение суда в гражданских спорах стало определяющим.


Римская юриспруденция

Рождение новых форм судопроизводства, менее заформализованных и предоставлявших известный простор и суду, и спорящим сторонам, вызвал к жизни новое явление юридической культуры — практическую, а затем и теоретическую юриспруденцию (от juris prudentia — предусмотрительность в праве), или юридическую науку.

Первыми истолкователями и комментаторами действующего права были жрецы-понтифики, эта рольих в особенности усилилась после того, как они утратили главенство в собственно судопроизводстве. Особенно были заинтересованы в помощи по судебным делам непатрицианские слои Рима, которые веками были лишены доступа к жреческим должностям и, соответственно, к юридическим записям и традициям. Около 254 г. до н. э. понтифик Тиберий Корункарий (первый наиглавный понтифик, вышедший из плебеев) начал публично консультировать по вопросам обращений в суд и толкования права. Это было историческое начало римской юриспруденции. Хотя и ранее анналы римской истории отмечали людей, сведущих в праве и полезных тем «народу и государству», — такими были, например, Аппий Клавдий, один из децемвиров и создателей XII Таблиц, или Аппий Клавдий Цек, цензор 442 г. до н. э. Скоро занятия юриспруденцией стали одними из почетнейших и значимых — настолько, что знаменитому оратору и государственному деятелю I в. до н. э. Цицерону не единожды приходилось доказывать в своих речах, что военные доблести или политическая деятельность значат в глазах общества ничуть не меньше. Изучение права (прежде всего jus civile) стало делом престижа среди высшего слоя римлян и составной частью образования: «Постыдно знатному и благородному человеку не знать права, в котором он обращается» (гласила одна из пословиц-максим).

Уже в первые века римской юриспруденции появились юридические знаменитости, более других пользовавшиеся авторитетом. Такими были Секст Элий и Марк Порций Катоны (оба II в. до н. э.), Марк Манилий. Знание права и консультации не ограничивались только устной практикой. Около 198 г. до н. э. консул и знаток права Секст Элий Петус Кат составил первое из известных руководств по праву — в 3-х частях, охвативших соответственно Законы XII Таблиц, комментарий к ним и исковые формулы; важность этого частного свода была настолько велика, что он получил даже особое наименование «Элианово право». Выдающийся правовед I в. до н. э. Квинт Муций Сцевола оставил первое систематическое изложение цивильного права в 18 книгах, послужившее основанием для многих позднейших комментариев и сочинений.

Поначалу имея чисто прикладной характер, римская юриспруденция отличалась одной важной особенностью: правоведы не выступали в судах, они только оказывали помощь обращающимсяк ним. К I в. до н. э. сложились официально признанные формы этой помощи и, соответственно, юридической практики. (По закону 203 г. до н. э., все советы юристы обязаны были подавать безденежно, но в традициях общественных приличий было вознаграждать их особым honorarium.) Первая — ответы (responsa) по запросам частных лиц, а также судей и магистратов, вторая — предписания (cavere) по тому, как составить формы сделок и как реализовать наследственные права; третья — иски (agere), когда юристы предлагали проверенные формулы обращений в суд и подсказывали способ доказывания; четвертая — письма (scribere), в которых правоведы самостоятельно излагали какой-либо вопрос. Со временем власть стала придавать юриспруденции дополнительное значение. Право ответов (jus respondendi) no запросам судей и магистратов получило значение особо важного и предоставляемого наиболее солидным юристам как привилегия; ответы эти устанавливались обязательными для судей. Император Август определил, что по форме ответы должны быть письменными и за личной печатью правоведа, а само право дароваться только особым повелением принцепса. Во II в. согласные мнения по одному вопросу нескольких (или большинства) официальных правоведов приобрели значимость постановлений (в отличие от частных мнений одного). С конца II в. выдача права ответа прекращается, за мнениями ранних классических юристов признается сила закона. В 426 г. (Закон о цитировании) сочинениям и ответам пяти наиболее именитых юристов была придана обязательная сила: Папиниана, Павла, Гая, Ульпиана и Модестина; практика могла обращаться к трудам других правоведов, только если первые пятеро на них ссылались. Но зато согласное мнение пяти было законом и для судов, и для администрации. Тем самым юриспруденция стала еще одним источником римского права, что составило едва ли не самую оригинальную и исторически важную его особенность.

На I–III вв. пришелся расцвет римской юридической науки. При первых императорах появляются частные юридические школы, со времени Адриана (II в.) создаются государственные. Наиболее знаменитыми были Афинская, Беритская (в Финикии), Римская, где последовательно изучали основы права, публичное право, юридическую практику ответов. Большую известность получили учебники по гражданскому праву — наибольшей (по обыденности и простоте изложения) добился Гай (II в.) с «Институциями», сохранившими основные сведения о классическом римском праве. Вошли в практику специальные сочинения — ответы (известнейшим был труд Папинина в 19 книгах), комментарии (например, Ульпиана к преторскому эдикту в 83 книгах).

Ко времени домината юридическая наука все более официализировалась, и многие правоведы, не получая прежнего выхода в практику, начали профессиональные занятия адвокатурой — непосредственной защитой интересов клиентов в суде. К I–III вв. относится рождение и еще одной специализированной формы юридической практики: фиксации сделок и документов. В Рим это пришло из птолемеевского Египта. Особые писцы при магистратах стали практиковать выдачу достоверных и заверенных копий официальных актов, в том числе эдиктов. Сведущие в праве табеллионы вели практику по частным запросам: составляли грамотные и соответствующие праву акты, фиксировали заключение сделок (иих юридическое соответствие). Так было положено начало нотариату.


Юстиция периода империи. Когниционное судопроизводство

С видоизменением всей системы власти и управления в эпоху империи изменились и судебные институты. Реформировались судебные полномочия прежних магистратов, стали утрачивать значение прежние формализованные процедуры обращения в суды. Основным источником большинства перемен стала концентрация высшей судебной власти в руках принцепса, а потом и государя — он передоверял эту власть новым чиновникам и назначенным магистратам, которые уже вершили суд от его имени, считаясь не столько с традициями права, сколько с императорскими указами-эдиктами и постановлениями. Сложилось даже противопоставление старого права (jus vetus), сохранявшегося во многом благодаря юридической науке, и нового права (jus novus), исходящего из императорских повелений и иных актов.

С I в. императоры начали предоставлять магистратам самого различного уровня особое право — jus cognitionis, т. е. гражданского судопроизводства, не зависящее от полномочий imperium. Важнее всего это было для судебной практики в провинциях, куда назначались наместники без официально-правовых полномочий. Одновременно увеличилось количество преторских магистратур и их специализация: возникли должности преторов по особым спорам о наследственных поручениях, по спорам казны с частными лицами, об опеке и об освобождении (II в.). Императоры стали давать защиту таким правоотношениям, которые никак не получали защиты в рамках даже формулярного судопроизводства и не предусматривались преторским правом: спорам по поводу алиментов, взыскания гонорара, несовершенных завещаний. Решение этих дел предоставлялось консулам — как бы в компенсацию почти потерянных ими административных и политических прав.

Магистраты получали право решать новые категории дел, не считаясь с прежними процедурами, — вне гражданского судопроизводства, почему и вся новая единоличная юстиция получила наименование экстраординарной, или когниционной. Другой ее особенностью стало решение дел магистратом единолично либо с помощью особых чиновников.

Из старых судебных институтов сохранились в период принципата только центумвиральные суды (примерно до III в.) и, главным образом, частные судьи. Число последних существенно возросло, а судьями стали назначаться не только всадники и сенаторы (как было признано в I в. до н. э.), но и просто богатые люди из плебса. В сер. I в. до н. э. было установлено 3 декурии судий, в списке каждой было по 100 членов. При Августе создали четвертую, куда включались уже и не очень богатые люди, чье состояние не превышало 300–400 тыс. серебряных сестерций. В сер. I в. были созданы 5-я и 6-я декурии, причем каждая включала уже до тысячи судей.

Окончательно изменение судебных порядков оформилось к концу III в. В 294 г. Диоклетиан объединил судопроизводство по двум стадиям (основным в легисакционном и формулярном процессе), был запрещен, по сути, обычный гражданско-процессуальный порядок «старого права». С тем и отпала надобность в центумвиральных судьях, а частные стали играть роль только третейских, или мировых, посредников между сторонами. В 342 г. были упразднены и формулы прежних исков. Единственно правильным судопроизводством стало когниционное, а вся судебная власть перешла к императорским администраторам — префектам преториев и города, специальным судьям, получавшим за свою деятельность жалованье от казны или городов.

В новом процессе вызов в суд имел уже полуофициальный характер. Жалоба истца заносилась в специальное дело, с нее посылалась копия ответчику, которого уже могли заставить явиться в суд и принудительно. После установления предмета разбирательства стороны представляли доказательства — вещественные и личные, важнейшими из которых были в том числе собственное признание и присяга. Судопроизводство велось устно, в совершенно свободной от всяких формальностей процедуре. Решение суда заносилось в книгу канцелярии, а стороны получали копию. Важным новшеством было то, что судья абсолютно не был стеснен никакими формальностями в оценке доказательств, ничто не имело заранее установленной силы, и выносил решение, основываясь только на собственном понимании дела и интересов сторон, по своему желанию оценивая доказательства («В одном случае достоверность истины может быть подтверждена, например, самим количеством свидетелей, в другом — соответствующими слухами… Ты должен сам, исходя из собственных лучших побуждений своего разума и совести, дать личную оценку тому, что ты считаешь для себя доказанным, или наоборот, что ты считаешь не вполне доказанным» — Дигесты. 22. 5. 3. 2). Естественно, это привносило в суд значительную долю волюнтаризма. Предотвратить последствия такового должно было право обжалования, которого ранее не было. На решение судьи можно было принести жалобу — апелляцию к вышестоящему чиновнику — как правило, проконсулу или наместнику провинции (легату, прокуратору). На тех — префекту претория. Наконец, высшей инстанцией был суд императора (на деле, его особой канцелярии во главе с магистром — см. § 16). Вначале обжалование было неограниченно. При Юстиниане было установлено, что обжаловать можно не более чем в две инстанции и только значимые иски (со стоимостью выше 10 фунтов золотом).

С экстраординарным судопроизводством вошло в практику и принудительное исполнение решений судов как государственных органов. Этим ведали специальные чиновники. У суда появилось право заставлять должников работать под угрозой тюрьмы или имущественных конфискаций.

В судах теперь неограниченно разрешалось представительство, причем стороны могли и не являться в суд, а только удостоверить действия своих поверенных. В собственно разборе дела, которое шло уже закрыто, в канцелярии, могли участвовать адвокаты, поверенные.


§ 19. Развитие частного права в Древнем Риме

Система римского права

С развитием преторского права, и особенно юриспруденции, римское право из хаоса исторических законов и традиций стало превращаться в стройную систему. Уходил в прошлое надобщественный характер священных законов — в центре правовой системы теперь стояли интересы гражданина полиса в их единстве с интересами римского народа. Понемногу в системе права сложились особые традиции регулирования того, что касалось интересов единичного гражданина, и того, что касалось интересов республики. Главной чертой системы было разграничение на право публичное и на право частное.

Согласно определению классического римского юриста, «публичное право есть, что обращено к положению Рима, к святыням, жрецам, магистратам. Частное же право относится к пользе отдельных лиц». Публичное право охватывало принципы и институты, которые принято относить к сфере государственного, административного, уголовного, финансового, международного права, к регулированию священно-культовых вопросов. Частное право — то, что принято называть гражданским правом и, отчасти, процессуальным правом; главное внимание в нем сосредотачивалось на охране личного статуса и имущественных интересов отдельного гражданина. Для каждой области права сложился свой порядок защиты нарушенных прав, свои доминирующие источники права. Главное же заключалось во взаимном разграничении этих сфер: «Публичное право нельзя менять частными соглашениями», но вместе с тем требования публичного права не должны вмешиваться в сферу индивидуальных интересов. При общем соответствии праву по процедуре, частные соглашения в римском праве поэтому считались имеющими силу наравне с законами, такими же обязательными для их участников.

Охватывая в совокупности сферы охраны и личных, и имущественных прав гражданина, частное право Рима создавало как бы особый правовой мир индивидуальной автономии, подчиненной принципам юридической независимости и свободы жизненного усмотрения полноправного лица. Считалось, что «никто не понуждается действовать против своих желаний» и что «кто пользуется своим правом, никому не вредит».

Такие общие начала подхода к защите обособленных интересов гражданина определили значительное своеобразие важнейших институтов, регулировавших семейные, имущественные, коммерческие отношения в общей сфере частного права.

Брачно-семейное право

В раннем римском праве брак был в значительной степени обусловлен началами родового быта и священных законов. Ни о каком, даже приблизительном, равенстве ни супругов, ни вообще членов семьи в праве речи не шло. Существенными были и внутрисословные различия в брачных институтах.

Инициатива заключения брака принадлежала главам семейств, к которым принадлежали будущие муж и жена (либо мужчине, если он обладал соответствующим статусом сам). Согласия женщины на заключение брака не требовалось — она переходила под власть мужа как нового для себя домовладыки (либо под власть его отца, еслимуж не был еще самостоятельным). Брак приобретал силу с исполнением ряда условий и обрядов, главнейшей частью которых было символическое «наложение руки» на женщину (родственное процедуре манципации), почему древнейшая форма брака и определялась как брак с наложением руки (cum manu).

Брак cum manu мог оформиться трояким путем, причем различия были существенными для разных категорий жителей Рима. Патрицианство заключало браки в виде священной процедуры (этрусского происхождения) — конфарреации, когда жених и невеста в присутствии домочадцев, глав семейств и обязательно верховного понтифика преломляли особый священный хлебец. Такой брак был священным институтом и означал, по сути, принятие невесты в другой род. Процедура конфарреации была недоступна плебеям, а позднее недопустима для разнословных браков (в 445 г. до н. э. законом Канулея были разрешены браки между плебеями и патрициями, первоначально запрещенные по Законам XII Таблиц). Поэтому в этих случаях брак оформлялся коэмпцией — символической покупкой невесты, где покупателем выступал муж, а продавцом — отец невесты. Наконец, к признанию браком cum manu вело и длительное совместное проживание даже без формальных процедур: женщина, не желавшая установления над собой власти мужа, должна была три ночи в году проводить вне дома (в доме отца).

При браке «с рукой» право на развод принадлежало только мужу (по Законам XII Таблиц, он просто выставлял виновную жену из дома). Приданое жены также поступало в полное распоряжение мужа, сливалось с семейным имуществом. Правда, для жены, получавшей в такой семье «положение дочери», законом предусматривалось право на наследование семейного имущества, хотя и в самую последнюю очередь.

Около 250 г. до н. э. получает распространение более свободная для женщины форма брака — без наложения руки (sine manu). Заключение его проходило без торжественных процедур, предполагалось, что невеста тем или иным способом выразила свое согласие. Правовые последствия в основном были те же, что у брака cum manu, однако женщина переходила к мужу как бы под опеку, а не под его власть как главы фамилии. Ее приданое и другое полученное ею имущество оставались номинально в ее обладании, муж только управлял имуществом и даже считался ответственным эа возможные потери. Свободен был и развод. Однако с первой половины II в. до н. э., когда эти браки приобрели статус вполне законных, в случае необоснованного развода цензоры выносили порицание, которое могло влиять на политические права гражданина. Другой существенной особенностью этих браков было то, что в них женщина (в случае смерти мужа возглавив семью) ни в коем случае не приобретала почетный статус матроны (mater familias), к которому вел брак «с наложением руки». Не имела она никаких прав и на наследование семейного имущества: ей только возвращали свое.

Существенные перемены в брачно-семейное право почти единовременно были введены законами Августа (18 г. до — 9 г. н. э.). Усмотрев в семейных отношениях конца Республики «падение нравов», император направил правовую политику на укрепление семьи, и не только на поощрение семейных ценностей, но даже на прямые санкции в отношении нарушителей брачных устоев. Для всех римских граждан в возрасте от 25 до 60 лет (для женщин — с 20 до 50-ти) вступление в брак было признано обязательным; также обязательно было иметь детей. Лица, не следовавшие в этом отношении закону, подвергались ограничениям в наследственных правах. Женщины, родившие трех и более детей, пользовались покровительством закона: они могли без ограничений получать имущество по завещаниям. Развод был сохранен, но его осуществление стало жестко формальным. За нарушение святости брака, за супружеские измены вводились уголовные наказания (в том числе и для мужчин, которые, по древнему праву, не несли правовой ответственности за прелюбодеяние). Вторые браки не только не запрещались, но прямо поощрялись, хотя вводилось требование соблюсти известный приличный срок — для женщин траурный год (в 10 месяцев). Расторжение браков без основательных причин влекло теперь имущественные штрафы, а виновная сторона теряла в пользу другой приданое (в пользу мужа), свадебный дар (в пользу жены). Значение юридического института было признано и за сожительством (фактическим браком, в котором жили мужчина и женщина, не имевшие права заключить законного брака — например, сенатор и актриса). Однако с IV в. права детей, рожденных от таких браков — незаконнорожденных, — стали ограничиваться. С наступлением эпохи христианства и брак в целом снова стал рассматриваться как священный институт — «союз божеского и человеческого права». Заключение брака стало церковным обрядом. Вошли в практику значительные ограничения на браки родственников. Развод стал весьма не одобряемым, а затем и полностью запрещенным.

Во внутрисемейных отношениях главенствующим институтом семейного права была власть домовладыки (patria potestas — см. § 17). Как и в сфере брачных отношений, развитие права здесь шло по пути сокращения полномочий домовладыки и предоставления все большей самостоятельности домочадцам, прежде всего сыновьям. Со времени «больших войн» за Италию (III в. до н. э.) закрепилось самостоятельное право сыновей на распоряжение имуществом, приобретенным на войне. Император Адриан (II в.) запретил убивать сына даже за нарушение долга по отношению к отцу: было признано, что цель отцовской власти гуманна и не может использоваться во вред детям, и тем более заменять государственную в случае преступлений. С эпохой христианства отцовская власть сократилась: дети стали независимы в делах веры, в подчинении власти епископа, в принятии сана. С IV в. все полученное детьми от матери считалось их собственностью. Стало возможным юридическое освобождение из-под отцовской власти не только через формальную эмансипацию, но и по указу монарха, а также через суд.

Принципы неукоснительного сохранения семейной общности предопределяли и основные институты наследственного права. Имущество семьи должно, насколько возможно, переходить к ее членам. Преторское право в особенности оказывало предпочтение кровным родственникам — когнатам. Наследование по закону поэтому занимало преобладающее место. Со времени XII Таблиц признавалось неукоснительным завещательное распоряжение домовладыки в отношении принадлежащего ему имущества (т. е. право на завещание), однако нельзя было без важных причин обходить наследством своих детей, близких родственников, нельзя было даже просто не упомянуть их в завещании. Гарантиями этому служили особые формы завещательных распоряжений, которые делались или в куриатных народных собраниях, или путем манципации. В преторском праве получает признание и простое устное завещание. С V в. преобладающей формой становится письменное, которое писали при свидетелях, подписывали и заверяли, иногда даже с участием нотариуса.

Попыткой обойти жесткие ограничения на свободу завещаний стал институт завещательных отказов — легатов (не имея возможности завещать имущество в целом по своему усмотрению, завещатель предписывал передать какому-либо лицу — даже рабу, актрисе, учреждению — определенную вещь, т. е. отказывал ее). Широкое распространение легатов стало важной особенностью всего римского наследственного права. Но закон вскоре и здесь стал на защиту интересов семьи: уже во II в. до н. э. были установлены ограничения на размеры денежных легатов, а также обязанность соразмерять легаты с долей основного наследника. Наконец, по закону Фальцидия (40 г. до н. э.) наследник по закону в любом случае должен был получить не менее 1/4 имущества, каковы бы ни были легаты.


Имущественные (вещные) права

Права в отношении имуществ (которые традиционно разделялись на вещи божественного и человеческого права, на общественные и допускавшие индивидуальное обладание, на требующие и не требующие манципации и др.) разных категорий жителей Римского государства предопределялись, во-первых, правовым статусом обладателя: только полноправные римские граждане могли владеть по праву квиритов, — во-вторых, физическими свойствами самих имуществ. Долгое время правовые свойства вещей были взаимосвязаны с тем, служат они или нет сельскохозяйственному производству и, соответственно, считаются ли обладанием фамилии. Только в начале VI в. определяющим стало различие движимых и недвижимых имуществ.

Ранее других (примерно в III–II вв. до н. э.) право индивидуальной собственности сложилось в отношении вещей, признанных в древнейшем праве как обладание (mancipium) домовладыки. Объектом практически свободного распоряжения стали и рабы, выделившиеся из общей категории res mancipi. Хотя в отношении распоряжения рабами в период принципата были введены ограничения, имеющие в виду общественные и фамильные интересы: запрещалось отпускать на волю всех рабов разом, запрещалось посредством завещаний отпускать рабов свыше определенной квоты.

Собственность на вещи, находившиеся в фамильном обладании, но служившие основному жизненному занятию — земледелию, долгое время оставалась общественной. До II в. до н. э. периодически законы отменяли и вновь вводили ограничения на размеры такой собственности. В 145 г. до н. э. закон ограничил допустимые размеры индивидуально-фамильного обладания 125 га земли, 100 головами крупного и 500 головами мелкого рогатого скота. Заключительной попыткой предотвратить перерастание общественной собственности в индивидуальную было реакционно-плебейское законодательство народных трибунов Тиберия и Гая Гракхов (вт. пол. II в. до н. э.). После поражения этих попыток законом Тория (111 г. до н. э.) на индивидуальные участки ager publicus была установлена частная собственность. В 109 г. до н. э. земельная собственность была освобождена от взимания с нее государственных податей. Переход к частной собственности был завершен.

В период III–I вв. до н. э. в праве утвердились и новые способы приобретения собственности, наряду с квиритскими. Под влиянием завоевательных походов и связанного с ними обогащения к признанным еще XII Таблицами способам (наследование, манципация, присоединение второстепенной вещи к главной) прибавилось право оккупации — захвата любых вещей, принадлежавших или врагу, или неопределенному владельцу; с момента захвата их обладатель фактически признавался полноправным квиритским собственником. К I в. до н. э. юриспруденция выработала в связи с этим и понятие ничьих вещей (res nullus), которые только и могли быть объектом законной оккупации. Вещь могла стать собственностью по праву смешения — такого слияния однородных вещей, при котором разделитьих было уже невозможно. Несколько позднее к возникновению прав собственности стала вести и спецификация — переработка исходного материала, при которой возникало новое качество вещи, и эта новая вещь становилась собственностью или того, кому принадлежал исходный материал, или того, кто произвел переработку (подробные правила на этот счет были разработаны только в VI в.).

Право квиритской собственности распространялось только на римских граждан, а в отношении земель — только на земли Италии. Остальная территория империи не могла быть объектом квиритского права. Здесь оформилась своя, провинциальная собственность на землю. Субъектами ее могли быть уже не только римляне. Но собственность эта была условной: с нее платился рентный налог государству.

Особым институтом формирования собственности была давность обладания чужой или неизвестно кому принадлежавшей вещью, добросовестно попавшей в другие руки. Еще в XII Таблицах было предусмотрено, что ненасильственное обладание не твоей землей в течение двух лет дает право к закреплению этого участка в наследственное владение (для движимых вещей срок устанавливался в один год). В императорском законодательстве срок давности был увеличен до 3-х лет, а позднее распространен и на приобретение заброшенных провинциальных земель (но сроки были значительные — в 10 и 20 лет).

Постепенно значение приобретения по давности стало важным показателем большего внимания римской юстиции к фактическому положению вещей в интересах собственников. На основе возраставшего правового обеспечения прав индивидуальных собственников к концу I в. оформился режим самовластного господства над вещью — dominium. Доминий был мало связан с институтом главы семейства, им располагал любой признанный правом обладатель вещей. В отношении земли режим доминия подразумевал право и на почву, и на воздух, и на возможные приращения (намывы почвы и увеличение растительности). От собственности стали неотъемлемы права пользования плодами и доходами (как природными, так и гражданскими: денежными, натуроплатой). Собственник мог и отделить от своего прямого господства такое право пользования доходами или плодами другому лицу — так сформировался важный в римском частном праве сервитут — узуфрукт; сам же обладатель доминия как бы сохранял «чистое право» собственности. Доминиальный режим далеко не был ничем не ограниченным правом. Традиционно использование вещи было ограничено соседским правом. Вступали в силу и общественные интересы: небрежное владение могло быть принудительно отторгнуто. В эпоху империи особую роль в регламентации собственнических прав стали играть соображения нравственного, санитарного, даже религиозного содержания; под предлогом «общественной пользы» практически любая вещь могла быть ограничена к обращению, а собственник отстранен от владения и пользования ею.

Принципиально новые, свободные от формальных традиций вещные права сформировались в сфере преторского права к II–I вв. до н. э.

Чтобы предотвратить нарушения справедливости в некоторых конкретных ситуациях, когда вещи попали в руки нового обладателя без злого умысла с его стороны, не тайно и не насильственно, но без соблюдения строгих формальностей, требуемых квиритским правом, преторская юстиция стала защищать интересы фактических обладателей вещей в любом случае — до судебного выяснения правомерности притязаний других лиц на эту вещь. Для этого претор использовал специальные запрещающие приказы — интердикты, которыми воспрещалось любым лицам посягать на владение и использование вещи (если речь шла о недвижимом) или какими бы то ни было способами отнимать вещь (если речь шла о движимом). Фактическое состояние приобрело полновесную юридическую защиту — так сформировался столь важный и для римского, и для позднейшего права институт юридического владения (possessio). В дальнейшем, выяснив основания владения (было ли оно добросовестным или же недобросовестным, т. е. вещь была украдена или отнята у законного собственника), и в зависимости от этого вещь могла стать (или не могла) полноценной собственностью по давности владения. Впрочем, в VI в. была узаконена и возможность приобретения краденых вещей по давности в 30 лет (только не самим вором).

Другим институтом преторского права была особая преторская собственность (называвшаяся также бонитарным обладанием). Чтобы недобросовестные люди, продав вещь или исполнив иную сделку без соблюдения формальностей квиритского права, но по собственной воле, не предъявляли требования о возврате их под предлогом того, что они остаются ее полноправными квиритскими собственниками, претор стал закреплять такие вещи в имуществе (in bonis — откуда и название) приобретателя, давая ему полную собственническую защиту, не дожидаясь истечения сроков давности. Такой новый институт нашел себе широкое применение везде, где требовалось отстоять интересы правовой справедливости перед лицом юридического формализма. Хотя в некоторых отношениях права преторского собственника были уже, чем квиритского: он не мог в дальнейшем передавать вещь в законных квиритских формах отчуждения, не мог оформить на нее легат, бывшие в преторской собственности рабы после освобождения не становились римскими гражданами, а только латинами.

Как особый институт преторская собственность сохранилась до VI в., когда была слита с квиритской в единую; тогда же окончательно были аннулированы историческое деление вещей на манципируемые и неманципируемые и многие другие архаические институты частного права.

Обязательственное право

В раннем римском праве обязательственные отношения основывались главным образом на последствиях причинения ущерба одним лицом другому — деликтах. Традиционно они мало отличались от требований уголовно-правового характера. В том числе и потому, что в качестве деликтов рассматривались посягательства на личность и ее права, даже неимущественного характера.

Одним из важнейших посягательств на права личности была инюрия (iniuria — «противное праву»); под этим наименованием объединялись самые разные действия: от физического надругательства, избиения, до словесного оскорбления или даже просто распространения порочащих сведений. К личному оскорблению приравнивались и оскорбления, нанесенные членам фамилии, клиентам, в особых случаях даже рабам. Законы XII Таблиц установили за конкретные посягательства денежные возмещения по определенной таксе. Но уже к III в. до н. э. древние компенсации оказались иллюзорными вследствие падения цены денег. Поэтому в преторском праве сложился иной подход, согласно которому претор разрешал обиженному самому оценивать размер требуемой компенсации, исходя из положения ответчика, собственного статуса, от того, где и как была нанесена обида, получила она или нет общественное значение и т. п.

Таким же отходом от архаического формализма характеризовалось развитие обязательств, связанных с другим распространенным правонарушением — неправомерным повреждением чужих вещей. На место жестко установленных компенсаций (как правило, связанных только со стоимостью единично поврежденной вещи) пришло комплексное исчисление убытков. Поворотным пунктом здесь стал закон Аквилия (начало III в. до н. э.). В нем было установлено, что причинитель ущерба несет ответственность не только за прямые убытки (например, возмещает рыночную цену убитойим лошади), но и за косвенные (связанные с последствиями убытков для хозяйства), что он несет ответственность не только в случае умышленно нанесенного вреда, но и за неосторожный. Закон Аквилия стал основой для всего последующего правоприменения в случаях причинения ущерба. Позднее преторское право, и особенно римская юриспруденция, приняли еще более расширенное истолкование этого закона и вводимыхим последствий: виновным стало рассматриваться не только всякое противоправное телесное воздействие на вещи другого, повлекшее убытки (как прямо следовало из закона), но и вообще любое, хотя бы и нетелесное воздействие на вещь, ставшее причиной ее повреждений или уничтожения.

Основным источником договорных обязательств долгое время оставалось строго формальное обещание — sponsio. К III в. до н. э. из достаточно жесткой спонсии выработалась новая форма — стипуляция (stipulatio — «выговариваю условие, обещаю»). Внешне она представляла такой же устный обмен торжественными словами, но ими уже можно было закрепить самые разные сделки, самые разные отношения между лицами, обменивающимися стипуляционными обещаниями. Стипуляция могла и прикрывать иные юридические обязанности и действия: достаточно было произнести обязывающие слова. С течением времени в коммерческих отношениях закрепился принцип, по которому для действительности обязательства уже недостаточно устных обещаний, необходимо, чтобы была реально передана вещь. Такие новые, реальные договоры к I в. до н. э. получили признание в праве. Теперь при спорах по поводу займа, ссуды, отдачи на хранение самым важным было привести доказательства передачи вещи — и факт этой передачи порождал обязательства. К концу III в. до н. э. под влиянием греческого права получают признание договоры, для вступления в силу которых признавалось достаточным достичь простого и неформального соглашения — консенсуальные контракты (consensus — согласие). Важнейшим консенсуальным контрактом была купля-продажа. К сер. II в. до н. э. все новые консенсуальные контракты (купля-продажа, наем вещей, работы или услуг, товарищество) снабжены были собственными исковыми требованиями, которые позволяли каждой из заключивших их сторон принудить другую к исполнению обязательств полностью или частично. На рубеже II/I вв. до н. э. в преторском праве получили признание самые общие соглашения о различных коммерческих и некоммерческих интересах, вначале служивших только дополнениями к договорам гражданского права, — пакты. Сложился принцип «Соглашения должны исполняться», если они соответствуют подлинной воле заключившихих людей. С другой стороны, преторское право освобождало от выполнения обязательств, если они были заключены под влиянием угрозы, обмана, насилия — с начала I в. до н. э. в таких случаях обманутой стороне стало даваться право на иск с требованием до 4-кратного возмещения ущерба.

В императорскую эпоху большее значение стало уделяться письменной форме заключения сделок, в некоторых случаях только письменный договор порождал обязательства его выполнить. Так, с III в. значительные по сумме дарения (свыше 500 серебряных сестерций) должны были заключаться строго письменно. С начала VI в. письменная форма признавалась обязательной для любого договора, если стороны сами на это согласились. В V в. (472 г.) прекратила свою жизнь в праве стипуляция: было признано, что для действительности устных договоров достаточно любых, определенно произнесенных слов. Еще ранее, примерно ко II в., практически вышли из обихода сделки, совершаемые в порядке манципации. Действительность договоров и, соответственно, обязательств из них стала в максимально возможной степени определяться свободным усмотрением сторон.

Высокая степень свободы договоров в частном праве не исключала, однако, возрастания законодательной регламентации некоторых сделок, особенно в императорскую эпоху. Еще в III в. до н. э. были существенно ограничены имущественные дарения, т. е. безвозмездное отчуждение имущества в пользу постороннего лица. Только родственникам или своему патрону можно было подарить все, что имелось. В III в. для договора купли-продажи было введено требование о соблюдении ее нормальной, с точки зрения оборота, выгодности: если кто-то в результате покупки вещи у лица, не понимавшего ее цены или находившегося в очень бедственном положении, обогащался несравнимо с приобретениями продавца, то такой договор не считался действительным под предлогом ненормальных убытков (laesio enormis). Неоднократно делались попытки ограничить взимание процентов по денежным займам. С распространением христианства ростовщичество было признано вообще небогоугодным делом. Жесткие нормы допустимых процентов (от 4 % до 12 % для разных сословий — минимальные для сенаторов, максимальные для хозяев кораблей и купцов) были установлены законом в VI в.

В ходе развития права изменила свой характер форма ответственности по обязательствам. Уже в 326 г. до н. э. по закону Петелия, принятому под давлением плебейской массы, была формально отменена долговая личная кабала — за несоблюдение обязательств впредь следовало отвечать только своим имуществом. Однако практически на протяжении еще II в. до н. э. случаи долговой кабалы (или заложничества) были нередки. Такое длительное отмирание архаического института было в том числе связано и с общей неурегулированностью последствий неисполнения обязательства для виновной стороны. Только с сер. I в. до н. э. в преторском праве получил признание иск об общих убытках, причиненных неисполнением обязательства, который давал возможность кредитору существенно увеличить взыскание за неисполнение. Правда, в VI в. и в этом отношении взыскания были ограничены пределами 2-кратных убытков, понесенных вследствие неисполнения.

В интересах упрощения коммерческого оборота и как знак повышения внимания права к фактическому состоянию дел новые формы обрело и прекращение обязательств. В раннем праве только обязательства вследствие деликта оканчивались простым исполнением (возмещением вреда). Для того чтобы прекратить обязательства по формальным договорам, требовались столь же формальные действия, сопровождающие реальное исполнение (если что-то получил в порядке манципации, то и вернуть можно было только через манципацию). Для избежания возможных несправедливостей, связанных сэтим требованием цивильного права, вошло в практику прощение обязательств в суде на стадии предъявления иска. В I в. до н. э. получило признание особое соглашение об исполнении обязательств, устраняющее последующие претензии. Позднее для прекращения обязательства стало достаточно простого, неформального исполнения; вошла в обиход и новация — возобновление обязательств с новым сроком или дополнительными условиями.

Римское частное право в своем историческом развитии прошло несколько этапов, взаимосвязанных с приходом на смену жестким правилам квиритского права новых отношений, основанных на справедливости и отказе от формалистских ограничений. Носителями этих новых тенденций главным образом были преторское право и римская юриспруденция. Со временем их расцвета (I в. до н. э. — III в. н. э.) принято связывать и расцвет римского классического права.


§ 20. Развитие уголовной юстиции и уголовного права в Древнем Риме

Уголовное право и уголовная юстиция Древнего Рима развивались собственным путем, практически не взаимодействуя с переменами, происходившими в сфере частного права и общего судопроизводства. Во многом это происходило потому, что главным источником римского уголовного права стали законы (в виде постановлений народных собраний, сенатус-консультов, императорских конституций); важные для частного права преторская юстиция и юриспруденция оказали на сферу уголовного правоприменения небольшое влияние.

Формирование подлинной системы в уголовном праве произошло поздно: во втор. пол. II — перв. пол. I в. до н. э… Зато все последующее развитие в императорскую эпоху было продолжением принципов законодательства периода кризиса Республики. Весь многовековой догосударственный и республиканский период в истории Рима был лишь временем становления уголовного права, когда оно постепенно переходило от охраны ценностей родового быта, неразрывных с религиозными установками, к преследованию посягательств на устои res publicae и общегражданский мир.


Становление уголовного права

В древнейший период назначения наказаний за действия, расцениваемые как преступные, было в руках высших магистратов и верховных жрецов. Основными полномочиями обладал царь, который председательствовал в суде «двух мужей» из сенаторов. После свержения царей его возглавили консулы. Этот суд вершил дела по обвинениям римских граждан в посягательствах на «священные интересы римского народа» (perduello). Вторым видом был суд особых квесторов преступлений, в компетенции которых были обвинения в нарушении священных устоев рода и фамилии (parricidum); с начала III в. до н. э. квесторов заменил суд из «трех мужей», первоначально исполнявших обязанности только стражей при преступниках и исполнителей наказания.

Инициатива уголовного обвинения исходила или от магистрата, или от любого полноправного римского гражданина. Обвинитель указывал преступление и обвиняемого, назначал день, когда предполагал публично доказать свое обвинение. Магистрат повторял вызов для публичного сведения не менее 4-х раз. Если обвиняемый отсутствовал на суде или бежализ города, то он без слушания и доказательств обвинялся и объявлялся изгоем (запрещалось «предоставлять ему огонь и воду», т. е. давать убежище и кормить). До конца VI в. до н. э. и обвинение, и защита велись только непосредственными участниками процесса; могли быть помощники, в частности у обвиняемого, т. н. похвальщики, которые свидетельствовали репутацию и достоинства обвиняемого без отношения к конкретному обвинению. Приговор объявляли устно. В случае вынесения магистратами смертных приговоров, с конца VI в. до н. э. гражданин имел право апеллировать к народному собранию. Незначительные преступления, за которые полагалось наказание в виде конфискации не более половины имущества, разбирались в трибутных комициях.

Определенного перечня преступлений и полагающихся за них наказаний в праве не существовало. Магистрат и суд сами решали, нарушает или нет «интересы римского народа» или «священные устои» содеянное обвиняемым. Преступлением считалось только то, что было совершено умышленно, с особой злостностью. Никакие действия, даже убийство, совершенные по неосторожности, тем более случайно, не наказывались. Только неосторожные нарушения священных церемоний и обрядов влекли порицание и могли повлечь наказание в виде умаления чести.

Наиболее злостным из преступлений против священных устоев издревле считалось отцеубийство (к которому позднее приравняли другие убийства родственников мужского пола). За это преступление полагалась смертная казнь, которую осуществляли символическим способом: бросали в воду в мешке, куда вместе с преступником засовывали петуха, змею, собаку и обезьяну. Однако до II в. до н. э. случаев применения осуждения за отцеубийство не было.

Уголовные правила XII Таблиц были немногочисленны. Наиболее тяжкие наказания полагались здесь за посягательства на общественные интересы. Смертная казнь могла быть назначена за потраву посевов, особенно если это было сделано путем чародейства, за поджог, за ночную кражу. Опасным нарушением общественных интересов и священных предписаний считался неправый суд: за взяточничество полагалась смерть. Такое же наказание влекло распевание «злых песен», что, по-видимому, рассматривалось как клевета во мнении богов. Смертью предписано было карать и тех, кто подстрекает врагов (по-видимому, к нападению на Рим). Помимо смертной казни, законы упоминали и телесное наказание — бичевание; в древности его применяли и к гражданам, и, в особенности, к рабам (как дополнительное наказание при поджоге). По большинству преступлений субъектом их мог быть только свободный римский гражданин. Однако за кражу наказывали и рабов — бичеванием и смертью (сбрасывали со скалы). В случае членовредительства допускалась саморасправа в пределах талиона: «Пусть и ему самому будет причинено то же».

С начала IV в. до н. э. уголовной репрессии начали подвергаться новые для права должностные преступления. В 391 г. до н. э. было возбуждено первое известное обвинение в посягательстве на государственное имущество со стороны магистрата, в 383 г. до н. э. — впервые обвинению подверглось плохое исполнение магистратом своих обязанностей легата, приведшее к ущербу для казны. В конце IV в. до н. э. были введены запреты на подкуп при предвыборной агитации и, соответственно, наказания за недобросовестные выборы. Наиболее типичными наказаниями в этих случаях стали штрафы, а также изгнание из Рима.


Формирование специальных уголовных судов

Развитие римского уголовного права, превращение его в целостную систему было неразрывно с новой организацией уголовной юстиции. Основой этой новой организации стали специальные суды — постоянные комиссии (quaestio perpetuae), каждой из которых поручался суд по своей категории дел. В большинстве случаев фактом создания особой комиссии для рассмотрения обвинений по новой категории дел и признавалась безусловная наказуемость того или иного действия, что ранее оставалось на усмотрении магистратов, а не закона.

Первая постоянная комиссия была организована в 149 г. до н. э. по специальному закону, которым было признано наказуемым должностное вымогательство со стороны магистратов, находившихся при исполнении должности. В конце II в. до н. э. было признано, что за это преступление обвинение может быть возбуждено против любого лица, исполнявшего административную или судейскую должность. Создание системы комиссий пришлось на первую половину I в. до н. э., а подавляющее большинство было организовано единовременно по законам Корнелия Суллы, диктатора в 81–79 гг. до н. э.

По законам Суллы стало 8 постоянных комиссий (с учетом реорганизации прежних), в которых подлежали рассмотрению обвинения:

1) В преступлениях против величия римского народа, или против республики. Сюда относились действия, направленные к уменьшению величия богов, города, сената, оставление армии, а также восстание против магистратов, попыткиих отстранения, умаление власти трибунов. Судебная интерпретация преступлений была весьма разнообразной (само понятие умаления величия было введено в 102 г. до н. э.). Детализированную квалификацию дал особый закон Юлия Цезаря, который включил в посягательства на величие римского народа передачу врагу землиили людей, поддержку врага, отпуск пленных, дезертирство, заговоры. Наказываться эти преступления должны были преимущественно «запрещением огня и воды».

2) В вымогательстве и взяточничестве со стороны магистратов или других должностных лиц. Здесь исследовались (с предварительным заключением особой сенатской комиссии) преступления, совершенные только при исполнении служебных обязанностей. Наказаниями были штрафы, ограничение в правах, а по закону Юлия Цезаря 59 г. до н. э. (где было дано общее понятие этого преступления) — изгнание, а также исключение из членов Сената.

3) В злоупотреблениях государственной казной — это был еще один вид должностных преступлений, одним из проявлений которого было, например, хищение священного имущества, нарушение целостности городских стен и укреплений. Старое право придерживалось практики назначения за это изгнания, а с закона Юлия Цезаря и здесь применяли «запрещение огня и воды».

4) В нарушениях предвыборных правил и подкупе. Впервые понятие этого преступления было введено в 159 г. до н. э., а законы с конкретными запретами появились в I в. до н. э. За организацию чрезмерных пиров для избирателей, подкуп влиятельных лиц, а также за давление на судью в уголовном разбирательстве виновных ждало изгнание и связанное с этим ограничение или лишение прав гражданства.

5) В убийстве и приравненных к нему преступлениях, где главное место занимало убийство родственников. По римскому праву далеко не всякое убийство подлежало преследованию (так, здесь не разбирались убийства детей, рабов, иностранцев), но только такое, где можно было усмотреть посягательство на величие римского народа, т. е. убийство гражданина. Сюда же позднее были отнесены поджог на корабле, вытравление плода женщиной, другие особо злостные действия, последствия которых однозначно влекли гибель одного или многих людей. Наказанием за это прежде всего была смертная казнь.

6) В отравлении, что считалось одним из наиболее опасных преступлений. К самому преступлению приравнивалось также изготовление ядов, разного рода магические действия с одурманивающими веществами. Как правило, ответственности подлежали все, кто прямо или косвенно обнаружил причастность к этим действиям. Поэтому несколько позднее в компетенцию этой комиссии вошли обвинения в бандитизме. Основным наказанием за эти преступления была смертная казнь.

7) В публичном насилии, которое включало в себя действия, помешавшие магистрату отправлять свои обязанности, а также все, что нарушило общественное спокойствие. Сюда же позднее отошли и обвинения в насилии против частных лиц (не связанные ни с оскорблениями, ни с отнятием имущества, что считалось частными деликтами — см. § 19). Виновных в публичных насилиях наказывали «запрещением огня и воды», в частных — конфискацией 1/3 имущества и лишением чести (infamia).

8) В обмане, куда входили самые разнообразные по виду преступления: от фальшивомонетничества до злоупотребления доверием при частных сделках, включая обмеривание, обвешивание, изготовление фальшивых завещаний и т. д. Преступление это считалось также недостойным для римского гражданина и наказывалось «запрещением огня и воды».

Законодательство Суллы не только создало восемь основных категорий преступлений, но внесло и существенные коррективы в старые понятия частных деликтов. Многое из того, что ранее входило в сферу чисто гражданской ответственности, было криминализировано: избиение, нанесение телесных повреждений, вторжение в чужой дом для этих действий — и отныне наказывалось штрафами и лишением чести. По обвинениям в коррупции было введено новое наказание в виде 10-летнего запрета избираться в магистраты.

Председателями комиссий были преторы — числоих было увеличено до восьми (либо особый судья без прав магистрата). От руководства комиссиями отстранялись только городской и перегринский преторы. Хотя комиссии назывались постоянными, состав их был различен и непостоянен: в каждую назначалось от 350 до 450 судей. Судьями считались внесенные в особые судейские списки граждане высших сословий — сенаторы и всадники, которые судили и гражданские дела (это было единственное, что роднило римское уголовное и гражданское судопроизводство). Членами комиссий не могли быть народные трибуны, квесторы, военные трибуны первых четырех легионов, родственники сенаторов, отсутствующие «за морем», а также лица моложе 30-ти и старше 60-ти лет. Для каждого процесса из общего списка судей, числящихся за нею, избиралось свое количество, либо начинали слушать дело все судьи комиссии, а далееих число сокращалось. Рассмотрение дел по существу обвинения коллегией граждан — фактически судом присяжных, стало важнейшим принципом развитой уголовной юстиции в Риме.


Процесс в суде присяжных

Другим свойством римского уголовного процесса было то, что обвинение по любому делу должно исходить только от римского гражданина, а не от должностного лица, — обвинение было частным. Для начала судопроизводства требовалось, чтобы римский гражданин как частное лицо и в частном порядке предъявил перед судом обвинение другому римскому гражданину. Для таких порядков, несомненно повышавших чувство гражданской ответственности за происходившее в государстве, разумеется, требовались от гражданина и немалые юридические знания, и личное гражданское мужество — особенно, когда речь шла об обвинениях по адресу бывших магистратов или лиц, известных бандитизмом и насилиями.

Выдвижение обвинения открывало процесс. Обвинителей могло быть и несколько, тогда претор своей властью определял одного главного. На предварительной стадии затем следовали вопросы обвиняемому. Если он отвечал молчанием, это расценивалось как признание обвинения. Одним из законов Юлия Цезаря было введено правило, что обвинение должно быть сформулировано письменно и подано за подписью гражданина. Обвинение вписывалось в судебный протокол, и назначался день судоговорения перед присяжными — обычно 10-й, 50-й или 100-й после подачи обвинения. До этого еще можно было отказаться от своего обвинения. Хотя за отказ уже против самого обвинителя могло быть выдвинуто серьезное в Риме обвинение в клевете (злостных клеветников клеймили на лбу) или в негражданском поведении.

Обвиняемый, как правило, ждал дня суда на свободе. Только отцеубийц и отравителей сажали в тюрьму в качестве превентивной меры. Обвиняемый, не дожидаясь суда, мог скрыться — это считалось равнозначным признанию обвинения и влекло осуждение к «запрещению огня и воды», а также конфискацию имуществ. К тем же последствиям вела и просто неявка на процесс. Если суд не принимал за уважительные причины отсутствия, то выносился заочный приговор — по закону Августа такой приговор должен быть единодушным.

Обвинение должно быть строго конкретным и единичным, не допускалось объединять обвинения (например, в убийстве и в подделке завещания убитого). Единожды отвергнутое обвинение или снятое не могло быть повторено никогда более. На суде обвиняемому полагалось быть одетым в траурное. Ему (как и обвинителю) могли помогать защитники из граждан, а также патрон. Судей определяли жребием, затем стороны согласовывали все кандидатуры; по закону Ватиния (57 г. до н. э.) можно было отвести даже всех судей. По каждому делу судьи всякий раз заново произносили клятву в верности правосудию. Количество судей от начальной к конечной стадии процесса, как правило, сокращалось: начинали слушать дело, например, 350 судей, речи сторон слушалиуже 81 судья, голосование по обвинению проводили 51.

Порядок судоговорения был своеобразным: после заслушивания обвинения происходил обмен речами сторон, а затем, при необходимости, производилось испытание доказательств (представление документов, заслушивание свидетелей и т. п.). Основными доказательствами считались показания свидетелей (необязательно очевидцев преступления, но вообще любого, кто имел какие-то сведения о нем). Одним из важнейших правил считалось то, что «показания одного — не свидетельство»; но точных узаконений, сколько нужно свидетелей, не было. По обвинениям в государственных преступлениях показания могли давать и женщины, и рабы. Рабы давали показания только под пыткой (в обеспечение интересов римского гражданина); если они давали показания против своего господина, то после процесса считались свободными. При Августе впервые был подвергнут пытке при даче показаний римский гражданин. Документы (официальные акты, письма) должны были представляться не позднее трех дней до судоговорения — обязательно в подлинниках (копии допускались только для финансовых документов провинций).

Основное место в судоговорении занимал обмен судебными речами. Речей и со стороны обвинителя, и со стороны обвиняемого могло быть несколько — как правило, по четыре, но бывало и до 12-ти. Позднее вошло в правило («Чтобы была выслушана и вторая сторона»), что обвиняемому предоставляется время на 1/4 большее, чем обвинителю; стороны должны быть поставлены в равное положение. Эти два правила, введенные судом присяжных, стали классическими для уголовной юстиции. Время произнесения речей измерялось по водяным часам — клепсидрам. После испытания доказательств наступало время решения.

Решение выносилось присяжными по большинству голосов. С 139 г. до н. э. по закону Габиния были введены бюллетени для тайного голосования в народных собраниях, с 137 г. принятые и в судах. При обвинениях в государственных преступлениях голосование всегда оставалось открытым (поднятием рук). При Сулле было установлено, что вид голосования определяется по соглашению сторон. Подсчет голосов проводился обязательно гласно, равенство истолковывалось в пользу обвиняемого. Вообще присяжные могли вынести троякий вердикт: «оправдан», «обвинен» и «дело не выяснено»; последнее также снимало обвинение, но как бы оставляло в подозрении.

После завершения судоговорения, но до объявления приговора могла быть объявлена отсрочка — в это время обвиняемый еще мог скрыться из города, хотя и признав себя тем самым виновным. После вынесения приговора наказание тотчас приводилось в исполнение. От немедленного наказания освобождались только беременные женщины. При осуждении на смертную казнь могла быть предоставлена отсрочка в 10 дней: предполагалось, что за эти дни гражданин сам покончит с собой, что снимет хотя бы частично позор с фамилии.


Уголовная юстиция в империи

Номинально суд постоянных комиссий продолжал существовать до начала III в. Но уже в период принципата он начал вытесняться новым порядком судопроизводства. При императоре Августе окончательно исчезло право апелляций к народному собранию: уголовную юрисдикцию осуществляли или Сенат, или комиссии. В I в. права комиссий постепенно переходят к префекту города, в провинциях — к наместникам или легатам. Они, как и некоторые другие высшие чиновники, получали права уголовного суда по особым распоряжениям императора — вне обычного порядка — почему и сама новая юстиция получила наименование экстраординарной. Судьи императора обретали право не только по-своему истолковывать уголовные законы, но и отказываться от прежних судебных процедур; главным в процессе стало усмотрение магистрата или чиновника.

Обвинение перестало быть частным и перешло в руки государственных властей. С I в. получила распространение должность платных доносчиков-обвинителей, которые инициировали возбуждение дела. При префекте города, и особенно префекте стражи, создавались должности профессиональных следователей-полицейских. Дела о незначительных преступлениях решались практически немедленно, обычным наказанием здесь стало битье палками. В расследовании более тяжких обвинений основой уголовного судопроизводства стал проводимый следователем или судьей допрос (inquisitio), почему и весь процесс приобрел т. н. инквизиционный характер. В практику вошли обязательные допросы обвиняемых под пыткой. Первоначально пытали только бродяг. Законом 212 г. допускалось пытать любого по усмотрению судьи. По обвинениям в государственных преступлениях пытки стали обязательными («Всех и всякого в обвинениях в оскорблениях величия пытать, если дело того требует»), С III в. вошли в практику пытки и свидетелей — первоначально это распространялось на «колеблющихся в показаниях», потом было отдано на произвол судьи. Некоторых знаменитых граждан, а в христианскую эпоху — священнослужителей, от пыток освобождали. Безусловно подвергались пыткам рабы.

Положение рабов в уголовной юстиции изменилось наиболее значительно. С одной стороны, они стали полноценным субъектом уголовного права: убийство рабов стало наказуемым — не только своих, но и чужих. С другой стороны, при определенных ситуациях право возложило на рабов особую ответственность: они могли совершить преступление и бездействуя, хотя в принципе римское уголовное право не допускало, что нарушить уголовный закон можно иначе, как действуя активно. В конце I в. до н. э. Сенат по казусному делу впредь возложил ответственность за убийство господина на вообще всех рабов, бывших в то время в доме и как бы не принимавших мер к защите домовладыки, т. е. установил принцип объективного вменения преступления без выяснения конкретной вины каждого человека.

Система преступлений в главном осталась такой же, как и в I в. до н. э. Основой правоприменения в большинстве случаев оставались обширные законы Суллы и Юлия Цезаря. Но и императорским законодательством было внесено немало новшеств в трактовку отдельных видов преступлений, а также сформированы новые их виды.

Наиболее значительные изменения коснулись преступлений в оскорблении величества. С утверждением идеи представительного (от имени римского народа) единовластия, нарушением величия стали признаваться и посягательства на личность, честь, полномочия императора: осквернение его изображения, фальшивая клятва с упоминанием императора, даже развод с принцессой императорского дома. Изменились и наказания: практиковавшееся при республике изгнание заменилось в большинстве случаев смертью, форму которой определял сам император. С III в. преступников из «почтенного» сословия казнили отсечением головы, из «униженного» — отдавали на растерзание зверям. Вошли в практику и сопутствующие смертной казни наказания: полная конфискация имущества, аннулирование завещания, «осуждение памяти» (включая срытие дома); наказание могло быть распространено и на членов семьи, прежде всего на детей. С IV в. император Константин ввел как обязательную часть казни по этим обвинениям публичные пытки. Правда, наиболее распространенными наказаниями по этим обвинениям были повешение и приговаривание к самоубийству.

После семейного законодательства Августа оформилась группа преступления против святости брака и второй вид — половые преступления. К первому виду отнесены были внебрачное сожительство, незаконный развод, нарушение предписаний императора по вопросам брака; основным наказанием было изгнание с запретом появляться в Риме, осуждение чести и лишение многих прав гражданства. По второму виду наказанию стали подвергаться сексуальные насилия, мужеложство (весьма распространившееся с конца I в. до н. э. под влиянием военного быта), скотоложство, а также вообще проявления «разнузданности нравов». Причем в трактовке императорской юстиции наказание здесь могло последовать и за непристойные изображения или литературные описания (едва ли не первое в истории права преследование порнографии, под которой тогда понимали описание жизни проституток).

С объявлением христианства официальной религией возник еще один новый вид преступлений — против христианской веры и морали. Вошли в практику и наказания, предусмотренные библейскими законами (см. § 8). Наказуемым стало считаться самоубийство, нарушение предписаний церкви относительно брачных запретов (родственные браки, инцест). Император Константин ввел применение смертной казни за эти преступления. Причем в целом ряде случаев римская уголовная юстиция стала возрождать идею символического талиона, приговаривая за преступления, связанные с верой, к особым формам смертной казни: воинов — расстрелять стрелами, женщин — закапывать в землю, проповедников — к сдиранию кожи и т. д.

Другими, наиболее часто применявшимися за самые различные преступления наказаниями были осуждение к каторжным работам (в рудниках или в цирке), к телесным наказаниям; в отношении бродяг, не имевших местожительства, стало применяться бессрочное заключение в тюрьму.

Система преступлений, принципы их оценки и критерии назначения наказаний в римском праве сохранились в общем виде до обновления права, предпринятого в VI в. императором Юстинианом.


§ 21. Кодификация римского права

Начало систематизации права

Многообразие источников, на которых основывалось римское право в период империи, создавало немалые трудности для правоприменения. Старые законы республиканской эпохи, магистратское право (воплощенное прежде всего в преторском эдикте), истолкования юристов-классиков, наконец, юридические обычаи — все это оставалось в Риме действующим правом даже тогда, когда новые императорские постановления (разных видов) количественно стали преобладать в правоприменении и, в особенности, в регулировании деятельности центральной и провинциальной администрации. При императоре Константине (IV в.) императорские конституции были официально признаны главенствующими: отменялись единичные, не имевшие постоянного и общенормативного характера мандаты и эдикты, а прочие объединялись под понятием общеобязательных законов. В обиход вошли и особо значимые постановления — прагматические санкции, которыми на неограниченное время создавался особый правовой режим для какого-то одного города, общины, провинции, отдельного рода деятельности или категории граждан. Разночтения между новым императорским законодательством (так и называвшимся — jus novus) и традиционными источниками права (jus vetus) усугублялись еще и тем, что в старом праве предпочтение отдавалось более ранним законам или толкованиям, тогда как в сфере императорского законодательства изначально утвердился противоположный принцип: из двух указов по одному вопросу применению подлежит позднейший. При всем том императорское законодательство достаточно тщательно сохранялось в государственных архивах, а источники старого права утрачивались со временем, воспроизводились в юридических работах, перетолковывались, и за древностью лет многое в них становилось уже малопонятным или вовсе не понятным. Такое состояние источников права подтолкнуло римскую классическую юриспруденцию к первым опытам систематизации правовых норм. Основное внимание уделялось, как наиболее актуальной части юридической традиции, императорскому законодательству. В конце II — начале III в. правовед Папирий Юст составил систематизированный сборник конституций императора Марка Аврелия. Тогда же другой известный юрист Юлий Павел свел воедино все обнародованные к тому времени декреты императоров. Эти опытыимели частный характер и были только вспомогательными средствами для правоведов.

Более широкое распространение приобрели первые (из известных) попытки собрать воедино предписания jus vetus. В начале IV в. почти официальное признание получили «Замечания» известнейших юристов Павла и Ульпиана на сочинения по частному праву другой знаменитости — Папиниана; в них был обобщен материал по основным проблемам гражданского права и судопроизводства. Позднее сходное значение получили «Сентенции» (суждения) Павла по вопросам частного права. К III в. относится опыт систематизации римских уголовных законов в сопоставлении с древнееврейским правом — «Сравнение законов Моисеевых с римскими», в котором упоминалось имя юриста Гая и который в значительной степени был обязан своим появлением начавшейся христианизации юстиции.

К концу III в. появились первые целенаправленные сборники законов. Одним из наиболее известных стал Кодекс Григориана, составленный в одной из восточных провинций около 292 (294) г. О некоем Григориане, давшем своду свое имя, ничего не известно. Сборник представлял собой компиляцию никак не обработанных текстов императорских конституций II–III вв. (от Септимия Севера до Диоклетиана), был разделен на 15–16 книг-разделов и посвящен главным образом частному праву и деятельности провинциальной администрации. В продолжение его десять — двадцать лет спустя был составлен Кодекс Гермогениана (по имени малоизвестного юриста). В нем также были объединены последующие (от императора Диоклетиана) императорские конституции. Эти систематизации были частными, хотя и получившими потом официальное признание.

Первой известной официальной кодификацией законов стал Кодекс Феодосия, составленный около 429 г. специальной комиссией из чиновников и адвокатов по указанию императора Феодосия II. Позднее (около 435 г.) кодекс был дополнен нормами из императорских конституций. В кодексе впервые была сделана попытка систематизировать только действующее право и под этим углом зрения отобрать нужные законы. Специальным указом императора было сделано объявление об обязательной силе сборника. Кодекс разделялся на 16 книг, книги — на титулы-главки; императорские конституции не только группировались по содержанию, но и были помещены в хронологическом порядке. Большую часть кодекса посвятили частному праву (комментариям к преторскому эдикту, кн. 1–5), но другие разделы относились к публичному праву (кн. 6–8), уголовным законам (кн. 9), финансам (кн. 10–11), управлению городами (кн. 12–15), делам церкви (кн. 16). Обязательный в Восточно-Римской империи, кодекс при императоре Валентиниане III получил распространение и на Западе, став там первым обобщающим источником римской правовой традиции в условиях очевидной варваризации культуры.


Разработка Свода Юстиниана

С падением в конце V в. Западной Римской империи хранителем традиции римского права осталась Византия (см. § 40). В период правления императора Юстиниана (527–565 гг.) там были предприняты важные политические и правовые реформы, осуществленные во многом благодаря личной инициативе самого императора. Одним из наиболее последовательных стремлений Юстиниана было желание возродить правила древней римской юридической культуры, вернуть юстицию к канонам классического права. Особый блеск такому юридическому архаизму должна была придать новая юридическая культура, носителями которой были известнейшие юридические школы в Константинополе, Афинах, Бейруте. Главнейшим путем, которым можно было бы достичь таких целей, по идее Юстиниана, должна стать всеобъемлющая систематизация источников старого и нового права, причем этой систематизации изначально предполагалось придать значение единственно дозволенного на будущее свода права, чтобы устранить разночтения, противоречия и субъективные толкования, не согласующиеся с самим духом централизованной императорской юстиции.

В феврале 528 г. для этих целей была учреждена государственная комиссия из 10 администраторов и юристов — «людей науки, опыта, неутомимого и похвального усердия к общественному делу». Официально возглавил комиссию правитель дворца Иоанн. Однако подлинным руководителем работ стал юрист и бывший квестор, префект претория Трибониан, известный как своими юридическими познаниями, так и литературной деятельностью.

К апрелю 529 г. комиссия завершила составление сборника императорских конституций в 12 книгах — Кодекса. Основой для него стал известный Кодекс Феодосия, но многое было дополнено и прибавлено из иных императорских постановлений, а кроме того, опущено все, что Юстиниан счел утратившим силу. Сложнее обстояло дело с систематизацией «старого права».

В декабре 530 г. Юстиниан направил на имя Трибониана особый указ, которым тому было поручено провести параллельную кодификацию основных источников «старого права». Эта работа должна была стать поистине новаторской, поскольку не имела исторических предшественников, а, кроме того, самые принципы ее только предстояло разработать. Новая комиссия была составлена уже самим Трибонианом, куда он включил 15 знатоков права — адвокатов и профессоров самых знаменитых юридических школ того времени. Комиссия пошла по пути систематизации главным образом выдержек из трудов наизнаменитейших правоведов-классиков — тех, сочинениям которых еще в V в. была придана обязательная сила. А через эти сочинения комиссия воспроизводила основные принципы преторского эдикта, древней юридической практики, отраженной в советах классиков, а также большого числа других правоведов, на которых ссылались первые. Выбор литературных источников иногда носил случайный характер и определялся, по-видимому, тем, что было реально в распоряжении комиссии Трибониана и пользовалось особым успехом в восточных провинциях; влияла и поспешность работы. По некоторым наблюдениям, комиссия Трибониана разделилась на три части, и каждая работала над своим кругом литературы. А затем они свели все воедино по стандартной схеме. Так появились Дигесты (или Пандекты) в 50 книгах, обнародованные в декабре 533 г. Это была наиболее объемная часть всей кодификации, и именно кодификация права, поскольку большинство правил были впервые изложены в сокращенном виде и систематизированы по совершенно новой схеме, абсолютно не присущей первоначальным источникам.

Параллельно Юстиниан повелел комиссии подготовить единое руководство для юридических школ, которое бы впредь стало общеобязательним и единым, устранив тем самым ненужный субъективизм в изучении права: «Чтобы дать начинающим основные сведения о праве, с помощью которых они могли бы приступить к более глубокому его изучению». Работу по составлению такого обобщающего учебника под руководством Трибониана менее чем за год выполнили профессора Феофил и Дорофей. Как было предписано указом императора, основой для свода они выбрали типичные для классической юриспруденции «Институции», но многое было внесено и по собственному усмотрению членов комиссии.

К 533 г., когда в основном завершилась работа комиссии над самыми объемными частями свода, количество новоизданных за правление Юстиниана постановлений и законов превысило несколько сот. Изданный четырьмя годами ранее кодекс основательно устарел, а главное — он не отражал новой правовой политики императора Юстиниана. К ноябрю 534 г. было завершено создание новой редакции кодекса, куда было включено свыше 4.600 императорских конституций преимущественно христианской эпохи и соответствующих главным линиям законодательной деятельности Юстиниана. Первый кодекс был аннулирован.

И начало работ над каждой частью систематизации, и окончание их сопровождалось изданием специальных конституций Юстиниана, в которых отмечались принципы составления каждой части, а по окончании, юридическое значение. Наиболее важной стороной проведенной систематизации стало то, что после ее завершения Юстиниан указал считать три составленные части единственным впредь источником правовых норм, имеющим силу наравне с императорскими законами. Также запрещалось подвергать Институции, Дигесты и Кодекс истолкованию; выраженные в них правила следовало понимать строго буквально и применять, придерживаясь текста и буквы древних правил.

Со времени составления многих источников права, сочинений древних юристов, использованных при кодификации, прошло несколько веков: наиболее ранние из использованных работ относились к I в. до н. э. Повинуясь и замыслу императора, и собственным представлениям, и реальности практики своего времени, комиссия проводила систематизацию, подновляя терминологию, заменяя уж очень архаичные термины (например, манципацию, которой уже не было в ходу со II в.) на принятые в Византии в VI в. Многое комиссия подправляла, подчиняясь собственным, не очень выверенным представлениям о том, что должны были якобы сказать древние авторы. Эти обновления получили название интерполяций. Интерполяции, сделанные комиссией Трибониана, в истории римского права получили двоякое значение. С одной стороны, они затемнили подлинные тексты исторических источников римского права, особенно высказывания древних юристов иих субъективные рассуждения. С другой — и это был очень важный исторический шаг — они придали разрозненным источникам римского права характер единой и почти во всем логически связанной системы, а всей кодификации Юстиниана — значение цельного Свода.


Corpus juris civilis

В завершенном виде Свод Юстиниана составили три разные по объему, по принципам составления и, отчасти, по характеру рассмотренных в них вопросов части: Институции, Дигесты и Кодекс.

Институции (Institutiones) представляли систематизированное изложение общих правовых принципов, как они понимались в римской юридической традиции, и основополагающих институтов главным образом частного права. Формально они должны были служить официальным руководством (institutio — научаю) для первоначального изучения права. Но в силу того значения, какое придал Юстиниан проведенной кодификации, обобщенные догматические определения приобрели силу закона.

Основными источниками при составлении Институций стали одноименное сочинение классического юриста Гая, отличавшееся упрощенным, даже бытовым изложением (иногда его так и называли «Повседневные вещи»), а также сочинения юристов Флорентина, Марсиана, Павла и Ульпиана. По традиции, составители разделили Институции на 4 книги: 1) общее учение о праве и о субъектах прав — лицах, 2–3) общие институты вещного и обязательственного права, 4) учение об исках и принципах судебного правоприменения. С этого времени такая схема систематизации права стала называться институционной.

На общее учение о праве и началах правоприменения большое влияние оказали идеи правовой справедливости и естественного права, присущие эллинистической стоической философии, а также христианской свободы и индивидуализма: «Юстиция есть постоянная и неизменная воля [к тому, чтобы] воздать каждому свое право». Соответственно этому определялись и общие задачи юриспруденции и науки — это «знание вещей божественных, равно и человеческих, познание справедливого, равно как и несправедливого».

Дигесты, или Пандекты (Digestae, Pandectae) были самой объемной частью Свода. Они представляли систематическую компиляцию цитат — в сокращении или даже в изложении — из работ классических римских юристов. Всего в Дигестах насчитывается 9.142 фрагмента из почти двух тысяч произведений, принадлежавших перу 39 римских правоведов I–V вв. В большинстве случаев составители привели определенные указания на названия и даже на разделы использованных трудов. Это сделало Дигесты своего рода юридической энциклопедией римской юриспруденции, особенно важной тем, что о большинстве юристов, их трудах и взглядах известно только по этим отрывкам. Компиляция эта отражала тем не менее приоритеты императорской юстиции позднейших веков: наибольшее количество текста пришлось на извлечения из сочинений Ульпиана (2.462 отрывка), Павла (2.083), Папиниана (595), Помпония, Гая, Модестина, Юлиана (по нескольку сотен). Дигесты разделялись на 50 книг по разным юридическим темам, внутри книг — на титулы и на фрагменты. Фрагменты также располагались не произвольно. Вначале систематизировались отрывки, комментирующие юридические вопросы, описанные в классическом сочинении юриста Сабина по гражданскому праву, затем толкования на преторский постоянный эдикт, в третьем разделе — практические рекомендации и разборы казусов по сочинениям Папиниана. В некоторых титулах Ди-гест имелся и особый Appendix — приложение. Важной особенностью содержания Дигест стало то, что составители нередко приводили разные точки зрения на один и тот же юридический вопрос или на одну и ту же правовую норму древнего права, а описываемые казусы разбирались с позиций двух наиболее знаменитых юридических школ классической юриспруденции — сабинианцев и прокульянцев. Это предохраняло приведенные отрывки от излишне догматического к ним отношения и было особенно важным для того, чтобы право не омертвело в дальнейшем.

Дигесты в целом также были систематизированы по семи условным частям: в первой (кн. 1–4) рассматривались общие вопросы права и учение о правах лиц; во второй (кн. 5 –11) — «о праве лиц на свои собственные и на чужие вещи», о защите права собственности; в третьей (кн. 12–19) — «об обязательствах двусторонних или возникающих из взаимного доверия»; в четвертой (кн. 20–27) — об обеспечении обязательств, издержках и исках из обязательств, об обязанностях из семейных и опекунских прав; в пятой (кн. 28–36) — о завещаниях; в шестой (кн. 37–43) — о разных вопросах, разрешаемых по судейскому усмотрению; в седьмой (кн. 44–50) речь шла главным образом об уголовном и публичном праве. Наиболее любопытной была заключительная, 50-я книга Дигест: в ней были систематизированы не столько юридические оценки или разъяснения по узкоправовым институтам, сколько древние юридические правила, пословицы и зафиксированные классическими юристами еще более древние обычаи (нередко восходившие еще к священным римским законам). Многие изних впоследствии стали общепринятыми правилами в мировой юридической культуре, поскольку выражали самые-самые типические, но остро отмеченные черты бытования права: «Никто не может другому передать более прав, чем имеет сам» или «Невозможное не должно содержать в себе представления о некоей обязанности».

Третьей частью Свода был Кодекс (Codex). Его основой стал ранний Кодекс Феодосия и, так же как в предшественнике, здесь систематизировались только действующие императорские конституции — всего более 4 тысяч. Кодекс делился на 12 книг и 765 титулов, тексты конституций приводились, как правило, в своем полном виде и с указаниями на время и императора, когда были изданы. В отличие от Дигест, посвященных в главном частному праву, Кодекс систематизировал нормы публичного права и церковных дел. В 1-й книге кодифицировались постановления, касавшиеся церковного католического права, источников права и государственной службы; в книгах со 2-й по 8-ю — акты императоров о гражданских правах и судопроизводстве; в 9-й — по уголовному праву; в 10 — 12-й — по государственному управлению, финансам и т. п.

После официального обнародования Свода в трех частях законодательство Юстиниана не остановилось. При нем было принято еще немало актов, в которых закреплялись существенные перемены в сфере церковных дел, наследственного права, семейного права. После смерти императора его законодательное наследие было также собрано под общим названием Новелл (Novellae). Это были уже не официальные, а частные собрания — разные по составу. Наиболее авторитетные относятся к 556 г. (оно включило 122 Юстиниановы новеллы-конституции) и ко второй половине VI в. (содержат или 134, или 168 конституций). Помимо собственно императорских постановлений, к Новеллам были отнесены эдикты начальников провинций. Со временем Новеллы стали считаться четвертой частью Юстинианова Свода, хотя никогда не имели такого официального значения.

Тексты Свода Юстиниана распространялись как по-латыни, так и по-гречески и долгие века были основным источником для государств, придерживавшихся римской юридической традиции. Позднее значение их упало, официальные первотексты были утрачены. Заново «открыт» Свод Юстиниана был уже в XII в. в Италии, с началом общеевропейской рецепции римского права (см. § 34). Тогда все четыре части и получили единое наименование Свода гражданских прав (Corpus juris civilis). В XVI в. во Франции были осуществлены первые печатные издания Свода, с этого времени в целостном виде вошедшего в юридическую практику и юриспруденцию Нового времени. Свод Юстиниана стал обобщением не только более чем тысячелетней римской юстиции и практики юриспруденции, но и синтезом всей римской юридической культуры, включая важные для становления европейской правовой культуры общие положения о Праве, Законе и задачах Юстиции.


Право и Закон в римской юриспруденции

Одним из важнейших приобретений правовой мировой культуры, отраженным в Своде, стала идея о естественном праве, которое предпослано тому, что запечатлено в государственных законах и в действиях юстиции. Право вообще не следует и нельзя сводить к исключительно тем предписаниям, которые какой-либо народ исторически составил для своих нужд. В этом праве воспроизводятся и живут другие источники. И право тем более ценно, чем отчетливее в нем признана эта связь.

«Естественное право — это то, которому природа научила все живое, ибо это право присуще не только человеческому роду, но и всем животным, которые рождаются на земле и в море, и птицам; сюда относится сочетание мужчины и женщины, которое мы называем браком, сюда же — порождение детей, сюда же — воспитание; мы видим, что животные, даже дикие, обладают знанием этого рода» (Ульпиан. Дигесты. I. I. I.).

Требования естественного права непререкаемы. Противоречить им — все равно что противоречить природе мира. И самая главная предпосылка, вытекающая из оснований естественного права, — «согласно нему все рождаются свободными» (Ульпиан. Дигесты. I. I. 4.). Только человеческие обыкновения и жизненный уклад создают общественные отличия.

Вторая условная ступень образования правовых правил, которыми руководствуются люди, — это право народов (jus gentium). «Право народов — это то, которым пользуются народы человечества; можно легко понять его отличие от естественного права: последнее является общим для всех животных, а первое — лишь для людей между собою» (Ульпиан. Дигесты. I. I. I.). Право народов «каждый народ установил для себя», и оно считается собственным правом для каждого государства (Гай. Дигесты. I. I. 9.). Все важнейшие институты общежития и государства связаны именно с собственными установлениями права народов: «Этим правом введена война, разделение народов, основание царств, разделение имуществ, установление границ полей, построение зданий, торговля, купли и продажи, наймы, обязательства» (Гермогениан. Дигесты. I. I. 5.). Но такие институты являются общими для всех народов — в этом еще одно главное свойство jus gentium, оно как бы роднит народы и показывает границы возможного произвола в отношении правовых установлений.

Наконец, третий уровень бытующих норм и правил — гражданское право, т. е. право, созданное гражданами в государстве для собственных интересов и приноравливаясь к собственным потребностям. Это право «не отделяется всецело от естественного права или от права народов и не во всем придерживается его; если мы что-либо прибавляем к общему праву или что-нибудь из него исключаем, то мы создаем собственное, гражданское право» (Ульпиан. Дигесты. I. I. 6.).

Гражданское (jus civile) право устанавливается позитивными источниками: законами, решениями народа, правительства, государя. Его правила не меньше обязаны и деятельности сведущих людей — юристов. Римское правопонимание принесло в правовую культуру и очень существенную особенность такого государственно-гражданского права: оно существует, изменяется и претворяется в жизнь через судебную практику магистратов — «живой голос гражданского права» (Марциан).

Гражданское, позитивное право существенно отлично от всеобщих ступеней права. Естественное право — всегда «справедливо и добро». Гражданское — выраженное в судебном решении или законе — может быть оценено и как полезное, и как вредное. «Говорится, что претор высказывает право, даже если он решает несправедливо». Главное качество государственного закона — его властность, принудительность: «Всякий закон есть помысел и дар Бога, решение мудрых людей и обуздание преступлений, общее соглашение общины…» (Дигесты. I. III. 2). Законы направлены к тому, чтобы прежде всего быть полезными в государственном общежитии. Однако это стремление законов не абсолютно. И законы подлежат оценке с точки зрения главных заповедей Права. И тому, «что установлено против смысла права, мы не можем следовать как юридическому правилу»(Юлиан. Дигесты. I. III. 15.). Еще одним из самых важных приобретений римской правовой культуры было точное различение бесспорной ценности Права и относительной — Закона. Исповедуя принципы стоической греческой, а затем и христианской философии, римские правоведы поздней классической эпохи соединили непререкаемость требований Права с критериями высшей морали: «Предписания права суть следующие: честно жить, ближнего не обижать, воздавать каждому его должное» (Ульпиан. Дигесты. I. I. 10-I.). В таком углубленном понимании и различении — одна из важнейших задач подлинной юриспруденции как «науки о добром и справедливом», как «знания вещей как божественных, так и человеческих».


Раздел III. Государство и право средних веков

Эпоха Средних веков составляет в значительной степени условно выделяемый период мировой истории. Он имеет лишь начальную точно обозначаемую грань — распад и падение Римской империи, которая в политическом и культурном отношении была своего рода кульминацией античного общества. Конечная грань эпохи растянулась на многовековой период, для разных народов Европы и Азии пришедшийся то на XVI, то на XVIII в.

С распадом Римской империи, которому немало способствовали не только германские народы, но и вторжения кочевых объединений из глубин Центральной Азии, опустошивших в ходе Великого переселения народов огромные пространства, на государственно-политической карте Европы появились варварские королевства. В их недрах созрел и стал определяющим феодальный уклад социальных отношений.

Единство эпохе Средних веков придает господствофеодализма в социальных и политических отношениях. Это касается не только Европы с историческими особенностями ее развития, но и государств Азии. Феодализм означал не только особую форму социально-экономических связей, связанную с вотчинным хозяйством, но существование особых, подчиняющих себе многие другие стороны жизни лично-служебных отношений, пронизывающих все общество: от королей до последних по уровню социальной среды зависимых крестьян. Неизменной спутницей феодализма и присущих ему правовых связей стала сословность общества, разделение его на жесткие слои, различающиеся по своим правам, привилегиям, отношению к государственной власти.

Эпоха Средних веков не сформировала собственного, только ей присущего типагосударственности. Государственная организация принимала вид раннефеодальной или феодально-ленной монархии на раннем этапе. Она принимала вид сословной монархии в период расцвета сословной независимости либо даже особых самоуправляющихся республик, однако весьма далеких от ограниченной даже античной демократии. Наконец, в эту эпоху началось формирование государственности абсолютной монархии, которая станет едва ли не классической — по политическим и правовым принципам — формой государства на переходе от Средневековья к Новому времени.

В эпоху Средневековья произошло формирование национальных государств новых наций, исторически существующих доныне. В этом смысле тогда были заложены основы политических и правовых традиций большинства современных государств и правовых систем. В эту эпоху произошло становление современной государственной организации: по роли власти в жизни общества и ее публичному содержанию, по взаимоотношению институтов власти, по характеру применения права. Составляющий важнейшее начало государственной организации последующих эпох представительный принцип реализации власти сложился именно в государстве Средневековья; именно с ним, а не с античным государством взаимосвязаны напрямую многие важнейшие принципы государственного и правового уклада Нового времени.

Эпоха Средневековья была эпохой значительного, иногда доминирующего участия в государственной организации церкви — христианской в Европе, мусульманской или буддистской, синтоистской в странах Азии. Церковь была не только соучастницей многоразличной — от законодательной до судебной — государственной деятельности. Она привносила в политические идеалы государств и в право религиозные идеалы и принципы, которые по-новому включались в общую правовую культуру. Внутрицерковные и межцерковные события оказывали порой решающее влияние на историю государств, на развитие их политического уклада. Глобальный поворот в истории Средиземноморья, приведший к прямому соприкосновению Запада и Востока (в лице Оттоманской империи турок), связан с начавшимися по инициативе церкви крестовыми походами. Политический и правовой раскол на два полумира в Европе, обособивший государства славян и Россию, связан в корне с расколом христианской церкви на западную, католическую, и восточную. Решающим поворотом в европейской, а отчасти и мировой истории стала церковная Реформация. С нее начались искания и идеалы, перенесшие европейские государства и право в Америку.

Эпоха Средних веков стала первой в мировой истории эпохой действительно общемирового политического и правового процесса. В известном культурному человечеству мире практически не было значимых народов на внегосударственной стадии жизни. Государства пришли в тесное соприкосновение, влияли друг на друга не только в военном, но и в культурном, правовом отношении. Появились новые, неведомые предыдущим эпохам межгосударственные установления и почти единая правовая культура.


§ 22. Раннефеодальные государства в Западной Европе

Предгосударственный строй германских племен

В первой половине I тыс. на территории Западной Европы исторически заявили о себе германские племена. Они постепенно распространились из своей прародины (междуречья Рейна и Одера) по территории северных провинций Римской империи. Германские племена стали той внешней силой, которая ускорила распад западно-римской государственности. На основе новой политико-правовой общности выросла новая, феодальная государственность в Европе.

Германские племена вошли в активное соприкосновение с Римской империей и народами Галлии в I в. Тогда они находились на стадии родового быта и формирования надобщинной администрации. Соприкосновение с более развитой империей, необходимость вести с нею постоянные войны, а затем сотрудничать на военной основе ускорили становление у германских народов (не составлявших единого народа, а распадавшихся на союзы племен) протогосударственной организации. Эта организация сложилась без всякой опоры на города, что стало важнейшей исторической особенностью германского пути к государственности.

Основой социальных отношений у германцев была родовая община с коллективным владением основными средствами аграрного производства. Индивидуальная собственность была неизвестна, хотя использование родовых владений и имуществ было уже посемейным. В семейных хозяйствах применялся труд рабов (захваченных в плен иноплеменников или разорившихся соплеменников — не отдавших долг чести). Особую прослойку составляли вольноотпущенники, которых ни в коем случае не приравнивали к членам общины. Выделялась родовая знать, общественный вес которой основывался уже не только на военных заслугах, но и на традиционных преимуществах в землепользовании, в накоплении богатств.

Своеобразие исторической ситуации сказалось на двойственности протогосударственной структуры у германцев: правление родовой знати переплеталось с военно-дружинным правлением, а нередко даже отступало перед ним. Во главе большинства племен и объединений стояли цари и, рядом сними, военные вожди: «Царей они выбирают из наиболее знатных, вождей — из наиболее доблестных». Царская (королевская) власть была властью старейшины племени. Вождиже командовали ополчением племени или объединения и избирались по принципу наилучшей пригодности и личных заслуг на войне. Основное влияние в текущем управлении общественными делами оставалось за общинными институтами: «О делах, менее важных, совещаютсяих старейшины, о более значительных — все; впрочем, старейшины заранее обсуждают и такие дела, решение которых принадлежит только народу» (Тацит. О происхождении германцев. 7-13). Народное собрание решало вопросы о войне и мире, избрании вождей и старейшин; на нем предъявлялись тяжкие обвинения и выносились смертные приговоры. Судебная власть в значительной степени принадлежала жрецам, которые от имени богов могли карать смертью, бичеванием, заключением в оковы. Жрецы руководили народными собраниями.

Общественные собрания были у германцев своеобразными: «Любые дела — и частные, и общественные — они рассматривают не иначе как вооруженные». На них могли присутствовать только воины племени (союза племен). Надобщинная власть обладала тем самым особым свойством военной демократии. Это явление в целом нехарактерно для формирования протогосударства, но у германцев оформилось благодаря соприкосновению с Римом и особой роли войны на этой исторической стадии.

Строй военной демократии вызвал к жизни еще одно явление: большое значение дружин, группировавшихся вокруг военных вождей. Эти дружины складывались по принципу личной преданности и были важнейшим элементом превращения власти родовых вождей в военных королей, закреплявших влияние на дружины раздачами добычи, особыми пиршествами и пожалованиями. Из военно-дружинных отношений развился у германцев принцип личной службы королю — важный для последующей государственности.

Усиление военно-дружинного начала в протогосударстве, обособление ранней королевской власти (вплоть до превращения ее в наследственную) произошли к II–III вв., когда под влиянием глобальных этнических перемещений в Европе германцы усилили натиск на провинции Римской империи. В IV в. в большинстве германских племен распространилось христианство, хотя и в особой форме арианства. Это способствовало этническому сплочению и перерастанию военного единства племен в политическое.

В IV–V вв. крупные перемещения варварских племен в Европе (стимулированные начавшимся из Азии т. н. Великим переселением народов) (согласно общеисторической концепции известного историка и этнолога Л. Н. Гумилева, Великое переселение народов было вызвано природно-географическими изменениями в Восточной Азии и всплеском особого состояния «пассионарности» у тамошних кочевых народов) стали внешней причиной разгрома и затем распада Римской империи. На территории бывшей империи образовались новые варварские королевства. Их организация и отношения власти в них строились на переплетении традиций военно-родового строя германцев и институтов римской государственности.


§ 22.1. Варварские королевства

Вестготское королевство

Собственное государство у одной из наиболее мощных восточных ветвей германцев — вестготов — образовалось еще до окончательного краха Западной Римской империи. Вытесненные в конце IV в. из придунайских земель гуннами в ходе Великого переселения народов, вестготы внедрились сначала в Восточно-Римскую империю, а в начале V в. — в Италию. Отношения с Римской империей у вестготов первоначально основывались на военно-федеративном союзе. Но уже к середине века он стал номинальным. На протяжении V в. вестготы закрепились в Южной Галлии и Северной Испании.

В это время вестготское общество переживало ускоренный процесс формирования протогосударства. До середины V в. основную роль в управлении играли народные собрания. Во второй половине V в. усилилась королевская власть: короли присвоили право творить суд, издавать законы. Сложились особые отношения королей с военной знатью, которая постепенно перехватывала у народных собраний права избрания королей. Основой для закрепления власти знати стали земельные пожалования, производившиеся от имени короля. При короле Эйрихе у вестготов были изжиты важнейшие остатки военной демократии, издан свод законов (с использованием римского опыта), появились особые судьи и администраторы — комиты.

В начале VI в. вестготы были вытеснены из Южной Галлии франками (северной ветвью германцев) и образовали Толедское королевство (VI–VIII вв.) в Испании.

Типично для варварского государства, Толедское королевство было внутренне слабо организованным, значение центральной власти было невелико. Территориально королевство подразделялось на общины (civitas), унаследованные от римских провинций, и на тысячи; все они сохраняли значительные права самоуправления. Государственность была представлена королевским дворцом, значение которого возросло к VI в., и собраниями знати, где решались основные государственно-политические дела.

Власть короля была выборной и неустойчивой. Только в конце VI в. одному из вестготских правителей удалось придать ей некоторую стабильность; на протяжении VI в. королей регулярно смещали, убивая. Королевский дворец (или двор) воплощал в себе единственное централизованное управительное начало, дворцовые службы с конца V в. стали приобретать значение общегосударственных. Низовую администрацию составляли разного рода чиновники, назначавшиеся и смещавшиеся королем; за свою службу они получали денежное жалованье. Особый статус был у тиуфада — военачальника вестготской «тысячи», который также судил готов (галло-римское население подчинялось своей юстиции).

Важнейшую роль в вестготском государстве играли собрания знати — гардинги. На них избирали королей, принимали законы, решали некоторые судебные дела. Гардинги собирались без определенной системы, ноих согласие было необходимо для крупных политических решений. В VII в. наряду с ними важными в жизни королевства стали церковные Толедские соборы, где решались не только церковные, но и общегосударственные дела. Большая роль собраний военной, церковной и управленческой знати вестготов в государстве подразумевала возрастание ее позиций в социальном строе: уже с VI в. здесь формировалась иерархия земельной собственности, создавшая разные уровни социальной подчиненности и привилегированности.

Некоторые институты римской государственности на захваченных землях вестготы оставили в неприкосновенности: таможенные пошлины, монету, налоговую систему (поземельный налог и торговый сбор).

Элементы предгосударственного строя германцев дольше других были сохранены в военной организации. Войско основывалось на территориальных ополчениях, которые собирались специальными управителями; оно имело право на часть военной добычи. Зародышем новой постоянной армии были гарнизоны, размещавшиеся в важных крепостях. С конца VII в. в войске появились черты, характерные для феодально-служилого строя: знать и крупные землевладельцы обязываются участвовать в походах со своими людьми.

Эволюция вестготского государства в направлении новой государственности была прервана вторжением в Испанию арабов и завоеваниемими в VIII в. Толедского королевства.


Остготское королевство

Другая часть восточногерманской ветви племен — остготы — после недолгого федеративного союза с Восточно-Римской империей образовала собственное государство в Италии. Территория Остготского королевства (493–555 гг.) охватила также приальпийскую Галлию (современные Швейцария, Австрия, Венгрия) и побережье Адриатического моря. Остготы отторгли в свою пользу до трети земель прежних римских землевладельцев, ранее захваченных предыдущими завоевателями.

В отличие от других германских народов, остготы практически сохранили в своем королевстве прежний государственный аппарат Римской империи; римское и галло-римское население продолжало подчиняться своему праву, своей администрации. Продолжали существовать Сенат, префект претория, муниципальные власти — и все они оставались в руках римлян. Готское население подчинялось сложившемуся на основе германской военно-родовой традиции управлению, которое одновременно было общегосударственным.

Власть короля у остготов была весьма значительной с самого времени овладения Италией. За ним признавались права законодательства, чеканка монеты, назначения должностных лиц, ведение дипломатических сношений, финансовые полномочия. Власть эта считалась стоящей выше закона и вне законов. Особым проявлением королевской власти, которая стала усиленно формировать новые социально-правовые связи в государстве, было право покровительства (tuitio). Покровительство могло быть оказано в праве, в подсудности, в обложении налогами или штрафами — отдельным лицам, которые тем самым приобретали особый статус обязанных королю или его вольных слуг. Строгого порядка наследия власти не было; во время войны короли избирались войском, но чаще на это влияли советы знатиили советы старейшин, которые, впрочем, уже не были постоянными институтами. Остатки военной демократии у остготов были слабее: в конце V в. практически отсутствовали подобия народных собраний.

Значительно большую роль (чем это было даже в Римской империи) играл Королевский совет. Это был и военный совет, и высший судебный орган. Его составляли советники короля, его оруженосец, дворцовое окружение — комитат. Комитат ведал назначением служителей церкви, определением налогов.

Дворцовое управление (формирующуюся центральную администрацию) составляли королевский магистр канцелярии (по позднеримскому образцу), компетенция которого ограничивалась только делами дворца, личный секретарь монарха — квестор, комиты священных щедрот и патримония (управляющие общегосударственными финансами и королевскими имениями соответственно). В главном государственное управление осуществлялось через территориальных правителей и особых посланцев.

На местах, в особых округах, вся полнота власти принадлежала готским комитам, или графам, назначаемым королем. Они имели военную, судебную, административную и финансовые полномочия в отношении как готского, так и римского населения, они контролировали деятельность прочих чиновников на своей территории. В их задачи входили также «сохранение спокойствия» на своих землях, полицейская деятельность. В пограничных областях роль правителей исполняли герцоги (duces), которым, помимо административной, военной и судебной власти, принадлежали и некоторые законодательные права на своей территории. Условное единство в работу такой полугосударственной администрации должны были вносить королевские посланцы — сайоны, которым поручались самые разные дела, в основном по контролю за другими управителями и чиновниками (без присвоения их функций), устранению правонарушений или особо важным происшествиям. Их полномочия также в равной мере касались и римского, и готского населения. Герцоги и графы также командовали готским войском, которое в Италии было уже постоянным и находилось на государственном обеспечении.

Традиции римской управленческой системы не только повлияли на полномочия многих ветвей власти королевства. Внешне полностью римским осталось городское управление, полностью были сохранены римская налоговая система и организация скупки продовольствия. Преемственность в государственной организации была настолько велика, что в королевстве сохранялись, по сути, две государственности — одна для римлян, другая — готская, каждая с собственной армией, судами (гражданскими, в уголовных делах был единый суд графов), практически с собственной верховной властью. Это разграничение опиралось и на социальные запреты (так, не разрешались готско-римские браки).

Остготское королевство оказалось недолговечным (в середине VI в. Италия была завоевана Византией). Но сложившийся в нем государственный строй был важным историческим примером значительного влияния традиций Римской империи на становление новой государственности.


Франкское государство Меровингов

В конце V в. в Северной Галлии (современная Бельгия и Северная Франция) сложилось раннее государство франков — наиболее мощного союза северных германских племен. Франки вошли в соприкосновение с Римской империей в III в., расселяясь из северных прирейнских областей. Во второй половине IV в. они поселились в Галлии на правах федератов Рима, постепенно распространяя свои владения и выходя из-под власти Рима. После падения Западной Римской империи франки (называвшие себя также салическими) захватили остатки римских владений в Галлии, разгромив образовавшиеся там самостоятельные полукоролевства. На завоеванных землях франки селились в основном целыми общинами-родами, забирая частью пустующие земли, частью земли бывшей римской казны, частью — местного населения. Однако в главном отношения франков с галло-римским населением были миролюбивыми. Это обеспечило в дальнейшем формирование совершенно новой социально-этнической общности кельтско-германского синтеза.

В ходе завоевания Галлии у франков возвысился вождь одного из племен — Хлодвиг. К 510 г. ему удалось уничтожить других вождей и объявить себя как бы представителем римского императора (номинальное сохранение политической связи с империей было одним из способов провозглашения своих особых прав). На протяжении VI в. сохранялись остатки военной демократии, народ еще участвовал в законодательстве. Однако значение королевской власти постепенно росло. В немалой степени этому способствовало увеличение доходов королей, которые установили регулярный сбор налогов в виде полюдья. В 496 (498 —?) г. Хлодвиг со своей дружиной и частью соплеменников приняли христианство, что обеспечило рождающейся государственности поддержку галло-римской церкви.

Ранее государство франков было слабо централизованным, воспроизводя в территориальной структуре родообщинное деление. Страна подразделялась на графства, графства — на округа (паги), прежние римские общины; низшей единицей, но весьма важной, была сотня. Округа и сотни сохранили самоуправление: окружные и сотенные народные собрания разрешали судебные дела, ведали раскладкой налогов. Граф не был общим правителем, он управлял только владениями короля в графстве (в других областях таких правителей звали сацебаронами); в силу домениальных прав ему принадлежали судебные полномочия и административные в отношении подвластного населения.

Основу государственного единства первоначально составляла преимущественно военная организация. Ежегодное собрание ополчения — «мартовские поля» — играли весомую роль в решении государственно-политических вопросов, в частности войны и мира, принятия христианства и др. К исходу VI в. они вышли из обыкновения. Но в VII в. восстановлены снова, хотя и обрели другое содержание. К VII в. на военную службу стали привлекать не только франков, но и галло-римское население, причем не только свободных, но и зависимых держателей земель — литов. Военная служба стала превращаться в общегосударственную обязанность, и «мартовские поля» стали по большей части смотрами военно-служилого населения.

К VIII в. произошло значительное усиление королевской власти. Она практически утеряла связь с институтом вождя военной демократии, но правильного наследия власти еще не установилось: династия Меровингов, ведущаяся от Хлодвига из рода Меровея, больше удерживала за собой королевскую власть. Правовые памятники эпохи начали упоминать о законодательных правах королей, о священном характере королевской власти, исключительности ее прав. Появилась даже идея о государственной измене (а значит, и подразумевалась обязательность подчинения государственным институтам королевской власти).

Центром государственного управления в VI в. стал королевский двор. При короле Дагобере (VII в.) утвердились как постоянные должности референдария (он же — хранитель печати короля), королевского графа (высшего судьи), главы финансов, хранителя сокровищ, аббата дворца. Двор и ближайшее окружение, в основном церковное, образовывали королевский совет, который влиял на заключение договоров, назначения чиновников, земельные пожалования. Чиновники для особых дел, финансовые, торговые и таможенные агенты назначались от короля и смещались по его усмотрению. Несколько особое положение было у герцогов — правителей нескольких объединенных округов.

До двух раз в год происходили собрания знати (епископов, графов, герцогов и др.), где решались общеполитические дела, главным образом церковные, и о пожалованиях. Наиболее многочисленными и важными были весенние, осенние были узкими по составу и более дворцовыми.

Одним из важнейших полномочий королевской власти была выдача пожалований — земельных владений. В первую очередь такие пожалования коснулись королевских дружинников, которые из служилых воинов стали превращаться в вассалов — в VII в. вошел в обиход и сам термин применительно к этому слою королевского окружения. Контроль за земельными владениями и службой усиливал общегосударственные полномочия королевского дворца.

К концу VI — началу VII в. перемены коснулись положения графской власти. Графы стали основной фигурой местной администрации, к ним перешли полномочия прежних комитов империи по командованию гарнизонами, судебной власти, контролю за чиновниками. Эта традиционность в становлении государственности была тем более реальной, что более половины известных за VI в. франкских областных правителей-графов были галло-римлянами по происхождению. Такая связь с местными общинами закономерно усиливала децентрализаторские тенденции.

Но и по своей природе раннее франкское государство не было прочным. С рубежа VI–VII вв. началось заметное обособление трех областей королевства: Нейстрии (северо-запад с центром в Париже), Австразии (северо-восток), Бургундии. К концу VII в. на юге выделилась Аквитания. Области заметно различались и составом населения, и степенью феодализации, и административно-социальным строем.

Текучий развал государства прежде всего вызвал ослабление королевской власти (тем более что еще в 511 г., деля власть между наследниками Хлодвига, церковный собор декларировал своеобразное устройство в виде «долевого королевства»). В конце VII в. реальные полномочия оказались в руках королевских майордомов — правителей дворцов в отдельных областях. Майордомы взяли в руки дело земельных пожалований, а с этим и контроль за местной аристократией и вассалами. Последние короли из Меровингов самоустранились от власти (за что получили в истории прозвание «ленивых королей»).


§ 22.2. Франкская империя Каролингов

Формирование нового государства

С конца VII в. формирование государства у франков началось практически заново, и пошло оно другим политическим путем. Хотя сложившийся аппарат королевского двора и королевского управления создавал несомненную историческую основу для этого процесса.

После длительной борьбы между разными ветвями франкской знати реальное управление страной перешло к майордомам Австразии. В 687 г. майордом Пипин Геристальский был провозглашен майордомом всего условно объединенного королевства. Власть, по сути, королевского назначенца приобрела самостоятельный характер по отношению к королевской. Должность майордома королевства стала наследственной, и это не оспаривалось ни королями, ни знатью. С рубежа VII–VIII вв. наследование отдельных управленческих должностей стало вообще государственной традицией.

К началу VIII в. в землях франкского королевства отчетливо проявился процесс формирования новых социальных сил. С одной стороны, это — крупные землевладельцы галло-римского происхождения и, меньше, германского (владения которых в большинстве были сформированы за счет королевских пожалований и охранялись иммунитетами). С другой стороны — не малочисленная категория зависимых крестьян, вольноотпущенников, вступивших в кабалу или под покровительство крупных землевладельцев и приобретших статус наподобие римских колонов. Крупнейшие земельные владения сконцентрировались у католической церкви, которая стала играть почти государственно-политическую роль в королевстве. Объективной задачей нового государства было увязать новую социальную структуру с политическими институтами — без такой связи любая государственность не вышла бы за пределы королевских дворцов.

Решение такой исторической задачи было осуществлено в ходе реформы Карла Мартелла (первая половина VIII в.), преемника Питана. Сущность ее заключалась в том, что земельные пожалования королей (по сути, майордомов) военно-служилым слоям становились не полной и независимой, а условной собственностью. Первые такие пожалования — бенефиции известны вообще с 730-х гг. в церковных владениях. Это соответствующим образом перестраивало и военную организацию, в чем также настояла особая нужда, поскольку Франкская монархия вела активные войны с арабами в Испании, с непокорными германскими племенами и полугосударствами на Востоке и с собственными мятежными магнатами. От имени короля значительный по размерам (но недостаточный для того, чтобы стать самовластным) участок земли жаловался в «благодеяние» (benefidum). Жаловался он в пожизненное пользование на условиях выполнения бенефициарием определенных служб — ранее всего военной, но и некоторых административных функций на местах. В случае смерти бенефициария владение могло быть закреплено за его наследником на тех же условиях; при неисполнении служилых обязанностей земля могла быть отнята королем, передана другому лицу. Земли для многочисленных пожалований были конфискованы у мятежных магнатов, а позднее была проведена частичная секуляризация церковных земель.

Ближайшие последствия реформы были значительными. Благодаря ей удалось создать многочисленное конное войско, которое тогда вышло на передний план, в ведении войны — рыцарство. Но что более важно, между монархией и основной массой привилегированного и свободного населения установилась реальная служило-политическая связь, основанная на иерархии земельной собственности, — феодальная в узком смысле.

При сыне и преемнике Карла Пипине Коротком совершился другой существенный для государства политический переворот. Опираясь на поддержку церкви (отношения с которой удалось урегулировать, после того как майордомы признали за ней номинальные собственнические права на ранее секуляризированные земли), Пипин Короткий низложил последнего из Меровингов и провозгласил себя официальным королем франков. Идейно-правовую основу для такого переворота заложил официальный ответ римского папы: «Заслуживает звать королем того, кто обладает властью, нежели того, кто ее не имеет, с тем чтобы порядок не был расшатан». «Ассамблея всех франков», а по сути, собрание знати (возрожденная майордомами с 730 г. взамен «мартовских полей»), подтвердила избрание. С тем чтобы придать новой монархии особый священный характер, Пипин короновался через особую процедуру миропомазания (в 672 г. символическое помазание на власть особо освященным маслом — миром позаимствовали у древних евреев вестготы, а от них — франки). Новый статус королевской власти, новая военная организация и социально-поземельная система, особые отношения правового и идейно-политического плана с церковью стали основами новой франкской монархии Каролингов (751–987 гг.), получившей название по самому знаменитому ее представителю Карлу Великому.

В правление Карла Великого (768–814 гг.) территория королевства значительно увеличилась за счет успешных завоеваний. Владения Каролингов охватили большую часть Европы: от Центральной Испании до Балтийского моря и от Северной Франции до Центральной Италии и Адриатического побережья; столицей был избран г. Ахен (современная Германия). Такое разрастание государства, без всякой опоры на этническое и социальное единство, безусловно повело к ослаблению единой государственной структуры. Опорой новой монархии становились только расширявшиеся вассально-служилые отношения и выросший из королевского двора новый государственный аппарат. В 800 г., вследствие особого политического давления Римской церкви (пытавшейся сделать из королевства орудие своих притязаний на гегемонию в Европе) государство было провозглашено империей. С этим значительно должны были сократиться статус и независимость отдельных земель в государстве.


Государственная организация империи

Общеполитический процесс укрепления новой монархии закономерно отразился на формировании качественно новой государственной организации. Путями этого формирования стали, во-первых, многократное усиление политического и административного влияния королевского двора, во-вторых, постепенное огосударствление местного самоуправления, которое было одним из важных образующих элементов для варварского раннего государства. Велико было также воздействие церкви и церковных установлений, а также римской традиции политических институтов.

Королевская (императорская) власть приобрела особый характер и полномочия. Власть и личность императора получили священное признание со стороны церкви, тем самым как бы и особое божественное содержание. Императорские отличия власти означали, что франкские короли как бы уравнивают себя с византийскими (восточно-римскими) императорами, перенимают сходные полномочия и, соответственно, роль в отношении церкви. Это подчеркивал особый титул «Божьего помазанника, правителя империи римлян, короля франков и лангобардов». Титул императора сделал неоспоримыми законодательные права короля. Священный характер власти расширил представление о королевском управлении, одним из важнейших дел власти стала забота о состоянии церкви, а вместе с этим и административная подчиненность церкви монархам. Как монарх «Божией милостью», император приобрел особые права по поддержанию общественного мира в государстве. Это сделало его неоспоримым главой юстиции, а помимо этого, дало ему практически неограниченную власть наказания. Наконец, на основе уже не только домениально-бенефициарных прав, но и как глава всего государства король считался главой войска, располагал правом строить крепости в любых землях государства.

Центральный государственный аппарат по-прежнему был сосредоточен в королевском дворе. Он разросся, и в нем началась известная управленческая специализация. Должность майордома была упразднена еще Пипином в VIII в. Государственные дела в основном распределялись между 8 дворцовыми чинами: сенешал руководил делами дворца, пфальцграф (или королевский граф) осуществлял королевское правосудие, маршал и коннетабль заведовали военным делом и принимали по поручению короля командование войском, камерарий ведал королевским имуществом и казной, канцлер вел дипломатические и общегосударственные дела, подготовку законодательства. Большое значение в управлении имел архикапеллан, духовник короля и аббат двора, — Карл Великий нередко прислушивался к его рекомендациям. Кроме этого, было несколько специализированных чинов чисто дворцового управления: стольник, чашник, управляющие. Особую государственную роль играл в монархии Каролингов канцлер — к нему постепенно переходили основные нити государственного управления, кроме военных дел. Он возглавлял канцелярию из профессиональных работников, чаще духовных лиц; они готовили государственные документы, дипломатические акты (сохранились сведения об употреблявшихся при франкском дворе особых «тиренских нотах» — древних приемах стенографии).

При Каролингах собрания знати стали отождествляться с вообще «генеральной ассамблеей франков». Проводились они традиционно весной (но уже в мае) и осенью. Созывал собрания король в своем дворце (при Карле Великом такие собрания проводились 35 раз). Обычно на согласие собраний король выносил свои законы-капитулярии, а также крупные акты о земельных пожалованиях. Обсуждение длилось по 2–3 дня. Заседали раздельно духовные и светские чины, но наиболее важные вопросы решали вместе.

Основной фигурой государственного управления на местах оставался граф, однако его статус и полномочия существенно изменились. Граф не был больше условным главой местных общин, а чисто королевским назначенцем. Старые графские округа были уничтожены, и на их месте образовано 600–700 новых. Полномочия графов стали шире и приобрели в основном общеправительственный характер. Типичная формула их назначения гласила: «Поручаем в твое ведение и управление… дабы ты давал справедливое правосудие, защищал вдов и сирот, наказывал воров и разбойников, чтобы народ под твоим управлением благоденствовал и наслаждался миром, и все что положено, чтобы вносил ежегодно в нашу казну». Граф имел право налагать штрафы (до 15 солидов), осуществлял полицейскую власть, ведал местами заключения.

Графства делились на сотни с судебными и финансовыми полномочиями; сотню возглавлял викарий или центенарий (сотник).

Новым административным институтом Каролингов стали королевские посланцы (missi). Это были королевские назначенцы с высшими контрольными полномочиями. Главной их задачей был контроль за графским управлением и выполнение некоторых особых, чаще финансовых и военных поручений короля: «Наши миссы поставлены для того, чтобы доводить до сведения всего народа обо всем, что мы постановили нашими капитуляриями, и для того, чтобы пещись об исполнении наших постановлений всеми во всей полноте».

Посланцы были как ординарные (регулярно назначавшиеся на год), так и чрезвычайные (для выполнения поручения). В графства ежегодно направлялось по одному духовному и одному светскому посланцу. Помимо этого, особое управление с аналогичными представителями существовало в собственно королевском домене.

Финансовая организация империи к этому времени уже отошла от римских традиций и основывалась на своих источниках. Доходы казны складывались из военной добычи, налогов на покоренные народы и земли (сами франки обладали иммунитетом), поступлений от чеканки монеты, отправления правосудия (1/3 штрафов шла королю), прямых и косвенных налогов разного рода. Основная тяжесть налогообложения падала на церковные земли, аббатства и монастыри.

Военная организация основывалась на теоретически всеобщей воинской обязанности свободного населения (землевладельцев). Однако реально службу обязаны были нести лица, обладавшие необходимым минимумом дохода (вооружение и другое обеспечение проводилось за личный счет). Способствовала подмене всеобщей обязанности своего рода рекрутчиной сотенная организация: сотни выставляли нужное количество воинов. С развитием вассальных отношений в круг военной обязанности втягивалась клиентела вассалов. Для содержания армии определялся особый налог на монастыри. Всего империя могла располагать армией численностью до 35 тыс. конных и до 100 тыс. пеших воинов, но реально собрать такую массу было невозможно; в поход обычно шли из близлежащих к месту военных действий или более доступных королевской власти графств. С VIII в. появилась тяжелая и легкая кавалерия, которая стала основной силой войска. Управление осуществлялось королевским двором и графами. В середине IX в. для упрочения постоянных связей отрядов были созданы региональные командования.

Империя только в общеполитическом смысле представляла единство. Реально она распадалась на различные области, каждая из которых сохраняла в большей или меньшей степени свои административные и политические традиции. С 802 г. историческая часть империи была разделена на особые зоны, родственные церковным большим округам; во главе каждой такой зоны ставилась группа особых государственных посланцев (из высших духовных и светских чинов), осуществлявших надзор за графами и другими властями. Присоединенные области (Аквитания, Прованс) подразделялись на прежние королевства, главы которых сохраняли звание принцев и, частично, прежние полномочия. Наконец, окраины (главным образом восточные) управлялись очень по-разному; наиболее типичным было управление посредством назначенных префектов.

Большую роль в государственных делах и текущей администрации играли церковные власти — епископы, которые пользовались не только церковными землями и людьми, но и располагали общей юрисдикцией, были частью и военной организации.


Законодательство империи

Усиление государственных институтов и влияния власти на общественную жизнь сопровождалось возрастанием роли законодательства. Только за годы правления Карла Великого было издано около 200 капитуляриев — актов короля, направленных в адрес населения, должностных лиц, церкви (от capitui — глава, т. к. капитулярии разделялись на разделы-главы). Основными предметами капитуляриев были судебные и административные дела, социальные и даже семейные отношения, религиозные и церковные учреждения, управление хозяйством и организация школ. Значительное число капитуляриев полностью и еще больше частично были посвящены вопросам морально-нравственного порядка, поддержанию в империи особых отношений, «королевского мира» и всеобщей взаимной заботы; эти мотивы были особенно важны в связи с провозглашением государством своих задач по созданию христианской монархии мира.

Важной задачей государственного и церковного управления власть провозглашала соблюдение права и законности. В особенности значительны эти мотивы были в Аахенских капитуляриях 802 и 812–813 гг. Правосудие должно ориентироваться только на существующие законы или верховную власть короля: «Никто да не дерзает по умыслу или лукавству нарушать записанную правду и самому себе чинить правосудие, притеснять вдов…» Местные власти, графы обязывались знать законы королевства. Особую роль в церковном управлении должна была играть правильность принимаемых решений. Для этого всем церковным служителям предписано было иметь заместителей и сотников «законы разумеющих и преданных правосудию», с тем чтобы делами их возрастали выигрыши и авторитет святой церкви.

Одним из важных направлений законодательства стало регулирование домениального королевского хозяйства. Специально этим вопросам был посвящен «Капитулярий о поместьях» (capitulario de villis) начала IX в. Многочисленные наставления и правила для управляющего преследовали цели обеспечить королевский интерес и доходы с поместий («Чтобы поместья наши, коим мы определили обслуживать наши собственные нужды, всецело служили нам, а не другим людям») и сохранение установленных отношений в королевских землях. Управляющим запрещалось объявлять собственными вассалами подчиненных людей, им предписывалось строго по наставлению исполнять предписанную службу. Капитулярий определял нормы и порядок натуральных сборов и повинностей с вотчин, использование труда рабов и зависимого населения.

Важное место занимали меры, направленные на сокращение произвола местных властей, на ограничение самовольных действий графов и епископов. Специальный капитулярий был посвящен урегулированию порядка несения воинской службы и злоупотреблений в ее отправлении, предотвращению «непослушаний графу и государевым посланцам». Вместе с тем в большом числе законов местным властям предоставлялись все новые и новые полномочия в судебных делах, вводились наказания за новые, ранее не известные традиционному праву преступления. Нередко это было связано с желанием подавить местный сепаратизм новозавоеванных областей и не вполне подчинявшихся королевской власти территорий империи. Особой жесткостью отмечены Саксонские капитулярии 782 г., которыми вводились запреты на народные собрания у саксов, преследования за попытки возродить язычество в своей земле или как-то выступить против административных и финансовых полномочий церкви; преступников предписывалось предавать смертной казни в произвольной форме. Повторный Саксонский капитулярий 797 г. несколько смягчал санкции, однако общая линия была заявлена недвусмысленно.

Связанные реалиями времени, капитулярии закрепляли и особые отношения королевской власти со знатью, в частности привилегии знати быть подсудными только королю. Централизаторские устремления законодательства в особенности ослабли с расширением империи и к концу царствования Карла Великого.


Распад Франкской империи

Несмотря на усиление королевской власти Каролингов и рост значения централизованного управления, государственно-политическое единство империи было условным. Со смертью Карла Великого и переходом власти к его наследникам, оно стало почти иллюзорным. Империя позволила окрепнуть крупным феодальным магнатам, которые не нуждались более в единой государственности, тем более возложившей на себя мессианскую задачу. Только церковь активно выступала за сохранение единства империи, при том что позиции значительной части епископов в отдельности были иными.

В противоречии с интересами государственности как целого находились и домениальные традиции Каролингов. Еще Карл Великий был готов ликвидировать единство империи, в 806 г. издав особый капитулярий о разделении власти между своими наследниками. Разделение это касалось не только территорий, но и политических полномочий. Под давлением церкви преемник Карла Людовик был вынужден изменить порядок престолонаследия и сохранять политическое единство. Согласно капитулярию 817 г., историческая часть империи вместе с императорским достоинством должны были наследоваться по принципу майората — одним из сыновей, остальные получали обычные королевские титулы и права над остальными частями бывшей империи. Доминирование империи над остальными королевствами предусматривалось более политико-идейным, чем реально правительственным. Правда, вскоре капитулярий был отменен. И после нескольких лет политических споров сыновья Карла заключили Верденский договор 843 г. Согласно нему, Франкское королевство политически разделялось на три примерно равные части (раздел государства был непростым, собравшиеся в 842 г. 120 советников для подготовки трактата не имели, как отметил современник, «ясного представления о размерах империи в целом»). Каждый из братьев получил часть исторической территории Франкского государства, и далее раздел шел в основном по сложившимся королевствам: Карлу достались земли Франции, Людовику — Германии и Австрии, Лотарю — Германии, Италии и Прованс. Лотарь, как старший сын, сохранил за собою титул императора — уже чисто номинальный. С разделом франкской империи было положено историческое начало последующему становлению новых европейских государств на национальной основе.

Однако даже образовавшиеся королевства были чрезмерно велики для государственных связей того времени, когда все они основывались по преимуществу на личных связях и отношениях вассалитета. Уже в середине IX в. Карлу Лысому пришлось заключать дополнительные соглашения о власти вначале со своими братьями, затем с крупными феодалами. С конца века восстановился избирательный характер королевской власти, возродилась номинально «генеральная ассамблея», которая на деле была только собраниями феодальной знати.

Королевские престолы стали орудиями в клановой борьбе между отдельными группировками феодалов. Начиная с 920 г. стали возникать самостоятельные автономные графства, герцогства, которые на основе традиционной самостоятельности администрации объявляли и политическую независимость. Особую роль среди новых графств и феодальных кланов к середине Х в. приобрел клан Роберта Парижского, бокового родственника Каролингов. После нескольких десятилетий междуусобиц, смут в империи, активного вмешательства германских королей в общеимперские дела стабильность была достигнута только при совместном соглашении феодальной знати о будущем политическом устройстве. Коронация последних из Каролингов свершалась с оговоркой, что править они будут сообразно советам князей и главного из них герцога франков. Со смертью в 987 г. Людовика V династия Каролингов пресеклась. Феодальная ассамблея выбрала новым королем западных французских земель — основного наследника империи — представителя рода Робертинов Гуго Капета.


Раннефеодальная государственность

Варварские королевства, которые сложились в Европе во второй половине I тыс. главным образом благодаря политическому становлению германских народов, были различными по территориям и существовали весьма разное время — от полустолетия до нескольких веков. Ких числу относятся также Вандальское королевство в Северной Африке (429–534 гг.). Бургундское королевство в центральной Галлии (457–534 гг.), Лангобардское королевство в Северной Италии (568 — 770-е гг.) и другие, менее значительные. В историческом родстве с такими государствами было и Англосаксонское государство (см. § 25). Несмотря на все внешние различия, это была государственность одного исторического типа и одной формы — все они были раннефеодальными монархиями, родственными по государственной организации, системе властных отношений в обществе и принципам осуществления государственной деятельности.

Становление раннефеодальных монархий, варварских королевств, исторически происходило под огромным влиянием традиций государственности Римской империи. Не только потому, что почти все эти государства германских народов (как первоначально господствующего слоя) существовали на бывшей территории империи. Новая государственность формировалась как синтез учреждений, институтов и идей, унаследованных от Рима, и тех, что выросли на собственной основе политической эволюции и собственных традициях военно-родового быта. В истории одних королевств влияние римских традиций и институтов было небольшим вначале (Франкское королевство), у других (остготов или лангобардов) могло быть преобладающим. Однако это не значило, что в итоге такого исторического синтеза возродился прежний античный тип государственной организации. Раннефеодальные монархии были новыми государствами в самом широком смысле этого слова, отличавшимися целым рядом качественно новых черт политической организации. Главнейшие учреждения и принципы деятельности раннефеодальной государственности в равной мере отличны и от римского строя, и от протогосударственных институтов германских народов.

Основой политических отношений в новых государствах стали особые, обусловленные новыми формами поземельных отношений, феодальные связи, выросшие из военной службы и личных отношений прежних дружинников к своему вождю-королю. Эти связи образовали особую иерархию сюзеренитета-вассалитета, выражавшуюся как в обладании земельными богатствами страны, так и в принципах военной службы и правовых основах государственности. Одной из двух главнейших осей новой государственности была поэтому военная организация. Второй такой исторической осью была церковная организация, которая в большинстве раннефеодальных монархий была не только важнейшим накопителем общественных богатств и финансовым аккумулятором, но и реальной административной институцией, особенно важной тем, что по природе своей подчинялась единой власти римских духовных правителей. Церковь же привносила в новую государственность столь необходимую для формирования и существования ее новую государственную идею. Социально-правовой быт всех раннефеодальных государств основывался на принципах патроната, одновременно рожденного и германскими, и римскими правовыми традициями, но в новых условиях ставшего основой создания особого вотчинного мира. Раннефеодальная монархия характеризовалась в целом наличием слабого государственного аппарата, в основном он сводился к домениальному королевскому управлению. Это подразумевало непосредственное участие феодальной и служилой знати (равно германского и римского происхождения) в управлении, вплоть до того, что закреплялись привилегии знати на наследственное традиционное занятие государственных должностей. В местных делах и на местном уровне государственного управления знать господствовала безусловно. Причем это не была слабость централизованности власти — это была сама суть новых государственно-политических связей. Наконец, сама монархия — единоличная власть и связанные с нею институты — не носила общеполитического характера, а была патримониальной, неразрывной с полномочиями и правами короля в отношении своих собственных вотчин, где он выступал как наиболее могущественный и полновластный хозяин-патрон, по-своему и только в собственных видах устраивавший государство. В отличие от античного полиса раннефеодальная государственность с самого начала была начисто лишена каких-либо демократических традиций и ориентиров; сословный строй был оборотной стороной раннефеодальной монархии, и укреплялись они параллельно.

Несмотря на то что для германских народов (и некоторых других в Европе) раннефеодальная монархия была также первой исторической формой государственности, выросшей для этих народов на месте протогосударственных структур (как и античный полис для Рима и Греции), раннефеодальная монархия составляла новую и более высокую историческую форму по своему влиянию на общество и по охвату общественных связей государственным регулированием.


§ 23. Варварские правды

Оформление писаного права германских народов

В эпоху варварских королевств регулирование отношений внутри германских племен строилось, помимо королевского законодательства, на обычном праве. Основы общественно-юридического быта германских народов были в главном едиными, поэтому формирующееся право к середине I тыс. составило целостную систему особого германского типа. Это германское право стало вторым по важности, наряду с римским правом, источником всей позднейшей европейской юридической культуры. В условиях сначала протогосударств, а затем и ранней государственности обычное право германцев было записано и частично кодифицировано. Эти письменные своды получили название варварских правд (собственное историческое название — Закон). У разных ветвей германских народов оформление писаного обычного права происходило в разное время: это соотносилось с историческими различиями в степени проникновения ранней государственности в общественный быт, с местными особенностями становления публично-правовой общности того или другого народа. При всем типическом сходстве варварские правды поэтому различаются по содержанию конкретных предписаний, наличию тех или других правовых институтов, по соотношению с королевским законодательством своего времени.

Ни одна из известных варварских правд не дошла в своем первоначальном и подлинном виде, многие известны в разных по составу и относящихся к разному времени редакциях. Для большинства правд время их возникновения (т. е. первоначальной записи и официального ее признания) определяется примерно: Вестготская правда — конец V в., Бургундская — конец V — начало VI в., Салическая — конец V — начало VI в., Аллеманская — VI–VIII вв., Баварская — середина VIII в., Рипуарская — VI–VII вв., Лангобардские законы — середина VIII в., Тюрингская — IX в., Саксонская правда — VIII — Х вв. Известно еще несколько правд более мелких племенных союзов. К тому же типу варварских правд относятся многочисленные ранние систематизации англосаксонских законов (см. § 25) и записи исландских, скандинавских, датских правовых обычаев.

Все варварские правды сложились под значительным влиянием институтов и принципов римского права (кроме ранних — Вестготской и Бургундской). Это влияние главным образом отразилось на регулировании новых социальных отношений, рабства, обязательств, а также отношений между королевской властью и подданными. Все правды были записаны на варварской латыни. Как исторический тип варварская правда — сложный по составу, разноплановый кодекс. Значительное место в них заняли выдержки (или даже полные тексты) из королевских капитуляриев и эдиктов; многие из таких или меняли правила обычного права, зафиксированного в других разделах правд, или санкционировали государственное применение писаного права.

Правды были записью права узконационального применения: они не исключали того, что проживавшее на территории варварских королевств галло-римское, итальянское или испанское население будет судиться по своим законам. Поэтому крайне малое место в правдах заняло частное право: не только в силу недостаточной выраженности соответствующих отношений в быте германцев, но и потому, что наряду с германским в королевствах продолжало жить и римское право. Правды были поэтому привилегированным правом. Их содержание ограничивалось особо значимыми обычаями в земельных или семейно-родовых отношениях и нормами судебного и уголовного права. Нормыимели в подавляющем большинстве казусный характер; в более поздних правдах появляются уже и предписания общего содержания, посвященные охране привилегий церкви или короны.

Во всех известных случаях оформление записи обычного права связано с инициативой королевской власти. Государственную силу правды подчеркивали специально изданные указы, сопровождавшие текст. Иногда издание было приурочено к собранию союза или объединения племен (например, Саксонская правда утверждена съездом в 802 г.). Причина такой заинтересованности власти не вполне ясна, поскольку основой судебных порядков еще долгие века оставалось произнесение права особыми судьями-рахинбургами. Возможно, это было признание обычного права юрисдикцией королевских судов, возможно — конкретные политические соображения (например, Баварский закон состоял из трех частей, где собственно обычному праву уделялась треть, а две первые говорили о статусе церкви и о герцогской власти над баварцами).

Одной из ранних и вместе с тем классических правд считается Салический закон, принятый у франков; его самая ранняя часть относится к концу V в. (486–496 гг.). Утвержденная преемниками первого франкского короля, редакция текста состояла из 65 глав-титулов, каждый из которых посвящался своему юридическому вопросу. Позднее, оставаясь основным сводом собственного права франков, Салический закон неоднократно дополнялся и расширялся; так возникли редакции, названные Эмендата (VI–VII вв.) и Геральдия (при Карле Великом). Сохранилось предание, что первоначальная запись Салического закона была произведена специально избранными мужами от четырех франкских племен в целях «приверженности к справедливости и сохранения благочестия». Однако в целом бытование Закона связано только с заинтересованностью королевской власти, санкционированием обычного права желавшей вмешаться в сферу действия общинных и племенных судов. Появление самой ранней редакции связано также и с денежной реформой, проведенной первым из королей: заменой медных денег на серебряные и золотые и соответственно новой тарификацией судебных штрафов.

Салический закон в самой минимальной степени испытал воздействие римского права, сохранил даже некоторые остатки языческой старины и родовых обычаев германцев. Традиционной архаичности предписаний сопутствовала еще одна особенность: многие судебно-правовые процедуры были неразрывны с символическими священно-обрядовыми действиями, лишенными реального содержания, но важными для общественного признания тех или других фактов. Так, заявление о желании заключить вторичный брак сопровождалось взвешиванием монет, передача имущества — особым разбрасыванием стеблей растения, призывание родственников к помощи в обязательствах — бросанием «горсти земли» и перепрыгиванием через плетень. Поддержание общинного мира было в большей степени целью Салического закона, чем проведение государственной репрессии; это характерно для раннего, в значительной степени еще догосударственного права.


Общественно-юридический быт

Общество Салического закона (и в большинстве других варварских правд) как бы совмещало в себе два уклада: один — архаический, общинно-родовой с установкой на привычное социальное равенство и родовой коллективизм, другой — заданный формирующейся ранней государственностью с закрепляемым ею неравенством в зависимости от отношений с властью. В орбиту варварского права вовлекались также и галло-римляне: их собственность и безопасность охранялись так же безусловно, хотя и не всегда с помощью аналогичных правовых институтов.

Право было ориентировано на общинный быт в том, что касалось общей организации порядка жизни, семейных и имущественных отношений. Однако общинные связи франков были уже двойственными: в одних правовых отношениях проявлялось доминирование прежней родовой, в других — соседской общины. Поселение в общине зависело от согласия всех других полноправных общинников (но оно уже было возможно, т. е. община не замыкалась родственными связями). За старым жителем селения-виллы сохранялось право категорически возражать против поселения — и это требование должно было удовлетворяться в правовом порядке. Правда, закон признал как бы давностный срок такого поселения — «если в течение 12 месяцев не будет представлено никакого протеста, он должен остаться неприкосновенным, как и другие соседи». Соседские права не были абсолютными: поселение по указу короля должно было признаваться общинниками безусловно; простые франки тем самым утрачивали значение перед королевскими слугами и дружинниками.

Земля находилась в индивидуальном владении семьи. Выделенные ей участки как пахотного поля, так и лугов считались «огороженным местом». Различные посягательства на чужое поле или луг были или преступлениями, или вообще противоправными, хотя и с разной мерой ответственности. Леса и некоторые другие угодья рассматривались только как совместная собственность общины, и их использование регламентировалось коллективным интересом. Наследственное владение постепенно формировало особый институт — аллод, под которым понималось чисто семейное право пользования огороженными участками и принадлежащим к ним имуществам. Право пользования наследовалось с преимуществом мужского потомства (в VI в. у франков право наследования получили и дочери, а также братья и сестры умершего, при отсутствии его сыновей). Закон не предусматривал никаких сделок с аллодом (впрочем, возможно, это регулировалось нормами римского права). Движимое имущество также рассматривалось как семейное владение: распорядиться им на случай смерти кто-либо в пользу третьего лица мог только через особо сложную процедуру аффатомии с участием общинной сходки и отсрочкой передачи на год.

Общинно-родовые традиции сохраняли свою силу в семейных отношениях. Брак заключался с обязательного согласия родителей, сохраняя черты древнего выкупа невесты у рода. Похищение невесты, насильственное заключение брака влекло обязанность (по Саксонскому закону) вернуть невесту и выплатить значительный штраф семье «за обиду», практически равный выкупу за убийство. Сходный по размеру штраф выплачивался и тогда, когда брак заключался без согласия сородичей, но с согласия невесты. Семья мужа сохраняла символическое право на его вдову в случае смерти супруга: постороннее лицо, желавшее заключить с нею новый брак, должно было платить особый условный выкуп — рейпус. В других отношениях у германских народов женщина стояла в более выигрышном положении, чем у романских: она обладала особым имуществом, полученным перед свадьбой, пользовалась особым покровительством права в связи с посягательствами на ее честь или безопасность.

Постепенное проникновение государственного уклада в общинный быт франков зафиксировано Салическим законом применительно к статусу отдельных категорий населения. Наряду с вполне свободными и полноправными франками, в равной мере отвечающими за содеянноеими или в отношенииих, закон выделил как привилегированные слои, так и неполноправные. Находившиеся в особом доверии у короля, его слуги и дружинники — антрустионы (новая знать) — обладали привилегией особой охраны их жизни, чести и телесной неприкосновенности. Более высокой защитой, чем рядовые франки, пользовались и римляне — королевские сотрапезники. Но галло-римское население, никак не связанное с королевской службой и новой иерархией, считалось стоящим ниже свободных франков. В самом низу условной социальной лестницы находились рабы: они приравнивались к имуществу в случае нанесенияим повреждений илиих убийства, браки с рабами или рабынями были или наказуемыми, или вели к потере собственного статуса. Незаконный отпуск на волю чужого раба рассматривался наравне с нанесением ущерба чужому владению и наказывался штрафом. К рабам в главном приравнивались литы — полусвободное население (попавшие в кабалу или прежние колоны). В отношении охраныих жизни и безопасности литы не отличались от рабов; неправомерный их отпуск на волю также считался преступлением. Преступления, совершенные рабами и литами, карались строже; к ним применялись пытки при расследовании. Социальные градации только в случае с несвободным населением были взаимосвязаны с имущественным положением. Различия в статусе свободных зависели исключительно от положения в военно-служебной иерархии и личной близости к власти.


Судебное право

Варварские правды, равно как и королевское законодательство, существовали в пространстве традиционной, пришедшей из догосударственных времен судебной организации. Судебные установления практически совпадали с органами общинного самоуправления, а в процессе укрепления государственности суд становился доминирующей функцией территориальных народных собраний.

Судебные собрания франков (и других германских народов) были двух типов. Первый, основной, — окружные под председательством особого старейшины — тунгина, а позднее — королевского графа. Второй — сотенные под председательством центенария, или сотника. (Со второй половины VII в. графы стали доминирующими руководителями собраний всех видов, хотя в эпоху Каролингов — с 811 г. — им предписывалось лично председательствовать только в особо важных случаях; в прочих — ставить своих назначенцев-викариев.) На собраниях могли присутствовать все свободные полноправные общинники, присутствие даже вменялосьим в обязанность под угрозой штрафов. Позднее бедняков стали освобождать от участия в судах, а еще позднее власть рекомендовала привлекать к собраниям по преимуществу «знатных, мудрых и богобоязненных» общинников — суд всех превратился в суд некоторых, в большей степени подконтрольных власти. Непосредственно судьями были не члены собрания, а особые традиционные знатоки права — рахинбурги; их правовое суждение одобрялось (или не одобрялось) народом. Окружные собрания созывались периодически — раз в шесть недель, сотенные — по специальному созыву. И разбирались на них разные по значимости дела: в окружных — наиболее важные (о свободе, о преступлениях, связанных со смертью, против королевской власти или королевских людей и т. д.); в сотенных — о движимом имуществе, о долгах, о штрафах. При Карле Великом окружные стали собирать всего до трех раз в год, а основными стали сотенные, находившиеся уже под контролем графов и состоявшие из части общинников — скабинов (позднее — шеффенов). Изменилсяи их характер: если раньше собрания проводились под открытым небом, что условно обеспечивало гласность и открытость разбирательства, его народную оценку, то теперь было постановлено, что суд должен происходить под крышей, «дабы из-за солнечной жары и дождя не забросили общественной пользы». Благое улучшение неминуемо оборачивалось более узким характером разбирательства.

Судьи-рахинбурги принимали на себя перед каждым процессом обязательство следовать доказательствам и «провозглашать право». Истецимел право потребовать от судей высказать решение (т. е. рассмотреть дело); за отказ от этого рахинбургов предписывалось, по Салическому закону, штрафовать. Значительный штраф (примерно равный плате за убийство) угрожал судьям и за неправовое решение, если это будет доказано. На общинные суды можно было принести жалобу в высшую инстанцию — королевский суд. Суд был единичным, именно королевским: здесь председательствовал или сам король, или его майордом во главе своих дворцовых советников и слуг. Позднее, при Каролингах руководителем дворцового суда стал пфальцграф (впрочем, дела знатных обязан был разбирать сам король). В эпоху Салического закона сотенный суд, как традиционный, считался как бы приоритетным: это был истинно народный суд. При Каролингах значение королевского суда возросло. Помимо этого, имелись также вотчинные суды, где судил крупный землевладелец, и церковные суды.

Процесс по всем делам был исковым, возбуждение жалобы или обвинения было частной инициативой общинника. Вызов в суд происходил при свидетелях. За отказ от явки угрожал штраф. Впрочем, неявка была, вероятно, фактом более распространенным: например, Рипуарская правда разрешала повторять вызов до 7 раз. Устанавливались и новые определенные сроки для повторной явки. В случаях невыплаты займа в ходу был арест имущества должника семью рахинбургами до судебного рассмотрения. Явка в суд истца и ответчика, обвинителя и обвиняемого должна была быть личной, суть жалобы или обвинения формулировал сам истец (возможно, даже по-латыни). После возражений ответчика собственно вершился суд. Суд шел в две условные стадии: вначале рахинбурги провозглашали обычаи (право) к делу, потом выносили суждение (приговор или решение). На суждение можно было возражать, но тотчас, «не переминая ноги». Собрание народа подтверждало криком суждение. Предполагалось, что это должно быть единогласно, но, разумеется, недовольное меньшинство заставляли умолкнуть.

Наличие или отсутствие реальных доказательств существенно влияло на ход разбирательства. Были безусловные доказательства, которые не подлежали оспариванию (поличное или королевская грамота при земельных спорах). Вору, застигнутому с поличным, привязывали украденное на спину и так вели на суд. Только в 560 г. преступникам, взятым на месте преступления, стали предоставлять слово в суде, до тогоих предписывалось умертвлять (если речь шла о тяжких действиях) без возражений. Были условно-объективные доказательства: жребий или присяга (соприсяжничество). По жребию определялись те, кто подлежал наказанию в случае массовых преступлений (если кого-то убили во время драки, бунта и т. п.). По Салическому закону коллективное вменение ограничивалось «скопищем» до 7 человек, вина остальных должна была быть конкретно доказана. Присягой можно было подтвердить или отвергнуть самые разные, но не очень значительные обвинения; наилучшим выходом было совместное соприсяжничество сородичей или общинников в «доброй славе и имени» обвиненного. В делах против несвободных или рабов доказательства исчерпывались показаниями под допросом (пыткой). Одним из распространеннейших доказательств был Божий суд — главным образом в виде ордалий. За отсутствием реальных доказательств для выяснения правоты того или другого участника прибегали к испытанию огнем, водой и др., считая, что Бог косвенно укажет на правого или виноватого. Германцы (не только салические франки) применяли ордалии нескольких видов: 1) «котелок» (когда испытуемому полагалось вынуть камень или кольцо из кипящего котла); от испытания можно было и откупиться за 1/5 положенного штрафа; 2) огнем (сунуть руку в огонь, пройти по раскаленным лемехам, взять кус железа в руки, для женщин — пройти в одной рубахе сквозь костер; по характеру ран судили о «вине»); 3) холодной водой (испытуемого опускали на веревке в чан или реку, если тонул — виноват); 4) крестом (вытянуть руку на богослужении, если, устав, опустил — значит, Бог не пожелал укрепить силы); 5) хлебом и сыром (втыкали обличенному в рот ячменный хлеб с сыром, если давился — виноват); последние два вида применялись в обвинениях против духовных лиц, особенно монахинь. Характер обращения к Божьему суду имел и судебный поединок. Салический закон его не упоминает, но в Бургундском он описан особо. Биться следовало лично, только женщины и старики могли выставить наймита, вначале только с щитом и батогом, позднее вошло в обиход и оружие. С IX в. знать стала биться на конях. Поединок шел до захода солнца, проигравший или убитый объявлялся виновным и подлежал наказанию. Наконец, важное место занимали свидетельские показания. Свидетели делились на случайных (т. е. судебных — свидетелей преступления или нарушения) и свидетелей факта, которых приглашали в расчете на будущее подтвердить заключение сделки, займа и т. д. (например, в Рипуарском законе, если сделку не заключали письменно, следовало пригласить 6 или 12 свидетелей — мальчиков, которым «для памяти» надрать уши). Свидетельствование считалось общественным долгом. За лжесвидетельство, за уклонение от участия в судопроизводстве на свидетелей мог быть наложен штраф. В случае же намеренного отказа от дачи показаний, помимо штрафа, свидетель объявлялся вне закона и, видимо, изгонялся из общины.

Исполнение судебного решения было делом истца. В случае отказа виноватого добровольно исполнить постановленное судом, можно было обратиться к помощи короля. Крайним средством принуждения было лишение виноватого «королевского покровительства»: тогда каждому, кто давал осужденному кров и пропитание, угрожал большой штраф. Решения по имущественным делам (изъятие вещи и т. п.) исполнялись графами, которые также несли личную ответственность за справедливость исполнения.


Преступления и наказания

Салический закон, как большинство иных варварских правд, был прежде всего сводом уголовных наказаний. Наказание по варварскому праву преследовало двоякую цель, что соответствовало двойному характеру предписаний и запрещений уголовного характера в законах: оно должно было искупить вину преступника в удовлетворение сородичей потерпевшего (чтобы предотвратить нескончаемую кровную месть или саморасправу), также оно должно охранить соблюдение «королевского мира», т. е. установленного и признанного властью общественного порядка. Поэтому главенствующим видом наказания становился выкуп (определенный как судебный штраф). Этот выкуп был больше или меньше по размеру в зависимости от общественной оценки значимости преступления: его характера, его последствий. Особый смысл заключался в назначении выкупа за убийство — он носил специфическое название вергельд. Вергельд выплачивался уже не самому потерпевшему, а его детям и боковым родственникам, а в случае отсутствия последних часть отходила в королевскую казну. К выплате штрафов (вергельда) мог быть осужден только полноправный свободный франк. В отношении несвободного населения (рабов, литов) применялись другие наказания: смертная казнь, кастрирование, битье плетьми и пытка. Но если и свободный общинник оказывался настолько беден, что не мог заплатить присужденного ему (а родственники не ручались за него и не помогали ему в выплате вергельда), то и франков предписывалось казнить смертью (видимо, через повешение). В чисто королевском праве в ходу были и другие, более жестокие наказания: «снять голову за неповиновение», выколоть глаза и т. п.

Уголовные предписания и описания отдельных преступлений в варварских правдах в особенности отмечены казуистическими подробностями, вероятно, важными для оценки совершенного судом. Например, при повреждении черепа описывалось, что тот «распадется на три части» или какая-то черепная кость упадет на щит так, что будет слышно через дорогу. Так же подробно и со спецификацией фиксировались разного рода побои и кражи. Это характеризует не только недостаточное развитие правового языка или абстрактных оценок в законах, но и особый подход к уяснению того, в чем же состояло преступление и, затем уже, степень его злостности, опасности. Так, нанесение одновременно трех смертельных ударов считалось за три отдельных убийства и, соответственно, иначе каралось (правило, характерное для ранних шведских законов в наибольшей мере). В общественной оценке преступлений был и еще один важный мотив: нарушение свободным некоего условного уровня поведения, признаваемого за достойное и честное, пусть и повлекшего преступление. Поэтому, например, за преступления в отношении детей или женщин назначались более высокие штрафы, чем за мужчин. Поэтому строже каралась всякая чрезмерность в преступлении, неестественность, разного рода сговор, особенно с рабами: «Позорно и ни с чем не сообразно, чтобы свободный человек вмешивался в чью-либо кражу или давал на нее свое согласие» (из Эдикта Ротари — 643 г.).

Возможные отношения с государственной властью еще не были объектом уголовно-правовой охраны. Салический закон вообще не знает таких преступлений, в Рипуарском измена королю влекла уплату высшего вергельда или смертную казнь. В Салическом законе наивысшая расплата ждала только за злоупотребление государственной должностью (лихоимцу графу грозила смерть) — это был единственный пример государственных преступлений. Все остальные карались штрафами.

Наиболее тяжким из прочих преступлений считалось разбойное нападение банды на дом (усадьбу), повлекшее убийство, — оно наказывалось самым большим известным Салическому закону штрафом в 1800 золотых солидов (Золотой солид равнялся 40 динариям, в эпоху Меровингов такова была установленная стоимость вооружения свободного франка, что примерно соответствовало цене небольшого стада коров). Штраф уменьшался в зависимости от социально-правового статуса потерпевшего. Вторым на лестнице штрафов преступлением стояло убийство. Штрафы за него различались в зависимости от статуса убитого (наивысший полагался за королевского дружинника — в 600 солидов, за простого франка — 200 солидов) или от других обстоятельств: «Каждый человек должен оплачиваться большим или меньшим вергельдом». Этими другими обстоятельствами были такие факты, которые показывали в глазах общества как бы особую злостность сделанного, желание скрыть преступление (бросить труп в колодец и т. п.), либо нечестность намерения (убийство женщины, ребенка); в таких случаях вергельд утраивался опять-таки в зависимости от статуса потерпевшего. Отягчающим обстоятельством считалось и убийство коллективное — «скопищем». Наказывалось и несвершившееся покушение на убийство.

К числу преступлений, в которых объектом преступного посягательства была личность свободного франка, относились членовредительство, избиение, оскорбление — все они штрафовались в зависимости от последствий. Предполагалось, что особо обидны такие действия, в которых ставилось под сомнение честное имя свободного среди соплеменников (обычное «обзываиие» наказывалось штрафом в 3 солида, но обвинение франка в дезертирстве или женщины в непристойном поведении — не доказанные — стоило десятикратно дороже).

Среди имущественных преступлений основное место занимала кража. Штрафы здесь зависели от значимости украденного, но также и от того, из закрытого или открытого помещения было украдено, со взломом или без, в сообществе или нет. Все это как бы определяло потенциальный злой умысел или его отсутствие. Специальные штрафы назначались за грабеж — неожиданное нападение и отнятие имущества. Грабеж дома приравнивался по штрафу к убийству. Наравне с грабежами преследовался и поджог, на том же уровне стояло и конокрадство (как особо опасное для военного ополчения преступление). Преступлением считалось и незаконное вторжение в чужое «огороженное место» или дом, заход на чужой луг или поле, покушение на кражу там. Законченное преступление (унес или увез украденное к себе домой) также утраивало штрафы. Помимо этого, во всех случаях предписывалось возмещать стоимость украденного или поврежденного имущества: винограда, скошенной травы и т. п. Таким образом Салический закон предусматривал одновременно и гражданско-имущественную, и уголовную ответственность. Особой квалификации подверглась кража чужих рабов и даже простое их сманивание.

Своеобразной чертой Салического закона было присутствие наказаний за преступления против нравов (хотя влияние церкви было еще слабо). Не только изнасилование, но и обычное прелюбодеяние «по обоюдному согласию» наказывалось существенными штрафами, сопоставимыми со штрафами за убийство римлянина или конокрадство. Даже сожительство с рабыней каралось уплатой штрафа ее господину. Кроме того, вступление в явный брак с рабом или рабыней влекло потерю свободы. Несвободных за такие преступления, кроме малых штрафов, кастрировали.

Отдельное место занимали преступления против правосудия, которые рассматривались как посягательства на основы общинного общежития и взаимной честности. Незаслуженное обвинение перед королевским судом, особенно в важных преступлениях, наказывалось наравне с покушением на жизнь. В этом же ряду стояло и подстрекательство к преступлениям, подкуп других для совершения теми злодейств. Наказывалось также пренебрежение правосудием: неявка по вызову истца, лжесвидетельство. В преследовании подобных преступлений, и особенно в мере наказуемости, с очевидностью проявилось стремление закона оградить не только реальные интересы людей, но и особые ценности общинной этики, которые варварским обществом ставились на высшее правовое место.

К концу правления Каролингов варварские правды постепенно вышли из правового обихода. Их заменило разветвленное королевское законодательство, ориентированное уже в большей степени на государственный суд. Однако правовые основы правд сохранились и легли в основание позднейшего права Франции и других стран под условным наименованием салического закона, требования которого (например, отстранение женщин от наследования) стали отправными началами даже будущего публичного права.


§ 24. Формирование правовых институтов феодального строя

Социальная сущность феодализма

В эпоху существования варварских государств у большинства европейских народов завершилось формирование нового социально-правового строя — феодализма. Большая или меньшая степень исторической продвинутости феодальных отношений (в зависимости от условий хозяйствования, общих исторических традиций, социальной обстановки разных народов) находила свое соответствие в уровне развития новых государственных форм. Развитие новой государственности и укрепление феодального уклада были более взаимосвязанными процессами, чем это было исторически при становлении древневосточного или античного общества. Феодальный уклад был в такой же степени порождением новых собственнических отношений в обществе, как и особых социально-политических связей, установленных государством, — частью в закрепление правопорядка, частью в собственных политических интересах. Поэтому начало эпохи феодализма стало особо значимым историческим шагом в жизни общества: право-государственный уклад становился действительно неразрывен со всеми иными формами социальных связей. Несравнимо большую роль в становлении нового уклада сыграли новые правовые институты. Они появились, с одной стороны, как историческое продолжение институтов и форм права, переданных эпохой Римской империи, с другой — как отражение новых явлений жизни. Становление феодализма — и как социально-правового уклада, и как государственного строя — в Европе не было еще одним вариантом самостоятельного исторического перехода от догосударственного быта к государственности: оно проходило на основе исторического наследия Римской империи и выработанных ею государственных и правовых институтов, под мощным влиянием этих институтов и форм, а возможно, было бы недостижимо без этого наследия и этого влияния.

Новые общественные, феодальные связи имели два своего рода уровня. Это (1) связи между лицами, занимающими каждый свое место в социальной иерархии, и это (2) связи между лицами и вещами, прежде всего по поводу основного богатства общества на той стадии развития — земли. Феодализм — это не только особый аграрный порядок (связанный со специфическими отношениями собственности, формами организации хозяйства и отчуждения феодальной ренты). И не только особое переплетение государственных и собственнических связей (когда страна как бы составлена из своего рода мини-государств, в которых владельцу принадлежит значительная часть государственных по смыслу полномочий в отношении подвластных ему людей). Феодализм — это еще и особые отношения между людьми, вырастающие до уровня государственных связей. Причем исторически вышло так, что формирование таких особых отношений между людьми предшествовало новым собственническим отношениям. На протяжении второй половины I тыс. (когда возникли варварские государства в Европе и в их государственных рамках шло становление нового строя) особые феодальные связи между людьми были к тому же важнее в общественном смысле, чем место человека в аграрном порядке и в иерархии собственнических отношений. И только к XI в. (времени формирования новых государственных традиций) связи между людьми и связи по поводу собственности соединяются в уклад зрелого феодального строя.

Место людей в аграрных отношениях могло быть задано и другими внешними факторами: военной службой государству и ее обеспечением (особенно важной в ту эпоху, когда едва ли не все проявления государственной деятельности в стране сводились к организации армий, сбору налогов и поддержке правильной юстиции), причастностью к распределению общегосударственных ресурсов, принадлежностью, наконец, к особым слоям общества — духовенству, церковнослужителям. В повседневной жизни вся эта множественность неизбежно принимала формы определенных, иногда даже единичных по значимости правовых установлений, связывающих ограниченное число субъектов — подчас даже только двух конкретных людей. И из этих конкретных правовых форм — через их воспроизведение во времени и повторение — постепенно рождался новый социально-правовой строй. Новые правовые формы и институты, рождавшиеся не только традициями юридической практики Римской империи, но порой и совершенно случайными жизненными обстоятельствами, стали теми кристалликами, которые скрепили порядки новой эпохи.


Вотчинный уклад и новые виды зависимости

Основа аграрного порядка будущего феодализма — вотчина-поместье (имея в виду не только территориальную единицу, но и всю совокупность производственных и непроизводственных отношений, с нею связанных) была сформирована в поздней Римской империи (villa) и передана общественному быту эпохи варварских государств практически в неприкосновенности. Помимо владельца виллы-поместья, его ближайших домочадцев, население ее составляли три различные правовые группы: рабы, вольноотпущенники и колоны. Рабы продолжали еще долгое время составлять количественно важную категорию населения поместий, причем к числу значимых источников рабства в эпоху варварских государств, помимо классических — войны и торговли, прибавилось рабство вследствие уголовного осуждения (при реальной невозможности выплатить огромные штрафы, или композиции, на которые ориентировалось варварское право). Возросло значение кабального рабства, самопродажи (по различным, и далеко не всегда чисто экономическим причинам); к рабскому состоянию, как правило, приводило и поступление в услужение. К V–VI вв. чисто рабский труд в поместьях практически исчез в странах Западной Европы (в абсолютно чистом виде его не было и в Римской империи). Рабов отпускали на волю, переводяих на положение работников, получивших от хозяина участок земли под условием выполнения тех или других повинностей и, что не менее важно, личных обязанностей. Вольноотпущенники (как и в Римской империи) не превращались безусловно в полноправное население. (Хотя были и такие, кто признавался вполне свободным и независимым, но, для этого процедура отпуска на волю должна была проходить перед лицом короля и в виде так называемого символического выкупа «за денарий».) Они должны были сохранять особого рода отношения с бывшим хозяином, сродни бывшему римскому патронату: выполнять бесплатно некоторые работы, предоставлять имущественную и финансовую помощь, в юридических вопросах или в общении с государственной администрацией они не могли действовать без покровительственного посредничества бывшего хозяина. Конечно, и со стороны бывшего хозяина предполагались некоторые обязанности, прежде всего в защите и в покровительстве своему бывшему подвластному. Еще более прочную основу такие отношения приобретали, когда вольноотпущенник получал землю в поместье бывшего хозяина: к зависимости материальной прибавлялась иная, основанная на обычаях и на юридических традициях. Статус вольноотпущенника был наследственным, и это означало, что создавалась особая промежуточная категория населения между рабством и свободой, связанная особого свойства чисто личностно-правовыми отношениями, причем со взаимными (хотя и неравнозначными) правами и обязанностями. Поддержание этих взаимных прав и обязанностей было в меньшей степени предметом внимания центральной государственной власти, нежели местной юстиции, в большинстве находившейся под контролем больших или малых владельцев поместий. На аналогичном с вольноотпущенниками положении находились и колоны, которые составляли значительную массу зависимого сельского населения со времени поздней Римской империи. В силу несколько большей свободы, которую предоставляли отношения колоната, они были распространены повсеместно в бывшей Римской Галлии, центральной Европе, на территориях соприкосновения империи с германскими народами. Самый статус колонов изначально определялих подвластность и правовую подчиненность владельцам земель, от которых они держали свои наделы.

В результате к VII–VIII вв. поместье-вилла уже стабильно распадалось на две условные части. Одна — хозяйская (Dominicum) — остававшаяся в нераздельном пользовании на основе прямого собственнического права, другая — разделенная на наделы (mansi) — переданная под условиями самых разных обязанностей или повинностей рабам, вольноотпущенникам и колонам. Наделы почти одновременно с процессом раздвоения поместья превращались в наследственные держания. Условия сохранения за собою этих наделов для разных категорий населения несколько различались: колоны у франков чаще платили работою, поскольку выплата оброка принижала статус, вольноотпущенники и рабы в большей степени обязывались к натуральным оброкам, по возможности и к денежным выплатам. Так сформировались новые личностно-правовые связи, оформленные индивидуальными соглашениями, феодальными обычаями, которые спустя некоторое время получат название серважа (от serve — подневольный), но которые значительно отличались от исторического рабства. «В этом состоянии, — обобщил правовые обычаи французский правовед XIII в. Бомануар, — не все люди находятся в одинаковом положении: имеются разные условия серважа. Ибо одни из подневольных так подчинены своим господам, что они могут распоряжаться всем их имуществом, имеют над ними право жизни и смерти, могут держать их взаперти как им будет угодно — за вину или без вины, — и ни перед кем не несут за них ответственности, кроме как перед Богом. С другими обращаются мягко, ибо при их жизни господа не могут ничего от них требовать… кроме их выплат, рент и повинностей, обычно платимых или за серваж».

Поместье-вилла стало общностью не только земель, но и людей; люди были неотделимы от земли. Власть господина, хозяина поместья, была единственно реальной в силу слабости тогдашней государственности, во-первых, и ее невмешательства в эти личностно-правовые отношения внутри поместья, во-вторых.

Коммендация. Ранние формы пожалований

Другие правовые формы приобретал процесс втягивания в правовую орбиту крепнущей феодальной вотчины свободного населения и зависевших поначалу только от государства общин.

Крупное поместье-вилла еще и потому становилось основной ячейкой аграрного строя и правовых отношений, что самостоятельное существование мелкого (крестьянского) хозяйства было практически невозможно тогда и по экономическим условиям, и, что более существенно, по условиям правовым и общесоциальным. Государственность была слишком слаба, чтобы защищать статус каждого сочлена общества, тем более признаваемых за не вполне полноправных. Социальная значимость лица была тем определенней и защищенной, чем большей собственностью он обладал, чем более людей находилось от него в зависимости.

Под влиянием самых разных жизненных условий мелкие владельцы земель, в том числе еще недавно вполне свободные общинники, разорвавшие связь с родом, были вынуждены искать социального покровительства у более значимых — экономически и в правовом отношении — людей. Теми объективно становились или владельцы крупных поместий-вилл, или представители государственной власти на местах. Переход под покровительство сопровождался оформлением взаимных обязанностей нового господина и нового подвластного. Эта правовая форма получила название коммендации (commendatio — вручение себя). Социально слабый субъект как бы «вручал себя» власти и покровительству сильного, что закреплялось грамотами с типовым содержанием такого рода: «…Всем известно, что я не имею чем кормиться и одеваться. Посему я просил благочестие ваше… отдаться и коммендироваться под ваше покровительство… на условии, чтобы вы помогали мне и снабжали меня пищею и одеждою, сообразно тому, как я буду служить и угождать вам; и пока я буду жив, должен буду нести вам службу и послушание свободного человека и не буду иметь права выйти из-под вашей власти и покровительства… Если один из нас захочет нарушить данное соглашение, то уплатит другой (столько-то) солидов, и соглашение это навсегда сохранится неизменным» (Турская формула, VIII в.). Коммендация устанавливала вовсе не частноправовой договор, пусть даже и неопределенной длительности и содержания. Покровительство выражалось нередко в том, что господин брал на себя почти все права государственной власти по отношению к подвластному, в том числе и защиту его от государства («Чтобы отныне вы имели полную свободу делать со мной все, что вы полномочны делать со своими прирожденными рабами, а именно: продавать, выменивать, подвергать наказаниям»). Широкое распространение отношения коммендации получили в VIII–IX вв., видимо, с временным усилением государственного регулирования на этот счет. В Каролингском королевстве издан был специальный капитулярий (847 г.), которым предписывалось каждому свободному человеку выбрать себе сеньора. В наиболее мощных государствах Британии аналогичные законы (930 г.) предписывали каждому вступить под покровительство знатного — глафорда.

Коммендационные отношения касались не только личной службы или других обязанностей. В том случае, когда основным достоянием и богатством коммендирующегося была земля, надел, покровительство означало включение подвластного в структуру поместья-виллы путем обратной условной передачи ему его надела в прекарий (precarium — переданный по просьбе). Отдающийся под покровительство отныне был уже не полноправным владельцем своего надела, а временным или пожизненным пользователем. Условиями этого пользования становились выполнение личных или натуральных повинностей.

Конкретное содержание таких отношений господина (им мог быть и коллективный собственник — монастырь, епископия) и нового подвластного зависело от той или иной формы института прекария. Прекарий данный (р. data) означал закрепление передачи надела (возможно, и небольшого поместья) тому, у кого ранее не было его в реальном владений, либо он его лишился, под условием несения повинностей наравне с прочими несвободными держателями. Такой прекарий следовало возобновлять каждые 5 лет, либо собственник имел право изгнать прекариста с земли. Прекарий возвращенный (р. oblata) означал закрепление повинностей и службы за тем, кто сам (вынужденный жизненными обстоятельствами) передавал надел более крупному владельцу и получал его обратно под обязанность выкупить в течение нескольких лет (обычно семи); если этого не происходило, то он считался полностью и навечно перешедшим во владение крупного собственника.

Наконец, прекарий с вознаграждением означал получение большего по размерам, чем свой прежний, надела (на церковных землях обычно втрое, включая собственный) под обязанности традиционного держателя земель, но с гарантией под потерю собственного поместья или надела.

Прекарные отношения создавали особую личностно-правовую связь с крупным владельцем земли и в значительной степени высвобождали из-под власти государства. Так, например, в IX в. в Италии распространение прекария стало средством избежать обязательной в империи Каролингов воинской службы свободных: подвластные были от нее освобождены. В правовом отношении прекарий был завуалированной формой кредиторства под различные условия. Но главнейшим итогом его становился прочный патронат со всеми вытекающими отсюда следствиями в отношении нового подвластного.

К несколько меньшей зависимости, не связанной с полной утратой личных прав и собственного статуса, вело получение земель в бенефиций (в благодеяние) от крупного владельца, обладавшего не только особым земельным богатством, но и особым правовым статусом (от короля или епископа, монастыря и т. п.): «Тот, кто получит бенефиций от человека, которому он коммендирует себя, должен будет оказывать ему все то повиновение, которое подобает от людейих сеньорам». Это, помимо прочего, был еще один исторический путь правового подчинения мелкой собственности более крупной, включения все большего числа ранее индивидуально независимых лиц в орбиту связей поместья-виллы либо — на тех же формальных основаниях патроната — королевского домена.

Сосредоточение мелких владельцев, собственников и зависимого населения вокруг крупных обладателей было обусловлено еще и теми особыми правами, которые получали от центральной власти эти магнаты, — неприкосновенностью, административной независимостью, иммунитетом.


Феодальный иммунитет

Вообще само понятие иммунитета и связанных сним правовых реалий принадлежит еще Римской империи — от лат. immunitas (свобода от munitas — повинностей). Такой свободой наделялись, во-первых, императорские поместья, а во-вторых, поместья-виллы частных лиц, тем или иным образом снискавших себе особые привилегии по императорскому указу. В эпоху варварских королевств (до становления в них собственных принципов правового регулирования отношения собственности) франки, германцы приобретали себе иммунитетный статус тем, что (1) становились владельцами бывших римских поместий, ранее обладавших иммунитетными привилегиями, (2) получали от короны в собственность или в держание бывшие королевские (императорские) поместья, (3) получали заново специальные привилегии, иногда связанные не только со свободой от повинностей финансового порядка. Поскольку финансово-податная система была в значительной степени унаследована от империи, то прежние иммунитетные привилегии просто вписывались в новый административный режим.

С самого начала более широким стал иммунитет церковных владений. Церковь признавалась вправе освобождать своих приверженцев, служащих и подвластных от финансовых и натуральных повинностей в пользу государства, осуществлять в отношении них судебную власть и общее управление их делами. Такие права не касались воинской обязанности, обязанности нести сторожевую службу и участвовать в постройке мостов. Все судебные штрафы, полагавшиеся за те или иные провинности, шли в распоряжение иммуниста — монастырю, вотчиннику и т. п.

Иммунитет мог иметь или всеобщее значение, или касаться только конкретных привилегий или определенных сторон вотчинных прав. Так, в Германии вошло в практику пожалование иммунисту частичного королевского банна, т. е. доли королевских полномочий в отношении конкретного владения или группы владений: охотничьих, рыночных, судебных. Такое право осуществлять в свою пользу сборы и права, шедшие ранее в королевскую казну, способствовало обогащению иммуниста и возрастанию его значения в подчиненной округе. С иммунитетными правами приобреталась, по сути, полноценная власть над округой, которая как бы сливалась с персональным владением, вотчиной.

Внешнее содержание иммунитета состояло в том, что, передав исполнение тех или иных функций вотчиннику, верховная власть запрещала своим местным агентам, управителям, вмешиваться в осуществление этих полномочий и, по существу, выводила из-под их контроля часть территории. «Мы постановляем, — гласила одна из типичных иммунитетных грамот меровингской эпохи, — чтобы ни одно государственное должностное лицо не позволяло себе вступать в эти земли… Мы воспрещаем вам, наши уполномоченные, вступать в эти владения». Иммунитет оформлялся обычно двумя грамотами, издававшимися «для мира и порядка» (Эдикт Хлотаря, 614 г.). Одна грамота выдавалась иммунисту, причем считалось, что это — привилегия строго личная и ее переход по наследству составляет предмет для последующих правовых решений и специального узаконения (хотя могли быть и изначально «вечные» иммунитеты). Другая направлялась в адрес местных управителей, с тем чтобы реально сократитьих полномочия — в позднейших королевствах обычно это было предписание графу, причем с конкретным перечислением тех прав, которые он более не имеет возможности осуществлять на землях иммуниста: «Ты не должен больше вступать в пределы данного владения, не будешь разбирать их тяжбы, ни взымать судебные пени, ни собирать налоги, каковы бы они ни были, ни производить реквизиции; ты не будешь там более пользоваться правом крова и продовольствия [т. е. постоя в домах], ни прибегать к принудительным мерам по отношению к кому бы тони было, ни требовать военного сбора…»

Иммунитет был своего рода подразумеваемым договором: королевская власть отказывалась от осуществления ею государственных полномочий в пользу иммуниста, а тот как бы брал на себя все государственные дела, повинности и обязанности с этой территории. По-видимому, и выгоды были взаимными, ибо все это находилось строго в рамках наличной служебной и государственной иерархии. Иммунитеты выдавались всегда только по личной просьбе и только крупным землевладельцам. Корона отказывалась только от пользования своими правами, но вовсе не прекращала действия самих этих прав на той или другой территории. Выдача иммунитета подразумевала, что между короной и владельцем установились особые отношения взаимного признания прав и обязанностей, верховенства и подчиненности. Эти отношения строго личного свойства получили название сюзеренитета-вассалитета.


Вассалитет

Рождение вассальных отношений также произошло в социально-правовом строе Франкской империи. Одним из самых древних известных вассалитетов считается факт отдачи в покровительство королю франков герцога Тассильона III (VIII в.), который передал себя «в руки короля», обещая верность. Оформление вассальных обязанностей и, соответственно, принятие на себя другой стороной прав и обязанностей сюзерена осуществлялось актом наложения руки (hommage). Это личное подчинение дополнялось религиозной клятвой в церкви, в присутствии священнослужителей.

Обычно вассальное подчинение принимали на себя (1) те, кто жили в семействе короля (в его дворце) и исполняли различные дворцовые службы или миссии, если были свободными лицами; (2) те, кто были снабжены поместьями или доменами за счет и внутри королевского домена; например, графы обязательно становились вассалами королей, принимая на себя управление и начальствование территорией королевства.

Первоначально (вторая половина VIII в.) вассалитет означал лишь своего рода отрицательную верность сюзерену: не причинять вреда, уважать жизнь, имущество короля (или другого), не совершать действий, «колеблющих королевство». В эпоху каролингской империи утвердился принцип положительной верности: главное в обязанностях вассала — исполнять королевские указы, участвовать в армии как подчиненные воины. Ближайшие вассалы (из состава дворца), кроме того, как правило, обязывались лично служить королю, помогать ему «советом и делом» в управлении. Допускалось, что в случае нарушения вассальной присяги, преступлений и т. п. мог быть суд сюзерена над вассалом (однако запрещалось наказывать вассала палкамиили иным битьем, что отличало их от несвободных подвластных). Суд должен был проходить и осуществляться при участии других вассалов того же сюзерена. Мог быть и суд вассала против сюзерена (сеньора), если были обоснованные подозрения в том, что господин хочет убить, побить дубиною, опозорить жену или детей вассала, отнять его имущество. Сюзеренно-вассальные отношения как бы смешивались с прежними родственными и патронатными: выкуп за убитого вассала мог получать и его сюзерен-покровитель.

Примерно с XI в. вассалитет стал означать признание и иммунитетных полномочий сюзерена, если речь шла не о короле, в отношении и вассала, и территории его: «…Не умалять, т. е. не посягать на имущества и владения сеньора (тайну его замков), на его персону и его честь, его прерогативы, если он исполняет права публичной власти». В развитие прежних традиций прекария-бенефиция другой стороной вассалитета было пожалование сюзереном во владение фьефа, манора, лена (во Франции, Англии, германо-итальянских землях соответственно). С XII в. на эти земли стал составляться письменный акт — инвентарь, который становился правовой формой заключения вассальных отношений. Соединение лично-служебных отношений с признанием взаимных прав по поводу земельной собственности — пожалованной вотчины (одному — номинальное господство, другому — реальное, полезное) — с одновременным встраиванием этих отношений в распределенную систему государственной власти на основе иммунитетов и означало завершение исторического становления нового порядка — феодализма. В отличие от государственно-распределительной системы древневосточного общества и античного полурабовладельческого уклада феодализм включал в государственный быт значительно большее количество людей (в том числе и в правовые отношения по поводу собственности). В этом и состоял исторический шаг в развитии общества новой эпохи.


§ 25. Раннефеодальная государственность в Британии

Образование варварских королевств

Коренное население Британии — бритты (кельты) — к началу I тыс. находилось под господством Римской империи. Разрозненные племена переживали стадию формирования у них надобщинной администрации. Включение бриттов в налоговую и военно-служилую систему империи ускорило и видоизменило этот процесс. С распадом Римской империи «жители острова Британии соединились с некоторыми кельтскими народами, чтобы отложиться от римской власти и, не повинуясь более римским законам, жить по собственному усмотрению, — записал немного позднее этих событий летописец. — Итак, британцы взялись за оружие, освободили свои общины от угрожавшихим варваров» (Зосим. Римская история. VI. 5). Военная борьба за самостоятельность к IV–V вв. продвинула процесс усиления власти военных вождей и начал военно-демократического строя.

В середине VI в. самостоятельное развитие бриттских общин было прервано: с континента вторглись германские племена англов, саксов и ютов. Вековая борьба с вторжением (оставшаяся в мировой культуре мифами о рыцарях «круглого стола» и короле Артуре — полулегендарном вожде Амвросии, около 500 г.) окончилась поражением. В Британии установилось господство англосаксов. Однако еще в VII в. сохранялись обособленные племенные объединения (королевства) бриттов.

Англосаксонские завоеватели находились только на стадии надобщинной администрации, у них не было королевской власти, а первые предводители были более вождями, древнегерманскими герцогами. Немногим на более высокой стадии развития в политическом отношении были и бритты. Образовавшиеся к VI–VII вв. объединения были только протогосударствами варварского типа. Однако (в отличие от вестготов, франков или лангобардов в Европе) почти отсутствие влияния римских государственных институтов предопределило слабость государственных начал. Только в VI в. появляются первые короли с почетными правами, подчиненныеим дружины. Важную роль в ускорении государствообразования сыграло распространение христианства в Британии (591–688 гг.). Оторванность от римского центра с самого начала сделала для британских епископов более важным покровительство королей. В конце VII в. церкви было предоставлено освобождение от налогов и повинностей, другие привилегии.

К началу VII в. в Южной Британии сформировалось 19 протогосударственных объединений со своими «престолонаследиями». Постепенно наибольшее влияние и значение приобрели 7–8 протогосударств — самыми крупными и устойчивыми были Нортумбрия, Мерсия, Эссекс, Уэссекс, Кент (различавшиеся еще и этнически). Временами королевства признавали доминирование одного из них в общем условном союзе, главы таких временных объединений принимали особый титул брэдвальда. Но в целом Британия составляла т. н. «семикоролевье» (гептархию).

В рамках гептархии на протяжении VII–IX вв. постепенно завершился процесс перерастания протогосударств в ранние государственные образования. С одной стороны, этот процесс был выражен в росте прав и значения королевской власти. Если в VII в. королей рассматривали как одного из членов племени, посягательство на которого — вид родовой «обиды» и должно быть выкуплено, то к VIII–IX вв. за королями признаются уже зачатки публичных полномочий: право приказывать, карать, судить, руководить общинными властями и своими порученцами. Признается особое право королей покровительствовать — в результате этого формируется особый круг (ближних и дальних) приближенных королей, занимающих особое место в обществе, по-особому охраняемых правом. Узурпируя родо-племенные права, короли производят пожалования — прав, а потом и земель. С другой стороны, процесс становления ранней государственности выражался в появлении государственной организации: администраторов, налогов, принудительной власти. Особо важное значение в становлении ранней администрации имела церковь: в силу особых связей с королями церковным руководителям доверяются многие публичные функции. Одновременно формировались королевский двор и иерархия военно-служилых чинов, которым доверяется управление на местах и выполнение королевских поручений, сбор налогов. В VIII в. за королями признается безусловное высшее право (сродни прежнему римскому imperium) повелевать. Королевское законодательство становится постоянной функцией власти. На рубеже VII–VIII вв. в связи с ростом законодательного регулирования расширилась сфера государственного (королевского) суда, запрещались действия без суда. Вышли из употребления народные собрания и другие пережитки военно-демократических порядков.

К началу IX в. политическое лидерство в Южной Британии перешло к наиболее мощному из гептархии королевству — Уэссексу. В правление короля Эгберта (802–839 гг.) королевство добилось гегемонии над всеми другими. Такое доминирование обеспечило ускоренное становление государственной королевской власти: возвышение короля уже и над родовой и территориальной знатью, введение в право наивысших наказаний за посягательства на короля. Для единого правителя при помощи церкви вводится процедура помазания на царство (сродни франкам) — король отныне символизирует правителя Божией милостью с соответствующими верховными правами в отношении всех подданных. Окончательное укрепление государственности пришлось на конец IX — сер. Х в., когда сложилось единое Англосаксонское королевство с новой социальной иерархией и упрочившейся ранней территориальной организацией (взамен племенных объединений).

Начало феодализации общества

До VII в. сформировавшееся в итоге завоевания германо-кельтское общество было слабо дифференцировано. Наряду со свободными общинниками древние законы упоминали полусвободное население и рабов — что было типично для германцев на стадии догосударственного быта. Практически отсутствовали столь исторически важные для процесса феодализации на континенте частные земельные владения — поместья, виллы и т. п. Социальное расслоение не предвосхищало образование государственной иерархии, а происходило по крайней мере параллельно с ним, иногда в наибольшей степени завися от политики власти, — в этом была одна из показательных особенностей формирования раннефеодальной государственности в Британии. С VII в. фактором, усугубившим социальное и этническое разобщение, стала церковная организация: христианство ранее других приняли германские племена, а местные народы долго сохраняли пережитки язычества и кельтских верований.

В период протогосударств официальное расслоение, обусловленное местом в военно-дружинной иерархии и близостью к королям, дополнилось размежеванием на основе земельных владений. Земля считалась как бы общим достоянием (folkland), право распоряжаться которым постепенно присвоили себе короли. С VII в. в практику вошли земельные пожалования от имени королей членам вначале своего рода, а затем и пользующимся покровительством короля (bokland). Эти пожалования предоставлялись под условием выполнения определенных обязанностей государственного и личного характера (сродни континентальному бенефицию). Пожалование сопровождалось утверждением за получателем (таном) некоторых иммунитетных прав, налоговых и судебных полномочий над полученной землей и предоставленными ему во власть людьми. «Закон тана состоит в том, чтобы он пользовался своими правами, полученными по грамоте, и исполнял три обязанности со своей земли: участие в ополчении, в восстановлении крепостей и в строительстве мостов» («Трактат об управлении», Х в.). Наиболее значительные пожалования были адресованы церкви, которая, в свою очередь, образовала как бы вторичный круг зависимых от нее держателей. Но в силу признанного патроната над церковью короли стояли бесспорно во главе всей образующейся иерархии собственнических и служилоличных связей.

В IX — Х вв. наиболее постоянные пожалования превращаются уже в вотчины (маноры), в которых наряду со свободными живут и зависимые крестьяне-гебуры. Бывшие свободные крестьяне перешли на положение генитов и обязывались исполнять поземельные повинности, платить натуральные налоги, «укреплять господский дом, принимать приходящих в деревню, платить церковную подать и милостыню, нести охрану и конную охрану, ездить с поручениями, куда будет приказано». Гебуры были заняты на барщине по нескольку дней в неделю, а кроме того, исполняли и натуральные повинности. В IX в. начали вводиться запреты на переходы земледельцев с одного владения на другое. В Х в. закон предписал всем свободным принудительную коммендацию: каждый должен был избрать себе глафорда (господина, покровителя), с которым установить вассальные отношения. Отдельные королевские полномочия, особенно судебные и финансовые, стали передаваться держателям крупных вотчин-маноров в праве иммунитетных привилегий.

В период расцвета Англосаксонского государства под влиянием правовой политики королей там сформировался своеобразный сословный строй, в равной мере основанный на традиционных привилегиях знати и на различии поземельных прав. Высший слой составляли великие таны (богатые вотчинники и влиятельные дружинники); они, как правило, располагали собственной юрисдикцией, что было важнейшим из их феодальных прав. Наравне с ними (по правовому положению, охране жизни и чести, поземельных прав, по финансовым и судебным привилегиям) стояли епископы и аббаты, держатели крупных земельных пожалований церкви. Второй по значимости социальный слой представляли местные таны — держатели земель от короля, обязанные нести военную службу. Сходным правовым статусом обладало и местное священство. Все они — великие таны, духовенство, таны-рыцари — объединялись в общее понятие знати — эрлы. В этом отношении они противополагались мелким землевладельцам — кэрлам, которые хотя и обладали собственными землями, но не стояли в прямой зависимости от короля и потому находились под руководством местной знати. Впрочем, и эрлы, и кэрлы в равной мере могли располагать правами патроната в отношении подвластных (разумеется, разной значимости), им могли коммендироваться и т. д.

Феодализация англосаксонского общества и государства была своеобразной. Более значительным, чем в континентальной Европе, здесь оставался слой самостоятельных держателей земель. Иммунитетные права в большей мере использовались для передачи управления и суда на места в общегосударственных нуждах, нежели для феодальной обособленности. Это предопределило и особенности ранней государственной организации сравнительно с другими варварскими королевствами: слабое развитие королевского централизованного управления и, с другой стороны, раннее обособление местного управления и судов.


Ранняя государственная организация

По своей внутренней организации Англосаксонское государство было в целом родственно варварским королевствам континентальной Европы: государственно-политические отношения сосредотачивались в институте королевской власти. Лично-служебные отношения с королем как высшим покровителем, лордом, номинальным обладателем общегосударственных земель подменяли в немалой степени отношения государственно-административные и правовые.

Король считался носителем высших полномочий, его личность и права пользовались особой охраной права. Ему безусловно принадлежала законодательная власть, право высшего суда, право назначения должностных лиц, которым население обязано было повиноваться. От имени короля и под его гарантию происходило наделение землями из общественного фонда — главным образом церкви и частным владельцам. Из этого права короля распоряжаться землями страны вытекали его особые прерогативы: верховное распоряжение гаванями, пристанями, большими дорогами, копями; исключительно короне принадлежали клады, потерпевшие крушение корабли. Одним из важнейших в хозяйственном отношении и выгодным в экономическом было исключительное право короля на все леса страны. Королю принадлежало право на труд населения, т. е. на привлечение к общественным работам, право на конфискованное имущество. Из верховных полицейских полномочий короля по поддержанию общественного порядка произошло право на сбор пошлин в пользу короны (прямых налогов в королевстве не было). Короли осуществляли патронат над церковью, вследствие чего могли вмешиваться и во внутренние дела церковных округов, в назначения на церковные должности. Имущество короля подлежало большей правовой охране, чем имущество других сословий. Власть королей не была, однако, полностью наследственной: наделение нового короля государственными полномочиями имело вид избрания его верхушкой высших сословий страны.

Королевский двор был практически единственным институтом централизованного управления в стране. Но его структура и взаимодействие с должностными лицами на местах были развиты слабо. Всего во дворце насчитывалось до 24 более или менее стабильных чинов-должностей. Однако большинство из них были почетными титулами для знати, нежели оформившимися функциями центральной администрации. Двор (дворец) составляли главным образом королевские министериалы-дружинники, связанные вассальной верностью и покровительством короля; они выполняли основную массу текущих государственных дел. Стабильные административные функции принадлежали маршалу, ведавшему королевскими конюшнями и вследствие этого конной дружиной, гофмейстеру — управляющему дворцом, кравчему — ведавшему королевским столом и, соответственно, поставкой натуральных припасов. Наиболее существенную роль в общегосударственном управлении из всего двора играл капеллан (из духовных лиц), в подчинении которого был штат писцов и своего рода дворцовая канцелярия. Советники из духовных вообще имели особое и большое влияние при королевском дворе.

В важнейших политических и государственных делах традиция и система лично-феодальных связей обязывала королей опираться на совет знатных — уитанагемот. Совет сложился достаточно поздно, как бы заменив собой архаичные военно-народные собрания, но его роль и значение были иными (сам термин «уитанагемот» появился лишь в Х в., до этого — «гемот»). Уитанагемот не считался выборным органом, а был как бы представительством народа («равных танов»). Формально на совет могли прибыть вообще все таны страны, но реально участвовали приглашенные королем. В VIII–IX вв. число приглашенных не превышало 30 человек, в Х в. иногда доходило до 106, как правило, одних и тех же людей. Это были епископы, члены королевского двора, представители короля на местах; в Х в. более половины составляли рядовые таны — министериалы и дружинники короля. Только с согласия уитанов король мог начинать войну, а главное — передавать земли в частное обладание (такие грамоты обязательно подписывали уитаны). Совет не был органом управления, не имел влияния и на королевское законодательство. Считалось, что великие таны и высшее духовенство могут судиться только при участии такого совета. Наиболее существенным из государственно-политических полномочий совета были право на одобрение королевских назначений в высшие церковные должности и одобрение занятия престола новым королем; реально в Х в. влияние на избрание короля уитанагемота было незначительным. Со временем деятельность уитанагемота стала как бы гарантией невмешательства короля в местные дела и в полномочия местных должностных лиц.

Основой военной организации оставалась всеобщая воинская повинность для свободного населения, имеющего землю. За неявку на смотр или для участия в походе по призыву короля взимался значительный штраф в королевскую казну. В Х в. ополчению был придан в большей степени феодальный характер: лично служить обязывались таны, имевшие не менее 5 гуфов (около 150 га) земельных владений; из них формировались конные или тяжеловооруженные войска. Остальное население разделялось на сотни, и с каждой сотни представлялось некоторое количество воинов за общий счет.

Местная администрация строилась одновременно на принципах и традиционного самоуправления, и должностных полномочий назначенных королем особых лиц. Примерно с VIII в. в королевстве стали образовываться округа для военных, судебных и полицейских («охранение мира») целей. С конца IX в. сформировались графства (shire) как основные территориальные единицы управления. Ко времени расцвета Англосаксонского королевства насчитывалось 32 графства, несколько различавшихся по своему статусу в разных частях Англии.

Во главе графства от имени короля ставился элдормен (герцог, граф). Это был представитель знати, обычно местной, с полномочиями вице-короля. Он снаряжал войско и руководил сбором ополчения, он председательствовал в судебных собраниях графства, он обладал высшей в графстве полицейской властью, в т. ч. имел права регулировать отношения лиц разных сословий. Вторым лицом в графстве был шайр-герефа (от shire-gerefa, позднее отсюда «шериф»). Он формально подчинялся элдормену, однако прежде всего представлял короля в управлении его имениями и осуществлял от его имени судебные функции. Шайр-герефа ведал финансовыми и личными делами короля в подчиненном округе, взимал в пользу короны судебные штрафы, ведал розыском преступников и вообще поддержанием общественного порядка. Одной из важнейших функций будущего шерифа уже тогда был надзор за королевскими лесами. Шайр-герефа председательствовал в суде сотен, руководил деятельностью выборных судей (присяжных).

Самый низший уровень территориальной администрации представляли сотни (с Х в.), управлявшиеся фогтами или герефами; в разных местностях звались они по-разному и обладали разными полномочиями.

Англосаксонские законы

Ранние законы — древнейшие записи правовых обычаев — возникли у англосаксов еще на стадии протогосударства, что было вполне типичным для варварских правд. В отличие от континентальной Европы появление таких записей законов было исключительно делом королевской власти. Записанные в этих законах правила, предполагалось, были и адресованы только королевским судьям. Со сменой власти утрачивалось и значение прежнего законодательства, и следующий король заново издавал важнейшие постановления для судов, повторяя, развиваяили изменяя нормы, установленные его предшественником. Так, в законах короля Альфреда Великого (IX в.) было прямо сказано: «Не решился я предать записи большое количество собственных своих постановлений, ибо неизвестно мне, придутся ли они по душе тем, кто будет после нас».

Поэтому древние англосаксонские законы, несмотря на многочисленность записей, узки по содержанию. В них в основном регулировались положение и привилегии церкви, прерогативы, вытекающие из королевского покровительства, в том числе в наделении земельными владениями. В главном же законы содержали перечни санкционированных королевской властью штрафов и выкупов за отдельные преступления и правонарушения — без какой-либо определенной систематики и придерживаясь типичного для варварских правд казусного принципа. Очень редко и случайно в законах было что-то затрагивающее семейный быт, семейные имущественные отношения, наследства.

Одними из самых древних были Законы короля Этельберта (начало VII в.), составление которых было взаимосвязано с утверждением в Британии католического христианства. На первом месте поэтому в этих законах (всего в них 90 статей) стояло преследование нарушений «церковного мира» и посягательств на церковное имущество: за это полагалось многократное возмещение в зависимости от важности потерпевшего и стоимости украденного (максимально в 11 раз). Королевская власть еще не пользовалась, по законам, публичными привилегиями. Преступления против нее (кража королевского имущества, посягательства на королевских людей, нарушение мира в присутствии короля и т. д.) карались штрафами вдвое или втрое против обычного в качестве «возмещения господину».

Жизнь, достоинство и имущество людей охранялись в зависимости от того, под чьим «покровительством» они находились: короля, эрлов или кэрлов. Соответственно увеличивались штрафы за убийство, изнасилование служанок, связывание и т. п. Основой для исчисления значимости преступления был установленный за убийство свободного человека выкуп — вергельд в 50 шиллингов (цена хорошего стада или рыцарского вооружения). За преступления в отношении полусвободных (лэтов) или рабов выкуп уменьшался, за более тяжкое преступление (убийство на чужом дворе при разбое) увеличивался вдвое. Помимо возмещения родственникам потерпевшего или ему самому, в некоторых случаях еще особый штраф шел королю. Наказывались также членовредительство, нарушение неприкосновенности чужого владения, порча чужого имущества. Особенностью древнего права англосаксов было то, что предусматривалась специфическая ответственность для женщин «за бесчестящие ее поступки» и что по размеру штрафа женщины приравнивались к мужчинам за преступления в их отношении. Законы специально оговаривали имущественные права женщины в семье, при рождении детей, предусматривалась даже возможность уйти из семьи мужа с детьми, забрав половину имущества.

Наиболее развитыми и подробными были Законы короля Альфреда (IX в.), при составлении которых были использованы предыдущие судебники, в том числе древние законы короля Уэссекса Инэ (VII в.). Законы начинались особым введением из Библии, и вообще в них было немало ссылок на справедливость и церковные требования. Церковь по этим законам обладала особыми привилегиями: признавалось неприкосновенное право убежища в церкви, защита церкви в случае непредусмотренных прямо в законах преступлений уменьшала наказание, преступления, взаимосвязанные с нарушением церковных правил, напротив, карались вдвое строже.

В наказаниях за преступления основой определения ответственности оставалась древняя композиция (выкуп). Наряду с ней законы предусматривали и смертную казнь (если усматривалось посягательство на права короля), и членовредительные наказания (за кражу в церкви). Значительнее стали размеры возмещения (англосаксонское право отличалось в этом отношении от континентального): в зависимости от сословной принадлежности штрафы за убийство составляли 1200, 600, 200 (за рядовых кэрлов) шиллингов. Соответственно пропорционально назначались штрафы за оскорбление, нарушение семейных устоев, незаконные наказания, заключения в тюрьму и т. п. В случае отсутствия родни половину композиции получал король, т. е. это было уже не только возмещение, но и публичное наказание за нарушение порядка. Повышенная ответственность назначалась за групповые преступления (даже участие в шайке, совершившей что-либо), за организацию беспорядков с оружием. Законы Альфреда внесли значительное новшество в наказания за имущественные преступления: за любую кражу, исключая кражу людей, определялся теперь единый по размеру штраф. Особо регулировались правонарушения, связанные с использованием лесов: за кражу деревьев платили «поштучно», убийства «во время общей работы в лесу» считались неумышленными и не карались.

В законах Альфреда регулировались уже и ситуации, связанные с феодальными отношениями. Переход в покровительство другого господина требовал разрешения элдормена графства, недозволенный прием чужих людей расценивался как значительное преступление. Вассал обязывался сражаться на стороне господина, но и господину вменялось в законный долг выступать на стороне своих людей против чужих. Запрещалось поднимать оружие против своего господина. Для свободных людей устанавливалось до 30 дней в году, когда запрещалось работать (по церковным праздникам), для несвободных — до 4 дней по постам, чтобы они могли почтить святых по своему усмотрению.

Еще одной особенностью англосаксонских законов было то, что в них почти не регулировалось судопроизводство. Суды (сотни и графства) руководствовались в главном традициями и обычным правом, а также общим мнением собрания танов (которые и вершили суд). В королевский суд можно было обращаться только в исключительных случаях: «Никто да не идет к королю с тяжбою, кроме тех случаев, когда ему отказано в суде или когда он не может добиться своего права».


Датское завоевание

С конца VIII в. Англосаксонское государство начало испытывать опустошительные набеги норманнов-датчан. Северо-восток страны уже в IX в. был в значительной степени под их властью, датчане ввели там свои законы и порядки. Соответственно борьба с датчанами способствовала централизации и усилению королевской власти и военной организации коренной Англии. В конце Х в. набеги датчан (ранее отраженные при короле Эдгаре) усилились, и Англосаксонское королевство подпало под власть единой монархии Дании, Норвегии и Англии. Расцвет нового государства пришелся на правление короля Кнута (1016–1035 гг.). В целом организация нового королевства сохранила принципы варварского государства, но, борясь с сопротивлением местных феодалов, датчане существенно усилили регулирование межфеодальных отношений и военной службы. По законам Кнута устанавливались незыблемые королевские прерогативы, ответственность за неправосудные решения. По всем уголовным делам повышалась ответственность лиц высших сословий. Было установлено, что целый ряд преступлений (тайное убийство, поджог, измена) впредь не подлежат выкупу и должны жестко караться. Вводились точные нормы вооружений для феодалов и ополченцев разного класса.

Вскоре после смерти Кнута Датское государство распалось. Английский престол вновь занял король англосаксонской династии. Но само королевство уже начинало ослабевать.


§ 26. Развитие феодальной государственности в Англии

§ 26.1. Ленная монархия XI–XIII вв

Образование новой монархии

Началом нового английского государства стало нормандское завоевание Британии во второй половине XI в. В 1066 г, нормандский герцог Вильгельм (Сев. Франция) во главе рыцарских дружин вторгся в Британию. В битве при Гастингсе были разгромлены войска последнего англосаксонского короля Гарольда, и в течение нескольких последующих лет Южная и Центральная Британия были подчинены завоевателям. Земельные владения англосаксонской знати были конфискованы и в большинстве переданы норманнам, основные богатства сосредоточились в руках короны, в том числе почти все города. Политическая власть перешла к выходцам из Нормандии. Однако пришельцы продолжали властвовать и жить в главном по старым традициям и по английскому праву, прежняя английская собственность в итоге «безмолвной революции» перешла в чужие руки — социальная и политическая основа государства осталась, по сути, прежней. Уже к XII в. стала заметной социальная ассимиляция завоевателей, к началу XIII в. даже этнические различия практически стерлись (французский язык еще некоторое время оставался только официальным). В итоге новое государство стало государством новой единой английской нации.

Нашествие норманнов и утверждение новой монархии не переменили значительно прежний государственный строй королевства. Необходимость более сильной военной организации в завоеванной стране и ее административного подчинения способствовали резкому усилению центральной королевской власти. Завоевание укрепило систему феодальных отношений, в краткое время переведя их с уровня личностно-социальных связей и обязанностей на уровень государственно-политических связей. В итоге завоевания Английское королевство сформировалось в ленную монархию, основой которой были отношения сюзеренитета-вассалитета, феодальная военно-служебная иерархия и взаимосвязанная с ней система сословной земельной собственности и королевских пожалований.

Феодально-ленные отношения в новой монархии отличались значительным своеобразием. Вильгельм и его ближайшие преемники стремились усилить государственную роль короны на основе объявления короля верховным обладателем земель королевства (что, впрочем, вполне соответствовало англосаксонской традиции, несколько ослабленной в годы датского завоевания) и централизованного вмешательства в низовые феодальные отношения. Основой финансово-экономического подчинения страны новой власти стала проведенная в 1083–1086 гг. общая перепись населения и земель (в т. н. «Книгу Страшного суда» было внесено 283.242 мужчины всех сословий и 225.000 гуфов земель); исходя из этого устанавливались налоговые и служебные отношения сословий с короной. В 1086 г. все население, даже мелкие свободные владельцы земель, были связаны «великой присягой» королю и тем самым поставлены от него в непосредственную и прямую феодально-служебную зависимость. На техже принципах закреплялись земли и за церковью.

По своему содержанию ленно-правовые отношения были подчинены государственному регулированию. Статус лена был постоянным и отрывался от его непосредственного обладателя: даже дочери могли сохранить за собой лен, если выходили замуж за могущего нести службу. За получение лена устанавливалась значительная плата (по 100 шиллингов), это стало важным источником обогащения короны. Ленные права объединялись с правом ленной опеки вассалов, в т. ч. влиянием на заключение брака. Ленники обязывались предоставлять короне т. н. «вспомогательные деньги», по сути, облагались непериодическим налогом (хотя в соблюдение древней традиции на сбор денег требовалось согласие вассалов). Наконец, в целом ряде случаев король мог на правовых основаниях затребовать лен обратно под предлогом нарушений ленного права и феодальных обязанностей; в право вошло общее понятие felony — преступления, связанного со злонамеренным выходом вассала из требований ленного права.

Усиление королевской власти

Особенности ленной системы, обусловленное завоеванием военно-политическое доминирование центральной власти определили становление новых полномочий короны, значительное усиление государственной позиции королевской власти.

Помимо перешедших от англосаксонской древней монархии полномочий на земельные пожалования (теперь уже свободных от согласия уитанов) и на законодательство, нормандские короли в течение XI–XII вв. закрепили за собой значительные новые права. Король стал носителем высшей военной власти: ленная милиция-ополчение находилась на положении дружины короля, он единолично определял время созыва и количество ополченцев; в этом отношении также возродились на новой основе древние права военачальника англосаксонских королей. Установилось судебное верховенство короля — не только в виде прав на собственный королевский суд, но и на определение вообще всех судей в королевстве, на пересмотр решений низовых судов, даже связанных с общинными традициями. Особенно значительным стало административно-полицейское верховенство короны: власть проводила обязательные переписи-ревизии земель и населения, запрещала или ограничивала передвижение населения в этих целях, от имени короны правонарушители брались на поруки, что освобождало их временно или навсегда от ответственности, представители короля стали принимать обязательное участие в расследовании преступлений на местах, а с XIII в. действовали следственные комиссии под началом вице-графа (назначаемого королем уполномоченного). Появились финансовые права короны уже как организатора государственного обложения: норманны ввели прямые налоги, король имел право на особые сборы со своих вассалов, право на выкуп от воинской повинности, на таможенные сборы; дополнительные доходы короне обеспечивали поступления с королевских доменов и с общегосударственных лесов (это также было признано королевской прерогативой), от чеканки монеты. Наконец, сложилось доминирование над церковью (на место прежнего патроната англосаксонских времен): короли утверждали церковные постановления, землевладения церкви передавались только как королевские пожалования, с которых духовенство обязано было нести военную службу и иные повинности.

При первых нормандских королях возродились феодальные собрания (сходки уитанов), однако они стали нерегулярными и более многочисленными (на одном из собраний XI в. присутствовали все землевладельцы Англии — до 60 тыс. чел.), значениеих для власти было невелико. Несравненно большую роль стал играть королевский двор (curia regis). Здесь был истинный центр военного, судебного, полицейского, финансового и церковного верховенства в стране, при том что его институализация была еще слаба. Двор существовал и как собрание приближенных королю вассалов, как придворные съезды (считалось, что законы страны могут меняться только при согласии представителей страны); с XII в. непериодически действует Общий совет короля в составе 20–36 его ближайших слуг и управителей. Двор к середине XII в. стал и административным центральным органом страны. Единственным стабильным учреждением в его составе пока было только казначейство из двух отделений: Счетного и Приемного. Размещалось казначейство в особой зале Вестминстерского дворца. Его возглавлял постоянный казначей, в распоряжении которого были профессиональные чиновники. При дворе действовали особые судебные комиссии, где вершилось королевское правосудие. Наконец, из поручений лицам королевского двора постепенно стали складываться особые функции управления — одновременно и дворцового, и общегосударственного. Среди таких лиц первое место принадлежало генеральному наместнику, или юстициарию всей Англии. Делами двора ведали сенешал и майордом, возникли и другие придворные чины и ранги. Королевским хозяйством управлял лорд 1-й камергер. Командование постоянной частью войска вручалось коннетаблю; помимо этого, был и титул маршала Англии. Дипломатическими и особыми административными делами руководил канцлер — обычно из числа духовных лиц. Периодически возникали и исчезали другие должностные лица или учреждения (например, Палата «шахматной доски» в XII в. для сбора доходов), административные полномочия которых также вытекали главным образом из домениальных прав короля. Многие должности и учреждения вели свое происхождение от Франкской монархии и Нормандского герцогства. Центральной власти было подчинено и местное управление. Должность элдормена (эрла) превратилась в верховное наместничество или военный ранг. Основная тяжесть управления на местах (в графствах) перешла к вице-графу, или шерифу; он был и военным управляющим короля, и председателем местной юстиции, и полицейским должностным лицом, и управляющим домениальными владениями.

Реформы Генриха II

Росту значения королевской власти, и одновременно централизованного государственного суда и управления, способствовали преобразования, предпринятые в годы правления короля Генриха II (1154–1189). Целая серия реформ придала ленной монархии особый облик, отличный от аналогичных институтов континентальной Европы.

В начале своего царствования Генрих II, опираясь на поддержку городов, мелких рыцарей и свободных держателей, подавил многочисленные междуусобицы магнатов; были распущены многие отряды крупных землевладельцев, срыты их замки. Король сместил большинство шерифов, принадлежавших местной знати, назначив собственных выдвиженцев. Обеспечение независимости короны от феодальных дружин и ополчений стало основным мотивом военной реформы, завершившейся изданием особого закона (ассизы) «О вооружении» (1181). Основой военной организации становилось ополчение всех свободных людей (а не только ленников-феодалов), обладавших соответствующими земельными владениями. Призывать в ополчение несвободных, а значит и иметь им оружие, категорически запрещалось. Все горожане и свободные держатели земель обязывались иметь специальное, хоть и простое вооружение; обладавшие земельным наделом рыцари или имевшие соответствующий доход и имущество должны были обзавестись вооружением всадника или тяжелым защитным вооружением. Это военное снаряжение запрещалось продавать, оно становилось как бы неотчуждаемым наследственным имуществом. На крупных феодалов возлагалась обязанность выставлять вооруженных воинов соответственно количеству «рыцарских феодов» в его владениях. Нежелавшие лично служить могли откупаться особым налогом — «щитовыми деньгами». Король тем самым получал существенный финансовый источник для формирования постоянного наемного войска. Феодалы превращались в рядовых собственников земель без специфических ленных прав и обязанностей, а количественно главную силу ополчения стали составлять горожане и мелкие держатели, уступавшие рыцарству в военной подготовке, но более связанные с королем.

В ходе церковной реформы, закрепленной в «Кларендонских конституциях» (1164 г.), королевская власть попыталась юридически закрепить верховенство короны над церковью. Замещение вакантных церковных должностей должно было проходить под контролем королевского двора в результате выборов из нескольких кандидатов, окончательное утверждение принадлежало королю. Духовные лица, получившие ленные пожалования от короны, частично утрачивали свой иммунитет: они обязывались нести все повинности с владений, отвечали перед королевским судом и администрацией по всем делам, связанным с этими владениями. Король объявил себя верховным судьей по делам церковных судов, без его согласия епископы впредь не могли никого отлучать от церкви. Сами духовные особы должны были беспрекословно являться в суд короля. Конституции в немалой степени противоречили догматам церкви. Против них выступил глава английской церкви Томас Беккет, архиепископ Кентерберийский. И хотя по указанию Генриха того убили, оппозиция церкви и поддержка папы римского существенно сократили государственные итоги реформы.

Проведенная Генрихом II судебная реформа сформировала институт королевских судей (см. § 35), область особой королевской юрисдикции и закрепила право обжалования в королевский суд решений местных общинных судов. Это также способствовало укреплению централизующей роли королевской власти.

Во второй половине XII в., в том числе начиная испытывать нужду в свободных земельных владениях, Английское королевство начало медленное, растянувшееся на столетия, завоевание соседней Ирландии. У покоренных кланов отбирались земли, которые затем перераспределялись в частные рыцарские пожалования. Начало захвата Ирландии существенно расширило территорию тогдашнего Английского государства, в которое традиционно входили герцогства северной Франции.


§ 26.2. Сословная монархия XIII–XV вв

Сословный строй

В период ленной монархии завершилось оформление нового сословного строя английского общества. Как и начальная, англосаксонская, она была основана на феодальной военно-служебной иерархии и взаимосвязанности с земельной собственностью. Однако в период ленной монархии не менее существенными стали различные иммунитеты и привилегии, предоставляемые государственной властью.

Высшее сословие пэров (равных) было весьма немногочисленным; это было одной из особенностей социальной структуры, сформированной английской ленной монархией. Доступ в него затруднен, поскольку зависел от обладания земельными владениями особого статуса. Сословие включало до 50 высших духовных лиц (епископы, архиепископы, аббаты) и до 50 светских феодалов, получивших титулы (герцогов, маркизов, эрлов, виконтов, баронов). Принадлежность к этому сословию была связана с обладанием значительными финансовыми и административными привилегиями, а главное, пэры обладали в подвластныхим местностях юрисдикцией, равнозначительной королевской. Пэры были, как правило, наследниками фамилий норманнов, пришедших в Англию вместе с Вильгельмом; большинство из них составляли и королевский двор.

Вторым по значимости было сословие рыцарей — в нем насчитывалось до 6.000 чел. Особое положение занимала немногочисленная прослойка вассалов самого короля, остальные — на основе ленного права подчинялись и пэрам, и покровительству короны. Рыцарство обязывалось к личной военной службе, уплате налогов, пользовалось привилегиями королевского суда, в том числе особыми, введенными при норманнах процессуальными порядками (правом на поединок, повсеместно узаконенным ассизами Генриха II). Вместе с тем еще одной особенностью социальной структуры средневековой Англии было то, что рыцарское сословие (основа феодального класса) не было наследственно-замкнутым: право на принадлежность к нему давало не только пожалование, но и обладание рыцарским поместьем, которое в принципе было доступно любому.

Даже в период расцвета феодальных отношений сохранилось значительное по размерам сословие свободных держателей фригольдеров (от free-hold), формально в него объединялись и обладатели мелких рыцарских ленов (менее установленной Генрихом II нормы), и ведущие собственное хозяйство крестьяне, и даже отчасти городское население. Основной привилегией этого сословия (обязанного нести военную службу и уплачивать налоги) и одновременно отличием было право личного участия в судопроизводстве, а затем и в самоуправлении. В силу таких особенностей социальный переход между фригольдерами и рыцарством становился почти неуловимым (если не считать дворянских правовых и генеалогических традиций); это позднее придало особый социальный облик английскому «новому дворянству».

Наиболее многочисленной категорией неполноправного населения было сословие вилланов. За право держания земельного надела вилланы несли натуральные и денежные повинности, в том числе не менее 3 дней отрабатывать на господской земле. Эти повинности были более или менее обременительными в зависимости от того, от королевского домена или от частного владения держался надел. В полицейском и судебном отношении вилланы были подчинены управляющим манором или доменом. Размеры вилланского надела были закреплены традицией и «Книгой Страшного суда». Обладатели меньших наделов составляли особую прослойку (бордариев, коттариев и др.), которые находились в более приниженном положении. Вилланы считались объединенными в общины.

Сословие горожан в позднее средневековье еще не вполне сформировалось в правовом отношении. Население городов считалось общинами на королевских землях. Это в значительной степени препятствовало становлению городских привилегий и иммунитетов. На совершенно особом положении была столица — Лондон, получившая статус графства.

Принадлежность к сословной иерархии была не только объективной, но и принудительной. В развитие древних англосаксонских законов, всем свободным и несвободным предписывалось вступить под покровительство высших. Уже по законам Генриха II предписывалось, что каждый бродячий человек «должен быть арестован и находиться под арестом, пока не явится его господин и не поручится за него».


Великая хартия вольностей

Усиление централизаторских устремлений короны противоречило сословной обособленности английского общества, в особенности социальной позиции духовных и светских пэров. Случайное ослабление королевской власти (правление бессильного политика Иоанна Безземельного в начале XIII в.), обострение общеполитической ситуации в связи с борьбой за французские владения, налоговый гнет вызвали резкое обострение сословной борьбы с короной за права и привилегии. Естественное лидерство в этой борьбе принадлежало феодальным магнатам-баронам.

В августе 1213 г. сложившаяся антикоролевская баронская конфедерация выдвинула целый ряд политических и правовых требований, гарантировавших бы сохранение особого феодального статуса и привилегий знати. Требования поддержали прелаты. В 1215 г. бароны и ставшие на их сторону города выдвинули против короля армию почти в 2 тыс. рыцарей. Король был вынужден отступить. 15 июня 1215 г. была утверждена знаменитая впоследствии Великая хартия вольностей (Magna Charta). Ею устанавливались новые принципы взаимоотношений королевской власти с основными сословиями Англии, выступившими практически как политические корпорации. Первоначально подписанный текст насчитывал 39 статей; впоследствии он разросся до 63 и стал опорой для формирования государственно-политических связей новой, сословной монархии.

Сословные вольности объявлялись основой королевства, неприкосновенными для королевской власти и наследственными «на вечные времена». Специальным постановлением обособлялись привилегии и права духовенства — «чтобы английская церковь была свободна и владела своими правами в целости и своими вольностями неприкосновенными».

В главном Хартия была посвящена установлению границ военного верховенства короны на ленном праве; эти права были в основном признаны сословиями за королем, но значительно сокращены и обставлены юридическими гарантиями. Никого нельзя было принуждать к несению службы несоразмерно с величиной его лена. Плата (рельеф) за переход лена по наследству не могла быть произвольно увеличена и должна была оставаться на уровне «древнего обычая». «Щитовые деньги», иные пособия финансового характера королевской власти могли собираться не иначе как по согласию «общего совета королевства»; такие пособия из ленного права могли быть только умеренными и идти только на определенные Хартией нужды. Оговаривались гарантии неприкосновенности частных владений до законных решений судов.

В Хартии заключались нормы, фиксировавшие порядок гражданского правосудия. Было признано, что суды заседают в определенном месте и что в разборе общих тяжб первенствуют суды (ассизы) графств. Это гарантировало местному дворянству невмешательство короны в их дела и закрепляло ленные судебные права баронов и магнатов. В отношении свободных закреплялось правило соразмерности штрафов и совершенных преступлений. Приговоры должны быть вынесены строго «на основании показаний честных людей из соседей». Устанавливалось право знати на суд исключительно равных (пэров). Часть статей посвящалась ограничению полицейского верховенства короны. Все следствия и расследования должны проводиться только в своем графстве при участии выборных от местных сословий, ликвидировалось право короля вмешиваться в споры между феодалами по поводу земель путем особых полицейских предписаний. Корона гарантировала, что на должности судей, шерифов и др. будут назначаться лица, знающие законы страны. Несколько сокращались финансовые прерогативы короля.

Совершенно новым для Англии мотивом законодательства было закрепление за сословиями права на санкции в отношении короны. Признавалось существование Совета 25 баронов, «которые должны всеми силами блюсти и охранять мир и вольности» в королевстве. За Советом закреплялось даже право «принуждать и теснить» короля любыми способами (захватом замков, земель и т. д.), если будет обнаружено нарушение вольностей и прав. В финансовых вопросах также решающим должно быть слово общего совета королевства, который Хартия предписывала созывать определенным порядком, с участием представителей с мест.

В Хартии были записаны положения, формально посвященные укреплению правосудия, но которые, по сути, признавали вообще за свободным населением некоторые незыблемые гражданские права. Ст. 38–42 объявляли незыблемым право свободно покидать королевство и возвращаться в него (за исключением военного времени и в отношении преступников), обязанность власти обеспечивать равное и бесплатное правосудие. Предоставление «права и справедливости» в стране могло быть исключительно делом государственной власти и в интересах всех. Никто не мог быть арестован, лишен собственности «или иным способом обездолен» иначе, чем по решению суда и по закону, воспрещались неправосудные аресты и задержания. Эти принципы Хартии в последующем стали особенно важными в политико-правовой борьбе против государственного абсолютизма и всевластия короны, едва ли не первой в мировой истории декларацией гражданских прав.

Сама по себе Хартия дала толчок и к длительной борьбе сословий с короной за свои права и вольности (английские короли в XIII–XIV вв. неоднократно то подтверждали и дополняли Хартию, то отменяли ее), и к существенным переменам в государственной организации.

Изменения системы власти и управления

Политическое ослабление королевской власти и юридическое закрепление привилегий сословий, прежде всего магнатов, вызвали к жизни новые установления и учреждения в государстве. Эти установления выражали существо новой формы — сословной монархии, когда в условиях недостаточной централизации и слабости государственной администрации корона привлекала к соучастию во власти и в управлении представителей господствующих сословий в виде общественно-государственных институтов. В условиях Англии политические учреждения, рожденные сословной монархией, стали особенно важными для последующей государственной истории.

В обстановке особого политического кризиса и борьбы баронов и церкви с королем в середине XIII в. монархия была вынуждена пойти на прямые ограничения королевской единоличной власти. Согласно принятым конфедерацией баронов и магнатов «Оксфордским провизиям» (1258), наряду с администрацией короны создавался Совет баронов из 15 человек, без согласия которых король не мог принимать государственно-политических решений. Кроме того, Совет создавал специальную административную коллегию, которая вместе с королевской администрацией должна была управлять текущими делами, в частности контролировать королевские назначения на должности.

Существование такой сословно-олигархической администрации оказалось недолговечным. Однако оно подвело к окончательному формированию в Англии постоянных учреждений сословного представительства. В ходе Гражданской войны 1263–1267 гг. в королевстве возник сословный парламент; в течение второй половины XIII в. он стал постоянным политическим учреждением с важными государственными полномочиями, видоизменив и частью ограничив компетенцию королевской власти (см. § 27). С другой стороны, постоянное закрепление политических компромиссов короны и сословий в особых правовых документах (вслед за Великой хартией 1215 г.) внесло в государственную жизнь идею сословного конституционализма, правовых ограничений королевской власти.

Возникновение в государственно-политической жизни Англии конституционно-ограничительных тенденций не означало вместе с тем отхода от идей политической централизации страны. Уже в Великой хартии были закреплены положения о единстве денежной и весовой системы страны, поставленной под контроль короны. В конце XIII в. был включен в состав королевства ранее самостоятельный Уэльс. Политическую независимость в войне начала XIV в. отстояла только Шотландия.

После длительного ослабления позиций королевской власти, в XIV — начале XV в. корона повела неуклонную борьбу за расширение своих реальных прав в условиях новых учреждений и институтов. С правления Эдуарда I (1272–1307 гг.) стала правилом наследственная передача престола в роде монарха. (До того переход престола сопровождался политическим согласием магнатов и духовенства.) Хотя не единичны были случаи низложения царствующих монархов и выдвижения на их место новых по согласию сословий. Постепенно заново сформировалось представление о короле как о верховном собственнике земли, как о наследственном представителе верховной власти в стране, об особых королевских прерогативах в финансах, в сфере юстиции. С XV в. вышло из обихода представление о подзаконном характере власти короны: ее права не ограничиваются простым исполнением законов королевства, но составляют особое правовое пространство. Существование сословных представительств не считалось ограничением законодательных прав короны: согласие сословий в парламенте лишь усиливает их.

Видоизменился королевский двор, он превратился из домениального в государственное учреждение. Центральное управление осуществлял Постоянный совет (с середины XIII в.). В его полномочия входила подача советов королю по законодательству, вопросам войны, мира и дипломатии, чрезвычайная юстиция. В состав Совета входили лорд-казначей, королевский камергер, судьи королевских судов, придворные, а также новая фигура — лорд-канцлер. С XIV в. (после того как в 1322 г. была упразднена должность юстициария) значение лорд-канцлера возросло: он становится хранителем государственной печати, контролером финансов и фактическим главой королевской юстиции. Канцлер, по сути, стал во главе администрации и королевского законодательства, будучи даже отчасти независимым от королевской власти в своих полномочиях.

В XIV в. началось высвобождение английской церкви из-под власти римской курии. Особую роль в этом сыграла корона, которая с древних времен стремилась стать во главе церковных дел. В 1366 г. английский парламент постановил, что «Англия не будет более папским леном, а английский король — папским вассалом, и англичане не будут более уплачивать папе ленную дань».

В условиях сословной монархии в XIV в. определились учреждения и институты местного самоуправления, особое положение которых стало еще одной чертой английской государственности (см. § 33).


§ 26.3. Абсолютная монархия XVI — середины XVII вв

Политическая централизация

В 1485 г., после завершения гражданской войны «Алой и Белой роз» (по гербам соперничавших за престол герцогских домов), в государственной истории Англии начался новый период — политической централизации. Королями в течение более века были представители новой династии — Тюдоров (1485–1603). С их правлением были связаны внутренний экономический расцвет Англии, начало формирования мировой колониальной империи, разгром соперничавшей на морях Испании, активный выход королевства на европейскую политическую арену.

Десятилетняя борьба герцогских домов Ланкастеров и Йорков в XV в. расшатала государственную систему сословной монархии, многие ее институты пришли в упадок. Расцвел сепаратизм знати, произошло обособление отдельных территорий, опиравшееся на происшедшее в века сословной монархии развитие местного самоуправления. В правление первого из Тюдоров — Генриха VII (1485–1509) королевская власть основные политические усилия посвятила своего рода государственной реконструкции: были распущены дружины герцогов, баронов и местных магнатов, срыты их замки, подавлены военные мятежи. Казни многочисленных политических противников способствовали сплочению дворянства вокруг королевской власти. Были окончательно подчинены. Англии северные графства и Уэльс, сохранявшие в сословной монархии остатки государственной самостоятельности: там была введена общеанглийская административная система, ликвидированы собственные учреждения, местных лордов лишили собственной юрисдикции и финансовых иммунитетов.

Решительная политическая централизация в короткое время значительно усилила позиции королевской власти. Этому усилению способствовало возрастание финансовой независимости английской короны от сословных учреждений: в годы репрессий были конфискованы в пользу короля обширные владения мятежной аристократии, беспрекословно увеличены таможенные и торговые доходы короны, за счет новых земель увеличен королевский домен. Сословная структура английского общества к XVI в. также претерпела изменения. Сократилась прослойка высшей знати. Среди рыцарского дворянства и свободных собственников обозначился влиятельный слой «нового дворянства», связанного не только с феодальным землевладением, но и с капитализирующейся экономикой. Важную роль стали играть горожане, всецело поддержавшие монархию в деле политической централизации и в экономическом протекционизме. В итоге т. н. «кровавного законодательства» и политики «огораживаний» (XV–XVI вв.) массы прежних вилланов были согнаны со своих земель, рабочее население городов было поставлено под жесткий принудительный контроль полиции и работодателей.

В таких социальных условиях учреждения сословного представительства — прежде всего парламент — стали не столько противовесом, сколько опорой королевской власти. В 1539 г. парламент утвердил право короля на издание особых актов — прокламаций, которые получили полное значение законов и для издания которых не требовалось согласия парламента. Основная масса судебных дел была передана в юрисдикцию королевских судов. Наряду с институтами самоуправления — традиционными должностными лицами (шерифами, мировыми судьями и др.) — на местах административные функции стали выполнять королевские чиновники. В правление Тюдоров в Англии сложилась и достигла расцвета новая форма феодальной монархии — абсолютная монархия, основным свойством которой было сосредоточение в институте королевской власти основных законодательных, административных и судебных государственных полномочий. Другой оборотной стороной системы абсолютизма был политический режим единоличной власти, произвола и узурпации, в особенности проявившийся в правление Генриха VIII (1509–1547), решительного и деспотичного монарха, не считавшегося в своих желаниях ни с традициями, ни с религиозными порядками.

Абсолютизм, сложившийся в Англии, не был завершенным в государственно-политическом и правовом отношении. Продолжал существовать и действовать парламент, хотя и под доминирующим влиянием короны. Финансовые и правовые вопросы по традиции не могли решаться помимо актов парламента. Важной особенностью абсолютистской государственности Англии было отсутствие постоянной армии; королевская гвардия была немногочисленна (до 500 чел.). Наемные войска не содержались постоянно, незначительным был и королевский флот. Основу военной силы составляло ополчение графств, в которое, при опасности для королевства, призывалось свободное и имущее население. Внешние войны велись при помощи волонтеров. Эта военная организация не позволяла королям вполне стать военными диктаторами в своей стране. Сохраняли самостоятельность и институты местного самоуправления, особенно города.


Абсолютизм и церковь

Одним из важных путей укрепления королевского абсолютизма стало реформирование церковной организации в Англии. Поводом к нему явились противоречия короля с римской курией по поводу предполагавшегося развода. Однако уже с XIV в. очевидное стремление короны к верховенству над церковью и поддержка этого стремления большинством английского духовенства было важнейшей исторической предпосылкой появления особой англиканской церкви. В религиозном и каноническом отношении эта церковь заняла промежуточное положение между католичеством и народившимся в XVI в. протестантизмом. В организационном она обрела национальную независимость, собственное внутреннее управление и тем самым признала полное верховенство короны над церковью.

В ответ на непризнание римским папой развода Генриха VIII в ноябре 1529 г. было декларировано начало церковной реформы на основе верховной власти короля в церковных делах. На протяжении 1529–1536 гг. парламент и король приняли серию актов, которыми замещение церковных должностей было объявлено прерогативой короля, закрыты все монастыри в Англии, а их имущество конфисковано в пользу короны, возбуждены преследования против сторонников папского верховенства. В 1545 г. были закрыты даже все часовни католического толка, а их имущества переданы в королевскую казну. В общем итоге парламент особым «Актом о супрематии» (1534) провозгласил полное верховенство короля над церковью на территории Англии, в том числе и в делах вероучения. Правда, опасаясь народной оппозиции к новосозданной церкви, королевская власть приняла меры против излишне самостоятельного толкования англиканства: низшим сословиям было запрещено читать Библию.

Для усиления реального контроля над церковью и подавления церковной оппозиции был создан Верховный церковный суд. В него входило до 44 комиссаров (12 епископов и члены Тайного совета), которые наделялись правами «досматривать, подавлять, реформировать, указывать, исправлять, ограничивать и улучшать все ошибки и злоупотребления» в делах церкви. Суду подлежали все отклонения от обычной юрисдикции, дела в отношении еретиков. Позднее компетенция нового органа была расширена, и по сути чрезвычайному учреждению стали подведомственны дела о нарушении общественного порядка лицами низших сословий, цензурные вопросы, нарушения церковной морали и т. д.

При Елизавете I (1558–1603), отношения новой церкви и короны были урегулированы в правовом смысле. Парламент утвердил «39 статей» (1571) — символ веры новой национальной церкви, признанной пребывающей под патронатом и властью короны. Духовенство стало важной частью системы абсолютизма. Богослужение должно было идти на национальном языке, отвергались многие каноны и принципы католицизма. Но сохранились литургии, пышные культовые празднества, характерные для римской церкви.

Королевская администрация

Утверждение абсолютизма было взаимосвязано с оформлением новой государственной администрации. В ней главное место заняли министры двора, королевские управляющие, различные инспектора. В результате административных реформ 1530-х гг. был создан совершенно новый, постоянно действующий и в значительной степени бюрократический (а не сословный) аппарат государственной администрации.

Центральным органом королевской администрации стал Тайный совет, который возник в результате постепенной эволюции прежнего Постоянного совета. Окончательное законодательное оформление Совет получил при Генрихе VIII (1526). Первоначально он был чисто совещательным органом при короле, но затем получил значение постоянно действующего распорядительного органа с практически неограниченным кругом полномочий. По регламенту 1526 г., в состав Совета входили 20 членов. При правлении Стюартов (XVII в.) численность достигала 42 человек — духовных и светских лиц. Обязательными членами Совета были высшие чины королевской администрации: лорд-казначей, лорд-председатель совета, лорд-хранитель печати, лорд-камергер, лорд-констебль (полицейский правитель Лондона), лорд-адмирал, лорд-дворецкий, королевский камергер, секретарь короны, эрл-маршал (военачальник). По сути, королевский совет стал государственным правительством, где отдельные члены располагали собственными правами и функциями, не соприкасавшимися с полномочиями других. К концу XVI в. в Совете особенно возвысилось значение королевского секретаря, ставшего по существу посредником между короной и центральной администрацией. Помимо этого, регламент допускал существование малого Совета — из 10 лиц, особо приближенных к королю. Еще одной особенностью организации высшей администрации было то, что король практически не присутствовал на заседаниях Совета, и этот орган приобрел особую степень самостоятельности.

Компетенция Тайного совета была практически неограниченной: он ведал государственными финансами, руководил обороной и внешней политикой, смещал и назначал чиновников. Значение Совета — а вместе с тем и абсолютистской власти — возросло с обособлением Звездной палаты(название звездной закрепилось за палатой по особо украшенному потолку в зале заседаний). Созданная впервые в 1488 г. в качестве особого королевского суда из членов Постоянного совета, Звездная палата к 1530-м годам стала совершенно особым учреждением. Это был орган борьбы с мятежными феодалами, политической преступностью; в 1540 г. он получил и права королевской общей уголовной юстиции. Формально задачей палаты было противостоять «происходящим шумным беспорядкам и противозакониям… продажности должностных лиц», а на деле она стала органом ничем не ограниченной политической и уголовной репрессии. Формировалась палатаиз членов Тайного совета и судей других королевских судов по личному усмотрению короля.

Абсолютистский аппарат центральной администрации был относительно немногочисленным — до 1500 чел. Большая часть должностных лиц считались принадлежащими к местной администрации и самоуправлению и находились на жалованье у общин и графств. Но и в центральном аппарате незначительная его доля получала постоянное содержание от короны: источником жизни были установленные вознаграждения от просителей. Такая своеобразная независимость должностных лиц от государственной казны открывала простор безудержной коррупции и злоупотреблениям, пришедшим с абсолютизмом. Английская бюрократия сохраняла к тому же особые черты феодальной личной службы. Многие чиновники считались как бы под патронатом своего начальника, получали непосредственно от него жалованье по должности и выполняли государственные функции как бы в исполнение своего долга личной службы.

В попытке преодолеть сепаратизм и многозвенность местного управления во второй половине XVI в. корона сформировала институт лордов-лейтенантов. Первоначально на них возлагались главным образом оборонные функции, но затем и общая задача: способствовать улучшению местных дел. Реально лорды-лейтенанты, назначавшиеся из высшего дворянства, связанного с королевской администрацией, должны были усилить недостаточный в системе самоуправления королевский и государственный контроль.

Политическая доктрина абсолютизма

Стремления к нарочитому, даже вопреки реальности, сосуществованию разных политических институтов в государстве, усиление абсолютизма короны в особенности проявились с началом правления Стюартов (1603–1649). Эти стремления обрели характер осознанной и специально пропагандируемой политической доктрины. Король Якоб I, который был не только властным монархом, но и политическим писателем, в трактате «Истинный закон свободных монархий» (1603) пытался развить мысль о том, что истинный государь, может, но не обязан соглашаться с законом. В своей известной речи в Звездной палате (1616) Якоб I особо подчеркнул, что прерогативы короны не могут служить предметом дискуссий ни для юристов, ни для подданных вообще — «подданные должны следовать тому, что указывает королевская воля, выраженная им в его же законе». Полная неограниченность законодательной и распорядительной королевской власти, безответственность короны и безотчетность — даже в вопросах церкви — были основными постулатами королевской доктрины. В политическом подходе Карла I, последнего из Стюартов абсолютного монарха, доминировали идеи о том, что королевская власть не зависит от согласия народа и парламента ввиду своего божественного происхождения, что власть короны распространяется на всю страну, что король ответствен разве что перед Богом или перед другими королями, что парламент существует только по милости короля.

Такое законченное абсолютистское представление о государстве не отражало социальных и политических реалий Англии XVII в. и рано или поздно должно было стать еще одним фактором ускорения острого государственно-политического кризиса, завершившегося революцией.


§ 27. Становление английского парламента

Возникновение парламента

В период сословной монархии в Англии сложилось учреждение, которое стало неотъемлемой и со временем все более значительной частью государственной организации страны — представительный парламент. Своим возникновением он был обязан как установившимся к XIII–XIV вв. политическим формам взаимоотношений сословий Англии с королевской властью, так и особенностям ситуации в условиях кризиса власти второй половины XIII в. Немалое значение в этом длительном процессе сыграли и традиции привлечения короной высшей знати к решению государственных дел, восходящие к ленной монархии.

Историческим началом сословного представительства были собрания вассалов короля, которые с середины XII в. стали обязательной частью государственной жизни. В 1146 г. с участием баронов и епископов (как светских и духовных вассалов короны) были утверждены Кларендонские статьи. Согласие такого собрания на законодательные предложения королей впредь стало считаться более чем желательным. Созываемое королем такое собрание стало играть и роль высшего суда — суда пэров (равных). Во второй половине XII в. в собраниях участвовали уже не только высшие, но и средние вассалы («старшие и меньшие бароны»). В Великой хартии 1215 г. была специально оговорена обязанность короны созывать в необходимых случаях и в специальном порядке «архиепископов, епископов, аббатов, графов и старших баронов… и кроме того… всех тех, кто держит от нас непосредственно… к определенному дню и в определенное место» (ст. 14). В дальнейшем, опираясь на Хартию, сословия не только неоднократно требовали от короны ее подтверждения, но и повели политическую борьбу за влияние этого собрания на распределение королевских должностей.

Во второй четверти XIII в. совет магнатов (духовных и светских баронов) стал обязательным спутником королевской власти. В 1236–1258 гг. совет созывался по два-три раза в год для совещаний по политическим вопросам; нередки были требования магнатов ставить и снимать королевских должностных лиц. В условиях кризиса и начавшейся гражданской войны в Англии (1263–1267) влияние совета магнатов усилилось. По Вестминстерским провизиям 1258 г. собрание установило даже своеобразную сословную опеку над королевским управлением, создав исполнительный совет 15-ти.

Стремление знати поставить только под свой контроль королевскую власть вызвало оппозицию среди более широких кругов рыцарства и горожан. Политическим и военным лидером оппозиции выступил выходец из французской знати граф Симон де Монфор. Он стал инициатором организации более широкого представительства для формирования новой политической структуры. После захвата оппозицией значительной территории и поддержки ее Лондоном в июне 1264 г., де Монфором был созван парламент в г. Лондоне, куда, помимо прелатов и знати, были приглашены по 4 представителя от графств. Это представительство приняло особый акт — «Форму управления», составленную де Монфором, где по-новому решались вопросы власти короля и представительства. (Эпизодически рыцарей на государственные собрания призывали и ранее, на протяжении первой половины XIII в.) В новый созванный де Монфором парламент — в январе 1265 г. — были приглашены не только рыцари от графств, но и представители поддержавших оппозицию городов. Это стало рождением нового учреждения, где были представлены основные сословия Англии.

Окончательное утверждение парламента в государственно-политической жизни Англии заняло длительное время: 35–40 лет. Только в 1290-е гг. он оформился как постоянно действующее учреждение. Тогда же за представительством закрепляется и название parliamentem. В правление короля Эдуарда I (1272–1307) сложились и основные принципы организации представительства.

Некоторое время деятельность общенационального (конечно, в рамках реалий сословной монархии) представительства не разделялась от традиционного для короны собрания знати. Из 55 собранных при Эдуарде I парламентских представительств 21 было с участием общин, 21 — чистыми собраниями знати, остальные — или заседаниями королевского совета, или случайными по составу, в основном судебными заседаниями. В обстоятельствах очередного кризиса корона, созывая парламент 1295 г., была вынуждена признать государственную обязательность для себя общинного представительства: «Касающееся всех всеми должно быть и одобрено». Спустя год, по требованию нового парламента король подтвердил новую редакцию Великой хартии. Так было положено начало влиянию представительства на законодательство.

На протяжении нескольких десятилетий парламент продолжал играть еще двоякую роль: и сословного совещательного органа, и высшего суда. Это было взаимосвязано и с тем, что парламент состоял и из высшей знати, пэров, и из представителей общин. Разделение произошло в 1341–1343 гг.: с этого времени бароны и представители графств и городов стали заседать отдельно и по-разному участвовать в общей парламентарной деятельности. Это стало началом разделения на палату лордов и палату общин.

Разделение на две палаты повлекло дополнительную самоорганизацию парламента. Ранее совместным представительством руководил канцлер, который выступал от имени парламента перед королем, делал заявления и т. п. Теперь канцлер стал руководителем только палаты лордов. С 1376–1377 гг. в палате общин появляется своя должность руководителя — «говорильщика» от ее имени перед короной (speeker — спикер). Его определяла сама палата.

С конца XIV в. в английской политической литературе начали упоминать и парламент. В распространенной поэме «О правлении государей» литератора Томаса Хоклива о парламенте говорилось как о весьма значимом учреждении; хотя тогда же как одна из примет упадка времен упоминался «многозаконный парламент». В продолжение XIV в. парламент стал уже неотъемлемой частью системы власти.


Состав парламента. Начало избирательного права

Жестких правовых принципов организации сословного представительства до XVII в. не существовало, и они только вырабатывались. Созыв парламента и его организация были в большей степени делом усмотрения короля и политических традиций. Эти традиции были взаимосвязаны с политической ролью сложившихся в Англии сословий.

Для того чтобы парламент считался полным т. е. представлявшим интересы всей нации, в его работе должны были принять участие: (1) великие бароны и высшие официалы короля, (2) высшее духовенство, (3) выборные представители от графств, городов и от низшего духовенства, наделенные соответствующими полномочиями говорить от имени своих избирателей. Первые две условные курии объединялись тем, что баронов и прелатов лично и поименно приглашал король, и это было едва ли не важнейшей их политической привилегией. Они составляли Большой королевский совет, бывший до XIII в. предшественником парламента, а с организацией парламента — верхнюю его часть, палату лордов.

Количество лично приглашенных, т. е. лордов, в продолжение XIII–XIV вв. значительно колебалось: от 54 до 206 чел. Нередко в их состав включались и рыцари, считавшиеся личными вассалами короны. Титулованная знать (эрлы, герцоги, графы) присутствовала постоянно и практически в полном составе. Великие бароны — в самом разном числе: от 14 до 100, и только 1/3 из них присутствовали более или менее регулярно; остальные призывались по 1–2 раза.

Правом заседать в верхней палате обладали пэры королевства (титулованная знать, владевшая поместьями соответствующего статуса). До XVI в. наследственность этого звания окончательно не была установлена и в большей степени зависела от факта королевского приглашения. К светским членам палаты лордов причислялись также гроссмейстеры духовно-рыцарских орденов (до их упразднения в эпоху Реформации) и, что более важно, судьи и члены королевского совета (канцлер, юстициарий и др.). Духовенство в составе верхней палаты было представлено, во-первых, безусловно всеми архиепископами и епископами Англии, традиционными членами королевских советов (их было 20), во-вторых, аббатами и приорами монастырей (в XIV в. их приглашают до 80, затем «нормальное» количество не превышает 27). В-третьих, низшее духовенство избирало по епископиям (церковным округам) своих представителей, прокторов. Они заседали то в общем составе парламента, то в составе одной из палат, пока, наконец, в XVI в. о них не «позабыли» вовсе. А вопрос о новом приглашении вызвал общую оппозицию общин.

Другой важнейшей частью состава парламента были представители свободных землевладельцев — рыцари, выбираемые от графств. Число их было неизменным — 74 (по двое от 37 имевшихся графств). Первоначально активное избирательное право (право выбирать) было предоставлено, по традиции, всем держателям свободных земель, не обращая внимания на их дворянство или недворянство. В XIII в. пассивное избирательное право (право быть избранным) было более жестко ограничено: требовалось рыцарское звание и обладание «надлежащими нравственными достоинствами». На деле, однако, в первые парламенты как представители от графств попадали просто свободные землевладельцы (сквайры) и даже крестьяне-йомены. Из регулирования порядка присылки рыцарских депутатов в парламент и стало формироваться собственно законодательное избирательное право.

Первые ограничения были связаны с пресечением деятельности на низовых избирательных собраниях в графствах т. н. ливрейных свит. (Знатные владельцы земель пользовались правом предоставлять покровительство и брать на службу лиц низших сословий, знаком чего были особые ливреи; такие свиты, сопровождавшие господина, естественно, предрешали исход выборов в графствах и общинах, поскольку голосование проходило открыто.) Законом 1390 г. было запрещено принимать в свиту недворян и вообще иметь свиту дворянам без особых титулов. Затем целой серией парламентских статутов была поставлена под контроль деятельность шерифов по проведению выборных собраний; недовольные даже получили право на особый иск к шерифам. Статутом 1407 г. впервые был определен контингент избирателей: в общинах и графствах следовало предварительно составлять список допущенных к выборам, и его можно было обжаловать. Это было особо направлено против переезжающих с места на место ливрейных свит. Наконец, законом 1429 г. было введено правило для допуска к выборам: жить по месту проведения собрания. Устанавливался также единый сословноимущественный ценз: для включения в список избирателей надо было обладать свободным земельным владением (freehold), дающим доход в 20 шиллингов, или иным доходом в 40 шиллингов (что было тогда значительной суммой). За злоупотребления списком избирателей шерифов ждало уже тюремное заключение. Законом 1445 г. были введены дополнительные сословные ограничения: избирателями могли быть только лица дворянского сословия. Списки должны были контролироваться судьями, за самозванство стали преследовать. Эти законы стали общей основой для выборов в парламент на протяжении последующих столетий.

Еще одну часть членов парламента составляли представители городов. Далеко не все города обладали правом посылать своих депутатов. В XIII в. из 174 городов регулярно посылали представителей только 58. Это право городам предоставлялось короной вместе с особым правом торговых дел и местной общины. Номинально в городские избиратели причислялись «мэр, старшины и вся община». На деле в этой роли выступал городской нобилитет. Представителями городов нередко избирались не горожане, а рыцари, другие собственники, жившие в графствах. Общее количество горожан среди представителей не превосходило 50 %. В конце XV в. в парламенте был представлен 101 город. Позднее новые города, в основном малозначительные, получили особые хартии с правами посылать депутатов; выбирали от города по 1–3 депутата.

Всего к XVI в. в парламенте насчитывалось до 97 чел. в палате лордов (это число было непостоянным) и 300 мест в палате общин (226 от городов и 74 от графств). В начале XVII в. численность палаты общин была значительно увеличена короной — до 467 депутатов. В XV в. заметную долю среди депутатов стали занимать профессиональные правоведы, им поручали составлять статуты, вести дела парламента. Депутаты палаты общин получали за свое представительство жалованье от графств и городов (по 4 и по 2 шиллинга в день). Сессии парламента продолжались несколько недель. Одна из самых продолжительных, сессия 1406 г. длилась 159 дней.

Полномочия депутатов от общин были рассчитаны на один созыв. При объявлении королем нового парламента выборы проходили заново.


Компетенция парламента

Полномочия парламента в государственных делах сложились также не единовременно. Некоторые закрепились за парламентом по традиции, в силу политического равновесия времен сословной монархии. Некоторые были утверждены короной в целях общественного согласия. Но за некоторые полномочия парламенту пришлось вести длительную, с переменным успехом борьбу.

Основным источником определения полномочий парламента стала историческая компетенция собрания магнатов. За собранием знати (или Королевским советом) признавались права на высший суд, в особенности против должностных лиц или представителей знати, на утверждение налогов, на подачу королю советов по государственным делам, на мнение по поводу законов, предложенных королем. Эти полномочия и были возложены на первые парламенты в XIII в.

Ранее других за парламентом закрепились финансовые полномочия. Первые парламенты XIII в., как правило, собирались именно по поводу разрешения короне на те или другие новые субсидии или сборы: с недвижимого или движимого имущества, пошлины с торговых операций и т. д. Эти разрешения парламент обычно «давал» как бы в обмен на подтверждение короной сословных прав и привилегий в целом. Однако это согласие парламента на финансовые сборы лишь незначительно ограничивало аналогичные полномочия короля: в общих доходах королевской казны налоги и парламентские субсидии занимали не более трети. В кризисные времена тем не менее эта роль парламента становилась весомым орудием в сословной борьбе. Официально право парламента давать согласие на новые налоги было закреплено в начале XIV в. при короле Эдуарде I: «Король не будет налагать подати без согласия духовенства, дворянства и общин». После обособления верхней палаты финансовые дела все более стали переходить в руки палаты общин.

В. XIV в. за парламентом были признаны законосовещательные права. Участие парламента в законодательстве было одним из самых острых политических и правовых вопросов, поскольку традиционно издание законов считалось привилегией короны. Но столь же традиционным было право (и обязанность) короны испрашивать «совета и согласия» на ее предложения от совета знати; законодательная инициатива оставалась всецело в руках короля. Как правило, законодательные предложения по общим вопросам выслушивались только верхней палатой или отдельным собранием знати. Только в 1382 г. участие общин в обсуждении законов было официально закреплено: «Королю угодно пользоваться советом Общин и спрашивать согласия при постановлении и регистрировании законов, при разрешении субсидий и при других делах, касающихся общей пользы государства». В начале XV в. было подтверждено, что без согласия парламента законы издаваться не будут. При короле Генрихе VI (XV в.) сложилась практика внесения биллей на предварительное согласие парламента. В отношениях короля и парламента был принят принцип, что совместное согласное постановление двух палат по одному и тому же вопросу не может быть отменено единоличным усмотрением короля. С этого времени выработались основные формы английского законодательства: 1) законы — статуты, представлявшие совместные постановления короля и трех сословий в парламенте, и 2) указы ордонансы, которые король вправе был опубликовывать самостоятельно. В XV в. за парламентом закрепилось и право законодательной инициативы в виде петиций. При Генрихе VI утвердилось правило, что петиции должны представляться в виде готовых законопроектов-биллей.

Позднее и далеко не в полной мере парламент закрепил за собой контрольные права. Объектом парламентского контроля была королевская администрация. Естественно, корона наиболее ревностно отстаивала ее неприкосновенность. В период кризиса середины XIII в. парламенту удалось ввести правило обязательной присяги королевских должностных лиц перед парламентом, но затем это правило исчезло. В XIV–XV вв. парламенту несколько раз удавалось добиться королевского согласия на удовлетворение парламентских петиций о назначении должностных лиц или о снятии их. Наиболее ярким проявлением этой стороны прав парламента стало признание за ним прав обвинения должностных лиц в злоупотреблениях и преступлениях. Впервые эта процедура импичмента была применена в 1376 г. В дальнейшем она неоднократно использовалась как по инициативе парламента, так и по инициативе короны, в том числе для борьбы с политическими противниками из числа знати.

В XV в. парламент приобрел значение самостоятельного учреждения, а не только собрания представителей, созываемого короной. В начале своего существования парламент созывался королем в произвольные сроки. Свобода королевского усмотрения в этом вопросе была подтверждена даже тогда, когда в 1330 г. парламент настоял на признании необходимости ежегодного его созыва: в законе оговаривалось, что созываться будет и чаще, «если такое нужно будет». В 1408 г. Глостерскими декларациями было признано законным для лордов совещаться о государственных делах в отсутствие короля, а после петиции парламента такое же право было закреплено и за палатой общин. При Генрихе IV в политическую жизнь вошло правило свободы парламентских прений: за все сказанное в стенах парламента депутаты не несли ответственности. Хоть давление со стороны короля и даже преследования (при затрагивании щекотливых политических и семейно-наследственных дел короны) имели место на протяжении и XV и, особенно, XVI в., в период абсолютной монархии.


Корона и парламент

Политические реальные взаимоотношения короны и сословного представительства составляли не менее важную сторону общего статуса английского парламента, чем отдельные закрепления его прав королевскими декларациями. В особенности значительным этот фактор стал в период абсолютизма, отягченный особым режимом самовластия Генриха VIII или королей династии Стюартов.

На протяжении первых веков своей истории парламент неоднократно проявлял инициативу в концентрации оппозиционных сил монархии. Дважды это завершалось низложением монарха (Эдуарда II в 1327 г. и Ричарда II в 1399 г.). Влияние парламента на королей, возведенных на трон с его участием, существенно возрастало. Так, при Генрихе IV (начало XV в.) корона благосклонно воспринимала требования парламента контролировать деятельность высших должностных лиц, были случаи прямого назначения на высшие должности по представлению парламента.

Вместе с тем корона сохраняла возможности почти полной независимости от парламента в государственных делах. Правомочность деятельности представительства без государственного обращения короля оставалась под вопросом. В XVI в., в период значительного укрепления королевской власти, права парламента реально стали начинаться там, где согласна была остановить свою власть корона. Елизавета I прямо заявляла, что «прерогатива парламента — говорить «да» или «нет», когда королеве это угодно, и не заниматься обсуждением других вопросов». На практике, согласие парламента на законы или иные решения стало испрашиваться только тогда, когда это ничем политически не грозило королевской власти. В этих условиях Генрих VIII имел все основания охарактеризовать работу парламента в письме к римскому папе: «Прения английского парламента свободны и неограниченны. Корона не имеет права ни ограничивать прения, ни контролировать подачу голосов».

Контроль за парламентской деятельностью осуществлялся совсем иными способами. Монарх сохранил право вето на любой парламентский акт. Прения в парламенте предопределялись, по сути, членами Тайного совета, которые вносили законопроекты от имени короны, или спикером, личность которого также согласовывалась с короной («иначе королю неугодно будет его видеть»). В XVI в. распространилась система косвенного влияния на исход парламентских выборов путем создания крохотных «местечек», население которых наделялось правом посылать депутата, а на деле находилось под патронатом влиятельного лица или члена палаты лордов. Наиболее же существенным моментом власти короны над парламентом оставалось право и возможность вообще обходиться без парламента: представительство не созывалось по нескольку лет, и это не препятствовало государственной деятельности короля.

В политической идеологии Англии, напротив, сочетание деятельности короля и парламента стало представляться главным признаком наилучшего государственного устройства, истинным сохранением правильности английских политических традиций. В таком духе характеризовал английскую государственность видный политик и правовед XV в., канцлер Англии Джон Фортескью в трактате «О похвальных законах Англии». Невмешательство в собственность подданных, в частнуюих жизнь и права, согласно Фортескью, составляет главное свойство правильной власти и наилучше отвечает «естественному закону», знакомому древним английским обычаям и наиболее соответствующему интересам подданных. Законы возникают далеко не по воле единственно правителя, они принимают во внимание интересы всех лиц страны, «а отбирать чужую собственность без согласия владельца и помимо его вознаграждения — противно законам». «Король Англии, — резюмировал Фортескью, — не может изменить по своей воле законов страны, ибо природа его правления не только королевская, но и политическая… Он не может ни изменять законов королевства без согласия своих подданных, ни облагать последних против их воли необычными налогами. Таким образом, народ, управляемый законами, установленными с его согласия и одобрения, спокойно пользуется ему принадлежащим, не опасаясь быть лишенным собственности королем или кем-либо другим».

Концепция, изложенная Фортескью, получила распространение в английской политической и правовой литературе последующих столетий. Она стала, по сути, первой попыткой представить оптимальное и политическое взаимодействие короны и парламента в виде своеобразной дуалистической монархии. Идея такой монархии сложилась как результат появления в государственной жизни Англии парламента, с самого начала своей истории не ограниченного свойством чисто средневекового сословного представительства.

§ 28. Развитие феодальной государственности во Франции

§ 28.1. Ленная (сеньориальная) монархия Х — XIII вв

Становление Французского королевства

Формирование самостоятельного Французского государства не было единовременно. Оно заняло почти два века — от формального распада империи Каролингов в середине IX в. до основания новой королевской династии в конце Х в. После обособления по Верденскому договору 843 г. Западно-Франкского королевства (см. § 22) политическое дробление бывшей Галлии продолжилось. В первой половине Х в. самостоятельными государствами стали южные герцогства. Под властью последних Каролингов остались только территории северо-запада страны. После продолжительных междуусобных войн и смерти последнего из династии Карла Великого французская знать избрала на престол основателя новой династии Гуго Капета (987 г.) из владетельных графов Парижских. В Х в. за страной закрепилось и новое историческое название Франция (по области вокруг Парижа — Иль де Франс).

Номинально находившаяся под властью королей из династии Капетингов, Франция в XI–XII вв. не составляла государственно-политического целого. По существу, она распадалась на несколько весьма значительных по территории герцогств, крупнейшими из которых были Нормандское, Бретань, Бургундское, Гасконское, а также многочисленные графства. Владетельные герцоги и графы были практически независимыми, хотя и признавали себя вассалами общего короля.

Государственно-политическую раздробленность Франции предопределяло и усугубляло, во-первых, состояние социально-экономических связей эпохи, а во-вторых — наличие по существу двух разных народов, говоривших на разных языках (собственно французском и провансальском), принадлежавшим разным культурам. Юг Франции до XIII в. номинально числился в составе королевства. Власть Капетингов простиралась в основном по территории северофранцузской народности.

Первые короли династии Капетингов были, по сути, крупными феодалами с особым титулом. Никаких полномочий государственного характера королевская власть не подразумевала. У них не было постоянного местопребывания. Государственное единство сводилось к общепризнанной феодальной иерархии ленных связей, феодальные иммунитеты и сеньориальные права во Франции получили наибольшее развитие. В этом смысле Французское королевство Х — XIII вв. было классическим примером ленной (сеньориальной) монархии.

В полной мере сеньориальная власть принадлежала только великим сеньорам. (В Х в. таких было 55: 7 герцогов, 44 графа, маркиз и 3 виконта; в XIII в. — число «великих» возросло до 77.) Только они имели право в собственном смысле управлять своей территорией, назначать представителей (вице-графов) с аналогичными своим административными полномочиями. Только таким сеньорам принадлежало право назначать должностных лиц. Вокруг них группировался сеньориальный двор из вассалов (вообще вассалы были и у менее крупных феодалов). Сеньоры располагали собственной армией из вассалов и их людей (собственно феодалов), а также из привлеченных к службе разночинцев. Только к началу XII в. обычай ограничил продолжительность феодальной службы 40 днями в году. Частная война была типичным средством отстоять свои права, и поэтому право войны по собственному усмотрению было одной из важных феодальных привилегий. Только в XI в. под влиянием церкви были установлены некоторые правила «Божьего мира», согласно которым нельзя было атаковать женщин, детей, духовных лиц, земледельцев, безоружных, а также грабить мельницы, урожай, церкви. Сеньору принадлежала и вся полнота юрисдикции на своих землях в отношении людей всех сословий. Собственно сословный строй начал формироваться во Франции строго в рамках сеньорий; прежде всего это касалось дворянства.

В XII в. французские короли сделали первые шаги по усилению своей власти и государственной централизации. При Людовике VI был положен конец сопротивлению вассалов внутри королевского домена. Благодаря деятельности его канцлера Сугерия установилась единая администрация домена. В начале XIII в., благодаря военным и дипломатическим успехам короля Филиппа-Августа II королевский домен значительно вырос, были отвоеваны бывшие владения английской короны. Под эгидой короля были установлены новые ограничительные правила ведения частных войн: 40 дней короля, в течение которых запрещалось атаковать, право королевского покровительства и др.

Формирование королевской администрации

С расширением королевского домена и возрастанием роли королевской власти стала формироваться государственная администрация. Администрация эта была в главном домениальной, и ее значение напрямую зависело от отношений короля с великими сеньорами.

Королевская власть вначале сохраняла свои ленные основания. Еще в 869 г. франкский король Карл Лысый при коронации дал присягу в том, что будет защищать церковь, хранить верность в отношении грандов и народа, уважать правосудие, поддерживать мир. Эти добровольные ограничения повторяли впоследствии все Капетинги. Вместе с тем благодаря влиянию и поддержке церкви выработалась идея об особых священных правах короля. Утвердился принцип единства и воспреемства власти в полном объеме. После споров, в 1223 г. закрепилось право первородства в престолонаследии. С конца XII в. установился и порядок фамильного престолонаследия без формального участия грандов. В правление Филиппа-Августа II выросло число прямых вассалов короля (до 32 герцогов и графов, 60 баронов, 75 шателенов, владельцев замков, 39 городских коммун). Его власть стала рассматриваться как власть высшего господина, а затем и особого повелителя. Король, даже если приобретал земли; связанные с подчинением другому феодалу (оммажем), был свободен от этих обязанностей (с 1124 г.). К XIII в. все жители в королевстве считались подданными короля и должны были ему повиноваться; это распространялось и на супругу и родных короля. С конца XIII в. короли закрепили за собой право законодательствовать наряду с покровительством подданных и правом суда.

Организация центральной администрации была взаимосвязана, однако, с феодально-ленной системой.

Основным учреждением был Королевский двор, который составляли вассалы короля. Свое происхождение он вел от аналогичных советов эпохи Каролингов. Ассамблея собиралась по желанию короля. Одной из основных обязанностей вассалов было участие в этом совете. Позванный лично был обязан присутствовать под угрозой конфискации имения. Курия играла роль в первую очередь политического совета короля. Однако традиция не предусматривала обязанности короля следовать решению (до XIII в. Капетинги безусловно соблюдали советы курии). Во вторую очередь курия была королевским судом (обычно король вершил суд сам) в важных случаях. С конца XII в. в составе курии выделился Двор пэров Франции (из 6 духовных и 6 светских грандов — герцогов Нормандии, Аквитании, Бургундии и др.); они имели привилегию судиться только равными себе.

Собственно администрация сосредоточивалась в Дворце короля, органе домениального, а затем и общегосударственного правления. Дворец обладал внутренней иерархией. На первом месте там были члены королевской семьи. Вначале они располагали признанным правом участия в управлении, но с XIII в. и королева, и престолонаследник были отстранены от прямого влияния на государственные дела. Затем окружение короля — духовные и светские, занятые специальными делами. И наконец круг должностных лиц, многие из которых перешли по традиции от империи Каролингов. Наиболее важной фигурой в XI–XII вв. был сенешал — командующий армией, высший судья, дворецкий и начальник местных администраторов; но в 1191 г. должность упразднена. Главой конного войска был коннетабль, при нем существовал чин маршала — помощника. Среди чисто дворцовых администраторов ранее других стабильным стал чин кравчего. По указу 1261 г., дворец уже особо подразделялся на 6 «правлений» по отраслям хозяйства. Дела короля велись камердинером, в его же ведении были сокровищница и архивы. Но с середины XII в. чин этот стал только почетным званием. На главное место в администрации выходит канцлер (до XIII в. — из духовных лиц). На него перешли функции сенешала, он возглавил королевскую юстицию, составлял королевские акты. Возрастание значения должности канцлера вызывало опасение королей: в 1227–1315 гг. пост был вакантным.

Начало организации местной администрации относится к середине XI в. Для сбора королевских доходов и хозяйственного управления в домениальные округа были назначеныпрево (посланцы). Число условных округов росло: с 41 в 1179 г. до 80 в 1285 г. Прево были не только финансовыми агентами, но и судьями (причем до конца XII в. — с полной юрисдикцией), а также администраторами. Назначалиих из числа, как правило, буржуа, и на 3 года; король сохранял полное право отзыва. На юге аналогичные должности обозначались иначе. С ликвидацией должности сенешала (на котором лежала обязанность контроля за прево) для общего надзора на места стали посылать бальи; каждому назначался особый округ (бальяж), включавший несколько превотажей. Бальи был как бы генеральным инспектором. Когда в королевский домен входила целостная сеньория, туда ставился администратором местный сенешал (ему по иерархии подчинялись бальи и прево). И сенешалов, и бальи назначали уже из мелкого дворянства, они должны были знать право. Со временем к ним перешли не только военные и финансовые функции, но и суд от имени короля.


Реформы Людовика IX

В XIII веке обозначившийся процесс централизации и усиления королевской власти был закреплен рядом реформ, проведенных в правление Людовика IX Святого (1226–1270). Реформы были тем более значительны, что опирались на новые явления в социальной жизни.

К середине XIII в. практически сгладились внутрисословные различия между слоями средних и мелких феодалов: владельцами замков, шателенами, и рыцарством; сформировалось многочисленное и единое сословие дворянства (до 50 тыс., что составляло около 2 % населения страны). Его интересы разнились с социальной позицией грандов и более склонялись в сторону королевской власти. Оживление экономической жизни вызвало рост городов и их борьбу за правовую и политическую самостоятельность. В этой борьбе с сеньорами города опирались на поддержку королей, в свою очередь становясь их опорой в борьбе с сеньориальным феодализмом. В XIII в. началось массовое освобождение французских крестьян от личной зависимости путем выкупа феодальных повинностей. В деревне формировалось новое сословие земледельцев, видевших в сеньорах главных своих противников.

Одной из важнейших попыток изменить феодально-сеньориальный режим была военная реформа. Людовик IX запретил вообще (1258) вести любые частные войны, сюда же были причислены дуэли и турниры. Запрет пришлось приостановить в 1272 г., его вводили снова, но в действие он не вошел ранее XIV в. Было введено правило, что вассальные обязанности и верность не действуют в случае выступления своего сеньора против короля. В городах начато формирование своей милиции (ополчения), находившейся под началом королевских военных.

В ходе административной реформы был создан институт королевских следователей (1247). Им вменялось в обязанность контролировать на местах деятельность бальи, собирать других королевских уполномоченных в особые ассамблеи, расследовать обвинения и даже приводить приговоры в исполнение. В важных случаях они могли лично обращаться к королю. Чтобы пресечь сращивание бальи и сенешалов с местным населением, вводились запреты на приобретениеими имуществ на местах и даже запреты семейного характера.

На территории домена вводилась единая королевская монета и запрещалось хождение денег других сеньоров. В герцогствах и графствах хождение королевской монеты также было обязательным (но не исключительным). Стали тем самым формироваться финансовые прерогативы короны.

В 1260 г. было положено начало правильной организации высшей юстиции путем выделения из королевской курии особого парламента (см. § 36). Из той же курии выделилась группа должностных лиц («назначенных») для особого надзора за финансовыми делами короля. В судебных делах вошла в обыкновение письменная процедура, заимствованная из римского права. В курии образовался совет специалистов, куда привлекались главным образом правоведы — легисты для подготовки законов и судебных решений. Влияние легистов на государственную и правовую жизнь Франции все более возрастало, и в последующие столетия оно стало важным фактором перемен в институтах власти и доктрине власти короля.


§ 28.2. Сословная монархия XIV–XV вв

Укрепление королевской власти

Государственно-политические тенденции, наметившиеся в развитии властных структур к XIII в., получили дальнейшее продвижение в XIV–XV вв. Хотя общественная жизнь страны была отягчена такими разорительными и малоспособствующими укреплению государственности событиями, как Столетняя война с Англией (1337–1453 гг.) и крупнейшими народными движениями: Парижским восстанием и Жакерией. В этих условиях укрепление монархии было возможно только во взаимодействии с институтами, выражавшими интересы сословий.

К началу XIV в. королевский домен охватывал уже 3/4 территории страны. Монархия даже нашла силы, чтобы начать территориальную экспансию на Юг и во Фландрию. Важнейшей предпосылкой возрастания роли королевской власти стала победа короля Филиппа IV в длительном конфликте с римскими папами за политическое верховенство. В течение почти века римские папы находились в прямой зависимости от французских королей (т. н. Авиньонское пленение пап 1309–1378 гг. — по французскому городу, куда папы были вынуждены перенести свою резиденцию). Отношения с Римом на новых принципах были окончательно урегулированы только в 1516 г. согласно Болонскому конкордату (соглашению). По нему обеспечивалась гегемония французских королей над французской церковью, их права назначать кандидатов на церковные должности и получать доходы с имуществ, но закреплялись и некоторые административные и имущественные права пап.

В XIV в. королевская власть приобрела новые полномочия и частью даже новое политическое содержание. Приоритетный сеньориальный статус короля (характерный для ленной монархии) сменился исключительным, государственным, основанным не на отношениях вассалитета, а на подчинении безусловного подданства. В XV в. был общепризнан принцип территориальной независимости и нераздельности королевского домена; никто из членов королевской фамилии не мог претендовать на выдел ему какой-либо части земель Франции. Престол стал наследственным строго в роде царствующего монарха. В 1358 г. утвердилось правило древнего Салического закона, согласно которому престол мог передаваться только наследникам мужской линии.

Основываясь на учениях королевских легистов, поддерживавших самостоятельность и особую неограниченность власти короля (в том числе в интересах борьбы с римским папой), сложилась политическая доктрина новой французской монархии. Ее исходный мотив составило положение, разработанное легистом Гийомом де Плэсианом (1303), о том, что король Франции является императором в своем королевстве и, следовательно, располагает столь же независимым положением и неограниченными правами. Содержание королевской власти расширилось в правовом смысле. Согласно акту Карла V (1372), король полагался защитником публичного мира в стране, а знать — королевскими слугами; его личность и права особым образом охранялись, а покушение на них составляло особый состав преступления («в оскорблении величества»). Королю принадлежало право наказания за незаконное ношение оружия, за фальшивомонетничество, за нарушение ордонансов (которые тем самым становились общеобязательными). Исключительно королю принадлежали привилегии определять сословный статус подданных: жаловать права дворянства, узаконять внебрачных детей, давать статус горожанина-буржуа (причем вне зависимости от реального места проживания). Король приобрел правовые прерогативы: освобождать от ответственности в случае преступлений, издавать повеления, вводить новые налоги.

В наибольшей степени возросла законодательная власть короля. Согласно особому постановлению Филиппа IV, все должностные лица обязывались без возражений исполнять королевские приказы; их исправление или изменение могло быть сделано только королем, невыполнение приказов чиновниками должно быть объяснено. В XV в. королевские указы — ордонансы стали безусловными законами для всего общества.

Законодательная власть короля не была неограниченной. Считалось, что существуют особые «фундаментальные законы» королевства, которым нельзя не следовать. В большинстве они касались престолонаследия и домениальных прав (наследие только по мужской линии, по праву строгого старшинства, в возрасте и в состоянии духа, соответствующем короне, — в 14 лет и небезумным, законным наследником, при нераздельности домена и сохранении за королем права выкупа на земли). В XVI в. к этим законам прибавилось безусловное требование принадлежности к католицизму. «Фундаментальные законы» не были только доктриной легистов. Они были зафиксированы в королевских актах, решениях церкви и в правовой традиции и составляли реальное публичное право королевства.


Генеральные штаты

Стремление короны к централизации и резкому усилению королевских полномочий вызывали оппозицию среди правящих сословий, особенно знати. В кризисные политические моменты общественное согласие — деланное или реальное — для короны стало острой необходимостью. Вследствие этого и во Франции возникло учреждение с чертами сословного представительства, характерное для сословной монархии, — Генеральные штаты. Хотя оно изначально не смело столь самостоятельного статуса, как парламент в Англии.

Генеральные штаты исторически выросли из феодальных советов эпохи ленной монархии. Согласно феодальному обычаю, участие в совете вассалов было неотъемлемой обязанностью вассалитета. С середины XII в. в таких советах участвовали и представители привилегированных городов. Ассамблеи созывались королем, как правило, чтобы заручиться поддержкой трех сословий страны: светских и духовных вассалов, горожан — в политике против знати. Иногда сословия собирались по отдельности, иногда — вместе. Нередко собрания различались по географическому принципу: Лангедок (север-центр), Лангедойль (юг). В конце XII — первой половине XIII в. таких собраний было свыше 20. Во второй половине XIII в. эти ассамблеи спонтанно перерастают во Всеобщий совет, который время от времени созывает король.

В 1302 г. французский король созвал сословия, чтобы те поддержали его в борьбе с римским папой, в 1308 г. — чтобы санкционировать ликвидацию богатого и независимого рыцарско-духовного ордена Тамплиеров. Эти ассамблеи созывались королем уже не как сеньором, а как главой Франции — с 1302 г. ведет начало сословное представительство в королевстве. С середины XIV в. за ним закрепляется название Генеральных штатов (сословий).

Между 1314 и 1328 гг. ассамблеи приобретают новый характер: король запрашивает у сословий согласия на новые субсидии, унификацию монеты, на пополнение истощенной казны. Особенно возросло значение Штатов в годы Столетней войны. Тогда, в случайных обстоятельствах резкого ослабления королевской власти и военных поражений, сословия вырвали у короля Великий мартовский ордонанс 1357 г. Согласно нему, решения Штатов должны были считаться окончательными и входить в силу без королевского одобрения. Финансовые субсидии могли бы расходоваться только на предписанные Штатами цели. Сословия записали за собой право собираться регулярно в любом месте для «устройства хорошего управления государством». Была сделана даже попытка поставить под контроль Штатов королевскую администрацию. Однако ордонанс продержался недолго и почти не применялся. Он показателен лишь для стремлений Штатов утвердить свое верховенство над короной.

В XIV–XV вв. созыв Генеральных штатов определялся индивидуальными приглашениями короля к духовным и светским магнатам, городам, привилегированным корпорациям, университетам и т. д. Дворянство приглашалось выбрать представителя от бальяжа. Депутат должен был исполнять строго то, на что его уполномочивали избравшие и данныйими мандат. В 1484 г. порядок созыва изменился: кроме знати, получавшей индивидуальные приглашения, все остальные должны были избрать депутатов; в XVI в. утвердился и порядок избрания по бальяжам и сенешалствам.

Единой организации работы Штатов долгое время не было. Каждое собрание носило свой характер: то сословия заседали вместе, то — по отдельности. Программа сессии определялась королем, и депутаты лишь могли выразить свое мнение по королевским предложениям. Со временем голосование по бальяжам сменилось голосованием по сословиям в целом.

Компетенция Генеральных штатов была неопределенной. В основном они высказывались по троякого рода делам: а) вотированию налогов, ежегодных и новых субсидий; б) мирным соглашениям или переговорам, изредка — по политическим решениям внутренних конфликтов; в) предложениям и просьбам от сословий королю. Первое из полномочий практически отпало после 1439 г., когда Штаты утвердили постоянный государственный налог.

В конце XV и в XVI вв. нередки были случаи, когда сословия отказывались утвердить королевские предложения. Следствием этого бывали значительные перерывы в созыве представительства — по 20 или даже 70 лет. Созывать или не созывать сословия — это оставалось полностью на усмотрении короля. Совершенно не влияли Штаты и на законодательство. В силу таких особенностей своего положения Генеральные штаты лишь эпизодически противостояли королю, а в целом действовали с ним заодно и стали даже весомым орудием в политике государственной централизации страны.


Государственная администрация


Укрепление королевской власти сопровождалось формированием новых принципов государственного управления: все власти, все решения зависят только от короля, но король не управляет один — существуют государственные дела и должности. К XIV в. большинство прежних домениальных и дворцовых чинов и должностей утратили свое значение. Наих место возникли новые. Многие из них были качественно иными: назначение производилось королем или специальными ассамблеями пожизненно. Эти должности стали составлять как бы новый род феодального пожалования, позднее — действительно передаваемого по наследству. Так начала формироваться особая прослойка — «дворянство мантии» (т. е. получавшие дворянство не по военной, а по гражданской службе).

Единственный из прежней эпохи, кто сохранил свой статус, был канцлер (должность восстановлена в 1316 г.). Значение его даже возросло. Канцлеру подчинялась королевская канцелярия, он был хранителем печати, все королевские акты удостоверялись им. На канцлера была возложена обязанность следить за соответствием приказов и распоряжений ордонансам, только после контроля он мог поставить королевскую печать. Канцлер представлял корону в Генеральных штатах, в дипломатических сношениях. По-прежнему он оставался главой коронной юстиции, назначал судей, руководил советами феодалов.

В центральной администрации появились и совсем новые должности с новыми общегосударственными функциями. Для управления финансами созданы были чины государственных казначеев (для обычных дел) и генералов финансов (для экстраординарных сборов). В королевской канцелярии с конца XIII в. появляются должности тайных секретарей, или секретарей-нотариусов, которые вели дела Королевского совета. Трое из них стали даже особо назначенными специалистами — правителями дел Совета. Для обеспечения тайны дел в начале XV в. четверо секретарей специально были приставлены к финансовым решениям. В конце XV в. они получили право лично представлять документы на подпись королю, а один (секретарь руки) — даже подписывал за монарха, подражая его почерку. Это было начало новой министерской администрации.

Основным органом принятия государственно-политических решений стал Совет короля (сохранившаяся Королевская курия после выделения из нее парламента). Совет не был постоянным по составу, в него призывали королевских администраторов, прелатов, городскую знать. После кризиса 1314 г. знать добилась права присутствовать в Совете. В 1316 г. Совет стал Большим советом, в котором наряду с легистами заседали 24 представителя светской и духовной знати. Остальных назначали особые комиссии, и они носили звание советников короля. Собирался Совет раз в месяц. Однако с начала XV в. король переключил Совет преимущественно на разбор дел королевской юрисдикции. Со временем политическое значение его упало (для выражения требований сословий и знати были Генеральные штаты). В 1497 г. Совет окончательно был сделан учреждением юстиции и составлялся из чиновников. Наряду с Большим советом при дворе оформился Тайный совет короля, куда приглашались исключительно по королевскому желанию.

В местном управлении прежние должностные лица (прево и бальи) потеряли к XIV в. свое значение, свои финансовые полномочия, а затем и административные; они стали только королевскими управляющими в домениальных владениях, а в силу этого остались и судьями. С конца XIV в. бальи получили право назначать себе заместителей (лейтенантов). С 1498 г. лейтенанты стали назначаться непосредственно королем и вытеснили бальи из администрации.

С XIV в. возник и новый чин «генеральных заместителей» (лейтенантов) — почти всегда из знати или принцев крови. Они делались как бы представителями всех прав короля в той или другой местности с правами помилования, издания указов, назначения податей. В XV в. число генерал-лейтенантов возросло, почти во всех приграничных провинциях к ним перешло местное управление. Права несколько сократились. Но в целом они стали представителями новой централизованной администрации. К началу XVI в. стабильно существовало 11 таких новых «губернаторств».

В отдельных областях Франции существовали также (отчетливо — с середины XIV в.) местные сословные представительства, подобные Генеральным штатам. Назывались они везде по-разному: Совет, Парламент, Люди сословий. К середине XV в. закрепилось общее обозначение: Штаты провинций. Состав был различен, однако обязательно присутствовали духовенство, дворянство и города (крестьяне нигде не допускались). Штаты созывались обычно для выслушивания мнений по финансовым вопросам. Выборы в них не практиковались, и они оставались институтом местного феодализма. С середины XV в. корона повела борьбу заих ликвидацию.


§ 28.3. Завершение государственной централизации: XVI — начало XVII вв.

Национально-политическое объединение

Усиление королевской власти в период сословной монархии подготовило государственно-политическую основу для дальнейшей централизации и национального объединения Франции. Благоприятные возможности открылись с окончанием Столетней войны. С середины XV в. королевская власть начала последовательно ликвидировать политические остатки феодализма в стране, территориальный и сословный сепаратизм.

Решительные шаги в национальном политическом объединении были сделаны в правление Людовика XI (14611483 гг.). Корона одержала победу в остром внутриполитическом единоборстве с союзом территориальных магнатов во главе с герцогами Бургундии — Лигой общественного блага. К Франции были присоединены Прованс с крупными средиземноморскими портами, в конце XV в. — Бретань. К началу XVI в. Франция была самым большим по территории и по числу населения государством Европы.

Монархия XVI в. стала уже безусловным центром государственного единства страны. Особую роль здесь играло подчинение домов членов королевской фамилии, принцев (с XIV в. на престоле были представители боковой ветви Капетингов — Валуа), королевскому двору и в конечном счетеих слияние воедино. В середине XVI в. на придворной службе короля состояло около полутора тысяч выходцев из знатнейших семей королевства. Это было важным инструментом сращивания политических интересов короны и дворянства, а вместе с тем и контроля за привилегированными сословиями.

Серьезный раскол, уже не по территориальному, а по более существенному — социальному и религиозному признаку, в королевстве наступил в середине XVI в. после распространения во Франции идей Реформации. Движение гугенотов (сторонников Кальвина) получило поддержку со стороны самых разных общественных сил, недовольных монархией. Вновь французская знать продемонстрировала свое двойственное отношение к росту значения королевской власти, даже при дворе сложились противоположные по интересам политические группировки. Государственный раскол сопровождался рождением новой антимонархической политической идеи. «Народ существовал прежде королей, — говорилось в одном из политических документов движения гугенотов. — Народ создал королей для собственного блага. Во всех странах короли обязаны своим существованием народному избранию». Без согласия народных представителей король, подразумевалось, не вправе принимать важных решений.

Раскол в государстве приобрел и организационную форму. В 1576 г. для борьбы с протестантизмом сложилась Католическая лига во главе с герцогами Гизами. Новая ассоциация выдвинула программу борьбы за прежние права провинций, Генеральных штатов; принадлежность к Лиге была объявлена обязательной для католиков. На протяжении полувека Францию потрясали события Религиозных войн (1562–1594). В войнах между католиками и гугенотами участвовали иностранные государства, наемные отряды, в стране образовывались независимые правительства.

Государственно-политическое примирение в стране было достигнуто только в правление нового короля Генриха IV (1594–1610), основателя династии Бурбонов. Особый Нантский эдикт 1598 г. установил в королевстве условное равноправие двух вероисповеданий: католицизм объявлялся официальной религией, но протестанты получали гражданские права, свободу богослужений. В качестве гарантииих свобод за гугенотами сохранялись права на свои ассамблеи, крепости и гарнизоны. По существу образовалось государство в государстве по религиозному признаку. Политическая организация гугенотов была ликвидирована только в 1628 г. после захвата и разгрома их крепостей. Государственная централизация в основном завершилась.

Централизация государственной системы

Государственно-политическое объединение страны и нации, оказавшееся сложным во Франции, было одной стороной общего процесса централизации. Вторую сторону составляли преобразования государственно-административной системы — иногда единовременные, иногда растянувшиеся на значительный исторический период. Некоторые предпосылки таких преобразований сложились уже во второй половине XV в.

Одной из важных предпосылок была новая военная организация. Переход к новой армии был обусловлен и собственными причинами: военными неудачами в Столетней войне. Уже в ходе этой войны наряду с феодальной армией, реорганизуемой на началах наемной службы, стала формироваться королевская армия. На основе получаемого с разночинцев «выкупа за службу» король набирал волонтеров, в основном иностранцев. Волонтеров группировали в роты по главе с лейтенантами; правда, эти отряды нередко превращались в разбойничьи шайки. Настоящая королевская армия была создана после реформ Карла VII в 1439–1445 гг. Феодалам запрещалось иметь собственные наемные отряды, собственные крепости, им запрещалось отправляться на войну вне Франции. Было создано 15 рот солдат, набираемых из дворян (каждая по 600 копий), во главе с капитаном. Капитаны приносили клятву верности королю. Набор был вольным, но служащим казна платила; оплачивалось и обмундирование. Каждая рота размещалась в большом городе. В 1448 г. было положено начало собственно «национальной» армии из рекрутов-разночинцев: каждая община должна была выставить стрелка за свой счет. Сбором армии и ее оснащением руководили местные власти.

В XV–XVI вв. сформировалась единая система государственных финансов. До XIV в. доходы короля были составлены из чисто феодальных по источнику поступлений: доходов от домена и сборов с вассалов. С 1439 г. был установлен постоянный (из года в год взимаемый) королевский налог — талья — на содержание армии. Размер его основывался на обычае, но с конца XV в. право короля повышать налог реально не оспаривалось. Помимо этого, были особые королевские налоги. Наиболее важным была личная талья, взимаемая с доходов разночинцев. Духовенство и дворянство ее не платили. В XV в. на юге был введен поземельный налог — также только с земель разночинцев. С этого же времени развивалась и система косвенных налогов.

До XV в. финансовая администрация находилась в зачаточном состоянии. В XVI в. для общего управления четырьмя казначеями и четырьмя генералами финансов (для руководства 4 областями королевства) была введена должность сюринтенданта, казначея и генерала в одном лице. Вместе с прежними он составлял Совет по финансам, главной обязанностью которого была разработка и ведение бюджета. В 1523 г., после финансового кризиса, была создана единая королевская казна. Ею руководил казначей, подчинявшийся только королю. Казначей и генералы утратили право распоряжаться средствами. Распоряжаться могли только Совет или суперинтендант финансов (должность появилась в 1561 г.). Помимо этого, под управлением парламентов были 3 окружные счетные палаты; Парижская палата играла роль общегосударственной. Палаты контролировали расходы и счета, управляли королевским доменом, а также обладали юрисдикцией по финансовым делам, в т. ч. уголовной.

В центральной администрации возросла роль королевского совета, который практически сосредоточил все нити государственного управления. Составляли его традиционно: (1) принцы крови и пэры, (2) высшие должностные лица короля, (3) советники, избранные из низших администраторов. Короли, которые правили более самовластно, принцев не созывали; в смутное время их присутствие становилось необходимым. К концу XVI в. Совет все более специализировался. Ранее других в нем выделился Совет дел (так по-новому стали звать прежний Тайный). В этом Совете, собиравшемся ежедневно, король проводил реальную работу по управлению государством; другим обязательно присутствующим здесь был канцлер. При Генрихе IV Совет особенно расширился: в него приглашали принцев, государственных секретарей. Другими частями Совета короля стали особые Государственный совет (здесь занимались финансами, должностями, местным управлением; король еженедельно утверждал его решения) и Совет финансов, образовывавшийся периодически. Юрисдикция Совета короля перешла к Совету партий, составленному только из чиновников под началом прокурора короля.

В административном окружении короля возникли новые должности — 4-х государственных секретарей (с 1547 г.). Им поручались самые разные дела: надзор за посольствами, внешними делами, губернаторами. Со временем их роль возросла именно в политической сфере. Королевские решения стали готовиться секретарями. Секретари постепенно становились министрами, зависившими только от короля.


«Регулярная монархия» Ришельё

Окончательное укрепление королевской власти, завершение административной централизации и создание, по сути, новой в политическом отношении монархии связано с правлением первого министра и кардинала Франции А. Ришельё (1624–1642) в царствование Людовика XIII.

Ришельё обратил на себя внимание еще в 1614 г., участвуя как представитель духовенства в последних Генеральных штатах. С 1624 г. он занял место в Совете короля, а несколько позднее и созданный для него пост первого министра. Под руководством Ришельё были завершены важнейшие государственно-политические мероприятия: разгромлены войска гугенотов, ликвидированаих политическая самостоятельность, разрешены сложные внешнеполитические кризисы. Руководствуясь идеей создания могущественного королевства («Моей первой целью, — писал Ришельё, — было величие короля, моей второй целью было могущество королевства»), министр провел целый ряд правовых и административных реформ. Дворянству было запрещено иметь укрепленные замки и вооруженные свиты, под угрозой смертной казни запрещались дуэли, нарушения правил дворцовой и воинской службы. Орудием государственной карательной политики стали суды, которым предписывалось сначала карать, а затем уже искать законные обоснования («Если во время разбора обыкновенных дел суд требует бесспорных доказательств, совсем иначе в делах государства: здесь то, что вытекает из основательных догадок, должно почитаться за явные свидетельства»).

Главной из административных реформ Ришелье было введение в местном управлении постоянных интендантов взамен всех прежних властей. Они становились основными представителями власти в провинциях, получив практически неограниченные полномочия. В центральной администрации при Ришелье особенно расцвела чиновная (потому противостоящая знати) бюрократия: число государственных служащих достигло 40 тысяч. Правовая политика Ришелье была, однако, намеренно враждебна интересам нарождающейся буржуазии: подконтрольное королевской власти дворянство составляло цвет идеального общества, согласно Ришелье. Другой чертой нового государственного порядка должна быть строгая регулярность и регламентированность. «Все политики согласны в том, — писал он в своем «Политическом завещании», — что если народ будет излишне своеволен, будет невозможно держать его в правилах его долга». Королевские ордонансы издавались по самым разным вопросам, касавшимся даже домашней хозяйственной жизни.

В десятилетия правления Ришелье государство начало вмешиваться в новые социальные сферы и стремиться ких регламентации. На основе меркантилизма устанавливался контроль за торговлей и промышленностью; главной целью этого контроля было увеличение поступлений от них в казну. В 1629 г. была установлена монополия внешнеторговой перевозки товаров для французских кораблей. Наиболее жестко регламентировались производство и торговля продовольствием и зерном. Буквально на каждый продукт была создана своя «полиция». Ремесленное производство разрешалось только в составе корпораций-цехов. Основание мануфактур, начавшееся в стране, разрешалось только на основе королевской привилегии. Чтобы воспрепятствовать рабочим уходить с предприятий, они освобождались от налогов.

Впервые государство стало активно и регулярно вмешиваться в жизнь науки и культуры, устанавливая не только административный, но и правовой контроль. В политической доктрине монархии Ришелье признавалось значение наук и искусств для процветания государства. Но также считалось необходимым держать их под неусыпным надзором: «Если бы знания профанировались среди всевозможных умников, в государстве стало бы более людей, могущих высказывать сомнения, нежели способных их разрешить, и многие оказались бы более склонны противостоять истинам, нежели их защищать». С 1631 г. начала выходить, под правительственным контролем, первая французская газета. Для объединения и поощрения литературных сил нации была создана Французская академия. Жестким стал цензурный контроль за книгами и другими изданиями. Только с разрешения канцлера, а потом и самого короля можно было основывать новые типографии, число их резко сокращено. Печатники были подчинены многочисленным полицейским правилам. Взаимному надзору полиции и духовенства подвергались театральные представления. Нередки стали судебные процессы, связанные с литературой или событиями культурной жизни.

С завершением государственной и административной централизации в начале XVII в. во Франции не только установился авторитарный административный режим. Завершилось перерастание сословной монархии в новую — абсолютную монархию, расцвет которой во Франции пришелся уже на эпоху Нового времени и которая именно здесь приобрела свой классический вид.


§ 29. Развитие феодальной государственности в Германии

§ 29.1. «Священная Римская империя германской нации

Становление германской государственности

С распадом империи Каролингов (середина IX в.) на исторических территориях германских племен образовалось самостоятельное Восточно-Франкское государство. В королевство вошли земли преимущественно с германским населением. Такая этническая сплоченность была редкой для средневековья. Королевство не обладало, однако, государственно-политическим единством. К началу Х в. Германия представляла совокупность герцогств, крупнейшими из которых были Франкония, Швабия, Бавария, Тюрингия, Саксония.

Герцогства не были реально взаимосвязаны друг с другом, они существенно различались даже по социальному укладу. В западных областях прочно утвердился вотчинно-ленный феодализм, почти не осталось свободного крестьянства, возникали новые социально-экономические центры — города. В восточных областях феодализация общества была слабой, социальный уклад был сориентирован на общинные связи, сохранялись значительные территории с догосударственным бытом варварских времен; там только появлялись позднейшие из варварских правд (см. § 23).

Единство государства окрепло с утверждением на королевском престоле Саксонской династии (919 — 1024). Были временно преодолены междуусобные распри, несколькими удачными внешними войнами в основном определены территории, принадлежащие королевству, установлено особое политическое место короля в феодальной иерархии — король Оттон I был коронован (в условном центре государства — Аахене). Формирование единой государственной организации королевства было своеобразным в силу большой зависимости королевской власти от племенных герцогств. Становление государственности в Германии шло в опоре на церковь как единственную носительницу государственного начала.

Единственными органами государственного управления в королевстве были церковные институты: монастыри, аббатства, епископства. Только они реально и были заинтересованы в создании более централизованного государства: Римская церковь надеялась найти в новом государстве воспреемницу идеи Христианской Империи. Чтобы прочнее привязать церковь к королевской власти, германские монархи стали практиковать большие земельные пожалования духовенству. Пожалования сопровождались передачей церкви юрисдикции и даже политических прав в отношении населения этих областей, включая и феодалов. В начале XI в. началась даже передача в руки церкви целых графств, а графов ставили епископами. Епископам и аббатам предоставлялось право королевского бана в отношении подвластной территории (совокупность военных, административных и судебных полномочий).

Назначение на высшие церковные должности производилось королем. Тем самым церковная администрация превращалась, по сути, в государственную, учитывая, что священнический стаж большинства высших иерархов начинался только с назначением. Церковные сановники привлекались к несению дипломатической, военной службы, выполнению политических дел. Вассалы епископов и аббатов составляли большую часть армии, нередко сами епископы и возглавляли полки. Это была особая имперская церковь (Reichskirche).

Такая церковная государственность несла в себе предпосылки очень неоднозначных политических следствий. Во-первых, к XIII в. многие епископства превратились в обособленные и политически замкнутые территории, лишь номинально подчиненные в ленной иерархии королю. Во-вторых, активная процерковная политика германских королей неизбежно вовлекла Германию в вековую внешнеполитическую авантюру: борьбу за доминирование над Римом и папством, за подчинение Италии. Эта борьба дополнялась стремлением обогатиться за счет цветущих городов Северной Италии.

Война за Италию и возобладание над папством поначалу принесли огромные политические выгоды. В 962 г. Отгон I был коронован в Риме императорской короной. Образовалась Священная Римская империя, куда, помимо Германии, включились Италия, часть Южной Франции и территории Центральной и Восточной Европы. Однако исторически образование империи, несомненно, воспрепятствовало германскому национально-политическому единству.

В-третьих, переплетение королевской и церковной власти в империи вызвало уже в XI в. длительную борьбу за инвеституру с папами, т. е. за право назначать в церковные должности. С избранием папой Григория VII стремление императоров диктовать свои условия потерпело крушение: Генрих IV был даже вынужден пройти унизительную процедуру своего «прощения» папой в замке Каносса (тем и прославившемся). Борьба империи и папства в итоге завершилась подписанием Вормского конкордата (1122). Согласно нему, выборы епископов в империи впредь должны были проводиться различно: в Германии — под надзором императора, в других частях — без участия имперской власти. После избрания император вручал епископу светскую инвеституру (власть), папа — символы духовной. Примирение имело не только церковные последствия. Оно в значительной степени выводило из-под политической подчиненности королей епископов, которым ранее передали государственные права. Центральная власть начала ослабевать.


Организация ленной монархии

Сложившееся к Х в. Германское государство по внутриполитической организации было типично ленной монархией. Одной из важнейших ее особенностей были только значительные ленные права церкви. К XII–XIII вв. ленная иерархия приобрела политически-правовой вид: обычаи и право подразделяли феодальное общество на т. н. «7 щитов» (ступеней), среди которых первый принадлежал королю, второй — епископам и аббатам, а также независимым князьям, четвертый — сеньорам и т. д. Полномочия их были неравнозначны. Так, определялось, что судебные права не даются никому ниже уровня 5-го «щита», что полновесная уголовная юрисдикция (с правом назначения смертной казни) не вручается ниже уровня 4-го «щита». Устанавливая вассально-ленные обязанности, право вместе с тем и ограничивало свободное усмотрение императора в ленных традициях. Император мог держать имперский лен незанятым не более года, но и держатели имперских ленов не могли передавать их другим лицам без разрешения короля. Суд в имперском лене считался неделимым и не мог предоставляться кому-либо без самого лена. Однако император распоряжался напрямую только ленами от имени империи и своим собственным доменом; держания второго, третьего и т. д. уровней находились уже вне его контроля и прав. Тем самым и значительная часть населения была подвластна не императорской администрации и суду, а власти своих епископов, князей и сеньоров, что ослабляло государственно-политическое единство империи.

Королевская власть в империи по своим полномочиям зависела от политической ситуации. Предопределялось это тем, что германского короля избирали на имперском съезде герцоги (князья) и, позднее, наиболее важные архиепископы. В избрании могли принимать участие только обладатели исконных немецких земель. Полномочия монарха заключались в ленных правах, особых привилегиях (чеканка монеты и установление пошлин везде, по месту пребывания) и верховной юрисдикции. Право законодательствовать только по личному усмотрению за королем не признавалось. Только королю принадлежало право суда над князьями. В военных походах права монарха также не были неограниченны.

Королевский двор был узким по составу. Его управлению подлежал только домен. Двор составляли королевские вассалы — министериалы, некоторым поручалось исполнение постоянных должностей. Постоянным учреждением была только канцелярия, где велось государственное делопроизводство. Управляющий двором — майордом — назначался с согласия знати. Ближайшие помощники короля носили звание королевских советников. Эти должности не были институализированы, а составляли скорее почетные ранги. Такой же смысл вкладывался и в ряд чинов королевского двора, которые считались как бы отличительными званиями некоторых высших магнатов — почетный стольник, чашник, маршал, канцлер. Со временем эти чины (лишь эпизодически связанные с исполнением подразумеваемых функций и полномочий — в случае торжественных событий) закрепились за отдельными фамилиями наследственно: так, пфальцграф Рейнский считался одновременно имперским стольником, герцог Саксонский — маршалом.

Важнейшую политическую роль играли собрания знати. Они были унаследованы от франкских времен, однако иными были и состав, и значение. На эти собрания призывались все связанные с феодально-ленными отношениями с королем: князья государства, правители областей, архиепископы, в самой малой части — королевские министериалы. Собрания проводились практически ежегодно в Х в., иногда — по два в год. На них обсуждались военные вопросы, назначения в епископские должности, судебные дела. В первой половине XII в. значение собраний поднялось: они стали считаться необходимой частью обнародования императором законодательства.

Во главе местного управления по особым традиционным округам находились графы — с военной, судебной и полицейской властью. Там, где графства превратились в полновесные лены, сформировался и второй уровень управления — при помощи назначенных фохтов, которым вручалась административная и полицейская власть в основном по отношению к несвободному населению.

Военная организация империи основывалась на ополчениях феодалов. Ленники обязывались к конной службе, прочие, в т. ч. крестьяне, к пешей. Существовал и специальный налог на содержание войска. Другие налоги и доходы короны были связаны с домениальными правами.


Политическое дробление империи

В конце XII — начале XIII в. на основе общего социального и экономического оживления Германии в политической структуре империи обозначились важные изменения: прежние феодальные области (герцогства, архиепископии) превращались в почти полностью самостоятельные государства. Одной из важных социальных опор для князей в стремлении к обособлению от империи стали германские города. XII–XIII вв. были временем начала расцвета городской жизни в Германии: число городов возросло до 500, многие стали важными политическими и экономическими центрами своих областей. Начиная с XIII в. почти все новые города возникали во владениях отдельных князей и пользовались их покровительством. Князья развернули борьбу за подчинение имперских городов своему феодальному иммунитету.

Наряду со старыми княжествами и областями важное значение приобрели вновь образовавшиеся. В 1156 г. выделилась из Баварии в самостоятельное герцогство Австрия. В XII в. на основе небольшого поначалу маркграфства началось формирование герцогства Пруссии. Общее завершение феодализации в стране привело к тому, что на месте прежних полуплеменных герцогств образовалось до сотни княжеств, из которых 80 были духовными. Территориальные князья заняли место племенных герцогов франкского времени, составив особое высшее сословие — имперских князей. Князья могли держать свои лены и от негерманских государей, некоторые уже в XII в. оказались в вассальных отношениях с несколькими монархиями Европы. Вместе с тем князья всячески препятствовали установлению прямых ленно-вассальных связей императора с подчиненными им феодалами. Императорская власть практически утратила к концу XII в. опору в широкой среде рыцарства и поддержку собственных министериалов (которые в значительном числе превратились в свободных феодалов, сохраняющих свой статус благодаря связям с несколькими князьями сразу).

Негативное влияние на единство империи оказали династические события. После некоторого политического взлета в правление королей из династии Гогенштауфенов (1138–1254) в Германии настал кризис, вызванный пресечением династии. Кризис практически закрепил реальную уже раздробленность империи. В 1273 г. на имперский престол был избран Рудольф I из новой династии Габсбургов. Основное внимание новых императоров сосредоточилось на расширении своих владений в Австрии. Имперская политика перешла более на уровень идейно-политических акций, поисков согласия между германскими князьями по государственным вопросам.

Решающим этапом в оформлении нового государственного качества империи стало правление короля Фридриха II Гогенштауфена (1220–1250). Продолжая авантюрную итальянскую политику первых императоров, Фридрих II, отчасти вынужденно, отчасти из равнодушия к делам Германии, закрепил целым рядом актов широчайшие права областных магнатов. В 1220 г. духовным князьям была передана часть императорских суверенных прав: назначение епископов в их княжествах, основание таможенных дворов и финансовые регалии, право ставить кого-либо вне закона. Духовные лены были объявлены неприкосновенными, а император обязывался их защищать от любых посягательств. Согласно заключенным в 1231–1232 гг. Вормским привилегиям между королем и сословиями, сходные права получали и светские князья: они могли чеканить свою монету, изымались от юрисдикции земских судов, приобрели законодательные права в своих землях. Единственным остатком государственной централизации под властью Фридриха II после этого оставалось только Сицилийское королевство, присоединенное к империи. В королевстве сформировалось прочное государственное управление, специальные финансовые ведомства, постоянные должности чиновников; издавались конституционные постановления всеобщего значения. Однако в целом с середины XIII в. Священная Римская империя германской нации (официально доктрина священства империи была провозглашена в 1157 г., тогда же, когда монах Оттон Фрейзингенский обосновал концепцию самостоятельного, без папы, суверенитета империи и обусловленности власти короля только «Божьим определением и народным избранием») стала представлять своеобразную политическую федерацию самостоятельных германских (и негерманских) феодальных государств.


Государственная система империи XIV–XV вв.

Усиление государственно-политической самостоятельности отдельных германских княжеств продолжилось в XIV–XV вв. Границы огромной империи в это время стали в большой степени номинальными. Внутри началось движение за открытый выход из ее состава: в начале XIV в. сложился Швейцарский союз, поведший борьбу за независимость.

Император обладал особыми правами политического верховенства, которые были далеки от реальных государственных полномочий. Даже в периоды укрепления империи не удалось превратить эту власть в наследственную. К XIV в. принцип избрания на престол по воле собрания высшей знати империи стал абсолютным. Это было закреплено в особом документе — Золотой булле 1356 г. (Буллой называли грамоту особого значения, Золотой — из-за особой печати, подвешенной к ней), дарованной королем Карлом IV. Устанавливались права особой коллегии — из 7 князей и архиепископов (владетельных князей Майнца, Кельна, Рейнского, Саксонского, Бранденбургского, короля Богемии) на своем съезде избирать императора. Эти права были впредь наследственны и неразрывны с особым статусом самих князей как суверенных правителей. Булла закрепляла за князьями финансовые регалии, ранее принадлежавшие императору (рудники, чеканку монеты), максимальный судебный иммунитет, право заключать внешнеполитические союзы. Съезд князей становился практически постоянным политическим институтом империи: он должен был происходить ежегодно и вместе с императором решать дела «к общей пользе и благу».

Императорская власть не имела в своем распоряжении реальной администрации. Управление империей осуществлялось более внеинституционно: благодаря личному присутствию императора в княжестве (они не имели постоянной резиденции) или родственным связям, благодаря вассальным связям, благодаря представительству от империи в местных учреждениях, благодаря привлечению князей на срок для выполнения королевских поручений, благодаря, наконец, обязательствам имперских городов. Финансы империи также были децентрализованы. Практически единственным рычагом власти было право опалы на провинившегося, т. е. лишение возможности прибегать к защите императорского суда.

Значимым институтом императорской власти стали съезды феодалов — райхстаги. Райхстаги сложились как продолжение собраний знати эпохи ленной монархии. С оформлением в социально-правовом укладе империи сословий, райхстаги стали рассматриваться как их представительства в деле управления империей. Вначале на съезды призывались только князья и, как вторая курия, графы. С 1180 г. оформилась полновесная вторая условная курия — графов и рыцарей, с XIII в. они участвуют уже регулярно. В XIV в. право участия через своих представителей получают имперские и княжеские города, императорские министериалы. Участие в райхстаге расценивалось как государственно-правовая обязанность, неразрывная с подчинением императорской власти; уже в XIII в. правом предусматривались значительные штрафы за пренебрежение этим. Император мог и отобрать право присутствия на райхстаге.

Созывались райхстаги императором по его соизволению, точных приглашений не было. С конца XV в. райхстаг работал по куриям: 1) князей, 2) графов и рыцарей, 3) городов. В его компетенцию входили постановления по организации вооруженной силы империи, сбору налогов, управлению общеимперскими имуществами, новым таможенным сборам. Сословия утверждали предложенные императором правовые обычаи, с 1497 г. стали влиять и на указы императоров. Собирались райхстаги по усмотрению императора и в том месте, где он указывал. С 1495 г. созыв стал ежегодным; в этом же году закрепилось за съездом и название Reichstag. Существование райхстага и некоторых других сословных институтов, их роль в империи определили Германию как сословную монархию, но весьма относительную в своем государственном единстве.

На райхстагах второй половины XV в. неоднократно вставал вопрос о реформе империи, идеи которой активно разрабатывались в политической публицистике эпохи. Ослабление империи было в том числе и пагубно для значительного числа мелких правителей. Райхстаг 1495 г. провозгласил «всеобщий земский мир» в империи (в развитие идей о гарантиях прав всех в империи, появившихся в виде «общего мира» еще в середине XII в.). Запрещались внутренние войны в империи, посягательство на установленные права и привилегии. Для некоторых гарантий создавался имперский суд (представлявший курфюрстов и города, председателем был император) с верховными судебными правами, а также имперская военная организация (до 4 тыс. конницы и 20 тыс. пехоты, созываемых по 10 округам, на которые разделялась империя). Была сделана попытка ввести единую имперскую подать. При императоре создавался общеадминистративный орган — имперский придворный совет. Однако в условиях почти векового кризиса германской государственности, вызванного Реформацией XVI в., новые учреждения в большей степени остались действенными в пределах владений Габсбургов, закрепивших за собой (1438) императорский престол, — Австрии и восточных областей.

В конце XV в. полную самостоятельность от империи обрел Швейцарский союз. После Реформации и, особенно, завершившего Тридцатилетнюю войну Вестфальского мира 1648 г. Германия была официально признана союзом государств, а за территориальными правителями закреплен титул королей. Номинально звание императора и общеполитические полномочия сохранялись за австрийским домом Габсбургов до начала XIX в., когда (1806 г.) Священная Римская империя была упразднена.


§ 29.2. Развитие территориальной государственности: Пруссия

Начиная с XIV в. Германия стала постепенно превращаться в политическую мозаику различных по значимости — и в общегерманской истории и по размерам — государств. В кризисные периоды истории насчитывалось до 300 государств и полусамостоятельных владений, имперских ленов и т. д., объединенных условной федерацией Священной Римской империи. Наиболее крупными и значимыми государствами в последующей германской истории стали Австрия, Бавария, Пфальц, Саксония, Баден. Особое место в государственно-политической истории Германии заняла Пруссия (Бранденбург). Она не только стала в начале эпохи Нового времени наиболее мощным и влиятельным из германских государств, активным участником европейской государственно-политической и военной истории. Сложившийся в ней к XVII в. государственный абсолютизм был отмечен особым своеобразием и составил специфическое явление в развитии государственных форм не только в Германии, но и в Европе.

Формирование Прусского государства

Возникновение Пруссии было связано с развернувшейся в XII в. германской колонизаторской экспансией на восток Европы. Территориально и политически зарождавшаяся Пруссия была также едина с Тевтонским рыцарским орденом; многие захваченные и освоенные земли на границах Польши управлялись совместно. К середине XII в. сформировалось самостоятельное маркграфство Бранденбург, где правила своя династия. Оно стало центром будущего государства. (В 1230 г. впервые был упомянут новый центр Марки — Берлин.)

В первые века государства город и деревня в нем были мало отличны друг от друга и управлялись единым образом: с помощью бургграфов, осуществлявших главным образом юрисдикцию. С XIII в. управление Маркой изменилось. Область была подразделена на 30 округов, во главе которых поставлен фохт. Ему подчинялись и городские, и деревенские общины. Только крупные церковные вотчины обладали судебным и административным иммунитетами. Фохт объединял в своем лице полицейскую, административную, финансовую и судебную власть, предоставленную ему маркграфом как феодальным сюзереном области. Фохта назначал маркграф — первоначально или из состава своего двора, или выходцев из других областей Германии; позднее — по совету «мужей и городов» фохтства и обязательно из местных известных лиц.

Высшее управление государством осуществлял дворец правителя, обладавший всеми типическими чертами феодального двора. Некоторые особенности состава и принципов распределения полномочий были обусловлены военным характером новой области, постоянными колонизационными столкновениями. Наиболее стабильными должностями дворца были гофмейстер (дворецкий), маршал (ведавший конными пастбищами, оснащением войска, позднее — начальник рыцарского ополчения), камерарий (руководивший финансами государства). При правителе был также протонотарий, считавшийся держателем большой печати и начальником канцелярии.

Правительственные полномочия маркграфа имели в себе мало государственных черт и почти не отличались от домениальных прав, особенно в колонизируемых областях. Слабо были развиты и ленные связи: большинство феодалов находились в положении министериалов домена правителя. Поэтому Бранденбургское государство XII–XV вв. (нераздельность Марки была закреплена Золотой буллой в 1356 г. вместе с наследственными княжескими правами ее правителя) по своей организации было не ленной монархией, а раннефеодальной.

В XV в. после нескольких десятилетий династических распрей, вызванных пресечением старой линии правителей Бранденбурга, престол маркграфства (курфюршества) заняли Гогенцоллерны (с 1415 г.). Их династия царствовала до исторического конца Прусского государства. С правлением Гогенцоллернов связано быстрое укрепление военной силы Марки, присоединение новых территорий, создание новой администрации. Хотя в первые десятилетияих власти государству пришлось испытать и династическое раздробление, вызванное особым порядком наследования.

В XV в. завершилось оформление земских сословий (наряду с общеимперскими): духовенства, дворянства, городов. В Марке особое значение приобрело дворянство — не только как наиболее богатый слой землевладельцев, но и как носители вотчинного управления, которое получило большое распространение посредством новой передачи иммунитетных прав от курфюрста. В XV–XVI вв. в политической системе Бранденбурга (как и большинства других германских земель и княжеств) закрепились новые институты — ландтаги (земские съезды). Они вели происхождение от традиционных совещаний правителя с сословиями и своим двором. В ландтагах участвовали приглашенные курфюрстом лица из духовенства, рыцарства и от городов. Принцип представительства сословий не сложился. В основном призывались по именным приглашениям правителя. Только города посылали определенное число депутатов, снабжая их своего рода мандатами. В компетенцию ландтага входило обсуждение налогов, мер по обеспечению «общего имперского мира», законодательных предложений. Их влияние на крупные государственно-политические вопросы было невелико. Неизменное, хотя и нерегулярное функционирование земских съездов означало, что в Бранденбурге XV–XVI вв. сложились элементы сословной монархии.

В этот период преобразовалось и местное управление княжества. В нем проявились черты территориально-административного государственного, а не чисто домениального управления. Фохтства утратили свое значение, образовались округа (в исторических границах больших общин). Во главе такого земства ставился старшина — на небольшое время (до 6 лет) с военной и полицейской властью, а также общественно-хозяйственными функциями (поддержание состояния дорог, мостов и т. п.). С 1500 г. новое управление стало чисто чиновничьим.

Большое значение для политической системы Бранденбурга имели религиозная Реформация и последовавший за нею общий передел власти в империи. Приняв сторону протестантизма, бранденбургские курфюрсты во второй половине XVI в. существенно увеличили свои владения за счет самостоятельных католических епископств и даже мелких князей. Протестантизм не предполагал возможности для новой церкви обладать земельными владениями. Поэтому были проведены крупные конфискации внутри княжества. Духовенство как сословие утратило свою обособленность и старые права. В 1542 г. в Марке было сформировано свое церковное управление по синодальному образцу: делами церкви правил отныне светский суперинтендант и коллегия 3–4 духовных лиц.


Становление абсолютизма в Пруссии

XVII в. стал поворотным временем в становлении нового Германского государства. Курфюршество Бранденбург благодаря разного рода внутриимперским и даже общеевропейским политическим противоречиям и полуудачным войнам с соседями присоединило к себе несколько крупных областей. Наиболее важным приобретением было герцогство Пруссия (1635), образовавшееся из земель прежних Тевтонского и Ливонского орденов, а также Померания, земли к западу от старой Марки. Власть и влияние правителей Бранденбурга значительно выросли. В другом отношении, именно в первой половине XVII в. в государственной организации страны стали проявляться черты, характерные для абсолютной монархии. Особенностью ее становления в Бранденбурге стало особое значение административной и военной организации.

Власть курфюрста не могла претерпеть существенных правовых изменений: ее статус предопределялся традициями и законами, общими для Германской империи, основные суверенные права были закреплены еще в Золотой булле и в Аугсбургском трактате 1555 г. Сохранялось общеполитическое влияние империи на дела княжества. Курфюрст Бранденбургский, кроме всего, считался постоянным почетным имперским казначеем. После Вестфальского мира 1648 г. за Бранденбургом, как и за другими германскими землями, было полностью признано право на суверенную внешнюю политику и заключение политических союзов. В начале XVII в. курфюрсты утвердили династическую нераздельность владений (Герский домениальный договор 1603 г.). Это стало важнейшей предпосылкой политического возвышения княжества.

На первую половину XVII в. пришлось становление центральной администрации княжества. До этого правительство Бранденбурга было практически неорганизовано. Существовали только высший апелляционный суд (Судебная палата) и орган общего финансового контроля за сословными институтами сбора налогов и пошлин (Чиновная палата). Администрация курфюрста была представлена несколькими советниками, важнейшим из которых считался канцлер. Он, в частности, представлял правительство на ландтагах. Кроме этого, реальная администрация находилась в руках новых местных властей. Земли старых владений были поделены вначале на 3, потом на 2 особых старшинства. Они управлялись советниками-чиновниками, там были свои суды и финансовые органы. Во главе т. н. Новой марки, кроме того, стоял назначенный курфюрстом штатгальтер со всей полнотой военной, полицейской и административной власти. Своя администрация начала устанавливаться и в новых областях.

В 1603 г. для централизованного руководства владениями был создан Тайный совет из 9 членов — высших должностных лиц, назначенных курфюрстом. Первоначально Совет образовывался только для «подачи советов» правителю, для «лучшего ведения дел». Однако вскоре он сосредоточил у себя все нити реального государственного управления. Вне поля его деятельности оставались только Судебная палата и церковь. Совет стал высшим финансовым органом страны, располагал прямыми полицейскими, хозяйственными, правовыми полномочиями. Заседал Совет дважды в неделю, причем курфюрст в его работе практически не участвовал, только утверждал регулярно его решения. Создание нового органа было разрывом с прежним принципом сословной администрации. Статус Совета и его деятельность неоднократно регламентировались специальными уставами. С 1616 г., по новому уставу, ему был вменен надзор и за Судебной палатой, а затем и церковью.

В 1651 г. Тайный совет был подразделен на 19 департаментов. Это была практически первая известная в Европе попытка сочетать высшие правительственные полномочия с ведомственным управлением. Департаменты строились и по ведомственному, и по территориальному принципу (так, 4 из них заведовали новыми землями, нескольким поручались международные дела по отдельным странам, нескольким — разные сферы отношений с империей). Совет был расширен. Его официально возглавил директор как председатель коллегии.

Второй стороной возрастания значения государственности в княжестве, а с нею и власти курфюрста стало развитие военной организации. До XVII в. армия была невелика и состояла в главном из феодально-сословного ополчения от рыцарства (до 7,5 тыс. конницы) и городов (до 10 тыс. пехоты). В XVI в. началось строительство мощных крепостей, размещение там постоянных гарнизонов. На протяжении XVII в. в Бранденбурге был осуществлен переход к рекрутско-наемной системе формирования (первый набор — в 1620 г., со службой всего в три месяца, полный переход на новую систему — в 1693 г.). Наборы осуществляли сами полки, для чего выделялись специальные охотники-офицеры. Финансовая сторона рекрутства была возложена на специальных отдельных комиссаров. Рекрутство разрушило сословно-привилегированный характер армии: с 1703 г. набирать их начали и из крепостных. Это стала вполне абсолютистская армия нового подчинения и регулярного строя.

Переход к новой армии вызвал, во-первых, введение новых налогов — повсеместных и общих — контрибуции, а затем и акциза. Во-вторых, стала формироваться совершенно особая организация военно-гражданского управления в центре и на местах. В качестве посредников между гражданскими и военными властями учреждались в округах комиссары. При них — окружные коллегии из рыцарства и чиновников, выполнявшие обязанности контроля за финансами и в силу этого с полицейской властью. При очередной реорганизации армии курфюршество было разделено на 3 военных округа, каждый во главе с военным губернатором (с 1655 г. — генеральным военным комиссаром). Под его началом сложилась целая сеть военных должностных лиц: генерал-квартирмейстер (по размещению войск), генерал-провиантмейстер (по интендантству), генерал-аудитор (по общему контролю за расходованием средств). На уровне провинций и новоприсоединенных земель учреждались должности старших комиссаров, при полках, расквартированных по крепостям и городам, — комиссаров с финансовыми полномочиями. По сути, рядом с чиновничье-бюрократическим государством сложилась новая организация — военное государство, регулировавшее различные сферы управления в единстве и в замкнутой подчиненности верховной власти курфюрста. Это была не только административная особенность государственного строя Бранденбурга. В этом заключалась важнейшая предпосылка к нарочитой военизации политики Пруссии в XVIII в. и деформированному значению в ее последующей истории военного элемента.

Правовая политика власти во второй половине XVII в. была направлена также на отказ от старого сословного строя. В 1653 г. собрался последний ландтаг полного состава. Потеряло значение сословное финансовое управление в связи с введением постоянных и неизменных, собираемых только по воле власти налогов. Дворянство стало превращаться в замкнутое сословие: запрещалось недворянам приобретать рыцарские имения, ограничивалось право вступать в брак с недворянами.

Благодаря искусной дипломатической игре курфюршеству удалось приобрести новый государственно-политический статус. Поскольку статус самого Бранденбурга в рамках империи не мог подвергаться переменам, герцогство Прусское (крупнейшее из новоприобретенных областей) было объявлено королевством. Это получило признание европейских государств (1701). Курфюрсты Бранденбурга получили титул прусских королей, а малонаселенная и экономически отсталая Пруссия стала политическим центром реформированного государства, в котором сложился особый, военно-бюрократический абсолютизм.


§ 30. Развитие государственной организации в Италии: города-республики

Средневековые государства в Италии

Ко времени распада империи Каролингов (IX в.) Италия представляла собой множество разных по историческому типу и уровню развития государственности самостоятельных и полусамостоятельных государств. Только часть страны (прежнее Лангобардское королевство) находилось под властью франкской династии. Южная Италия принадлежала Византийской империи. Вследствие политического союза римских пап с Каролингами в VIII в. образовалось особое Папское государство с центром в Риме (просуществовавшее в итоге до 1870 г.). Несколько крупных областей Средней Италии образовали самостоятельные герцогства, которые попеременно были под властью то Каролинтов, то римских пап. Отдельные земли или древние итальянские города вообще сохраняли полную (насколько это было возможно) самостоятельность на основе феодальных прав своих сеньоров. В IX в. из обломков империи Каролингов образовалось самостоятельное Итальянское королевство. Существовало оно более номинально. С середины Х в. Северная и Средняя Италия стали объектом завоеваний и политических притязаний Германии, а затем и полностью вошли в Священную Римскую империю германской нации. Это в еще большей степени способствовало феодальному дроблению страны.

Новую административную организацию на большую часть страны принесла власть Каролингов: графства, маркграфства, которые контролировали королевские посланцы. Однако с IX в. основной политической и административной фигурой становится епископ (глава церковного округа); им подчиняются в итоге города, округи, прежние графы и т. п. Епископы приобретали от императоров и королей иммунитеты и привилегии, которые становились основой их феодально-сеньориальной власти. В борьбе с этими привилегиями и правами епископов и сформировалась новая итальянская государственность — города-коммуны. Их становление пришлось на Х — XI вв.

Важнейшей особенностью развития социальных связей эпохи феодализма в Италии было широкое развитие городов и городского строя. Это было связано со своеобразием в том числе и экономического уклада: раннего развития торговли, финансового посредничества, морской торговли, ремесла. На базе нового экономического подъема страны в XI–XIII вв. ожили многие древние центры городской жизни — Кремона, Парма, Верона, Болонья, возникли новые — Феррара, Венеция, Алессандрия и др. Города постепенно становились политическими центрами ближайшей округи, подчиняли своему влиянию феодальные владения вне городов, отдельные области и даже герцогства.

Социальные силы, связанные со специфически городской экономикой: купцы, объединенные в цехи ремесленные мастера, старый городской нобилитет — сформировали в городах особые политические системы — коммуны. Власть осуществлялась на республиканских началах: создавались представительные органы с властными и судебными полномочиями, а также исполнительные институты, подчиненные представительным. В организации и реализации власти принимало участие большинство имущего населения городов — это было важным условием социальной стабильности городов в условиях окружавших их феодальных отношений. Однако города не могли долго существовать изолированно от них, постепенно они втягивались в сложную систему сеньориальных связей. Городской патрициат смыкался со средним и мелким дворянством. В силу объективной разности социальных интересов жителей, города Италии стали ареной острых политических кризисов, классовых и партийных противоречий, иногда продолжавшихся века. В этих условиях коммунальные институты власти оказались недолговечными. И почти во всех городах-государствах Италии коммуны стали основой для формирования в позднее Средневековье синьорий — особой, специфически итальянской формы государственности. Синьория своеобразно сочетала прежние коммунальные институты и учреждения (даже условную выборность правителей народными представителями) с доминированием единоличного правления в военной и исполнительной сферах, с установлением политического режима самой неприкрытой тирании. Династии новых синьоров-правителей устанавливали особого рода отношения с номинальными носителями высшей власти в Италии — римским папой, императорами, — получали от них признание особых прав, своего статуса, новые титулы.

Переход от коммун к синьориям исторически способствовал укреплению централизаторских тенденций в Италии, появлению на месте разрозненных областей и городов более крупных государств монархического типа. Власть в этих государствах приближалась по типу к абсолютным монархиям. Однако наибольшее своеобразие государственно-политического развития Италии в Средневековье и эпоху Возрождения выразили именно республиканские политические институты. Благодаря идейной преемственности многое в них ожило из времен классического Рима. Несколько веков существовали городские республики в Генуе, Милане, Ферраре, Вероне, Падуе и других. Наиболее крупными и значимыми государствами стали Флорентийская и Венецианская республики.


Формирование Флорентийской коммуны

Основанная как римское поселение еще в I в., Флоренция к Х в. стала одним из важных торговых и экономических центров всей Средней Италии. Этому благоприятствовало положение города на стыке торговых путей Италии, особые политические обстоятельства. Экономический подъем укрепил городской строй. В итоге сформировались совершенно новые классы городского населения, интересы которых до некоторой степени противостояли интересам феодальной знати окружавших город областей, феодальной организации империи, власти епископа и оставшегося с франкских времен маркграфа. В XI–XII вв. Флоренция обрела политическую самостоятельность города-коммуны.

К XI в. в области Тоскана (центром которой была Флоренция) коллективная собственность на землю стала значимым явлением. В управлении и использовании этой общей собственности начали формироваться ранние институты коммунального управления. Борьба за политическую независимость стала вторым источником коммунальной самоорганизации. Среднее и мелкое дворянство Тосканы поддержало город в борьбе против епископа. К концу XI в. он оставался только номинальным правителем, рядом с ним существовал светский вице-управитель. Горожане избирали для своих дел 12 консулов (управлявших коммунальными делами — по два на каждые два месяца). Появились собрания («парламенты») горожан. В 1115 г. Флоренция окончательно закрепила политическую самостоятельность.

Социальный уклад Флоренции был отмечен жестким расслоением горожан. Причем это расслоение стало играть определенную роль в политической системе коммуны. Богатейшему, но немногочисленному слою знати (земельные магнаты, феодалы, крупные городские собственники) противостояли собственно городские слои (торговцы, финансисты, судьи и врачи, ремесленники). В свою очередь городское население не менее резко делилось на старших и младших. К XIII в. это разделение нашло прочное правовое закрепление в цеховой организации коммуны — в делении на старшие цехи (их насчитывалось 7) и младшие (до 25), которые располагали различной мерой влияния на управление городом.

Различия интересов отдельных классов городского общества в отношении политики германских императоров вызвало особый раскол городской коммуны. Горожане сформировали две сословно-политические партии — гвельфов (противников империи) и гибеллинов (поддерживавших ее, опиравшихся на знать и областное дворянство). На протяжении XII–XIII вв. партии вели отчаянную борьбу за политическое влияние в городе, периодически расправляясь со своими соперниками.

В это же время начали возникать новые политические институты. Для руководства военными делами и общей политической деятельности коммуна приглашала правителя — подеста. Но рядом с ним возникла новая магистратура, которую народ коммуны («пополаны») как бы противопоставлял правителю, связанному более с верхушкой города, — капитан народа. При них в качестве распорядительно-совещательных органов стали формироваться разного уровня городские собрания.

После очередного кризиса политики германских императоров, поражения их сторонников во Флоренции, в городе установился политический строй, основанный на господстве народа, объединенного в цехи, и на представительных коммунальных учреждениях (конституция 1250 г.). После нескольких политических реформ во Флоренции сформировалось полное доминирование (к концу XIII в.) цехового коммунального устройства. Знать была практически отстранена от влияния на институты власти.

Своего расцвета коммунально-республиканское устройство Флоренции достигло к началу XV в. Тогда же город и объединившиеся вокруг него области Тосканы подошли к пику своего экономического могущества и влияния на дела в Италии. Социальные противоречия внутри городской общины, подъем борьбы городских низов против одворянивавшейся верхушки городского патрициата спровоцировали кризис коммунальной организации. Несмотря на сохранение внешних форм коммуны, путем частичных реорганизаций в городе периодически устанавливался режим правления патрицианской олигархии. Богатая Флоренция вызывала интерес и со стороны укрепившихся в городе феодальных магнатов. После нескольких десятилетий внутренней борьбы, военных кризисов олигархия передала власть в городе единоличному правителю — Козимо Медичи (1434). Коммунальная организация сменилась синьорией. Правление династии Медичи продолжалось более трех веков, опираясь на старые институты и новые порядки, приближавшиеся к абсолютной монархии. По конституции 1532 г. Флоренция стала герцогством, коммунальные учреждения перестали существовать. К концу XVI в. город стал центром централизованного абсолютистского Великого герцогства Тоскана.


Государственная организация Флоренции

Система власти во Флорентийской республике-коммуне была основана на сосуществовании самых разных учреждений и институтов — как по своему происхождению, так и по порядку образования. Строгого распределения полномочий между ними также не было, скорее было различие функций — причем не только государственного, но и обычного коммунального содержания. При этом, согласно городским уставам 1250, 1282 и 1293 гг. (последний — «Установления справедливости» — надолго стал фактически конституцией коммуны), определяющее политическое влияние сохранили цеховые объединения полноправных граждан Флоренции. Государственная организация тесно переплеталась с самоуправлением.

Номинально высшим правительственным учреждением республики была коллегия правителей (с 1282 г. — приоров, приорат). Их выбирали путем сложной двойной и тройной процедуры по кварталам города (по 4 от двух кварталов и по 2 от трех). В основных государственных решениях коллегия была обязана советоваться со старейшинами цехов, т. н. ректорами или консулами. Старейшин выбирали цеховые мастера на 6 месяцев, приоров — на 2, и ни те, ни другие не могли переизбираться. Решения по новым налогам обязательно требовали согласия цехов. Законодательные решения приората нуждались в особом одобрении других народных представительств и должностных лиц.

Роль главы исполнительной власти, по сути главы республики, выполнял подестá (должность учреждена в конце XII в.). Вначале это был исключительно глава обороны города и его внешней безопасности. Его даже обязательно приглашали из негородских жителей, чаще — знатных феодалов (специальная комиссия изучала кандидатов) на полгода или год. Город предоставлял подеста дворец, охрану-гвардию, денежное содержание. Его имя ставилось в заглавии городских актов, он считался главой городской юстиции, он возглавлял прием послов. Однако далеко не все сферы городской жизни и даже исполнительной власти были в его руках. Рядом с ним (с 1292 г.) была учреждена должность капитана и защитника народа, выдвигавшегося органами самоуправления и исключительно из «пополанов». Капитан считался главой цехового и народного ополчения, он же исполнял отдельные правительственные поручения, иногда действия по конкретным декретам приората. Он обладал специальной административной и судебной компетенцией, управлял финансовыми делами.

Ни подеста, ни капитан не могли управлять самостоятельно. Рядом с ними существовали советы: при подеста — Совет коммуны, при капитане — Совет народа. Первый представлял как бы весь город, и в его состав могли входить гранды. Второй был только народным, пополанским представительством. Совет народа (в числе до 150 чел.) избирался на год особой комиссией из членов правительства и особых советников; каждый квартал имел право на определенное число голосов (запрещалось только избирать одновременно родственников). Совет коммуны был более многочислен (в XIII в. — 300 членов: по 50 от квартала). Однако собрания в нем были жестко дисциплинированы. Регламентировалось время начала и конца слушаний, число ораторов. Под угрозой больших штрафов запрещалось прерывать оратора, уходить с собрания, говорить с места. Дела управления решались путем голосования при необычной процедуре — вставанием (сидя — «за», поднявшись с места — «против»).

Требование жесткой законности действий городских властей стало еще одной чертой республиканско-коммунального устройства. Граждане обязаны были соблюдать законы города и конституцию. Со знати даже брали особую подписку о соблюденииих за себя и семью под угрозой изгнания и большого штрафа. Для контроля за действиями правительства и должностных лиц создавались особые комиссии административной проверки: своя — для проверки действий приоров, свои — для подеста, для капитана. Наибольшее значение имел надзор за подеста, для чего Совет избирал особых синдиков. В случае жалоб граждан на то, что должностные лица вышли за пределы своей компетенции, устанавливался 15-дневный срок рассмотрения и возражений на это обвинение.

При различных должностных лицах создавались также особые профессиональные магистратуры. Наиболее важными были финансовые консулы (которых выдвигали цехи менял и импортеров шерсти). В их ведении были дела о сборе налогов, пошлин и т. д. А также чиновники общественного продовольствия, ведавшие закупками для города продуктов.

Совершенно особую роль в городских учреждениях играл гонфалоньер правосудия, избиравшийся народом. Он вместе с подеста рассматривал судебные дела и, как считалось, выступал защитником граждан и городских вольностей. В случае, благоприятном для гражданина, его вмешательство было безусловной защитой. В этом гонфалоньер как бы повторил значение народного трибуна эпохи классического Рима. Однако гонфалоньер также обязан был брать на себя руководство народным судом, когда преступление было очевидным и общество требовало саморасправы над преступником. В тяжких преступлениях гонфалоньер выступал как инициатор изгнания, конфискации имущества, лично руководил особой акцией — срытием дома (для чего при нем существовал даже особый отряд рабочих-саперов).

К XV в. многие учреждения и институты городской коммуны обрели новый вид и даже названия, но соотношение функций и переплетение полномочий остались прежними. При организации высших правительственных коллегий вошло в практику общее избирательное право лиц старше 24 лет, включенных в списки цехов (реально это было до 3 % жителей). После утверждения правления Медичи основная власть сосредоточилась в особых Совете ста и Совете 70-ти. За органами народного представительства сохранилась преимущественно роль совещательная и «одобрительная».


Развитие Венецианской республики

Венеция возникла как город на месте нескольких прибрежных поселений на рубеже IX — Х вв. Общинное самоуправление сформировалось еще ранее. Уже в VII–VIII вв. союзом островов управляли несколько выборных трибунов (по одному от острова), а народное собрание выбирало главу союза — герцога (несколько переделанное название этого титула duce стало позднее специальным обозначением правителя города — дожа).

К Х в. положение Венеции настолько укрепилось, что Византийская империя, которая была господствующей политической силой на Адриатическом море, признала город государственно самостоятельным. К середине XI в. завершилось в основном становление городской коммунальной организации. В отличие от других городов Северной Италии, где коммунальный строй не отличался устойчивостью и довольно быстро превращался в олигархическую или единоличную синьорию, горожане Венеции неуклонно стремились ограничить власть и положение собственных правителей. В 1032 г. был положен запрет на выдвижение в дожи по родству с предыдущим (традиция держалась того правила, что своего преемника выдвигает сам правитель). Тем самым был положен предел возможному превращению города в наследственную монархию. В конце XII в. при выборах дожа стали прибегать к народному голосованию путем создания особой коллегии выборщиков. С 1192 г. дож обязывался приносить присягу в верности венецианскому народу.

Социальный уклад венецианской коммуны несколько отличался от других областей Италии. Это сказалось на формировании и функционировании республиканских институтов в городе. Городская жизнь была практически не связана с крупными феодальными владениями. Знать была представлена преимущественно городским патрициатом, сложившимся на ростовщичестве и торговле. К Х в. венецианский патрициат приобрел социальную однородность, здесь отсутствовали столь критические для других итальянских коммун междусословные противоречия. Расширение венецианских владений в итоге начавшейся морской и колониальной экспансии города, опираясь на созданный мощный военный и торговый флот, позволило патрициату стать земельными собственниками. Вследствие этих и многих других причин, хотя венецианское общество и знало типичное для Средневековья деление на знать и народ, первые не противопоставляли себя второму. Не было здесь и непримиримой борьбы за власть. Почти на протяжении тысячи лет единственной социально и политически руководящей силой оставался городской патрициат. Цеховые организации и самоуправление не приобрели никакого политического значения и не претендовали на него. Сложившийся на этой основе политический строй не нуждался поэтому ни в каких двойных и тройных институтах для выработки компромисса интересов и отличался высокой степенью стабильности. Основные властные и правительственные институты, которые оформились во второй половине XIII в., почти неизменными просуществовали до XVIII в., времени заката самостоятельной Венецианской республики.

Экономические оживление в Италии XI–XIII вв. благоприятно сказалось на Венеции. Город стал важнейшим политическим и торгово-финансовым центром Северной Италии и Адриатики. Росту могущества коммуны способствовали крестовые походы. В результате своей поддержки крестоносцев Венеция не только резко обогатилась, но и приобрела немало новых владений в Италии и вообще в Средиземноморье. Стала формироваться Венецианская средиземноморская империя, особенно окрепшая после победы над Генуэзской республикой в XIV в.

XIV–XV вв. были временем экономического и политического расцвета Венеции. Почти вся Северная Италия, в том числе крупнейшие города Верона, Мантуя, Кремона и др., подпала под ее власть. Только на востоке борьба за греческие и критские владения с Османской империей шла неблагоприятно для Венеции. Республика стала важным субъектом европейской международной политики и дипломатии, поддерживая нерегулярные политические связи даже с Московским государством. В свою очередь активная внешняя политика и внимание властей к тайной дипломатии по-особому отразились на республиканских институтах.


Институты власти в Венеции

Государственная организация Венеции основывалась, во-первых, на функциональном различии институтов власти (это было типично для всех коммунальных республик), во-вторых — на значительно более оформленном различении властных органов от правительственных или исполнительных. Этому способствовала социально-политическая замкнутость институтов власти: в 1297 г. было принято решение о допуске только нобилитета к организации высших властей (эта условная политическая революция получила название «Закрытие Большого совета»). В 1315 г. власти составили «Золотую книгу» — список имеющих политические права активных граждан (куда вошло до 8 % населения города).

Главой республики был дож (герцог). Его выбирали пожизненно, следуя нарочито усложненной процедуре: от городских кварталов (или от Большого совета) выделялись выборщики, те образовывали вторую коллегию с привлечением дополнительных электоров, вторая — третью, та — четвертую (все разного количественного состава) и только пятая или шестая непосредственно утверждала предложенного кандидата. Эта система должна была препятствовать политическому сговору и авантюристам, затуманившим бы головы рядовым гражданам. Дож обладал преимущественно представительской властью, а также высшей юрисдикцией. Ему определялось содержание от республики, он носил особые знаки отличия. Местопребыванием считался особый дворец.

Основным органом государства был Большой совет. В него входило от 35 (в XIII в.) до 1500 граждан из «Золотой книги». В Совете принимали законы, налоги, осуществляли руководство должностными лицами города и назначали их. Совет проверял деятельность дожа. Но повседневная правительственная деятельность была в руках Малого совета. Его составляли «6 мудрецов» (от 6 кварталов города). Они практически на профессиональной основе руководили административно-исполнительной деятельностью республики, осуществляли контроль за судебной и полицейской деятельностью дожа. С первой четверти XIII в. отдельно от советов оформился Сенат республики (вначале до 40 сенаторов, в XVI в. — до 300 членов). Это был орган, функционально руководивший армией и внешней политикой, финансово-торговыми и дипломатическими делами. Во главе Сената дож принимал послов.

К XV–XVI вв. усложнение правительственной деятельности привело к обособлению ведомств, подчиненных своим должностным лицам. Образовалась, по сути, коллегия министров — финансов, военного, посольств и т. д., всего до 16. При них сложился обширный бюрократический аппарат. Своей многочисленностью в XVII в. он поражал прибывающих путешественников. Особой частью правительства стал Совет десяти (образованный как исполнительный орган Большого совета и поначалу меняемый помесячно). Это был едва ли не первый в истории специализированный орган государственной безопасности. Впервые на него была возложена политическая задача «защиты конституции». При совете сложилась разветвленная полицейско-следственная служба, огромный штат доносчиков и профессиональных тайных агентов (в учреждениях республики были установлены даже особые ящики в дверях, куда «добровольные помощники» могли опускать доносы на граждан). Излишне раннее становление разветвленной бюрократии в Республике св. Марка (официальное название Венецианского государства) было одной из внутренних причин кризиса государственности в XVIII в., ее отрыва от социально изменившегося населения республики.

Государственность итальянских республик-коммун при всех различиях характеризовалась общим свойством: впервые в государственной истории здесь было осуществлено последовательное разграничение собственно законодательной и правительственной власти от органов и институтов исполнительного значения, получивших к тому же завершенную профессионально-бюрократическую организацию.


§ 31. Развитие феодальной государственности в Испании

Формирование испанских государств

В начале VIII в. Испания была завоевана арабами. Вестготское королевство и отдельные раннефеодальные объединения ранней эпохи перестали существовать. На большей части Пиренейского полуострова сформировался Кордовский эмират (с Х в. — халифат) — мощное арабско-мавританское государство со столицей в Кордове, тесно связанное с другими частями образовавшейся исламской империи (см. § 44.1).

Арабы завоевали Испанию тогда, когда там завершался социальный процесс феодализации. Родовая знать вестготов и других варваров уже почти слилась с прежними латинизированными рабовладельцами, подчинив себе крестьянские и полусвободные общины, основав крупные землевладельческие латифундии. Процесс феодализации был существенно деформирован в ходе завоевания: арабы захватили земли испанской и вестготской знати, церкви, королевского домена. В силу собственных традиций завоеватели не давали укрепиться особо крупным феодальным владениям. Новая ситуация поначалу несколько облегчила положение крестьянства, однако вызвала сплочение оттесненных на север и лишенных земель феодалов. Особым фактором нагнетания исторической напряженности стал религиозный гнет и проявления мусульманского фанатизма.

Арабское завоевание благоприятно сказалось на развитии в Испании городов. К началу Х в. здесь насчитывалось не менее 400 ремесленных, торговых и культурных центров, а несколько — Севилья, Кордова, Валенсия — стали крупнейшими городами тогдашней Европы. Укрепление политической роли и особого статуса городов позднее сказалось на чертах новой испанской государственности.

На севере Испании сохранялось несколько незначительных самостоятельных территорий. Отсюда в середине VIII в. началось отвоевывание объединенными войсками вестготских, испанских и франкских феодалов, в том числе и под знаменем борьбы за христианскую церковь, земель у арабов. Это историческое движение получило название Реконкисты (VIII–XII вв.). После ряда военных поражений арабов на западе сложилось (в начале Х в.) первое испанское государство — Леон-Астурия. Вскоре из него выделилась Кастилия, ставшая в 1037 г. королевством. Позднее два государства объединились. После походов франков на северо-востоке образовалось самостоятельное феодальное государство со столицей в Барселоне. В IX в. из нег» выделилась Наварра, а в Х в. — Каталония и Арагон; в 1137 г. они слились в одно Арагонское королевство. На рубеже XI–XII вв. обособилось графство Португальское, также вскоре ставшее королевством.

Реконкиста активизировалась в XII–XIII вв. Это было взаимосвязано с укреплением государственности в новообразовавшихся королевствах, сплочением их общей военной силы и острой потребностью в земельных владениях. Особую роль в историческом натиске на арабов-мусульман сыграла католическая церковь и возникшие в годы Реконкисты духовно-рыцарские ордена. К концу XIII в. за маврами оставался небольшой по размерам Гранадский эмират, где они продержались до конца XV в. В ходе Реконкисты завершилось формирование новой феодальной государственности на территории Испании. Хотя условия вековой войны, особенности сложившегося социального строя по-разному повлияли на политические черты государств в разных областях страны. И в социальном, и в политическом, и в культурном, даже языковом и этническом отношении Испания не составляла единого целого. Долгие века это препятствовало созданию национального государства.

Основную территорию Испании заняло королевство Кастилия (с XI в.). Здесь в ходе Реконкисты сложилось мощное феодальное землевладение церкви, духовно-рыцарских орденов и светских магнатов. Многочисленным был и слой мелкого рыцарства — идальго, владельцев замков (исп. castella — замковая, т. е. страна замков). Их военная служба была начальным звеном формирующейся вокруг королей единой государственности. Особое значение в становлении государства имело и население городов. Города были важными крепостями, опорными центрами Реконкисты. Население обязывалось нести военную службу, оно составляло значительную часть не только испанской пехоты, но и рыцарской конницы. Военная роль городов определила особую политику власти по отношению к ним. Короли закрепили за городами их традиционные права и привилегии в особых жалованных грамотах — фуэрос, которые составляли основу испанского права той эпохи. Сохранение фуэрос было одним из важнейших политических обязательств власти и главнейшим правовым обычаем страны. Города пользовались широким самоуправлением, избирая магистратов, членов городских советов, даже судей; они располагали собственным ополчением — милицией. Город считался центром прилежащей округи, которая вместе с ним пользовалась привилегиями по фуэрос.

Второе крупнейшее из государств Испании — Арагонское королевство (с XII в.) представляло особого рода политическую федерацию, куда на разных основаниях входили Арагон, Валенсия, Каталония и др. В каждой сохранялись свои правители. Арагон в большей степени, чем Кастилия, сформировал феодально-ленную иерархию. В ней главное место принадлежало не столько королям, сколько магнатам — богатейшим. Их особый статус определялся не только значительными земельными владениями, но и местом в государственной иерархии, сановными должностями и почетными титулами. Низшее дворянство в большей степени было вассалами магнатов, чем короны. Несравнимо слабее были развиты здесь города. Однако на протяжении XIII–XV вв. Арагон присоединил к себе значительные территории в Средиземноморье, в Италии, став крупнейшей морской державой Европы.

Третьим самостоятельным королевством была Португалия. В середине XII в. португальские короли окончательно отделились от Кастилии, признав себя вассалами папского престола. По социальному и политическому развитию Португалия была во многом сходна с Кастилией.


Ранняя монархия

Сложившаяся в крупнейших испанских королевствах государственная организация при многих различиях обладала типическим единством. Однако это не была законченная ленная монархия. Слабая централизация, недостаточное влияние королевской власти придавали испанской государственности XI–XII вв. значительные черты раннефеодальной монархии.

Полномочия короля были существенно ограничены. Монарх имел право приказов, конфискации владений и имуществ в случае преступлений, он представлял высшую военную власть. Прав законодательства заним не признавалось, он мог лишь санкционировать в виде фуэрос традиционные привилегии и правовые обычаи. Судебную власть король имел также только в пределах своего домена. Едва ли не единственным радикальным способом управления страной было право короля созывать церковные соборы; власть епископов, всегда поддерживавших централизацию и единство страны, была важным административным рычагом.

Положение королевской власти ослаблялось непризнанием ее наследственного характера. Королей избирали (из состава прежней королевской семьи) на советах духовенства и магнатов. Укрепление единства страны в особенности тормозилось особыми традициями престолонаследия: после смерти королевский домен делился между детьми, которые затем регулярно были вынуждены вести более или менее значительные войны за новое объединение владений.

Королевский дворец был номинальным представителем общегосударственной администрации. Реально его власть и деятельность не выходили за пределы королевского домена. Дворцовая служба была основана на типичном для раннефеодальной монархии домениальном начале. Главой администрации считался майордом (управляющий), выделился начальник рыцарской конницы (кабальерисо), дворцовыми финансами заведовал тесореро. Роль канцлера выполнял нотарио, который руководил писцами и секретарями канцелярии, вел королевскую переписку. Однако собственных государственных и, главное, судебных полномочий ни один из королевских официалов не имел.

Особым, не только феодальным, но и политическим статусом располагали магнаты. Они составляли совсем особое сословие, почти равное королям по своим привилегиям. Их нельзя было осудить за преступления ни к смертной казни, ни к телесным наказаниям. Суд в их отношении мог вершиться только королем, но и они сохраняли за собой право выдвинуть обвинение против короля. Знать была полностью свободна от налогов, их дома считались абсолютно неприкосновенными для должностных лиц и для закона. В случае нарушения привилегий, фуэрос или иных правовых обычаев, за магнатами сохранялось право объявить королю войну или по крайней мере прибегнуть к узаконенному праву денатурализации — отъезда на службу к другому монарху.

Основная масса дворянства (подразделявшаяся, в свою очередь, на инфанционов — королевских министериалов и идальго — рыцарей и щитоносцев, служилых дворян) даже близко не примыкала в своих правах и привилегиях к знати. Однако все дворянские слои в целом были резко обособлены от крестьянской массы: в XIV в. было даже узаконено право господ умертвлять своих подвластных «холодом, голодом и жаждой», и даже король был лишен права вступаться за подданных.

В судьбе правящего слоя времени ранней монархии почти политическую роль сыграл принцип майората в наследовании дворянских имений. Передача наследства допускалась только в одни руки. В результате в стране стало много лишенных собственности дворян, устремившихся в города, смыкавшихся с городским населением и вместе с ним формировавшим новую социальную среду. Они же стали основой для новой наемной королевской армии, которая обеспечила короне хотя бы некоторую самостоятельность в военных делах.

Сословная монархия

В период становления государственной организации во всех монархиях Пиренейского полуострова королевская власть была относительно слабее политической роли сословий, особенно сословных прав знати и дворянства. Под влиянием этих условий ленная (с чертами раннефеодальной) монархия довольно быстро приобрела формы сословной монархии. Уже с конца XII — начала XIII в. в отдельных королевствах возникли характерные для нее учреждения и институты. Роль и значение этих институтов, особенно сословно-представительных учреждений, в испанских монархиях XIII–XV вв. были настолько определяющими для государственно-политического развития, что Испанию можно назвать страной, где сословная монархия как форма феодальной государственности сложилась в наиболее классическом и завершенном виде.

Королевская власть медленно меняла свой статус. Ее значение объективно возросло вместе с укреплением централизованной администрации, но политических и правовых полномочий не прибавилось. К XV в. корона проявила отчетливые стремления закрепить за собой право на законодательство (с XIII в. короли издавали ordenamentos — уставы). Однако сословные порядки ограничивали это право пределами королевского домена либо подтверждением ранних фуэрос. Получили признание судебные прерогативы короля — аудиенции (1355–1371 гг.). Королевский суд стал одной из высших инстанций, в том числе по спорам политического характера. Чеканка монеты также была признана одной из королевских прерогатив. Король обрел признанное право руководить Советом (Арагон, 1344).

Повышению политического веса королевской власти способствовало изменение порядка наследия престола. Вместо избрания закрепилось право передачи престола в роде короля, следуя принципу майората: преемником становился перворожденный ребенок монарха. Однако это право сколько укрепляло позиции короны, столько же их и ослабляло. Майоратным преимуществом охватывались все дети, независимо от пола: престол могли отныне наследовать и женщины, что стало неединичным явлением, особенно в Арагоне. Возрастание значения брачных вопросов для короны предопределило укрепление влияния церкви и высшего духовенства на судьбы власти.

Королевский дворец превратился постепенно в высшее учреждение общегосударственной администрации. Он частью утратил домениальные черты, однако влияние коронных должностных лиц на местное управление было слабым и почти не институализированным. Состав королевских официалов изменился в сторону обособления общеадминистративных функций. Главным лицом коронной администрации стал хранитель печати — королевский канцлер. Он ведал составлением королевских грамот, дипломатическими сношениями. За ним закрепилось право визирования королевских распоряжений, а тем самым и право общеадминистративного контроля за их исполнением. Единственным из военных официалов короля остался знаменосец; остальные функции управления армией были в руках магнатов или сословных учреждений. Майордом сосредоточил у себя управление финансами. Появилась должность верховного судьи королевской юстиции — главного аделантидо.

В XIII в. возник Королевский совет как орган общеполитического и административного руководства; ему, в частности, принадлежало право решения важнейших военных дел и вопросов законодательства. В отличие от других сословных монархий Европы и в Кастилии, и в Арагоне советы были королевскими только по названию и по центральной значимости: формирование их в большей степени зависело от сословно-представительных учреждений, которые направляли туда до 12 советников. С XIV в. вошло в практику, что эти советники должны выбираться из наиболее сведущих законоведов (числом от 4 до 12). В XV в. Королевский совет подразделялся на 2 палаты с более точной специализацией: одна — судебная, другая — для чисто административных дел короны и королевства.

Важнейшие законодательные и политические решения принимались в собраниях сословных представительств — кόртесах. Они возникли исторически, из феодальных советов-курий времени ранней монархии. С утверждением системы сословных привилегий кортесы получили государственно-политическое значение властных органов, значение национальных представительств. На протяжении XIII в. к участию в кортесах привлекаются горожане (Леон — 1188-й, Каталония — 1218-й, Португалия — 1254-й, Арагон — 1274-й, Валенсия — 1283 г. и др.). Это придало прежним советам общегосударственное значение. За кортесами закрепилось право окончательного одобрения законов (которые готовили законоведы-легисты, а затем утверждали в Королевском совете), выдвижения депутатов в королевские советы. Кортесы имели и судебную компетенцию, принимая жалобы на королевских официалов и даже на действия короля, которые затем направлялись в независимый верховный суд. В отдельных случаях кортесы настолько доминировали над короной, что в них утверждались даже ежедневные расходы на двор короля. Все налоги подлежали обязательному рассмотрению сословиями.

Кортесы собирались по особым приглашениям короля. Однако длительные перерывы были невозможны из-за необходимости утверждения налогов погодно. В Каталонии, например (согласно Генеральной привилегии короля Педро II 1283 г.), кортесы обязательно собирались ежегодно; в Арагоне — раз в 2 года. Сословия созывались и заседали отдельно, по куриям. В арагонских кортесах их было 4: первая — высшее духовенство по праву личного присутствия и по королевским приглашениям, вторая — высшее дворянство по праву личного присутствия и по приглашениям, третья — выборные от дворянства, четвертая — представители 10 городов, 3 общин и 18 селений. Решения принимались также по куриям. Причем могли быть законы, принятые с согласия только одного сословия (капитулы) — в этом случае они считались обязательными только для этого сословия (в отличие от общих постановлений кортесов — конституций). Формально голосование определялось большинством голосов. Но в первых куриях голоса важнейших лиц (например, архиепископа) «весили» больше всех других. Для проверки полномочий депутатов и представителей перед созывом кортесов создавались особые комиссии на паритетных началах: от короны и от депутатов. Решения кортесов оформляли и обнародовали короли.

Наиболее своеобразным институтом сословной монархии в Испании были эрмандады — особые политические братства — корпорации общин, городов, рыцарства. Создавались они, как правило, территориально и конституировались на сессиях кортесов с целью охраны сословных привилегий и прав — фуэрос, причем не только против знати, но и против короны. «Мы всегда должны хранить наши фуэросы, обычаи, привилегии, хартии и вольности, — закреплено было в статусе Кастильской эрмандады, — мы должны единодушно указать королю на обиду… если удовлетворения не последует, мы должны все вместе защищаться и сопротивляться против нарушения вольностей». Право сопротивления посягательствам на сословные права было настолько абсолютизировано, что в случае предъявления грамот, противоречащих фуэрос, каждый член эрмандады призывался лично убить нарушителя.

Эрмандады формировали свою военную организацию, свою автономную юрисдикцию. Членство вних горожан определенной сословной принадлежности было обязательно. Братства располагали своим бюджетом, своим постоянным руководством — хунтой. У эрмандад сложилась и своя администрация во главе с президентом, капитан-генералом (военачальником), казначеем. Своя организация была и у судов эрмандад. С возрастанием роли королевской власти эрмандады постепенно превращались в орудие правительственной политики против социальных низов и против знати. Однако прочностьих самоорганизации делала эрмандады прежде всего институтом охраны сословных привилегий и учреждений.

Охране сословных прав была посвящена деятельность еще одного института эпохи — верховного суда (хустисии). Существование такого органа юстиции, по сути конституционной, было отличительной особенностью испанской сословной монархии, признаком ее особой прочности. Вместо ранее признанного права дворянства на вооруженное сопротивление королевской администрации (что препятствовало крепости централизованного государства) сформировалась судебная охрана сословных прав через выборные учреждения. На сессии кортесов создавался трибунал верховного судьи, назначавшегося королем пожизненно и несменяемого. Трибунал располагал мощными рычагами защиты подданных: правом фирмы (изъятия дела из любого суда для собственного рассмотрения) и правом манифестации (задержания под своей охраной подданного, преследуемого королевской юстицией). В 1390 г. кортесы создали и специальный институт инквизиции — сословных надзирателей за работой высшей хустисии. Суд был мощным орудием сословного покровительства, противодействия короне — особенно после того как почти на 150 лет судейское звание закрепилось за членами семьи Лануса.


Утверждение абсолютизма

Решающие успехи централизации в Испании пришлись на конец XV — начало XVI в. В 1469 г. королева Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский заключили династический брак. Это привело в 1479 г. к политической унии Кастилии и Арагона, а в конечном счете — к созданию единого Испанского королевства. Опираясь на поддержку городов, среднего рыцарства и новых торговых слоев, связавших свою жизнь с набиравшей силу колониальной экспансией, короне удалось нейтрализовать мятежную знать, подавить сословное противодействие. Идея укрепления централизации вызвала поддержку и со стороны кортесов: на сессии 1480 г. были ликвидированы политические привилегии знати, введены запреты на ведение частных войн, изъяты изих ведения многие частные доходы. Сословные учреждения выступили в итоге одним из орудий централизации на новой основе и создания мощной испанской монархии. (Поначалу Кастилия и Арагон сохранили свои учреждения, Фердинанд был уполномоченным правителем Изабеллы; суд в стране осуществлялся от имени обоих.)

Сословные учреждения, однако, еще долго сохраняли свое значение: в Кастилии кортесы собирались 44 раза до 1665 г., в Наварре — 43 раза (до середины XVII в.), в других областях — до 13–17 раз. Полномочия их постепенно сокращались. С конца XV в. кортесы не вмешивались более в дела престолонаследия, с XVI в. лишены были права петиций, влияния на законодательство. Заними сохранилось лишь утверждение налогов — впрочем, также сокращавшееся в своем значении после введения постоянных королевских податей с торговых операций.

В первой половине XVI в. были существенно ограничены церковная и сеньориальная юрисдикция, сформировалось постоянное войско, упало значение ополчений городов и эрмандад. С началом широкой колониальной экспансии в Африку и в Америку практически независимой стала королевская власть в делах внешней политики. Способствовали укреплению единого государства и власти монарха особые отношения монархии с церковью. Королям удалось добиться независимости испанской церкви от Рима, официальной наследственной власти над духовными орденами и над церковной иерархией. В завещании королевы Изабеллы едва ли не впервые официально высказывалась идея о преимуществе королевской воли даже перед законами государства.

Завершающим этапом в государственной централизации и утверждении абсолютизма в Испании стало правление Филиппа II (1556–1598), представителя новой в стране династии Габсбургов (с 1519 г.), ветви германских императоров. В эти годы под властью испанской короны был объединен весь полуостров (Португалия присоединена в 1580 г.), шли обширные завоевания в Новом Свете, в Африке. Испанская империя стала поистине всемирной державой, хотя и испытывала временами чувствительные поражения на море от новых соперников — Англии или Нидерландов.

При Филиппе II корона нанесла решающее политическое поражение кортесам и хранителю сословных привилегий — верховному трибуналу. Воспользовавшись восстанием в Сарагосе, которое поддержали сословные учреждения и даже объявили сбор армии для отпора королю, Филипп II, разгромив восставших, сместил верховного судью Лануса, отдал его под суд, а следом сократил полномочия трибунала, реорганизовал общегосударственные кортесы. Юстиция в стране отныне была только королевской.

В условиях противоборства короны с провинциальным сепаратизмом и сословными учреждениями единственным реальным путем становления абсолютизма была сфера управления. Создание центральной королевской администрации осложнялось расколом страны. Но постепенно новые учреждения обрели свои очертания. До середины XVI в. корона располагала сетью специальных советов для общеадминистративных дел — в основном они организовывались территориально (по Италии, Фландрии, Арагону, Индии и т. п.), но были уже и ведомственные (Военный, Финансовый). Важную роль в разрастании роли королевской администрации сыграл созданный в 1495 г. Совет рыцарских орденов, поставивший под контроль обширную церковно-имущественную сферу. При Филиппе II все советы были переведены в столицу — Мадрид. Они стали поначалу номинально, затем все более подчиняться управлению Королевского совета. Этот орган также был реформирован, утратив характер сословного представительства. По реформе 1586 г. в состав Совета входили президент и 16 правоведов-советников, подотчетных только королю. Роль Совета была сокращена только до совещательной — «для рассмотрения подлежащих обсуждению дел». В 1628 г. Совет был реорганизован в 4 специализированные палаты с определенными функциями (судебную, управления, провинциальную и т. д.). Наряду с ним с 1588 г. сложился узкий совет — из приближенных короля, его фаворитов, влиятельных духовных лиц. Дела специализированных советов во многом стали зависеть от назначенных королем должностных лиц — секретарей, которые в XVII в. практически приобрели положение министров.

В делах управления резко возросла роль советников и чиновников — особенно с юридическим образованием — летрадо. Они потеснили титулованную знать в провинциальном управлении, в городских делах. Юридическая профессия в Испании приобрела статус «благородной», престиж ее был высок. Чиновники-юристы сформировали даже особое сословие, получавшее привилегированные пенсии, права на майорат имуществ, оставшихся без наследников, государственное жалованье. Хотя социальное смыкание чиновничества со старой знатью и составляло немалую трудность в проведении централизаторской политики. Невыгодные королевские приказы под предлогом их неправового характера вызывали оппозицию рождавшейся бюрократии, для которой даже сложилось особое правило поведения: «повиноваться, но не выполнять».

С XVII в. в королевстве сформировалась постоянная армия на основе всеобщей рекрутской повинности. Однако политическая вовлеченность испанских Габсбургов в династические споры в Средней Европе, в противоборство в Италии и в Германии, сделав армию постоянной участницей военных авантюр, не способствовала становлению прочной военной организации. Испанская монархия в большей степени зависела от чиновничества, церкви и поддержки высшего дворянства (с XVI в. получивших особые титулы — грандов), чем от институтов, типичных для абсолютизма. Вследствие этого уже вскоре после своего государственно-политического укрепления испанский абсолютизм вступил в полосу затяжного кризиса, совпавшего с началом Нового времени. Попытки отдельных министров в XVII в. вывести страну из депрессии путем реформ оказались невыполнимыми. Испания утрачивала позиции политического гегемона в Европе, а затем и в Новом Свете.


§ 32. Формирование феодальных государств у славянских народов

Славяне в I тысячелетии

Славянские народы составляли вместе с германцами и балтами единую неолитическую культуру. К началу I тыс. они осели на территории Центральной и Юго-Восточной Европы. Продвижение германских племен, Великое переселение народов в III–IV вв. вызвали дальнейшую колонизацию славян, раздробилиих на западную и восточную, а затем и южную ветви, окончательно обособив в своем историческом развитии от западноевропейских народов.

К середине I тыс. западные и южные славянские племена находились на той же стадии социального развития, что и германские народы, — завершения формирования политико-правовой общности. Отсутствие прямого взаимодействия с Римской империей, ее порядками и институтами, предопределило историческое запоздание в становлении ранних государственных образований. К концу I тыс. славянские племена каждой ветви еще не составляли единых народов и сохраняли в основном родовые порядки с весьма слабой надобщинной администрацией. В отличие от германцев, однако, у славян большее общественное значение имели крепости-городища, которые были не только военными опорными пунктами, но и торговыми, а также культовыми центрами племен или возникавших более крупных союзов племен. «Всеми этими племенами, — замечал средневековый хронист, — не управляет один отдельный властитель. Рассуждая на сходке о своих нуждах, они единогласно соглашаются относительно того, что следует сделать. А если кто из них противоречит принятому решению, то того бьют палками, а если он и вне собрания открыто противится постановлению, то либо имущество его предается огню и разграблению, либо он уплачивает в собрании определенную сумму денег, сообразную с его состоянием» (Титмар Мерзебургский. Хроника. VI.25).

Важнейшее культурное и политическое значение для славянских народов имело принятие ими в IX — Х вв. христианства. Христианство пришло к славянам разными путями: западные (поляки, чехи) приняли его по римско-католическому образцу, южные (болгары, сербы) — по византийско-греческому. Это усугубило культурные и политические различия, связало славянские народы с разными традициями государственности. Вместе с христианской церковью к славянам пришла и надплеменная политическая организация. Это ускорило оформление собственной государственности. Общий фон историко-политического развития Европы, объективная вовлеченность славянских народов в международные отношения конца I тыс., в конфликты и военные столкновения существенно повлияли на то, что переход от протогосударственных образований к ранним государственным формам на основе феодального уклада был исторически коротким и занял не более двух-трех веков.


Становление Польского государства

На протяжении IX в. в землях, заселенных польской ветвью западных славян, сформировались два более или менее прочных центра надобщинной администрации в объединениях племен, называвшихся княжествами: Вислицкое с г. Краковом и северное — Княжество полян (которые позднее и дали самоназвание Польши). Социальная дифференциация в княжествах была незначительной: военные походы сформировали устойчивый класс рабов в польском обществе, общинная знать только обозначалась. Княжеское правление было только военным руководством и не имело государственного характера.

Постоянная военная опасность со стороны германских соседей стимулировала военный и политический союз польских племен вокруг наиболее прочного княжества — Польши. Во второй половине Х в. княжество развилось до уровня протогосударства, на рубеже Х — XI вв. получившего имя Полонии. Становление военного единства и протогосударственной администрации было связано с правлением польского государя Мешко I (960–992).

Раннее польское протогосударство обладало типическими для варварского королевства чертами внутренней организации власти. Правитель — князь, с 1025 г. король — обладал только военной и общеадминистративной властью. В решении важных вопросов короли опирались на совет знати. В этом собрании правящей элиты, куда входили люди из окружения короля, земельные правители и королевские министериалы (получившие от монарха земли или города в «уряд» — управление), а также духовенство, обсуждались вопросы войны и мира, наиболее значимые судебные дела. В городах сохранялись вечевые собрания, где предлагаемые знатью решения получали поддержку населения.

Общегосударственной администрации не существовало, управление основывалось на дворцово-вотчинном начале. Важнейшим из королевских назначенцев («урядников») был надворный комес, который управлял дворцовым хозяйством, судил суд от имени короля, а затем стал и командующим войском (воеводой). С начала XII в. появилась должность к а н ц л е — р а, который был хранителем печати, вел официальную корреспонденцию. Некоторые должности не были постоянными или ограничивались чисто дворцовыми делами (чашник, стольник и т. п.). Королевство подразделялось на округа во главе с наместником — каштеляном, власть которого вполне соответствовала графам западных королевств.

В середине XIII в. единое Польское королевство перестало существовать, раздробившись на несколько самостоятельных княжений и областей. В отношениях между правителями поначалу присутствовал принцип сеньората, согласно которому старшему по роду из князей, помимо наследственного удела, вручалось в управление центральное княжество и признавалось его верховенство над другими. Попытки отдельных правителей укрепить сеньорат, сделав власть полностью наследственной, встречали оппозицию знати. В середине XIII в. все уделы были признаны равнозначными, а князья — равными друг другу.

Все уделы подлежали разделу после смерти правителя. Это вызвало потерю королями безусловного наследственного преимущества, а затем и установление принципа выборности монарха. С избранием на трон, которое осуществлялось феодальными вечевыми собраниями, было сопряжено рождение первых земских и сословных привилегий (с конца XIII в.). В XIII в. нормальным явлением стали феодальные съезды (епископов и вельмож), где решались дела, общие для разных территорий. К началу XIV в. из этих съездов стало формироваться общенациональное представительство служилых людей и знати — сейм.

К середине XIV в. сложились социальные и внешнеполитические предпосылки централизации Польского государства. Объединение государства, решительные успехи которого связаны с правлением Казимира Великого (1333–1370), сопровождалось признанием нового внешнеполитического статуса Польши: отпала протекция римских пап над страной, а также претензии на верховенство со стороны германских императоров. Восстановленное Королевство Польское сложилось в форме сословной монархии. Королевская власть в ней была в особенности зависима от сословных институтов и предоставленных ранее привилегий.

Доминирование сословных интересов выразилось в становлении принципа нераздельности Польской Короны (правовое понятие «Короны», обособленной от личности монарха и как бы выражающее национальное единство, родилось в Англии в XII в.). Верховенство связывалось не с конкретным монархом, а с идеей вечного и постоянного существования Короны. В случае смерти монарха без наследников суверенитет и верховенство переходили к «народу», т. е. к дворянству: в истории Польши были значительные периоды «бескоролевья». Важнейшими соучастниками государственной деятельности становились тем самым сословные представительства: общенациональный вальный сейм (с начала XV в.), выросший из местных феодальных съездов, а также земские и провинциальные сеймики. Здесь решались дела о налогах, важные судебные споры, крупные политические вопросы. Сословные представительства оказывали влияние и на формирование королевской рады (совета) — правительственного органа, куда вместе с королевскими сановниками входили местные правители, высшее духовенство, титулованные магнаты.

Особые отношения короны и сословий были закреплены в «Генриховых артикулах» (1573), ставших своего рода конституцией польской сословной монархии. (Приняты они были в период резкого ослабления власти короля и короткого правления французского принца Генриха.) Артикулы утвердили неизменность выборов очередного короля шляхтой и существенные ограничения его власти. Без согласия сейма не могли решаться военные вопросы. Сейм избирал правительство — 16 сенаторов, без участия которых король не мог вести внешних дипломатических отношений, заключать брак, решать текущие дела. Нарушение статей конституции освобождало подданных от повиновения королю. Другой важнейшей гарантией прав сословий было отсутствие в Польше постоянной армии: войско организовывалось по принципу сословного ополчения, во главе стоял лишь номинально подчиненный королю великий гетман. Высшие военные чины наследственно закреплялись за немногими родами знати.

В XVI в. Польша оформила государственную унию с соседним Великим княжеством Литовским (литовско-русским государством), образовав вместе с ним Речь Посполитую (1569). Это было своеобразное объединение: феодальная федерация, в которой был единый монарх, избираемый одновременно общим национальным сеймом. Но каждое из государств сохраняло свою административную организацию, суд и армию. Единство обеспечивалось общими правами сословий и единым законодательством.

Государственные порядки сословной монархии, установившиеся в XVI в., в основном сохранились в Польше до конца XVIII в. Они и были одной из важнейших причин падения польской государственности.

Развитие чешской государственности

По сходному с польским историческому пути развивалась государственность у чешской ветви западнославянских народов: от раннефеодальной монархии к сословной. Развитие это было осложнено тем, что с Х в. Чехия попала в орбиту влияния Священной Римской империи и политического верховенства германских императоров. Такая связь быстро привела к утрате Чешским государством своей политической самостоятельности.

Внешнеполитический фактор осложнял формирование государственности у чешских славян с самого периода ее становления. Постоянные набеги кочевников с территорий соседних земель, прежде всего Паннонии, стимулировали образование раннего протогосударственного объединения — державы Само (вторая четверть VII в.) — еще тогда, когда внутренние предпосылки для перерастания надобщинной администрации в ранние государственные формы не сложились. Держава Само (названная поимени франкского купца, возглавившего отпор славян окрестным кочевникам) представляла чисто военное объединение племен, а не хозяйственную и тем более не политическую организацию. Просуществовав немногим более четверти века, она распалась, не оставив по себе никаких следов. Более четким обликом протогосударства обладало Великоморавское государство (IX — Х вв.), объединившее под властью устойчивой княжеской династии отдельные чешские, моравские и словацкие племенные союзы. Великоморавское государство было типичным варварским королевством, в котором получили развитие некоторые элементы феодального общества: наделение правителем своих подвластных землями вместе с административными полномочиями, феодальная служилая иерархия. Ко времени первых моравских князей относится принятие чехами христианства, а вместе с этим и утверждение церковной организации. Внешняя угроза сыграла решающую роль в судьбе ранней государственности чешских славян: натиск германцев, а затем венгров-кочевников положил конец раннефеодальному королевству.

Падение Великой Моравии дало толчок внутренней консолидации чешских племен по отдельным областям. В результате сформировалось собственно Чешское раннефеодальное государство, или держава Пржемысловичей (по имени княжеской династии). В 950 г. держава вошла составной частью в Священную Римскую империю, несколько позднее сформировалась церковная администрация Пражской епископии. В XI в. за чешскими князьями был признан пожалованный римским папой королевский титул; в XII в. титул был признан германским императором. Это дало чешским королям право быть включенными в число князей-избирателей и гарантов строя Священной Римской империи. Чешские короли присоединили к собственно Чехии земли Моравии, некоторые области Силезии, немецкие области.

Укрепление ранней государственности стимулировало углубление феодализации чешского общества в XI–XIII вв. В это время быстро росло сеньориальное землевладение, особенно церковное, сформировался довольно многочисленный слой феодалов — панов и владык. Однако здесь не появилось мощного слоя земельных магнатов. Поэтому в дальнейшем, даже при ослаблении единой королевской власти, в Чехии не произошло законченного дробления государства на уделы. Не сложилась в полной мере и сеньориальная монархия. Укрепление городского строя, а также не прекращавшаяся внешняя опасность стимулировали быстрый возврат к более централизованному государству уже к XIV в.

В период укрепления централизованного государства сложились основные институты и учреждения сословной монархии в Чехии. Власть короля в особенности стала зависящей от политического волеизъявления сословий: духовенства, дворянства, городов. Короли вступали на престол по избранию. Случалось, чтоих свергали по усмотрению сословных учреждений. Нередки были и вполне свободные выборы короля, когда сословия не считали нужным даже придерживаться династической преемственности. Король делил с сословиями военную власть, судопроизводство, законодательство, управление, распоряжение финансами. Большинство судов в Чехии перешло в руки дворянства. Основным государственным органом стал земский снем, или съезд трех сословий: панов, рыцарей и городского патрициата. Первые два съезжались на личном праве, города присылали представителей. Снемы рассматривали королевские предложения, но и сами обладали инициативой в государственных делах. Постановления подписывались королем, но и записывались в особые земские доски, которые считались как бы хранилищем права нации. Аналогичные снемы собирались и в отдельных чешских землях. Наиболее крупные дела решались на генеральном снеме королевства, где присутствовали представители-делегаты всех сословий и областей.

В 1526 г., после прекращения собственной королевской династии, в Чехии на престол был избран представитель австрийского дома Габсбургов. Это стало началом подчинения другому государству. Уже в середине XVI в. сословия стали испытывать давление на свои права со стороны королевской власти. Обострению противоречий способствовала Реформация. Чехия раскололась на протестантский и католический лагери. Законодательное урегулирование дел религии (в т. н. Майестате Рудольфа, 1609 г., которым протестантам гарантировалась религиозная свобода и возможность ее защищать особыми учреждениями) только ускорило кризис. Пытаясь отстоять сословные вольности, чешский снем принял новую конституцию (1619), фактически ликвидировавшую реальную монархию. Восстание в ее поддержку было разгромлено. И с 1620 г. Чехия потеряла политическую самостоятельность, став наследственными владениями Габсбургов. Права сословий были сведены только к участию в обсуждении налогов. Были отменены законы, гарантировавшие сохранение чешского языка, официальной религией стал католицизм. В XVIII в. австрийский абсолютизм ликвидировал остатки и собственной чешской администрации.


Болгарское царство

С начала VI в. славянские племена южной ветви проникли на земли Балканского полуострова, которые находились под властью Византии. Местное население было вскоре ассимилировано, а часть вытеснена на запад Балкан. Славяне, вторгшиеся в Византию, находились на стадии формирования у них надобщинной администрации. Необходимость военной борьбы с империей стимулировала ее становление. К VII в. сложился Союз Семи племен, который не был еще государственным образованием, а только военным союзом. Но в его рамках ускорилось образование властных институтов. Во второй половине VII в. в земли Семи племен вторглась кочевая орда протоболгар — народа тюркского происхождения. Главе кочевников хану Аспаруху удалось возглавить военные действия Семи племен против Византии и затем встать во главе нового межплеменного союза. Ослабленная в то время Византия признала самостоятельное положение объединения племен. Так образовалось Первое Болгарское царство (680 — 1018).

Первое Болгарское царство постепенно охватило значительную часть Балканского полуострова. Оно не было вполне государством по внутренней организации, в нем отсутствовали важнейшие институты единой государственности. Царство было протогосударством со всеми особенностями, которые обуславливались господством военной знати кочевых племен. В IX в. в Болгарском царстве приобрел отчетливые формы социальный процесс феодализации: появилась землевладельческая знать — боляре, связанные вассальными отношениями с ханами. Однако это никак не отразилось на становлении государственной организации. Более существенным событием стало принятие в 865 г. христианства по византийскому православному образцу. Это положило начало утверждению в Болгарии монастырей, а затем и церковного управления. К IX — Х вв. отчетливые формы обрел процесс этнического становления болгар как народа с преимущественно славянским элементом в языке, в культуре, в общем социальном укладе жизни. Появились города, игравшие роль военно-политических центров для племен.

В начале Х в. Болгария добилась почти полной независимости от Византии. Было провозглашено отделение болгарской церкви. Однако усиление царской власти в Болгарии, определенное военными удачами IX в., вызвало в кругах военной и земледельческой знати напряжение — тем большее, что занятое военными походами центральное правление никак не приобретало черт государственной администрации с хозяйственными функциями (что необходимо для эволюции протогосударства). В середине Х в. Болгария распалась на два царства: Западное и Восточное. Претерпев разрушительные походы сначала русских славян под предводительством князя Святослава, а затем и Византии, в 1018 г. Болгарское царство перестало существовать. Его основные территории стали провинцией Византийской империи.

Период византийского господства стал для болгар временем распространения у них феодального уклада и администрации византийского образца. В слоях привилегированных землевладельцев прижились новые формы условных феодальных держаний, сокращалось число свободных крестьян-общинников. Ко второй половине XIII в. среди болгар сложилась феодальная иерархия: царь — великие боляре — малые боляре — и сеньориальные иммунитеты. Однако феодальные права и богатство привилегированных сословий в Болгарии были невелики. А под византийским влиянием сформировалась разветвленная придворная и финансовая администрация. Поэтому для институтов сеньориальной монархии здесь не было места. И, освободившись от византийского владычества (после крупного восстания 1185–1187 гг. и нового кризиса в самой Византии), Болгария пошла по пути своеобразной раннефеодальной монархии.

Второе Болгарское царство (1187–1396) было особым вариантом варварского королевства, время которых в Европе уже прошло. Его государственные институты сложились во взаимосвязи с феодальной иерархией, но государственная администрация была создана византийским влиянием и была значительно прочнее, чем это было типично для варварских государств. В начале XIII в. Болгарское царство достигло своего расцвета: держава простиралась почти на все Балканы, началась чеканка своей монеты, восстановилась болгарская патриархия, сложилось правильное управление провинциями царства.

По византийскому образцу, правитель (ранее — хан или князь) Болгарии с Х в. звался царем. Власть его была наследственной. Царю принадлежало право на высший суд, военная власть, руководство администрацией. При царе существовал совещательный совет — синклит, членами которого были высшие придворные чины, «великие боляре», а также патриарх. При нарушении обычного порядка престолонаследия синклит превращался в расширенный феодальный съезд, который избирал нового царя.

Особенностью центральной администрации была ее двойственность: наряду с официалами царского двора существовали государственные чины, которые традиционно занимали высшие из боляр и духовенства. Последние и управляли государственными делами. Важнейшее место занимал логофет — канцлер и руководитель дипломатии. Протобестиарий заведовал финансами, великий воевода (протостратор) руководил царскими дружинами и ополчением. В отдельные области были назначены царские администраторы — дуки; особая администрация была в городах.

В XIII — начале XIV в. Болгарское царство попало во внутренний кризис, обострились феодальные распри. Серьезный удар нанесло монголо-татарское вторжение в Европу в середине XIII в.: Болгария стала распадаться на отдельные княжества, а затем и царства. Единая царская власть ослабела. Окраинные области подпали под влияние других соседних государств. В 1393–1396 гг. остаток Болгарии — Тырновское царство было порабощено Османской империей (см. § 45).

Югославянские государства

Формирование государственности у славянских племен, поселившихся на западе Балканского полуострова, было более продолжительным, чем в Болгарии. Славянское вторжение даже замедлило становление государственной организации у местных народов, которые с I в. находились под властью сначала Рима, затем остготов, а с VI в. — Византии и с VIII в. постепенно начали самоопределяться в политическом отношении. Области, примыкавшие к Адриатическому побережью, почти полностью находились под контролем Византийской империи, хотя здесь и не было установлено регулярной местной администрации. Еще одним фактором, существенно повлиявшим на формирование государственности, была разноэтничность населения. Славяне не везде преобладали, на северной части Балканского полуострова велико было влияние образовавшегося около 1000 г. Венгерского королевства. Только к Х — XI вв. обозначилось разделение на народности хорватов, сербов, черногорцев, самоопределение которых находило выражение и в образовании своих межплеменных протогосударственных союзов.

Юго-западные славянские народы прочнее других сохраняли общинные и клановые устои догосударственного быта. Основой общественного уклада у большинства народов была задруга — особая большесемейная община, которая представляла не только прочный хозяйственный коллектив (с общими владениями и даже общим потреблением), но и военно-административную единицу. Во главе задруги стоял глава рода (домачин, господарь), который вместе со своей женой управлял всеми делами большой семьи (ее члены были родней 2–3 поколений или приемными) и имел неограниченную власть над се членами, включая право суда и расправы. Византийское владычество в особенности способствовало консервации задруги, превратив ее и в административную и финансовую единицу. Сложные условия жизни в горной местности препятствовали распаду задруг. А все вместе тормозило феодализацию югославянских народов.

Объединения десятков и сотен задруг в рамках прежнего племенного союза или новой территориальной области составляли жупу во главе с жупаном — князем. К Х — XI вв. эти объединения приняли форму ранних государств (или протогосударств — в зависимости от степени сложности административных и хозяйственных связей). Стабильность и некоторую политическую прочность ранним государствам придали города, которые активно росли в особенности на адриатическом побережье. Такими ранними государствами стали Хорватское королевство (Х–XI вв.), Сербское княжество (середина Х в.). Наиболее значительным образованием стала Зетская держава, ядром которой были земли Черногории, но которая включила временно и все сербские области (середина XI в.). Как правило, полную политическую самостоятельность протогосударства приобретали вместе с освобождением из-под власти Византии.

В начале XII в. началось возвышение одной из сербских жуп — Рашки (вокруг средневекового города Раса). Территориальный рост и внутреннее укрепление княжества были взаимосвязаны с укоренением в сербском обществе феодальных связей по византийскому образцу, крупной земельной собственности, духовных владений. Важную роль в строительстве государственности играла церковь (в IX — Х вв. югославянские народы приняли христианство в основном по греческо-византийскому типу; в Хорватии, тяготевшей к Венгрии, больше распространился католицизм). В правление жупана Стефана Неманя (1070–1096) Рашка обрела единство государственной власти и монархических установлений. Стефан стал и основателем новой династии — Неманичей, с которыми было связано появление и расцвет нового крупного государства.

Держава Неманичей (1170–1371) объединила под властью сербских монархов большинство областей и народов Западных Балкан. В 1180-е гг. в нее влилась и Зетская держава, а с упадком Византии — и многие греческие области. С 1217 г. держава была провозглашена королевством, что изменило статус ее правителей. Пика своего могущества государство достигло при Стефане Душане (1331–1355). При нем феодальная монархия приобрела особый вид деспотовины — государства с крайне сильной властью центрального правителя при весьма относительной политической централизации страны.

Законодательная, административная и военная власть в державе Неманичей находилась в руках короля (с 1345 г. — царя «сербов и греков»). Царь считался и патроном церковной организации, которая также получила самостоятельность от Византии и даже собственный патриархат. Церковь обладала многочисленными привилегиями, закрепленными в законах, и была одним из финансовых и судебных рычагов государственной власти. В делах законодательства важную роль играли съезды феодалов — саборы (соборы). В отличие от западноевропейских феодальных съездов, югославянские саборы были прямыми продолжениями прежних родовых и общинных сходок — вече, последние из которых собирались еще в конце XII в. (Первые сословные собрания-саборы появились в Хорватии в 1273 г.) Центральная администрация строилась в основном по византийскому образцу. Главной фигурой был логофет — канцлер. Но в целом значение центральной администрации было небольшим (это еще одна особенность деспотовины). Основная тяжесть финансового управления, ведения военных дел и надзора за юстицией лежала на местных правителях-наместниках, назначаемых царем, — жупанах, севастах. При Стефане Душане была сделана попытка заменить власть наместников полностью бюрократическим управлением. Полномочия севастов и других жестко регламентировались законами. Идею неукоснительной законности как исполнения высшей воли правителя сербское государство переняло из Византии и проводило последовательно.

Расцвет державы Неманичей был недолгим. Укрепление царской власти вызвало обратный процесс: отпада несербских областей во главе с собственными феодальными правителями. В 1389 г. объединенные войска сербов и славянских княжеств были разбиты армией османов-турок. Королевство было поставлено в вассальную зависимость от Турции, а с 1459 г. полностью включено в состав новой империи с ликвидацией всех самостоятельных административных и судебных институтов.


§ 33. Развитие общественного самоуправления в феодальной Европе

Государство и самоуправление

Государственная организация эпохи феодализма не исчерпывала полностью потребности обществ в административном и даже политическом регулировании: для этого она была еще слишком неразвита. Только с формированием абсолютных монархий государство поглощает все другие, полезные для своего времени и уровня культуры, формы управления коллективами людей. На протяжении тысячелетий многие, не только чисто духовные и религиозные, дела находились в ведении церкви, которая также управляла людьми, но в формах, отличных от государственных. Наряду с государственной организацией и церковью в обществе эпохи феодализма сформировались и институты общественного самоуправления — на уровне отдельных территорий, центров, коллективов, объединенных социальным положением или производственно-профессиональной деятельностью.

Самоуправление — это право и возможность управлять общественными делами самими людьми помимо государственных учреждений; делают они это непосредственно или через особых представителей или учреждения, но обязательно на основе общегосударственных законов. Если люди какой-то местности или производственного коллектива приобрели возможность самим не только управлять, но и устанавливать правила и порядки, заменяющие общегосударственное право, тогда можно говорить оба втономии этого объединения или коллектива. Самоуправление в истории общества нередко перерастало в автономию. Но чаще оно уживалось с общегосударственной администрацией или сосуществуя с нею, занимаясь каждое своими делами, или государство санкционировало самоуправление, превращая его в особым образом построенное местное управление. Самоуправление проистекало из естественного объединения людей в целях самоорганизации своих дел. В феодальном обществе стремление к такой самоорганизации усугублялось многочисленными иерархиями, наличием сословных, профессиональных классов, обособленностью отдельных территорий. Поэтому именно с эпохой феодализма сформировалось большинство известных в истории видов самоуправления — начиная с исходного, общинного (касавшегося основной массы населения любого государства — крестьянства), затем территориального и до сословного и профессионального. Некоторые виды исторически воспринимали традиции самоуправления, сложившиеся в античном обществе. Но многие развились лишь в эту эпоху. В разных странах эти виды формировались и проявлялись по-разному. В Англии упрочилось земское, территориальное самоуправление. В странах Центральной и Восточной Европы большое значение приобрело самоуправление высших сословий. Но в целом самоуправление составляет важную часть не только государственной организации, но и шире — политической системы общества.


Общинное самоуправление

Самоуправление населения в пределах особо организованной территории — соседской общины — существовало в большинстве европейских государств. Наибольшее развитие оно получило в Германии в силу исторической укорененности общинного строя в укладе жизни еще франкской эпохи.

Ко времени ленной монархии в Германии (Х–XI вв.) установилась стабильная общинная самоорганизация, примерно одинаковая и в свободных крестьянских общинах (подчиненных только государственным местным властям — графам), и в расположенных на частных владениях. Хотя сельская община была исторической преемницей общины — марки франкской эпохи, многое в ее новой организации было плодами особых действий государственной власти по использованию общины в целях финансового, полицейского и административного контроля за основной массой населения.

Единицей общинной самоорганизации была марка. Она, как правило, не совпадала с единичным селением, но объединяла несколько деревень или хуторов. Полноправные общинники (такими могли быть только самостоятельные хозяева, имевшие дом и полевой надел, главы семейств и соответствующего возраста) и образовывали собственно общину в административных, хозяйственных, финансовых и полицейских целях. Во главе такой общины стоял старшина (с VIII в. известен титул старосты, или шульдгейса, традиционным наименованием был и сотник). Его определяло собрание общины сроком на один год. Иногда вместе со старостой дополнительно избирались лица со специальными полномочиями по надзору за лесными или полевыми угодьями.

Все выборные чины были только представителями общины. Полнота возможной власти оставалась в руках общинников. Большинство действий старосты требовало согласия общины или хотя бы ссылки на такое согласие (например, продажа общинных угодий, сдача их в аренду, передача каких-то дел на откуп приезжим). Общинные чины должны были представлять на решение собрания порученныеим вопросы, а также контролировать исполнение общинных постановлений.

Собрания общины проводились в произвольные сроки, право на созыв принадлежало старосте-старшине. Важнейшие решения, которые обязывали исполнять принудительно, должны были быть единогласными. (На практике это требование, конечно, зависело от общественного «веса» голосовавших либо приводило к частым потасовкам в собраниях.)

Основные полномочия общины были хозяйственными: до XII–XIII вв. это были в главном пределы пахотных земель, позднее — совместное использование лесов, лугов, водных угодий, а также управление общим имуществом (например, коллективно построенной мельницей). Главной гарантией прав общины было традиционное согласие на прием новых переселенцев и вытекающее из него право изгнать провинившегося из состава общины. Тем самым для членов общины собрание было и судебной инстанцией. Другим важным направлением прав и обязанностей общины были финансовые дела: в собрании утверждалась раскладка государственных или феодальных податей, натуральных работ и повинностей. Общинники были обязаны участвовать в местном суде округа, а представители общины — и в вышестоящем суде графа, где разбирались более важные дела. Отказ от участия в судебных или административных делах влек отягощение при раскладке податей, а позднее — и обычные штрафы. Такое участие было не столько правом, гарантирующим некоторые свободы, сколько обязанностью, и отяготительной: общинники должны были помогать судам и графу своими лошадьми, повозками, ловить преступников своими силами. Из этого вытекало, что общинам принадлежали и некоторые полицейские полномочия.

С углублением феодализации германского общества, традиционная марка сохранилась только на вольных землях. В общинах на королевской или церковной земле во главе общины стояли 2 или 4 служки, подчиненные вотчинному главноуправляющему — фохту. Для полицейских или административных дел фохт или служки привлекали совет марки, заменявший постепенно собрания. В общинах на частных землях полномочия собрания переходили к феодалу-вотчиннику, который по собственному усмотрению назначал (на основе патримониального права) старосту.

Внутренние принципы организации и правопорядка в общинах закреплялись в обычном праве или обычаях, которые с XIII в. стали регулярно записываться (Weisthümer). Отношения феодальных вотчинников с подвластными общинами определялись особыми соглашениями — инвентарями.

В XVI в. после реакции, наступившей за Реформацией и Крестьянской войной, вольные общины потеряли свои права и организацию. Все полномочия переходили к вотчинникам. К XVII в., исключая южные области Германии, земские общины полностью подпали под власть феодалов. Государственная власть специально укрепляла эту зависимость, создавая особые вотчинные округа из десятков общин, даже не входивших прямо в частные владения одного феодала, но административно и полицейски подчиненные ему. Право вотчинной власти могло принадлежать не любому феодальному владельцу, но только обладавшему особым титулом и имперским статусом (обладателю рыцарского имения). Вотчинник распределял повинности, налоги, осуществлял (сам или через назначенного старосту) хозяйственные дела, полицейский надзор, изгонял бродяг и нищих, организовывал поиск преступников по указанию высшей власти, сам решал мелкие уголовные и гражданские дела, назначая телесные наказания или штрафы, подвергая домашнему аресту; ему принадлежало право изгнания из общины. В XVII–XVIII вв. в сферу вотчинного управления были включены контроль за соблюдением благочиния, организация призрения бедных и сирот, попечение над церковью. Объем и содержание полномочий вотчинника регулировалось земским правом. Впоследствии общинно-вотчинное управление закономерно стало перерастать в общее территориальное самоуправление, касавшееся уже вообще всего населения.


Становление земского самоуправления

В Англии уже в средние века земское (территориальное) самоуправление получило наибольшее распространение. К началу эпохи Нового времени в Английском государстве большинство функций местного государственного управления осуществлялось учреждениями, сформированными населением той или иной территории на основе общих государственных установлений. Это придало особый облик английской государственности в целом и стало одной из предпосылок ее дальнейшего развития в условиях новых социальных отношений.

Развитое местное самоуправление в Англии сформировалось путем постепенной передачи центральной администрацией своих функций на места — в графства, которые были историческими единицами территориального деления еще с англосаксонских времен. С середины XIII в. графства сделались центрами военного дела в стране: армию Англии составляли собираемые по графствам ополчения, содержать которые должны были сами жители графств (в течение 40 дней в году). Это увеличивало полномочия местных должностных лиц — шерифов. В условиях сословной монархии, постоянного напоминания короне о сословных вольностях и Великой хартии 1215 г. на протяжении XIII в. неоднократно делались попытки сделать должность шерифа выборной населением графства (свободными землевладельцами и рыцарством), но с тем, чтоб он оставался и под контролем казначейства. После организации милиции (ополчения) графств местным властям были переданы полицейские полномочия по расследованию дел, связанных с созывом ополчений, нарушениями по службе, а затем и в связи с бродяжничеством. Все это никак не соответствовало полномочиям прежних шерифов и местных собраний графств, существовавших до того.

Для выполнения новых административных и полицейских задач в 1360 г. был учрежден мировой суд в графствах. Задачей его провозглашалось обеспечение «спокойствия подданных» и общественного порядка. Суд был представлен лордом, назначенным короной, выборными 3–4 «достойными людьми» из местных, а также несколькими законоведами. В 1361 г. весь состав суда стал полностью выборным: кандидатами становились, как правило, крупные землевладельцы (был установлен имущественный ценз), но окончательное утверждение осталось за лордом-канцлером.

Основной задачей суда вначале было задерживать «подозрительных лиц», бродяг, а также решать дела, связанные со сбором и содержанием ополчения. Позднее полномочия мирового суда расширились. Им было вменено в обязанность контролировать соблюдение цен на продукты на рынках, следить за соблюдением единства мер и весов, правил найма рабочих. В XVI в., когда Ремесленным уставом Елизаветы I было введено обязательное обучение рабочих в цехах, все споры между хозяевами и рабочими вообще были отданы в мировой суд. Мировые судьи должны были контролировать и пропорциональность обложения налогами, следить заих сбором. С началом Реформации и формирования англиканской церкви на мировые суды была возложена обязанность следить за соблюдением населением правил веры и церковных обрядов, преследовать еретиков в графстве.

Вначале мировые суды осуществляли свою деятельность при помощи только старост и десятских по общинам. Для раскладки налогов организовывались также особые местечки (к XV в. таких насчитывалось уже до 200). В XVI в. в качестве низшей единицы самоуправления закрепился церковный приход.

Со становлением англиканской церкви утвердился порядок выборности местных священнослужителей членами церковной общины. Это привело к реальной самоорганизации общин: к 1520 г. по Англии насчитывалось уже 940 приходов-общин. Приходское собрание (в котором участвовали полноправные жители поселений вокруг церкви) определяло себе пастора, его заместителя — викария из священнослужителей, а также двух церковных старост из мирян для финансовых и хозяйственных дел. Содержание церкви и жалованье священнослужителям находились в ведении собрания. В XVII в. государство возложило на приходы обязанность содержания и призрения бедных. Для этого вводился местный налог, за сбором и использованием которого также следили сами жители. Их суду были подведомственны мелкие проступки, связанные с несоблюдением общественной морали и церковных правил, они следили за сохранностью церковного имущества. Затем к ведению приходов была отнесена и дорожная полиция. Приход следил за общей раскладкой налогов. Общий контроль за полицейскими делами в общине остался за мировым судом. Тем самым мировой суд и приход составили законченную двухзвенную систему местного самоуправления, к XVII в. распространившуюся по всей Англии.

Английский вариант местного самоуправления был общесословным (хотя на деле участвовать в нем могли лишь имущие и с особым традиционным статусом своей недвижимости). В других странах Европы сложилось чисто сословное земское самоуправление. Законченный вид оно приобрело в Венгрии в период сословной монархии, в XVI–XVII в.

Дворянство провинции образовывало комитатское дворянское собрание. В собрании принимались местные законы, решались дела управления. С XVI в. здесь же проводились выборы депутатов от провинции в Государственное сословное представительство, составлялись наказы им. При собрании существовал и дворянский суд (седрия). Теоретически в собрание могли приехать все дворяне, но реально был введен имущественный ценз (владение не менее чем 1 крепостным с землей, двумя — без земли или уплата особых налогов). Однодворцы посылали своих представителей. В своих решениях собрания должны были подчиняться государственным законам и постановлениям Государственного представительства.

Главой самоуправления был назначаемый королем ишпан — из баронов провинции. Иногда его должность была даже наследственной. Он же считался председателем дворянского суда, начальником дворянского местного ополчения. У него был помощник — алишпан, который выполнял уже чисто государственно-административные функции.

Собрание избирало дворянских судей и присяжных (до 12) в уездные суды. Эти суды занимались полицейскими делами, а также контролировали сбор налогов. Дворянство имело право выбирать и самих сборщиков налогов. Для проверки финансовых дел, отчетов при собрании создавались временные комиссии. Таким образом, практически все функции не только управления, но и контроля за управлением на местах сосредоточивалось в местных дворянских органах.


Городское самоуправление

Рождение городского самоуправления исторически было связано с сословным и политическим обособлением горожан от других классов феодального общества и с превращением городов в особые общественные организмы, а не только в простые административные центры. Закономерно, что наиболее развитые формы городское самоуправление получило в тех странах, где наибольшее развитие получил сам городской уклад жизни — в Германии, Франции, Испании. В Италии расцвет городов был настолько значимым, что самоуправление большинства из них превратилось в автономию и даже особые города-государства (см. § 30).

Внутреннее городское управление в странах Западной Европы, связанных с государственными традициями Римской империи, в начале средних веков традиционно воспроизводило основные институты античного Рима. В городах существовали совещательные советы (из местной аристократии, привилегированных граждан, городского патрициата) и избираемые, иногда пожизненно, консулы, которые обладали исполнительной властью. В древних городах Италии советы нередко носили название Сената. С укреплением к Х — XI вв. феодальной государственности города в подавляющем большинстве подпадали под прямую власть сеньоров: епископов, герцогов, королей. Представительные органы и учреждения практически исчезли, а консулы (или другие должностные лица) превратились в официалов сеньора, хотя назначались главным образом из горожан. Воля сеньора определяла наличие (или отсутствие) особых прав, привилегий горожан, а главное — их подсудность.

На волне расцвета городской жизни в XI–XIII вв. по всей Европе, когда города становятся центрами торговой и экономической жизни своих стран, горожане начали борьбу с феодальными сеньорами за свои права и самостоятельность. В результате сеньоры, чаще всего епископы и короли, предоставляли городам отдельные вольности и привилегии, закрепленные в особых хартиях (первые появились в начале XI в.). Более упорная борьба, иногда вооруженная, привела к тому, что многие города стали признаваться коммунами — самостоятельными общинами с особыми правами своих жителей и своей административной и судебной организацией. Города-коммуны освобождались от повинностей в пользу бывших сеньоров. Взамен этого они обязывались выплачивать ежегодную ренту-налог и предоставлять военную помощь. Город становился как бы коллективным вассалом. Нередко города сами стали выступать в роли феодала по отношению к окрестному крестьянству: приобретать земельные владения, обязывать деревенское население повинностями.

Необходимость самостоятельно решать внутренние военные, административные и финансовые дела приводила коммуны к образованию учреждений самоуправления. Первоначально установилась выборность традиционных должностных лиц — консулов. Их было от 5 до 24 в разных городах, и выбиралиих по разной системе сроком на год. Они командовали местной милицией-ополчением, контролировали рынки, правила ремесла и торговли, вершили суд. Иногда стал образовываться специальный городской суд. С усилением влияния внутри городов торгово-ремесленного населения и падением положения городского патрициата, собственнической аристократии в городах возросло значение народных собраний: городских, поквартальных, профессиональных; появились и представительства — городские советы.

В Германии представительные советы выросли из городских судов, которые ранее составляли совет общины при сеньоре, участвовавший по феодальным правилам в господском суде. В конце XII — начале XIII в. такие советы появились в Базеле, Страсбурге, Утрехте, Любеке. К XIII в. городской совет стал основным органом управления, взяв на себя выполнение всех прежних сеньориальных функций. Члены совета стали зваться городскими советниками (впервые такой чин зафиксирован в Любеке). В одних городах советники назначались пожизненно, в других избирались на год (процедура избрания известна с XIII в.) особой коллегией выборщиков от профессиональных или территориальных объединений. Такой городской совет стал исторически первым органом городского самоуправления в новых условиях.

Позднее в городах появилась должность бургомистра (во Франции и Англии — мэры); Иногда он был как бы председателем городского совета. Иногда рядом с ним был особый председатель, а мэр-бургомистр играл роль старшего городского администратора. В малых городах (с населением до 1–2 тыс. граждан) существовали только советы.

С XV в. в городах Германии из городского совета стала выделяться особая управа (впервые во Франкфурте-на-Майне). Управа занялась определением своих должностных лиц: по контролю за рынками, мерами и весами, городским арсеналом, промыслами и т. д. Должности эти были почетными и неоплачиваемыми, но нередкоих исполняющим предоставлялись льготы по налогам или другие привилегии. Должности были обременительными, тем более что уже с XIII в. сложился принцип обязательности общественного назначения («Никто из избранных коммуной лиц не вправе отказываться от избрания», — гласила одна из хартий). Это стимулировало закрепление должностей за городским патрициатом.

Полномочия советов и управ стали расширяться. В XIII в. в Германии императорскими конституциями и постановлениями райхстага они получили судебную власть в отношении города, а затем и городской округи. С XIV в. получили распространение собственные налоги на городские нужды. Одним из самых первых был налог на евреев за разрешение проживатьим в городах (в Испании, в Германии). Городские советы стали заводить собственные печати, крупнейшие города — чеканить свою монету, устанавливать свой герб, утверждавшиеся императором.

Организация и полномочия городского управления фиксировались целостными правовыми актами. Иногда, например в Кельне, такие акты принимали вид внутригородской конституции (Союзная запись 1396 г.). Так стало формироваться целостное городское право (см. § 39). В XII–XIII вв. город в Германии стал особым субъектом права — по отношению к другим имперским или земским властям.

Развитие городского строя и его судебной и административной организации приводило к тому, что городское самоуправление перерастало свои первоначальные рамки. Крупнейшие города становились в полном смысле автономными: Любек, Гамбург, Кельн, Франкфурт. Города, для укрепления своей обособленности от курфюрстов и даже императора, образовывали особые политические союзы. Самыми известными и длительными в Германии были Ганзейский союз во главе с Любеком (с XIII в.), причем органы управления и суда Любека стали как бы правительством для всего союза. Рейнский союз (с 1254 г.), объединивший свыше 100 городов. Швабский союз (с 1376 г.), в составе более 40 городов.


Профессионально-сословное самоуправление

В рамках городской организации сложился еще один вид самоуправления — самоуправление сословно-профессиональных организаций. Иногда оно подстраивалось как бы к городскому, образуя его нижний, второй «уровень». Иногда сословно-профессиональное самоуправление первенствовало в городах, а общегородские учреждения, советы и магистраты, всецело зависели от территориальных или профессиональных объединений в городе.

Еще до становления городов как обособленных коммун, торговцы и ремесленники для охраны своих общих (общинных) интересов стали образовывать союзы — как правило, принимая идейное покровительство кого-либо из святых христианской церкви и получая на это благословение епископов. Такое благословение означало разрешение на некоторые привилегии, главным образом в суде. Первые объединения купцов, ремесленников, крестьян, занимавшихся торговлей, по их профессиональной, а не территориальной принадлежности— гильдии — известны с VIII в. В качестве особых объединений-товариществ с торгово-хозяйственными целями они появились позднее — в Германии (Вестфалия) к XII в. Старейшие уставы гильдий относятся к XI–XII вв. Гильдия представляла своего рода профессионально-церковную общину, где все члены товарищества были равны и равно обязывались признавать власть и покровительство общины, власть ее представителей. Так было положено начало гильдейскому самоуправлению.

Собрание всех членов гильдии управляло делами такой общины, выбирало (и смещало) старшину гильдии. Старшина руководил деятельностью внутригильдейского суда по рассмотрению споров между членами гильдии, а также по претензиям со стороны других лиц к членам общины. Собрание определяло права и обязанности членов гильдии, порядок ведения торговых и хозяйственных операций, нормы сборов со своих членов на нужды общины, а также для общегородских дел. С усилением самостоятельности городов в гильдии стали объединяться преимущественно торговые люди — купцы одного города и даже одного «профиля» (суконщики, занятые морской торговлей, хлеботорговцы и т. п.). Но затем гильдии уступили свое первенствующее место другим, более сложным профессиональным объединениям — цехам.

Цеховое самоуправление было неотъемлемой чертой всей организации средневекового города. Цехи в качестве объединений-товариществ ремесленников и других профессионалов по их местожительству известны с XI в. (в Германии, например, первыми были союз башмачников в Вюрцбурге 1128 г., союз ткачей в Майнце 1099 г.). К XIII в. они стали основной формой организации профессиональных дел и защиты интересов торговцев, ремесленников и лиц других профессий (в итальянских городах не редкость были цехи юристов и судей, врачей, ювелиров).

В своей внутренней организации цехи уже не были общиной равных. Здесь строго различалось положение мастеров, подмастерьев и прочих работников. Полноправными членами цеха были только мастера, они же одновременно были полноправными членами городской общины. Собрание мастеров во главе со старшиной цеха, избираемым изих числа на очередном годовом цеховом празднике, было высшим распорядительным органом цеха. Здесь определялись требования к вступающим в цех, проводились профессиональные испытания, назначались цеховые взносы, а главное — здесь определялись профессиональные требования к работе: качеству и виду производимых изделий, их количеству и нередко даже общецеховой цене. По всем этим вопросам собрание мастеров обладало абсолютными и принудительными полномочиями. Цех ограждал своих сочленов от конкуренции со стороны чужаков, а впоследствии даже получил право давать согласие на поселение вообще лиц своей профессии в городе. Собрание мастеров обладало и судебными полномочиями в отношении своих членов, вплоть до права уголовных наказаний — телесных и штрафов. Правда, до XV в. наиболее важные постановления цехов подлежали утверждению городскими советами.

Нередко цехи получали настолько большое значение, что общегородские органы самоуправления составлялись только из выборных представителей от цехов (например, в Кельне Большой совет города составлялся из выборных 22 цехов и обществ). В XIV–XV вв. в рамках цеховой организации образовались вторичные, внутренние союзы подмастерьев. Это были своего рода тайные общества с целью защиты своих сочленов от произвола мастеров. Они решали вопросы о соблюдении условий труда (едва ли не главным здесь было требование к мастерам об отдыхе в послепраздничные дни). Эти союзы получали и судебные полномочия в отношении своих членов, нередко отличные от общецеховых.

Еще одним своеобразным вариантом профессионального самоуправления было самоуправление университетов. Университеты появились в Западной Европе в XI–XII вв. (только в Испании появились раньше, но в рамках арабской культуры). Самыми древними были университеты в Павии, Болонье, Палермо, Париже, Оксфорде. Большое распространение получили университеты в Германии: Пражский (1347), Гайдельбергский (1386), Кельнский (1388) и другие. Согласно традиции, университеты получали от своих феодальных покровителей привилегии на освобождение от налогов, собственную юрисдикцию. Исполнение вытекающих из этих привилегий прав и функций и стало основой для университетского самоуправления.

Полноправными членами университетов были (1) профессора и (2) учащиеся. Профессора объединялись в факультеты, собрания которых решали вопросы преподавания, допуска к преподаванию и, главное, присвоения ученых степеней и званий. Делегаты факультетов и объединений учащихся имели право выбирать правителя университета — ректора (ректором мог быть представитель и профессуры, и студенчества). Ректор обладал административной и хозяйственной властью, правом дисциплинарного, уголовного и гражданского суда над всеми «членами и подданными университета», в том числе над населением принадлежащих университетам земель, городских слобод. Так как в избрании ректора принимали участие студенты, его власть не распространялась на научные вопросы и на присуждение ученых степеней, допуск к преподаванию. Высшую власть на факультете представлял совет профессоров во главе с деканом, факультеты имели свой матрикул, печать, свою кассу. Кроме факультетской, в университетах были и другие формы самоуправления: студенты одной нации объединялись в землячества, особые малые коллегии (с собственными уставами) решали вопросы цензуры издаваемой литературы и научных споров.

Профессиональная обусловленность начал университетского самоуправления оказалась важным фактором распространения его на другие виды культурной жизни. В XVII в. во Франции, в Германии начали формироваться первые научные академии, которые также получали права на самоуправление в административных и финансовых вопросах по образцу университетов. Причем в отличие от цехового самоуправления университетское и научное сохранилось даже в периоды абсолютизма.


§ 34. Римское право в средневековой Европе

Система права, сложившаяся в древнем, классическом Риме, не окончила своего исторического существования вместе с падением Римской империи. Новые государства в Европе создавались на исторической основе римских политических и правовых институтов, и значительная часть населения в них продолжала жить по традициям римского права и судопроизводства. Римское право обладало особыми внутренними качествами: высокой юридической техникой, разработанностью почти всех сторон правоотношений тогдашнего общества, развитым индивидуализмом, который выше прочих ценностей ставил охрану законности частных прав и личных интересов. Этим было предопределено, что в разных странах в разные века значительным будет интерес к использованию, применению римского права для регулирования новых общественных отношений. Особое отношение к древнему римскому праву было взаимосвязано с вообще почтительным отношением культуры Средневековья к древности, к праву великой Империи. Римское право стало представляться завершенным Разумом Права, своего рода всеобщей философией и практикой права. Такое историческое перенимание, рецепция (от receptio — усваиваю) — римского права стало важной частью формирования нового национального права в странах феодальной Европы. Рецепция римского права была общеевропейским явлением, но в разных государствах она протекала по-своему.


Римское право в варварских королевствах

Сформировавшиеся на землях бывших римских провинций в V–VI в. варварские королевства (см. § 22) не могли игнорировать традиционное римское право: основная часть населения жила по его правилам. Обычаи и право самих варварских германских племен были еще очень неразвиты, чтобы стать полноценным и совершенным государственным правом. В результате стал происходить особый исторический синтез разных правовых систем. Новые памятники права стремились воспроизвести переработанное римское право и приспособить его к новым условиям. Римское право тем самым как бы продолжило свою жизнь, но это было уже не вполне классическое римское право.

В королевстве Остготов правила римского частного права сохранились в полной силе для римлян. В провинциальном судоустройстве остались римские процессуальные порядки экстраординарного и искового процесса. Некоторое применение имели нормы римского права и в случаях конфликтов варваров с римлянами. Созданный при короле Теодорихе сводный эдикт-кодекс воспроизвел систему доказательств, применяемую в судах, целиком основанную на римском праве. Юридическая практика засвидетельствовала применение правил, содержащихся в Кодексе Феодосия — одном из первых сводов императорских конституций Рима, распространенном в Европе до кодификации Юстиниана.

В Лангобардском королевстве римское право также сохранило свое действие. Традиционную римскую юстицию варвары упразднили, и суды стали происходить по собственным лангобардским порядкам, зафиксированным, в частности, в систематизации под названием Эдикта Ротари (643 г.). Но уже в законах короля Луитпранда (VII в.) многие институты и термины (стипуляция, формы залога имуществ, основания для расторжения сделок и т. д.) были прямо заимствованы из источников римского права. Семейные и наследственные права римлян, а также детей от смешанных браков (которые, в общем, не поощрялись в королевстве) регулировались исключительно этими переработанными римскими правилами.

В наибольшей степени романизация права коснулась Вестготского королевства. Вначале короли вестготов пытались сохранить применение исключительно собственного права. Однако несравненно более высокая техника римского права, его распространение в среде судей и знатоков права заставили изменить отношение власти к нему. В 506 г. по распоряжению короля Алариха II был подготовлен и введен новый свод права, известный под названиями «Римский закон вестготов» (Lex romanorum Visigothorum) или «Сокращение Алариха» (Breviairum Alaricionum). Бревиарий Алариха был наиболее творческим опытом новой систематизации римского права, в значительной степени самостоятельной (руководителем был граф Гаярих). При его составлении были использованы выдержки из Кодекса Феодосия, императорских конституций, сокращенный текст «Институций» Гая, отрывки из «Сентенций» юриста Павла, другие римские кодексы и сочинения императорской эпохи. Нормы классического римского права в Бревиарии подверглись переработке: в частности, было выпущено все, что касалось правовых разделений между римскими гражданами и негражданами, привилегий особого квиритского права и др. Наибольшего внимания удостоились нормы, касавшиеся имущественных и обязательственных прав.

Бревиарий Алариха стал важным правовым источником не только для римских традиционных городских судов (представленных сенатами и правителями-ректорами), но и для собственных вестготских. Правда, в 654 г. король Хиндасвирд запретил употреблять в судах римское право. Однако за полтора века римские нормы и правила прочно вошли в новое право. Систематизация собственного вестготского права в новой редакции — «Народный закон Вестготов» — была в значительной степени проведена с учетом традиций римского права.

Даже после запрета на прямое применение в судах римского права в ученой и церковной среде королевства вестготов продолжалось изучение римского права. Выдержки из источников римского права содержались в широко распространенном сочинении знаменитого церковного деятеля и политика епископа Исидора Севильского «Начала» (VII–VIII вв.). По сути компиляцию римских императорских законов представляли и первые систематизации права, выполненные для церковных нужд в IX в. В среде практиков бытовали и сокращенные переводы сделанных в Византии комментариев на Свод Юстиниана.

В Бургундском королевстве также в значительной степени было сохранено римское судоустройство и римское процессуальное право. Свод собственного варварского права — «Закон бургундов» (Lex Romana Burgundionum) — не только был написан на латыни, но и заключал в себе многие римские юридические правила и институты. Он применялся к римскому (неварварскому) населению до тех пор, пока в 506 г. не составили особый свод законов для римских граждан королевства. Источниками для него послужили выдержки из императорских конституций последних веков, а также сочинения Павла и Гая.

С середины VI в. было разрешено применять римское право к римскому населению и во Франкском королевстве. В 788 г. по указу Карла Великого была опубликована новая редакция Бревиария Алариха II.

Укрепление королевской власти в новых государствах сопровождалось повышением значения королевских законов. Прямое применение римского права стало выходить из употребления. К VIII в. традиция римского права заглохла в Англии. С 650 г. было запрещено использовать его в судах Толедского королевства. С середины IX в. запрет коснулся и Северной Франции. Римское право сохранилось только в Лангобардском королевстве. Тамошние правоведы и юристы-практики стали даже оценивать римское право как «закон для всех поколений». Под эгидой католической церкви продолжалось преподавание римского права в школах. Традиции римского права сохраняли в своей практике нотариусы, деятельность которых получила особое распространение к Х — XI вв. в Северной Италии. Эта ученая и практическая среда стала источником восстановления впоследствии интереса к римскому праву.

Возрождение римского права. Глоссаторы

Общее оживление городской жизни в XI–XII вв. в Европе повысило интерес к культурным традициям. Практические потребности юстиции, особенно в гражданских отношениях, обратили внимание к изучению правового опыта прошлого. Древние памятники римского права стали вновь входить в обиход благодаря их сохранению в научной среде.

Центрами возрождения применения римского права стали Южная Франция и Северная Италия — не только наиболее социально и культурно развитые области тогдашней Западной Европы, но и в большей степени сохранившие наследие римской культуры вообще.

Во второй половине XI в. в Провансе были составлены для практических и учебных нужд так называемые «Извлечения Петра». Неизвестный Петр поставил в них своей задачей исследовать «сущность естественного и гражданского права» и на этой основе «ниспровергать несправедливость». По содержанию «Извлечения» представляли собой правила из первых 24 книг Юстиниановых Дигест; варварские законы и правовые обычаи Петр игнорировал совершенно. Истинный «разум права» тем самым связывался только с римским правом, которое следовало вводить в обучение правоведов, а через преподавание — и в практику.

К началу XII в. в городах Ломбардии (Северная Италия) возникло несколько юридических школ, тесно связанных с практической юриспруденцией. В поисках ответов на все новые вопросы практики правоведы стали регулярно обращаться к вновь найденным древним памятникам и рукописям текстов римского права — главным образом к собраниям императорских конституций (по варварским переработкам, по сокращенным византийским сборникам Юстинианового Свода). Древние тексты объясняли, интерпретировали — наиболее известной была школа интерпретации университета в г. Павии. Руководства для нотариусов (самые известные написаны в Павии и Вероне) уже прямо воспроизводили многие правила римского права. К древним текстам стали прибегать во всех сомнительных или спорных случаях: «Древние говорили, что когда закон не содержит предписания относительно известных казусов, то последние должны рассматриваться согласно с римским правом, которое является всеобщим».

Чисто римская по своим традициям, сложилась школа практической и теоретической юриспруденции в Равенне. Однако самой известной стала школа Болонского университета.

В конце XI в. в Болонье был основан университет — один из первых в средневековой Европе. Здесь возникла собственная традиция преподавания и изучения римского права, оказавшая большое влияние на теоретическую и практическую юриспруденцию в других странах. Одним из первых профессоров был Пепо (последняя четверть XI в.). В 1076 г. его даже приглашали для участия в судебном деле по иску местной герцогини, которое было решено с использованием римских «Дигест». Это было одно из самых первых известных судебных решений средневековья, где римское право было прямо использовано как действующее. Подлинным основателем новой школы стал Ирнерий (конец XI — начало XII в.). Он начал регулярное преподавание римского права с использованием вновь найденных древних памятников, в том числе Свода Юстиниана. При объяснении древних правил Ирнерий комментировал тексты, пытаясь суммировать содержание разных правил, и излагал выводы в виде кратких замечаний на полях рукописей. Этот метод был воспринят его учениками. И по нему вся школа впоследствии получила название глоссаторов (от glossa — замечания на полях).

Глоссаторы занялись скрупулезным изучением древних текстов: в их представлениях, рукописные свидетельства не могли быть ничем опровергнуты, кроме самих же текстов. Стремясь к непротиворечивости, они комбинировали разные тексты разных древних авторов и памятников, создавая собственные краткие определения и выводы. Большое значение имел общий схоластический метод — сравнение всех текстов вместе. В анализе этих текстов, их подразделении на основные и второстепенные понятия глоссаторы достигли высокого формального мастерства. Свои наблюдения последователи школы излагали в виде особыхсумм (предварительного истолкования части Юстинианового Свода) или сокращений — сборников юридических правил для конкретного случая.

Большую известность приобрели четверо учеников и последователей Ирнерия — «четверка докторов»: Булгар, Мартин, Якоб и Гуго (середина XII в.). Они не только занимались преподаванием, но и в качестве консультантов императора Священной Римской империи оказали влияние на решение многих практических и политических вопросов, использовав опыт римского права. Взглядыих несколько различались. Так, Мартин в своих высказываниях и трудах подчеркивал значение правовой справедливости и доброй воли, с позиций которых, по его мнению, следовало трактовать и древние тексты. Другой из глоссаторов, Булгар отстаивал идею «строгого права»: в науке и тем более в практике не должно быть места для истолкования законов, дух и буква древнего текста должны соблюдаться неукоснительно.

Наивысшего расцвета и распространения Болонская школа достигла в первой трети XIII в. При профессоре Азо число учащихся праву достигало 10 тыс. (он даже читал лекции на площади). Совместно с одним из старших коллег Азо составил переработанный свод правил из римских конституций — Summae, — который стал важнейшим трудом нового правоведения. Выводы и наблюдения школы, итоги анализа римских текстов были изложены в «Полной глоссе» (Glossa Omnia) последнего из знаменитых глоссаторов Аккурсия (около 1250 г.). Этот труд стал основой для юридической практики на несколько столетий.

Влияние трудов глоссаторов не ограничилось Италией. Во второй половине XII в. в Южной Франции были составлены собственные руководства для изучения и применения римского права в духе Ирнерия. Несмотря на то что папа римский запретил в 1220 г. преподавание римского права в Парижском университете (чтобы не было сомнений в единственной ценности церковного права), в правление Людовика IX использование римского права в практике возродилось. Особый свод «Книга правосудия и тяжб» почти на 2/3 состоял из цитат римских источников. Для Франции римское право оказалось особенно важным, так как только оно могло противостоять разрозненным местным обычаям. Идеи глоссаторов проникли даже в далекую Англию. В XII в. профессор Вакарий составил «Книгу для бедных студентов», по которой они должны были изучать римское право по сокращенной методе. Вакарий исповедовал воззрения Булгара, считая, что только законодатель может истолковывать закон и интерпретировать его.

Рекомендации глоссаторов ограничивались тем, что было написано по тому или другому вопросу в «Дигестах». Но там многое было устарелым и несоответствующим времени. Древнее право входило в противоречие с новым королевским законодательством. Это вызывало сомнения в безусловной ценности древних правил. Выход был найден следующим поколением правоведов, сделавшим из римского права своего рода общую правовую науку.


Комментаторы (постглоссаторы)

В конце XIII в. на смену глоссаторам и их методу пришли т. н. комментаторы, или постглоссаторы. Родоначальником и теоретиком нового направления позднее стали считать испанского философа Раймунда Луллия (1234–1315). Луллий сделал попытку поставить на службу практической юриспруденции, нуждавшейся в многочисленных конкретных рекомендациях, новейшие тогда методы испанской (и арабской) философии, в частности «особое искусство, посредством которого можно с разумной необходимостью вывести из общих понятий всякие истины». Он составил несколько общих сочинений по новой философии права, где обосновывал мысль о том, что любые частные положения права могут и должны быть изобретены при помощи непререкаемых «всеобщих принципов».

Постглоссаторы довели до совершенства схоластический метод. С помощью чисто логических категорий они проводили анализ уже не столько древних текстов, сколько правовых принципов и институтов. Нередко эти принципы и институты были предполагаемыми (отсутствовавшими в источниках классического римского права). Таким путем были введены общие понятия собственности, обязательства, держания, которых не знало древнее право. Комментаторы ввели в юридическую теорию и практику очень существенное понятие о юридическом лице (persona fictiva — фиктивное лицо), с помощью которого стали разрешаться практически очень сложные вопросы взаимных требований людей и учреждений, государства, церкви. Особенно важным оказалось новшество, внедренное в классическое понятие о собственности: разделение на «прямое господство» (dominium directum) и «полезное обладание» (dominium utile). С его помощью реалии иерархической земельной собственности феодального типа оказались включенными в общую систему других норм традиционного римского вещного права.

Другим новым приобретением школы постглоссаторов стало безусловное признание первенства принципов естественного права. Вырабатывая общие понятия права, постглоссаторы одновременно смотрели на них как на универсальные, абсолютные по содержанию и по значению: в таких общих понятиях заключены вечные и неизменные требования права и естественной справедливости. А любые нормы позитивного права (зафиксированного источниками и древними текстами) должны сверяться с безусловными заповедями естественного, должны трактоваться в его духе. Согласно одному из правил «юридического искусства» Р. Луллия, «позитивное право должно быть сведено к праву естественному и с ним соответственно». Тем самым постглоссаторы стали активно приспосабливать римское право к потребностям своего времени. И это приспособление было особенно влиятельно и важно, так как постглоссаторы не оставались только профессорами либо теоретиками, они привлекались в качестве консультантов в судах.

Одним из самых знаменитых комментаторов был итальянский профессор Бартоло де Сассоферрато (XIV в.). Ему принадлежит обобщающий труд по комментированию с новых позиций всего Юстинианова Свода. Его идеям, в частности, обязан один из важнейших принципов европейского обязательственного права, согласно которому содержание соглашения определяется не столько формальными требованиями к сделке, но законами места исполнения, платежа и т. д. Это значительно упростило денежные и другие взыскания, заставило внимательнее относиться к местным узаконениям и судебным порядкам. Другим известнейшим из постглоссаторов был профессор Балдус де Убалдис (XIV в.), ученик Бартоло и один из видных судей в городах Северной Италии.


Римское право на пороге Нового времени

К началу XVI в. старые приемы и методы школ глоссаторов и комментаторов потеряли общественные симпатии. Эпоха Возрождения принесла с собою новое, историческое и гуманистическое отношение к античной культуре, а вместе с этим — и к значимости римского права для современных нужд. Кроме того, в большинстве стран Запада к этому времени сформировалось собственное разветвленное королевское законодательство, собственные, пусть и уступающие римскому с точки зрения юридической техники, правовые системы. Судейский произвол, прикрываемый ссылками на «разумную справедливость» в пренебрежение законов, стал вызывать общественное осуждение и оппозицию властей.

Еще одной особенностью и одновременно изъяном применения римского права в Европе было то, что глоссаторы своими трудами заслонили подлинное классическое право. Содержание глосс признавалось чуть ли не за Священное писание юриспруденции, заключение глоссатора признавалось важнее текста. А любая критика разбивалась о вопрос: не думаешь ли ты, что глосса не знала текста или не умела его анализировать так же хорошо? Авторитет глоссаторов подменил собою авторитет римского права. То, что не было в свое время зафиксировано в глоссах, объявлялось несуществующим и недействующим.

Последователи гуманистического направления стали относиться к римскому праву по-другому. Свод Юстиниана они начали анализировать исторически и филологически. Старые тексты стали очищаться от искажений, в римском праве увидели развитие: правила эпохи Цицерона и Цезаря были совсем не такими, как во времена Юстиниана. Отношение к римскому праву как к писаному разуму было поколеблено; оно осталось классическим образцом. Новая форма изучения римского права получила название «галльского метода», и наиболее видными представителями гуманистической школы стали французы Я. Куяций (XVI в.) и Я. Готофред (XVII в.). Куяций был первым, кто исторически трактовал памятники римского права, показал историческую обусловленность многих древних институтов. Готофред составил непревзойденные по мастерству систематизации книги по Кодексу Феодосия, впервые опубликовал по найденнымим рукописям полный текст Юстинианова Свода. С этого времени римское право стало составной частью новой юридической науки.

Особое развитие получила рецепция римского права в Голландии. Здесь сложилась так называемая элегантная школа теоретической и практической юриспруденции (XVII в.). Через голландскую практику правила римского права повлияли на формирование права в Новом Свете, особенно — на морское, международное право.

Наибольшее практическое применение римское право получило в Германии (Священной Римской империи). С конца XIV — начала XV в. профессора и доктора права в Германии стали обязательными членами имперских судов. Их заключения играли роль руководящего источника права при вынесении решений. Приоритет применения римского права поддерживала императорская власть: единое римское право было оружием в борьбе с местным правовым партикуляризмом. При проведении общеимперской судебной реформы 1495–1530 гг. было специально оговорено, что римское право имеет прямую и вышестоящую силу в новых судах («Кто ссылается на римское право, имеет основательный иск»); собственное германское право в случае коллизий должно было уступать место римскому как jus commune (общему праву). Такое прямое использование римского права в качестве общегосударственного получило название нового применения (Usus modernus Pandectarum). В дальнейшем на его основе сложилась знаменитая научная школа пандектного права, повлиявшая на формирование всего нового германского права — вплоть до XX в.

Широкое и преимущественное использование римского права в противовес местным обычаям и кодификациям вызывало и недовольство — особенно со стороны дворянства (привилегии которого не находили соответствия в правилах римского). Так, рыцарство Баварии в 1497 г. подало в рейхстаг прошение, где говорилось: «Совершаются многие противные нашим обычаям отсюда обманы, ошибки и затруднения… некоторые из наших профессоров права не знают наших нравов, а некоторые, если и знают, не желают придавать нашим обычаям значения». Неоднократно в XVI в. земские ландтаги выдвигали требования судить по местным обычаям, а не в соответствии с римским правом. Поклонение уступило место критике, а затем и язвительному отношению к римскому праву как собранию схоластических приемов и оторванности от жизни.

Римское право в рецепированном виде стало важнейшим первоначальным источником формирования новых национальных систем права в Западной Европе. Но оно же явилось причиной значительных деформаций этих систем, с самого начала находившихся под мощным влиянием древней юридической системы — высокой по технике, но принадлежавшей другому обществу и почти другой цивилизации.


§ 35. Формирование судебно-правовой системы Англии

Становление юстиции «общего права

После нормандского завоевания середины XI в. в Англии сохранились судебные порядки и обычаи англосаксонских времен. Влияние новой монархии было еще слабым, чтобы подчинить себе и переустроить юстицию разных областей страны. Для хотя бы некоторой степени единообразия Вильгельм Завоеватель предписал придерживаться «хороших и испытанных законов Эдуарда Исповедника».

Суд вершился в собраниях сотен и графств под председательством шерифов и вице-графов на основании местных обычаев. Судьями выступали исключительно свободные землевладельцы. Сохранились и вотчинные (манориальные) суды в отношении вассалов и зависимого населения. Основные судебные обычаи остались от англосаксонских времен: вызов на суд, личное обвинение, соприсяжничество, испытание в виде ордалий, поручительство соседей или клана, объявление преступника изгоем и «вне закона». Правовым новшеством норманнов стал обычай решать дела судебным поединком — своеобразной, полуспортивной схваткой тяжущихся с использованием примитивного вооружения (щита, палки и т. п.). В отношении движимых имуществ также полностью были сохранены правила англосаксонского права. Дела о землях регулировались впредь по нормандским обычаям (с именем Вильгельма, еще в бытность его герцогом Нормандским, связывается одна из самых ранних записей феодального права). Дела семейные подлежали праву и юрисдикции церкви.

На протяжении второй половины XI — первой половины XII в. сложилась новая королевская юстиция. Первоначально ее деятельность ограничивалась узким кругом дел, непосредственно касавшихся короны или споров между крупными вассалами. Со временем королевская юстиция усилила вмешательство и в другие категории дел, в особенности связанные с земельными спорами и со статусом держателей земельных прав — сначала в виде единичных приказов о защите права, потом все более систематически. Параллельно сокращались судебные полномочия шерифов и значение земских судов.

Преобладание королевской юстиции было установлено судебной реформой Генриха II (1154–1189), тесно связанной со всей его централизаторской политикой (см. § 26). Централизация суда была достигнута, во-первых, возможностью рассмотрения дела по выбору истца не только земскими, но и королевскими странствующими судьями, во-вторых — учреждением центральных официальных судов под властью короля.

Странствующие судьи появились еще до реформы (с 1130-х гг. известны разъездные судебные комиссары). Но лишь с 1166 г. институт таких судей стал постоянным. Первоначально они представляли комиссии из баронов и прелатов, которым поручалось расследовать обвинения против шерифов. С конца XII в. вих компетенцию были включены уголовные дела, дела, связанные с созывом ополчения.

Постоянным судебным ведомством стал королевский суд в Вестминстере (curia regis). Для обсуждения запросов судебных комиссаров было назначено 5 постоянных судей. Со временем при суде сложился свой персонал, установилась коллегиальная практика обсуждений. В конце XII в. обособилось гражданское отделение суда.

Согласно Вестминстерскому статуту, принятому в интересах сословий в период кризиса XIII в., было установлено, чтобы королевские судьи являлись для слушания дел непосредственно в графства. Там они разбирали дела с участием местных присяжных. Суд присяжных также получил официальное признание с реформами Генриха II. Уголовные обвинения в рядовых преступлениях должны были выдвигаться особым собранием жителей графств — в числе 24 (с XIV в.) (Большое жюри); Дальнейший разбор дела велся судьями. Они выносили приговор с привлечением 4–6 представителей сотен (Малое жюри). Впоследствии участие присяжных было признано необходимым и при решении земельных споров королевскими судьями. Присяжные играли важную роль особенно в уголовных делах: они определяли событие преступления и человека, подлежащего ответственности.

На протяжении XIII–XIV вв. королевская юстиция в рамках общего совета — curia — специализировалась, выделилось несколько особых учреждений со своей компетенцией. Одним из первых оформился Суд королевской скамьи (в середине XIII в., вместе с упразднением должности главного юстициария Англии). В нем заседали 4–5 советников-юристов и председатель. Суд решал уголовные дела, обладал полицейской властью, правом рассматривать апелляции на земские решения. С конца XIII в. обособился Суд общих тяжб. Он состоял из профессиональных юристов (позднее — докторов права) и имел монопольное право на рассмотрение некоторых категорий исков между подданными, если те не затрагивали интересов короны. Компетенция его была обширной и неопределенной: иски о защите земельных владений, нарушении соглашения и др. Особой инстанцией был Суд казначейства. В нем разбирались дела о финансовых спорах главным образом между подданными и короной (суд и образовался первоначально, в XII в., как особое присутствие в казначействе). Затем в нем стали вообще разбирать дела, которые можно было представить как «нарушение долга».

Помимо основных, в разное время существовало не менее 4 особых судов королевской юстиции, носивших наименование Казначейской палаты. Самый древний был учрежден в 1357 г. для разбора апелляций на Суд казначейства, другие образовались в XV–XVI вв. Все они были апелляционными: здесь рассматривались жалобы на судебные ошибки, допущенные при рассмотрении исков высшими судами короны. Компетенцияих была формализованной и основывалась только на традиции.

Проводить большинство судебных слушаний только в Вестминстере (Лондоне) было невозможно. Невозможным было и регулярное присутствие присяжных от земств в центре (хотя шерифам и предписывалось обеспечиватьих явку). Поэтому система странствующих судов, совмещенная с централизованным контролем и апелляцией, постепенно вытеснила остатки старой юстиции. С конца XII — начала XIV в. суды (получившие название ассизов) стали проводить регулярные, в год 3–4 раза сессии-объезды судебных округов, каждый из которых включал несколько графств. В 1285 г. такой порядок, поначалу только уголовного суда, был распространен и на большинство гражданских дел. (Одновременно компетенция старых судов и шерифов была ограничена совсем небольшими исками на сумму не более 40 шиллингов; еще более сократило ее появление в XIV в. мировых судей.) В XIV–XV вв. уже все виды и гражданских дел разбирались в судах ассизов. Однако ассизы выясняли только вопросы факта. Окончательные решения выносились в Вестминстере, куда направлялись специальные состязательные документы и протокол о решении присяжных. Со временем, когда судьями ассизов могли стать только юристы и когда их стали сопровождать адвокаты, решение по делам могло быть вынесено полностью и на месте.


Принципы «общего права»

В результате деятельности сложной системы королевских судов XII–XV вв. сложилось общее право новой монархии (общее — в сравнении с прежними разрозненными земскими обычаями и судебной практикой). Это право опиралось на королевскую санкцию защиты тех или других прав, которая предоставлялась от имени короны в каждом единичном случае заново: либо опираясь на предшествующее аналогичное разрешение (приказ о праве), либо основываясь на новом разрешении, полученном от высших юридических инстанций короны. Для систематизации состоявшихся уже рассмотрении и решений Вестминстерские суды стали составлять (с конца XIII в.) свитки общих тяжб. Вних подводились итоги разбора дел и возникших при рассмотрении процессуальных осложнений. Позднее такие свитки стали регулярно обнародоваться частными правоведами, а с конца XV в. — в печатном виде. С появлением свитков (или ежегодников) сложилась практика ссылаться на предыдущие судебные решения по сходному делу — на основании полного совпадения или по аналогии. Защита прав в системе общих судов приобрела во многом прецедентный (т. е. основанный на предыдущем решении) характер. Вначале прецедент был только ссылкой на традицию, на наличие права, но позднее он стал обязательным: суд не мог игнорировать содержание сходных решений, особенно если речь шла о решениях вышестоящих инстанций.

Любая защита гражданских прав в общих судах начиналась с того, что истец получал (за плату) в королевской канцелярии приказ о праве (writ). Приказ этот рассматривался как привилегия и выдавался далеко не просто, а только тем, кто, по усмотрению короны, имел право на особую защиту, в которой ему было отказано земскими судами. Содержание приказов также было ограниченным и охватывало лишь те случаи, которые, как тогда представлялось, заключали в себе нарушение не столько частных прав в узком смысле, но и «королевского мира» или могли быть признаны посягательством на «общественное спокойствие». Количество приказов не превышало нескольких десятков в XIII в. и росло очень медленно. С конца XIII в. начали составлять официальный Регистр приказов (Register of Writs), который представлял по сути изложение основных прав, защищавшихся короной. Вестминстерским статутом 1285 г. лорд-канцлеру было разрешено выдавать новые приказы, руководствуясь аналогией права. К XV в. количество приказов перестало расти, а Регистр стал публиковаться как еще один источник судебных прецедентов.

В результате такой процессуальной практики средневековья сложилась одна из важнейших традиций всей системы английского «общего права»: судебная защита предшествует праву. Каким будет решение по содержанию, предугадать было невозможно, так как отдельных норм материального права не существовало.

Самыми древними были иски об истребовании земли, они назывались реальными (т. е. были связаны с вещью, безотносительно к тому, кто нарушил право истца). Иски о возмещении ущерба считались персональными. Ранние персональные иски мало чем отличались от реальных, так как предписывали возвратить объект персональной собственности — деньги или движимое имущество, а шерифу — доставить ответчика в суд (обычно Суд общих тяжб). Были и смешанные иски, с помощью которых можно было и вернуть землю, и возместить причиненный нарушением права ущерб. Из этих исков сформировалось английское право собственности на землю — особенностью его было то, что охранялось не вообще право собственности, а конкретные владельческие права. И охранялись они по-разному в зависимости от того, к какой категории владельцев (рыцарей, свободных держателей и т. д.) относился истец. Права эти были весьма ограничены: лишь с 1290 г. было признано право свободно отчуждать владения, с 1540 г. — завещать земли, подпадающие под регулирование «общего права».

Большое значение в расширении охраны имущественных прав имели иски о нарушении владения. Под таковыми вскоре стали понимать любые противоправные действия против личности, движимого или недвижимого имущества. Строго формальные причины, по которым предоставлялась защита в этих случаях, не позволяли в рамках общего права компенсировать, например, косвенный ущерб или нарушение «неосязаемых прав» (вред репутации и т. п.). Такие пробелы были частично восполнены исками «применительно к данному случаю», которые вошли в практику с начала XIV в. Как объяснил много позднее один из верховных судей, «эти иски были введены по той причине, что право никогда не потерпит, чтобы причинение вреда и ущерба осталось безнаказанным». Однако судьи очень неохотно признавали все новые и новые основания для исков. Так, лишь в середине XVII в. в рамках общего права стало возможным взыскать ущерб, причиненный «злонамеренным обманом». Форма судебного разбирательства не была единой и зависела от иска. Большое значение имело подготовительное производство по делу: до XV в. оно было устным и велось на французском языке. Предмет спора должен быть определен жестко и опираться только на один довод — юридический или фактический (так было до XVIII в.). Затем иски по приказам о праве разбирались путем судебного поединка (последний поединок в Суде общих тяжб зафиксирован в 1571 г.), персональные — в основном путем очистительной присяги. Большинство других решали судья и присяжные. Апелляционного разбора по существу решения дел в судах общего права не допускалось. Возможно было обжалование на основе допущенной ошибки в протоколе или нарушения процедуры. Только в XVII в. тяжущийся получил возможность просить о рассмотрении его дела заново.

Уголовные обвинения могли быть выдвинуты тремя способами: (1) в порядке частного обвинения, (2) судебным преследованием по обвинительному акту и (3) т. н. суммарным производством. Характер обвинения и сопутствующие обстоятельства определялись тем, в чем и кем кто-нибудь обвинялся. Преступления по общему праву подразделялись на 2 вида: фелония и мисдиминор. В XIV в. из общей категории фелоний выделилась измена. Измена (treason) трактовалась как преступление, непосредственно затрагивающее интересы короны или церкви. Фелония (felony) обнимала собой самый разный круг действий, в которых традиция усматривала нарушение вассальных обязанностей, а затем и «королевского мира» (убийство, проникновение в жилище, разбой, кража и др.). Прочие преступления были отнесены к категории мисдиминор (misdimeanour). Обвинение в фелонии означало, что для преступника можно потребовать конфискации имущества и смертной казни. За менее значимые преступления полагались штраф и тюрьма. На практике, однако, реально применялись и другие разные наказания, которые как бы заменяли собой те или иные, полагающиеся по общему праву. В особенности это касалось наиболее тяжких преступлений.

Частное обвинение в фелонии продолжало древнюю традицию частного уголовного преследования. До XV в. такие обвинения были частным делом, но потом стали затрудняться разными формальностями. Основным способом опровержения обвинения был судебный поединок.

Судебное преследование по обвинительному акту было самым важным способом защиты «общественного спокойствия»; здесь выдвижение обвинения и решение дела проходило при участии присяжных. Арестованного по подозрению предавали суду по решению Большого жюри графства. Разбор дела первоначально шел с применением ордалий — испытания железом или кипящей водой. Самым простым способом оправдания была очистительная присяга. Иногда заключенному разрешалось вызвать в оправдание 12 соприсяжников, которые поклялись бы в его невиновности. Отказ от этих способов или формальные ошибки в присяге означали немедленное и полное осуждение при обвинении в измене или мисдиминоре. Молчание также расценивалось как полное признание вины. В 1215 г. церковь запретила применение ордалий и участие в них священников. После этого уголовные дела стали решаться исключительно по вердикту присяжных — Малого жюри. Вначале на решение дела с участием присяжных требовалось согласие обвиняемого. Если он молчал или отказывался, то обвинение в фелонии снималось (и можно было спасти если не свою жизнь, то имущество семьи). Поэтому вошло в практику заставлять соглашаться на суд присяжных: обвиняемому клали на грудь железные бруски — все больше и больше, пока не умрет или не согласится. (Процедуру отменили только в 1772 г.) При тяжких обвинениях положение обвиняемого было незавидным: он был лишен возможности свидетельствовать по своему делу, почти не пользовался помощью адвоката. Присяжные могли быть привлечены к ответственности, если королевский судья сочтет их вердикт «неправильным».

В порядке суммарного производства разбирались малозначительные обвинения и в основном в земских судах, а также мировыми судьями. С XVI в. такой единоличный процесс стал преобладающим.


Суд канцлера («справедливости»)

К исходу XIV в. «общее право» настолько погрузилось в жесткие формальности исков и процессуальных приемов, что найти гарантированную защиту нарушенных прав было крайне сложно. Возросло количество неудовлетворенных судами людей. Они обращались за помощью непосредственно к королю, поскольку монарх выступал гарантом «общественного мира» и справедливости. Первоначально петиции по судебным делам разбирались самим королем в Совете, минуя разного рода формальности. Изначальной особенностью королевского суда стало то, что здесь не считали существенным для дела деление людей по сословным категориям и различие вытекающих из сословного статуса прав. Король предоставлял привилегию на собственный суд, руководствуясь только представлениями о справедливости данного требования, равной для всех сословий.

К XV в. количество обращений за справедливостью увеличилось настолько, что король передал обязанности рассматривать эти дела лорд-канцлеру. В 1474 г. появился первый приказ от имени самого канцлера о защите нарушенных прав, минуя традиции «общего права». Тогда же возникли специальные судебные инстанции, действовавшие на новых принципах.

Суд канцлера был основным в системе новой юстиции. Первоначально канцлер был единственным судьей в своем суде. Но к XVI в. дела слушали особые мастера — и самым главным из них был хранитель архивов. Решения утверждались исключительно самим канцлером. Большое значение имел многочисленный чиновничий аппарат, готовивший дела. Процесс по делу в суде канцлера никогда не начинался с судебного приказа, а проходил свободно. Поэтому канцлеры получили возможность создавать новые права и формы их защиты, руководствуясь только общими представлениями о полезном и справедливом. Значительное влияние на эти представления имело церковное право и римское право, преподаваемое в университетах. (Жесткость и строгость процедуры Вестминстерских судов сделали невозможным восприятие римских традиций и институтов в практике «общего права», хотя в научных систематизациях уже с XIII в. — Г. Брактона, В. Гленвилля — обнаружилось влияние римского наследия.) Процесс начинался с того, что в суд направлялась петиция. Признав ее основательной, канцлер издавал приказ о вызове ответчика, который должен был представить объяснения — письменно и под присягой. Суд ограничивался собственно юридическим спором, к показаниям свидетелей прибегали для узнания только фактов. Итоговое решение выносил канцлер. Но и на него возможна была апелляция в Палату лордов, которая была высшим судом королевства, хотя непосредственное рассмотрение ею дел к XVI в. вышло из практики.

В XV в. возник особый Суд палаты прошений — для разбора дел небогатых тяжущихся, которым было отказано в судах «общего права». Компетенция суда была столь же обширна, как и у канцлерского, но касалась менее значительных дел. Этот суд был проще, дешевле и потому популярнее среди населения. Юристы неоднократно предпринимали попытки признать незаконной деятельность Суда прошений, и в XVII в. он прекратил работу в смутные времена Революции и Реставрации.

В XVI в. возникло также несколько специализированных судов — суд лорда Адмиралтейства, по страховым делам и т. д., — которые действовали в общей традиции новой канцлерской юстиции.


Право справедливости

В результате юридической практики новых канцлерских судов к XVI в. сформировалась особая область английской правовой системы — право справедливости. В его правилах на первый план выдвигалось не соблюдение юридической традиции, а действительная защита нарушенных прав: «Это моральная сила, которая ограничивает, смягчает и исправляет суровость, жестокость и угловатость общего права, это истина, которая признается всеми;…назначение права справедливости в том, чтобы поддержать и защитить общее право от уловок и коварных планов, направленных против торжества правосудия. Право справедливости, таким образом, не разрушает и не воссоздает общее право, оно помогает ему…» (судебного решения 1705 г. Уолкер Р. Английская судебная система. М. 1980. С. 71).

В наибольшей степени стимулирующее возде