BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

КАКИМ ПРЕДСТОИТ БЫТЬ РУССКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ САМОСОЗНАНИЮ?


Национальное самосознание русских следует воспитывать таким образом, чтобы русскому умозрению было тесно в современных пределах государства, и даже в пределах планеты. Оно должно соответствовать стратегической цели непрерывного усложнения русского социального поведения, необходимого для непрерывного научно-технологического развития производства. А станет национальное общественное самосознание таким тогда, когда в общественном мировосприятии будет отражаться сущность русского Архетипа, позволяющая сознанию свободно проходить сквозь века в прошлое, за начала государственности, к родоплеменным отношениям. Рост научных и технологических знаний не имеет смысла, если не углубляются знания, как порождать мифы о прошлом и раскрепощать чувства, инстинкты, унаследованные от далёких предков. Лишь через мифы, одухотворяющие научные и технологические знания виртуальным видением национальной истории, можно в прошлом черпать силу переживаний, чувств, поступков, способных дать веру в грядущее, пробудить жадное желание творить это грядущее, его новый дух, новую социальную культуру поведения, новую, параязыческую по отношению к жизни, цивилизацию. Параязыческое мировосприятие не означает, что надо отвергать исторический опыт православного монотеизма в становлении умозрения русского земледельческого народа. Наоборот, только поглощая и творчески приспосабливая суть христианского монотеизма для развития духа городской нации посредством пробуждения родоплеменного общественного бессознательного языческого прошлого можно двигаться к параязыческой цивилизации.

Русская национальная идентичность тогда станет цивилизующей окружающий мир, когда выразит особое качество существования духа, в котором мужское начало предельно героическое и подчиняет начало женское, навязывает окружающему миру свое видение того, каким он должен быть, и в соответствии с таким видением изменяет его форму, творит новую материальную и культурную действительность. Русское городское общественное сознание, как сознание расовое и историческое, устойчиво пробивает себе путь, несмотря на все препятствия, которые создаются этому либеральной пропагандой и господствующим режимом диктатуры коммерческого космополитизма. С одной стороны оно провоцируется потребностью выживания нынешней власти, которая вопреки своим желаниям вынуждена непрерывно искать хоть какую-то опору в массовых городских настроениях. А с другой стороны растёт среди русских, особенно среди молодёжи, привлекательность призыва к Национальной революции в духе немецкого расового национал-социализма.  Пока ещё Национальная революция никак не связывается с революцией социальной, которая только и может осуществить спасение отечественной промышленности, русского производителя, дать ему силу утверждаться на мировых рынках, побеждать на них в жесткой и непримиримой конкурентной  борьбе ради внутреннего экономического и социально-политического развития. Но в конечном итоге жизнь заставит увидеть действительность такой, какова она есть.

Нарождающийся орден русских революционеров националистов, провозвестников именно социальной революции, должен готовить себя к проведению не просто Национальной революции, но величайшей из Национальных революций, для осуществления которой понадобится пробудить в русской молодёжи дух железной воли и неукротимой жажды Борьбы, жажды Победы, с какой наши далёкие предки подчиняли себе природу Севера, приспосабливали ее под свои потребности. Такому ордену предстоит восстановить в национальном самосознании русских горожан языческую гордость, древнюю ответственность мужчин за свое племя, за свою семью, вдохновить молодёжь на борьбу за судьбу, которая оставляет потомкам более совершенный мир.

Следует учитывать, что грядущие противоречия постиндустриальной мировой экономики вынудят правящие элиты развитых государств современного мира признать на определенном этапе необходимой политику социал-дарвинизма, - то есть политику поощрения выживания только сильных и волевых членов наций, приспособленных к постиндустриальному производству. Но только архетипическое бессознательное в мотивации поведения людей родственно политическому социал-дарвинизму, нетерпимому к ничтожествам и паразитам, проституткам и алкоголикам, ублюдкам и вырожденцам, к праздному интеллигентскому философствованию. Чтобы выжить, русским на ближайшую перспективу нужен культ здорового и сильного духом и волей социально организованного Сверхчеловека, способного рожать здоровое и сильное потомство, выделяющегося не только физическими данными, но и социальной дисциплиной, стремлением к господству над обстоятельствами, над другими людьми. Такой Сверхчеловек есть внутренняя потребность любого капиталистического общества как такового, но к России, к русской нации, которая зародится после Национальной революции, которой предстоит догонять другие нации, история предъявляет в этом вопросе особые требования, предельно жесткие и жестокие.

Из научных выводов известно, да и достаточно очевидно, что сама среда существования определенных слоев населения способна разлагать моральное и физическое здоровье даже потенциально здоровых людей, но в первую очередь детей. Потому одна из задач русской Национальной революции - создать такие условия, при которых в русском самосознании принадлежность к русской нации должна стать несовместимой с определенными видами деятельности, требующими низких квалификации и низкой образованности.

Режим Национальной революции, который придет к власти, должен будет осуществить не только коренное преобразование русского умозрения, но и исторического значения структурирование русского общества, как общества предельно передового. И заложить в национальном самосознании устремление именно к такому структурированию. Если коммунистический режим волей-неволей осуществил жестокое по методам, но и необходимо ускоренное уничтожение русской деревни, разрушил ее материальные и культурные основы и преобразовал патриархально отсталое, христианское феодальное крестьянство в индустриальный пролетариат, колхозное крестьянство и советскую интеллигенцию. То режим русского национализма призван будет революционными методами осуществить разрушение этих созданных коммунистическим режимом слоёв и авторитарно преобразовать их в национальный средний класс, кровно заинтересованный в научно-технологической постиндустриальной цивилизации. То есть русскому национализму предстоит установить идеологическую и политическую диктатуру на весь период, пока национальный средний класс не станет численно преобладающим в структуре городского общества, пока не будут созданы необратимые для его господства заделы посредством политически направляемой национальной Культурной революции.

Все вышеприведённые задачи являются революционными. А потому зарождение политического течения, готовящего перевод буржуазной революции в России в революцию Национальную, неизбежно должно нести характер подавляемой настоящим режимом оппозиции, в чем-то даже противозаконной с позиций этого тесно связанного с мировым коммерческим интересом режима. Однако путь из оппозиции к власти у радикального русского национализма предрешен самим ходом событий в стране. Исторически прогрессивные изменения настроений государствообразующего этноса остановить нельзя. Их можно затормозить в темпах вызревания, но тем радикальнее потом возникает ответная реакция на такое замедление подъёма массовых националистических настроений, - ибо тем больше накапливается острейших проблем, требующих революционной воли к радикальному их разрешению. А Национальная революция не просто осуществляет разрешение принципиальных противоречий радикальными методами, но совершает социальную революцию. Она призвана вывести общественные отношения государствообразующего этноса на совершенно новый уровень развития, без какого промышленное производство будет разваливаться, а страна погружаться в социальный хаос и политическую неустойчивость.

Россия уже не в состоянии стать стабильной колонией для западных наций, ибо подавляющее большинство русских, так или иначе, материально зависит только от эффективности промышленного производства, от городской цивилизованности и не в состоянии обслуживать колониальную экономику. Такое положение дел создаёт в стране крайне неустойчивую политическую обстановку, которая ускоренно воспитывает в зарождающемся ордене интеллектуалов националистов бойцовские качества, закаляет их волю, необходимую для руководства будущим политическим движением. Не следует лицемерить, цель у этого движения  будет вполне определенная. Прийти к власти и, создавая национальную государственную власть, революционными методами утвердить в России диктатуру промышленного политического интереса, опирающегося на расовое по своей сути русское национальное самосознание.

 18 мая 1994г.