BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

IV. Свобода и Разум  - высшие ценности европейского духа


Нетрудно понять, почему склонность к промышленному производству стала следствием развития северного мировосприятия. На Севере человеку древности невозможно было прижиться к окружающим условиям существования, ему требовалось постоянно бороться с окружающим его жестоким первобытным миром чрезвычайно суровой природы; ему приходилось и самому, и совместно с другими сородичами, соплеменниками менять форму этого мира, постоянно, безустанно приспосабливать его, упорядочивать его под задачи своего выживания. В соответствии с этими задачами выживания через изменение окружающего мира создавалась особая иерархия общественной организации, в которой культивировался личный дух созидательной борьбы, жизненной потребности изменить миропорядок через созидательные устремления. Именно эти особенности и сформировали древний дух белой расы Европы, понимание ею смысла бытия, её иерархическое сознание, её языческое мировоззрение.

Христианское же учение об иерархии общества, под влиянием которого складывалась сословная иерархия народных обществ европейского земледельческого феодализма, отражала в первую очередь видение иерархических и мировоззренческих ценностей на Юге, то есть рассматривало иерархическую организацию общества вообще, как некую общечеловеческую, философскую, умозрительную. Оно требовало ради утверждения своих ценностей, своего мировоззрения круто, во многом принципиально изменить европейский дух, его расовую нордическую память, ибо утверждало, требовало не обращать внимания на окружающий мир, а сосредоточиться на покорном поклонении малоподвижным догмам Высшего Авторитета, незыблемого и вечного.

Поэтому первый же всплеск просвещённого буржуазного сознания в Европе, в эпоху Возрождения, при изучении книг древнегреческих и древнеримских авторов изумлённого достижениями античности, пришёл в такое трагическое столкновение с церковью. Его идеологи посмотрели на христианство критически, с гуманистических позиций, утверждая, что человек посредством творческого созидания достоин и может построить рай на земле, о чём как раз и говорили примеры античных Греции и Рима. И чем просвещённее становилось это буржуазно-городское сознание, тем меньше оно шло на уступки, на компромиссы с церковными догмами; тем громче оно восхищалось изобретениями в производственной деятельности, естественнонаучным познанием мира. И это, в конечном итоге, привело к возникновению мануфактурного производства и тесно связанного с ним естественнонаучного, гностического сознания. Что и породило европейский Рационализм.

Когда же в результате изучения обнаруженных при раскопках предметов культуры Древнего Рима, Древней Греции оказалось, сколь велики были достижения европейского античного общества в созидательной деятельности за сравнительно небольшие сроки его развития, зарождавшийся Рационализм невольно сравнивал эти достижения с достижениями эпохи христианского диктата спиритуалистического Авторитета. И рациональное сознание ужаснулось, сколь малого достигла эта пришедшая с Юга феодальная идеология за тысячелетие своего абсолютного всевластия, сколь явно она извратила самую суть европейского духа, превратив его из энергичного, деятельного и героического в слабовольный, слабохарактерный, нищий и жалкий. Антагонистическое противоречие северного, европейского самосознания и южного духа Востока и Африки, как южного духа вообще, проявился тогда впервые с такой непримиримой остротой, что собственно вся история Европы с того времени превратилась в ожесточённое борение этих противоречий, в стремление европейского сознания сбросить с себя удушающие объятия Юга. История освоения Северной Америки, где европейских дух в наибольшей мере смог освободиться de facto от феодально-христианских традиций, раскрепостить самого себя, доказывает это с поразительной наглядностью.

Именно в эпоху Возрождения проявился антагонизм по оси Север-Юг, как антагонизм южного спиритуализма и северного рационализма, который потребовал свободы совести, как личного дела каждого члена общества, а улучшение условий существования человека предложил добиваться посредством знаний, свободы мысли, духа и созидательного раскрепощённого творчества. Общественное устройство предлагалось буржуазным рационализмом как иерархия, основанная на Свободе и Разуме, на здоровом человеческом эгоизме, который может быть удовлетворён только через осознание себя членом конкретного, в конечном итоге национального общества, что отразило пробуждение северного расового начала. На основаниях такого  рационализма и совершалась протестантская Реформации, сначала идеологическая, а затем и политическая, как раз по оси Север-Юг расколовшая католическую Европу на два непримиримых мира. В результате, просвещение и Возрождение покинули Италию, эмигрировали на Север, где в протестантских странах началось становление промышленного производства и развитие естественной науки.

В этой связи полезно отметить, что зарождение современного буржуазного сознания в мусульманских странах, привнесённого в мусульманские культуры из Европы, вовсе не вылилось в философию Рационализма и восприняло рационализм отчуждённо, поверхностно, лишь как дань моде. Мусульманская религиозная культура, развиваясь в южных странах, среди южных народов, где базар является важнейшим местом общения и формирования политических настроений, близка к духу коммерческого интереса, и даже более того, политически опирается на базарный коммерческий капитализм, - ведь и сам пророк Магомет был купцом или, по современному выражаясь, базарным коммерсантом, что отразилось на его учении. Поэтому мусульманство на сегодняшний день является мощнейшей организующей коммерческий интерес идеологией. Многозначительно и то, что в исламском мире не возникает политических идеологий и партий, самостоятельно выражающих интересы промышленного производства. В то время, как в Европе такие идеологии и партии определяют характер политической борьбы.

Противостояние на Севере индустриального коммунизма Востока и индустриального капитализма Запада укрепляло мондиальные позиции коммерческого интереса как такового. Крах коммунизма в России и в Восточной Европе толкает с 90-х годов мировой коммерческий интерес на организацию мусульман­ского мира в качестве следующего бастиона в противоборстве с промышленным интересом Севера. Стоит в России начаться русской Национальной революции, утвердиться у руля власти режиму диктатуры промышленного политического интереса и начаться бурному экономическому подъёму, как эта, пока тщательно скрываемая, задача мировых сил, ведущих борьбу за интересы коммерческого капитала, проявит себя открыто и воинственно. ( И в этом смысле еврейство уже является вчерашней мировой болячкой.) События в Югославии, поддержка господствующими сейчас в Вашингтоне и в мире в целом олигархическими силами влияния отчётливо антисербских, промусульман­ских настроений и политических шагов “мирового сообщества” свидетельствует именно о такой перспективе. Официозная бюрократическая Европа, помогая мусульманам и удушая сербов, выступает предательницей самой себя, своего изначального духа северной ветви белой расы, своего промышленного интереса, выступает в качестве шлюхи и проститутки, развлекающей своего исконного и неумолимого врага, то есть мировой коммерческий интерес, организующийся для борьбы против устоев нордической Европы в первую очередь.

Всякая буржуазная революция в Европе в первую очередь ставила вопрос о подавлении представительной властью традиционной церковной иерархии и католической религии. Это считалось необходимейшим предварительным условием пробуждения духовных сил внутреннего Я каждого человека, высвобождения его предприимчивости и созидательного творчества, возвращения его к традициям и культуре древних европейских цивилизаций, к тем формам общественной и политической жизни, которые раскрепощали личность в античном мире, то есть к демократическим или республиканским формам общественной власти.

Появление современного буржуазного общества как бы наглядно показывает смысл гегелевской диалектической триады: тезис, антитезис, синтез. В этом обществе на новом витке диалектической спирали исторического развития произошло возвращение к принципам общественной и политической организации древних рабовладельческих полисов Европы. Если феодально-христианская организация общественной иерархии в Европе стала антитезой рабовладельческим общественным и политическим системам правления античных городов Греции и Рима, то буржуазное общественное сознание в революционном антагонизме к христианству и феодализму становилось в свою очередь антитезой к ним. А в результате синтеза новой формы обществен­ного производства, производства промышленного, высокопроиз­водительного, с принципами античных европейских традиций общественной, политической и государственной жизни, появилось буржуазное общество, буржуазное государство, каким мы его знаем сегодня. И это буржуазное государство развило европейскую цивилизацию, цивилизацию промышленную, как продолжение духа античных цивилизаций!

Таким образом, судьба ниспослала нашему поколению, всем русским новое историческое испытание - испытание Свободой, которое ведёт нас к Национальной революции, одной из задач которой будет восстановление духовной связи с европеоидными корнями и цивилизационным развитием Древней Греции и Древнего Рима. На земле, рано или поздно, воцарится Новый Мировой Порядок, как новая иерархия Наций, где каждой Нации, в том числе и нам, русским, выпадет участь занять определённое место. И наше место будет соответствовать лишь нашему национальному таланту, нашим созидательным способностям, нашей социальной организованности, а главное - мужеству понимать истинную суть вещей и происходящих сейчас событий.

13 мая 1994г.