BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

ТЕЗИСЫ О ПАРАЯЗЫЧЕСКОМ ХАРАКТЕРЕ ПРЕДСТОЯЩЕЙ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ


1.

 Власть новой государственности в России, которая придёт на смену господствующему в стране режиму, на определён­ном этапе революционных преобразований общественного сознания, при становлении общества национально-городского и капиталистического, не сможет терпеть пережитки духовного диктата Православия. Потому что они помогают превращению страны в колонию западных энергичных общественных и культурных систем, а отечественный класс капиталистов и предпринимателей неизбежно определяют в приказчики капита­листов западных. Русская Национальная революция по этим причинам обязательно породит Культурную революцию, основной задачей которой станет раскрепощение личности, наполнение её духовной и моральной силой для напряжённого действия и предприимчивости. Следствием культурной революции должно будет стать восстановление первостепенного значения и даже политически поощряемого господства мифологизированных параязыческих традиций общественной жизни в сравнении с феодально-христианскими традициями и всяческими формами пережитков таких традиций.

  Однако надо учитывать наиважнейший вывод из конкретной истории развития России. Мы не сможем восстанавливать языческие традиции древних славян, ибо традиции эти сначала были родоплеменными традициями, а позже - общинно деревенскими. Нам же нужен жизнеутверждающий и деятельный дух языческой культуры, преобразуемый в стержень современной городской культуры, то есть культуры цивилизованной. В действительности можно говорить о предстоящем чрезвычайно творческом характере русской Культурной революции, так как на Руси традиций цивилизованной городской языческой культуры не было, они не успели сложиться до наступления эпохи принятия европейскими варварскими племенами христианского мировоззрения, и их придётся создавать.


2.

 Общественный настрой на конкурентоспособную производственную деятельность буржуазно-капиталистической нации напрямую зависит от влияния на городскую культуру языческих традиций образующего эту нацию этноса. Собственно и христианство оказывалось столь деятельным и жизнестойким постольку, поскольку поглощало языческие традиции, одновременно объявляя их бесовскими и искореняя век за веком. Когда же такое искоренение достигало критического значения, господство христианского спиритуализма начинало угнетать волю к действию, к поступкам, к чувственным удовольствиям, к творчеству и самостоятельности в принятии решений. Оно укореняло мрачный пессимизм в мировосприятии, который оправдывал слабость характера, слабоволие и безынициативность, безответственность, телесную и моральную дряблость. Тогда как задачей задач всякой буржуазной революции является именно раскрепощение противоположных качеств человеческой личности, без которых невозможно создать класс предприимчивых собственников.

  Но предприимчивый делец, не затронутый цивилизационной культурой, основной носительницей и воспитательницей общественного, социального сознания, - такой предприимчивый делец есть бандит, асоциальный тип, неизбежно оказывающийся в политическом лагере коммерческого космополитизма, вольно или невольно обслуживающего национальные интересы наиболее развитого буржуазного общества в современном ему мире, ныне американского, а завтра немецкого или японского.

 Православная же духовная и мировоззренческая традиция, единственная, которая развивалась в России вместе с развитием городских отношений собственности, не в состоянии оказывать помощь государству в создании класса предпринимателей с социально-корпоративным поведением, то есть класса предпринимателей действительно способного морально и организационно соперничать в деловитости и целеустремлённости, в корпоративном взаимодействии с западными конкурентами. Потому что в христианском мировоззрении нет места для такого класса, он никак в христианстве не описан, и его социальное место не определено. Когда же православная духовность прямо вмешивалась в политику, как это было, к примеру, при патриархе Никоне, она мешала власти выполнять задачу создания служащего государству сильного класса предпринимателей и городских собственников, что понял и отразил в своей государственной политике ещё Пётр Великий.


3.

 Таким образом, Православие, выступая в качестве идеологического насилия, создавшего русское народно-феодальное общество и самодержавное государство, под воздействием наступления экономического, политического буржуазного рационализма постепенно теряет способность влиять на людей и отмирает. Этот процесс разложения монотеизма во всех промышленных странах, а не только в России, перепахивает общественное сознание тем глубже, чем шире наука и наукоёмкие технологии вторгаются в экономику, а затем и в каждодневное существование множества людей, всё в большей мере определяя их поведение. Для выживания общества, которое переживает подобный процесс, оказывается настоятельно необходимой совершено новая форма общественной организации. Новое общество, городское по своей сути, начинает создаваться на традициях языческих цивилизаций прошлого, мифологически приспосабливая их к настоящему. Потому что языческое отношение к миру, а именно культ личной воли и телесной силы, поощрение предприимчивости в достижении своих целей, даёт человеку преимущество в борьбе за успех в современной жизни самых промышленно развитых стран. Особенно заметно это в США, где зарождаются проблемы и противоречия информационно-технологической цивилизации XXI-го века, всё определённее приобретающей черты параязыческой цивилизации.

  Нынешние проблемы России во многом предопределены тем, что на Руси, как уже указывалось выше, не только не было собственного исторического опыта языческой цивилизованности, но и не осталось следов серьёзного влияния других языческих цивилизаций. Языческие родовые традиции, шедшие из деревни, отмирают вместе с завершением раскрестьянивания страны, а заменить их в городской среде нечем, вследствие чего опасно разрастается всеохватный духовный и нравственный кризис русских, особенно молодёжи. Поэтому нам в задачах осуществления Культурной революции придётся учесть опыт других расово близких нам стран, где традиции языческих цивилизаций возрождаются сейчас в мистериях, в карнавалах, способствующих воспитанию общественного и социального поведения, национально-культурного самосознания буржуазных обществ, разрывающих связь с христианством и народно-земледельческими традициями прошлого. То есть нам необходимо зарождать собственные традиции празднеств, действ массового посвящения в иное духовное состояние, которые бы отталкивались от традиций городской цивилизованности Древней Греции и Древнего Рима, от сатурналий и прочих форм общественного содействия, однако основанных на общественном бессознательном древнерусского Архетипа. Именно в этом смысле чрезвычайно важна идущая от древних европейских расовых традиций символика таковых действ посвящения в городское общественное состояние, в современное цивилизованное мировосприятие.

И России не избежать направляемого государственной властью исторического потрясения, сравнимого с тем, через какое прошла Германия в 30-х годах этого столетия,  - потрясения всей сущности мировосприятия и духовности русских, как ступени, с которой начнётся становление подлинно цивилизованного национально-корпоративного общества. Иного пути у страны нет.

ноябрь 1994г.