BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

О ЕВРАЗИЙСТВЕ


Русский человек по своей культуре, по психотипическим особенностям, по своей природной первооснове человек северный. И он в выборе вида деятельности склонен к производству. Как склонен к производству японец или немец, европеец вообще. На севере, чтобы выжить, надо было всё время что-то строить, добывать, проявлять напряжённую созидательную предприимчивость.

Промышленное производство, как таковое, зародилось в Европе, в средней полосе европейского континента. Почему не в южных, древнейших цивилизациях? Очевидно, там не было к этому столь выраженных побудительных причин, во-первых, и природно-биологических склонностей у расовых Архетипов, во-вторых. Промышленное производство есть следствие самого расового духа средней полосы Европы и Японии, а так же сложившихся за сотни и сотни лет культур, психотипических склонностей общественного бессознательного северных этносов, народов. И Русь тоже, несмотря на хищный паразитизм татаро-монгольского ига, на многовековое влияние кочевой азиатчины, сохранила в своей изначальности эту северную расовую склонность к производительной деятельности. Даже тех из русских, кто занимается ныне коммерцией, гложет, беспокоит червячок неудовлетворённости, того, что они вынуждены заниматься не производством, а перекупкой и перепродажей всякой всячины. Именно вынуждены. Нынешний режим власти коммерческого интереса принуждает их к этому. Тогда как евреи, азиаты, кавказцы и вообще представители южных рас чувствуют себя на базаре и в ростовщичестве как рыбы в воде.

Русской сущности по её кровным интересам, по склонностям нужен порядок, нужна общественная значимость того, что она делает, побуждая заниматься созидательной экономической и политической деятельностью. А южным инородцам, при их расовых Архетипах нужен торгашеский базар, выполняющий главную организующую и формирующую массовые настроения функцию. Совсем не случайно честные публицисты часто упоминают о влиянии кавказско-азиатских и еврейских мафий на чиновничье-бюрократическую среду нынешнего режима. Сейчас в России политика властей откровенно антирусская по существу вопроса. Россию предают и терзают беспощадно, выгрызают и разбазаривают её завтрашний день преступнейшим образом. И выжить мы, русские, сможем только через утверждение такого режима власти, который отвечал бы нашим внутренним склонностям в экономической деятельности. Нам нужен режим, который создал бы приоритетные условия для развития передового промышленного и сельскохозяйственного производства, утвердил высокое общественное уважение к работающим на производстве, к учёным и изобретателям, к творцам соответствующей культуры.

Примером нам должен быть Пётр Великий, который рвал с азиатчиной решительно и бесповоротно. Он без всяческих экивоков объявил Россию европейским государством, которое в отношении Азии может вести только великодержавную колониальную политику, отвергая любые попытки Азии влиять на нашу духовную культуру, на наше мировосприятие, на наши идеалы, даже на наш генофонд. Ленин же и большевизм по политическим причинам вырвали Россию из европейского концерта и вновь швырнули в азиатские объятия. Мы видим, к какой моральной деградации, к какому демографическому и культурному вырождению привела такая политика. И нынешний режим диктатуры коммерческого космополитизма по политическому существу дела опять продолжает ту же политику.

Нельзя ставить задачу создания из России современной промышленной державы и объявлять целью политики превращение нас в евроазиатцев, к чему постоянно толкают страну учреждения СНГ и федерализм. Вся мучительная история России до Петра Великого показала бесперспективность и, больше того, пагубность движения по такому пути. Однако история учит, что она бездарную власть никогда и нигде ничему не научила. Апеллировать к урокам истории России, обращаясь к представителям имеющего место режима власти демноменклатуры, прямым наследникам социал-феодальной номенклатуры коммунистического режима, есть верх бессмысленности. Поэтому мы обречены повторять прежние ошибки, и в конечном итоге опять с неизбежностью появится великий государственный деятель и по примеру Петра Первого начнёт жёсткими мерами вытаскивать страну из болота развала и деградации становлением европейского самосознания национального духа. Без этого спасти промышленное производство, спасти государство невозможно.

Промышленное производство это сложнейшая цепь совместно работающих предприятий. Работник, предприниматель суть лишь участники огромных производственных коллективов, профессиональных сообществ людей, включённых в процесс производства. Если они не отвечают внутренним самодовлеющим требованиям к общественному сознанию и поведению участников производства, предприятия не будут работать прибыльно, на них начнутся сбои, и они станут терять конкурентоспособность, разрушаться. Чтобы производство усложнялось и становилось производительнее, требуется вполне определённое поведение и уровень производственной культуры привлекаемых на него людей. И задача эта такая сложная, что заниматься подготовкой людей к развитию производства может только общество и государственная политика, утверждающие и отстаивающие вполне определённые расовые интересы.

США идут к неизбежному откату в промышленном развитии именно поэтому, что они перестали соответствовать требованиям к уровню социального сознания большинства населения со стороны самого современного производства, перестали быть расово однородным обществом, архетипически североевропейским обществом. Среднестатистический американец, каким он будет в ближайшие десятилетия, не сможет работать на современном сложном производстве. Япония и Германия - вот промышленные гиганты и сверхдержавы начала следующего века. И такими они становятся потому, главным образом потому, что создали необходимое высокотехнологичному производству качество общества, качество социального сознания каждого члена национального общества. Они прошли в тридцатые годы через режимы, которые как раз и ставили задачу революционного пробуждения расового человеческого сознания и создания национально-корпоративного общества, наиболее приспособленных к развитию социально-производственных отношений, необходимых самому передовому и перспективному промышленному производству. Их опыт подтверждает ряд расовых социологических концепций, утверждавших, что только северо-расовые национально организованные общества способны оседлать современное наукоёмкое производство, тем более постиндустриальное производство завтрашнего дня. Они создавали не просто общества, а именно сознательно расовые, сознательно националистичные, сознательно национально-корпоративные общества.

У России есть шанс выбраться из кризиса только и только при движении по такому же пути. То есть через создание государством осознанно расистского по мировоззрению национально-корпоративного общественного сознания. В нынешних политических условиях сделать производство в России капиталистически прибыльным невозможно в принципе. Само производство у нас выживает лишь постольку, поскольку оно поддерживается вливаниями нефтедолларов, газодолларов и валюты от продажи прочего ценного сырья. Без этих вливаний промышленное производство у нас уже рухнуло бы. И чем дольше мы будем одурманивать себя евразийскими мифами, тем трагичнее будет судьба России, потому что в завтрашнем мире она сможет остаться государством только будучи государством промышленно динамичным, то есть только став de jure и de facto государством сознательно русским, то есть только политически опираясь на нынешний демографический и моральный потенциал русской молодёжи, революционно и решительно укрепляя этот потенциал сознательной политикой разрыва с евразийством. Мы должны быть евразийцами в том смысле, в котором Евразия рассматривается, как предмет стратегического использования в интересах русского расистски северного национального государства.

октябрь 1994г.