BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

ЗА РЕСПУБЛИКУ ИЛИ ЗА ДЕМОКРАТИЮ?


Слово “демократия” стало едва ли не самым популярным словом в мире, а в особенности на Западе, - однако забавно то, что собственно демократии нет ни в одной западной промышленной державе. Там не демократическая форма правления, но исключительно республиканская. В чём их принципиальное различие?

 Демократия и республика в буквальном переводе означают одно и то же. Только демократия - это народовластие в переводе с древнегреческого языка, тогда как республика - то же народовластие, но в переводе с латинского. Однако осуществлялось народовластие в Древнем Риме и Древней Греции по разному. Поэтому каждое слово имеет дополнительный, более широкий, чем народовластие смысл, и по общему смыслу они не совпадают.

 В древнеримской республике царила власть закона, каким бы образом этот закон не был принят избранниками народа и сенатом. И если, к примеру, кого-то избирали консулом на год, то общественное гражданское сознание признавало это, и все подчинялись правлению консула ровно год. Так же было и с любой другой общественной должностью. “Dura lex, sed  lex! “  -  “Закон суров, но это закон!”

 Тогда как в древнегреческой демократии народ, по сути, стоял над законом, личность стояла над законом, закон как бы должен был лишь служить народу в конкретной политической ситуации. И если избранный вчера народом стратег сегодня уже не нравился, то ничего удивительного не было в том, что его сегодня же заменяли другим.

 Используя демократическую форму самоуправления, оказывалось возможным достаточно удачно согласовывать интересы внутри полиса, так как издержки диктата народа над законом смягчались общественным мнением, ибо все, в общем-то, знали один другого. Демократия способствовала раскрепощению личности, её предприимчивости, что мы и наблюдаем в истории древних Афин, давших изумительное число великих людей во всех основных проявлениях человеческой деятельности. Но крупным городом и большим государством таким образом управлять невозможно, немыслимо. Только безусловная власть принятого в столице закона, только республиканская форма правления способна образовывать крупные немонархические империи. В противном случае провинции, которые лишены возможности сами участвовать в дрязгах и интригах столичных политических группировок, не признающих над собой закона, но пробивающих и утверждающих законы под свои групповые цели и интересы, окажутся просто неконтролируемы общественно-политическими центральными институтами и неизбежно станут сами стремиться создать собственные институты власти и утвердить их верховенство над имперскими, разрушая таким образом исполни­тельную власть империи или вообще крупного государства.

 Республиканская форма правления в истории России никогда не имела места. Тогда как опыт собственно демократии был достаточно большим. Городское самоуправление Древней Руси, вроде Новгородского веча, было реальной демократией. Все казачьи общественно-политические образования были народными военными демократиями. Византийское православие, ставшее государственной религией Руси, тоже возникало не на пустом месте, а отразило опыт Древней Греции по политическому самоуправлению и впитало дух демократии, в том числе в церковной организации. (В этом основная причина раскола христианства на римское и византийское течения.) А русская церковь распространила византийский дух древнегреческой демократии в русском народном духе. Пресловутая “соборность” органично впитала эту демократическую традицию Руси, усиленную демократическим духом Православия, и стала распространением демократии на общегосударственном уровне. Потому русская соборность и провалилась, что не нашла в себе сил перерасти в республиканскую, парламентскую форму правления, требовавшую предварительной реформации Православия и буржуазной рационализации народного мировосприятия. (Поэтому же погибла Византия.)

 И, когда наши “соборяне” клянут, на чём свет стоит, западную демократию, это выглядит крайне забавно, если не сказать больше. Впрочем, не менее забавными представляются стремления Запада, наследующего республиканским традициям Древнего Рима, в том числе и через католическое христианство, всячески напялить на себя словесные одеяния, на которых во всех склонениях наляпаны производные от “демократии”. Воистину: всё смешалось и воцаряется хаос в человеческом общежитии в конце ХХ-ого столетия!

июнь 1994 г.