BzBook.ru

ВВЕДЕНИЕ В ОБЪЕКТИВНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ (ЧАСТЬ III)

КРИЗИС РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ И ГЕРОИЧЕСКОЕ ВАРВАРСТВО


I.

 Едва ли не главная проблема буржуазных преобразований  и одна из важнейших целей буржуазной революции - пробудить в мужчине предприимчивость и мужественность собственника, решительность и твёрдость характера, волю к победе, в чём бы эта победа ни заключалась. Рыночные отношения как бы предъявляют к мужчине свои особые требования, он должен быть в постоянной готовности бороться и побеждать - и своего экономического конкурента, и политического противника, и собственные недостат­ки, и своеволие женщины, если женщина пытается разрушить его личностную целостность. Без широкого проявления в мужчинах таких качеств невозможно, немыслимо говорить о национальных предпринимателях, готовых к любой конкурентной борьбе, способных утвердиться на мировых рынках.

   Достаточно очевидно, что такие требования к характеру мужчины чужды христианской догматике, но очень близки древнему языческому мировосприятию. Природные свойства, которые ценилось в мужчинах в древности, это склонность к экспансии, к покорению и преобразованию окружающего мира и обстоятельств под свои интересы, постоянная готовность преодолевать любые препятствия и, побеждая, выживать при любой, самой неожиданной опасности. Но эти же свойства требуются мужчине, чтобы быть мужчиной, в буржуазно-капиталистическом обществе, в капиталистической экономике. По крайней мере, в исторический период после буржуазной революции, молодой капиталистической нации приходится совершать первоначальное накопление капитала, прорываться на захваченные другими нациями мировые рынки и постоянно бороться за такие собственные экономические, промышленные интересы, которые наилучшим образом отвечают национальным склонностям, а потому раскрепощают духовные и интеллектуальные силы этой молодой нации. Поэтому у неё зарождается настоятельная, больше того, жизненная потребность сформировать национальный стереотип сильного мужчины, мужественного Сверхчеловека, а также утвердить мужское начало над женским.

 Нарастание кризисных явлений и паралич рыночных реформ в России неизбежно заставляют признать необходимость включить задачу изменить идеальный образ русского мужчины в идеологию становления национального буржуазно-капиталистического общества, без чего невозможно обеспечить устойчивого роста уровня жизни и политической стабильности в стране при демократических свободах.

 Таким образом, культ мужественности, культ стремления мужчины к доминированию, к победе и господству должен становиться национальным культом, всячески утверждаемым государственной политикой. Без культа Мужчины, без создания национального стереотипа Мужчины, без раскрепощения его природных инстинктов, экономика страны, которая только ещё прорывается в мировые экономические отношения, - такая рыночная экономика не в состоянии стать самостоятельной, не может развиваться вообще, а тем более быть капиталистически прибыльной. И первопричина как раз в том, что без создания национального культа Мужчины нельзя создать, воспитать деятельное национальное предпринимательство. Это доказал прошлый опыт всех без исключения стран с державными традициями и с державной ответственностью, которые мы сейчас называем промышленно развитыми. Этот же опыт позволяет сделать вывод, - чем большими у нового буржуазного государства оказывались внутренние и внешние проблемы, тем острее была политическая потребность в создании мифов о предприимчивости всепобеждающего национального героя-мужчины, превращаемого в привлекательный стереотип.

 Если признать, что цивилизация видоизменяется от низшего состояния к высшему по мере продвижения по диалектической спирали развития, в соответствии с триадой: тезис, антитезис, синтез, - всякая следующая за буржуазной революцией Национальная революция должна произвести в общественном сознании такой же переворот в представлениях об идеале мужчины, какой происходил при переходе от родоплеменного строя к эпохе героического варварства. Как известно, именно в эпоху героического варварства сложился рабовладельческий строй, возникали величайшие цивилизации Древней Греции, Древнего Рима и другие, быстро накапливавшие богатства, создававшие великие культуры и мифы огромной исторической значимости.


 II.

  Одна из животрепещущих проблем русского народа в том, что он не успел создать концептуальное мировоззрение героичес­кого варварства, развитую городскую цивилизацию языческого периода в своей истории и не испытал серьёзного влияния со стороны какой-либо древней языческой цивилизации. Русской нации, поэтому, придётся создавать и утверждать культ мужественности и культ Мужчины почти на голом культурном поле, практически без опоры на какие-либо традиции. Надо откровенно сказать, что Православие, из-за отсутствия на Руси памяти о какой-либо цивилизованной традиции варварской героической культуры, постепенно отравило русский народ своим мировоззрением, сделало его насквозь феодальным, больным духовно, непредприимчивым, надломленным именно в мужском начале. По этим причинам со времени Петра Великого государство вынуждено вести неявную борьбу с Православием, отстраняя его от влияния на военно-управленческое сословие. Из-за напряжения сил государства в задачах собственного выживания эта борьба порой доходила до чрезвычайных мер, когда священников церкви поставили на государственное содержание, Православие лишили права на тайну исповеди, и от него осталась лишь культурная традиция. Что, собственно, и позволило создать Российскую империю.

 Нетрудно убедиться, что, к примеру, возрождение духа буржуазной предприимчивости в Италии в эпоху Ренессанса было и следствием, и причиной увлечения горожан того времени древнеримской историей, древнегреческой культурной традицией героического варварства, заложенной Гомером. Возрожде­ние немецкого духа буржуазного предпринимательства шло с ростом массового интереса горожан к богатой мифологии германской языческой истории средне­векового периода. Когда в Российской империи  стали зарождаться капиталистические отношения, тоже возрастал широкий интерес горожан к прошлому Руси, в котором сохранялся воинственный дух язычества. Приобрели необычайную популярность “Слово о полку Игореве”, древнерусские былины, поэма Пушкина “Руслан и Людмила”.

Пушкин, как поэт, сложился в насыщенное героическими деяниями и героями время. В стране ещё не утихло волнение от исторических по значению военных побед царствования Екатерины Второй, побед, крепивших могущество феодальной империи. Но уже Великая французская революция и наполеоновские войны, нашествие огромной армии императора Бонапарта на Россию, сожжение Москвы, Отечественная война 1812 года, затем оккупация Франции русскими войсками потрясали устои европейского феодализма и христианского мировоззрения. Именно духом времени обусловлено творчество Пушкина, внутренне здоровое, с обилием сюжетов и тем, лишённое и налёта воздействия догматики Правосла­вия. Этим духом времени объясняется настойчивое и глубокое изучение Пушкиным авантюрной западноевропейской культуры Средних веков, стремление переработать традицию авантюрного романтизма и укоренить её на русской почве. И как раз поэтому творчество Пушкина способствует воспитанию предприимчивого мышления. Можно даже утверждать, что Пушкин является одним из первых провозвестников собственно буржуазно-капиталистической культуры русской нации, которой предстоит зародиться в ближайшие десятилетия и превратиться в мировую культуру следующего тысячелетия.

  В Соединённых Штатах культ героического варварства превратился в главный стержень культуры американской нации. Вынужденные создавать цивилизацию на целинном пространстве, где не было следов древних городов и государственных образований, европейские переселенцы неизбежно начали радикально трансформировать европейские традиции цивилизованности под свои задачи. Им понадобились героические мифы цивилизационного освоения девственного мира, которое совершается только Мужчиной с большой буквы, Борцом и Бойцом, предприимчивым Победителем и Суперменом. Американская культурная традиция опоэтизировала и обработала героическое варварство с использованием последних достижений Европы в способах и средствах художественной выразительности. Чему способствовал протестантизм, которое духовно связывал Соединённые Штаты с Европой, не только не мешая культивировать героическое варварство, но способствуя этому. Пример США только подтверждает, что протестантизм был в известном смысле возвращением к дохристианским европеоидным традициям мировосприятия, как мировосприятия непосредственного общения с Природой, с Богом ради созидательного изменение мира через личностное творчество, через личную предприимчивость.

 Соединённые Штаты, Германия, Япония и другие промышленно развитые страны показывают нам единственный путь выхода из духовного кризиса, единственный путь становления национально-капиталистического общественного сознания, национальной культуры городского предпринимательства. Не в Православии спасение русской духовности в современном мире. Но в революционном возвращении русской духовности к истокам традиций цивилизационного героического варварства и в глубокой художественной разработке мифов, соответствующих нашим потребностям в образовании нового общества, общества предприимчивых и дельных мужчин, мужского общества. В частности, мифологизированная история русского казачества, как прямого наследника эпохи героического варварства древней Руси, очевидно, займёт со временем немаловажное место в становлении нашей национальной культуры. Она свяжет древнее прошлое Руси и её настоящее в неразрывную тысяче столетнюю цепь государственного и народно-национального развития.

13 июня 1994 г.