BzBook.ru

Учебное пособие для специалистов-кинологов органов внутренних дел

6. ПРОРАБОТКА «ОБРАТНЫХ» И «ОТРАВЛЕННЫХ» СЛЕДОВ

В практической деятельности иногда перед кинологом ставится задача: узнать, откуда пришел преступник на место происшествия. В связи с этим нередко возникает вопрос — способна ли собака справиться с подобной работой и нужно ли ее специально готовить для этого?

Человек, прокладывающий след, оставляет во всех точках касания обуви с грунтом примерно одинаковое количество запаховых частиц. Сразу же после прекращения контакта с обувью концентрация запаха в каждой данной точке начинает уменьшаться (происходит процесс выветривания), В первую очередь выветриваются начальные участки следа, а затем — конечные. Поэтому концентрация запаха от начальных к конечным точкам следа постепенно увеличивается. Разница во времени выветривания точек, расположенных друг от друга в пределах 10 м по трассе следа, очень мала — не более 10 сек. Следовательно, и различия в концентрациях запаха на этих точках чрезвычайно малы.

Существует мнение, что собаки способны улавливать разницу в концентрациях запаха на близлежащих точках следа и безошибочно определять направление движения искомого лица. Более того, считается, что розыскные собаки по «обратному» следу (т. е. в направлении, противоположном движению искомого лица) без специальной подготовки идти не могут. Вышеуказанные сведения, возможно, справедливые для «горячих» следов, проложенных в облегченных условиях, не соответствуют действительности при переносе их на условия работы, близкие к реальным.

Экспериментальная проверка показала, что хорошо подготовленные розыскные собаки, пущенные на пересечение следа, проложенного в условиях города с давностью не менее 1 часа, равновероятно выбирают для проработки как прямое, так и обратное направление и без особых помех проводят поиск до начала или конца запаховой дорожки.

В чем же заключается тогда трудность использования собак для работы по «обратному» следу? Нужно иметь в виду, что ситуации, когда собаке необходимо выбирать направление следа, в процессе обучения не создаются. Даже на «слепых» следах дрессировщик знает направление ухода помощника и при пересечении следа, порой бессознательно, теми или иными своими действиями не дает собаке возможности двигаться по «обратному» следу. Зачастую и при практическом использовании собак кинолог знает или предполагает направление отхода преступника и применяет собаку именно по этому направлению. В результате у некоторых кинологов, ни разу не применявших собак на проработку «обратного» следа, создается, тем не менее, впечатление, что их собаки при пересечении запаховой дорожки выбирают только прямой след и только по нему способны полноценно работать.

Таким образом, применению собак по «обратному» следу мешает не отсутствие у них специальных навыков, а незнание кинологом возможностей закрепленного за ним животного. Чтобы ликвидировать этот пробел, в процессе обучения кинологу вместе с собакой обязательно нужно проработать не менее 3–4 «обратных» следов. Причем не обязательно конец «обратного» следа (в действительности — это начало следа) должен упираться в двери различных помещений. Полностью копировать условия, которые могут встретиться в реальной ситуации, нет необходимости. Лучше, если в конце «обратного» следа будет находиться помощник или его вещь. Помощник может прийти в нужное место самостоятельно, он лишь не должен приближаться к уже проложенной запаховой дорожке и тем более пересекать ее.

Следует отметить, что иногда в процессе проработки «обратных» следов собака начинает испытывать некоторую неуверенность и беспокойство. В такие моменты кинологу нужно вовремя словесно поощрить и подбодрить животное. В большинстве случаев эта мера вполне достаточна, чтобы восстановить прежнюю активность собаки.

Встречаются случаи, хотя и довольно редко, когда правонарушители, покидая место преступления, с целью затруднения использования розыскной собаки обрабатывают поверхности с запаховыми следами в зоне преступных действий, а также пути отхода тем или иным сильнопахнущим или ядовитым веществом. Как должен действовать кинолог в данной ситуации, возможно ли применение собаки для работы по «отравленным» следам?

Существует мнение, что с проработкой «отравленных» следов собака может справиться только после специальной подготовки. В подготовку входит воспитание безразличного отношения к различным запахам (путем выгуливания и кормления животного в местах, обработанных тем или иным веществом) и пуски по «отравленным» следам с постепенным увеличением количества разливаемого или рассыпаемого пахучего вещества.

Экспериментальная проверка возможностей собак по проработке «отравленных» следов показала, что, во-первых, для целого ряда веществ (концентрированные кислоты, щелочи, стиральный порошок, нафталин, табак и т. п.), сильно раздражающих слизистые оболочки носовой полости, ни о каком воспитании безразличного отношения речь идти не может; во-вторых, некоторые вещества (почти все виды горюче-смазочных материалов, креолин, лизол, дезодоранты, освежители воздуха, одеколон и т. п.) наоборот, при умелом применении собак не создают особых препятствий для проработки следов даже без предварительной подготовки.

Таким образом, получается, что затрачивать время на приучение собак к тому или иному запаху, который, может быть, никогда не встретится в реальных условиях, просто нецелесообразно.

В случае использования преступником пахнущих веществ кинолог должен применять собаку только в том месте, где нет видимых крупинок или капель химического препарата и только после того, как сам убедится, что поверхность в районе применения не имеет сильного раздражающего запаха. Участок местности с четко просматриваемой дорожкой из частичек какого-либо вещества кинолог может пройти и без собаки.

Химическое вещество, используемое преступником, может попасть на его обувь и одежду. Если данное вещество не обладает едким запахом, оно в какой-то степени даже облегчает собаке задачу поиска, поскольку в этом случае животное ориентируется на комплексный запах (запах человека и сопутствующий ему запах вещества).