BzBook.ru

Станет ли тесно на земном шаре?

Числа и люди

Человечество движется навстречу будущему со «скоростью» в 8 тысяч человек в час, если под «скоростью» условиться считать разницу, полученную после вычитания числа смертей из числа рождений. «Мощность двигателя», то есть уровень плодовитости, остается более или менее постоянной; «скорость» нарастает за счет падения уровня смертности, поскольку один за другим отказывают работавшие в прошлом «тормоза»: отступают побеждаемые медициной малярия, чума, холера и, главное, — детская смертность. В Индии, например, 20 лет назад половина детей умирала, не достигнув совершеннолетия. Теперь же благодаря лучше организованной медицинской помощи детская смертность резко упала. 10 лет назад в Индии болела малярией четвертая часть всего населения. Сейчас заболевает в год менее 100 тысяч. Распыленный над комариными болотами порошок ДДТ оказался едва ли не самым великодушным спасителем человеческих жизней в наше время. С ним может поспорить только пенициллин. И тот, и другой появились в 40–х годах, что совпадает с началом скачка в росте населения нашей планеты.

Продолжим сравнение. Сейчас стрелка «спидометра» колеблется у цифры 2 процента в год. Таков годовой прирост населения Земли. (За период 1650–1930 годов он равнялся 0,5 процента; в 1930–1940 годах был равен одному проценту).

Прирост в 2 процента в год с учетом так называемых сложных процентов, то есть процентов на проценты, означает удвоение первоначальной цифры через 35 лет. Этот срок в масштабах человечества отнюдь не за горами. Сейчас на Земле насчитывается более 3,3 миллиарда человек. К 2000 году, по оценке ООН, численность населения земного шара превысит 6 миллиардов.

Человек населяет землю несколько сотен тысяч лет, но численности в миллиард люди достигли только в 1830 году. За второй миллиард они перешагнули к 1930 году, спустя 100 лет. Третий миллиард они превысили к 1962 году, через 32 года.

По данным ООН, темпы роста народонаселения земного шара будут продолжать расти. За третью четверть XX века (1950–1975 годы) они составят в среднем, по всей вероятности, 2,1 процента в год, но в последнюю четверть нашего века (1976–2000 годы) поднимутся до 2,6 процента в год, означающих удвоение первоначальной цифры через 27 лет.

Все новые миллиарды — это много по сравнению с тем, что было раньше. Но много ли эго для нашей планеты?

В послевоенные годы проблема народонаселения служит вечно живой темой для лиц, которые, как писала американская газета «Нью — Йорк геральд трибюн», «делают карьеру на озабоченности тенденциями народонаселения».

Соответствующие книги, а особенно статьи, всегда находят читателей, которым любопытно взглянуть на свою семенную жизнь с глобальных позиций. Тема позволяет использовать гамму бьющих без промаха журналистских приемов — от нагнетания ужасов манипуляциями со сложными процентами (живой вес людей составляет сейчас 180 миллионов тонн, а при приросте в 2 процента в год через какие‑нибудь полторы тысячи лет вес людей превысит вес Земли) до заигрывания с пикантными подробностями.

Больше всего встречаются мрачные прогнозы, которые часто как само собой разумеющееся высказывают авторы, самостоятельно проблему не изучавшие. В качестве примера можно привести предсказание профессора Бернарда Броди, являющегося отнюдь не демографом, а видным американским специалистом по вопросам военной стратегии. «Неконтролируемый рост населения, — заявляет Броди, — с его обычным спутником — нищетой, не знающее почти никаких ограничений произведение потомствз, в результате чего люди не могут выбраться из порочного круга ужасающей бедности, — вот то почти неизбежное бедствие, которое ожидает большую часть современного человечества» [1]

Броди усвоил выводы многочисленных сочинений тех буржуазных демографов, которые считают, что численность населения земли или уже превышает разумные пределы или вот — вот их превысит. Они считают положение критическим и по этой причине, взяв на себя роль звонарей, бьют в набат.

Познакомимся подробнее с рассуждениями и аргументами демографов — пессимистов. Вот, например, книга Гастона Бутуля «Перенаселенность». Ее автор — вице — президейт Международного института социологии — утверждает, будто, перенаселенность является в настоящее время самой серьезной из всех проблем, стоящих перед человечеством.

По мнению Бутуля, «война является одним из способов — жестоких и катастрофических — с помощью которой периодически восстанавливается равновесие между видами и их средой, а также равновесие соперничества между конкурирующими видами и группами». Впрочем, уточняет он, статистика показывает, что военные потери восполняются быстро, и. это обстоятельство «позволяет с легким сердцем идти на риск смертоносных войн». Автор считает, что «сегодня по части резни можно себе все позволить». Быстрое восстановление после 1945 года довоенной численности населения в Германии и Советском Союзе имело, по его мнению, «тяжелые последствия».

В то же время автор книги не настолько невысокого мнения о своих читателях, чтобы рекомендовать войну как желательное средство регулирования численности населения. Она скорее служит ему пугалом, которое могло бы заставить читателя принять его рекомендации по ограничению рождаемости.

Если человечество хочет избавиться от войн, оно, по рецепту Бутуля, должно начать с «демографического разоружения и плакирования рождаемости и численности населения». Автор согласен, что «демографическое планирование». ставит «весьма деликатные проблемы», но время не терпит. Для спасения положения автор предлагает осуществить «мораторий на рождения.[2]

Оригинальный план такого рода «моратория» предложил профессор.

Мичиганского университета К. Болдинг в книге «Смысл XX века». Автор рекомендует создать рынок сертификатов, достоинством, скажем, в 0,1 ребенка. Женщина имеет право родить, только собрав 10 сертификатов. Она подучает какое‑то их количество при совершеннолетии, недостающие до- куррет. Число сертификатов в обращении должно быть таким, чтобы обеспечивать только простое воспроизводство населения и не допускать его роста. По схеме автора, богатые будут покупать сертификаты у бед — ных, а это будет способствовать выравниванию доходов и лучшему воспитанию подрастающего поколения в материально обеспеченных семьях. "Цена сертификата, — пишет Болдинг, — будет, разумеется, отражать общее желание общества иметь детей… Сама по себе необычность таково рода, предложения делает его в настоящее время похожим на абсурд. Однако то обстоятельство, что оно кажется абсурдным, отражает всего лишь полнейшее нежелание человечества взглянуть в глаза проблеме, являющейся, в конечном счете, возможно, самой серьезной из всех, перед ним стоящих."[3].

План Болдинга не идет, так далеко, как «скромное предложение» английского сатирика Джонатана Свифта, который, рекомендовал готовить из годовалых младенцев фрикассе и рагу. [4] Но хотя Свифт смеялся, а Болдинг серьезен, его «сертификаты» столь же утопичны.

Это один полюс — полюс пессимизма, граничащего с мизантропией.

С другой стороны, в статье в журнале «Наука и жизнь» за март 1965 года утверждалось противоположное. По мнению авторов статьи «Контуры грядущего», человечеству придется столкнуться не с угрозой «перенаселения», а «с проблемой «недонаселения» — с проблемой нехватки миллиардов и миллиардов людей, необходимых для осуществления грандиозных проектов полного освоения земного шара и солнечной системы». Это другой полюс — полюс оптимизма.

Бутуль, повторяющий своих коллег — Уильяма Фогта, Джулиана Хаксли и других, ссылками на высокую рождаемость прикрывает подлинные причины нищеты и войн, коренящиеся в пережившем свое время капиталистическом строе. Но в то же время следует признать, что некоторые публицисты, увлекшись опровержением человеконенавистнических бредней, вместе с грязной водой выплескивают и ребенка. А «ребенок» все‑таки есть, что легко доказать ссылкой на наличие количественных пределов нашей планеты, отнюдь не резиновой. Встречная ссылка ка освоение в будущем космического пространства не помогает уяснить, что же делать сейчас. «Ребенок» кричит, требует не общих фраз о потенциальных возможностях человечества, а конкретного ухода и внимания. Ему не до арифметики рекордных урожаев и будущих блюд из водорослей, он голоден сегодня, а не завтра, и хочет просто молока.

В той же самой статье в журнале «Наука и жизнь» написано, что человечество располагает 125 миллионами квадратных километров пригодной для обитания суши. Средняя плотность населения в мире — 24 человека на квадратный километр. У нее должен, разумеется, существовать потолок. Можно спорить, равен ли он 24, 124 или 1124, но где‑то он есть. Трудно возражать против пожелания человечеству более внимательно присмотреться к своему демографическому будущему. «Наша планета, — писал в ноябре 1965 года журнал «Здоровье мира», издаваемый отделом информации Всемирной организации здравоохранения, — не может вместить и обеспечить питанием неограниченно большое число людей».

Полемические преувеличения, встречающиеся у некоторых советских авторов, дали основание американскому профессору Евгению Рабиновичу, редактору, «Бюллетеня ученых- атомникоз», утверждать в книге «Рассвет новой эпохи», будто «советские социологи считают, что для коммунистических наций проблема перенаселенности никогда существовать не будет» [5]. На самом деле точка зрения советских демографов несколько иная. Они не выступают против пропаганды медицинских знаний как таковой. Они считают, что «коммунистические нации» располагают несравненно более широкими возможностями для решения этой проблемы, когда и если она возникнет перед той или иной страной или перед человечеством в целом. В частности, авторы упоминавшейся статьи из журнала «Наука и жизнь», также приходят к выводу, что стихийный ныне рост народонаселения сменится в будущем сознательно направленным. Но не означает ли это определенной степени контроля над рождаемостью?

Фридрих Энгельс в письме Карлу Каутскому от 1 февраля 1881 года писал: «Абстрактная возможность такого численного роста человечества, которая вызовет необходимость положить этому росту предел, конечно, существует»[6]. Энгельс воздерживался от конкретных рекомендаций людям будущего по этому вопросу, считая, что они «будут не глупее нас с Вами», и в то же время он выражал уверенность в том, что коммунистическое общество сможет разрешить эту проблему.

Спустя 86 лет проблема заслуживает серьезного отношения. Стоит ли оговариваться, что она не имеет ничего общего с паническим? Просто, как писал английский ученый Джон Бернал в журнале «Марксизм тудэй» за январь 1967 года, «марксисты не уделяли и не уделяют проблеме народонаселения того внимания, какого она заслуживает».

Генеральный директор Организации ООН по продовольствию и сельскому хозяйству (ФАО) Б. Р. Сен со ссылкой на специалистов предсказывает, что «ни при каких условиях темпы роста населения Земли не упадут ниже 1,7 процента в год в течение следующих 30 или 40 лет. Скорее всего они будут выше. Во всяком случае к. концу столетия население Земли по крайней мере удвоится. Мы должны иметь это в виду при разработке любой реальной программы международных действий в области экономического и социального развития».

Наряду с такого рода трезвым подходом к проблеме народонаселения на Западе гораздо чаще встречается панический. «Беспрецедентные темпы роста населения Земли, — утверждает, например, профессор Гарвардского университета Джон Эдсолл в журнале «Нейшн», — выдвигают проблемы, которые можно сравнить только с проблемами, поставленными угрозой термоядерной войны… Как ни ужасен рак, он, возможно, является причиной значительно меньших страданий, чем перенаселение».

Подобная постановка вопроса типична для девяти из десяти статей в западной печати на тему об опасности превра-


щении нашей планеты в человеческий муравейник. Угрозу термоядерной войны называют проблемой № 1, а угрозу перенаселенности объявляют второй по важности; некоторые меняют их местами. Никто, правда, не рекомендует решать вторую за счет первой, воевать не советует, поскольку понимает, что тогда не будет ни населения, ни связанных с ним проблем. Представление о буржуазных демографах как жаждущих крови и предлагающих в качестве метода контроля населения войну является карикатурным. Они пугают войной, чтобы заставить других принять их точку зрения.

Несомненно, что раздающиеся на Западе возбужденные голоса часто отражают вовсе не заботу о человечестве, а тревргу о собственной судьбе. Буржуазные идеологи боятся дополнительных миллионов недовольных людей, резонно рассматривая их как пополнение антиимпериалистических сил. Если мы не обеспечим нормальное питание людям, предупреждает американский экономист Чарльз Вейц, они «поднимутся и выбьют нам зубы». Ясно, что с этой точки зрения чем людей меньше, тем лучше. Недаром консультант по вопросам народонаселения при правительстве США Джек Злотник писал в американском журнале «Форин афферс» о том, что быстрый рост населения в развивающихся странах вызывает у чиновников в Вашингтоне «растущее беспокойство относительно его значения для интересов американской безопасности». Федерация планового отцовства в брошюре «Нищета от изобилия» совсем перепугала читателей, заявив, что рост народонаселения угрожает «самой природе частного предпринимательства».

Нечего есть. Но почему?

Причитания о размножении человечества с безответственностью кроликов со времени Мальтуса служили громоотводом для глушения молний социального гнева угнетенных масс. Их нищета изображалась не как следствие эксплуатации, а как следствие похоти. Война выглядела полезным кровопусканием. В действительности же нищету и голод несут не дети, а империалисты.

Не только марксисты, но и многие прогрессивные, дорожащие объективностью ученые разоблачили как тактическую хитрость буржуазных идеологов, пытавшихся увести эксплуатируемых в сторону от решения насущных задач социального освобождений; так и научную несостоятельность их мрачных предсказаний о скором истощении земных ресурсов: В числе прочих можно сослаться на заявление Генерального.

секретаря ООН У Тана о том, что «отныне не ресурсы Ограничивают игру воображения, а недостаток воображении ограничивает использование ресурсов».

Полностью соглашаясь с такого рода оптимистическими выводами, следует избегать путать то, что может быть, с тем, что есть, смешивать абстрактную арифметику с конкретной экономикой.

Продовольственное положение населения Земли далеко от благополучного. По данным, приведенным в изданной ФАО брошюре «Надо накормить шесть миллиардов», голод и недоедание являются уделом половины населения земного шара. Современное производство сельскохозяйственных продуктов, по мнению специалиста, может обеспечить полноценным питанием примерно 2 миллиарда человек [7]. Но читатель уже знает, что на Земле людей много больше.

Эксперты ФАО считают, что для нормального удовлетворения потребностей человечества в продовольствии необходимо к 2000 году втрое увеличить его производство. По мнению д — ра Сена, «к 1980 году многие районы мира будут поражены сильным голодом».

По сравнению с довоенным временем зарубежная Азия Производит сейчас на 40 процентов больше продуктов питания, однако, поскольку население выросло больше чем на 40 процентов, на душу населения приходится на 7 процентов мёньше продуктов. По данным американского журнала «Юнайтед Стейтс ньюс энд Уорлд рипорт», количество продовольствия на человека в Латинской Америке сократилось с 1958 года на б процентов. Журнал видит причину в чрезмерном росте населения. Однако подлинная причина — в отсталых аграрных отношениях в этих странах и в беспощадной их эксплуатации со стороны империализма янки.

В качестве примера района, постоянно страдающего от голода, можно привести северо — восточную часть Бразилии. Ему посвятил свою книгу «Смерть на северо — востоке» бразильский социолог Жозуэ де Кастро, од «ш из бывших президентов ФАО. «Я считаю, — пишет Кастро, — что основной, причиной голода является порочная аграрная структура этого, района, нежелательная система владения землей, существование, больших имений бок о бок с маленькими наделами, которое мы наблюдаем повсюду в северо — восточной Бразилии». Автор отмечает, что половина земли принадлежит 3 процентам земельных собственников, что только 20 процентов сельских жителей владеют какой‑то землей, а 80 продецентов арендаторы или батраки. Жозуэ де Кастро возлагает серьезную долю вины на американские монополии, хозяйничающие в Бразилии, на роддержку Штатами отживших порядков; он пишет, что так называемый «Союз ради прогресса» «фактически оказывает помощь не бразильскому народу, а его врагам» [8].

Социальная отсталость тянет за собой отсталость техническую. По данным ООН, из 350 миллионов семей, занятых в сельском хозяйстве, 250 миллионов обрабатывают землю мотыгами или деревянными плугами — и это во второй половине XX столетия! Их современники проникли в космос, а они орудуют механизмами, существовавшими еще во времена, счет которым мы ведем в обратном порядке — до нашей эры.

Налицо колоссальные ресурсы, надо только ими воспользоваться и тогда, по мнению специалистов из ФЛО, можно было бы прокормить хоть 30 миллиардов человек.

Что же мешает? Препятствуют капиталистический строй и колониальное наследие нищеты и отсталости. Голод порожден социальными, экономическими и политическими причинами. Избавиться от него развивающиеся страны могут только путем социальных, экономических и политических преобразований.

Спекуляция на голоде является важной стороной империалистической политики Соединенных Штатов. В 1954 году американский конгресс принял закон № 480 «О распределении излишков сельскохозяйственных продуктов за границей», получивший затем название «Продовольствие для мира». Очень скоро он стал одним из рычагов американской внешней политики. Вопросы о том, кому продавать, по какой цене, как расходовать полученную в оплату продовольствия местную валюту, стали способом добиваться нужных Соединенным Штатам уступок политического и экономического характера. «Творцы внешней политики США, — откровенничала газета американских бизнесменов «Уолл — стрит джорнэл», — рассматривают подкормку голодных как средство, которое улучшит представления о США за рубежом, и как морковку, которая привлечет другие правительства поближе к желаниям Вашингтона».

В докладе экспертов министерства сельского хозяйства Соединенных Штатов «Всемирный продовольственный бюджет в 1970 году» предсказывается, что к концу нынешнего десятилетия в капиталистическом мире будет не хватать продовольствия на сумму в несколько миллиардов долларов — значительно меньш\ю тех денег, которые Соединенные Штаты тратят на вооружения. «Сегодня, — писал английский социолог А. Неветт в книге «Взрыв населения или его контроль?», — каждый знаком с фактами и цифрами, показывающими, что небольшого процента той суммы, которую Запад тратит на военные нужды, было бы достаточно для помощи слаборазвитым странам в преодолении их ньшешных трудностей» [9]. «Действительно серьезное сокращение вооружений, — пишет другой английский социолог Элизабет Дрейпер в книге «Контроль над рождаемостью в современном мире», — могло бы означать перераспределение ресурсов и усилий, которое имело бы колоссальное значение» [10].

Другое сопоставление: потери стран Азии, Африки и Латинской Америки в результате неэквивалентного обмена в их торговле с капиталистическими странами оцениваются в 14–16 миллиардов долларов в год. Устранение этого неэквивалентного обмена вернуло бы развивающимся странам столь нужные им средства.

Таким образом, на данном историческом этапе причины голода и нищеты — не в количестве людей, а в качестве созданного ими общества, не в абсолютной нехватке хлеба, риса, угля, железа, а в неумении разумным образом распорядиться имеющимся.

Английский экономист лорд Бойд — Орр, посвятивший жизнь изучению проблемы голода, справедливо указывает, что причины народных бедствий — не в количестве людей, а в том строе, при котором они вынуждены жить. «Целью западной цивилизации, — говорит Бойд — Орр, — было производить не такое количество продовольствия, которое необходимо для удовлетворения челозеческих нужд, а такое, какое можно выгодно продать».

В результате продовольственная проблема мира в данный момент далека от разрешения и потребует для своего разрешения очень больших усилий.

Можно, в частности, уточнить, что недостаточно обеспечить всем нормальную калорийность суточного пищевого рациона. Необходимо обеспечить также его нормальную структуру, то есть правильное соотношение белков, жиров, углеводов, витаминов. Главное здесь — предотвратить белковое голодание. Именно низкое содержание белка в пище детей развивающихся стран ведет к развитию страшной болезни квашиоркора, а калорийно — белковая недостаточность — к не менее страшной болезни маразма. Лечение от этих болезней простое: полноценное питание. Но как его обеспечить?

Белки содержатся прежде всего в пище животного происхождения. Но для получения одной высококачественной калории животного происхождения требуется затратить 5–8 калорий растительного происхождения. Если сделать перерасчет дневного рациона американца и индуса на калории растительного происхождения, то обнаружится, что американец потребляет в сутки 11 тысяч таких калорий (а житель Новой Зеландии даже 13 тысяч), в то время как индус — не более 2400 (фактическая калорийность его суточного рациона в 1966 году равнялась, но данным журнала «Индия», 2145 калорий).

Решить «белковый кризис» нелегко. Для того чтобы обеспечить сейчас всему человечеству тот пищевой рацион, который существует в развитых странах, необходимо в 10 раз увеличить производство мяса, в 3 раза — производство молока.

Проблема обеспечения нормального питания человечеству хотя и трудна, но разрешима. К такому выводу приходят ученые — специалисты в области химии, биологии, сельского и рыбного хозяйства. К такому выводу вновь пришли, например, участники VII Международного конгресса по питанию в августе 1966 года. Они говорили о том, что наиболее действенным средством обеспечения питания населения Земли на будущее является интенсификация сельского' хозяйства в развивающихся странах.

На конгрессе говорилось о реальной возможности удвоить за десять лет объем продуктов морского рыболовства во всем мире. Наконец, на конгрессе обсуждались перспективы получения синтетических белковых веществ и микробиологических продуктов.

Значительная доля произведенного продовольствия пропадает. По данным, приведенным в ежегодном докладе ФАО о продовольственном положении и состоянии сельского хозяйства за 1966 год, 8 процентов зерна поедают грызуны, еще 8 процентов — насекомые, 4 процента гибнет от плесени и микроорганизмов. В итоге одна пятая зерна, предназначенного для- людей, до них не доходит.

Таким образом, увеличения количества продовольствия можно добиться и путем сокращения его потерь.

Однако не хлебом единым жив человек. Для его жизни нужна вода. Еще больше чистой воды, чем сам человек, требует созданная им промышленность. «Некоторые полагают, — пишет французский специалист в этой области профессор Раймбн Фюрон, — что этим 6 миллиардам человек будет трудно прокормиться, но что им не угрожает нехватка воды. Это глубокое заблуждение….На нашей планете могут обитать не больше 20 миллиардов человек — это количество населения, которое ожидается уже к 2100 году….Уже сейчас начинает ощущаться недостаток в воде и… к 2000 году нам не останется другого выхода, как пить воду океанов» [11].

Чрезвычайная разноголосица царит среди ответов ученых на вопрос о том, грозит ли миру энергетический голод. По данным Всемирной энергетической конференции, мировые запасы ископаемых топлив, добыча которых экономически выгодна, будут использованы примерно через 75 лет. Однако на это резонно возражают, что все предшествующие пессимистические прогнозы о том, что подходит к концу уголь, что скоро иссякнут нефтяные скважины, что плане-, та — не газгольдер и газа тоже не напасешься — все эти. предсказания постоянно опрокидывались открытием все новых и новых месторождении. Много обещает атомная энергия, пока еще дорогая, но развитие техники должно когда- нибудь снизить ка нее дену.

Из сказанного можно сделать вывод, что человеческий разум, опирающийся на наличные земные ресурсы, теоретически в состоянии прокормить обитающие на земле миллиарды. Строчка из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Валерик»; «Под небом места много всем» — сохраняет силу и сегодня.

В то же время следует сохранить чувство пропорций и помнить, что Земля или недра — величина в конечном счете постоянная, а население Земли — величина растущая^ поэтому вполне может наступить такой момент, когда физические пределы, необходимые для нормального существования отдельного человека, приблизятся к минимальным. Среди ученых нет единого мнения на этот счет. Некоторые считают, что в условиях социализма население Земли само собой стабилизируется на оптимальном уровне, который не уточняется. Другие считают, что само собой это не получится.

Что касается настоящего, то пока сохраняется капиталистический строй, делающий задачу обеспечения достойного человека существования исключительно трудной, ее решение упирается в социально — экономические преобразования. Кроме того, старый капиталистический мир оставляет после себя столь тяжелое наследие колониализма, которое в короткие сроки не ликвидируешь. Поэтому и следует признавать, что так называемый контроль над рождаемостью имеет право на применение в качестве средства, в определенной мере могущего помочь экономическому развитию — средства вспомогательного, отнюдь не решающего, но которое тем не менее сбрасывать со счетов было бы неразумно.

Пилюли и люди

На первый взгляд кажется, что дети — подспорье экономики, а не обуза, поскольку они вырастает в трудящихся. Однако жизнь не столь прямолинейна. Демографы, подсчитали, что для поддержания, роста населения в один процент в год требуется расходовать 4 процента национального дохода. Это так называемые «демографические инвестиции», с довольно значительным сроком окупаемости, В результате растущий доход развивающихся стран в пересчете на душу населения оказывается неизменным. Положение напоминает ситуацию в сказке Льюиса Кэрола об Алисе в стране чудес. Там нужно было бежать во всю прыть для того, чтобы остаться на том же месте.

По данным американского экономиста Роберта Хейлбро- нера, развивающиеся страны за десять лет увеличили свое общее национальное производство на 40 процентов. Около трех четвертей поглотил прирост населения и конечный результат выразился в росте производства продукции всего лишь на доллар в год на душу населения. Такими темпами далеко не уедешь.

Высокая рождаемость в развивающихся странах изменяет возрастную структуру населения, сдвигая в неблагоприятную сторону пропорции между работающими и иждивенцами. В этих странах на сто работающих приходится в среднем до 230 иждивенцев, тогда как в европейских странах на сто работающих приходится не больше 150 иждивенцев. (В Советском Союзе на сто работающих приходится 120 человек, не занятых в производстве).

Поскольку в семьях много детей, женщины, как правило, не участвуют в общественном производстве.

Эти и подобные реальности конкретной экономики заставляют многие страны вплотную заняться проблемой сокращения рождаемости.

Некоторым не нравится выражение «контроль над рождаемостью». Они предпочитают ему термин «сознательное материнство». Однако слова «контроль над рождаемостью» употребляются в литературе не в буквальном смысле контроля сверху над интимной семейной жизнью, о чем, конечно, не может быть и речи. Из контекста всегда ясно, что речь идет о средствах регулирования рождаемости. Можно спорить, какой из терминов удачнее, но нет резона искажать первый из них до облика легко уязвимой мишени только на том основании, что им пользуются буржуазные демографы. Невозможно отрицать, что наличие многодетных семей в незначительном меньшинстве, а малодетных — в большинстве, свидетельствует о практике «контроля» на индивидуальном уровне.

Когда обсуждение проблемы планирования семьи приобретает конкретный характер, речь неизбежно заходит о средствах и методах этого планирования. Их рассмотрение и оценка относится уже к другой теме, но все же следует остановиться на двух новинках в этой области по той причине, что многие западные демографы и политические деятели связывают с ними надежды на радикальное решение проблемы народонаселения.

Речь идет прежде всего о противозачаточных таблетках» которые в последние годы получили распространение во многих странах.

Печать многих стран широко обсуждает социальные последствия появления таблеток. Английская газета «Морнинг стар», например, писала 9 января 1967 года, что «пилюля принесла счастье и облегчение миллионам людей».

В последнее время появилась еще одна новинка, породившая новые надежды на возможность сокращения рождаемости. Эта новинка, писал английский еженедельник «Нью стейтсмен», «станет, по всей вероятности, главным средством контроля плодовитости во всем мире в предстоящие годы». Речь идет о незатейливом изделии из мягкой пластмассы в форме спирали или колечка, называемом по — английски «Intra‑Uterine Device» (IUD), то есть «внутриматочное (противозачаточное) средство», сокращенно ВС. ВС было темой двух специальных международных конференций, поведенных в 1962 и 1964 годах. Оно получает все более широкое распространение и становится главной опорой программы планирования семьи в Индии, Объединенной Арабской Республике и в других странах.

Демографическая политика

Очевидно, что по этому новому, недавно возникшему вопросу еще рано выносить окончательное суждение. Следует в то же время признать, что любое государство в силу присущей ему суверенности имеет полное право проводить собственную демографическую политику. Если какое‑либо государство считает, что рождаемость следует планировать и сокращать, то очевидно, что это дело сугубо внутреннее.

В конкретных национальных границах могут существовать разнообразные исторические, экономические, политические факторы, порождающие, в своей совокупности равнодействующую демографической политики. Важное место может занимать забота о здоровье женщины и о ее раскрепощении. Нехватка капиталовложений, необходимых для создания новых рабочих мест в современной промышленности, также может стать причиной временной заинтересованности в некотором сокращении рынка труда, Как бы то ни было, все это вопросы внутригосударственной компетенции.

В руках государства находятся рычаги экономического воздействия на поведение родителей. К их числу относятся: семейные пособия, налогообложение бездетных и сокращение Налога с многодетных, бесплатное образование и обучение, бесплатная медицинская помощь. Оказывает влияние на рост населения и законодательство, касающееся возраста вступления в брак, фиксирующее минимальный срок вдовства перед вступлением во второй брак или максимальное число браков, устанавливающее затруднительную процедуру.

развода или его запрещающее, Законодательство об абортах и т. д. Наконец, имеет значение и законодательство о продаже предупредительных средств.

Вопрос, однако, перерастает национальные рамки, если демографическая политика становится частью политики агрессивной. В истории часто бывало, что правительства поощряли рост населения не из любви к ближнему, а в подкрепление корпусов и дивизий. Выращиванием детей на пушечное мясо занимался Гитлер. Муссолини запретил в Италии пропаганду ограничения рождаемости и все противозачаточные средства. В предвоенной Японии каждый мужчина обязан был иметь большую семью. В наши дни в Южно — Африканской Республике ко всем белым супружеским парам обращаются с настоятельной рекомендацией иметь по крайней мёре пять детей и считать эту цифру минимальной. Ясно, что ьла рекомендация продиктована политическими соображёнйя- мй: находящиеся у власти в этой стране белые расисты стремятся увековечить свое господство.

Очевидно, истина конкретна, и в вопросе о народонаселении определяется факторами, для которых не найти общего всем странам знаменателя. Президент де Голль, например, считает, что «современная Франция вполне может насчитывать 100 миллионов жителей». Сейчас в стране вдвое меньше и при французских низких темпах роста цифра эта будет достигнута не скоро. Президент ОАР Насер, наоборот, считает «государственным долгом рекомендовать населению методы ограничения рождаемости». В Польше Общество сознательного материнства гордится тем, что в Лодзи ему удалось охватить работой весь город и в результате здесь теперь самый низкий в стране естественный прирост населения. А в Чехословакии ежемесячное пособие выплачивается уже на первого ребенка.

Посмотрим, как обстоят конкретно дела в некоторых странах.

Демографическое «путешествие»

Страной, добившейся ощутимого успеха в деле ограничения рождаемости, является Япония. В этом государстве с переходом к политике милитаризма и завоеваний во второй половине прошлого века рождаемость всячески поощрялась. После 1925 года ежегодное число рождений превышало 2 миллиона, а в 1947, 1948 и 1949 годах достигало 2700 тысяч.

В сентябре 1948 года был принят «Закон об евгенической защите», легализовавший аборты, отменивший запрет на производство предупредительных средств и положивший начало широкой пропаганде медицинских знаний в печати и по радио.

В первые годы после принятия закона резко поползла вверх кривая числа абортов, превысившего вскоре число рождений и достигшего в 1953 году «потолка» в 2300 тысяч. Понижение этой цифры в последующие годы свидетельствовало о переходе к более гуманным методам ограничения рождаемости. Сейчас население Японии увеличивается темпами в 0,9 процента в год. Уровень рождаемости составил в l961 году 16,8 на тысячу жителей против 34,3 в 1947 году.

Специалисты — демографы объясняют успех Японии специфическими причинами: широкая грамотность и отсутствие религиозных и культурно — ханжеских ограничений на обсуждение в печати вопросов пола дали японцам возможность получить соответствующую информацию. Ее более полному использованию способствовала свойственная этому народу дисциплинированность.

В Индии за ограничение рождаемости выступали Джава- харлал Неру, Рабиндранат Тагор, Лал Бахадур Шастри. Население страны увеличивается на 33 тысячи в день, или на 12 миллионов в год (прирост в 2,4 процента). Если в 1911 году в стране проживало 250 миллионов человек, в 1951 — 356 миллионов, то сейчас уже полмиллиарда. Ограничение рождаемости поставлено «в самый центр планового развития».

В статье, посвященной четвертому пятилетному плану, журнал «Индия» (№ 3 за 1966 год) писал о необходимости «создать возможности для того, чтобы 90 процентов семейного населения Индии смогли участвовать в деятельности по «планированию семьи». А это значит, что они должны принять идею небольшой семьи, лично знать методы, необходимые для семейного планирования, иметь возможность получить необходимую помощь и услуги. Для этой цели намечено организовать по всей стране около 5500 сельских центров семейного планирования, 41000 их отделений, 1800 городских центров».

Правительство планирует сократить рождаемость за 10 лет с 40 на тысячу жителей до 25. В проведенной по всей стране в июле.1966 года. «Неделе планирования семьи» был сделав упор на пропаганду ВС. Главным препятствием в действенности этой пропаганды является, по всеобщему признананию, низкий культурный и жизненный уровень населения.

На соседнем с Индией Цейлоне разработана 10–летняя программа ограничения рождаемости, ставящая целью сократить прирост до 25 на тысячу жителей в год. Здесь отмечен определенный успех в распространении таблеток и среди неграмотного населения.

Аналогичная демографическая политика проводится и у другого соседа Индии — Пакистана. Министр здравоохранения, труда и социального обеспечения Пакистана Кази Анва- рулхак называет рост населения «проблемой № 1».

Некоторое время назад в ОАР был создан комитет по вопросам семейного планирования, который после изучения проблемы предложил конкретные меры. Ряд их правительство приняло. Однако, как писала каирская газета «Аль — Ахбар», «семейное планирование и ограничение роста численности населения относятся к тем вопросам, которые невозможно решить одними лишь постановлениями правительства. Прежде всего необходимо достигнуть взаимопонимания и сотрудничества самого населения, необходимо создать атмосферу правильного понимания этой проблемы, новую социальную атмосферу нетерпимости к многодетным семьям, при которой бы господствовало мнение, что семейное планирование не противоречит ни природе, ни религии, ни социальному положению…».

В странах Латинской Америки широкий интерес к демографическим проблемам, как писал об этом журнал «Висьон», появился лишь в самое последнее время. Чили является пока что единственной латиноамериканской страной, где программы ограничения рождаемости официально одобрены правительством.

До последнего времени правительство Соединенных Штатов Америки по проблеме народонаселения, как писал журнал «Тайм», «ничего не говорило и делало еще меньше» — Президент Эйзенхауэр считал, что этот вопрос не входит в сферу правительственной компетенции. Сейчас политика изменилась. Президент Джонсон назвал проблему увеличивающегося населения «серьезнейшим вызовом будущему человечества». Изменил свое мнение и Эйзенхауэр, который в 1966 году заявил, что «готов оказать личную поддержку» любым программам по контролю над рождаемостью.

В 1963 году при Национальной академии наук США была создана постоянная комиссия по народонаселению. В 1965 году комиссия опубликовала доклад «Рост населения США». Рост рассматривается как «критическая' проблема для Соединенных Штатов»; рекомендуются широкие меры по снижению его темпов. Авторы доклада особенно удручены «высокой плодовитостью групп с низкими доходами». В нём при- знается, что богатейшая капиталистическая страна не может обеспечить свое растущее население достаточным количеством школ и достаточным числом рабочих мест.

Многие специалисты делают упор не на угрозу безработицы, а на неизбежное, по их мнению, снижение качества жизни при увеличении количества жизней. Типичными рассуждениями на эту тему являются слова социолога Линкольна Дэя, автора книги «Американцев слишком много». «Если одержат верх аргументы в пользу дальнейшего роста народонаселения даже в нашей стране, — пишет он, — то нам неизбежно придется выбирать между количеством и качеством: больше людей, живущих бедно и по необходимости имеющих низкий жизненный уровень, либо меньше людей, но живущих хорошо. Мы не можем иметь и то, и другое… Рост нашего народонаселения должен быть резко сокращен или остановлен в самом ближайшем будущем… Пара с числом детей больше трех способствует той демографической катастрофе, которую я описал. В этом смысле она является социально безответственной— и тем больше, чем больше у нее детей» [12].

В настоящее время, по данным журнала «Тайм» от 9 декабря 1966 года, американское правительство расходует более 25 млн. долларов в год на распространение информации о семейном планировании. Министерство обороны самостоятельно распространяет предупредительные средства среди 500 тысяч жен военнослужащих.

Примером страны с энергичной, так называемой «натали- стической» политикой поощрения рождаемости является Франция. Здесь аборт был запрещен еще Уголовным кодексом 1810 года. Закон 1920 года запретил пропаганду предупредительных средств и продажу их женщинам. Тем не менее после 1935 года число рождений было меньше числа смертей; численность населения страны начала уменьшаться. Его возрастная структура сдвинулась в сторону увеличения удельного веса старческих возрастов. По свидетельству французского демографа Андре Арменго, «представлялись особенно мрачными перспективы на будущее: предсказывали, что в 1985 году население Франции сократится до менее чем 30 миллионов жителей, иа которых 8,5 миллиону людей будет за шестьдесят!» [13].

Правительство пыталось подойти к проблеме и «с другой стороны», действовать не только запретами, но и поощрением: была разработана целая система семейных пособий, созданы специальные правительственные органы. Еще в марте 1945 года генерал де Голль обратился к молодежи с призывом: «За 10 лет — 12 миллионов крепышей!» За 20 лет, с 1946. по 1965 год, население страны увеличилось с 40,5 миллиона человек до 49 миллионов — на 8,5 миллиона, частично, впрочем, за счет иммиграции (особенно из Алжира). Уровень рождаемости поднялся с 14,6 на тысячу в 1938 году до средней цифры в 18 за последние годы. В то же время а стране производится до миллиона подпольных абортов в год — по аборту на каждого родившегося ребенка.

Опыт различных государств показывает, что законодательное запрещение абортов не ведет к их прекращению подобно тому, как «сухой» закон не в силах превратить всех в трезвенников. Растет число Криминальных абортов, опасных для здоровья и даже жизни женщины. По данным американского журнала «Тайм», в Соединенных Штатах производится по меньшей мере 1500 тысяч подпольных абортов в год — и только 8 тысяч по узаконенным разрешениям. «Ясно, — писал американский журнал «Ридерс дайджест», — ,чт° наши законы об абортах лицемерны и часто приводят к жестоким результатам». Английский журнал cllw стейтсмен» сообщал о положении в Федеративной Республике. Германии: «Число абортов является ужасающим; по оценке одного медицинского журнала, ежедневно производится более 3 тысяч подпольных абортна, что вдзое превышает прирост населения».

В. И. Ленин еще до революции подчеркивал необходимость «безусловной отмены всех законов, преследующих аборт или за распространение медицинских сочинений о предохранительных мерах и т. п.»[14]. В Советском Союзе решение о ребенке принимается на семейном, а не на правительственном уровне. Решение выносят родители, а общество выступает в роли помощника и советчика, но не в роли судьи. Это пример глубокого демократизма социалистического общества. Над этим стоит подумать клеветникам, рисующим социализм в виде человеческого инкубатора, выращивающего поколения по заранее заданным количественным и качественным характеристикам, как это изображено d популярном на Западе социально — фантастическом романе Олдоса Хаксли «Смелый новый мир». На самом деле в нашей стране следуют совету Ф. Энгельса, который относительно регулирования рождаемости писал: «…я все же остаюсь при том мнении, что это — частное дело мужа и жены и, пожалуй, их семейного врача…» [15]

Вмешательство государства ограничивается помощью многодетным семьям и дополнительным налогообложением холостяков, то есть проводится политика поощрения рождаемости. Но в то же время запрет аборта или предупредительных средств отсутствует. Советская семья самостоятельно принимает решение и может рассчитывать на помощь государства как при решении «за», так и при решении «против»,

В нашей стране женщина занимает равноправное положение в обществе, у нее появляются дополнительные интересы, не связанные непосредственно с воспитанием детей и неизбежно отвлекающие от них. Поскольку перед ней открыты все пути, она уже не идет только по одному. Об этой тенденции к сознательному материнству писал еще Август Бебель; делая вывод, что «в социалистическом обществе размножение населения будет совершаться медленнее, чем в буржуазном»[16].

Советская статистика констатирует падение уровня рождаемости с 44 рождений на 1000 жителей в 1926 году до 18,5 в 1965 году. Естественный прирост составил за 1926 год 2,37 процента, за 1939—1,92, за 1960—1,78, за 1965 год— 1,1 процента.

Если тенденция падения прироста сохранится и в дальнейшем, страна может подойти к порогу, за которым начнется сокращение численности населения, депопуляция. Правда, в возрастной структуре населения нашей страны значителен удельный вес детских возрастов, она обладает так называемым «потенциалом прироста». Но условия его реализации должны быть подсказаны нашими демографами, социологами и экономистами.

Очевидно, не может быть и речи о существовании в ССОР проблемы перенаселения, особенно если принять во внимание ее колоссальные природные богатства и наличие социалистического строя. У нас другая проблема: найти и обеспечить оптимальные параметры роста населения страны. «Было бы неправильно представлять себе, — пишет по этому вопросу советский демограф Б. Ц. Урланис, — что для нашей страны в период построения коммунистического общества будет характерна особенно высокая рождаемость. Мы вовсе не стремимся к максимализации рождаемости. Она у нас должна находиться на уровне, обеспечивающем рост численности населения нашей страны»[17].

Европейские социалистические страны проводят различную демографическую политику. Это обстоятельство объясняется существующими между ними экономическими и историческими различиями.

В Германской Демократической Республике демографические последствия войны привели к серьезным пробелам в возрастной и половой структуре населения. При числе жителей в стране несколько более 17 миллионов женщин на полтора миллиона больше, чем мужчин. Кроме того, как писала 22 мая 1966 года газета «Нейес Дейчланд», «в период с 1945 по 1961 год органический рост населения нашей реот публики также нарушался. Систематические кампании переманивания которыми руководил Бонн, были нацелены главным образом на более молодых граждан нашего государства. В итоге в ГДР образовался пробел в численности рабочей силы и сократилось число бракосочетаний». В результате, продолжает «Нейес Дейчланд», в возрастной группе до 15 лет на 290 тысяч детей меньше нормы, а в возрастной группе между 15 годами и пенсионным возрастом на 670 тысяч меньше нормы. Зато численность населения пенсионного возраста по сравнению с той, какая должна бы нормально быть при данной общей численности населения, почти на один миллион человек больше».

Естественно, что в этих условиях правительство стремится больше помогать гражданам, желающим иметь детей. Тем не менее, как указывает та же газета, в ближайшие годы нельзя ожидать значительного роста населения страны. «До 1970 года, — добавляет «Нойес Дойчланд», — возрастная структура населения будет даже ухудшаться — число лиц трудоспособных возрастов будет уменьшаться, а число лиц пенсионного возраста увеличиваться».

В Чехословакии, как писала газета «Руде право» 10 января 1967 года, постоянное падение темпов прироста населения оказывает неблагоприятное влияние на возрастную структуру населения и вызывает сокращение числа трудоспособных. Государство выплачивает значительные семейные прибавки на всех детей до 15 лет, которые варьируются в зависимости от числа детей и заработка кормильца семьи. Тем не менее, как писал журнал «Социалистическая Чехословакия», «ЧССР — страна семей с одним единственным ребенком… Нельзя ожидать в ближайшие годы разительной перемены».

Иная демографическая ситуация сложилась в Польше. Здесь «важнейшая задача будущей пятилетки — создание около 1,5 млн. новых рабочих мест» [18]. Ее решение требует значительных капиталовложений и экономии. В стране действует Общество сознательного материнства, против которого выступает католическая церковь. В 1965 году в Польше был повышен с 18 до 21 года возраст вступления в брак мужчин. Доказано, что поздние браки способствуют некоторому снижению статистической рождаемости.

Низкая рождаемость является предметом озабоченности правительства Венгрии. Прирост населения здесь находится на уровне 0,32 процента в год.

Социалистические страны развиваются в одинаковых общественно — политических условиях, добились раскрепощения женщины, проявляют большую заботу о здоровье матери и ребенка. Тем не менее в динамике их населения остаются различия, объясняемые историческими и национальными особенностями. «…Социалистическая политика народонаселения, — пишет чехословацкий демограф Гелена Шварцова, — не должна в каждой стране однозначно направляться на повышение рождаемости, она не должна, учитывая одинаковые перспективные цели, принимать практически одни и те же мероприятия»[19].

Совершенное нами краткое демографически — географическое «путешествие» позволяет убедиться, что в разных странах проблема народонаселения не только решается по — разному, но и ставится по — разному. Здесь невозможно отыскать общее решение для всех, поэтому многие работы на тему о народонаселении, написанные с глобальных позиций, страдают утопичностью. Глобальных позиций пока нет — есть позиции национальные.

Экономическое и культурное развитие — ответ на проблему народонаселения.

«Иммунитет» к проблеме народонаселения дает стране ее экономическое развитие. Плотность населения стран Европы, особенно таких, как Голландия, значительно выше плотности населения большинства развивающихся стран. Однако «перенаселенными» оказываются не страны типа Голландии, а государства, еще не вставшие на ноги экономически. Это обстоятельство показывает, что проблема народонаселения в данный момент не является проблемой абсолютной перенаселенности планеты в целом, а является, в частности, следствием недостаточного экономического развития отдельных стран.

Мы имеем поэтому все основания решительно возразить всем тем, кто считает, что наша планета уже стала человеческим ульем, кто заявляет, как это делает, например, американский писатель Джон Стейнбек в журнале «Сатердэй ивнинг пост» за 2 июля 1966 года, будто «мы уже имеем слишком много людей и собираемся произвести совсем слишком много… Голод, черная оспа, чума, которые когда‑то сокращали наше число, теперь невозможны. А война? Что ж, за время последней войны при всей ее кровопролитности население мира увеличилось. Действительно ли люди боятся бомбы или же ждут, что она сделает ту работу, которую они отняли у природы?»

Конечно, человечество решит проблему народонаселения не атомной бомбой, а трудом.

В то же время процесс преодоления экономической й культурной отсталости является весьма продолжительным, В этой обстановке новинки из области методов контроля над рождаемостью кажутся некоторым простым и быстрым ответом на весьма сложную и долговременную проблему. Однако дело не в противопоставлении контроля над рождаемостью экономическому и социальному развитию, а в сочетании первого со вторым на благо второго. Как правильно указывал Генеральный секретарь Коммунистической партии Австралии Лаури Ааронс, выступая в сентябре 1966 года в Сиднее, «добровольный контроль над рождаемостью является хорошей и прогрессивной социальной мерой и должен стать частью глобального подхода к борьбе с голодом. Но главное не в нем».

В упрощенной форме проблему народонаселения можно представить в виде «треугольника»: люди — пилюли — капиталовложения. В современном мире вновь появившегося человека важно не только выкормить. Его надо обеспечить достойным человека местом в жизни — не просто местом, физическим пространством, а местом у станка. Но для создания этого места нужна определенная, значительная и растущая сумма капиталовложений. Странам, веками ограблявшимся колонизаторами, в данный момент такие капиталовложения не по карману. Они выбирают пилюлю, которая несравненно дешевле. Это неестественный, но вынужденный выбор, результат предыдущего развития человеческого общества по бесчеловечному капиталистическому пути. К сожалению, дело зашло так далеко, что контроль над рождаемостью представляется этим странам императивным. И дело не в том, называть ли положение «порочным кругом нищеты» или нет, а в том, как с ним покончить.

Вряд ли есть основания надеятьей в настоящее время на скорое решение проблемы народонаселения развивающихся стран. В ближайшие годы темлы роста их населения скорее всего против нынешних даже возрастут по причине проникновения современной санитарии и гигиены в «медвежьи углы» этих стран, которое еще не успеют дополнить должным ростом экономического к культурного уровня. Другой причиной, действующей в том же направлении, является наличие в этих государствах потенциала прироста населения, объясняемого «инерцией демографической структура», — в данном случае наличием значительной доли детей, «вторые в скором — будущем превратятся в родителей. В результате, по мнению специалиста, «мы можем быть уверены, что при в тех условиях, т. е. даже и при немедленном и значительном снижении рождаемости, население слаборазвитых стран будет продолжать возрастать значительными темпами» [20].

Крестьянские семьи в деревнях Азии, Африки, Латинской Америки многодетны в силу не одной какой‑то причины, а в силу совокупности многих и разнообразных причин. Поэтому отсутствует возможность исправить положение, найдя и устранив единственную причину. Следует изучать все причины и изыскивать конкретные пути влияния на каждую из них.

В качестве примера влияния культурно — экономических факторов на уровень рождаемости многие специалисты указывают на зависимость между электрификацией деревни и числом детей в ней. Покойный премьер — министр Индии Джа- вахарлал Неру в одном из своих выступлений отмечал, что появление электрической лампочки в сельской местности «значительно увеличивает время, в течение которого крестьяне могут работать, развлекаться или заниматься какими нибудь другими делами, и это обстоятельство, возможно, косвенно, но оказывает влияние даже на семейное планирование».

На одно из первых мест демографы ставят обычаи и традиции. Далеко не все они разумны и оправданы в современных условиях, но они освящены веками и по этой причине критерий разумности часто отвергается приверженцами старины как не относящийся к делу. Поломать прошлое очень трудно. Подсчитано, например, что в Индии немало нужных людям продуктов питания поедают 240 миллионов коров. и буйволов, а также священные обезьяны. Однако ни один индус не осмелится предложить соотечественникам поедать в свою очередь говядину. Уже сама мысль об этом покажется ему святотатством. Коровы там священны. И вот они бродят по дорогам страны и даже по городским улицам, голодные, с ребрами наружу, может быть, даже завидуя своим европейским соплеменницам, которые хотя и кончают жизнь на бойне, но все же регулярно и во многих случаях даже ненаучному питается.

26 миллионов тонн зерна уничтожают в стране грызуны. По некоторым оценкам, в Индии 2400 миллионов крыс. Бороться с ними мешают догматы индуизма о неприкосновенности всего живого.

Приведенный пример относится к проблеме народонаселения не прямо, а косвенно — через проблему голода. Но легко привести и непосредственные примеры силы обычая. Кто, например, как не сыновья, должны кремировать отца, чтобы обеспечить ему загробное блаженство? И кому не хочется загробного блаженства, особенно после тяжелой земной доли? Поэтому нужны сыновья, и не один, а несколько — для страхования от возможной гибели одного из них. Но, главное, для индийского крестьянина иметь детей — самое естественное дело из всех. А одно из традиционных пожеланий индийской девушке, вступающей в брак, гласит: «Будь матерью восьми сыновей».

Существующая во многих странах традиция ранних браков способствует росту средней численности детей в семье. Как много в странах Азии, Африки, Латинской Америки малолетних матерей! Бесправное социальное положение женщины и дикие обычаи превращают ее в многодетную мать, когда природа ее к этому еще не успела до конца подготовить. По расчетам индийского ученого С. Агарвала, одно только повышение брачного возраста индийских женщин до 19–20 лет привело бы к снижению рождаемости в стране примерно на 30 процентов. Но материальные и культурные стимулы к разумному ограничению числа детей в семье отсутствуют. Отсутствуют и элементарные познания о методах ограничения, сами средства ограничения или деньги на их приобретение.

Вот как, например, американский либеральный журнал «Нейшн» в номере от 14 ноября 1966 года описывает психологическую обстановку в Мексике, держащей сейчас рекорд по темпам прироста населения. «Сколько бог пошлет… Таков, скорее всего, и сегодня будет ответ молодой мексиканки на ваш вопрос о том, сколько детей она хотела бы иметь. В Мексике, как и во всех других странах Латинской Америки, большие семьи освящены традицией и считаются идеальными. Для крестьян сыновья означают помощников в поле и заботу на старости лет. Среди высших классов большая семья является символом успеха в жизни. Она не только доказывает, что ее глава — настоящий мужчина, но и демонстрирует, что он может содержать 8—10 детей…».

Журнал далее пишет, что в 1965 году появились признаки иного отношения к большим семьям и начала обсуждаться ранее запретная тема контроля над рождаемостью. Но ясно, что образ мышления и традиции меняются очень медленно, причем это замечание верно не только в отношении Мексики, но и любой другой страны. Почти повсюду в Азии, Африке, Латинской Америке малодетная семья рассматривается деревенской общественностью как ущербная, бездетные женщины подвергаются нередко унижениям и остракизму.

Точка зрения богов

Большое тормозящее влияние оказывает отрицательная позиция религий в вопросе о контроле над рождаемостью.

Против противозачаточных средств в Соединенных Штатах, да и во многих других странах, выступает католическая церковь. Правда, новый папа Павел VI признал проблему регулирования потомства «чрезвычайно серьезной» и обещал заняться ее «широким, глубоким, серьёзным и честным» изучением. Бельгийский кардинал Сузненс призвал на Вселенском соборе «не повторять вновь случая с Галилеем» и признать требования прогресса.

83 лауреата Нобелевской премии обратились в 1965 году к папе Павлу VI с просьбой пересмотреть позицию католической церкви в отношении контроля над рождаемостью. Папа назначил комиссию из 16 кардиналов и епископов под председательством известного своими консервативными взглядами кардинала Оттавпани. В середине 1966 года комиссия передала папе подготовленный ею доклад, однако скорого его рассмотрения не ожидается. Орган Ватикана газета «Оссерваторе романов уже после представления доклада вновь осудила попытки пересмотреть догматы церкви по этому вопросу.

Доктрина православной церкви разрешает лишь воздержание в качестве средства контроля над рождаемостью. Однако эта церковь не выступает против продажи предохранительных средств или против обсуждения проблемы народонаселения.

Ислам поощряет большие семьи, но в Коране нет ясно выраженного запрещения регулировать рождаемость. Директор Североафриканского демографического центра в Каире Абдель Монейм Эль — Шафси так излагает точку зрения мусульманской религии на этот вопрос: «Ислам не запрещает человеку самому регулировать размеры своей семьи. Планирование семьи фактически существовало более тысячи лет назад, еще во времена пророка — об этом упоминают его современники, этого не запрещал и сам пророк».

Протестантская церковь. в последние годы пришла к выводу, что ответственность за решение относительно числа детей возложена богом на совесть родителей.

Иудаизм, отразивший мировоззрение преследуемого народа, естественно, считает размножение благом, а методы контроля осуждает. Тем не менее проведенные в ряде стран социальные обследования показывают, что значительная часть еврейских семей прибегает к контролю над рождаемостью.

Индуизм учит, что о душах умерших заботятся их сыновья, что женщина создана рожать детей, что следует воздерживаться от нанесения вреда другим существам. Эти и подобные догматы индуизма означают на практике противодействие попыткам ввести методы контроля над рождаемостью.

Буддизм с его упором на аскетизм и отрешенность от земной суеты содержит в себе значительно меньше препятствий к распространению контроля над рождаемостью, чем другие мировые религии.

Таковы лишь некоторые факторы, влияющие на рождаемость. Составление их полного реестра является еще не завершенной задачей демографов, причем значительную помощь в этом деле им могут оказать социологи.

О природе "вторичной" многодетности

Многообразие факторов не исключает вместе с тем существования какого‑то главного и определяющего. Некоторые ученые считают таковым давно замеченную зависимость между доходом семьи и числом детей в ней. Уже в прошлом веке статистики обнаружили, что уровень рождаемости обратно пропорционален средней сумме вклада в сберегательные кассы на душу населения. «Бедность… как кажется, даже благоприятствует размножению» [21], — писал один из первых буржуазных экономистов Адам Смит. Руководитель центра по контролю над рождаемостью в Дели д — р Ранна говорит: «Как доказывает опыт, число детей обратно пропорционально развитию родителей».

Исследования, проведенные в I960 году в городе Жуковском Московской области, также показали наличие обратной зависимости между экономическим и культурным уровнем семьи и числом детей в нем. Обнаружилось, что «наибольшая плодовитость отмечается у женщин в семьях с. меньшим душевым доходом, и меньшей жилой площадью; в семьях, лучше обеспеченных и имеющих большую жилую площадь, уровень плодовитости ниже» [22].

Таким образом, обратная зависимость наблюдается и в капиталистических, и в развивающихся, и в социалистических странах.

В обратной зависимости числа детей в семье от материального и культурного уровня родителей некоторые демографы, усматривают почти автоматический ответ на — проблему быстрого роста населения. Однако эта обратная зависимость проявляется отнюдь не на всех этапах экономического и культурного развития данного национального общества. На нее оказывают значительное влияние разнообразные конкретные факторы. Английский публицист Айвор Монтегю отмечал, в связи с этим в журнале «Марксизм тудэй», в цомере за июнь 1966 года, что люди, которые ничего не имеют, имеют детей; что если приходится выбирать между детьми и благосостоянием решать: покупать ли детскую коляску или автомобиль, — многие выбирают благосостояние. В результате общий уровень рождаемости падает; но если люди могут позволить себе и детей, и автомобиль, рождаемость вновь повышается. Таким образом, вывод относительно падения рождаемости с ростом благосостояния пригоден лишь для промежуточного периода — достаточно, впрочем, большого в истории человечества.

В Соединенных Штатах, например, где достигнут относительно высокий жизненный уровень, кривая рождаемости отнюдь не устремилась вниз, а ведет себя своенравно, каждым своим зигзагом задавая новую задачу специалистам — демо- графам. В 1936 году, когда США выползали из тяжелейшего экономического кризиса 1929–1933 годов и люди с опаской смотрели в будущее, на тысячу женщин детородного возраста приходилось 75,8 детей. В 1957 году, году сравнительного благополучия, Соединенные Штаты находились в полосе «беби бума». Дети стали «модой», а третий и четвертый ребенок — вопросом престижа. Число детей на тысячу Женщин детородного возраста поднялось до рекордного — 122,9.

Экономическое положение Соединенных Штатов в 1965 году радикальным образом не изменилось. Правда, жизнь подорожала и воспитание ребенка до 18 лет обходится родителям в 14 500 долларов против 10 500 в 1957 году. Но одновременно доходы многих семей за этот период тоже увеличились. Очезпдно, следует чем‑то другим объяснить, что кривая числа детей на тысячу женщин зрелого возраста в 1965 году «нырнула» вниз и находится на отметке 97,7.

Опыт Соединенных Штатов или Швеции указывает на возможность возникновения, если так можно сказать, периода «вторичной многодетности» на базе высокого жизненного уровня, следующего за периодом относительной малодетности на базе среднего жизненного уровня, который пришел в свое время на смену периоду «первичной многодетности», соответствовавшего низкому жизненному уровню. Глазная причина заключается, очевидно, в том, что люди просто любят своих детей. Но влияние этой причины модифицируется Другими, потому что люди любят не только своих детей. Когда они вынуждены выбирать между любимой работой (или получением высшего образования или просто комфортом, или автомобилем и т. д.) и ребенком (особенно если не первым), часть из них неизбежно сделает выбор против ребенка, и демографическая статистика отразит сокращение рождаемости.

Вполне вероятно, что в условиях распределения жизненных благ по потребностям уровень рождаемости вновь повысится. Произойдет это, очевидно, тогда, когда отпадет необходимость выбора: или ребенок или… и появится возможность сочетания: и ребенок и…

«Вторичная многодетность» возникает па базе сознательного материнства. В абсолютных цифрах она, несомненно, будет уступать цифрам периода «первичной многодетности», объясняемого просто. физиологией, но будет превышать, цифры периода относительной малодетности, в котором определяющую роль играют экономические и культурные соображения.

Существуют расчеты, предсказывающие конечную стабилизацию населения земного шара. Их авторы указывают, что по мере роста продолжительности жизни увеличится доля старческих возрастов, сократится число лиц зрелого возраста, могущих давать потомство, в результате сократится количество рождений и в один прекрасный момент оно сравняется с числом смертей; наступит стабилизация.

Не говоря уже о том, что это будет только момент, который сам по себе не остановит колебаний в ту или иную сторону, его приход в конечном итоге зависит не от доли стариков, а от уровня рождаемости. Если в каждой семье будет в среднем четыре ребенка, то каким же образом будет достигнута стабилизация? Сейчас многие развитые страны с низким уровнем рождаемости не так уж и далеки от момента стабилизации своего населения. Но это отнюдь не исключает возможности, что уровень рождаемости в них вновь поднимется с наступлением периода «вторичной многодетности». Главное же возражение заключается в том, что в освободившихся странах никакой стабилизации в обозримом будущем не предвидится. Следовательно, не предвидится ее и в общечеловеческом масштабе — в том самом масштабе, в котором рассуждают авторы подобных расчетов, без достаточных на то оснований распространяющих национальные тенденции на весь земной шар.

Разделение на периоды «первичной» и «вторичной» многодетности и на период малодетности дает возможность приближенно наметить перспективы развития проблемы народонаселения. В настоящее время, когда ресурсы земли и человеческого разума далеко не исчерпаны, эта проблема как бы «расселена» по «национальным квартирам». По этой причине глобальное обсуждение проблемы поневоле приобретает академический характер. Разные государства говорят здесь на разных языках. Большинство населения земли находится в стадии «первичной многодетности»: 56 процентов живет в Азии, 16 процентов — в Латинской Америке и Африке.

Для этих стран главным является ускорение перехода к периоду малодетности. Здесь магистральным путем является экономическое и социальное развитие, включающее ликвидацию феодальных пережитков, колониализма и неоколониализма, проведение коренных преобразований в экономике и общественной жизни.

Страны, развитые в экономическом отношении, находятся сейчас в периоде относительной малодетности. Те из них, которые ставят перед собой задачу ускоренного увеличения численности своего населения и ведут «битву за третьего ребенка», убеждаются, что, как ни парадоксально, и для них ответом служит дальнейшее экономическое развитие. Можно шутить вместе с французами, как это и делают их фельетонисты, что они теперь больше любят автомобили, чем француженок, но пока перед ними будет альтернатива: или то, или другое, а не и то, и другое, всегда найдутся люди, говорящие: «жизнь теперь слишком дорога, чтобы иметь детей».

Вместе с тем на пороге «вторичной многодетности» человечеству будущего придется, очевидно, прикинуть, так ли уж хороша сама по себе погоня за количеством — может быть, в ущерб качеству по причине ограниченности земного и проблематичной привлекательности околоземного пространства. Впрочем, у нас так много сегодняшних нерешенных дел в этой области, что, может быть, дальновиднее ограничиться замечанием Ф. Энгельса о том, что люди будущего «во всяком случае будут не глупее нас с Вами» и сами разберутся. Но чтобы не затруднять им этого, нынешнее поколение должно стремиться разрешить уже наболевшие проблемы народонаселения.

В условиях социального прогресса, перехода человечества к более высокой ступени развития, к коммунизму, к новым производственным отношениям, обеспечивающим расцвет производительных сил, тесно на земном шаре не будет.

Примечания

1

Бернард Броди. Стратегия в век ракетного оружия. М., воениздат, — ,1961, стр. 427.

2

Gaslon Bouthoul. La surpopulation. Paris, 1964.

3

Kenneth Boulding. The Meaning ol the Twentieth Century. London, 1965 р. 19.

4

Джонатан Свифт. Памфлеты. М. Госуд. изд — во художественной литературы, 155, стр. 157.

5

Eugene Rabiuowitch. The Dawn of. а New Age. Chicago, 1963, р. 184.

6

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 35, стр. 124.

7

К. М. М а л и н. Пищевые ресурсы, человечества на земле. — в сборнике «Вопросы народонаселения и демографической статистики». М., «Статистика», 1966, стр. 253.

8

osue de Castro. Death in the Northeast. New York, «360,

9

А. Nevett. Population: Explosion or Control? London, 1964, р. 40.

10

Elisabeth Draper. Birth Control ui the Modern World London, 1085, р. 298.

11

Р. Фюрон. Проблема воды на земном шаре. Л., Гидрометеоиздат, 1966, стр. 7.

12

Lincoln Day. Tho American Fertility Cult. In: The Population' Crisis, Bloomington, 1965, р. 124.

13

Andre Armengauil. Demographic et societ.es. Paris, 1906, р. 191.

14

К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 35, стр. 302.

15

В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 257.

16

А. Бебель. Женщина и социализм. М., Госполитиздат, 1969, стр 579.

17

Б. Ц. Урланис. Рождаемость и продолжительность жизйи в СССР. М., Госстатиздат, 1968, стр. 74.

18

Владислав Гомулка. Избранные статьи и речи. М., Политиздат, 1965, стр. 493.

19

Helena Svarcova. Populace. Praha, 1966, str. 248.

20

Р. Пресса. Народонаселение и его изучение. М, "Статистика", 1966, стр. 350.

21

А. Смит. Исследования о природе и причинах богатства народов. М. Соцэкгиз, 1962, стр. 73.

22

Проблемы демографической статистики, М., «Наука», 1966, стр. 143.

Герасимов Геннадий Иванович