BzBook.ru

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования

Коллектив авторов Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования

Рецензент: Доктор экономических наук, профессор, декан факультета социологии НИУ ВШЭ А.Ю. Чепуренко.

Авторский коллектив: Московская А.А. (рук. авт. колл., отв. ред.; введение, гл. 1–7, заключение, приложение); Аларичева М.А. (гл. 2); Албутова А.И. (гл. 2); Васина (Зайцева ) М.Н. (гл. 2); Лыткина Т.С. (гл. 5); Мамута М.В. (гл. 8); Попова И.П. (гл. 5); Силаева В.Л. (гл. 5); Сорокина О.С. (гл. 2); Сыкалов И.А. (гл. 5); Шлыкова О.В. (гл. 2)

Введение

Опыт социального предпринимательства начал активно накапливаться примерно с 1970 — 1980-х годов ХХ в., появившись почти одновременно в разных точках мира с разными экономическими и социальными условиями, а в 1990-х годах и в странах побежденного социализма. Это позволило некоторым аналитикам увидеть в социальном предпринимательстве своего рода мейнстрим — «мейнстрим инакомыслящих» («Mainstreaming of the mavericks») — так называлась статья Ч. Лидбитера, объяснявшего в 2007 г. причины популярности своей книги «The rise of the Social entrepreneur», вышедшей в Великобритании в 1997 г. Книга послужила вехой в росте популярности социального предпринимательства в этой стране и во многих других западных странах [Leadbeater, 1997; 2007].

К началу нового столетия социальное предпринимательство стало предметом больших общественных ожиданий. Все чаще оно признается новой перспективой развития то третьего сектора, то бизнеса, а то и социальной политики государства. Разумеется, профессиональные эксперты каждого из этих секторов далеки от социального мифотворчества, но общественная мифология формируется в общественной среде и фиксируется в СМИ, так что в конечном счете она оказывает влияние на принятие решений и политиков, и бизнесменов, и на менеджмент некоммерческих организаций (НКО). Задача исследователей — разобраться во всем этом потоке смыслов с тем, чтобы определить содержание, место и перспективы социального предпринимательства в мире и в каждой стране в отдельности.

Начиная исследование социального предпринимательства в 2007 г. мы подходили к перспективам развития этой темы в России не без некоторого скепсиса. Настораживал целый ряд вещей. Во-первых, наиболее яркие и успешные примеры — такие как банк Grameen в Бангладеш или инициатива Sekem в Египте, — относились к странам третьего мира, страдавшим от социальных проблем высокой остроты, испытывавшим серьезную нехватку экономических ресурсов и одновременно сохранившим в запасе культуры неизжитые моральные ценности традиционного общества. Эти условия мало походили на условия России, и тем более — развитых индустриальных стран Запада. Во-вторых, общение с российскими НКО и малым бизнесом, где логично было бы искать ростки социального предпринимательства, как будто не демонстрировало такого опыта, да и сами эти сферы в России получили пока ограниченное развитие. В-третьих, активно используемая в России 2000-х годов практика корпоративной социальной ответственности слишком часто при ближайшем рассмотрении обнаруживала корыстные интересы бизнеса либо государственное давление. Это представлялось плохим фоном для развития ориентированной непосредственно на социальный результат бизнес-практики, свойственной социальному предпринимательству в других странах. В-четвертых, наблюдение за общественными процессами в стране в 1990 — 2000-е годы, так же как и опросы общественного мнения в России, показывали, что не только «бизнес» или «чиновники», но и сами граждане не демонстрируют большой приверженности моральным ценностям, социальной солидарности, обеспокоенности нерешенными социальными проблемами, если последние не касаются их лично. Это также не должно было бы служить благоприятной питательной средой для социального предпринимательства.

Более глубокий анализ международного опыта и литературы на эту тему, опыт участия в экспертизе проектов трех раундов конкурсов социального предпринимательства в России, которые проводит с 2008 г. Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», а затем и результаты проведенного нами пилотного проекта, в котором исследовалась практика организаций социального предпринимательства в российских регионах, [1] опроверг первоначальный скептицизм.

Проделанная нами за это время работа позволила сделать два принципиальных предварительных вывода. Первый : социальное предпринимательство развивается в западном, развитом индустриальном мире гораздо активнее и разнообразнее, чем в странах третьего мира. Более того, можно предположить, что проекты социального предпринимательства в развивающихся странах, получивших мировую известность, во многом стали успешными благодаря предпринимательским образцам, ценностям, культуре, экономическому образованию, созданными в развитых индустриальных странах Запада. В последнее время к этому добавилась также финансовая инфраструктура и консультативная помощь со стороны различных фондов и других некоммерческих организаций, обычно западного базирования. Второй: несмотря на отсутствие «моды» на социальное предпринимательство и уже перечисленные не слишком благоприятные условия среды, в России социальное предпринимательство есть, и, более того, по инновационному потенциалу и социальным ориентирам оно ничуть не уступает западным аналогам. Разница, которая между нами наблюдается, определяется скорее масштабами деятельности предприятий, а главное — отличиями российской социальной и институциональной среды, о чем пойдет речь в главах, посвященных России. Но разницу в «средах», отражающуюся в характере бизнес-моделей социального предпринимательства, можно наблюдать и внутри западного мира, в частности между американскими и многими европейскими предприятиями социального предпринимательства (о некоторых основах этих различий речь пойдет в главе 3).

Настоящая работа состоит из двух смысловых частей. Первая представляет примеры международной практики социального предпринимательства и анализ ее исследований в научной литературе. Здесь представлен не столько разброс мнений, который, конечно, также присутствует, сколько расхождения в традициях развития социальных предприятий, прежде всего в европейских странах и за пределами Атлантики, которые естественным образом отражаются в определениях и выводах экспертов. Такое разнообразие, по мнению некоторых специалистов, обусловлено «предпарадигмальным» этапом развития науки о социальном предпринимательстве [Nicholls, 2010].

Вторая часть посвящена российскому опыту социального предпринимательства и его проблемам. Мы постарались дать по возможности подробное описание историй четырех социальных предпринимателей — Натальи Денисовой (Конный центр «Аврора», г. Сыктывкар), Алексея Санкина (Музей народной игрушки «Забавушка», г. Москва), Александры Никитиной (АНО «Пролог», г. Москва) и Вячеслава Горелова («Школа фермеров», Пермский край), — которые далее анализируются с точки зрения логики формирования бизнес-моделей, профессиональной основы и рыночного позиционирования их социальных предприятий. Мы надеемся, что научные цели и практическая значимость проведенной нами работы не скроют от читателя личное достоинство и творческий поиск этих людей, чьи усилия важны не только для них самих, не только для «агентов рынка», но для большого числа их коллег, единомышленников, людей, с которыми и для которых они работают.

Поскольку это — первая на русском языке целостная работа о социальном предпринимательстве (не считая изданного в ГУ ВШЭ в 2008 г. препринта, который и сегодня доступен на сайте университета [2]), как бы нам ни хотелось, она не может претендовать на полноту и развернутость. В одной работе мы стремились представить как международный, так и российский опыт, а также состояние современной науки о социальном предпринимательстве. Столь широкий ракурс был выбран для того, чтобы увидеть место России в общем мировом процессе. При этом мы были убеждены, что разноплановое представление темы, к тому же со значительной долей описания кейсов, даст читателю б?льшую пищу для размышлений о смысле и перспективах социального предпринимательства и, шире, — отношений бизнеса и общества, чем выдержанная в одной строгой аналитической стилистике работа, посвященная какому-то одному аспекту социального предпринимательства.

Поскольку информация о пилотном проекте, проведенном в России и составившем эмпирическую базу анализа российской ситуации, достаточно подробно дана в приложении, здесь хотелось бы сказать несколько слов о замысле представления международного опыта и используемой для этого эмпирической базе. Истории отдельных организаций, таких как группа Grameen (http://www.grameen-info.org), Sekem (http://www.sekem.com), «Мондрагонские кооперативы» или «Институт здоровья одного мира» (www.iowh.org), стали почти каноническими примерами социального предпринимательства. И это несмотря на то что они основаны на различных организационных процессах, их направляли разные общественные силы, а формы, которые эти организации приняли, не только различны между собой, но во многом зависимы от институциональной среды их очень разных государств и обществ. В настоящей работе нет описания именно этих кейсов. [3] Не столько потому, что они уже много раз пересказаны в литературе — все-таки это прежде всего англоязычная литература, в России все еще не всем доступная, — сколько потому, что нам не хотелось, чтобы давление популярности этих организаций и уже распространенные оценки их деятельности помешали нам и читателю объективно анализировать феномен социального предпринимательства. Мы отобрали и представили такие примеры международного опыта, которые возникли примерно в то же время, что и предприятия, описанные в России, представляющие разные сферы деятельности и ориентированные на разные целевые группы, с основной целью — представить разнообразие социального предпринимательства, существующее в современном мире. Мы надеялись, что это поможет увидеть и российский опыт в общей канве мирового движения к использованию ресурсов предпринимательства для решения важных социальных проблем.

Для представления международного опыта были отобраны десять кейсов из коллекции фонда Ashoka (http://www.ashoka.org/), каждый из которых служит примером решения определенных социальных проблем своей страны. Затем мы решили добавить к ним еще одно предприятие, которое в коллекции Ashoka отсутствует и даже является спорным с точки зрения принадлежности к социальному предпринимательству, но по социальным целям и задействованным ресурсам может рассматриваться как глобальный проект социального предпринимательства, — это Kiva.org. Последний выбор обусловлен тем, что в общественно-политической литературе (прежде всего — англоязычной) Kiva описывается как новое слово в социальном предпринимательстве и своего рода «наследник» микрофинансовых открытий банка Grameen. За пять лет своей работы Kiva снискала себе широкую известность и стала предметом бурного обсуждения сторонников и критиков. Было бы неправильным пройти мимо этого опыта еще и потому, что микрофинансирование в России в последнее время развивается достаточно активно, развивается в тесном диалоге как с малым бизнесом, так и с государством, о чем пойдет речь в последней главе книги.

Возвращаясь к десяти кейсам, отобранным на основе базы Ashoka, следует оговориться, что нас интересовала практика инновационного решения конкретных социальных проблем в отдельных странах, однако речь необязательно шла о локальных проектах, замыкающихся исключительно в национальных границах. Многие первоначально локальные предприятия, доказав успешность своего опыта, начинают его распространение в другие страны, причем необязательно — в «похожие» страны. Работая над темой социального предпринимательства, мы обратили внимание на то, что стандартные группировки стран, такие как «развитые» — «развивающиеся», «север» — «юг», далеко не всегда демонстрируют ожидаемые различия в опыте социального предпринимательства.

Выбор коллекции Ashoka для представления международного опыта в данной книге обусловлен рядом обстоятельств. Во-первых, это крупнейшая организация поддержки социального предпринимательства, выявившая за время своей деятельности более 2000 стипендиатов, создав сеть, звенья которой собирались и накапливались много лет, поэтому сегодня Ashoka фактически является всемирной ассоциацией ведущих социальных предпринимателей мира. Ее штаб-квартира находится в США, но отделения, изучающие опыт предпринимателей в разных странах и выявляющие социальных предпринимателей, распространены по всем континентам, в которых работают местные эксперты, а стипендиаты принадлежат к 70 странам мира. В связи с этим в Ashoka накоплена самая большая коллекция социально-предпринимательских инициатив начиная с 1981 г. — года основания организации. Во-вторых, основатель и генеральный директор организации Билл Драйтон стоял у истоков идентификации социального предпринимательства как явления и понятия, ключевая характеристика которого — социальное изменение, иными словами, новаторский подход к решению социальных проблем, результатом которого в конечном счете становятся социально-экономические преобразования в сферах, куда приходят социальные предприниматели. «Социальные предприниматели не довольствуются тем, чтобы дать человеку рыбу или обучить, как ее ловить. Они не успокоятся до тех пор, пока не революционизируют саму рыбную отрасль». [4] Эту мысль Драйтона часто путают с более простой идеей — дать человеку удочку. Однако не в этом состоит значение социального предпринимательства, а в том, чтобы использовать в третьем секторе то, что давно известно миру бизнеса — постоянное внедрение новшеств и новые комбинации ресурсов дают обоюдную выгоду, они развивают как предприятие, так и рынок, постепенно создавая новую экономическую среду. На этом основана теория предпринимательства и развитие капитализма. Предпринимательская энергия, будучи обращена на решение социальных проблем, в отдельных социальных направлениях способна дать более эффективные результаты, чем государство или стандартные НКО [Bornstein, 1998].

В-третьих, и это вытекает из предыдущего, видение свойств социального предпринимательства в нашем исследовании и в деятельности Ashoka в ряде существенных черт совпадают:

• социальное предназначение предприятия, что означает — целенаправленное решение одной или нескольких разделяемых в обществе социальных проблем;

• новаторство, которое реализуется как в предложении новой идеи для решения социальной проблемы, так и в новой комбинации ресурсов для реализации поставленных предприятием социальных целей;

• устойчивость механизма обеспечения результата, что предполагает независимость организации от отдельных доноров и грантовых программ;

• этическая безупречность лидера и культуры организации, что выражается, с одной стороны, в личной приверженности участников социальной миссии предприятия, а с другой — в направлении полученной прибыли на развитие и реализацию ее социальных целей (это подразумевается в термине «неприбыльный», что в английском языке описывается как «not-for-profit», а во французском — «? but non lucratif» [5]).

В-четвертых, поскольку основной работой сотрудников Аsнока является поиск социальных предпринимателей, в котором участвует сегодня целая сеть экспертов самой организации и стран, в которых она имеет своих представителей, мы посчитали логичным использовать уже проделанную другими профессиональную «фильтрацию», чтобы пойти дальше. Очевидно, что никакая отдельно взятая исследовательская организация подготовить такую выборку не смогла бы. Наша задача состояла в том, чтобы из этой коллекции отобрать кейсы, удовлетворяющие нашим критериям социального предпринимательства и задачам книги, а также дополнить информацию о деятельности выбранного стипендиата, имеющуюся на сайте Аsнока, новыми данными, взятыми из независимых источников (материалы СМИ, интернет-блоги, в некоторых случаях — переписка с ним). Таким образом был подготовлен обзор десяти кейсов организаций социального предпринимательства (см. главу 2). Информация по Kiva собиралась на основе данных сайта организации, а также материалов СМИ и популярных блогов.

Еще несколько слов следует сказать об авторах и коллегах — о тех, кто принял участие в этой работе. Когда мы начинали, один из соавторов книги, Михаил Мамута, рассуждая о поиске источников финансирования предстоящего исследования социального предпринимательства в России, заметил, что социальное предпринимательство — это такое явление, в которое мы должны быть готовы внести собственный посильный вклад. Так и вышло. Многое в исследовании социального предпринимательства и в подготовке настоящей работы авторы и коллеги, которые нам помогали, делали не по заказу, а по убеждению. Единственным источником финансирования российского исследования стал уже упомянутый пилотный проект, поддержанный Оксфам, но он не мог вместить большую часть проделанной работы — как подготовительной, так и аналитической. Что касается моральной поддержки, участия в дискуссиях и обсуждениях, обмене опытом и экспертизе, то важную роль в том, чтобы эта работа стала возможной, сыграл Фонд региональных социальных программ «Наше будущее». Из небольшого консалтингового проекта, заказанного фондом в 2007 г., фактически выросла наша самостоятельная научная работа над темой социального предпринимательства в Институте управления социальными процессами НИУ ВШЭ. Первым систематизированным результатом этой научной работы, изданным на русском языке, стал препринт, подготовленный мной в соавторстве с М. Баталиной и Л. Тарадиной и представивший первый развернутый обзор опыта и концепций социального предпринимательства. Благодаря обсуждению нашего доклада на постоянном семинаре Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ возникло сотрудничество с Российским микрофинансовым центром и его директором Михаилом Мамутой, которое затем вылилось в совместную работу в ходе пилотного проекта по углубленному исследованию российских предприятий социального предпринимательства (подробности проекта можно найти в приложении). В лице российских социальных предпринимателей, которые стали «объектом» нашего исследования, мы нашли неординарных творческих людей, пример которых вдохновлял нас в работе над книгой. За это время советами, критическими замечаниями, просто добрым словом нам помогали самые разные люди, наши коллеги. Большое им спасибо.

Но это еще не все. Большую помощь в подготовке книги, прежде всего — в поиске и изучении информации о международном опыте социального предпринимательства, оказали студенты НИУ ВШЭ. Хотелось бы выделить вдумчивую и ответственную работу О. Сорокиной и М. Аларичевой, которые «пропустили через себя» наибольшее число историй социальных предпринимателей, прежде чем описать некоторые из них в настоящей книге. В написании международных кейсов главы 2 участвовали четыре студентки НИУ ВШЭ и одна наша недавняя выпускница. Другие ребята — выпускники НИУ ВШЭ, с которыми начиналось наше сотрудничество, не стали соавторами книги, но занялись практической работой по созданию своих собственных социальных предприятий. Хочется пожелать им успеха!

Александра Московская.

Часть первая Международная практика и исследования социального предпринимательства

Глава 1. Постановка проблемы. Что такое социальное предпринимательство

Социальное предпринимательство — это новый способ социально-экономической деятельности, в котором соединяется социальное назначение организации с предпринимательским новаторством и достижением устойчивой самоокупаемости. В его основе лежит функционирование так называемых социальных предприятий — предприятий, созданных с целью решения определенной социальной проблемы или проблем, действующих на основе инноваций, финансовой дисциплины и порядка ведения дел, принятого в частном секторе [Alter, 2007, р. 12]. В настоящей работе в отсутствие специальных оговорок [6] понятия «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие» рассматриваются как сопряженные, где социальное предпринимательство означает процесс, деятельность, а социальное предприятие — его носителя, организационную структуру, в рамках и через посредство которой соответствующая деятельность воспроизводится и достигает социального и экономического результата.

Уже само определение указывает на несколько основополагающих черт социального предпринимательства: [7] 1) первенство социальной миссии над коммерцией, что означает — предприятие предназначено для решения реальной социальной проблемы либо существенного уменьшения ее остроты; при этом социальный эффект является не побочным продуктом деятельности, как в предпринимательстве [Venkataraman, 1997], а прямым целенаправленным результатом (в свою очередь, это обусловливает направление полученной прибыли на социальные цели организации, а не в карман инвесторов или собственников); 2) существование устойчивого коммерческого эффекта, обеспечивающего самоокупаемость и конкурентоспособность предприятия (наилучшей гарантией этого служит получение дохода преимущественно от продажи товаров и услуг, а не грантов и благотворительности, которые в качестве дополнительных финансовых ресурсов, однако, не исключены); 3) новаторство, с которым комбинируются социальные и экономические ресурсы, — без которого невозможны ни устойчивость социальной миссии, ни экономическая устойчивость, коль скоро организация взяла на себя задачу решения нерешенной социальной проблемы, — т. е. преобразование существующего нежелательного социального порядка в более благоприятный. Именно сложившийся нежелательный социальный порядок в какой-то области может быть естественной предпосылкой возникновения нестандартных социально-экономических организаций, какими являются социальные предприятия. В противном случае социальная проблема уже решалась бы средствами традиционных секторов экономики — государственного, частного или некоммерческого [Martin, Osberg, 2007]. К таким проблемам устойчивого, но нежелательного «социального порядка» могут относиться и проблемы, встречающиеся во многих странах, например, застойная безработица в среде этнических меньшинств, социальная исключенность инвалидов, и локальные, например, упадок традиционных рыболовецких поселений или экологический вред от массового сезонного сжигания мусора.

Если говорить об экономических последствиях, то социальное предпринимательство повышает совокупную экономическую эффективность, так как вводит в экономический оборот ресурсы, которые ранее в таком качестве не использовались. Это касается неиспользуемых материальных и человеческих ресурсов — отходы производства, социально исключенные группы, солидарность и доверие людей, когда они объединены общей целью, и проч. К аналогичному эффекту приводят и новые комбинации наличных ресурсов, например, использование концепции спортивной борьбы для перевоспитания молодежи, объединение рыбаков в компанию прямых интернет-продаж рыбы для ресторанов; создание некоммерческой электростанции для финансирования социальных проектов и проч.

По мнению экспертов, идея социального предпринимательства получила популярность, так как «задела за живое» и «очень подошла» современной эпохе [Dees, 2001]. Эта мысль подтверждается самыми разными фактами и соображениями. С одной стороны, последняя четверть XX в. и в особенности последнее десятилетие — действительно были богаты на развитие социальных компонентов в самом бизнесе. Это и новая волна кооперативного движения в Европе, и Соглашения о добросовестной торговле, [8] и так называемый «аффирмативный» бизнес, [9] и государственно-частное партнерство, и трехстороннее сотрудничество государства, бизнеса и некоммерческих организаций в развитии местных сообществ, и расширение популярности микрофинансирования, и институционализация корпоративной социальной ответственности, выразившаяся в международных договорах и стандартах социальной отчетности, и обсуждение форм использования экономики «Дна пирамиды», [10] и появление таких терминов, как «венчурная филантропия», «филантропренерство», «корпоративное гражданство», не говоря уже собственно о социальном предпринимательстве [Alter, 2007].

С другой стороны, у этих тенденций — связать экономическую эффективность бизнес-организаций с общественными потребностями в решении социальных проблем — есть объективные предпосылки, вызванные изменением условий жизни мира, отдельных государств и конкретных сообществ людей на рубеже столетий. Эти тенденции поставили коммерческие, некоммерческие организации и государство перед необходимостью изменения своей роли в сфере социального обеспечения и решения социальных проблем. Что это за тенденции? Их немало, в частности:

• низкая восприимчивость целого ряда социальных проблем к традиционным мерам воздействия, используемым в государственном и некоммерческом секторах в отношении бедности, безработицы, социальной исключенности и других устойчивых проблем уязвимых категорий населения (степень их глубины различается по странам, но по основному социальному фокусу повторяется от страны к стране, что указывает на неэффективность традиционных способов их решения в рамках социальной политики);

• устойчивость сосуществования в каждой стране рыночных и нерыночных, развитых и неразвитых сегментов социальной и экономической жизни, что, конечно, отмечалось и раньше, но в условиях повышения взаимной зависимости предприятий и рынков, вызванных глобализацией, стало рассматриваться в одних случаях как барьер, а в других — как недоиспользованный ресурс развития;

• углубление неравенства между социальными группами и странами, которое стало угрожать социально-экономическими и политическими катастрофами, самой очевидной из которых стало 11 сентября 2001 г.;

• расширение социальных потребностей населения, прежде всего развитых стран, как по величине, так и по разнообразию — отсюда потребность в индивидуализации и диверсификации социальных услуг (еще несколько десятилетий назад, наоборот, их универсализм считался достижением и западного, и социалистического мира);

• рост числа НКО и конкуренции между ними за ресурсы государства и благотворительных фондов (этот процесс, с одной стороны, ведет к нехватке ресурсов у небольших или вновь создаваемых организаций, а с другой — к сосредоточению донорских средств у наиболее крупных и работающих длительное время НКО, что нередко оборачивается их бюрократизацией и ослаблением связи с целевыми группами);

• совершенствование управления благотворительными фондами по аналогии с управлением бизнесом и повышение требовательности донорских организаций к финансовой и деловой ответственности грантополучателей;

• коммерциализация сферы общественных услуг и, как следствие, рост конкуренции между НКО и бизнесом в удовлетворении общественных потребностей, которую НКО нередко проигрывают;

• усиление либеральных социальных теорий на волне критики кейнсианства и государства благосостояния в 1970-е годы, послуживших своего рода идеологическим обоснованием для социального предпринимательства. [11]

Способно ли социальное предпринимательство разрешить возникшие проблемы, сказать трудно, так как это зависит от перспектив его устойчивого развития. Но то, что каждое социальное предприятие в отдельности на своем скромном месте служит ответом на эти вызовы, можно увидеть на примере любого из приведенных в книге кейсов.

Исходя из данного выше определения социального предпринимательства, логика описания кейсов становится более понятной. В ходе рассказа об опыте отобранных нами социальных предприятий нам необходимо было показать: 1) реальные формы социальной проблемы, на решение которой направлена деятельность предприятия; 2) механизм (бизнес-модель), который был выработан для ее решения; 3) последовательность шагов, которая привела к выработке этого механизма, поскольку история создания предприятия отражает и ход мысли предпринимателя, и открывающиеся возможности и барьеры (конечно, в той мере, в какой мы располагали данными на этот счет); 4) полученные результаты. Кроме того, в каждом кейсе содержится небольшая справка о социальном предпринимателе — его социальном и профессиональном опыте, образовании и проч. Это важно не только для того, чтобы представить конкретную личность — социального предпринимателя и его мотивацию, но также для того, чтобы понять, как предшествующий опыт и профессиональные знания человека связаны с особенностями предложенной бизнес-модели социального предприятия. Многие гипотезы и обобщения на этот счет будут представлены в следующей части с учетом опыта российских социальных предпринимателей.

Описание международных кейсов подобным образом отчасти облегчалось информацией, которую по каждому стипендиату представляет сама Ashoka, а совпадение с нашим замыслом, конечно, обусловливалось общностью представлений о социальном предпринимательстве. Несмотря на это, мы столкнулись и с некоторыми трудностями. Стилистика описания работы стипендиата на сайте Ashoka следовала логике «истории успеха», отчета о достижениях, что закономерно для фонда, который потратил немалые силы на выявление лучших из лучших, на их финансирование и по праву гордится своим выбором. Но в этой информации обычно мало конкретных данных и детализации модели социального предприятия, почти не освещаются вопросы самоокупаемости, а скорее говорится о стратегии и общих принципах. В некоторых случаях скупость информации обусловлена коммерческим характером ее использования для социальных предпринимателей — это их ноу-хау, многие предприятия распространяют свой опыт по франшизе. Кроме того, в силу ориентации фонда на личности лидеров и их творческий потенциал, в профилях стипендиатов часто в тени оказывается деятельность их организаций, тем более — сотрудничество с другими организациями — партнерскими, клиентскими и проч. Наконец, информация о деятельности социального предпринимателя собирается Ashoka на момент назначения стипендии. Между тем, чем больше прошло времени с этого момента, тем большее значение имеет то, что происходило с организацией дальше: в каком направлении она развивалась и что с ней теперь? Все эти пробелы, связанные уже с расхождением задач фонда и нашим исследовательским интересом, мы дополняли собственным поиском информации, в одних случаях с сайтов организаций, открытых источников в СМИ и интернет-блогах, а в двух случаях и личной перепиской со стипендиатами.

Перейдем к кейсам. В табл. 1 собран список кейсов, которые описаны в следующей главе. Три последних кейса выделены в таблице другим цветом. Это сделано потому, что с точки зрения приведенных выше определений и концепции социального предпринимательства, на которой основывались наши исследования, включая анализ российского опыта, указанные кейсы могут быть отнесены к социальному предпринимательству с оговорками в связи с высоким уровнем благотворительных ресурсов, задействованных в организациях. Суть расхождений будет более ясна после ознакомления со всеми кейсами и сопоставления различных подходов в литературе по социальному предпринимательству, которому посвящена глава 3. Предварительно уместно лишь самое общее объяснение и прежде всего ответ на вопрос, зачем мы привели кейсы, которые иллюстрируют отклонения от нашего собственного подхода к социальному предпринимательству.

Здесь важно иметь в виду несколько обстоятельств. Во-первых — это критерии, по которым мы выбирали кейсы, прежде всего это:

• самоокупаемость либо обоснованная перспектива выхода предприятия на самоокупаемость в смысле преобладающей роли в доходах организации продажи товаров и услуг, а не донорских средств;

• различие отобранных кейсов между собой по целевым группам, отраслям деятельности, используемым организационным ресурсам и странам, для того чтобы по возможности представить разнообразие и разноплановость работы социальных предпринимателей;

• наличие влияния предприятия на экономическое развитие в своих странах, поскольку мы считали экономические аспекты развития социального предпринимательства одними из приоритетных (для этого мы просматривали поиск стипендиатов Ashoka преимущественно по рубрике «экономическое развитие», хотя на сайте организации есть и такие опции, как гражданское развитие, экология, здравоохранение, образование).

Одновременно мы считали желательным, чтобы б?льшая часть кейсов была представлена сравнительно новыми стипендиатами, избранными Ashoka в последние 5 лет (8 из 10 кейсов), а также европейскими стипендиатами, включая страны Центральной и Восточной Европы (6 из 10 кейсов представляют европейские страны, в том числе 2 — страны ЦВЕ). В целом в работе для представления в настоящей книге было задействовано около 20 кейсов, из которых в процессе более глубокого анализа информации мы выбрали целевое число кейсов, равное 10. Как уже отмечалось во Введении, при отборе кейсов было принято решение добавить к ним еще один — микрофинансовую интернет-платформу Kiva.org.

Во-вторых . В использовании сравнительно жесткого критерия самоокупаемости наш подход отличается от критериев Ashoka. При отборе номинантов Ashoka руководствуется критерием реализуемости и устойчивости идеи социального предпринимателя без указания, за счет каких финансовых средств это происходит; не случайно в ее коллекции немало кейсов, основанных исключительно на благотворительности. Подобный подход обусловлен не только недостатком научной строгости, которой трудно требовать от фонда. В действительности в целом ряде стран существует много предприятий, работа в которых является одновременно и социально ориентированной, и инновационной, и способствует развитию рынков, но при этом основана на устойчивом потоке частных пожертвований, которые могут не уменьшать, а усиливать финансовую устойчивость организации.

Например, в таких странах, как США, частная благотворительность воспринимается организациями и обществом как нормальный экономический ресурс, а сбор частных пожертвований сам по себе не составляет большого труда. Более того, при небольших операционных издержках организации, одной лишь «благотворительной кнопки» на сайте бывает достаточно для поддержания ее финансовой устойчивости. Однако в России это совсем не так, поэтому мы выдвинули критерий преимущественной продажи товаров и услуг в качестве важной черты социального предпринимательства при отборе большинства международных кейсов, так же как это было сделано в пилотном проекте — для России.

Среди трех кейсов, включенных в обзор «с оговорками», в двух — частные пожертвования имеют существенное значение в обеспечении самоокупаемости проекта (глобальная микрофинансовая платформа Kiva.org и польская организация Chleb?ycia). Включение Kiva.org обусловлено прежде всего существенным влиянием на развитие конкурентных рынков, которое осуществляет Kiva.org через аккумулирование и передачу благотворительных средств мелких частных заимодателей на развитие малого предпринимательства в развивающихся странах. Что касается польского кейса Chleb?ycia, направленного на интеграцию бездомных, то это — проект-долгожитель (ему уже исполнилось 20 лет), и, начавшись как гуманитарный и благотворительный, он постепенно обретал черты социального предпринимательства и прирастал самоокупаемыми компонентами по мере того, как у лидера организации Малгожаты Хмелевской вызревал и усложнялся замысел организации. На примере организаций-долгожителей «старейших» кейсов Ashoka мы имеем уникальные примеры эволюции организаций социального назначения в сторону социального предпринимательства, отказываться от рассмотрения которых было бы недальновидно. Кроме того, как и energeia, — это восточноевропейский кейс, где нам было важно рассмотреть опыт ближайших соседей со сходной «советской» историей, допуская, что их «отклонения» от образцов социального предпринимательства могут дать пищу для размышлений о возможном потенциале социального предпринимательства в России.

В-третьих . Включение в список примеров социальных предприятий трех «пограничных», или «спорных», кейсов имело смысл не только ради расширения палитры предприятий, но также с учетом проблем, которые стоят перед исследователями социального предпринимательства в определении его сути и динамики. Вопрос о том, в каких отношениях находятся социальные предприятия и рынки, относится к числу малоисследованных. Уже из двух приведенных «пограничных» примеров видно, что даже благотворительный статус мало что говорит об особенностях хозяйственной деятельности предприятий и их влиянии на смежные рынки. Может возникнуть вопрос: если границы между организациями, основанными на благотворительных ресурсах, и социальными предприятиями проницаемы, так ли важно выделять социальные предприятия в самостоятельную группу и исследовать как самостоятельный феномен? Попытки свести определения социальных предприятий к таким уже известным и описанным формам, как «благотворительные», «некоммерческие», «социально ответственный бизнес» и проч., скрывают их двойственную, тройственную, множественную природу. Они не отвечают на главный вопрос, почему в последнее время во многих странах расширяется круг нестандартных предприятий социального назначения, сочетающих в себе свойства различных секторов (blurring boundaries) и предназначенных для решения социальных проблем. Сверх того, они создают новое качество социально-экономической деятельности, которое в научной литературе принято называть предпринимательством в его исходном смысле — как новаторство и преобразование.

В-четвертых. Включение в рассмотрение кейсов «пограничного», или «переходного», характера позволяет анализировать не только состояние и «лучшую практику» социального предпринимательства, но также предпосылки его возникновения и этапы развития. Изучение организаций, находящихся на разных стадиях организационного развития, помогает отвечать на предыдущий вопрос — в чем состоят родовые черты, отличающие социальное предпринимательство от других родственных видов деятельности.

В этом смысле показателен третий «пограничный» кейс — некоммерческая энергетическая компания energeia из Чехии. Она попала в категорию «пограничных» (см. табл. 1, выделены цветом) по причине отчасти своей молодости (строительство электростанции не закончено), а отчасти — нестандартного разведения источника финансирования и социального назначения предприятия. Дело в том, что это множественный проект, где строительство электростанции призвано служить постоянным источником финансирования социальных проектов, в частности детского хосписа. Во-первых, это проект нестандартной благотворительности — «благотворительности изнутри». Вместо сбора внешних средств или грантов на социальные цели создается постоянный внутренний источник финансирования, преодолевающий зависимость от прерывности и произвольности традиционных донорских ресурсов. Во-вторых, его нельзя свести к корпоративной социальной ответственности, так как решение социальной проблемы не побочный, а основной продукт предприятия: электростанция только для того и строится, чтобы служить источником финансирования социальных проектов, одной из гарантий чего является ее юридический некоммерческий статус. В-третьих, два элемента деятельности предприятия — социальный и экономический, реализующий социальную цель и производящий для нее средства, — собраны в общую организационную структуру, что создает единство и новое качество организации. Поэтому в отличие от двух приведенных примеров он отвечает всем критериям социального предпринимательства. Само по себе разведение по направлениям бизнеса и социальной программы не считается «отклоняющимся поведением» для социальных предприятий. Одна из наиболее развернутых типологий социальных предприятий различает «встроенные» предприятия, в которых бизнес и социальная программа совпадают; интегрированные, в которых социальная программа и бизнес пересекаются частично, и экстернализированные, в которых бизнес прямо не связан с социальными программами и социальной миссией организации [Alter, 2007, р. 18]. Причина, по которой мы все-таки разместили energeia в поле «пограничных» кейсов, связана не столько с моделью, сколько с тем, что предприятие находится еще на проектной стадии и не все элементы социально-предпринимательского замысла реализованы в нем в полной мере.

Таблица 1.

Сводная информация о кейсах организаций социального предпринимательства, рассмотренных в следующей главе

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Глава 1. Постановка проблемы. Что такое социальное предпринимательство. Таблица 1

Глава 2. Опыт работы организаций социального предпринимательства в разных странах мира (11 кейсов)

Concerve («Консерв») — создание новой продукции на основе переработки пластиковых отходов (Индия)

Организация занимается тем, что превращает выброшенные пластиковые пакеты в полезный ресурс для производства широкого набора продукции, отвечающей современной моде и требованиям взыскательных покупателей. Ее социальное назначение состоит в решении сразу двух взаимосвязанных проблем большого города — кризиса переработки мусора и нищеты населения городских окраин, которые составляют сообщества сборщиков мусора.

Компания Concerve (в переводе с англ . — охранять, сберегать) была основана в 1998 г. Анитой Ахуджа (Anita Ahuja) в столице Индии Дели как негосударственная компания. Основные цели Concerve — 1) переработка пластиковых отходов в качестве сырья для производства новой продукции и 2) повышение уровня жизни людей из самых бедных слоев населения Дели — городских сборщиков мусора.

Будучи студенткой, Анита участвовала в проекте сбора кухонного мусора из 500 домохозяйств для будущей переработки в компост. Именно тогда она обратила внимание, как много отходов выбрасывают жители города. Это подтолкнуло ее к идее использования мусора для создания новых ресурсов. По подсчетам правительства страны, ежедневно в Индии выбрасывается 4 тыс. тонн различных бытовых отходов, из которых 15 % составляют изделия из пластика. При этом Нью-Дели является крупнейшим «производителем» мусора в стране. Объем «производимого» мусора намного превышает то количество, которое город может переработать и удалить. Однако в связи со стремительным удешевлением производства нового пластикового сырья и полиэтилена промышленная переработка пластиковых отходов для нового производства экономически невыгодна.

Для решения проблемы распространения мусора муниципалитеты Индии прибегают к помощи частных компаний, которые нанимают сборщиков мусора. Те сдают пластик мелким скупщикам, а они перепродают его крупным торговцам, которые тем или иным образом используют пластиковые отходы. В среднем сборщики мусора зарабатывают 25 долл. в месяц, что является основным источником их дохода. Через руки мусорщиков ежедневно проходит 20 % всего мусора в Дели. В Нью-Дели проживают около 80 тыс. сборщиков мусора, большинство из которых приехали из индийских деревень, либо близлежащих стран, таких как Бангладеш — одной из беднейших стран континента. Они часто не имеют образования и каких-либо профессиональных навыков, поэтому обычно работают в опасных и антисанитарных условиях, живут в трущобах, которые власти периодически сносят под строительство новых объектов. Таким образом, нищета и безработица жителей городских окраин и трущоб является еще одной, уже не экологической, а гуманитарной стороной проблемы повседневной жизни большого города, которую решает компания Аниты. Она предложила бизнес-модель, выполняющую как социальную, так и экономическую функции: обеспечивает надежный заработок сборщикам мусора (в среднем в 3 раза выше, чем их стандартный заработок, поскольку они фактически участвуют в производстве сырья для нового производства) и создает коммерчески успешный продукт из переработанного пластика.

Предложенная Анитой идея нова и проста одновременно: с помощью несложной технологии ручной переработки (сначала пластик моют, потом сушат и сдавливают в листы разной толщины) старые пластиковые пакеты превращаются в разноцветный крепкий материал — «handmade recycled plastic». Этот материал используется компанией для производства широкого ассортимента продукции: сумок, плащей и зонтов, ремней, бумажников, дневников. В результате соединения кусочков из разноцветных пластиковых листов каждый раз возникает уникальный дизайн, не требующий дополнительной окраски. Со временем в компании научились получать также производственное сырье из резиновых шин, которое является хорошей заменой кожи, а также шить сумки из старого денима.

Сумки «Conserve» продаются в нескольких магазинах Лондона и в европейских магазинах для среднего класса наравне с такими широко известными брендами, как «Benetton». Вслед за европейским успехом компания вышла и на отечественный индийский рынок, где сумки также стали модными. Первоначально на индийском рынке продукция компании была встречена настороженно, многие покупатели не были готовы принять продукт как качественный, если он получен из мусора. Но сейчас наблюдается изменение в общественном отношении к этой продукции. На четвертый год своего производства, в 2007 г., компания уже производила и продавала четыре тысячи сумок в месяц с ожидаемым товарооборотом свыше 392 млн долл. Отдельно от мира моды компания реализует папки, элементы для холодильных шкафов, различные подставки (для обуви и т. д.).

На данный момент в компании работают 300 сборщиков мусора, у каждого зарплата примерно 70 долл. в месяц. Есть отдел продаж, отдел проверки качества. Компания активно привлекает молодых специалистов на стажировки. Дизайн продукции разрабатывается также самостоятельно. Важной социальной составляющей работы компании является обучение персонала, который до работы в ней в основном не имел образования. Обучение позволяет работникам начать собственное дело по производству пластиковых листов с последующим гарантированным выкупом продукции компанией Conserve. Компания предоставляет своим работникам и социальные услуги — медицинское обслуживание в собственной клинике компании, кроме того, она финансирует школы для детей (порой находятся прямо в трущобах).

Организация рассчитывает расширять производственные мощности. В будущем планируется строительство нового завода и увеличение выпуска продукции до объема 1 млн кв. м пластиковых листов в год, использовав для этого 300 тонн пластика и создав 500 новых рабочих мест. Для этого уже подобраны покупатели и ведутся переговоры с иностранными инвесторами.

Хотя Conserve — растущая компания, она не может предоставить работу всем сборщикам мусора Дели, поэтому наряду с собственным производством ведет большую работу по содействию улучшения жизни этих людей и легализации их деятельности. На сайте компании любой желающий может подписаться под письмом в правительство Дели с просьбой о справедливой оплате труда для сборщиков мусора. Анита планирует применить модель и в других районах Индии, для этого она ведет переговоры с международными инвесторами, а также пытается достичь договоренностей с европейскими торговыми сетями о возможностях реализации продукции. Компания Conserve входит в общественное движение — организацию справедливой торговли (Fair Trade Organization), членами которой являются ее основные клиенты и партнеры.

Анита Ахуджа не только активный социальный предприниматель, но и человек с ответственной гражданской позицией. Когда дела организации пошли в гору, к ней стали поступать предложения от зарубежных партнеров на поставки нового пластикового сырья, которые она отвергла. Ведь социальный смысл ее работы состоит в переработке мусора. Она также дистанцируется и от индийских производителей пластмасс, причина — экологический вред, который наносит природе их производство, и она борется с ним своим способом — используя в производстве только вторичное сырье ручной переработки. Анита очень признательна своему отцу, бывшему борцу за независимость Индии, который воспитал ее в духе социальной справедливости и свободы. По мнению Аниты, именно это подтолкнуло ее к социальному предпринимательству.

Emergence («Эмержанс») — спорт против молодежной преступности (Франция)

Ассоциация emergence (от фр. — «возникновение, место выхода наружу», в английском дополняется значением «чрезвычайное обстоятельство», «крайность») создана в Гавре в 2002 г. под руководством Аллауи Генни — бывшего социального работника и специалиста по французскому боксу. Деятельность организации охватывает три направления: 1) предоставление условий для занятия спортом для населения любого возраста и любого социального происхождения; 2) социальное посредничество для семей и населения, имеющих проблемы с законом, а также лиц, освободившихся из мест заключения; 3) осуществление мер по социальной интеграции и профессиональной адаптации людей с помощью спортивной практики. [12] Спорт в организации рассматривается как механизм решения проблем населения бедных городских и пригородных окраин, как средство занятости, смягчения социальных конфликтов, улучшения взаимопонимания между городским населением разных социальных слоев в этнически неоднородной среде. «Для меня спортивная практика всегда была средством, способствующим обретению ценностей, необходимых для жизни в обществе. В этом причина того, что в основе работы нашего клуба лежит обучение французскому боксу, поскольку этот вид спорта не только развивает тело, но особенно укрепляет веру в себя, обеспечивает контроль над своими эмоциями, воспитывает уважение к правилам и к другим людям. Одно из назначений нашего клуба состоит в том, чтобы использовать спорт как средство социального согласия и интеграции» (из интервью Аллауи Генни газете «L’Avis?» [Le sport…, 2009]).

Французские города, как и многие другие современные мегаполисы, обычно резко разделены на богатый исторический центр и бедные окраины с низкими доходами населения и концентрацией этнических меньшинств, что делает отдаленные городские районы средоточием безработицы, уличного хулиганства и преступности, а поджоги грузовиков и машин «Скорой помощи» являются распространенной практикой. С такой ситуацией очень трудно бороться стандартными методами правоохранительных служб и организаций социальной работы.

Идея Аллауи состоит в создании современного спортивного комплекса в таком социально неблагополучном районе Гавра, который был бы оснащен самым передовым спортивным оборудованием, широким выбором спортивных классов и возможностями для социально активной деятельности, чтобы интегрировать людей из различной социальной среды при помощи совместных занятий спортом и сотрудничества в решение городских проблем. Его тарифы составляют одну шестую от цен крупнейших сетевых спортивных клубов Франции и оказались настолько привлекательны, что в клуб пришли люди со всего города. Для того чтобы усилить социальное разнообразие клиентов, А. Генни предложил большие пакеты услуг для корпоративных клиентов, которые включали принципы спортивного наставничества, применимые на профессиональном рабочем месте.

Спорт, с одной стороны, становился крючком, чтобы объединить людей из разных районов и социальных групп, включая корпоративных клиентов, а с другой — механизмом социальной адаптации. В Гавре среди клиентов центра около 30 % происходят из среднего и высшего класса, около 55 % — женщины, это необычный показатель для районов, где обычно мужчины определяют правила (данные 2008 г.).

На сайте организации, достаточно сдержанном по внешнему виду, изложены сведения о расписании занятий и основных программах, распределяющихся по трем направления деятельности — спорт, социальное посредничество и профессиональная интеграция. В спортивном направлении присутствуют детские и взрослые программы, кроме французского бокса есть английский бокс (стоит дешевле, но менее популярен) и услуги тренажерного зала.

Выбор французского бокса для социальной адаптации молодежи выглядит нетривиальным, особенно для непосвященных. Ведь это — спорт, в котором удары руками, похожие на английский бокс, сочетаются с ударами ногами — прежде всего по ногам и по голове. На самом деле в выборе вида спорта для «социального» клуба А. Генни оказались учтены, с одной стороны, исторические аналогии, а с другой — специфические особенности современного французского бокса. По происхождению французский бокс, или «сават», — вид уличного боя для простолюдинов с более чем 200-летней историей, который имел как весьма жестокие вариации (если в руках находился кастет, а в качестве обуви использовались ботинки с острыми рантами), так и щадящие (обмен ударами обутой ногой по голеням противника). Постепенно он вобрал в себя традиции разных боевых искусств, включая аристократические виды, например фехтование, но оставался принципиально французским явлением.

Это не столько силовая, сколько техничная борьба с высоким уровнем регламентации, широкой классификацией ударов и техник, а также тремя уровнями спарринга. На первом уровне (l’assaut — условный контакт) используются слабые удары, когда оценивается точность, быстрота, техническая правильность, но не сила. В социальном смысле эта техника учит контролю над собой и освоению языка жестов. На втором уровне (pre-combat — полуконтакт) тренируется усиление ударов, но при этом противники применяют весь арсенал технических защитных средств — шлемы, щитки и протекторы для разных частей тела. Только на третьем уровне (combat — полный контакт) в полную силу используются боевые составляющие, а защитное снаряжение не используется. В emergence эти три уровня выполняют функции разрядов, что стимулирует развитие прогресса с первого уровня. В то же время освоение новых ступеней сдерживается, если не достигнута высокая степень самоконтроля. Собственно, это первый серьезный барьер, который приходится преодолевать молодым людям, пришедшим в клуб и решившим остаться, — будет ли человек способен поддерживать контроль над собой в процессе освоения техники первого уровня?

По свидетельству руководителя, система обучения спорту в организации принципиально не адаптирована. Ничего не делается для того, чтобы упростить ее повседневное практическое применение. Аллауи высказывает сожаление, что спортивные навыки нередко используются на улице как орудие разрешения конфликтов. В emergence предлагают иное восприятие спорта. К сожалению, развитию социальных функций спорта не способствует общая практика во Франции, где спорт, по его мнению, слишком ориентирован на соревнования в ущерб социальному посредничеству. Спортивные федерации увлечены погоней за результатами. Страны Скандинавии представляют более благоприятную модель — каждый день после полудня их дети имеют возможность заниматься спортом, Франция от этого далека [Le sport…, 2009].

Для посреднической деятельности организация открыта каждый день с 9.00 до 21.00. Здесь тоже присутствует спорт — как одно из лучших средств вхождения в контакт, завязывания диалога в нейтральной сфере, создания либо восстановления связей, побуждения к солидарности. Посредническую деятельность можно разбить на несколько направлений: «семьи», «институты», «бывшие заключенные», «сопровождение ухода за больными». С посетителями работает подготовленный персонал — посредники, чья роль состоит в том, чтобы выслушать клиента, идентифицировать риски, и предложить решение, если оно требуется, проводить в спортивный зал. Именно здесь поддерживаются отношения с матерями из семей квартала, отслеживаются трудности, с которыми они встречаются и которые становятся сигналом к новой работе над программами. Сюда же приходят и местные учителя и преподаватели, чтобы получить передышку или встретиться с друзьями, и молодежь.

В то же время emergence служит признанным ориентиром для местной полиции, школ, пожарных, медицинских служб для посредничества в конфликтах с местным населением, в особенности с молодежью, чтобы избежать юридических последствий столкновений и конфликтов. Это — сфера работы с «институтами», т. е. конкретными представителями муниципальных и профессиональных служб. Они нередко являются жертвами грубости и нападок (бросания камней, агрессии, оскорблений, шантажа, всех видов воровства и проч.) в процессе выполнения своей работы. Здесь специальные программы позволяют им принять сторону молодежи и поспорить с собственным институтом, в котором нередко иерархическая структура вступает в противоречие с социальным назначением.

Аллауи ввел циклы спорта противостояния (французский бокс) для школьников на каникулах. Программа «Спорт и гражданство» направлена на то, чтобы показать, как принципы спорта (правила, судейство, ограничения и т. д.) применяются в жизни, что создает возможность диалога между молодежью и социальными службами (вопреки известному росту недоверия к последним со стороны молодежи). В результате emergence стал катализатором укрепления социального мира в регионе, способствуя восстановлению диалога молодежи и служб города. Уже первый год работы этого комбинированного подхода в Гавре дал заметные результаты. Через 5 лет в районе, где 12 000 жителей, мелкая уличная преступность и вандализм сократились на 30 %, атаки на полицию, поджоги грузовиков и машин «Скорой помощи» — на 35 %, а местная станция пожарной охраны стала нанимать персонал из числа жителей района.

С заключенными начинается работа еще до выхода на свободу. Заключенный вступает в контакт с организацией, которая обеспечивает его сопровождение, посредством переговоров и программ с тем, чтобы укрепить его в намерении разработать профессиональный план и предупредить рецидивы. По выходе на свободу бывший заключенный проходит программу профессиональной интеграции.

Понимая, что нет устойчивых социальных решений без гарантий занятости, Аллауи стал использовать базу организации и методы тренерской работы для привлечения местного бизнеса и корпоративные рекрутинговые структуры для профессиональной адаптации представителей жителей района на рынке труда.

С самого начала Аллауи работал с лидерами местных корпораций, формируя свои тренинговые программы по продвижению к трудоустройству с учетом потребностей и ожиданий работодателей. Его программа профессиональной интеграции — это двухнедельный тренинг с наставником, где используется серия общих адаптационных программ, профессиональное сопровождение для конкретизации и улучшения профессионального проекта каждого человека и, конечно, параллельное спортивное сопровождение — не менее 6 месяцев для развития уверенности в себе и самоуважения. По данным 2008 г., это обеспечило около 400 человек из Гавра постоянной работой и предоставило возможность 50 бывшим заключенным получить работу и интегрироваться в общество. Немаловажно и то, что цена тренинговых программ в 10–15 раз ниже аналогичных программ, которые проводят национальные рекрутинговые агентства. Это связано с тем, что в финансировании направления профессиональной интеграции emergence с 2005 г. участвует Европейский социальный фонд (Le Fonds Social europ?en) и власти города Гавра.

Комплексный подход emergence к работе с сообществом района, его городскими службами и предприятиями убедил многие корпорации сотрудничать с организацией, и сегодня Аллауи использует корпоративные сети и заинтересованность городских властей для открытия новых центров в других городах Франции (в частности, Марселе, Бордо, Страсбурге, Тулузе, Тулоне, Мо, Руане), а также в Брюсселе (Бельгия), где активно распространяется опыт emergence на принципах франчайзинга. Сегодня emergence в Гавре служит тренинговой площадкой для обучения менеджеров и программных директоров и аккредитован как тренинговый центр. В будущем Аллауи видит спортивные центры как средства решения социальных проблем, место координации усилий социальных служб, путь вывода неблагополучных районов из проблем бедности и социального исключения.

В расширении роли спорта как средства социальной работы есть и свои препятствия, причем в профессиональной среде. По мнению Аллауи, каналов профессионализации деятельности спортивных воспитателей и тренеров не так много и они не сформированы. Спортивное движение во Франции предпочитает полагаться на ассоциации. Но спортивные федерации не предлагают достаточных возможностей для профессионального развития руководителей досуговых спортивных клубов, хотя в этих небольших организациях часто работают великолепные и компетентные люди, чьи умения недостаточно оценены. Кроме того, необходимо, чтобы федерации способствовали принятию политических решений, направленных на более сбалансированное развитие как профессионального спорта, ориентированного на соревнования, так и досугового любительского спорта. «Спорт воспроизводит важные социальные взаимосвязи. Нам нужны спортивные воспитатели, которые могли бы играть подлинную роль связующего звена между молодежью и семьями. Эта перспектива используется недостаточно» [Le sport…, 2009, р.15].

Terra Nova («Терра нова») — легализация самозахвата земель через урегулирование отношений между скваттерами, собственниками земли и государством (Бразилия)

Организация Terra Nova основана в 2001 г. как частная компания с ограниченной ответственностью (Terra Nova regulariza??es Fundi?rias). Ее цель — обеспечение земельными участками семей, неофициально проживающих более 15 лет на принадлежащей другому собственнику земле. Это первая организация такого рода в стране, она выступает в качестве посредника и организатора переговоров между землевладельцами и скваттерами, [13] находящимися под угрозой выселения. Она начинает работу только в тех случаях, когда отсутствует решение суда о восстановлении права собственности первоначального владельца земли.

Предыстория проблемы. Самозахват земель в Бразилии является острой проблемой, не разрешенной еще с 1960-х годов и связанной с длительной политической нестабильностью и противоречивыми решениями правительства в области землевладения. [14]

Исследование, проведенное в 2000 г. Федеральным министерством городов, обнаружило, что на момент обследования более 12,4 млн человек живут в 3,2 млн незаконно возведенных жилищ. Не имея официального разрешения, скваттеры примерно в равных пропорциях занимают земли, состоящие в частной и государственной собственности. Незаконные поселения существуют практически во всех городах Бразилии с населением более 500 тыс. жителей. При этом жителям таких поселений недоступны основные общественные услуги, в частности, санитарное обеспечение, коммунальные услуги, почта. Проблема усугубляется высоким уровнем безработицы и недоступностью кредитов для этой категории населения, что ставит преграды для легального приобретения жилья.

Правительственный подход к решению земельных споров в основном связан с длительным и затратным процессом отчуждения земли у собственников с ее последующей передачей фактически живущим на ней сообществам. Бюрократия, нехватка знаний о деталях разрешения земельных споров у служащих соответствующих местных и федеральных агентств, периодическая смена их состава не способствуют устойчивому решению вопросов. Если учесть, что правительству еще и не хватает средств для финансового обеспечения урегулирования, то нетрудно понять, что конфликты между собственниками и скваттерами обостряются. К тому же большинство правительственных инициатив не предполагает строительства необходимой инфраструктуры и распространения на спорные территории системы городского планирования и развития территории, что консервирует нерешенные социально-экономические проблемы их жителей.

Предыстория организации . Основатель Terra Nova Андре Альбукерке получил диплом юриста Католического университета Параны (Pontifical Catholic University of Parana) в 1991 г., а в 1998 г. завершил дополнительное профессиональное обучение по программе в области управления городским хозяйством и природными ресурсами. Вскоре после этого он начал работать в Жилищном Секретариате мэрии муниципалитета Пиньяйс (Pinhais), входящего в состав области Куритиба (Curitiba). За это время мэр города Пиньяйс в надежде разрешить долгосрочные тупиковые споры со скваттерами и улучшить положение их общин поручил муниципальным органам власти исполнять роль посредника в урегулировании конфликтов между землевладельцами и общинами скваттеров. Андре играл центральную роль в разработке этой инициативы, и именно тогда он почувствовал в этом свое призвание. После того как в 2001 г. следующий мэр положил конец этому проекту, Андре оставил должность в мэрии и создал организацию для продолжения выполнения посреднических функций между землевладельцами и скваттерами. С этого года началась успешная деятельность Terra Nova, которая сегодня известна в Бразилии и за ее пределами.

Деятельность. Целевыми группами деятельности организации являются все три заинтересованные стороны урегулирования прав собственности на незаконно занятые городские территории: правительство, землевладельцы, общины скваттеров. Государство в этом случае освобождается от проведения длительного и дорогостоящего процесса отчуждения земли, выплаты компенсации землевладельцам и сбора выплат с общины скваттеров в рассрочку, что позволяет использовать государственные ресурсы на улучшение инфраструктуры и условий проживания соответствующих городских поселений. Бразильские города десятилетиями боролись с появлением тысяч незаконных поселений, а быстрый рост городских центров лишь усугубил неустойчивую ситуацию земельного владения. К сожалению, судебные процедуры, которые обычно используются для разрешения споров о собственности на землю, были крайне неэффективны.

Большинство сложившихся практик урегулирования не удовлетворяют и интересам землевладельцев. Инициативы правительства и судебные процедуры дают землевладельцам мало шансов к разрешению вопросов нарушений их прав собственности в разумные сроки. Ожидание выдачи компенсации за изъятую землю затягивается на многие годы.

Казалось бы, решения осуществляются в интересах скваттеров, однако это тоже не совсем так. Адвокаты, судьи и государственные органы, участвующие в урегулировании конфликтов, часто не прислушиваются к интересам людей, живущих в неофициальных поселениях, а те не могут позволить себе привлечение правовой помощи. Дисбаланс во властных ресурсах сторон приводит к повышению оценки стоимости спорного жилищного фонда, которая ложится на плечи скваттеров. Кроме того, в таких переговорах речь, как правило, не идет об улучшении благоустройства территории.

Цели и задачи Terra Nova:

• Улучшение условий проживания общин скваттеров за счет передачи им права собственности на земельные участки, улучшения их среды обитания (доступ к услугам здравоохранения, образования, охраны окружающей среды, повышения возможностей трудоустройства и обеспечения более высокого дохода), а также обеспечения доступа к кредитам и безопасному землепользованию (ликвидация угрозы выселения).

• Содействие организации и участию общин в переговорах посредством формирования ассоциаций, кооперативов и женских групп.

• Разработка модели для разрешения земельных конфликтов, которая ставит в центр процесса урегулирования общину жителей.

Деятельность каждого нового проекта Terra Nova начинается с исследования принятых планов разбивки территории, макетов дорог и канализационных систем для спорных районов. Затем Андре создает исследовательские группы, собрания и публичные слушания под руководством общин скваттеров для того, чтобы организовать создание ассоциаций там, где они еще не созданы. Эти ассоциации становятся неофициальными органами местного самоуправления, которые представляют общины скваттеров в ходе переговоров с землевладельцами и государственными органами. В большинстве случаев переговоры продолжаются от шести месяцев до одного года, прежде чем достигается согласие, что намного быстрее по сравнению со стандартной государственной процедурой урегулирования, которая затягивается на десятилетия.

Terra Nova способствует более активному включению общины в процесс хозяйственного планирования на территории. Ответственность за эту часть работы передается техническому комитету, состоящему из одного социального работника Terra Nova, одного муниципального чиновника и двух представителей общины. Помимо обеспечения того, чтобы процессы принятия решений двигались снизу вверх, техническому комитету вменяется в обязанность работа по обеспечению постоянных контактов между членами общины и муниципальными властями.

Важная часть работы Terra Nova связана с расширением возможностей скваттеров взять на себя обязательства по оплате приобретаемых прав на землю в ходе разрешения споров. Организация помогает людям, предоставляя кредиты, которые окупаются в течение нескольких лет за счет небольших ежемесячных платежей. Землевладельцы при этом имеют возможность сразу же получить полную стоимость компенсации. Окончательные условия зависят от результатов переговоров. Иногда землевладельцы и скваттеры могут заключить соглашение, по которому последние в течение какого-то периода времени частями выплачивают стоимость земли предыдущему владельцу без обращения к кредиту.

Общая стоимость услуг организации Terra Nova по управлению и внедрению проекта варьирует от 15 до 40 % от общей стоимости договора, заключенного между жителем спорной территории и собственником по компенсации за занятую землю. Для землевладельца это выгодно, так как до заключения соглашения земля считалась фактически утраченной в результате интервенции. Первые платежи поступают приблизительно через шесть месяцев после начала процесса переговоров. Для жителей эта сумма также оправданна, поскольку в результате урегулирования отношений собственности цена земли возрастает. Кроме того, договоры учитывают доходы и возможности резидентов. С семьями с небольшим или нулевым доходом заключаются специальные соглашения, при этом им разрешается остаться на земле.

Процент, отчисляемый за услуги организации, является предметом прозрачного совместного решения собственников и жителей. В процессе договора также учитываются произведенные общиной скваттеров улучшения (например, строительство инфраструктуры) по сравнению с исходным состоянием территории собственника.

По новым договорам, которые стали заключаться в последнее время, обслуживание выполнения условий договора осуществляет ABN-AMRO Bank. Он аккумулирует выплаты резидентов и направляет собственникам и Terra Nova причитающиеся им средства. Часть выплат направляется в Фонд урбанизации и поддержки окружающей среды (Urbanisation and environment Compensation Fund), который способствует социально-экономическому и экологическому улучшению территории общин. Решения о распределении этих средств на цели местного сообщества принимаются общиной скваттеров при содействии Terra Nova. В результате улаживания конфликта и последовательности действий, предложенных Terra Nova, общины скваттеров, ранее рассматривавшихся как захватчики и граждане третьего сорта, признаются землевладельцами легитимными с точки зрения права частной собственности, а цена земли по сравнению со спорным статусом возрастает более чем на 30 %.

Ежемесячная сумма выплат для большинства семей резидентов приемлема и колеблется в районе 15–40 долл. в зависимости от размера участка земли. Кроме того семьи, принимающие участие в проекте, могут получить кредит федерального банка развития CAIXA (CAIXA Federal Development Bank) до 4000 долл. на обустройство дома, заключившего специальное соглашение с Terra Nova. Погашаемость кредитов составила 80 %, что почти в четыре раза выше, чем у других государственных программ, направленных на кредитование людей с низким уровнем доходов.

Проект Terra Nova предусматривает и возможность возникновения конфликтов внутри резидентов. Например, право собственности на землю выдается на имя женщины там, где это возможно, так как женщины и дети, как правило, особенно уязвимы в случаях развода или в случаях, когда один человек решает продать землю. Проект не препятствуют жителям продавать свои дома и земли, как только процесс урегулирования конфликта будет завершен, но он, тем не менее, требует, чтобы оба супруга (в случае пары) подписали договор продажи.

На 2008 г. Terra Nova заключила соглашения о разделе земли для 6592 семей в 17 регионах штата Парана (Paran?). Разрабатывающиеся проекты в городах Бразилиа, Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро помогут 15528 семьям в 11 неофициальных поселениях. В 2009 г. Terra Nova действовала в пяти штатах Бразилии: Парана (Paran?), Сан-Паулу (S?о Paulo), Рио-де-Жанейро (Rio de Janeiro), Рондониа (Rond?nia), Мато Гроссо (Mato Grosso) и в Федеральном округе. Это около 28 общин и 30 тыс. семей.

Андре Альбукерке в настоящее время разрабатывает ряд стратегий для расширения деятельности Terra Nova и тиражирования модели за пределами городских центров. В апреле 2008 г. Terra Nova провела испытания своей модели предоставления посреднических услуг в сельской области штата Рондония (Rond?nia), где Андре работал с семьями скваттеров, которых вынудили переселиться из-за строительного проекта, осуществляемого Usina Hidroel?trica Santo Ant?nio. Семьи получили компенсацию за потерю земли и переселились на новые земельные участки с правами собственности. Андре также разрабатывает новаторские инициативы, которые сделают процесс урегулирования земельного вопроса в городских и сельских районах привлекательной возможностью для инвестиций в корпоративную социальную ответственность.

Частная организация Terra Nova действует там, где традиционно работал государственный сектор. Муниципальные власти Параны, Сан-Паулу, Рио-де-Жанейро, Рондонии, Мато Гроссо и Федерального округа в настоящее время в сотрудничестве с Terra Nova занимаются разработкой нового законодательства, которое создаст основу для распространения новаторского подхода этой организации на другие регионы Бразилии. Это будет происходить посредством законодательного закрепления нового вида организации — «социального регулятора» или регулирующего агента, чтобы проложить путь для появления других организаций, следующих по стопам Terra Nova.

Lonxanet («Лонксанет») — интернет-компания, объединяющая рыбаков и создающая эффективный рыбный рынок (Испания)

Проект показывает, как объединение рыболовецких ассоциаций и использование платформы информационных технологий могут стать катализатором социальных изменений в традиционных рыбацких общинах, нередко приходящих в упадок в связи с неустойчивостью спроса, значительным числам посредников-спекулянтов и хищническим подходом к рыбной ловле, осуществляемой часто без оглядки на сохранение устойчивости экосистемы моря и его обитателей.

Традиционные рыболовецкие хозяйства связаны с частными общинами рыбаков, продающими свою продукцию на местных аукционных рынках (известных как lonxas). Галисийские морепродукты (на северо-восточном побережье Испании, Galicia) высоко ценятся на испанском рынке, где заслужили репутацию продукции высшего качества. Однако прежде чем попасть к потребителю, продукция проходит широкую и непрозрачную цепь Глава 2. Опыт работы организаций социального предпринимательства в разных странах мира посредников, в результате чего на долю рыбаков приходится малая толика потенциально производимой прибыли, несмотря на то что именно они несут основные риски, связанные со сферой добычи. Для того чтобы способствовать улучшению социальной, экономической и экологической ситуации в сфере традиционной рыбной ловли и положения рыболовецких хозяйств, организация Lonxanet предложила широкую платформу электронного рынка морепродуктов, соединив маркетинг и логистику и получив возможность продавать продукцию непосредственно ресторанам и конечному потребителю. При этом рыбакам был предоставлен частичный контроль над организацией, а значит — и над всем сбытовым циклом. В результате рыболовецкие хозяйства переключились со стратегии выживания на стратегию устойчивого производства, которая теперь с необходимостью включала заинтересованность в воспроизводстве ресурсов моря и поддержании экологического равновесия среды рыболовства [Dans, Freire, 2002].

Таким образом, компания решает три взаимосвязанных социальных проблемы: 1) улучшение социально-экономического положения рыболовецких общин, включая их в контроль над рынком морепродуктов; 2) рационализация цепочки ценообразования и совершенствование рынка морепродуктов в интересах производителя и конечного потребителя; 3) восстановление морской экосистемы в местах традиционного и активного рыболовного промысла.

Рыболовный сектор является жизненно важным для многих морских держав, включая Испанию. Кроме того, от него зависят тысячи семей, составляющих традиционные рыболовецкие общины. Однако с развитием рынка и промышленного рыболовства они оказываются все более слабыми участниками рынка, а многие рыболовецкие деревни пустеют. Это объясняется тем, что цены на рыбную продукцию зависят от спекулянтов и естественных колебаний улова и не контролируются рыбаками, у них фактически отсутствует информация об условиях рынка. Сама рыболовецкая деятельность постепенно потеряла общественный престиж. Молодые люди предпочитают покидать родные города и поселки и работать в сферах, которые обеспечивают более стабильный доход. Наблюдающийся в настоящее время рост спроса на морепродукты не улучшает положения рыбаков, а усиливает давление на них для увеличения объема улова, что приводит к истощению рыбных ресурсов.

В сфере охраны окружающей среды стратегия максимизации улова вызывает серьезную озабоченность. Однако большинство инициатив и предложений в этой области приходят от экологических организаций и адресованы государственным органам власти, и не связаны с привлечением рыбаков. Рыбаки, в свою очередь, не осознают своей ответственности за устойчивое управление природными ресурсами, от которых зависит экономическое положение их семей.

Рыболовецкий сектор в Испании состоит из ассоциаций рыбаков (cofrad?as), которые управляют местными рыбными аукционами. Продажа рыбы через любой другой канал или непосредственно потребителям строго запрещена. Исторически эти ассоциации выступали в качестве соперников. Соседние общины конкурировали в ловле рыбы в общих водах. Каждая община была заинтересована продать свой улов посредникам, которые дадут лучшую цену. Таким образом, первичный рыбный рынок традиционно разделен конкурентной борьбой за ресурсы и далек от сотрудничества, что делает рыбаков еще более беззащитными перед рынком посредников.

Частная компания Lonxanet была зарегистрирована в июле 2001 г., ее руководителем стал Антонио Гарсия Аллют (Antonio Garc?а Allut), профессор антропологии, живший в рыболовецкой деревне в детстве, а позже проводивший длительные антропологические и социологические исследования в общинах рыбаков и хорошо знакомый с их проблемами.

Проект стал плодом творчества трех университетских профессоров и одного бывшего топ-менеджера логистической компании с большим опытом управления. Один из профессоров-основателей был профессором биологии Университета Коруньи (Universidade da Coru?а), он провел несколько лет, изучая биологию нескольких видов морских видов животных, динамику их численности, миграцию и т. д. Для этих и других исследований, связанных с рыбным хозяйством, он взаимодействовал с многочисленными общинами рыбаков и был хорошо известен в этой среде. Другим профессором-основателем стал профессор менеджмента из мадридского Института Эмпреса (Instituto de empresa), который занимался исследованиями электронных рынков и новой экономики. Вдвоем они на начальном этапе разработали идею. В это время к ним присоединился третий профессор, также из Университета Коруньи — Антонио Гарсия Аллют, который в итоге стал руководителем организации.

Проект был тщательно протестирован со специалистами бизнес-школ, руководителями организаций в области электронной коммерции, специалистами пищевой промышленности, а также с клиентами. В июле и августе Lonxanet провела серию встреч с ассоциациями рыбаков, где компания представила свой бизнес-план и заключила соглашения. Одновременно были проведены презентации для потенциальных партнеров и инвесторов. Хотя первоначально намечалась работа с государственными инвесторами, от этого решения пришлось отказаться в связи с медлительностью последних в принятии решений. Вместо этого были достигнуты соглашения с индивидуальными инвесторами, большинство из которых связаны с логистическими компаниями. Это стало основой для развития в дальнейшем партнерских отношений с последними и послужило средством усовершенствования модели — создания круглосуточной платформы купли-продажи рыбы через Интернет.

Семь общин первыми согласились присоединиться к Lonxanet, но по техническим причинам только четыре из них приступили к работе немедленно, что было связано со сложностью юридических процедур для реализации намеченной сделки.

В октябре 2001 г. Lonxanet получила первое финансирование от своих партнеров и инвесторов, а четыре ассоциации вступили в партнерство с помощью неденежных взносов. В то же время была запущена веб-страница, которая первоначально не выполняла транзакционных функций, а была местом коммуникации и поддержкой операций с логистическими компаниями и ассоциациями. К тому времени Pr-кампании выпустили первые пресс-релизы в галисийских средствах массовой информации, подчеркивая социально-экономические аспекты проекта и его потенциальные возможности для Галисии и рыбной отрасли.

Соглашение с рыбацкими ассоциациями предусматривало, что не менее трети акционерного капитала компании должно принадлежать им, сейчас их доля 50,70, а доля частных инвесторов 45,37 %, есть также небольшая доля государственных инвесторов, которая составляет 3,93 %.

Бизнес-идея Lonxanet проста: объединить вместе ассоциации рыбаков и дать им инструмент для взаимодействия с рынком. В основе работы лежала система прямого распределения рыбных ресурсов Lonxanet, которая соединила спрос и предложение непосредственно и эффективно. Продукция продается непосредственно физическим лицам и ресторанам по всей Испании, а доставка осуществляется по 24-часовой системе. Lonxanet, как и любой агент рынка, использует информацию о спросе, предварительной продаже и покупке на рыбном рынке. Но так как Lonxanet является прямым каналом продаж, рыбак получает более высокую цену, чем прежде. Экономические выгоды для рыбаков оказались в два раза больше по сравнению со старой схемой. С одной стороны, Lonxanet платит больше за рыбную продукцию, чем посредники, поскольку спрос и цена известны заранее. С другой — общины рыбаков получают дополнительные 3 % от сделки, сделанной Lonxanet, а также полагающуюся им долю от прибыли как владельцам коммерческого предприятия.

Привлечение общин и ассоциаций в качестве акционеров Lonxanet стало одной из основных стратегий организации, приведшей к изменению отношения рыбаков к своему делу и соседним общинам — традиционным конкурентам. Показывая им преимущества сотрудничества и огромный потенциал предлагаемых изменений, Антонио привлек ассоциации к сотрудничеству на основе преобладания общих проблем над вековой конкуренцией. Кроме того, сотрудничество между ассоциациями рыбаков привело к созданию «Охраняемой в интересах рыбаков морской зоны» («Protected Maritime Area of Fishing Interest»), которая впервые регулируется самими рыбаками, а не внешними экологическими группами или государственными органами. Региональная администрация Галисии указала на эту охраняемую зону как на пример для подражания ассоциациям рыбаков в других регионах.

Самым большим препятствием в работе интернет-системы стало законодательное ограничение, которое предполагает, что любая рыбная продукция должна быть первоначально продана на рыбном аукционе. Компания решила эту проблему, создав открытый каталог. Представитель Lonxanet на каждом рыбном рынке покупает заявленный в системе объем продукции по рыночным ценам. Комбинируя все цены, компания рассчитывает цену в своей системе. Преимущество ресторанов — возможность сделать предварительную заявку и получить товар в течение 24 часов без физического присутствия на рынке.

Компания Lonxanet не прибегает к благотворительности. Как и любая другая платформа для прямого заключения сделок, она получает процент от продаж. Это справедливо, так как Lonxanet осуществляет не только коммуникационные функции между покупателем и продавцом, но берет на себя и транспортировку продукции.

Антонио также содействует различным инициативам, направленным на увеличение стоимости улова, использует системы отслеживания качества рыбы (от улова до конечного потребителя), вводит в эксплуатацию «Знак экологического соответствия» («Seal of ecological Quality»), а также «Подтверждение места происхождения» («Denomination of Origin»), которые позволяют выделить продукт в зависимости от места его происхождения и методов, используемых при его ловле. Кроме того, он создает «Сеть ресторанов по сохранению морской экосистемы» (Network of restaurants for the Conservation of the Marine ecosystem). Все эти инициативы направлены на поощрение потребителей и ресторанов к сотрудничеству с рыбаками и признание важности традиционного рыболовства.

В целях диверсификации доходов семей рыбаков и достижения большей экономической стабильности Антонио инициировал ряд проектов, связанных с туризмом (проживание в сельских домах вместе с семьями и лодочные экскурсии) и образованием (более 8000 детей и молодых людей приняли участие в мастер-классах и семинарах). Эти инициативы знакомят широкую общественность с жизнью рыбаков, их проблемами и подчеркивают важность рыболовства для экономической и экологической устойчивости региона и экономики страны. Региональная администрация Галисии назвала эти проекты полезными инструментами для поддержки ассоциаций рыбаков и их общин, а Европейский союз выбрал их в качестве модели передовой практики.

Антонио уверен, что его модель применима для традиционного рыболовства и сельскохозяйственных общин во всем мире, поскольку производители сталкиваются со многими общими проблемами. Каждый регион нуждается в адаптации различных инициатив, но основные элементы модели идеально подходят для решения этой глобальной проблемы с учетом местных условий. Чтобы доказать это, Антонио создал сеть RECOPADES, объединяющую традиционные рыболовецкие общины в Аргентине, Чили, Уругвае и Бразилии. Кроме того, тиражируя успешные модели, этой сети удается влиять на изменение отношения рыбаков к своей профессии и помогает им осознать глобальный характер проблем, с которыми они сталкиваются.

Партнерские отношения Lonxanet развивались по разным направлениям. Во-первых, вся компания основана на партнерстве между ассоциациями рыбаков. Во-вторых, для функционирования всей системы необходима была стабильная работа логистических служб. В-третьих, на начальном этапе важно было наладить связи с государственными органами власти, чтобы они законодательно подтвердили саму возможность организации подобного проекта. Также администрация Галисии оказывала поддержку новой компании, представляя ее как модель передовой практики. Взамен власти получали решение проблемы упадка рыболовецких поселений. В-четвертых, важно было наладить устойчивые отношения с потребителями. Особое место здесь заняло партнерство с ресторанами. Однако на этом пути надо было преодолеть ряд проблем. В 2001 г. практически все бары или рестораны не имели выхода в Интернет, а их желание установить в помещении компьютер тоже не было высоко. Этот факт породил две проблемы, которые повлияли на первоначальную модель: 1) необходимо было создать колл-центр; 2) общение с клиентами нужно было налаживать через торговых агентов, а их — привлекать с помощью традиционной рекламы, что было связано с дополнительными расходами. Позже эти проблемы исчезли, так как Интернет получил широкое распространение, а компания заработала репутацию.

Второй проблемой стало желание ресторанов покупать у одного поставщика весь набор рыбной продукции. Задачей Lonxanet стало копирование возможностей реального рыбного рынка. Для этого компания ввела стандарты качества, которые позволили проводить сортировку продукции по размеру, цвету, весу и т. д. Конечно, по Интернету и телефону трудно передать все эти требования. Но со временем, когда компания приобрела репутацию, рестораны стали доверять ей в том, как она классифицирует продукцию, и эта проблема разрешилась.

Реальный аукцион предполагает физическое наличие покупателей и продавцов в одном месте. Компания Lonxanet предложила новую систему — «ожидаемый» аукцион. Рыбаки еще не привезли продукцию в порт, а она уже куплена. Первоначальным барьером стал вопрос доверия. Он разрешался постепенно, когда у покупателей появлялся ориентир — цены и количество продукции в прошлые периоды с учетом текущего состояния моря и сезонных изменений.

Jardins de Cocagne («Сады Кокани») — сеть предприятий органического сельскохозяйственного производства для социальной и трудовой реабилитации уязвимых категорий населения (Франция)

Помочь длительно безработным и людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, найти устойчивую и общественно полезную занятость — над этим с 1980-х годов работает Жан-Ги Энкель (Jean-Guy Henckel). Его инновационная модель состоит в том, чтобы обучить этих людей производству высококачественной органической сельскохозяйственной продукции, объединив их в небольшие производственные предприятия — так называемые «Сады изобилия», или «Сады Кокани», [15] которые производят высококачественные овощи и напрямую продают уже упакованную продукцию «приверженным покупателям». Последние отличаются тем, что берут на себя обязательства покупать продукцию еженедельно в определенном объеме и в долгосрочной перспективе. Начав с создания органических садовых предприятий на местном уровне — сегодня их более 100 по всей Франции, — Жан-Ги в настоящее время является директором сети «Садов Кокани» (r?seau des Jardins de Cocagne). Эта организация занимается интеграцией и консультацией существующих «садов», а также распространением разработанного опыта по франшизе, развивая эффективное национальное движение социально-трудовой интеграции на основе органического сельскохозяйственного производства.

Первый «Сад Кокани» Энкель создал в 1991 г. в местечке Шалезель (Chalezeule), расположенном рядом с Безансоном, при поддержке Ассоциации Жюльенн Жавель (l’Association Julienne Javel). Изначально эта ассоциация не имела социальных интеграционных проектов и предоставляла приют людям, испытывающим временные трудности, но в 1991 году приняла решение способствовать развитию коллективных ферм, которые создавал Жан-Ги. Сельское сообщество в этой местности находилось в крайне бедственном положении, так как с начала 1980-х годов отмечалась деградация многих сельских общин. Очень быстро после создания первых «садов» они привлекли к себе внимание общественности, отдельных граждан и ассоциаций, которые хотели бы развивать подобный тип деятельности в своих районах. Поэтому в 1994 г. Энкель создал стратегию распространения нового опыта, которая также начала осуществляться при содействии ассоциации Жюльенн Жавель. С 1996 по 1999 г. число «садов» увеличилось с 20 до 50. В 1999 г. деятельность по организации «Садов Кокани» обзавелась структурой национального масштаба. С целью развития концепции, мультипликации опыта, управления и общей координации действий в июле 1999 г. была создана сеть «Садов Кокани». [16]

Целевыми группами для организации «сада» выступают представители локальных сельских поселений, которые не способны эффективно вести свое хозяйство в условиях жесткой конкуренции с крупными производителями и крупными дистрибьюторами, а также различные проблемные категории населения. В частности, лица, получающие государственное пособие в связи с отсутствием средств к существованию, бездомные, длительно безработные либо не имеющие опыта работы, другие лица, сталкивающиеся с трудностями нахождения работы, интеграции в общество, другими личными проблемами. «Сады» являются неприбыльными организациями по закону об ассоциациях 1902 г. и обычно имеют форму цехового объединения либо производственного участка (l’Ateliers et Chantiers d’Insertion — ACI). [17]

В каждом «саду», ориентированном на производство разнообразных культур, аграрные специалисты устанавливают годовой план производства культур с учетом максимального разнообразия и на этой основе координируют работу «садовников» (работников интеграционных ферм) на участках. Вся продукция «сада» сертифицируется уполномоченным органом как органическая продукция. Большинство овощей распространяется на местном уровне через прямые продажи приверженным потребителям в форме еженедельной корзины. Потребители могут забрать свои корзины непосредственно в «саду», при этом наблюдая за процессом производства, либо прийти за ней в хранилище, расположенное недалеко от места жительства. Приверженные потребители мобилизуются вокруг проекта и деятельности «сада». Приверженность состоит в ответственном потреблении и солидарности, выражается в поддержании устойчивого спроса — согласии делать регулярные покупки продукции в течение длительного времени. Подобный способ продажи дает целый ряд выгод: короткая циркуляция продукции, сбережение ресурсов, сокращение отходов, развитие местной экономики, сокращение цепи посредников. Цены благоприятны для покупателей, но в целом ориентируются на условия рынка. При этом польза для покупателя состоит в том, что они получают высококачественную и самую свежую продукцию, а также фактически выступают своего рода социально ответственными «инвесторами» развития «садов» в своей местности, а значит — и социальной интеграции местного сообщества. Экономия на отсутствии многочисленных посредников, которую получает производитель (сад-ферма), направляется на развитие предприятия — обучение новых работников, внедрение новых технологий, сопровождение работы «садовников» аграрными и социальными специалистами и проч. «Сады Кокани» не являются конкурентами — они взаимно дополняющие субъекты органического сельского хозяйства, что стимулирует сотрудничество, обмен информацией, участие в обсуждении общих проблем развития. Все предприятия действуют на условиях самоокупаемости при консультативной помощи специалистов, включая вопросы финансового управления.

Сеть «Садов Кокани» Жана-Ги реализует четыре важных принципа:

• обеспечение возможности социальной и профессиональной интеграции людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, для возврата к устойчивой занятости;

• производство овощей на условиях органического сельского хозяйства; [18]

• продажа овощей внутри «сети приверженцев»;

• интеграция с местными структурами органического земледелия.

К результатам реализации этих принципов следует добавить распространение ценности бережного отношения к окружающей среде и создание безопасной продукции, органической по своей природе, а также бережное отношение к людям, основанное на посильной взаимной помощи и социальной интеграции внутри местных сообществ. Все это формирует не только практический, но также гуманистический смысл созданных Жаном-Ги предприятий.

В каждой конкретной местности огороды и сады приобретают собственное лицо, но неизменным становится стремление к сохранению высокого качества продукции и ее доступности, поддержанию заинтересованности как работников садов и огородов, так и всех жителей данной местности во всех сторонах деятельности предприятия — социальных и экономических. Модель Жана-Ги ориентирована не на укрупнение предприятий, а на расширение их количества для удовлетворения потребностей все большего числа локальных поселений.

Деятельность «садов» по вовлечению населения в активную занятость согласуется с государственной политикой занятости. Привлеченные работники получают контракт на работу, обеспечиваемую квалифицированными специалистами, сопровождающими их деятельность, которые осуществляют трудовую адаптацию и оценку результатов. Деятельность команды специалистов обеспечивает работу предприятия: общее управление, технический надзор, социально-профессиональное сопровождение работников, организацию продаж, административно-хозяйственное управление и делопроизводство.

Жан-Ги Энкель — один из известнейших на сегодняшний день предпринимателей в области сельского хозяйства в Европе — стал первопроходцем в области создания совершенно новых программ социальной интеграции. Он вырос на северо-востоке Франции в семье рабочих, получил образование в сфере социологии и педагогики в городе Безансон. По завершении образования работал преподавателем и сотрудником службы помощи безработным. Во времена индустриального кризиса проблема безработицы обострилась, оставив мало возможностей найти источник дохода для людей, занятых во многих отраслях экономики. Не будучи специалистом в области сельского хозяйства, но хорошо зная проблемы социальной исключенности и причины безработицы, Жану-Ги удалось создать систему интеграционных предприятий в сельском хозяйстве. В настоящее время в «Садах Кокани» работает более 3000 человек, их можно встретить во всех уголках Франции, а потребителями продукции являются более 15 000 семей, которые делают сознательный социальный выбор в пользу приобретения продукции именно этих хозяйств с тем, чтобы поддержать местные сообщества.

El Nafeza («Эль Нафеза») — фонд развития старинного искусства производства бумаги (Египет)

Деятельность организации направлена на возрождение традиционного ремесла — ручного производства бумаги из растительных отходов, которое одновременно служит средством занятости безработных и экономического развития местных сообществ в отсталых сельскохозяйственных районах страны.

Автор идеи организации Мохамед Абу эль Нага (Mohamed Abou el Naga) родился в Египте в 1960 г. и является независимым художником. Он с отличием окончил факультет изящных искусств в Университете Александрии, получив степень магистра, затем там же защитил докторскую диссертацию по философии искусства. С 1992 г. организует собственные выставки. После защиты диссертации Мохамед получил стипендию египетского Министерства культуры за исследование «Роли нетрадиционных материалов в творчестве», а именно — изучение художественных возможностей бумаги, сделанной из отходов растений. Культура такого производства бумаги восходит к Древнему Египту, но затем была фактически утрачена. Три года Мохаммед стажировался на папирусной фабрике в Египте, затем изучал технологии изготовления бумаги в Японии, Мексике, Индии, Китае, США. Опыт разных стран убедил его в том, что традиционное мастерство изготовления бумаги может создавать многие рабочие места и давать заработок мужчинам и женщинам, не имеющим специальности, тем самым возрождая экономику местных сообществ.

Вернувшись в Египет, он создал в 2002 г. некоммерческую организацию El Nafeza (что в переводе означает «окно») с намерением, чтобы ее деятельность стала окном для приобретения новой профессии и новых возможностей социально-уязвимыми группами населения, а также способом нахождения альтернативных решений насущных проблем местных сообществ, в частности загрязнения окружающей среды и обнищания населения аграрных территорий. Организация была официально зарегистрирована в 2007 г. Деятельность организации осуществляется в двух направлениях. Первое — обучение целевых групп населения и помощь им в создании собственного дела и развитие искусства изготовления декоративной продукции из бумаги ручной работы (это не только изготовление открыток и красивых папок, но также дизайн торшеров и светильников; проведение мастер-классов по изготовлению декоративной книги; организация местных и международных выставок). Второе направление питает первое, способствует расширению и созданию новых рынков, развитию спроса на свою продукцию, что позволяет в значительной степени самостоятельно покрывать издержки организации.

Фактически организация служит ремесленным и бизнес-инкубатором для нового поколения мастеров. Инновационные продукты получаются именно за счет того, что El Nafeza — место, где встречаются и реализуют свой потенциал профессиональные художники, мастера изготовления бумаги и социально-уязвимые группы населения, обучающиеся этому ремеслу. В совместной работе они стремятся к созданию новых дизайнерских продуктов, которые затем выставляются и продаются на различных выставках, в художественных салонах и магазинах. За счет обучения искусству изготовления бумаги создается новый вид занятий и дохода для многих людей в сельских и бедных районах.

Модель организации предназначена для взаимного решения трех проблем, которые в ней оказались взаимосвязаны: 1) сокращение безработицы в неразвитых сельскохозяйственных районах Египта (во многих из них ее уровень приближается к 52 %); 2) восстановление исторического народного ремесла производства бумаги и бумажных декоративных изделий, пришедших в Египте в упадок; 3) предотвращение массового сжигания сельскохозяйственных отходов (прежде всего рисовой соломки, банановых стеблей и шелухи от водных лилий, которые в каждом октябре приводят к появлению нависающего над Египтом «черного облака») за счет их экологически чистой переработки в процессе ручного производства бумаги.

Целевыми социальными группами для обучения новому ремеслу являются молодые девушки, не имеющие профессии, и люди с особыми потребностями, в частности глухие или немые. El Nafeza организует стажировки для молодежи по изучению системы изготовления бумаги из сельскохозяйственных отходов, она также учредила специализированный Обучающий центр. Более 40 молодых мужчин и женщин, почти половина из них глухие или немые, прошли обучение в центре. В настоящее время в El Nafeza уже работают 25 молодых людей, обученных ранее, которым организация платит заработную плату, но конечной целью организации является создание ребятами собственных предприятий.

Идея Обучающего центра состоит в том, что, пройдя программу, люди получают необходимые навыки, чтобы основать центры по всей стране, особенно в сельских местностях, где жители обучаются использовать сельскохозяйственные отходы для изготовления бумажных продуктов по самым высоким художественным и коммерческим стандартам. Ежегодно обучение проходят 10–15 человек, каждому из которых предстоит обучить еще десятерых, расширяя сообщество мастеров и распространяя одновременно идею переработки отходов и создания конкурентоспособной продукции.

Сильной стороной организации, помогающей ей реализовать свои задачи, является взаимодействие с разными специалистами и организациями по всей стране и за ее пределами. Это, во-первых, коллеги Мохамеда — профессиональные музейщики, дизайнеры, специалисты по декоративному искусству. Это также профессиональные организации сферы культуры — постоянные выставки, галереи, библиотеки, где Мохамед имеет возможность выставлять свои работы, проводить мастер-классы для разной аудитории, включая детей улицы, умственно отсталых детей, находить поддержку заинтересованных фондов. Особое место занимает сотрудничество с Александрийской библиотекой, которая также предоставляет возможности для выставок и мастер-классов. Взаимодействие со своей профессиональной средой способствует развитию не только профессиональной, но и коммерческой составляющей деятельности организации — налаживание связей с художественными салонами и торговыми организациями для реализации продукции. Во-вторых, организация сотрудничает с многочисленными некоммерческими организациями местных сообществ для проведения тренингов и распространения технологии производства. В-третьих, важную роль в накоплении опыта сыграли специалисты и организации по мастерству ручного изготовления бумаги в других странах, где это направление развито шире. В-четвертых, на базе организации подготовлены специальные тренеры (в настоящее время их около 25), которые работают над созданием центров изготовления бумаги по всему Египту. Организация также ведет просветительскую работу с фермерскими сообществами, виновными в массовых сжиганиях сельскохозяйственных отходов.

Продажи организации за последний год выросли в три раза и составляют более 2 тыс. долл. в месяц. Задача организации — как можно скорее выйти на полную самоокупаемость. Пока наряду с собственными средствами организация использует гранты и пожертвования фондов, в частности, на проведение выставок, на учреждение Обучающего центра для обучения тренеров по изготовлению бумаги из сельскохозяйственных отходов. В амбициях организации — сделать известной египетскую бумагу ручной работы во всем мире, уже подписаны контракты с Иорданией и Германией, также ведется работа и с другими партнерами.

Desarrollo Comunitario («Десаройо Комунитарио») — создание самоуправляемых, самофинансируемых объединений эмигрантов (Испания)

Миссией организации является обеспечение полного социального и экономического гражданства испанских иммигрантов путем их объединения в кооперативы, что обеспечивает доступ к услугам, необходимым, чтобы стать специалистами и предпринимателями, вместо того чтобы оставаться получателями социальных пособий. Идея состоит в создании финансово самостоятельных и самоуправляемых иммигрантских групп для взаимного кредитования, решения проблем социальной адаптации, получения социальных услуг, для восполнения других ресурсов, которые обычно недоступны выходцам из других стран. (Desarrollo Сомиniтаriо — в переводе с испанского — развитие сообща или коммунистическое развитие, но по-английски организация называется «Association for Community Development» (ACAF), т. е. Ассоциация развития сообщества.)

Сама по себе организация невелика, в ее функции входит разработка методологии и предоставление содействия иммигрантам, испытывающим экономические трудности, для создания самоуправляемых финансовых сообществ (CAFs). Директором ACAF является Жан-Клод Родригес Феррера (Jean Claude rodriguez Ferrera), преподаватель экономики Университета Рамона Ллулия в Барселоне, у которого за плечами не один успешный проект в области социального развития и микрофинансирования.

Жан-Клод закончил школу иезуитов. В 15 лет в качестве скаута наблюдал, как на основе общинного самоуправления люди совместно решают свои проблемы в бедных коммунах Боливии. Позже, во время учебы приобрел большой опыт работы в студенческом самоуправлении в рамках международной студенческой организации AIESEC. [19] В качестве ее вице-президента учредил социально ориентированную программу, которая работает до сих. В университете он изучал мировую экономику и имеет степень PhD в области микрофинансирования. Четыре года Жан-Клод проработал в аборигенных коммунах Гватемалы, где основал и руководил организацией Mayan Treasures. За эту работу он получил награду «Лучший латиноамериканский проект для коренных жителей — 2001». По его мнению, у испанцев двойственная природа, они, с одной стороны, европейцы, а с другой — выходцы из Латинской Америки. Возможно, сегодня первого в них стало значительно больше, чем второго, но при этом теряется что-то важное, например, способность к интеграции, умение успешно взаимодействовать в рамках сообщества. Работа в Гватемале убедила Жана-Клода, что этот навык можно вернуть и использовать в Испании, в частности для создания саморегулируемых иммигрантских объединений. [20]

Ситуация, породившая идею создания саморегулируемых организаций иммигрантов, связана с целым набором взаимосвязанных проблем, с которыми сталкиваются приезжие из Африки, Азии и Америки, оказываясь в Испании. Они надеются получить здесь работу и избавиться от постоянной борьбы за выживание, однако на деле встречаются с аналогичными экономическими проблемами, что и в своих странах, только в новых условиях. Иммигранты фактически находятся в социальной изоляции, не имеют доступа к финансовым услугам, работают на условиях удлиненного рабочего дня. Они лишены системы защиты занятости, свободного времени, уверенности в том, что они могут как-то изменить положение вещей. Основную сложность составляет поиск работы, в связи с чем многие нуждаются в социальной сети, которая помогла бы их личному и экономическому развитию и позволила интегрироваться в общество в новой стране.

В 2004 г. вдохновленный опытом другого номинанта Ashoka — Салмона Райдана (Salomon raydan), организовавшего альтернативную кредитно-банковую систему для малоимущих в Венесуэле (Bancomunales), и собственным опытом работы в аборигенных общинах Гватемалы Жан-Клод Родригес Ферерра создал свою ассоциацию и начал программу по организации самофинансируемых сообществ и иммигрантских сетей взаимопомощи из числа малоимущих иммигрантов, не имеющих доступа к ресурсам банков. Вместе со своими друзьями, представителями иммигрантских общин, он создает первое самоуправляемое финансовое сообщество (Self-Managed Financial Communities, CAF). Это первое CAF все еще продолжает свою деятельность.

Самофинансируемая группа организуется так. Ассоциация собирает 10–30 заинтересованных людей и создает фонд из средств всех участников. Группа сама устанавливает процент займа, и в конце года, если есть прибыль, она распределяется поровну между всеми участниками. В таких условиях исключены невыплаты, и хотя организации владеют совместно небольшими суммами, сам факт объединения придает им уверенность и служит катализатором других изменений. Это похоже на мини-кооператив, каждая организация вырабатывает свои механизмы контроля, а ассоциация выполняет аудит. Средний кредит составляет 350 евро, а максимальный достигает 1000 евро. На начальном этапе создания новых CAFs в обязанности Жана-Клода входит взаимодействие с иммигрантской средой и поиск потенциальных лидеров будущих сообществ, в качестве таковых могут рассматриваться представители местного бизнеса, члены собственной ассоциации и даже священники.

Помимо основной своей функции — обеспечения доступа к кредитам, политика CAFs направлена и на сбережение денег. Чтобы стать членом сообщества, каждый претендент обязан сначала купить некоторое количество его «акций». В дальнейшем количество приобретений и определяет его возможности получения кредита. Этот капитал позволяет членам брать небольшие кредиты, по которым они платят определенный процент. Величина выплат устанавливается самим сообществом. Проценты, выплачиваемые заемщиками, обеспечивают прибыль для других членов CAF.

Многие из CAF постепенно превращаются в платформу для разнообразных услуг — микрокредитования, микрострахования, предоставления потребительских товаров и проч. Хотя эти сообщества имеют общую методологию и структуру, каждое устанавливает собственные принципы, формирует спектр услуг и управляется самими группами. Например, некоторые группы разработали свою собственную уникальную услугу «Страхование чрезвычайных ситуаций», в рамках которой они покрывают часть транспортных расходов членов CAF в случае смерти или тяжелой болезни кого-либо из членов его семьи, оставшихся на родине. В некоторых случаях члены уже существующих CAFs, отделившись, создают свои собственные новые финансовые группы. Каждая группа действует как мощная сеть контактов и возможностей трудоустройства, что было бы невозможно, если бы они действовали в одиночку.

Помимо непосредственного участия в организации новых сообществ, Жан Клод также сотрудничает с обычными компаниями, помогая им в разработке продуктов и услуг, имеющих конкретную направленность на нужды иммигрантов. Используя опыт и посредничество Жана-Клода и членов CAFs, одна из страховых компаний разработала продукт, удовлетворяющий важным потребностям иммигрантов, — страхование репатриации тела умершего, а также медицинские и правовые консультации по телефону.

С 2004 по 2007 г. организация Жана-Клода способствовала созданию 23 CAFs (из них 17 — в Каталонии, 3 — в Мадриде и 3 — в одном из регионов Сенегала), которые охватывали 431 человека 18 национальностей. В 2008–2009 гг. началось распространение в другие города уже отработанной практики, с развитием набора услуг, доступных новым объединениям. [21] Главной задачей Жана-Клода на данный момент является распространение подобных практик в Европе, поэтому для него очень важно продолжить поиск потенциальных партнеров, способных оказывать экономическую поддержку на начальной стадии формирования CAFs. Когда иммигранты получат более широкое признание в качестве продавцов и покупателей услуг, они достигнут большей экономической и общественной интеграции.

America’s Family («Семья Америки») — эффективная система услуг для низкооплачиваемых работников (США)

Компания America’s Family Inc. основана в 2002 г. Стивом Бигари (Steve Bigari) для помощи низкооплачиваемым работникам различных предприятий в Колорадо и Техасе справиться с повседневными трудностями в обеспечении семьи и решении ее повседневных проблем. Стив обнаружил связь между незаинтересованностью в повышении производительности труда низкооплачиваемых работников, с которой сталкиваются многие работодатели, и зависимостью таких работников от повседневных проблем своих семей, решение которых через систему социальных услуг для них недоступно из-за низких заработков и почасовых контрактов. Возникает замкнутый круг: сталкиваясь с низкой лояльностью низкооплачиваемых работников, работодатели стремятся еще больше снизить издержки на них, а работники постоянно меняют рабочие места и компании ради незначительной добавки к заработной плате. Таким образом, целевыми группами проекта являются одновременно и низкооплачиваемые работники, и их работодатели.

Идея проекта родилась из предшествующего опыта Стива в качестве директора нескольких ресторанов «Макдоналдс» (McDonalds). В McDonalds в рамках программы McFamily он разработал систему бонусных пакетов для своих работников — доступ к транспорту, присмотр за детьми, медицинское обслуживание и многое другое. Эти усилия были направлены на повышение приверженности работников компании и снижение текучести. Результатом введения программы стало сокращение текучести кадров в его ресторанах с 280 до 135 %.

По данным экспертов, бедность затрагивает по крайней мере четверть американских семей с работающими членами. Отчет «Working Hard, Falling Short» («Труднее работа — глубже падение»), подготовленный в 2004 г. совместно фондами Annie Е. Casey, Ford и Rockefeller, отмечал следующие факты экономических проблем бедных семей в США [Radford, 2006]:

• 20 млн детей живут в семьях с низкими доходами;

• одинокие женщины составляют 38 % всех семей с низкими доходами;

• более половины семей с низкими доходами тратят более трети своих доходов на оплату жилых и коммунальных услуг;

• один родитель более чем в трети семей с низкими доходами не имеет медицинской страховки и проч.

Все эти факторы еще более затрудняют развитие навыков, необходимых этим работникам. Без транспорта, доступного жилья, ухода за детьми, медицинского обслуживания, доступа к технологиям, времени и денег на образование и профессиональную подготовку низкооплачиваемые работники не могут достичь даже стабильности в работе, не говоря уже об успехе в развитии карьеры и продвижении к среднему классу.

Правительственные программы обеспечивают предоставление бедным семьям случайного спектра услуг, что дает краткосрочное и частичное решение накопившихся проблем. Некоммерческие организации пытаются заполнить пробелы, но имеют только незначительный успех, поскольку их усилия разрозненны. Работодатели низкооплачиваемых работников стоят в стороне, считая, что решение проблемы доступа к социальным услугам таких работников — это не их дело.

Стив представил иной взгляд работодателя. Для многих из них высокая текучесть кадров ведет к большим издержкам. Как работодатель Стив видел, что обычные повседневные проблемы семей низкооплачиваемых работников затрудняют выполнение ими трудовых обязанностей. Больной ребенок или неисправность автомобиля едва ли помешают работать высокооплачиваемому работнику, имеющему средства (пакеты системы страхования) для ухода за ребенком или починки автомобиля. Но это может быть огромным препятствием для семей с низкими доходами. Поскольку работодатели часто первыми узнают, когда эти проблемы возникают, они имеют уникальную возможность помочь.

Через свою организацию America’s Family Стив убеждал работодателей создать эффективную, рентабельную систему поддерживающих услуг для работников, нанятых на условиях почасовой оплаты труда, увеличивающую возможности этих людей сохранить работу и продвинуться по карьерной лестнице. Он показал работодателям, как можно мобилизовать ресурсы, чтобы помочь своим работникам сохранить занятость, получить лучшую работу и вырваться из порочного круга нищеты. Через America’s Family он сводит вместе работодателей, работников и представителей социальных служб для удовлетворения основных потребностей работников в здравоохранении, транспорте, уходе за ребенком, жилье и образовании. Его программа предлагает скоординированный спектр услуг, гарантируя, что низкооплачиваемые работники имеют все ресурсы, необходимые для работы и продвижения по службе.

America’s Family создала инновационный план оказания медицинской помощи низкооплачиваемым работникам. Стив убедил общественные центры здравоохранения, предоставляющие дорогие услуги скорой медицинской помощи, создать программу «Здоровые трудовые ресурсы» с упором на профилактику и санитарное просвещение работников. Чтобы оплатить эту программу, он предложил использовать систему удержания из заработной платы или увеличения работодателем выплат за услуги. Таким образом, сотрудники получили доступ к недорогим медицинским услугам, в то время как общественные центры здравоохранения — новый источник дохода. Кроме того, поскольку программа общественного центра здравоохранения придерживается курса профилактики заболеваний и поддержания здоровья, резко снижается зависимость работников от дорогостоящих услуг скорой медицинской помощи.

Благодаря сотрудничеству со Стивом и его организацией сотни работников получили компьютеры, доступный уход за детьми, надежный транспорт, онлайновый доступ к образованию и даже жилье. Интернет нужен для получения информации о системах услуг и обучения управлению счетами. America’s Family в последнее время сотрудничала с группами граждан и организациями, предоставляющими государственное жилье, для создания 100-блочного отеля, который предоставит своим членам временное жилье по низким ценам. America’s Family также сотрудничает с автодилерами и банками, помогая сотрудникам получить кредиты и обучая их через онлайн-курсы, как разумно управлять этими кредитам. Сегодня каждый из 1200 клиентов America’s Family имеет доступ к недорогому жилью, уходу за ребенком, автотранспорту и электронной почте. Многие прошли путь от субсидируемого страхования к частному медицинскому страхованию.

Программы удержания из заработной платы помогают работникам накопить необходимые средства для покупки машины, компьютера или оплаты учебы. Как только сотрудник накопит 50 % стоимости продукта, ему предоставляют краткосрочный кредит для оплаты оставшейся стоимости. Во время реализации программы в McDonalds было одолжено почти 30 тыс. долл., и вся сумма, кроме 960 долл., была возвращена.

Программы удержания из заработной платы или увеличения работодателем выплат за услуги становятся доступными для работников после того, как они отработают 90 дней и пройдут курс «Money 101» («Деньги 101») — серию из 101 урока по разумному управлению финансами. [22]

Объединяя работников и работодателей в те или иные программы, America’s Family изменила и отношение сферы услуг к низкооплачиваемым работникам. Стив провел эксперимент в четырех организациях, работающих по франшизе McDonalds, тщательно отслеживая прибыль и измеряя деятельность каждого сотрудника. Когда он начал свое исследование, его организации сталкивались с проблемами высокой текучести кадров и прогулов, что является характерным для сферы услуг. После года участия в программе America’s Family прибыль увеличилась на 300 000 долл. Текучесть кадров уменьшилась на 63 % через один год и еще на 29 % через два года.

America’s Family уже расширила свою деятельность в Далласе и запускает проект в Денвере. Компания McDonalds попросила ввести программу во всех магазинах на национальном уровне. Для доказательства применимости своей модели в широком спектре промышленных отраслей Стив пилотировал новые проекты среди уборщиков, работников автосалонов и в десятках других предприятий.

Стив вырос в Милуоки в либеральной католической семье. Его отец был торговым агентом, который безоговорочно верил в ответственность государства за предоставление безопасности и социального обеспечения своим гражданам. Его мать страдала хроническим заболеванием, что рано убедило Стива в важности хорошего медицинского обслуживания. Он закончил Военную академию США в Вест-Пойнте (United States Military Academy, West Point), но оставил военную службу ради лечения больной дочери. Через несколько лет он был назначен вице-президентом и директором-распорядителем сети ресторанов, работающих по франшизе McDonalds. После смерти друга Стив смог выкупить один из нескольких ресторанов и взять на себя его управление. Позже за 12 лет он расширил франшизу еще на 12 ресторанов. Сегодня его основным рабочим местом является America’s Family.

Работа над проектом связана с широким общением с работодателями и социальными службами, что постепенно привело к широкой поддержке и партнерству с различными организациями. Первым и естественным партнером стала компания McDonalds, из которой, по сути, вырос проект America’s Family. Вначале McDonalds был поддерживающей сетью, но теперь превратился в полноценного партнера, который приглашает America’s Family к реализации программ поддержи персонала в своих ресторанах. Другими партнерами стали общественные центры и медицинские организации, оказывающие похожие либо дополняющие услуги.

Самоокупаемость проекта обеспечивается из разных источников. America’s Family реализует множество проектов: программы медицинского обслуживания, накопления на покупку различных продуктов, используя системы удержания из заработной платы или увеличения работодателем выплат за услуги, кредитование работников, обучение и др. Одни из них приносят доходы (продажа продукции под символикой фонда America’s Family — карточки, книги, музыка и др., кредитование), другие финансируются благодаря фандрайзингу. America’s Family активно привлекает благотворительные средства как общественных организаций, так и пожертвования частных лиц.

Chleb?ycia («Хлеб жизни») — помощь бездомным (Польша)

Польская монахиня Малгоржата Хмелевска основала объединение Chleb?ycia — проект, который направлен на создание условий проживания и полезной трудовой деятельности для людей, ставших бездомными и оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а также на повышение чувствительности общества к причинам, выталкивающим людей на обочину социальной и экономической жизни. Chleb?ycia — это одновременно и сообщество домов, где живут нуждающиеся в помощи люди, и фонд, собирающий пожертвования и продвигающий идеи организации, и предприятие, где участники сообщества производят полезную продукцию, которая продается на рынке.

В проекте первоначально был сделан акцент на бездомных женщинах, так как, по мнению сестры Малгоржаты, они наиболее уязвимы и обладают наименьшими ресурсами справиться с тяжелой жизненной ситуацией в условиях бездомности, нежели мужчины. Малгоржата впервые в Польше разделила подходы к работе с различным и группами бездомных женщин и для каждой группы стала развивать наиболее подходящие виды помощи. Ее работа фокусировалась 1) на потребностях женщин, которые подвергались избиениям, 2) на женщинах с маленькими детьми, 3) на женщинах со взрослыми детьми и 4) на целых семьях. В основе ее помощи лежит принцип сопровождения, который не делает клиента зависимым от помогающей организации. Одной из программ является дом, где жители создают самоподдерживающуюся общность, в нем живут и женщины, и мужчины, и семьи. Сестра Малгоржата находится в поиске долгосрочного и устойчивого решения проблем людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, поэтому конечная ее цель — вернуть их в общество, где есть дом, работа и надежда. Сегодня сообщество выросло до 20 домов для проживания людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации в восьми странах, а направления деятельности расширились и включают все группы населения, испытывающие риск социальной изоляции. Существуют две дополнительные программы для молодежи — стипендии для учеников и студентов лицеев и гимназий, а также Центр образования и культуры — собственность и достояние организации.

Как и в других странах, в Польше работа является главным средством обеспечения себя жильем. Закрытие бизнеса и потеря источника дохода может закончиться и потерей места проживания. В советском прошлом Польши работа была гарантирована государством, которое поддерживало даже убыточные предприятия. В период реформ и перехода к рыночной экономике многие предприятия обанкротились, что привело к массовой безработице в Польше, значительное число людей оказались не готовы к жизни в условиях рынка и конкуренции, не смогли поддерживать собственное домашнее хозяйство и оказались на улице. До программы Малгоржаты для бездомных женщин существовали лишь ночлежки для беременных и матерей с детьми до 6 месяцев, соответственно, когда ребенку исполнялось 6 месяцев, женщина не могла больше рассчитывать на приют. Малгоржата — первая, кто создал приют Chleb?ycia, где можно было оставаться женщинам со взрослыми детьми, а также женщинам, подвергавшимся избиениям. С развитием проекта расширялась и целевая группа. Исходя из потребностей общества акценты сместились на молодежь, которой, чтобы найти работу, необходимо получить профессию, но это сложно сделать в бедных аграрных регионах страны.

Отец Малгоржаты — доктор, работал в неимущих районах Польши, мать — учитель. Малгоржата начала помогать другим еще учась в старшей школе, заботясь и доставляя еду пожилым людям в соседской общине. Закончив отделение магистратуры, она оставила карьеру биолога. Далее работала в школе для слепых, на заводе, заботилась о женщинах в тюрьмах. Она стала членом Католического ордена, но затем была исключена за то, что рассматривала проституток как социально уязвимую категорию, нуждающуюся в помощи. Вскоре после этого она вступила в международное христианское сообщество, основанное в 1976 г. во Франции супругами Пинго (Pascal et Marie-Annick Pingault), называемое Chleb?ycia, чьи ценности сыграли решающую роль в ее дальнейшей социальной деятельности в Польше.

24 декабря 1989 г. сестрой Малгоржатой и несколькими ее единомышленниками было организовано первое Рождество для бездомных. В 1990 г. в Польше было создано сообщество Chleb?ycia как система помощи для бездомных людей с различными потребностями. К 1995 г. у сообщества было четыре дома — один круглосуточный для тех, кто нуждается в первой помощи (с медицинским работником, медсестрой, социальным работником), второй — для беременных и матерей с маленькими детьми, третий — долгосрочный приют для матерей с детьми всех возрастов и семей. Самая длительная программа связана с четвертым домом — для женщин, матерей с семьей и бездомных мужчин, где жители создают самообеспечиваемую коммуну. Идея состоит в том, что заброшенные дома восстанавливаются для жилья самими бездомными. Еда поначалу жертвуется находящимися по соседству организациями, такими как пекарни и бакалеи. Жители дома выращивают овощи и держат домашнюю птицу, чем обеспечивают едой и все дома сообщества. Согласно правилу самообеспечения действует система самоуправления, где жители сами устанавливают правила и организуют обсуждение нерешенных проблем.

Помимо домов в Варшаве Малгоржата активно работала над тем, чтобы расширить свою деятельность в других городах Польши. Она также занималась распространением уже отработанных моделей с бездомными в другие страны: например, в Беларуси с ее помощью была организована похожая деятельность. Она также консультировала украинских и румынских партнеров. Уникальность программы привлекла студентов польских вузов и социальных работников, а также волонтеров из Франции, которые захотели перенять этот опыт.

В 2002 г. по инициативе сестры Малгоржаты был основан фонд сообщества Chleb?ycia, и она является его президентом. Основными целями фонда являются: [23]

• поддержка образования детей и молодежи из бедных сельских общин;

• обеспечение профессиональной подготовки, профессиональных навыков и рабочих мест для членов сообщества и местных жителей бедных сельских районов.

• зарабатывание средств для финансовой поддержки домов Chleb?ycia, в которых живут бездомные женщины, их семьи и другие социально исключенные люди.

Работа фонда распространилась из столицы Польши в одну из наиболее бедных провинций — Свентокшиское воеводство. Это регион, где сельские жители составляют более 54 % населения, а уровень безработицы один из самых высоких в стране. Уровень образования очень низок (одно из последних мест среди провинций по количеству молодежи, посещающих среднюю школу). Люди, живущие в сообществе, работают на собственной ферме, где выращивают овощи и фрукты, из которых затем изготовляют джемы, варенья, соусы и т. д., разводят кроликов, овец и кур. Есть у них и своя столярная и швейная мастерские. Здесь находят работу те, кто или еще не готов к труду на открытом рынке или вообще не может быть конкурентоспособным на рынке труда без посторонней помощи.

Дома сообщества открыты для всех — не требуется документов, тем более денег. Здесь никто не спрашивает о прошлом, но помогут понять, как жить дальше. Профессиональную помощь оказывают специалисты фонда — врачи, медсестры, социальные работники, юристы. Также принципом фонда является бескорыстный обмен знаниями специалистов, консультации других организаций. Повсеместно поддерживаются и привлекаются волонтеры.

Деятельность организации является частично окупаемой: 40 % доходов составляют субсидии государства, остальное финансирование осуществляется за счет собственных ресурсов, в том числе сбыта производимой членами организации продукции и продажи подержанных вещей. Одна из устойчивых статей дохода — пищевое производство, которое приносит прибыль. На встрече с делегацией французского сената, посетившей Польшу в 2008 г., сестра Малгоржата обратила внимание гостей на высокие стандарты технического контроля, а также на то, какое значение придает организация предварительной подготовке и проверке людей, допускаемых к производству пищевых изделий, в целях соблюдения санитарных норм [La lutte…, 2008]. Что касается швейных и столярных мастерских, то, несмотря на то что эта продукция относится к категории высокого качества и продается в дорогих магазинах Варшавы и других крупных городов, она покрывает в среднем лишь половину издержек производства. Французская делегация имела возможность убедиться в высоком качестве традиционной вышивки и деревянных изделий (мебель, кресты и проч.), которые продаются по высоким для местного рынка ценам. В то же время это — продукция узких потребительских ниш с высокой себестоимостью из-за дороговизны сырья.

Дополнительная статья доходов организации — привлечение спонсорских средств. Одним из спонсорских направлений является стипендиальный фонд для обучения молодежи продуктивным профессиям. Сестра Малгоржата высказывает сожаление, что в Польше многие средние профессиональные учебные заведения, даже те, которые выдают дипломы профессионального образования, не дают ученикам практических навыков работы, в результате чего без опыта работы они не востребованы работодателями. Сочетая работу в производственных цехах организации с получением знаний в классах, по одной из программ фонда, молодые люди получат необходимый опыт и навыки, после чего окажутся конкурентоспособными на открытом рынке труда [La lutte…, 2008]. Программы сельского центра образования и культуры и гранты для учащейся молодежи финансируются в основном за счет индивидуальных пожертвований. Программа «подарки — благотворительная деятельность», по которой собирают еду и одежду, осуществляется на пожертвования французских, а также некоторых польских компаний.

Сестра Малгоржата долго добивалась, чтобы в городском правительстве заинтересовались и озаботились проблемой бездомности, и лоббировала вопрос выделения денежных средств на создание своих центров. В частности, она инициировала в СМИ серию публичных дискуссий о бездомности женщин и детей. В результате 31 марта 1996 г. самая крупная польская телевизионная компания транслировала национальную программу о проблеме бездомности, на участие в которой были приглашены польские эксперты и политики. Эта инициатива повлияла на решения властей об оказании помощи некоммерческим организациям, работающим с бездомными, а возможно, и развитие законодательства о социальных предприятиях (см. главу 3).

Kiva.org («Кива») — глобальная интернет-платформа для микрокредитования мелких предпринимателей в беднейших странах мира [24]

Kiva — на суахили означает «единение». Миссия организации, как записано на ее сайте, — объединять людей посредством кредитования в целях уменьшения бедности. [25] По словам генерального директора Kiva М. Флэннери, ее деятельность направлена на решение двух социальных проблем: с одной стороны, существуют миллионы людей, живущих в экономически неблагополучных странах, которые располагают потенциалом вырваться из экономических трудностей, но не имеют для этого финансовых ресурсов, а с другой — существуют миллионы других, желающих им помочь, но не располагающих способом, как это сделать. [26] Kiva помогает частным лицам стать кредиторами микропредпринимателей из разных стран мира.

Для создания эффекта прямой помощи «от человека к человеку» на сайте размещается информация о потенциальных заемщиках, их фото, краткая биография и сведения о характере микробизнеса. Одновременно можно увидеть, сколько средств уже удалось собрать, а сколько — не хватает. Для того чтобы стать заимодателем, требуется простая регистрация и введение данных кредитной карты. Минимальный платеж — 25 долл. (его можно увеличить), при этом к сумме кредита добавляется сумма небольшой спонсорской помощи (менее 4 долл., ее также можно увеличить), направляемой на развитие самой организации.

Хотя Kiva способствует распространению частного микрокредитования, сама она не является микрофинансовым институтом (МФИ) и зарегистрирована в штате Калифорния (США) как некоммерческая организация общественного назначения по направлению «общественная благотворительность». Ее роль исключительно посреднического характера, а для непосредственной работы с заемщиками используются региональные партнеры — МФИ (field partners), которые занимаются не только сбором заявок на кредиты и предоставляют информацию о заявителях в своих странах (в том числе для формирования профиля заемщика — заявителя на сайте Kiva), но также осуществляют их первичное кредитование. После сбора необходимой суммы через платформу Kiva сумма кредита возвращается МФИ. На декабрь 2010 г. Kiva способствовала обеспечению займов на сумму более 178 млн долл. США. Средний размер кредита составляет примерно 380 долл., в состав кредиторов, финансирующих микрозаймы через Kiva, включено более 512 тыс. человек из 209 стран мира. Число получателей займов несколько меньше — более 468 тыс. человек. Это связано с тем, что средний размер кредита, предоставляемого одним кредитором, немного ниже, чем средний размер требуемого заемщику кредита. [27]

Организация была основана в 2005 г. супругами Мэттом Флэнерри (Matt Flannery) и Джессикой Джекли (Jessica Jackley). По свидетельству организаторов, большую роль в замысле организации и их социальной мотивированности сыграл опыт банка Grameen и лекции Мохаммада Юнуса в Стэндфордской бизнес-школе, которые он читал в 2003 г. В апреле 2005 г. супруги выдали займы первым семи микропредпринимателям в Танзании на общую сумму 3,5 тыс. долл. Уже в сентябре того же года кредиты были полностью возвращены [Flannery, 2007]. Мэтт Флэннери закончил бакалавриат в области символических систем и магистратуру по аналитической философии Стэндфордского университета. Он начал работать над проектом Kiva в 2004 г., будучи программистом TiVo Inc. С 2005 г. полностью сосредоточился на работе в Kiva. org. За успехи в разработке платформы Kiva он имеет несколько наград, является знаменитым блоггером сайта Social edge фонда Сколла (Skoll Foundation, фонда содействия развитию социального предпринимательства). Его жена, Джессика Джекли, как и Мэтт — сооснователь Kiva. Она бакалавр в области философии и политических наук (Университет Бакнелла, США) и магистр делового администрирования (МВА) Стэндфордской бизнес-школы. Работала в Кении, Танзании и Уганде по проектам фонда Village Enterprise.

Перечисления кредиторов по системе Kiva осуществляются партнерской организацией Pay Pal. Это — предприятие электронной коммерции, позволяющее делать выплаты и переводы через Интернет. В оплату своих услуг организация обычно взимает процент, однако в случае с кредиторами — пользователями Kiva плата не взимается. Для перечисления средств с использованием кредитной карты кредитор может открыть эккаунт в Pay Pal, а может этого не делать. В то же время это необходимо для того, чтобы забрать деньги.

Kiva работает с микропредпринимателями через сеть партнерских микрофинансовых институтов в развивающихся странах. Фактически местные МФИ играют важную роль как в оценке платежеспособности заемщиков, так и в социальном назначении и общественном реноме самой Kiva. Несмотря на то что возвратность средств достаточно высока (по данным сайта Kiva.org — более 98 %), Kiva не гарантирует кредиторам ни полного, ни частичного возврата средств, что оговаривается Соглашением с потенциальным кредитором при его регистрации. Возврат кредита во многом является предметом ответственности конкретного МФИ, работающего в той или иной стране. После возврата средств заемщиком МФИ осуществляет перевод денег обратно Kiva, которая, в свою очередь, передает их кредитору. Последний в этом случае вправе решить — предоставить кредит другому заемщику, сделать пожертвование на развитие Kiva или забрать свои деньги. Принимая во внимание предупреждение об отсутствии гарантии возврата средств, отсутствие вознаграждения кредитора за предоставление средств в пользование другим лицам, невозможность отслеживать состояние предоставленного займа в полном объеме и т. п., кредитор может рассматривать свои средства скорее как форму благотворительности, чем как реальный кредит.

Чтобы приблизить свою деятельность к задачам ответственного, прозрачного и социально ориентированного кредитования, рядом с информацией о потенциальном заемщике на сайте Kiva предоставляется рейтинг МФИ, обслуживающего кредитование того или иного микропредпринимателя. Кроме того, Kiva ведет большую работу по взаимодействию с МФИ, чтобы снизить риски дефолта. Чтобы стать региональным партнером Kiva, МФИ должны удовлетворять следующим условиям:

• обслуживать как минимум 1000 активных заемщиков;

• иметь историю кредитования бедных, социально исключенных и/или других уязвимых категорий населения (не менее 2–3 лет) с целью смягчения бедности или другой формы социально-экономической уязвимости;

• быть зарегистрированным как юридическое лицо в стране, где осуществляется его деятельность;

• иметь в активе по крайней мере 1 год финансового аудита;

• быть представленным на рынке MIX (www.mixmarket.org) [28] (предпочтительно).

В настоящее время насчитывается 124 партнерских МФИ из 57 стран мира. [29]

Эти меры направлены на повышение надежности региональных МФИ, выступающих партнерами Kiva. При этом организаторы стараются быть максимально честными со своими пользователями и не скрывают вероятности недобросовестного отношения некоторых МФИ к выполнению обязательств перед кредиторами. Имели место случаи, когда партнеры завышали долю выплаченных кредитов, брали кредиты на подставные имена, не выдавали их конечным получателям и придумывали истории микропредпринимателей. К чести создателей Kiva, они открыто говорят о таких случаях, и перечисленные выше условия «фильтрации» партнерских МФИ — один из способов недопущения таких ситуаций.

Добросовестность работы партнерских МФИ, предварительное финансирование заемщиков этими организациями до того, как на сайте Kiva для заемщиков соберутся искомые средства, наличие платы, взимаемой с заемщиков МФИ, которая может выглядеть необоснованной, вызывают много вопросов и являются уязвимым местом в работе Kiva. Несмотря на это, у Kiva гораздо больше сторонников, чем критиков. Попытка обсудить теневые стороны работы Kiva и прежде всего фактическую нереализуемость принципа кредитования «от человека к человеку», который на первых порах компанией декларировался, вызвал взрыв обсуждения в блогах и СМИ, но при этом подтвердил преимущественное доверие пользователей-кредиторов к этой организации. [30] Критики признавали, что на подготовку профиля потенциального заемщика для сайта Kiva, а затем на сбор средств кредиторов при помощи платформы Kiva проходит немало времени, поэтому предварительное кредитование нуждающегося в займе предпринимателя местным МФИ оправданно, так же как и то, что издержки, которые в процессе обслуживания кредита и взаимодействия с Kiva несут МФИ, логично возложить на заемщика.

Однако, во-первых, это создает объективный зазор между условиями кредитования, которые формулирует для кредиторов Kiva («от человека к человеку», снижение бедности), и фактической работой с заемщиками, которую ведут МФИ, насчитывая подчас немалый процент, и т. п. Отсюда и сложность в исключениях единичных злоупотреблений. Во-вторых, в большинстве случаев к моменту сбора средств от кредиторов предварительное кредитование выбранного ими конкретного человека уже произошло. Таким образом, деньги кредиторов фактически поступают в общий котел того или иного регионального МФИ, в то время как размещенные на сайте профили заемщиков, несмотря на все разъяснения Kiva, могут создавать у кредиторов иллюзию кредитования прямого действия. На это у руководителей Kiva есть свои резоны. Первый и самый главный — технический. Они сознательно ушли от посткредитования к предварительному кредитованию через МФИ, так как критичным является время, которое проходит от сбора, перевода и размещения информации о заемщике на сайте, а затем сбора средств для него до их получения, от чего страдают сами заемщики, потому что часто не имеют других источников поступления средств. У президента Kiva Премала Шаха (Premal Shah) есть и свои аргументы. Основная трудность микрокредитования, по его мнению, состоит в том, чтобы привлечь человека, который хочет дать взаймы 25 долл., и предложить ему простой путь участия в микрофинансировании, что и делает организация. Более того, речь идет о приближении людей, готовых помочь, к тем, кто нуждается, и в этом Kiva не откажешь. Шах уверен, что первоначальная идея Kiva — кредитование по принципу «от человека к человеку» — в конце концов будет реализована организацией. Это случится тогда, когда в развивающемся мире для получения кредита и осуществления платежей будет достаточно мобильного телефона [Strom, 2009].

Energeia («Энергейя») — некоммерческая электростанция для финансирования социальных проектов (Чехия)

Как и в России, «третий сектор» в Чехии существует фактически лет 15, его становление и развитие проходит нелегко и испытывает целый ряд трудностей. Если говорить о корпоративной благотворительности, то свои благотворительные вложения компания обычно использует для самопрезентации и самопродвижения, поэтому для поддержки выбирает те сферы, которые найдут прямой отклик у населения. В то же время менее популярные у общества темы, например проекты для социальных меньшинств, имеют меньше шансов быть поддержанными корпоративными донорами в обществе, где распространен национализм и т. п. Другая трудность работы на донорские средства — неустойчивость и непостоянство средств, конкуренция за донорские ресурсы среди НКО. Оборотной стороной проблемы оказывается то, что фандрайзинг становится едва ли не более значимым видом деятельности, чем социальная помощь целевым группам. Что касается пожертвований индивидов, то это направление и вовсе слабо развито в постсоциалистических странах. Во многих из них в людях и сегодня сохраняется уверенность в том, что социальные программы — удел государства. Кроме того, финансирование гражданского сектора в Чехии происходит скачкообразно из-за изменения политики международных доноров. Сначала это были американские фонды, затем они потеряли интерес к Восточной Европе. Позже начался поток финансирования от фондов Европейского союза с правительственным регулированием, что перегружает НКО отчетностью и ограничениями, в частности использованием системы пост-оплаты. С 2007 г. на политическом уровне стала расти популярность эндаументов (целевые капиталы), которые могут в значительной степени поддержать благотворительную деятельность. Однако нестабильность валюты и незначительное количество средств, которыми могут управлять многие небольшие организации «третьего сектора», снижает привлекательность НКО для целевых капиталов фирм.

Марек Черноцки (Marek?ernock?) разработал специальную модель финансирования благотворительной деятельности в Центральной и Восточной Европе. Идея состоит в том, чтобы создать такое предприятие, которое сможет питать ресурсами не только себя, но и задуманные организатором социальные проекты. Для этого Марек создал некоммерческую организацию по строительству гидростанции, которая призвана стать долгосрочным источником финансирования важных благотворительных проектов. Модель напоминает этичный бизнес, который инвестирует в экологически устойчивое производство возобновляемого источника энергии и финансирует благотворительные цели, но отличается от него по сути. Во-первых, исходной целью с самого начала являются социальные проекты. Во-вторых, для того чтобы предохранить превращение электростанции в коммерческий бизнес, она создается в форме некоммерческого проекта.

Так, в 2003 г. была создана некоммерческая организация Energeia. Название возвращает исходное название слова в греческом языке, оно уходит от бытового значения слова «энергия» и означает силу, приводящую вещи в движение и борющуюся за их реализацию. В одной организации Марек стремится соединить мир бизнеса и благотворительную деятельность — инвестируя в возобновляемые источники энергии, которые впоследствии станут продолжительным источником дохода благотворительной деятельности. Таким образом, однажды пожертвованные деньги будут продолжать работать десятилетиями, а успех поможет поддержать независимость и свободу, необходимую для того, чтобы выполнять работу, которую основатели считают важной. Источником финансирования предстоит выступить строящейся гидроэлектростанции в городе Штети, которая обещает быть самой крупной в Чехии.

На сегодняшний день Марек спланировал работу на следующие 30 лет и начал работу по всем направлениям — как по строительству электростанции, так и по социальным направлениям, ради которых ее энергия будет использоваться.

Социальные проекты уже подсчитаны и подготовлены. [31] Первый благотворительный проект, запущенный в тесной кооперации с фондом Kl??ek (Клицек) — основание в Чехии первого детского хосписа. Такой хоспис сейчас строится в деревне Малейовице (Malejovice). Energeia должна будет спонсировать строительство отдела для медсестер и затраты на функционирование организации. Также Energeia призвана служить постоянным партнером других проектов в рамках детского хосписа — информационного содействия, педагогической и социальной работы. Энергии Марека хватило на то, чтобы обеспечить начало строительства в конце 2010 г. как электростанции, так и отдела для медсестер в хосписе одновременно. Впоследствии Energeia планирует поддерживать медиа— и образовательные проекты, способствующие осознанию взаимозависимости общества, и для этого Марек уже сотрудничает с независимым телевидением «Noe».

Другой проект, разработка которого также уже начата, — это так называемые интернет-познавательные карты. Проект реализуется в кооперации с Гуманитарным факультетом Университета Праги. Интернет-познавательная карта может быть описана как открытый онлайн источник, где объединены различные события и мероприятия, связанные с конкретными регионами Чехии (впоследствии будет распространен на всю Европу).

Третий проект — это интернет-портал, посвященный критическому и контекстуальному мышлению, открытию связей в мире между нами. Портал предполагается не только как информационный ресурс, но также и как форум для открытых модерируемых дискуссий, развивающихся по поводу записанных дебатов экспертов и профессионалов. Одной из главных тем для рассмотрения с разных точек зрения должна стать тема энергии и ответственности.

В дальнейшем, когда проект заработает на полную мощность, Марек планирует расширить деятельность в экологических проектах, поддерживая возобновляемые источники энергии, и исследовать возможности смягчения/восстановления уже нанесенного экологического ущерба.

Как работает бизнес-модель задуманной организации (комплекса видов деятельности)? Прежде всего этот подход включает согласование с инвесторами критериев осуществимости и прибыльности самой электростанции. Амбиции гидростанции города Штети — стать самой крупной гидростанцией в Чехии, производя примерно 30 гВ/ч ежегодно. В денежном выражении это означает ежегодный доход около 3,4–3,9 млн долл. Всецелая стоимость проекта оценена приблизительно в 34 млн долл. Разумеется, проект вызывает критику. Многим сложно поверить в то, что такая прибыльная компания формируется для некоммерческих целей и вся прибыль пойдет на благотворительность. Некоторые видят в этом подвох и оценивают такое позиционирование как маркетинговый ход, который впоследствии может закончиться перерегистрацией в обычную коммерческую компанию.

Чтобы начать первые шаги реализации проекта, Марек искал таких доноров, которые были бы готовы пойти на риск и поддержать амбициозный проект. Ясный план и четкое донесение идеи проекта в сотрудничестве со СМИ оказались эффективными. Мареку удалось заинтересовать первого партнера, который специализируется на проблемах энергетики. Вместе они нашли порядка 1,7 млн долл., что дало возможность Мареку взять ссуду на бизнес в банке. В то же время Марек получил необходимые разрешения на строительство и подписал пять различных контрактов о технической и организационной поддержке в области бухгалтерского и налогового учета, права, технической поддержки и т. д.

Марек старается использовать наиболее гибкий подход и принцип сотрудничества. 15 служащих организации работают сейчас для того, чтобы объяснить и расширить миссию организации. Марек понимает, что необходимо избежать зависимости от одного источника дохода, поэтому по возможности диверсифицирует источники, чтобы сделать организацию независимой. Он также обеспокоен рисками дальнейшего изменения законодательства.

Желание поскорее расплатиться по долгам и использовать прибыль на благотворительные цели привело Марека к решению продолжить кампанию по привлечению средств. Для этого спонсорам Energeia предлагается стать неким видом «акционеров» нового типа — для благотворительной организации. Их вклад будет обращен в постоянный источник дохода, из которого они будут получать так называемый моральный дивиденд.

Одним из событий, ставших толчком к будущему проекту Energeia, стал провал его проекта «Omega» — журнала, который Марек основал и которым руководил с 1993 г. «Omega» вырос из увлеченности Марека проблемами взаимосвязанности мира и общественной значимостью этой взаимосвязи. В молодости Марек увлекался астрономией, домашними телескопами и техническими инновациями. Его проект просуществовал два года, связал наиболее выдающихся ученых прежней Чехословакии — философов, ученых, политиков, художников и т. д. Проект завершился из-за недостатка финансирования, что привело Марека к убеждению в необходимости независимости социального проекта от спонсорства и коммерческих интересов, а также важности постоянного развития управленческих навыков.

Интерес Марека к энергетике, возможно, передался от его отца, инженера, который строил электростанции в Чехословакии. Когда отец умер, он с братом решил построить небольшую электростанцию в его честь.

Но важнейшим событием, изменившим его жизнь, Марек считает рождение его детей. У Марека четыре дочки, а его жена — сооснователь Energeia. Рождение детей создало в нем чувство благоговения перед миром. В очень короткий срок этот опыт открыл ему его понимание ценностей. Марек считает это одной из главных причин возникновения идеи строительства детского хосписа. Он говорит, что не может выдерживать взгляд страдающего ребенка.

В будущем Марек представляет, как его ноу-хау будет распространяться в других странах. Уже сейчас, незадолго до начала работы электростанции, он думает об инвестициях в солнечную энергию, но в таких странах, где климатические условия для подобных проектов наиболее благоприятны. Мечта Марека — изменить восприятие некоммерческих организаций в обществе, открыть новые пути их финансирования и, наконец, сломать неестественный барьер между коммерческим и некоммерческим секторами.

Организация состоит из шести различных подразделений — административного, отдела инвестиционного посредничества (завершил работу в 2008 г.), гидроэлектростанции, детского хосписа, «Energeia production» (медиа— и образовательная деятельность) и сервиса по аренде оборудования для телевещания. Также существует исполнительный комитет (три человека), наблюдательный совет (три человека), Почетный совет (разделяющие философию Energeia, так называемые «патроны», представители науки и СМИ, три человека).

Партнеры в 2010 г.: 1) Kl??ek Foundation — по которому идет тесное сотрудничество по проекту «хоспис»; 2) Ing. Miroslav Leke? — частный предприниматель; 3) Е.ON Czech Republic — данной организацией подписан контракт на покупку энергии.

Во всех сферах деятельности участвуют ученые, профессионалы, и это связано прежде всего с инновационной составляющей строящегося предприятия. Планирование и проектирование предприятия сопровождается не только профессиональными компаниями, такими как Р?yry Environment, но также и тесной кооперацией с Институтом гидравлических структур (подразделением Технического университета в г. Брно), а также Институтом гидротехники Чешского технического университета в г. Прага.

Общее строительство электростанции составит порядка 46,8 млн долл., часть общей стоимости уже инвестирована (2,2 млн долл.). Необходимые инвестиции найдены у индивидуальных бизнес-доноров и европейских фондов, также оформлена банковская ссуда на деятельность, которую частично планируется выплатить за счет привлечения новых доноров. В январе 2007 г. были получены все три необходимые лицензии на здания, которые продлены до 2011 г. Участки земли куплены у госпредприятия и теперь в полной собственности Energeia. Организация уже подписала контракт на покупку всей произведенной энергии в будущем на период 22 года (с компанией Е.ON Czech Republic). Финансовая выгодность проекта просчитана профессиональными консультантами и основана в том числе на данных Бюро по регулированию энергетических вопросов (Energy Regulatory Bureau), которые подтверждают гарантию использования данного вида энергии минимум на 30 лет (что является минимальным «сроком жизни» предприятия), а также увеличением цены на энергию, как минимум, на 2 % в год, что создает очень неплохие шансы на прибыльность предприятия и возможность участия во всех запланированных благотворительных проектах.

Глава 3. Социальное предпринимательство: различные определения — различные подходы?

3.1. Социальное предпринимательство — англо-американская традиция.

Наука о социальном предпринимательстве, по общему признанию, весьма молодая. Различные исследователи дают ей от 12 [Defourny, Nissens, 2010] до 20 с небольшим лет [Dees, 2007; Roberts, Woods, 2005]. Молодость сопровождается бурным развитием и предложением множества определений и концептуальных подходов. Для одних это может быть деятельность некоммерческих организаций, которые пытаются найти альтернативные стратегии ресурсного обеспечения, для других — особая форма социальной ответственности предприятий коммерческого сектора, выбирающих стратегию межсекторного взаимодействия и корпоративного гражданства, для третьих — катализатор социальных перемен для решения злободневных социальных проблем [Mair, Marty, 2006].

Разнообразие и множественность подходов к исследованию социального предпринимательства отличает допарадигмальную стадию развития науки — отмечает А. Нихолс со ссылкой на Т. Куна [Nichols, 2010]. Однако широкое разнообразие определений и известные противоречия во взглядах исследователей еще не свидетельствуют о том, что наука мало продвинулась в понимании этого феномена. По сути, большинство определений можно рассматривать как дополнительные по отношению друг к другу. Сопоставляя определения, можно заметить, что многие из них различаются тем, что каждое покрывает некоторую часть явления — фокусируясь на группе предприятий либо связанных с ними проблем, которые в его стране или в его сегменте исследования проявляют себя наиболее заметно.

В 1996 г. фактически на заре формирования дефиниций социального предпринимательства Фонд Робертса по развитию предприятий, США (The Roberts Enterprise Development Fund), представил определение социального предприятия как «доходное венчурное предприятие, организованное для расширения экономических возможностей неимущих слоев населения, одновременно ориентированное на получение прибыли» [Emerson, Twersky 1996; цит. по: Alter, 2007, р. 11]. Это определение было призвано отделить новую форму бизнеса, ориентированного на социальные цели, от некоммерческих организаций, чей статус, по сути, характеризовался «неприбыльностью» в связи с принадлежностью к некоммерческому — «третьему сектору». До этого и подобных ему примеров социально-направленная деятельность в США была почти исключительной прерогативой организаций «третьего сектора». При этом оба случая — как формально коммерческий, так и формально некоммерческий — подразумевают использование прибыли на социальные цели организации.

Первое определение представляет картину со стороны бизнеса. В сфере НКО видение социального предприятия выглядит уже по-другому. Американский исследователь социального предпринимательства и одновременно руководитель организации Virtue Ventures, занятой его поддержкой, Ким Алтер приводит в своей работе [Alter, 2007] определение Nonprofit Enterprise and Self-Sustainability Team (NESsT), [32] которое мы дадим в более поздней формулировке с сайта организации. Здесь социальные предприятия рассматриваются как форма «предпринимательской, коммерческой деятельности, которую используют организации гражданского общества для создания дохода и тем самым усиления результативности своей миссии». [33]

В обоих случаях предприятия созданы для реализации социальной миссии как основной цели организации. В чем разница двух этих определений? Разница — в сферах деятельности и вытекающих из них методах организации работы, другими словами, месте коммерции в системе работы. Для НКО [34] коммерция является дополнительной, попутной деятельностью наряду со сложившейся традицией получения средств на основе благотворительности и грантов. Для сферы социально ориентированного бизнеса коммерческая деятельность — способ достижения социальных целей. В фонде Робертса посредством привлечения бездомных к производственной деятельности достигается коммерческий и одновременно социальный результат.

Самое короткое определение социальных предприятий, которое приводит Алтер, принадлежит Коалиции социальных предприятий Великобритании: «[социальное предприятие] это коммерческое предприятие социального назначения». При этом Коалиция дает ряд общих характеристик социального предприятия:

1. Ориентация. Предприятия непосредственно вовлечены в производство товаров и услуг для рынка.

2. Социальные цели. Они имеют ясные социальные и (или) экологические цели, выраженные в создании рабочих мест, обучении или предоставлении социальных услуг. Их этические ценности могут включать повышение квалификации трудовых навыков жителей местных сообществ. Их прибыль преимущественно реинвестируется для достижения социальных целей.

3. Коллективная собственность. Многие характеризуются общественной собственностью. Они являются автономными организациями, чья структура управления и собственности обычно основана на участии групп стейкхолдеров (т. е. персонала, потребителей, представителей местного сообщества, инвесторов) либо попечителей и директоров, выступающих от имени более широкого круга стейкхолдеров. Они отвечают перед стейкхолдерами и более широким сообществом за социальные, экологические и экономические результаты деятельности предприятия. Прибыль может быть распределена на долевой основе либо инвестирована в интересах местного сообщества [35] [Alter, 2007, р.12].

Это определение идет дальше в уточнении характеристик социального предприятия (включенность в производство товаров и услуг для рынка, общественная собственность либо подотчетность предприятия стейкхолдерам), хотя и тяготеет к позиции бизнеса (стандартные НКО могут производить товары и услуги, но это не единственная и, как правило, не основная их деятельность). При этом обращает на себя внимание тот факт, что формальный юридический статус организации — относится она к категории коммерческих (for-profit) или некоммерческих (not-for-profit) организаций — в этом определении уже не имеет принципиального значения.

В новом определении проявляется важное свойство социального предприятия — сочетание автономии с коллективной собственностью либо иной формой влияния стейкхолдеров. Автономия нужна как условие обеспечения ответственности в проведении своей политики, дополняемой юридической самостоятельностью организации. Таким образом, уточняется, что социальным предприятием не может быть подразделение частной или государственной компании. Что касается учета интересов стейкхолдеров (либо их прямого участия в управлении), то это, во-первых, залог устойчивости социальной цели (в противном случае получение хороших коммерческих результатов может привести к постепенной переориентации деятельности с социальных целей на чисто коммерческие), а во-вторых, подтверждение ее объективной социальной значимости с точки зрения социальных потребностей сообщества.

На примере трех приведенных определений видно, как уточняется определение социальных предприятий по мере того, как расширяется круг исследуемой практики предприятий разного типа.

Ким Алтер дает и собственное определение, суммирующее позитивный смысл предыдущих: «Социальное предприятие — это любое венчурное предприятие, созданное с социальной целью — смягчения/сокращения социальной проблемы либо устранения «провалов» рынка, функционирующее на основе финансовой дисциплины, инноваций и порядка ведения дел, принятого в частном секторе» [Alter, 2007, р. 12]. Задача этого определения — охватить коммерческий и некоммерческий подходы, однако в своем непосредственном виде ее определение получается менее конкретным, чем предыдущие, поскольку из него не ясно, как трактовать «ведение дел». В определении Коалиции социальных предприятий Великобритании этот вопрос конкретизировался как «производство товаров и услуг для рынка». Забегая вперед, можно добавить, что этому принципу («производству или продаже товаров и услуг») придают значение и европейские исследователи [Defourny Nissens, 2010, р. 43].

Разъяснению своего определения и понимания социального предпринимательства посвящена вся цитируемая работа Алтер, одна часть которой отведена разграничению различных типов предприятий, сочетающих социальные и экономические задачи (это социальные предприятия, социально-ответственный бизнес, НКО, в которых разные формы доходной деятельности играют разную роль и др.), а вторая — спектру самих социальных предприятий и их классификации. [36] Именно широта спектра организационных, институциональных и экономических возможностей, которые реализуют социальные предприятия для достижения своей цели, иногда затрудняет для стороннего наблюдателя их узнавание и может создать ложное впечатление неопределенности феномена социального предпринимательства.

Поскольку вопрос о разграничении возникает практически во всех обсуждениях, в которых нам приходилось участвовать, следует подробнее остановиться на рассуждении и иллюстрациях Алтер [Alter, 2007, р. 11–15].

Логика ее изложения такова. Сначала она подразделяет все организации на три типа — «чистые» коммерческие, «чистые» филантропические, т. е. в данном случае основанные на безвозмездной помощи клиентам и не имеющие коммерческой основы внутри организации (финансируются как пожертвованиями, так и грантами), и «гибридные», где в целях и механизмах работы сочетаются элементы первых двух (табл. 2).

Все гибридные организации создают одновременно социальные и экономические блага. Внутри этой группы также можно провести разграничение по таким характеристикам, как мотив, ответственность и использование дохода. В результате этого уже удается отделить социальные предприятия от социально-ответственного бизнеса. [37]

Таблица 2.

Группы организаций некоммерческого, коммерческого и смешанного (гибридного) типа

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Глава 3. Социальное предпринимательство: различные определения — различные подходы? Таблица 2

Источник: [Alter, 2007, р. 13].

При этом наиболее сложным оказывается разграничение социальных предприятий и НКО, использующих некоторые виды доходной деятельности для поддержания устойчивости в реализации социальной миссии. Согласно схеме Алтер, разница в конечном счете состоит в объеме доходной (коммерческой) составляющей в деятельности организации: если основным источником финансовых средств является продажа товаров и услуг, то это — социальное предприятие, а если — филантропия и гранты, то — НКО. Однако Алтер не согласна со столь прямолинейным ответом. Она предлагает следующее объяснение. Получение коммерческого дохода в деятельности НКО, по ее мнению, существует в двух видах: 1) возмещение затрат (например, регистрационные взносы на мероприятиях, плата за тренинг и проч. — этот вид доходов ограничен программой, в рамках которой проводится) и 2) систематическая доходная деятельность («заработанный доход» — «earned income», это — членские взносы, продажа публикаций, консультационные услуги и проч.). Если первый покрывает часть расходов НКО, ограничен во времени и принципиально не меняет характера работы НКО, то второй вид — имеет систематический характер, связан с постоянной операционной деятельностью и может служить основой превращения в социальное предприятие [Alter, 2007, р. 17].

Таблица 3.

Особенности мотивации, ответственности и распределения прибыли в гибридных организациях

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Глава 3. Социальное предпринимательство: различные определения — различные подходы? Таблица 3

Источник: [Alter, 2007, р. 14].

Каковы критерии такого превращения? По мнению Алтер, это не столько масштабы доходной деятельности, ее доля в общей структуре доходов или объем занятого в ней персонала, сколько то, функционирует ли и управляется ли предприятие «как бизнес». Последнее означает, что доходная деятельность стратегически предназначена для производства социального/экономического блага, ориентирована на долгосрочные цели и постоянно воспроизводится [Alter, 2007, р.17]. [38]

Отдельно Алтер дает развернутую характеристику социальных предприятий, которая, правда, страдает некоторой отвлеченностью, что, на наш взгляд, может осложнять процедуру идентификации социальных предприятий. К ключевым характеристикам социальных предприятий относятся [Там же, р.15]:

• использование инструментов и подходов бизнеса для достижения социальной цели;

• соединение социального и коммерческого капиталов;

• создание социальной и экономической ценности;

• получение дохода на основе коммерческой деятельности в целях финансирования социальных программ;

• приведение в движение рынком и обусловленность социальной миссией (market-driven and mission led);

• измерение результатов финансовой деятельности и социального эффекта;

• постановка финансовых задач в зависимость от их вклада в достижение общественного блага;

• финансовая свобода (отсутствие ограничений на распределение прибыли);

• ориентация стратегии предприятия на реализацию социальной миссии.

Из приведенных характеристик видно, что центральной темой описания природы социальных предприятий Алтер считает «двойственную результативность» («double bottom line concept»), обусловленную сочетанием в социальном предприятии коммерческих задач и ведущей социальной миссии [Alter, 2007, р. 15]. Указание на двойственную природу социальных предприятий роднит ее концепцию с теорией смешанной, или комбинированной, ценности (blended value) Дж. Эмерсона. Но в этом таится и ее слабость, поскольку в отличие от Алтер теория Эмерсона не ориентирована на специфику социальных предприятий, но скорее обращена к описанным Алтер выше «гибридным» организациям, причем с акцентом на бизнесе. На сайте Эмерсона, посвященном концепции «комбинированной ценности», которую он развивает не менее десяти лет (www.blendedvalue.org), в качестве ключевых сфер ее укрепления и развития указаны: корпоративная социальная ответственность, социальные предприятия, социальные инвестиции, стратегическая/эффективная филантропия, деятельность в рамках концепции устойчивого развития.

Несмотря на то, что идея Эмерсона не ставит перед собой задачи объяснить особенности социальных предприятий по сравнению с другими более или менее родственными организациями (сочетающими производство социальной и экономической ценности), его концепция для нашей темы весьма примечательна. Во-первых, потому что представляет перспективу развития предприятий в направлении объединения социальной и экономической отдачи как своего рода социально-экономический манифест развития организаций будущего, среди которых социальные предприятия объективно занимают видное место. Во-вторых, группы организаций, которые в классификации Алтер выглядят разнородными (так как ее целью является разграничение, отсюда использование понятия «гибридные»), у Эмерсона представляются достаточно целостным сегментом социально-экономической реальности, которому, по его представлениям, предстоит вытеснить ограниченное, «однолинейное» видение экономической и социальной деятельности как изолированной друг от друга, как «игры с нулевой суммой» [Emerson, 2000, р. 25, 30–31].

Что такое «игра с нулевой суммой»? Эмерсон выступает против распространенного представления о сочетании производства экономических и социальных благ, когда успех развития одного компонента предполагает поражение другого. По его мнению, эта ложная дихотомия недооценивает трансформационную природу инвестирования. Вопрос состоит не в том, что выбрать — создание экономического богатства или социальное улучшение, а в том, чтобы создавать ценности и использовать ресурсы для все большего увеличения благ при непрерывном производстве обоих их видов (экономических и социальных), — как для тех, кто инвестирует, так и для тех, в кого инвестируют, а также для глобального рынка социального капитала [39] [Emerson, 2000, р. 30]. Причем такое соединение естественно. При этом в понятии «комбинированной ценности» («blended value») он акцентирует внимание на сочетании, комбинации экономических и социальных элементов и функций, а не на их «смешении» («blurring»). Основу концепции комбинированной ценности составляют следующие положения (см.: [Emerson, 2000, р. 35–39]):

• все организации создают комбинированную ценность;

• существует непрерывное взаимодействие социальными и экономических форм капитала;

• все виды отдачи от инвестиций в рынок социального капитала (в который включены и НКО, и различные сообщества людей, и семьи, и проч.) являются в равной степени финансовыми и социальными;

• оценка эффективности инвестиции во вновь созданную ценность зависит от выбора временного отрезка, многие финансовые инструменты ориентированы на краткосрочный результат; это ведет не только к недооценке социальной отдачи, но и к недооценке эффективности в целом;

• созданная ценность имеет трансформирующий, преобразовательный характер, так как рынок социального капитала не статичен, он развивается;

• структура и формы «комбинированной отдачи» (blended ROI [40]) развиваются с течением времени;

• комбинированная отдача не может быть приписана какому-то одному инвестору, а поддерживается системой общего доверия; отдельные компоненты социального капитала могут быть приписаны инвесторам, тогда как многие другие не существуют изолированно;

• будущее покажет расширяющееся число инвестиционных механизмов и стратегий, которые следуют программе комбинированной ценности и оценивают результаты инвестиционной деятельности на базе комбинированной отдачи от инвестиций;

• осуществление программы комбинированной ценности требует создания инфраструктуры сбора и распространения информации о новой системе менеджмента.

Концепция Эмерсона, хотя и несвободна от определенной декларативности, переводит внимание исследования современных организаций на два важных момента, которые по крайней мере в экономической науке и менеджменте долгое время оставались в тени: 1) на социальную природу всякой экономической деятельности и 2) на преобразовательный смысл различной комбинации социальных и экономических ресурсов, обеспечивающей развитие экономики и общества. Значение обоих моментов трудно переоценить при анализе деятельности социальных предприятий, что хорошо иллюстрируют описанные нами кейсы. Это сближает концепцию Эмерсона с теми исследователями, которые акцентируют внимание на предпринимательской природе и преобразовательных функциях социальных предприятий.

В России понятие «предпринимательства» слилось с понятием «бизнес», причем это касается не только обыденного сознания, но подчас и научного. Между тем родовым признаком предпринимательства является не доходная деятельность сама по себе, а осуществление нововведений, которые появляются на основе новых «комбинаций ресурсов», используемых для производства благ и преобразования рынков. Основополагающие характеристики новых «комбинаций ресурсов», лежащих в основе представления об инновациях и, следовательно, предпринимательской деятельности, нужно привести по первоисточнику, воспользовавшись работой одного из основоположников теории предпринимательства Й. Шумпетера.

По Шумпетеру, инновационное развитие состоит в том, чтобы «изменять взаимосвязи вещей и сил, соединять между собой вещи и силы, которые встречаются нам порознь друг от друга, и высвобождать вещи и силы из их прежних взаимосвязей» [Шумпетер, 1982, с. 72]. Эта кажущаяся отвлеченной мысль становится не столь отвлеченной, если вспомнить опыт приведенных кейсов, в которых для решения многих поставленных задач используется сочетание трудно или редко сочетаемых вещей социальной и экономической природы так, чтобы они видоизменяли друг друга, работая в новом направлении. В результате речь идет не просто о причудливом комбинировании (как будет видно на примере одного случая в главе 5, фантазия в подборе комбинации ресурсов вовсе не всегда служит залогом успешного предпринимательского проекта), а о механизме преобразования и качественного развития. При этом Шумпетер имел в виду развитие промышленности и экономики (поскольку в то время развитие экономики определялось в значительной степени развитием промышленности), а теоретики социального предпринимательства — социальные преобразования, устраняющие (или уменьшающие) остроту социальной проблемы.

Шумпетер был убежден, что «форма и содержание развития… задаются понятием "осуществление новых комбинаций"». Это понятие охватывает следующие пять случаев:

1. Изготовление нового, т. е. еще не известного потребителям, блага или создание нового качества того или иного блага.

2. Внедрение нового, т. е. данной отрасли промышленности еще практически неизвестного, метода (способа) производства, в основе которого не обязательно лежит новое научное открытие и который может заключаться также в новом способе коммерческого использования соответствующего товара.

3. Освоение нового рынка сбыта, т. е. такого рынка, на котором данная отрасль промышленности этой страны еще не была представлена, независимо от того, существовал этот рынок прежде или нет.

4. Получение нового источника сырья или полуфабриката, равным образом независимо от того, существовал этот источник прежде или просто не принимался во внимание, или считался недоступным, или его еще только предстояло создать.

5. Проведение соответствующей реорганизации, например, обеспечение монопольного положения (посредством создания треста) или подрыв монопольного положения другого предприятия [Шумпетер, 1982, с. 159].

Сопоставив приведенные положения с нашими примерами кейсов, нетрудно увидеть, что каждый из кейсов иллюстрирует не одну, а сразу несколько позиций из приведенного списка комбинаций ресурсов. В пояснении нуждается скорее качественное отличие новых комбинаций ресурсов в виде инноваций от обычной повседневной деятельности компаний, в которой довольно часто происходят мелкие изменения и «комбинации». Используя приведенную концепцию Эмерсона, таковыми можно считать подключение к той же самой работе новых людей, использование ими новых связей и взаимодействий, а также усовершенствование навыков и возможностей старых сотрудников в процессе выполнения ими своих функций. Шумпетер признает, что новая комбинация ресурсов может быть получена с течением времени из старой «в результате постоянного приспособления, осуществляемого посредством небольших шагов», но в этом случае «имеет место изменение и, возможно, рост, а отнюдь не новое явление». (Для нового явления в указанной работе Шумпетер использует понятие развития.) Такое постепенное изменение в результате небольших шагов осуществляется в рамках сложившегося порядка и установившегося равновесия, а потому — не может быть инновационным развитием. Последнее в виде новой комбинации ресурсов возникает только дискретным путем [Шумпетер, 1982, с. 158].

Согласно Р. Мартину и С. Осберг, [41] сторонников принципиальной важности «предпринимательской» сущности социальных предприятий, социальное предпринимательство в своей деятельности содержит следующие три компонента: 1) выявление устойчивого, но несправедливого равновесия, обусловливающего социальную исключенность, маргинализацию или страдание у части общества (которой недостает финансовых средств либо политических рычагов для достижения социального блага посредством трансформации); 2) выявление внутри несправедливого равновесия возможности для производства социального блага — посредством вдохновения, творческой смекалки, прямого действия и смелости предпринимателя; 3) постепенное достижение нового равновесия, высвобождающего скрытый потенциал либо облегчающего страдания целевой группы через «создание стабильной экосистемы вокруг нового равновесия» [Martin, Osberg, 2007, р. 35]. Последнее призвано обеспечить лучшее будущее целевой группе и обществу в целом. Приведенные соображения объясняют, как обеспечивается «дискретность» нововведения, используемая в социальной сфере.

Чтобы разговор об инновациях в социальном предпринимательстве не звучал абстрактно, рассмотрим пример одного из приведенных кейсов — опыт Emergence в Гавре, где бывший социальный работник и спортсмен создал спортивный центр в неблагополучном районе города для социальной и трудовой интеграции в общество неблагополучной молодежи.

Сама по себе идея увести подростков «с улицы» приходила в голову до Аллауи Генни многим людям, в том числе в России, и также часто одним из естественных предложений было использование спорта в качестве конструктивного увлечения. Такое решение должно было бы занять их время, канализировать возрастную агрессию, послужить «пароотводом» и одновременно — средством дисциплинирования. Вспоминая слова Б. Драйтона о рыбе, удочке и революции в рыбной отрасли, привлечение молодежи к спорту находится на промежуточном уровне — услуге по выдаче «удочки». Причем без гарантии «улова», поскольку использование наспех полученных спортивных навыков в уличных драках может стать результатом, противоположным ожидаемому. [42] Новизна (и как показал опыт — эффективность) метода А. Генни состояла не в том, чтобы занять молодежь спортом, а в том, чтобы использовать философию одного из видов спортивной борьбы для изменения отношения к себе и к окружающим, которое становится катализатором поиска «места в жизни» в полезном для себя и сообщества направлении. Генни соединил («комбинация ресурсов») нескольких важных и совершенно новых деталей, преобразовавших общее для многих мнение о пользе спорта для молодежи в механизм снижения подростковой преступности.

Эти две новые «детали» (которые на деле являются не деталями, а сердцевиной инновации) состоят в следующем: 1) привлечение в спорткомплекс клиентов из других районов города более благополучных социальных слоев, которое ненавязчиво обеспечивает «клиентов» центра опытом взаимодействия с «другими» как со «своими» и ведет к преодолению социальной неприязни; 2) использование в качестве модели социального взаимодействия не коллективных игровых видов спорта, не восточных единоборств с их традиционной философией, а необычную спортивную борьбу, тесно связанную с французской историей и жизнью уличных «низов» — французский бокс; 3) сочетание спорта с профессиональной адаптацией. Выбор вида спорта поначалу вводит в полное замешательство, поскольку сочетание кулачного боя с ударами ногами по голове мало похоже на социальную адаптацию и развитие уважения к партнерам. Возможно, в этом отчасти коренится его привлекательность для местной молодежи. Но этот манок оборачивается на деле требованием жесткой самодисциплины, без которой невозможно освоить технику первого уровня — «условного контакта», когда силовых ударов практически нет, а оценивается точность, быстрота и индивидуальный стиль боксера. Французский бокс — высокорегламенитрованный вид спорта. В нем с самого начала его освоения важную роль играет не коллективный или индивидуальный азарт либо физическая сила, а личная ответственность и самодисциплина. Неслучайно вклад французского бокса в развитие всех направлений клуба Emergence определяется как «овладение самоконтролем», «усвоение законов чести по отношению к противнику», «уважение к утвержденным правилам» [Moran, 2010]. Это как раз то, что обычно отсутствует у участников групповых акций молодежи квартала, поджигающих машины «Скорой помощи» и пожарной охраны.

Возвращаясь к инновационности клуба, новизной отличается не сама по себе тренировка боевого искусства (сават — оригинальное название французского бокса — во Франции популярен) или разработка индивидуального плана поиска работы для развития трудовой карьеры, а сочетание этих элементов. Систему тренингов для ищущих работу и формирование индивидуального плана ее поиска можно встретить в системе работы служб занятости ряда западных стран, например в Ирландии или Канаде. Участие личного наставника в формировании плана трудоустройства в Emergence — это тоже не инновация, взятая сама по себе, а скорее развитие «малыми шагами» в рамках сложившегося порядка вещей. Действительно новым является то, что программа формирования карьеры предлагается в спортивном клубе, где занимаются подростки, а спортивный клуб на одной площадке сводит представителей разных слоев города. В итоге подростки со временем получают возможность закрепить полученные в спортивной секции социальные результаты трудоустройством и развитием карьеры. Взрослым людям, пришедшим в клуб на тренинги по поиску работы, «прописывается» первый курс савата, как лекарство от срыва и обеспечение устойчивости результатов тренинга.

Из всего сказанного уже можно сделать несколько предварительных заключений. Определения социальных предприятий во многом зависят от эмпирического фокуса — от организаций, которые используются в качестве базы исследования. Если это — доходные организации (бизнес), созданные для реализации социальной миссии, определения акцентируют внимание на адекватности механизма и результатов работы предприятия заявленным социальным целям и связанным с ними интересам стейкхолдеров. Если это — НКО, большее внимание уделяется финансовой устойчивости организаций и их способности к рациональному и эффективному менеджменту («функционировать и управляться как бизнес»). Если это — организации смешанного типа, производящие важные социальные блага («гибридные» — по Алтер либо сочетающие работу финансового и социального капитала для производства «комбинированной ценности» — по Эмерсону), то акцент смещается в область социальных преобразований, инноваций и предпринимательства, которые осуществляют эти организации независимо от организационной формы и конкретного соотношения социальных и экономических целей. Отчасти здесь уместна аналогия с лилипутами, описывающими слона — каждый оценивает его по тому, что доступно его взору. Слон не перестает быть от этого единым существом.


В работах по систематизации этих взглядов иногда переоценивается значение указанных различий, а сами три направления представляются как разные «школы исследований» социального предпринимательства. Так, Ж. Дефурни и М. Ниссенс описывают подход, сфокусированный на исследовании коммерческих предприятий социального назначения (первый в нашем описании), как «школу социально ориентированного бизнеса» («mission-driven business approach»), а подход, основанный на развитии самофинансирования НКО (второй из описанных нами), как «школу заработанного дохода» или «коммерциализации НКО» («earned income school of thoughts», «commercial non-profit approach») [Defourny, Nyssens, 2010]. К характерным представителям первой относят цитированную нами Ким Алтер, А. Нихолса, Х. Хоуг и ряд других [Alter, 2007; Nicholls, 2006; Haugh, 2006; Di Domenico, Haugh, Tracey, 2010], а второй — Дж. Босчи, Э. Склута, К. Массарски [Boschee, McClurg, 2003; Skloot, 1983; 1987; Massarsky 2006]. В нашей предыдущей работе мы достаточно подробно описали первый подход на примере работы Алтер, а второй — на примере совместной работы Босчи и Макклурга 2003 г. [Баталина, Московская, Тарадина, 2008].

Попытка систематизации, проведенная американцами Грегори Дисом совместно с Бэт Андерсон, придерживается более синтетического подхода, признающего конвергенцию двух указанных школ, и этот объединенный подход фигурирует в литературе как «школа социальных предприятий» [Dees, Anderson, 2006]. Несмотря на то что наш собственный взгляд на вещи поддерживает идею конвергенции, само название последнего направления представляется не очень удачным (того же мнения придерживаются Дефурни и Ниссенс), однако причину этого мы объясняем ниже, при рассмотрении опыта европейских исследований.

Одной из разновидностей третьего подхода является «школа социальных инноваций» («social innovation school of thoughts»), его также иногда называют «шумпетерианским» [Dees, Anderson, 2006; Defourny, Nyssens, 2010]. В этом случае акцентируется внимание на предпринимательском и преобразовательном потенциале социальных предприятий. К «классикам» этого направления относят Г. Диса, Ч. Лидбитера, Д. Борнстайна, М. Крамера, Дж. Малгана, но одним из первых эту тему исследовал Д. Янг [Dees, 2001; Leadbeater, 1997; Bornstein, 1998; Kramer, 2005; Mulgan, 2007; Young, 1983; 1986].

В то же время между тремя приведенными нами выше подходами и примерно совпадающими с ними описанными здесь «школами» исследований нет серьезных противоречий, поскольку свойства, на которых акцентируются одни, не отрицаются другими, просто каждый придает большее значение тому, что для его круга предприятий более важно. По сути, речь идет о рассмотрении разных эмпирических сторон феномена социального предпринимательства, ключевыми чертами которого для всех являются социальное предназначение, признание важности социальных преобразований (инновации, предпринимательство) и рыночных компонентов в работе (продажа товаров и услуг, экономическая эффективность). Что касается описания разного опыта, то исследованиям не хватает пока сравнительного анализа собранной эмпирической базы, что связано с «молодостью» науки о социальном предпринимательстве.

Однако здесь есть одно принципиальное «но», которого мы до сих пор не касались и которое действительно требует разъяснения. Дело в том, что большая часть авторов, здесь упоминавшихся и поддерживающих перечисленные направления исследований, связаны с американским и отчасти британским опытом дискуссий и изучения социального предпринимательства. Можно сказать, что все они укладываются в «англосаксонскую» традицию исследований. Наглядным примером единства «по происхождению» стала вышедшая под редакцией британского исследователя А. Нихолса книга «Социальное предпринимательство: новые модели устойчивых социальных изменений», где собраны статьи наиболее известных представителей этого крыла. Наряду с упоминавшимися нами Алтер, Эмерсоном, Лидбитером, Босчи или Крамером, а также «классиком» социально-предпринимательской практики — основателем банка Grameen — М. Юнусом, [43] в книгу вошли тексты экспертов и одновременно руководителей известных фондов поддержки социального предпринимательства Уильяма Драйтона (William Drayton) — фонд Ashoka (США), Джеффри Сколла и Салли Осберг (Jeffrey Skoll, Sally Osberg) — фонд Skoll (США), Джефф Малган (Geoff Mulgan) — фонд Young (Великобритания), Памелы Хартиган (Pamela Hartigan) — фонд Schwab (США) и др. [Nicholls,2006].

Единство англо-американского взгляда на социальное предпринимательство может быть обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, в англоязычном мире существует высокое признание американской традиции независимого развития гражданских организаций и их общественного значения в предоставлении социальных услуг. Во-вторых, подход к изучению социального предпринимательства сложился во многом на базе англосаксонской теории менеджмента (не случайно среди авторов столько представителей влиятельных американских бизнес-школ, к которым относятся Дис, Крамер, Босчи и др.). В-третьих, для англо-американской традиции как научного, так и обыденного сознания характерно особое внимание к роли личности в экономических преобразованиях и предпринимательстве, что в значительной степени перенеслось на постановку проблем исследования социального предпринимательства. В-четвертых, как уже отмечалось в главе 1, случайно или нет, но идеологическим фоном обсуждения тогда только ставшей известной практики социального предпринимательства в США и Великобритании стали успехи либеральной государственной политики кабинетов Рейгана и Тэтчер. На этом фоне становится более понятно, почему центральными понятиями англосаксонских исследований социальных предприятий являются «социальное предпринимательство» и «социальный предприниматель», тогда как понятие «социальные предприятия» — производное от них и, так сказать, более «техническое». В одном случае оно производно от деятельной функции «социального предпринимателя» как лидера и субъекта изменений, а в другом — от явления «социального предпринимательства» как важного социального и теоретического конструкта, обозначающего вектор развития, проявляющегося в разных формах «социальных предприятий».

Что касается континентальной Европы, то здесь в дискуссиях и текстах, посвященных аналогичным проблемам, можно вообще не встретить понятия «социальное предпринимательство» и «социальный предприниматель». Для социального предпринимательства небольшое исключение составляют названия конференций или некоторых секций на них. Центральной категорией европейских исследований являются социальные предприятия, что подразумевает известную коммунитарную основу объединений граждан в социальные предприятия, которые развивают историческую традицию кооперативного движения и ассоциаций самопомощи. Именно поэтому выше мы сомневались в удачности рассмотрения одного из направлений англосаксонской концепции социального предпринимательства как «школы социальных предприятий», хотя понятие социального предприятия в англо-американских исследованиях имеет широкое хождение, а в Великобритании социальные предприятия даже законодательно оформлены.

3.2. Социальные предприятия — европейская традиция.

Традиция понимания и изучения предприятий социального назначения на стыке коммерческой и некоммерческой деятельности, которые затем стали называть социальными предприятиями, имеет в Европе и более длинную историю, и некоторые серьезные отклонения от описанных выше подходов к социальному предпринимательству. Во-первых, она опирается на исторические традиции кооперативного движения и рабочих ассоциаций, уходящих корнями в организации рабочих XIX в. Во-вторых, активную роль в поддержке социально-ориентированных предприятий здесь играет государство. В-третьих, как в критериях выявления, так и в оценке результатов деятельности европейских социальных предприятий новаторские аспекты работы не имеют принципиального характера.

На отличие заокеанского и европейского подходов к социальным предприятиям обращают внимание швейцарцы Дефурни и Ниссенс. Здесь важно принимать в расчет не только их собственную научную позицию, но и то, что они представляют исследовательскую сеть EMES, специализирующуюся на изучении социальных предприятий, в которую включены представители университетской науки большинства стран «старой» Европы. [44] В частности, работа 2008 г., цитируемая ниже под их авторством, является сборником материалов, описывающих итоги развития социальных предприятий в разных странах Европы, и имеет 15 авторов [Defourny, Nyssens, 2008].

Считается, что понятие социального предприятия впервые как устойчивый термин появилось в Италии и связано с выходом в свет в 1990 г. журнала с одноименным названием «Impresa Sociale». В США понятия «социальный предприниматель» и «социальное предприятие» стали обретать популярность примерно в эти же годы, в частности в Гарвардской школе бизнеса в 1993 г. уже была создана структура «Social Enterprise Initiative» для исследования опыта социальных предприятий, а также обучения и консультаций социальных предпринимателей — прибыльного, неприбыльного и государственного сектора, желающих улучшить условия жизни своих сообществ. [45]

Итальянское происхождение термина в Европе объясняется всплеском развития кооперативов в этой стране в 1980-е годы, который в 1991 г. нашел поддержку и на государственном уровне — в утверждении итальянским парламентом юридической формы «социального кооператива». Важной особенностью развития новых предприятий в Италии стало то, что они были созданы для трудовой интеграции исключенных групп на рынке труда, и в отличие от стандартных кооперативов, чья деятельность обычно направлена на своих членов, ориентировались на интересы более широкого сообщества. Показательными стали и результаты государственной поддержки. После законодательного признания социальных кооперативов их ежегодный прирост с 1991 г. составлял 10–20 %. В 2005 г. закон был обновлен и уточнен, к этому времени в Италии насчитывалось уже 7300 социальных кооперативов с числом занятых 244 000 человек, — это одно из лучших свидетельств эффективности государственной поддержки социальных предприятий в Европе. Закон допускал к получению статуса «социального кооператива» предприятия любой организационно-правовой формы как прибыльного, так и неприбыльного сектора. Соответствующий статус предполагал ограничение по распределению прибыли социальными целями организации и развитием собственных активов; не менее 30 % занятых в организациях должны были составлять неблагополучные социальные категории населения, включая длительно безработных и граждан с низкими доходами; кроме того, закон выделял отрасли «общественной полезности», в которых следовало работать социальным предприятиям. К таковым были отнесены: социальное обеспечение, здравоохранение, образование и профессиональное обучение, защита окружающей среды, развитие исторического наследия, развитие исследований и академической науки, а также услуг в сфере культуры, социальный туризм, поддержка социальных предприятий и проч. [Defourny, Nyssens, 2010 р. 36; Defourny, Nyssens, 2008, р. 26].

Вслед за Италией законодательную поддержку получили социальные предприятия в Великобритании. Здесь закон 2002 г. определял социальные предприятия как предприятия, имеющие преимущественно социальные цели, чей доход в первую очередь направляется на реализацию этих целей (развитие собственного бизнеса либо развитие сообщества), а не на максимизацию прибыли акционеров и собственников [Defourny, Nyssens, 2008, р. 6]. Если итальянский закон акцентировал внимание на потребности вовлечения заинтересованных сторон (прежде всего социально уязвимые группы работников и клиентов), то британский — на рыночные условия работы социальных предприятий и около 50 % их дохода должно было быть получено на основе продажи товаров и услуг. В департаменте торговли и промышленности Великобритании был открыт отдел социальных предприятий. В 2004 г. была утверждена новая юридическая форма предприятий — «компания общественной пользы» («community interest company»).

Несмотря на успешность итальянской инициативы, в других европейских странах понятие социального предприятия долгое время не использовалось. В то же время за период с 1991 г., когда там появился закон о социальных кооперативах, и до 2004 г., когда юридическую базу получили социальные предприятия в Великобритании, в европейских странах появились законы, регулирующие деятельность социальных предприятий, хотя в большинстве случаев термин «социальные предприятия» не использовался. Во Франции, Португалии, Испании и Греции законодательная поддержка была направлена на кооперативную форму предприятий. В Бельгии форма «компании социального назначения» («social purpose company»), утвержденная в 1996 г., не ограничивалась кооперативами, хотя по духу была с ними связана. Здесь любая бизнес-компания могла приобрести звание компании социального назначения, если она «не предназначена для обогащения своих членов». Для этого политика распределения прибыли должна иметь социальное назначение, а компания должна предусмотреть процедуры, позволяющие наемным работникам участвовать в управлении организацией посредством участия в собственности (распределении акций). Эксперты Франции и Бельгии считают, что политика законодательной поддержки предприятий социального назначения в их странах пока не имеет большого успеха в связи с большим количеством ограничений, накладываемых на деятельность организаций, в отсутствии предоставления в обмен серьезных экономических преимуществ [Defourny, Nyssens, 2008, р. 7].

С расширением Европейского союза на Восток законодательное регулирование деятельности предприятий социального назначения появилось и в странах бывшего социалистического лагеря. Так, в 2006 г. закон о социальных кооперативах был принят в Польше. Этому предшествовало принятие серии законодательных актов в 2003–2006 гг., направленных на государственную поддержку социальных предприятий. На начало 2007 г. в Польше было зарегистрировано 106 социальных кооперативов с трудоустройством 500 человек. Кроме того, в Польше в настоящий момент работают 10 Центров поддержки социальных кооперативов. Каждый кооператив может получить субсидию в размере 3500 евро для создания социальной фирмы и (или) небольших инвестиций (на закупку оборудования, инструментов и т. д.). Законом предусмотрено три способа создания социального кооператива [Аларичева, 2010]:

1. Индивидуальный способ: основателями являются безработные, инвалиды и другие отвечающие условиям закона.

2. Институциональный способ: посредством и при помощи Центра общественной интеграции, а также преобразованием Кооператива инвалидов или Кооператива незрячих.

3. Общественная некоммерческая организация кооператив основывает НКО или орган местного самоуправления.

Закон предусматривает определенную финансовую помощь для начала деятельности.

Большинство польских социальных предприятий работают в юридической форме ассоциаций либо других добровольных организаций, фондов и кооперативов. Закон 2006 г. выделил социальные приоритеты, ориентирующие социальные предприятия на работу с социально уязвимыми категориями населения (бывшие заключенные, длительно безработные, инвалиды, граждане, ранее страдавшие от алкогольной и наркотической зависимости и проч.). В старой Европе организации, направленные на работу с уязвимыми категориями, называются «социальными предприятиями трудовой интеграции» (work integration social enterprises — WISEs), это означает, что деятельность организаций направлена на включение таких людей в сферу устойчивой занятости и тем самым на преодоление социальной и экономической исключенности. В некоторых странах Европы, как и в Польше, понятие социального предприятия или социального кооператива напрямую связывается с деятельностью именно этого рода предприятий. В частности, финский закон о социальном предприятии 2003 г. — наиболее «чистый» пример такого подхода. В соответствии с этим законом социальное предприятие, независимо от своего юридического статуса, является рыночно ориентированным предприятием, созданным для предоставления занятости инвалидам и длительно безработным. В Швеции понятие социального кооператива полностью совпадает с трудовыми интеграционными предприятиями [Defourny, Nyssens, 2008, р. 8; Nyssens, 2006].

Итоги законодательной поддержки социальных предприятий в большинстве стран Европы подводить пока рано, однако уже по приведенным примерам видно, что государственная поддержка здесь может развиваться с разной степенью успешности и использовать разные модели и концепции социальных предприятий даже в сходных по историческому развитию и социально-экономическому опыту условиях. Это хорошо иллюстрирует подробный обзор предпосылок образования социальных предприятий в Европе по группам стран на основе классификации Эспинг — Андерсена, который Дефурни и Ниссенс сделали в статье 2010 г. [Defourny, Nyssens, 2010, р. 34–37].

Из всего этого разнообразия непросто вычленить общую концептуальную базу социальных предприятий в европейском контексте. Швейцарские исследователи приводят согласованное определение исследовательской сети EMES, признавая его наиболее фундаментальным и последовательным и оговариваясь, что оно основано на веберовском принципе «идеальных типов». Они предлагают следующие четыре критерия для определения социального предприятия в «экономической и предпринимательской» системе координат:

• постоянное производство товаров или продажа услуг;

• высокая степень автономии;

• высокий уровень экономического риска;

• минимальная доля оплачиваемой работы;

и следующие пять индикаторов для их социальной характеристики:

• ясная социальная цель, которая приносит пользу сообществу;

• инициатива, исходящая от группы граждан;

• власть принятия решений, не основанная на собственности;

• социальное участие групп, на которые влияет деятельность предприятия;

• ограниченное распределение прибыли [Defourny Nyssens, 2010, р. 42–43].

Данное определение, выработанное в ходе почти десятилетнего взаимодействия с коллегами по исследовательской сети многих европейских стран, — редкий пример исследовательской и социальной интеграции и участия сам по себе призван решить две главные проблемы, связанные с расхождениями в заокеанском и европейском опытах социальных предприятий. Во-первых, оно позволяет включить в рассмотрение (с перспективой их эволюции) многие традиционные предприятия социального назначения, такие, как кооперативы и организации взаимопомощи, а во-вторых, включить аспекты рынка и экономической эффективности, которые для многих традиционных организаций социального спектра были не существенны, но важны для англосаксонской школы исследований.

В самом деле, подход EMES делает шаги к сближению с англосаксонской традицией исследований социальных предприятий и социального предпринимательства. Важными составляющими этого движения являются вопросы гражданской инициативы, организационной автономии, прямое указание на производство товаров и услуг как основную деятельность. С одной стороны, это исключает из поля рассмотрения характерные направления работы традиционных НКО, связанные с гражданской защитой и активизмом, а также ограниченные во времени социальные проекты. С другой — указывает на связь между социальными целями, поставленными во главу угла деятельности социального предприятия, и гражданской демократической инициативой и ответственностью, которые могут уходить из поля зрения доходных (прибыльных) социальных предприятий, возникших в частном секторе. В то же время в предложенной концепции осталась непреодоленной проблема предпринимательского новаторского содержания деятельности социальных предприятий. Судя по приведенному определению EMES, она необязательна. Более того, после разъяснений, которые авторы дают вслед за определением, под сомнение может быть поставлена также экономическая устойчивость и автономия организаций. Под последней авторы понимают независимость от государства и бизнеса. А как быть с независимостью от фондов и ассоциаций? Но главная проблема — как оставаться независимыми от государства при допущении использования государственных субсидий и значительной зависимости от государственных заказов, которые фактически существуют для многих социальных предприятий теперь и по законодательству ряда европейских стран, в особенности это касается предприятий трудовой интеграции? Остается не очень понятным и требование уменьшения доли оплачиваемой работы. С одной стороны, волонтерская работа заложена в самом условии социального взаимодействия с сообществом и стейкхолдерами. Использование различных социальных сетей для организации работы и для получения обратной связи — обычное явление в деятельности как НКО, так и социальных предприятий. Нередко оно также на старте новой работы или проекта — и в бизнесе, что, как правило, является неоплачиваемым дополнительным ресурсом организаций. Однако постоянное и широкое использование волонтерского труда имеет множество недостатков, — прежде всего неустойчивость количества и качества, невысокий уровень управляемости. Как правило, его чрезмерное использование свидетельствует об остром недостатке ресурсов организации, что является серьезным барьером для реализации ее социальных целей, в особенности, если речь идет о необходимости социальных изменений.

Что все это нам дает для понимания концепций социального предпринимательства и социальных предприятий?

Проведенный анализ свидетельствует о движении к сближению различных концепций социального предпринимательства, включая сужение водораздела между заокеанской концепцией социального предпринимательства и европейской концепцией социальных предприятий, которые демонстрируют исследования EMES. Однако они еще далеки от окончательного преодоления. Наиболее удачные попытки соединить эти две традиции в европейском поле исследований предпринимались в различных работах под руководством испанского исследователя Джоанны Мэйр [Maire, Schon, 2005; Mair, Marty, 2006]. [46] Что касается работы Дефурни и Ниссенс 2010 г., то в ней наиболее обещающим в смысле исследования происхождения социальных предприятий в общественной и институциональной среде можно считать не столько обоснование определения социальных предприятий EMES, тем более что оно приводилось и в более ранних работах, сколько анализ исторических условий развития социальных предприятий в США и в странах Европы, а также опыт более удачного и менее удачного взаимодействия социальных предприятий и государства. Дело в том, что с исторической точки зрения при всех различиях условий и исследовательских школ в США и континентальной Европе, движение к практике и концептуальному обоснованию деятельности новых организаций — «социальных предприятий» имеет много общего, включая совпадение временных рамок развития, что не может быть случайностью и нуждается в дальнейшем анализе. Кроме того, в самой Европе опыт развития социальных предприятий как по происхождению, так и по условиям их отношений с обществом и государством существенно различается, что также требует углубления его сравнительно анализа и осмысления.

Как соотносятся приведенные концептуальные разрывы с нашей собственной работой по анализу международных и российских кейсов? Отбор кейсов из коллекции Ashoka, так же как и описание методологии пилотного проекта (см. приложение), где в качестве ее основы сделаны ссылки на цитированную выше работу Ким Алтер, а также постановка в качестве центральной темы книги понятия «социального предпринимательства», как будто недвусмысленно указывает на выбор англосаксонской традиции исследований. Это почти верно. Но не потому, что при выборе из двух континентов наши симпатии оказались на стороне США. А потому, что в примерах опыта различных компаний (задолго до знакомства со стипендиатами Ashoka), включая Банк Grameen в Бангладеш, Секемскую инициативу в Египте, Мондрагонские кооперативы в Испании или Зоопарк в Бангкоке, в качестве центральной характеристики новизны и перспективы социального предпринимательства мы посчитали сочетание инноваций с решением социальных проблем, шумпетерианское понятие развития, основанное на преобразовании, что в конечном счете определило важность еще одного компонента — финансовой самостоятельности для обеспечения устойчивости организаций. Европейское видение социальных предприятий такой подход почти не отражает. Но это вовсе не означает, что в Европе недостаточно опыта социального предпринимательства, что видно из описанных выше кейсов. Поэтому сказать, что мы выбрали для разработки методологии своего анализа англосаксонскую традицию, недостаточно и неточно.

Во-первых, для разработки нашего собственного подхода к социальному предпринимательству не меньшее значение, чем работа Алтер, имела работа Мэйр и Шона. Во-вторых, при отборе организаций стипендиатов Ashoka, которые мы представили в предыдущей главе, европейский опыт социального предпринимательства, включая организации трудовой интеграции, которые традиционно имеют более консервативный характер, представлены достаточно выпукло, но новизны и преобразовательной силы в них не меньше, чем в других. Это, кроме того, обеспечивает им и финансовую устойчивость. В-третьих, забегая вперед, следует оговориться, что, разрабатывая свой подход к исследованию, мы учитывали особенности российской среды, а именно — недостаточную развитость инфраструктуры поддержки социальных предприятий и в «третьем секторе» (в связи с его скромными масштабами), и в бизнесе (усеченный характер распространения КСО и венчурной филантропии), и в государстве (в качестве основного источника социальных инициатив и программ государство пока видит себя).

Часть вторая Социальное предпринимательство в России

Глава 4. Возникновение социального предпринимательства в России

Поскольку социальное предпринимательство является феноменом развитой рыночной экономики и требует определенной эволюции бизнеса и общества, неудивительно, что первые обсуждения этой темы в России и первые социально-предпринимательские инициативы были обнаружены лишь в последние 5 лет. На это время приходится появление понятия «социальное предпринимательство» в дискуссиях, связанных с деятельностью НКО и малого бизнеса, нередко это происходило с подачи международных партнеров — представителей фондов и экспертного сообщества. Но и сегодня, когда это понятие перестало восприниматься как чужеродное, его популярность в России заметно ниже, чем, например, на Украине или в Польше, не говоря уже о странах Запада.

В этих двух странах выявлению и развитию начинаний в области социального предпринимательства активно способствовали международные донорские и консультативные организации. В то же время, если на Украине продвижение социального предпринимательства осуществляется скорее как негосударственная инициатива, то Польша в результате вступления в Евросоюз стала развивать систему государственной поддержки социальных предприятий на государственном уровне. Кроме того, на примере кейса Chleb?ycia Малгоржаты Хмелевской (см. главу 3), как и других социальных инициатив польских граждан и организаций, видно, что инициативы в области трудовых интеграционных предприятий и развития сельских сообществ в Польше весьма популярны. Например, Ashoka имеет 69 польских стипендиатов с 1993 г., когда стала отслеживаться деятельность социальных предпринимателей в Восточной Европе (для сравнения: это больше, чем число стипендиатов из Германии и Франции вместе взятых, и сопоставимо с общим числом стипендиатов остальных стран ЦВЕ, представленных в этой организации, таких как Чехия, Словакия, Венгрия, Латвия и Литва).

В отличие от Украины, Польши и других стран ЦВЕ в России в 2000-х годов работа международных НКО и консультантов, наоборот, постепенно сворачивалась. В конце концов функцию проводника идеи и практики социального предпринимательства взяла на себя российская частная организация — Фонд региональных социальных программ «Наше будущее» (фонд Вагита Алекперова), который был создан в конце 2007 г. Практически сразу с момента создания фонд приступил к проведению конкурсов социального предпринимательства в различных регионах России. В 2010 г. конкурс проводился уже в третий раз, а некоторые победители предыдущих раундов уже доказали свою результативность (одним из них является «Школа фермеров» — кейс, который будет рассмотрен в следующем разделе). Работа фонда преследует разные задачи. Это — и выявление действующих социальных предпринимателей и эффективных бизнес-моделей социальных предприятий, [47] и поддержка начинающих организаций и проектов, и популяризация идеи социального предпринимательства в различной среде. [48] К чести фонда, с самого начала для своей работы им была использована наиболее последовательная и теоретически выдержанная концепция социального предпринимательства, характерная для немногих наиболее продвинутых организаций поддержки социального предпринимательства на Западе, а также для научного дискурса. Эта концепция включала следующие функции социального предпринимательства:

• инновационность в подходах к решению социальных задач;

• нацеленность на заметные социальные улучшения в решении насущных, острых, общественно признанных социальных проблем;

• ориентация на экономическую эффективность (доходность на вложенный в проект капитал не может быть отрицательной — либо сразу, либо в обозримой перспективе);

• вписанность в систему рыночных отношений (если продукт проекта может потребляться всеми группами населения, то «социальность» бизнеса достигается не за счет снижения цен, а за счет льгот и дополнительных услуг отдельным целевым категориям населения/предприятий);

• отсутствие дублирования функций и первоочередных обязательств государства перед обществом;

• возможность в перспективе занять доминирующие позиции на избранном для деятельности рынке (либо за счет инновационности, либо за счет охвата);

• допустимость распространения и тиражируемости модели производства услуги. [49]

Создание фонда «Наше будущее» позволило выявить социально-предпринимательский опыт и дать ему имя, признанное в международной практике. В то же время знакомство с конкурсантами и наш пилотный проект показали, что социальное предпринимательство и сходная с ним деятельность существовали в России по крайней мере с начала 2000-х годов. Просто это были скромные по масштабам инициативы, кроме того, международная практика социального предпринимательства не была известна, поэтому реальные и потенциальные социальные предприниматели не идентифицировали себя с этим понятием. Поскольку собственно кейсы социального предпринимательства будут рассмотрены более подробно в следующем разделе, здесь хотелось бы уделить внимание примерам сходной с социальным предпринимательством практики, которая проявилась в 2000-е годы как первые пробы бизнеса социального назначения и которую можно считать первым этапом или предтечей развития социального предпринимательства в России.

В качестве первой организации в этом ряду стоит назвать Центр социального предпринимательства в Новосибирске, который создан и существует при Институте дополнительного образования Новосибирского государственного технического университета. По сути это первый пример институционализированной практики, которая с самого начала образования не только указала на свою связь с социальным предпринимательством, но и предложила механизм продвижения социального предпринимательства — посредством обучения заинтересованных студентов, имеющих инновационные идеи в социальной области, развитию собственного бизнеса, а затем — содействие в его продвижении. Центр был создан в 2003 г. в рамках международного проекта «Социальная работа: к лучшему управлению» (координатор и вдохновитель проекта профессор М. Кувшинова), финансированного международным донором Tempus TACIC, с активным использованием зарубежного опыта — партнерами проекта выступили три университета: из Великобритании, Германии и Италии. [50] Для продвижения проектов выпускников при Центре в 2005 г. был создан молодежный бизнес-инкубатор. На первых порах идею поддержала региональная администрация, однако она не была готова оказывать постоянную поддержку ни в форме кредитов, ни в форме их гаранта, что обеднило возможности сотрудничества с государством. Некоторое время Центр сам существовал как предприятие социально-предпринимательского типа. Кандидаты и их идеи проходили серьезный отбор, а платность обучения создавала необходимое для социального предпринимательства сочетание коммерческих и социальных задач. В то же время, поскольку проект был создан на грантовые средства, его устойчивость в качестве социального предприятия по окончании проекта оказалась поколеблена. Сегодня центр по характеру работы мало чем отличается от других подразделений государственной системы дополнительного профессионального образования, а тематика курсов определяется стандартными направлениями менеджмента бизнес-организаций и имеет мало общего с социальным предпринимательством. В то же время созданные в рамках проекта пособия, направленные на повышение эффективности работы некоммерческих организаций, в каком-то смысле позволили тиражировать накопленный ранее опыт [Кувшинова, 2005; Кувшинова, Попова, 2005; Социальные паспорта…, 2005; Кувшинова, Герц, 2005].

То, что исследованные в наших кейсах предприятия начали свою социально-предпринимательскую деятельность задолго до знакомства с термином, некоторые еще в середине 1990-х годов, показывает, что явление и понятие могут долго искать друг друга. В России существуют свои дополнительные обстоятельства, тормозящие распространение и правильную идентификацию социальных начинаний в негосударственной области. Часть из них связаны с трудностями развития НКО, а часть — малого бизнеса, поскольку бизнес социального назначения в России начинается с малых форм и часто не может преодолеть барьеров расширения масштаба. Именно поэтому сегодня, говоря об опыте социального предпринимательства в России, мы чаще имеем в виду относительно молодые предприятия либо стартапы, которые в силу барьеров роста (они социальным назначением только усиливаются) пока не могут перерасти в крупные.

В целом начальные формы деятельности, близкой к социальному предпринимательству, можно отыскать в организациях разных организационно-правовых форм — государственных учреждениях (например, при вузах, как в приведенном здесь случае ЦСП при НГТУ или рассматриваемом ниже кейсе АНО «Пролог»), в малом бизнесе (примеры кейсов «Школы фермеров» и Конного центра «Аврора» — также см. ниже), НКО и общественных организациях (см. ниже кейс музея народной игрушки «Забавушка», далее — «Музей игрушки»), а также в деятельности фондов поддержки социальных проектов и инициатив, создаваемых по инициативе бизнеса. Самым ярким примером последнего служит фонд «Наше будущее». В то же время в среде крупных российских компаний можно найти примеры благотворительных социальных проектов, содержащих отдельные элементы социального предпринимательства, прежде всего в части творческого замысла, хотя инициаторы не претендовали ни на этот термин, ни на соответствие его критериям. В качестве таких примеров можно привести некоторые благотворительные программы компании «РУСАЛ» и фонда г. Тольятти.

Программа «Сто классных проектов» «РУСАЛА», начатая в 2003 г. и получившая известность в середине 2000-х годов, объединила школьников 6 — 10 классов и учителей для решения социальных проблем — школ, сел, городов в регионах присутствия компании. Участие в конкурсе позволило школьникам и учителям в ряде случаев реализовать задуманные идеи, а также осваивать элементы проектной культуры, находить партнеров для своей деятельности. По условиям конкурса каждый проект должен быть ориентирован на решение социальных проблем, которые реально существуют в местном сообществе и на территории, где находится данная школа. Проекты, реализованные в рамках конкурсов, помогли ветеранам войны, пенсионерам, детям-сиротам, бездомным животным, инвалидам, помогли сохранить природу и культуру регионов.

Это — чисто благотворительные проекты, кроме того, идея краткосрочной помощи социальной направленности социальным предпринимательством не является. В то же время с социальным предпринимательством их роднит то, что, во-первых, в них принимают участие уязвимые в сегодняшней России социальные институты — средние общеобразовательные школы, школы-интернаты, детские дома, специальные коррекционные общеобразовательные учреждения. Хотя то, чем занимались участники проекта — это не вполне трудовая деятельность: проект напоминает идеи трудовой и социальной интеграции, реализуемые европейскими социальными предприятиями. Во-вторых, ведущая роль в проекте и его реализации принадлежит школьникам, тем самым проект постепенно превращается в средство серьезного погружения школьников в проблемы своего социального окружения и в школу социального проектирования, где подростки получают возможность самостоятельного участия в полном цикле социального проекта — от идеи посредством планирования к реализации. В результате проект выполняет функцию некоего социального инкубатора — целенаправленного развития в детях не только навыков проектирования, но и социальной ответственности. В-третьих, само вовлечение детей в серьезную социально значимую деятельность, которую можно оценить по практическим результатам, имеет новаторскую природу и могло бы участвовать в качественных изменениях — как в детской среде, так и в местном сообществе.

В сходном направлении и примерно в то же время начал работать молодежный банк (МБ) фонда г. Тольятти, который поддерживает ЗАО КБ «Лада-кредит». [51]

В 2004 г., когда он был создан, это было инновационное для России решение, опыт которого затем распространился на другие регионы, в том числе СНГ. Его идея, привезенная из Ирландии, состоит в проведении грантовых конкурсов по развитию местного сообщества, организованных силами молодежи для реализации проектов молодежи. Молодые люди сами принимают решение об управлении банком, о конкурсной политике, о привлечении дополнительных средств. С молодежным комитетом работает более опытный советник, который оказывает организационно-кураторскую поддержку. Новизна проекта состоит не только в молодежном фокусе проектов и молодости управляющих банка, но и в том, что через МБ молодые люди учатся помогать другим и местному сообществу, различать социальные проблемы и способы их решения, включаясь в ответственную работу Подобные программы активно развиваются во многих странах мира, но их специфика в России связана с небольшими масштабами и невысокой популярностью благотворительности в России, а значит, работая в банке, ребятам приходится преодолевать определенные барьеры в поиске партнеров.

Не стоит смешивать две эти инициативы с социальным предпринимательством как таковым, так же как не стоит считать социальное предпринимательство единственным достойным способом решения социальных проблем. Эти два примера приведены для того, чтобы показать, что даже в отсутствие идеи и образцов социального предпринимательства у российского бизнеса периодически возникало стремление придать социальному результату благотворительной деятельности самовоспроизводящуюся, демонстрирующую социальную эффективность форму, что приобрело в конце концов законченную форму позже в создании Фонда региональных социальных программ «Наше будущее». Несмотря на то что в социальных проектах «РУСАЛА» или фонда г. Тольятти эта «самовоспроизводимость» обеспечивалась не самоокупаемостью, а общественным участием детей и молодежи как будущих взрослых граждан на своих территориях, важным моментом, который сделал эти проекты популярными и инновационными, была попытка увязать детскую фантазию с реальными социальными проблемами, причем сделать детскую работу максимально серьезной и, насколько это применимо к детям, — ответственной.

Следует иметь в виду, что не всякая работа с детьми и молодежью сегодня удовлетворяет этим условиям. Бывает еще — имитация социальных проектов, которая, к сожалению, все чаще встречается там, где объявляются молодежные конкурсы или волонтерские программы. Распространение имитаций очень досадно, так как девальвирует идею социального проекта и социального предпринимательства, с которым часто путают социальные проекты. Отличительными признаками имитаций являются отсутствие заинтересованной вовлеченности участников, замена результативного дела пустым «функционированием», индифферентность организаторов и отсутствие контроля над социальным результатом. Те, кому приходится участвовать в экспертизе социальных проектов различных конкурсов, регулярно сталкиваются с тем, что среди массы поданных заявок значительное число относится к таким имитациям. Это вполне нормально, их отсев входит в одну из задач экспертизы. Досаду вызывает то, что социальные имитации нередко попадают и в число победителей.

Важность выявления и продвижения социального предпринимательства в России состоит в том числе в демонстрации положительных примеров того, как социальный проект может быть не только серьезным и социально полезным делом, но также устойчиво результативным. Это лучший способ предупреждения проектов-имитаций.

Если пытаться провести периодизацию, можно сказать, что сегодня в России мы переживаем второй этап начальной стадии развития социального предпринимательства — переход от разрозненных, иногда ограниченных во времени социальных инициатив, не всегда идентифицирующих себя с социальным предпринимательством и не всегда достаточно информированных о нем, к выработке общезначимого смысла социально-предпринимательской деятельности и ее популяризации в России. Начало работы специализированного фонда, предназначенного для продвижения социального предпринимательства, и ознаменовало собой переход от первого этапа ко второму.

Представляя социальное предпринимательство как новое явление эпохи рынка, нельзя отмежеваться от опыта, сходного по целому ряду черт с социальным предпринимательством, но обычно непредпринимательского по характеру (если вспомнить шумпетерианскую трактовку) и существующего с советских времен — это деятельность производственных предприятий общественных организаций инвалидов. В 1990-е и 2000-е годы появились новые организации инвалидов, которые решают задачи защиты их прав, улучшения социальной и трудовой жизни по самым разным направлениям, включая профессиональное обучение и содействие в трудоустройстве. В то же время их подавляющее большинство существует в рамках некоммерческого сектора на условиях благотворительности, а не заработанного дохода, тогда как бывшие советские предприятия, несмотря на то что в рыночных условиях переживают не лучшие времена, а часть — обанкротилась, являются самоокупаемыми и производят продукцию для продажи на открытом рынке, хотя и пользуются определенными государством льготами. Эти предприятия больше всего похожи на европейскую модель трудовых интеграционных социальных предприятий.

С первого опыта экспертизы конкурсов социального предпринимательства фонда «Наше будущее» стало ясно, что организации инвалидов в России наиболее подготовлены к деятельности в качестве социальных предпринимателей в смысле сочетания социальной и экономической целей и поиска для этого устойчивой самоокупаемой основы. Это объяснимо. Они более сплоченны и нередко отделены от остального мира общей бедой, что делает социальную цель более устойчивой, а поиск экономических механизмов ее реализации более настойчивым. Кроме того, высокая сплоченность формирует социальные сети, которые служат одновременно и источником человеческих ресурсов организации, и ее потребительской «нишей». Пожалуй, главная проблема организаций инвалидов — не слабость экономического или социального компонента социальных предприятий, а их замкнутость на себе. Для расширения влияния, предпринимательских возможностей и повышения эффективности работы они нуждаются во включении в более широкие рынки и профессиональные сообщества, не ограниченные средой инвалидов. Это позволило бы иметь более широкий круг ресурсов инноваций и обмена опытом. В свою очередь, возможность такого развития предполагает встречные шаги со стороны государства и общества, которые, несомненно, рано или поздно произойдут, и связаны с преодолением социальной исключенности инвалидов, в которой важную роль может играть государство и профессиональные сообщества. Например, университеты могут улучшить техническую инфраструктуру для передвижения и посещения занятий людей с особыми потребностями, а государство — создать дополнительные стимулы предприятиям, использующим труд инвалидов.

Еще одна форма организаций, существующая с советского и даже досоветского времени, находящаяся на стыке общественного и частного секторов и предлагающая «смешанные» блага, — кооперативы. Мы уже говорили, какое внимание развитию кооперативного движения и его потенциала в решении социальных проблем уделяют европейские страны. В России эта тема нуждается в специальном исследовании, которое осталось за рамками настоящей работы. Известно, что в России нет такой богатой истории кооперативного движения, которая существует в Европе. В то же время деятельность кредитных кооперативов уже дала немало положительных результатов для становлении в России институтов микрофинансирования (см. главу 8), что может свидетельствовать о перспективности развития социальных кооперативов в определенных сферах деятельности в России при наличии сбалансированной политики государства.

Прежде чем перейти к описанию четырех исследованных нами российских кейсов, хотелось бы напомнить специфику ситуации, в которой не только проводилось исследование, но и, что более важно, находились наши герои. Во-первых, перед ними и перед исследователями стояла определенная терминологическая проблема. «Социальное предпринимательство», хотя и стало вызывать все большее любопытство у российской аудитории, пока не приобрело характер общезначимого понятия. В России все еще нет укорененного термина, который обозначал бы самоокупаемую деятельность, направленную на решение социальных проблем тех или иных групп населения, ни в повседневной речи, ни, тем более, в правовом поле. Поэтому одной из важных задач исследования стал поиск и выявление среди разнообразных предприятий — организаций собственно социального предпринимательства, отвечающих его основным критериям.

Во-вторых, и это вытекает из предыдущего, перед самими социальными предпринимателями стояла проблема самоопределения. Это уже проблема не того, как назвать свое дело, а как сформулировать цели предприятия. Проблема в том, что люди, которые пытаются что-либо сделать в области решения социальных проблем с использованием бизнес-средств, пока лишены общественно признанных образцов, позволяющих им соотнести себя с чьим-то положительным опытом или определенной бизнес-моделью. Выбирая образец организации для самоопределения, они могут лишь выбрать организационно-правовую форму — работать как НКО, малый бизнес или как структура государственного учреждения. Но это чисто формальное разграничение, которое само по себе ничего не говорит о принадлежности к социальному предпринимательству Неслучайно опыт двух из четырех рассмотренных ниже кейсов демонстрирует два противоположных пути — от работы в госучреждении к независимому предприятию и наоборот.

В-третьих, социальное предпринимательство на Западе, будучи своего рода творческим отрицанием и стандартного бизнеса, и стандартной деятельности некоммерческих организаций, опирается, тем не менее, на сформированные в этих секторах разветвленные сети. В результате получаются уникальные модели комбинации — ресурсов, коммуникации, информации, различных форм кооперации и обмена услугами. Таким образом новый тип предприятий использует и преобразует уже существующие. В российских условиях при недостаточном развитии малого и среднего бизнеса, с одной стороны, и некоммерческого сектора — с другой, этот ресурс поддержки крайне ограничен, что ставит перед российскими социальными предпринимателями дополнительные барьеры и влияет на выбор бизнес-модели.

В-четвертых, учитывая сравнительно короткие сроки существования капиталистического рынка и, тем более социального предпринимательства в России, проекты, которые мы исследовали, хотя и прошли с разной степенью успешности стадию стартапа, остаются еще достаточно уязвимыми в финансовом отношении и в смысле развития клиентской базы. Это значит, что они все еще находятся в поиске более эффективной бизнес-модели — либо для преодоления возникших трудностей, либо для нового этапа развития. Это следует иметь в виду, в особенности при попытке сравнения кейсов второй и пятой главы. В связи с допущением существования в России значительного числа предприятий с нереализованным социально-предпринимательским потенциалом, в своем исследовании мы видели необходимость более детального рассмотрения и более глубокого понимания трудностей развития социальных предприятий в России. Отсюда — включение в круг кейсов как предприятий, уже доказавших успешность своей бизнес-модели («Школа фермеров», «Музей игрушки»), так и находящихся в процессе ее поиска (Конный центр «Аврора») и даже временно отступивших от нее (АНО «Пролог»).

При исследовании социального предпринимательства в России перед нами стояла своего рода дилемма. Первый путь — искать в России то, что соответствует наиболее последовательным определениям социального предпринимательства, которые мы принимаем как эксперты. Но это потенциально сужает возможности поиска и может привести к расхождению «теории» и «практики». Второй путь — искать примеры, которые существуют и развиваются в определенных странах, с учетом различий заокеанской и европейской модели. Это предполагает более размытые критерии поиска и может привести к тому, что в итоговый список попадут слишком разные предприятия «гибридного» спектра, имеющие различную организационную и социальную природу. Третий путь — искать в России устойчивую модель решения социальных проблем предпринимательскими средствами, используя коммерческую и некоммерческую составляющие, при поддержке либо в отсутствии поддержки государства, с разным уровнем организационной независимости.

Несмотря на то что в собственных исследованиях мы приняли сравнительно жесткое определение социального предпринимательства, тяготея поначалу к первому варианту, мы понимали, что попытка подгонять российский опыт под заранее заданную схему может лишить исследование практической значимости. Учитывая особенности институтов российского рынка, трудности самоидентификации потенциальных социальных предпринимателей и раннюю стадию социального предпринимательства, мы рисковали получить ответ, что в России нет предприятий, удовлетворяющих заданному списку условий. Поэтому мы взяли за основу сравнительно жесткое определение социального предпринимательства, которое использовалось и при отборе международных кейсов (в частности, новаторство в комбинации ресурсов, самоокупаемость, обеспечиваемая преимущественно за счет продажи товаров и услуг, а не донорских ресурсов), допустив при этом возможность небольших отклонений по одному из критериев. В частности, мы допускали неустойчивость финансовых результатов во времени, возможность частичной организационной зависимости от государства в процессе становления, чередование успехов и отступлений в динамике развития социальных предприятий. В силу указанных допущений, а также того, что это первое исследование социального предпринимательства в России, мы определили проект как пилотный и назвали его «Модели социального предпринимательства в России», имея в виду включение в исследование предприятий различного типа — по крайней мере по формальным признакам, таким как отрасль, организационно-правовая форма, социальные группы клиентов.

Принимая основные положения и уточнения, которые делают в дискуссиях о социальном предпринимательстве такие исследователи, как американка Ким Алтер и испанка Джоанна Мэйр [Alter, 2007; Mair, Schoen, 2005], чьи работы оказали наибольшее влияние на формирование нашей методологии исследования, для первого пилотного эмпирического исследования в России мы выбрали относительно короткий и по возможности ясный список критериев социального предпринимательства, на основании которого было бы сравнительно легко выявлять социальные предприятия и отмечать их слабые и сильные стороны:

• преобладание социальной цели над получением экономического эффекта от деятельности;

• решение (ослабление остроты) реально существующей социальной проблемы, на которое направлена деятельность организации;

• самоокупаемость и финансовая устойчивость организации обеспечивается преимущественно продажей товаров или услуг (а не получением грантов либо иной формой помощи внешних благотворителей);

• наличие инновации в достижении результатов деятельности (социальная или экономическая инновация, инновационная комбинация социальных, материальных, финансовых ресурсов и проч.).

По итогам исследования мы можем сказать, что более или менее надежно отнести к категории социального предпринимательства оказалось возможно семь из десяти обследованных кейсов (при этом один приостановил свою деятельность в качестве социального предприятия, сохранив инновационную методологию и социальный фокус в рамках работы внутри государственного учреждения образования, см. следующий раздел). Общую информацию об исследованных кейсах можно найти в приложении. В то же время из трех оставшихся один кейс — кредитный кооператив — можно считать социальным предприятием по европейским критериям. Среди используемых нами критериев социального предпринимательства в нем недостаточно просматривается инновационность и ориентация на социальное преобразование. Еще один из трех — медсестринская служба (ОООИ-БРС) — для отнесения к категории СП нуждается в повторном обследовании (в связи с ранней стадией развития самоокупаемых услуг на момент обследования). Последний из кейсов (см. приложение) — государственный региональный фонд поддержки малого предпринимательства — уже на уровне гипотез вызывал сомнение как потенциальное социальное предприятие. Но с учетом особой роли государства в России мы считали важным рассмотреть положительный опыт также и государственного фонда, чтобы иметь возможность делать выводы на основе исследования опыта предприятий всех основных организационно-правовых форм.

Вынесение для более детального описания и анализа социального предпринимательства только четырех кейсов связано исключительно с ограничениями размера главы и нашим желанием ознакомить читателя с подробностями жизни исследованных предприятий. При этом мы сознательно отказались здесь от выбора по принципу наибольшей успешности (в частности, описав деятельность АНО «Пролог», руководители которой отказались на сегодня от самоокупаемой деятельности). Мы посчитали, что подробности процесса преодоления либо непреодоления барьеров в борьбе социального предприятия за организационную независимость и самостоятельный профессиональный статус могут подчас дать больше для понимания особенностей развития социального предпринимательства, чем опыт успеха. Кроме того, в этих четырех кейсах мы хотели представить отраслевое разнообразие реальных и потенциальных организаций социального предпринимательства.

Глава 5. Четыре истории социальных предприятий

Конный центр «Аврора»

Организация специализируется на оказании услуг по иппотерапии и развитию конного спорта для инвалидов. Предприятие создано в Сыктывкаре в 2003 г. на базе домашнего хозяйства руководителя. Руководитель центра — Наталья Денисова, выпускница Московской академии физкультуры и спорта, специализация — тренер-преподаватель конно-спортивной школы, 33 года, зарегистрирована как индивидуальный предприниматель. Социальные услуги для инвалидов оказываются бесплатно либо на скромных условиях обмена услугами с детским интернатом и домом ребенка. Источником самоокупаемости предприятия служит продажа животных (наибольшая статья доходов), а также прокат лошадей и пони для катания здоровых детей и занятий здоровых спортсменов-конников и любителей (преимущественно в летнее время).

Иппотерапия (от греч. hippo — лошадь) — лечение с помощью лошади, при котором с больными занимается иппотерапевт или специально обученный инструктор по лечебной верховой езде.

«Как известно, идущая лошадь передает всаднику более ста разнообразных движений. Преимущество иппотерапии заключается в возможности многократного повторения всех этих движений, при этом удается избежать монотонности, как при занятиях на тренажере — лошадь не может надоесть. Повторяющиеся колебательные движения тела носят диагональный характер, в виде чередующихся растягивания, сжимания, вращения отдельных частей тела. Разнонаправленные действия всадника, выполняемые на лошади, помогают ему осознать движение, научиться регулировать мышечный тонус и приобрести необходимые двигательные навыки. Выполнение упражнений, направленных на выпрямление туловища, позволяет осуществить коррекцию равновесия и двигательной активности в соответствии с физиологическим развитием» (врач-невропатолог А. Крапивкин о возможностях иппотерапии в реабилитации больных детским церебральным параличом).

Иппотерапия имеет широкий диапазон применения во всем мире — при лечении и профилактике сколиоза, неврозов, остеохондроза, при психических недугах, заболеваниях центральной и периферической нервной системы (по материалам Московского конноспортивного клуба инвалидов).

Организация провела собственными силами и средствами два соревнования по конному спорту среди инвалидов (с нарушением опорно-двигательного аппарата и нарушением интеллекта). В первом соревновании приняло участие 6 человек, во втором — 17 человек. Кроме того, за счет предприятия были организованы две поездки на соревнования инвалидов в г. Москву. Результат выступлений: четыре 2-х и два 3-х места. В первенстве России по конному спорту 2008 г. в г. Костроме руководитель предприятия завоевала первое место в конкуре.

Конный спорт и разведение лошадей — это не столько область профессиональной деятельности, сколько любимое дело Натальи, которым она занимается с детства. Увлечение конным спортом было продолжением безграничной любви к лошадям, без которых она «своей жизни не представляет».

Я стараюсь им (лошадям) дать все, что могу. Они у меня здоровые, не худые, на хорошем снаряжении ездят. Им столько всего надо, что на них не заработаешь.

(Руководитель предприятия)

Первоначально разведение лошадей в своем домашнем хозяйстве расценивалось как хобби. Со временем стало очевидно, что такое увлечение требует значительных материальных затрат, непосильных семейному бюджету. В результате возникла идея оказания услуг населению, которая требовала формального статуса индивидуального предпринимателя (ИП). В число услуг входят: катание детей на лошадях (в праздники и в выходные), прокат лошадей организациям и частным лицам, занятия по конному спорту с частными лицами. Организация задумывалась как совместный с мужем семейный бизнес, но вскоре муж попал в аварию. Медицина вернула его к жизни, но часть нервных клеток не восстановилась, он стал инвалидом и теперь способен выполнять только простую физическую работу по уходу за лошадьми. Для Натальи это был большой удар.

Другими событиями, изменившими первоначально коммерческий план развития ИП и превратившими хозяйство Натальи в социальное предприятие, стала популярность общения с лошадьми в среде инвалидов. Они стали основными клиентами центра, услуги которым оказываются бесплатно.

Позвонили из Молодежного центра Сыктывкара, где есть Клуб молодых инвалидов, спросили, можно ли привести ребят на экскурсию, покатать. Я согласилась, все им показала и сказала: «Пожалуйста, приходите в любое время, занимайтесь на лошадях». Вот так у меня появился инвалидный конный спорт. Потом были и другие организации.


(Руководитель предприятия)

Фактически первые занятия по иппотерапии Наталье пришлось проводить с детьми-инвалидами в 2002 г., когда она работала в специализированном доме ребенка, еще до создания собственного Конного центра. При этом использовались знания, полученные от коллеги по конному спорту — тренера-иппотерапевта из Москвы.

Я удивилась, что такая несложная реабилитационная программа, но в то же время такая результативная (…). Меня удивило, что у нас в городе ее нет. Мне так захотелось, чтобы она была! У нас инвалидов ведь немало.


(Руководитель предприятия)

В 2004 г. Наталья дополнительно прошла курсы по иппотерапии в Москве. Кроме того, с этого времени она оказывает тренерские услуги. В частности, проводит занятия с воспитанниками детского дома-школы № 1 им. Католикова. Это дети 12–15 лет. В детский дом попадают как дети-сироты, так и дети, чьи родители лишены родительских прав.

Число клиентов, которые пользуются разными услугами, предоставляемыми предпринимателем, ограничивается пропускной способностью центра. На сегодня число людей с ограниченными возможностями, получающих услуги иппотерапии на бесплатной основе, составляет от 30 до 50 человек. Это — как дети, так и взрослые. Желающих настолько много, что предприятие не в силах оказать помощь всем нуждающимся. Происходит отбор наиболее «сильных» больных, на которых иппотерапия может оказать более эффективное воздействие и которые смогут участвовать в соревнованиях по конному спорту, но подобный отбор осуществляется самими детскими учреждениями. Кроме того, обращаются отдельные лица, нуждающиеся в продолжении начатого лечения (после санаторного лечения) и проч. То, что Наталья легко откликается на чужие просьбы о помощи, мы наблюдали в ходе опроса. В период наших посещений она не только оказывала бесплатные услуги по иппотерапии, но и временно приютила сбежавшего из приемной семьи детдомовского мальчика («трудный подросток»), не нашедшего там тепла и понимания, а также женщину, попавшую в трудную жизненную ситуацию.

Мы не отказываем вообще никаким организациям, где есть люди с ограниченными возможностями. Я знаю, как это полезно. У меня язык не поворачивается сказать «нет» людям, у которых нет денег, но им это надо.


(Руководитель предприятия)

Но если руководитель отказалась от идеи оказания платных услуг для уязвимых категорий населения, сами они подчас видят в конном спорте источник дохода.

Медаль на зуб не положишь и из грамоты шубу не сошьешь. Будь у нас пенсии тысяч по 15, тогда и призовые не нужны, могли бы скидываться. А это единственная возможность как-то поддержать себя, именно призовые. А что толку от этих медалей?! Именно призовые.


(Из интервью с клиентом-инвалидом)

В СМИ освещали социальную деятельность предприятия неоднократно. Первый телерепортаж был с явной негативной окраской: говорили о нехватке производственных площадей, отсутствии хороших бытовых условий для клиентов. После того как инвалиды выступили в защиту предпринимателя, появились положительные репортажи, стали чаще указывать на социальную значимость, эффективность реабилитации детей-инвалидов. Но подобная реклама имеет оборотную сторону — у предпринимателя ширится число бесплатных, а не платных клиентов, число которых превышает возможности организации.

Кто только не дает интервью: «Мы помогаем инвалидам». В чем эта помощь!? Мне вот хочется у таких спросить: в чем эта помощь? Чаще всего выясняется, что вся помощь — это в конфетках, шоколадках, погладить по головке, вроде как бедные-несчастные. А это, наоборот, — губительно. Для инвалидов это губительно! Нельзя человека жалеть вообще: ни здорового, ни больного. Надо понимать его.


(Из интервью с клиентом-инвалидом)

Материальная база конного центра расположена на личном приусадебном хозяйстве в 18 соток земли. В небольшом деревянном доме с двумя комнатами и конюшней располагаются сегодня волонтеры и клиенты-инвалиды.

За время существования конного центра в хозяйстве увеличилось поголовье животных (13 лошадей, [52] 7 пони, один верблюд и даже осел, в хозяйстве также имеются козы и овцы, разводятся породистые собаки). Движущим фактором при этом являются не столько предпринимательские цели, сколько обеспечение увеличения клиентской базы (организаций и учреждений, частных лиц), нуждающихся в ее услугах, прежде всего людей с ограниченными возможностями.

Развитие платного бизнеса связывается руководителем со строительством крытого манежа, где будет возможность предоставлять не только бесплатные услуги для людей с ограниченными возможностями, но и коммерческие услуги на высоком уровне обслуживания, с наличием зон отдыха после занятий. Сейчас из-за отсутствия специального помещения для занятий и вынужденного совмещения места проживания с местом предоставления услуг, привлечение платежеспособных клиентов ограничено летним периодом с выездом к клиентам (прокат лошадей во время праздников, на базах отдыха). Недостаток платежеспособных клиентов ограничивает и возможности организации отвечать потребностям инвалидов.

Один из потребителей услуг, руководитель детского дома, отмечает высокий профессиональный уровень тренерской и воспитательной работы предприятия, но в то же время признает, что при наличии денег обратился бы к конкурентам (республиканская конно-спортивная школа с. Выльгорт в 7 км от города, где есть крытый манеж и оказываются платные услуги [53]), ссылаясь на недостаток условий для тренировок и отдыха.

Очень бедненько… Хотелось бы видеть другие кареты… Хотелось бы видеть их в красивой униформе… нет условий, негде попить чаю, негде переодеться. Холодно. Но никто из детей не уходит. Все возле нее. Все там.


(Из интервью с заместителем директора детского дома, потребителя услуг)

Я считаю, что это нормально, когда люди идут туда, где лучше. Там (у конкурентов) лучше амуниция, там лучшие условия для занятий, есть раздевалка, теплый душ, туалет.


(Из интервью с руководителем)

Попытки найти поддержку для строительства манежа у известных крупных компаний, присутствующих в регионе, заканчивались вежливым отказом. Был у нее и опыт участия в грантовом конкурсе для получения средств на эти цели.

На грант отправляла документы. Но опять же я не смогла собрать все документы, справки толком. Я очень «плаваю» в этих вопросах. Они прислали ответ, что проект хороший, но неправильно что-то оформлено. И, короче, все.


(Руководитель предприятия)

Большой подробный план манежа висит на стене в комнате руководителя рядом с фотографиями лошадей и наградами на соревнованиях. Возможно, Наталье недостает настойчивости в обращении к инвесторам. Лейтмотивом интервью звучит, что ее деятельность (разведение лошадей и помощь инвалидам), а значит, и все трудности, с которыми она сталкивается, — результат ее осознанного выбора и ответственности. Кроме того, ей «стыдно обращаться за помощью». В конце концов Наталье согласились оказать спонсорскую помощь два человека, но поскольку это — частная благотворительность, ей неудобно их торопить и расспрашивать об условиях, тем более, что не решен вопрос с арендой земли под строительство.

Едва ли не единственное государственное учреждение, с которым у Конного центра сложились возмездные отношения на рыночных условиях, — это санаторий, который оплачивает прокат лошадей в летний период. Отношения с детским домом, домом ребенка, другими социальными учреждениями носят возмездный характер лишь по форме, по сути это — неэквивалентный обмен. По признанию самих сотрудников детского дома, их помощь «мизерна» — сено для лошадей, картофель и другие овощи, старые вещи для ухода за животными, тогда как занятия с их воспитанниками руководитель предприятия проводит регулярно на протяжении нескольких лет. Специальный дом ребенка, не имея возможности оплачивать частные услуги тренера-иппотерапевта, принял Наталью на работу в качестве сотрудника с зарплатой 3500 руб., взамен 2–3 раза в неделю она проводит занятия с больными детьми. Но и от этих денег она готова отказаться, если это окажется поводом для конфликтов.

Человеческие ресурсы организации состоят из двух работников — членов семьи (Наталья и ее муж) и волонтеров — всего 5 человек. Среди волонтеров есть постоянный сотрудник, инвалид, который оказывает разностороннюю помощь, включая внешние контакты, работу на компьютере, советы и моральную поддержку. Взамен он получает доступ к занятиям конным спортом. Остальной состав волонтеров неустойчив. Ветеринарные услуги обычно оказывает кто-то из студентов ветеринарного техникума, другие студенты занимаются уходом за лошадьми, организацией поездок на конные соревнования. Все эти люди объединены любовью к лошадям, бережным к ним отношением, искренним желанием помочь социальному предпринимателю. Предприятие нуждается в специалистах, в частности нужен опытный конюх, которого частично заменяет муж Натальи, но этого недостаточно. Барьером для привлечения специалистов является дефицит денежных средств, предприятие не может платить сотрудникам даже небольшую зарплату.

Наталья проявляет целеустремленность в повышении квалификации — до академии был сельскохозяйственный техникум, затем курсы по иппотерапии, тренерские курсы (Санкт-Петербург, диплом международного образца). Сегодня есть потребность получить квалификацию «педагога-дефектолога».

У меня нет медицинского образования. Мне бы хотелось больше знать о проблемах тех детей, с которыми я работаю, об их особенностях. Как именно с каждым ребенком, с каждым диагнозом мне надо работать. Если я в это залезла, значит, я должна все об этом знать.


(Руководитель предприятия)

Кроме того, руководитель чувствует нехватку знаний в области менеджмента и предпринимательства. Основным барьером в повышении квалификации является недостаток денежных средств (учебу на упомянутых выше курсах оба раза оплачивала мама-пенсионерка), а также отсутствие на предприятии человека, которому можно было бы поручить управление на время своего обучения, что также отчасти упирается в нехватку средств.

Взаимодействие с государством имеет разнообразный, но бесплатный характер. Трижды в год, во время праздников, администрация города обращается к руководителю Конного центра за бесплатными услугами, это прежде всего — участие в праздниках, шествиях и публичных мероприятиях. Помимо этого по просьбе УВД Сыктывкара Наталья предоставляет лошадей и консультирует отряд конной милиции (новый опыт):

Наличие конной милиции в городе показывает уровень культуры общества, уровень его нравственности, что ли… Первые рейды показали, насколько люди уважают лошадь и человека на лошади.


(Из интервью с руководителем)

Представитель администрации характеризует предпринимателя как человека отзывчивого и ответственного.

Она добросовестная, у нее чистенькие лошади, у нее все ветсправки есть. Она за собой убирает, рабочие убирают навоз совочком. Вот она добросовестный предприниматель.


(Из интервью с чиновником)

Сама Наталья рассматривает отношение администрации как большую поддержку. Однако возмездность отношений просматривается с трудом. Одним из примеров поддержки является вмешательство администрации города в разрешение конфликтной ситуации предпринимателя с соседом по земельному участку. В свое время сосед активно жаловался на Конный центр, объясняя свои претензии якобы имеющимся несоответствием размера участка числу содержащихся животных, а санитарных условий — санитарным нормам. Конному центру грозили санкциями и даже закрытием. Вмешательство городской администрации позволило разрешить конфликт в пользу предпринимателя, чему предшествовали настойчивые обращения клиентов-инвалидов и самого предпринимателя.

Помощью как руководитель предприятия, так и чиновники, по сути, называют то, что в принципе входит в функции государственной власти — в частности, выдачу разрешения на предпринимательскую деятельность.

Помогаем тем, что даем разрешение на катание детей, людей в парках, скверах, на площадях…Я считаю, что должна быть грантовая поддержка [таких предпринимателей]. Или система государственного или муниципального заказа. Но муниципального не может быть, так как работа с инвалидами — это не полномочия муниципалитета, это государственная функция, по 133-му закону. Поэтому государственные органы, которые занимаются этим вопросом, могли бы разместить специальный заказ.

(Из интервью с чиновником)

Чиновники признают, что случай Конного центра — единственный в своем роде по социальной значимости и бескорыстию.

Пожалуй, он единственный, да. Это очень значимый случай. Среди предпринимателей, пожалуй, больше таких и нет — которые сами хотят работать, помогать. Приходят в основном за помощью с одной целью — заработать для себя. А здесь заработать и в то же время отдать.

(Из интервью с чиновником)

В каком-то смысле неформальность и бесплатность отношений с волонтерами и большинством клиентов оказывается в обсуждаемом случае барьером для получения организацией каких-либо льгот от государства. Возможно, это происходит от того, что Наталья не считает экономическое развитие предприятия своей основной задачей, хотя понимает его необходимость.

Я все мечтаю, чтобы у меня был человек, который бы сходил в администрацию, в другую инстанцию, какой-то вопрос уладил. А я бы занималась с лошадьми и детьми. Меня морально убивает то, что мне приходится ездить, обивать пороги вместо того, чтобы заниматься делом, которое я люблю и в котором я специалист.


(Руководитель предприятия)

С точки зрения руководителя Конного центра, любовь к лошадям и взаимодействие с ними способно расширить положительные качества человека. В этом и состоит основная задача организации.

Занимаясь с этими детьми, если смотреть глубоко, я же формирую социум, в котором будут расти мои дети, в котором я буду встречать свою старость. (…) Есть у нас такой мальчик — Паша, детдомовский, но его усыновили потом. Маленький звереныш, а к лошадям прикипел. И я очень буду рада, если этот ребенок не пойдет по кривой дорожке или кого-то не прибьет из-за какой-то дозы! Понимаете? Мы формируем, все мы, тот социум, в котором мы живем.


(Руководитель предприятия)

Музей народной игрушки для детей «Забавушка»

Предприятие существует в форме интерактивного музея народной игрушки для детей, где в игровой форме по разработанным методикам проводятся занятия педагогов-экскурсоводов с группами школьников. Весь открытый музейный фонд предназначен для детей и доступен детям. В процессе занятий дети знакомятся с традиционными игрушками народного промысла, учатся их распознавать, играют с ними и даже получают возможность раскрашивать заготовки по своему вкусу. Занятия проводятся в группах на платной основе, что покрывает издержки организации, существуют программы для разных возрастов и серии для повторного посещения.

Основные целевые группы — дети младшего школьного возраста и старших групп дошкольных образовательных учреждений, а также их родители, учителя школ, дошкольные воспитатели, студенты педагогических институтов и колледжей, потомственные мастера (25 человек) традиционной игрушки народных промыслов в разных регионах России.

Цели организации:

• познакомить современного ребенка с многообразием российской традиционной игрушки;

• попытаться вызвать у детей интерес к этой игрушке, показать современному ребенку, что такими игрушками можно играть не менее интересно и увлекательно, чем теми, которые обычно есть в доме;

• немного помочь потомственным мастерам поддержать промыслы (поскольку игрушками, которые демонстрируются детям, можно играть, они со временем портятся, затем закупаются новые, существуют постоянные отношения с мастерами и устойчивый оборот продукции).

Организация создана в 1998 г. как общество любителей народного искусства «Традиция». Руководит ею с самого начала существования Алексей Санкин, 52-х лет, выпускник Педагогического института по специальности «История», однако в школе работать не пришлось, так как со студенческих лет и до 1992 г. находился на комсомольской работе, в начале 1990-х годов работал в ЦК ВЛКСМ в отделе пропаганды и культуры. Затем был разнообразный опыт работы в новых рыночных условиях — в регионах, вначале по распространению западной благотворительной помощи, затем серия попыток организовать собственный бизнес. Дефолт 1998 г. окончательно показал Алексею, что это не его дело. К тому же незадолго до этого у него погиб отец, после которого осталась большая коллекция игрушек традиционных народных промыслов, которые тот собирал всю жизнь. Возник вопрос, что делать с коллекцией, и в этот момент оказалось, что он неплохо подготовлен для работы с ней. Во-первых, эти игрушки окружали его с детства (у отца было что посмотреть) и он многое знал о них, хотя никогда раньше об этом не задумывался. Во-вторых, во время работы в ЦК ВЛКСМ в отделе культуры ему также приходилось сталкиваться с мастерами, какие-то игрушки ему дарили, поэтому была и своя небольшая коллекция. В-третьих, комсомольский опыт, связи и близость к педагогической сфере помогли быстро представить и структурировать клиентскую сеть.

…Поскольку я работал все-таки в ЦК и занимался организационной работой, то для меня, сами понимаете, организовать райком комсомола и выставку — очень много вещей схожих. Если вы когда-то организовывали пленум райкома, то выставку уж всегда организуете.


(Из интервью с руководителем)

На первом этапе (в конце 1990-х годов) предприятие существовало в форме выставок и семинаров для детей, организованных на грантовые средства. Первая выставка коллекции прошла в московском Музее декоративно-прикладного искусства, имела большой успех, ее продлевали. Информация распространялась через районные департаменты образования и школы. Выставки проходили на спонсорские средства — фонда Сороса, ЮНИСЕФ, даже партии Жириновского, в конце 1990-х это было еще реально. Затем стало понятно, что деятельность может быть самоокупаемой, было арендовано помещение, и организация заработала на постоянной основе в нынешнем виде.

Основной социальной проблемой, на решение которой направлена деятельность организации, является умирание потомственных народных промыслов. Оно началось еще в советское время, а в рыночное продолжилось. Между тем, по мнению руководителя, за утратой идеологической цельности и общей цели, с переходом к рыночным преобразованиям, приходит понимание необходимости другого принципа единства — общей истории, общих истоков. В советское время это никому не было нужно.

На моей памяти четыре промысла, они умерли безвозвратно… А вот игрушка, она в коллекциях осталась. Возродить потом этот промысел — это практически невозможно… Когда уходит носитель вот этого всего, носитель традиции, с ним умирает и этот промысел… Чтобы не умерли промыслы… к ним нужно возбуждать интерес, чем, собственно, мы и занимаемся. Мы и закупаем у них игрушки, и мы их пропагандируем — вот наша основная функция.


(Из интервью с руководителем)

Это принципиальная позиция руководителя, чтобы в музее была игрушка только потомственных народных мастеров, а не художественная игрушка вообще. Историческая традиция складывается из множества факторов и создает особые формы гармонии и простоты.

Почему вот игрушка, она вся разная…, хотя сюжеты одинаковые? …Прежде всего от материала, какая глина. Глины же больше 300 сортов. Где-то глина хорошо тянется, там вот эти вытянутые филимоновские игрушки получаются, где-то глина не тянется вообще, там они приземистые такие. Потом зависит еще от того, в каком районе. Юг — краски более сочные делает, север — более тусклые…Много разных факторов. И, как вам сказать, иногда, когда этим начинают заниматься профессиональные художники, вообще получается уродство. Как это ни парадоксально. Профессиональный художник, он старается улучшить, он старается что-то привнести свое в эту фигурку… и получается хуже. Почему? Да по одной простой причине. Мастера, они же не вчера начали лепить эту игрушку. У этого мастера потомственного лепил отец эту игрушку, дед лепил, прадед, прапрадед, и Бог его знает, сколько там поколений, да? Все это как бы складывалось… Сколько было перепробовано различных [форм]…


(Из интервью с руководителем)

Хотя на сегодняшний день руководитель предпочитает себя позиционировать скорее как социальный предприниматель-одиночка, в ходе своего становления организация опиралась на множество организационных и социальных связей — комсомольских, педагогических, музейных, кроме того, контакты с традиционными мастерами не прерываются по сей день. Отказ руководителя от серьезной кооперации и партнерства в сегодняшних условиях связан как с негативным опытом сотрудничества в бизнес-среде в 1990-е годы, так и со стремлением к экономической независимости. Важность последней обосновывается сокращением донорских ресурсов в 2000-е годы. Кроме того, распространение информации о деятельности организации, необходимое в первое время в большом объеме, сегодня не требуется потому, что предприятие заняло свою нишу и известность в районе, и потому, что дальнейшее расширение деятельности пока маловероятно. Сегодня для связи с потенциальными клиентами используется, по выражению руководителя, «сарафанное радио».

Мы находимся сейчас в застывшем состоянии. Как бы потенциал есть, причем потенциал достаточно большой. Мы работаем 11-й год уже.

По словам руководителя, у них в запасе достаточное число новых программ занятий по новым и продолжающимся курсам для разных возрастных групп детей. В то же время для расширения не хватает материальных ресурсов, прежде всего на аренду помещения. [54] Но это невозможно с коммерческой арендной платой, это главный ограничитель роста.

Органы власти должны быть заинтересованы в таком предприятии, как мое, но они не выполняют даже то, что положено. По постановлению Правительства Москвы общественная организация, занимающаяся детьми, работающая в сфере культуры и спорта, имеет право на аренду помещения от города по ставке 900 рублей кв. метр [в год — А.М.]. А мы сейчас платим 180 тысяч в месяц.

Государство ссылается на то, что помещений нет, и предлагает найти помещение самим, но арендодателям не нужны льготники.

У нас лежит проект на дом народной игрушки, под этот проект нужно 800 кв. метров, а у нас здесь 382. Комплекс из себя будет представлять несколько экспозиций, в том числе сменные, где действующих мастеров можно было бы сюда вытягивать и делать галерею и выставку-продажу их работ. Где сейчас народные игрушки можно купить? Негде их купить. Кафешка нужна… Библиотечка небольшая нужна, литературу постоянно мамаши спрашивают. Демонстрационная мастерская нужна. Ребенок должен видеть, как это делается.

(Из интервью с руководителем)

Сейчас надумали проект в Питере. Попросили, подали, уже третий раз подаем на президентский грант. Третий раз отказ. Ничем не мотивируют. Ничего не объясняют…

Кроме того, руководитель уверен, что при расширении можно было бы уменьшить цену на билет, организация за счет вала только выиграла бы.

Рынок аналогичных услуг в стране постепенно развивается. Однако у предприятия своя рыночная ниша: во-первых, в районе это один из немногих досуговых культурных центров для детей, во-вторых, в городе чисто интерактивных музеев для детей нет, хотя элементы «музейной педагогики» используются все чаще.

Он [рынок] неустойчивый. Вот волна интереса пошла, и он стал возрастать. Таких организаций, которые примерно тем же занимаются, их стало много — есть досуговые центры, центры творчества, культуры, ну вот по Москве, в регионах, в школах что-то появляется.

Но у данной организации свой профиль.

Потому что мы единственный музей, который на данный момент занимается вот так широко с детьми именно на основе этого материала — народного искусства, поэтому без ложной скромности можно сказать, что мы очень успешны в этом деле… Мы лучше тем, что мы ближе, так сказать, к потребителю, такая интерактивность, она, конечно, в государственных музеях отсутствует, в силу того, что они хранят коллекции, а мы не храним, а используем ее для широкого применения.

(Из интервью с сотрудником)

Кроме того, организация на особом счету в районе.

Для района мы очень нужны, потому что район удаленный, в центр Москвы детей трудно вывозить… Очень важно в отдаленных районах Москвы иметь вот такие центры. Они фактически — и культурный центр, и досуговый центр.

(Из интервью с сотрудником)

В качестве инноваций можно назвать авторские методики, которые применяются для ведения экскурсий.

Методика авторская, мы ее даже зарегистрировали. Но поскольку методики не регистрируют, мы ее зарегистрировали как сценарий.


(Из интервью с руководителем)

Если экономическая сторона деятельности организации — достаточно обособленный бизнес, то от профессиональных связей и обмена опытом с другими музеями организация не отказывается. За них чаще отвечает заместитель директора, искусствовед по профессии.

Мы работаем, очень даже тесно, бываем на конференциях, в музеях, которые работают с детьми, это и Третьяковка, и Кремль, и вот мы были в музее игрушки в Сергиевом Посаде…


(Из интервью с сотрудником)

По свидетельству сотрудника, организацию всегда приглашают на конференции и круглые столы, связанные с музейной педагогикой, и учитывают мнение как уникальной музейной организации. Однако признается, что сама организация пока не проявляла инициативы и не выступала с предложениями на таких площадках.

Социальные сети с заинтересованными коллегами на неформальном уровне задействованы, возможно, недостаточно. Об этом можно судить по тому, что эту деятельность активно поддерживает сотрудник-искусствовед, но не сам руководитель организации. На вопрос, поддерживает ли организация отношения с социальными и профессиональными сетями единомышленников, сотрудник-искусствовед ответила так:

Я лично — да! Потому что я вот люблю общаться с коллегами, с теми, кто занимается народным искусством, с коллекционерами, авторами книжек, сотрудниками из музеев, просто, ну как сказать, это моя сфера. Это, в общем, накопленные и возникающие как-то неожиданно, в силу мероприятий совместных, контакты. Я всегда слышу, слушаю, впитываю, приношу, записываю.

Руководитель признавался, что ценит эти черты сотрудника, но сам при ответе на тот же вопрос говорил лишь о сотрудничестве с мастерами игрушки в регионах. Можно предположить, что если на становление организации социальные связи и прежний опыт сотрудничества руководителя оказали существенное влияние, на этапе ее зрелости социально-профессиональные сети искусствоведов не рассматриваются руководителем как первостепенно важные. Складывается впечатление осторожности, если не настороженности руководителя. Возможно, это связано с необходимостью оберегать бизнес от вторжения, а также негативным опытом бизнес-партнерства в предыдущее десятилетие.

АНО «Пролог» — театральная педагогика.

Организация учреждена в 2000 г., сфера деятельности — детская театральная педагогика: режиссура детских театральных коллективов, преподавание предмета «Театр» для школьных учителей. Руководитель (до 2007 г.) — Александра Никитина, кандидат искусствоведения, театральный критик, 45 лет. Численность работников — 10 человек (основные и привлеченные), [55] численность клиентов — 15–40 человек ежегодно (слушатели курсов — школьные учителя). Основные задачи — профессионализация детской театральной режиссуры, предотвращение рисков психологических травм детей при организации школьных публичных мероприятий и спектаклей, развитие творческих способностей и социализация детей через создание школьных театральных постановок, применение элементов театрального действия при проведении уроков в школе.

Мне всегда трудно ответить на вопрос, когда все это началось, мне хочется начать из очень далекого далека… Начиналось это все в 1916 г., потому что в этом году был собран Первый всероссийский съезд деятелей театральной культуры и в его рядах была школьная секция. (…) Это точка перехода — с одной стороны, закрываются профессиональные театральные школы при императорских театрах, а с другой — в гимназических кругах это перестает быть детской деятельностью, а все отчетливее становится частью образовательного процесса, уже современного. (…) В Славяно-греко-латинской академии театр был прописан в уставе образовательного учреждения, в иезуитских школах тоже.


(Из интервью с руководителем)

Идея создания организации сложилась у руководителя из нескольких составляющих: 1) собственной детской увлеченности театром, участием в детских постановках; 2) глубокого изучения русской театрально-педагогической традиции в студенческие годы, соединившей игровые возможности театра с воспитанием личности, различавшей задачи детского и взрослого театра; эта традиция активно развивалась до и после революции, но со сталинской реформой школы после 1926 г. была постепенно утеряна; [56] 3) осознания вреда, который могут нанести детям некомпетентные педагоги (не знающие особенностей детской театральной педагогики) в процессе организации детских постановок в школе, вреда косвенного, в смысле неспособности раскрыть творческие ресурсы ребенка, и вреда прямого, связанного с частыми психологическими травмами, нанесенными ребенку при организации спектаклей и представлений (моральное давление, отчуждение по мотивам творческой непригодности и проч.).

Механизмом решения проблемы стала организация курсов для подготовки профессионалов в сфере театральной педагогики, с перспективой создания систематической базовой профессиональной подготовки педагогов по самостоятельной специальности: «Мы для себя называем ее „педагог — режиссер образовательного пространства“» (из интервью с руководителем). Первая методологичесая проверка замысла будущих курсов для педагогов дополнительного образования была проведена на базе Московского института повышения квалификации работников образования — МИПКРО (сейчас МИОО). Тогда, в конце 1990-х годов, был наработан методический и организационный опыт. Тогда же встреча с талантливым педагогом режиссуры, разделявшим ценности детской театральной педагогики и создавшим уникальную методику обучения СВ. Клубковым, завершила этап формирования команды профессионалов-единомышленников, а необходимость создания самостоятельной площадки для обучения, не связанной рамками государственного учреждения, подтолкнули к созданию независимой организации для обучения новой дисциплине. На основе этого были созданы двухгодичные платные курсы. В 2001–2006 гг. организация существовала как успешное предприятие социально-предпринимательского типа, ее слушатели — школьные учителя (включая организаторов школьных театральных коллективов) из различных регионов России.

В 2006 г. условия государственного регулирования учреждений образования были изменены, что привело к невозможности проведения обучения на прежних условиях. Во-первых, были резко увеличены нормативы оплаты труда преподавателей, а также отчисления с договора. Во-вторых, увеличилась плата за общежития для иногородних слушателей. В результате цена курсов должна была вырасти в несколько раз — это было неподъемным для слушателей-учителей, которые учились за свой счет. Тем самым деятельность АНО оказалась «замороженной» и направлена сегодня на поддержание благотворительных целей организации — проведение театральных фестивалей.

Мы оставили АНО как что-то якобы живущее, потому что, обучая наших студентов, мы обязательно должны делать фестивали как часть учебного процесса. Сделать фестиваль, будучи городской департаментской структурой, — это в принципе невозможно. Для того чтобы мы сделали фестиваль от государственного вуза, мы должны два года утверждать эти документы и все равно по этим документам мы не имеем права организовать такой фестиваль, какой мы хотим: а вот сегодня [нам скажут] он должен быть посвящен Гоголю, завтра — Дню космонавтики… Нам на него пришлют коллективы, которые ничего не умеют, но которым покровительствует город, потому что они машут флажками… они не дадут провести то, что по делу нужно. И тем более мы никогда не сможем обеспечить детей красивыми призами и подарками. Потому что там есть нормативы…

(Из интервью с руководителем)

Сегодня курсы проводятся при МИОО силами театрального сектора кафедры, который состоит из бывшего коллектива АНО. В них продолжается преподавание дисциплины на основе наработанных и развиваемых методик. Курсы являются бюджетными, бесплатными для слушателей, и организуются только для педагогов Москвы, что сильно ограничивает реализацию исходных целей организации. Проблема дисциплинарная заключается в приспособлении преподаваемого по формирующейся дисциплине курса к возможностям программных требований вуза и кафедры. Проблема организационная связана с тем, что бесплатное обучение москвичей оборачивается снижением мотивации учащихся.

Они ничего за это не платят, и это плохо… Их направляют на эти курсы. Они не имеют сформированного запроса, и они однородны, однообразны. Потому что когда приезжают люди совершенно из разных мест, это очень интенсивный обмен.


(Из интервью с руководителем)

К тому же, если люди живут в этом городе, для них часто актуальна возможность уйти с занятий, чтобы сделать какие-то срочные дела дома (тогда как преимущество курсов — их интенсивность, методика «глубокого погружения» слушателей на тренингах).

Самые творческие, креативные, думающие люди живут на периферии…Там беднее, но зато у них не так зашорены мозги постоянным неврозом…Иногородние легче и с большим удовольствием идут за новым. Может быть, потому что у них там есть что-то свое, в маленьких городах. И для них предложенное им новое является подарком. Они этот подарок с удовольствием готовы принять, развить и дальше передавать.


(Из интервью с сотрудником)

В годы предоставления платных образовательных услуг (2001–2006 гг.) деятельность организации была самоокупаемой. Однако прибыли она почти не приносила. Получаемые в качестве платы за обучение деньги направлялись на оплату труда преподавателей (основная часть) и небольшие организационные расходы. Остающиеся сверх этих потребностей деньги работники организации тратили на цели, связанные с развитием основной идеи — методики преподавания дисциплины.

В деятельности АНО в самый успешный период ее жизни оставался значительный элемент волонтерства в виде сверхнормативной работы сотрудников, использования всего свободного времени для работы на пользу и развитие организации, которая не компенсировалась заработной платой, участникам этого даже не требовалось. Кроме того, несмотря на коммерческий характер деятельности, экономическое существование организации все время опиралось на своеобразные «бартерные» отношения. Так, в оплату аренды помещений для занятий и проведения фестивалей, а также предоставления общежития слушателям, чаще всего засчитывались услуги, выполняемые организацией в интересах партнеров (арендодателей, вузов). Это — обучающие программы, мероприятия в школах (так называемые «галочные» мероприятия, необходимые для отчета школы, — праздники, фестивали и т. д.). Таким образом, «рынок» активно дополнялся отношениями взаимообмена и взаимопомощи, характерными для малобюджетных государственных учреждений сферы культуры и образования.

Целевая группа была очень хорошо известна организаторам предприятия — практически они были ее частью, поэтому систематических исследований рынка потенциальных клиентов не проводилось. По свидетельству руководителя, информационную поддержку заменяло «сарафанное радио», благодаря которому в основном набирались курсы. В то же время сегодня, несмотря на отход от коммерческой организации курсов, организаторы АНО осознают потребность в изучении спроса и интересов потенциальных потребителей. Способом зондажа стало создание клуба «Театр — дети — образование», организованного для проведения встреч людей, заинтересованных в развитии детского театра.

Клуб — это добровольное объединение московских педагогов и школьников, которых интересуют проблемы театрального искусства… Есть сумасшедшая школа, которая предоставила свое помещение… Через газеты «Учительская», «1 сентября»…, через службу московского Департамента образования — была дана информация о том, что если они хотят, то могут зарегистрироваться, прийти.

Организаторы рассматривают клуб в качестве возможной точки развития.

…Потому что нужна новая кровь. Потому что все те, кого мы знали давно, и кто хотел осознанно учиться у нас в Москве, они уже выучились. Для того чтобы появились новые люди, которые занимаются с детьми театром и хотят чему-то учиться, но еще не нашли такого места, им нужно широкое общественное место, где они могут узнать, познакомиться и понять, к кому идти.


(Из интервью с руководителем)

И в прошлом, и сегодня работники предприятия не видят конкурентов («На этом поле с конкуренцией… все смешно…» — руководитель), хотя есть организации и отдельные преподаватели, которые занимаются похожей деятельностью. Тем не менее все они испытывали практически те же трудности, что и АНО, и их деятельность либо была прекращена, либо на стадии закрытия. Свои преимущества организаторы АНО видят в том, что, во-первых, аудитория, на которую они нацелены, очень широкая (школьные педагоги), сам курс широк и разнообразен, нацелен на всестороннюю подготовку профессионалов в сфере детского театра. Таким образом, по мнению руководителя: «Скорее все те, кто должны быть нашими конкурентами, всегда были нашими друзьями и партнерами». Оборотной стороной этой ситуации, по мнению организаторов, является то, что рынок потребителей новой услуги не сформирован, а их платежеспособность низка.

Инновации в деятельности организации ее руководитель связывает с двумя важными моментами: организацией уникальных в содержательном и методическом плане курсов подготовки специалистов в сфере детского театра и характером организации, основанной на отношениях взаимопомощи и взаимоддержки со всеми партнерами.

Одна из главных наших инноваций — это разработка полного комплекса [преподавания профессии]. Все, что должен уметь руководитель детского театрального коллектива, мы даем в одной программе… А, наверное, самая главная инновация — это нельзя сказать в двух словах… все программы, все — по драматургии, по истории театра — все нанизаны на единый методический корень — это методика Сергея Вячеславовича Клубкова… Она основана на системе Станиславского, но это не только театральная, но и педагогическая система… …Со всеми нашими «помещениедавателями» мы были скорее в партнерских, чем в коммерческих отношениях. Они были нашими единомышленниками, у них были немножко свои в этом смысле интересы, но они тоже были не коммерческими, а социальными… И второе — то, что у нас с самого начала работала система «самовоспроизводства» педагогов. Мы с самого начала, когда начинали их учить, мы присматривались — вот этот останется в команде, он будет делать вот это, а этот будет делать это…


(Из интервью с руководителем)

Несмотря на то что созданный ранее на базе АНО профессиональный коллектив продолжает развивать свою дисциплину в рамках социальной педагогики в госучреждении, вынужденный отказ от реализации своего проекта как независимой и коммерчески самостоятельной организации воспринимается ими как поражение. Проблема в том, что продвигать комплексную междисциплинарную специальность («Театральная педагогика») при жестком разграничении государством театрального и педагогического образования и управляющих ведомств (театры — Министерство культуры, школы — Министерство образования, у каждого своя система дополнительного образования со своими стандартами) непросто, хождение по кабинетам пока результатов не принесло. Что касается преподавания театральной педагогики в рамках сложившегося status quo в педагогическом образовании, то оно связано с большим числом компромиссов в ущерб основной деятельности. На сегодня в системе дополнительного педагогического образования нет дисциплины «Театральная педагогика». Являясь продолжением русской театрально-педагогической традиции, аналогичная дисциплина «drama education» давно утвердилась и имеет самостоятельный профессиональный статус на Западе, тогда как в России почти неизвестна.

Если бы мы продержались [как самостоятельная учебная организация], мы бы потом подали документы на лицензирование, аттестацию, мы бы зарегистрировались сами как вуз. И уже став вузом, мы могли бы требовать открытия специальности. Но этого не произошло.

(Из интервью с руководителем)

Школа фермеров.

Предприятие занимается комплексом мероприятий по социализации, адаптации к самостоятельной жизни и обучению сирот фермерскому делу для последующего трудоустройства и жизни на земле. Как предприятие, предназначенное для решения этих задач, проект существует с 2003 г. на базе фермерского хозяйства индивидуального предпринимателя Вячеслава Горелова. Вячеславу 55 лет, он профессиональный биолог, окончил Пермский государственный педагогический институт. Предприятие является самоокупаемым за счет продажи сельскохозяйственной продукции, а также заключения договоров с детскими домами на организацию летнего трудового лагеря для старших воспитанников. Грантовые средства, которые время от времени привлекались руководителем, составляли в разные годы не более 5–8 % от общей суммы полученных средств и направлялись на социальные цели организации. Заем, полученный им как победителем конкурса 2009 г. от фонда «Наше будущее», был возвращен досрочно (через 9 месяцев вместо запланированных двух лет).

Цель проекта «Школа фермеров» — подготовка фермеров из числа безработной молодежи г. Перми и Пермского края, оказавшейся в сложной жизненной ситуации. Целевая группа — в первую очередь бывшие детдомовцы. Это связано, во-первых, с особой остротой проблемы получения ими жилья. Во-вторых, с идеей использования лагерей в качестве средства социально-профессиональной адаптации, через которые проходят ребята, чтобы потом осознанно начать агробизнес. А так как лагеря организуются для детей-сирот предвыпускного возраста, то и участниками «Школы фермера» оказываются именно бывшие сироты.

То есть учеба, жилье, бизнес — три позиции, которые, как говорится, — все под ключ.


(Из интервью с руководителем)

В 2008 г. в Пермском крае было зарегистрировано около 9 тыс. детей-сирот, нуждающихся в жилье, из них старше 18 лет — 3703 человека. Очередность сокращается в среднем на 200–300 человек в год.

Вопрос трудоустройства для этой категории очень сложен: по данным центра занятости г. Перми, из 36 обратившихся трудоустроены семь и направлены на обучение 12 детей-сирот. Причем из-за недостаточной профподготовки выпускники интернатных учреждений, как правило, попадают на низкооплачиваемую, малоквалифицированную работу. Кроме того, многие из них и сами не желают трудиться. Привыкнув получать постоянные материальные дотации от государства, они не ощущают потребности самостоятельно зарабатывать деньги. Они не готовы к взрослой жизни и относятся к выбору профессии халатно, не понимая, что на этом этапе все бесплатное заканчивается. Зачастую это приводит к негативным результатам: нередки случаи, когда они оставляют работу вскоре после начала трудовой деятельности. Некоторых из них приходится трудоустраивать по 2–3 раза в течение года.


(По данным краевой и городской службы занятости населения, а также пресс-службы краевой администрации, в изложении В. Горелова.)

Особая специфика и одновременно трудность работы предприятия связана с тем, что состав воспитанников, находящихся в тот или иной момент в хозяйстве, постоянно меняется, и это создает сложности в прогнозировании как сельхозработ, так и социальной результативности (реабилитация, обучение бизнесу). Во-первых, у них неустойчивый статус по объективным условиям (учеба, армия). Во-вторых, по мере прохождения профориентации и обучения меняется их число (происходит добровольный отсев), роли (ребята выбирают разные сферы деятельности в хозяйстве, а кто-то даже становится наставником новичков) и качественный состав (одновременно в хозяйстве присутствуют новички и ребята, прошедшие разные уровни подготовки, члены приемной семьи и участники летнего лагеря). В-третьих, по словам руководителя: «Им по 5 лет вычесть — мы разговариваем с 15-летними пацанами» [по причине задержки социализации, речь идет о 20-летних ребятах. — А.М.]. В-четвертых, они раньше не работали и просто не знают, что это такое.

Беседа с воспитанником — «клиентом услуг» (сегодня он учится в училище в Перми, чтобы затем вернуться в хозяйство) подтверждает основные социальные задачи проекта. Это — социально-бытовая адаптация:

И там ты вроде готовишься к своей жизни, готовишь, печку надо топить…», трудоустройство: «Это просто единственное место, где можно детдомовским заработать, по идее. Вот, всем стало нравиться, и мы ездили, работали…», социальная адаптация, отдых: «Это лучше, чем лагерь был простой… Там как бы и порядок простой, не такой, что в 10 часов дома и никуда не выходи… Игры, там все есть… там же футбольное поле, лодки, большое разнообразие там было…


(Из интервью с бывшим воспитанником)

Естественно, были прекрасные отзывы у нас от воспитателей детских домов… Он ведь из туризма пришел. То есть у него навыки, педагогический дар явно есть… Он понимает, что полностью исключать свободу у детей нельзя, но распускать их тоже нельзя, то есть какая-то должна быть мера.


(Из интервью с сотрудником ЦЗН [57] г. Перми)

Социализацией подростков из неблагополучных семей Вячеслав занимается с 1994 г. Проект «Школа фермеров» — последнее по времени из более чем 30 социальных проектов, реализованных им как в рамках индивидуального предпринимательства (зарегистрирован как ИП с 2000 г.), так и государственных и общественных организаций, членом и партнером которых он в разное время являлся. Все эти проекты были направлены на адаптацию, социализацию молодежи, профилактику правонарушений и вредных привычек, привитие трудовых навыков молодым людям из неблагоприятной среды, пропаганде здорового образа жизни. Руководитель организации признает неразрывную связь своей предыдущей деятельности и реализованных проектов со «Школой фермеров».

В 1980-е годы Вячеслав начал готовить спортсменов по спортивному ориентированию. На тренерском поприще ему удалось достичь больших успехов. Имея лишь 3-й разряд, он готовил кандидатов, мастеров спорта, в том числе победителей мировых первенств. Кроме тренерского таланта, за этим стоял немалый педагогический опыт. После института он преподавал в школе.

В 1980 г. я начал готовить спортсменов ориентирования, увлекся этим видом спорта… Грубо говоря, на 3-м этаже в туалете мы начали свои первые шаги и закончили школой олимпийского резерва. Юношеская сборная команда России — в шестерке — наших пятеро.

В 1994 г. по предложению председателя областного Комитета по делам молодежи Вячеслав организовал работу по профилактике правонарушений на базе возглавляемого им центра и спортшколы.

То есть мы, таким образом, охватывали еще и ребят, которые не будут чемпионами, но ребят, которые будут при спортивном центре… тогда у нас преступности вообще могло бы и не быть, по крайней мере подростковой.


(Из интервью с руководителем)

Реализация масштабных планов по развитию социального направления в рамках спортшколы в глазах ее руководства стала в какой-то момент перевешивать спортивные задачи и привела к разногласиям. Вячеслав уволился и начал независимую деятельность в том же направлении. В частности, он занялся организацией массовых сплавов для групп осужденной молодежи, трудных подростков, в рамках созданной им в 1994 г. общественной организации «Койва» (по названию одной из рек Пермского края). Для этого им был подготовлен проект «Туризм против преступности», поддержанный городской администрацией: «…на Койве организовали такие массовые сплавы для хулиганов, мы охватили в первый год до 1000 человек». В качестве инструкторов привлекались студенты вузов, в частности Пермского государственного университета, организовывались студотряды, обучение и сезонный заработок для студентов.

Позже Вячеслав вынужден был отойти от этого проекта по причине появления большого числа недобросовестных конкурентов, что дискредитировало идею проекта.

В 1997 г. был организован новый лагерь — «Ирень», он охватил более 2000 человек, для которых разрабатывались конные, велосипедные маршруты — всего около 70 маршрутов.

Хулиганов сплавили, потом хороших сплавили, и таким образом у нас получилось своеобразное предпринимательство социальное, социальное в том смысле, что мы возили почти бесплатно хулиганов, коммерческое — то, что мы возили группы, сейчас — семейный отдых. То есть сплавил семейную группу, потом группу из социально незащищенных слоев, вложив свои деньги даже, бывает, но чаще всего мы договаривались, что какая-то частичная оплата от районов поступала.


(Из интервью с руководителем)

В 1998 г. данный лагерь перешел в государственную собственность (до этого состоял на балансе обанкротившегося крупного предприятия). Это воодушевило Вячеслава: была разработана программа — от скамьи подсудимых до снятия с учета, были и первые успехи: «У нас по итогам 1998 г. прошли 380 человек. Из них 330 сняты с учета были». В качестве заместителя директора областного центра «Олимпиец» Вячеслав стал курировать деятельность туристического направления.

Заезжали 400 человек: 200 «плохих», 200 «хороших», инструкторам говорилось, что деньги есть, когда вокруг них дети, как только дети отошли — зарплаты может не быть, поэтому инструктора начали заводить костры, полеты на параплане, каждый метр квадратный базы обыгрывался, поднимались на воздушном шаре… расставались всегда со слезами…


(Из интервью с руководителем)

В походах поддерживалась и обустраивалась туристическая инфраструктура:

Вот здесь сочетание коммерческого и социального было налицо, может быть, тогда такого словосочетания «социальное предпринимательство» не было, но такая форма деятельности нарабатывалась, потому что можно было ведь не делать стоянки — пойти по чужим стоянкам.

Были высокие результаты, но были и примеры, когда коллеги по делу, руководители организаций не выполняли своих обязательств, когда он выполнял свои, и Вячеслав принял решение работать самостоятельно.

Тогда же, в 2000 г., он зарегистрировался как индивидуальный предприниматель, не имея, однако, достаточного стартового капитала. В это время в районе начал развертываться финский проект по развитию туризма в крае, в который он был приглашен в качестве эксперта по внутреннему туризму. Проект не был понят местной властью, и подготовительные работы свернули, но, уезжая, финские партнеры дали Вячеславу взаймы 2000 долл. на начало собственного дела. На них была построена избушка в с. Кривец, где и обосновалась теперь «Школа фермеров», но все начиналось с гостевого домика для приезжих рыбаков.

И с этой избушки началась моя другая деятельность, я в неделю уже получал 1400 рублей, как когда-то в месяц генеральным директором,… люди отсюда уезжали довольные, с мешками рыбы. Я еще боролся с сетями здесь [речь идет о борьбе Горелова против недобросовестных способов ловли рыбы — А.М.], здесь местные же жили по своим законам, пытались мою избушку сжечь…


(Из интервью с руководителем)

В 2001 г. Вячеслав вступил в пермский клуб рыболовов и охотников «Седой Урал» и стал его вице-президентом. В этот момент он активно включился в тему рыболовства как ихтиолог, участвовал в организации выставок, фестиваля. Формально это был небольшой период отдаления от социальной работы, но идея предупреждения преступности среди молодежи его не оставляла. В частности, был задуман проект, который поначалу поддержал Ролан Быков — «Туризм против преступности». Однако он был остановлен представителем администрации края с обоснованием, что автор проекта не имеет отношения к образовательной сфере и не представляет бюджетное учреждение (впоследствии сотрудник был за это уволен).

Вячеслав на этом не остановился, взял два кредита на обустройство своей базы и в 2003 г. провел первый лагерь для сирот, а с 2004 г. целиком сосредоточился на этой группе молодежи.

Занятость сирот — что трудолюбие, воспитание, что отказ от вредных привычек, — тут такой букет проблем, которые можно решать, будучи на этом комплексе.


(Из интервью с руководителем)

С этого времени было реализовано несколько успешных проектов, организация неоднократно становилась победителем конкурсов социальных проектов, которые затем завоевывали награды. В частности, проект «Сельское учебное подворье» стал победителем областного конкурса социальных проектов, охватив за год более 300 сирот и более 400 правонарушителей.

Постоянное возвращение к теме молодежной преступности и окончательный выбор фокуса предприятия на проблеме сиротства Вячеслав объясняет так.

Во-первых, он сам рано лишился родителей, и это повлияло на выбор профессии.

Я просто рано стал сиротой, почему, может, меня к сиротам и тянет…, если бы родители рано не умерли, я все-таки бы госуниверситет закончил [а не перешел на заочную форму обучения в Педагогический институт. — А.М.] и в педагогику, наверное, не кинулся бы.

Во-вторых, по его словам, сироты как социальная проблема несут в себе не меньшую, а возможно, большую опасность для общества, чем неблагополучные подростки из семей.

В 2003 г. у нас был первый лагерь с сиротами, и я понял, что хулиганы — это просто временно оступившиеся ребята, а сироты — это конкретные бандиты, которые будут ими после выпуска. Это — 100 % практически, потому что он же не сможет ничего, ему самое лучшее — идти в банду какую-то, ему скажут, что нужно брать, кого брать, он отсидит…


(Из интервью с руководителем)

В-третьих, сложность социальной группы дополняется фактическим отсутствием людей и организаций, которые желали бы работать с ней.

Начиная с 2004 г., когда я понял — тут проблем непочатый край, и самое главное, никто сюда не лезет, ни конкурентов, никого нет… ведь они очень вороватые, если ты лагерь принял — убирай все, что не приколочено, они все, даже провода, если не под током, — снимут…


(Из интервью с руководителем)

В 2005 г. было завершено строительство нового дома на 50 мест, организована первая приемная семья для семи сирот г. Перми, не имеющих жилья, и проект заработал на постоянной основе. Приемная семья выполняет ряд функций: 1) служит некоторой гарантией минимального прогнозируемого состава начинающих фермеров; 2) обеспечивает наличие более опытных наставников для новичков; 3) дает помощников-работников, на которых может опереться руководитель, — с давних времен экономическое благополучие сельского подворья зависело от числа мужчин и мальчиков в семье. Хозяйство живет открыто, принимает самых разных посетителей, кроме того, в ходе опроса нам удалось поговорить с разными свидетелями его развития — об эксплуатации «детского труда» здесь речь не идет.

Внешне форма отношений между Вячеславом и ребятами, живущими в хозяйстве, идентична семейной. Один из ребят, живших у него на момент опроса, на вопрос об отношениях, ответил: «Хорошо, ну помогаем там друг другу, живем вместе, как семья. Никаких проблем нет, сообща все делаем». Несмотря на это, при сохранении доверительности отношения имеют чаще характер «воспитатель — ученик», «консультант — начинающий фермер».

Я пытался… думал… что назовут меня папой, но, учитывая то, что взял их в 15–16 лет, слово «папа» уже, наверное, не звучит…, хотя у меня в открытках слово «папа» написано…, а вот на словах кажется неудобно — «дядя Слава» проще. (…) Я подумал, что деловые отношения, они намного интереснее, потому что их экономическая заинтересованность [включается — А.М.]…

Вячеслав нередко стремится — для стимулирования выполнения какой-то работы, получения хороших оценок, отказа от вредных привычек — заинтересовать ребят «экономически»: за хорошие оценки покупается велосипед, потом мотоцикл и т. д.

Я говорю: «Чтоб вот это иметь, надо [делать] так, так и так, если будете делать больше — будете иметь больше (…) Вы пока временно здесь, но будьте моими сыновьями — у вас всегда есть моя земля, моя помощь, мои кредиты, мои возможности, мои знакомства, все сделаю — только назовись. Но тут, секундочку — если я сказал, что надо сходить в подворье, а ты за компьютером… [приходится ругаться]».


(Из интервью с руководителем)

В то же время нельзя не видеть, что в задачи «школы фермеров» входит не только обучение трудовым навыкам или социализация как умение жить среди людей, но и социализация как определенная общечеловеческая нравственная самоорганизация, хотя специально этому место в беседе не уделялось, это так или иначе всплывало в разговоре.

У меня ведь тут своеобразный монастырь, я считаю, мужской монастырь, потому что… вы должны быть готовы к семейной жизни… С «уступи» начинается любовь, а то они думают, что любовь — это кровать.


(Из интервью с руководителем)

С середины 1990-х годов, когда началась социальная деятельность Вячеслава, методом проб и ошибок был накоплен значительный опыт взаимодействия с самыми разными организациями и группами людей — территориальными органами государственного управления, представителями бизнеса, фондов, некоммерческих организаций социального назначения (НКО), спортивными, образовательными, сиротскими учреждениями, различными людьми, готовыми помогать или получать помощь.

Примечательно отношение Вячеслава к партнерству вообще. Неприятные эпизоды из опыта совместной предпринимательской деятельности в 1990-е годы выработали привычку полагаться на себя и не делить ни с кем ответственность и ресурсы: «Я с первого кидалово понял, что чаще встречаются лжепартнеры…». К последним относятся либо те, «кто может „кинуть“», либо те, кто является тормозом, потому что не умеет работать. Несмотря на это, история социального проекта В. Горелова показывает, что у него всегда были и сохраняются устойчивые партнеры.

Предложение рассказать о партнерстве привело к неожиданному для нас результату — одним из ведущих партнеров В. Горелов назвал государство. По его мнению, «в результатах проекта заинтересованы краевые ведомства: Министерство социального развития, Агентство занятости, Министерство торговли и предпринимательства, Министерство сельского хозяйства». Отсюда стремление Вячеслава найти в этих ведомствах поддержку и трудности на этом пути.

Говоря о трудностях взаимодействия с государством, можно привести три конкретных примера, которые в разное время всплывали по ходу разговора.

В поиске модели социального бизнеса с участием молодежи у Вячеслава была еще одна идея — сделать бизнес-инкубатор для безработной молодежи соседних поселков: учить их, а потом предложить летом взять животных на откорм, чтобы вернуть с привесом к концу сезона. Но поскольку платежеспособность селян низкая, они не готовы были рисковать своими деньгами (допустим, 250 руб. стоило взятое на откорм животное, которое при сдаче в хозяйство Вячеслава после откорма могло бы стоить 800 или 1000 руб., тогда Вячеслав предлагал вернуть разницу). Для организации этой работы нужен был кредит или грант. Вячеслав подавал заявку в районный, в городской и краевой молодежные комитеты, но не смог ничего добиться.

Ежегодно разыгрывается много молодежных грантов, но ни одного никогда не выигрывал, хотя есть победы на международном уровне. Сайт у них называется «vsesvoi» — может быть, вот поэтому…


(Из интервью с руководителем)

Следующий пример связан с текущей работой летнего лагеря для сирот.

Общая схема проведения лагеря состоит из двух этапов: первый — этап профессиональной ориентации, второй — этап предпрофессиональной подготовки. На первом этапе ребята знакомятся со всеми направлениями агробизнеса, представленными на комплексе, — овощеводство, животноводство, птицеводство, а также выполняют вспомогательную работу универсального характера, например, сбор крапивы, покос сена, сбор веток и т. д. На этапе предпрофессиональной подготовки участники лагеря выбирают себе конкретную «специализацию» — кролиководство, перепеловодство, гусеводство, животноводство и т. д. При этом обучаются и практикуются в уходе и откорме соответствующего вида животных. После этого они принимают окончательное решение, оставаться ли в лагере после выхода из сиротского учреждения. При этом, поскольку дело добровольное, существует и отсев:

Июнь месяц, профориентация — 30 человек приехало, 10 уехало, 20 осталось, плюс 10 новичков — новички присматриваются, а те 20 — они уже идут по станциям, то есть к перепеловодам, например. В процессе первого месяца они должны выбрать, что им больше нравится, в процессе второго месяца они конкретно учатся, как кормить перепелов… Далее… — из 30 осталось 15, в августе работаем только с 15-ю, все внимание им, из них 8 остается, 7 уезжают или все 15 остались, грубо. И мы их расставляем по «учебным секторам» на фермах для подготовки к дальнейшей самостоятельной предпринимательской деятельности. Официально ставим на учет в ЦЗН, с 1 сентября — они безработные, включая февраль. За б месяцев они должны изучить технологию понравившегося вида агробизнеса и зарегистрировать ИП (Глава крестьянского фермерского хозяйства — КФХ). С этого момента мы становимся партерами, прибыль поровну! Лучшие должны стать инструкторами для обучения «новичков»…

(Из интервью с руководителем)

Проблема для хозяйства заключается в невозможности заранее знать, какое исходное число ребят будет направлено в лагерь, а значит — прогнозировать, какое число учащихся останется на разных этапах. Это затрудняет экономическое планирование всей деятельности. Трудность разрешения проблемы упирается в нежелание органов социальной защиты подписать договор об отправке определенного числа выпускников в лагерь в рамках госзаказа.

Подобные договоры подписываются по результатам соответствующих конкурсов, справедливость и прозрачность критериев которых остается под вопросом. Но даже если они прозрачны, далеко не всегда они ориентированы на социальный результат.

Еще один пример сложного взаимодействия с государством — принудительная приостановка проекта прокуратурой летом 2008 г. (на этапе предпрофессиональной подготовки), в связи с отсутствием соответствующей регистрации земли, на которой организовывался летний лагерь. Земля была оформлена как личное подсобное хозяйство, а необходимо было ее оформление как рекреационной.

Даже при отличных отзывах о лагере и его результативности приходилось его приостанавливать… из-за «отсутствия номеров на кружках (2004 г.),…тазиках в бане (2005 г.),…кран горячей воды в бане не покрашен в красный цвет (2006 г.)…». В 2009 г., увидев колун, лежащий на чурке у дровяника, комиссия написала в акте: «…в лагере созданы условия, опасные для жизни детей» (дети, напомним, 16–19 лет). Но это было «авторское средство»… от мата среди юношей. Выматерился — расколи чурочку. Уже несколько дней колун «скучал» в ожидании «провинившихся», хотя мат среди сирот — это обычно.


(Из интервью с руководителем)

Свои плоды дает сотрудничество с негосударственными организациями, которое имеет характер формальной и неформальной кооперации, а иногда и волонтерства.

Устойчивую поддержку оказывает Благотворительный фонд «Мир».

…Мы просто дружили, где надо было, там и помогали.


(Из интервью с руководителем фонда)

Это и организация на первых порах каналов сбыта, подчас нетрадиционных, с элементами рекламы, и волонтерская поддержка:

Да, вот вытяжку надо было сделать, специалисты приезжали, с утеплением дома специалисты приезжали, сад разбивал у нас парень, который окончил аспирантуру в сельхозакадемии…


(Из интервью с руководителем фонда)

Кроме того, БФ помогал Вячеславу завязывать полезные знакомства с широким кругом предпринимателей:

Мы привозили туда людей, чтобы люди с ним познакомились и просто поддерживали, просто мимо нас, то есть и предприниматели, и просто людей, которые предрасположены к такой деятельности.


(Из интервью с руководителем фонда)

Еще одной важной поддерживающей организацией выступает клуб «Седой Урал» (с августа 2010 г. — уже «Школа Фермеров Пермского края» — проекты объединились). Совместно с ним подавались заявки на грантовые конкурсы, иногда он используется в качестве своеобразной спонсорской поддержки. Поскольку президент клуба владеет сетью магазинов, через него приобретаются по льготным ценам рыболовные товары — удочки и снасти, можно иногда взять беспроцентный микрокредит. В основном это возмездная помощь, но иногда удается выбить и призы для молодежных мероприятий в лагере.

Немаловажную роль в работе предприятия играет моральная поддержка, в частности, благодарности за регулярную уборку прибрежной зоны р. Обва, на берегу которой находится комплекс. В связи с этим руководитель упоминает Всемирную организацию охраны природы: «ВООП, они организовывают конкурс… скорее конкурс отчетов — и мы принимаем участие, если даже призов не будет, может, какая-то грамотка придет, письмо придет, что „благодарим за экологическую работу“ — ребятам зачитаю».

Среди поддерживающих общественных организаций — региональное отделение партии «Единая Россия», Вячеслав ее член с 2003 г. Поддержка партии выразилась в письмах к органам исполнительной власти с рекомендацией поддержать проект.

Глава района, который в «Единой России», он никогда ко мне не приезжал… так он тут же приехал, да еще и с комиссией…


(Из интервью с руководителем)

На уровне края результатом стало внимание краевого Министерства сельского хозяйства и идея создания на основе его фермерского комплекса базового кролиководческого хозяйства.

Еще один партнер — некоммерческое партнерство «Прикамская усадьба», оказывает поддержку со стороны профессионального сообщества. «Это — специалисты, которые не откажут, если я к ним обращусь». При этом обращение может касаться самого широкого круга вопросов — от консультации до взаимовыгодного договора купли-продажи живности. Но в целом к НКО у Вячеслава сложилось весьма скептическое отношение. В качестве аргумента он привел неудачную попытку кооперации с одной из пермских НКО, которая организует бесплатное питание бездомных и пожертвования одежды для них. В свое время Вячеслав предложил им объединиться для подготовки совместной заявки по проблемам сирот для участия в конкурсе городских грантов. В случае подачи коллективной заявки можно было претендовать на сумму 200 тыс. руб., а в случае одиночной заявки — только 50 тыс.

И что вы думаете, я предложил: «Давайте объединимся по сиротам». — «Нет, мы по сиротам сами пишем». Я говорю: «Так 200 тыс. все равно больше чем 50…» — «Нет». — Никто объединяться не хочет…, они [НКО] всегда сами по себе…


(Из интервью с руководителем)

Глава 6. Анализ кейсов: общие и специфические черты российского социального предпринимательства

6.1. Формирование бизнес-модели.

Из каждой описанной выше истории видно, что ее герой пришел к идее своего социального предприятия в результате череды событий и постепенного накопления опыта, едва ли не с детства. В одних случаях — это настолько логичное и последовательное движение, что кажется, будто человек шел к нему всю предшествующую жизнь. В других случаях — это более извилистый и сложный путь, с отступлениями и разрывами. Но во всех случаях ретроспективный анализ возникновения и реализации идеи социального предпринимательства показывает, как в модели социального предприятия собирается и преломляется предшествующий опыт его организатора, как в него, словно в копилку, складывается все то, что человек наработал в предыдущий период. У этой особенности социального предприятия есть свои объяснения, и одно из них в исследованиях социального предпринимательства последних лет обозначено французским словом «бриколаж» — нечто, сделанное из разнообразных подручных средств, подчас весьма разнородных и в природе рядом не встречающихся [Di Domenico, Haugh, Tracey, 2010]. К этому наблюдению еще придется обратиться позже. А пока необходимо рассмотреть каждый из описанных кейсов с точки зрения истории его возникновения и формирования бизнес-модели.

Иппотерапевт и тренер Наталья увлекалась лошадьми и конным спортом с детства. Учеба в среднем и высшем учебных заведениях (сельскохозяйственном техникуме, Московской государственной академии физкультуры) также имели отношение к лошадям. Идея социального предприятия, где лошади используются для помощи людям, основано на рано сформировавшемся у Натальи опыте радости и добра, которые возникали при общении человека и лошади. В то же время создание социального предприятия, направленного на работу с конкретными группами инвалидов, произошло в результате изучения опыта коллеги-иппотерапевта и знакомства с проблемами детей-инвалидов, а затем потребовало получения специальных знаний по иппотерапии (работа с детьми-инвалидами) и тренерской работе (конный спорт для инвалидов).

Очень часто модель социального предприятия, после того как она была задумана, переживает несколько итераций, прежде чем становится самоокупаемой и собственно социально-предпринимательской. Первоначально задача выглядит расплывчато и связана с тем, что нравится, например, заниматься лошадьми. Потом выясняется, что увлечение это требует слишком больших материальных затрат, и надо придумать дело, которое помогало бы этому занятию быть окупаемым: например, катание детей на праздниках, прокат лошадей для спортсменов и любителей. А со временем становится ясно, что лошади больше нужны больным, чем здоровым, сюда вплетается еще и личная трагедия — инвалидность мужа. В результате молодая женщина, которая хотела разводить лошадей и участвовать в соревнованиях по конному спорту, тратит большую часть своего времени, средств и территории личного хозяйства на то, чтобы при помощи лошадей помогать инвалидам — взрослым и детям — фактически бесплатно. По мере того как увеличивается поголовье, увеличивается объем помощи и она приобретает более осознанный и целенаправленный характер.

Во-первых, определяются социальные услуги: для детей-инвалидов — преимущественно иппотерапия, для взрослых инвалидов — чаще спортивные занятия для участия в соревнованиях. Во-вторых, для повышения качества и надежности этих услуг, которые рассматриваются уже как основная деятельность социального предприятия, руководитель проходит обучение на платных курсах для иппотерапевтов и тренеров. Поскольку соотношение доходов и расходов предприятия не предусматривает статьи «обучение», для этого привлекаются внешние безвозмездные ресурсы (накопления мамы-пенсионерки). В-третьих, формируется модель социального предприятия, где социальная программа (услуги для инвалидов) и бизнес (продажа жеребят, щенков, прокат лошадей в санатории и катание детей в городе) разведены, и второе обслуживает первое. Эти два элемента связаны по принципу сообщающихся сосудов — расширение поголовья ведет к расширению социальных услуг, нехватка статьи доходов на обеспечение социальной программы подталкивает руководителя к увеличению поголовья и его разнообразия, так в хозяйстве появляются пони и породистые собаки. В-четвертых, социальная программа предприятия начинает приобретать более универсальный характер в глазах руководителя. Положительный эффект от общения человека с лошадью рассматривается уже и как средство положительных преобразований в окружающей социальной среде, например, работа с конной милицией ведет к укреплению отношений доверия и уважения между милицией и населением, а детская привязанность к лошадям — помогает предотвратить подростковую преступность или наркоманию. При этом руководитель оценивает размер такого влияния вполне реалистично — речь идет о посильном вкладе ее организации, людей, которые в ней работают. Учитывая устойчивое число волонтеров и друзей Конного центра, которым, будучи самыми обыкновенными людьми, а не городской элитой, удается защищать руководителя в трудных ситуациях, положительный социальный эффект работы организации — налицо.

Насколько эта модель проработана и можно ли ее считать бизнес-моделью? На последний вопрос можно ответить утвердительно, так как за семь лет существования объем услуг в стоимостном и натуральном выражении увеличился, а хозяйственная деятельность самоокупаема. Причем пожертвования на протяжении последних четырех лет (за которые мы располагаем статистикой) даже снизилась с 7 до 5 % от суммы полученных организацией средств. При этом основным источником функционирования организации являются доходы от собственной хозяйственной деятельности. Эта статистика не включает волонтерский труд и обмен услугами в натуральном выражении, что осложняет полный учет оборота ресурсов, но не может отменить указанного вывода. В то же время основной недостаток модели — отсутствие аккумулирования ресурсов на совершенствование системы предоставления услуг, т. е. на развитие (профессиональное развитие руководителя, совершенствование методик, поиск инвестиций для строительства крытого манежа для привлечения других категорий клиентов), что сдерживает переход к новому качеству услуг.

Развертывание бизнес-модели как этого, так и других кейсов социального предпринимательства часто подчиняется иной предпринимательской логике, чем действия по заранее разработанному плану или стратегии — каким бизнес представляется в процессе изучения многих курсов менеджмента. Сила такого альтернативного подхода (обозначаемого как «effectuation») в том, что в ходе развертывания первоначально скромного или неясного замысла возникает больше шансов реализовать открывающиеся и не предусмотренные заранее возможности, а также снизить риски крупномасштабных ошибок, поскольку постепенный ход разработки бизнес-модели дает возможность учиться на мелких неудачах, отступая лишь на шаг и уточняя стратегию в ходе движения [Sarasvathy, 2001, 2008]. Подобный тип предпринимательской стратегии особенно результативен в условиях острого недостатка ресурсов и(или) неопределенности, в равной степени характерных для начала нового бизнеса и социального предпринимательства.

В модели Конного центра данная стратегия заморожена на ранней стадии развития после того, как определился основной источник самофинансирования. Дальше организация пошла по пути «тише едешь, дальше будешь», и главным сдерживающим фактором стала не столько сама по себе нехватка ресурсов, она есть у большинства социальных предприятий, начатых на ровном месте, без внешней организационной и финансовой поддержки, сколько неявная ориентация руководителя на самообеспечение и независимость, восприятие работы по фандрайзингу как принятие на себя неприемлемой роли просителя, с одной стороны. А с другой — обусловливается сужением поля рыночных отношений организации во всем, что касается социальных услуг и партнерства, обусловливает, закрепление этой ситуации.

О законченности модели социального предприятия говорить рано применительно ко всем кейсам, поскольку каждый проект, во-первых, по-своему уникален, во-вторых, достаточно молод. Уникальность бизнес-модели Конного центра состоит в сочетании и переплетении коммерческих и волонтерских ресурсов, использовании неоплачиваемой рабочей силы на постоянных и добровольных началах. Вообще волонтерский труд часто используется на ранних стадиях развития бизнеса, даже не имеющего социальной направленности. Здесь же он используется на постоянной основе как устойчивый даровой ресурс — наподобие ветра для работы ветровой мельницы. Однако в отличие от ветра, потоком волонтеров нужно управлять, его необходимо поддерживать, он связан взаимными отношениями доверия и конкретной личной приязни, порой дружбы, и несмотря на это его качественный состав может естественным образом меняться. Все это — непростые повседневные задачи, в особенности если речь идет о потребности организации в профессиональных услугах, таких как услуги ветеринара, которые нужны постоянно и должны быть квалифицированными.

Активное использование волонтерского труда, включая профессиональные услуги, свойственно многим проектам в сфере НКО, однако в силу проектного характера работы последних, и услуги, и потребность в них обычно не носят устойчивого характера. Волонтерский труд в среде профессионалов встречается и в деятельности профессиональных бюджетных организаций — науки, культуры, образования. [58] Особенность работы Конного центра «Аврора» в том, что неформальная помощь и волонтерство являются жизненно важным и постоянным ресурсом, хотя состав его участников время от времени меняется.

Волонтерскую практику можно наблюдать в опыте другого описанного кейса — АНО «Пролог». Однако здесь расширение волонтерства скорее свидетельствовало о кризисе первоначально созданного социального предприятия, когда деятельность независимой организации оказалась фактически приостановлена. Но поскольку ее участники продолжают заниматься начатым профессиональным делом теперь лишь как сотрудники государственного учреждения, значительная часть активности, не вписывающаяся в его формат, вынесена в область добровольного безвозмездного вклада и энтузиазма, как это было на ранней стадии продвижения проекта. В то же время в период активной деятельности АНО в форме социального предприятия творческая профессиональная деятельность, обучение клиентов, продвижение услуг и развитие методик в основном оплачивалось, хотя организаторы подчеркивают скромный размер оплаты труда своих специалистов.

Как появился замысел этого социального предприятия?

Основой, как и в предыдущем случае, было раннее детское увлечение театром. Затем была учеба руководителя будущего СП в ГИТИСе, где состоялось знакомство с русской театрально-педагогической школой начала XX в. Уже тогда Александре стало ясно, что она посвятит себя именно детскому театру. Изучение наследия психолога и педагога Н.Н. Бахтина, наработок других педагогов и театральных деятелей первого послереволюционного десятилетия составили теоретическую основу будущей дисциплины — театральной педагогики, а именно того, «как, почему и чему нужно учить людей, которые занимаются театром с детьми». Далее по окончании института, в 1990-е годы, состоялась череда важных встреч с талантливыми людьми — театральными педагогами-единомышленниками, которые дополнили и окончательно сформировали замысел будущего предприятия. Центральной фигурой стал старший коллега Александры СВ. Клубков, защитивший кандидатскую диссертацию, преподаватель режиссуры. Он не только разделял ценности детской театральной педагогики и был хорошо знаком с русской театрально-педагогической традицией, но, что имело решающее значение для открытия новых курсов, уже имел наработки по ее творческому развитию и частичному практическому воплощению. Первая обкатка замысла краткосрочных курсов была проведена на базе педагогической организации, где в тот момент работала Александра. А поскольку такой дисциплины, как «педагог — режиссер образовательного пространства» в рамках действующих вузов не существовало, для ее продвижения и обучения новому знанию была создана независимая организация — АНО «Пролог».

Бизнес-модель новой организации должна была включать участие государства. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, новая специализация по театральной педагогике предназначалась для внедрения в систему дополнительного профессионального образования (ДПО), которое регулируется государством; во-вторых, это специализация на стыке театра и школы, большая часть организаций которых находится в бюджетной сфере и также регулируется государством; в-третьих, основными клиентами дисциплины должны были стать школьные учителя, которые являются объектом и проводником государственной реформы образования, развивающейся в России с небольшими перерывами уже почти 20 лет. Суть реформы и ее результативность не были предметом нашего анализа, но и без этого ясно, что школа в России находится под пристальным вниманием государства и государственного регулирования. Таким образом, новому предприятию, с одной стороны, нужно было встроиться в существующую систему ДПО, а значит — заключать договор с вузом, который аккредитован в этой системе услуг (театральным, педагогическим), и с другой — предлагать услуги, доступные для целевой группы клиентов — школьных учителей и организаторов театрализованных представлений в школе.

Первым вузом, который согласился взять АНО под свою крышу, стал театральный, а не педагогический вуз (точнее, его подразделение ДПО). АНО «Пролог» отвечало за подбор клиентов, обучение и разработку методики, на вузе лежала обязанность оформления документов, выдачи дипломов. При театральном вузе удалось сделать первый выпуск, затем в нем и в системе театрального образования прошла реорганизация, в результате которой театральные вузы потеряли право готовить режиссеров любительского театра. Однако такая подготовка могла осуществляться в системе институтов культуры. В Институте культуры удалось выпустить еще два потока, и вновь — реорганизация, теперь уже в сфере образования, которая сделала невозможной предоставление АНО услуг на приемлемых для клиентов условиях. Новая система в несколько раз увеличила нормативы издержек на оказание услуг ДПО, осуществляемых независимой организацией по договору с вузом, включая нормативное повышение оплаты преподавателей и нормативные отчисления организации, органам власти. После этого цена курсов оказалась недоступной потребителю.

Вариант полного ухода в частный сектор (от договоров с государственными учреждениями ДПО и работы со слушателями напрямую) не решал проблемы, так как существенно снижал заинтересованность слушателей в прохождении курсов, и вот почему. Если обучаться на курсах в системе государственного дополнительного образования, слушатель в результате получает государственный диплом установленного образца, это повышает далее шансы на карьерное развитие по возвращении в школу, на получение более высокой учительской категории. Немаловажно и то, что для учебы на курсах учитель добивается в своей школе официального отпуска, и на частные курсы, не имеющие государственного признания, его никто не отпустит. Как и в сфере здравоохранения или науки, в образовательной сфере государственный статус диплома напрямую связан с профессиональным — независимый, частный характер курсов у многих вызывает подозрения в его недостаточном профессиональном уровне.

Коллектив АНО принял паллиативное решение — преподавать свою дисциплину в существующей государственной системе ДПО в усеченных рамках, адаптировав ее к наиболее близкой по смыслу программе «социальной педагогики». При этом была утрачена независимость творческого коллектива, сузилась разработанная ранее методика, но что еще хуже — потерялась возможность отбора наиболее мотивированных слушателей. Все это стало следствием отказа от модели социального предприятия. Почему разработанная модель социального предприятия оказалась нежизнеспособной, и могла ли она быть другой в избранной сфере деятельности?

С одной стороны, можно критиковать результаты проведенной государством реорганизации, основной посыл которой применительно к дополнительному образованию с участием частных структур осуществлялся по принципу «все частное должно быть дорогим и оплачиваться из кармана клиента». Возможно, это — неоптимальный подход, если учесть, что клиентами в сфере ДПО для педагогов являются учителя и преподаватели вузов, т. е. преимущественно работники бюджетных учреждений. Если бы в процессе проведенной реорганизации одновременно создавалась система государственных грантов на дополнительное обучение либо была налажена система и источники накопления средств фондов развития в самих школах, проблему нехватки средств на дополнительное обучение учителей на основе их свободного выбора можно было бы решить. Например, за счет полной или частичной оплаты услуг дополнительного образования из государственных источников или ресурсов школы, а не самих учителей.

С другой стороны, нельзя сказать, чтобы дополнительные источники финансирования профессионального развития учителей вообще не были предусмотрены. В принципе такой ресурс есть, однако в школах он слишком мал, но самое главное — маловероятно, чтобы школьные финансовые ресурсы были направлены на освоение учителем театральной педагогики. Почему? Прежде всего потому, что проблемы, которые она решает, не воспринимаются директорским корпусом школ как первоочередные. В качестве первоочередных, если посмотреть наиболее популярные направления повышения квалификации учителей сегодня, чаще всего выступают: использование информационно-коммуникационных технологий, подготовка учащихся к итоговой аттестации (ЕГЭ), общественное управление в школах, участие в олимпиадах и проч. Другими словами, все перечисленное — это то, что так или иначе воспринимается руководством школ как государственные приоритеты реформы образования. [59] Подготовка «педагога — режиссера образовательного пространства», во-первых, отсутствует в этих приоритетах, а во-вторых, что, может быть, еще важнее, — «не говорит» на языке этих приоритетов. Другими словами, энтузиастам социального предприятия не удалось сформулировать задачи, которые решаются в процессе подготовки такого педагога как актуальные и первоочередные для сегодняшней школы. Конечно, отсутствие видения самой школой гуманистической миссии в качестве своей первоочередной задачи, это — беда прежде всего школы, а не социального предпринимателя, но бизнес должен уметь говорить на языке платежеспособного клиента, а платежеспособный клиент в данном случае — не столько учитель (учителю театральная педагогика интересна, но он не может платить), сколько школа, а значит, директор и департаменты образования.

У исследования перспектив проекта «Пролог» есть и третья сторона. Если бы данный проект возник в стране, где существует развитый «третий сектор», т. е. развитая система общественной поддержки интересов самых разнообразных социальных и профессиональных групп (через некоммерческие организации, фонды и проч.), организаторы обсуждаемого социального предприятия могли бы найти фонд или сами его создать для выдачи грантов учителям, заинтересованным в обучении соответствующей дисциплине. [60] В результате предприятие не только осталось бы в поле независимости и самоокупаемости, но получило бы возможность отбирать слушателей по конкурсу — наиболее подготовленных и мотивированных. В России ограничения для создания такой организации связаны, во-первых, со слабостью «третьего сектора» и, во-вторых, с трудностями формирования общественного внимания и интереса вокруг темы театральной педагогики как социально значимой сферы и, следовательно, услуги, которая может решить актуальные общественные проблемы. Как и в случае с директорами школ, общественность, а не только узкий круг профессионалов-единомышленников, должна увидеть связь между обучением учителей режиссуре детского театра и разделяемой заметной группой людей социальной проблемой, которую оно помогает изжить. Организаторы нашего социального предприятия в каком-то смысле нащупали эту потребность, создав недавно клуб для обмена мнениями с заинтересованными коллегами «Театр — дети — образование», который они рассматривают как возможную точку развития. Однако самого по себе этого недостаточно для реанимации начатого ранее проекта социального предпринимательства. Поиск заинтересованной социальной группы, выступающей общественным заказчиком (не коммерческим) соответствующей услуги, помог бы аргументировать перед держателями ресурсов создание целевого фонда, а следовательно, преодолеть барьер завышенного ценообразования, на страже которого оказалось государство (другой путь — переубедить государство — обычно более долгий и не находится в поле ответственности социального предпринимательства).

Рассмотрим историю и бизнес-модель двух других кейсов, созданных предпринимателями-мужчинами. По общему впечатлению от интервью — они более охотно говорили о самоокупаемости, о своих успехах в преодолении трудностей, включая уловки и хитрости, и менее охотно — о социальном эффекте, хотя социальные задачи предприятия формулировались ими достаточно четко. [61]

Мы не знаем, о чем мечтал в детстве герой следующего кейса — Алексей, руководитель музея народной игрушки, но игрушки русских народных промыслов сопровождали его с детства, поскольку отец их коллекционировал. В то же время, по его словам, со времени учебы на историческом факультете пединститута в 1980-е годы и до конца 1990-х годов, когда ему предстояло решать, как поступить с большой коллекцией русской народной игрушки после смерти отца, он не думал о ней как о деле своей жизни. В этом временном промежутке он накапливал опыт работы на общественном поприще (ВЛКСМ), а затем в бизнесе. Все перечисленное оказалось соединено воедино в созданном им социальном предприятии. В организации первой выставки, ее продвижении для потенциальных клиентов (школы и школьники) и фандрайзинге активно использовались комсомольские связи и накопленный организаторский опыт. В то же время удачи и неудачи бизнеса 1990-х научили Алексея полагаться на себя и искать независимости. Тесный партнерский опыт он расценил для себя как неперспективный. В результате было создано независимое предприятие, причем в форме общественной организации. Что касается кооперации, то его предприятие работает в постоянном сотрудничестве с мастерами народных промыслов, которые производят готовые игрушки и их нерасписанные заготовки. В обеспечении постоянного спроса на продукцию народных промыслов состоит одна из миссий организации. Другими словами, «поддержка» народных промыслов осуществляется двояко: во-первых, через формирование интереса к народным промыслам у детей и семей с детьми и, во-вторых, через рыночный спрос — закупку продукции мастеров.

Форма общественной организации достаточно необычна для самоокупаемого предприятия, оказывающего постоянные платные услуги, к тому же занимающегося закупками вполне осязаемой продукции. Поскольку, несмотря на диплом педагогического института, профессиональных педагогических амбиций у Алексея не было, такая форма сняла возможные в будущем проблемы, связанные с лицензированием «музейной педагогики», встраиванием в образовательные программы и регламенты. В то же время авторские права на методические разработки по проведению экскурсий он посчитал важным оставить за собой и зарегистрировал права на свои разработки как сценарий. Если предыдущий кейс демонстрирует сложности вписывания новых творческих разработок в государственные образовательные стандарты и ограничения, которые накладывает работа с педагогической клиентурой, в кейсе музейной педагогики, как будто сходном по подходу (работа на стыке искусствоведения и педагогики), этих проблем нет. Почему?

Прежде всего потому, что речь идет не об образовательных, а о просветительских функциях, основным «клиентом» здесь являются не профессиональные работники (учителя), а дети и семьи с детьми, а предлагаемый продукт расчленяется на полуторачасовые экскурсии, которые можно комбинировать, а можно рассматривать как самостоятельную разовую услугу. Это повышает ценовую доступность и расширяет число клиентов. К тому же выбор организационной формы удачно соответствует задачам просветительства и не претендует на предложение клиенту конечного образовательного продукта, за который нужно нести ответственность через подчинение стандартизированной системе государственного контроля в сфере образования. Почему важно обратить на это внимание? Прежде всего потому, что каждая бизнес-модель должна подходить для решения своих задач. Было бы довольно бессмысленно переносить бизнес-модель музея игрушки на организацию обучения театральной педагогике. В этом сложность и одновременно — простота социального предпринимательства, строительство бизнес-модели осуществляется с учетом всех входящих обстоятельств и, разумеется, хорошего (профессионального) знания предмета, на чем мы остановимся в следующем подразделе.

Перейдем к четвертому кейсу.

Потеря родителей в юношеском возрасте рано сформировала у Вячеслава, основателя «Школы фермеров», представление о важности педагогического поприща. Однако ни преподавание в институте по его окончании, ни работа в школе Вячеслава не увлекли, хотя он попробовал себя в разных учительских ипостасях: «что только не преподавал: и природоведение, и даже английский, и физкультуру — ну как затычка…» (из интервью с руководителем «Школы фермеров»). Следующим этапом движения к социальному предприятию было увлечение спортивным ориентированием и подготовка мастеров спорта. Это было уже серьезным педагогическим достижением, учитывая скромный собственный разряд и наличие среди воспитанников пятикратного чемпиона мира. За этими успехами последовало назначение Вячеслава директором спортшколы. В ее работу Вячеслав уже попытался внести социальный компонент — тренировать наряду со здоровыми и перспективными подростками и ребят из неблагополучных семей. Однако подобное толкование задач спортивной школы не нашло понимания у руководства, и спортивную школу пришлось оставить.

Дальнейшим развитием темы неблагополучных подростков стал для Вячеслава социальный туризм. Первые сплавы по реке с осужденной молодежью, трудными подростками сочетались с приглашением в качестве инструкторов — студентов вузов, которые попутно обучались инструкторской работе, с участием студотрядов. Позже для социального туризма использовался лагерь неподалеку от Перми, где более отчетливо проявились признаки социального предпринимательства. Если первые сплавы осуществлялись на донорские средства, то теперь лагерь был платным для благополучных групп (обычные туристы) и почти бесплатным для неблагополучных («хулиганов»), с чередованием групп для обеспечения окупаемости. Денег хватало не всегда, в этом случае удавалось добиться помощи от районов. В 1998 г. лагерь перешел в собственность государства, но низкая оплата труда и срыв директором установленных договоренностей вынудил Вячеслава уйти. После этого он принял решение работать самостоятельно в качестве индивидуального предпринимателя. Почти три года ушло на адаптацию к новому экономическому положению и постепенное обустройство своего участка для приема молодежного лагеря. В это время Вячеслав принимал у себя небольшие группы туристов-рыболовов, развил бурную деятельность как ихтиолог, стал вице-президентом пермского клуба рыболовов и охотников. Но уже в 2003 г. он опять вернулся к работе с проблемными подростками, летом этого года был проведен первый лагерь для сирот, а с 2004 г. предприятие полностью сосредоточилось на работе с этой группой.

«Школа фермеров» является наилучшим (в силу более долгой истории и творческого переосмысления замысла с учетом соотношения наличных ресурсов и благоприятных возможностей — в полном соответствии с концепцией «effectuation» Сары Сарасвати) примером поиска адекватной бизнес-модели для воплощения задуманной идеи социального предприятия. Идея Сарасвати о развертывании предпринимательской стратегии «по ходу», в процессе осуществления деятельности между прочим предполагает обращение неудач себе на пользу — через анализ опыта и поиск новых благоприятных возможностей [Sarasvathy, 2008]. Опыт организации «проектного» туризма без устойчивой материальной базы делал воплощение социальной задачи неустойчивым и зависимым от партнеров и внешних источников финансирования. Опыт организации лагерей для неблагополучных детей показал неустойчивость социального результата и невозможность контролировать последствия своей работы с детьми, если это только летний лагерь, а набор в него имеет случайный характер. При таких условиях трудно исключить факторы негативного внешнего влияния, существующие по окончании пребывания в лагере (воровство «на прощание», когда подростки понимают, что возвращаются в свою прежнюю жизнь, а возможность повторного посещения лагеря не гарантирована; невозможность выполнить руководителем лагеря каких-то обещаний, данных детям в связи с тем, что социальное учреждение не возобновляет контракт с лагерем, [62] и проч.).

Так, идея предупреждения подростковой преступности через занятия в спортшколе, а затем опыт турпоходов и лагерей для «трудных» подростков, привели Вячеслава к убеждению в необходимости поиска механизма, который увязал бы работу лагеря с возможностями закрепления его эффекта. В результате появился замысел работы не просто с неблагополучными детьми, а с сиротами, причем с сиротами предвыпускных классов, чтобы детский лагерь, сочетающий социализацию, трудовое воспитание и отдых, не был самоцелью, а служил средством подбора кандидатов для обучения агробизнесу, а затем по возможности созданию выпускниками фермерских хозяйств. Выбор сирот в качестве целевой группы позволяет установить долгосрочные и более ответственные отношения, обеспечить устойчивый социальный результат, включая расширение сельского населения и сельскохозяйственного производства. Немаловажным моментом для реализации такой задачи является исходная социальная изоляция сирот и неприспособленность к современной жизни мегаполиса. Этот недостаток в модели фермерского хозяйства для сирот обращен себе на пользу. Дети из неблагополучных семей гораздо более адаптированы к жизни в городе, а потому их труднее увлечь размеренной загородной жизнью на постоянной основе. Другими словами, в этом проекте средство (фермерское дело) и цель (адаптация сирот) хорошо подходят друг другу и тесно переплетены. Более того, они могут меняться местами, поскольку сокращение сельского населения и трудности организации продуктивного хозяйства на селе также являются социальными проблемами, которые нуждаются в решении и могут быть решены предложенным Вячеславом способом.

6.2. Профессиональная база.

Одним из важных выводов, который подтверждают и международные кейсы, состоит в следующем: чтобы задача решения социальной проблемы могла быть реализована в форме социального предпринимательства, необходимо глубокое знание предмета деятельности как проблем целевой группы, так и средств, предлагаемых для ее решения. Как мы видим из российских и международных кейсов, наиболее частой и естественной основой для этого служит предшествующая профессиональная деятельность.

Сама по себе эта мысль выглядит вполне тривиальной. Тем более, что человек обычно сначала приобретает профессию, а с ней и некоторый жизненный опыт, а потом задумывается о создании собственного дела, например, социального предприятия. В результате велико искушение во временной последовательности увидеть причинно-следственную связь. Поэтому связь профессионального опыта и профессионального знания с социальным предпринимательством нуждается в разъяснении. Проблема начинает проясняться, когда к сравнению привлекается обычный бизнес. Для последнего характерно то, что организатором дела становится человек или группа людей, умеющих работать в рыночных условиях. Это все чаще является первоочередным требованием для того, чтобы обеспечить успех предприятия. Необходимость быть специалистом в той области производства товаров или услуг, которые, собственно, выносятся на рынок, для руководителя бизнеса все менее значима. Это связано, с одной стороны, с тем, что за успех предприятия сегодня отвечают наряду с производственными подразделениями специалисты по продажам, маркетингу, финансам, рекламе, PR и проч., и руководитель должен быть способен соединять воедино весь комплекс деятельности по всем направлениям. Даже в случае малого предприятия, где большая часть указанных функций выполняется только одним человеком — руководителем, значимость профессиональных знаний в области производства продукта/услуги в общем ряду забот руководителя не является самодовлеющим. С другой стороны, непосредственной задачей бизнес-предприятия, а нередко и стратегической, является получение прибыли. Если решение этой задачи совпадает с задачей удовлетворения потребностей клиента — хорошо, если нет — любой руководитель бизнеса поставит интересы потребителя после получения прибыли, отсюда происходит постепенное смещение акцента деятельности предприятия и управления с производственных функций на сопровождение продукции на рынок.

У социального предпринимателя более сложная задача, чем просто предложить для избранной сферы деятельности коммерчески выгодные решения. С одной стороны, он должен быть знатоком по меньшей мере двух изначально не связанных между собой «рынков»: одного — это, по сути, не рынок в буквальном смысле, рынком его могут сделать усилия социального предпринимателя, [63] который представляет нужды целевой социальной группы, и другого — из которого конструируются механизмы, способы решения проблемы целевой группы. Используя примеры четырех описанных кейсов, — это сироты и фермерское дело, инвалиды и конный спорт, дети 6 — 12 лет и народные ремесла, школьные учителя и театр. Уже это сопоставление подразумевает нестандартность и новизну предлагаемых решений. Но здесь еще речь скорее о предпринимательском новаторстве и нахождении новых комбинаций ресурсов.

С другой стороны, в каждом кейсе, включая и те, которые мы не вынесли в отдельное рассмотрение, но изучали в процессе исследования, одной из важных составляющих социальной поддержки, которая чаще носит сетевой, а не единичный персональный характер, является поддержка профессионалов одной или нескольких смежных областей. Во-первых, не стоит забывать, что «социальная сфера» (образование, здравоохранение, социальная работа, культура и искусство) и в России, и в мире относятся к категории «профессиональных». Другими словами, в ней сосредоточена высококвалифицированная рабочая сила, чей труд носит экспертный характер, является умственным по преимуществу и предполагает получение высшего профессионального образования. Поэтому если социальный предприниматель берется за социальную проблему, связанную или пересекающуюся с деятельностью названных отраслей, то его успешная работа не может игнорировать накопленный в этой профессиональный области опыт (то же самое в общем виде касается и НКО — их деятельность сегодня тем успешнее и надежнее, чем теснее она связана с профессиональной сферой и приглашением к своей работе экспертов с соответствующим профессиональным образованием). В то же время нельзя не видеть, что бизнесмен тоже использует профессионалов. В чем здесь принципиальное отличие социального предпринимательства?

Прежде всего в том, что предпринимательство как новаторство и творческий взгляд нужны социальному предпринимателю уже на стадии работы с самой целевой группой и ее проблемой. Творческая новаторская задача состоит в ответе на вопрос, в чем состоит искомая социальная услуга, из каких элементов она содержательно может конструироваться, и уже следующий вопрос — как найти ее коммерческое решение. Разумеется, возможно, что ответы на оба вопроса могут прийти одновременно, так же как и то, что такое решение может прийти в голову человеку, пришедшему в отрасль со стороны, а не уже «укорененному» в данной сфере специалисту, проработавшему много лет. Профессиональная деятельность на то и профессиональная, что выталкивает дилетантов и «любителей», жестко контролирует через профессиональные стандарты «вход» в свою область. Поэтому для того, чтобы предложения «со стороны» были адекватны проблеме и были шагом вперед по сравнению с тем, что уже существует, «сторонний инноватор» должен перестать быть новичком, он должен углубиться в предмет и изучить проблемы целевой группы, а также недостатки существующих способов их решения. Именно поэтому среди социальных предпринимателей так много людей с профессиональным образованием в одной или нескольких областях, связанных либо с положением целевой социальной группы, либо с предлагаемым механизмом решения, либо с тем и другим одновременно. Примерами могут служить уже описанные кейсы.

Так, музейное дело, искусствоведение было для Алексея новой сферой, но он пришел в него с большим опытом общения с народной игрушкой и профессиональной квалификацией педагога-историка. Вячеслав, руководитель «Школы фермеров» еще 10 лет назад не был фермером и не был глубоко знаком с проблемами сирот, но у него к этому времени уже был 20-летний успешный педагогический опыт работы с трудными подростками и диплом профессионального биолога. Это позволило подойти к организации фермерского хозяйства с позиции новых технологий и передовых форм экологически чистого земледелия, а также быстро приспособиться к специфике и социальным потребностям сирот. Наталья пришла к необходимости освоения иппотерапии и инвалидного конного спорта из сферы профессионального спорта, при этом у нее уже были базовые знания и навыки в области коневодства, что позволило поставить услуги по лечебной верховой езде на прочную основу — знания возможностей лошадей и большого опыта управления ими. Что касается театральной педагогики, то это — «чистый» пример профессионального проекта, выросший из традиций театральной педагогики, возникшей на стыке русской научной педагогической школы и системы освоения режиссерского и актерского искусства К. Станиславского. В то же время сложность его реализации была обусловлена сложившимися в России формальными границами разделения педагогической и театральной деятельности, вынуждавшими выходить за формальные рамки каждой из дисциплин в системе профессионального обучения, что в итоге создало сложности для дальнейшего развития предприятия. В целом в каждом описанном случае «выход» за пределы профессии был подготовлен предшествующей деятельностью и новым полученным опытом в смежной или призванной выступать смежной области деятельности. И только в тесной связи с профессиональными знаниями и опытом на основе этой уже проделанной работы формировалась модель социального предприятия.

Рассмотрим эти вопросы подробнее. Прежде, чем предложить коммерческие услуги в форме интерактивного музея игрушки, Алексей подготовил выставку с интерактивными элементами. Поскольку выставка с самого начала задумывалась для детей, и стояла задача, как их заинтересовать народным искусством. У него тогда не было сложных сценариев, и он не был уверен не только в коммерческом будущем этой идеи, но даже в общественном успехе выставки. Поэтому для организации использовались грантовые средства, а для привлечения аудитории — формальные социальные сети и влияние департамента образования Москвы. Только после того, как эта работа доказала свою успешность, стал обдумываться проект коммерческого предприятия — с разработкой сценариев экскурсий, развитием их интерактивной составляющей, изучением опыта зарубежных коллег, а также с оценкой возможностей платежеспособного спроса и заключением договоров с мастерами народных промыслов. При этом новым социальным «продуктом» стали сценарии активного взаимодействия ребенка с игрушками — экспонатами. Создание такого продукта основывалось на сочетании педагогических и исторических профессиональных знаний руководителя, с одной стороны, со знаниями особенностей народного промысла, полученными от отца, — с другой. Этот второй блок знаний пришел не из искусствоведения, т. е. не был формально «профессиональным», но был приобретен в результате жизни среди игрушек и наблюдений, связанных с влиянием отца-коллекционера. В настоящее время отношения с профессиональной средой руководителем поддерживаются, но это не столько среда исходной профессии Алексея (педагогика), сколько среда искусствоведов и мастеров народного промысла. Именно отсюда черпаются дополнительные знания для развития методик проведения занятий и создания новых сценариев.

Во-первых, Алексей живо интересуется новым международным опытом в области музейной педагогики и интерактивных музеев, для разработки методики проведения своих занятий он изучал опыт США и Германии. Во-вторых, у него есть заместитель — профессиональный искусствовед Надежда. Она, с одной стороны, — один из ведущих экскурсоводов-педагогов в организации, а с другой — на ней лежит работа по поддержанию связей с профессиональным сообществом специалистов в области музейного дела и декоративно-прикладного искусства России, на чем она специализируется около 30 лет. Здесь и обмен опытом с российскими музеями (не только с узкоспециализированными музеями, например, «Музей игрушки» в Сергиевом Посаде, но и с крупными музеями широкого профиля, такими как Третьяковская галерея или музей Московского Кремля), и участие в конференциях, и развитие теоретических знаний, связанных с осмыслением научно-исследовательской базы декоративно-прикладного искусства, на котором вырастает экскурсия. Важность такой работы обусловлена не только решением познавательных задач экскурсий для детей, но также родителей и учителей, сопровождающих экскурсии. В-третьих, существует устойчивая сеть мастеров народных промыслов, около 25 человек, с которыми поддерживается постоянная связь, с одной стороны, как с «поставщиками продукции», с другой — как с непосредственным источником народного искусства. Эта деятельность больше лежит на руководителе и нуждается, по признанию представителей организации, в дальнейшем развитии в форме экспедиций, поскольку «информацию о мастерах приходится собирать буквально по крупицам» (из интервью с искусствоведом). При этом основной акцент работы видится представителям предприятия именно в педагогическом поле, в воспитательно-образовательных функциях (т. е. в сфере профессиональной компетенции руководителя). Об этом говорят и руководитель, и помощник-искусствовед, и косвенные свидетельства. В частности, ведущие экскурсий определяются не как экскурсоводы, а как «музейные педагоги», кроме помощника-искусствоведа все сотрудники, работающие с детьми имеют педагогическое образование и опыт работы в школе, представители музея регулярно приглашаются на конференции по музейной педагогике. Сама коллекция музея не «хранится» по музейной традиции, а «расходуется» в процессе проведения занятий для эстетического и культурного развития детей.

Сходные отношения с профессиональным сообществом на стыке профессий складываются и у других наших социальных предпринимателей. Вячеслав организовал свое предприятие, если можно так сказать, «на стыке» биологии и педагогики. При этом опорой стал не столько формальный педагогический опыт (преподавание в школе или в вузе), сколько успешная тренерская деятельность, а потом практический опыт работы с «трудными» подростками, накопленный почти за 20 лет. Также как и Алексей, он не педагог-теоретик, но в его работе оказались воплощены не только общие профессиональные педагогические знания, умноженные на широкие навыки общения с людьми и молодежью, но также специфический практический опыт, связанный со «специализацией» на детях в «трудном возрасте» из неблагополучной социальной среды. Теоретически накопленный им опыт работы с трудными подростками в спортивной школе, в организации турпоходов и сплавов по реке, в туристических лагерях, на собственной фермерской базе могли бы послужить уникальной творческой лабораторией для педагогических исследований. Основываясь на опыте работы «Школы фермеров», В. Горелов разработал целую авторскую систему постинтернатной адаптации сирот, начиная с 8-го класса, когда ребята попадают в летний лагерь, и заканчивая созданием самостоятельных фермерских хозяйств уже имеющими опыт агробизнеса молодыми людьми.

Что касается профессии биолога, то, по идее, для того чтобы организовать успешное фермерское хозяйство, высшее биологическое образование не требуется. Однако оно, во-первых, послужило основой широты предметного поля, на котором Вячеслав вел работу с подростками (спортивное ориентирование, туристические маршруты, сплавы по реке, рыболовство, растениеводство, птицеводство, животноводство — все это питалось профессиональными знаниями и любознательностью дипломированного биолога). Во-вторых, профессиональное биологическое образование удачно заместило на старте фермерства недостаток практического опыта ведения фермерского хозяйства. В-третьих, оно обеспечило ему почти сразу передовой характер этой деятельности с технологической стороны. Для развития своего хозяйства Вячеслав стал применять новые знания и технологии в агротехнике, например, биодинамическое земледелие, которому не учат в агротехникуме. [64]

Создание услуг Конного центра «Аврора» также связано с профессиональными знаниями и еще больше — профессиональными навыками и длительным опытом работы одновременно в спорте (собственное регулярное участие в соревнованиях), тренировке инвалидов-спортсменов, в работе с детьми-инвалидами, в зоотехнике и разведении лошадей, которое, в свою очередь, дает понимание возможностей лошадей для работы с людьми. Но для утверждения профессиональной иппотерапии в российской профессиональной литературе и системе профессиональной подготовки пока отсутствует единая база. Таким образом, одна из используемых для социального предпринимательства профессий не «профессионализировалась» окончательно. Не случайно в интервью Наталья отмечала свою потребность в дальнейшем изучении иппотерапии с учетом различных диагнозов больных детей и различных задач проводимых занятий. В силу молодости иппотерапия пока не утвердилась в России как законченное профессиональное направление, она имеет своих сторонников и результаты лабораторных исследований, прежде всего в психологии и в физиотерапии. В то же время она может не приниматься частью медработников, привыкших работать только с такой «терапией», за которой стоят утвержденные в системе здравоохранения методики и регламенты. Не случайно система здравоохранения, с которым по самому названию связана иппотерапия, относится в мире к наиболее регламентированным профессиям (наряду с юриспруденцией). Именно наличие или отсутствие системы регламентов формально отличают профессиональную сферу от деятельности, находящейся в стадии становления профессии.

Поиск своего места в профессиональном пространстве и выход в междисциплинарное (трансграничное) профессиональное поле отличает многие кейсы социального предпринимательства в России и в мире уже в силу его новаторской природы и необходимости комбинировать профессиональные ресурсы для решения устойчивых социальных проблем. В этом смысле иппотерапия и лечебная верховая езда (нередко иппотерапией неспециалисты называют весь комплекс реабилитационных услуг, оказываемых с помощью лошади) в чем-то схожи и с театральной педагогикой, и с музеем игрушки, и со школой фермеров. В то же время отсутствие отчетливой профессиональной «прописки» в одной из утвердившихся профессиональных дисциплин имеет для нее двоякие последствия. С одной стороны, это дает гибкость и свободу организации, не связывая проблемами лицензирования деятельности, проверками профильных контролирующих органов и проч. С другой — отсутствие профессионального контроля допускает в сферу не только «любителей», но также «шарлатанов» и недобросовестных предпринимателей. Это может бросать тень и на добросовестных специалистов и, кроме того, сдерживает расширение социального эффекта от деятельности социального предпринимателя.

Издержки ранней стадии становления профессии на примере иппотерапии в России хорошо иллюстрируют значение профессионализма, профессиональных регламентов и профессиональной ответственности в развитии социального предпринимательства, поэтому на этом примере стоит остановиться подробнее.

В международной практике профессионализация различных видов социальной работы с использованием верховой езды имеет свои основания в трех базовых профессиональных дисциплинах. Это — психология (в рамках психотерапии), медицина (в рамках физиотерапии и лечебной физкультуры) и профессиональный спорт (в рамках тренировки инвалидов-спортсменов). В США в каждом из них использование верховой езды уже завоевало профессиональный статус. Здесь за соответствующие профессиональные области отвечают влиятельные профессиональные ассоциации, а результаты клинических исследований публикуются в профессиональных журналах различного профиля. [65] В Германии подготовка специалистов по лечебной верховой езде существует в рамках государственной программы реабилитации пациентов. Во Франции иппотерапия существует в ранге университетского образования — открыт факультет иппотерапии в Парижском университете спорта и здоровья.

Россия лишь на полпути в этом направлении. Формально в России иппотерапией стали заниматься с 1991 г., когда был создан детский экологический центр «Живая нить», затем Московский конно-спортивный клуб инвалидов (МККИ), специализирующийся на подготовке инвалидов-спортсменов. В 1997 г. на Всероссийской иппотерапевтической конференции была учреждена Национальная федерация лечебной верховой езды и инвалидного конного спорта (НФ ЛВЕ ИКС), первым президентом которой стала Н. Роберт — врач, кандидат медицинских наук и член сборной команды Грузии по конному спорту [Роберт, 1999; Денисенков, Роберт, Шпицберг, 2002]. В то же время исследования и клиническая практика в области использования лошадей в терапевтических целях изучалась в бывшем СССР, прежде всего в Грузии — в частности, в лечении сколиоза и сердечных заболеваний, развитии физиотерапии [Квирквелия, Цверава, 1982; Цверава, 1988; Лория, Цверава, 2002].

Существующие сегодня в России курсы обучения иппотерапии предоставляют обучение с выдачей сертификата слушателям, имеющим высшее образование в одном из следующих направлений: медицина, спорт, психология. Кроме того, в рамках упомянутой Национальной федерации ЛВЕ и Московского конно-спортивного клуба инвалидов создаются пособия, переводится литература западных авторов. На этом в основном «профессиональное регулирование» соответствующей деятельности со стороны иппотерапевтов заканчивается. В то же время далеко не все организации, в которых проводят практические занятия с использованием лошадей и указывают в списке предлагаемых услуг иппотерапию, хорошо знакомы с этой техникой, тем более не все из них оказывают такие услуги уязвимым социальным группам.

Ссылки на наличие услуги по иппотерапии придают видимость профессионализма и социальной направленности организации, что полезно в первую очередь в конкуренции за здоровых клиентов, увлекающихся верховой ездой или желающих покатать ребенка, так как именно такой клиент обеспечивает организации основную часть доходов. Таким образом, присутствие иппотерапии в списке услуг само по себе не означает социальной направленности предприятия. Но еще большая проблема, имеющая скорее асоциальный характер, — жестокое обращение с животными, которое является оборотной стороной деятельности многих организаций, оказывающих коммерческие услуги при помощи лошадей. [66]

Со злоупотреблениями при коммерческом использовании лошадей сталкивалась наш социальный предприниматель Наталья. В одном случае ей удалось подобрать и выходить совместно с волонтерами брошенную умирающую лошадь. В другом — к судьбе упавшей на городской площади больной лошади, принадлежащей другому предпринимателю, удалось привлечь внимание журналистов и общественности — собственник вынужден был ее вылечить и предъявить для медицинского обследования. В связи со своим вниманием к уходу за животными и непримиримостью к жестокому обращению с лошадьми Наталья и сама подверглась ложному обвинению за чужую жестокость к лошади. Но поскольку ее деятельность отличается большой открытостью, а свидетелями работы являются множество самых разных людей, от ложного обвинения ее защитили инвалиды, волонтеры, а затем и представители городской власти.

Самый развернутый вариант профессионального взаимодействия и профессионального развития вплоть до создания новой профессиональной специализации на базе научного поиска и его практической апробации демонстрирует кейс театральной педагогики. Здесь мы видим соединение профессиональных знаний в области педагогики и театральной режиссуры на базе устойчивой научной традиции. На ее основе создана и отработана методика обучения учителей новому знанию — режиссуре педагогического пространства. Подробный анализ этого кейса с позиций исследования становления новой профессии проведен коллегой и соавтором данной книги И. Поповой [Попова, 2010]. В этом кейсе мы наблюдаем борьбу театральной педагогики за самостоятельную профессиональную юрисдикцию, которая велась как на поле социального предпринимательства, так и в диалоге с государством за официальное признание дисциплины в системе профессионального педагогического образования. Профессиональные аспекты этого кейса фактически были раскрыты в предыдущем разделе при обсуждении моделей социального предпринимательства, поскольку в профессиональном утверждении новой дисциплины состояла сердцевина замысла социального предприятия. Поэтому на нем не стоит еще раз подробно останавливаться. Мы видим здесь, как и в других кейсах, положительную связь между результатами социального предпринимательства и профессиональным развитием в виде нового направления профессиональной специализации, но с отрицательным результатом — вынужденный отказ от социального предпринимательства означал также отказ от притязаний на профессиональную юрисдикцию нового направления. [67]

Каково значение профессиональной принадлежности, профессиональных знаний и опыта в создании и функционировании социальных предприятий?

Во-первых, в социальном предпринимательстве предшествующий профессиональный опыт и квалификация предпринимателя имеют прямое отношение к потребностям целевой группы клиентов или особенностям продукта, который им предлагается, в отличие от стандартного бизнеса, где руководителем более востребованы знания законов экономики, финансов, продвижения продукции на рынок. Эта особенность социального предпринимательства отражает первоочередной характер потребностей клиентов, связанных с их социальными проблемами, в частности по сравнению с другими, коммерческими задачами предприятия.

Во-вторых, задача социального предпринимателя сложнее, чем задача обычного бизнеса, поскольку его замысел предполагает изменение неблагоприятного положения целевой группы клиентов, в каком-то смысле, изменения сложившегося социального порядка в отдельно взятой сфере, который является достаточно устойчивым и не мог быть до сих пор поколеблен в рамках государственных предприятий, бизнеса или НКО. Для того чтобы такую задачу попытаться решить, нужна не просто смекалка или фантазия, но хорошее знание деталей и нюансов как самой проблемы, так и обстоятельств, которые ее поддерживают. Поэтому совершенно естественно, что предложение идеи социального предприятия и разработка механизма ее реализации чаще всего приходит изнутри профессиональной сферы, которую эта идея или этот механизм затрагивают в повседневной профессиональной практике, во взаимодействии с заинтересованными целевыми группами и коллегами, занятыми сходными профессиональными задачами.

В-третьих, профессиональная деятельность и профессионализм отличаются сложным характером труда, длительностью профессиональной подготовки и разработкой профессиональных барьеров на «вход», определяемых качеством знаний и умений человека, претендующего на работу в конкретной профессиональной сфере. В подобных условиях параллельно с техническими формируются этические стандарты — особая трудовая этика и приверженность избранной профессии. Это служит основой поиска лучшей практики и лучших результатов оказания услуги для удовлетворения потребностей целевой группы населения как содержательной потребности деятельности, а не как реакции на материальный стимул. Подобная социальная ответственность профессионалов является благоприятной питательной средой как для создания идеи социального предприятия, так и для использования профессиональной кооперации и профессиональных сетей в его работе.

В-четвертых, одно из необходимых свойств профессионального труда в отличие от более широкой сферы трудовой деятельности — профессиональная автономия и свобода действий в пределах соответствующей компетенции. Это обусловлено значительной долей умственного труда и необходимостью свободного сочетания накопленных знаний (короткое определение профессий — деятельность, основанная на знании, экспертная работа — knowledge-based occupation, expertise). [68] Такой труд в меньшей степени подлежит внешнему контролю при помощи стандартизации и разделения на мелкие операции и в большей степени ориентирован на инновации, применение новых идей и творческих подходов, что с учетом сказанного ранее способствует предложению социально-предпринимательских проектов для решения социальных проблем, находящихся в сфере компетенции профессионала. Все вместе создает благоприятные условия для реализации социального предпринимательства, прежде всего в тех областях экспертных услуг, которые напрямую связаны с социальными потребностями людей и решением их наиболее острых проблем, т. е. в отраслях социальной работы, здравоохранения, образования, культуры и проч.

6.3. Рынок и социальные сети.

Если рынок понимать как встречу многих покупателей и продавцов для обмена товарами или услугами, который регулируется свободным колебанием цен и имеет денежное выражение, то у него немного пространства в деятельности социальных предприятий. Прежде всего потому, что свободный товарный обмен обычно служит одним из частных механизмов, используемых для обеспечения финансовой устойчивости социальных предприятий и непрерывности предоставления ими социальных благ. Однако он мало что объясняет в их организационных моделях и тем более в нахождении необходимых для деятельности ресурсов. Если же использовать более широкое определение, рассматривающее рынок как поле взаимодействий организаций в современных экономиках, связанное с обменом благ и установлением взаимных обязательств, то оно уместно и для описания социально-предпринимательской деятельности. Однако под таким углом зрения может оказаться, что «рынок — это все» [Радаев, 2006, с. 18] или почти все. [69] Почему товарно-денежный обмен, возникающий на основе колебаний спроса и предложения товаров и услуг, не охватывает существа социально-предпринимательской деятельности?

Это объясняется рядом обстоятельств. Во-первых, социальное предпринимательство по своему определению нацелено на решение (ослабление остроты) социальной проблемы, а не на достижение прибыли, поэтому его результативность оценивается прежде всего по социальному, а не экономическому эффекту, хотя отсутствие удовлетворительных экономических результатов (позволяющих поддерживать независимость и самоокупаемость предприятия) может стать барьером для получения искомых социальных. Во-вторых, свободный обмен товарами, денежные ресурсы используются в ходе социального предпринимательства как одно из средств обеспечения непрерывности социальных услуг, но далеко не единственное, а подчас и не главное средство, что определяется хозяйственной моделью социального предприятия и избранной сферой деятельности. В-третьих, для социального предпринимательства характерно заполнение сфер, не занятых стандартным бизнесом, поэтому оно может либо вынужденно использовать ресурсы, которые не имеют наличной экономической ценности, но приобретают таковую лишь в их руках в результате соединения их творческих усилий, социального, культурного и прочего капитала. В-четвертых, и это связано с предыдущим, многие отношения обмена, осуществляемые в рамках социального предпринимательства, не имеют рыночного характера даже с точки зрения второго из приведенных выше определений рынка. Они могут быть не только лишены товарно-денежной формы, как, например, бартер, но иногда не предполагают и установления четких взаимных обязательств. Примерами могут служить: устойчивое использование волонтерского труда, обмен дарами, добровольный неэквивалентный обмен (когда каждый делает для другого то, что может, и тогда, когда сможет, а баланс передаваемых сторонами благ изначально несопоставим либо неравноценен). Использование социальным предпринимательством нерыночных ресурсов и форм обмена — средство преодоления ресурсной недостаточности и встречается также в странах с развитой рыночной экономикой, что отмечают многие исследователи [Starr, MacMillan, 1990; Woolcock, 2001; Baker, Nelson, 2005; Di Domenico, Haugh, Tracey, 2010].

В России это свойство тем более распространено, что здесь у малых предприятий и НКО (эти формы — наиболее вероятная организационная база социальных предприятий) значительно меньше располагаемых ресурсов и более слабая рыночная инфраструктура, чем у их западных коллег. Как следствие — в деятельности социальных предприятий в России больше нерыночных сегментов и больше использования «подручных средств» [Di Domenico, Haugh, Tracey, 2010], а объем услуг имеет сравнительно меньшие масштабы. В-пятых, поскольку социальная сфера (социальное обеспечение, услуги здравоохранения, образования, культуры и др.) в России традиционно является предметом преимущественно государственного регулирования и государственной собственности, влияние конкурентного рынка отходит на второй план. В этом случае услуги, предоставляемые клиентам, может оплачивать за клиента государство. Но даже там, где они оплачиваются самими клиентами, государство участвует в формировании цепочки стоимости, как хорошо иллюстрирует пример АНО «Пролог». Такое совмещение государства и рынка в литературе принято называть квазирынком [Шишкин, 2000; Андрущак, 2005; Корытцев, 2009]. Данный термин используется и в положительной коннотации — как дебюрократизация, повышение эффективности социальных услуг и их приближение к потребителю, и в отрицательной — как псевдорыночный механизм, имитирующий, но не обеспечивающий конкуренцию и результативность, и в нейтральной — для обозначения смешанной системы регулирования в социальной сфере [Le Grand, 1991; Laville, 2003; Pinker, 2006; Bode, 2007; Lewis, Smith, Harrison, 2009 и др.].

Характерным примером нерыночных взаимодействий служит опыт Конного центра. Деятельность этого социального предприятия без достройки недостающих организации экономических ресурсов за счет даровых источников вообще была бы невозможна. В ней отсутствует стандартный наем сотрудников, поскольку, по словам руководителя, организация не может им платить даже скромную зарплату. Между тем организация самоокупаема и достаточно устойчива. Что является источником даровых ресурсов? Особые социальные отношения людей, объединенных любовью к лошадям и убежденностью в важности социальных услуг, которые с помощью лошадей оказывает организация инвалидам и детям с особыми потребностями. Эти особые социальные отношения сложились во многом благодаря оказанию Натальей бесплатных социальных услуг нуждающимся в них людям и структурам, включая государственные.

По идее, эти социальные отношения должны объясняться явлением и категорией социального капитала, по крайней мере в интерпретации Бурдье, который акцентировал внимание на тонкости грани и взаимных переходах («конвертируемости») социального капитала и экономического капитала, социального капитала и культурного капитала [Бурдье, 2002]. В то же время и Бурдье, и ряд других теоретиков социального капитала (например: [Burt, 1997; 1992]) видят в основе социального капитала социальные «связи», понимаемые как связи с «сильными мира», с «полезными» людьми, занимающими сколько-нибудь заметное и важное положение в обществе. Такое одностороннее понимание социального капитала плохо объясняет роль социальной сети, сформированной вокруг Натальи и ее Конного центра. Особенность организации в том, что неформальная социальная сеть, из которой черпаются человеческие ресурсы, состоит из людей, не занимающих на социальной лестнице заметных позиций, это, например, — инвалиды, заинтересованные в услугах, студенты, увлеченные конным спортом и лошадьми, и проч. Именно они обеспечивают постоянный приток волонтеров в организацию и замещают наемных работников, на которых у организации нет средств. Таким образом, организация не только иллюстрирует значительное пересечение состава социальной ценностной сети с составом клиентов, волонтеров и работников [Mair, Schoen, 2005], но также скрепление отношений между ними и предприятием преимущественно неформальными обязательствами. На столь необычном и нерыночном «контракте» основано поддержание большинства жизненно важных функций социального предприятия. При этом собственно «рыночный» блок взаимодействий находится в основном в стороне от его деятельности (продажа жеребят, щенков, оказание платных услуг по прокату лошадей в летний сезон). В этом разведении функций обеспечения самоокупаемости и социального обеспечения Конный центр «Аврора» похож на чешское предприятие М. Черноцки Energeia, рассмотренное в главе 2, хотя встроенность в систему современных рыночных отношений у последнего неизмеримо выше, что, конечно, обусловлено большими масштабами и более богатой ресурсной базой Energeia. Немаловажный момент отличия в ресурсной базе — иной состав социального капитала лидеров организаций. Черноцки до создания социального предприятия был руководителем СМИ, знаком с многими представителями деловых кругов, большую часть времени работает в столице в условиях более развитой экономической среды, что повышает шансы рыночного посредничества в ресурсном обмене и возможности комбинации рыночных ресурсов. Многого из перечисленного лишен Конный центр «Аврора». В то же время связывать использование социальных ресурсов человека для достижения экономических результатов исключительно с неразвитыми экономическими условиями регионов и стран ошибочно. Слишком много исследований в индустриально развитых странах доказывают высокую значимость социального капитала предпринимателей для достижения экономического успеха [Coleman, 1990; Burt, 1992; Nahapiet, Ghoshal, 1998; Anderson, Jack, 2002; Westlund, Bolton, 2003 и др.]. Более того, наблюдения показывают, что в экономически депрессивных регионах и странах ресурсы человеческих отношений, таких как доверие и взаимопомощь, также оказываются подорваны [Woolcock, 1998].

На ценностной сети стоит остановиться особо. Она является частным случаем социальной сети, в которой выделяются отношения признания и одобрения целей и результатов деятельности предприятия. Ценностная сеть легитимирует и поддерживает высокую репутацию Конного центра и его руководителя (Натальи) в глазах более широкой общественности: журналистов местных СМИ, читателей этих СМИ, представителей власти, жителей города. Из кого она состоит? Ценностная сеть социального предприятия во многом совпадает с людьми, включенными во взаимодействие с ним, будь то клиенты, партнеры или волонтеры. В то же время сюда могут входить также спортсмены-конники, специалисты-коневоды, любители животных, социальные работники и другие люди, имеющие в чем-то сходные интересы и(или) характер деятельности, но не включенные в прямое взаимодействие с предприятием, если они одобряют то, что делает Наталья в области заботы о лошадях и заботы о людях. Эта поддержка и моральное одобрение укрепляют в социальном предпринимателе и работниках организации уверенность в важности и общественной значимости выбранного дела. Уникальность Конного центра состоит в том, что разделяемые ценности, к которым относится любовь к лошадям и несколько идеалистичные представления о важности социальной миссии, реализуемой с их помощью, осуществляют те функции, которые в стандартных рыночных условиях выполняют сложные технологии, контракты и материальное стимулирование, т. е. скрепляют различные элементы организации в единое целое.

С ценностной сетью частично совпадает социальная сеть организации. О важности пересечения социальной, ценностной и клиентской сетей, а также человеческих ресурсов организации писали Дж. Мэйр и О. Шон в исследовании успеха трех известных примеров социального предпринимательства — банка Grameen, Секемской инициативы и Мондрагонских кооперативов [Mair, Schoen, 2005]. В то же время качественные характеристики и различия ценностной и социальной сетей в этой работе не конкретизированы. Можно предположить, что для ценностной сети основой общности являются разделяемые убеждения и идеалы, тогда как в социальную сеть организации входят не только «единомышленники», но также люди и организации, имеющие с социальным предприятием и его сотрудниками формальные отношения. При этом в обеих разновидностях сетей есть сегменты разной «плотности» взаимодействия, участники очных и заочных контактов. Так, элементами ценностной сети могут быть и люди, с которыми в той или иной степени себя идентифицирует социальный предприниматель, и те, кого он рассматривает как моральный авторитет. Другими словами, в широком круге ценностной сети могут быть люди, с которыми непосредственные контакты не поддерживаются: например, у которых Наталья когда-то училась, с кем она когда-то советовалась, которые когда-то помогали ей, но также, возможно, и не знакомые непосредственно, но повлиявшие на выбор социальной миссии организации. В то же время в социальную сеть организации входят все участники контактов с членами организации, осуществляющиеся в связи с разными сторонами ее деятельности, включая клиентов и «шапочных» знакомых, имеющих к ней отдаленное отношение. В литературе освещено немало исследований структуры и свойств социальных сетей.

Важной чертой социальных сетей, как видно из предыдущего, является их неоднородность. Если структура социальных сетей еще подлежит анализу посредством сопоставления формальных характеристик и количественных измерений (см. например: [Гранноветтер, 2009 (1973); Putnam, 2001]), то качественная неоднородность ценностной сети представляет серьезные проблемы для ее определения. Например, одни могут видеть главное назначение Конного центра в работе с инвалидами, другие — в прививании людям любви к лошадям как средстве гуманизации человеческих отношений, третьи — в привлечении внимания общественности к условиям содержания животных и их защите. Все это имеет прямое отношение к деятельности организации, но может быть основано на разных ценностях и убеждениях, в чем их общая основа? Ценностная сеть — это не партия, и она не формируется на основе непротиворечивой и последовательной программы. Признание социальной значимости организации и ее морального авторитета — вот что придает единство различным элементам ценностной сети, таким образом, не только ценностная сеть формирует организацию, но и организация — ценностную сеть.

Почему эти вопросы рассматриваются в контексте рынка и экономического поведения социальных предприятий? Во-первых, социальные сети образуют базу социального капитала, конвертируемого в экономический капитал. Во-вторых, в случае недостатка ресурсов и заполнения социальным предприятием незанятого рынком пространства оказания социальных услуг ценностные связи скрепляют отдельные элементы деятельности предприятия в совместную целесообразную деятельность, формируют единство организации. В-третьих, экономическая деятельность хозяйствующих субъектов не является изолированной от социальных отношений и институтов, среди которых она создается и развивается. Это соображение важно не столько как общая констатация связи «всего со всем», сколько в качестве обоснования социальной укорененности различных форм производственной кооперации и предпринимательской стратегии предприятий [Polanyi et al., 1957; Grannovetter, 1985; Nahapiet, Ghoshal, 1998 и проч.]. Однако в социальных предприятиях социальные факторы результативности проявляются более выпукло и наглядно.

Одним из направлений изучения трансформации социальных ресурсов в экономические результаты социальных предприятий и предпринимательства в целом служит развитие и уточнение концепции социального капитала. Различение ценностных сетей в общей совокупности сетей — не единственный способ дифференциации социальных сетей и исследования влияния, которое они производят, будучи переработаны в ресурс хозяйственной деятельности. Вариантом дифференцированного подхода к социальному капиталу и выявлению его подструктур является различение социального и культурного капитала (П. Бурдье). Его определение социального капитала сосредоточено на общем принципе взаимодействия субъектов и не сводится к набору свойств сети: [70] «Социальный капитал представляет собой совокупность реальных или потенциальных ресурсов, связанных с обладанием устойчивой сетью более или менее институционализированных отношений взаимного знакомства и признания, иными словами, с членством в группе» [Бурдье, 2002, с. 66].

Культурный капитал предстает у него в трех ипостасях: 1) как инкорпорированный, воплощенный в состоянии тела и ума человека, он предполагает внутренние усилия и длительность воплощения (один из способов инкорпорирования — домашнее воспитание); 2) как объективированный в материальных предметах и средствах (например, документах и картинах), он может передаваться от человека к человеку, но в отличие от экономического капитала не сводится к независимой от человека форме присвоения, так как имеет свои законы — существует в символической, активной форме и требует адекватного себе обращения и восприятия (например, художественной или научной подготовки, эстетического развития); 3) как институционализированный, т. е. выступающий в форме сертификата или иного общепризнанного свидетельства соответствия культурного статуса его владельца принятым требованиям компетенции [Бурдье, 2002, с. 60–65]. Трансформации культурного и социального капитала будут ниже проиллюстрированы на примере «Музея игрушки».

Дальнейшее уточнение содержания социального капитала ведет к различению все большего числа аспектов и свойств социальных взаимодействий, способных повлиять на достижение экономических результатов организаций. В частности, Дж. Нахапьет и С. Гошал сосредоточились на роли социального капитала в создании и развитии интеллектуального капитала организации [Nahapiet, Ghoshal, 1998]. Для этого они выделяют в социальном капитале три измерения: 1) структурный аспект (характер связей между участниками, их конфигурация в сети и выбор подходящей для них формы организации); 2) когнитивный аспект (язык, символические коды и общие сюжеты коммуникации, формирующие возможности интерпретации событий и обсуждения вопросов, интересующих участников); 3) отношенческий аспект (содержание и качество личных отношений участников в виде идентификации с теми или иными группами, доверия, норм, обязательств). Первое измерение наиболее непосредственно формирует интеллектуальный капитал через доступ к получению, передаче и обмену знаниями. Второе измерение создает конкретные условия доступа к информации, которую можно получить от других — в виде возможностей взаимопонимания, постановки актуальных для сторон вопросов и получения необходимых ответов посредством общего понятийного аппарата, смыслового контекста и общей отсылочной базы обсуждения. Тем самым создаются возможности для накопления и комбинирования знаний. Третье измерение формирует основу для мотивации к получению, обмену и развитию знаний. При этом под интеллектуальным капиталом, который формируется под воздействием социального и обеспечивает успех организации, авторы понимают знания и способность к знанию человеческих коллективов, к которым относятся организации, профессиональные сообщества и группы работников умственного труда [Nahapiet, Ghoshal, 1998, р. 245, 251–256].

Различение «структурного» и «когнитивного», «структурного» и «отношенческого» аспектов для объяснения феномена социального капитала присутствует и в других исследованиях [Burt, 1992; Coleman, 1993; Moran, 2005; Liao, Welch, 2005]. При этом попытки рассмотреть структуру социального капитала с точки зрения формальной конфигурации контактов вызывает критику даже у «формалистского» крыла исследователей (школы Патнэма), которые напоминают, что наличие взаимных контактов и даже их число автоматически не ведут к доверию участников, и аспекты структуры социального капитала должны включать также распределение власти и содержание контактов [Hutchinson, et al., 2004]. В связи с этим некоторые противопоставляют структурный подход социальному капиталу — как изучение формальной конфигурации контактов, и отношенческий подход, рассматривающий качество и содержание отношений [Moran, 2005].

В русле структурных исследований социального капитала развивается концепция «объединяющего» и «связывающего» социального капитала («bridging social capital», «bonding social capital»). Различия во влиянии социального капитала и его последствиях рассматриваются в этом случае в связи с характером объединений, формальных и неформальных, в которых оказываются люди. С понятием объединяющего социального капитала (bridging) ассоциируются гетерогенные сети и добровольные объединения, охватывающих разных по социальному, этническому, демографическому составу людей, а с понятием связывающего социального капитала — гомогенные в социально-экономическом смысле группы. В первых обычно связи более тонкие, менее интенсивные, они отличаются горизонтальной структурой, основанной на очном взаимодействии. Во вторых — связи более «плотные» и интенсивные, считается также, что, будучи основанными на более высоком уровне доверия, они способствуют созданию иерархических структур [Putnam, 1993; Geys, Murdoch, 2008]. Анализ формальных характеристик тех и других нередко приводит исследователей к выводу, что связи первого типа дают уязвимым социальным категориям, желающим изменить свое положение, больше шансов на решение своих проблем и возможности для положительной мобильности, кроме того, они ближе гражданским ценностям, поэтому предпочтительнее для переходных обществ. Связи второго типа, хотя и могут обеспечить более высокую солидарность, доверие и больший объем поддержки, могут консервировать сложившееся status quo, замыкаясь внутри устойчивых социальных групп и не выходя на уровень межгруппового взаимодействия. В этом случае они дают меньше шансов своим членам к существенному изменению сложившегося нежелательного социального или экономического положения. Пищу для подобных гипотез дают не только количественные исследования структуры связей, проведенные Патнэмом в Италии [Putnam, 1993], а затем в США, но и более ранний социометрический анализ межличностных связей Грановеттера [Грановеттер, 2009 (1973)]. В то же время результаты подобных исследований нуждаются в корректном истолковании, которое выходит за рамки настоящей работы.

Многие модели социальных предприятий демонстрируют примеры, когда именно однородные группы, связанные отношениями высокой плотности, могут конвертировать социальный капитал в экономический. Примером служит прежде всего опыт микрофинансирования, когда не один человек, а солидарная и однородная по важным социально-экономическим параметрам группа служит гарантом платежеспособности своих членов, на этом же принципе достигают успеха организации инвалидов. Среди международных кейсов, описанных в главе 2, на этом типе связей построены модели Dessarrollo Comunitario и Lonxanet в Испании, Terra Nova в Бразилии, Chleb Zycia в Польше. В то же время элементы «плотных связей» в однородных группах используются в большинстве представленных международных кейсов и в одном российском — в Конном центре «Аврора». Кроме того, данный тип связей активно используется для активизации интеллектуального капитала и развития внутри компаний [Nahapiet, Ghoshal, 1998; Moran, 2005]. В частности, П. Моран утверждает, что структурный капитал, основанный на конфигурации межгрупповых связей, оказывает положительное влияние на развитие рутинных процессов и повышение качества исполнительских функций, тогда как отношенческий, основанный на плотности внутригрупповых связей, более тесно связан с развитием инноваций. Можно предположить, что недооценка «плотных» связей однородных социальных групп и переоценка «тонких» в неоднородных в ходе преобразовательной деятельности организаций связана с отождествлением социального капитала с набором социальных связей. Между тем социальные связи становятся капиталом только в преобразующей целенаправленной деятельности, что хорошо видно на примерах социального предпринимательства. В то же время представленный обзор подходов показывает, что специфика и содержательная структура социального капитала еще ждут своего исследования.

После экскурса в теорию вернемся к нашим кейсам. Отличный от Конного центра тип социального предприятия представляет деятельность «Музея игрушки» — практически все элементы взаимодействий этого предприятия имеют рыночную форму. На его примере можно наглядно проиллюстрировать рассуждения Бурдье о разных формах капитала. Руководитель «Музея игрушки» В. Санкин конвертировал накопленный культурный капитал, особенность которого определилась не только наследованием отцовской коллекции («объективированный культурный капитал» по Бурдье), но и, по-видимому, воспитанием с детства в духе интереса и знания народного промысла («инкорпорированный культурный капитал»), а также полученный в связи с продолжением семейной традиции коллекционирования социальный капитал (связь с мастерами и коллекционерами) — в экономический капитал. Здесь присутствуют и другие формы культурного и социального капитала (диплом педагога, комсомольские связи и проч.), которые превратились в профессиональные и организационные, а в конечном счете — экономические ресурсы предприятия. Следует при этом обратить внимание, что данная организация отличается наиболее «рыночной» (товарно-денежное оформление сделок, условия свободной конкуренции) бизнес-моделью из всех четырех описанных предприятий. Достижение социальных целей в нем осуществляется почти целиком через куплю-продажу товаров и услуг (закупка игрушек у мастеров — продажа услуг в области музейной педагогики).

Пример Конного центра и «Музея игрушки» представляет собой своего рода «крайние» формы сочетания рыночных и нерыночных элементов в своей деятельности. В первом значительная часть экономики предприятия находится вне сферы рынка, а бизнес мало пересекается с социальными услугами предприятия, которые оказываются бесплатно. Во втором, наоборот, — практически вся деятельность предприятия осуществляется в рыночной форме, это касается отношений с обеими целевыми группами — традиционными мастерами (закупка игрушек) и детьми, с которыми проводятся платные занятия. При этом в обоих кейсах происходит конвертация социального и культурного капитала в экономический. Во многих других исследованных нами примерах бизнес-модель социального предприятия представляет собой более сложное и тесное переплетение рыночных и нерыночных механизмов, отчего, по-видимому, исследователи и стали говорить о предприятиях социально-предпринимательского типа как о «гибридных» организациях [Alter, 2007].

Различная роль рыночного взаимодействия в кейсах Конного центра и «Музея игрушки» проявляется и в характере использования волонтерского труда. В «Музее игрушки» его практически нет, если не считать студентов, приходящих на практику, но они фактически не рассматриваются как работники. В то же время в Конном центре добровольчество составляет неотъемлемое и необходимое условие работы, так как за счет него на регулярной основе восполняются недостающие ресурсы. Использование труда добровольцев в той или иной степени характерно для всех исследованных нами российских предприятий и проанализированных международных. Поскольку с недавнего времени проекты с участием добровольцев в социальных программах многих крупных бизнес-организаций в России стали едва ли не формальным условием «социальной ответственности», некоей отчетной характеристикой, хотелось бы отметить отличие социальных предприятий от подобной практики.

Добровольчество в социальных предприятиях основано на искренней приверженности самих добровольцев целям организации, на наличии разделяемых ценностей, а также на особой важности, а подчас и профессиональном характере используемого труда, обычно на отдельных локальных участках. При этом довольно часто услуги добровольцев используются не в качестве разовой низкоквалифицированной работы из разряда «субботника», но используются по профессиональному назначению. Довольно часто волонтерская помощь связана с применением профессиональных знаний узких специалистов (ветеринарные услуги в Конном центре; разработка методики работы, подготовка фестивалей — в АЛО «Пролог»; услуги специалистов по обустройству дома и территории — в «Школе фермеров» [71]). Профессиональный характер некоторых видов добровольчества является характерной чертой добровольческой деятельности в некоммерческих организациях и социальных предприятиях на Западе. В то же время нетрудно заметить, что отношения с добровольцами затрагивают более широкие направления работы и приобретают более устойчивый характер там, где у организации меньше экономических ресурсов (Конный центр).

На сегодняшний день большая часть организаций, исследованных нами в рамках пилотного проекта, являлись финансово устойчивыми. Однако выбор коммерческого механизма получения финансовых средств для развития своего дела, по признанию многих опрошенных, связан с недостатком либо методичным сокращением в последние годы донорских ресурсов, прежде всего международных фондов. Большинство руководителей организаций при этом заявили, что предпочли бы конкурентному рынку фандрайзинг, если бы таким образом возможно было обеспечить бесперебойное поступление средств на обеспечение целевых социальных услуг. В то же время некоторые руководители (например, «Музея игрушки» и отчасти «Школы фермеров») уже на ранней стадии развития выбрали путь финансовой независимости — как от грантов, так и от государства. Для «Школы фермеров» это верно в той степени, в какой в основе ее самоокупаемости лежит производство сельхозпродукции, а не оплата летних лагерей бюджетными учреждениями. На ограничения, непрозрачность и несправедливость условий предоставления государственной помощи указывала так или иначе большая часть опрошенных. Это с сожалением признают и сами представители государства.

Поскольку социальное предпринимательство — новое явление для России, отдельного внимания заслуживают вопросы становления и формирования экономического замысла социального предприятия для обеспечения его самоокупаемости. Развитие организации с нуля — проблема в любой сфере: и в бизнесе, и в НКО. Ошибки, которые возможны при разработке идеи социального предприятия, будут проанализированы на конкретном примере несколько ниже. Здесь хотелось бы обратить внимание на поиск связи между экономическим решением и решением социальной проблемы при организации социального предприятия.

При всяком начале нового бизнеса необходим объективный анализ потенциального рынка услуг. При этом если услуга предлагается социально уязвимой категории населения, чья потребность в ней очевидна, задача поиска рыночного решения состоит обычно не в том, чтобы убедить потребителя купить услугу. Потенциальный потребитель может не иметь ресурсов, чтобы составить платежеспособный спрос. В этом случае задача социального предпринимателя смещается в область поиска того, кто может заплатить за потребителя. Это может быть государство, и тогда предприятию следует встраиваться в систему государственных услуг, использовать компенсации, пособия и прочие средства, которые государство предоставляет уязвимым категориям в тех или иных случаях (пример «Школы фермеров» — организация детских трудовых лагерей, пример «Пролога» — заключение договоров с вузами на дополнительное профессиональное образование учителей). Но это может быть и создание отдельного рыночного механизма, связывающего тех, у кого есть ресурсы, с тем, у кого есть социальная проблема.

Иллюстрацию двух несхожих между собой решений представляют «Музей игрушки» и Конный центр.

Музей игрушки создавался для решения двух задач — поддержки традиционных народных промыслов и популяризации народного искусства. При этом трудно решаемой социальной проблемой, для решения которой были выдвинуты эти задачи, было умирание традиционных народных промыслов. Для того чтобы промыслы не умирали, необходимо было сформировать устойчивый спрос на их продукцию. Выставки игрушек в крупных городах сами по себе эту функцию выполнить не могли, так как служат в лучшем случае оживлению интереса узкой группы посетителей музея, которые изредка покупают сувениры, здесь еще далеко до устойчивого платежеспособного спроса, способного поддержать мастеров. Создание интерактивного музея игрушки для детей сформировало для этого новый рынок: с одной стороны, установился устойчивый поток посетителей занятий для детей и спрос на такие занятия, с другой — формирование спроса на занятия сформировало спрос на продукцию народных промыслов. Напомним, что плоды народного промысла используются на занятиях не в качестве статических экспонатов, а в качестве игрушек: ими можно играть, их можно расписывать, что приводит к расходованию игрушек, вызывает их оборот и потребность в постоянных поставках новых и новых партий, что для производителей означает устойчивый платежеспособный спрос на их продукцию. Создание нового рынка спроса на игрушки стало возможным благодаря творческой предпринимательской работе социального предприятия, преобразовавшего игрушки в занятия интерактивного музея для детей. При этом как закупки игрушек, так и предложение услуг осуществляются по взаимному соглашению сторон, т. е. на свободном открытом рынке.

В Конном центре материальное обеспечение социальной услуги, на которую нет денег у клиентов-инвалидов, также осуществляется за счет преобразовательных усилий социального предприятия как агента рынка. Оно также выполняет функцию передаточного механизма, соединяющего не связанные между собой группы людей, наделенных ресурсами (покупатели жеребят и других животных) и лишенных этих ресурсов (инвалиды). Но в отличие от предыдущего кейса это уже не клиенты и поставщики организации, а два вида клиентов, где ресурсы одних компенсируют их нехватку у других внутри самого предприятия. Денежные ресурсы покупателей жеребят преобразуются в натуральные услуги для инвалидов, а собственная коммерческая деятельность питает собственную некоммерческую. Рынок животных известен руководителю предприятия давно — и как зоотехнику (в прошлом), и как спортсмену-коннику, и как специалисту по прокату лошадей. Успех на рынке продажи животных определяется репутацией владельца (у нашего предпринимателя она высокая, так как животные ухожены и здоровы, к тому же предприятие оказывает социальные услуги, участвует в городских мероприятиях и проч.). Но бережное внимание к уходу и потребностям лошадей снижает прибыль по сравнению с менее добросовестными предпринимателями, поэтому для поддержания устойчивости и доходности продаж руководитель Конного центра расширяет круг животных, находящихся у него в разведении и предлагаемых для продажи — теперь это еще пони и породистые собаки. Вот пример рыночного позиционирования, в котором доходный бизнес и социальные услуги в основном разведены.

В двух других наших кейсах в рыночные отношения с поставщиками и клиентами встроены ресурсы государства: в АНО «Пролог» (на момент его активной работы) роль государства состояла в регулировании ценообразования, а в «Школе фермеров» — в замещении средств клиентов (оплата услуг детского трудового лагеря, выплата пособий по безработице выпускникам детдомов во время их обучения фермерскому делу и проч.). При этом в обоих социальных предприятиях это дополнялось работой на открытом рынке — в «Школе фермеров» значительная часть доходов связана с продажей сельскохозяйственной продукции, а в АЛО «Пролог» — с предоставлением услуг, в которых были заинтересованы и которые оплачивали учителя и школьные творческие работники. Обращает на себя внимание тот факт, что государство ничего не делало для наших предприятий специально, это предприятия, разрабатывая механизмы своей работы, встраивались в сложившиеся каналы обменов ресурсов и сделок, которые существуют у бюджетных учреждений, и использовали их для решения проблем своих целевых социальных групп.

При этом замысел «Школы фермеров» предполагает тесное переплетение рыночных и квазирыночных ресурсов. Это — бюджетные источники оплаты летнего трудового лагеря, которые используются в то время, когда подростки проходят первое ознакомление с фермерским хозяйством и примериваются к будущей работе; это — государственные пособия по безработице, которые выплачиваются выпускникам детдомов в то время, когда они проходят шестимесячное обучение фермерскому делу; это — средства, полученные от продажи продукции, произведенной трудом самих сирот, когда они уже научились выполнять те или иные виды работ в фермерском хозяйстве и участвуют в производстве сельскохозяйственной продукции. К дополнительным источникам относятся средства выигранных грантов и конкурсов, кредиты и льготы, полагающиеся начинающим молодым фермерам, регистрирующимся в качестве организаторов крестьянского фермерского хозяйства (в хозяйстве В. Горелова уже несколько таких ребят), и проч. Где здесь «рыночное позиционирование»? В принципе таковым можно считать учет различных источников бюджетных и рыночных ресурсов, которые в разном сочетании и последовательности используются в технологии социализации, обучения и продвижении ребят в их новом трудовом поприще. Но поскольку часть этой деятельности попадает в сферу частично закрытого и не вполне прозрачного рынка (квазирынка), успех на нем зависит не столько от конкуренции, сколько от встроенности в систему государственных услуг и стимулов, поддерживаемых соответствующими государственными программами.

Рассмотрим пример стандартных ошибок в постановке социальной проблемы и в рыночном позиционировании проекта социального предприятия. Для анализа этой темы использован опыт работы с заявками конкурсов социального предпринимательства, подаваемых в Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», где один из авторов был экспертом. [72] В этих конкурсах могут участвовать не только опытные организации, но и недавно созданные. Ошибки позиционирования характерны для обеих групп, если до предложения проекта на конкурс организация не работала на рынке услуг. Последнее часто встречается среди опытных некоммерческих организаций, пытающихся сегодня перевести работу на «рыночные рельсы» либо расширить диапазон деятельности.

Одна из организаций, незадолго до этого созданная группой молодых людей, предложила использовать труд инвалидов для работы вновь создаваемого рекламно-информационного интернет-ресурса. Он должен был специализироваться на предоставлении разнообразной полезной информации для местных потребителей, но в первую очередь информации об организациях и расположенных вдоль одной из трасс федерального значения. Предполагалось, что информационный ресурс быстро завоюет популярность среди водителей, постоянно проезжающих по трассе, будет информировать их об организациях услуг, пунктах общественного питания, досуга, магазинах и проч., расположенных по ходу движения. Это, в свою очередь, было призвано привлечь рекламодателей из числа упомянутых организаций, а следовательно, обеспечить самоокупаемость и прибыльность проекта. На этой финансовой основе предполагалось наладить обучение инвалидов работе, связанной с созданием и поддержанием сайтов, — одни из них остались бы работать на новом интернет-ресурсе, а другие, овладев навыками создания сайтов и веб-дизайна, смогли бы трудоустроиться самостоятельно. Для успешной реализации проекта авторы предполагали привлечь опытных специалистов в области программирования и веб-дизайна для обучения инвалидов, а также в области журналистики для подготовки материалов интернет-ресурса.

На первый взгляд, проект оригинален и любопытен. Предприятие должно было решать сразу несколько важных задач: с одной стороны, финансировать систему профессионального обучения инвалидов в популярной на рынке труда сфере деятельности (создание сайтов, веб-дизайн) и, с другой, — обеспечить «встречу» организаций, расположенных вдоль трассы и предлагающих полезные услуги, с потенциальными клиентами — водителями, двигающимися по трассе, посредством информирования и рекламы. В то же время авторы не учли ряда важных моментов. Среди них — недостаточное знание информационно-рекламного рынка, интересов потенциальных платежеспособных клиентов и целевой социальной группы инвалидов. Во-первых, интернет-реклама — сравнительно дешевый для рекламодателей способ рекламы, с этим связана его популярность, но это же означает, что он может служить источником самоокупаемости только при большом обороте посетителей. Столь высокой посещаемостью не всегда могут похвастаться даже популярные издания, поэтому только на рекламе зарабатывают немногие из них. Во-вторых, Интернет трудно привязать к определенной территории, так как люди не пользуются им по территориальному принципу. Они в самом деле интересуются адресами и телефонами учреждений своего города, но при этом самыми посещаемыми являются ресурсы, не привязанные к локальным границам и территории. В-третьих, для того чтобы сделать ресурс популярным у максимально широкого круга земляков, нужно тщательно продумать нерекламный контент, а значит, увидеть в качестве конкурентов наиболее популярные у жителей города интернет-ресурсы и СМИ, что вообще не обсуждалось в проекте. В-четвертых, организаторы не проанализировали структуру и характер потребностей потенциальных потребителей информации о трассе. Например, водители-дальнобойщики являются устойчивыми потребителями услуг организаций, расположенных вдоль трассы, поскольку проводят на ней основное рабочее время, но их привлечение к разрабатываемому интернет-ресурсу требует отдельной проработки, которая не проводилась и возможно проблематична. Организаторы вообще не анализировали структуру потенциальных потребителей среди водителей, как и их информационные потребности. Что касается водителей частных автомобилей с прилегающих территорий, то их мобильность, даже в случае регулярного использования трассы, позволяет пользоваться полезными услугами и торговыми точками за пределами трассы не реже, чем на трассе, что снижает заинтересованность в специализированном информационном ресурсе трассы как таковой. Кроме того, получение полезной по дороге информации об услугах и торговых точках имеет, так сказать, однократный характер, эта информация запоминается после одного-двух обращений, после чего потребность в обращении к ресурсу «постоянных потребителей» трассы отпадает. Если говорить о случайных или экстренных потребностях, то они возникают уже по дороге, где лишь немногие располагают средствами выхода в Интернет для получения соответствующей информации. В-пятых, вызывает вопросы и непроработанность деталей обучения инвалидов мастерству создания сайтов. Чтобы такое обучение привело к трудоустройству, нужно продумать вопросы результативности обучения. Для этого, вероятно, понадобятся и конкурсный отбор на курсы, и сопровождение обучившихся в поиске работодателей, и возможности организации инвалидами собственного дела, и определение, далее, ниши для их бизнеса, поскольку рынок услуг по созданию сайтов не свободен и проч., что также не предполагалось проектом.

Таким образом, свежая мысль и благородное намерение заработать деньги на организацию системы профессионального обучения инвалидов оказалась непроработана глубоко как в части коммерческого воплощения плана, так и в части решения социальной проблемы. Последняя состоит не в отсутствии хороших курсов для инвалидов, хотя их действительно не хватает, а в более низкой конкурентоспособности инвалидов на рынке труда по сравнению с другими категориями населения и в трудностях поиска работы. Решить ее просто хорошие курсы не могут.

В оправдание авторов можно сказать, что социальные предприниматели далеко не сразу приходят к оптимальной модели предприятия и нередко идут методом проб и ошибок. В то же время, как можно было увидеть по опыту описанных кейсов социального предпринимательства, залогом успеха проекта социального предприятия служит опыт работы в заявленной области, дающий глубокие знания о потребностях клиентов и об избранных механизмах их удовлетворения. Причем, поскольку часто — это разные сферы деятельности, организаторам понадобятся партнеры, хорошо знакомые с соответствующей областью. В приведенном примере стартапа в качестве специалистов в заявленной области планировалось привлечь программистов и журналистов, но с учетом коммерческого и социального фокуса проекта ни те, ни другие не могли выступить советниками по выбранной организаторами стратегии.

Хотелось бы вернуться к тому, какое место в замысле социального предприятия занимает рынок. Дело в том, что идея социального предприятия начинается не с позиционирования на рынке, возможно, в этом была основная ошибка заявителей, а с социальных проблем целевой группы. В случае с инвалидами проблемой является не только освоение новых «выгодных» для трудоустройства профессиональных знаний, но и социализация — взаимодействие с работодателями, если это работа по найму, с клиентами — если это собственный бизнес, анализ возможных конкурентных преимуществ и уязвимых черт социальной группы. Следующий вопрос, что такое хорошо знают заявители, что могло бы послужить механизмом или катализатором решения проблемы. Скажем, если инициаторы предприятия — журналисты, то и учить инвалидов стоило бы чему-то в смежной области — тому, что связано со словом и информацией, например, сбору и анализу интернет-информации по тематическим направлениям, хотя бы об агентствах трудоустройства или социальных услугах, написанию резюме и деловой переписке, самопрезентации и деловой коммуникации и проч. В итоге можно было бы попробовать создать из числа успешно завершивших обучение слушателей организацию помощи инвалидам в трудоустройстве. Но это — совершенно другой проект.

Вообще для социальных проектов правильное позиционирование достаточно сложная задача, и проблема в том, что это позиционирование прежде всего не на «рынке». Отправной прагматической точкой является точная формулировка социальной проблемы, она определяется знанием предмета и проверяется наличием устойчивого социального запроса на ее решение. Следующим элементом является предложение механизма, который отвечает на проблему. И только после этого обычно можно обсуждать, имеет ли идея предлагаемого механизма рыночное решение, или нужно запускать параллельный бизнес, который будет питать социальный проект. При этом инновационный механизм решения социальной проблемы, имеющий или не имеющий прямо рыночного решения, возникает, как мы видели, не на ровном месте, а на базе уже сложившегося опыта.

Специфика социального предпринимательства в том, что предприятия внедряются в сферы, где граничат разные институциональные среды, отсюда обсуждение рыночных, квазирыночных и нерыночных форм взаимодействия, поиск возможностей конвертации социального, культурного и интеллектуального капитала в экономический капитал и проч. В итоге в их реальной работе различные институциональные условия и ограничения накладываются друг на друга, своей деятельностью социальные предприятия сами создают прецеденты таких встреч, комбинаций и столкновений. В западной науке это принято ставить им в заслугу как институциональное новаторство и преодоление «несправедливого равновесия», обусловливающего неблагоприятное положение определенных социальных групп и многие устойчивые социальные проблемы [Martin, Osberg, 2007, р. 35]. Немалую роль как в создании несправедливого равновесия, так и в его преодолении может играть государство.

Глава 7.Социальное предпринимательство и государство

В проблеме взаимоотношений социального предприятия и государства есть несколько аспектов, зависящих от того, что мы понимаем под государством — государственные департаменты, регулирующие определенные направления деятельности хозяйствующих субъектов, предприятия, находящиеся в государственной собственности, или систему процедур, требований и норм, в той или иной степени определяющихся государством и создающих институциональное поле и систему коммуникаций, в которых, хотят они этого или нет, действуют социальные предприятия. Первый подход предполагает рассмотрение взаимодействия социального предприятия с конкретными департаментами и подразделениями органов власти с учетом разделения их зон ответственности — по принципу коммерческой или некоммерческой деятельности предприятий, отдельных отраслей или группы отраслей. Второй подход фокусируется на взаимодействии социального предприятия с бюджетными учреждениями как партнерами, либо клиентами его услуг, результаты которого во многом определяются готовностью или неготовностью социального предприятия отвечать регламентам и ограничениям, которыми связаны бюджетные учреждения как подведомственные государству организации. Третий подход, хотя отчасти вытекает из предыдущих, предполагает не только прямое, но и опосредованное взаимодействие с государством, и анализирует «встраивание» социального предприятия в существующую институциональную и коммуникативную среду, характеризующую избранную им сферу и территорию деятельности, которую во много в России определяет государство, тем более — в социальной сфере.

В процессе исследования мы имели возможность обсудить проблемы взаимодействия с государством как с социальными предпринимателями, так и с представителями государственных ведомств и служб, выступавших партнерами или кураторами соответствующих предприятий, в результате мы получили примеры всех указанных видов взаимодействия. В то же время в данной главе не ставилась задача описать все его возможные стороны в максимальной полноте, но представить картину и круг возможных проблем в целом. Что касается полноты и деталей, то их может быть множество, они заметно варьируют в зависимости от избранной предпринимателем отрасли деятельности, целевой группы, специфики территории и многих других факторов.

Распределение зон ответственности департаментов: поддержка бизнеса.

Особенность социальных предприятий как в России, так и в других странах, состоит в том, что социальный предприниматель выбирает организационно-правовую форму, опираясь исключительно на ее техническое соответствие задачам организации и располагаемым ресурсам. Организационные формы и отрасли, в которых они работают, весьма разнообразны. Поэтому формальные критерии, такие как организационная форма, отрасль, правовой статус, для выявления социальных предприятий непригодны. Трудно обеспечить единую политику стимулирования развития социальных предприятий как при чисто секторном (по форме собственности предприятий), так и чисто отраслевом делении зон ответственности государственных комитетов и департаментов. На поддержку каких департаментов региональных органов власти могут сегодня опереться социальные предприятия?

В целом региональная структура управления принимает скорее секторное деление зон ответственности: частный сектор оказывается в ведении одних, общественный сектор — других, бюджетный сектор — третьих департаментов. Однако внимание и возможности содействия деятельности соответствующих этим секторам предприятий распределяются в органах региональной власти неравномерно, непоследовательно и недостаточно прозрачно, о чем пойдет речь в дальнейшем.

Регулирование бизнеса обычно закреплено за Департаментом развития предпринимательства и торговли и Департаментом промышленной политики, тогда как взаимодействие с общественными и некоммерческими организациями относится к ведению департаментов и комитетов по связям с общественными организациями. Но наибольшее внимание региональных органов власти сосредоточено на деятельности бюджетной сферы, внутри которой усилия государства распределяются по отраслевому принципу: Департамент образования, Департамент здравоохранения, Департамент культуры и т. д. Департамент социального развития также реализует отраслевой принцип внутри бюджетной сферы, основные направления его работы — это, как правило, выполнение государственных обязательств по социальным выплатам и компенсациям перед уязвимыми категориями граждан, а также управление бюджетными интернатами и другими социальными учреждениями, предназначенными для пожилых людей, детей, инвалидов.

Фактически в системе региональных правительств почти не реализуется межсекторный принцип работы, где внутри одного департамента была бы налажена работа и взаимодействие с предприятиями разной формы собственности, занятыми сходной либо дополняющей друг друга деятельностью. Формально к такому типу могут быть отнесены, например, департаменты ЖКХ. Действительно, по идее в департаментах ЖКХ помимо управления государственным жилым фондом осуществляется взаимодействие с частными операторами коммунальных услуг, инвесторами, организациями технического надзора за капремонтом, проектными организациями и проч. Но фактически основная работа соответствующих департаментов сводится к управлению подведомственными, т. е. государственными учреждениями. Едва ли не единственным органом, выполняющим свои функции в реальном межсекторном поле, являются Департаменты труда и занятости. С одной стороны, они регулируют деятельность государственных территориальных центров занятости, осуществляющих прием и регистрацию безработных, назначение пособий и консультации, а с другой — занимаются содействием в трудоустройстве по заявленным работодателями вакансиям, что предполагает регулярное взаимодействие с работодателями, организацию ярмарок вакансий, сотрудничество с учреждениями профессионального образования и проч.

Что все это значит для социального предпринимателя? На сегодняшний день социальный предприниматель фактически в значительной степени зависит от выбранной организационно-правовой формы деятельности. Если это частный сектор (ИП, 000, кооператив и др.), то он попадает в зону возможностей и ответственности Департамента поддержки предпринимательства и торговли. Если же он зарегистрирован как некоммерческая или общественная организация, то может вообще не найти для себя структуры государственной поддержки, поскольку государственные подразделения по работе с гражданскими, общественными или некоммерческими организациями (названия могут варьировать) существуют далеко не во всех регионах. Попытка найти поддержку не по секторальному, а по отраслевому принципу также натыкается на препятствия, поскольку департаменты образования, здравоохранения, культуры и проч. специализируются прежде всего на работе с подведомственными бюджетными учреждениями, связанными с региональными органами власти отношениями субординации и профессиональными стандартами отрасли. При этом общей проблемой диалога социальных предприятий с представителями региональных правительств является недостаток информации о направлениях работы того или иного департамента, приоритетах при отборе клиентов, получателях льгот и т. д., а также отсутствие ясных критериев разделения зон ответственности, поскольку название департамента не покрывает всех утвержденных аспектов работы, что будет видно ниже.

Начнем с Департамента развития предпринимательства (в разных формулировках — «предпринимательства и торговли», «малого и среднего предпринимательства» и т. д.).

Во многих регионах на сайте Департамента (или Министерства регионального правительства) можно получить информацию о пакете документов на регистрацию субъекта МСП (малого и среднего предпринимательства), о возможностях консультации, о региональных выставках-ярмарках, а также некоторых столь важных для предприятий приоритетных направлениях поддержки. Как правило, это — сельское хозяйство и производство экспортной продукции. Нередко Департамент располагает весьма скромными финансовыми средствами, отсюда — сужение круга приоритетов. В сравнительно благополучных регионах субсидии выделяются по более широкому кругу предприятий. Например, в Пермском крае предоставляются субсидии победителям краевых студенческих конкурсов бизнес-идей (на частичное возмещение затрат на разработку бизнес-планов), стимулируются новаторские идеи и программы развития человеческого потенциала (посредством возмещения части затрат, связанных с патентованием изобретений, госрегистрацией иных результатов интеллектуальной деятельности, обучением руководителей и сотрудников МСП и проч.). В ряде регионов на содействие помимо фермеров и экспортеров могут претендовать также организации, занятые поддержкой народных промыслов и туризма (например, это оговорено направлениями работы соответствующего департамента Нижегородской области). Гораздо реже в перечень приоритетов Департамента поддержки предпринимательства попадают предприятия социальной сферы. Например, в Пермском крае под субсидии подпадают лечебные учреждения, предлагающие услуги врачей общей практики, но это скорее исключение из правил. Однако в целом социальным приоритетам не место в Департаментах предпринимательства и торговли — такова философия сложившейся системы разделения зон ответственности государственных структур. [73] В то же время и такая устойчивая позиция в системе приоритетов, как фермерство вовсе не является гарантией получения ресурсов. Проблема не только в их скудности, но и в непрозрачности системы отбора кандидатов и предоставления средств. У нас есть целый ряд свидетельств, когда зарекомендовавшие себя с лучшей стороны фермерские хозяйства не могли получить ни льгот, ни субсидий.

Откуда берутся приоритеты поддержки предпринимательства в регионах? Все они укладываются в приоритеты, сформулированные в Федеральном законе от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (вступил в силу с 01.02.2008). В законе особо выделяется: поддержка в области подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров; в области инноваций и промышленного производства; в области ремесленной деятельности; в области внешнеэкономической деятельности и сельскохозяйственной деятельности. Недостаток средств на региональном и местном уровне вынуждает органы региональной власти сузить либо приоритеты, либо число потенциальных получателей льготных субсидий, грантов и проч., либо то и другое.

В то же время региональный Департамент поддержки предпринимательства — не единственный орган, на который возложена государственная поддержка предпринимательства. Тот же закон о поддержке МСП отдельным Положением устанавливает необходимость создания инфраструктуры поддержки предпринимательства в виде бизнес-инкубаторов и муниципальных фондов. В ответ на это в последние 2–3 года такие структуры появились во многих регионах и муниципалитетах. В некоторых субъектах федерации из них уже создана более или менее разветвленная инфраструктура. Например, в Кировской области зарегистрировано 25 муниципальных и районных фондов поддержки малого предпринимательства, а также три бизнес-инкубатора, около 30 районных и муниципальных фондов и центров поддержки предпринимательства существует в Нижегородской области, активно идет процесс создания таких структур и в других регионах. Нельзя сказать, что идея подобных фондов не существовала до введения упомянутого закона: первые областные фонды поддержки малого предпринимательства появились в Красноярском крае и Воронежской области соответственно в 1997 и 1998 г. В них накопился уже значительный опыт, который необходимо изучать. Что касается эффективности директивного массового создания подобных фондов в муниципалитетах и районах, то это зависит от наличия средств и стратегии. На сегодняшний день отмечается нехватка того и другого. Нередко во вновь созданных фондах и бизнес-инкубаторах вообще отсутствует определение приоритетов, что, возможно, подразумевает ориентацию на приоритеты, уже изложенные в упомянутом законе. Это лишний раз указывает на отсутствие ясного понимания у региональных руководителей, что именно и каким образом эти организации должны делать.

Не могут ли новые государственные структуры поддержки предпринимательства стать катализатором развития социального предпринимательства? О результативности деятельности новых организаций судить пока рано. Во-первых, большинство из них работает непродолжительное время. Во-вторых, в подведомственных учреждениях государственной власти принято считать, что приоритеты определяются вышестоящей структурой, а отмашки на социальные приоритеты при развитии предпринимательства пока не было. В-третьих, опыт анализа заявок от вновь созданных под патронажем региональной власти бизнес-инкубаторов на конкурсы социального предпринимательства, [74] где некоторым из авторов удалось выступать в качестве экспертов, пока указывает на незрелость проектов подобных структур. Их заявки выглядят слабыми как с точки зрения понимания проблем выбранных для проекта целевых социальных групп, так и с точки зрения анализа рынка консультационных услуг, на который организация планировала выйти в случае реализации проекта. За три года работы над экспертизой заявок в области социального предпринимательства авторам ни разу не приходилось читать заслуживающие поддержки предложения от новоиспеченных бизнес-инкубаторов. Разумеется, это не приговор. Справедливости ради надо сказать, что заявки предлагались от организаций, существующих не более года, они просто не успели набраться опыта и, кроме того, подавались как социально ориентированные проекты, что для них самих было новым. В чем была слабость этих проектов? [75]

Во-первых, в них содержались весьма расплывчатые формулировки задач проекта, в которых скорее всего повторялись направления региональной программы, по которой они были созданы. Во-вторых, чтобы убедить комиссию в социальной значимости проекта, в качестве социального адресата в заявках предлагались одновременно очень разные по типу и готовности к организации бизнеса социальные группы населения (например, выпускники средних и высших учебных заведений и инвалиды, пенсионеры и одинокие матери и проч.). Соединение столь разных групп в одном проекте (если только речь не идет о какой-то уникальной методике активизации личного потенциала, но мы с такими проектами не сталкивались) обычно свидетельствует о недостаточном знании социальных барьеров и потенциальных ресурсов выбранных социальных категорий, а значит, о неконкретности замысла и невысокой эффективности будущей помощи в организации бизнеса данных категорий населения. Все это свидетельствует не о том, что бизнес-инкубаторы не нужны, а ошибки нельзя исправить, а о том, что организаторы бизнес-инкубаторов не всегда хорошо представляют себе работу, которой им предстоит заниматься, и, возможно, берутся за дело не с того конца. В некоторых регионах на строительство бизнес-инкубаторов тратятся немалые деньги, подчас без учета обоснованности их территориального расположения с точки зрения возможностей привлечения специалистов и партнеров. Нередко основной акцент капиталовложений делается на помещения. Это, конечно, важный актив для бизнеса, но если говорить о бизнес-инкубаторе, его главным активом должны стать прежде всего творческие личности, профессионалы, знающие бизнес среду, представляющие себе трудности стартапа и одновременно способные работать с людьми, включая уязвимые социальные группы населения.

Было бы логично организовывать бизнес-инкубаторы на базе или в качестве сопровождения уже зарекомендовавшей себя практики успешных предпринимателей в своих регионах для ее мультипликации и совершенствования. Например, «Школа фермеров» В. Горелова уже является фактическим бизнес-инкубатором. Почему бы не использовать его опыт для создания новых бизнесов или не поддержать его начинание ресурсами и кадрами, чтобы усилить социальный и экономический эффект начатой работы?

Еще один вариант укрепления профессиональной базы бизнес-инкубаторов — сотрудничество с «профильными» вузами. Здесь тоже пока не все гладко, поскольку далеко не каждый вуз, имеющий специализацию «Менеджмент», способен предоставить сильные кадры, способные помочь другим создать новый бизнес. Качество подготовки курсов и преподавательского состава ряда региональных вузов вызывает нарекания как раз в части увязки преподаваемых дисциплин и используемых для этого методов с практическими задачами менеджмента в компаниях. [76] Поэтому к сотрудничеству с вузами вновь создаваемым бизнес-инкубаторам следует подходить внимательно. В то же время бывают случаи, когда сами вузы инициируют создание бизнес-инкубаторов.

В первоначальном варианте этой главы в качестве положительного примера сотрудничества вуза, бизнес-инкубатора и власти был предусмотрен пример Центра социального предпринимательства (ЦСП) в Новосибирской области, о котором уже говорилось в главе 4. Здесь по инициативе группы энтузиастов — преподавателей менеджмента НГТУ на основе разработанного курса по управлению социальными проектами был организован бизнес-инкубатор. Важными отличительными чертами этого проекта были, во-первых, серьезная предварительная теоретическая и практическая подготовка, основанная на сотрудничестве сразу с тремя ведущими европейскими университетами — Университетом Мюнцера (Германия), Университетом Болоньи (Италия) и Лондонской школой экономики. Во-вторых, к учебе по конкурсу привлекались наиболее мотивированные студенты — имеющие жизнеспособные идеи социальных проектов и готовые пройти платное обучение. В-третьих, сотрудники ЦСП не бросали учеников по окончании обучения, сопровождая их первые шаги в бизнесе, чтобы обеспечить надежный результат, для чего служил бизнес-инкубатор. Это начинание было вскоре поддержано администрацией области и в определенный момент выглядело весьма успешным. Заметим, что бизнес-инкубатор был создан за несколько лет до вступления в силу упомянутого выше закона о поддержке МСП, т. е. являлся инициативой «снизу». Однако наши недавние контакты с коллегами из ЦСП НГТУ, к сожалению, не подтвердили успешности этого начинания. Почему? Коллеги были скупы на объяснения, по-видимому, не желая выносить сор из избы, но кое-что, думаем, нам удалось понять, причем в этом нет никакой тайны. Главная проблема, которая отмечается всеми предпринимателями из разных регионов, а не только специалистов ЦСП, — необходимость доступа к льготным кредитам на старте бизнеса.

Областные власти могут в лучшем случае один раз дать грант на разработку методической базы или обучение, но не обеспечивают системной поддержки предприятиям — будь то льготные кредиты или другие формы регулярной поддержки. Чаще всего помощь со стороны государства (если она вообще есть) носит моральный, иногда консультативный характер. Разумеется, если бы в России существовала разветвленная негосударственная система поддержки начинающего бизнеса, не было бы нужды обращаться за финансовой помощью к государству, но ее нет, в немалой степени — по вине государства, не создавшего для этого благоприятных условий. Предложения к представителям бизнеса поддержать венчурные социальные предприятия выпускников новосибирского ЦСП снова возвращали организаторов бизнес-инкубатора к государству — бизнесмены, готовые предоставить кредиты, требовали финансовых гарантий. Единственным гарантом в случае ЦСП мог выступить сам университет, но это гарант условный, так как он является бюджетным учреждением. Два-три года попыток найти схему приемлемых условий кредитования начинающего социального бизнеса к успеху не привели, и работа бизнес-инкубатора при ЦСП была свернута. Формально при университете (но не при центре, как было раньше) существует бизнес-инкубатор, но фактически он служит офисным помещением для работы студентов над бизнес-проектами и иногда оказывает консультационные услуги, но это ничего общего не имеет с «выращиванием бизнеса», на который были нацелены в ЦСП, и с тем, что подразумевается под бизнес-инкубатором в собственном смысле слова. Возникает вопрос, почему, когда идея бизнес-инкубаторов была поддержана уже на федеральном уровне, а в бизнес-инкубаторе при ЦСП уже накопился значительный практический опыт — выпускники центра начали свой бизнес, были апробированы варианты кредитования, выпущены учебные пособия, — не стал востребованным государством? У нас нет на это ответа.

В любом случае инфраструктура поддержки малого бизнеса, создаваемая в России по инициативе государства, методом проб и ошибок только начинает разворачиваться, и сегодняшние социальные предприниматели пока не могут на нее опереться, скорее — сами могли бы подпитывать ее своими идеями и опытом.

Распределение зон ответственности департаментов: поддержка НКО.

Вернемся к распределению зон ответственности региональных департаментов и рассмотрим возможности поддержки социальных предприятий по линии поддержки некоммерческих организаций.

Наверное, нет смысла повторять общеизвестные факты, что некоммерческий статус имеют очень разные организации — от приютов для бездомных и благотворительных фондов до микрофинансовых учреждений и адвокатских бюро. В настоящей работе под некоммерческими организациями или НКО понимаются не все организации, формально имеющие некоммерческий правовой статус, но те из них, которые заняты социальным обеспечением и социальной защитой граждан. Преимущественное использование понятия «некоммерческие организации», «НКО» для обозначения гражданской организации социального назначения определилось в России в 1990-е годы как среди самих активистов НКО, так и экспертов, и было призвано, по-видимому, подчеркнуть социально значимый характер деятельности — решение проблем населения, а не достижение прибыли. Тем самым подразумевалось, что разграничение по принципу «коммерческий — некоммерческий» (а точнее — «частное» — «общественное» назначение) определяет существенные различия между двумя типами предприятий, а именно — что у каждого из них своя система сетей, управления активами, отношений с клиентами, свой круг общения и система ценностей. В англоязычной среде ситуация аналогичная, хотя существует вариативность в названиях. [77] По сути, «НКО» — это не столько правовой термин, сколько «социальный конструкт», понятие, приобретшее социальное влияние и общезначимый смысл благодаря социальному действию и негласной социальной конвенции.

Социальные предприятия многим похожи на НКО в части социального назначения и направления прибыли на социальные цели. Но, работая на стыке традиционных границ частного — общественного, коммерческого — некоммерческого, лишь часть из них имеет формальный статус некоммерческой организации, а значит, подпадает под регулирование соответствующих департаментов.

Что это за департаменты? В «демократически продвинутых» регионах это может быть специальный департамент или управление по взаимодействию с гражданскими организациями. Например, в Кировской области существует управление правительства области по демографическому развитию и взаимодействию с институтами гражданского общества, в Санкт-Петербурге — Комитет по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями. В Пермском крае с некоммерческими организациями работает Департамент общественных связей, но он входит в состав не правительства, а администрации губернатора края. Однако подобные «специальные» подразделения для взаимодействия с НКО в структуре региональной власти существуют далеко не во всех регионах.

В некоторых регионах вместо создания подразделения по работе с НКО выделяется список «доверенных» общественных фондов и гражданских организаций (Нижегородская область), которые могут выполнять функции посредников между общественной инициативой и региональной властью. Однако они лишены властных полномочий, что ограничивает предмет взаимодействия и возможности поддержки, кроме того, у таких доверенных организаций могут быть собственные узкокорпоративные интересы, которые не обязаны полностью совпадать ни с государственными приоритетами, ни с интересами обращающихся к ним НКО, что делает их ненадежными посредниками. На посреднические функции между государством и многочисленными НКО ориентировано и создание региональных общественных палат, но они также не имеют полномочий и средств для реальной помощи. Очевидно, что работающие частично в коммерческом поле социальные предприятия нуждаются в партнерах с быстрой реакцией и властными полномочиями, поэтому вязкий переговорный процесс и неочевидные результаты, которые могут предложить посреднические общественные структуры, не могут решить проблемы эффективного взаимодействия с государством в области решения социальных проблем и оказания услуг клиентам.

Во многих регионах для преодоления разобщенности между деятельностью региональных департаментов государственной власти и некоммерческими организациями начинают устанавливаться формы сотрудничества по отраслевому принципу, но с элементами межсекторного регулирования. Однако пока это скорее точечные направления, выбранные к тому же произвольно, без серьезного осмысления социальных приоритетов. Включение работы с гражданскими организациями в планы отраслевых социальных департаментов происходит на базе создания региональных целевых программ. Иногда формулировка направления взаимодействия с НКО достаточно конкретна, часто — весьма расплывчата. Например, целевой программой по патриотическому воспитанию молодежи в Воронежской области предполагается «создание и обеспечение реализации возможностей для более активного вовлечения граждан в решение социально-экономических, культурных и правовых и других проблем общества». Несколько большую определенность этой работе придает то, что заказчиком выступает Департамент образования, науки и молодежной политики. Однако какие из предложений НКО в этих областях будут рассматриваться как решение «социально-экономических, культурных и правовых проблем общества», тем более направленных на патриотическое воспитание, и на чем будут основываться критерии отбора предложений, сказать трудно. Неясно это и потенциальным заявителям от НКО.

Есть и более сфокусированные программы. Так, целевой программой по реабилитации инвалидов предусмотрена поддержка деятельности общественных организаций и объединений, занимающихся реабилитацией инвалидов, также предусмотрено развитие систем социальных служб для инвалидов. Заказчиком этой программы выступают Департамент труда и социального развития Воронежской области, Управление занятости населения Воронежской области.

Если вернуться к работе департаментов социального блока, можно увидеть, что отношения региональной власти и социальных предприятий могут подпадать под ответственность многих из них. Чаще всего взаимодействие с НКО предусмотрено в работе департаментов, связанных с молодежной политикой (это может быть Департамент спорта и молодежной политики, культуры и молодежной политики, образования и молодежной политики и проч.), департаменте социальной защиты населения (чаще всего — в части работы с общественными организациями ветеранов ВОВ и инвалидов), реже — ЖКХ (эта работа иногда связана с поддержкой гражданских инициатив по благоустройству территорий). При этом характерной чертой работы отраслевых социальных департаментов является то, что работа с НКО рассматривается как дополнительная к основной деятельности департамента. Поэтому они готовы взаимодействовать с НКО лишь в узких рамках возможностей, оговоренных целевой программой. Если такое сотрудничество целевыми программами не предусмотрено, НКО-заявитель будет направлен в другой департамент или комитет, где весьма вероятно хождение по кругу.

Рассмотрение работы с НКО как вторичной по отношению к основному фокусу — работе с подведомственными бюджетными организациями связана для департаментов социального блока с двумя взаимосвязанными обстоятельствами. С одной стороны, приоритетами департаментов образования, здравоохранения, культуры, физической культуры и спорта и проч. является регулирование деятельности соответствующих бюджетных организаций регионального подчинения (соответственно, школ и вузов, больниц и поликлиник, спортивных команд и соответствующих сооружений), а не общественных инициатив и социальных предприятий с неопределенным правовым и организационным статусом. С другой — в силу указанного обстоятельства они ориентированы на определенный тип взаимодействия — легче справляются с рутинными задачами технического и формального контроля, нежели с вопросами, требующими воображения и инноваций. С третьей стороны, работа со многими подведомственными учреждениями (прежде всего в области здравоохранения и образования) осложняется регламентацией, обусловленной внутренними профессиональными стандартами соответствующих отраслей. В результате между департаментами социального блока и профильными бюджетными учреждениями вырабатывается бюрократический высокорегламентированный стиль отношений, в равной степени доступный и понятный обеим сторонам. На этом фоне некоммерческие организации и социальные предприятия, созданные по инициативе «снизу» даже вполне профессиональными людьми, воспринимаются сотрудниками департаментов как недостаточно подготовленные и не вполне профессиональные партнеры, требующие к тому же повышенной опеки, внимания, иного непривычного стиля работы. Эти различия в стилях и опыте контактов отражаются на взаимопонимании и поддержке реальных и потенциальных социальных предприятий.

Посмотрев на описанную структуру региональных департаментов со стороны, глазами заинтересованного во взаимодействии и поддержке социального предпринимателя от НКО, становится понятно, что существующая система распределения ответственности в департаментах и ведомствах региональной власти ставит их в непростую ситуацию: во-первых, потому что она фактически децентрализована и не наглядна, в ней трудно понять, кто за что отвечает и к кому с чем следует обращаться; во-вторых, потому что найти нужную информацию на сайте региональных правительств не так-то просто — глядя на пестроту ведомств и комиссий, трудно получить информацию о работе программ, которые ориентированы именно на тебя и по ним еще не распределены деньги (вопрос коррупционных схем мы здесь не обсуждаем, это отдельная тема); в-третьих, потому что ресурсы специализированных социальных департаментов — образования, здравоохранения или социального обеспечения — распределяются в первую очередь в интересах профильных бюджетных учреждений, на которые их тоже не хватает, поэтому к НКО и социальным предприятиям они могут попасть фактически по остаточному принципу.

Опыт взаимодействия социальных предприятий с государственными департаментами.

В исследованных кейсах социального предпринимательства было немало примеров взаимодействия с различными департаментами региональной администрации. Значительная доля контактов, возможно объективно, не завершается ничем (например, потому что обращение состоялось не по адресу, в неподходящее для рассмотрения время, в отсутствие необходимых документов и проч.). Но бывают случаи, когда и контакта достичь не удается. Так, несмотря на явную социальную значимость работы с инвалидами, руководителю Конного центра «Аврора» Н. Денисовой пока не удалось добиться встречи с руководителем Агентства по спорту и туризму Республики Коми, чтобы обсудить возможности финансовой поддержки участия ее воспитанников-инвалидов в соревнованиях по конному спорту инвалидов. Пока ее контакты с государством ограничиваются уровнем города, где налажено сотрудничество с Департаментом культуры. Однако вопросы поддержки инвалидов и спорта находятся в ведении краевых властей.

По идее работа с льготными (инвалиды, сироты) или приоритетными (дети и подростки) категориями населения должна обеспечивать социальному предпринимателю какие-либо преимущества на рынке или в отношениях с государством, поскольку в программах регионального развития регулярно указываются в качестве социальных приоритетов проблемы развития детства и поддержка уязвимых категорий населения, где инвалиды и сироты стоят одними из первых. Права на соответствующие льготы прописаны также в федеральном и региональном законодательстве. На практике государство идет навстречу уже оформленной снизу инициативе далеко не всегда.

Еще один пример нестыковки прописанных льгот с действующей практикой демонстрирует опыт «Музея игрушки» в г. Москве. На протяжении многих лет его руководитель А. Санкин арендует помещение для музея на общих коммерческих основаниях с другими предпринимателями-арендаторами. Предприятие имеет право на льготную аренду, но город отвечает, что помещений нет. С одной стороны, государственные структуры оказываются не заинтересованы в предоставлении помещений для льготной аренды и перекладывают поиск на предпринимателя, а с другой — потенциальному арендодателю выгоден арендатор, не обремененный «льготами» и готовый к выплатам в любой удобной для арендодателя форме. В итоге социальный предприниматель выбрал позицию дистанцирования от государственных органов власти, обращаясь к ним только тогда, когда необходима организационная поддержка — так было на первом этапе создания организации, когда через городской Департамент занятости в школах распространялась информация о работе музея.

У руководителя «Школы фермеров» — более широкий и разнообразный опыт взаимодействия с краевой администрацией, и ему не откажешь в настойчивости. Здесь уже упоминалось о кредитах Фонда поддержки предпринимательства в 2004–2005 гг., «Школа фермеров» неоднократно бывала победителем городских и областных конкурсов социальных проектов. В то же время в «профильном» департаменте — Министерстве развития предпринимательства и торговли Пермского края, к которому относится поддержка фермерства, руководитель «Школы фермеров» пока ни разу не получал поддержки. То же самое касается Министерства культуры, молодежной политики и массовых коммуникаций, которое отвечает в крае за работу с молодежью. В настоящее время руководителем «Школы фермеров» ведутся переговоры с Министерством социального развития края о том, чтобы сотрудничать по программе постинтернатной адаптации сирот. Однако несмотря на то что между В. Гореловым и представителями этого министерства установилось взаимопонимание, нахождение приемлемого решения для обеих сторон представляет трудности. Разберем эту ситуацию более подробно.

Логика социального предпринимателя такова: он просит немного — возможности устойчивой работы с сиротами, начиная с предвыпускного класса в детском доме и до обучения самостоятельному ведению фермерского хозяйства, включая постоянную поддержку, чтобы их хозяйства встали на ноги. Для этого нужно, чтобы его деятельность стала составной частью краевой программы постинтерната. Включение в программу необходимо для того, чтобы получить возможность работать с одной и той же группой сирот непрерывно на протяжении ряда лет. Сегодня этой непрерывности добиться не удается.

В чем трудности обеспечения непрерывности? В том, что краевая администрация стимулирует заключение договоров детских домов с учреждениями начальной и средней профессиональной подготовки для перемещения выпускников в лицеи. При всей важности идеи дальнейшего образования учеба в техникуме — без предварительной социальной и трудовой адаптации сирот — приводит нередко к противоположному результату. Лишь немногие наиболее мотивированные доучиваются и получают профессию. Остальные, оставшись без присмотра, к которому они привыкли в детдоме, и не будучи приспособлеными к самостоятельной жизни в наполненном соблазнами городе, оказываются в большинстве предоставлены сами себе, а значит — улице и преступности. Несколько ребят, прошедших в 14–16 лет летний лагерь в «Школе фермеров», но оставшихся в городе по выпуску из детского дома, сегодня пишут В. Горелову письма из мест лишения свободы. Для предотвращения подобной ситуации В. Гореловым и была разработана методика постинтернатной адаптации сирот.

Раз уж мы говорим о диалоге социального предпринимателя и государства, посмотрим на эту ситуацию глазами краевой администрации. [78]

Министерство подготовило целый ряд программ, связанных с сиротством. Для совершеннолетних сирот это: 1) постинтернатная адаптация выпускников детских домов и 2) постинтернатная адаптация и профилактика повторной преступности. Поскольку по первому направлению руководство края уже приняло масштабное решение — программу профессиональной подготовки рабочих кадров и специалистов из числа выпускников детских домов в сотрудничестве с учреждениями начального и среднего профессионального образования, а также программу развития кадетского движения, — более критичным для достижения положительных результатов по двум указанным программам оно считает работу по предупреждению повторной преступности сирот. Поэтому департамент строит свое сотрудничество со «Школой фермеров» именно по ней.

С точки зрения государственного департамента в этом есть своя логика. Но на наш взгляд, она формалистична. Своей «Школой фермеров» В. Горелов предлагает отработанный на практике механизм предупреждения первичной преступности молодежи, а ему предлагают заниматься вторичной, когда молодые люди уже оказались кем-то упущены. Кроме того, не стоит забывать, что «Школа фермеров» — это не только социальная адаптация неблагополучной молодежи, это еще и результативный труд, и самоокупаемая хозяйственная деятельность. Все-таки перед Антоном Семеновичем Макаренко не стояла «остро» задача обеспечить самоокупаемость своей колонии. Не должно ли государство идти за успешным опытом социального предпринимателя и помогать ему, а не использовать его для закрытия узких мест?

Среди работы региональных департаментов и ведомств, которые могут успешно содействовать развитию социального предпринимательства, отдельное место занимают региональные службы занятости. Находясь на стыке экономических и социальных проблем, они фактически выполняют функции посредников между региональной и муниципальной властью, с одной стороны, и негосударственными предприятиями (будь то бизнес или НКО) — с другой.

В опыте наших социальных предпринимателей такое сотрудничество велось регулярно со «Школой фермеров». Взаимодействие социального предпринимателя со Службой занятости города и края началось 10 лет назад, когда он еще занимался социально ориентированным туризмом и организовывал туристические походы и активный отдых для неблагополучной молодежи. С 2005 г. это сотрудничество осуществляется в рамках «Школы фермеров» и связано с реализацией программы временного трудоустройства подростков в возрасте 14–18 лет в летних трудовых лагерях, а также социально-профессиональной адаптацией безработных. В рамках последнего направления выпускники сиротских учреждений регистрируются в качестве безработных в Центре занятости и в течение первых 6 месяцев, получая пособие по безработице, проходят курс адаптации и обучения фермерскому делу в «Школе фермеров», для того, чтобы через 6 месяцев они уже владели навыками работы в агробизнесе и могли зарегистрироваться в качестве главы КФХ (крестьянско-фермерского хозяйства). После этого они снимаются с учета в Центре занятости в качестве безработных и становятся трудоустроенными фермерами.

Службы занятости могут оказаться полезны и для вновь создаваемых бизнес-инкубаторов. Дело в том, что с момента создания системы служб занятости в России в начале 1990-х годов ими накоплен богатый опыт в области активной политики на рынке труда, куда входит не только профобучение, но и различные программы развития, способствующие нахождению своего места в сфере занятости, включая самозанятость и малый бизнес. Для отработки новых методик работы с безработными в свое время были созданы так называемые «модельные центры занятости», использовавшие в России международный опыт борьбы с безработицей (в качестве базового использовался опыт Канады и Ирландии).

В рамках модельных региональных центров были развернуты программы «Клубов ищущих работу» и «Новый старт», программы самозанятости, развития малого бизнеса, выдавались микрокредиты на начало собственного дела. «Клубы ищущих работу» и «Новый старт» были рассчитаны на активизацию ресурсов личности для поиска работы и адаптацию на рынке труда. В то же время на базе этой работы выделялись кандидаты для дальнейшей подготовки по программе самозанятости и организации собственного бизнеса. Созданные на этой базе методические материалы издавала Федеральная служба занятости населения, в них содержались ссылки на опыт Челябинской, Московской, Волгоградской и Калужской областей, который затем транслировался на другие территории, в частности, в Ульяновскую область и Марий Эл. [79] Произошедшая после этого реорганизация системы управления и финансирования служб занятости сузили пространство активной политики на рынке труда, однако в региональных отделениях СЗ (теперь — региональных Агентствах по занятости населения и городских и районных Центрах занятости населения) продолжает накапливаться опыт работы с уязвимыми и менее конкурентоспособными категориями населения, который важно использовать и развивать.

Партнерство социальных предприятий с бюджетными учреждениями и возможности выполнения их функций.

Подробный анализ опыта работы социальных предпринимателей в России показывает, что социальные предприятия почти обречены на взаимодействие и с государственными органами власти и тем более с учреждениями социальной сферы (школами, больницами, интернатами, музеями, учреждениями профессиональной подготовки и переподготовки и т. п.). С одной стороны, это обусловлено тем, что в решении социальных проблем у них фактически совпадает предметный фокус работы и целевые социальные группы. С другой — именно бюджетные учреждения муниципального, регионального и федерального уровней служат каналом реализации социальной политики, другими словами, область предоставления социальных услуг и социального обеспечения в России является почти целиком подведомственной государству. Третий сектор и корпоративная благотворительность, где также реализуются ориентированные на нужды населения социальные проекты, занимают малую часть этой области, что существенно отличает ситуацию в России и от Европы, и от Америки.

Принадлежность к государству накладывает свой отпечаток на взаимодействие бюджетных организаций с социальными предприятиями. От государства в них — организационная оболочка, необходимость соответствовать регламенту, финансовые и процедурные ограничения, строгая отчетность. В то же время в таких учреждениях сосредоточена непосредственная профессиональная работа с целевыми социальными группами, что определяет их родство с социальными предприятиями и быстрое взаимопонимание, когда речь идет о социально полезной деятельности на благо общих целевых групп. Так, Конный центр «Аврора» работает в постоянном взаимодействии со школой-интернатом, специализированным домом ребенка, детским домом инвалидов, психоневрологическим интернатом, городским управлением внутренних дел и управлением по культуре города. Все они являются его клиентами. Большая часть услуг этим учреждениям оказывается бесплатно, что определяет не только добрые отношения, но и готовность ряда из них оказать посильную ответную помощь. В то же время, поскольку сфера и характер деятельности социального предприятия нестандартны, а средств у указанных бюджетных учреждений немного, взаимодействие нередко носит нерыночный и неформальный характер.

В частности, в обмен на услуги по иппотерапии детский дом предоставляет разовую помощь, например, сено, картофель и другие овощи для лошадей, старые вещи для ухода за животными; специализированный дом ребенка принял руководителя Конного центра на работу в качестве своего сотрудника на скромную заработную плату, чтобы хоть как-то компенсировать проведение 2–3 раза в неделю занятий с больными детьми. Что касается ответной помощи со стороны управления культуры и милиции, то она имеет, мы об этом уже говорили, скорее моральное значение, но социальным предпринимателем это оценивается высоко, поскольку миссия собственной организации рассматривается им идеализированно как некое общее дело социальных учреждений: «Быть полезными обществу в той сфере, в которой я это могу сделать» (из интервью с руководителем КЦ).

Другой тип взаимоотношений с партнерами установил социальный предприниматель А. Санкин, руководитель «Музея игрушки». Здесь наблюдается осознанное дистанцирование в отношениях с государством («никаких отношений»), что означает — ничего не просить, ни от кого не зависеть. Подобная позиция оправдана моделью социального предприятия, в которой отношения с основными клиентами и поставщиками определяются чисто рыночным посредничеством на основе спроса и предложения. Возможность реализации такой схемы обеспечивает большую независимость, но не предполагает полного исключения сотрудничества с бюджетными учреждениями социальной сферы, хотя делает его нерегулярным. Это сотрудничество прежде всего с музеями по изучению и обмену опытом, а также с образовательными учреждениями, студенты которых проводят в музее практику. В последнем случае скорее музей удовлетворяет потребности образовательных учреждений, чем наоборот.

В «Школе фермеров» взаимодействие с социальными бюджетными учреждениями, прежде всего, детскими домами, предполагается самой моделью. Договор с детским домом — средство доступа к целевой группе клиентов. Но если в случае Конного центра бюджетные учреждения являются инициаторами партнерства, в котором больше заинтересованы они сами, в «Школе фермеров» от режима вовлечения клиентов (а значит, характера договоренностей с детскими домами) зависит режим работы всего социального предприятия. Это и масштабы оказания услуг, и устойчивость результата, и возможности развития у клиентов-сирот желаемых знаний и навыков (через повторный приезд), и наконец, объем финансовых поступлений. Объем последних определяется не только непосредственными поступлениями за оплату летнего лагеря. Значительную роль играет, как мы помним, предсказуемость численности приезжающих групп, так как для них должна быть создана база сельскохозяйственных работ, которую кто-то должен готовить и воспроизводить, что также влияет на статьи доходов и расходов.

Но там, где более тесное взаимодействие, там вскрываются и проблемы. Проблема невозможности заранее прогнозировать число воспитанников, которые будут направлены за лето, уже описывалась выше. Еще одна упоминавшаяся и нерешенная сегодня проблема — решение краевых властей об установлении прямых договорных отношений между детскими домами и профтехучилищами о «поставке» выпускников, что нарушает непрерывность технологической схемы постинтернатного воспитания и обучения выпускников-сирот в «Школе фермеров». Следует вспомнить и другие примеры, связанные с функционированием трудовых лагерей для несовершеннолетних. Это и регулярные проверки (с требованием нумерации кружек, покраски кранов и проч.), и приостановка в 2008 г. работы летнего лагеря в связи с отсутствием надлежащей регистрации земли. В этой связи можно рассматривать и историю с письмом Р. Быкову представителя департамента образования края с предупреждением о том, что автору проекта «Туризм против преступности» не следует помогать, так как он не имеет отношения к образовательной сфере и не представляет бюджетное учреждение. Здесь примечательно не только то, что это говорилось о человеке с высшим педагогическим образованием и педагогическими заслугами как в области социального туризма, так и успешной тренерской работы с юношеской сборной. Автор письма искренне полагал, что негосударственное и необразовательное учреждение с подростками работать не должно, поэтому помогать ему не нужно.

Очевидно, что проблемы регламентации и «признания» социального предпринимателя в сфере социальных учреждений связаны не только с негосударственным статусом социального предприятия, но также с выбором сферы деятельности, выходящей «на поле», институционально сформированное «од бюджетные учреждения» (в данном случае — образования). В результате чего на индивидуального предпринимателя В. Горелова были распространены все требования (в отдельных случаях, как в примере с кружками, даже избыточные), которые предъявляются соответствующим бюджетным организациям, работающим с детьми. В нашей истории социальный предприниматель был к ним готов и реагировал конструктивно, но нетрудно представить, что многие менее подготовленные к работе на этом «институциональном поле» социальные предприниматели могли бы встретить непреодолимые для себя препятствия.

Пример еще одного кейса — театральная педагогика АНО «Пролог» — также говорит о трудностях встраивания в институциональную среду, предназначенную для бюджетных и высоко-регламентированных учреждений, хотя речь идет о людях, привыкших в них работать и знакомых с их спецификой. На первый взгляд кажется, что речь идет об обратном — о том, что команда энтузиастов-профессионалов, привыкших работать в бюджетных организациях, не смогла справиться с вызовами рынка и, поработав в частном секторе, вернулась в естественную для себя среду государственного образовательного учреждения. Однако, во-первых, «вызовы рынка» возникли не сами по себе — не в связи с ростом конкуренции или изменением спроса, а благодаря государственному вмешательству вначале в регулирование театрального образования (перевод специализации «режиссура детских самодеятельных коллективов» из ведения театральных вузов в ведение институтов культуры), а затем посредством усиления регламентации деятельности системы дополнительного профессионального образования и условий оплаты их преподавателей. Таким образом, социальное предприятие пострадало не от рыночной конкуренции, а оттого, что ценообразование произвольно регулируется государством.

Во-вторых, если говорить уже не о форме организации АЛО «Пролог», а о его инновационном социальном продукте, т. е. о системе обучения учителей творческому отношению к работе с детьми с использованием театра, то его продвижение могло иметь решение и в рамках государственных процедур и регламентации. Если бы организаторам АЛО удалось добиться утверждения государством новой специализации «театральная педагогика» в системе профессионального педагогического образования, можно было бы считать, что предприятие добилось главного результата. Дальше вопрос стоял бы только о тиражировании и развитии новой дисциплины. Причем, если бы государство не меняло правила игры несколько лет подряд, добиться утверждения новой дисциплины можно было и посредством социального предприятия. Через несколько лет успешной работы АНО «Пролог» могло получить статус вуза и тогда, вероятно, удалось бы запустить механизм утверждения новой специализации в соответствии с официальной процедурой. После того как «правила игры» изменились, энтузиастам театральной педагогики осталось отступить и найти «нишу» в сложившейся системе педагогических курсов, а также заниматься любимым делом на неформальной основе. Но это уже пример «встраивания» с потерями для социального предприятия и его дела — потерей независимости и самоокупаемости (отказ от модели социального предпринимательства), с одной стороны, и отступлением от реализации разработанной методики в полном объеме — с другой.

Встраивание социальных предприятий в сложившуюся систему институтов и решений.

Фактически эта проблема раскрывалась в процессе обсуждения вопросов взаимодействия социального предприятия с государством и государственными учреждениями, а также на примерах описанных кейсов. Здесь можно было бы сделать некоторые выводы и предложить новые гипотезы.

Повышенное стремление к однородности и соответствию заданным государством правилам в бюджетных организациях либо у их постоянных партнеров считается характерной чертой не только российских, но также западных организаций и обозначается как институциональный изоморфизм [Ди Маджио, Пауэлл, 2010]. В России это явление наблюдается в бюджетных организациях в полной мере, здесь оно вытекает из субординации и тесного взаимодействия бюджетных организаций с государством в определении профессиональных стандартов, но мы практически не увидели его признаков у обследованных социальных предприятий. Последнее может объясняться их молодостью и непродолжительностью общения с бюджетной сферой, диверсификацией клиентов, среди которых наряду с организациями бюджетного сектора встречаются партнеры из частного сектора и НКО, а также, возможно, специфическими особенностями социальных предприятий, нами не до конца изученные.

В то же время встраивание в систему институтов и отношений, формируемых государством, начинается уже с выбора организационной формы предприятия, которая должна облегчать социальному предприятию взаимодействие с партнерскими, клиентскими и регулирующими организациями и обеспечивать наилучшее выполнение своей социальной задачи. Однако мало кто из создателей социальных предприятий заранее представляет все перипетии будущего взаимодействия с партнерами и контролирующими ведомствами. Следующим после регистрации этапом «подстройки» становится взаимодействие с партнерами и поиск поддержки — государственной, финансовой, социальной, профессиональной. Разумеется, объектом нашего исследования являются самоокупаемые предприятия, поэтому речь прежде всего идет о взаимовыгодных условиях партнерства и возвратных условиях финансирования. В то же время следует иметь в виду, что предприятия не сразу становятся самоокупаемыми и устойчивыми. Выбор оптимальной формы работы нередко идет методом проб и ошибок, кроме того, на первом этапе любое из них нуждается в стартовом капитале и дополнительных ресурсах, поэтому различные формы поддержки имеют чрезвычайную значимость, что было видно, в частности, при обсуждении роли социального и культурного капитала в работе обследованных социальных предприятий.

На этапе поиска партнерства и поддержки предприятия сталкиваются с первыми серьезными барьерами, многие из которых связаны с деятельностью государства, поэтому модели встраивания социальных предприятий в сложившуюся вокруг них систему институтов и коммуникаций выстраиваются в пространстве от тесного взаимодействия с государством до максимально возможного дистанцирования. На примере описанных кейсов мы наблюдаем четыре модели встраивания социальных предприятий в наличную институциональную среду: 1) «своя игра» на поле государства — активное взаимодействие и кооперация с государственными службами и бюджетными организациями, убеждение их принять новаторские решения и предложенные новые формы работы («Школа фермеров»); 2) «рыночный изоляционизм» — дистанцирование от государственных ведомств и устойчивых партнерских отношений с бюджетными организациями за счет реализации преимущественно рыночных механизмов поддержания партнерской и клиентской сети, рыночного самообеспечения («Музей игрушки»); 3) «нерыночный изоляционизм» — отказ от активного поиска поддержки государственных структур, поддержание партнерской и клиентской сетей преимущественно через неформальные отношения, обмен дарами и деятельность волонтеров при минимальном использовании рыночных сделок (Конный центр); 4) отказ от социального предпринимательства — реализация проекта в усеченном виде посредством встраивания исходной идеи в формат бюджетной организации с надстройкой в виде волонтерской деятельности и выполнения социальных проектов с партнерскими НКО (АНО «Пролог»).

Необходимо принять в расчет, что указанные модели, во-первых, проявляются как преобладающая тенденция, но отдельные элементы всех четырех типов можно найти в деятельности каждой из описанных организаций; во-вторых, выбор модели нередко бывает вынужденным и учитывает соотношение противоположных сил, взвешивание предпринимателем преимуществ и потерь при движении в каждом из направлений; в-третьих, выбор модели может со временем меняться в зависимости от стадии развития организации (например, на стадии стартапа может быть выше зависимость от источника заемных средств или организационной поддержки, а значит изоляционизм маловероятен), а также изменения наличных условий и реализуемых предприятием целей. Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует пример АНО «Пролог». Если бы это предприятие исследовалось не в 2009 г., а в 2005 г., т. е. на этапе развития социального предпринимательства, его можно было бы отнести к первой модели. Если допустить другое развитие событий, например, организаторам АНО удалось бы зарегистрировать новую специальность до того, как государство изменило правила игры и повысило издержки обучения, то отказ от социального предпринимательства не привел бы к одновременному отступлению от замысла и сужению пространства деятельности, но перевел бы эту работу целиком в плоскость диалога профессионалов и государства в рамках бюджетного учреждения.

Сказанное ведет к новой постановке вопроса о роли социальных предприятий в социальной жизни, о вариативности форм институционализации социальных предприятий и о необходимости развития концепции «встраивания» новых организационных и институциональных форм в господствующие либо давно утвердившиеся формы.

Начнем с последнего вопроса, за которым потянутся остальные. Понятие «встраивания», которое используется в данной главе, не находится в прямой связи с концепцией «встроенности» или, лучше сказать, «укорененности», изложенной Грановеттером в широко цитируемой работе 1985 г. [Granovetter, 1985; рус. пер.: Грановеттер, 2002]. В то же время его можно считать родственным и понятию Грановеттера, и понятию «институциональной оформленности» К. Поланьи [Polanyi, Aresberg, Pearson, 1957; рус. пер. см.: Поланьи, 2010]. Общее состоит в том, что как идея укорененности экономических агентов в системе социальных отношений и связей, так и идея необходимости институционального оформления экономических процессов, указывают на социально-экономическую интеграцию и кооперацию в качестве неотъемлемого условия экономической деятельности предприятий и индивидов.

Отличие состоит в масштабе обобщения и исходных предпосылках анализа. Поланьи и Грановеттер обосновывали ограниченность теории рационального выбора и ее основной предпосылки — атомизированного экономического агента для объяснения экономического поведения предприятий и индивидов, а также экономической динамики. В нашем случае, с одной стороны, уже в исходном эмпирическом объекте — социальном предприятии — заложено условие взаимосвязанности социальной и экономической природы, какими бы определениями социального и экономического мы ни пользовались. Абстрагирование от социальной природы такого предприятия сделало бы бессодержательным и сам анализ. С другой стороны, применительно к вопросам взаимодействия с государством и преобразовательной роли социальных предприятий в решении социальных проблем важно не столько то, что они укоренены , сколько то, как они встраиваются в существующий порядок, в этом процессе меняются сами, меняют своих партнеров и тем самым сложившийся порядок.

В связи с фокусом на изменениях особое значение приобретает выявление обстоятельств взаимодействия с учетом участия всех партнеров и клиентов («стейкхолдерами») на протяжении различных этапов становления и развития предприятия вплоть до преобразования в новые формы или отказа от деятельности. При этом исследование процесса «встраивания» должно отвечать на многие конкретные вопросы:

• во что, собственно, «встраивается» социальное предприятие (это — технология предоставления услуг, производственная кооперация, профессиональная деятельность, организации, рынки, социальные сети, формы конвертации капиталов или что-либо другое, зависят объясняющие возможности и конкретные выводы анализа);

• каковы механизмы созидательной и преобразовательной деятельности социального предприятия в избранной сфере деятельности (например, может ли сотрудничество с социальным предприятием усовершенствовать работу государственной службы и в чем это усовершенствование состоит; каково влияние социального предприятия на партнеров по кооперации и производителей услуг в избранном сегменте и в смежных областях деятельности: на особенности самой кооперации, на формы и качество производимого продукта/услуги, мотивацию, стратегии, взаимные отношения участников; каково влияние деятельности социального предприятия на отношение к социальной проблеме разных сообществ людей и проч.);

• в чем состоят барьеры взаимодействия и развития (в каких сферах их сопротивление выше; каковы последствия успеха и поражения социального предприятия в их преодолении либо изменении; как те или иные барьеры формируют коридоры возможностей для реализации замысла социального предприятия и т. п.), и многое другое.

Ответы на указанные вопросы будут с разных сторон конкретизировать и общую постановку проблемы институционализации социальных предприятий в качестве устойчивой повторяющейся и признаваемой участниками социальной практики, часть элементов которой могут быть формальными, а часть — неформальными.

В то же время в дискуссиях о социальных предприятиях, по крайней мере в России, нередко в качестве «институционализации» понимается один наиболее однозначный и определенный вид институционального оформления — принятие государственного решения о списке критериев социальных предприятий, позволяющих их регистрировать в качестве таковых, если не в рамках правового статуса, то во всяком случае в качестве организационной формы. Отсутствие такой регистрации, по этой логике, ставит под сомнение реальность социальных предприятий. [80]

Подобный взгляд хорошо отражает всепроникающее влияние, которое имеют в России государственные установления — их наличие или отсутствие способно спорить с реальностью в глазах не только простых людей, но также и экспертов. Всеобщая регистрация социальных предприятий сегодня в России вряд ли уместна по ряду причин. Во-первых, известная нам по международному и уже имеющемуся российскому опыту практика социальных предприятий настолько разнообразна и многолика, что приведение ее к единой норме может повредить инновационному потенциалу и результативности многих предприятий. Во-вторых, наличная практика социального предпринимательства в России пока недостаточно изучена, но именно на понимании ее особенностей и барьеров должны основываться решения о государственном регулировании соответствующей деятельности, тем более официальное признание предприятий в качестве «социальных». В-третьих, в России настолько велик потенциал «деформализации» и извращения формальных правил, что введение новых норм должно проводиться весьма осмотрительно, и такие решения должны быть хорошо подготовлены [Радаев, 2001]. В-четвертых, как было показано в главе 3, даже мягкие формы законодательного оформления тех или иных видов социальных предприятий нельзя оценить однозначно. Если в Италии это привело к стимулированию развития социальных кооперативов, то в Бельгии или Франции эксперты относятся к его результатам скептически, а в Польше законодательные усилия скорее формализовали деятельность социальных предприятий, чем стимулировали ее развитие. Но эти выводы не противоречит тому, чтобы государство начало устанавливать приоритеты для развития различных форм социальных предприятий, например, с учетом их социального фокуса и социально ориентированных механизмов распределения прибыли.

Глава 8. Потенциал поддержки социального предпринимательства в России: опыт микрофинансирования

Среди приведенных в главе 2 международных кейсов социального предпринимательства, а мы стремились подобрать разные примеры и по моделям, и по странам, и по целевым группам, по крайней мере два связаны с микрофинансированием (это — Kiva и Desarrollo Comunitario). Если же посмотреть на международный опыт социального предпринимательства в целом, то едва ли не каждый третий будет в той или иной степени опираться на микрофинансовый рынок, поскольку нехватка денежных ресурсов — одно из наиболее распространенных «узких мест» в решении социальных и экономических проблем уязвимых категорий населения по всему миру.

Общие принципы микрофинансирования.

Первоначальная идея микрофинансирования состояла в предоставлении финансовых услуг малообеспеченному населению и микробизнесу, находящимся за пределами банковского обслуживания по причине острой нехватки ресурсов, в результате которой они неспособны отвечать стандартам банковского кредитования. Позднее подход расширился, и сегодня под микрофинансированием понимают финансовое обслуживание населения и субъектов бизнеса, не имеющего доступа к банковским услугам в силу разных обстоятельств как по субъективным характеристикам заемщика (отсутствие залогового обеспечения, недостаточность дохода, отсутствие надлежащих документов и проч.), так и по объективным условиям территории — отсутствия банковской инфраструктуры в местах проживания и экономической деятельности.

Исторически первыми микрофинансовыми организациями на Руси можно считать монастыри, являвшиеся наиболее влиятельными кредиторами того времени. Более близкие аналогии можно увидеть во второй половине XIX в., когда развитие капитализма в самых разных странах породило спрос на бизнес-займы среди новых предпринимателей из крестьянства и ремесленников. Основным институтом финансирования их потребностей стали различные учреждения мелкого кредита (кредитные союзы, ссудо-сберегательные общества и товарищества и т. д.). При этом логика развития микрофинансового рынка в дореволюционной России принципиально не отличалась от аналогичных процессов на Западе. После революции развитие кооперативных финансов в России, Европе и Северной Америке разошлось. На протяжении советского времени этот финансовый институт сохранялся в России в основном в усеченной форме «касс взаимопомощи» на советских предприятиях, в то время как на Западе, и прежде всего в Европе, кооперативы стали одним из основных финансовых институтов местного развития.

Появлению микрофинансирования как устойчивого общественного института в современном мире способствовало несколько предпосылок: во-первых, нарастающая конкуренция в зоне финансового обслуживания сравнительно обеспеченных групп клиентов, во-вторых, совершенствование методологии розничного кредитования, в-третьих, формирование новых глобальных приоритетов ООН и других международных организаций, рассматривающих снижение уровня бедности как одну из важнейших задач обеспечения международной безопасности. Продемонстрировав необычайную эффективность на примере банка Grameen в Бангладеш, микрофинансирование на рубеже XX–XXI вв. «перевернуло» систему мышления финансистов и банкиров. Причем основными рычагами здесь выступили не только экономический, но и социальный факторы. Руководителям банков долгое время было трудно допустить возможность успешного кредитования малообеспеченных и бедных людей, поскольку эта модель шла вразрез с классическим кредитным подходом, заложенным еще в римском праве и определяемым формулой «верю не лицу, но вещи», а какой залог есть у бедняка? [81] Микрокредитование же основывается на его смысловом антиподе — «верю не вещи, но лицу».

Этот принцип стал обретать популярность, с одной стороны, благодаря расширению понимания общественного доверия как нематериального экономического ресурса, а с другой — в связи с осознанием того, что огромная численность малообеспеченного населения мира представляет собой важный и далеко не задействованный ресурс национальной и мировой экономики. Обоснование первого направления обычно связывается с работами Фукуямы [Fukuyama,1997] и всплеском интереса к теме доверия на рубеже веков экономистов; обоснование второго подхода содержится в известной концепции «Дна пирамиды» К. Прахалада, в соответствии с которой соединенные вместе ресурсы миллиардов бедняков могли бы стать средством нового этапа глобальной торговли и экономического развития [Prahalad, 2005].

Понимание, что предоставление маленьких финансовых услуг громадному по объему массиву малообеспеченных клиентов не менее, а может быть, даже более выгодно и перспективно, чем работа с более обеспеченным, но сравнительно узким сегментом клиентов, завоевало сторонников не сразу. По сути, оно происходило на протяжении 70 — 90-х годов XX в. Для того чтобы такое превращение стало возможным, должно было сложиться воедино несколько факторов: 1) формирование идеологии микрокредитования, т. е. подхода, который давал бы убедительный ответ, за счет какого дохода малообеспеченное население сможет возвращать полученные кредиты; 2) формирование технологии микрофинансирования, которая позволяла бы достигать достаточной рентабельности и масштабов операций при приемлемых рисках не только в отношении микрокредитов, но и других востребованных финансовых услуг, — например, сбережений, денежных переводов и платежей или страхования; и наконец, 3) появление успешных примеров микрофинансирования.

Изобретение технологий микрокредитования в качестве альтернативы стандартным схемам банковских кредитов и ростовщичеству возникло почти одновременно в разных частях мира. Один из наиболее убедительных и ярких примеров принято связывать с именем основателя банка, а затем группы Grameen, университетского профессора из Бангладеш Мухаммада Юнуса. Отметим, что сегодня есть и другие успешные модели микрофинансирования — например, микрофинансовый банк Compartamus (Мексика), банк BancoSol (Боливия) и многие другие, но ни одна из них не является настолько хорошо изученной с точки зрения взаимодействия предпринимательского и социального начал, как случай Grameen. Банк Grameen был основан Юнусом в 1976 г. и преследовал двуединую задачу — предоставить финансовые услуги для бедных женщин и беднейших семей для того, чтобы помочь им побороть бедность через организацию доходного дела. [82] Это был первый в мире опыт микрокредитования, получивший к тому же ировое признание как успешный пример социального предпринимательства. За свои заслуги «в области социально-экономического развития» М. Юнус в 2006 г. стал лауреатом Нобелевской премии мира.

Идея Юнуса, как и идея микрокредитования вообще, была проста — небогатым людям можно помочь повысить уровень жизни, предоставив возможность генерировать доходы за счет предпринимательской деятельности. Для этого нужен доступ к рабочему капиталу, его собственно и предоставляет микрофинансирование, включая стадию стартапа (начала бизнеса). А в качестве важного источника для выдачи микрокредитов используются сбережения того же населения, а также микробизнеса, выведенные из денежного оборота, что помогает людям и развивать свое дело, и получать дополнительный доход на вклады. Эта простая идея, как показала практика, оказалась достаточно успешной. Одним из механизмов ее реализации стало объединение кредитуемых в социальную сеть, связанную отношениями доверия, взаимопомощи и ответственности, которая служила одновременно потребителем и ресурсом предлагаемых предприятием услуг.

Опыт банка Grameen, который, по сути, является сочетанием банка и кредитного кооператива, выявил еще один важный момент: для достижения рентабельности микрофинансовых программ должны применяться упрощенные, отличные от классической кредитной сферы, принципы финансового регулирования и надзора. Издержки надзора составляют значительную долю в общих затратах кредитного института, соответственно, для эффективной выдачи небольших займов их доля должна быть минимальной. Чем она ниже, тем меньше по размеру кредиты, которые может рентабельно выдавать кредитная организация, а значит, тем большее число мелких клиентов она в состоянии охватить. Поэтому специализированные небанковские микрофинансовые организации, регулируемые по правилам формирования резерва «от качества обслуживания долга», часто оказываются более успешными, чем классические банки, обремененные требованиями резервирования «от формальной оценки кредитоспособности». [83]

В настоящее время совокупный портфель микрокредитов в мире составляет примерно 100 млрд долл. США. Только в течение последних десяти лет число потребителей микрофинансовых услуг увеличилось более чем в пять раз и составляет в настоящее время более 130 млн человек. Размеры микрозаймов колеблются от нескольких долларов до нескольких десятков тысяч долларов США за заемщика в зависимости от размера ВВП на душу населения. Примерно треть микрозаймов в мире выдается коммерческими банками, треть — кредитными кооперативами (кредитными союзами), и треть — специализированными микрофинансовыми организациями. Такая диверсификация микрофинансовых институтов (МФИ) позволяет привлекать в сектор больше средств различной природы по разным каналам, что повышает устойчивость рынка к колебаниям внешней конъюнктуры. Так, кредитные кооперативы в качестве основного источника формирования пассивов используют паи и сбережения населения, т. е. временно не работающие средства физических лиц; некоммерческие МФО тяготеют к целевому финансированию (бюджетные ресурсы, гранты, благотворительная помощь), а коммерческие — основываются на частных или институциональных инвестициях. При этом все они стремятся достаточно активно привлекать банковские кредиты для формирования портфеля микрозаймов, что снижает риски зависимости деятельности от одного источника и повышает финансовый рычаг и эффективность.

Наибольшего успеха на первом этапе микрофинансирование достигло в тех странах, где была максимальная концентрация небогатого населения, «выключенная» из финансово-кредитного обслуживания, в сочетании с неразвитым формальным сектором экономики (т. е. наибольшая клиентская база, обладающая предпринимательским потенциалом), — в Латинской Америке, Юго-Восточной Азии, Африке. Однако к началу 90-х годов стало понятно, что связывать эффективность микрофинансирования только с бедными странами неверно, так как почва для микрофинансовых программ есть везде — и в бедных, и в развивающихся, и в развитых странах.

В странах с переходными экономиками, такими как Россия, Китай, Бразилия или Индия, клиенты микрофинансирования — это в первую очередь действующие и потенциальные микро-предприятия, а также сельское население, проживающее в зоне недостаточного банковского обслуживания. В развитых странах потребители микрофинансовых услуг могут формироваться за счет различных уязвимых социальных групп — это, в основном, безработные, мигранты, беженцы, наконец, просто малоимущие люди, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации по разным причинам, в том числе в прошлом претерпевшие банкротство, но желающие улучшить свое экономическое положение. Их число может быть весьма значительным. Так, например, в одной только Франции насчитывается около 90 тыс. клиентов микрофинансовых программ с совокупным портфелем займов в 150 млн евро, причем до насыщения рынка еще далеко. Быстро набирает обороты рынок микрофинансирования Германии, Великобритании, других стран ЕС, а также США.

Поэтому, хотя выявление социальных групп, нуждающихся в микрофинансовых услугах, должно осуществляться каждой страной самостоятельно, можно провести своего рода классификацию роли микрофинансирования в зависимости от уровня социально-экономического развития стран (бедные — растущие/трансформирующиеся — богатые).

Первые из них рассматривают микрофинансирование как способ борьбы с крайней бедностью и даже нищетой за счет поддержки самозанятости населения (концепция «генерации дохода через самозанятость»); во второй группе, куда относится Россия и другие страны BRIC, микрофинансирование является одним из двигателей развития микро— и малого бизнеса, формирования среднего класса. В последнем случае микрофинансирование становится эффективным экономическим инструментом решения предупреждения безработицы, безболезненной интеграции в общество мигрантов и переселенцев, поддержки и реализации творческого и предпринимательского потенциала малоимущего населения. Все это — социальные проблемы, которые может и решает микрофинансирование. Однако во всех перечисленных случаях оно является экономически рентабельным видом деятельности и следует помнить, что это не благотворительность, а бизнес, тяготеющий к социальному предпринимательству.

Более глубокий анализ микрофинансирования позволяет выделить несколько универсальных принципов, отличающих этот институт от классической банковской деятельности: 1) «микрофинансовая организация идет к клиенту, а не клиент — к ней»; 2) поддержка бизнес-инициативы потенциального заемщика проводится на основе оценки существующих у него способностей и навыков; 3) приоритет личностных и деловых качеств заемщика над бизнес-планом и(или) обеспечением; 4) начало оказания финансовой поддержки с небольших сумм, сопоставимых с масштабами собственных вложений заемщика; 5) последовательный рост размера микрокредита по мере роста бизнеса заемщика и, как следствие, ориентация последнего на долгосрочное сотрудничество с МФИ; 6) относительно частая периодичность выплат по займу небольшими долями, равномерно распределяющими долговую нагрузку; 7) перенос значительной части риска отбора новых заемщиков на группы солидарной ответственности (в случае модели группового кредитования); 8) готовность к гибкому реагированию на изменение рыночных условий.

Развитие институтов микрофинансирования в России.

Микрофинансирование в России возникло в форме пилотных проектов в конце 90-х годов XX в. практически одновременно в секторе частных некоммерческих организаций и кредитных кооперативов. На стыке тысячелетий оно развивалось скорее в рамках отдельных экспериментов, чем политики федерального уровня, будучи одним из инструментов региональных фондов поддержки малого бизнеса (в качестве первопроходцев можно выделить Свердловскую, Смоленскую и Воронежскую области).

Институциональная структура микрофинансового рынка в России является сегодня достаточно разноплановой и соответствует глобальному распределению. В России действуют кредитные кооперативы, некоммерческие МФО (фонды и центры микрофинансирования), а также коммерческие микрофинансовые организации. Такая структура рынка — оптимальна с точки зрения привлечения различных источников средств и взаимодополнения предложения.

В настоящее время на российском рынке представлены следующие типы микрофинансовых институтов (МФИ):

• кредитные потребительские кооперативы (КПК);

• государственные (региональные и муниципальные) центры и фонды микрофинансирования;

• сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы (СКПК);

• негосударственные некоммерческие МФО (фонды);

• микрофинансовые организации, зарегистрированные в форме коммерческих организаций.

От выбора правового статуса организации зависит перечень услуг и структура клиентской базы, которые определяются законодательными ограничениями.

Наиболее массовой формой МФИ остается кредитная кооперация, она насчитывает в настоящее время около 1000 организаций. Следующие по численности коммерческие микрофинансовые организации — их более 350. И наконец, быстро растущей группой являются государственные центры микрофинансирования, которых сейчас уже более 60.

Первыми на рынке микрофинансирования начиная с 1992 г. появились кредитные кооперативы. Возрождение кредитной кооперации имело характер общественного движения, была создана Лига кредитных союзов. Общественный характер придавал движению и тот факт, что в течение десяти лет кредитная кооперация не получала никакой поддержки от государства. Стоит вспомнить, что система кредитной кооперации в Российской империи до революции 1917 г. была очень мощной. Несмотря на ее фактическое уничтожение в советское время, в научных кругах сохранилось достаточно много приверженцев и апологетов этой модели (А.А. Аузан, Д.Г. Плахотная и др.), которые предприняли значительные усилия по восстановлению утраченной системы кооперативных финансовых отношений. Кредитная кооперация и сегодня, как видно из соответствующих статистических данных и отражено на графиках, остается ведущим по масштабам институтом микрофинансирования в России. В то же время в ней немало черт, родственных социальному предпринимательству, о чем пойдет речь ниже.

Появление других специализированных некоммерческих микрофинансовых организаций — будь то негосударственные организации, работающие на благотворительные средства, или государственные, использующие бюджетные ресурсы для формирования портфеля микрозаймов, — относительно новое явление для нашей страны, заимствованное из западной практики 1980-х годов. В связи с этим их развитие пока не достигло такого же уровня, как кредитная кооперация. Кроме того, масштабное привлечение благотворительных средств на цели микрофинансирования не было свойственно российской практике вплоть до недавнего времени. Выделение значительных государственных ресурсов негосударственным микрофинансовым организациям также началось лишь три года назад, поэтому делать выводы об эффективности работы МФО, получающих государственную поддержку, пока преждевременно. В то же время первые оценки их деятельности достаточно обнадеживающие. Можно ожидать, что межсекторное взаимодействие и общественное участие в формировании финансовых ресурсов этих организаций будут способствовать превращению негосударственных некоммерческих МФО в основу поддержки социального предпринимательства.

Самые молодые участники рынка микрофинансирования в России — коммерческие микрофинансовые организации. Их первые представители появились на рынке в 2003 г., но широкое развитие этой подотрасли началось всего пару лет назад. В связи с этим пока трудно сказать, насколько идея социального предпринимательства будет питать развитие этого сектора микрофинансирования. С одной стороны, большинство участников этого рынка заявляют, что их целями является содействие развитию малого бизнеса и рост благосостояния малообеспеченного населения. В пользу этого говорит то, что действующие коммерческие МФО тяготеют к еще более мелким предпринимательским займам, чем кредитные кооперативы, и при этом делают акцент на малые города и сельскую местность. Поскольку по размеру займа можно косвенно судить о доходах заемщика, это значит, что их клиенты в среднем менее обеспеченные люди, чем клиенты кредитных кооперативов. С другой стороны, спорным в их политике микро-кредитования является то, что именно здесь наблюдаются самые высокие ставки на нашем микрофинансовом рынке. Насколько это отвечает концепции социального микрофинансирования, ориентированного обычно на покрытие издержек и финансовую самоокупаемость, но не извлечение высокой прибыли?

В ответ на подобную критику представители коммерческого микрофинансирования отвечают, что высокие процентные ставки по микрозаймам являются следствием высокой стоимости денег, которые частные инвесторы готовы вкладывать в сектор микрофинансирования, а также большими административными затратами, связанными с обслуживанием микрозаймов. В этом есть своя правда. Исследования Консалтинговой группы Всемирного банка (CGAP), проведенные несколько лет назад, подтвердили обратную зависимость между величиной займа и его стоимостью, так как административные затраты практически не снижаются по мере уменьшения размера займа, а другого источника их покрытия, кроме цены займа, не существует. Однако известно и то, что по мере уменьшения размера бизнеса возрастает его доходность за счет увеличения оборачиваемости и более высокого маржинального дохода, чем в крупном бизнесе. Можно предположить, что высокие ставки — результат рыночного равновесия, и более высокая стоимость микрозайма не проявление недобросовестного предпринимательства, а лишь объективное следствие нехватки ресурсов и неустойчивости рынка. Возможно также, что в ряде случаев более значимыми параметрами для клиента, чем цена, являются скорость, неформальность и простота оформления займа. При этом важно, чтобы политические решения не помешали данному рынку встать на ноги, например, через ограничение верхней границы стоимости микрозайма. Самым очевидным последствием стало бы закрытие программ или «маскировка» процентной ставки скрытыми платежами, но не работа финансовых организаций себе в убыток.

С точки зрения бизнес-моделей микрофинансирования в кредитном процессе используются две основных формы: 1) кредитования индивидуальных заемщиков и 2) кредитование групп с солидарной ответственностью. В связи с этим применяется предоставление займов: индивидуально под залог, индивидуально без классического обеспечения и на групповой основе (см. рис. 1). По данным мониторинга «Тенденции развития российского сектора микрофинансирования — 2008–2009» в 2008 г. отмечались следующие результаты:

• 94 % микрофинансовых организаций работали с физическими лицами, причем средний размер предоставленного микро-займа составлял 23 тыс. руб., а средний размер привлеченных сбережений — 18 тыс. руб., что позволяет говорить о том, что значительная часть этих клиентов относится к категории населения с достатком заметно ниже среднего; [84]

• 67 % — с индивидуальными предпринимателями;

• 35 % — с малыми предприятиями — юридическими лицами;

• 29 % — с крестьянскими и фермерскими хозяйствами.

Это и есть целевые социальные группы: население с низкими доходами, стремящееся улучшить экономическое положение, начинающие предприниматели, действующие субъекты микробизнеса. Структура клиентской базы во многом определяется организационно-правовой формой микрофинансовой организации, их целевыми установками, выбранной ими специализации, источников финансирования и территориального расположения.

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Глава 8. Потенциал поддержки социального предпринимательства в России: опыт микрофинансирования. Развитие институтов микрофинансирования в РоссииРис. 1. Виды займов в зависимости от предоставляемого обеспечения, предоставляемые МФО, 2008 г.

Источник: Тенденции развития российского сектора микрофинансирования — 2008–2009, с. 13.

Характеризуя роль государства можно сказать, что в последние годы оно проводит разумную и эффективную политику, направленную на обеспечение долгосрочного и устойчивого развития микрофинансового рынка. Важнейшими результатами государственной политики являются принятие Федеральных законов от 2009 г. «О кредитной кооперации» и от 2010 г. «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», которые создают благоприятные условия регулирования в сфере небанковского микрофинансирования, а также включение микрофинансирования в 2009 г. в число федеральных антикризисных приоритетов как эффективного механизма борьбы с безработицей через самозанятость. В целях реализации данного приоритета Минэкономразвития РФ реализует ряд мер по бюджетной поддержке институтов микрофинансирования. В частности, выделяются средства на выдачу микрозаймов начинающим предпринимателям через региональные центры и фонды микрофинансирования (на начало 2011 г. создано 64 таких центра с совокупным портфелем микрозаймов более 6 млрд руб., что составляет почти 1/4 часть рынка). Проводится также субсидирование ряда расходов некоммерческих микрофинансовых организации и кредитных кооперативов.

В то же время для полноценного обслуживания домохозяйств и малого бизнеса предстоит сделать еще немало. В настоящее время обеспеченность финансовыми услугами и ресурсами, а также общее развитие финансового сектора в целом смещено в сторону Москвы (15,4 % от всех кредитных организаций и их филиалов по России). Помимо столицы наиболее обеспечены розничными услугами кредитования г. Санкт-Петербург (4,2 %), Тюменская (3,9 %), Московская (3 %), Ростовская (2,9 %), Нижегородская (2,8 %), Свердловская (2,8 %), Челябинская (2,8 %) и Самарская (2,5 %) области, Краснодарский край (2,7 %), Республика Татарстан (2,6 %). Однако подавляющая часть регионов находится за пределами полноценного обслуживания. Средняя обеспеченность регионов розничными услугами, измеренная как отношение депозитов населения и кредитов физическим лицам к численности населения субъекта Федерации, достигает всего 8 — 12 % от уровня Москвы. По-видимому, для коммерческого рынка эти территории остаются малопривлекательными. Тем самым решение проблемы доступа почти половины экономически активного населения к финансовым ресурсам оказывается в области потенциального развития микрофинансирования и социального предпринимательства.

Кредитные кооперативы.

Основными задачами кредитных кооперативов являются предоставление кредитов своим членам и объединение их финансовых ресурсов для обеспечения финансовой взаимопомощи, ориентированной на производственные или социальные цели. Природа кооператива [85] помогает избежать рискового использования сбережений пайщиков, в том числе за счет формирования резервного фонда, развития системы внутреннего контроля и страхования, но в первую очередь за счет коллективного демократического управления, реализуемого всеми пайщиками по принципу «один участник — один голос» и наличию субсидиарной ответственности членов по обязательствам кооператива. Кредитные потребительские кооперативы относятся к организациям пониженного финансового риска.

По данным Министерства финансов, за 2008 г. в России было зарегистрировано около 3500 кредитных кооперативов с общим числом членов порядка миллиона человек. В то же время по данным экспертов, из них реально работают около четверти, которые аккумулируют около 15–17 млрд руб. личных сбережений граждан. Общее число пайщиков — примерно 600–750 тыс. человек [86] [Соломкин, 2010].

Формируются такие кооперативы обычно по территориальному, производственному или профессиональному признаку, наиболее активно развиваются в небольших городах России и в сельской местности. В роли пайщиков в основном выступают работники бюджетной сферы, пенсионеры (до 65 % пайщиков), предприниматели и работники торговли. В структуре членской базы сельской кредитной кооперации преобладают граждане, ведущие личное подсобное хозяйство, — их более 80 %. При этом активные заемщики — лишь часть из них. Что касается пенсионеров, то они в основном предпочитают размещать в кооперативе свои сбережения.

Для пайщиков участие в кредитных кооперативах выгодно, в первую очередь, в силу достаточно высоких процентов по вкладам, в среднем от 16 до 24 % годовых, что примерно в полтора раза выше, нежели проценты по вкладам в банках. Для заемщиков же средняя переплата по кредиту в год может составлять 28–46 %. [87] Более высокая плата за кредит, чем в банковском секторе компенсируется оперативностью решения о выдаче кредита и отсутствием многих формальностей. Срок принятия решения о выдаче кредита, как правило, не более трех дней. В то же время более высокая цена кредита — вовсе не обязательное условие кооперативного кредитования, в ряде кооперативов плата по кредиту составляет ту же величину, что и плата по вкладам. Различия в кредитной политике разных организаций обусловлены «специализацией» кооператива и составом вкладчиков и заемщиков.

В среднем в месяц по России кредитными кооперативами выдается 100–120 тыс. займов, средняя сумма займа — 70 тыс. руб. для потребительского кредита, 250–300 тыс. руб. — для предпринимательского. В последние годы доля предпринимательских займов в общем числе займов растет и достигла 40 %. Средний сберегательный взнос составляет в целом по России около 60 тыс. руб., однако он значительно варьируется по регионам. Наибольшее развитие региональные системы кредитной кооперации получили в Алтайском крае, Кемеровской, Волгоградской и Ростовской областях, на Дальнем Востоке (в частности Приморье).

Самая высокая плотность размещения сельских кредитных кооперативов наблюдается в Центральном, Южном, Приволжском и Сибирском федеральных округах. Сельские кредитные кооперативы здесь широко представлены не только в районных центрах, но и в сельских муниципальных образованиях. В самом крупном кооперативе по числу пайщиков было зарегистрировано 35 тыс. человек, а в самом крупном по объему средств — 1 млрд 300 тыс. руб. активов.

Первое ссудосберегательное сообщество было образовано в 1865 г. в Костромской губернии. К концу XIX в. подобных организаций было более 100. В начале ХХ в. кооперативное движение многократно увеличилось и к 1916 г. организации кредитной кооперации насчитывали более 16 тыс. сообществ с общим числом пайщиков свыше 10 млн человек. По мнению экспертов, в начале прошлого века Россия занимала ведущее место в мире по уровню развития кредитной кооперации, практически каждый четвертый житель царской России был членом товариществ [Третьякова, 2008]. После революции 1917 г. развитие с небольшим перерывом продолжилось, в 1922 г. были учреждены кооперативные банки, большой вклад в развитие кредитной кооперации в это время внесли Е.Д. Максимов и А.В. Чаянов. И только в 1930-е годы кредитные кооперативы были ликвидированы в связи с введением государственной монополии на финансовые услуги [Третьякова, 2008].

Возрождение отечественных кредитных союзов началось в 1991 г. в ответ на обострившуюся для граждан проблему потребительского кредита и необходимость спасения семейных бюджетов от растущей инфляции. Решающую роль сыграло принятие в 1992 г. Федерального закона «О потребительской кооперации в Российской Федерации». Кредитные союзы стали регистрироваться как потребительские кооперативы или потребительские общества. В настоящее время деятельность кредитных кооперативов регулируется Федеральным законом «О кредитной кооперации», принятом в 2009 г.

Первый кредитный союз в постсоветской России зарегистрирован в 1992 г. (КС «Суздальский»). В январе 1993 г. в Суздале состоялся первый форум, на котором были сформулированы основные принципы Движения кредитных союзов. Рост их численности и накопление опыта деятельности потребовали организационного оформления. В ноябре 1994 г. прошла учредительная ассамблея Союза потребительских обществ «Лига кредитных союзов» (СПО ЛКС). [88] В свою очередь ЛКС является официальным членом Всемирного Совета кредитных союзов (World Council of Credit Unions, WOCCU), [89] а также представлена в Национальном партнерстве участников микрофинансового рынка (НАУМИР). [90]

Предпосылки превращения кредитного кооператива в социальное предприятие заложены уже в исходных принципах кредитной кооперации, сочетающих социальные и экономические компоненты. Поскольку это существенно менее формализованная и зарегулированная процедура, она основывается на близком взаимодействии с клиентом, его бизнесом и социальным окружением (семьей, друзьями, соседями). Это позволяет не только ориентироваться на конкретные финансовые потребности и возможности человека, приспосабливая к ним возможности кредитования, но также осуществлять различные виды бизнес-консультирования и даже посредничества при заключении сделок. Последнее является отличительной чертой кредитного кооператива от других видов микрофинансовых институтов в России. Еще одна особенность российского микрофинансирования — фокус на малом предпринимательстве, что в первую очередь связано с институциональными и организационными барьерами его развития. Последние в известной степени преодолеваются гибкостью сочетания экономических и социальных рычагов поддержки и контроля со стороны членов кооператива, а также использованием ресурса неформальных социальных связей.

Преимущества сочетания социальных и экономических взаимодействий в интересах участников отличают все добросовестные организации кредитной кооперации. При этом просматриваются два направления его развития: поддержка предпринимательства и поддержка низкодоходных групп граждан. Каждый из них может быть средством содействия развитию социального предпринимательства. Рассмотрим пример одного из кооперативов, относящихся ко второму типу.

Модель поддержки низкодоходного населения.

(Кредитный союз «Радуга», г. Москва, из интервью с руководителем 2009 г.)

Идея создания кооператива связана с деятельностью касс взаимопомощи, существовавших при профсоюзах, в частности в окружном департаменте образования. Кооператив объединяет работников образовательных учреждений, подведомственных департаменту образования Южного административного округа г. Москвы. Таким образом, принцип организации — территориально-профессиональный. Идея состояла в том, чтобы объединить небольшие денежные ресурсы работников образования для их сохранения и кредитования друг друга. Кооператив был создан в августе 1994 г. 18 членами инициативной группы. Поначалу вовлечение людей имело немного «добровольно-принудительный» характер — информировали организации через профсоюзы, разъясняли и убеждали попробовать. Но уже в декабре первые 2 заемщика получили кредиты.

Большую методическую помощь в организации работы оказал Центр развития кредитных союзов — в дальнейшем Лига кредитных союзов под руководством Д.Г. Плахотной. В ЛКС были специальные программы обучения работников кредитных союзов. На первых порах материальную помощь оказал Департамент образования — помогли купить компьютеры и необходимую мебель. Кроме того, важная неденежная помощь — это предоставление на первых порах небольшого помещения на территории департамента. Сейчас кооператив находится в другом месте и платит за аренду самостоятельно, но до июля 2008 г. имел льготу по оплате, которая сейчас снята. В смысле помощи сторонних организаций Москва оказывается в невыгодном положении. Все доноры, готовые помогать кредитным кооперативам, Москву обходят стороной, хотя с учетом социально-профессионального состава кооператива никаких преимуществ от расположения в Москве он не имеет.

Активных пайщиков (тех, кто предоставляет средства или берет кредиты) — около 1,5 тыс. человек, активных заемщиков — около 300, а всего тех, кто платит взносы — примерно 1800. Все организационные издержки покрываются за счет членских взносов, для данного состава это менее 100 руб. в месяц.

Членом кооператива не может быть не-работник образования. Редкие исключения составляют случаи, когда у новичка есть поручители из числа членов кооператива, нередко это — родственники пайщиков. «Чистота рядов» или закрытость обеспечивает надежность вкладов и дисциплину выплат. За всю историю кооператива известны лишь 2 примера невозврата, но они относятся ко времени, когда вклады не страховались и связаны с несчастными случаями с заемщиками.

Максимальный размер ставки по кредитам — 19,5 % и практически равен вознаграждению вкладчиков (ставка процентов по сбережениям 17–19 %). По отдельным видам кредитов ставка может быть и ниже, но в среднем на социальные займы она составляет 17 %. Кредиты на жилье предоставляют только очередникам. Обычно это — кредиты на оплату разницы между размером жилищной субсидии и реальной рыночной ценой квартиры. Для выдачи кредитов требуются документы, подтверждающие предоставление квартиры и проч.

Профессиональный состав пайщиков определяется кругом учреждений образования, подведомственных Департаменту образования (такова была первоначальная идея, одним из вдохновителей и бессменным членом правления является председатель окружного Совета профсоюзов работников образования). Это помимо школ, детские дошкольные учреждения, психолого-социальные учреждения, организации внешкольного сопровождения — центры творчества и проч. По мнению директора, самые дисциплинированные пайщики (сберегатели и заемщики) — пенсионеры, все они обращаются в кооператив с целью помочь детям и внукам.

По сути, кооператив ориентирован на малоимущие группы населения. В чистом виде это — не бедное население, но слои работающих, чьи доходы значительно ниже среднего уровня, и потому средств не хватает на целый ряд целевых нужд, связанных с покупкой товаров длительного пользования, оплатой дорогостоящего лечения, обучением детей в высших учебных заведениях, приобретением жилья, которое вне дополнительной помощи недоступно даже на условиях льгот, предоставляемых очередникам со стороны государства. Проблема низких доходов населения в России сегодня даже более актуальна, чем проблема собственно бедного населения, так как теми, кто выше порога бедности, но малообеспечен, практически никто не занимается. Эта социальная функция кооператива лежит на поверхности и не нуждается в дополнительном обосновании. Однако есть и другие.

Во-первых, присутствие и успешное функционирование подобного кооператива в Москве, где, по общепринятому мнению, шире доступ к экономическим ресурсам вообще и банковским — в частности, свидетельствует о значительной неудовлетворенности социальных и экономических потребностей населения, которые могут быть решены кооперативной формой организации. Во-вторых, опыт кредитных потребительских кооперативов населения показывает, как можно использовать не задействованные другими способами экономические ресурсы даже небогатых людей, если форма их аккумулирования вызывает доверие. В-третьих, и это вытекает из предыдущего, практика подобных организаций способствует укреплению отношений доверия населения, которое может служить не только социальным, но и экономическим ресурсам. В данном случае доверие является «ресурсом» экономической взаимопомощи, но очевидно, что незадеиствованные ресурсы населения могли бы использоваться и в качестве разнообразных социальных инвестиций и новаторских проектов социального назначения. В-четвертых, выясняется, что, используя ресурс доверия, возможно снизить процент по кредиту по сравнению с банковским вкладом, при том что активы в данном случае не используются в высокодоходных рисковых операциях.

Заключение

В конце книги всегда становится понятно, что в ней должно было бы быть, но по разным причинам в нее не вошло. Прежде всего, для лучшего представления эмпирического опыта как международного, так и российского, пришлось поступиться обширным анализом научной литературы — уже не с точки зрения оттенков определений или опыта различных стран, а с точки зрения конкретных дисциплинарных подходов к исследованию этого явления. В последние несколько лет в международной литературе о социальном предпринимательстве появилось большое число работ, относящихся к разным отраслям науки, в частности, в менеджменте — по исследованию управления сложными системами; в политических науках — по исследованию социальных сетей или межсекторного взаимодействия; в экономической науке — по исследованиям предпринимательства и инноваций, анализу социальной политики и социальной экономики; в социологии — по исследованию организаций, институтов, рынков и т. п. Все это нуждается в дальнейшем изучении и ознакомлении широкой аудитории. Последнее важно не только для удовлетворения узкоспециализированных интересов исследователей социального предпринимательства, но и для изучения и развития более широких сфер социальной и экономической жизни, на стыке которых социальное предпринимательство возникло. Его деятельность, даже весьма скромная, будучи по природе синтетическим явлением, затрагивает важнейшие вопросы сегодняшнего дня, касающиеся взаимосвязи социальной и экономической деятельности отдельных людей, социальных групп, организаций и государств.

Эта значимость темы социального предпринимательства совершенно не зависит от того, какое место займут в будущем социальном и экономическом развитии сегодняшние изучаемые нами конкретные формы социальных предприятий — представляют ли они сами новые социально-экономические структуры, которые со временем вырастут и размножатся, либо они окажутся некоторой переходной формой, провозвестниками широкой смены организационных форм существования бизнеса и организаций социального назначения. В обоих случаях речь идет о пересмотре взгляда на хозяйственную деятельность организаций и людей в современном обществе.

Для России это имеет еще и специфическое вполне конкретное значение.

Во-первых, будучи по своей сути наиболее этически безупречной формой реализации принципа «помоги себе сам», социальное предпринимательство может оказаться перспективной формой смягчения, а для кого-то и выхода из экономического кризиса или способом решения застарелых социально-экономических проблем своего сообщества. Во-вторых, поскольку социальное предпринимательство направлено на решение конкретных социальных проблем и использует специфические ресурсы территории и человеческих ресурсов, его модели многообразны, в том числе по способам сочетания ресурсов, традициям взаимодействия людей, экономическим и социальным результатам. Сравнительный анализ этих моделей в России и других странах может ответить не только на вопрос о перспективах социального предпринимательства в России, но и на более общий актуальный вопрос — о развитии предпринимательства и общественных институтов, способствующих и препятствующих его функционированию в России. В-третьих, в России в случае развития социального предпринимательства его можно было бы рассматривать как вероятную и эффективную альтернативу или катализатор развития гражданских организаций социального назначения, поскольку до сих пор некоммерческий сектор не получил широкого развития в России и, как известно, не имеет у нас устойчивой традиции в истории. В-четвертых, в России освоение опыта социального предпринимательства идет в каком-то смысле противоположным по сравнению с Западом путем — не от практики к понятию, а от понятия — к практике. Как показало наше исследование, это не значит, что здесь не существует предприятий и предпринимателей, которые воплощают это явление на практике, сами того не зная. В то же время поиск самоидентификации вносит коррективы в практическую деятельность и модели бизнеса многих людей. Поэтому знакомство с опытом, накопившимся в этой области в различных странах мира, включая дальнейшее изучение российского опыта, могло бы оказать существенную помощь другим российским предпринимателям в осознании своей роли и возможностей.

Приложение [91]

Пилотный проект опирался на качественные методы социологического анализа. Объектом экспертных опросов были представители организаций социального предпринимательства, а также их основные стейкхолдеры, с которыми проведены фокусированные полуструктурированные интервью. Особенностью проекта стало то, что наряду с целевыми социальными предприятиями опрашивались их независимые партнеры: государственные и частные предприятия — потребители услуг социальных предприятий либо партнерские организации, включая государственные структуры поддержки малого предпринимательства, а также сотрудники предприятий (все вместе — стейкхолдеры).

На предварительном этапе формировался «длинный список» потенциальных участников опроса. Для его подготовки был проведен «разведывательный» опрос информантов-экспертов (экспертов в области НКО, малого предпринимательства, представителей донорских организаций, финансирующих проекты в области социальной помощи населению), анализ материалов СМИ, кроме того, использовался опыт экспертизы проектов социального предпринимательства, проводимых фондом «Наше будущее». На следующем этапе на основе сбора дополнительной информации и предварительных контактов с организациями-кандидатами, целью которого являлось выяснение соответствия организаций критериям социального предпринимательства, формировался «короткий список» организаций, подлежащих обследованию (целевое число 10).

При этом отбор учитывал необходимость представления возможно более широкого разнообразия моделей социального предпринимательства. При этом одной из задач проекта было исследование, наряду с успешной практикой, барьеров и проблем, с которыми сталкивается развитие социальных предприятий. Исходной гипотезой было предположение, что среди факторов, оказывающих существенное влияние на специфику модели социального предпринимательства, должны быть учтены следующие:

• отраслевая специфика;

• региональная специфика (по отраслевой принадлежности: аграрный, аграрно-индустриальный, индустриальный, постиндустриальный; по географической принадлежности: север, юг, Западная Сибирь, центр);

• форма собственности;

• различия профессионального и социального опыта руководителей предприятий (межпоколенческие различия, социализация и профессиональный опыт приобретены до (после) начала рыночных преобразований).

В качестве критериев отнесения организации к категории социального предпринимательства были приняты следующие:

• преобладание социальной цели над получением экономического эффекта от деятельности;

• решение (ослабление остроты) реально существующей социальной проблемы, на которое направлена деятельность организации;

• самоокупаемость и финансовая устойчивость организации обеспечивается преимущественно продажей товаров или услуг (а не получением грантов либо иной формой помощи внешних благотворителей);

• наличие инновации в достижении результатов деятельности (социальная или экономическая инновация, инновационная комбинация социальных, материальных, финансовых ресурсов и проч.).

Кроме того, с учетом важности развития микрофинансирования как инфраструктуры социального предпринимательства в России, участники проекта договорились, что два из десяти исследуемых кейсов будут выделены Российским микрофинансовым центром из своей сети (Кредитный кооператив «Радуга»; Государственный Фонд поддержки малого предпринимательства Воронежской области).

Концептуальные основы исследования опирались на предшествующую работу по обобщению международного опыта и практики социального предпринимательства [Баталина, Московская, Тарадина, 2007]. Среди зарубежных работ, оказавших наибольшее влияние на формирование методологии, следует указать прежде всего: [Alter, 2007; Mair, Schoen, 2005; Martin, Osberg, 2007].

В результате отобранные кейсы соответствовали:

Отраслевому разнообразию:

• производство медтехники (ООО «Доспехи»);

• сельское хозяйство (животноводство — «Школа фермеров»);

• социальное обеспечение /социальная реабилитация (инвалидов — Конный центр «Аврора»);

• здравоохранение (Общероссийская общественная организация больных рассеянным склерозом — проект «Патронажные сестры»);

• отрасли культуры (музейное дело — Центр исторического моделирования «Древний мир»; Музей народной игрушки «Забавушка»);

• отрасли образования (театральная педагогика — АЛО «Пролог»; современные образовательные технологии — Авторское агентство социальных технологий);

• финансово-кредитная сфера (кредитный кооператив «Радуга»);

• консалтинг (Государственный фонд поддержки малого предпринимательства Воронежской области).


Региональному разнообразию:

• аграрный (сельские поселения Пермского края — «Школа фермеров»);

• аграрно-индустриальный (Государственный фонд поддержки малого предпринимательства Воронежской области);

• индустриальный (г. Самара — патронажные медсестры ООП БРС; Центр исторического моделирования «Древний мир»; ЯНАО, ХМАО — Агентство социальных технологий; г. Сыктывкар — Конный центр «Аврора»);

• постиндустриальный (г. Москва — 000 «Доспехи»; театральная педагогика — АНО «Пролог»; Музей народной игрушки «Забавушка»; кредитный кооператив «Радуга»).


Разнообразию форм собственности:

• малый бизнес:

— общество с ограниченной ответственностью — 000 «Доспехи»;

— индивидуальные предприниматели — Конный центр «Аврора»; «Школа фермеров».

• Некоммерческие / общественные организации:

— АНО «Пролог»; ООН БРС (патронажные медсестры ООН БРС); Центр исторического моделирования «Древний мир» (региональная общественная организация); кредитный кооператив «Радуга»; Музей народной игрушки «Забавушка» (региональная общественная организация); Авторское агентство социальных технологий (некоммерческое партнерство).

• Государственные организации:

— Государственный фонд поддержки малого предпринимательства Воронежской области.


Разнообразию целевых групп клиентов:

• люди с серьезными заболеваниями (патронажные медсестры ООН БРС, ООО «Доспехи», Конный центр «Аврора»);

• дети дошкольного и младшего школьного возраста (Музей народной игрушки «Забавушка»);

• «трудные подростки», сироты («Школа фермеров»);

• рядовое населения региона, туристы (Центр исторического моделирования «Древний мир»; отчасти — Музей народной игрушки «Забавушка»);

• педагоги и тренеры (АНО «Пролог», Авторское агентство социальных технологий).

В то же время анализ этого списка (и в еще большей степени списка предприятий — кандидатов обследования), из которого отбирались респонденты, показывает, что значительная часть организаций социального предпринимательства концентрируется либо вокруг проблем инвалидов, либо так или иначе связана с педагогикой и развитием детей.

Таблица 1. Характеристики исследованных предприятий.

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Приложение [91] Таблица 1. Характеристики исследованных предприятий

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Приложение [91] Таблица 1. Характеристики исследованных предприятий

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Приложение [91] Таблица 1. Характеристики исследованных предприятий

Социальное предпринимательство в России и в мире: практика и исследования Приложение [91] Таблица 1. Характеристики исследованных предприятий

Литература

Аларичева М. Социальное предпринимательство: опыт Польши // Информационно-аналитический портал «Когита. ру». Общественные новости Северо-Запада. 2010. 8 июля.

Андрущак Г. Квазирынки в экономике общественного сектора // Вопросы образования. 2005. № 4.

Асаул?., Манаков. Л. Внутренний кризис университетского менеджмент-образования // Экономическое возрождение России. 2009. № 2.

Виталина М., Московская?., Тарадина Л. Обзор опыта и концепций социального предпринимательства с учетом возможностей его применения в современной России / рук. авт. колл. А. Московская. WP1/2008/02. Москва, ГУ ВШЭ, 2008 URL: https://www.hse. ra/data/2010/05/04/1216403244/WPl_2008_02.pdf.

Бурдье П. Формы капитала. // Экономическая социология. 2002. Ноябрь. Т. 3. № 5.

Грановеттер М. Экономическое действие и социальная структура: проблема укорененности// Экономическая социология. 2002. Т. 3. № 3.

Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономическая социология. 2009. Сентябрь. Т. 10. № 4 (оригинальное издание: 1973).

Денисенков А.И., Роберт Н.С., Шпицберг И.Л. Иппотерапия: возможности и перспективы реабилитации при детском церебральном параличе: Методическое пособие. М., 2002.

Ди Маджио П., Пауэлл У. Новый взгляд на «железную клетку»: институциональный изоморфизм и коллективная рациональность в организационных полях. // Экономическая социология. 2010. Т. 11. Январь. № 1.

Квирквелия М.А., Цверава Д.М. Райттерапия как метод лечебной физкультуры // Актуальные проблемы современной спортивной медицины и лечебной физкультуры: Матер. I съезда по спортивной медицине и лечебной физкультуре ГССР, посвящ. 60-летию образования СССР. 15–17 ноября 1982.

Книгин Л. Кадры управления и менеджмента // Высшее образование в России. 2003. № 4.

Корытцев М. Эволюция теоретической концепции квазирынков в контексте реформирования общественного сектора национальной экономики // Terra Economicus. 2009. Т. 7. № 1. Ч. 2.

Кувшинова М. Менеджмент НКО: Учебное пособие. НГТУ. ИДПО. ЦСП. Новосибирск, 2005.

Кувшинова М., Герц И. Менеджмент в социальной сфере: Методические указания. НГТУ. ИДПО. ЦСП. Новосибирск, 2005.

Кувшинова М., Попова А. Бизнес-менеджмент социальных проектов: Методические указания. НГТУ. ИДПО. ЦСП. Новосибирск, 2005.

Лория М.Ш., Цверава Д.М. Райттерапия у больных с инфарктом миокарда. М., 2002.

Лялин А. Подготовка менеджеров и социально-экономическое развитие России // Высшее образование сегодня. 2008. № 2.

May В., Сеферян А. Бизнес образование рубежа веков: вызовы времени и тенденции развития // Вопросы экономики. 2007. № 10.

Московская А. Социальное предпринимательство как «гибрид» бизнеса и некоммерческой деятельности и его социальная база в России // Модернизация экономики и глобализация: в 3 т. / под ред. Е. Ясина. Т. 2. ИД ГУ ВШЭ, 2009.

Московская А. Профессионализм, доверие и проблемы России // Свободная мысль. 2009. № 11.

Московская А. Проблемы становления модели профессии: российский опыт в западном исследовательском контексте // Мир России. 2010. № 3.

Поланьи К Избранные труды. М.: Территория будущего, 2010.

Попова И. Дополнительное профессиональное образование в стратегиях мобильности работающих специалистов (1995–2005) // Социологические исследования. 2008. № 3.

Попова И. Профессионализация в социальной сфере и социальное предпринимательство: создание новых компетенций // Профессии и профессиональные организации в современном обществе: новые подходы к исследованиям: сб. статей / под ред. П.В. Романова, Е.Р Смирновой-Ярской. 2010 (в печати).

Радаев В. Деформализация правил и уход от налогов в российской хозяйственной деятельности // Вопросы экономики. 2001. № 6.

Радаев В. Что такое рынок: экономико-социологический подход // Экономическая социология. 2006. Т. 7. № 5.

Радаев В. Современные экономико-социологические концепции рынка // Анализ Рынков в современной экономической социологии / отв. ред. В. Радаев, М. Добрякова. М.: ГУ ВШЭ. 2007. С. 21–60.

Роберт Н.С. История и перспективы развития иппотерапии в России // Вестник спортивной медицины России. 1999. № 2 (23).

Соломкин А. Кредитные кооперативы готовы кредитовать микробизнес // Банкир. ру 2010. 20 декабря.

Социальные паспорта НКО / под ред. И. Герц. НГТУ. ИДПО. ДСП. Новосибирск, 2005.

Третьякова С. Кооперативные банки и кредитные кооперативы как институты микрофинансирования: история развития, актуальность и соременные проблемы // Фундаментальные и прикладные исследования. 2008. № 2.

Цверава Д. Врачебный контроль в конном спорте: дисс… докт. мед. наук. М., 1988.

Шемятихина Л. Проблемы профессионального обучения менеджеров России и перспективы развития теории российского менеджмента // Современные наукоемкие технологии, РАЕ. 2007. № 11.

Шишкин С. Реформа финансирования российского здравоохранения. М.: ИЭПП, 2000.

Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.

Юнус М., Жоли А. Создавая мир без бедности. М.: Альпина паблишерз, 2010.

Abbott А. The System of Professions: an Essay on the Division of Expert Eabour. Chicago, IE: University of Chicago Press, 1988.

Abouleish I. Die Sekem — Vision. Stuttgart: Mayer Verlag, 2004.

Aldrich Н.Е., Zimmer С. (eds). Entrepreneurship through Social Networks // The Art and Science of Entrepreneurship. Cambridge, MA: Sexton and Smilor Ballinger, 1986.

Alter S.К. Social Enterprise Typology. Virtue Ventures LLC. 2007. Nov. 27 (revised vers.).

Alvord S.Н., Brown L.D., Letts С.W. Social Entrepreneurship and Societal Transformation // Journal of Applied Behavioral Science. 2004. Vol. 40(3). Р. 260–282.

Anderson А.R., Jack S.L. The Articulation of Social Capital in Entrepreneurial Networks: а Glue or а Lubricant? // Entrepreneurship and Regional Development. 2002. July — September. Vol. 14. Iss. 3.

Austin f., Stevenson Н., Wei-Skillern J. Social Entrepreneurship and Commercial Entrepreneurship: Same, Different, or Both? WP 04-029. Harvard Business School, 2003.

Ashoka: Innovators for the Public «The Entrepreneur\'s Revolution and You». 2000. Ashoka web page: http://www.ashoka.org/fellows/en-trepreneursrevolution.cfm.

Ashoka: Innovators for the Public. "What is а Social Entrepreneur?". 2000. Ashoka web page: http://www.ashoka.org/fellows/social_ entrepreneur.cfm.

Chaves R.С., Moncon f.L. The Social Economy in the European Union. CIRIEC. EESC, 2005.

Axelrod R. The Evolution of Cooperation. N.У.: Basic Books, 1984.

Baker Т., Nelson R. Creating Something from Nothing: Resource Construction through Entrepreneurial Bricolage // Administrative Science Quarterly. 2005. No. 50. Р. 329–366.

Bloomfield С. Cheap Creates Opportunities for Rehabbers: South Shore Bank\'s Success seen as Premier Model // Multi-Housing News, 1999. August.

Bode I. New Moral Economies of Welfare: the Case of Domiciliary Elder Care in Germany, France and Britain // European Societies. 2007. No. 9(2).

Bollier D. Aiming Hhigher: 25 Stories of How Companies Prosper by Combining Sound Management and Social Vision. N.У.: American Management Association, 1996.

Borzaga С, Defourny J. The Emergence of Social Enterprises. L.: Routledge, 2001.

Bornstein D. Changing the World on а Shoestring // Atlantic Monthly. 1998. Vol. 281(1). Р. 34–39.

Boschee J. Social Entrepreneurship. Across the Board. 1995. Vol. 32(3). Р. 20–25.

Boschee J. Merging Mission and Money: А Board Member\'s Guide to Social Entrepreneurship, 1998. http://www.socialent.org/pdfs/MergingMission.pdf.

Boschee J., McClurg J. Toward а Better Understanding of Social Entrepreneurship: Some Important Distinctions. 2003.

Brinckerhoff Р.С. Social Entrepreneurship: the Art of Mission-based Venture Development. N.У.: John Wiley amp; Sons, 2000.

Burt R.S. Structural Holes. Cambridge: Harvard University Press, 1992.

Burt R. S. The Contingent Value of Social Capital // Administrative Science Quarterly. 1997. Vol. 42(2). R 339–365.

Busenitz L.W., West G.Р., III, Shepherd D., Nelson Т., Chandler G.N., Zacharakis?. Entrepreneurship Research in Emergence: Past Trends and Future.

Cook В., Dodds Ch., Mitchell W. Social Entrepreneurship — False Premises and Dangerous Forebodings //Australian Journal of Social Issues. 2003. February. Vol. 38. No. 1.

Dans Е., Freire I. IT as an Agent of Social Change: Lonxanet and the Case of the Galician Artisanal Fisheries // Twenty-Third International Conference on Information Systems. 2002. http://profesores.ie.edu/enrique_dans/download/icis.pdf.

Davis I., EtchartN. Profits for Nonprofits. NESsT, 1999.

Directions // Journal of Management. 2003. Vol. 29(3). R 285–308.

Chaves?.R.,??nz?n С.I. The Social Economy in the European Union. CIRIEC. The European Economic and Social Committee. 2007. No. CESE/COMM/05/2005.

Coleman IS. Foundations of Social Theory. Cambridge: Harvard University Press, 1990.

Coleman IS. The Rational Reconstruction of Society//American Sociological Review. 1993. Vol. 58.

Community Action Network. Definition: What are Social Entrepreneurs? Community Action Network, 2001. http://www.can-online. org.uk/entrepreneurs/definition. htm.

Cook В., Dodds Ch., Mitchell W. Social Entrepreneurship — False Premises and Dangerous Forebodings //Australian Journal of Social Issues. 2003. February. Vol. 38. No. 1.

Dans Е., Freire I. IT as an Agent of Social Change: Lonxanet and the Case of the Galician Artisanal Fisheries // Twenty-Third International Conference on Information Systems. 2002. http://profesores.ie.edu/enrique_dans/download/icis.pdf.

Davis I., EtchartN. Profits for Nonprofits. NESsT, 1999.

Dawson S., KreinerS. Cooperative Home Care Associates: History and Lessons. Home Care Associates Training Institute, 1993. January.

Dees I.G. The Meaning of Social Entrepreneurship. Center for the Advancement of Social Entrepreneurship. Duke University \'s Fuqua School of Business, 2001 (revised vers.), http://www.caseatduke.org/ documents/deessedef.pdf.

Dees I.G. Anderson В.В. Building on Two Schools of Practice and Thought // Research on Social Entrepreneurship: Understanding and Contributing to an Emerging Field / ed. by R. Mosher-Wlliams. Washington, DC: Aspen Institute, 2006.

Dees J.G., Emerson J. Enterprising Nonprofits: А Toolkit for Social Entrepreneurs. N.У.: John Wiley amp; Sons, 2001.

Dees J.G. Taking Social Entrepreneurship Seriously // Transaction and Society. 2007. March-April. Vol. 44. No. 3.

Defourny J., Nyssens М. Social Enterprise in Europe: Recent Trends and Developments. EMES WP. No. 08/01. 2008.

Defourny J., Nyssens М. Conceptions of Social Enterprise and Social Entrepreneurship in Europe and the United States: Convergences and Divergences // Journal of Social Entrepreneurship. 2010. March. Vol. 1. No. LP. 32–53.

Di Domenico М., HaughH., TraceyP. Social Bricolage: Theorizing Social Value Creation in Social Enterprises // Entrepreneurship Theory and Practice. 2010. No. 34(4). Р. 681–703.

DiMaggio Р. J. Interest and Agency in Institutional Theory // Institutional Patterns and Organizations: Culture and Environment / ed. by L.G. Zucker. Ballinger: Cambridge, MA, 1988. Р. 3–22.

Drayton W. The Citizen Sector: Becoming as Entrepreneurial and Competitive as business // California Management Review. 2002. Vol. 44(3). Р. 120–132.

Drucker Р.F. Innovation and Entrepreneurship: Practice and Principles. N.У.: Harper Business, 1985. [Рус. изд.: Друкер 77.?. Рынок: как выйти в лидеры. Практика и принципы. М.: Book Chamber International, 1992].

Drucker Р. F. What Business can Learn from Nonprofits // Harvard Business Review. 1989. Vol. 67. No. 4. Р. 88–93.

Drucker Р. F. Managing the Non-profit Organization: Principles and Practices. N.У: Harper Business, 1990.

Dubner S.f. Put down that Basketball! Sports Causes Crime! / The New York Times. The opinion pages. 2006. Oktober 30.

Emerson f., Twersky F. New Social Entrepreneurs: The Success, Challenge and Lessons of Nonprofit Enterprise Creation. The Roberts Foundation Homeless Economic Development Fund, 1996.

Emerson J. The Nature of Returns: а Social Capital Markets Enquiry into Elements of Investments and the Blended Value Proposition. Harvard Business School, Social Enterprise Series. 2000. No. 17.

Emerson J., Bonini S. The Blended Value Map: Tracking the Intersect and Opportunities of Economic and Environmental Value Creation. 2002. Januaru. http://www.blendedvalue.org.

Flannery М. Kiva and the Birth of Person-to Person Microf?nance // Innovations. 2007. Winter amp; Spring. Р. 31–56.

Freeman Ch. А Schumpeterian Renaissance? SPRU Electronic. WP No. 102. Brighton: Science Policy Research Unit, University of Sussex, 2003.

Fligstein N. Social Skill and Institutional Theory // American Behavioral Scientist. 1997. Vol. 40(4). Р. 397–405.

Fukuyama F. Trust: The Social Virtues and the Creation of Prosperity. N.У: Free Press, 1997.

Gargiulo М., Bernassi М. The Dark Side of Social Capital // Corporate Social Capital and Liability / eds by R. Leenders, S.М. Gabbay Boston: Kluwer, 1999.

Gartner W. Who is the Entrepreneur? Is the Wrong Question // American Journal of Small Business. 1988. Vol. 12(4). Р. 11–32.

Geys В., Murdoch Z. How to Make Head or Tail of «Bridging» and «Bonding»?: Addressing the Methodological Ambiguity // The British Journal of Sociology. 2008. Vol. 59. Iss. 3.

Granovetter М. Economic Action and Social Structure: the Problem of Embeddedness // American Journal of Sociology. 1985. Vol. 91(3). Р. 481–510.

Grenier Р. Social Entrepreneurship in the UK: from the Rhetoric to Reality? // R. Ziegler (ed.). An Introduction to Social Entrepreneur-ship: Voices, Preconditions, Contexts. Cheltenham. UK: Edward Elgar, 2009.

Guclu?., Dees J.G., Anderson В.В. The Process of Social Entrepreneurship: Creating Opportunities Worthy of Serious Pursuit. Center for the Advancement of Social Entrepreneurship: Duke — the Fuqua School of Business, 2002.

Hantel G. Leading the Revolution. Boston: Harvard Business School Press, 2000.

Hamilton R. Т., Harper О.А. The Entrepreneur in Theory and Practice // Journal of Economic Studies. 1994. Vol. 21. No. 6. Р. 3–18.

Haugh Н. Community-led Social Venture Creation // Entrepreneurship Theory and Practice. 2006. No. 31(2). Р. 161–182.

Н?bert R.F., Link А.N. In Search of the Meaning of Entrepreneur-ship // Small Business Economics. 1998. No. 1. Р. 39–49.

Hisrich R.D., Peters М.Р. Entrepreneurship. 4th ed. N.У.: McGraw Hill, 1998.

Hutchinson J., VidalA.S., PutnamR., LightL, De SouzaX., Rohe W.М., Gress J, Woolcock М. Using Social Capital to Help Integrate Planning Theory, Research and Practice // Journal of the American Planning Association. 2004. Spring. Vol. 70. No. 2.

Inserra?., Conway М., Rodat J. Cooperative Home Care Associates: А Case Study of а Sectoral Employment Development Approach. The Aspen Institute, 2002. February.

Johnson S. Social Entrepreneurship Literature Review. Social Entrepreneurs Network, 2002. http://www.sen.org.au/resources/papers/ 1044853770_18331.html.

Kerlin Janelle А. Social Enterprise in the United States and Europe: Understanding and Learning from the Differences // Voluntas. 2006. Vol. 17(3).

Kramer М. Measuring Innovation: Evaluation in the Field of Social Entrepreneurship. Boston, MA: Foundation Strategy Group, 2005.

Kuhnert S. An Evolutionary Theory of Collective Action: Schum-peterian Entrepreneurship for the Common Good // Constitutional Political Economy. 2001. No. 12.

La lutte contre la pauvret? et l\'exclusion: une responsabilit?? partager. Copmte-rendu de d?placement en Pologne, 21–22.05.2008 http:// www.senat.fr/rap/r07-445-2/r07-445-25.html.

Larson Е. In Search of Value. The Lewis and Clark College Chronicle, 2005. Winter.

Laville J. -L. Child Care and Welfare Mix in France // Annals of Public and Cooperative Economics. 2003. Vol. 74. Р. 4.

Le Grand J. Quasi-markets and Social Policy // The Economic Journal. 1991. September. No. 101.

Le sport peut-il favoriser la м?diation sociale et l\'insertion? (Les interview de Р. Hagelauer et А. Guenni) // L\'Avis?. 2009. No. 10. Р. 14–15.

Leadbeater С. The Rise of the Social Entrepreneur. L.: Demos, 1997.

Leadbeater С. Mainstreaming of the Mavericks // The Observer. 2007. March 25.

Lewis R., Smith J., Harrison А. From Quasi-market to Market in the National Health Service in England: What Does that Mean for the Purchasing of Health Services? // Journal of Health Services Research and Policy. 2009. Vol.14. No.l.

Liao J., Welsch Н Roles of Social Capital in Venture Creation: Key Dimensions and Research Implications // Journal of Small Business Management. 2005. No. 43 (4).

Mainsah?., Heuer S.R., Kalra?., Zhang Q. Grameen Bank: Taking Capitalism to the Poor. N.У: Columbia Business School, 2004.

Mair J., Marty I. Social Entrepreneurship Research: А Source of Explanation, Prediction, and Delight // Journal of World Business. 2006. Vol. 41. Р. 36–44.

Mair f., Schoen 0. Social Entrepreneurial Business Models: an Exploratory Study. ESE Business School, University of Navarra. WP No. 610. 2005. October.

Massarsky С. W. Coming of Age: Social Enterprise Reaches its Tipping Point // Research on Social Entrepreneurship, ARN OVA Occasional Paper Series. 2006. No. 1 (3). Р. 67–88.

Marshall J. Community Banking Profile: а Beacon in Poor Neighborhoods // US Banker. 1999. March.

Martin D. Hiring Welfare Recipients and Making Them Management//New York Times. 1994. May 21.

Martin R.L., Osberg S. Social Entrepreneurship: the Case for Definition // Stanford Social Innovation Review. 2007. Spring.

McDaniel В.А. А Survey on Entrepreneurship and Innovation // The Social Science Journal. 2000. Vol. 37. No. 2. Р. 277–284.

Moran Р. Structural vs. Relational Embeddedness: Social Capital and Managerial Performance // Strategic Management Journal. 2005. No. 26.

Moran R. Des Gants de Boxe pour D?crocher un job // Youphil. corn, 29.04.2010.

Mulgan G. Social Innovation. What it is, Why it Matters and How it Can Be Accelerated. L.: Young Foundation, 2007.

Nahapiet J., Ghoshal S. Social Capital, Intellectual Capital, and the Organizational Advantage // Academy of Management Review. 1998. Vol. 23(2). Р. 242–266.

National Center for Social Entrepreneurs (2001). Merging Mission, Market and Money: а Nonprofit\'s Guide to Social Entrepreneurship. SCSE web page: http://socialentrepreneurs.org/rn.monograph.pdf.

Nicholls А. Social Entrepreneurship: New Models of Sustainable Social Change. Oxford University Press. 2006.

Nicholls А. The Legitimacy of Social Entrepreneurship: Reflexive Isomorphism in а Pre-paradigmatic Field // Entrepreneurship — Theory and Practice. Baylor University, 2010. July.

Nyssens М. Social Enterprise — At the Crossroads of Market, Public Policies and Civil Society. L., N.У: Routledge, 2006.

Osborn D. А Poverty Program that Works // The New Republic. 1989. May 8.

Osborne R.L. The Essence of Entrepreneurial Success // Management Decision. 1995. Vol. 33. No. 7. Р. 4–9.

Penrice D. Entrepreneurship with а Difference: Making Enterprise Pay out in Social Gains. 2001. Summer. Harvard Business School web page: http://www.hbs.edu/newbusiness/difference.doc.

Peterson М.F. Leading Cuban-American Entrepreneurs: the Process of Developing Motives, Abilities and Resources // Human Relations. 1995. Vol. 48. Р. 1193–1216.

Pinker R. From Gift Relationships to Quasi-markets: An Odissay along the Policy Path of Altruism and Egoism // Social Policy and Administration. 2006. February. Vol. 40. No.l.

Portes А. Social Capital: Its Origins and Applications in Modern Sociology //Annual Review of Sociology. 1998. Vol. 24(1). Р. 1–24.

Prahalad С.К. The Fortune of the Bottom of the Pyramid. Wharton School Publishing, 2005.

Polanyi К., Arensberg СМ., Pearson Н. W. Trade and Market in the Early Empires; Economies in History and Theory. Glencoe, 111.: Free Press, 1957.

Puppim de Oliveira J.А. Property Rights, Land Conflicts and Deforestation in the Eastern Amazon // Forest Policy and Economics. 2008. Vol. 10. Iss. 5. Р. 303–315.

Putnam R., Leonardi R., Nanetty R. Making Democracy Work: Civic Traditions in Modern Italy. Princeton University Press, 1993.

Putnam R. Social Capital: Measurement and Consequences. Kennedy School of Government, Harvard University, 2001. www.oecd.org.

Radford В. What\'s the Bigg Idea? // The Gazette. 2007. January 28. http://www.gazette.com/articles/bigari-6751-family-working.html.

Reed R. Thinking Small: S. Shore Bank\'s Strategy Boosts Black Entrepreneurs // Crain\'s Chicago Business. 1990. July 16.

Riley М. Social Entrepreneurship Meets Cause Marketing. Bank Marketing. Bank Marketing Association, 1999. July.

Ripsas S. Towards an Interdisciplinary Theory of Entrepreneur-ship // Small Business Economics. 1998. Vol. 10. Р. 103–115.

Roberts D., Woods Ch. Changing the World on а Shoestring: the Concept of а Social Entrepreneurship // University of Auckland Business Review. 2005. Autumn.

Sagawa S., Segal Е. Common Interest, Common Good: Creating Value through Business and Social Sector Partnership // California Management Review. 2000. Vol. 42(2). Р. 105–122.

Sarasvathy S.D. What Makes Entrepreneurs Entrepreneurial? University of Washington School of Business WP. 2001. June.

Sarasvathy S.D. Effectuation: Elements of Entrepreneurial Expertise. Cheltenhan, UK: Edward Elgar Publ., 2008.

Schreiner М. А Cost-Effectiveness Analysis of the Grameen Bank of Bangladesh. Ph.D. Diss. Washington University in St. Louis, 2001.

Seelos С, Mair J. Entrepreneurs in Service of the Poor — Models for Business Contributions to Sustainable Development // Business Horizons. 2005(а). Vol. 48(3). Р. 241–246.

Seelos С, Mair J. Sustainable Development, Sustainable Profit // European Business Forum. 2005(в). Vol. 20. Р. 49–53.

Shane S., Locke Е.А., Collins С.J. Entrepreneurial Motivation // Human Resource Management Review. 2003. Vol. 13(2). Р. 257–279.

Shane S., Venkataraman S. The Promise of Entrepreneurship As а Field of Research //Academy of Management Review. 2000. Vol. 25(1). Р. 217–226.

Schuyler G. Social Entrepreneurship: Profit As а Means, not an End. 1998. November.

Sibillin А. Social Entrepreneurship, not Socialism // IPA Review. 2010. August.

Skloot Е. Should Not-for-profits Go into Business // Harvard Business Review. 1993. No. 61 (1). Р. 20–27.

SklootE. Enterprise and Commerce in Non-profit Organizations // The Non-profit Sector: а Research Handbook / ed. by WW Powell. New Haven, CT: Yale University Press, 1987. Р. 380–393.

Smale G., Tuson G., Statham D. Social Work and Social Problems. N.У.: MacMillan, 2000.

Srivastva А. In Search of Noble Organizing: а Study in Social Entrepreneurship. Ph.D. Diss. Case Western Reserve University, 2004.

Stanford Graduate School of Business: Center for Entrepreneurial Studies. "Social Entrepreneurship", 1998. www.gsb.stanford.edu/ces/ social_entrepreneurship.html.

Starr J.R., MacMillan I.С Resource Cooptation via Social Contracting: Resource Acquisition Strategies for New Ventures // Strategic Management Journal. 1990. No. 11. Р. 79–92.

Strom S. Confusion on Where Money Lent via Kiva Goes // The New York Times. 2009. November. No. 8.

Taub R.Р. Community Capitalism: The South Shore Bank\'s Strategy for Neighborhood Revitalization. Boston: Harvard Business School Press, 1988.

Thompson J., Alvy G., Less А. Social Entrepreneurship: а New Look at the People and the Potential // Management Decision. 2000. Vol. 38(5). Р. 328–338.

Tushman М., Anderson Р. Technological Discontinuities and Organizational Environments // Administrative Science Quarterly. 1986. Vol. 31. No. 3. Р. 439–465.

Venkataraman S. The Distinctive Domain of Entrepreneurship Research // Advances in Entrepreneurship, Firm Emergence, and Growth / eds by J. Katz, R. Brockhaus. Greenwich, CT: JAI Press, 1997. Vol. 3. Р. 119–138.

Visagie J.С., Botha С.J. Contextual and Empirical Approach to Social Change and Social Responsibilities // Management Decision. 1998. Vol. 36. No. 10. Р. 694–701.

Waddock S.А. Building Successful Partnerships // Sloan Management Review. 1988. Vol. 29(4). Р. 17–23.

Waddock S.А., Post I.Е. Catalytic Alliances for Social Problem Solving // Human Relations. 1995. Vol. 48(8). Р. 951–972.

Westlund Н., Bolton R. Local Social Capital and Entrepreneur-ship // Small Business Economics. 2003. September. Vol. 21. Iss. 2.

Whyte W.F., Whyte К.К. Making Mondragon. The Growth and Dynamics of the Worker Cooperative Complex. 2nd ed. ILR Press. Ithaca, N.У, 1991.

Wiltse М.-А. Employee Benefit Programs May Be the Answer to High Turnover Rates. http://www.columbiagreeneworks.org/Career%20 BuildersEAP062307.pdf.

Woolcock М. Social Capital and Economic Development: Toward а Theoretical Synthesis and Policy Framework // Theory and Society. 1998. April. Vol. 27. Iss. 2.

Woolcock М. Microenterprise and Social Capital: А Framework for Theory, Research and Policy // Journal of Socio-economics. 2001. No. 30.

Young D.R. If not for Profit, for What? Lexington, MA: Lexington Books, 1983.

Young D.R. Entrepreneurship and the Behavior of Non-profit Organizations: Elements of а Theory// The Economics of Non-profit Institutions / ed. by S. Rose-Ackerman. N.У.: Oxford University Press, 1986. Р. 161–184.

Young D.R. А Unified Theory of Social Enterprise. George State University, Andrew Young School of Policy Studies. WP 07–01. 2007. January.

Yunus М. Banker to the Poor: Microlending and the Battle against World Poverty. N.У: Public Affairs, 1999.

Ziegler R. (ed.) An Introduction to Social Entrepreneurship: Voices, Preconditions, Contexts. Cheltenham, UK: Edward Elgar, 2009.

Сведения об авторах

Московская Александра Александровна — заместитель директора Института управления социальными процессами Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), кандидат экономических наук.

Аларичева Марина Андреевна — специалист по социальной работе (СПбГУ, 2010), студентка магистратуры факультета социологии НИУ ВШЭ.

Албутова Алена Игоревна — студентка 3-го курса факультета социологии НИУ ВШЭ.

Васина (Зайцева) Мария Николаевна — магистр менеджмента (НИУ ВШЭ, 2008), специалист Московского филиала АО «Эрих Краузе Финланд».

Лыткина Татьяна Степановна — старший научный сотрудник Института социально-экономических и энергетических проблем Севера КНЦ УрО РАН, кандидат социологических наук.

Мамута Михаил Валерьевич — директор Российского микрофинансового центра, президент Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР), кандидат экономических наук.

Попова Ирина Петровна — старший научный сотрудник Института социологии РАН, кандидат социологических наук.

Силаева Виктория Леонидовна — доцент Московского автомобильно-дорожного государственного технического университета (МАДИ), кандидат философских наук.

Сорокина Ольга Сергеевна — студентка магистратуры Международного института экономики и финансов НИУ ВШЭ.

Сыкалов Игорь Александрович — ассистент кафедры социологии и политологии Пермского государственного университета.

Шлыкова Ольга Вадимовна — студентка 3-го курса факультета социологии НИУ ВШЭ.

На обложке — социальные предприниматели (слева направо, сверху вниз): А. Санкин (фото В. Силаевой), А. Никитина (фото АНО «Пролог»), В. Горелов (фото Фонда региональных социальных программ «Наше будущее»), И. Денисова (фото Т. Лыткиной).

Примечания

1.

Пилотный проект «Исследование моделей социального предпринимательства в России» проводился в 2009 г. при поддержке Оксфам (Великобритания) в партнерстве с Российским микрофинансовым центром (научный руководитель проекта — А. Московская; см. в приложении).

2.

См.: [Баталина, Московская, Тарадина, 2008].

3.

Ранее мы уже приводили описание и анализ данных кейсов, причем первых трех довольно подробно, основываясь на работе Дж. Мэйр и О. Шона [См.: Баталина, Московская, Тарадина, 2008; Mair, Schoen, 2005]. Со взглядами руководителя Grameen М. Юнуса можно теперь ознакомиться и на русском языке [Юнус, Жоли, 2010].

4.

http://www.ashoka.org/

5.

Данная оговорка не означает, что в юридическом смысле речь идет исключительно об организациях, имеющих статус некоммерческих. В тех странах, где деятельность социальных предприятий поощряется и регулируется государством (прежде всего в странах Европы), социальными могут признаваться предприятия различных организационно-правовых форм — коммерческие, некоммерческие, кооперативы и проч. (см. главу 3).

6.

Такие оговорки появятся в главе 3, где сравниваются различные концептуальные подходы к исследованию социального предпринимательства.

7.

Данные здесь определение и свойства социального предпринимательства в дальнейшем в работе будут уточняться. Мы приводим лишь основные характеристики, для того чтобы дать читателю ориентир для изучения кейсов. В то же время мы посчитали неуместным приводить уже в главе 1 детальные определения и описывать различные подходы к трактовке социального предпринимательства. Мы не хотели этого делать прежде, чем будут показаны его конкретные свидетельства и формы, которые в конечном счете послужили основой научных исследований.

8.

Добросовестная торговля (Fair trade) — получившая поддержку бизнеса общественная инициатива по созданию равного доступа для участия в рынке наряду с крупными игроками независимых, мелких и экономически уязвимых товаропроизводителей (прежде всего из стран третьего мира). Реализация этой цели включает обеспечение безопасности и гуманности условий труда, исключение негативного влияния производства и его последствий на окружающую среду и проч.

9.

Affirmative action или affirmative businesses — политика, обычно в сфере занятости и образования, направленная на обеспечение доступа к занятости и образованию социальных меньшинств (как правило, социально уязвимых или социально исключенных), опирающаяся на государственную регламентацию. Одним из распространенных элементов такой политики является квотирование рабочих мест, организация специальных программ поиска и привлечения к занятости в той или иной сфере (например, государственной службе) целевых социальных групп. В последнее время такая политика все чаще критикуется оппонентами как форма социальной дискриминации доминантных социальных групп.

10.

Base (Bottom) of the Pyramid, BoP — «Основание» или «Дно пирамиды» — термин К. Прахалада, предложившего рецепт уничтожения бедности, изложенный в его работе «Богатство дна пирамиды» («The Fortune of the Bottom of the Pyramid» — Prahalad, 2005). В соответствии с этой концепцией «основу экономической пирамиды» составляют 4 млрд людей, чей ежедневный доход составляет менее 2 долл. в день. Исходя из этого (К. Прахалад) сформулировал, по сути, один из подходов социального предпринимательства: если перестать рассматривать бедных как жертву или бремя, а увидеть в них предпринимателей и потребителей — не только для них самих, но и для бизнеса откроется целый мир возможностей. Работая с бедными, бизнес может не только получать прибыль, но расширять рынок и создавать огромное число жизнеспособных бизнесов. Для того чтобы это стало возможным, по мнению Прахалада, крупным фирмам следует сотрудничать с организациями гражданского общества и местной власти.

11.

Было бы неверным сводить социальное предпринимательство к обоснованию либеральной модели общества, в ряде случаев с не меньшими основаниями его можно связать с идеями коммунитаризма и социализма [Chaves, Monz?n, 2007; Sibillin, 2010]. Можно признать, что сегодня интерес многих либеральных экспертов к социальному предпринимательству отражает скорее надежды на гуманизацию бизнеса и капитализма в духе «создания новых моделей для нового века», выдвижения «новых героев» и «новых двигателей реформы», чем стремление заменить государственную социальную политику частной инициативой. Однако такие дискуссии время от времени оживляются, особенно в Великобритании [Pinker, 2006], а социальное предпринимательство рассматривается как альтернатива государству благосостояния [Leadbeater, 1997; Dees, 2001; 2007]. Идея социального предпринимательства весьма подходила неолиберальной идеологии и политике, которые принято связывать с именами Рейгана и Тэтчер [Grenier, 2009; Cook, Dodds, Mitchell, 2003].

12.

Официальный сайт ассоциации emergence http://www.emergence-asso.fr/

13.

Скваттерство (от англ . squat — селиться самовольно на чужой земле) — захват фермерами свободных земель. Скваттерство распространилось в XVII–XIX вв. на северо-западе современных США, а также в Австралии. См.: Современная энциклопедия online — http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc1p/43858.

14.

В частности, в Амазонии правительство фактически стимулировало захват и освоение земель с целью решения острых экономических проблем и смягчения социального недовольства. Большую роль в захвате неиспользуемых земель сыграло начиная с начала 1980-х годов Движение безземельных крестьян. Скваттеры группами проводили захват неиспользуемых территорий, находящихся в чужой собственности. Государство не принимало активных мер для защиты прав законных владельцев [Puppim de Oliveira, 2008, р.303–315].

15.

Кокань — на многих европейских языках (фр . — Cocagne) — сказочная страна изобилия, легенды о которой восходят к XIII в. Jardin de Cocagne — в переводе с французского — сад Страны изобилия.

16.

Историю создания организации см. на сайте http://www.reseaucocagne.asso. fr/index.php.

17.

http://www.reseaucocagne.asso.fr/charte.php.

18.

Органическое сельское хозяйство представляет собой экологически чистый способ производства сельскохозяйственной продукции без использования пестицидов, гербицидов и токсичных отходов, сохраняет качество воды, почвы и экосистемы. Оно опирается на восстановление плодородия почв с помощью органических веществ на основе естественного баланса, использует современные инновационные технологии и предполагает тщательное наблюдение за развитием культур.

19.

AISEC (l’Association internationale des etudiants en sciences economique et commerciele) — международная некоммерческая независимая организация студентов экономических дисциплин, полностью управляемая студентами и недавними выпускниками вузов. Ориентирована на развитие потенциала молодежи и возможности внести полезный вклад в общество.

20.

По материалам интервью Ж.-К. Родригеса Ферреры, данного в ходе Маастрихтской недели предпринимательства в Нидерландах, 14 февраля 2010 г.

21.

Данные с сайта: http://www.comunidadescaf.org/web/caf.html#

22.

Wiltse М.-А. employee Benefit Programs May be the Answer to High Turnover rates; http://www.columbiagreeneworks.org/Career%20BuilderseAP062307.pdf.

23.

Данные с сайта: http://www.chlebzycia.org.pl/index.php.

24.

В подготовке материалов этого кейса участвовал выпускник ВШЭ Булат Ламбаев.

25.

Сайт организации — www.kiva.org.

26.

Интервью М. Флэннери порталу «Dawser», 05.04.2010 — http://dowser.org/ dowser-interview-matt-flannery-of-kiva/

27.

Статистика основных результатов каждый день обновляется на сайте организации.

28.

Миксмаркет — глобальная информационная интернет-платформа, предоставляющая информацию участникам микрофинансового рынка и широкой общественности о МФИ во всем мире, общественных и частных фондах, сетях МФИ, консультационных фирмах, государственных и регулирующих организациях микрофинансового рынка. На сегодняшний день организация предоставляет информацию о более 1800 МФИ и собирает информацию о финансовой, операционной и социальной деятельности. Для анализа деятельности организаций МФИ используется двойное исследование (аудит, рейтинг), результаты которого стандартизируются в соответствии с мировой системой учета с целью обеспечения возможности межрегиональных сравнений.

29.

Информация с сайта www.kiva.org.

30.

Для того чтобы получить представление о дискуссии, достаточно посмотреть блог Дэвида Рудмэна и его обсуждение: «Kiva is not quite what it seem» — D. roodman. Open book blog. Center for global development http://blogs.cgdev.org/ open_book/2009/10/kiva-is-not-quite-what-it-seems.php, а также последующий ответ там же одного из создателей и генерального директора Kiva Мэтта Флэннери: «Matt Falnnery Kiva CeO… replies» — http://blogs.cgdev.org/open_book/2009/10/ matt-flannery-kiva-ceo-and-co-founder-replies.php.

31.

Здесь и ниже информация с сайта http://www.energeia.cz/index3.html, а также из переписки с руководителем организации.

32.

Организация, базирующаяся в США и еще ряде стран, включая Восточную Европу, Латинскую Америку и Африку, чья миссия состоит в содействии некоммерческим организациями в поиске самофинансирования в дополнение к стандартной для НКО филантропии, http://www.nesst.org/vision_problem.asp.

33.

http://www.nesst.org/faq.asp.

34.

Здесь и далее под НКО — некоммерческими организациями — мы понимаем неприбыльные организации «третьего сектора», занимающиеся социальной защитой и социальным обеспечением населения. Именно этот смысл закрепился за понятием «НКО» в 1990-е годы в России в качестве самоназвания этих организаций. При этом важно иметь в виду, что как в России, так и в большинстве стран развитой индустриальной экономики статус некоммерческой организации не отменяет получение прибыли, но ограничивает ее распределение уставными целями организации, т. е. в нашем случае социальной защитой, социальным обеспечением, решением социальных проблем целевых групп клиентов.

35.

Social Enterprise Coalition — http://www.socialenterprise.org.uk.

36.

Эта работа освещалась нами ранее [Баталина, Московская, Тарадина, 2008]. Здесь хотелось бы сосредоточиться на уточнении значения данных определений и их соотношения между собой.

37.

В табл. 3 обращает на себя внимание различие двух типов организаций КСО, непривычное для России. Алтер различает компании, использующие практику КСО, т. е. имеющие социальные программы, и социально ответственные компании, в которых вся доходная деятельность осуществляется с оглядкой на социальные последствия (см. об этом более подробно в: [Баталина, Московская, Тарадина, 2008, с. 28–31]. Заметим, что даже последние от этого не становятся социальными предприятиями, поскольку их основной целью остается извлечение прибыли, а ее распределение определяется интересами частных акционеров и не ограничивается социальными направлениями деятельности.

38.

Мы затрагивали этот вопрос в предыдущей работе. В частности, там был приведен наглядный пример различий между «заработанным доходом» НКО и социальным предприятием на примере работы двух зоопарков — в Вашингтоне и Бангкоке [Баталина, Московская, Тарадина, 2008, с. 24; Alter, 2007, р. 17–18].

39.

Позднее он добавил сюда и третий компонент — экологическую ценность, однако это принципиально не меняет в его концепции. Более того, на наш взгляд, «экологическую ценность» вполне можно считать в широком смысле составляющей социальной.

40.

Return on investment (ROI) — отдача от инвестиций, стандартный показатель эффективности инвестиций.

41.

Эксперты фонда Skoll, США (Skoll Foundation) — Фонда содействия развитию социального предпринимательства. Как и Ashoka, фонд поддерживает социальных предпринимателей (81 человек), а также организации социального предпринимательства (66) по всему миру, рассматривая их как агентов социальных изменений, http://www.skollfoundation.org/about/

42.

В связи с этим возник спор во французской, но еще больше в американской, прессе. Он был посвящен не столько опыту Emergence, который американцам не был хорошо известен, сколько самой идее пользы спорта для достижения социальной гармонии, которая, по мнению большинства участников разговора, обычно переоценивается. В частности, автор «The New York Times», перепечатавший перевод статьи из французской «L\'Equipe», и участники обсуждения в его блоге [Dubner, 2006] указывали на то, что занятия спортом — обоюдоострое оружие и могут не только гасить, но и усиливать агрессию молодых людей.

43.

Следует отметить, что и Мохаммад Юнус не находится в стороне от этой традиции, поскольку окончил Университет Вандербильта в США по специальности «Экономика».

44.

EMES — это акроним французского названия большого исследовательского проекта, посвященного возникновению социальных предприятий в Европе (1996–1999). Первоначально это название объединяло сеть исследователей, выполнявших проект по заказу Европейского союза, но затем сохранилось в последующих проектах участников сети, посвященных социальным предприятиям и социальной экономике. Сегодня в сети представлены 11 исследовательских центров из 10 стран Европы (Бельгии, Великобритании, Дании, Ирландии, Испании, Италии, Норвегии, Португалии, Франции, Швеции (www.emes.net).

45.

Social Enterprise Initiative. Harvard Business School — http://www.hbs.edu/so-cialenterprise/about/history.html.

46.

Результаты ее исследований были широко представлены в нашей предыдущей работе [Баталина, Московская, Тарадина, 2008, с. 31–40; 47–51].

47.

Следует еще раз оговориться, что в отличие от предыдущей главы здесь и далее термин «социальное предприятие» рассматривается как сопряженный с более общим понятием — «социальное предпринимательство», т. е. так, как мы его определили в главе 1.

48.

См. сайт организации: http://www.nb-fund.ru/aboutfund.

49.

Приводится на основе подготовительных материалов заключенного в 2007 г. договора о сотрудничестве фонда и НИУ ВШЭ по исследованию социального предпринимательства.

50.

См. сайт: http://www.csp.nstu.ru/istoria.htm.

51.

Подробнее о работе Молодежного банка на его сайте: http://www.yb.fondtol. org/

52.

Вначале 1990-х годов, у нее была одна лошадь, подаренная отцом.

53.

По свидетельству одного из клиентов Натальи, инвалида, «конкуренты» оказывают услуги инвалидам на общих основаниях по цене 500 руб. в час.

54.

На момент подготовки настоящей книги к публикации руководитель организации сообщил о положительных сдвигах в решении проблемы аренды. Кроме того, прошедшим летом организация участвовала в выставках во Франции, посвященных году Франции в России и году России во Франции (2010 г.).

55.

Как правило, на курсе работало больше десяти педагогов (до 16), просто у кого-то было много часов, а у кого-то — короткий спецкурс.

56.

Например, Первый всероссийский съезд деятелей народного театра в 1916 г. в своей резолюции отмечал, что драматический инстинкт, заложенный в самой природе детей и проявляющийся с самого раннего возраста, должен быть использован в воспитательных целях. Движение, направленное на профессионализацию театра в школе, продолжалось после революции. Точкой опоры в 1918 г. стала так называемая детская секция Наркомпроса. Среди наиболее известных имен этого движения того времени — А. Блок, В. Мейерхольд, а также Н. Бахтин — крупный психолог, педагог, впоследствии заведующий литературно-педагогической частью ленинградского ТЮЗа. Он был издателем журнала «Игра», посвященного этой проблематике, разработчиком первой программы того, «как, почему и чему нужно учить тех людей, которые занимаются театром и с детьми».

57.

Центр занятости населения г. Перми.

58.

Здесь он основывается на естественной кооперации и неформальном профессиональном контроле, который поддерживается научными публикациями, периодически возобновляемой проектной деятельностью, встречами на конференциях, симпозиумах, смотрах и проч., что является закономерностью профессионального труда как особого рода экспертной деятельности. Подробнее об особенностях профессионального труда см.: [Московская, 2009; Попова, 2010].

59.

В данной работе нет возможности развить тему отношений учителя и системы управления школьным образованием, а также, в какой мере проводимые по инициативе государства реорганизации способствуют или препятствуют расширению возможностей профессионального развития учителя. Подобный анализ позволил бы увидеть более конкретно потенциальный клиентский рынок для АНО «Пролог», но занял бы много места и увел бы в обсуждение специфических деталей реформы образования, ее законодательной базы и фактических результатов. Поэтому мы ограничились здесь лишь общими соображениями и обсуждением других барьеров развития выбранной модели социального предприятия.

60.

На самом деле театральная педагогика на Западе — вовсе не маргинальное, а вполне уважаемое направление, именуемое «drama education», о чем нам рассказала Александра в ходе интервью. Одним из досадных недоразумений, по ее мнению, является то, что благодаря популярности на Западе и неизвестности в России оно рассматривается как новый западный продукт, тогда как традиция театральной педагогики возникла в России и имеет здесь глубокие исторические и теоретические корни, не говоря уже о деятельности коллектива АНО. В качестве примера западного социального предприятия, основанного на «drama education», можно привести сеть «Drama education network» в Лос-Анджелесе (США): http://www. На сайте организации говорится, что она видит свою задачу в развитии «искусства преподавания», которое состоит в обучении учителей «раскрытию творческих способностей детей», созданию «оптимальной атмосферы в классе» и освоении того, «как использовать „драму“ в преподавании любых школьных предметов».

61.

В настоящей работе не планируется обсуждение влияния тендерных различий на особенности социального предпринимательства в связи с недостаточностью общей эмпирической базы для этого. В то же время исследование дает пищу для формулирования некоторых гипотез, в частности, о различиях в обосновании выбора жизненного пути социальных предпринимателей — мужчин и женщин, а также в особенностях практической реализации замысла социального предприятия. По нашим наблюдениям, женщины более охотно и непринужденно говорят о социальном назначении предприятия и чаще принимают как естественные издержки выбора социального назначения предприятия в виде более скромных экономических результатов, меньшей финансовой устойчивости, большей зависимости от внешних обстоятельств и проч.

62.

Чтобы полезный эффект лагеря не утрачивался после летнего периода, Вячеслав пытался давать «задания» ребятам, желающим приехать еще раз, — исправить оценки, бросить курение, для чего договорился с воспитателями, чтобы они фиксировали «результаты». Взамен Вячеслав обещал ребятам устроить на зимние каникулы своего рода «лагерь благодарности». Однако эта форма не нашла понимания в краевом ведомстве, а на следующее лето всех ребят независимо от «результатов» увезли на отдых в Турцию.

63.

Некоторые вопросы, относящиеся к проблеме рынков, будут рассмотрены в следующем подразделе. Здесь следует лишь оговориться, что потребности социальной группы сами по себе не относятся к области рынка, они становятся его элементом, когда превращаются в платежеспособный спрос. В немногих случаях, подобных опыту музея игрушки, создание новой услуги формирует прямой платежеспособный спрос и развитие рынка в сфере досуга. Во многих других случаях, где получателем услуг являются низкодоходные и социально уязвимые категории населения, клиентский рынок замещают ресурсы государства — как в случае с оплатой летнего лагеря в «Школе фермеров» или работы руководителя Конного центра на ставке специалиста в детском интернате. В этом случае мы имеем дело скорее с квазирынком.

64.

Так, Вячеслав рассказывал о характерном случае, произошедшем с его приемным сыном на занятии в агротехникуме: «Он пришел на уроке рассказать, что использовал биодинамическое земледелие, а ему „2“ поставили и сказали: „не вздумай вообще говорить об этом“ — „берем удобрения мешок, вываливаем на землю и потом запахиваем в землю глубокой вспашкой“».

65.

В списке научных журналов, публикующих результаты исследований в области лечебной верховой езды, профессиональные журналы по психиатрии, неврологии, детской психологии и психиатрии, педиатрии, социальному обеспечению, изучению проблем творчества и умственного здоровья, где профессиональная практика с использованием лошадей обозначается как: «therapeutic riding», «hippotherapy», «equine facilitated/assisted riding» и проч. При этом для США характерно различение видов терапии, основанной на использовании верховой езды, по самостоятельным направлениям профессиональной специализации, включая разделение работы иппотерапевта и управляющего поведением лошади специалиста-конника, которые работают в паре, но относятся к разным профессиям.

66.

На это неоднократно обращал внимание журналист А. Невзоров. Однако, будучи человеком крайностей, в итоге он объявил войну и иппотерапии (Невзоров А. Иппотерапия: крушение мифа — http://www.hauteecole.ru/). В его высказываниях много натяжек и подмен, но поднятая дискуссия отражает условия незавершенной профессионализации новой сферы деятельности — необходимость установления стандартов освоения дисциплины, а затем — барьеров на оказание услуг неподготовленными или недобросовестными предпринимателями. Кроме того, проблема жестокого обращения с лошадью требует принятия не только профессиональных, но и социальных гражданских ограничений. Существование этой проблемы описано еще в русской классической литературе, ее истоки связаны с морально узаконенным применением боли для дрессировки и управления лошадью. Бороться с жестоким обращением необходимо как общественными средствами, так и разработкой профессиональных регламентов и совместных с общественностью проверок. Пример социального предпринимателя Натальи и опыт западных специалистов по иппотерапии показывают, что иппотерапия имеет в качестве своего источника противоположное жестокости начало — любовь к животным и поиск гармоничного взаимодействия человека и лошади, что и служит ресурсом для помощи больным людям.

67.

Здесь нет смысла вдаваться в детали проблемы профессиональной юрисдикции и борьбы новой профессии за ее приобретение, это достаточно специальная тема, подробно изученная в англосаксонской традиции социологии профессий [Abbott, 1988].

68.

Понимание профессий в обыденной жизни в России нередко смешивает профессию и трудовую деятельность в немалой степени в силу отсутствия различения в русском языке профессий — т. е. сложных видов труда, основанных на длительном профессиональном обучении (profession) и трудовых занятий в целом (occupation). К тому же в XX в в России исследования профессий и профессионализма сдерживались влиянием классовой теории общества и социалистической задачей преодоления социального неравенства, в соответствии с которыми качественные различия в труде разного типа связывались с социальной несправедливостью и экономическим неравенством [Московская, 2010].

69.

Эволюция этого понятия и различные подходы к нему не является темой настоящей работы. Обобщенное представление по этому вопросу можно получить в: [Радаев, 2006; 2007].

70.

Примером второго типа служит подход Коулмана: «Социальный капитал определяется его функциями. Это не единая субстанция, а множество субстанций, обладающих двумя общими чертами: все они состоят из элементов социальных структур и способствуют определенным действиям участников, находящихся внутри этой структуры…» [Coleman, 1990, р. 302] или «школой Патнэма» в следующей интерпретации Вулкока: «…Социальный капитал в широком смысле определяется как информация, доверие и нормы взаимности, присущие социальным сетям человека…» [Woolcock, 1998, р.153]. В то же время эти два определения показывают трудности выявления общей объяснительной основы феномена социального капитала.

71.

Например, представитель организации, с которой сотрудничала «Школа фермеров», так характеризует направления помощи своей организации: «…Мы как-то… мы просто дружили, где надо было, там и помогали». «Да, вот вытяжку надо было сделать — специалисты приезжали, с утеплением дома специалисты приезжали, сад разбивал у нас парень, который окончил аспирантуру в сельхозакадемии…».

72.

По понятным причинам мы не можем разглашать конкурсную информацию, поэтому название организаций, территории и детали конкурса в приведенном примере опущены.

73.

Справедливости ради стоит сказать, что в Министерстве экономического развития России не первый год рассматриваются идеи поддержки социальных предприятий, причем как раз через департаменты предпринимательства и торговли, но пока это никак не отразилось на принятых решениях.

74.

Конкурсы с 2008 г. проводит Фонд региональных социальных программ «Наше будущее» — www.nb-fund.ru.

75.

Это наша независимая экспертная оценка, и не является выражением официальной позиции Фонда.

76.

Проблемы современного бизнес— и менеджмент— образования сегодня широко обсуждаются в специальной литературе [Книгин, 2003; May, Сеферян, 2007; Шемятихина, 2007; Лялин, 2008; Асаул, Манаков, 2009 и др.].

77.

Вариации названий определяются тем, что считать более существенным признаком организации — отношение к государству или отношение к коммерции. В более традиционном англоязычном варианте — «non-government organization» подчеркивается общественный гражданский характер организации — независимость от государства, а в «non-profit organization» — отсутствие коммерческих целей деятельности, при этом аббревиатуры «NGO» и «NPO» обозначают один и тот же круг явлений. В современной литературе для этих организаций все чаще употребляется формулировка «not-for-profit organization» (что ближе к российскому «НКО»), обозначающая не запрет на прибыль, а ее исключительное использование на социальные цели организации.

78.

Необходимо подчеркнуть, что мы реконструируем ситуацию в условиях благоприятного сценария — весьма доброжелательных отношений социального предпринимателя и краевого департамента социальной защиты населения. Социального предпринимателя В.Горелова, по его собственным словам, там принимают и слушают, что само по себе — большая редкость. Более того, руководство Пермского края уже довольно давно демонстрирует передовой опыт взаимодействия власти и третьего сектора, которого нет во многих других регионах России. В то же время даже здесь на примере решения проблемы, лишенной подводных конфликтов и высоких финансовых затрат, можно увидеть трудности партнерства государства и социального предприятия в совместном решении социальных проблем.

79.

В свое время в рамках проекта Всемирного банка по анализу результатов внедрения современных технологий работы с безработными одному из авторов пришлось анализировать ее итоги в Ульяновской области, и они демонстрировали весьма высокие результаты (проект «Оценка эффективности внедрения новых технологий в системе служб занятости и социальной защиты населения», 2000, World Bank). Co времени проведения этого проекта прошло 10 лет, и кому-то данная информация может показаться неактуальной. Однако именно тогда на базе служб занятости обеспечивался методический и интеллектуальный задел работы с уязвимыми категориями в направлении адаптации на рынке труда и включения в предпринимательскую деятельность, который впоследствии в одних регионах мог разрушаться, а в других — накапливаться.

80.

Данная точка зрения, в частности, быта озвучена несколькими участниками семинара (отнюдь не чиновниками), организованного Институтом управления социальными процессами с нашим участием в Высшей школе экономики 20 октября 2010 г.

81.

Надо отметить, что и сегодня многие банкиры, получившие «классическое» финансовое образование, относятся к микрофинансовым организациям с недоверием, а подчас и пренебрежением. Лучшим ответом им, безусловно, является успешная практика, примеры которой сегодня можно найти практически повсеместно.

82.

Подробнее об опыте М. Юнуса см.: [Yunus, 1999]; на сайте организации: http://www.grameen-info.org, а также: [Юнус, Жоли, 2010].

83.

Отметим, что данный подход не означает, что микрофинансовые организации не проводят анализ кредитоспособности заемщика и рисков невозврата до выдачи кредита. Наоборот, это является обязательной частью кредитного процесса. Поскольку данный процесс трудно обеспечить за счет сбора стандартных официальных документов, он формализуется системой балльных оценок (скорринговая модель) с дополнительной управленческой оценкой со стороны кредитного служащего.

84.

На основании только этих данных нельзя сделать однозначный вывод о том, что все клиенты являются малообеспеченными. В то же время косвенное суждение вынести можно. При определении кредитного лимита кредитор исходит из того, что сумма ежемесячного платежа по кредиту не должна превышать 25 % от совокупного месячного дохода семьи, в реальности же нагрузка колеблется в диапазоне от 20 до 25 %. Принимая в расчет, что средний срок микрокредита составляет 1 год при аннуитетном погашении, можно увидеть, что ежемесячная выплата будет около 2,5 тыс. руб., что эквивалентно месячному доходу семьи в диапазоне от 10 до 12,5 тыс. руб. Учитывая, что официальный уровень среднедушевых доходов населения России в 2008 г. составлял 14,9 тыс. руб. (по данным Росстата, www.gks. га), можно сделать достаточно обоснованный вывод о том, что клиенты микрофинансовых институтов в значительной степени находятся на уровне низкой доходной обеспеченности.

85.

Кооператив — в соответствии с Гражданским кодексом РФ — добровольное объединение граждан и юридических лиц в форме некоммерческой организации на основе членства с целью удовлетворения материальных и иных потребностей участников, осуществляемое путем объединения его членами имущественных паевых взносов. Деятельность специализированных кредитных кооперативов регулируется рядом специальных законов.

86.

Отсутствие точных данных связано с пробелами регулирования в предшествующий период. Ситуация будет понятна к 4 августа 2011 г., когда все кооперативы согласно Федеральному закону «О кредитной кооперации» должны будут стать членами одной из саморегулируемых организаций кредитных потребительских кооперативов, которые, в свою очередь, предоставят данные о своих членах регулятору. Если взять за основу эти данные, получится весьма скромный охват населения кредитной кооперацией — около 0,5 % населения. Для сравнения: охват населения кредитной кооперацией на Украине — 4,5 %, в Польше — 7,4 %, в США — 44 % [Соломкин, 2010].

87.

Здесь и далее приведены данные обследования Российского микрофинансового центра.

88.

См. сайт ЛКС http://www.orema.ru/

89.

См. сайт WOCCU http://www.woccu.org/

90.

См. сайт Российского микрофинансового центра http://www.rmcenter.ru/ naumir/.

91.

Информация о проекте «Исследование моделей социального предпринимательства в России» (выполнено при финансовой поддержке Оксфам, Великобритания, в сотрудничестве с Российским микрофинансовым центром). Научный руководитель проекта — А. Московская.