BzBook.ru

Следственные действия: психология, тактика, технология

М. И. Еникеев, В. А. Образцов, В. Е. Эминов Следственные действия:  психология, тактика, технология

Предисловие

Эффективность следственной работы во многом зависит от умения правильно и в полном объёме использовать криминалистические, психологические и криминологические знания.

В условиях роста преступности, беспрецедентного многообразия и усложнённости криминальной активности, своевременное и высокопрофессиональное производство следственных действий - главное и неоспоримое условие процессуальной результативности предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовным делам.

Весьма похвально и вполне оправданно, что авторы взялись за исследование исключительно сложной, многопрофильной и актуальной проблематики.

Читателю представлена одна из немногих крупных работ, где последовательно и с необходимой полнотой объединены такие значимые взаимосвязанные и взаимообусловленные аспекты, как юридическая психология, криминалистическая тактика и технология производства наиболее важных следственных действий.

Монография подготовлена известными и признанными специалистами, авторами многих фундаментальных трудов в области криминалистики, криминологии и психологии, за плечами которых многолетний и успешный опыт научной и преподавательской работы, а также и практической прокурорско-следственной деятельности.

Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации, государственный советник юстиции I класса А. Г. Звягинцев.

Глава 1. Общая характеристика следственного действия

Как процессуальные способы собирания и проверки доказательств следственные действия опираются на соответствующие правовые основы.

Общие правила производства следственных действий приведены в ст. 164 Уголовно-процессуального кодекса (далее - УПК РФ). Они содержат следующие положения:

1) следственные действия, предусмотренные ч. 3 ст. 178 (эксгумация трупа), ст. 179 (освидетельствование), ст. 182 (обыск), ст. 183 (выемка), производятся на основании постановления следователя;

2) в случаях, предусмотренных пп. 4–9 и 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ (о производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нём лиц, о производстве обыска и (или) выемки в жилище и др.), следственные действия производятся на основании судебного решения;

3) производство следственного действия в ночное время не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства;

4) при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц;

5) следователь, привлекая к участию в следственных действиях потерпевших, гражданских истцов, подозреваемых и других лиц, указанных в гл. 6–8 УПК РФ, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то каждый из них предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 Уголовного кодекса (далее - УК РФ): "Заведомо ложные показания, заключение эксперта или неправильный перевод", "отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний";

6) при производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств;

7) следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чём делается соответствующая отметка в протоколе;

8) в ходе производства следственного действия ведётся протокол в соответствии со ст. 166 УПК РФ.


К общим нормативно-правовым основам подготовки и производства следственных действий также относятся положения, касающиеся судебного порядка получения разрешения на производство следственного действия (ст. 165 УПК РФ), порядка составления протокола следственного действия (ст. 166 УПК РФ), удостоверения факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия (ст. 167 УПК РФ), привлечения к участию в следственном действии специалиста, переводчика, понятых (ст. 168–170 УПК РФ).

Уголовно-процессуальные положения видового характера зафиксированы в нормах УПК, предусматривающих основания, задачи, правила, порядок производства отдельных видов следственных действий (осмотра, допроса, обыска и т. д.). Третий (внутривидовой) уровень нормативно-правовых основ следственных действий представлен нормами УПК, регулирующими отдельные разновидности какого-либо следственного действия. Так, ст. 176, 177 и 180 УПК отражают общую правовую модель следственного осмотра, поскольку содержат положения, одинаково важные для всех случаев осмотра, а ст. 178 УПК включает положения, характеризующие правовые особенности лишь одной разновидности этого действия - осмотр трупа.

Оптимизации процессов, связанных с реализацией на практике уголовно-процессуальных моделей следственных действий, способствует знание и умелое применение следователями информации, содержащейся в психологических и криминалистических моделях данных действий. В первую очередь это касается положений из общей характеристики следственных действий. С этой точки зрения интерес представляет рассмотрение каждого следственного действия, во-первых, как процесса информационного взаимодействия следователя с объектами (лицами, предметами, следами и т. д.) его тактического воздействия; во-вторых, как процесса деятельностного типа (деятельности внутри другой, более широкой системы деятельности - предварительного расследования).

С криминалистической точки зрения каждое процессуальное следственное действие представляет собой специфический вид деятельности, состоящей из подготовки и производства действий.

Подготовка включает создание надлежащих условий, необходимых предпосылок, обеспечивающих достижение целей намеченного следственного действия. Она начинается после того, как, построив, проанализировав и оценив мысленную модель сложившейся ситуации, следователь, в производстве которого находится уголовное дело, другое уполномоченное на то должностное лицо (надзирающий за следствием прокурор, руководитель следственного подразделения и др.) принимает решение о производстве соответствующего действия.

Построению модели предшествует изучение имеющихся в данный момент фактических данных. Анализ мысленной модели ситуации позволяет определить наличие поисково-познавательной проблемы, для разрешения которой требуется производство какого-либо одного действия или комплекса действий. (В последнем случае определяется последовательность подлежащих производству действий и принимается решение о том, какое действие является первоочередным.) По общему правилу подготовка следственного действия включает достаточно сложный комплекс решений, мер и мероприятий.

В их круг могут входить:

- определение цели и задач действия;

- определение места, даты, времени суток и наиболее целесообразного с тактической точки зрения момента начала производства действия;

- подбор и изучение необходимых материалов дела, анализ сведений о предполагаемом объекте тактического воздействия (лице, подлежащем допросу, участке местности, который необходимо осмотреть, квартире, в которой должен быть произведён обыск, и т. д.), принятие мер по сбору недостающих данных путём производства следственных действий, мероприятий оперативного характера;

- изучение необходимого нормативного материала, методических рекомендаций по производству данного вида действий;

- рассмотрение вопроса о круге участников действия и обеспечение их участия (привлечение необходимых специалистов, оперативных работников и т. д.);

- разработка возможных вариантов развития ситуации во время производства действия и адекватных мер реагирования;

- принятие мер по надлежащему техническому обеспечению действия (средствами криминалистической, оперативной и иной техники, средствами связи, транспортом и т. д.);

- определение тактической линии поведения следователя и его помощников, коллег при производстве действия, системы методов и приёмов решения намеченных задач;

- разработка и обеспечение соответствующими организационными, кадровыми и иными мерами плана (чаще - нескольких вариантов плана) мероприятий неотложного характера, обусловленного ожидаемыми результатами подготавливаемого действия в целях продуктивной и своевременной их реализации*(1).

Вопрос о продолжительности, характере и содержании подготовительной деятельности каждый раз решается по-разному. Всё зависит от ситуации, в которой принимается решение о производстве следственного действия (от этапа расследования, объёма доказательственного материала, от характера и направленности планируемого действия, условий его производства).

В одних случаях, когда для этого имеется и необходимость, и возможность, подготовка к производству следственного действия осуществляется по полной программе, в других случаях - по свёрнутой, сокращённой программе, когда делается лишь то, без чего никак нельзя обойтись. Так, если решение принимается в условиях суточного или иного оперативного дежурства, следователь обычно выполняет минимум подготовительных мероприятий. Он использует те организационные, кадровые и технические возможности, которые заранее предоставлены ему в распоряжение по условиям дежурства (спецтранспорт, средства криминалистической техники, оружие, специалистов и т. д.). В таких случаях в целях оперативного реагирования на происшествие, сигнальную информацию подготовка может сводиться к инструктажу членов оперативно-следственной группы, обсуждению исходных данных, предварительной намётке того, что предстоит сделать. Оперативное реагирование на сообщения о происшествиях, на внештатные ситуации, неожиданные решения руководства, обращения коллег из других органов, просьбы граждан могут иметь место и в условиях обычного трудового режима. И в этом случае подготовка нередко происходит в экспресс-режиме, в предельно сокращённом виде. Признак непродолжительности подготовки к следственному действию обычно характерен и для тех случаев, когда носитель информации персонифицирован, заранее известен, имеются сведения о его местонахождении и реальные возможности для установления с ним связи.

Важное решение для успешной подготовки и производства намеченного следственного действия имеет чёткое уяснение его цели, определение круга и последовательности решения обусловленных целью задач. Одни следственные действия производятся для отыскания объектов, являющихся носителями интересующей следствие информации (человека, предмета, следов, отпечатков, орудия преступления и т. д.). Основными задачами, которые решаются при этом, являются обнаружение искомого объекта (объектов), протокольная, техническая (например, с помощью видеозаписи, фотосъёмки) фиксация способа и места обнаружения объекта, его признаков, изъятие и обеспечение сохранности объекта.

Другие действия производятся в целях исследования обнаруженных объектов, получения содержащейся в них доказательственной и ориентирующей информации. Наряду с этим следственные действия (например, следственный эксперимент) производятся для проверки, конкретизации, уточнения, дополнения собранной ранее информации и проверки версий.

Процесс овладения искомой информацией в таких случаях неразрывен с решением других задач: с процессуально-протокольной и технико-криминалистической фиксацией, удостоверением полученной информации, процедуры условий и способов её получения, а также с анализом и использованием собранной информации в рамках производимого действия по мере её получения.

Однако независимо от того, имеет ли действие преимущественно поисковую и познавательную направленность, связано ли оно с проверкой версии или с развитием достоверного знания, какой - вербальный (словесный, речевой) или невербальный - способ собирания и использования информации является для него определяющим, во всех случаях деятельность по его производству складывается из трёх этапов:

1) начального (ознакомительно-ориентирующей стадии);

2) промежуточного, или основного (непосредственного контактного или бесконтактного взаимодействия с объектом);

3) заключительного (анализа и оценки достигнутых результатов, упаковки изъятых объектов, завершения процессуального оформления и т. д.).

Осуществляемая на начальном этапе производства действия деятельность рассчитана на получение информации, дающей общее представление о месте, сфере поиска, изучаемой обстановке, следах, условиях, в которых предстоит действовать. Получение информации об этих объектах позволяет сориентироваться в реальной ситуации, уточнить, конкретизировать намеченную программу деятельности, принять меры, которые не были в ней заложены на подготовительной стадии.

После этого следователь приступает к непосредственному производству действия - его основной части.

Предметная реализация при этом целей следственного действия осуществляется на основе тщательной проверки версий, других мысленных моделей, в условиях непосредственного контакта с объектом (обстановкой, предметом, человеком и т. д.).

Информационное взаимодействие следователя с объектами его активности осуществляется на основе применения вербальных, инструментальных и экспериментальных общих, отраслевых и специальных методов и приёмов познания (анализа, измерения, наблюдения, сравнения, аналогии, идентификации, моделирования и т. д.) логической, психологической, физической и иной природы. Важное значение для достижения целей следственных действий имеют органолептические методы познания - восприятие объектов с помощью органов зрения, слуха, обоняния, осязания, а иногда и вкусовым путём.

В заключительной стадии следственного действия осуществляются систематизация и оценка собранной информации, анализ хода и результатов проделанной работы, выполняются необходимые завершающие процессуально-фиксационные и удостоверительные действия.

Характерно, что деятельность по фиксации осуществляется на протяжении всего цикла следственного действия, начинаясь уже на стадии ориентирующего исследования. Прежде всего для этого применяются фото-, кино-, видеозаписывающие средства, фиксирующие обстановку до того, как следственное действие приобрело динамический характер.

Фиксируются также момент начала и завершения действия, его ход, промежуточные и конечные результаты. Наряду с основной формой документальной фиксации - протоколом следственного действия — применяются вспомогательные и дополнительные приёмы (например, путём занесения записей в блокнот, записи фрагментов речи с помощью диктофона, составления схем, рисунков).

В тех случаях, когда следственное действие сопряжено с преодолением пешком или на транспорте каких-либо расстояний, например в связи с исследованием направления движения преступника на место происшествия, фиксация осуществляется от исходного пункта движения (непрерывным способом или фрагментарно) до конечного пункта маршрута.

Таким образом, деятельность по подготовке и производству следственного действия складывается из комплекса последовательно реализуемых операций:

- построение мысленной модели сложившейся ситуации, определения на основе изучения данной модели проблем, требующих разрешения;

- принятие решения о производстве следственного действия;

- определение цели, задач, построения плана производства данного действия;

- разработка и реализация программы организационного, информационного, кадрового, технического, оперативного и иного обеспечения действия;

- поэтапная реализация плана (модели) действия в ходе его производства;

- подведение итогов следственного действия, построения, анализа и оценки мысленной модели ситуации, сложившейся с учётом этих итогов, и принятия решения о дальнейших шагах расследования.

Содержательная сторона данной схемы, тактико-технологическое её наполнение имеют определённую специфику, обусловленную во многом тем, применительно к какой группе следственных действий - вербальных или невербальных - она реализуется.

Вербальные следственные действия (допрос, очная ставка и др.) производятся в целях получения от потерпевших, свидетелей, подозреваемых и обвиняемых информации об известных им данных по поводу исследуемых по делу обстоятельств на основе речевого общения с ними и неречевых способов коммуникации (с помощью языка жестов, мимики, движений и т. п.).

Тактика вербальных следственных действий определяется с учётом:

- процессуального статуса носителя личностно-доказательственной и ориентирующей информации, его отношения к содеянному, роли в содеянном, если он является его участником;

- заинтересованности или незаинтересованности в объективном расследовании, желании или нежелании активно этому способствовать;

- степени осведомлённости относительно устанавливаемых обстоятельств, входящих в предмет следственного действия;

- социально-демографических, нравственно-психологических, физических, психических и других особенностей носителя информации;

- обстоятельств и условий доследственного восприятия носителем информации объекта, ставшего предметом следственного действия.

При производстве действий последней группы решаются либо отдельные, либо все из числа нижеследующих задач:

- получение исходных данных;

- проверка имеющейся в деле информации;

- уточнение, конкретизация, дополнение имеющейся в деле информации;

- устранение противоречий в показаниях одного и того же лица, а также устранение противоречий в показаниях разных лиц, ранее допрошенных по одному и тому же вопросу;

- закрепление собранных данных;

- выявление и разоблачение лжи;

- идентификация и распознавание;

- проверка следственных версий.

Подготовка к производству следственных действий, связанных с собиранием личностной информации, осуществляется с учётом многих факторов, в том числе следующих обстоятельств:

- социально-демографических (половой, возрастной, профессиональной принадлежности, уровня образования и т. д.), нравственно-психологических признаков носителей информации (черт характера, психических и физических недостатков, интересов, ценностных ориентаций и т. д.); уголовно-правовой характеристики (наличия или отсутствия уголовного опыта, связей с преступной средой и пр.);

- вида и тяжести преступления как объекта познания, времени, прошедшего со дня его совершения, характера наступивших при этом последствий;

- отношения к содеянному (причастен либо не причастен), роли в содеянном, если причастен, наличия соучастников;

- заинтересованности в объективном исследовании случившегося;

- особенностей оперативной, этической, экономической, политической обстановки в данной местности;

- степени осведомлённости по поводу обстоятельств, подлежащих доказыванию;

- состояния здоровья, самочувствия носителя информации;

- места, времени и условий проводимого действия;

- является ли действие первичным или до него в отношении носителя информации проводилось аналогичное действие (действия);

- в каком процессуальном качестве выступает носитель информации.

Результативности вербального следственного действия способствует комплекс подготовительных мероприятий. Они могут быть связаны с предварительным изучением личности носителя информации, продумыванием способа связи с ним, определением места и времени встречи, подготовкой перечня вопросов, которые должны быть выяснены, с определением того вопроса, с которого планируется начать диалог, подготовкой к использованию по ходу действия необходимых документов, вещественных доказательств, средств аудио- и видеозаписи и другими мерами, обеспечивающими плодотворность диалогового общения и исключающих нежелательные последствия межличностного контакта.

Особое значение имеют: определение чётко выверенной линии и манеры поведения следователя, его тактическая оснащённость, умение гибко и оперативно реагировать на изменяющуюся ситуацию, криминалистически грамотное использование тактического материала.

В группу невербальных (нонвербальных) следственных действий входят: осмотр, обыск, назначение и производство экспертизы, следственный эксперимент, другие действия, при производстве которых речевой способ собирания информации уступает место иным методам и приёмам (измерению, наблюдению и т. д.).

Подготовка к производству невербального действия осуществляется в одном случае преимущественно в целях обеспечения поиска носителя вещной информации; в другом случае - и для его поиска, и для исследования; в третьем случае - только в целях исследования (первоначального, повторного, дополнительного).

Многое из того, что делается на этом этапе, аналогично тому, что и как происходит при подготовительных мероприятиях в группе вербальных действий.

Формулируются цели и задачи предполагаемой деятельности, определяются последовательность, приёмы и правила решения задач, осуществляется прогноз развития ситуации и с учётом разных его вариантов составляется план производства действия, определяются участники, место и время его проведения. Кроме того, на данной стадии может возникнуть необходимость дополнительного (сплошного или выборочного) изучения материалов дела, проведения установочных мероприятий, формирования рабочей группы, изучения методической и иной литературы, привлечения специалистов нужного профиля, принятия мер по нейтрализации возможного противодействия, обеспечению безопасности участников намеченного действия.

Невербальному действию в порядке его подготовки могут предшествовать также иные действия и мероприятия. К их числу могут относиться меры, обеспечивающие прибытие участников действия на место его производства, установление необходимых контактов с представителями предприятий, организаций, учреждений, общественных и иных структур.

Наибольшее внимание в данном случае уделяется вопросу технического оснащения предстоящего действия и привлечения к участию в нём соответствующего специалиста, а то и нескольких сразу.

Тактический потенциал следственного действия - это прежде всего система приёмов, которыми располагает и оперирует следователь.

Тактический приём может быть определён как адекватный ситуации способ воздействия на объект (фрагмент объективной действительности, документ, предмет, человек), способствующий эффективному собиранию и использованию информации, оптимизации решения других задач при подготовке и проведении следственного действия.

Тактические приёмы весьма разнообразны и предполагают конкретные виды и формы сознательного, целеустремлённого проявления активности субъекта поисково-познавательной деятельности (различные меры, поступки, действия либо воздержание от них, определённая линия поведения, обеспечивающая в комплексе необходимую результативность поставленной задачи).

Существует ряд критериев допустимости тактического приёма, поскольку далеко не всякий способ решения следственных задач может рассматриваться как правомерный и разрешённый в уголовном процессе.

Тактический приём должен соответствовать нормам закона, не противоречить этическим нормам и правилам, быть безопасным для жизни и здоровья участников следственного действия, других людей, его применение не должно причинять вред иным охраняемым законом отношениям. Важными признаками приёма, рекомендуемого криминалистикой, являются его научная обоснованность и состоятельность, апробированность, эффективность.

Не допускаются приёмы, основанные на лжи, фальсификациях, унижении чести и достоинства людей, нарушениях их законных прав, разжигании национальной, религиозной и расовой розни и вражды, межличностных конфликтов, на провокациях, использовании беспомощного состояния, слабостей и негативных черт личности.

При подготовке и проведении следственного действия обычно используется сочетание различных тактических приёмов, т. е. те или иные их комплексы (тактические комбинации).

Важное значение для подготовки следственных действий имеют следующие приёмы и правила:

- системный многогранный анализ исходной следственной ситуации (учёт и анализ всех элементов ситуации, их связей и взаимодействий, рассмотрение её структурных и функциональных компонентов и т. д.);

- криминалистический анализ преступления и объекта тактического воздействия;

- правовой и криминалистический анализ расследуемого события, поведения его участников, а также хода и результатов выполненной по делу работы;

- методы и правила криминалистического прогнозирования (поведения участников следственного действия, их реакций на вопросы, предложения и действия следователя; вариантов изменения ситуации и т. д.);

- методы социальной типизации и биографического изучения личности;

- многовариантное программирование следственного действия (рассмотрение различных программ деятельности в зависимости от возможных вариантов развития ситуации);

- метод моделирования исследуемой криминальной и сложившейся следственной ситуации с элементами (правилами, принципами, подходами) театрализации;

- метод "мозговой атаки" при групповом характере подготовки следственного действия;

- обсуждение материалов дела и прогноза развития ситуации с коллегами, не участвующими в расследовании, другими независимыми экспертами.

Достижению целей следственного действия может способствовать такой тактический приём, как внезапность проведения следственного действия, являющегося неожиданностью для лиц, не заинтересованных в установлении истины по делу. В некоторых ситуациях весьма эффективным является повторное проведение следственного действия (например, повторное проведение обыска, на которое не рассчитывало виновное лицо, перенёсшее скрытое от следствия имущество в своё жилище после первичного обыска, закончившегося безрезультатно). При подготовке и проведении следственного действия во внимание принимаются данные, собранные в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Умелое, тактически грамотное использование полученной при этом неофициальной информации способствует оптимизации следственного действия, если при этом соблюдены необходимые требования (приняты меры к тому, что источник информации не был раскрыт; объективность информации не вызывает сомнения, для чего она может быть перепроверена и перекрыта сведениями, поступающими по оперативным каналам, но из других источников и т. д.).

В криминалистике выделяются следующие приёмы производства следственного действия:

- приёмы и правила как средства управления следователем собственными чувствами и поведением;

- приёмы как средства управления следователем поведением других участников следственного действия;

- приёмы и правила как средства овладения и управления ситуацией;

- приёмы и правила как средства организации работы следователя по поиску и взаимодействию с неговорящими объектами (живой и неживой природы).

При работе со свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми следователь в основном оперирует приёмами логической и психологической природы.

Это связано с тем, что идеальные следы (психические отображения, образы, следы памяти) исследуемого события недоступны следователю для непосредственного восприятия. Их содержание можно раскрыть только приёмами и правилами общения как процесса обмена информацией, диалога следователя с людьми, являющимися носителями "следов памяти", в ходе беседы, допроса, очной ставки, проверки показаний на месте и других вербальных действий. Имеются в виду приёмы и правила речевого и неречевого характера, а также комбинации правил, приёмов того и другого типов.

Так, к числу общих приёмов из серии речевой активности следователя относятся расспрос, стимулирующие, поддерживающие передачу ему информации от её носителя, контактоформирующие и оценочные реплики. Неречевые реакции могут быть выражены в форме жестов, позы, мимики, перемещения в зоне действия, изменения дистанции, на которой осуществляется обмен информацией (например, одобрительное покачивание головой в знак согласия, пересаживание ближе к говорящему).

Приёмы и правила рассматриваемой категории во многом определяют криминалистическую сущность, образуют основное ядро тактических средств достижения целей вербальных действий.

Процесс инициативного получения имеющей значение личностной информации обычно начинается с того, что следователь в той или иной форме даёт понять своему собеседнику, в связи с чем и что его интересует.

Эта информация, рассчитанная на чувства и мысли её адресата, формирует у последнего мыслительную задачу и ответную реакцию. Подобное управляющее воздействие, способствующее формированию соответствующей психологической установки носителя информации, осуществляется в дальнейшем на протяжении всего действия. Оно побуждает собеседника вначале припомнить (актуализировать) требуемый мысленный образ ранее воспринятого объекта, затем воспроизвести его мысленно и передать соответствующую информацию словами, текстом, жестами, мимикой. В необходимых случаях мысленный образ сравнивается с реальным объектом и высказываются суждения о тождестве, различии, сходстве, постфактном изменении оригинала (например, при опознании или проверке показаний на месте).

Выбор тактических приёмов получения личностной информации основан на учёте как наличия, в одних случаях, так и отсутствия, в других случаях, свободного волеизъявления носителей информации сообщить её, как наличия желания, так и отсутствия такового общаться со следователем и доносить информацию до него и других потребителей этой информации.

Этим объясняется то, что в криминалистике разработаны как универсальные, так и ситуационно обусловленные приём получения личностной информации у различных её носителей, применяемые в различных ситуациях по различным категориям дел.

Общаясь с носителем информации, следователь черпает её не только из речи собеседника или исполненного им письменного текста, но и из неречевых средств передачи информации, неречевых средств общения с собеседником, подчас дающих больше пищи для размышления, чем произнесённые слова или исполненные тексты. Поэтому, вникая в содержание устной и письменной речи собеседника, нельзя упускать из виду её эмоциональную насыщенность, мимику, тактильные, вегетативные и иные проявления, сопровождающие речевую деятельность.

Важное значение с точки зрения изучения личности носителя информации, проникновения в его внутренний мир, определения тактики взаимодействия с ним, правильного анализа и оценки полученных сведений имеет учёт того, как выглядит собеседник, в каком состоянии находятся его одежда, обувь, какие особенности характеризуют его руки, причёску, имеются ли у него татуировки, шрамы. На эти и другие признаки, детали следователь должен обращать самое серьёзное внимание.

Возможности реализации потенциала плодотворного взаимодействия следователя с другими участниками следственного действия значительно возрастают в условиях установленного между ними психологического контакта.

Психологический контакт сам по себе не является тактическим приёмом. Значение его состоит в другом: за этой категорией стоят особое состояние отношений, сложившихся в ходе межличностного общения, особая атмосфера, благоприятствующие конструктивному обмену информацией, решению других задач в ходе деятельности по подготовке и производству следственного действия. Изложенное нельзя понимать в том смысле, что установление психологического контакта заведомо и во всех случаях является залогом успеха на пути достижения намеченной цели.

Даже самые идеальные отношения, установившиеся в кругу участников следственного действия, ещё не гарантируют получения ожидаемых следователем результатов. В том случае, когда они не переведены в деловое русло, а сведены к ничего не значащему диалогу, к пустопорожней болтовне, богатый потенциал психологического контакта останется невостребованным и нереализованным. Однако, хотя психологический контакт не является средством непосредственного воздействия на объект (ситуацию, поведение других людей и т. д.), его практическое значение для оптимизации следственного действия очень велико. Формируемый на базе применения одной группы приёмов и правил, он позволяет создать существенные предпосылки интеллектуального и психологического порядка для продуктивной реализации многих других приёмов и правил. Поэтому необходимость установления и использования возможностей такого контакта следует рассматривать в качестве одного из наиболее важных принципов, которыми следователь руководствуется при подготовке и производстве следственных действий.

С рассматриваемым понятием связаны три группы приёмов и правил.

Одна их часть способствует установлению, вторая - поддержанию, третья — использованию психологического контакта.

Выбор следователем способа установления психологического контакта с другими участниками следственных действий обусловлен многими факторами: процессуальным положением, ролью, которую играет тот или иной участник следственного действия, целями и задачами его деятельности, отношением к событию, по поводу которого проводится расследование, его интеллектуальным уровнем и чертами характера, уровнем криминалистических знаний и профессиональных навыков следователя, его организаторским талантом и т. д.

Одним из условий установления психологического контакта является предварительное изучение личности участников следственного действия, их образа жизни, особенностей их профессиональной деятельности, черт характера, отношения к другим людям, материальным и духовным ценностям, правоохранительным органам. Эта задача решается в стадии подготовки следственного действия на основании получения сведений в процессе общения с другими людьми, изучения собранных материалов дела, использования метода включённого наблюдения. Процесс этот продолжается также в ходе взаимодействия следователя с участником следственного действия при его проведении. Интересующая следователя информация может быть получена и использована им в ходе обсуждения биографических данных участников следственного действия, разговора с ним на отдельные темы, интерпретации его речевых и неречевых форм поведения, спонтанных реакций, выдающих подлинные мысли партнёра по общению.

Установлению и поддержанию психологического контакта способствуют проявление следователем эмоциональной устойчивости, душевного равновесия, самообладания; умения логически мыслить, говорить и писать грамотно, содержательно, понятно, выразительно; способности к тактичному общению.

Ему необходимо также: а) в совершенстве владеть методами убеждения, воспитательного воздействия, разъяснения, самоконтроля и самоанализа, полемики, критического аргументированного анализа фактов, логико-правового анализа событий, действий, материалов дела; снятия напряжения, предотвращения и разрешения конфликтных ситуаций, стимулирования откровенности собеседников, заинтересованности их в общении и желании быстро и надлежащим образом решить поставленные задачи; б) правильно реагировать на дельные советы и предложения своих партнёров по общению; в) строго следовать принципам неразрывного единства слова и дела, не преступая границы между дозволенным и недозволенным.

При производстве невербального действия могут применяться:

- органолептические приёмы, раздельный и сравнительный анализы, контактные и бесконтактные методы и средства измерения;

- физические (например, микроскопические, рентгеновские, люминесцентный анализы), химические (например, применение люминала), биологические (ботанические, ветеринарные, ихтиологические), другие методы, приёмы и соответствующая техника;

- статический, динамический, эксцентрический (движение по разворачивающейся спирали от центра к периферии), концентрический (по свёртывающейся спирали от периферии к центру), фронтальный (исследование объекта средствами, расположенными в линию и одновременно перемещающимися в одном направлении), секторный (исследование территории по частям), узловой методы;

- общий осмотр (восприятие и анализ обстановки в целом со стороны в статичном положении либо в процессе перемещений вдоль объекта) и детальный осмотр.

В условиях острого дефицита сведений о признаках и месте нахождения искомого объекта для его обнаружения рекомендуется проводить сплошной (объективный) поиск. Делается это путём последовательного обследования подряд всех участков исследуемой территории, всех сторон и частей объекта. Не следует забывать и о возможности применения, при необходимости, выборочного (субъективного) поиска. При выборочном поиске определяются его направление, зона действия, те или иные её элементы, к которым должно быть привлечено внимание. Те фрагменты, части зоны, территории объекта, которые предполагается обозреть и исследовать, определяются исходя из учёта особенностей поисково-познавательной ситуации как данного, так и аналогичных дел.

Эффективному применению выборочного подхода к поиску могут способствовать специальные методики ведомственных и межведомственных контролирующих органов, государственные стандарты, определяющие правила и условия применения указанного подхода в тех или иных сферах человеческой деятельности (например, методики обнаружения и изъятия образцов продукции для проверки её качества).

Полезными с этой же точки зрения могут оказаться консультации специалистов, а в необходимых случаях - привлечение их к поисковым мероприятиям.

В случае производства невербального действия группой следователей необходимо закрепить за каждым из них соответствующие участок, зону, сферу поиска, определить момент начала работы, распределить обязанности и решить вопрос о способе связи между ними и обмена промежуточной информацией. К поисковым мероприятиям могут быть привлечены соответствующего профиля технические помощники и специальные технические средства (например, для расчистки помещений, вывоза мусора, разбора завалов).

В условиях ситуации, характеризующейся наличием данных относительно исследуемого объекта и места его нахождения, реализуется целенаправленный поиск в заранее определённом ограниченном пространстве. Сокращению временных и иных затрат способствует привлечение к этому мероприятию лица (лиц), являющегося источником сведений об объекте и месте его нахождения, для дачи необходимых пояснений.

Некоторые источники информации могут быть обнаружены в силу их малых объёмов только в лабораторных (а не полевых) условиях. В таких случаях на основе построения и изучения мысленной модели исследуемого события определяются объекты, являющиеся предполагаемыми носителями микроисточников информации. Затем эти объекты изымаются и направляются для исследования в соответствующие экспертные подразделения.

Процессуальные формы поиска носителей источников информации могут дополняться непроцессуальными формами, в том числе гласными и негласными оперативно-розыскными мерами (например, путём организации скрытого наблюдения с улицы за жилым домом, помещением предприятия, в которых производится обыск, путём внедрения оперативных работников в толпу зевак, собравшихся для наблюдения за проводимым осмотром места происшествия).

В процессе поисковых действий используются не только мысленные модели криминальной ситуации, механизма и способа совершения преступления, предмета хищения, внешнего облика преступника и т. д., но и подчас материальные модели (например, карточки характерного признака почерка искомого лица, составляемые экспертами-почерковедами для выборки проверяемых текстов из обширного архива документов, планы-схемы, составленные преступниками, находящимися под стражей, в которых зафиксированы места тайников с похищенными ценностями).

В случае обнаружения искомого объекта целесообразно придерживаться следующих правил работы с ним.

Сразу после обнаружения искомый объект и место его нахождения фиксируются с помощью фотосъёмки, видеозаписи.

Затем производятся общий статический осмотр, выявление и описание видимых общих и частных признаков объекта и окружающей его обстановки. Во внимание принимаются формы объекта, его размеры, рельеф поверхности, цвет, следы и особые признаки (приметы), состояние, положение, вид и особенности хранилища (тайника, контейнера, упаковки и т. д.), сопутствующих вещей (например, кобуры для пистолета, паспорта на купленную вещь, инструкции по её эксплуатации), предметов, находящихся поблизости, расстояния между ними и объектами поиска и исследования.

На следующей стадии работы объект поднимается или переворачивается, отодвигается в сторону, обследуется его ложе и всё, что находится в нём, а также не воспринятые при общем статичном исследовании скрытые до этого части, стороны объекта.

Если вид, состояние объекта и условия его обследования по месту обнаружения позволяют, производятся операции, связанные с его измерением, взвешиванием, другими методами получения дополнительной информации (например, частичное раздевание трупа для осмотра участков тела, скрытых одеждой, извлечение и осмотр обоймы из пистолета, освобождение предмета от упаковки и т. д.).

Все операции с объектом фиксируются в протоколе и с помощью средств криминалистической техники. Завершается эта работа изъятием объекта.

В тех случаях, когда объект изъять невозможно (например, в силу его большого веса, значительных габаритов) или это представляется нецелесообразным, он может быть опечатан и оставлен на ответственное хранение (например, администрации предприятия).

Круг материально фиксированных носителей информации просто необъятен. Их своеобразие определяется особенностями криминальной ситуации, следообразующих и следовоспринимающих объектов, механизмом следообразования. Некоторые группы таких объектов характерны лишь для преступлений определённых категорий (взрывотехнические, баллистические, биологические и т. д.).

Соответственно этому существуют методики обнаружения, фиксации, изъятия отдельных групп объектов, разрабатываемые специалистами в области криминалистической техники и методики расследования.

Наряду с этим существуют и методики предварительного исследования обнаруженных объектов.

Так, методика предварительного исследования следов рук позволяет по этим следам определять рост, возраст, характерные особенности ладони и пальцев рук человека, оставившего след.

Методика предварительного исследования следов обуви разработана для установления количества лиц, находившихся на месте происшествия, их пола, направления и пути передвижения, особенностей походки, примерного роста, характерных признаков обуви, ног.

Методика предварительного исследования орудий взлома позволяет устанавливать вид, разновидность использованного инструмента или предмета, особенности его рабочей части (формы, размера, выбоин, сколов и т. п.), признаки преграды, с которой контактировало орудие, примерный рост, комплекцию, профессиональные навыки и физические особенности лица, совершившего взлом.

Глава 2. Следственный осмотр

§1. Общие положения подготовки и производства следственного осмотра

Понятие "следственный осмотр" относится к числу общих, собирательных категорий. Этим понятием охватывается несколько видов следственных действий, связанных с исследованием (изучением) различных объектов путём их непосредственного восприятия следователем и другими участниками осмотра. Поэтому наряду с общими положениями, одинаково важными для всех видов осмотра, зафиксированными в ряде норм УПК РФ, уголовно-процессуальный закон содержит ряд специальных норм, регулирующих некоторые виды осмотра (трупа, жилого помещения и др.). Принцип от общего к менее общему широко реализуется также в психологических и криминалистических моделях (описаниях, характеристиках) следственного осмотра.

Основанием производства следственного осмотра служат данные о том, что тот или иной материально фиксированный объект (группа объектов), оказавшийся в поле зрения следствия, может иметь (имеет) отношение к делу и содержать доказательственную и полезную ориентирующую информацию. Таким образом, общая цель различных видов следственного осмотра - получение следователем с помощью органов чувств и применяемых технических средств информации о самом объекте осмотра, связанных с ним событии, следах, лицах, имевших к нему отношение, и других обстоятельствах дела.

В качестве объектов следственного осмотра могут выступать:

- какой-либо фрагмент (часть, участок) материальной среды (место происшествия, жилое помещение, салон легкового автомобиля, участок местности, не являющиеся местом происшествия, участок дороги, иное открытое или замкнутое пространство);

- вещные объекты (трупы людей, животных, орудия преступления, одежда преступника и т. д.);

- материально фиксированные следы.

Специфическая разновидность следственного осмотра — освидетельствование тела человека.

Вещные объекты, материально фиксированные следы могут быть обнаружены и осмотрены в ходе производства обыска, выемки, осмотра того места, где они обнаружены. Подчас это делается в кабинете следователя, ином служебном помещении, куда они доставлены. Однако чаще всего они обнаруживаются и исследуются в рамках осмотра места происшествия.

Осмотр места происшествия, места иного события, действия, поведения, деятельности производится для изучения обстановки, обнаружения, фиксации, исследования, изъятия материально фиксированных следов и других вещественных носителей информации в целях:

1) получения анализа, оценки, проверки информации о признаках осматриваемых объектов, признаках и отношениях связанных с ними событий и лиц;

2) использования собранной информации для решения идентификационных и иных задач в уголовном судопроизводстве.

Отдельные предметы, вещества, документы и другие единичные материальные носители собираемой информации осматриваются и в необходимых случаях изымаются для установления и фиксации их признаков, обнаружения, фиксации, исследования имеющихся на них (в них) следов в целях получения, проверки и использования информации, способствующей идентификации объектов осмотра, участников исследуемых событий и решению других задач уголовного судопроизводства.

Общими существенными признаками данного действия являются следующие его особенности:

- следственный осмотр, имея правовой статус процессуального действия, в то же время фактически представляет собой один из частных случаев познавательной деятельности, осуществляемой невербальным путём, но на фоне вербального сопровождения;

- объектом (объектами) тактического воздействия следователя при производстве следственного осмотра служит какой-либо единичный материальный носитель интересующей следствие (предварительную проверку) информации или взаимосвязанный комплекс объектов данного плана;

- получение имеющей значение для уголовного производства информации при этом осуществляется целенаправленно, в режиме непосредственного восприятия признаков объекта визуальным способом и с помощью других органов чувств с использованием в необходимых случаях соответствующего поискового, фиксационного, исследовательского и иного технико-криминалистического инструментария, а также путём совершения некоторых действий опытного характера;

- в процессе информационного взаимодействия следователя с осматриваемым объектом предметом исследования служат размер, форма, внешнее строение, свойства, связи и отношения исследуемого объекта, т.е. его собственные и привнесённые извне общие и частные признаки, как имеющие криминальную природу, так и не имеющие криминального происхождения, но содержащие полезную для уголовного производства информацию;

- задачами следственного осмотра являются: получение, фиксация, проверка и реализация фактических данных (определённой суммы знаний) как о самом объекте осмотра, так и о характере, обстоятельствах, об участниках и следах связанных с ним событий.

С учётом отмеченных особенностей следственный осмотр может быть охарактеризован как процесс непосредственного восприятия визуальным и иными неречевыми способами, а также фиксации, анализа, оценки следователем признаков материального объекта (объектов), сопряжённый в необходимых случаях с его обнаружением и изъятием, в целях получения и проверки фактических данных (знания) о самом осматриваемом объекте, а также об участниках, о характере, механизме реализации и отражения, других обстоятельствах связанных с ним событий, исследуемых в уголовном судопроизводстве.

Технологическая модель следственного осмотра представляет собой динамично развивающуюся систему, элементами которой служат следующие последовательно реализуемые на практике решения и действия:

1) построение, анализ, оценка мысленной модели сложившейся ситуации, определение на основе результатов изучения данной модели проблемы (проблем), требующей (их) разрешения путём производства следственного осмотра;

2) принятие решения о производстве следственного осмотра;

3) определение цели, задач, построение плана производства предстоящего осмотра;

4) разработка и реализация программы организационного, информационного, технического, иного обеспечения и оперативно-розыскного сопровождения планируемого осмотра;

5) вступление в допредметное информационное взаимодействие с объектом (объектами) осмотра, но до начала самого процесса производства осмотра (стадия общеориентирующего исследования по месту нахождения объекта в целях корректировки намеченного плана, уточнения задач, получения ориентирующей информации, расстановки сил и т. д.);

6) реализация намеченного плана в ходе предметного информационного взаимодействия субъекта (субъектов) и объекта (объектов) осмотра - этап производства данного действия;

7) заключительный (постпредметный) этап деятельности по месту нахождения объекта осмотра (подведение итогов проделанной работы, оформление необходимых документов, упаковка и удостоверение изымаемых предметов и т. д.).

Рассмотренные положения относятся к категории общих. Они имеют значение для понимания смысла, содержания организационно-методической и гносеологической сущности следственного осмотра, ориентируют практиков на то, как, в каких направлениях и формах осуществляются его подготовка и проведение. В то же время для эффективного решения задач следственного осмотра в каждом конкретном случае субъектам уголовного преследования необходимо опираться на знание того, как преломлять общие положения применительно к своеобразию исследуемых по уголовным делам объектов осмотра и складывающихся познавательных ситуаций.

По последовательности проведения следственный осмотр подразделяется на первичный и повторный.

Повторный осмотр проводится в тех случаях, когда первоначальный осмотр:

1) происходил в неблагоприятных условиях (в дождь, ночью и т. д.), в связи с чем важные для установления истины следы, предметы, признаки могли быть не обнаружены;

2) был проведён по каким-либо причинам недоброкачественно, а именно: не исследовались существенные для дела обстоятельства; не привлекались сведущие лица, специальные познания которых были необходимы, и т. д.

Следственный осмотр классифицируется также на основной и дополнительный.

Дополнительный производится в тех случаях, когда в ходе дальнейшего расследования устанавливается, что отдельные части, элементы, стороны объекта были вовсе не осмотрены или осмотрены недостаточно тщательно.

Несмотря на наличие определённых особенностей у каждого вида осмотра, все они опираются на общие для всех случаев положения, которыми следует руководствоваться при любом виде осмотра. Их несколько:

- своевременность;

- объективность;

- полнота;

- планомерность;

- использование при осмотре научно-технических средств, методов и помощи специалистов;

- обеспечение безопасности осмотра;

- привлечение к участию в осмотре специалистов, сотрудников оперативных подразделений и использование информации, полученной оперативным путём;

- соблюдение криминалистических правил обращения с объектами, подлежащими осмотру;

- осуществление осмотра в необходимых случаях групповым методом.

Ход и результаты следственного осмотра фиксируются основным и дополнительным способами. Основной - описание в протоколе, а дополнительный - фотографирование, видеосъёмка, моделирование, составление планов, схем и чертежей. При составлении протокола осмотра объекта необходимо придерживаться следующих рекомендаций:

- никаких выводов, предположений, мнений, заключений в протоколе не излагать;

- следует избегать приблизительного указания мест расположения предметов ("около", "выше", "вблизи" и т. п.);

- расположение предметов, следов и т. п. должно быть точно измерено по отношению к двум неподвижным ориентирам по правилам прямоугольных координат;

- в протоколе должны указываться общие и частные признаки объекта.

Важными дополнениями к протоколу являются план, схема и чертежи. План и схема отличаются друг от друга тем, что план вычерчивается в масштабе, а схема - произвольно. Планы подразделяются на общие и частные, плоскостные и развёрнутые.

Одним из распространённых методов фиксации является фотографирование*(2). При оформлении фототаблицы рекомендуется внизу на обороте каждого фотоснимка, прилагаемого к протоколу осмотра, указывать, с какого места произведена съёмка. Фотоснимок заверяется подписью следователя или лица, осуществлявшего фотосъёмку, и по возможности понятыми.

Изъятые при осмотре предметы или части предметов со следами, а также копии тех или иных следов подлежат упаковке таким образом, чтобы защитить предметы от механических повреждений и сохранить следы.

Каждый упакованный предмет перевязывается шпагатом или нитками, а концы их опечатываются. На упаковке или бирке производится надпись о том, какой предмет упакован, при производстве какого действия, проставляются даты и подписи следователя и понятых.

При отсутствии возможности изъять след в натуре с объёмных следов изготавливаются слепки, а поверхностные - копируются.

Для изготовления слепков с объёмных следов используют пластилин, гипс, силиконовые пасты и другие материалы.

Для откопирования поверхностных следов наибольшее распространение получили различного цвета плёнки с липким слоем (следокопировальные плёнки).

Подобранный следокопировальный материал должен отвечать следующим требованиям:

- полно и чётко воспринимать индивидуальные признаки следа;

- не прилипать к поверхности предмета, на котором имеется след;

- контрастировать с окраской следа;

- длительное время и без существенных изменений сохранять следообразующее вещество на своей поверхности;

- не вступать со следообразующим веществом в химическую реакцию.

Громоздкие предметы сдаются под расписку на хранение заслуживающему доверие лицу. Скоропортящиеся предметы или продукты возвращаются владельцу, сдаются в соответствующие учреждения или уничтожаются по акту. Подчас осмотр продолжается длительное время, в связи с этим могут потребоваться перерывы на обед, для отдыха и т. п.

Такие перерывы должны быть отражены в протоколе осмотра. Если ко времени перерыва следователь подготовил соответствующую часть протокола, то она подписывается всеми лицами, участвующими в осмотре.

В этой части протокола отражаются следующие данные:

- причины приостановления осмотра;

- время его приостановления и возобновления в часах и минутах;

- принятые меры к обеспечению сохранности и неприкосновенности той части обстановки, которая ещё не подвергалась исследованию.

Изымаемые предметы или их части, а также копии следов должны быть надлежащим образом упакованы. При упаковке следов рекомендуется придерживаться следующих правил:

- упаковка должна быть лёгкой, прочной, чистой;

- упаковка не должна соприкасаться с участками предметов, на которых имеются следы;

- упаковываемые объекты со следами или слепки перекладываются ватой либо иным лёгким и мягким материалом;

- мелкие объекты (опилки, частицы грунта, краски, пепел, микроследы, микровещества, микрочастицы) упаковываются в небольшие полиэтиленовые мешочки, пробирки или баночки;

- упаковка должна исключить риск утраты и повреждения следов.

Закрытая упаковка с пояснительными надписями (биркой), подписями лица, производящего следственное действие, и понятых обвязывается шпагатом и опечатывается сургучной печатью так, чтобы её нельзя было вскрыть без повреждения.

В протоколе следственного осмотра отражаются следующие сведения об объекте:

- наименование объекта, его материал и состояние поверхности, на которой обнаружен след;

- методика обнаружения объекта - носителя следа и самого следа, технических средств обнаружения, закрепления и изъятия;

- характер следов с точки зрения общих и частных признаков (размеров, формы, положения на предмете, цвета и конфигурации, отдельных особенностей);

- способы фиксации, изъятия и упаковки предмета и следа.

§2. Осмотр места происшествия

Осмотр места происшествия производится для обнаружения и непосредственного исследования материальных объектов, их признаков и взаимосвязей, имеющих значение для уголовного судопроизводства.

Данное следственное действие способствует выяснению обстановки на месте происшествия, обнаружению скрывшихся преступников, следов-отпечатков, предметов, документов и других материальных носителей информации, имеющей значение для дела. Использование информации осуществляется как в ходе производства указанного действия, так и при производстве других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых параллельно осмотру и после его производства.

Место происшествия - это выделяемый, целостный, относительно автономный фрагмент материальной микросреды, в границах которого произошло познаваемое в уголовном судопроизводстве событие. Как сложная, многоплановая, разнопорядковая система обстановка места происшествия включает находившиеся в данном месте, участвовавшие во взаимодействии и отражении объекты, их свойства, признаки, связи и отношения. В их круг могут входить люди, предметы, вещества и прочие материально-фиксированные объекты, следы преступления и связанных с ними событий.

Под местом происшествия понимается место совершения преступных действий (бездействия) и наступления общественно опасных последствий содеянного либо только место реализации преступной активности или обнаружения последствий содеянного, когда по признаку места указанные события не совпадают.

Место происшествия - всегда мир вещей, следов и отношений, уникальное хранилище в комплексе самой разнообразной информации. Её несут объекты (их вид, состояние, взаимоположение и т. д.), которые находились здесь до преступления и остались нетронутыми во время происшествия. Информативны появившиеся на месте происшествия предметы, следы, которые отсутствовали до происшествия. Столь же информативно отсутствие каких-либо элементов материальной среды, которые должны были бы находиться в этом месте, не случись преступления.

Обычно место происшествия в процессе его осмотра исследуется для:

- определения административно-территориальных и географических координат места происшествия, характеристики данного участка пространства;

- изучения обстановки в границах места происшествия и его ближайших окрестностей;

- обнаружения, фиксации, предварительного исследования объектов, являющихся потенциальными носителями вещной информации о преступлении, преступнике и его противодействии органам правопорядка и правосудия;

- собирания, анализа, использования искомой информации для проверки, уточнения, развития ранее собранных данных, проверки ранее выдвинутых версий, построения и проверки новых версий.

Изучение всего того, что лежит за пределами границ места происшествия (в его окрестностях), важно с различных точек зрения.

Результаты этой работы могут иметь доказательственное значение (например, в том случае, когда обнаружены следы на пути движения преступника с места происшествия). Однако их главное значение в том, что они способствуют собиранию ориентирующей информации (например, каким путём, способом преступник мог прибыть на место происшествия, в каком направлении и каким способом он скрылся с места происшествия, к какой категории лиц может относиться преступник (является ли он местным или приезжим) и т. д.

При исследовании места происшествия могут быть собраны данные, которые на уровне предположительного, а то и категорического вывода дают основания судить о том:

- совершено ли преступление, и если да, то какого вида;

- является ли данное место местом совершения преступления;

- сколько лиц участвовало в совершении преступления;

- на какой основе, в каких целях, когда совершено преступление;

- каковы механизм и способ содеянного, какие действия совершил преступник, к каким последствиям они привели;

- имеется ли какая-либо связь между преступником и его жертвой, оборонялся ли потерпевший;

- что похищено, уничтожено, повреждено;

- какие предметы использовались в качестве орудий преступления, имелось ли у преступника транспортное средство;

- какие следы на теле, одежде, обуви, других вещах преступника могли образоваться, в каком направлении он убыл с места происшествия;

- кто мог являться очевидцем содеянного, прихода и ухода преступника.

Целенаправленному, продуктивному поиску носителей информации способствуют:

- мысленное воссоздание (реконструкция) механизма происшествия;

- мысленное воссоздание состояния предкриминальной обстановки места происшествия;

- установление фактического состояния обстановки на момент осмотра;

- определение на основе сравнения моделей пред- и посткриминального состояний обстановки, изменений, которые в ней произошли в связи с особенностями механизма совершённого деяния.

Эти изменения могут выражаться в обнаруженных:

1) следах-"излишках" (того, что здесь появилось в связи с исследуемым деянием и отсутствовало до этого события);

2) следах-"недостачах" (того, чего не оказалось в наличии, но что должно было иметься при нормальном ходе вещей);

3) следах-"изменениях" (изменений положения и расположения объекта, его соотношения с другими объектами) и др.

Происхождение следов-"излишков", имеющих криминальную природу, связано с привнесением в обстановку предметов, иных объектов и следов извне в силу пребывания здесь преступника, его действий и взаимодействий с другими объектами (потерпевшим, имуществом и т. д.).

Следы-"недостачи" образуются в связи с похищением преступником каких-либо вещей, попаданием на его тело, одежду, обувь элементов материальной среды и перемещениями их в иную среду, за пределы места происшествия, вместе со следовоспринимавшими объектами.

Промежуточные и конечные результаты осмотра могут использоваться для организации и проведения параллельно выполняемых действий и мероприятий, а также для определения задач, средств их решения, направлений деятельности после осмотра места происшествия.

При производстве осмотра места происшествия используются в комплексе различные общие методы поиска и познания (наблюдение, измерение, моделирование, эксперимент, распознавание, идентификация, анализ, синтез, аналогия и т. д.) и специальные методы, а также приёмы, технические средства, методики поиска, фиксации, изъятия, предварительного исследования объектов.

Как нигде, при работе на месте происшествия оказываются востребованными правовая и криминалистическая подготовленность лица, производящего данное действие, его организационно-управленческие способности, знания и навыки.

Условия результативности осмотра места происшествия:

- своевременность прибытия на место происшествия сотрудников правоохранительных органов;

- обеспечение сохранности обстановки до начала осмотра;

- правильное определение границ места происшествия и определение адекватных ситуации методов его исследования;

- широкое использование знаний сведущих лиц, участвующих в осмотре в качестве специалистов;

- применение необходимых технических средств и материалов поиска, фиксации, измерения, изъятия, предварительного исследования, транспортировки объектов - носителей информации;

- своевременное применение в необходимых случаях служебно-розыскной собаки.

До начала процесса осмотра целесообразно:

- сориентироваться в обстановке;

- получить предварительную информацию у посвящённых лиц о том, что и когда здесь произошло;

- выяснить, кто побывал на месте происшествия до приезда оперативно-следственной группы, какие изменения внесены в обстановку;

- обеспечить участие в осмотре понятых, иных необходимых лиц;

- зафиксировать время прибытия на место происшествия, время начала осмотра.

После общеориентирующего ознакомления с обстановкой на месте происшествия необходимо определить, с чего начать работу, направление и последовательность осмотра, его стадии.

Перед началом операциональной (рабочей) динамической части осмотра производятся фотосъёмка и видеозапись места происшествия (ориентирующая, обзорная). Позднее фиксируются узлы (фрагменты места происшествия и отдельные объекты) по мере продвижения от исходного узла к другим пунктам обследуемого места (по принципу от узла к узлу).

Осматриваемые предметы и следы вначале фотографируются методом детальной съёмки, исследуются без изменения их положения (в тактичном состоянии). Затем эти операции дублируются в динамическом варианте при изменении положения объекта.

К протоколу осмотра места происшествия прилагаются фототаблицы, видеокассеты, изготовленные планы и схемы места происшествия.

На практике не единичны случаи повторного осмотра места происшествия. Необходимость в этом может возникнуть в силу процессуальных ошибок, допущенных при производстве первичного осмотра (проведение осмотра без понятых, изъятие вещного объекта без отражения этого действия в протоколе и т. д.).

Основания для повторного осмотра места происшествия возникают и в тех случаях, когда предыдущий осмотр выполнен поверхностно, неполно, без использования необходимых специальных рекомендаций, обеспечивающих эффективное обнаружение, надлежащую функцию и правильное изъятие следов преступлений, а также всестороннее, полное изучение и надлежащую фиксацию обстановки содеянного.

Повторный осмотр места происшествия может быть целесообразен, а подчас просто необходим даже тогда, когда предыдущий осуществлён надлежащим образом, качественно и результативно. Подобные ситуации возникают при выдвижении версий, получении после первоначального осмотра сведений, требующих проверки, уточнения, конкретизации, развития путём производства нового осмотра.

Работник органа дознания или следователь, принявшие дело к своему производству, по тем или иным причинам могли не участвовать в осмотре места происшествия. В таких случаях повторный осмотр места происшествия может быть произведён для того, чтобы лицо, осуществляющее расследование, получило возможность личного непосредственного восприятия осмотренных ранее территории и объектов.

Повторный осмотр места происшествия производится в целях:

- восполнения пробелов и упущений, устранения недостатков и недоделок предыдущего;

- проверки версий, уточнения, конкретизации, дополнения полученных сведений;

- обнаружения, фиксации, изъятия следов, вещей, предметов, документов, содержащих полезную для дела информацию;

- составления непосредственного представления об особенностях обстановки того места, где совершено расследуемое деяние, обнаружены его вредные последствия, а также об особенностях прилегающей к нему территории и находящихся здесь объектов социального, экономического и природного характера.

Повторный осмотр места происшествия производится как в стадии предварительной проверки, так и на первоначальном и последующих этапах расследования. Он может осуществляться на всей ранее осмотренной территории, на определённой её части либо на территории, выходящей за пределы предыдущего осмотра. В одних случаях при этом осматриваются все те объекты, что осмотрены ранее; в других - только часть объектов, осмотренных ранее; в третьих - все или часть осмотренных ранее объектов и новые объекты.

При подготовке к повторному осмотру места происшествия необходимо:

- глубоко изучить протокол первоначального осмотра места происшествия и все приложения к нему;

- выяснить, где и в каком состоянии находятся изъятые с места происшествия объекты, изучить и оценить результаты их исследования;

- ознакомиться с доказательственной и ориентирующей информацией, полученной помимо осмотра места происшествия;

- определить задачи предстоящего осмотра, последовательность и приёмы их решения;

- решить вопрос о составе, кандидатурах участников предстоящего осмотра и функциях каждого из них;

- рассмотреть вопрос о технико-криминалистическом и оперативном обеспечении предстоящего осмотра.

В ряде случаев возникает необходимость побеседовать со следователями, другими участниками предыдущего осмотра, если повторный осмотр места происшествия производится другими лицами.

Осмотру места происшествия могут сопутствовать следственные и оперативно-розыскные действия, начатые: а) до и независимо от указанного осмотра; б) во время его производства и обусловленные полученными при этом промежуточными результатами, требующими неотложной реализации.

С целью установления и задержания преступника, обнаружения вещественных доказательств силами оперативных работников органов дознания осуществляются:

- преследование преступника по "горячим следам" (по возможности с использованием служебно-розыскной собаки);

- заградительные мероприятия путём установления наблюдения за узловыми пунктами предполагаемого маршрута передвижения скрывшегося преступника (в черте населённого пункта, на вокзале, возле предприятий общественного питания и т. д.);

- засады в местах вероятного появления, передвижения преступника (у перекрёстков дорог, на чердаках, в квартирах и т. д.);

- оцепление определённых участков местности (например, лесного массива, жилого квартала);

- обследование местности, прилегающей к месту происшествия, которая предварительно разбивается на участки, сектора, ограниченные естественными границами;

- установочные мероприятия в отношении проверяемых по делу лиц;

- проверка алиби подозреваемых в совершении преступления;

- решение идентификационных задач с использованием криминалистических, оперативно-розыскных, оперативно-справочных и иных видов учёта;

- проверка мест возможного сбыта похищенного имущества (рынки, комиссионные магазины и т. д.).

С целью выявления очевидцев и других свидетелей усилия специально выделяемых следователей, оперативных работников органов дознания могут быть направлены на:

- подворные (поквартирные) обходы с использованием заранее подготовленных списков домов, квартир, подлежащих проверке, и перечней выясняемых вопросов;

- использование местных средств массовой информации для оповещения населения и привлечения его к оказанию помощи органу, ведущему расследование, к сообщению ему сведений, имеющих значение для дела;

- установление водителей и пассажиров транспортных средств, курсировавших в районе места происшествия во время совершения преступления;

- выявление лиц, работавших в районе места происшествия, находившихся здесь по иным причинам во время совершения преступления, непосредственно до и после него (устанавливаемые лица опрашиваются, а в необходимых случаях допрашиваются для получения интересующей следствие информации о преступнике, обстоятельствах подготовки, совершения и сокрытия преступления, других сведений).

С целью установления личности неизвестного по его трупу прокуроры, следователи, оперативные работники органов дознания проводят следующие мероприятия:

- предъявляют труп для опознания гражданам, проживающим поблизости от места происшествия, всем тем, кто мог встретиться с потерпевшим перед совершением преступления, родственникам, знакомым лицам, чей труп предположительно обнаружен;

- предъявляют опознавательные снимки трупа населению при проведении различных мероприятий, в том числе при поквартирном (подворном) обходе;

- используют местные средства массовой информации для показа по телевидению, опубликования в прессе опознавательных фотоснимков трупа, для обращения с предложением к зрителям, слушателям, читателям, знавшим потерпевшего, сообщить его данные;

- снимают отпечатки пальцев рук трупа с целью проверки по дактилоучетам;

- собирают и исследуют документальные и иные данные о без вести пропавших.

С целью получения информации, содержащейся в материальных следах, следователем:

- проводится предварительное исследование;

- назначаются судебные экспертизы;

- в необходимых случаях проводятся дополнительный осмотр, предъявление для опознания родственникам, знакомым потерпевших, иным лицам обнаруженных объектов (вещи, предметы, образцы почерка и т. д.).

С целью обнаружения вещественных и документальных источников информации на предприятиях (в организациях, учреждениях) силами специально выделяемых следователей, работников органов дознания, а в необходимых случаях совместно с контролирующими органами, представителями общественности осуществляются:

- выемка бухгалтерских и иных документов;

- инвентаризация товарно-материальных ценностей и денежных средств;

- контрольные закупки и обмеры;

- назначение документальных ревизий;

- обследование, осмотр производственных участков, складов, технологических линий, иных объектов;

- истребование списков работников предприятия или какого-либо его подразделения и допрос последних.

(В случае сложности и многоплановости действий, необходимость в проведении которых возникла в ходе осмотра места происшествия, для их подготовки осмотр места происшествия может быть прерван. Принятие такого решения должно быть соответствующим образом оговорено в протоколе осмотра с отражением в нём времени начала и окончания перерыва и его причин.)

В психологическом отношении осмотр места происшествия является особым эмпирическим методом исследования - включённым наблюдением.

Особенности этого метода состоят в том, что исследователь преднамеренно активно взаимодействует с исследуемыми объектами на основе исходных знаний, конкретных предположений. Ведущей мыслительной операцией здесь является сравнение. При этом устанавливаются специфические изменения в объектах и выявляется смысл этих изменений на основе теоретического мышления.

Результативность включённого наблюдения определяется чёткой постановкой задачи исследования, обоснованностью выдвигаемых предустановок. При этом возможны и искажения результатов включённого наблюдения; они в значительной мере связаны с привычными, стереотипными суждениями, с тенденциозной направленностью исследователя. Первоначально возникшие установки могут порождать тенденциозность в интерпретации воспринимаемых явлений.

Объективность включённого наблюдения обеспечивается:

- вариативностью предположений;

- отказом в необходимых случаях от преждевременных обобщений и выводов;

- многократностью наблюдения с изменённых позиций;

- контролем с помощью других методов исследования (например, эксперимента).

Активность включённого наблюдения заключается как в общей поисковой и поисково-исследовательской направленности, так и в осуществлении всевозможных проверочных действий.

Исследование проводится системно - отдельные объекты объединяются в системы, комплексы, обусловленные сущностью изучаемых явлений, с соблюдением такого порядка наблюдения, чтобы ни один существенный для исследования объект не остался вне поля зрения.

При осмотре места происшествия "снимается" информация, не только непосредственно отражаемая, но и та, которая свидетельствует о внутренних связях между чувственно полученными данными и внутренними взаимосвязями объектов.

При этом оценивается значение одного факта в системе других фактов, новое сопоставляется с известным. (Так, анализируя способ взлома, возможность применения при этом определённого орудия, следователь сопоставляет эти факты с известными ему лицами, совершающими преступления аналогичными способами.) Использование криминалистической техники значительно расширяет границы наблюдаемого и повышает точность наблюдения.

Однако гносеологическая и психологическая сущность наблюдения как ведущей формы познавательной деятельности в процессе осмотра места происшествия остаётся при этом неизменной. Осмотр места происшествия должен быть точным, полным, объективным и строго целенаправленным. Точность наблюдения не допускает смещения порядка последовательности отдельных элементов наблюдаемого целостного явления и предполагает чёткое выявление исследуемых признаков.

Точность наблюдения связана с таким интеллектуальным качеством наблюдателя, как критичность мышления.

На основании наблюдений следователь делает предварительные вероятностные заключения.

Как нельзя допустить смещения структурных элементов наблюдаемого явления, так нельзя допустить и смещения выводов по отношению к их фактической базе, ибо неверное мышление неизбежно и непроизвольно фабрикует неверные факты, следовательно, производит дезинформацию.

При осмотре места происшествия следователь проявляет важнейшее профессиональное качество - наблюдательность, т.е. способность обнаруживать и юридически оценивать малозаметные обстоятельства и признаки объектов. Для раскрытия преступления существенными могут оказаться на первый взгляд малозначительные предметы: проездные билеты городского и железнодорожного транспорта, окурки, следы зубов, рук и ног, остатки пищи, следы губной помады, волокна тканей, остатки грунта, пыли, обрывки бумаги, отломанные части предметов, расположение предметов, исчезновение вещей определённого рода и другие признаки.

Следователь критически рассматривает объекты и их признаки с различных точек зрения, постоянно решая вопросы: "Что это значит?", "Почему и в связи с чем это произошло?" Во многих случаях следователь отвечает на вопрос: "Могло ли это произойти?"

Существенными психологическими аспектами осмотра места происшествия являются распределенность, сосредоточенность и переключаемость внимания следователя. Распределенность внимания особенно существенна на обзорной стадии осмотра. Следователь должен воспринять целостность обстановки места происшествия. При этом необходимо выделить наиболее значимые группы объектов, определить объекты, требующие максимального сосредоточения внимания.

Осмотр места происшествия связан с предельной распределенностью внимания, с перегрузкой оперативной памяти и в конечном счёте с психологической напряжённостью, которая может отрицательно повлиять на результативность следственного поиска. Поэтому точное определение исходных позиций, выдвижение чётких предположений, ограничение поля деятельности, строгая последовательность действий - важнейшие условия организации деятельности следователя при осмотре места происшествия.

Познавательная деятельность следователя осуществляется в единстве его перцептивных и интеллектуальных процессов - во взаимосвязи его наблюдательной деятельности, наглядно-образного и гипотетического мышления, реконструктивной деятельности воображения и селективной готовности памяти для оперативных суждений.

Мышление, связанное с конкретными наглядно-образными ситуациями и с изменениями в них, является наглядно-образным. При этом анализируются многочисленные чувственно полученные характеристики объекта с целью выявления соответствующих их взаимосвязей. Мышление смыкается с воображением, рекомбинациями объектов. Отдельные признаки объектов, интерпретируемые как существенные, объединяются в едином целенаправленном познавательном поиске.

Интеллектуальная деятельность следователя при осмотре места происшествия сводится к выявлению:

- относимости;

- допустимости;

- достоверности;

- достаточности доказательств.

Так, оценка относимости доказательств является познавательным актом определения их связанности с исследуемым событием. Здесь определённую роль играют "естественные презумпции" - правила обычного порядка вещей, наиболее вероятностные связи между явлениями.

Оценивая достоверность доказательств, следователь учитывает характер и условия обнаружения материального носителя информации. В конечном счёте достоверность доказательств оценивается установлением взаимосвязей между отдельными доказательствами.

Базируясь на исходных фактических данных, следователь при осмотре места происшествия формирует в своём сознании вероятностную динамическую модель происшествия. При этом первоначально им допускается многозначность отдельных фактов. Однако эта многозначность не беспредельна.

Отправными исходными обстоятельствами, направляющими весь ход осмотра места происшествия, являются те, которые могут быть однозначно и достоверно интерпретированы. Эти обстоятельства имеют решающее значение в формировании частных и общих версий.

Мысленно воссоздавая событие, происшествие, необходимо допускать самые разные возможные варианты поведения преступника, осуществлять тщательную их проверку, не ограничивая поиск суждениями типа "это очень глупо" или "для этого преступника чрезмерно умно".

Важная для расследования информация, содержащаяся в вещественном объекте, требует мысленной интерпретации, предвидения возможного развития следственной деятельности. Следователь должен предвосхитить, какие признаки вещей могут проявиться как доказательства в будущем, при производстве других следственных действий. В этом плане осмотр места происшествия является отправным этапом следственного поиска.

При классификации материального объекта в качестве вещественного доказательства следователь должен исходить из определённых критериев этой классификации. Материальный объект может быть отнесён к категории вещественных доказательств на основании решения следующих познавательных вопросов:

- имеются ли в объекте изменения, связанные с расследуемым событием;

- принадлежит ли он лицу, принимавшему участие в событии;

- какие признаки объекта указывают на конкретное лицо, несут личностную информацию;

- какие особенности местоположения объекта существенны для расследования;

- какие признаки объекта свидетельствуют о времени совершения преступления и о последовательности событий.

В зависимости от характера вещественных доказательств, обнаруженных на месте происшествия, можно выделить три типа места происшествия, определяющих направленность и структуру познавательной деятельности:

1) преступление совершено в данной обстановке, на предметах оставлены явные следы этого преступления;

2) преступление совершено в данной обстановке, но эта обстановка не претерпела в связи с преступлением явных изменений;

3) преступление совершено в другом месте, а на месте происшествия обнаружены лишь его отдельные следы.

В первом случае главным в поисково-познавательной деятельности является вопрос о том, кто совершил преступление (другие вопросы здесь решаются сравнительно легко)? Во втором случае - кто и каким способом совершил преступление? В третьем случае - кто, где, когда и каким способом совершил преступление?

Всё это обусловливает разные по своей эвристической сложности типы поисково-познавательной деятельности, тактическое и методическое содержание которых должна разрабатывать криминалистическая наука.

В процессе осмотра места происшествия обнаруживаются, фиксируются и изымаются либо сами материальные объекты в качестве вещественных доказательств, либо с вещественных доказательств снимаются их копии, слепки и оттиски - образуются модели оригиналов (производные вещественные доказательства). При любом моделировании можно воспроизвести лишь некоторые свойства оригинала. Модель - это отображение каких-либо свойств объекта, существенных в определённом отношении. В порядке опережающего отражения действительности следователь должен увидеть в объекте, обнаруженном на месте происшествия, все те его свойства, которые окажутся существенными для данной системы расследования.

Нередко вещественные объекты служат лишь косвенными доказательствами. При этом связь доказательства с предметом доказывания носит многоступенчатый, опосредствованный характер.

Квалифицированный осмотр места происшествия требует развитости как теоретического, абстрактного, так и образного мышления, смыкающегося с воссоздающим воображением, хорошо отработанных интеллектуальных навыков "прочтения" следов, восстановления образной картины происшедших событий.

От анализа отдельных элементов системы к синтезу целостной системы - такова общая логика осмотра места происшествия.

На первоначальном этапе осмотра места происшествия следователь руководствуется вероятностными ("во многих случаях тот, у кого обнаружена краденая вещь, оказывается вором") и разделительными умозаключениями ("либо одно, либо другое, либо третье, но не все вместе").

Наиболее сложным случаем осмотра места происшествия является ситуация познавательного диссонанса, когда явления не совпадают и не исключают друг друга, а "конкурируют" между собой. Обоснованно выдвинутая версия вдруг опровергается противоречащим ей фактом. В ряде случаев это бывает связано с приёмами сокрытия преступления.

Мотивы сокрытия преступления могут быть различными: стремление избежать наказания, боязнь позорной огласки и т. д. Целью инсценировок может быть и стремление создать угрозу для другого лица из побуждений ревности, мести, ненависти, зависти и т. п., иными словами, своеобразный оговор с помощью "вещественных доказательств".

Сокрытие преступления может осуществляться и самим потерпевшим, если преступление порочит его репутацию или если раскрытие преступления угрожает и ему уголовной ответственностью.

Психологической особенностью действий по сокрытию преступления является совершение их, как правило, в условиях дефицита времени, в результате чего эти действия отличаются неполнотой, небрежностью и т. д.

В способе сокрытия преступления проявляются характер и способности преступника, его навыки и привычки, воображение, изобретательность. Немаловажное значение имеет при этом и осведомлённость преступника о значении для расследования тех или иных вещественных доказательств, о "характерных следах" соответствующего вида преступления. Пытаясь скрыть преступление, одни преступники теряют чувство меры, другие способны к сложным, тонким, многоступенчатым комбинациям; их просчёты, как правило, незначительны, и для обнаружения этих просчётов требуется тонкая наблюдательность.

Среди многообразных способов сокрытия преступления можно выделить:

- маскировку;

- фальсификацию;

- утаивание и уничтожение доказательственной информации.

Чаще всего преступники используют и маскировку, и фальсификацию. Таким комбинированным способом сокрытия преступления является инсценировка - искусственное создание определённой, не соответствующей происшедшему обстановки (инсценировка взлома, несчастного случая, самоубийства и т. п.). При инсценировке мышление преступника и его действия направлены на демонстративное усиление отличий между тем, что произошло в действительности, и тем, что он пытается инсценировать. В подобных случаях всегда имеет место сходство этих событий по существенному признаку: хищение фальсифицируется под кражу со взломом, убийство — под самоубийство.

При инсценировке преступник мыслит рефлексивно - он стремится оказать воздействие на следственную деятельность следователя, направить его по ложному пути.

Таким образом, инсценировка на месте совершения преступления — это действия преступника (маскирующего и фальсифицирующего характера), направленные на искусственное создание ложных материальных следов преступления и рассчитанные на поисковые действия следователя в ложном направлении.

Инсценировки, имитации, фальсификации в большинстве случаев могут быть распознаны. Те или иные действия преступника неизбежно будут противоречить общим связям вещей. Эти противоречия и являются наиболее информативными обстоятельствами в процессе раскрытия преступления.

Версии об инсценировке преступления могут быть выдвинуты на основании следующих обстоятельств:

- противоречивость обстоятельств происшествия;

- несоответствие некоторых данных механизму инсценированного события;

- нарочитая заметность, демонстрированность отдельных фальсифицированных "доказательств".

Можно выделить ряд наиболее типичных способов сокрытия преступления.

1. Создание видимости одного преступления для сокрытия другого. Так, хищение, совершённое должностным лицом, инсценируется как совершение кражи неизвестными лицами или как разбойное нападение. При этом преступник стремится уничтожить следы своего преступления.

Психология поведения преступника при сокрытии преступления имеет характерные особенности. Например, чрезмерная мобилизация усилий при инсценировке кражи проявляется в излишней её демонстрированности - множество разбросанных в беспорядке вещей, повреждённых без всякой надобности предметов и т. п. Легко диагностируется и самонанесение лёгких ранений при фальсификации разбойного нападения.

При инсценировке, как правило, отсутствуют те следы, которые диктуются логикой имитируемого происшествия. Так, распиливание дужки замка на дверях магазина должно сопровождаться распылением опилок.

Их отсутствие скорее всего свидетельствует о том, что замок был первоначально распилен в другом месте с целью инсценировки кражи.

Для разоблачения инсценировки преступления существенно не только отсутствие должных следов, но и наличие тех, которых по логике вещей не должно быть. Так, при имитации кражи из магазина путём совершения пролома в стене преступники (продавцы магазина) делают пролом не снаружи, а изнутри помещения. Естественно, что эти следы и являются основанием для разоблачения инсценировки.

В другом случае инсценировка кражи из ателье по пошиву одежды путём проникновения через окно была быстро разоблачена на основании того, что окно было открыто изнутри. Иногда инсценировку кражи разоблачают похищенные крупногабаритные предметы, которые нельзя вынести через имеющийся проём.

2. Маскировка преступления под неприступное событие.

Например, преступники, скрывая хищение, прибегают к уничтожению малоценной части имущества, имитируя пожар, затопление и т. п. Убийство иногда маскируется под самоубийство или несчастный случай.

Инсценировка самоповешения может быть разоблачена на основании следующих обстоятельств:

- отсутствие подставки, без которой нельзя подняться к петле;

- расположение трупных пятен, крови и сукровицы, противоречащее позе трупа;

- несоответствие между рельефом странгуляционной борозды и материалом данной петли;

- негативное расположение волокон на верёвке и опоре;

- чистые руки потерпевшего при наличии грязной верёвки;

- признаки удавления, следы борьбы.

Об инсценировке самоубийства из огнестрельного оружия может свидетельствовать отсутствие признаков выстрела с близкого расстояния, отсутствие копоти на руке пострадавшего (устанавливается в процессе экспертного исследования), несоответствие расположения трупных пятен позе трупа.

3. Фальсификация отдельных обстоятельств преступления.

Стремясь направить следствие по ложному пути, преступники специально оставляют "следы" рук и ног, предметы, принадлежащие другим лицам, следы крови, волокна ткани, одежды и т. п. При этом они стараются придать "следам" отчётливую выраженность, заметность, что и способствует разоблачению фальсификации.

Противоречащие или исключающие друг друга обстоятельства всегда образуют проблемную ситуацию познавательного поиска. В одних случаях это простые проблемные ситуации (так, обнаружение трупа с многочисленными глубокими ранениями и при отсутствии следов крови сразу вызывает предположение о совершении убийства в другом месте). В иных случаях ситуации осложнены.

При осмотре места происшествия следователь должен учитывать, что преступники рефлексируют возможные типичные суждения следователя.

Так, обычно следы пальцев рук на предметах, находящихся на месте преступления, интерпретируются следователем как следы рук преступника. Зная это, опытный преступник подбрасывает соответствующие предметы (бутылки, стаканы и т. п.) со следами пальцев других людей. Этим уловкам преступника необходимо противопоставить приём дизъюнкции ("или-или") - версия-контрверсия. Он состоит в том, что следователь с одинаковой тщательностью ищет признаки, как подтверждающие, так и опровергающие выдвинутые им версии.

Выдвигаемые на месте происшествия версии являются первоначальными. При их выдвижении существует психологическая опасность остаться в плену типовых версий, житейских аналогий.

Следователю необходимо помнить, что каждое событие индивидуально, неповторимо.

В поведении преступника могут быть случайности, противоречащие логике "обычного" поведения.

Осмотр места происшествия должен быть продолжен до тех пор, пока не будут проверены все возможные предположения о совершившемся событии.

Доказательственное значение одних фактов не должно снижать значимость других фактов, не "вписывающихся" в выдвигаемую следователем версию. Он обязан исследовать и фиксировать все юридически значимые факты все зависимости от их "веса" в той или иной версии.

Иногда рефлексивность мышления преступников поднимается до очень высокого уровня - до рефлексии второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировке инсценировки: специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

Следователь делает выводы о действиях преступника, исходя из анализа материально закреплённых последствий этих действий. Мысленно смоделировав действия преступника, он далее ищет другие возможные последствия его действий. Получив итоговую целостность воссоздаваемого происшествия, следователь вновь проверяет достоверность своих выводов о механизме происшествия в целом. При этом процесс его мышления развивается на основе взаимозависимости и взаимосвязи анализа и синтеза, индукции и дедукции.

Выдвижение обоснованной версии предполагает рассмотрение данного конкретного происшествия в системе вероятностных общих положений.

Анализируя, осмысливая обстановку места происшествия, следователь формирует ряд сменяющих друг друга динамических мыслительных моделей происшествия и как бы "примеряет" к ним имеющиеся данные. Выводя из намеченной версии все следствия, подлежащие проверке, он мыслит в направлении от общего к частному.

Вероятностное представление о происшедших и будущих событиях — одно из самых важных составляющих человеческой психики.

Каждое обнаруживаемое при осмотре обстоятельство интерпретируется следователем в качестве определённого звена в логической цепи исследуемых событий, рассматривается как факт, исключающий или подтверждающий ранее возникшее предположение.

Вероятность предположений следователя обусловливается совокупностью факторов. Но не только ими. Для мышления в форме версий важное значение имеют знание типичных ситуаций совершения преступления, типовые версии по этим ситуациям, опыт следователя, а в некоторых случаях - его интуиция.

На интуитивную догадку следователя могут косвенно повлиять даже те фрагменты обстановки места происшествия, которые в данный момент не находятся в сфере его внимания.

§3. Иные виды следственного осмотра

Особенности осмотра помещения. По уголовным делам часто возникает необходимость осмотра не только тех помещений, которые являются местом происшествия, но и помещений как мест иных событий, исследуемых в ходе предварительного расследования. Осмотр последних объектов может иметь важное значение для обнаружения документов, предметов, следов, имеющих отношение к расследуемому деянию.

Следует иметь в виду, что осмотр помещения, служащего жилищем, производится только с согласия проживающих в нём лиц или на основании судебного решения в случае возражения указанных лиц (ч. 5 ст. 176 УПК РФ). Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации (ч. 6 ст. 176 УПК РФ).

В жилых помещениях непосредственными объектами осмотра могут быть отдельные комнаты, места общего пользования (кухня, ванная комната, туалет), коридоры, лестничные площадки, чердаки, подвалы и т. п.; в частном домовладении - надворные и бытовые постройки (гараж, сарай, погреб, сеновал, баня); в производственных помещениях — служебные кабинеты, столовые, комнаты отдыха, цеха, мастерские, гаражи, склады сырья и готовой продукции; в торговых заведениях — торговые залы, их отдельные секции, места общего пользования, подсобные помещения, склады хранения реализуемых товаров и т. п.

Помещения независимо от того, являются ли они местом происшествия или таковыми не являются, в ходе их осмотра могут исследоваться с нескольких точек зрения в целях установления:

- точного адреса, названия, родовой и видовой принадлежности;

- региональных координат (административно-территориальных характеристик) места нахождения;

- особенностей прилегающей к ним территории и окружающей материальной среды (экономических, социальных, природно-климатических и иных объектов обстановки внешнего порядка);

- изначального назначения, периода эксплуатации, целей текущего использования;

- материально-технического состояния, степени изношенности, размеров, этажности и других признаков внешнего вида;

- внутреннего строения, характеристики примыкающих к нему помещений, зданий, сооружений, пристроек;

- наличия или отсутствия у помещения средств технической коммуникации, современного энергетического, коммуникального и иного обеспечения и его качества;

- внутреннего строения и обстановки в помещении (наличие и характеристика средств оргтехники, орудий труда, материалов, средств производства, готовых изделий, технической, финансовой и иной документации и т. п.);

- круга лиц, имеющих какое-либо профессиональное, криминальное или иное отношение к помещению;

- связи помещения с интересующими следствие лицами, событиями криминального, пред- и посткриминального характера, каким-либо видом профессиональной деятельности и другими обстоятельствами, представляющими оперативно-розыскной и следственный интерес.

Осмотр помещений, не являющихся местом происшествия, часто производится для проверки достоверности показаний подозреваемых, обвиняемых, свидетелей и установления различного плана промежуточных, вспомогательных фактов, уточнения, конкретизации, дополнения одних и опровержения других показаний, изъятия образцов для сравнительных исследованийи решения других задач. Доказательственная значимость результатов осмотра помещения особенно возрастает в том случае, когда удаётся обнаружить здесь следы подготовки, совершения, сокрытия преступлений, орудия преступлений, поддельные документы, незаконно изготовленную продукцию и другие вещественные доказательства.

В последние годы преступления всё чаще совершаются с использованием компьютерной техники и с отражением информации о тех или иных элементах механизма подготовки, совершения, сокрытия преступлений на электронных носителях. Поэтому всё большее значение и остроту приобретает проблема осмотра средств компьютерной техники и обнаружения хранящейся в памяти "думающих" машин сведений, имеющих значение для установления истины по уголовным делам.

По прибытии на место действия следует принять меры к обеспечению сохранности информации в находящихся в помещении компьютерах и на магнитных носителях. Для этого необходимо:

- не разрешать кому бы то ни было из лиц, имеющих доступ к компьютерной технике или находящихся здесь по другим причинам, прикасаться к компьютерному оборудованию;

- не разрешать кому бы то ни было из персонала выключать электроснабжение объекта;

- не производить никаких манипуляций с компьютерной техникой, если результат этих манипуляций заранее не известен.

На подготовительном этапе осмотра необходимо получить достоверные данные о виде и конфигурации используемой ЭВМ, о том, подключена ли она к локальной или к глобальной сети (типа Интернет); наличии службы информационной безопасности и защиты от несанкционированного доступа; системе электропитания помещений, где установлена вычислительная техника; квалификации пользователей; собрать сведения о сотрудниках, обслуживающих вычислительную технику (взаимоотношениях в коллективе, его возможной криминализации и т. д.).

Владение такой информацией облегчит следователю доступ к хранящейся в компьютере информации и максимально упрочит её доказательственную силу.

Часто решающее значение имеет внезапность действия, поскольку компьютерную информацию можно быстро уничтожить. Если получены сведения о том, что компьютеры организованы в локальную сеть, следует заранее установить местонахождение всех средств компьютерной техники, подключённых к этой сети, и организовать групповой обыск одновременно во всех помещениях, где установлены ЭВМ.

Не следует ограничиваться поиском информации только в компьютере; необходимо внимательно осмотреть имеющуюся документацию, вплоть до записей на клочках бумаги. Дело в том, что программисты часто, не надеясь на свою память, оставляют записи о паролях, изменениях конфигурации системы, особенностях построения информационной базы компьютера. Многие пользователи хранят копии своих файлов на дискетах во избежание утраты их при выходе компьютера из строя. Поэтому любые обнаруженные носители информации должны быть изъяты и изучены.

В связи с изложенным крайне важно участие специалистов в производимом следственном действии. Они помогут не только разобраться в особенностях компьютерного оборудования и машинных носителей информации, но и указать на то, что подлежит изъятию. Профиль нужного специалиста определяется в зависимости от целей и задач осмотра с учётом первоначальных данных о характере преступления. Чаще всего может потребоваться помощь нескольких специалистов, в том числе программиста по операционным системам и прикладным программам, электронщика, хорошо знающего компьютерную технику, специалиста по средствам связи, а также техника-криминалиста. Последний необходим для обнаружения и сбора традиционных доказательств, например скрытых отпечатков пальцев рук на клавиатуре, "мыши", выключателях и тумблерах и др., шифрованных рукописных записях и пр.

В качестве понятых целесообразно приглашать лиц, знакомых с работой ЭВМ.

Осмотр служебного помещения необходим для общего обзора, определения границ осмотра места происшествия, количества и схемы расположения рабочих мест, уточнения порядка размещения компьютерного оборудования и мест хранения машинных носителей информации. Это позволит в дальнейшем изучить возможность несанкционированного проникновения посторонних лиц в помещение, где находится ЭВМ, а также установить место создания, использования либо распространения вредоносной программы для ЭВМ и место нарушения правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети. В процессе осмотра необходимо отразить в протоколе месторасположение данного помещения в здании учреждения, наличие охранной сигнализации, состояние оконных и дверных проёмов (повреждения, техническое состояние), запорных устройств, экранирующих средств защиты; микроклиматические условия эксплуатации ЭВМ на момент осмотра (температура, влажность воздуха).

Целесообразно начертить схему осматриваемого помещения с обозначением на ней мест расположения оборудования. Кроме того, осматриваемое помещение должно быть сфотографировано по правилам судебной фотографии - сначала общий вид его, затем по правилам узловой фотосъёмки зафиксировать отдельные компьютеры и подключённые к ним устройства, а в случае вскрытия системного блока - по правилам детальной съёмки отдельные его узлы, особенно те, которые согласно инструкции по эксплуатации не должны устанавливаться на материнской плате или в корпусе блока (это определит специалист).

Осмотр средств вычислительной техники. Непосредственными объектами действия могут быть: отдельные компьютеры, не являющиеся составной частью локальных или глобальных сетей; рабочие станции (компьютеры), входящие в сеть; файл-сервер, т.е. центральные компьютеры сетей; сетевые линии связи; соединительные кабели; принтеры; модемы; сканеры и пр. При их осмотре в протоколе отражается: положение переключателей на блоках и устройствах вычислительной техники; состояние индикаторных ламп; содержание информации, высвечиваемой на мониторе, и световых сигналов на различных индикаторах и табло; состояние кабельных соединений (их целостность и отсутствие следов подключения нештатной аппаратуры); наличие и содержание всех пометок, специальных знаков, пломб и наклеек на корпусах и устройствах компьютерного оборудования; механические повреждения; наличие внутри компьютерной техники нештатной аппаратуры и различных устройств; следы нарушения аппаратной системы защиты информации и другие признаки воздействия на вычислительную технику.

Помимо этих общих положений, необходимо отметить особенности осмотра работающего и неработающего компьютера.

При осмотре работающего компьютера с участием специалиста следует: установить, какая программа выполняется, для чего осмотреть изображение на экране дисплея и детально описать его (а проще произвести фотографирование или видеозапись); по мере необходимости остановить исполнение программы и установить, какая информация получена после окончания её работы; определить и восстановить наименование вызывавшейся последний раз программы; установить наличие в компьютере накопителей информации (винчестеры, дисководы для дискет, стримеры, оптические диски), их тип (вид) и количество; скопировать информацию (программы, файлы данных), имеющуюся в компьютере (особенно это важно для информации, находящейся в ОЗУ и виртуальном диске, так как после выключения компьютера она уничтожается).

Если компьютер подключён к локальной сети, то необходимо: установить количество подключённых к файл-серверу рабочих станций или компьютеров, вид связи сети, количество файл-серверов в сети; по возможности организовать параллельный осмотр включённых в локальную сеть рабочих станций и компьютеров (по вышеизложенной схеме осмотра работающего компьютера). Если же такая возможность отсутствует, то надо обеспечить их остановку и далее производить осмотр в режиме неработающего компьютера.

При осмотре неработающего компьютера требуется: определить местонахождение компьютера и его периферийных устройств (печатающего устройства, дисплея, клавиатуры, дисководов и прочего) с обязательным указанием в протоколе наименования, номера, модели, формы, цвета каждого из них; установить порядок соединения между собой вышеуказанных устройств, количество соединительных разъёмов, их спецификации, виды проводов и кабелей, их цвет и количество, выяснить, подключён ли данный компьютер в сеть, и если да, то в какую именно и каковы способ и средства его подключения; проверить красящую ленту матричного принтера, на которой могут быть обнаружены следы текста.

В современных СКТ объём хранимой информации огромен и разнообразен. Поэтому выбор интересующих сведений становится весьма трудоёмким. Однако современные программные средства предоставляют широкий спектр возможностей не только пользователю, но и преступнику и следователю.

Многие текстовые и финансовые программы сохраняют список документов последних сеансов работы и могут их мгновенно вызвать, если, конечно, они не удалены или не перемещены в другое место. На диске компьютера пользователи обычно сохраняют документы в каталогах (папках) со стандартными названиями: Мои документы, Архив, Петров, Шек (пользователь). Файлы документов имеют в названии характерное уточнение ("расширение"), т.е. часть имени, которая стоит после точки в названии файла, - письмо.txt, сведения.doc, платёж.xls, архив98.zip, входящие.arj, счета.rar и т. п. Значительный интерес могут составить базы данных или данные из программы-"ежедневника", которые являются компьютерным аналогом записной книжки с адресами. Все компьютерные файлы хранят дату последнего изменения, а после некоторых программ - и дату первоначальной записи файла под этим именем. Мощные программы при сохранении файла приписывают к полезной информации дополнительную информацию (служебные данные, которые удаётся выявить при необходимости специальными программами просмотра).

Имеются в виду сведения о зарегистрированном владельце или организации (если владелец ввёл такие данные при установке программы), об установленном принтере. Иногда внутрь файла попадает "соседняя" информация из документа, который обрабатывался в памяти параллельно.

Автоматический поиск среди огромного объёма информации на диске помогают вести программы поиска документов по имени файла или по дате, размеру и даже по словам в тексте документа. Часть информации хранится в сжатом виде, и её прямой просмотр невозможен. Однако существуют программы поиска и в таких сжатых файлах. Ко многим шифровальным защитам документов и сжатым архивам известны программы подбора "забытых" паролей.

Обычный, не искушённый в тонкостях пользователь, как правило, не догадывается, что фрагменты или целые файлы, которые программы создают как временную подсобную базу для работы, нередко остаются на диске и после окончания работы. Во всяком случае такие хранилища обрывков временных файлов целесообразно проверять при производстве следственного осмотра. Популярный программный пакет Microsoft Office после установки на компьютере ведёт негласный файл-протокол, куда заносит дату и время всех включений компьютера. Программы связи и работы с сетью запоминают адреса многих Интернет-контактов пользователя, документы электронной почты с адресами отправителя.

Если пользователь не попросит иначе, то современные операционные системы удаляют файлы не "начисто", а сначала в "корзину", в некий чулан для хлама, просмотрев который информацию можно восстановить.

Но даже в случае удаления файла, минуя корзину, остаётся вероятность восстановления, поскольку место его на диске не очищается, а только помечается как неиспользованное.

Остающиеся на месте осмотра СКТ можно опечатать путём наклеивания листа бумаги с подписями следователя и понятых на разъёмы электропитания, на крепёж и корпус. Не допускается пробивать отверстия в магнитных носителях, ставить на них печати. Пояснительные надписи на этикетку для дискет наносятся фломастером (но не авторучкой) или жёстким карандашом.

Если есть необходимость изъять СКТ, следует выйти из программы, исполняемой компьютером для операционной системы Windows 95/98, правильно завершить работу самой системы, а затем отключить электропитание всех средств компьютерной техники, подлежащих изъятию. Желательно описать в протоколе рабочие кабельные соединения между отдельными блоками аппаратуры. Аппаратные части СКТ разъединяются с соблюдением необходимых мер предосторожности, одновременно пломбируются их технические входы и выходы. При описании изымаемых магнитных носителей машинной информации в протоколе отражаются заводской номер, тип, название, а при их отсутствии подробно описываются тип, размер, цвет, надписи. Фиксацию указанных сведений в протоколе следственного действия желательно дополнить видеосъёмкой либо фотосъёмкой.

В процессе осмотра нельзя забывать о необходимости соблюдения элементарных правил обращения с вычислительной техникой.

Вот некоторые из этих правил: все включения и выключения компьютерного оборудования должны осуществляться только специалистами либо под их руководством; не производить разъединения или соединения кабельных линий, прежде чем не будут выяснены их назначение, чтобы не нанести ущерба компьютерной системе; вскрытие и демонтаж компьютерного оборудования производить только с участием специалистов; не допускать попадания мелких частиц и порошка на рабочие части устройств ввода-вывода компьютеров; применение магнитных искателей, ультрафиолетовых осветителей, инфракрасных преобразователей и других подобных приборов для осмотра вычислительной техники должно быть согласовано со специалистом, чтобы избежать разрушения носителей информации и микросхем памяти ЭВМ.

Осмотр носителей машинной информации производится с целью установления содержания самой компьютерной информации и обнаружения внешних следов, в том числе пальцев рук. Последние могут быть выявлены на упаковках и местах хранения машинной информации.

Осмотру подлежат: жёсткие магнитные диски (винчестеры), оптические диски, дискеты, магнитные ленты, оперативные запоминающие устройства (ОЗУ), постоянно запоминающие устройства (ПЗУ), виртуальные диски, бумажные носители информации (листинги, журналы и иные документы, составляемые с помощью ЭВМ).

В протоколе осмотра указываются:

- место обнаружения каждого носителя информации (стол, шкаф, сейф), температура воздуха, при которой он хранился;

- характер его упаковки (конверты, специальный футляр-бокс для хранения дискет, коробка, фольга и пр.), надписи на упаковке, наклейки на носителях информации с соответствующими пометками, цвет материала упаковки и наклейки, наличие штрихового кода и прочие особенности;

- тип и размер носителя (в дюймах); изготовитель, плотность записи и номер (если они обозначены на дискете), состояние средств записи от стирания (открытые или отломанные шторки на дискетах и кассетах);

- характерные признаки на машинных носителях (царапины, иные повреждения, гравировки и пр.);

- тип компьютера, для которого предназначен обнаруженный носитель (его марка, фирма-изготовитель).

Обращаться с магнитными носителями информации следует осторожно: не подвергать электромагнитному воздействию, не сгибать диски, не хранить их без специальной упаковки, не допускать резких перепадов температуры при хранении и транспортировке.

Осмотр письменных документов касается журналов учёта работы на компьютере (если они ведутся), листингов, технической, технологической, кредитно-финансовой, бухгалтерской и прочей документации.

Особое внимание нужно обратить на подчистки, исправления; дополнительные записи; отсутствие нумерации страниц; дополнительно вклеенные страницы; листки, бланки; письменные распоряжения на исполнение определённых работ по изменению программ для ЭВМ, вводу дополнительной информации, не предусмотренной технологическим процессом; соответствие ведущихся в системе форм регистрации информации правилам, установленным технической и технологической документацией.

Вопрос об изъятии документов надлежит согласовать со специалистом, а в протоколе указать наименование, количество экземпляров, число страниц, место обнаружения.

В случае изъятия отдельных устройств вычислительной техники и машинных носителей информации, обнаруженных в процессе осмотра места происшествия или обыска, они упаковываются в специальную тару, в которой данную технику поставляет предприятие-изготовитель (если она сохранилась).

Сменные носители компьютерной информации (дискеты, лазерные диски, магнитные ленты стримеров и др.) должны быть упакованы каждый в свой конверт (бумажный, пластмассовый или полиэтиленовый), при их отсутствии можно просто завернуть в плотную бумагу, а для ослабления электромагнитного воздействия целесообразно магнитный носитель информации поверх конвертов обернуть в бытовую алюминиевую фольгу.

Технические устройства при отсутствии заводской тары упаковываются в деревянные ящики, используя для внутренних перегородок прокладки из упругого материала (гофрированного картона, пенопласта, толстого слоя бумаги). Коробки, ящики, контейнеры, футляры опечатываются, причём, если на дискете уже имеется этикетка с какой-либо надписью, проставляется только порядковый номер. Пояснительные надписи под этим номером делаются на отдельном листе, который вкладывается в коробку*(3).

Особенности осмотра участка местности. При осмотре участка местности вначале определяются его границы, что отражается в протоколе осмотра. В протоколе также фиксируются географические и административно-территориальные координаты объекта осмотра.

Методы осмотра:

- сплошной - когда отсутствуют даже ориентировочные сведения о местонахождении следов и предметов;

- от периферии к центру или от центра к периферии (спираль Архимеда) - когда участок имеет округлую форму;

- линейный - когда осматриваемая площадь имеет удлинённую форму.

Движение по синусоиде:

- путевой - когда известен путь следования преступника;

- узловой - когда осматриваются важные узлы конкретной ситуации;

- плановый, или секторный, - когда вся осматриваемая площадь разбивается по квадратам или секторам.

При привлечении к осмотру большого числа участников они могут быть поставлены в цепь на расстоянии до пяти метров один от другого, что позволяет качественно проводить осмотр. Между участниками осмотра и следователем обязательно устанавливается радио- или иная связь, которая позволяет следователю быть постоянно в курсе дела в случае обнаружения подлежащего осмотру предмета и своевременно изъять образцы (пробы) запаха, грунта, воды, других материалов.

Если на месте преступления обнаруживают оставленные преступником личные вещи и предметы, то после их осмотра пинцетом или руками в резиновых перчатках каждую вещь или предмет помещают в отдельный полиэтиленовый мешочек, который герметически завязывается.

Для лучшей герметичности вещи и предметы укладываются в двойные полиэтиленовые мешочки (или другую тару с надёжной герметичностью).

Если осматривается местность по пути следования преступника и этот путь прорабатывается с помощью служебной собаки, то целесообразно вести осмотр участка шириной до тридцати метров по обе стороны маршрута движения служебной собаки. Это связано с отклонением "воздушного" следа под действием ветра от действительного маршрута человека и обеспечивает обнаружение предметов, от которых он мог освободиться.

Особенности осмотра следов рук. Объекты, на которых могут находиться следы рук, при осмотре берутся за края или внутренние стороны таким образом, чтобы не уничтожить находящиеся следы и не оставить дополнительно свои.

Следы рук могут быть окрашенные, бесцветные, слабовидимые и невидимые. Разработан ряд методов выявления бесцветных и невидимых следов на бумаге, картоне, дереве, тканях и других шероховатых поверхностях, а также для усиления слабовидимых следов. Они подразделяются на визуальные, физические, химические и комбинированные.

Визуальные методы обнаружения следов (например, исследование бумаги на просвет, в косо падающих лучах, при незначительном увлажнении, в частности дыханием или паром) позволяют сохранить следы в первоначальном состоянии, поэтому применяются в первую очередь.

Поверхностные слабовидимые потожировые следы остаются на стеклянных, никелированных, полированных, лакированных и других объектах, имеющих гладкую и глянцевую поверхность. Эти следы легко обнаруживаются путём осмотра предметов в косо падающем свете, а стеклянные предметы и другие прозрачные объекты могут осматриваться и на просвет.

Физические способы. Если следы в ходе визуального осмотра не обнаружены, применяются физические способы их выявления. В основе их использования лежат адгезионные свойства потожирового вещества.

Наиболее распространённым способом является обработка поверхности объекта, на котором предполагается наличие следов рук, порошкообразными веществами. Порошок прилипает к потожировому веществу следа и тем самым визуализирует его. Арсенал дактилоскопических порошков состоит из простых и магнитных порошков с различной цветовой гаммой.

Порошок подбирается таким образом, чтобы он удовлетворял следующим требованиям:

- должен быть контрастным по отношению к следовоспринимающей поверхности;

- размер зёрен (дисперсность) должен соответствовать характеру и свойствам обрабатываемой поверхности (чем ровнее поверхность, тем меньше удельный вес зёрен порошка);

- порошок должен быть сухим;

- прежде чем использовать какой-либо порошок, целесообразно провести рабочий эксперимент, чтобы убедиться в его надёжности и применимости в конкретных условиях;

- порошки не наносятся на мокрую, грязную или липкую поверхность (поверхность должна быть высушена и по возможности очищена от загрязнения).

Для нанесения простых порошков используются беличьи и колонковые кисти, а для магнитных - специальные магнитные кисти.

Наиболее простые способы нанесения порошков на поверхность следующие:

- посыпание и перекатывание порошка по поверхности предмета, который можно взять в руки;

- нанесение порошка с помощью воздушного распылителя;

- непосредственное нанесение сажи путём сжигания нафталина, камфары, канифоли, пенопласта и других веществ.

Для обнаружения следов рук, находящихся на многоцветных поверхностях, используется аргоновый лазер. Под влиянием его излучения некоторые вещества, входящие в состав потожирового вещества, начинают люминесцировать и тем самым визуализируют.

Химические способы основаны на реакции, происходящей между потожировыми выделениями и специальными химическими реактивами, которые при взаимодействии образуют окрашенные или люминесцирующие соединения.

К наиболее распространённым химическим средствам относится раствор нингидрина в ацетоне. Вступая в химическую реакцию с аминокислотами, входящими в состав потожирового вещества, он образует соединения сиренево-фиолетового цвета, и благодаря этому следы становятся видимыми.

К комбинированным методам выявления следов рук относятся такие, в которых визуализация следов происходит как за счёт физических, так и за счёт химических процессов. Данными способами выявляются следы рук с помощью, например, азотнокислого серебра, паров йода.

Первоначальное исследование пальцевых узоров начинается сразу после выявления отпечатков. В ходе этого исследования решаются следующие задачи:

- отбираются (из числа обнаруженных следов) только те, которые имеют отношение к событию;

- определяется, какой рукой, пальцами или частью ладони оставлен след;

- выявляются индивидуальные, броские признаки, которые можно использовать в оперативно-розыскных мероприятиях;

- обращается внимание на то, какие следы могли возникнуть на руках преступника в связи с преступлением (например, попадание на них постороннего вещества, краски, крови).

Фиксация и изъятие следов рук. В понятие "фиксация следов рук" включаются, во-первых, технические способы сохранения обнаруженных следов; во-вторых, их описание (зарисовка) в процессуальных документах, в которых закрепляется факт их обнаружения.

Технические способы фиксации позволяют закрепить внешний облик обнаруженных следов рук или получить с них копии.

Из технических способов фиксации обнаруженных следов рук самым эффективным является фотографирование.

Фотоснимки позволяют зафиксировать как следы и их взаимное расположение, так и положение предметов - носителей следов во взаимосвязи с окружающей обстановкой места происшествия.

Фотосъёмку производят в масштабе 1:1 фотоаппаратом "Зенит" с использованием полного комплекса удлинительных колец.

Фотографирование следов рук производят со штатива, спуск затвора осуществляется с помощью тросика.

К другим техническим средствам фиксации относятся:

- перенос поверхностных следов папиллярных узоров рук после их обработки порошкообразными красителями на специальную дактилоскопическую плёнку или её заменитель - фотоплёнку, фотобумагу, медицинский лейкопластырь;

- изготовление с объёмных следов гипсовых слепков и слепков, полученных с помощью различных паст (например, пасты "К").

Однако лучшим способом сохранения первоначального состояния следов является их изъятие вместе с предметом (или частью предмета), на котором они были обнаружены.

Для предохранения следов папиллярных узоров рук от повреждения во время транспортировки, после описания в протоколе осмотра указанные предметы упаковываются так, чтобы поверхность этих предметов не соприкасалась с внутренними стенками упаковки.

Особенности наружного осмотра трупа. В большинстве случаев наружный осмотр трупа осуществляется на месте его обнаружения. Однако труп может быть и самостоятельным объектом осмотра в морге, при эксгумации или когда потерпевший с признаками жизни с места происшествия отправляется в больницу, но в пути следования или по прибытии туда умирает.

Цели осмотра трупа:

- установить личность потерпевшего;

- выявить время и способ причинения смерти;

- получить по возможности данные о лицах, причастных к расследуемому факту, субъективной стороне их действий, а также о других обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Прибыв на место нахождения трупа, следователь, перед тем как приступить к осмотру, должен убедиться в том, что имеет дело с телом мёртвого человека. Это устанавливается на основании выявления совокупности первоначальных признаков смерти, а именно:

- остановка дыхания (поднесённое ко рту холодное зеркало не запотевает);

- отсутствие реакции глаза на яркий свет и на прикосновение к роговице;

- пассивное положение частей тела (поднятая рука при отпускании её тут же падает);

- потеря чувствительности (отсутствие реакции на укол, ожог).

Получив заключение врача о наступлении смерти, следователь приступает к осмотру трупа.

Осмотр производится по следующей схеме. Вначале фиксируются время начала осмотра трупа, температура окружающей среды и тела трупа с указанием той части тела, в которой производится измерение. Труп осматривается в том положении, в каком его застали участники осмотра.

Во внимание принимаются пол, возраст, рост, телосложение, упитанность, цвет волос. Далее осмотр осуществляется сверху вниз по методу словесного портрета. (Особенно детально фиксируются данные внешности при осмотре неопознанного трупа.) Выявляются и фиксируются местоположение и поза трупа. Положение трупа ориентируется относительно ближайших объектов (измерения проводятся от каждой точки по двум перпендикулярным линиям - методом прямоугольных координат).

В некоторых случаях большое значение имеет определение точных расстояний от этих и других объектов до головы, конечностей и других частей тела. При изучении "позы трупа", т.е. положения его на ложе (ложе трупа - место, на котором он лежит), уточняется, не были ли внесены какие-либо изменения в это положение. Об этом могут свидетельствовать трупные пятна, несоответствие направления потоков крови на трупе с его положением, наличие складок на одежде с признаками волочения и т. п.

При осмотре головы, лица, рук, ног и открытых частей тела исследуются и фиксируются:

- состояние зрачков, роговиц, слизистых оболочек глаз;

- состояние естественных отверстий;

- наличие телесных повреждений, брызг и потёков крови, их расположение и направление;

- наличие загрязнений (частицы грунта, волосы, кровь и микрообъекты) на кистях рук и стопах ног, между пальцами, под ногтями и в волосах;

- степень охлаждения открытых и закрытых одеждой участков тела;

- наличие, расположение и цвет трупных пятен.

Изменение цвета трупных пятен при дозированном давлении и быстрота восстановления первоначальной окраски;

- выраженность трупного окоченения в различных группах мышц;

- электровозбудимость мышц и их реакция на механическое воздействие;

- наличие поздних трупных явлений (гниение, жировоск, мумификация и др.);

- наличие на трупе и одежде насекомых, куколок, личинок, их характеристика, места наибольшего скопления (последние должны быть изъяты для направления на экспертизу с целью установления давности смерти);

- вид живота (впалый, вздутый);

- ощущается ли изо рта какой-либо запах (при надавливании на грудную клетку).

С помощью судебно-медицинского эксперта при осмотре трупа изымаются:

- микрочастицы с рук и открытых участков тела, которые могли соприкасаться с преступником, местами убийства и хранения трупа;

- содержимое внутренней поверхности носа, рта, между зубами, ушных раковин, половых органов, прямой кишки;

- загрязнение волос;

- счёс волос;

- образцы волос с головы (с пяти мест) и, при необходимости, с рук, груди, лобка, промежности, ног.

Труп дактилоскопируется (составляется пять экземпляров дактилокарт).

Для мысленного воссоздания события преступления особенно важна поза трупа. Она может свидетельствовать об обстоятельствах, предшествовавших убийству, - изнасиловании, избиении и т. п.

Определённая исходная информация может быть получена из анализа местоположения трупа - у железнодорожного полотна, у проезжей части улицы, на месте схлынувшей воды, у строительных лесов, под окном дома.

Все эти обстоятельства позволяют сделать предварительные выводы.

Однако следует помнить и о возможных действиях по имитации механизма происшествия преступником.

Некоторые особенности трупа могут свидетельствовать о роде занятий убитого (характерные мозоли от определённой физической работы, типичные для определённых занятий следы повреждений, характерная окрашенность пальцев у химиков, фармацевтов, маляров и т. д.). В складках кожи, под ногтями сохраняются частицы, с определённой вероятностью указывающие на профессию рабочего-станочника, горняка, кочегара, строителя, художника, деревообделочника, металлиста и т. п.

В процессе наружного осмотра трупа следует обращать особое внимание на соотношение следов повреждений на его одежде и на теле.

При осмотре трупа также осматриваются предметы, находящиеся на трупе и рядом с ним. Эти предметы исследуются до осмотра ложа трупа.

Осматривая предметы (ими могут быть пистолет, нож, "кляп", вложенный в рот, какой-либо предмет, зажатый в руках, и т. д.), необходимо соблюдать все криминалистические правила, потому что на них могут быть потожировые следы рук преступника, волосы, кровь и т. д. Рекомендуется в неизменном положении сохранить узлы и формы петель верёвки, на которой висел труп. Для этого верёвка разрезается в отдельной части от узла и затем, после снятия петли с трупа, концы разреза сшиваются или скрепляются лейкопластырем или другим способом.

После осмотра всех предметов, находящихся на трупе и вблизи его, осмотру подвергается ложе трупа. Для этого труп осторожно приподнимают и относят на подготовленное (застеленное плёнкой или тканью) для дальнейшего осмотра место. Убирая труп с первоначального места, запрещается переворачивать или оттаскивать его волоком, так как при этом могут быть смещены предметы, находящиеся под трупом, порвана одежда, нанесены повреждения самому трупу и т. д. Обследуя ложе трупа, обращают внимание на объекты, которые могут иметь значение вещественных доказательств, а также на их топографическое положение.

Если между формой найденных на ложе предметов и очертаниями следов на коже трупа имеются различия, то можно сделать вывод, что труп был перемещён. Признаком изменения положения трупа могут являться нарушенное трупное окоченение, ссадины посмертного происхождения, кровяные полосы и т. п. Исследованию также подвергается грунт для сопоставления его с частицами грунта на одежде и теле трупа.

При осмотре одежды и обуви вначале описывается внешнее состояние этих объектов, затем содержимое карманов, фабричные марки, клейма, номера, надписи, характер изношенности и загрязнения.

Загрязнения на одежде и обуви сопоставляются с особенностями почвы, окраской стен и другими данными окружающей обстановки. Описываются нижнее бельё и имеющиеся на нём повреждения. Если обстоятельства позволяют, то одежда частично или полностью снимается и детально исследуется с целью обнаружения следов, макро- и микрообъектов. Если обстоятельства не позволяют осмотреть труп в обнажённом виде, то труп заворачивают в целлофановую плёнку и отправляют в морг, где и производится его детальный осмотр.

При обнаружении на трупе повреждений устанавливаются и фиксируются:

- места их расположения и количество;

- форма, размер, цвет повреждений;

- характер краёв ран.

Если личность погибшего не установлена, то труп обязательно дактилоскопируется, затем после "туалета", а в необходимых случаях — после реставрации, фотографируется по правилам сигналетической (опознавательной) фотосъёмки. В двух экземплярах составляется опознавательная карта установленного образца. Один направляют в территориальный информационный центр МВД, УВД, а второй - в Главный информационный центр МВД РФ в картотеку неопознанных трупов.

Труп вначале фотографируется на фоне окружающей обстановки, а затем сверху и сбоку (с двух сторон). Обезображенное лицо трупа фотографируется до и после проведения судебно-медицинским экспертом восстановительного туалета (в анфас, правый и левый профиль, в 3/4 поворота лица). Опознавательную съёмку желательно поручить специалисту-криминалисту.

На практике подчас возникает необходимость в повторном осмотре трупа или проведении повторной судебно-медицинской экспертизы трупа после его захоронения. В этом случае по постановлению следователя производится эксгумация трупа (извлечение из места захоронения) в присутствии следователя, понятых и судебно-медицинского эксперта.

Сначала фиксируется общий вид места захоронения гроба или трупа, затем осматриваются гроб, находящийся в нём труп и его одежда. В протоколе эксгумации и осмотра трупа обязательно отражаются те фактические данные, которые позволили сделать вывод о человеке, чей труп был эксгумирован.

Освидетельствование. Особый вид следственного осмотра - это освидетельствование. Оно производится для установления следов преступления, иных следов или особых примет на теле обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего.

Если освидетельствование сопровождается обнажением тела свидетельствуемого, понятые должны быть одного с ним пола. Осмотр обнажённого освидетельствуемого производит следователь одного с ним пола.


Следственное освидетельствование не следует смешивать с судебно-медицинским. Первое - разновидность следственного осмотра, второе — один из видов судебно-медицинской экспертизы. Для производства следственного освидетельствования не требуется специальных знаний.

Судебно-медицинское освидетельствование представляет собой решение специальных вопросов из области судебной медицины: о причинах и давности причинения телесных повреждений, степени их тяжести и т. д.

При освидетельствовании устанавливается и фиксируется в протоколе и приложениях к нему наличие на теле освидетельствуемого:

- повреждений (травм), ссадин, кровоподтёков, царапин и т. д., полученных в результате преступных действий или при обстоятельствах, с ними связанных;

- особых примет (шрамов, родимых пятен, рубцов, татуировок, физических недостатков и т. п.);

- следов на теле от объектов, с которыми освидетельствуемый соприкасался при обстоятельствах, интересующих следствие.

Этими следами могут быть: пыль, почва, краска, горюче-смазочные вещества, губная помада, кровь, сперма, волосы, частицы волокон ткани и другие объекты, в том числе и микрообъекты.

При освидетельствовании не должны присутствовать посторонние лица. В ходе освидетельствования недопустимы: нетактичное обращение с освидетельствуемым; совершение действий, причиняющих боль освидетельствуемому; неоправданно длинная процедура осмотра тела.

Глава 3. Обыск. Выемка

§1. Общие положения подготовки и производства обыска

Обыск можно рассматривать и как поисковое действие, и как проводимое в принудительном порядке обследование отдельных объектов и лиц с целью отыскания и изъятия предметов и документов, имеющих значение для дела, а также обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Общая уголовно-процессуальная модель обыска (ст. 182 УПК РФ) содержит следующие основные положения:

- основанием производства обыска служит наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы, ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела;

- обыск производится на основании постановления следователя (обыск в жилище производится на основании судебного решения);

- до начала обыска следователь предъявляет постановление о его производстве, а в случае обыска в жилище - судебное решение, разрешающее его производство, и предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться их сокрытия, то следователь вправе не производить обыск;

- при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть. При этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества;

- следователь принимает меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого производился обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц;

- следователь вправе запретить лицам, присутствующим в месте, где производился обыск, покидать его, а также общаться друг с другом или иными лицами до окончания обыска;

- во всех случаях при производстве обыска изымаются предметы и документы, изъятые из оборота;

- изъятые предметы, документы, ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске, и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц;

- при производстве обыска участвуют: лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. Вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск;

- в составляемом при производстве обыска протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности; выданы ли они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые объекты должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и - по возможности - стоимости;

- если в ходе обыска были предприняты попытки уничтожить или спрятать подлежащие изъятию предметы, документы или ценности, то об этом в протоколе делается соответствующая запись и указываются принятые меры;

- копия протокола вручается лицу, в помещении которого был произведён обыск, либо совершеннолетнему члену его семьи. Если обыск производился в помещении организации, то копия протокола вручается под расписку представителю администрации соответствующей организации;

- обыск может производиться и в целях обнаружения разыскиваемых лиц и трупов.

Задачами обыска могут быть:

- отыскание и изъятие орудий преступления, предметов и ценностей, добытых преступным путём, а также других предметов и документов, которые могут иметь значение для дела;

- обнаружение разыскиваемых лиц (ими могут быть преступники и лица, незаконно лишённые свободы);

- обнаружение трупа или его частей;

- обнаружение имущества, на которое может быть наложен арест, для обеспечения предусмотренной законом конфискации или возмещения причинённого преступлением материального ущерба;

- обнаружение и изъятие предметов, веществ и документов, запрещённых к обращению (незаконно хранящиеся оружие и боеприпасы, наркотические и ядовитые вещества, поддельные денежные знаки и т. д.).

Эти предметы могут и не иметь непосредственное отношение к расследуемому делу и обнаруживаться попутно у лиц, подвергаемых обыску.

Обыск имеет несколько разновидностей. Принято различать:

- личный обыск;

- обыск помещений;

- обыск местности (имеются в виду приусадебные участки, занимаемые обыскиваемым лицом. Участки местности, не входящие во владение граждан, не обыскиваются. В случае необходимости отыскать на этих участках какие-либо объекты проводится следственный осмотр).

По последовательности производства обыск классифицируется на первичный и повторный. Повторный обыск производится только в тех случаях, когда первичный:

- происходил в неблагоприятных условиях (в дождь, ночью), в силу чего не мог дать положительные результаты;

- был проведён по каким-либо причинам недоброкачественно, а именно: без должной подготовки; без привлечения сведущих лиц и применения научно-технических средств;

- не дал положительных результатов, но в дальнейшем были получены сведения о том, что там, где проводился обыск, находятся объекты, не обнаруженные при первичном обыске или доставленные туда позже.

Различают единичный и групповой обыски. Групповой обыск предполагает его проведение у нескольких лиц или в нескольких местах одновременно. Для проведения такого обыска создаётся необходимое количество оперативно-следственных групп.

Несмотря на наличие определённых особенностей каждого вида обыска, существуют общие тактические положения, которыми следует руководствоваться при любом обыске:

- разработка плана производства обыска;

- принцип внезапности производства обыска;

- принцип обеспечения безопасности производства обыска;

- учёт особенностей предметов поиска и характера обследуемого объекта;

- использование научно-технических средств, методов и помощи специалистов;

- использование оперативных подразделений и информации, полученной оперативным путём.

До выезда на место обыска составляется план предстоящей операции. В плане указываются:

- какие объекты предполагается найти и изъять по данному делу;

- лицо, подлежащее обыску, и его местонахождение;

- обязанности участников оперативно-следственной группы;

- способ проникновения в обыскиваемое помещение и меры по предупреждению возможного вооружённого сопротивления;

- время и порядок проведения обыска;

- конкретные специалисты (в том числе кинолог со служебно-розыскной собакой);

- технические средства (средства поиска и фиксации, упаковки для изъятия объектов обыска);

- тактические приёмы, которые целесообразно применять для обыска;

- способ связи и транспортные средства;

- меры по охране места обыска;

- меры, исключающие связь обыскиваемого с иными лицами;

- способы легализации полученных оперативных данных, используемых в ходе обыска;

- предполагаемые действия участников обыска при осложнении обстановки;

- меры по предотвращению возможного сокрытия или повреждения искомых объектов.

"Оснастка" - условное, кодовое название. Суть подготовительного мероприятия, обозначаемого им, сводится к оснащению участников обыска необходимыми техническими средствами и вспомогательными материалами. Имеется в виду обеспечение (оснащение) предстоящего обыска:

- технико-криминалистическими средствами поискового и фиксационного характера;

- техническими средствами связи;

- транспортными средствами;

- упаковочным материалом для транспортировки изъятых объектов;

- осветительными приборами и аппаратурой, средствами измерения и взвешивания;

- средствами принудительного проникновения на объект, оружием, средствами обеспечения безопасности и нейтрализации возможностей физического противодействия со стороны обыскиваемых и связанных с ними лиц.

Обыск, как правило, должен быть неожиданным (внезапным) для того, у кого производится. Для этого необходимо:

- определить наиболее подходящее время для обыска;

- участникам оперативно-следственной группы скрытно прибыть к месту обыска;

- без промедления проникнуть в помещение или на участок местности, подлежащей обыску.

Безопасность обыска обеспечивается:

- охраной места обыска сотрудниками оперслужбы;

- чётким инструктажем каждого члена оперативного наряда;

- правильным порядком действий на месте обыска его участников;

- определением порядка взаимодействия участников наряда со следователем на случай возможных эксцессов со стороны обыскиваемых;

- запретом обыскиваемому самовольно изменять положение или брать в руки находящиеся в помещении предметы (особенно взрывные устройства, оружие и документы);

- правильным использованием технических средств и знаний специалистов (например, взрывотехника, специалиста-оружейника, специалиста по работе с радиоактивными материалами). Для обеспечения личной безопасности участников обыска может возникнуть необходимость включить в оперативную группу кинолога со служебно-розыскной собакой.

В процессе обыска при необходимости используют сотрудников оперативных подразделений для пресечения намерений обыскиваемого освободиться от искомых объектов или уничтожить их, а также сорвать обыск, сделать его неэффективным.

Мероприятия, проводимые от момента прибытия к месту обыска до начала поисковых действий. На этой стадии проводятся следующие подготовительные мероприятия:

- корректируются некоторые пункты плана с учётом реальной обстановки;

- в зоне поиска расставляется оперативный состав группы наружного обеспечения. Посты выставляются у подъездов, на лестничных переходах, у окон, во дворах и других местах;

- определяются способы связи между группой наружного обеспечения и другими участниками обыска;

- реализуются заранее разработанные приёмы внезапного проникновения в обыскиваемое помещение или на участок местности. В обыскиваемый объект входят сразу все участники обыска, включая понятых, но, если имеются даже косвенные данные, что преступник вооружён и может оказать сопротивление, обязательно проводятся оперативные мероприятия по обеспечению безопасности всех участников следственного действия и успешности проведения обыска;

- следователем предъявляются служебное удостоверение и постановление о производстве обыска, на котором должен расписаться обыскиваемый;

- присутствующим при обыске разъясняются их права и обязанности.

Следователем сообщается цель обыска, обыскиваемому предлагается выдать орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путём, а также другие предметы и документы, которые могут иметь значение для дела.

Основной этап (обзорная и поисковая стадии обыска).

Обзорная стадия начинается с ориентирования на месте обыска и предварительного обследования помещения или участка местности. По ходу предварительного обследования корректируется подготовительный план обыска (если такового нет, намечается план обыска и составляется схема очерёдности поисковых работ).

Решаются вопросы об использовании технических средств и оперативного состава. В зависимости от количества участников применяются одиночный или групповой поиск. Если для ведения поиска выделен один человек, то им должен быть следователь или иной руководитель обыска. При совместных поисках работа ведётся поисковой группой в одном месте и при одних понятых. Ведение поиска порознь проводится при широком фронте работ, несколькими поисковыми группами, в каждой из которых имеются свои понятые.

Определяются исходная точка и способ осмотра. Практика выработала следующие приёмы обыска:

- по направлению и последовательности исследования - встречное одновременное; параллельное одновременное; плановое исследование (разбитие площадей по квадратам-участкам); последовательное исследование (по часовой стрелке или против часовой стрелки);

- по охвату объектов - сплошное и выборочное (частичное) обследование;

- по характеру исследования - измерения; простукивание; просвечивание объектов с помощью рентгеновских и гамма-лучей; просматривание закрытых полостей через малые отверстия при помощи оптической системы, состоящей из миниатюрного широкоугольного объектива, световода и окуляра (в медицине такое устройство называется эндоскопом); прощупывание; пересыпание сыпучих веществ; переливание жидких веществ; выявление демаскирующих признаков; обнаружение искомого с помощью специально дрессированных собак; обследование без нарушения целостности объектов и обследование, связанное с разрушением частей исследуемых объектов.

Поисковая стадия. Эта сложная и ответственная часть обыска состоит в детальном обследовании обыскиваемого объекта.

Подготавливая это обследование и проводя его, следователю необходимо иметь в виду, что преступник, как правило, допускает возможность прихода к нему нежелательных "гостей" с целью обыска и готовится к встрече с ними. Для этого, определяя способы сокрытия объектов, которые в случае их обнаружения могут изобличать его, он принимает в расчёт психологические факторы, которые обычно оказывают влияние на поведение обыскивающих, снижая их активность и продуктивность совершаемых действий.

При этом учитываются характерные для людей свойства утомляемости, автоматизма действий, чувство брезгливости, возможность отвлечения внимания обыскивающих искусственно создаваемыми помехами и раздражителями, нежелание их перетруждать себя излишними эмоциональными и физическими нагрузками и многое другое. Отсюда и организация в различных местах возможного обыска нагромождения, свалок малоценных вещей, среди которых размещаются укрываемые объекты, хранение их в помойных вёдрах, навозных кучах и прочих малопривлекательных средах, размещение объектов на открытых, обычно не пригодных для хранения ценных предметов местах, отвлечение внимания заранее изготовленными пустыми тайниками, использование тайников с двойным дном, провоцирование конфликтов во время обыска и другие акции противодействия.

Поэтому следователь, рассчитывающий на успех обыска, должен прежде всего придерживаться следующих правил:

- не приступать к обыску очень уставшим;

- по возможности избегать конфликтов с обыскиваемым лицом и другой крайности - излишней близости и "панибратства". Все необходимые контакты надо осуществлять вежливо и сдержанно;

- устранять все отвлекающие факторы (ненужное хождение, хлопотливость участников, посторонние разговоры и т. п.);

- не спешить и не приступать к осмотру нового объекта до полного обследования предыдущего (при этом надо действовать строго последовательно, в рамках намеченной системы);

- делать перерывы для отдыха при появлении признаков усталости.

Принудительный характер обыска, возникновение в ряде случаев конфликтных ситуаций, поисковые трудности связаны, как правило, с повышенным психическим напряжением участников данного следственного действия, с особой его психологизированностью.

Психологическая направленность деятельности следователя при обыске состоит в поиске специально скрываемых материальных объектов, имеющих доказательственное значение в условиях контактного взаимодействия противоборствующих сторон. При этом каждая сторона стремится лучше узнать стратегию поведения другой, избежать самой каких-либо демаскирующих проявлений и повлиять на ход деятельности другой стороны.

В психической деятельности обыскиваемого интенсивно функционируют защитные механизмы. Обыскиваемое лицо может проявить общительность и замкнутость, сдержанность и показную откровенность, высокомерность и агрессивность.

Скрываемое жизненно значимое событие, страх перед изобличением создают в сознании обыскиваемого лица "очаг аффектации", функционально перестраивающий всю его психическую деятельность. Этот очаг психотравмы не только дезорганизует нормальную психическую деятельность индивида, но и субъективно переживается как душевная тяжесть. При этом спонтанно (самопроизвольно) формируются защитные механизмы в зависимости от психического склада личности.

На этом фоне чёткие, уверенные действия следователя, в которых обнаруживается его определённая осведомлённость о предыдущих действиях обыскиваемого, могут вызвать как добровольную выдачу искомого, так и крайние проявления агрессивности по типу фрустрации.

С учётом этого при обыске следователь должен не просто искать, а действовать, используя тактические и психологические приёмы, постоянно оказывая влияние на обыскиваемое лицо. Чаще всего добровольная выдача искомого происходит не в связи с первоначальным предложением следователя о добровольной выдаче искомого, а в ответ на его правильно осуществляемые первоначальные поисковые действия.

С целью воздействия на "аффективный очаг" следователю целесообразно использовать всё то, что может ассоциироваться у обыскиваемого с предметом сокрытия и со способами сокрытия. При этом существенное значение имеют различные вопросы, суждения и действия, в том числе и те, которые допускают многозначное их толкование.

Нередко обыск проводится после допроса. Предполагая возможность обыска, следователь уже при допросе обращает особое внимание на наиболее важные для подследственного лица факты, события, переживания, на всё то, что влияет на поведение допрашиваемого и вызывает у него неадекватные реакции. Полученная информация может быть в последующем использована при проведении обыска.

Другое направление стратегии воздействия на обыскиваемое лицо состоит в ослаблении защитных барьеров, в снижении их сопротивляемости. В связи с этим следователю необходимо хотя бы ориентировочно знать побуждения обыскиваемого к сокрытию определённых предметов (стыд перед родственниками, соседями, сослуживцами; страх наказания, боязнь повредить престижу, потерять хорошую репутацию и т. п.).

В зависимости от характера мотивации поведения обыскиваемого лица следователь определяет тактику взаимодействия с ним. В одних случаях акцентируется внимание на выгоде, связанной с добровольной выдачей, в других - подчёркивается правило неразглашаемости результатов обыска. При этом следователь преодолевает определённые "смысловые барьеры", сформировавшиеся в сознании обыскиваемого лица.

Преодолевая их, следователь оказывает воздействие на внутренние позиции обыскиваемого, выдвинутые им для смыслового оправдания своего поведения.

Лицо, утаивающее определённое обстоятельство, контролирует всё то, что имеет отношение к этому обстоятельству. При этом моделируется определённая "зона охранения", специально перекрываются все возможные подходы к этой зоне. Но эта специальная "перекрытость" и является демаскирующим обстоятельством.

Одним из проявлений защитных механизмов может быть усиление речевой активности обыскиваемого лица, стремление его вести разговоры на посторонние темы, которые могли бы отвлечь внимание обыскивающих от поисковой деятельности.

Психологические знания целесообразно использовать, сообразуясь с разработанными криминалистикой стадиями обыска: подготовительной, обзорной, детальной и заключительной.

Вызванная первоначальной "установкой на запирательство" ригидность*(4) поведения в дальнейшем блокирует реакции обыскиваемого лица. Особенно значимы первые контакты с обыскиваемым, ибо его дальнейшее поведение будет соотноситься с первоначально выработанной позицией. Отказ от собственных первоначальных утверждений сопряжён для человека с преодолением определённых психологических трудностей.

Первоначальное обследование объектов без нарушения их цельности предпочтительно производить путём сравнения аналогичных объектов, посредством взвешивания и измерения, прощупывания, просмотра на просвет и т. д. При наличии достаточных оснований допустимо обследование объектов с разрушением отдельных частей (отклейка обоев, взлом стены, снятие обивки и т. п.).

Недопустимы неоправданные реплики обыскивающих. Обмен информацией между ними должен преимущественно осуществляться заранее оговорёнными условными знаками.

Следователь должен проявлять полную уверенность в успешном осуществлении обыска, уметь максимально сосредоточиться, иметь высокий уровень трудоспособности. Признаки неуверенности в поведении следователя могут быть замечены окружающими и резко снизить активность деятельности других участников обыска. Даже в том случае, если следователю длительное время не удаётся добиться положительных результатов обыска, он должен сдерживать свои эмоции, не допуская каких-либо высказываний и иных действий, которые могут отрицательно повлиять на ход операции.

Методичность и последовательность проведения обыска, использование в процессе его научно-технических и иных поисковых средств должны оказывать на обыскиваемое лицо психологическое воздействие, внушить ему мысль о неизбежности достижения положительного результата обыска.

Особенно важно не прекращать, а активизировать обыск в сложных условиях: в загрязнённых помещениях, на чердаках, в подвалах, среди нечистот и в различных труднодоступных местах, имея для этого спецодежду, технические приспособления, необходимое количество помощников.

При проведении обыска следователь должен проявлять рефлексивность мышления - учитывать возможные рассуждения и действия прячущего лица.

Нужно поставить себя в положение обыскиваемого, учесть его психологию, его профессию, уклад его жизни, характер и привычки и задать себе вопрос: "Куда бы догадался или попытался сам производящий обыск спрятать разыскиваемый предмет, если бы сам жил в обстановке и условиях обыскиваемого и обладал бы одинаковой с ним степенью развития, одинаковыми профессиональными навыками и способностями?"

Рефлексия - это как бы удвоенный процесс отражения индивидами друг друга, взаимоотображение, содержанием которого является субъективное воспроизведение внутреннего мира партнёра, по взаимодействию, в том числе и того, как один партнёр отражает действия другого.

Тактический успех следователя зачастую определяется его способностью своевременно распознать тактику поведения обыскиваемого лица.

Прячущий человек моделирует правильность, успешность своих действий. Он руководствуется созданным им субъективным "образом недоступности" места сокрытия для обыскиваемого лица и программирует своё поведение в условиях возможного обыска - как правило, всегда избирается "особый" вариант "маскирующего поведения". Преступник, скрывая предмет - вещественное доказательство, скрывает и свою причастность к конкретному виду преступления.

Изыскивая способ сокрытия, преступник руководствуется разными оборонительными принципами, "концепциями". Но во всех случаях неизбежно моделируется поисковая деятельность следователя. Позиция прячущего определяется на фоне субъективно моделируемой "слабости" обыскивающего. Наиболее вдумчивые преступники учитывают даже установку следователя на трудный, изобретательный поиск и оставляют скрываемую вещь почти на виду (прибегают к мнимой маскировке).

Однако страх изобличения в большинстве случаев вызывает гиперболизацию действий прячущего, аномалию его поведенческих проявлений, что и выступает в качестве важнейшего демаскирующего признака. Предвидя возможность обыска, прячущее лицо осуществляет рефлексию, но, как правило, это рефлексия первого порядка (не учитывающая рефлексивности самого следователя). В связи с этим в качестве мест сокрытия часто избираются объекты, вызывающие резко отрицательные эмоции: помойки, выгребные ямы туалета, грязное бельё, крайне загрязнённые места и т. п. В расчёте на стеснительность, тактичность следователя местом сокрытия могут быть избраны объекты, обычно вызывающие обострённое этическое отношение (постель ребёнка, больного, иконы, культовые принадлежности и т. п.). В ряде случаев прячущий рассчитывает на отталкивающий эффект места сокрытия. В практике работы следователи обнаруживали в качестве мест сокрытия электролампы, электророзетки, патроны для электроламп, клетки диких животных, собачьи будки, пчелиные ульи и т. п. В расчёте на прямолинейность действий следователя в качестве места сокрытия нередко избираются объекты, не пригодные для использования в качестве хранилищ (стены здания, предметы обихода, мебель, дрова, кучи мусора и т. п.). Часто ставка делается на утомляемость следователя, используется большое количество однородных предметов (книги, старые журналы, обилие вещей). То, что разыскивается, нередко помещается в малоценный обыденный предмет, который специально оставляется на видном месте (сахарница, солонка, кусок хлеба, мыла, колбасы, открытая банка консервов, полено, кусок торфа и т. п.). Субъективно моделируя "недоступность", прячущее лицо устраивает тайники за картинами, зеркалами, батареями водяного отопления, унитазами, бачками с водой, в колодцах, печных переходах и т. п.

В действиях по сокрытию проявляются характерологические особенности прячущего. Так, недоверчивый и жадный человек стремится, как правило, приблизить объекты сокрытия к месту своего постоянного пребывания. Трусливый - прячет в более отдалённых местах, осуществляет перестраховочные действия. Физически сильные и умные люди могут оборудовать тайники в труднодоступных местах.

При обыске следует учитывать и профессию прячущего (книги - у научного работника, деревянные предметы - у столяра, кирпичная стена — у каменщика, приусадебный участок - у лица, постоянно работающего на нём, и т. п.).

Следует обращать особое внимание и на предметы увлечения обыскиваемого лица (музыкальный инструмент, шахматная доска, швейная машина и т. п.). Следователю нужно знать не только профессию, но и повседневные занятия обыскиваемого лица, образ его жизни, увлечение, наиболее развитые навыки, особенности поведения. Необходимо обратить внимание на все инструменты и материалы, принадлежащие обыскиваемому, определяющие диапазон его навыков и увлечений. Уже при подготовке к обыску необходимо иметь сведения о составе семьи обыскиваемого, о его взаимоотношениях с соседями, о круге его знакомых.

Особенно ценны сведения об изменении поведения обыскиваемого в последнее время, о его действиях по изменению обстановки, по перестройке надворных построек и т. п.

Общим правилом обыска является максимальная направленность сознания на объекты, внешний вид и местонахождение которых выходят за пределы нормы (например, на нахождение банки с краской на книжной полке, зонтика - в спальне, увядающий куст дерева - на приусадебном участке).

В процессе обыска следователь может получить значительную информацию, наблюдая за поведением обыскиваемого лица, особенно за его непроизвольными реакциями. О приближении обыскивающего к месту сокрытия могут сигнализировать дрожание и хрипота голоса (с этой целью с обыскиваемым ведётся речевой контакт), аритмия дыхания, покраснение или побледнение лица, появление пота, непроизвольные движения.

Особого внимания заслуживает само поведение обыскиваемого (поведенческая доминанта - особая фиксированность определённых действий).

Обыскиваемое лицо может стремиться к дополнительной маскировке объекта сокрытия (заваливает место сокрытия предварительно просмотренными вещами).

Иногда положительные результаты даёт так называемая "словесная разведка", которая заключается в том, что следует громко называть очередные объекты обыска, наблюдая при этом за реакцией обыскиваемого. Чтобы наблюдение за обыскиваемым и иными находящимися на месте обыска лицами было более эффективным, его целесообразно поручать специально выделенному оперативному работнику.

Следует учитывать и отвлекающие действия обыскиваемого. С целью проверки их целенаправленности следователь может неоднократно приближаться к тем объектам, около которых возникли отвлекающие действия обыскиваемого.

Уже в самом начале контакта с обыскиваемым следователь, объявляя порядок осмотра, должен внимательно следить за его эмоциональными реакциями.

Одним из поисковых приёмов является побуждение к действию самого обыскиваемого лица (вынимать и раскрывать вещи, открывать хранилища и т. п.). При этом следует учитывать, что обыскиваемый может стремиться увести следователя в сторону от объекта поиска, проявлять информативно значимые реакции.

Необходимость изъятия определённых предметов диктуется как заранее поставленными задачами, так и рядом обстоятельств, обнаруживаемых уже в процессе обыска, - нахождение предмета в тайнике, его замаскированность, несоответствие вещи личностным особенностям обыскиваемого (культурному уровню, занятиям, материальным возможностям), попытки обыскиваемого спрятать предмет, отвлечь от него внимание.

У следователя должна быть выработана повышенная ориентировочная реакция на всё то, что, по мнению лица, у которого производится обыск, демобилизует поисковую деятельность. Так, обнаружение тайника может вызвать прекращение дальнейшего поиска.

Зная это, преступники иногда делают ложные, дезориентирующие тайники, помещая в них предметы, не имеющие доказательственного значения.

Один скрываемый объект может маскировать другие. Производя поисковые действия в конкретной обстановке, следователь постоянно задумывается над тем, каковы возможности этой обстановки для сокрытия искомых объектов. При этом не следует исключать никаких возможностей. Крупные драгоценности могут находиться в ржавой консервной банке, а изобличающая малоценная вещь - среди предметов роскоши. Следует помнить, что, каким бы изощрённым способом сокрытия ни воспользовался преступник, его маскирующие действия неизбежно оставляют демаскирующие признаки и микроследы (исследование осуществляется при помощи технических средств, находящихся на вооружении криминалистических лабораторий).

После завершения обыска все обнаруженные в ходе его объекты, подлежащие изъятию, подробно описываются в протоколе с указанием их количества, веса, объёма, материала, других общих и индивидуализирующих признаков. При обнаружении тайника в протоколе подробно описываются место его обнаружения, устройство, размеры, находящиеся в нём объекты и их взаимное расположение. Тайник вместе с содержимым фотографируется по правилам узловой и детальной фотосъёмки (фиксируется каждый обнаруженный объект). Места обнаружения искомых объектов и расположение тайников указываются на планах и схемах, прилагаемых к протоколу обыска. Если при обыске имели место попытки уничтожить или спрятать какие-либо объекты либо факты нарушения порядка обыска со стороны обыскиваемых или других лиц, это обязательно отмечается в протоколе. К протоколу прилагаются планы, схемы, рисунки, графические изображения, а также изготовленные в ходе обыска фотоснимки и видеозаписи.

§2. Особенности отдельных видов обыска

Личный обыск. Данный вид обыска представляет собой принудительное обследование тела, одежды, обуви и предметов, носимых человеком.

В законе говорится (ст. 184 УПК РФ), что личный обыск подозреваемого и обвиняемого, при наличии к тому оснований, производится в целях обнаружения и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела. Данный вид обыска может быть произведён и без соответствующего постановления при задержании лица или заключении его под стражу, а также в том случае, когда имеются достаточные основания полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, где производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, которые могут иметь значение для уголовного дела.

Законодатель особо отмечает, что личный обыск производится только лицом того же пола, что и обыскиваемый человек, и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в рассматриваемом следственном действии.

Подготовительный этап. С учётом обстоятельств дела и личности обыскиваемого в начале подготовительного этапа принимаются меры предосторожности. Обыскиваемому предлагается встать (если он сидит), положить всё, что у него в руках, поднять руки вверх, повернуться спиной к обыскиваемому и принять положение, исключающее возможность оказания им внезапного сопротивления (нападения). Затем ему предлагается выдать имеющиеся при нём орудия преступления, предметы и ценности, добытые преступным путём, а также другие предметы или документы, которые могут иметь значение для дела.

Основной этап. Обыскивающий ощупывает воротник верхней одежды, обследует карманы, пояс, предметы, находящиеся при нём, - сумки, портфели, кейсы, чемоданы, кошельки, бумажники - в целях обнаружения следов, изъятия оружия и иных предметов, которые обыскиваемый может использовать для оказания сопротивления. После этого в удобной последовательности (обычно сверху вниз) тщательно осматриваются головной убор, одежда, обувь. Прощупываются, а при необходимости подпарываются козырьки головных уборов, подкладка, заплатки и др. Обследуя обувь, обращают внимание на стельки, накладки носков, каблуки. При обследовании тела осматривают полость рта, нос, уши, волосы, анальное отверстие, влагалище. При наличии на теле обыскиваемого повязок, а также в тех случаях, когда имеются основания предполагать, что искомое может быть спрятано в естественных отверстиях человеческого тела, приглашается врач. На одежде, обуви, на теле, под ногтями могут быть обнаружены микрообъекты, свидетельствующие о пребывании обыскиваемого лица на месте происшествия и характеризующие его преступные действия.

Осматривая обнаруженные предметы, необходимо помнить, что под предметами личного пользования могут быть закамуфлированы стреляющие, взрывные и радиотелефонопередающие устройства.

Производя личный обыск на месте задержания, обязательно осматривают окружающую местность, так как зачастую задержанный выбрасывает уличающие его объекты.

При задержании лиц, подозреваемых в совершении некоторых преступлений (например, убийства, незаконного изготовления, приобретения, хранения, перевозки, пересылки либо сбыта наркотических средств или психотропных веществ; террористического акта), после окончания обыска переодевают в другую одежду и обувь. Изъятую у них одежду и обувь описывают с указанием степени изношенности и упаковывают для последующего исследования. Если обыскиваемый передвигался на личном транспорте, транспортное средство также подвергается обследованию. Для этого следует пригласить соответствующих специалистов (сотрудника ГИБДД и инженера-механика).

Если перед производством обыска необходимо остановить транспортное средство, то для этого, по возможности, должна быть использована зашифровка цели остановки. После остановки транспортного средства производится личный обыск находящихся в нём лиц, а затем обследуется само транспортное средство. Производится наружный осмотр сидений, хранилищ и полостей в салоне, мест под ковриком, чехлами, открыто лежащих в транспортном средстве предметов. Более тщательному обыску транспортное средство подвергается на месте, куда оно доставляется после задержания. Для обнаружения скрытых хранилищ и тайников используется помощь специалиста.

Обыск в помещении. Успешная подготовка к обыску в помещении предполагает прежде всего получение максимально полной информации (как из процессуальных, так и из непроцессуальных источников) не только о предметах отыскания и возможных местах их сокрытия, но и об индивидуальных особенностях обыскиваемого лица. Это позволит правильно (в психологическом и тактическом отношении) организовать и осуществить прибытие на место обыска и проникновение в обыскиваемое помещение. В целях обеспечения внезапности обыска средства транспорта должны быть оставлены на некотором удалении от места обыска.

Сосредоточение у места обыска значительного числа лиц должно происходить постепенно и бесшумно. При наличии лифта следует подниматься на несколько этажей выше, а затем пешком спускаться на нужный этаж. Чтобы не вызвать повышенной ориентировочной реакции, через дверной глазок должен быть виден лишь один человек из числа пришедших (желательно, чтобы он был знаком обыскиваемому). При операции, готовящейся в коммунальной квартире, звонить следует соседям обыскиваемого лица. За окнами и вторым выходом устанавливается наблюдение.

Подготовка и производство обысков в помещении в необходимых случаях (особенно тогда, когда объектом обыска являются не "хижины", а дворцы, бункеры, замки, доступ в которые предельно ограничен из-за высоких заборов, стальных дверей, технических средств визуального контроля, вооружённой охраны) осуществляются в режиме серии последовательно реализуемых оперативно-розыскных и следственно-тактических операций. Выделим наиболее важные.

Операция "Разведка" представляет собой своеобразную интерпретацию известной поговорки: "Не зная брода, не суйся в воду".

Она предполагает заблаговременное получение оперативных и следственных установочных данных, дающих ответы на многие вопросы типа "где эта улица, есть ли на ней этот дом", каково местонахождение объекта предполагаемого обыска, что представляет собой прилегающая к нему территория, транспортные коммуникации, подходы и подъезды к объекту, его конструктивные особенности, охраняется ли он, какие имеет входные коды. Важное значение для обеспечения эффективности обыска имеет собирание ориентирующих данных о личности обыскиваемого, его близких, служебных и иных связей, образе их жизни, о том, что собой представляет помещение, в котором планируется произвести обыск (на каком этаже оно находится, сколько комнат имеется в квартире, имеется ли охранная сигнализация, на какую часть улицы выходят окна и т. д.), о наличии транспортных средств у лиц, в отношении которых получена санкция на производство обыска, где находится гараж, иные недвижимые объекты, принадлежащие им, и т. д.

Одной из задач данного рода мероприятий является обеспечение быстрого, не заметного для посторонних проникновения на объект.

Операция "Проникновение" требует подчас самой обстоятельной, хорошо продуманной подготовки с учётом всех собранных по делу и в рамках операции "Разведка" данных. Помимо обычных сил и средств, вовлекаемых в производство обыска, может потребоваться обеспечение участников обыска силовым сопровождением с привлечением оперативных сотрудников, имеющих специальную подготовку, необходимые физические качества и средства специальной техники (альпинистское снаряжение, средства преодоления преград и т. д.), кинологов со служебно-розыскными собаками. Иногда, чтобы обеспечить беспрепятственное проникновение на место обыска, могут потребоваться разработка соответствующей легенды и её воплощение в жизнь, для того чтобы лица, находящиеся в помещении, открыли входную дверь. Заметим, что насильственный, силовой способ проникновения на объект должен применяться лишь в том случае, когда отсутствуют другие, реальные возможности решения намеченной задачи.

Существует немало способов сделать это без "шума и пыли", выставления окон, взлома дверей, грозных речей и бряцания оружием. Один из них может быть назван проникновением "на плечах обыскиваемого". Данный способ реализуется, например, в том случае, когда обыск производится сразу после допроса подозреваемого (обвиняемого) по месту ведения следствия с последующим выездом на место обыска с допрошенным, который сам впускает оперативно-следственную группу в своё служебное, жилое, иное помещение. В случае задержания подозреваемого участники обыска могут воспользоваться ключами от квартиры (иного объекта), изъятыми у задержанного, при условии обеспечения самого факта обыска в присутствии взрослого, психически здорового члена семьи задержанного или иного лица, имеющего непосредственное отношение по жизни или по работе к объекту обыска. Продуктивным с рассматриваемой точки зрения может оказаться и другой способ проникновения на объект. Назовём его условно операцией "Перехват". Реализуется этот способ следующим образом.

Оперативным путём устанавливается, в какое время лицо, на квартире, в доме, ином объекте которого намечен обыск, должно прибыть на объект или выйти на улицу (на лестничную площадку) из помещения. В этот момент организуется контакт с ним, а затем вместе с ним и с его помощью осуществляется проникновение в помещение.

Операция "Мобильник" предполагает принятие мер, исключающих возможность непосредственно перед обыском и в ходе его производства контакта по местной или мобильной связи между теми лицами, в доме, квартире и т. д. которых производится обыск, и другими лицами из числа их родственных и иных связей. Они не должны отвечать на телефонные звонки их абонентов. Имеющиеся у них мобильные телефоны должны быть отключены и изолированы на время обыска, с тем чтобы предотвратить возможные попытки выйти на телефонный контакт с абонентом, находящимся вне пределов обыска.

Операция "Блокировка" проводится для того, чтобы обыскиваемые не могли несанкционированно общаться друг с другом, передавать друг другу записки, предметы, не могли скрыться, спрятать или выбросить в окна, уничтожить вещественные доказательства. В этих целях по месту обыска у всех входов и выходов, у переходов, под окнами должны выставляться охрана, организовано наблюдение за поведением обыскиваемых лиц.

Также проводится мероприятие, которое в просторечье определяется так: "Всех впускать, никого не выпускать".

Перед началом поисковых работ лицам, находящимся на обыскиваемом объекте, а также приходящим во время обыска, объявляется о том, что им запрещается покидать его до окончания обыска, звонить по телефону, отвечать на звонки, общаться друг с другом и безнадзорно передвигаться по помещению (это правило не распространяется на врача, почтальона, сантехника, электрика и других лиц, явившихся на обыскиваемый объект в силу исполнения своих служебных обязанностей).

Приступая к обыску, следователь обязан разъяснить присутствующим правила поведения в обыскиваемом помещении (сидеть на месте, не подавать реплик, не вмешиваться в действия обыскивающего и др.). Далее следователь в соответствии с УПК сообщает обыскиваемому, с какой целью производится обыск, и предлагает ему добровольно выдать искомые предметы и документы. Это предложение необходимо сделать не формально и не вскользь, не между прочими подготовительными действиями, а полностью овладев вниманием обыскиваемого, с использованием психологических средств внушения и убеждения.

Целесообразно в процессе предварительной беседы с обыскиваемым лицом произвести также "словесную разведку", сообщить ему, для обнаружения какого рода предметов производится обыск, ознакомить с техническими возможностями поисковых средств и т. п. Причём передачу этой информации следует организовать таким образом, чтобы у обыскиваемого лица активизировалась его предвосхищающая деятельность.

Обыскиваемому лицу необходимо разъяснить процессуальное право следователя вскрывать закрытые помещения и хранилища. Если шкафы, кладовые, чемоданы и другие хранилища закрыты на замок, следует предложить хозяину обыскиваемого помещения открыть их. В случае отказа хранилища вскрываются принудительно, но при этом следователь обязан избегать причинения повреждений, не вызываемых необходимостью.

Инструктирование лиц, участвующих в обыске, должно быть использовано в целях создания благоприятного психологического фона.

В обзорной стадии следователь выясняет, какие помещения и хранилища принадлежат лично обыскиваемому и членам его семьи, устанавливает наличие ключей от хранилищ. Далее осуществляются обход и обзор всех подлежащих обыску помещений на территории. При этом следователь определяет предварительную схему и тактику поиска. При определении схемы обыска следователь руководствуется соответствующими розыскными предположениями - версиями. Розыскные версии формируются на основе мысленного объединения (синтеза) результатов предварительно осуществлённой аналитической деятельности.

Для выдвижения розыскных версий необходимо знать типичные способы сокрытия, произвести анализ конкретных условий, проявив нестандартное мышление, допуская необычность действий по сокрытию искомых объектов со стороны обыскиваемого лица. При этом повышенную ориентацию должны вызвать все предметы, обнаруженные в нетипичных для них местах нахождения.

Важной предпосылкой выдвижения розыскных версий является предварительная осведомлённость следователя как о плане помещений, их интерьере, так и о ремонте помещений, их изменении, о замене мебели и т. п.

На обзорной стадии обыска устанавливаются возможные связи между характером искомых предметов (ружьё, пистолет, нож, одежда с изобличающими следами, труп или его части и т. п.) и возможностями их сокрытия в данных конкретных условиях. При этом часть предметов обоснованно исключается из поиска.

На стадии детального поиска следователю целесообразно придерживаться определённой последовательности поисковых действий.

Место обыска условно разделяется на определённые участки, устанавливается строгая очерёдность их обследования. В первую очередь осматриваются места общего пользования и место, куда предполагается помещать осмотренные и изъятые вещи.

Демаскирующими признаками мест сокрытия могут служить: отсутствие пыли и грязи в пазах между половыми досками и паркетными элементами, крепление новыми гвоздями и свежая покраска отдельных частей пола, место преимущественного нахождения обыскиваемого лица, выпуклость или вогнутость частей поверхности стен, различная люминесценция отдельных частей стен (при использовании прибора ультрафиолетового облучения) и др.

Обыск на открытой местности производится с целью обнаружения объектов, зарытых в землю или укрытых иным способом. Такой обыск распространяется только на территорию, находящуюся в пользовании определённого лица (двор, приусадебный участок, дачный участок, сад, огород). Особенности обысков на местности определяются главным образом значительностью размеров обыскиваемой территории и, как правило, нахождением на ней нежилых строений (бани, хозяйственные постройки, беседки, погреба и т. д.), которые также обыскиваются.

Если обыск на открытой местности - это продолжение обыска, проводимого в помещении, то об этом выносится одно общее постановление, а если не является продолжением обыска в помещении, об этом выносится самостоятельное постановление. Этот обыск проводится в присутствии владельца участка или совершеннолетнего члена его семьи.

Тактика обыска на открытой местности определяется и осуществляется с учётом размеров обыскиваемого пространства, характера искомых объектов, наличия нежилых строений, водоёмов, колодцев, особенностей грунта и растительности.

При обыске на открытой местности обследуемая территория разбивается на отдельные сектора (участки), каждый из которых делится на квадраты или прямоугольники, границами которых могут служить как естественные ориентиры (тропинки, кустарники, деревья, ручьи), так и искусственные (флажки, верёвки и т. д.). Границы обследуемых участков определяются исходя из количества оперативных работников и специалистов, характера местности и искомых объектов.

Каждый участок закрепляется за одним из участников поисковой группы. При его обследовании необходимо обращать внимание на признаки, демаскирующие тайники, схроны и другие укрытия предметов (повреждения травяного покрова, разрыхленность верхнего слоя земли или снегового покрова, места ремонтных работ и т. п.). Для поиска вещественных доказательств широко используются поисковые технические средства. Так, для обнаружения металлических предметов можно использовать магнитные подъёмники, миноискатели; для отыскания трупов в земле применять приборы "Поиск-1", "Электрощуп". С помощью прибора "Поиск-1" могут быть обнаружены разнообразные продукты органических тканей, что фиксируется специальным индикаторным устройством. В зависимости от концентрации сероводорода и аммиака индикатор изменяет цвет - окрашивается. Прибор "Электрощуп" создан на принципе появления электромагнитных волн при обнаружении веществ биологического распада. Этот прибор пригоден для поиска трупов в одежде и без одежды, находящихся как в сухих, так и во влажных (заболоченных) грунтах.

Участки, на которых недавно взрыхлялась земля, выявляют с помощью щупа или полива водой. На свежеперекопанном месте вода поглощается значительно быстрее, чем на неперекопанном.

При необходимости мусорные ямы выгребаются, постройки и преграды разрушаются, а механизмы разбираются на части.

§3. Выемка

Выемка - следственное действие, заключающееся в изъятии имеющих значение для расследования уголовного дела известных следствию предметов, ценностей или документов, находящихся в известном месте во владении или ведении установленного лица или группы лиц (например, трудового коллектива).

Выемка производится, как о том сказано в ст. 183 УПК РФ, при необходимости изъятия определённых предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела, если точно известно, где и у кого они находятся. Выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную, охраняемую федеральным законом тайну, производится следователем с санкции прокурора. Документы, содержащие информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, могут быть подвергнуты изъятию путём выемки на основании судебного решения. До начала выемки следователь должен предложить выдать предметы и документы, подлежащие изъятию, а в случае отказа производит выемку принудительно.

Производство выемки готовится и осуществляется с учётом особенностей места, где она должна производиться, характера, количества, веса и других признаков изымаемых объектов, а также конкретных обстоятельств и условий, которые во многом определяют организационные меры и тактические приёмы выемки. Одни приёмы эффективны при выемке документов, другие - при выемке предметов, третьи - при выемке и тех, и других объектов одновременно. Однако существуют и общие тактические приёмы, сохраняющие своё значение при любом виде выемки.

Подготовка к выемке включает определение:

- где, когда и у кого должна производиться выемка;

- кто будет участвовать и присутствовать при её проведении;

- что конкретно следует изъять.

Решение этих вопросов зависит от тех данных, которыми располагает следователь, а также от следственной ситуации, сложившейся к моменту принятия решения, особенностей документов или предметов, подлежащих изъятию.

При подготовке к выемке следователь может:

- изучить делопроизводство и бухгалтерскую документацию данного предприятия, учреждения или организации;

- ознакомиться с продукцией данного предприятия;

- получить техническую консультацию, справочные сведения у не заинтересованных в исходе дела бухгалтеров, технологов, экономистов;

- определить степень секретности предполагаемых к изъятию документов и предметов.

Решение этих вопросов крайне важно, так как выемка - не часть обыска, а самостоятельное следственное действие, при котором заранее должны быть определены искомые объекты и их местонахождение.

Особого внимания требуют подготовка и разработка плана проведения выемки на случай осложнений и перевода выемки в неотложный обыск.

Если объекты, указанные в постановлении о производстве выемки, выданы добровольно и отсутствуют основания опасаться сокрытия каких-либо предметов, документов или ценностей, не указанных в постановлении, следователь вправе ограничиться только их изъятием.

Детальный осмотр изымаемых объектов производится на месте выемки. Однако, когда для их детального осмотра требуются специальные технические средства, знания специалистов, длительное время или засекречивание особенностей изымаемых объектов, их осмотр производится в ином месте как самостоятельное следственное действие.

Глава 4. Допрос

§1. Общие положения подготовки и производства допроса

По своей психологической и гносеологической сущности допрос является одним из процессуальных видов взаимодействия, межличностного общения и обмена информацией двух главных действующих лиц — допрашивающего и допрашиваемого. В случаях, регламентированных законодателем (например, при допросе малолетнего, глухонемого, лица, не владеющего языком, на котором ведётся судопроизводство), в процесс указанного взаимодействия, получения и передачи информации включаются и некоторые другие лица (переводчик, защитник, педагог и др.).

С криминалистической точки зрения допрос представляет собой процессуальный способ собирания и проверки доказательственной и ориентирующей информации, которую следователь получает от допрашиваемого лица в диалоговом режиме с помощью речевых и неречевых (жестов, мимики и т. п.) коммуникаций.

Подготовка следователя к допросу предполагает:

- определение круга лиц, подлежащих допросу, и принятие решения о вызове конкретного лица, который должен быть допрошен первым;

- определение способа вызова лица на допрос (письменной повесткой, по телефону и т. д.) и реализацию избранного способа;

- изучение личности того, кого предполагается допросить, материалов дела, определение предмета допроса, круга вопросов, подлежащих выяснению, очерёдности постановки вопросов;

- разработку мысленной модели процедуры (технологии) допроса, определение линии своего поведения, приёмов допроса с учётом прогноза развития ситуации во время допроса;

- составление плана допроса, отражающего его задачи, вопросы, подлежащие решению, время начала допроса и другие его моменты (план может быть зафиксирован на бумаге);

- обеспечение предстоящего допроса необходимыми техническими средствами и материалами фиксации его хода и результатов, воспроизведения определённой информации, собранной по делу;

- отбор нормативных документов, вещественных доказательств, иных материалов и объектов, необходимых для допроса;

- определение и надлежащую организацию рабочего места (устранение по возможности отвлекающих источников шума, удаление из помещения посторонних лиц и т. д.);

- обеспечение явки лиц, чьё участие в допросе необходимо.

Полностью программа подготовки реализуется лишь тогда, когда в этом есть необходимость и существуют реальные возможности её воплощения в жизнь.

При изучении личности допрашиваемого следователь выявляет социальный статус данного лица, выполняемые им социальные роли, референтные для него социальные группы, социально-положительные и социально-негативные личностные качества, его психологические возможности в практических ситуациях, имеющих значение для расследования. Для этих целей следователь может получить ряд независимых характеристик, допросить родственников и знакомых допрашиваемого лица, выяснить обстоятельства биографического характера, воспользоваться консультацией педагога или психолога. Для установления образа жизни допрашиваемых, их преступных связей следователь даёт поручения органам дознания, получает необходимую информацию от участкового инспектора.

Изучение личности допрашиваемого направлено на определение наиболее эффективных приёмов психологического взаимодействия с данным лицом и на построение моделей наиболее вероятностного его поведения на допросе. Планируя преодоление возможного противодействия, необходимо учитывать такие личностные особенности допрашиваемого, как рефлексивность, гибкость или ригидность (застойность) его мышления, а также характерологические качества: агрессивность, конфликтность поведения, устойчивость или неустойчивость к стрессорам, к неожиданно возникшим сложным обстоятельствам. Поскольку исходные данные о личности допрашиваемого часто бывают очень скудными, возможно построение нескольких наиболее вероятностных моделей поведения подлежащего допросу лица и вариантов тактики его допроса.

Подготовка допроса завершается составлением его плана. План может быть развёрнутым или кратким, письменным или зафиксированным только мысленно, но он должен содержать систему вопросов, обусловленных общими задачами расследования.

Успех в работе с носителем личностной информации во многом зависит от умения следователя формулировать вопросы и тактически грамотно пользоваться этим средством получения информации.

Определение круга вопросов, которые следователь намерен выяснить на допросе, последовательности их постановки, разработка формулировок вопросов, подлежащих занесению в протокол допроса - всё это важные задачи, которые необходимо решать при подготовке к допросу. При этом целесообразно исходить из понимания того, что и первоначальные, и промежуточные, и заключительные вопросы следователя должны быть адресными, лаконичными, корректными. Формулировка вопроса должна быть чёткой, ясной, конкретной, понятной носителю информации. В нём не должны содержаться подсказка, элементы навязывания своего мнения.

Нельзя задавать наводящих вопросов. Содержание вопроса не должно давать повод для предположительного ответа.

Планируемые к постановке на допросе вопросы должны отвечать ряду требований: быть понятными для допрашиваемого, конкретными и в то же время стимулирующими развёрнутый ответ, не содержать тактически проигрышную информацию.

Необходимо учитывать то, что сама по себе постановка вопроса несёт определённую информацию для допрашиваемого. Система вопросов может создать впечатление о степени информированности следователя по расследуемому делу. Это обстоятельство используется в качестве одного из тактических приёмов.

Перед следователями часто возникает дилемма, какие доказательства и соответствующие вопросы предъявлять в начале допроса.

Первоначально целесообразно задавать вопросы по таким фактам, которые не могут быть отвергнуты допрашиваемым. Необходимо также предвидеть то, на какие факты может сделать ставку противодействующее лицо.

Особенно тщательно продумываются вопросы, намечаемые к постановке при так называемом перекрёстном допросе, а также косвенные (двойные) вопросы, в которых главный вопрос замаскирован нейтральным.

В отдельных случаях следователь планирует получение не только показаний, но и графических изображений - схем, планов, чертежей, рисунков (эти документы подписываются допрашиваемым и приобщаются к протоколу допроса).

Готовясь к допросу, следователь должен предвидеть, какими сведениями может располагать то или иное лицо. При этом он схематически представляет всю совокупность исходных фактических данных, исследует все вещественные доказательства, определяет "разрывы" в цепи доказательств.

Не существует подготовки к "допросу вообще" - подготовка осуществляется к допросу конкретных лиц. Поэтому следователь должен владеть алгоритмом допроса по делам определённых категорий.

Так, при расследовании убийств выявляются прежде всего свидетели, которые могут дать показания об обстоятельствах преступления, о взаимодействии потерпевшего и убийцы до нападения последнего, где и в каком положении находился потерпевший в момент нанесения ему ранений, какое орудие было в руках убийцы, какова внешность убийцы и т. п.

При допросе родственников убитого и лиц, знавших его, устанавливаются данные об образе жизни потерпевшего, о его связях, знакомствах, о поведении, разговорах и настроении потерпевшего накануне и в день убийства, о том, имелись ли при нём какие-либо ценности, деньги, документы.

При допросе обвиняемого разрабатывается система вопросов, направленных на выявление его причастности к убийству, а также всех соучастников преступления. Особое внимание обращается на сведения, достоверность которых может быть подтверждена проверочными действиями.

После того как следователь удостоверится в том, что явившийся к нему по вызову человек является тем лицом, который и подлежит допросу, он приступает к производству этого действия.

Сведения, сообщаемые допрашиваемым, могут касаться всего комплекса или отдельных элементов перечисленных ниже обстоятельств:

- личности, образа жизни, связей и отношений самого допрашиваемого (анкетных данных; профессии; интересов и увлечений, черт характера, наличия или отсутствия уголовного опыта, вредных привычек; источника доходов; уровня благосостояния; отношения к правоохранительной системе, историческим и культурным ценностям, образовательного уровня; характеристики лиц из числа ближайшего окружения; состояния физического и психического здоровья и т. д.);

- личности, образа жизни, поведения, деятельности, связей и отношений другого лица (потерпевшего, свидетеля, подозреваемого, обвиняемого), проходящего по делу;

- предметов, документов и других материально фиксированных объектов, имеющих значение для дела;

- участников (их роли, целей) и обстоятельств (времени, места, характера, содержания и др.) каких-либо событий, процессов, явлений, имевших место до и после расследуемого по делу преступления либо протекавших параллельно ему и т. д.);

- участников, механизма развития и других причин обстоятельств расследуемого деяния, его общественно опасных последствий, очевидцев содеянного и его материально фиксированных отображений;

- обстановки (социальных, экономических, природно-климатических и других факторов), на фоне или/и под воздействием которой протекало расследуемое деяние и наступили его общественно опасные последствия;

- условий восприятия исследуемого по делу события, состояния своего психического и физического здоровья в этот момент, факторов, оказывавших воздействие на степень адекватности восприятия происшедшего;

- источников информации об объекте, который допрашиваемым непосредственно не воспринимался*(5);

- обстоятельств, связанных с противодействием расследованию, и обстоятельств выявления и расследования преступления (о достоинствах и недостатках, средствах и методах расследования; действиях отдельных участников уголовного процесса, фактах, связанных с нарушением законности, оказанием давления на следствие и т. д.).

В ходе допроса следователю необходимо выяснить у допрашиваемого не только то, что ему известно по существу предмета допроса, но и источник его осведомлённости, каким путём к нему поступили сообщаемые сведения. В протокол допроса также заносятся оценки, мнения, версии, заявления допрашиваемого лица, имеющие значение для построения следственных версий, формулирования задач, подлежащих решению, и определения путей и средств их решения.

Допрос является не только способом получения новой информации, но и средством проверки, уточнения, углубления, закрепления данных, почерпнутых ранее из других источников. Важное значение имеет указанное следственное действие и для проверки состоятельности выдвинутых до его производства следственных версий. По ходу допроса могут выдвигаться и в какой-то мере проверяться новые версии. Кроме того, опираясь на данные, полученные в результате завершённого допроса, следователь имеет возможность построить очередные и скорректировать ранее выдвинутые версии, выйти на уровень принципиально новых задач, определить направления, средства, методы, приёмы их решения.

При допросе важно учитывать, что формирование личностной информации (психических отражений, следов памяти) складывается из:

1) восприятия человеком объекта;

2) отражения в памяти человека признаков воспринимаемого объекта (формирования его мысленного образа);

3) преднамеренного либо непроизвольного запоминания мысленного образа объекта (удержания его в памяти).

В том случае, когда перед человеком возникает необходимость письменно либо устно описать воспринятый в прошлом объект, он актуализирует свою память, припоминает признаки образа - мысленной модели оригинала, как бы воссоздаёт его в своей памяти, а затем воспроизводит вербальным или иным способом связанную с ним информацию, способ, условия и другие обстоятельства восприятия. Эта схема реализуется следующим образом. Выступая в качестве инициатора и потенциального приёмника - потребителя искомой информации, содержащейся в памяти лица, вызванного для допроса, следователь передаёт своему собеседнику в виде предложения или вопроса сигнал (управляющую информацию) на передачу интересующей его информации.

Сигнал воспринимается носителем информации, формируя в сознании допрашиваемого задачу, стимулирующую его на информационное взаимодействие с источником сигнала. Мысленно воссоздав образ ранее воспринятого им и зафиксированного в памяти объекта, а также условия и обстоятельства его восприятия, допрашиваемое лицо передаёт следователю характеризующую упомянутые объект и обстоятельства информацию. Воспринимая полученные данные, следователь запоминает, осмысливает, сопоставляет их со своими представлениями и данными из других источников, перекодирует в письменную речь и фиксирует информацию в протоколе. При этом данные, полученные на предшествующем этапе (этапах) допроса, используются следователем в ходе дальнейшего допроса путём переработки их в форму вопросов и предложений, побуждающих носителя информации каждый раз возвращаться к общей мысленной модели объекта либо к отдельным её сторонам, элементам, фрагментам и аспектам и "отдавать" знания (информацию) о них следователю.

Важным условием эффективности информационного взаимодействия указанных лиц, понимания ими друг друга и достижения тех результатов, на которые рассчитывает следователь, являются чёткое знание последним и умелая реализация принципов допроса. Их несколько:

- строго индивидуальный подход к каждому лицу, дающему показания, учёт индивидуальных особенностей личности, криминалистической ситуации, а также места и роли допрашиваемого в познаваемой по делу ситуации;

- создание до и во время допроса предпосылок, обеспечивающих свободу волеизъявления допрашиваемого лица, полную реализацию его прав, обязанностей и возможности дать исчерпывающие, правдивые показания;

- целеустремлённый, активный, наступательный характер допроса;

- чёткость, полнота, объективность фиксации задаваемых вопросов и информации, полученной от допрашиваемого, на основании безусловного выполнения нормативных требований данного процесса;

- обеспечение критического анализа, тактически правильной оценки показаний допрашиваемого лица.

Сведения, полученные и зафиксированные надлежащим образом в ходе допроса, на веру приняты быть не могут, сколь убедительными бы они на первый взгляд ни казались. Следователь не должен быть равнодушным и пассивным созерцателем во время допроса, формально относиться к тому, как ведёт себя допрашиваемый и что он говорит ему, фиксируя без должной критической оценки его показания. Задача следователя состоит не только в том, чтобы выступить с инициативой о необходимости передачи ему информации её носителем, но и в том, чтобы держать под постоянным контролем ход и результаты допроса, анализировать информацию, выявлять упущения, неточности, пробелы, противоречия в показаниях, сопоставляя их с данными из других источников.

Это не значит, что за каждым из моментов показаний, вызывающих его критику, он должен видеть только козни и злой умысел допрашиваемого лица. Следователю необходимо учитывать, что у каждого человека имеются свои специфические особенности восприятия окружающего мира, удержания в памяти мысленных образов и передачи информации. У одних типов людей сильно развита зрительная, у других – слуховая, у третьих - словесная, пространственная либо образная память.

Известно, что лучше запоминается и охотнее вспоминается то, что значимо для человека в силу его возрастных, половых, профессиональных и иных особенностей. Что-то, что легко вспомнить, логично и правильно описать для одних, становится трудно разрешимой задачей для других людей.

Воспроизведение как психический процесс умственного действия по восстановлению, актуализации ранее воспринятого содержания на допросе тесно связано с репродуктивной задачей - специально поставленной целью. При этом материал в основном "извлекается" из долговременной памяти. Решающим условием сохранения фактов, событий и т. д. в долговременной памяти является их осмысленная интерпретация. Она зависит от опыта, ориентаций, интеллектуального развития личности, от степени активного взаимодействия индивида с материалом запоминания, охвата его системой имеющихся знаний и представлений - включения в семантическое (понятийное) поле данной личности.

При сохранении материала в долговременной памяти происходят его определённая личностная реконструкция, обобщение, фрагментаризация.

Прочность и своеобразие такого сохранения зависят от значения и личностного смысла материала.

Наибольшее значение при допросе имеет такой вид воспроизведения, как вспоминание, т.е. извлечение из долговременной памяти образов прошлого, мысленно локализуемых во времени и в пространстве. При вспоминании актуализируется не только соответствующий образ, но и вся система отношений (в том числе и эмоциональных), связанных с соответствующим объектом.

Репродукция, восстановление прошлого никогда не может быть его полностью адекватным "отпечатком". Мера расхождения образа восприятия, представления и реального события у различных людей различна. Она зависит от типа высшей нервной деятельности, особенностей сенсорно-перцептивной системы индивида, от личностных ориентаций, установок, мотивов и целей деятельности.

Продуктивность вспоминания в значительной мере зависит и от мнемических средств - системы различных индивидуальных приёмов, облегчающих запоминание. Среди них наибольшее значение имеет установление связей между запоминаемыми объектами и их мысленным размещением в хорошо знакомом пространстве, в знакомых схемах, включение материала в систему осмысленных связей. При допросе должна "включаться" как произвольная, так и непроизвольная память, связанная с естественной повышенной восприимчивостью и вниманием индивида к внезапно возникающим событиям, их необычности. Произвольное, специально организованное запоминание связано с выделением "вех" запоминания, опорных пунктов, с выделением в объекте структурных элементов, смысловых образований, их группировкой, систематизацией.

Существенна также частота обращения к объекту запоминания.

Произвольная форма вспоминания, связанная с поиском, поэтапным восстановлением необходимой информации, называется припоминанием. В большинстве случаев следователь апеллирует к этой стороне мнемической деятельности допрашиваемых лиц, возбуждая ассоциации, подсказывая последовательность рассказа, организуя выезд на место происшествия, с учётом типа памяти допрашиваемого, личностной устойчивости и направленности его памяти.

В зависимости от типа высшей нервной деятельности могут возникать различные временные затруднения в припоминании. Они бывают связаны со стойкими очагами возбуждения в других зонах мозга, с возникшим индуктивным торможением.

Задача следователя на допросе - избегать каких-либо сильных возбуждающих воздействий, не связанных с предметом допроса. Более полное и точное воспроизведение возможно после снятия перевозбуждения, утомления или интерференции (противодействия) какой-либо другой текущей деятельности (так называемое явление реминисценции).

Необходимо также иметь в виду, что во многих случаях трудности припоминания связаны и с индивидуальными трудностями вербализации чувственно воспринимаемого материала. Словарный запас, речевая культура отдельных допрашиваемых очень ограниченны. Отдельные свойства явлений они затрудняются описать в словах, часто используют речевые штампы, не отражающие специфики описываемого объекта.

Очевидно, в таких случаях следователь должен оказывать лексическую помощь, не сводя её, конечно, к подсказкам, избегая внушающего воздействия. Иногда полезно напомнить допрашиваемому лицу набор слов, понятий, из которых он может выбрать наиболее, с его точки зрения, подходящие.

Все количественные оценки, характеристики пространственных качеств объектов крайне субъективны - в процессе допроса они должны специально уточняться.

При допросе следует учитывать и ведущие анализаторные системы данного индивида - развитость или слабость зрительной, слуховой, обязательной, двигательной, обонятельной и вкусовой памяти, а также преимущественное запоминание отдельными людьми различных классов явлений (даты, имена, цифры, цветовые особенности объектов и т. п.).

Одни люди лучше запоминают наглядно-образный материал, другие – вербальный, словесно-описательный.

Следователь должен учитывать и возрастные особенности психики индивида. Чем меньше возраст ребёнка, тем больший удельный вес в его памяти имеют элементы конкретики, непосредственной образности. У несовершеннолетних большие возможности категориального, понятийного охвата явлений. Однако при этом возможна ошибочная, слишком расширенная или крайне ограниченная трактовка явлений.

Развитие памяти индивида неразрывно связано с развитием речи и интеллекта.

В 20–25 лет развитие памяти находится на оптимальном уровне, затем происходит некоторое ослабление отдельных её параметров.

Значительны дефекты памяти у лиц, злоупотребляющих алкоголем. У отдельных людей возможны временные и устойчивые нарушения памяти – амнезия (провалы памяти), обманы памяти, контаминация и конфабуляция*(6).

Все следы памяти (энграммы) имеют тенденцию к угасанию, затормаживанию. Поэтому общим правилом допроса является необходимость его производства при минимальном истечении времени после расследуемого события.

При допросе лиц, находившихся в момент расследуемых событий в напряжённом состоянии, следует учитывать, что восприятие ими происходящего отличалось пониженной категоризацией, искажением сущности событий, иллюзорностью и т. д.

Особой категорией допрашиваемых являются лица с повышенной внушаемостью, конформностью, а также лица с повышенным уровнем притязаний, истероидные типы, склонные к "разыгрыванию ролей", к личностной самоцентрации. В силу гипертрофии псевдоличностного самоутверждения возможны проявления непроизвольной лжи, категорические утверждения об обстоятельствах, в действительности не имевших места.

В процессе допроса важно учитывать психодинамические особенности допрашиваемого лица, обусловленные типом его высшей нервной деятельности, - здесь существенны и темп допроса, и мера возрастания сложности выдвигаемых интеллектуально-перцептивных задач.

Объектом анализа при допросе является сообщение - словесное описание образов, представлений, сформировавшихся на основе восприятия уголовно-релевантных явлений. Словесное описание явлений и само явление не могут полностью совпадать, быть изоморфными. Одни и те же слова, фразы в устах различных людей могут иметь различный смысл.

Второсигнальное отражение действительности качественно отличается от первосигнального отражения.

Допрашиваемое лицо не робот, механически действующий по схеме: видел - запомнил - воспроизвёл. Всё, что человек видит и слышит, он оценивает, интерпретирует, а видит и слышит он прежде всего то, что значимо в его текущей деятельности и в его концептуальной личностной модели мира.

Человек воспринимает информацию по двум каналам - осознанно и мало осознанно, бессознательно. При этом передать он может только осознаваемую информацию. Последняя постоянно находится под сильным влиянием подсознательно циркулирующих латентных информационных процессов, связанных с установочно-личностными позициями индивида, определяющими его избирательную чувствительность к отдельным сторонам действительности. Отсюда возникает необходимость учитывать индивидуально-психические особенности допрашиваемых лиц.

Индивидуальный подход к допрашиваемому - одно из основных требований следственной тактики. Реализация этого требования связана с диагностикой личностных психических свойств допрашиваемого. Задача эта сложна и многообразна.

Методы экспресс-диагностики личностных качеств ещё мало разработаны. В большинстве случаев следователь ориентируется на свои интуитивные предположения. Для научно обоснованного анализа свойств личности допрашиваемого необходимо знание психологии личности.

В самом общем виде личностные качества определяются следующими взаимосвязанными психическими особенностями:

- направленностью личности - её иерархически организованной ценностной системой;

- природно обусловленными особенностями психической регуляции – темпераментом;

- устойчивыми, приобретёнными в социальных условиях способами регуляции поведения - характером;

- социально-статусными психическими проявлениями.

Диагностика ценностно-мотивационной сферы личности позволяет в определённой мере предположить возможную стратегию поведения индивида на допросе (раскаяние, признание, полупризнание, глобальное противодействие, частичное противодействие, сокрытие фактов определённого содержания), а также выявить наиболее чувствительные зоны.

По качествам темперамента можно судить о возможной динамике поведения лица: уравновешенности, эмоциональной устойчивости (неустойчивости), замкнутости, общительности, ориентированности поведения на внешние (экстраверт) или внутренние (интроверт) факторы, о толерантности. По темпераменту человека можно даже предположить, в каких направлениях он будет строить своё повествование о том или ином событии.

При анализе особенностей темперамента индивида по параметру уравновешенность - неуравновешенность нервных (возбудительных и тормозных) процессов следует иметь в виду, что холерики, меланхолики более вспыльчивы, менее переключаемы, более категоричны в своих суждениях, импульсивны. Флегматик более спокоен, вынослив, но и более ригиден, стандартен в своих суждениях, оценках, в выборе тактической линии поведения. Наиболее оптимальным типом является сангвиник, отличающийся нервной выносливостью, устойчивостью настроения.

Особенности темперамента, обусловленные подвижностью – малоподвижностью нервных процессов (к малоподвижным в нейрофизиологическом плане относятся холерики, меланхолики, флегматики), проявляются в трудности приспособления индивида к новым условиям, в отрицательно-эмоциональных переживаниях в связи с ломкой сложившихся стереотипов. При допросе лиц этого типа необходимо больше внимания уделять уточнению отдельных обстоятельств, деталей, событий, вести диалог в неторопливом темпе, проявлять большее терпение на стадии свободного рассказа, повышенную чуткость, обходительность, снижающие уровень тревожности, угнетённости. К сангвинику же в ряде случаев следует предъявлять большую требовательность, строгость.

Темперамент взаимосвязан с характером личности. При анализе характерологических свойств личности допрашиваемых необходимо выявлять особенности принятия индивидом решений, особенности поведения в конфликтных ситуациях, качества интеллекта, а также возможные акцентуации характера.

Акцентуация характера (от лат. accentus - ударение) - это гипертрофия отдельных особенностей характера, проявляющихся в избирательной уязвимости личности относительно отдельных психических воздействий: склонность к резкой смене настроений при определённых обстоятельствах (циклоидность), тревожность, раздражительность, склонность к депрессии, подавленности (астенизм), робость, стеснительность, пониженный уровень притязаний, конформность (сензитивизм), эмоциональная холодность, а иногда и тупость, неспособность к состраданию (эмпатизм), болезненная обидчивость, стойкость отрицательных аффектов, повышенная честолюбивость (параноидность), импульсивность, конфликтность, вязкость мышления, педантичность (эпилепхоидность), притворство, эгоцентризм, авантюризм, отсутствие самокритичности (истероидность), разбросанность, эйфоричность настроения, словоохотливость, "скачки мыслей" (гипертимность).

У лиц с акцентуированным характером проявляются аномалии не постоянно (в отличие от психопатов), а лишь в трудных психологенных ситуациях (каковыми могут быть различные обстоятельства при допросе).

В таких случаях могут возникать острые аффективные реакции, патологические вспышки возможны в условиях когнитивного диссонанса (от англ. cognition - знание и dissonans - несоответствие), когда оценки и представления личности вступают в конфликтное противоречие.

Учёт особенностей поведения лиц с акцентуированным характером, избежание острых аффективных реакций - одна из задач следователя при допросе. Поэтому ему необходимо владеть элементарными приёмами психотерапии и релаксации (снятия психического напряжения).

В процессе допроса следователь сталкивается и с различными индивидуальными проявлениями психологической защиты и психического отчуждения.

Психологическая защита индивида - это способ стабилизации личности в критических условиях конфликта, связанный с устранением или ослаблением чувства тревожности путём обесценивания предмета конфликта. При этом сфера сознания индивида ограждается от травмирующих воздействий либо путём конверсии (от лат. conversio – превращение), т.е. превращения ранее значимого явления в незначимое, либо реагрессии, т.е. замены сложных задач более простыми, либо проекции - наделения другого человека недостойными, обесценивающими его качествами.

Возникновение психологической защиты может быть значительным препятствием во взаимодействии следователя с допрашиваемым. Ещё более сложные ситуации разрыва коммуникативного контакта могут возникнуть при психологическом отчуждении личности.

Отчуждённость личности - это нарушение основного механизма её социализации - идентификации, благодаря которой индивид осознаёт себя как часть социума. Он чувствует себя отверженным, потерянным, враждебным обществу. При этом доминирующим способом поведения становится негативизм - установка на глобальное несогласие с партнёром общения, а часто и на отказ от общения. В ряде случаев отчуждённость личности и связанная с этим дезидентификация, атрофия социальных чувств ведут к совершению преступления. Алкоголизм, хулиганство, жестокость, садизм коррелируют с отчуждённостью личности.

Отчуждение личности связано с разрывом эмоциональных контактов с людьми, с всепоглощающим чувством одиночества. Многие правонарушители отчуждены от первичных социальных групп: семьи, трудового коллектива, друзей. При этом деформируется механизм социального общения индивида.

Отчуждённым может быть не только отдельный человек, но и та группа, в которую он входит. И развенчание ценностей этой группы в ряде случаев способствует созданию возможностей для контактного взаимодействия.

Отчуждение личности связано с социальной дезадаптацией, неприспособленностью к социальной жизни. Эта неприспособленность является следствием, например, крайне низкой социальной культуры индивида и проявляется в виде бродяжничества, тунеядства, других видах преступного образа жизни. Но отчуждённой личностью может быть и высокообразованный человек, сознательно отрицающий ценности, политическую систему; уклад жизни общества. Конечно, в этом случае никакие поучения, моральные сентенции не могут дать положительный результат, помочь наладить коммуникативный контакт.

Отчуждённость иногда является следствием временной психической подавленности личности, психической депрессии (от лат. depressio — подавление). При этом психические функции индивида затормаживаются, резко сужается его мотивационная сфера, возникает общая пассивность поведения. Очевидно, что это состояние крайне затрудняет получение показаний. Однако и здесь существуют известные оптимальные способы достижения взаимодействия. Учитывая, что допрашиваемый испытывает тоску, отчаяние, нередко мучительные страдания из-за непоправимых последствий совершённого деяния, следователь может показать перспективы социальной реабилитации данной личности.

Поскольку само время в состоянии депрессии деформировано - оно течёт для субъекта мучительно долго и тягостно, целесообразно ограничить продолжительность допроса, разделить его на несколько этапов.

Продумывая тактику допроса, следователь должен учитывать, что отчуждение нередко связано с совершением преступления, которое может выступать как психотравмирующий фактор. Зона психической травмы бдительно охраняется индивидом. Всё, что связано с преступлением, воспринимается болезненно, субъект стремится избежать каких-либо разговоров об этом. Поэтому вначале вопросы следователя должны быть связаны только с социально-положительными связями данной личности, с дорогими для данного лица воспоминаниями и т. д.

В процессе допроса поведение следователя постоянно корректируется в зависимости от динамики психического состояния допрашиваемого лица. При этом важно фиксировать, в связи с чем происходит смена его настроений (радость, разочарование, неудовлетворение, опасливость), изменения в способах коммуникации (дерзость, грубость, резкость, угодливость, предупредительность и т. п.).

Кроме того, необходимо учитывать как вербальную, так и паравербальную информацию, в том числе динамику психических состояний допрашиваемых, для коррекции тактики допроса.

Существенное значение имеют психические состояния самого следователя, его способность сохранять психическое равновесие в сложных конфликтных ситуациях, выдержку, сдерживать эмоции при успехе и неуспехе. Следователь во всех случаях должен быть спокойным, уверенным. Его корректное поведение должно возбуждать у допрашиваемых так называемый личностный резонанс. При этом следует пресекать со стороны отдельных допрашиваемых лиц все проявления недисциплинированности, бескультурья, речевую распущенность.

Следователь на допросе реализует официально-ролевую социальную функцию и обладает всеми необходимыми полномочиями для того, чтобы обеспечить дисциплинированное поведение всех проходящих по делу лиц.

Готовясь к допросу, необходимо предвидеть, что может нарушить процесс общения. Поэтому рекомендуется заранее сделать закладки на нужных страницах дела, выписать необходимые фактические данные, подготовить соответствующие схемы, фотографии, вещественные доказательства, выстроить их в определённой последовательности и т. д.

В процессе подготовки к допросу следователь решает и такую тактически значимую задачу, как время и место его проведения, а также последовательность допроса различных лиц. При этом он должен учитывать психологию отдельных лиц, их позицию в отношении правосудия, групповой статус, динамику групповых отношений, взаимоотношения с другими проходящими по делу лицами. Большое значение для результативности допроса имеют внешние условия, обстановка общения. Выбор места проведения допроса - один из существенных тактических факторов. Чаще всего допрос проводится в кабинете следователя. Психологически важно, чтобы следователь и допрашиваемое лицо оставались наедине. Присутствие третьих лиц, как правило, сковывает коммуникативную активность.

В начальной стадии допроса диагностируются психическое состояние допрашиваемого, его эмоционально-волевые установки, прогнозируется возможное развитие межличностного взаимодействия, изыскивается возможность установления коммуникативного контакта.

Действия следователя, предшествующие получению показаний, – удостоверение в личности допрашиваемого, разъяснение ему его прав и обязанностей, имеют свою сверхзадачу: они вводят допрашиваемое лицо в процесс официально-ролевого общения. При этом допрашиваемый должен осознать свой юридический статус и соответствующие задачи своей деятельности. Разъясняя права и обязанности допрашиваемого, выясняя его взаимоотношения с другими проходящими по делу лицами, следователь делает первые предварительные выводы о поведенческих особенностях допрашиваемого, о его позициях в отношении расследуемого события и в отношении причастных к этому лиц. На этой стадии допроса важное значение имеет предупреждение возможного нежелания лица давать правдивые показания ориентировать внимание на положительные свойства личности допрашиваемого, использовать позитивные факты его биографии. При допросе подозреваемого (обвиняемого) немаловажно акцентировать его внимание на юридическом значении чистосердечного раскаяния, а свидетеля и потерпевшего - на уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Необходимо также разъяснение процессуального требования указать источники, из которых допрашиваемому стали известны сообщаемые им сведения.

В свою очередь, чрезмерные словесные предупреждения могут значительно снизить психическую активность допрашиваемого. Так, предупреждение об уголовной ответственности за разглашение без разрешения следователя или прокурора данных предварительного следствия целесообразно сделать лишь в конце допроса. В начальной его стадии рекомендуется избегать того, что может повысить психическую напряжённость допрашиваемого, сковать его общение со следователем.

В начальной стадии допроса следователь стремится вызвать активность допрашиваемого и получить информацию о его личностных особенностях и психическом состоянии, определить его отношение к правосудию, данному следственному действию и к личности самого следователя. При этом следователь делает предварительные выводы о возможной тактике допроса в данной ситуации и устанавливает коммуникативный контакт с допрашиваемым лицом.

Установление коммуникативного контакта - исходное условие проведения допроса. В отличие от термина "психологический контакт", предполагающего общую эмоциональную настроенность на основе единых целей и интересов, термин "коммуникативный контакт" означает взаимодействие с целью обмена информацией. Коммуникативный контакт основан на осознании необходимости информационного общения и направлен на создание условий для получения определённой информации.

Однако наряду с обменом представлениями, идеями он предполагает и обмен настроениями, чувствами.

Коммуникативный контакт - это деловое межличностное взаимодействие. Препятствиями на пути установления такого контакта (коммуникативными барьерами) могут быть межличностные антипатии, конфликты, различия в социальном статусе общающихся лиц, нравственные различия, психологическая несовместимость. Задача следователя - преодолеть эти барьеры.

Коммуникативный контакт - это деловое межличностное взаимодействие. Препятствиями на пути установления такого контакта (коммуникативными барьерами) могут быть межличностные антипатии, конфликты, различия в социальном статусе общающихся лиц, нравственные различия, психологическая несовместимость. Задача следователя - преодолеть эти барьеры.

Коммуникативный контакт подразумевает систему приёмов оптимизации отношений между общающимися лицами, "внутренние и внешние ухищрения, с помощью которых люди примеряются друг к другу в общении" *(7). Устанавливаемый в начале допроса, он должен всемерно углубляться. Сохраняя лидерство в общении, следователь не подавляет, а развивает психическую активность допрашиваемого лица.

Установление коммуникативного контакта при допросе зависит от типа исходной ситуации - конфликтной или бесконфликтной.

В ситуации противодействия могут иметь место две коммуникативные позиции - позиция активного противодействия и позиция пассивного противодействия (отказ обвиняемого (подозреваемого) от дачи показаний, резкое ограничение свидетельских показаний).

Коммуникативный контакт - это информационный процесс, основанный на обратной связи. Он постоянно зависит от сигналов, получаемых партнёрами по общению, и от их интерпретации в деонтической (оценочной) сфере общающихся лиц. При этом не только следователь, но и допрашиваемый постоянно проявляет повышенную избирательную чувствительность к определённым информационным блокам.

Информация черпается не только из вербальных средств общения, но и из широкой сферы невербальной коммуникации (мимика, пантомимика, интонация голоса, многочисленные непроизвольные сопутствующие проявления). Поэтому непосредственная встреча с допрашиваемым, первые впечатления о нём нередко являются основным информационным источником для выбора следователем той или иной тактики поведения, использования наиболее действенных приёмов общения. Существенно при этом и первое впечатление, произведённое самим следователем. Первое впечатление и оценки нередко являются доминирующими в последующем общении.

Особенно значимы первые фразы следователя, их лексическое построение и эмоциональная тональность. Они не должны содержать ничего отрицательного в отношении личности допрашиваемого. Речь следователя должна быть лишена и наигранно заискивающего оттенка.

У каждого человека в любой жизненной ситуации есть свои первоочередные заботы, тревоги, сомнения, желания и интересы. На этой основе и должно быть осуществлено вступление следователя в контакт с допрашиваемым лицом. В отношении свидетелей это может быть выражение сожаления по поводу причиняемого им беспокойства, в отношении потерпевшего - сочувствие по поводу травмирующего его обстоятельства, в отношении обвиняемого и подозреваемого - заверение в гарантии всех их законных прав, выяснение их неотложных просьб и ходатайств. "Золотое правило" поведения следователя на этой стадии контактного взаимодействия: не допустить ничего, что может вызвать негативное к нему отношение.

Благожелательное знакомство, сообщение своего имени и отчества, обращение к допрашиваемому по имени и отчеству, опрятный внешний вид, достойная, но не надменная манера поведения - всё это формирует первое впечатление о следователе. Допустимо в первые минуты допроса сообщение следователем некоторых сведений о себе, о тех ожиданиях, которые он возлагает на поведение допрашиваемого лица.

Рефлексивность, проникновение во внутренний мир партнёра по общению - основное условие активизации общения.

В ряде случаев допрашиваемые первоначально проявляют стеснительность, скованность, замкнутость, недоверчивость, опасливость.

Обстановка усугубляется и необходимостью занесения в протокол допроса анкетных данных допрашиваемого. Эту формальную сторону можно оживить более подробными расспросами о жизни допрашиваемого, о наиболее значимых для него эпизодах биографии. Живой интерес к личности допрашиваемого находит обычно соответствующий эмоциональный отклик.

Особую чуткость, тактичность и синтонность (сочувствие) должен проявить следователь при допросе потерпевшего, перенёсшего психическую травму от насильственных действий преступника.

Допрашивая обвиняемого, также необходимо учитывать особенности этой категории лиц. Во многих случаях обвиняемый может быть глубоко психически травмирован обстоятельствами совершённого преступления.

Это состояние подавленности, некоммуникативности усугубляется фактом ареста, возбуждением уголовного преследования, нарушением привычных социальных связей.

Различные психические состояния напряжённости испытывают и свидетели.

Опора на положительные качества личности допрашиваемого — существенный момент вступления в контакт. Во многих случаях следователь специально подчёркивает положительные стороны в биографии допрашиваемого лица, а также положительные стороны его характеристики, отдельные проявления гражданственности, порядочности и т. п. При выяснении анкетных данных следователь может более подробно поинтересоваться теми или иными значимыми для допрашиваемого обстоятельствами. Большие возможности для общения дают профессия допрашиваемого, его увлечения, стержневые личностные интересы, общественная деятельность, служба в армии и т. п. При этом крайне важно проявлять тактичность, ненавязчивость, синтонность, избегать возникновения отчуждённости, замкнутости.

Предлагая допрашиваемому эмоционально значимую для него тему, следователь анализирует его ценностную ориентацию, эмоциональную устойчивость или неустойчивость, распознаёт его мимическую "маску", приёмы поведенческой адаптации. Не следует при этом поощрять ни чрезмерную свободу поведения, граничащую с развязностью, ни состояния робости, застенчивости, страха, забитости и т. д. Состояние психической напряжённости сковывает общение и может вызвать повышенную конформность, внушаемость.

Для предварительной оценки личности допрашиваемого некоторое значение имеют его внешний вид, одежда, причёска, манера поведения, а также некоторые признаки принадлежности к преступному миру - блатной жаргон, наличие татуировок с преступной символикой. В отдельных случаях это может послужить поводом для начала разговора (но без критических оценок).

При выяснении данных о судимости не следует чрезмерно акцентировать внимание на этих обстоятельствах, выяснять подробности.

Это может отрицательно повлиять на контактное взаимодействие.

Одной из задач следователя являются распознание и преодоление психологических барьеров, препятствующих оптимизации допроса. Таким барьером могут быть бравада, наглость допрашиваемого, стремление запутать дело, уйти от ответственности, установка на противодействие; правовая неграмотность, опасение отрицательных последствий, боязнь мести со стороны заинтересованных лиц, желание скрыть интимные стороны личной жизни и т. п. Предвидение этих препятствий, убеждение допрашиваемого в необоснованности его опасений, в целесообразности правдивого поведения, содействия правосудию - одно из наиболее сложных условий коммуникативной деятельности.

Для установления коммуникативного контакта важна как общая ориентация в личностно-психологических особенностях допрашиваемого (особенности темперамента, характера, ценностных ориентаций, интересов, наклонностей, интеллектуальных и коммуникативно-речевых способностей), так и ориентация в установочных позициях индивидуума в отношении к расследуемому событию, мотивы его возможной личной заинтересованности в определённом исходе. В связи с этим существенное значение, как уже говорилось, имеет предупреждение свидетелей об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, разъяснение обвиняемому важности для смягчения наказания чистосердечного раскаяния и активного способствования раскрытию преступления. Эти разъяснения должны быть сделаны не мимоходом, не формально, но без излишней строгости, доброжелательным тоном.

Ущерб коммуникативному контакту может быть нанесён односторонним повышенным интересом следователя к уличающим обстоятельствам и невнимание, безразличие к оправдывающим, смягчающим ответственность обстоятельствам. Большую внимательность следователь должен проявлять ко всем обоснованным ходатайствам допрашиваемых лиц.

Коммуникативная способность следователя - это его умение обеспечить психическое взаимодействие с другими лицами, активизировать их психическую деятельность, регулировать мотивационные и эмоционально-волевые состояния. С учётом линии поведения, которую выбирает для себя каждый допрашиваемый, он должен разработать соответствующую стратегию общения.

Следователь осуществляет прежде всего публичное, а не межличностное общение, выполняет социальную функцию и наделён для этого соответствующими властными полномочиями. Однако он должен позаботиться о создании на допросе таких условий, которые обеспечили бы желание допрашиваемых лиц вступить в общение со следователем и решить предлагаемые им задачи. В связи с этим следователю необходимо:

- гибко учитывать личностные особенности допрашиваемого, в любом случае вести себя корректно, на высоком культурном уровне, с достоинством лица, выступающего от имени государства;

- антиципировать (предвосхищать) актуализированные потребности допрашиваемого, учитывать его психическое состояние;

- не проявлять ничего, что могло бы вызвать резко отрицательное отношение допрашиваемого к личности следователя;

- выдвигать на первый план обстоятельства, по которым допрашиваемый заинтересован вступить в коммуникативный контакт;

- опираться на положительные личностные качества допрашиваемого, особенно на те, которые высоко оцениваются самим допрашиваемым лицом;

- знать и использовать наиболее существенные эпизоды из биографии допрашиваемого;

- преодолевать собственное негативное отношение к допрашиваемому, не допускать пренебрежительного к нему обращения;

- внимательно относиться ко всем показаниям, вне зависимости от их правдивости, сдерживать экспрессивные проявления (восторг, радость, выразительные жесты, мимика - всё это может оказать внушающее воздействие, передать допрашиваемому лицу определённую информацию).

Повышенные требования предъявляются к культуре речи следователя. Она должна быть ясной, убедительной и достаточно эмоциональной. Сухая, анемичная речь не вызывает отклика.

Не следует опускаться до уровня отдельных допрашиваемых лиц, допускать вульгарность, панибратство. Манерность и примитивность резко снижают авторитет следователя.

Корректность, справедливость, внимательность, ситуативная гибкость и чуткость, эмоциональная устойчивость - основные качества следователя.

Грубость, импульсивность, несдержанность, чванство свидетельствуют о профессиональной деформации.

Лица, не давшие на допросе правдивых показаний, связывают это в значительной мере с отрицательным поведением следователя (грубость, необъективность, проявление чрезмерной заинтересованности в признании вины, безразличие к судьбе обвиняемого, повышенный интерес к прошлым судимостям, отрицательные качества характера). "Он вёл себя грубо, повышал голос, а я ему мстил своим поведением, в душе радовался, видя, как он нервничает: чувствовал, что между нами существует вражда".

Психологические особенности стадии свободного рассказа допрашиваемого. Предоставление допрашиваемому лицу возможности свободного рассказа исключает суггестивное воздействие со стороны следователя и негативное проявление ретроактивного и проактивного торможения, облегчает течение ассоциативных процессов, содействует проявлению реминисценции.

Однако и в условиях свободного рассказа может проявиться конформность допрашиваемого, его стремление соответствовать ожиданиям следователя. С другой стороны, возможны и нежелание лица воспроизводить определённые события в целостном рассказе, и даже его речевая неспособность к этому. В этих случаях применяются определённые тактические приёмы. Одним из них является "членение темы" свободного рассказа: допрашиваемому предлагается рассказать сначала лишь об одном эпизоде события, наиболее значимом для данного лица и простом по фабуле. Возникшая при этом первоначальная вербальная активность может облегчить ему переход к рассказу о событии в целом.

Тактически целесообразно ориентировать некоторых допрашиваемых на первоначальное изложение наиболее расследованного эпизода. При этом формируется установка на невозможность дачи ложных показаний, а также облегчается оценка позиции такого лица.

Уже на этой стадии допроса следователь может оказывать определённую мнемическую помощь допрашиваемому. К приёмам мнемической помощи относятся:

- формирование плана воспроизведения события;

- постановка мыслительных задач;

- мобилизация на установление ассоциаций по смежности, контрасту, смысловым отношениям.

Однако при этом следует воздерживаться от постановки уточняющих вопросов, которые могут нарушить развитие свободного рассказа.

Воспринимая свободный рассказ лица, дающего показания, следователь должен анализировать его текущие переживания, выделять в них доминирующую направленность, диссонансы и консонансы различных эмоционально-волевых проявлений, рефлексировать позиции и ценностные ориентации. Одновременно следователь делает оперативные пометки, готовит базу для стадии детального допроса (однако записи следует свести к минимуму, ибо допрашиваемые, как правило, больше рассказывают внимательно слушающему следователю).

Основными задачами следователя на детализирующей стадии допроса являются:

- восполнение пробелов свободного рассказа, уточнение неопределённых высказываний, выяснение противоречий;

- оказание мнемической помощи допрашиваемому с целью более полного воспроизведения им отдельных эпизодов события, устранения противоречий;

- получение контрольных данных для оценки и проверки показаний;

- диагностика причин умалчивания допрашиваемого об отдельных обстоятельствах события, психическое содействие в преодолении "барьеров умолчания", нейтрализация мотивов умолчания;

- диагностика и изобличение ложных показаний;

- оказание правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо с целью получения правдивых показаний.

Намечая стержневую линию допроса - систему узловых вопросов, необходимо уяснить и по возможности хронологически систематизировать совокупность исходных данных.

В ходе допроса недопустимо ослабление внимания к мелочам, отдельным, незначительным на первый взгляд деталям, попутным замечаниям, неконтролируемым проговоркам, ибо нельзя заранее знать, что в расследуемом деле окажется главным или второстепенным.

Повышенная ориентация должна проявляться и к умолчаниям, уходу от темы, нарушениям последовательности в изложении событий.

Специальному анализу следует подвергать и слишком детальные описания с учётом предельных возможностей симультанного (одномоментного) восприятия и оперативного запоминания (пять объектов при симультанном восприятии и не более двух изменяющихся параметров при оперативном запоминании).

Показания, касающиеся количества объектов, их размеров, цвета, формы, взаиморасположения, требуют тщательной перепроверки. При этом следует учитывать возможные эффекты иллюзий, взаимовлияния цветов и другие факторы психологии восприятия. Необходимо точно устанавливать местоположение очевидца события, физические условия восприятия, адаптированность и сенсибилизированность сенсорных систем наблюдателя, его личностную и ситуативную аперцептивность, индивидуальные особенности оценочных критериев, включённость наблюдателя в определённую деятельность.

При выявлении отдельных деталей события активизируется ассоциативная память допрашиваемого лица. Следователь может сталкиваться и с проявлениями речевой пассивности допрашиваемого, особенно в случаях сюжетной бедности расследуемого эпизода. В этих случаях активизация речевой деятельности допрашиваемого становится особой коммуникативной задачей следователя, и существенное значение приобретает ориентация следователя в типе речевого поведения допрашиваемого.

Индивидуальные особенности речевой коммуникации могут образовывать особый тип поведения индивида (молчун, говорун, брюзга, краснобай, словесно-агрессивный тип и т. п.). У каждого человека есть свои сильные и слабые стороны речевого поведения.

В речевом общении лицо не только решает конкретные задачи общения, но и реализует определённую личностную сверхзадачу: стремится создать хорошее впечатление о себе, продемонстрировать высоко ценимые им качества (лояльность, правдолюбие, информированность, независимость и т. п.). Одни люди придерживаются чёткой речевой программы, другие - ригидны, не пластичны, не склонны к диалогу, они с трудом вступают в беседу, не позволяют прерывать свою речь, не терпят критических замечаний, чопорны, подвержены социально-ролевой стереотипизации. Люди по-разному реагируют и на попытки их речевой активизации: одни легко откликаются на эмоциональные, содержательные вопросы, другие больше реагируют на вопросы, побуждающие к определённой деятельности. Для них существенно выговориться, высказаться по личностно доминирующим проблемам, проявить соответствующую осведомлённость; вопросы собеседника они "подтягивают" к своим "больным" темам. Иные склонны к абстрактно-интеллектуальным проблемам, к пространным репликам, к взаимопродолжению любой предложенной темы.

Тактическое обеспечение допроса имеет разносторонний, многогранный характер.

В целях получения полных, правдивых показаний допрашиваемых лиц применяются различные тактические приёмы.

В основном для собирания достоверной информации, получаемой от допрашиваемых лиц, применяются приёмы и правила логико-психологической природы. В их круг, в частности, включаются следующие:

- создание благоприятных условий для продуктивного проявления психических способностей носителей собираемой информации (например, путём активизации воспоминаний допрашиваемого лица на базе временной, предметной, событийной, пространственной, образной ассоциации, проведения допроса на месте устанавливаемого события);

- использование психологической реакции носителя информации на действия следователя (например, путём предъявления допрашиваемому вещественного доказательства);

- использование следователем достоверных знаний или предположений о действиях, которые, исходя из психологических или иных особенностей носителя информации, он мог совершить когда-то, с демонстрацией этих знаний и результатов их реализации в присутствии последнего лица (например, путём обращения внимания владельца квартиры, в которой произошла инсценировка происшествия, на обнаруженные следы инсценировки);

- намеренное побуждение носителя информации к определённому поведению (например, даче правдивых показаний, проявлению так называемой виновной осведомлённости) путём использования известных психических особенностей данного человека и ожидаемой с его стороны естественной реакции на соответствующие действия субъектов ППД.

В случае отказа какого-либо лица давать показания широко применяется метод убеждения. При реализации этого метода рекомендуется выяснить мотивы и причины отказа, привлечь внимание к положительным сторонам личности собеседника и его поведению в быту, на работе, в прошлом или настоящем. Наряду с этим указанный метод может быть реализован на основе:

- обращения к здравому смыслу собеседника, разъяснения возможности наступления нежелательных последствий правового характера для него самого или других лиц в случае отстаивания неразумной позиции, объяснения социальной значимости его поведения и сведений, которыми он располагает;

- оглашения и анализа собранных данных, уличающих собеседника в неискренности;

- демонстрации возможности результативного решения анализируемой задачи независимо от собеседника;

- постановки в известность, что следствие располагает информацией об исследуемом факте, но собранные сведения могут быть оглашены лишь после того, как о нём сделает сообщение участник проводимого действия;

- проявления интереса к второстепенным, незначительным моментам и деталям на фоне подчёркнутого невнимания к основным элементам исследуемого события в целях создания преувеличенного представления о характере и объёме знаний следователя;

- демонстрации по ходу допроса осведомлённости следователя об обстоятельствах и деталях жизнедеятельности допрашиваемого лица (на основе знаний, полученных заблаговременно путём тщательного изучения его прошлого), что может создавать у допрашиваемого представление о том, что следователю всё известно, включая обстоятельства расследуемого события и его роль в этом событии.

Получению ожидаемой информации путём допроса способствует тактически правильное предъявление вещественных доказательств.

Особенно эффективным это средство тактического воздействия может быть в отношении лиц, отказывающихся сообщить известные им сведения, а также лиц, сообщающих ложную информацию.

Ложь - это средство управления поведением других людей путём их дезинформации. Однако ложь не "явление в себе", она распознаваема. В сознании лжеца "конкурируют" две сферы возбуждения: очаг чувственно бедных ложных конструкций, тормозимый субъектом, и непроизвольно функционирующий очаг живых образных представлений подлинного события.

Лицо, противодействующее следствию и дающее заведомо ложные показания, вступает со следователем в противоборство, прогнозирует его возможные действия, пытается осуществить рефлексивное управление деятельностью следователя, оценивает, как эти показания воспринимаются и используются им. Следователю как бы предлагаются основания таких решений, в которых заинтересован допрашиваемый. При этом можно выделить два варианта ложных показаний: ложь активную и ложь пассивную.

При активной лжи допрашиваемый стремится создать целостную псевдомодель события, увязать его элементы, выдумать причинно-следственные связи, соотнести их с определённым местом и временем.

Однако ряд повторных детализирующих вопросов неизбежно ведёт к вариациям вымысла, к расстыкованности отдельных узлов псевдомодели события, причём, чем меньше правды в показаниях, тем успешнее происходит их изобличение.

Большую сложность представляют случаи, когда допрашиваемый, хорошо знающий обстоятельства дела, вводит в подлинную модель события лишь отдельные ложные детали. Но даже единственная вымышленная деталь события не может быть охвачена сознанием лгущего во всём многообразии её проявлений.

Поэтому важной задачей допроса и расследования в целом являются распознавание ложных показаний и преодоление установки на них допрашиваемого лица. Стереотипные, заученные ложные показания выдают себя бедностью эмоционального фона и косной неизменяемостью, тогда как образные представления характеризуются соответствующей динамикой и эмоциональной насыщенностью. Одна и та же стереотипная речевая формулировка в показаниях нескольких лиц, как правило, свидетельствует о сговоре в даче ложных показаний. Иногда лгущий утрирует своё "незнание", что также изобличает его. Кроме того, он не осведомлён, как продвигается расследование, какими доказательствами располагает следствие.

Распознавание и преодоление установки допрашиваемого лица на дачу ложных показаний требуют от следователя анализа мотивов лжи и прогнозирования тех побуждений, которые могут привести к "раскрытию" данной личности, анализа тех ситуаций, в которых человек делает откровенные признания*(8). Он должен также определить границы зоны контроля (какая истина скрывается, камуфлируется ложными утверждениями).

Поскольку в сознании лгущего конкурируют две психические модели.

- модель подлинных событий и псевдомодель, он постоянно находится в состоянии повышенного психического напряжения. Это обусловливает и определённые срывы - проговорки.

Диагностируя ложность показаний, следователь может избрать ту или иную тактику, в частности:

- изобличить допрашиваемого при его первых попытках ввести следствие в заблуждение;

- позволить допрашиваемому дать ряд ложных показаний и затем изобличить в совокупности.

Выбор соответствующей тактической позиции связан с личностными качествами допрашиваемого, его моральной сензитивностью – чувствительностью к разоблачающим действиям следователя. Уличение во лжи должно использоваться для побуждения допрашиваемого к правдивым показаниям. Однако изменение ложных показаний на правдивые - это психологически трудный процесс, связанный с мотивационной переориентацией, ломкой сложившегося стереотипа, эмоциональным напряжением, с более или менее продолжительным внутриличностным конфликтом. Своевременное определение этого состояния, аргументированное убеждение такого лица в целесообразности перехода от лжи к правде - одна из тактических задач следователя. (Следует учитывать, что ложные показания иногда дают и невиновные лица. Ложь не всегда свидетельствует о виновности человека. Неправдивые показания могут давать и лица экзальтированные, стремящиеся оказаться в центре событий, привлечь внимание к своей персоне. Кроме того, в показаниях допрашиваемого может иметь место и личностная тенденция к реконструкции воспроизводимого материала.)

С целью пресечения дезинформации со стороны противодействующих следствию лиц и получения правдивых показаний следователь использует систему приёмов правомерного психического воздействия. Под ними понимаются приёмы формирования сознательного отношения допрашиваемого к правосудию, установки на дачу правдивых показаний.

Раскрытие смысла и значения имеющейся информации, убеждение в бессмысленности и нелепости ложных показаний, бесперспективности запирательства и противодействия следствию - основа успешной работы следователя. Для этого требуются такие качества, как высокая рефлексивность, проницательность, способность использовать получаемую информацию в процессе дальнейшего расследования. Немаловажное значение имеет и изобличающая деятельность следователя - способность убедить допрашиваемого в несостоятельности заведомо ложных утверждений, вскрыть противоречия в показаниях, своевременно и с наибольшим эффектом предъявить имеющиеся доказательства.

В преодолении противодействия лиц, пытающихся дезинформировать следствие, - преимущества на стороне следователя: он знает материалы дела, имеет возможность тщательно подготовиться к допросу, изучить личность допрашиваемого, его сильные и слабые стороны, особенности эффективных приёмов преодоления противодействия. Однако его тактические возможности небезграничны. В судопроизводстве категорически недопустимо любое психическое насилие - шантаж, угрозы, обман, необоснованные обещания, использование религиозных предрассудков, малокультурности допрашиваемого, незнания им своих прав и т. п. Наряду с этим существуют и нравственно-психологические пределы средств воздействия. Издевательское отношение, усугубление тяжёлых психических состояний, психический садизм недопустимы.

При решении тактических задач неизбежны определённые жёсткие способы психического воздействия, ставящие поведение противодействующего лица в рамки, ограничивающие его решения.

Приёмы преодоления противодействия следствию, как правило, рассчитаны на развитие критического мышления допрашиваемого, на его внутренний анализ хода следствия.

Допрашиваемое лицо должно быть подготовлено к осознанию бессмысленности своего противодействия. Всё разнообразие психических приёмов воздействия должно осуществляться в пределах одной допустимой формы - в форме убеждения, которое связано с сознательным изменением позиции противоборствующего лица на основе получения им информации, раскрывающей неправильность ранее сформированных позиций. При этом, конечно, логика убеждающего воздействия не должна противоречить его эмоционально-импрессивной стороне воздействия.

Правомерным считается любой тактический приём психического воздействия, если он не направлен на вымогательство показаний.

Эффективность тактического приёма зависит от того, насколько он нейтрализует противодействие. Если противодействующее лицо навязывает быстрый темп допроса, следователю тактически целесообразно его замедлить и, наоборот, ускорить, если замедленный темп может дать преимущество противодействующему лицу.

Однако ни в коем случае нельзя судить о правдивости или ложности показаний лишь по внешним эмоциональным проявлениям - нервозности, заиканию, покраснению, тремору конечностей и т. п. Не являются индикатором противодействия и различные колебания, сомнения.

Гипотетический вывод о противодействии может быть сделан лишь при полном несоответствии показаний лица логическим взаимосвязям в системе имеющихся достоверных доказательств, при полном несоответствии показаний проверенным фактам.

Психологически обоснованный тактический приём отличается избирательной направленностью - он должен оказать наибольшее воздействие на психическое состояние допрашиваемого и быть нейтральным в отношении невиновных. Шаблонные приёмы, примитивные хитрости не только не действенны, но и показывают тактическую беспомощность следователя.

Все приёмы психического воздействия можно разделить на три группы:

1) содействующие распознанию ложности показаний;

2) преодоление лжи и получение правдивых показаний;

3) оказание мнемической помощи.

Внутри этих групп возможна дополнительная классификация. Так, приёмы психического воздействия на противодействующее лицо с целью изменения его позиции и получения правдивых показаний могут быть подразделены на следующие подгруппы:

- приёмы, основанные на использовании отдельных психологических качеств личности допрашиваемого;

- приёмы, основанные на доверии допрашиваемого следователю;

- приёмы осведомления допрашиваемого о наличии значительной достоверной доказательственной информации;

- приёмы повышенной эмоциональной насыщенности, связанные с предъявлением неожиданной информации, вызывающие острые эмоционально-волевые состояния.

Лицо, противодействующее следствию, постоянно оценивает смысл и значение задаваемых ему вопросов, опасаясь возможного разоблачения.

Система вопросов следователя создаёт постоянный негативный фон психического напряжения. Неожиданное изобличение на этом психическом фоне вызывает резкие эмоциональные реакции, что нередко приводит к отказу от позиции противодействия.

Однако не только прямое изобличение во лжи, но и всё то, что интерпретируется таким лицом как приближение к изобличению, ослабляет его психическое состояние, вызывая волнение и тревогу. На этом фоне можно эффективно использовать приём формирования у допрашиваемого преувеличенного представления об информированности следователя.

Демонстрируемая следователем осведомлённость по одним обстоятельствам получает непроизвольную расширенную интерпретацию.

С этой целью он может широко использовать данные о личности подозреваемого (обвиняемого), о деталях его поведения накануне совершения преступления, о его связях и т. п. В ряде случаев этот приём реализуется путём демонстрации предметов, ассоциирующихся у допрашиваемого с совершённым преступлением.

Следует сказать, что изобличение противодействующего лица даже при наличии достаточного количества доказательств требует специальной системы воздействия. Для того чтобы такое изобличение вызывало мотивационную перестройку в поведении обвиняемого или подозреваемого, необходимо предупредить все возможности "приспособления" их легенды.

Большое значение для эффективности психического воздействия имеет система предъявления доказательств. Прежде всего предъявление доказательств должно демонстрировать осведомлённость следователя о последовательности действий преступника. При этом изобличающие доказательства следует предъявлять на фоне психического состояния релаксации (расслабления) или напряжённости (в зависимости от личных особенностей допрашиваемого). Перед предъявлением доказательства следователь должен задать все необходимые вопросы, с тем чтобы исключить нейтрализующие их уловки, по каждому доказательству получить объяснение и зафиксировать эти объяснения.

В тактических целях вопросы можно ставить таким образом, чтобы активизировать предвосхищающую деятельность противодействующего лица. Лжесвидетельствующий всегда знает то, что его изобличает. Поэтому он анализирует не только то, о чём его спрашивает следователь, но и с какой целью. При признании лицом ложности ранее данных показаний необходимо немедленно зафиксировать новые показания и заверить их подписью допрашиваемого. Попутно, по мере предъявления доказательств, следует разъяснять их тактическое значение. При этом следователь должен всегда помнить, что доказательства психологически воздействуют сильнее, если предъявляются в контрастных обстоятельствах; "слабые" доказательства обретают большую силу при совокупном их предъявлении.

Существуют различные тактические приёмы предъявления доказательств. К ним, в частности, относятся такие, как:

- раздельное предъявление различных доказательств в той или иной последовательности;

- одновременное предъявление всего комплекса имеющихся доказательств;

- неожиданное предъявление доказательства либо предъявление доказательства после беседы по его поводу;

- предъявление доказательств по нарастающей их весомости;

- предъявление комплекса доказательств после предварительного информирования о наличии доказательств, их перечисления с указанием источников их происхождения (либо без указания);

- предъявление доказательства как бы невзначай, между делом;

- предъявление возможности лицу, являющемуся носителем информации, самому изучить доказательство и оценить степень его значимости;

- фиксация внимания на отдельных сторонах, признаках доказательства;

- сопровождение процесса предъявления доказательства прояснением условий, механизма образования, обстоятельств его обнаружения;

- предъявление вещественного доказательства с демонстрацией возможности технико-криминалистических средств по выявлению и расшифровке скрытой информации, содержащейся в этом источнике.

В криминалистике предъявляемые доказательства рассматриваются в качестве одного из видов психологического реагента.

Это понятие включает то, что принято называть "немыми свидетелями". Имеются в виду самые различные материальные объекты, тем или иным образом связанные с исследуемым криминальным или некриминальным поведением (следы-отпечатки, орудия преступления, документы, предметы посягательства и средства их транспортировки, аналоги последних и т. д.).

Восприятие этих объектов свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми инициируется лицами, осуществляющими расследование, может осуществляться по месту их обнаружения (например, при осмотре места происшествия с участием потерпевшего, в ходе проверки показаний подозреваемого), т.е. в естественной для них материальной среде (обстановке), либо в ином месте производства оперативно-розыскного, следственного действия, куда они ранее были перемещены из предшествующей среды их обитания, нахождения (например, в кабинете у следователя, предъявляющего для обозрения допрашиваемому какой-либо предмет (вещь, документ и т. д.), изъятый с места происшествия). И в том и в другом случае расчёт прост: человек, являющийся объектом тактического воздействия, восприняв указанный личностно значимый для него предмет, не останется безучастным наблюдателем, адекватно отреагирует вербальным или иным способом на полученную информацию и внесёт коррективы в демонстрируемую ранее психологическую установку и предыдущее поведение.

Классическим примером данного вида информационного взаимодействия и достигаемого при этом психологического эффекта может служить предъявление подозреваемому, отрицающему свою вину, изобличающих его во лжи вещественных доказательств. Это действие в конечном счёте нередко приводит к разрушению ранее выработанной установки на отрицание вины и кардинальному изменению позиции в лучшую с позиции установления истины сторону.

Использование психологических реагентов вещной природы в оперативно-розыскной и следственной практике обычно осуществляется на фоне соответствующего устно-речевого сопровождения. Однако в ряде случаев эффективным оказывается включение в информационный процесс объекта, играющего роль такого реагента, без привлечения к нему внимания, без обсуждения того, что это за объект, как и для чего он оказался на месте действия. Сценарий, который может быть реализован при этом, разрабатывается заранее с учётом как минимум двух важных моментов:

1) в распоряжении следователя имеется вещный объект, отношение которого к исследуемому по делу событию не вызывает сомнений (им, например, может быть орудие преступления, обнаруженное на месте происшествия, или какой-то предмет, принадлежащий преступнику, утерянный им во время бегства с места происшествия);

2) у следователя есть уверенность в том, что к обнаруженному объекту имеет непосредственное отношение подозреваемый (обвиняемый), и неожиданная "встреча" с ним в ходе допроса психологически не пройдёт для него бесследно.

В этом случае при подготовке места предстоящего допроса в естественную среду этого места внедряется "немой свидетель", и делается это таким образом, чтобы он обязательно оказался в поле зрения допрашиваемого. При этом у него не должно сложиться впечатление о заведомой демонстрации объекта тактического воздействия. Объект должен находиться на том месте, где его нахождение логично и естественно, не привлекать особого внимания, в то же время давать понять, что он среди других предметов находится явно не случайно.

Следователю не рекомендуется во время допроса обращать на него внимание и актуализировать на нём внимание допрашиваемого. Объект должен "работать" сам по себе. И если допрашиваемый является в действительности тем, за кого его принимают, то он, как бы ни старался, не сможет не среагировать на возмущающий его покой сильнейший раздражитель. Его невербальные и вербальные проявления выдадут его.

Такова природа человеческой психологии, таковы особенности человеческого поведения в силу существующих между человеком и другими элементами окружающей реалии закономерных взаимозависимостей и взаимообусловленностей.

Если же психологический реагент рассматривается в широком смысле, то под этим объектом следует понимать любую личностно значимую для допроса информацию, которая ему передаётся во время допроса. Такого рода информация может быть представлена не только в виде каких-то вещных объектов, но и в любой иной форме: в виде вопроса, сообщения, текста, запаховой информации и т. д.

Система вопросов следователя - тактическое средство правомерного психического воздействия на допрашиваемое лицо. Психическое воздействие оказывает не только содержание, но и последовательность вопросов, активизируя антиципирующую деятельность допрашиваемого.

Эти вопросы должны отвечать следующим требованиям:

- смысловая однозначность;

- простота конструкции, лаконичность;

- отнесенность к предмету допроса;

- системность, т.е. соотнесённость с логическими этапами решения следственно-познавательной задачи;

- отсутствие наводящего воздействия.

По степени внушающего воздействия вопросы можно разделить на следующие группы:

- нейтральные - формулировка ответов на них полностью зависит от инициативы допрашиваемого лица;

- разделительные ("или-или");

- альтернативные, требующие положительного или отрицательного подтверждения;

- предоставляющие право выбора между двумя ответами, но положительный ответ на один из них соответствует ожиданию спрашивающего ("Не в кепке ли был человек, нанёсший потерпевшему удар ножом?" Это так называемые вопросы косвенного внушения);

- направленные на прямое внушение ("Находился ли Сидоров на месте происшествия?" вместо вопроса "Кто находился на месте происшествия?");

- несущие ложное содержание, рассчитанные на эффект так называемой "ловушки" и являющиеся неправомерным приёмом психического насилия ("Был ли Сидоров трезв во время совершения преступления?", хотя ещё не установлена причастность Сидорова к преступлению).

Задавая вопрос, следователь должен предвидеть возможные ответы на него и планировать соответствующие вопросы по этим ответам.

Вопросы следователя, направляя поведение допрашиваемого, дают возможность для оперативного контроля за динамикой его поведения, развитием его чувств, настроения, интересов и т. д. Всё это имеет значение и для саморегуляции поведения следователя, своевременного устранения возможной ошибочности его действий.

Рассмотрим на конкретных примерах, как формулировка вопроса влияет на полноту и достоверность показаний.

Наводящие и нейтральные вопросы. Случается, что уже сам вопрос содержит вариант ответа. Так, на вопрос: "На нём была голубая рубашка?" - человек внушаемый, не очень уверенный в своих показаниях, скорее всего ответит: "Да". И возможно, что эта информация не будет соответствовать реальности. Поэтому следователь должен задавать вопрос в нейтральной форме (даже если доподлинно известно, что рубашка была голубой), а именно: "Какого цвета была на нём рубашка?" При нейтральной форме вопросов минимизируется опасность искажающих воздействий (особенно большая в том случае, если следователь располагает неверной информацией о расследуемом событии). Кроме того, оценка полученных таким образом показаний вызовет меньше возражений в суде.

Чтобы соблюсти требования нейтральности при получении информации об особенностях людей или предметов, событий, в вопросе следует использовать форму существительного, а не прилагательного.

Правильно будет спросить: "Каков был рост Х?" - вместо того, чтобы спрашивать: "Х был высокого (низкого) роста?" Использование в вопросе формы прилагательного допустимо в том случае, если, отвечая на предварительный вопрос, допрашиваемый уже назвал рост Х (высокий, низкий). В этом случае форма прилагательного используется для уточнения показаний ("Был ли Х очень высоким?"). Точно так же в формулировке вопроса не должна предполагаться возможность ответа, подтверждающего или опровергающего наличие какой-то черты (особенности). Нельзя, например, спрашивать: "Была ли у него рыжая борода?" - надо спросить: "Какого цвета была у него борода?"

Вопросы в отрицательной форме задавать не следует. Замечено, что, когда нет уверенности в том, что собеседник знает ответ, вопрос порой формулируется примерно так: "Не могли бы Вы вспомнить?.." При такой постановке вопроса весьма вероятен ответ: "Нет, не могу..." Формулировка вопроса в отрицательной форме заранее даёт понять отвечающему, что собеседника не очень удивит (огорчит) его название. Вопрос должен быть сформулирован всегда в положительной форме: "Вспомните, пожалуйста...", даже если нет уверенности в том, что ответить на этот вопрос собеседник сможет, так как не располагает необходимыми знаниями.

В одном вопросе нужно спрашивать о чём-то одном. Желание следователя получить как можно больше информации о расследуемом событии, побуждая допрашиваемого к детальному рассказу, понятно. Так, стараясь получить максимум данных о внешности человека, следователь может задать такой, например, вопрос: "Запомнилось ли Вам ещё что-либо примечательное в его внешности? Были ли у него шрамы, татуировки, очки, кольца, украшения, золотые зубы?" К сожалению, ответ на подобный вопрос будет разочаровывающим. Как видим, вопрос этот сложный и состоит из нескольких подвопросов. Отвечающий должен решать одновременно две непростые задачи: а) помнить, держать в памяти подвопросы (о шрамах, о татуировках, об украшениях, о зубах); б) отыскивать в памяти нужную информацию. Психические ресурсы человека небезграничны, и поэтому сосредоточение на решении одной задачи наносит ущерб решению другой. Неудивительно, что отвечающие на такого рода вопросы допускают ошибки либо сообщают не всю сохранившуюся в их памяти информацию, а также сообщают её следователю с искажениями.

Как следует в такой ситуации поступать следователю? Во-первых, разбить сложный вопрос на ряд простых. Во-вторых, задавать эти простые вопросы последовательно: только получив ответ на предыдущий вопрос, переходить к следующему. Что касается вышеприведённого примера, то можно вначале спросить о шрамах и татуировках. После ответа можно задать следующий вопрос, например об очках. И так далее, пока не будет исчерпан весь перечень вопросов.

Аналогичной должна быть тактика поведения следователя при допросе по делам о ложных преступлениях со многими соучастниками: только после того как собрана вся необходимая информация об одном фигуранте, можно переходить к вопросам о следующем. Ни в коем случае нельзя задавать вопросы "вперемежку" - то об одном, то о другом лице.

Избегать грамматически сложных вопросов. Некоторые вопросы трудно понять не потому, что сложна проблема, которую они затрагивают, а потому, что неправильно сформулирован сам вопрос - длинное, грамматически сложное предложение. Пример: "Что сделал высокий парень с пистолетом, который он направил на разговаривавшего мужчину, когда он услышал сигнал тревоги?" Вопрос сформулирован невразумительно. Что нужно сделать? Разбить это длинное предложение на несколько простых. Во вводном предложении определяется общий сценарий и кто что делал. Окончательный, критический вопрос должен быть максимально прост и относиться только к одному человеку (объекту).

В преобразованном виде вышеприведённый пример будет выглядеть следующим образом: "Вы сказали, что высокий парень направил пистолет на разговаривавшего с ним мужчину. Что сделал парень, когда раздался сигнал тревоги?"

Не использовать профессионального сленга и жаргонных выражений.

Следователи, подобно представителям многих других профессий, имеют свои профессиональные, "жаргонные" словечки, облегчающие им общение друг с другом и придающие особый колорит неформальному разговору сослуживцев. Однако за пределами данной профессиональной группы смысл так называемых "профессионализмов" может быть непонятен.

Аналогичная проблема возникает с использованием технической терминологии. Так, бессмысленно спрашивать человека, незнакомого с оружием, был ли в руках преступника карабин или винтовка. Даже человеку, знающему техническую терминологию, вопросы лучше задавать на простом, житейском языке, который одинаково хорошо понимают все.

Тактика применения закрытых и открытых вопросов.В зависимости от характера ответов вопросы принято подразделять на закрытые и открытые. Закрытый вопрос предполагает короткий, однозначный ответ. (Вопрос: "Какого цвета было ружьё?" Ответ: "Чёрного"). К категории закрытых относятся и вопросы, предполагающие односложный ответ типа "да" или "нет".

Задавая открытый вопрос ("Опишите, пожалуйста, ружьё как можно подробнее"), следователь рассчитывает получить обстоятельный, не ограниченный определёнными рамками ответ. Качество такого ответа зависит от возможностей памяти допрашиваемого и его способности точно и полно описать свои впечатления.

Каждая из этих двух категорий вопросов - открытые и закрытые – имеет свои преимущества и свои недостатки, которые должен знать следователь. Основное преимущество закрытых вопросов состоит в том, что следователь получает только нужную информацию, не позволяя допрашиваемому отклоняться от темы. Вместе с тем закрытые вопросы имеют существенные ограничения: для ответа на закрытый вопрос требуется "поверхностный" поиск в памяти. Выдав требуемую информацию, допрашиваемый не стремится "копнуть глубже" и извлечь из памяти что-либо ещё, относящееся к делу. Замечено также, что при закрытых вопросах гораздо выше вероятность неправильных ответов.

Существенным недостатком закрытых вопросов также является то, что объектом поиска становятся только специальные затребования информации: только о весе подозреваемого, только о цвете его глаз, волос, цвете ружья и т. п. Ответив на закрытый вопрос, допрашиваемый прекращает активный поиск в памяти и ждёт следующего вопроса. Если следователь забудет о чём-то спросить, нужная информация останется невостребованной. Даже тогда, когда следователь исчерпает весь перечень интересующих его закрытых вопросов, о существовании некоторых криминалистически значимых признаков он может просто не догадываться.

Для того чтобы максимально использовать преимущества открытых и закрытых вопросов и минимизировать недостатки тех и других, можно рекомендовать следующую тактику. Допустим, следователь хочет составить словесный портрет нападавшего. Начать нужно с открытого вопроса, ориентировав допрашиваемого на как можно более подробный, детализированный ответ. Если в ответе на открытый вопрос отсутствует описание каких-то важных деталей и признаков, следует задать ряд закрытых вопросов, чтобы "добрать" недостающую информацию.

Темп и ритм вопросов. Качество ответов зависит не только от характера вопросов, но и от того, в каком темпе эти вопросы заданы.

Распространённый подход - стремление задавать вопросы быстро, в стиле "стаккато", пагубно отражается на качестве ответов, поскольку часто у допрашиваемого не хватает времени для интенсивного поиска информации в памяти и для формулирования ответов. На быстро задаваемые вопросы даются быстрые, поверхностные ответы. Допрашиваемый, стараясь "уложиться" в отведённое время, либо даёт наиболее простой ответ ("я не знаю"), либо, снимая со своей памяти только поверхностный, наиболее доступный "слой", даёт ответ неполный.

Наряду с этим распространённой ошибкой является привычка некоторых следователей задавать следующий вопрос сразу же после того, как закончен ответ на предыдущий, а иногда даже раньше. Возникает ситуация, когда следователь и допрашиваемый говорят одновременно (нетрудно представить, сколько ценной информации при этом утрачивается!). Когда отвечающего на вопрос обрывают на полуслове, спеша задать следующий вопрос, у него может создаться впечатление, что у следователя нет ни времени, ни желания выслушивать подробные, обстоятельные ответы. В дальнейшем допрашиваемый будет видеть свою задачу в том, чтобы дать быстрый и чёткий ответ, и не станет себя особенно утруждать поисками в "анналах памяти". Чтобы избежать этих негативных последствий, вопросы следует задавать в медленном темпе, выдерживая паузы (достаточно 3–5 секунд) между окончанием ответа на предыдущий вопрос и постановкой следующего.

Пауза, сделанная следователем, его продолжительное, тактически осмысленное молчание в ходе допроса может вызвать чувство неловкости у допрашиваемого. Однако это молчание на руку следователю: оно побуждает допрашиваемого продолжать ответ и интенсифицирует его попытки припоминания новой информации. Допрашиваемый также испытывает неловкость от затянувшегося молчания и старается "заполнить паузу" своим рассказом.

Тон голоса. С самого начала встречи со следователем лица, которые вызваны на допрос, должны быть убеждены в том, что в данной ситуации они являются "центральными фигурами", так как располагают информацией, которая следователю неизвестна, но чрезвычайно важна для расследования. Созданию такой установки следователю необходимо способствовать всеми доступными способами, как вербальными (предваряющий инструктаж), так и невербальными, своим видом показывая, что внимательно слушает и что то, о чём говорит допрашиваемый, для следствия очень важно. В ряду этих приёмов немаловажную роль играет тон речи следователя. Если разговор ведётся в авторитарном стиле, то тем самым устанавливается главенство следователя и пассивная, второстепенная роль допрашиваемого: он будет ждать вопросов, вместо того чтобы, мобилизуя психические усилия, активно отыскивать информацию в своей памяти. Поэтому, ведя допрос, следователю рекомендуется говорить негромко, спокойно и достаточно медленно (разумеется, так, чтобы речь была понятна и не было необходимости переспрашивать). Негромкая, размеренная речь следователя важна ещё и потому, что не является для допрашиваемого дополнительным источником отвлечения и не мешает сосредоточиться на поиске информации.

На заключительной стадии допроса необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Закон требует фиксации в протоколе допроса всех полученных показаний "по возможности дословно". В нём должны быть отражены показания, данные и на стадии свободного рассказа, и на вопросно-ответной стадии с точной фиксацией вопросов и ответов. Однако в следственной практике протокол допроса подвергается шаблонной следственной стилизации.

Нередко в протокол допроса не включается то, что не подтверждает версии следователя. Под влиянием следователя, иногда не зная своих прав, не владея навыками письменной речи, многие свидетели подписывают протокол допроса без внимательного его прочтения.

Для тактики допроса и оценки его результатов существенное значение имеет предусмотренная законом возможность звукозаписи.

Звукозапись дисциплинирует вербальное поведение допрашиваемого, делает его более чутким к противоречиям. При даче даже ложных показаний, записываемых на магнитную плёнку, человек острее чувствует свои промахи, просчёты. При оценке результатов допроса звукозапись позволяет повторно проанализировать проговорки, невербальные особенности общения: паузу, умолчания, неуверенность в утверждениях и т. п. Прослушивая фонограмму допроса, в ряде случаев допрашиваемый осознаёт допущенные просчёты, отказывается от противодействия следователю.

Однако разговорная речь отличается фрагментарностью, неполнотой или избыточностью, обилием бытовой лексики. Чем взволнованнее человек, тем более свёрнута его речь. Большая информация поступает при этом по неязыковому (паралингвистическому) каналу.

В процессе допроса следователь должен направлять речевую деятельность допрашиваемого, просить излагать факты более точно и определённо. Всевозможные интонационные выделения, жесты, мимику следует по возможности переводить в речевые выражения.

Записывая устную речь, необходимо учитывать явления речевой персеверации - тенденцию лиц с неразвитой речевой культурой автоматически повторять услышанное, включать в ответы речевые конструкции, почерпнутые из вопроса, а также явление вербальной ригидности - тенденцию развивать мысль в той форме, которая была задана следователем.

§2. Особенности подготовки и производства допроса свидетеля и потерпевшего

По общему правилу (ст. 188 УПК РФ) на допрос свидетель и потерпевший вызываются повесткой.

В том случае, когда потерпевший или свидетель является престарелым, малолетним, а также если по уважительной причине не может явиться на допрос к следователю (например, по причине болезни, иной объективной невозможности прибыть к месту допроса), допрос может быть произведён по месту нахождения допрашиваемого. Возможен и другой вариант разрешения данной ситуации: следователь вправе поручить допрос сотруднику правоохранительного органа по месту нахождения потерпевшего и свидетеля, указав в письменном поручении вопросы, которые должны быть поставлены допрашиваемому.

Допрос потерпевшего и свидетеля, находящихся на излечении в медицинском учреждении, производится по месту оказания им медицинской помощи с разрешения лечащего врача.

Потерпевший и свидетель, находящиеся под стражей по другому делу либо отбывающие наказание в исправительном учреждении (как и арестованные, подозреваемые и обвиняемые), обычно допрашиваются по месту их содержания и вызываются на допрос через администрацию соответствующего учреждения. В случае острой необходимости они могут быть этапированы для производства допроса в изолятор временного содержания по месту нахождения органа, производящего расследование.

Для более полного и точного воспроизведения обстоятельств, о которых дают показания потерпевший и свидетель, иногда возникает необходимость допроса на месте исследуемого события.

До начала допроса потерпевший, как и свидетель, предупреждается следователем об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чём делается отметка в протоколе допроса, скреплённая подписью допрашиваемого. Кроме того, ему разъясняются его процессуальные права и обязанности.

Нередко, прежде чем приступить к обмену информацией по существу предмета допроса, возникает необходимость тактически грамотно подготовить допрашиваемого к обсуждению интересующих следствие обстоятельств. Этому может способствовать беседа на отвлечённую тему, создающая предпосылки для налаживания взаимопонимания и установления психологического контакта.

В предмет допроса потерпевших и свидетелей могут входить самые различные обстоятельства преступного деяния (о времени, месте, способе совершённых преступных действий, личности преступника, о собственных действиях до, во время и после преступления и т. д.) и обусловленных им общественно опасных последствий, а также обстоятельства других, связанных с преступлением событий, их участники. Потерпевшие и свидетели на допросе могут сообщить о фактах оказываемого на них посткриминального воздействия со стороны лиц, не заинтересованных в установлении истины по делу, и других, интересующих следствие известных им обстоятельствах.

Полноте, объективности и результативности расследования могут способствовать и данные, полученные при допросе потерпевшего о том, в силу чего он оказался в том месте, где совершено преступление: случайной или неслучайной была его встреча с преступником, знали ли они друг друга, а если знали, какие отношения поддерживали, не подозревает ли он кого-либо в совершении преступления; не находился ли потерпевший в момент совершения преступления в беспомощном состоянии и с чем было связано это состояние. Интерес для следствия могут также представить сведения, полученные от потерпевшего, о его образе жизни, интересах, наклонностях, увлечениях, состоянии физического и психического здоровья, о лицах его ближайшего окружения, взаимоотношении с ними и о других обстоятельствах предкриминального, криминального и посткриминального характера, связанных с личностью и жизнедеятельностью как самого допрашиваемого, так и тех лиц, о которых он даёт показания.

Что касается лиц, допрашиваемых в качестве свидетелей, то каждый из них, что вполне естественно, не обладает информацией по столь широкому кругу проблем, исследуемых с помощью показаний потерпевших. Каждый из свидетелей имеет возможность сообщить следователю только ту информацию и только о тех обстоятельствах, которые являются одной из составных частей предмета познания и доказывания. И только соединение в одно целое сведений об отдельных элементах целого позволяет следователю составить общее представление об этом целом (событии, личности преступника и т. д.), дополняемое знанием, почерпнутым из заключения судебных экспертов и исследования материальных следов преступления и обстановки его совершения.

Круг вопросов, которые выясняются путём допроса свидетелей, во многом зависит от того, в какую классификационную группу входит допрашиваемое лицо. Так, свидетели - очевидцы преступления и обусловленных им общественно опасных последствий - допрашиваются по поводу обстановки, обстоятельств, участников криминального события, других очевидцев, материально фиксированных следов, характера и обстоятельств происшествий как последствий содеянного. Очевидцы преступления, наблюдавшие дальнейшее развитие событий, могут быть допрошены ещё и по этому поводу. Что касается иных групп свидетелей, то одни из них дают показания о пост- либо предкриминальных фактах, событиях и их участниках, другие - и о том, и о другом, если посвящены в них.

Наибольший интерес представляют показания свидетелей, являвшихся очевидцами исследуемых по делу преступления и других, так или иначе связанных с ним событий. Причём показания незаинтересованных очевидцев преступления подчас являются более ценными с точки зрения их полноты, конкретики и достоверности, чем показания потерпевших, особенно в тех ситуациях, когда последние подверглись физическому насилию. Объяснить это нетрудно.

Показания потерпевших при посягательстве на их жизнь и здоровье отличаются, как правило, большой эмоциональной насыщенностью. Это особенно характерно для лиц со слабым типом высшей нервной деятельности и с акцентуированным характером.

Потерпевшие обычно долго сохраняют в памяти то, что они переживали при взаимодействии с преступником: страх, ужас, стрессовое перенапряжение, отчаяние, физические страдания, коллизии борьбы и т. д.

В отдельных случаях возможно возникновение так называемого следового аффекта, реактивных состояний, душевного расстройства. С другой стороны, тягостные события преступления как бы отторгаются сознанием многих потерпевших, влекут состояние охранительной заторможенности.

Во время преступного события поле сознания потерпевшего резко сужается, логическое мышление деформируется. При грубых физических воздействиях возможно возникновение состояния оглушенности, шока.

Острые конфликтные эмоциональные состояния ведут, как правило, к гиперболизации эмоциогенных воздействий и их генерализации.

Нарушение нормальной психической деятельности потерпевших от насильственных действий проявляется в дисбалансе тормозных и возбудительных процессов - в нарушении аналитической, дифференцировочной деятельности. При последующей реконструкции событий часто возникает явление переноса, диффузного обобщения ("все насиловали", "все били"). Особенно часто наблюдаются смещение последовательности событий, перенос признаков с одного объекта на другой. Наряду с этим отдельные детали события могут восприниматься и запечатлеваться особенно чётко.

Нередко поведение потерпевшего бывает виктимным, т.е. способствует совершению преступления или непосредственно провоцирует его. Проявляясь через направленность личности, через типичную линию её поведения, виктимность является значимым фактором в анализе взаимодействия преступника и потерпевшего, в оценке правдивости показаний обвиняемого, потерпевшего и свидетелей.


Поэтому следует тщательно проверять показания потерпевшего, учитывая, что в ряде случаев при первом допросе состояние крайнего психического напряжения лица, воспроизводящего стрессогенное событие, ограничивает его возможности. При повторном допросе возможно явление реминисценции - более полное воспроизведение событий.

Изложенное не означает, что во всех случаях показания свидетелей следует идеализировать и подходить к ним с позиции их оценки как истины в последней инстанции. Свидетели - это обычные, порой не менее грешные люди, чем преступники. Хорошо запоминая одно, они могут забывать другое. Как и потерпевшие, они не всегда могут запомнить то, что интересует следствие, не всегда могут правильно понять и оценить происшедшее, но, даже если это им удалось, они не всегда в состоянии адекватно донести полезную для дела информацию о воспринятом в силу тех или иных психологических, возрастных, ситуационных и иных особенностей. На полноту, конкретность, достоверность показаний отрицательно влияют ненадлежащие условия восприятия допрашиваемых, унаследованные или приобретённые по жизни дефекты визуального, слухового и иных способов восприятия, отсутствие установки на запоминание и плохая память, слабый аналитический и образный потенциал, низкий уровень интеллектуальных способностей и возможности чёткой вербальной передачи информации следователю. Положение допрашиваемых часто усложняется формализованной, недоброжелательной, казённой обстановкой, царящей в кабинетах следователей и других субъектов уголовного преследования. В современных условиях всё это тесно соседствует с недобросовестностью, злонамерениями, стремлением к собственным покою и выгодам самих свидетелей, ощущением ими реальных угроз своей безопасности и незащищённости, испытанием оказываемого на них давления, психического и физического насилия со стороны лиц, не заинтересованных в даче ими правдивых показаний либо, наоборот, заинтересованных в даче ими ложных показаний в интересах виновных. Поэтому вопрос о тактике и технологии предметной части допроса потерпевших и свидетелей должен решаться творчески в каждом отдельном случае с учётом всего комплекса объективных и субъективных факторов. Он может развиваться не только по принципу от общего к частному, но и в обратном направлении, т.е. от освещения, исследования отдельных элементов характеризуемого объекта к общей его характеристике. Это особенно актуально в том случае, когда допрашиваемый в силу тех или иных обстоятельств (например, умственных ограничений, низкого уровня грамотности и т. д.) не способен к свободному, внятному, раскрепощённому, обстоятельному изложению своих мыслей.

При определении тактической линии своего поведения во время допроса следователю целесообразно учитывать особенности психологических характеристик потерпевшего и свидетеля.

Отражение действительности в сознании человека обусловлено различными моделирующими механизмами личности - её социальным статусом, социальной ролью, профессиональными, национально-культурными и возрастными факторами, жизненным опытом и общекультурным уровнем. В этом и состоит субъективность психического отражения. Однако, поскольку исходной базой психического отражения является объективная действительность, эта база может быть проанализирована, если будут нейтрализованы соответствующие "личностные экраны" лиц, дающих показания.

Так, воспоминания человека всегда связаны с определёнными переживаниями тех или иных событий. Одни из них выдвигаются на передний план и подавляют образцы других событий. Это вносит субъективные искажения в процесс воспроизведения. Учёт возможных причин подобных искажений, их фильтрация, выявление подлинной чувственной основы воспроизводимого материала - важнейшая задача следователя при допросе.

В своей практике следователь неизбежно встречается с явлениями реконструкции и деформации воспроизводимого материала.

Личностная реконструкция материала при его сохранении и воспроизведении может проявляться в:

- искажении смыслового содержания исходного материала;

- иллюзорной конкретизации, детализации;

- замене одного содержания другим аналогичным содержанием;

- объединении разрозненных элементов и разъединении связанных;

- смещении или перемещении отдельных сторон исходного события.

При допросе информация извлекается не из материального объекта, а из сферы его вербально-обобщённого отражения.

Личные доказательства - сообщения - имеют знаковую сущность. В знаке должна быть исследована смысловая сторона. Содержание выражаемого знаком образа подлежит специальному выявлению.

Выяснение того, что реально лежит за сообщением, субъективно трактуемым понятием, термином, и составляет основное содержание познавательной деятельности следователя при допросе.

Допрос - это особый тип следственного исследования специфического второсигнального источника информации. Последний имеет свою генетическую структуру - образуется путём получения, сохранения и передачи информации человеком. При его исследовании существенно и четвёртое звено познавательной деятельности - приём информации (сообщения) следователем. На стыке этих четырёх звеньев (восприятие, сохранение, воспроизведение информации допрашиваемых и её приём следователем) возможна значительная трансформация информации - её реконструкция, деформация и значительная утрата.

Итак, достоверность получаемой следователем информации из знакового (словесного) источника зависит от степени снятия с неё субъективных наслоений. Результативность, полнота и объективность исследования этого специфического источника информации зависят от рефлексивности интеллекта следователя - от уяснения особенностей сенсорно-перцептивной сферы лица, дающего показания, его концептуально-ориентировочной модели.

Фактическую осведомлённость допрашиваемого нельзя установить путём пассивного слушания, о ней можно получить информацию, используя систему приёмов, основанных на знании психики человека.

Материал, извлекаемый человеком из фондов памяти, избирательно актуализируется и реконструируется в зависимости от той задачи, которая возникает перед индивидом в данный момент.

Однако и то, что входило в поле сознания, и то, что вошло в фонд памяти человека, также зависит от задач деятельности индивида, его установок и личностной направленности. Восприятие явлений, процессы переработки информации и её сохранения - это не отдельные стадии, а единый процесс психической деятельности.

Восприятие обусловлено опытом человека и целью его деятельности.

Цель текущей деятельности организует поле восприятия: одни объекты приобретают при этом существенное значение, другие отходят на задний план, становятся фоном.

Допрашивая свидетелей и потерпевших, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых трёх - пяти суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о датах и времени событий, динамические и количественные характеристики, речевые формулировки общающихся лиц.

В процессе воспроизведения в зависимости от своего психического состояния человек вспоминает лишь те или иные фрагменты события.

Затрудняет оптимальное функционирование его когнитивной (познавательной) сферы обстановка подчёркнутой строгости, официальности, вызывающая состояние психической напряжённости.

В ряде случаев свидетелю и потерпевшему должна быть оказана психологическая помощь в форме предъявления изображений, макетов, моделей, шкал цветов (таблицы Рабкина), предложения графически изобразить объект, пространственные схемы - "карты пути", "карты обозрения" и т. п. Некоторые приёмы способствуют активизации репродуктивной и последовательной деятельности свидетеля и потерпевшего: предложение описать событие в его хронологической последовательности (с чего оно началось, как развивалось, чем завершилось); постановка напоминающих вопросов. Для более полного описания событий могут быть использованы ассоциативные опорные пункты. В процессе допроса следователь должен отчленять факты, описываемые уверенно, от сообщаемых с определённым сомнением, выясняя при этом, чем обусловлены уверенность или сомнение, а также условия восприятия события, ориентационно-оценочные возможности допрашиваемого. Всё сказанное относится к числу объективных законов формирования в памяти человека мысленных образов воспринятых объектов, сохранения, воспроизведения и передачи информации о них. Но человек, его память, сознание и коммуникативная деятельность подчинены ещё и законам жизнедеятельности реальной окружающей социальной среды. (Вспомним народную мудрость "С кем поведёшься, от того и наберёшься", "В чужой монастырь со своим уставом не ходят".) Дача показаний может быть сопряжена с отрывом от трудовой деятельности, с остроконфликтными жизненными ситуациями, с различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, с различными нравственными и гражданскими качествами личности. Отдельные люди воспринимают положение потерпевшего и свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к допрашиваемым чуткое и доброжелательное отношение. Большинство из них теряются в необычной обстановке. Одни раздражаются и, чувствуя, что их ловят на словах, становятся грубы и принимают вызывающий тон, большинство же теряются и нравственно страдают. Нужно зорко следить за настроением потерпевших и свидетелей: мысленно становиться на их место, умея вернуть спокойствие и самообладание одним, поддержать бодрость в других.

Все свидетели и потерпевшие занимают определённую позицию - они так или иначе относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Находясь в определённой социальной микросреде, они обычно разделяют установки этой среды. Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля возникает та или иная модель расследуемого события. Однако предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний не должно восприниматься допрашиваемым как необходимость дачи угодных следователю показаний.

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируются под влиянием последующих воздействий. Так, значительные деформации в показаниях могут произойти в результате последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т. д. При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространённой интерпретации событий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

Вовлечение свидетеля и потерпевшего в процесс уголовного судопроизводства вызывает особое их психическое состояние, обусловленное повышенной ответственностью за свои действия. Они чутко, часто на фоне повышенной тревожности, реагируют на характер вопросов следователя; психические процессы обретают селективную, остро избирательную направленность.

В этих условиях не исключаются противоречивость показаний, ошибочные оценки, неточности, заблуждения, ничего общего не имеющие с намеренной дезинформацией следователя. Они могут выражаться в ошибках речевой коммуникации (непонимание смысла слов, терминов, ошибочная их интерпретация), отождествлении объектов, искажении формы, размера и структуры описываемого объекта, смещении временной и пространственной локализации объектов. В ряде случаев ошибочность показаний выявляется и устраняется путём предъявления вещественных доказательств или графических изображений, схем, планов, чертежей натуральных объектов, макетов, документов.

Критической оценке должны подвергаться показания о быстротечных событиях (от нескольких секунд до долей секунды), связанных с автотранспортными происшествиями, импульсивными насильственными действиями, несчастными случаями в результате нарушений техники безопасности и т. п. Очень часто свидетели и потерпевшие обобщают отдельные фрагменты события, непроизвольно их дополняют, "подтягивают" под личностное восприятие. Для активизации воспоминаний о времени события целесообразно попросить допрашиваемого воспроизвести последовательность событий, назвать какие-либо устойчивые временные ориентиры.

Восприятие длительности событий является по существу суммированием образных представлений. Этот процесс субъективен. Так, периоды, насыщенные событиями, сжимаются (а при отсроченном воспроизведении - растягиваются). События монотонные, однообразные, а также воспринимаемые в больном, психически ослабленном состоянии, кажутся затянутыми. Малые промежутки времени переоцениваются, большие - недооцениваются. Дети и подростки, как правило, переоценивают длительность событий.

При выяснении внешнего облика разыскиваемого лица первоначальная информация должна быть получена посредством свободного описания. В качестве мнемической помощи здесь может быть использовано предъявление фотоснимков разных лет.

Следует учитывать, что одни признаки человеческого лица запоминаются лучше (например, причёска, выражение глаз, их цвет), другие - хуже. Наиболее устойчивыми опознавательными признаками являются очертания лица, силуэт тела; хорошо запоминаются мимические особенности, характерное выражение лица (хмурый, весёлый, злой, добрый, уверенный, наглый и т. п.), жесты, позы, походка, особые анатомические и функциональные приметы, одежда. При этом отдельные выразительные особенности лица могут "подавлять" восприятие других характерных признаков.

Кроме того, следователь должен учитывать не только индивидуальную, но и возрастную направленность восприятия внешнего облика человека. Так, основное внимание подростков обычно направлено на рост человека, его телосложение, причёску. Молодёжь больше обращает внимание на мимику, жесты. Люди среднего и пожилого возраста более чувствительны к речевым особенностям, манере поведения, циничным проявлениям.

Производя повторный допрос, необходимо помнить о том, что возможно проявление реминисценции - более полного воспроизведения материала (это не должно интерпретироваться как умышленное сокрытие сведений при первом допросе).

Изложенные обстоятельства указывают на то, что процесс информационного взаимодействия следователя с потерпевшим и свидетелем необходимо строить с учётом особенностей обстоятельств расследуемого преступления, индивидуальных особенностей способов восприятия ими окружающего мира, формирования и запоминания образов о нём, способностей вербального оформления следов памяти, физического и психического состояния допрашиваемого в момент совершения преступления и дачи показаний о нём.

Необходимость в свободном рассказе обо всех известных обстоятельствах объективно отпадает в том случае, когда человек допрашивается по делу несколько раз в порядке уточнения либо дополнения того, что он показал на первом допросе (если, разумеется, его позиция принципиально не изменилась и он подтверждает свои первоначальные показания).

§3. Допрос свидетеля и потерпевшего по методу когнитивного интервью

Важное значение для получения полных, правдивых, максимально конкретизированных показаний имеет производство допроса по методу когнитивного интервью (когнитивная психология - одна из ведущих областей современной психологической науки, изучающая организацию знания в памяти человека, включая соотношение вербальных и образных компонентов в процессах запоминания и мышления. Отсюда и берёт начало метод допроса (опроса), получивший название когнитивного интервью).

Когнитивное интервью - это метод получения достоверной, исчерпывающей личностной (субъективной) информации от потерпевших и свидетелей преступления о признаках внешности, поведении преступника (преступников) и обстоятельствах содеянного им на основе реализации системы приёмов, базирующихся на достижениях когнитивной психологии.

Краткая схема поэтапных правил допроса по методу когнитивного интервью.

Первый этап - вводный.

1. Дать допрашиваемому успокоиться, освоиться с обстановкой.

2. Установить с ним психологический контакт (доброжелательные отношения, обстановку взаимопонимания и сотрудничества).

3. Убедить допрашиваемого в том, что от его усилий в припоминании и сообщении информации зависит успех расследования преступления и восстановления справедливости. Допрашиваемый - активный участник расследования; ему не надо пассивно ждать вопросов следователя.

4. Создать у допрашиваемого "настрой" на активный поиск в памяти подробной, максимально детализированной информации.

5. Инструктируя допрашиваемого, подчеркнуть важность следующих моментов: а) максимально сконцентрироваться, усиленно работать; б) ничего не пропускать; в) не придумывать ответов.

Второй этап - свободный рассказ.

1. Предложить допрашиваемому воссоздать общий контекст события: куда шёл, что собирался делать, как себя чувствовал, какая была погода, кого встретил и т. д. перед тем, как совершилось преступление.

2. Предложить допрашиваемому в свободной форме описать случившееся.

3. Не прерывать, не задавать по ходу рассказа уточняющих или детализирующих вопросов.

4. Держать длинную паузу, если допрашиваемый на какой-то момент остановится, не подталкивать его.

5. Во время рассказа допрашиваемого брать на заметку образы, которые содержат интересную для следствия информацию. Выделить наиболее яркий, отчётливо запечатлевшийся образ, зафиксировать также и другие образы.

6. Во время рассказа допрашиваемого наметить стратегию пробинга вычерпывания информации из образов: определить круг и последовательность подлежащих выяснению и уточнению вопросов, криминалистически значимых деталей.

Третий этап - пробинг кодов памяти.

1. Вновь напомнить допрашиваемому о необходимости интенсивной концентрации на мысленном образе-представлении (коде памяти).

2. Предложить допрашиваемому воссоздать контекст отдельного фрагмента события (например, когда преступник, угрожая оружием, потребовал у кассира выручку).

3. Предложить допрашиваемому закрыть глаза (это поможет лучше сконцентрироваться на образе).

4. Задать открытый (рамочный) вопрос ("Расскажите, как всё это было").

5. Предложить более подробно описать объект (например, лицо преступника).

6. Не прерывать повествование допрашиваемого.

7. Делать подробные записи сообщаемых деталей.

8. Держать продолжительные паузы после того, как допрашиваемый замолчал, не спешить с вопросами.

9. Постараться "вычерпать" из образа как можно больше информации, которая не нашла отражения в свободном рассказе.

10. По такой же схеме сделать пробинг всех остальных образов, содержащих криминалистически значимую информацию.

11. К некоторым образам можно вернуться повторно.

12. Сделать пробинг концептуальных кодов памяти (когда информация запечатлелась в словесной форме).

Четвёртый этап - обзорный.

1. Прочесть допрашиваемому всё, что было зафиксировано в протоколе.

2. Читать медленно и отчётливо.

3. Предложить допрашиваемому сразу же прервать следователя, если будет замечена какая-либо неточность, ошибка в записи или если допрашиваемый вспомнит что-то новое.

4. В случае припоминания новой информации произвести пробинг (по описанной выше технологии).

Пятый этап - завершающий.

1. Выяснить необходимую информацию о личности допрошенного (имя, фамилия, возраст, место работы, жительства и т. п.).

2. Поблагодарить за оказанную помощь и попросить позвонить, если допрашиваемый впоследствии вспомнит какие-либо новые факты (дать свою визитку или номер телефона).

3. Очень важно оставить у допрошенного благоприятное впечатление от контакта с представителем правоохранительных органов. (Об этом непременно узнают друзья и знакомые допрошенного.) В случае необходимости следователь может рассчитывать на продолжение контактов и помощь.

Допрос по методу когнитивного интервью нужно проводить по возможности быстрее, сразу после происшествия. Следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен в первые 1–2 часа после события. Детали (например, цвет одежды) забываются быстрее, чем общая информация о событии.

Как уже отмечалось, припоминание информации зависит не только от наличия этой информации в памяти допрашиваемого (опрашиваемого), но и от целого ряда других обстоятельств. Для когнитивного интервью особенно важное значение имеет способность допрашиваемого понять даваемые ему инструкции и, следуя этим инструкциям, правильно искать информацию в памяти. Допрашиваемый, только что переживший эмоциональную, а иногда и физическую травму, не может эффективно извлечь информацию из памяти, хотя она там имеется: ему мешают это сделать состояние здоровья, волнение и беспокойство. В таком случае лучше немного подождать, пока потерпевший или свидетель-очевидец не успокоится и не придёт в себя.

Есть ещё одно обстоятельство, в силу которого иногда лучше отложить допрос. Имеется в виду окружающая обстановка, не позволяющая сосредоточиться как самому допрашиваемому, так и следователю.

Если допрос не удалось произвести в ближайшие часы после преступления, то следует подождать, когда появится возможность провести его в наиболее благоприятной обстановке, так как это позволит получить больше нужной информации. Дело в том, что процесс забывания, особенно интенсивный в первые часы, потом замедляется, и разница в один-два дня уже не имеет столь существенного значения для эффективности припоминания. В этот период гораздо большую роль играют окружающая обстановка и условия производства допроса.

Если допрос проводится прямо на месте преступления, возникает множество отвлекающих и неконтролируемых факторов. Поэтому лучше немного отойти и выбрать более спокойное и уединённое место.

В случае производства допроса в служебном офисе необходимо выбрать комнату, удалённую от других помещений: это позволит минимизировать отвлекающие факторы. Проводить допрос по методу когнитивного интервью на рабочем месте допрашиваемого не совсем желательно по причинам, аналогичным тем же, что и при допросе по горячим следам на месте происшествия.

Наиболее благоприятная обстановка для допроса по методу когнитивного интервью создаётся на квартире допрашиваемого: здесь легче установить доверительные личностные отношения с допрашиваемым и создать атмосферу доброжелательного сотрудничества, устранить отвлекающие моменты.

Как успокоить допрашиваемого. Для свидетеля, тем более для потерпевшего, ситуация преступления - это всегда ситуация экстремальная, угрожающая его личной безопасности и потому вызывающая "всплеск" эмоций, а это в свою очередь неблагоприятно отражается не только на восприятии события, но и на его последующем припоминании. Давая показания, свидетель и потерпевший вынуждены как бы заново переживать случившееся. Кроме того, сам контакт с представителем правоохранительных органов, непривычный для большинства допрашиваемых, усугубляет эмоциональный дискомфорт и волнение. (Психологи называют такое состояние "тревожностью".) Имея это в виду, следователь, прежде чем приступать к выяснению интересующей его информации, должен "снять" излишнюю тревожность допрашиваемого.

Обычно человек, только что переживший преступление, чувствует страх. Страх оказывает дезорганизующее влияние на всю психическую и физическую деятельность: человек утрачивает способность контролировать ситуацию, у него возникает чувство собственной неадекватности. Следователь может помочь ему избавиться от этого чувства, убедив допрашиваемого, что в подобных ситуациях страх - вполне нормальная реакция ("Я хорошо представляю, что Вы сейчас чувствуете").

Нужно дать допрашиваемому возможность излить душу. Это поможет ему немного успокоиться и будет способствовать установлению эмоционального контакта со следователем. Однако во избежание опасности слишком уклониться от темы процедура должна быть достаточно краткой. Цель её состоит в том, чтобы показать (лучше на конкретных примерах) допрашиваемому, что на действительно опасную ситуацию, в которой он оказался, большинство людей отреагировали бы точно так же, ибо страх - вполне нормальная реакция человека на опасность.

Страх возникает внезапно. Эффект внезапности усугубляет его разрушительные последствия. Поэтому если допрос проводится не сразу, а через несколько часов или дней, когда первый шок после пережитого уже прошёл, следователю рекомендуется предупредить допрашиваемого о том, что, когда он будет пытаться "воскресить в памяти" ситуацию преступления, у него могут возникнуть испытанные в тот момент чувства и переживания, но они будут не такими сильными и что теперь ситуация находится у него под контролем. Сделать это можно следующим образом: "Когда Вы будете рассказывать о преступлении, Вы опять будете волноваться. Вам будет страшно. Но не так сильно, как было тогда. И потом помните, что сейчас Вы "хозяин положения": если в какой-то момент Вы захотите расслабиться, прийти в себя, скажите мне об этом, и мы сразу же сделаем перерыв".

В психотерапии используется такой приём: если речь идёт об особенно травмирующих переживаниях, пациенту предлагается вести рассказ от третьего лица: вместо местоимений "я", "мне" употреблять местоимения "он", "ему". Таким образом, жертва описывает случившееся как бы с позиции стороннего наблюдателя, отдаляясь от преступления на безопасное расстояние (этот приём целесообразно использовать при допросе потерпевших от сексуальных посягательств).

Нужно иметь в виду, что рассказ от третьего лица менее подробен и менее детализирован, чем рассказ от первого лица. Однако при расследовании сильно травмирующих психику преступлений целесообразнее выбирать из двух зол наименьшее, так как эмоциональное состояние допрашиваемого является основным барьером для успешного припоминания информации.

Давно замечено, что эмоциональное состояние человека проявляется во внешнем поведении (когда мы взволнованны, речь ускоряется, мышцы напряжены). Возможен и обратный процесс, т.е., меняя наше внешнее поведение, мы тем самым можем повлиять и на наше внутреннее, эмоциональное состояние. Принимая это во внимание, следователь может частично "снять" тревожность (волнение) допрашиваемого с помощью такого, например, приёма: перед началом рассказа о событии допрашиваемому предлагается расслабиться, сделать несколько глубоких вдохов, вдыхая медленно и глубоко, и медленных выдохов. Следователь может несколько раз сам проделать эту процедуру вместе с допрашиваемым. (Этот приём напоминает приёмы релаксации, используемые при гипнозе.) Следует, однако, подчеркнуть, что когнитивное интервью не имеет с гипнозом ничего общего, и прежде всего потому, что гипноз увеличивает внушаемость, а когнитивное интервью — нет. Другим приёмом, используемым для снятия тревожности допрашиваемого, является так называемый принцип синхронности. Суть его состоит в следующем: доброжелательная, сдержанная манера поведения, спокойная, медленная речь следователя непроизвольно инициирует аналогичное поведение допрашиваемого.

В любом преступлении одни его фрагменты являются более стрессогенными (вызывают больше эмоций), чем другие. Неудивительно поэтому, что вопросы о таких фрагментах окажутся для допрашиваемого более волнительными, чем, скажем, вопросы биографического содержания. Негативное действие таких вопросов не исчезает сразу после ответа. Отрицательное последствие стресса будет сказываться на всех последующих этапах допроса.

На одном из допросов следователь задал потерпевшей вопрос о ноже, которым ей угрожал нападавший. Этот вопрос настолько вывел её из себя, что допрашиваемая не только не могла на него ответить, но не смогла дать толковые ответы на пять достаточно простых вопросов. Вместе с тем следователь просто не может не задать эти стрессовые вопросы. Как быть? Нужно отнести стрессовые вопросы на конец допроса, когда уже получена самая важная детализированная информация (подобным образом действуют опытные журналисты: так называемые "вопросы-бомбы" они задают в конце интервью).

Если следователь заметит, что допрашиваемый находится во взвинченном состоянии, и если эту взвинченность не удаётся снять, то проведение допроса целесообразнее отложить (если есть такая возможность), так как качественной информации о событии преступления получить всё равно не удастся. При проведении повторного допроса (когда допрашиваемый находится в более спокойном состоянии) следует иметь в виду, что если в первом случае был получен неправильный ответ на вопрос, то вероятность получения правильного ответа на этот вопрос в последующем уменьшается (это объясняется особенностями функционирования человеческой памяти).

Кроме того, если следователь, не обращая внимания на состояние допрашиваемого, продолжает задавать вопросы, это не способствует установлению столь необходимого психологического контакта между ним и допрашиваемым.

Лишь после того как восстановлено нормальное состояние допрашиваемого, можно перейти к показаниям о преступлении. Начинать допрос следует с ряда безобидных (нейтральных) вопросов, постепенно переходя к более стрессогенным.

Персонализация коммуникаторов. Одним из препятствий к получению полной и достоверной информации является своего рода "обезличенность" участников расследования: следователь, свидетель, потерпевший вольно или невольно играют каждый свою стереотипную роль. В представлении допрашиваемого следователь - это "винтик", элемент казённой "машины", выполняющий свою часть рутинной работы. В свою очередь для следователя жертва квартирной кражи, нападения, изнасилования - лишь одна из многих типичных жертв преступлений такого рода, расследованием которых ему приходится заниматься каждодневно.

Примерно в таком же качестве следователь обычно воспринимает и свидетеля. И допрашиваемый, и следователь видят друг в друге не конкретного человека, не личность, а "ролевую функцию", и это, разумеется, не способствует продуктивности коммуникации.

Одной из необходимых предпосылок эффективного допроса является персонализация его участников. Следователь должен видеть в допрашиваемом живого, интересного, конкретного человека, с его заботами и переживаниями, и сам в свою очередь представиться как идентифицируемая личность, а не просто как олицетворение официальной организации.

Самый простой способ персонализации - называть допрашиваемого по имени (дети, молодые люди), по имени и отчеству (лица постарше), т.е. так, как сам допрашиваемый, представляясь, назвал себя. Можно просто спросить допрашиваемого, как к нему лучше обращаться.

Другим способом указанной персонализации является реализация следователем умения активного слушания. Ему важно заставить себя внимательно слушать допрашиваемого и проявлять знаки интереса к сообщаемой им информации. Один из способов достижения этой цели — периодически повторять последнюю фразу допрашиваемого, комментируя её или задавая вопрос. Так, если допрашиваемый показал, что испугался, когда вдруг увидел, что преступник достаёт ружьё, после этой фразы следователь может сказать: "Вы говорите, что испугались, когда увидели, что преступник достаёт ружьё. Это в самом деле страшно. А что Вы ещё можете вспомнить об этой сцене?" Тем самым следователь показывает допрашиваемому, что понимает его состояние и внимательно слушает рассказ.

Активное слушание требует сконцентрированности. Поэтому, прежде чем приступать к допросу, нужно устранить все возможные помехи.

Следователю не следует отвлекаться ни на какие другие мысли, чтобы продуктивно слушать и слышать.

При подготовке к допросу он может ознакомиться с протоколом предыдущего допроса того же человека, проведённого ранее другим следователем, знать некоторые обстоятельства дела. Эта информация, безусловно, полезна. Однако она не избавляет от необходимости внимательно выслушать всё повествование допрашиваемого, без предвзятости воспринимая его показания.

Проводя такую рутинную процедуру, как допрос, следователь нередко использует различные речевые штампы. Бюрократические обороты речи деперсонализируют допрос. Поэтому нужно стремиться их избегать.

Чтобы допрашиваемый видел в следователе не просто представителя власти, а конкретного, благожелательного человека, следователь, представившись, может сообщить перед началом допроса некоторую информацию о себе. Такая личная информация будет способствовать установлению контакта с допрашиваемым (например, если следователю известно, что у допрашиваемого есть ребёнок, он может сказать, что и у него есть ребёнок примерно такого же возраста).

При проведении допроса следователю необходимо собирать некоторые данные о допрашиваемом. Нужно довести до сведения допрашиваемого, что делается это не по его личной инициативе, а "в силу производственной необходимости", что это стандартная и обязательная процедура, ибо подобные сведения собираются при расследовании любого дела.

Проявление эмпатии (сочувствия, сопереживания). Сообщит ли допрашиваемый какую-либо лично для него очень значимую информацию, зависит от того, увидит ли он в следователе человека, способного его понять. Классический пример: подросток, односложно отвечающий на вопросы родителей ("потому что они всё равно не поймут") и часами беседующий с приятелями.

Непростая задача следователя состоит в том, чтобы убедить допрашиваемого, что он может взглянуть на проблему его глазами и понять переживания допрашиваемого, как говорится, влезть в его шкуру. Перед тем как допросить жертву преступления, полезно подумать о том, что ей пришлось пережить, и попытаться представить себя на её месте.

Однако корректно сопереживать допрашиваемому - это лишь полдела. Надо ещё убедить его в том, что следователь способен разделить его чувства. Для этого необходимо поддерживать обратную связь с допрашиваемым, периодически комментируя его показания ("Я могу Вас понять", "Представляю, как Вам было страшно", "Да, конечно, с Вами поступили бесчеловечно"...).

Кроме персонализации и проявления эмпатии, существуют и другие, достаточно несложные приёмы завоевания доверия, основанные на том, чтобы создать у допрашиваемого впечатление о следователе как о человеке справедливом, благожелательном, заинтересованном в установлении истины, для которого очень важно и интересно то, что говорит допрашиваемый.

Перед началом допроса потерпевшего и свидетеля полезен минимальный физический контакт (рукопожатие), который не должен восприниматься допрашиваемым как фамильярность (особенно если речь идёт о лице другого пола). Если у допрашиваемого есть какие-либо заметные повреждения, раны и т. п., следует поинтересоваться его самочувствием, позаботиться о том, чтобы ему было удобно, спросить, обращался ли он к врачу (даже если следователь всё уже знает и без этого). Точно так же следует поступать при внутренних, незаметных глазу повреждениях, если следователю о них известно.

Допустим, что есть основания не доверять показаниям допрашиваемого. Следователь всё равно должен делать вид, что он верит ему. Если допрашиваемый действительно "кривит душой", это можно будет выяснить в процессе дальнейшего расследования и повторных допросов.

Однако если добросовестный человек почувствует, что ему не верят, трудно рассчитывать на его дальнейшее деловое сотрудничество. Именно поэтому следователь должен избегать оценочных суждений и конфронтационных вопросов. Следователь может стимулировать активность допрашиваемого ещё и тем, что будет своим поведением (вербальным и невербальным) демонстрировать интерес к его рассказу.

Этот интерес может проявляться в характере задаваемых вопросов, зрительном контакте с допрашиваемым (особенно в начале допроса, когда устанавливается психологический контакт), позе следователя (сидеть, слегка подавшись вперёд, по направлению к допрашиваемому).

Ожидания и цели следователя и допрашиваемого в идеале должны совпадать, тогда им легче будет координировать усилия по достижению желаемого результата. Однако в реальности это случается редко, так как интересы следователя и интересы свидетеля (или потерпевшего) различны.

И тем не менее залог допроса по методу когнитивного интервью в том, чтобы следователь и допрашиваемый работали "единой командой" и на общую цель. Для этого каждая из сторон должна быть осведомлена о перспективах другой стороны. Следователь должен учитывать нужды и заботы допрашиваемого, а тот в свою очередь - интересы следствия.

Естественно, что основная нагрузка в обеспечении согласованности действий партнёров по коммуникации ложится на следователя: он исподволь направляет ход допроса и достаточно уравновешен, спокоен, для того чтобы уверенно видеть общую картину. Понимая состояние и интересы допрашиваемого, следователь может координировать их с интересами расследования, направляя повествование допрашиваемого в нужное русло.

Прежде чем предложить допрашиваемому рассказать об интересных для следствия деталях преступления, нужно дать ему возможность излить свои чувства. Переживания допрашиваемого, его страхи и обиды мало интересны для следователя. Тем не менее если они не будут выражены, то в дальнейшем это может помешать конструктивному диалогу.

"Выход эмоциям" необходимо дать в самом начале допроса. Зная об этих эмоциях, следователь может потом использовать их в своих целях.

Допустим, допрашиваемый "зациклился" на несправедливости преступления. Для завоевания доверия допрашиваемого возможен такой, например, приём, как сказанная к месту фраза: "Для того мы, следователи, и работаем, чтобы люди, совершающие преступления, получили по заслугам". В частности, жертве ограбления, озабоченной материальным ущербом, можно сказать, что возмещение этого ущерба будет зависеть от успеха расследования, в том числе от полноты и точности показаний.

Следователь может также сказать, что для задержания преступника необходимо детальное описание его внешности и машины, на которой тот скрылся. Следователю нужно убедить допрашиваемого в том, что он понимает и разделяет его чувства и сделает всё возможное, чтобы справедливость была восстановлена, и что сам допрашиваемый должен ему в этом помочь. После того как допрашиваемый убедился в том, что цели следователя в данном случае совпадают с его собственными, можно переходить к сбору информации, представляющей интерес для следствия.

Как восполнить дефицит навыков и способностей к восприятию и передаче информации (коммуникативности) у потерпевшего и свидетеля. Свидетели и потерпевшие обычно не являются репортёрами криминальной хроники, поэтому описание преступления - задача для них непривычная. Независимо от возможностей памяти они испытывают трудности при детальном описании преступления.

Некоторые несложные приёмы помогут эти трудности преодолеть.

Относительная и абсолютная оценки. Для того чтобы помочь допрашиваемому охарактеризовать какой-то объект, ему нужно предоставить для сравнения другой объект как "точку отсчёта".

Психологические исследования показали, что относительные оценки легче и точнее абсолютных. Например, каждый может затрудниться в точном определении роста человека, но без труда оценит, который из двух людей выше. Поэтому если допрашиваемый не может сказать, какого роста был преступник, следователь может предложить оценить его (выше, ниже, такой же) по сравнению со своим собственным ростом или ростом хорошо знакомого человека. Чем больше сходство между сравниваемыми объектами, тем точнее будет оценка.

Особенно трудны абсолютные оценки цвета, тем более цвета нестандартного. Словарный запас допрашиваемого может не позволить охарактеризовать, например, цвет как "голубой с аквамариновым оттенком". Вместе с тем допрашиваемый может довольно точно оценить цвет объекта, делая выбор из ряда предложенных образцов, при ответе на вопрос, на какой цвет был больше похож объект - ближе к голубому или ближе к зелёному? Имеющиеся в продаже стандартные цветовые таблицы должны быть в арсенале следователя.

Узнавание лучше припоминания. Узнать объект легче, чем его припомнить. Эту закономерность следователь должен знать и использовать. Например, допрашиваемый не может сказать, какого типа оружие (пистолет или револьвер) было у преступника. Если следователь покажет ему типичное изображение того и другого, допрашиваемый без труда сделает правильный выбор. Или, скажем, допрашиваемый, не знающий марки автомашин, не сможет описать какую-то модель, но он может узнать эту модель, если показать ему рисунки нескольких разных машин. У следователя должны быть в распоряжении наборы рисунков типичных марок машин, оружия, иных технических объектов.

Допрашиваемый узнаёт искомый объект по образцам, указав сходство или различие с предлагаемыми альтернативами. При отсутствии изобразительных альтернатив можно воспользоваться речевыми, словесными описаниями. Например, если допрашиваемый пытается охарактеризовать головной убор, можно предложить на выбор: бейсболка, морская, жокейская шапочка, шляпа (вопрос: "На что больше походил головной убор преступника?"). Если альтернатив немного, нужно перечислить все. Если много и назвать все нельзя, следователь должен подчеркнуть особо, что это лишь некоторые из большого числа возможных альтернативных образцов. Такой приём позволяет избежать искажений в ответах допрашиваемого.

Невербальные формы ответов. Большая часть получаемой в ходе допроса информации передаётся через речь. Речь - наиболее распространённое средство коммуникации, но средство не единственное и не во всех случаях самое эффективное. Так, сложные действия или непривычные объекты трудно описать словами. В таких случаях можно попросить допрашиваемого продемонстрировать само это действие, нарисовать объект, т.е. как-то обойтись без слов. По одному из дел свидетель - очевидец катастрофы самолёта - никак не мог описать словами, как накренялся потерявший управление самолёт. Тогда ему было предложено показать это движение на модели самолёта, что он и сделал.

Аналогичным образом при описании дорожных происшествий можно попросить допрашиваемого нарисовать план перекрёстка, выбрать из числа предложенных образцов моделей машин похожие на те, что были вовлечены в аварию, а затем показать на этих моделях движение вовлечённых в аварию машин. Если допрашиваемый был активным участником события (например, пилотом) и важно определить его действия, то в идеале лучше всего проводить допрос в аналогичном по конструкции самолёте, где допрашиваемый сможет продемонстрировать свои действия, которые он производил в момент аварии.

Использование невербальных форм ответов особенно эффективно при допросе лиц с ограниченными вербальными способностями.

Как побудить допрашиваемого к детальному описанию.

Большинство людей не привыкли к детальным описаниям: по жизни им это не нужно. Между тем для расследования требуется как раз полная, максимально детализированная информация. Для подробного описания нужно больше времени, чем для поверхностного формализованного ответа.

Поэтому в самом начале допроса следователю нужно убедить допрашиваемого в том, что он не торопится и будет ждать столько времени, сколько потребуется для самых обстоятельных, подробных ответов. Нередко следователи совершают ошибку, говоря, что допрос займёт всего несколько минут. Тем самым они настраивают допрашиваемых на быстрые, поверхностные ответы. Допрашиваемый должен понять, что для того, чтобы преступление было раскрыто, необходимо детальное описание случившегося, особенно детальное описание подозреваемого. Вместе с тем если показания даёт потерпевший от насильственного преступления, в фокусе его внимания, как правило, оказываются действия преступника, а не его приметы.

Информация о действиях конечно же важна для следователя. Однако первейшей задачей в ходе раскрытия преступления являются установление и задержание преступника, обнаружение объектов, связанных с преступлением (оружие, машина и т. п.). Обычно следователь даёт установку на детальный ответ, однако делает это в форме, мало к чему обязывающей ("Расскажите мне подробно о том, что произошло").

Между тем, чтобы получить детальный ответ, нужно быть более предметным и категоричным. Можно сказать что-то вроде: "Для того чтобы мы могли раскрыть это преступление, нам нужно детальное описание человека, который его совершил. Попытайтесь получше описать мне его лицо. Представьте, что я хочу нарисовать портрет этого человека. Но я о нём знаю только то, что Вы мне расскажете. Расскажите мне о нём всё, что сможете".

Как побудить допрашиваемого к информативным ответам.

Порой допрашиваемый не упоминает о каком-то важном для расследования моменте просто потому, что не представляет степени его важности (а не потому, что не помнит). Например, он может не знать, что рукоятки у оружия бывают разной формы, и поэтому исключит из своего рассказа эту деталь как малозначимую. Если описываемый объект имеет отношение к технике или какой-то иной, непривычной для допрашиваемого области, то следователь должен указать, какие именно свойства (характеристики) этого объекта обязательно нужно описать. Обычно оперативные работники расспрашивают о росте, весе, телосложении и прочих общих характеристиках искомого лица. Эти характеристики легко припоминаются, но для расследования они не столь важны, если не выходят за пределы нормы (если, к примеру, фигурант не карлик или не патологический толстяк). Гораздо информативнее общие характеристики и описания признаков лица человека и его отличительных особенностей. Что касается лица человека, то больше всего информации, позволяющей отличить одного человека от другого, содержит верхняя часть лица, особенно волосы и линия волос. Поэтому выяснение сведений о признаках лица следует начать с волос и верхней части головы, постепенно продвигаясь книзу, к подбородку. Отличительные признаки представляют для следствия наибольший интерес. Если информация этого типа не получена в ответе на открытый вопрос, то другими путями получить её бывает почти невозможно. Следователи часто задают вопрос: "Было ли что-нибудь необычное во внешности преступника?" И столь же часто получают на него отрицательный ответ: "Нет". И вряд ли стоит этому удивляться, так как отрицательный ответ "заложен" уже в самом вопросе. Чтобы получить позитивную информацию, вопрос следует задать в слегка изменённом виде: "Что Вам больше всего запомнилось во внешности преступника?"

Отвечая на такой вопрос, допрашиваемый, вероятнее всего, назовёт самый яркий отличительный признак. Затем продолжить: "А какой следующий признак?" И так далее, пока не будет получена вся необходимая информация.

Иногда, описывая человека или предмет, допрашиваемый оперирует субъективными оценками: "Он был похож на фермера", "Он казался разозлённым" и т. п. Подобные характеристики вполне приемлемы, однако лучше всё же "конвертировать" их в более объективную форму. Самый простой способ перевода субъективного в объективное - это спросить: "Какие признаки делали это похожим на фермера?" или "Из чего Вы заключили, что он был разозлён?" Если предоставить достаточно времени для ответа, то допрашиваемый почти наверняка даст объективное описание.

Принципы и приёмы припоминания специфических признаков. При осуществлении допроса по методу когнитивного интервью особое внимание следователь должен уделять выяснению у допрашиваемого специфических признаков (деталей, особенностей) устанавливаемых по делу лиц и других объектов, позволяющих индивидуализировать эти объекты, что крайне важно для обеспечения их быстрого выявления и идентификации. Приёмы припоминания подобных признаков базируются на двух основополагающих психологических принципах.

Принцип первый. Знание о событии представлено в сознании (памяти) в виде набора отдельных признаков (характеристик) этого события.

Принцип второй. Различные признаки находятся в тесной взаимосвязи. Поэтому припоминание (активизация) одного признака может стимулировать припоминание других признаков, с ним связанных. Если допрашиваемый не может вспомнить имя преступника, которое называлось его сообщником во время происшествия, он тем не менее вполне может припомнить некоторые характеристики этого имени (например, было ли оно длинным или коротким). Припоминание одного признака облегчает "доступ" к другим, комбинация которых в конечном счёте поможет вспомнить и само имя. Основной приём, который в данном случае надлежит использовать следователю, заключается в том, чтобы побудить допрашиваемого думать о частных признаках, т.е. об отдельных, относительно автономных характеристиках объекта.

Любой воспринятый ранее объект может быть описан посредством бесконечно большого перечисления признаков. Например, если свидетель мельком видел номерной знак удаляющейся машины, то он мог заметить, что:

1) система составляющих его символов состояла в основном из цифр;

2) буквенные символы были согласными;

3) одна и та же цифра повторялась;

4) первая цифра была кругообразной;

5) цифры имели сходство с номером телефона отца свидетеля;

6) свидетель старался запомнить три последние цифры;

7) название второй цифры состояло из двух слогов;

8) символы были оранжевого цвета на чёрном фоне.

Признаки, о которых идёт речь, подразделяются на три группы: а) свойства припоминаемого объекта, не связанные с контекстом события; б) характеристики объекта, проявляющиеся в специфическом контексте (оранжевые символы на чёрном фоне); в) личностно значимые или субъективные интерпретации события (последние три цифры напоминают номер телефона отца).

Выбор тактики допроса должен соотноситься с этими тремя типами признаков, т.е., во-первых, с независимыми, свободными от расследуемого события; во-вторых, с контекстуальными; в-третьих, с субъективными признаками.

Поскольку процедуры припоминания одинаковы для всех типов объектов восприятия, о которых даются показания, рассмотрим их на примерах припоминания имён и припоминания буквенно-цифровых обозначений (образов).

Чтобы облегчить припоминание имён, следователь может предложить допрашиваемому думать о следующих событийно-независимых признаках:

1) частоте встречаемости (было имя распространённым или редким, необычным);

2) этническо-национальной принадлежности (было ли это имя характерно для какой-либо этнической (национальной) группы населения;

3) длине (было имя длинным или коротким; из скольких примерно слогов оно состояло);

4) о том, какой слог в имени был ударным (на какой слог падало ударение);

5) о том, с какой буквы начиналось имя (допрашиваемому следует рекомендовать вспомнить первую букву имени, перебирая алфавит от "а" до "я").

К числу контекстуальных признаков имён можно отнести следующие:

1) особенности голоса говорящего (допрашиваемому следует предложить думать о голосе говорящего в тот момент, когда он произносил имя);

2) визуальный паттерн, или "созвездие признаков" (следователь: "Думайте о почерке, каким было написано имя");

3) локальный контекст (следователь: "Думайте о месте, в котором на листе размещалось имя", "Где стоял говорящий в момент произнесения имени?");

4) связь с другими именами (следователь: "Упоминались ли ещё какие-либо имена?").

В круг субъективных признаков имён входят, например, такие:

1) сходство с другими именами ("Не было ли похоже имя на имя известного Вам лица?");

2) привязка ("Не говорит ли имя о профессиональной или иной групповой принадлежности (к политической партии, религиозной организации, спортивной команде и т. п.?");

3) благозвучность (приятность) имени.

Для того чтобы облегчить припоминание буквенно-цифровых образов (номерных знаков машин, номеров телефонов, адресов и т. п.), следователь может предложить допрашиваемому думать о сопутствующих событийно-независимых признаках:

1) длине ("Много ли знаков было в обозначении? Была ли последовательность длинной (короткой)?");

2) порядке ("Цифры следовали в восходящем (нисходящем) порядке?

Буквы - в алфавитном порядке?");

3) смешанности ("Состояла ли последовательность исключительно из цифр (букв) или же из тех и других?");

4) повторяемости ("Были ли в обозначении повторяющиеся знаки (например, 6699)?");

5) чётности-нечётности ("Каких цифр было больше: чётных или нечётных?");

6) величине ("Были ли цифры большими, маленькими?");

7) типе букв ("Каких букв было больше: гласных или согласных?");

8) произносимости ("Легко ли (трудно ли) произносятся буквенные сочетания?").

К числу контекстуальных признаков цифровых обозначений могут быть отнесены:

1) способы предъявления ("Если цифры были названы, думать о голосе говорящего, если цифры были написаны - думать о почерке");

2) сенсорный паттерн, или совокупность воспринятых признаков.

("Если цифры были написаны, думать, были ли в их очертаниях прямые или кривые, изогнутые линии; если цифры были названы, думать о том, состояли ли названия цифр из одного-двух слогов?");

3) топография ("На какой части листа были размещены цифры; где находился говорящий в момент называния цифр?").

Субъективные признаки буквенно-цифровых образов могут содержаться в:

1) привычности ("Было ли буквенно-цифровое обозначение (или часть его) похоже на что-либо уже Вам известное, например, на Ваш номер телефона, адрес и т. п.?");

2) трудности припоминания ("Легко или трудно запоминающейся была буквенно-цифровая последовательность?").

Очень важной задачей расследования является установление времени исследуемого события. Как показывает практика, установить точное время события далеко не всегда просто.

Если свидетель (потерпевший) не мобилизует волевых усилий для припоминания точной датировки события, в его показаниях может возникнуть ошибка. Типичной ошибкой является "приближение" события.

В этом случае событие представляется как "более недавнее", т.е. совершившееся позже того времени, в какое оно произошло на самом деле.

Эффективным приёмом, позволяющим повысить точность припоминания времени, является выявление объективных "ориентиров", по отношению к которым и определяется подлинное, а не мнимое время события. Правильно сориентироваться во времени помогает такой, например, вопрос: "Это случилось до или после Вашего дня рождения?"

Другим эффективным приёмом, позволяющим локализовать событие во времени, является идентификация контекста, в который это событие было включено. Если, к примеру, речь идёт о событиях далёкого прошлого, то можно предложить допрашиваемому вспомнить, в каком доме или городе он жил в то время. Если речь идёт о событии совсем недавнем, то можно предложить вспомнить, какой фильм, сюжет показывали по телевизору в момент протекания события.

Каким приёмом воспользоваться, чтобы облегчить допрашиваемому припоминание полезной информации, следователь решает в зависимости от ситуации - психологической, возрастной - и иных характеристик допрашиваемого.

Что сделать, чтобы допрашиваемый сообщал всю информацию, ни о чём не умалчивая. Нередко допрашиваемый вспоминает что-то важное для следствия, но по разным причинам не говорит об этом, т.е. "подавляет" информацию. Искушённый следователь может это предотвратить, ориентируя допрашиваемого "говорить всё, что приходит на ум", "не просеивать информацию". Из опасения потерять доверие следователя допрашиваемые порой умалчивают о каких-то фактах потому, что это противоречит сказанному ими ранее. Однако вопреки распространённому мнению далеко не все расхождения в показаниях следует рассматривать как признак ложности показаний, попытки ввести следователя в заблуждение. При определённых условиях не согласующиеся друг с другом показания являются даже более точными и правильными, чем гладкие, не вызывающие подозрений. Если в повествовании допрашиваемого замечаются противоречия, не надо его сразу же прерывать (он может "потерять веру в себя"). Нужно выяснить всю возможную информацию и только после этого вместе с ним выяснять причину расхождения. Делать это следует деликатно, так как расхождение (противоречие) может быть не следствием злого умысла, а непредумышленной ошибкой или результатом неправильного понимания высказывания. Правильная тактика разрешения противоречий в показаниях часто способствует получению дополнительной ценной информации. Вторая причина, побуждающая допрашиваемых "просеивать" свои показания, состоит в том, что они считают какую-то информацию не относящейся к делу или нарушающей порядок изложения. Обычно люди привыкают излагать события в их хронологической последовательности.

Иногда посреди рассказа может вспомниться событие, происшедшее раньше. Если допрашиваемый умолчит о нём, намереваясь сообщить после окончания повествования, то событие может вовсе забыться. Это особенно касается незначительных деталей, слабо связанных с основной темой повествования. Поэтому следователь должен "настроить" допрашиваемого сообщать информацию в той последовательности, "как она приходит на ум", не заботясь о соблюдении хронологии. Бывает, что вспоминается какая-то деталь, которая в данный момент вроде бы не к месту, она откладывается на потом и... забывается.

И наконец, допрашиваемый может не сообщать какую-то информацию потому, что считает её бесполезной для следствия. Подобная самоцензура чрезвычайно вредна, так как большинство свидетелей и потерпевших не имеют собственного опыта расследования и поэтому не могут квалифицированно судить о ценности информации. Даже если информация в самом деле тривиальна, сам акт её воспроизведения может по ассоциации "спровоцировать" припоминание других, действительно полезных деталей. Поэтому следователю необходимо соблюдать простое правило, упомянутое выше: побуждать допрашиваемого "сообщать всё, что приходит на ум, независимо от его субъективного мнения о сообщаемом". С самого начала допроса необходимо разъяснить допрашиваемому, что недопустимо саморедактирование ответов. Напротив, нужно говорить обо всём, даже если допрашиваемому это кажется тривиальным, неуместным, противоречащим уже ранее сказанному. Следователь может напомнить, что позже информация будет "рассортирована", а сейчас не следует беспокоиться о связности и систематичности рассказа. Главная задача допрашиваемого - припомнить и сообщить как можно больше информации, а "упорядочение" этой информации не входит в его задачу.

Однако при этом следователь обязательно должен напомнить допрашиваемому о недопустимости "фабрикации" показаний, т.е. придумывания того, чего не было на самом деле. Нужно прямо сказать: "Нельзя ничего придумывать или фантазировать". Делать это нужно в мягкой и доброжелательной манере. Например, так: "Я не хочу, чтобы Вы что-то придумывали. Если чего-то не знаете, так и скажите: не знаю.

Ничего не изобретайте для того, чтобы просто мне ответить".

Исходя из всего вышеизложенного, необходимо сделать вывод о том, что показания свидетелей и потерпевших всегда следует рассматривать как весьма "хрупкую" составляющую в общем комплексе доказательств по уголовному делу, требующую самого серьёзного отношения и внимания со стороны следствия и суда при констатации их подлинности и достоверности*(9).

§4. Особенности подготовки и производства допроса подозреваемого и обвиняемого

Подготовка к допросу, его планирование - это моделирование предстоящей деятельности, формирование её ориентировочной основы.

Особенно детальной предварительной проработке подлежат различные аспекты допроса обвиняемого (подозреваемого).

Следователь критически оценивает материалы уголовного дела, выявляет взаимосвязь всех фактов, обстоятельств расследуемого происшествия, определяет место каждого факта в системе событий, классифицирует имеющиеся доказательства на "сильные" и "слабые".

Предвидя возможность противодействия обвиняемого (подозреваемого), следователь мысленно актуализирует возможную систему приёмов правомерного психического воздействия, планирует условия их реализации. Он должен тщательно продумать систему дополнительных, уточняющих, напоминающих и контрольных вопросов относительно всех имеющихся доказательств. Постановка этих вопросов может преследовать следующие цели:

- получение объяснений по имеющимся доказательствам, по доводам, выдвигаемым обвиняемым в свою защиту;

- получение новых сведений о фактах, имеющих значение для расследования;

- устранение противоречий в имеющихся доказательствах;

- проверка правдивости показаний.

Привлечение лица в качестве подозреваемого или обвиняемого связано с резким изменением в его жизни, в социальном статусе, со значительным сужением социально-ролевых функций, со сдвигами в психике, усугубляющимися в условиях изоляции. Арест вызывает у одних людей повышенный уровень тревожности, чувство обречённости, отчаяния, безысходности, полной зависимости от лиц, осуществляющих правосудие, у других - чувство озлобленности, агрессивности, активное противодействие правосудию.

Особенно драматично психическое состояние привлечённого к уголовной ответственности невиновного лица. Внезапно свалившееся на него несчастье резко дезорганизует его психику, порождает неадекватные поведенческие поступки, которые могут быть интерпретированы малоопытным следователем как "улики поведения". Резкое снижение защитных возможностей значительно повышает неадекватность действий обвиняемого по самозащите. Стремясь положить конец этому мучительному состоянию, невиновный может прибегнуть даже к самооговору.

Лицо, совершившее преступление, в каком бы процессуальном статусе (подозреваемого либо обвиняемого) оно ни выступало, всегда является носителем значительно большей по объёму и содержанию информации по сравнению с тем информационным потенциалом, которым владеют потерпевшие, а тем более свидетели. Однако в силу своего положения и перспективы уголовной ответственности за содеянное преступник обычно менее других заинтересован в установлении истины по делу, а значит, чаще и решительнее склонен к извращению обстоятельств дела, утаиванию и искажению достоверной информации. Этому также способствует то, что уголовной ответственности за отказ от дачи и за дачу заведомо ложных показаний подозреваемый и обвиняемый не несут.

Данные обстоятельства и предопределяют специфику тактического воздействия следователя в отношении подозреваемого и обвиняемого при производстве их допросов. В чём-то тактика этого следственного действия сходна с тактикой допроса потерпевших и свидетелей (прежде всего с точки зрения принципов и подходов к допросу), а в чём-то имеет кардинальные отличия. В первую очередь с точки зрения более глубоко продуманной, искусной, тщательно подготовленной наступательной тактической и психологической активности следователя.

Подозреваемый и обвиняемый представляют для следователя интерес с трёх точек зрения:

1) как личность;

2) как участник и в то же время как наблюдатель исследуемого по делу события, процесса и механизма его отражения;

3) как следообразующий и одновременно следовоспринимающий объект.

Поэтому, тактически воздействуя на данный объект вербальными и другими допустимыми способами, вступая с ним в контакт и информационное взаимодействие в ходе допроса, следователь исходит из задачи получения от него информации о следующем:

- самом допрашиваемом (его социальном статусе, демографических признаках, образе жизни, материальном и интеллектуальном уровнях, профессиональной, половой, возрастной принадлежности, психологическом портрете, внешнем облике и т. д.);

- других лицах как носителях собираемой информации (и соучастниках, свидетелях, укрывателях, скупщиках краденого и др.);

- материально фиксированных следах, образовавшихся в ходе исследуемого по делу события (событий) на его теле, одежде, обуви, других сопутствующих вещах;

- иных материально фиксированных следах, образовавшихся в связи с его криминальным и некриминальным поведением;

- орудиях преступления, других материальных объектах, участвовавших в процессе взаимодействия и отражения в связи с познаваемыми по делу событиями.

Получением информации относительно рассмотренных обстоятельств не исчерпываются задачи допроса подозреваемого и обвиняемого.

В предмет допроса также входит выяснение вопросов:

- об обстановке и обстоятельствах криминального деяния, условиях, механизме следообразования, условиях восприятия и запечатления в памяти происходившего во время исследуемого по делу события (событий);

- психическом и физическом состоянии допрашиваемого при совершении криминального деяния, реализации других связанных с его преступным и непреступным поведением событий;

- особенностях его поведения непосредственно перед, во время и после исследуемого деяния с признаками преступления;

- наличии, характере связи с местом происшествия, иного познаваемого по делу события (событий), предметом преступного посягательства, иными материальными объектами, участвовавшими в процессе следообразования;

- том, когда, кому, с какой целью и при каких обстоятельствах (за пределами расследования) им была передана криминалистически значимая информация, какая на это была реакция;

- времени, месте, мотиве, цели, объекте посягательства, преступных действиях, способе и механизме преступления, его отношении к содеянному;

- обстоятельствах подготовки, сокрытия преступления, иных акциях по противодействию, а также по оказанию содействия расследованию, если таковые имели место;

- других противоправных уголовно наказуемых деяниях допрашиваемого, за которые он не понёс наказания.

Показания, данные по поводу рассмотренных обстоятельств, являются объектом следственного анализа и оценки. Наряду с этим в предмет анализа и оценки также входят и такие обстоятельства:

- уровень информированности допрошенного по поводу интересующих следствие объектов, исследованных во время допроса, значимости для расследования сообщённых подозреваемым, обвиняемым сведений для раскрытия преступления, по поводу которого возбуждено уголовное дело, выявления и раскрытия других преступлений, совершённых как с участием подозреваемого (обвиняемого), так и без его участия;

- полнота и достоверность сообщённых сведений;

- то, насколько органично эта информация вписывается в систему собранных фактических данных, стыкуется с данными из других источников, не противоречит ли им;

- степень стабильности, прочности позиции, занятой допрошенным, вероятность её изменения в ту или иную сторону.

При производстве допроса по поводу материально фиксированных следов на теле, одежде допрашиваемого, других объектах следователю необходимо сконцентрировать внимание на выяснении природы, механизма происхождения, давности образования, локализации, состояния, количества, взаиморасположения, строения, размеров и других признаков следов, факторов, обусловивших их посткриминальные изменения, о лицах, которым, помимо допрашиваемого, что-либо известно по поводу данных обстоятельств, а также обстоятельства, место, время и каналы поступления к ним соответствующей информации. В том случае, когда речь идёт о следах, образовавшихся на каком-либо предмете (трупе, одежде, почве и т. д.), выясняется также детальная характеристика носителя следов.

Для выработки оптимальной тактики допроса подозреваемого и обвиняемого важен учёт особенностей ситуации, сложившейся по делу, и позиции, занимаемой допрашиваемым. Можно выделить три типа подобных ситуаций, существенных с точки зрения тактико-технологических моментов подготовки и производства допроса подозреваемого и обвиняемого:

1) простая;

2) сложная;

3) суперсложная.

Простая ситуация характеризуется тем, что носитель личностной информации намерен и имеет возможность довести до сведения следователя любую интересующую информацию без утайки и в полном объёме.

В подобных ситуациях хитросплетённая тактика просто не нужна.

Она уступает место тому, что напоминает беседу в духе взаимопонимания, предоставления носителю информации возможности без помех высказаться в форме свободного рассказа по существу исследуемых обстоятельств и дать пояснения по возможным уточняющим и конкретизирующим вопросам.

Сложную ситуацию характеризует наличие какого-либо исходного фактора (группы факторов), отрицательно сказывающегося на продуктивности допроса. В качестве деструктивного начала может выступать обстоятельство и объективного, и субъективного характера. На полноту и точность сообщаемой информации могут оказывать негативное влияние возрастной фактор носителя информации, перенесённое им заболевание, наличие у него физической либо психической травмы (например, фактор старческого слабоумия, шоковое состояние, связанное с пережитой опасностью, и т. д.). Сложность ситуации может определяться также позицией, занятой носителем информации, который не горит желанием рассказать обо всём, что ему известно.

В условиях такой ситуации надлежит, во-первых, выявить причину возникшей проблемы, отрицательно сказывающейся на полноте и достоверности сообщаемой информации; во-вторых, принять необходимые организационно-тактические меры по нейтрализации, преодолению негативного воздействия выявленного деструктивного фактора в целях перевода диалога в конструктивное русло (например, путём взятия обязательства о неразглашении сообщаемых сведений).

Сверхсложная (суперсложная) ситуация обычно возникает тогда, когда заведомый носитель важной информации напоминает неприступную крепость, а следователь может быть сравним с безуспешно штурмующим её бастионы войсковым подразделением. Подобные ситуации возникают в одних случаях, когда носитель информации из-за болезни либо полученной травмы не способен письменно или устно сообщить важные для следствия сведения. Из подобной ситуации обычно выходят одним из двух возможных путей: первый - отложить обмен информацией в надежде на его осуществление в будущем, второй - с помощью лечащих врачей и других специалистов изыскать реально допустимую возможность получить хотя бы минимум интересующих сведений (установление у постели больного круглосуточного дежурства и средств звукозаписи), постановка вопросов таким образом, чтобы ответы на них могли быть даны по формуле "да - нет", но бессловесно, и улавливались по каким-либо реакциям носителя информации (например, путём пожатия им руки спрашивающего, закрыванием или открыванием глазных век).

В других случаях суперсложные ситуации возникают в силу установки носителя личностной (субъективной) информации на категорический отказ от вступления в речевой контакт со следователем либо на сообщение заведомо ложной информации.

Суперсложность ситуации не означает, что она объективно не разрешима. Переводу ситуации в русло делового, продуктивного взаимодействия с "непримиримым" носителем информации может способствовать замена следователя на другого, более опытного, имеющего более высокий уровень тактического потенциала, владеющего искусством эффективного психологического воздействия на разум и чувства допрашиваемого. Полезным с этой же точки зрения может оказаться и другой приём: своеобразный тайм-аут, перерыв, внезапное прекращение допросов с оставлением подозреваемого (обвиняемого) в полном неведении относительно дальнейших планов следователя. Данный перерыв может быть с пользой использован для более тщательной подготовки к новому допросу и собрания дополнительных доказательств.


Будучи предъявленными на допросе, они могут стать дополнительным аргументом, вооружающим следователя в информационной "блокаде" его процессуального оппонента.

Действия следователя, предъявляемая им информация могут иметь большую силу воздействия в случае их приложения "к слабому месту" в позиции допрашиваемого, если эта информация допускает многозначность её трактовки. Особенно большую изобличающую силу имеет получение таких сведений, которые могут быть известны лишь участнику расследуемого события.

Бесполезны общие призывы говорить правду, просительное увещевание. Путь к уяснению истины лежит через вопросы "почему?", "с какой целью?", "как вы объясните?.." и т. п. При этом следователь рефлексирует, предвосхищает возможный ход размышлений допрашиваемого, строит своё поведение, рассуждая за противодействующее лицо. Успех допроса зависит от превосходства рефлексирующей деятельности следователя над рефлексирующей деятельностью допрашиваемого. Рефлексивно управляя поведением противодействующего лица, следователь даёт ему основание для принятия таких решений, которые в конечном счёте способствуют установлению истины. Чем ближе следователь к тактическому выигрышу, тем больше опасность для допрашиваемого, тем активнее его оборонительные действия. Однако реорганизация оборонительных действий поспешна, в ней обнаруживаются слабые места. Поэтому целесообразно идти на создание трудных, иногда остроконфликтных ситуаций, содействующих тактическому успеху следователя. Напряжённые психические состояния допрашиваемого стимулируются подачей в наиболее подходящие моменты такой информации, которая резко нарушает сложившийся стереотип поведения на допросе, делает невозможным продолжение избранной линии поведения.

В тех случаях, когда допрашиваемый начинает колебаться в выборе линии поведения, целесообразно использовать приём накопления положительных ответов. При этом ему задаются лишь такие вопросы, на которые можно получить положительные ответы. Формирующийся стереотип продуктивного взаимодействия может облегчить в дальнейшем получение ответов на вопросы. Рекомендуется также психически напряжённые состояния, связанные с ответом на трудные вопросы, перемежать вопросами-релактантами, позволяющими допрашиваемому психически расслабиться (имеются возможности использования на допросе даже музыкальных воздействий).

Длительный психический дискомфорт вызывает раздражение и желание противодействовать. Один из обвиняемых как-то удачно заметил, что долгий допрос с "уличающими вопросами" напоминает ему состояние, которое он испытывает в кресле стоматолога. Следователь должен получить информацию от допрашиваемого, не причиняя ему лишней "боли", неоправданных нравственных страданий, сохраняя уравновешенным его эмоциональное состояние и психологический контакт для дальнейшей работы на допросе.

Положительное отношение к следователю возникает, если он объективен, не придерживается обвинительного уклона. Более того, на первых порах следователь может сделать акцент на смягчающих ответственность обстоятельствах.

Эффективным может оказаться анализ всех просчётов, допущенных подозреваемым (обвиняемым) при совершении и сокрытии преступления, убеждение в бесперспективности его надежд на обман правосудия.

Иногда допрашиваемый, ознакомившись с предъявленными доказательствами, изменяет свои прежние показания, адаптирует их к ситуации. Поэтому необходимо предвидеть и нейтрализовать любую возможность приспособления ранее данных показаний к предъявленным доказательствам.

Позиция запирательства допрашиваемого не должна перерастать в межличностный конфликт. Владея эффективной тактикой расследования, используя имеющиеся доказательства, приёмы правомерного психического воздействия, следователь изобличает виновного, а не конфликтует с ним.

При противодействии допрашиваемого лица возникает необходимость избрания соответствующей тактики межличностного состязательного взаимодействия. При этом следователь использует систему коммуникативно-информационных действий:

- выясняет мотивы противодействия, старается их нейтрализовать, формирует мотивационную перестройку в поведении противодействующего лица на основе его социально-положительных ориентаций;

- получает данные для оценки правдивости показаний;

- анализирует возможные причины различных противоречий, отчленяя заведомую ложь от возможных непроизвольных ошибок.

Допрос подозреваемого и обвиняемого имеет много общих сторон и существенных различий, которые обусловлены прежде всего различным процессуальным положением этих лиц.

Допрос подозреваемого. При допросе подозреваемого, который производится на ограниченной исходной информационной базе и в условиях острого дефицита времени на его подготовку, следователь ещё не располагает достаточными изобличающими доказательствами. Это обязывает его применять многовариативную тактику допроса.

Однако допрос подозреваемого сразу после его задержания или ареста имеет и некоторое преимущество: противодействующий правосудию подозреваемый не в состоянии детально обдумать, всесторонне обосновать ложную версию, его ложные показания содержат обычно явные противоречия.

Допрос подозреваемого может предваряться беседой с целью выявления его личностных особенностей. При этом следователь может использовать известные ему факты, создавая у допрашиваемого впечатление о хорошей своей информированности. В ряде случаев следователь раскрывает перед подозреваемым эвристические возможности отдельных следственных действий.

В процессе допроса перед подозреваемым ставятся прежде всего те вопросы, ответы на которые уже известны следователю. При этом выявляется позиция подозреваемого в отношении правосудия.

Существенную роль при допросе имеет адекватная интерпретация динамики текущих эмоционально-волевых состояний подозреваемого.

Известно, что внешние проявления эмоционального состояния человека не имеют никакого доказательственного значения. Однако проявление эмоциональных состояний может дать оперативно-ориентирующую информацию. Так, волнение при определённых вопросах, "уход" от тех или иных тем, "застревание" на определённых обстоятельствах должны побудить следователя к более тщательному анализу причин такого поведения.

Следователь должен проявлять большую осторожность в использовании фактического материала, ибо малейшие ошибки резко ослабляют его позиции. Следует помнить, что подозрения в отношении конкретного лица могут возникнуть в силу неблагоприятного стечения обстоятельств, ошибки, заблуждения, оговора.

Основная задача следователя - получить сведения, позволяющие проверить причастность подозреваемого к расследуемому событию. При этом необходимо выделять такие обстоятельства, которые могут быть известны только лицу, совершившему преступление. Особенно чутко следователь должен реагировать на умолчание о фактах, уже выявленных следствием.

Большое значение в допросе подозреваемого имеет метод косвенных вопросов. Он состоит в том, что вопросы, существенные для расследования, маскируются среди внешне "безопасных", как бы далёких от интересующего следователя события. При этом анализируется осведомлённость подозреваемого об участниках преступления, о времени, месте и способах его совершения, применявшихся орудиях и других обстоятельствах.

Необходимо своевременно блокировать возможные ложные утверждения подозреваемого с целью ослабления значения имеющихся доказательств. Так, по поводу найденной при обыске у подозреваемого ценной вещи, принадлежавшей убитому, он может сказать, что купил её у неизвестных лиц. Если же вначале подозреваемому будут заданы вопросы о покупках, сделанных им в последнее время, и в перечне этих покупок данная вещь не будет указана, то такой косвенный вопрос предупредит возможное ложное утверждение допрашиваемого.

Как уже говорилось, при допросе подозреваемого следователь ещё не располагает необходимой совокупностью доказательств; в системе доказательств обычно имеются пробелы. По повышенному одностороннему интересу следователя к отдельным эпизодам события подозреваемый может догадаться о дефиците доказательственной информации. Поэтому косвенные, второстепенные вопросы уместны и как средство маскировки подлинных устремлений следователя.

Исходя из своей гиперзащитной позиции, подозреваемый ориентируется на информацию о возможностях получения следователем изобличающих доказательств. В связи с этим избирательно-психологическое воздействие на допрашиваемого оказывает демонстрация следователем возможностей следствия. При этом он как бы опережает те вопросы, которые возникают в сознании подозреваемого. Но отдельные факты, которые могут укрепить подозреваемого в нежелании признаться в преступлении, предпочтительно скрывать (например, гибель жертвы).

Поспешное и неумелое предъявление доказательств снижает их изобличительную направленность, позволяет противодействующему лицу выдвинуть ложные объяснения. Следователь должен предвидеть всё то, что может снизить изобличающую силу доказательств, предварительно нейтрализовать все возможные контраргументы допрашиваемого лица.

Доказательства следует предъявлять с учётом их взаимосвязи.

Логика раскрытия доказательств должна способствовать тому, чтобы психологическое воздействие на допрашиваемого по мере их предъявления нарастало.

При допросе нескольких подозреваемых по делам о групповых преступлениях целесообразно использовать психологические феномены межличностного взаимодействия: разнонаправленные интересы членов группы, соперничество, антагонизм, нарушая согласованность групповых позиций, а также стремление отдельных членов группы преуменьшить свою роль в совершённом преступлении.

В случае отказа подозреваемого от дачи показаний (психологически это наиболее сложная ситуация допроса) следователь разъясняет, что тем самым допрашиваемый лишается возможности самозащиты и как следствие - возможности выяснить смягчающие его ответственность обстоятельства.

Предъявляя доказательства, изобличающие подозреваемого во лжи, 192 следователь максимально активизирует его эмоциональные переживания, формирует у него чувство неизбежности установления истины.

Подозреваемые нередко прибегают к ложному алиби. В таких случаях детальный допрос помогает выявить незнание подозреваемым тех подробностей, которые связаны с его утверждениями о месте пребывания (например, "сидел дома, смотрел телевизор", "был в театре", но на вопросы о названии и содержании увиденного ответа не даётся).

Детальная проработка "легенды" также демонстрирует ложность алиби, поскольку детали второстепенных обстоятельств люди обычно не запоминают. Однако не следует спешить с изобличением всех противоречий и ложных утверждений подозреваемого. Это может насторожить допрашиваемого, повысить его самоконтроль или привести к отказу от дачи показаний.

Необходимо помнить, что коммуникативный контакт может быть нарушен из-за проявления со стороны следователя крайнего недоверия к показаниям подозреваемого, злорадства при первых незначительных противоречиях в его показаниях. Кроме того, это косвенно свидетельствует об отсутствии у следователя других веских доказательств виновности подозреваемого.

При допросе подозреваемого по обстоятельствам, хорошо известным следствию, целесообразно подправлять, детализировать показания, расходящиеся с истиной, - это создаёт впечатление хорошей осведомлённости следователя.

Иногда следователь сталкивается с трудной тактической ситуацией — самооговором подозреваемого. Это может быть связано с психическим перенапряжением в результате длительных допросов, с грубыми нарушениями прав личности, с тактическими просчётами следователя, с желанием скрыть другое, более тяжкое преступление.

О самооговоре могут свидетельствовать навязчивые уверения в "честности" признания, схематичность, заученность показаний, неспособность сообщить факты, которые обязательно должны быть известны лицу, совершившему преступление.

Методика разоблачения самооговора та же, что и разоблачения других ложных показаний, - детальный повторный допрос, проверка показаний на месте, очная ставка, следственный эксперимент, анализ соответствия показаний совокупности имеющихся доказательств.

Допрос обвиняемого. Прежде всего следует сказать, что ответ обвиняемого на вопрос, признаёт ли он себя виновным, не должен ни в коей мере влиять на полноту, всесторонность и объективность расследования уголовного дела.

В начале допроса обвиняемому необходимо подробно разъяснить существо предъявляемого обвинения, санкции соответствующей нормы УК, процессуальные права на защиту.

Обычно считается, что допрос приобретает бесконфликтный характер, если обвиняемый признаёт себя виновным. Однако признание может быть обусловлено желанием обвиняемого уйти от ответственности за другие, более тяжкие преступления или другими мотивами, и бесконфликтность окажется лишь иллюзией.

Признание обвиняемым своей вины не является исключительным, наиболее "сильным" доказательством, оно не имеет никакого преимущественного значения и, как все другие доказательства, подлежит проверке и оценке. Признание может быть положено в основу обвинения лишь в случае его подтверждения совокупностью доказательств.

Обвиняемый - наиболее информированный и наиболее психологически сложный источник доказательств. Поэтому при его допросе необходимо учитывать ряд психических особенностей этой категории лиц, в частности:

- состояние подавленности, психической депрессии, вызванное страхом перед наказанием;

- большую заинтересованность в исходе дела, преобладание защитной доминанты, активно-оборонительную позицию;

- отсутствие в ряде случаев намерения к добровольному признанию, убеждённость, что правдивые показания могут причинить только вред; недоверие к лицам, ведущим следствие;

- негативное отношение к свидетелям обвинения;

- повышенную психическую напряжённость, аффективное состояние в критических моментах расследования;

- повышенный самоконтроль, обострённое внимание к наиболее "опасным" обстоятельствам.

Добровольного признания от опытного преступника можно добиться, как правило, лишь при изобличении его с помощью неопровержимых улик, при задержании с поличным.

Правдивость показаний обвиняемого в определённой мере стимулируется разъяснением значения чистосердечного раскаяния как обстоятельства, смягчающего ответственность. При этом акцент должен делаться не на признании вины, а именно на раскаянии и всемерном содействии следствию в полном и всестороннем расследовании преступления.

В самом начале допроса необходимо принять меры, облегчающие обвиняемому выбор правдивой линии поведения. Первые ложные утверждения создают установку на дальнейшее отпирательство. Сознаться в преднамеренной лжи бывает очень трудно. В ряде случаев прямой вопрос, совершил ли обвиняемый данное преступление, можно заменить психологически более гибким: что могло вынудить его совершить такой поступок? Обвиняемые обычно стремятся избегать утвердительных ответов.

Обвиняемому следует разъяснить, чем ложная позиция может повредить ему (так, невозвращение похищенных материальных ценностей может привести к конфискации имущества, предъявлению гражданского иска). Если от правдивости показаний обвиняемого зависит судьба невиновных людей, на которых может пасть ложное подозрение, на это необходимо обратить его внимание.

В случае признания обвиняемого система вопросов следователя должна обеспечивать полноту показаний, по всем существенным для дела обстоятельствам должны быть получены исчерпывающие показания. При этом должны быть выявлены те обстоятельства, достоверность которых может быть проверена, причины, приведшие обвиняемого к преступлению, данные о его личности, сведения о соучастниках.

Допрашивая обвиняемых, следователь обязательно учитывает возможную последующую динамику их показаний и фиксирует все существенные детали. Когда виновность преступника определяется на базе косвенных доказательств, на совокупности улик и лишь отчасти подкрепляется его собственным признанием, это признание несколько раз меняет свой объём и свою окраску. Следует учитывать также и возможность возникновения у обвиняемого непроизвольной защитной доминанты - стремления уменьшить свою вину, "облагородить" собственную роль в совершённом деянии, скрыть постыдные стороны своего поведения, акцентировать внимание следствия на неблагоприятном стечении обстоятельств, оградить от ответственности близких лиц.

§5. Особенности допроса несовершеннолетних

Значительная специфика характерна для тактики допроса несовершеннолетних. Особенности психики несовершеннолетних связаны с ограниченностью их жизненного опыта, знаний и представлений, с недостаточной сформированностью адаптивных поведенческих навыков.

В процессе развития подростка в его психике происходят существенные сдвиги, и в первую очередь активное расширение системы социальных связей. Интенсивное физическое и половое развитие — важнейшая особенность этого возраста.

Усиленное функционирование гормональной системы значительно повышает нервную возбудимость подростка, его реактивность, эмоциональную экспрессивность, нередко вызывает вспыльчивость, резкость, несдержанность. У подростка появляется интерес к другому полу и к своей внешности, своим физическим возможностям.

Потребность в самоутверждении - одна из ведущих потребностей развития подростка. Её реализация может осуществляться в рамках контактной малой группы (в компании), что иногда порождает ряд негативных явлений. Поэтому включение подростка в многообразные социальные группы, в широкие социальные связи - одна из основных мер предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних.

Подросток активно ищет референтную группу, друзей и товарищей и, найдя их, стремится самоутвердиться. Нередко такое "самоутверждение" и делает его "трудным".

Повышенная конформность, суггестивность, групповая зависимость, подверженность поведения особым подростковым стереотипам, негативизм, демонстративная независимость, бравада, зависимость от референтной группы, повышенная подражательность кумирам (склонность к рискованным действиям, недостаточный социальный самоконтроль) — основные психологические особенности подросткового возраста.

Формирование чувственных представлений несовершеннолетних отличается наглядно-эмоциональной направленностью, недостаточной категориальной отнесенностью, некоторым дисбалансом в деятельности первой и второй сигнальных систем, недостаточной развитостью обобщений по существенным признакам, склонностью к генерализованным обобщениям по несущественным признакам явлений.

У подростков меньший объём восприятия и долговременной памяти, они менее точно отражают пространственные качества объектов - их величину, удалённость, конфигурацию, цветовые оттенки, чаще, чем взрослые, допускают ошибки в определении продолжительности временных периодов, иногда искажают последовательность событий.

Недостаточная сформированность понятийной сферы нередко приводит к неправильному употреблению понятий. Неточные показания несовершеннолетних иногда обусловлены подражательностью, стремлением говорить "как надо". Наряду с этим психика подростков характеризуется и такими существенными для установления истины по делу качествами, как повышенная ориентировочно-исследовательская деятельность, обострённое внимание к отдельным деталям события, направленность внимания на экстраординарные события, непосредственность, искренность, правдивость.

Более стабильный, чем у взрослых, распорядок жизнедеятельности несовершеннолетних позволяет в ряде случаев получить "опорные точки" для установления времени совершения и продолжительности расследуемых событий, их пространственной локализации.

В ложных показаниях подростки чаще допускают противоречия,  несоответствия, не продумывают деталей "легенды".

Для установления коммуникативного и психологического контакта с несовершеннолетним необходимо предварительно ознакомиться с условиями его жизни, особенностями воспитания, интересами, социальными связями и т. д. Необходимые характерологические сведения следователь может получить из бесед с родителями, от инспекторов детской комнаты милиции, участковых инспекторов.

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) целесообразно проводить в кабинете следователя. Соответствующей строгостью и официальностью подчёркиваются важность и значимость расследования для несовершеннолетнего. При этом детализирующие, уточняющие и контрольные вопросы должны отличаться краткостью, предельной доступностью.

Обстановка допроса должна быть спокойной, бесконфликтной.

Несовершеннолетнему допрашиваемому необходимо вначале разъяснить, по какому обстоятельству проводится допрос, его обязанности и права, функции присутствующих на допросе лиц. Далее возможна ознакомительная (неформальная) беседа о жизни подростка, о его социально-бытовых условиях. В беседу могут быть вовлечены все участвующие в допросе лица. Установив контакт с подростком, следователь побуждает его к свободному рассказу. Этот рассказ может быть отрывочным, фрагментарным, но его не следует прерывать, подсказывать его направление.

С помощью контрольных вопросов выявляются ориентация несовершеннолетнего в последовательности событий, понимание их сущности.

Наряду с воздействием на мотивационную сферу подростка следователь использует и допустимые приёмы психического воздействия — демонстрацию своей информационной осведомлённости, предъявление доказательств, развенчание соучастников и т. п.

В ходе допроса следует придерживаться ряда педагогических требований: не фиксировать внимание несовершеннолетнего на обстоятельствах, которые могут нанести вред его воспитанию, пресекать жаргонные и нецензурные выражения, не допускать циничных оценок, проявлений вульгарности и развязности. В то же время речь самого следователя должна быть предельно корректной. При этом допустимы ирония, меткие, острые определения, высокоценимые подростками.

Особого мастерства требует допрос малолетних.

Вовлечение ребёнка в процесс общения со следователем должно происходить постепенно. Вначале следует дать ему возможность освоиться с новым местом и новыми людьми. Первоначально допустима ориентировочная беседа о нём с сопровождающими его взрослыми людьми, с обращением к ребёнку с отдельными сопутствующими вопросами. При этом речь следователя должна быть краткой, доступной, но не подделанной под "детский стиль".

Для определения способности ребёнка правильно излагать события ему можно сначала поставить задачу описать те события, которые заведомо ему хорошо известны. При этом следователь должен возбуждать деятельность ребёнка на положительно-эмоциональном фоне и избегать неприятных для него вопросов.

Переходя к существу дела, следователь может повысить мотивационную ответственность ребёнка, сообщив, что его показания очень важны для правильной оценки расследуемого события. Учитывая особую чувствительность детей, следует блокировать тенденцию, направленную на оправдание ожидания следователя. В начале допроса надо сказать ребёнку, что если он чего-то не знает, то должен открыто заявить об этом. Однако не следует специально фиксировать начало допроса, необходимо плавно перевести разговор на получение показаний по существу дела. При этом, поскольку дети не способны к логичному свободному рассказу, осуществляется диалогическое взаимодействие с ребёнком, по отдельным эпизодам события ставятся конкретные, понятные вопросы, исключающие, однако, односложные ответы.

Вопросы должны усложняться постепенно: сначала целесообразно выяснить круг лиц, участвовавших в преступном событии, обстановку, которую ребёнок хорошо запомнил, действия, которые он сам совершал, и лишь затем задавать вопросы о содержании самого события. При этом следует оказывать мнемическую помощь, побуждая ребёнка к припоминанию развития события, к установлению связи между его отдельными эпизодами.

Можно побуждать детей повторять вслух вопросы следователя. При этом следует избегать не только внушающих воздействий, но и любого проявления жёсткости в обращении ("Ты обязательно должен сказать" и т. д.). Не следует поправлять ошибки в речи ребёнка. Учитывая ограниченность объёма, устойчивости и распределенности детского внимания, повышенную утомляемость при однообразной форме деятельности, можно предложить ребёнку изобразить то, что он видел, назвать цвет, форму и т. п. по наглядному эталонному материалу.

Все вопросы, связанные с травмирующими психику ребёнка обстоятельствами, должны чередоваться с нейтральными, эмоционально-положительными.

В случае сильного душевного волнения допрос должен быть временно прекращён, а внимание ребёнка переключено на эмоционально-положительные объекты.

Глава 5. Предъявление для опознания

§1. Общие положения подготовки и производства предъявления для опознания

Предъявление для опознания представляет собой процессуальный вид идентификации по мысленному образу (следу памяти, психическому или идеальному отражению). Данное следственное действие производится в целях установления, является ли исследуемый по делу объект (человек, предмет, труп) тем самым объектом, о котором опознающий ранее дал показания.

Основания для предъявления объекта для опознания возникают в случае отсутствия либо недостаточности информации по поводу того, относится ли к делу какой-либо исследуемый объект, а также тогда, когда известно, что объект имеет отношение к делу, но не установлены его определённые, важные для установления истины признаки и их установление возможно путём предъявления объекта для опознания.

В качестве основных принципов криминалистической идентификации по мысленному образу при предъявлении для опознания выступают следующие положения:

- в основе идентификации по мысленному образу при предъявлении для опознания лежат результаты сравнения опознающим признаков образов объектов текущего восприятия (опознаваемого объекта и тех сходных с ним по внешним признакам объектов, среди которых он предъявляется) с признаками образа объекта, ранее воспринятого им при обстоятельствах, интересующих предварительное расследование;

- не может предъявляться для опознания жидкое, газообразное либо иное вещество или другой вещный объект, не имеющий устойчивой формы и внешней структуры (устойчивых признаков внешнего строения);

- для опознания предъявляется только тот единственный в своём роде объект, признаки которого отразились в памяти потенциального опознающего, при восприятии этого объекта ранее.

- в рамках события, ставшего затем предметом уголовно-процессуального исследования;

- опознание производится только в том случае, когда опознающий изъявил желание и в состоянии идентифицировать объект;

- не допускается предварительное ознакомление опознающего с объектом до его предъявления для опознания;

- признаки объекта, предъявленного для опознания, не должны существенно отличаться от признаков того объекта, который ранее воспринимался потенциальным опознающим, если это восприятие было однократным и непродолжительным;

- однократно и непродолжительно наблюдавшийся объект предъявляется для опознания в том же состоянии покоя или динамики, в том же положении и ракурсе, с той же дистанции и в тех же световых и погодных условиях, в которых он воспринимался ранее, а при необходимости - на том же месте;

- опознание представляет собой процесс и результат отнесения предъявленного проверяемого объекта к ранее сформированному мысленному образу на основе сравнения его признаков с признаками образов объектов текущего восприятия;

- вывод о наличии или об отсутствии тождества проверяемого объекта делает опознающий, а затем вербализирует этот вывод в показаниях о результатах опознания;

- вывод о наличии или об отсутствии тождества вербализируется (переводится в словесную, устно-речевую форму) в показаниях опознающего, сообщающего участникам следственного действия, имеется или нет среди предъявленных ему объектов тот самый объект, о котором он ранее дал показания (при положительном ответе на этот вопрос опознающий указывает на опознанный объект и поясняет, по каким признакам он опознан);

- вывод о наличии или об отсутствии тождества может быть категорически положительным (да, это тот самый объект), категорически отрицательным (среди предъявленных для опознания объектов нет того объекта, о котором опознающий ранее дал показания на допросе) или вероятным (среди предъявленных объектов имеется такой же, похожий на тот объект, о котором даны ранее показания), т.е. допускающим возможность и тождества, и отсутствия тождества. (Проще говоря, речь идёт о процессуальном узнавании или неузнавании опознающим объекта, о котором он ранее дал показания на допросе, среди нескольких внешне похожих объектов.)

В отношении времени предъявления для опознания существует одно общее правило: чем раньше данное следственное действие будет проведено, тем больше возможности получить достоверную информацию, ибо память человека постепенно теряет воспринятое, одни признаки объекта изменяются, другие исчезают вовсе. Предъявление для опознания следователь часто проводит в своём кабинете или в ином служебном помещении. В некоторых случаях это делается в том месте, где опознающий воспринимал объект, о котором он дал показания.

Узнавание человека по походке, жестикуляции, особенностям фигуры тесно связано с условиями освещённости, расстоянием, на котором находился объект. Поэтому воссоздать обстановку, сходную с условиями восприятия объекта, в таких случаях можно именно там, где происходило событие.

На особенности подготовки и процедуры предъявления для опознания накладывают свой отпечаток различные обстоятельства.

Основными среди них являются следующие:

- характер и своеобразие объекта, предъявляемого для опознания;

- свойства личности опознающего;

- обстоятельства, условия и способ восприятия объекта данным субъектом.

Оптимизации процессов определения следователем тактики и технологии подготовки производства предъявления для опознания способствует знание им и учёт в своей работе закономерностей психологического порядка, связанных, во-первых, с восприятием, запоминанием, вспоминанием и передачей субъектом восприятия информации о воспринимаемых и удерживаемых в памяти объектах, во-вторых, с ситуационными факторами, влияющими на эти процессы.

С точки зрения психологии процесс опознания (узнавания, идентификации по мысленному образу) складывается из следующих стадий:

- восприятия потенциальным опознающим объекта в связи с событием, ставшим затем предметом уголовно-правового реагирования и уголовно-процессуального исследования;

- запоминания и сохранения в памяти указанного лица образа воспринятого объекта;

- вспоминания (припоминания) данного образа его носителем и передачи следователю при допросе содержащейся в нём информации о признаках воспринятого объекта, об условиях и обстоятельствах его восприятия;

- вспоминания опознающим образа ранее воспринятого объекта и мысленного сопоставления его признаков с признаками образов объектов, предъявленных для опознания;

- определения сходства или различия признаков мысленного образа и признаков образов сравниваемых объектов текущего восприятия, предъявленных опознающему;

- оценки полученного результата, мысленного формулирования и вербализации вывода о наличии или отсутствии тождества, в форме дачи показаний о том, имеется или нет среди предъявленных объектов тот объект, о котором он сообщил ранее на допросе, а также указания на опознанный объект, если идентификация состоялась.

Идентификационная сущность и схема технологии предъявления для опознания состоят в следующем:

- человек когда-то непосредственно воспринимал какой-либо объект, в частности другого человека;

- признаки объекта отобразились в памяти субъекта восприятия, сформировавшись в виде мысленного образа оригинала;

- мысленный образ объекта (модель оригинала), как фотография, помещённая в фотоколлекции, сохранился в памяти наряду со множеством других образов;

- во время предшествовавшего предъявлению для опознания допроса носитель мысленного образа объекта выделил его среди других, хранящихся в памяти образов и описал его отличительные признаки;

- обозрев представленные в ходе предъявления для опознания объекты, опознающий сравнил их признаки с признаками восстановленного в памяти и как бы освежённого мысленного образа объекта, по поводу которого он дал до этого показания;

- в том случае, когда среди предъявленных для опознания объектов имеется искомый объект, он может быть опознан (идентифицирован), если его признаки оказались сходными с признаками зафиксированной в памяти мысленной модели;

- подобная мысленная идентификация затем озвучивается опознающим словесно в ответ на соответствующее предложение следователя указать на опознанный объект и дать пояснение, по каким признакам он опознан.

Психологический механизм узнавания объекта по сохранившемуся в памяти его мысленному образу сам по себе не является характерным только для данного следственного действия. Узнавание может иметь место и при производстве допроса, в ходе которого используется тактический приём, связанный с предъявлением объекта для обозрения. Узнавание возможно и при производстве следственных осмотров и эксперимента.

Процесс узнавания возможен при осуществлении некоторых оперативных или розыскных действий. Принципиальным отличием процессуального предъявления для опознания от других, сходных с ним действий является прежде всего то, что в случаях предъявления для опознания узнавание - это главное, тогда как для прочих действий — факультативный элемент.

Важно и то, что процесс узнавания при предъявлении для опознания вводится в строго определённые процессуальные рамки, призванные обеспечить достоверность получаемой информации. Для других действий следователя не предусмотрено специальных правовых условий для обеспечения достоверности узнавания*(10).

Различные виды идентификации по мысленному образу (отождествления, узнавания) имеют сходство в части психологического механизма установления наличия или отсутствия тождества. В то же время с точки зрения порядка, условий и других особенностей идентификация по мысленному образу при предъявлении для опознания существенно отличается от других видов процессуального и непроцессуального установления наличия или отсутствия тождества проверяемого объекта.

Указания на эти отличия содержатся в ст. 193 УК РФ "Предъявление для опознания".

Законодатель акцентирует внимание на следующих специфических моментах подготовки и производства указанного следственного действия:

- субъектами идентификации (опознающими) при предъявлении для опознания могут быть только свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый;

- для опознания могут быть предъявлены только человек, труп человека или предмет;

- до начала процедуры предъявления для опознания потенциальный опознающий должен быть допрошен об обстоятельствах, условиях восприятия, отличительных признаках и особенностях предъявленного объекта, а также об обстоятельствах, характеризующих состояние допрошенного в момент восприятия (был ли он трезв, взволнован или хладнокровен, не болел ли и т. д.);

- за исключением трупа, все остальные объекты должны предъявляться среди других сходных с ними по внешним признакам объектов, общее количество которых не может быть менее трёх;

- в случае невозможности предъявления для опознания человека и предмета в натуре опознание может быть проведено по их фотографиям, предъявляемым среди не менее двух фотографий других сходных по внешним признакам того же порядка объектов;

- при предъявлении для опознания человека ему предлагается по своему усмотрению занять любое место среди предъявляемых лиц (статистов);

- один и тот же объект не может предъявляться для повторного опознания тому же опознающему по тем же признакам;

- предъявление для опознания может производиться лишь после того, как потенциальный опознающий ранее был допрошен о признаках воспринятого им когда-то объекта, исследуемого по делу, описал его признаки и обстоятельства этого восприятия;

- опознание производится визуальным способом по мысленному образу, сформированному ранее также путём визуального (зрительного) восприятия;

- перед началом предъявления для опознания опознающий и опознаваемый, если они являются свидетелями или потерпевшими, предупреждаются об уголовной ответственности за отказ, уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (ч. 5 ст. 164 УПК РФ);

- в целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым;

- по окончании опознания составляется протокол, в котором указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего.

Изложенное даёт основание для вывода о том, что:

- в роли опознающего при предъявлении для опознания не могут участвовать иные лица, кроме тех процессуальных фигур, которые предусмотрены в ст. 193 УПК РФ, т.е. свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого;

- никакие другие объекты (участки местности, сооружения, документы, животные и т. д.), кроме перечисленных в законе (человека, трупа, предмета), предъявляться для опознания в рамках указанного следственного действия не могут;

- при невозможности предъявления для опознания людей и предметов в натуре опознание может быть проведено только по их фотографиям, а не по каким-либо иным изображениям;

- опознание по голосу, живой устной речи или голосу и речи, зафиксированным на фонограмме, исключается, так как объект может быть опознан по мысленному образу объекта, который ранее видел, а не воспринимал другим способом;

- опознание может производиться только по мысленному образу, сформированному визуальным путём; имеющиеся в памяти опознающего, помимо визуального, образы осязательной, слуховой, обонятельной, вкусовой природы могут использоваться лишь в качестве дополняющих средств к визуальному способу восприятия предъявленных для опознания объектов.

В свете изложенного становится понятным, что имеющиеся в литературе рекомендации по предъявлению для опознания, основанные на расширительном толковании положений закона в части характера и круга объектов, предъявляемых для опознания, средств и способов идентификации и других элементов уголовно-процессуальной модели предъявления для опознания, следует признать противоречащими закону.

Их исполнение на практике чревато угрозой признания полученных при предъявлении для опознания результатов недопустимыми доказательствами.

Опознание может быть симультанным - мгновенным, одномоментным и сукцессивным - поэтапным, развёрнутым во времени.

Опознание объектов - сложный комплекс психической деятельности человека. Опознание связано со способностью человека выделять в различных объектах их устойчивые особенности - признаки. (В криминалистике эти устойчивые свойства объектов называются идентификационными признаками.) Яркая наглядная выраженность отличительного признака конкретного объекта называется приметой.

Примета выступает в качестве устойчивого индивидуально-опознавательного сигнала. Если же объект не имеет примет, он опознаётся по совокупности других устойчивых признаков.

Признаки - информационные сигналы, посредством которых люди ориентируются в сложной предметной среде, отличают один объект от другого.

Различаются общие и частные идентификационные признаки. Общие признаки характеризуют индивидуально-отличительные особенности объекта, его родовую принадлежность. Частные признаки характеризуют индивидуально-отличительные особенности объекта. По ним можно узнать, определить и описать конкретный объект. Каждый реальный объект обладает устойчивой совокупностью признаков. Однако признаки могут быть существенными и несущественными, собственными и привнесёнными.

Существенный признак - признак, который принадлежит предмету при всех условиях, без которого предмет не может существовать, который отличает конкретный предмет от всех других предметов.

Индивидуальный процесс опознания зависит от сформированности узнавательных эталонов, от того, какие опознавательные ориентиры использует данный объект, насколько структурно организована его перцептивная (узнавательная) деятельность. От общей направленности личности, её психического развития зависит то, какие опознавательные признаки объекта она принимает в качестве существенных, устойчивых.

Сличение сопоставляемых образов требует развитости аналитических качеств. Процесс опознания зависит от прочности хранящегося в памяти эталонного образа, от условий его актуализации. Чем менее психически, интеллектуально развита личность, чем ниже её общекультурный уровень, тем больше вероятность ложного, ошибочного опознания, тем выше вероятность опознания по несущественным, второстепенным признакам.

При формировании эталонного образа различные его признаки могут вступить в определённые сочетания. При восприятии же опознаваемого объекта эти признаки могут выступить в ином сочетании, что может затруднить процесс опознания.

§2. Особенности подготовки и производства отдельных видов предъявления для опознания

Предъявление для опознания человека. Наиболее часто следователи предъявляют людей для визуального опознания по признакам внешности, зафиксированной в памяти опознающих тем же визуальным способом.

Необходимость в предъявлении для опознания человека возникает тогда, когда:

- допрошенный (свидетель, потерпевший, подозреваемый либо обвиняемый) заявил, что с лицом, интересующим следствие, он незнаком, но может его опознать, так как видел его при определённых обстоятельствах, о которых дал показания;

- допрошенный дал показания об одном из своих знакомых, но последний по каким-либо причинам отрицает своё знакомство с ним;

- устанавливается личность человека, не имеющего документов;

- имеются основания полагать, что допрошенное лицо выдаёт себя не за того, кем в действительности является.

Приняв решение о предъявлении для опознания проходящего по делу лица, следователь обеспечивает вызов опознаваемого и опознающего и размещение вызванных лиц таким образом, чтобы исключить возможность их встречи, общения, наблюдения друг за другом вплоть до того момента, когда опознающий будет приглашён для совершения самого акта опознания.

Внешность человека, предъявляемого для опознания (одежда, стрижка и т. д.), должна быть перед опознанием приведена по возможности в соответствие с состоянием на момент, когда его воспринимал опознающий в исследуемой по делу ситуации. Условия опознания целесообразно привести также в соответствие с теми условиями, при которых воспринимался опознаваемый объект (по освещённости, положению объекта и т. д.).

Перед тем как пригласить опознающего, находящегося в другом помещении (ином изолированном месте), для производства опознания, лицу, подлежащему предъявлению, предлагается по своему усмотрению занять любое место среди статистов. (Там же должны находиться понятые и другие участники следственного действия.)

О том, какое место занял опознаваемый, отмечается в протоколе.

После этого следователь лично или через своего помощника приглашает на место следственного действия опознающего из другого помещения.

Разъяснив ему соответствующие права и обязанности, что отмечается в протоколе, следователь предлагает опознающему осмотреть предъявленных лиц и ответить на вопрос, узнаёт ли он кого-либо из них. В случае отрицательного ответа следователь выясняет у опознающего, насколько он уверен в безошибочности своего вывода и что позволяет ему судить о том, что среди предъявленных лиц нет человека, о котором он дал ранее показания.

Если же на вопрос, узнаёт ли опознающий кого-либо из предъявленных ему лиц, опознающий даёт положительный ответ, ему предлагается указать на опознанного и дать пояснения, по каким признакам произведено опознание.

Показания опознающего не должны быть чрезмерно подробными.

Указав на опознанного и назвав признаки, по которым он опознан, опознающий кратко поясняет, где и при каких обстоятельствах он ранее видел опознанное лицо. Опознающему предлагается назвать себя и предоставляется возможность в лаконичной форме выразить своё отношение к факту его опознания, к показаниям опознавшего его лица (противоречия, которые могут возникнуть в их показаниях, разрешаются в процессе очной ставки). Метод визуальной идентификации - сильнейшее орудие в руках субъектов практического следоведения. Правильно решить идентификационную задачу - значить сделать крупный шаг на пути к истине. Успешное, объективно проведённое опознание может в одних случаях выступать в качестве средства изобличения; в других - как средство снятия подозрения, реабилитации невиновного лица; в третьих — как средство проверки достоверности показаний (например, проверки показаний очевидца происшествия о том, что происходившее видел и другой незнакомый ему до опознания очевидец). Идентификационная ошибка может дорого обойтись и правосудию, и тому лицу, которое стало жертвой этой ошибки. К сожалению, такие ошибки имеют место как в экспертных исследованиях, так и в оперативной, следственной и судебной идентификации.

Для опознания конкретного лица существенное значение имеют условия его первоначального восприятия, психическое состояние наблюдателя, избирательная направленность и обстановка восприятия.

Воспринимая человека, люди выделяют прежде всего те его качества, особенности, которые наиболее значимы в данной ситуации или которые контрастируют с окружающей обстановкой, не соответствуют социальным ожиданиям. Восприятие человека человеком зависит от статусной оценки, различных шаблонных интерпретаций. В оценках и описаниях других людей индивиды исходят от "Я-образа", непроизвольно соотносят их с собственными качествами. Низкорослые люди переоценивают рост высоких, высокие - преуменьшают рост низкорослых. Худощавые преувеличивают полноту телосложения людей средней упитанности, а толстяки считают последних худощавыми. На оценку физических качеств индивида влияют фон восприятия, качества взаимодействующих с ним людей. Впечатление о фигуре человека в значительной мере зависит от покроя одежды. Показания о цвете различных предметов часто бывают ошибочными. Большие расхождения возможны в определении возраста человека (особенно лиц среднего и старшего возраста).

Описание признаков опознаваемого на предваряющем допросе — сложный и трудоёмкий процесс, требующий методической помощи. Кроме формулировок "словесного портрета", могут быть использованы различные средства наглядности (рисунки, фотоснимки, диапозитивы, система "Айденти-Кит" - составление портрета путём выбора различных форм частей лица).

Наиболее информативными признаками облика человека являются особенности его лица. Описывая человека, люди чаще всего называют форму лица, цвет глаз, форму и величину носа, лба, конфигурацию бровей, губ, подбородка. Наиболее значительными и преимущественно запоминающимися являются следующие признаки физического облика человека: рост, цвет волос и глаз, форма и величина носа, конфигурация губ. Совокупность этих признаков составляет опорную базу опознания человека по внешности. Нередко фиксируются элементы внешнего оформления - одежда, причёска, украшения. Лучше запоминаются такие особенности внешнего облика индивида, которые выступают как отклонение от нормы.

Облик человека воспринимается комплексно - в единый образ сливаются его рост, фигура, осанка, черты лица, голос, речь, мимика и жестикуляция. Мимика и жестикуляция как показатели психического состояния человека всегда служат объектом внимания. Индивидуально выразительна походка человека - сложный двигательный (локомоционный) навык человека, отличающийся стереотипными компонентами: длина шага, ритм, пластичность, скорость и другие особенности. Походка может указывать на принадлежность человека к определённой социальной группе (походка солдата, моряка, танцовщика, старого человека).

Составной элемент походки - осанка человека во время движения — соотношение положения корпуса и головы, звуковые эффекты шагов.

Опознаваемый субъект предъявляется в числе не менее трёх человек, по возможности сходных по внешним признакам. Предъявляемые для опознания лица не должны существенно отличаться по возрасту, росту, телосложению, форме отдельных частей лица, цвету волос и причёске. Все предъявляемые наряду с опознаваемым лица должны быть ознакомлены с правилами порядка опознания. (Если опознающий является малолетним, опознание лучше провести в привычной для него обстановке.

Если опознающему не исполнилось 14 лет, то при его подготовке к опознанию присутствует педагог или психолог.)

При предъявлении лица для опознания по признакам внешности опознаваемому предлагается занять любое место в группе предъявляемых лиц. Опознаваемый занимает выбранное им место в отсутствие опознающего. Приглашённому опознающему после установления его личности разъясняются его права и обязанности. Затем опознающему задаются следующие вопросы: "Опознаёте ли Вы кого-нибудь из предъявленных Вам лиц? Если опознаёте, то укажите на это лицо рукой и объясните, по каким признакам Вы его опознали, когда и при каких обстоятельствах ранее его видели" (следует иметь в виду, что в положении стоя и в движении проявляется большее количество опознавательных признаков). При положительном ответе опознающего следователь выясняет признаки, по которым было проведено опознание. При отрицательном - выясняется, вызван ли ответ плохим запоминанием признаков опознаваемого, т.е. трудностями опознания, либо опознающий твёрдо уверен, что опознаваемого нет среди предъявленных лиц.

Предъявление лица для опознания по походке целесообразно производить в том месте, в котором происходило восприятие допрошенным лицом данного человека, и в сходных условиях восприятия. Схематично данный вид предъявления для опознания можно изложить следующим образом.

Опознающий вместе с понятыми располагается на том месте, откуда он ранее наблюдал человека (о котором дал показания) в момент его ходьбы. Опознаваемым предполагается поочерёдно пройти определённый отрезок пути в соответствии с тем, как всё происходило в исследуемой по делу реальности (с той же скоростью, в том же направлении, на том же расстоянии от пункта наблюдения). Для обеспечения надёжности результатов опознания эта процедура может быть выполнена несколько раз, но так, чтобы идентифицируемое лицо каждый раз изменяло своё место среди статистов, двигаясь поочерёдно то впереди их, то посередине, то сзади. После завершения каждой динамической стадии действия опознающему предлагается дать показания о том, узнаёт ли он кого-либо из числа предъявляемых лиц, и если узнаёт, то кого именно и по каким признакам.

Предъявление для опознания лица по фотографии*(11).

Первоочередная задача при подготовке предъявления для опознания человека по его фотоизображению - подобрать качественную фотографию проверяемого лица и фотографии тех лиц, среди которых она предъявляется. Главным условием при этом является сопоставимость признаков образа, запечатлённого на фотографии проверяемого лиц, с признаками хранящегося в памяти опознающего мысленного образа ранее воспринятого человека. Это значит, что желательно предъявлять такую фотографию, которая, во-первых, изготовлена в тот (или близкий к нему) временной период, когда будущий опознающий видел человека, о котором он дал показания; во-вторых, на фотографии он изображён в том виде, какой был для него характерен во время визуального контакта с потенциальным опознающим. Успешному решению этой сложной задачи могут способствовать обыск и выемка семейных фотоархивов по месту жительства проверяемого лица, его друзей и близких. Отбор нужной фотографии целесообразно производить во время допроса лиц указанных категорий с предъявлением им для обозрения изъятых фотографий и выяснения у них, как выглядел проверяемый в интересующий следствие период его жизни. Подборку фотографий лиц, среди которых предъявляется фотография проверяемого лица, следует проводить с учётом сходства фотоизображений с образом проверяемого лица на фотографии, которой отдано предпочтение. Эта фотография должна быть чёткой, без ретуши и желательно с изображением в положениях, принятых в опознавательной (сигналитической) фотосъёмке (в фас и профиль). Так как снимки "в профиль" встречаются реже, обычно отбираются фотографии в 3/4 поворота головы. Это могут быть снимки, выполненные для документов, или любительские, отвечающие указанным выше требованиям.

К помощи художественных снимков рекомендуется прибегать с осторожностью, так как при такой фотосъёмке обычно приукрашиваются лица за счёт освещения, ретуши (дорисовка бровей, затушёвывание родинки, морщинок, шрамов и т. п.). Всё это приводит к уничтожению наиболее ценных идентификационных признаков.

Для опознания лица фотоснимки с его изображением могут быть взяты также из официальных документов (личное дело, архив паспортного стола, криминалистический или оперативный учёт и др.). Подобранные снимки наклеивают на лист бумаги и нумеруют.

При этом важно, чтобы рядом с фотоснимком не было никаких пометок, знаков и т. п. (кроме обозначения цифр). Опознающий в присутствии понятых указывает, какой объект, под каким номером, по каким признакам он опознаёт.

Фотоснимки, предъявляемые для опознания объекта, прилагаются к протоколу этого следственного действия.

Предъявление предмета для опознания. Необходимость в предъявлении для опознания каких-либо движимых либо недвижимых предметов возникает в случае установления относимости объекта к делу определения его принадлежности (например, допрошенному лицу), места и роли в системе определённых отношений, имеющих значение для уголовного дела.

Опознание предметов, как и других объектов, также связано с психическими особенностями восприятия и запоминания их отличительных признаков. Мир вещей необозримо многообразен. В практике судопроизводства к опознанию предъявляются чаще всего предметы бытового обихода, орудия и инструменты трудовой деятельности, объекты непосредственного окружения человека.

Наиболее общим групповым признаком предметов являются их цвет, размер, форма, контур. Существует пространственный порог различения формы - минимальное расстояние, с которого данный объект может быть опознан, а также порог глубинного восприятия, ограничивающий пространственные пределы распознания рельефа, объёма предмета.

Оценки размеров предметов субъективны - зависят от глазомера индивида, его оценочных особенностей. В ходе предварительного допроса, предшествующего опознанию какого-либо предмета, у допрашиваемого лица выясняются как общие (групповые) признаки предмета, так и частные. В начале допроса ему предлагается описать общий вид предмета (назначение, примерные размеры, форму, цвет, материал, из которого он сделан, и т. д.). После выяснения общих признаков предмета переходят к рассмотрению его частных признаков. Обязательно выясняется наличие специфических отличительных особенностей объекта (дефекты, изменения, возникшие в процессе эксплуатации, и т. д.).

Если опознающий во время допроса выразит желание нарисовать объект, чтобы точнее передать его признаки, ему такая возможность должна быть предоставлена.

Когда предмет, который предстоит предъявлять для опознания, находится в распоряжении следователя, предваряющий это действие допрос отличается некоторыми особенностями. Не предъявляя самого предмета, предстоит выяснить, видели ли этот предмет те, кому предстоит его опознавать, тот ли это предмет, о котором идёт речь при допросе. Имея его в своём распоряжении, следователю нетрудно уточняющими вопросами установить, о каких признаках предмета даются показания и правильно ли они называются.

В тех случаях, когда самого объекта ещё нет и его предстоит отыскать, следователь должен получить как можно больше сведений о нём.

При этом допрашиваемому предлагается перечислить в первую очередь такие признаки предмета, как его целевое назначение, общий вид, форма, размеры, цвет, материал, выделяя среди них те, которые могут иметь значение особых примет. Если речь идёт о предмете, находившемся в пользовании потенциального опознающего, то выясняется, какие признаки возникли в процессе его эксплуатации, кто ещё знает о наличии этих признаков. Сходные предметы, в группе которых будет предъявляться опознаваемый, подбираются с учётом результатов допроса потенциального опознающего.

Все предметы следует снабдить бирками с порядковыми номерами и разместить на удобном для обозрения и фотографирования месте. Сначала их следует сфотографировать все вместе, и причём так, чтобы можно было различить присвоенные им номера, а затем - по отдельности крупным планом каждый. Таким же планом фотографируется опознанный предмет.

Предъявление трупа для опознания. Главное, что преследуется при предъявлении для опознания трупа неизвестного человека, — установление его личности.

Трупы предъявляются для опознания в тех случаях, когда нет возможности установить личность умершего по документам либо когда внешность трупа значительно изменена.

При обнаружении трупа неизвестного лица прежде всего устанавливают, кто из жителей данной местности (региона, города, посёлка, деревни) пропал без вести. Для этой цели, в частности, используются данные криминалистического учёта. Лица, заявившие об исчезновении человека, подробно допрашиваются о признаках его внешности, в чём он был одет в день исчезновения, какие при нём были предметы. В первую очередь труп предъявляют родственникам проверяемого пропавшего лица. Вместе с тем наряду с родственниками к опознанию привлекают и других лиц, знавших или видевших пропавшего.

В том случае, когда предъявление для опознания производится в морге, одежду, обнаруженную на трупе, и другие имевшиеся при нём предметы следует предъявлять отдельно. Но если труп обнаружен раздетым, его нельзя предъявлять в чужой одежде.

Перед опознанием, если лицо трупа загрязнено или повреждено, рекомендуется произвести так называемый "туалет" трупа, чтобы улучшить условия опознания. Тело трупа обычно прикрывается чистым покрывалом (простынёй), оставив для обозрения лишь голову. Остальные части тела приоткрываются для демонстрации особых примет.

Если личность умершего остаётся неизвестной, необходимо принять меры к тому, чтобы обеспечить возможность опознания его в дальнейшем.

С этой целью труп фотографируют по правилам опознавательной съёмки; дактилоскопируют; самым детальным образом описывают его приметы, обнаруженные при наружном осмотре и при судебно-медицинском исследовании; тщательно описывают одежду и вещи, имевшиеся при трупе, и принимают меры к их сохранению.

Труп сохраняется в морге в течение как можно более длительного времени. В это время к его осмотру допускаются все лица, которые изъявят такое желание или могут, по мнению следователя, сообщить какие-либо сведения об умершем. В случае, если кто-либо заявит, что ему известна личность погибшего, заявителя допрашивают, выясняя, в частности, на основании каких признаков он пришёл к такому выводу, а затем предъявляют ему труп для опознания.

Глава 6. Очная ставка

В соответствии со ст. 192 УПК РФ следователь вправе произвести очную ставку в том случае, когда в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия. Из этого следует, что очная ставка не является обязательным действием следователя. Решение по поводу его производства следователь принимает по собственному усмотрению, а не во всех случаях обнаружения существенных противоречий, имеющихся в показаниях ранее допрошенных лиц.

Причиной противоречий может явиться как намеренное искажение фактов (например, с целью уйти от ответственности, создать себе ложное алиби и т. д.), так и добросовестное заблуждение, связанное с неправильным восприятием, плохим запоминанием или неточностью воспроизведения воспринятого при допросе.

Вопрос о том, является ли выявленное противоречие в показаниях существенным, решает сам следователь на основе оценки имеющихся доказательств и их сопоставления с показаниями потенциальных участников очной ставки. По общему правилу существенными противоречиями в показаниях считаются разноречивые сведения, относящиеся не ко всем обстоятельствам дела, а лишь к обстоятельствам, входящим в предмет доказывания, т.е. подлежащими обязательному установлению путём доказывания по уголовному делу и важными для правильной оценки доказательств*(12). Все эти обстоятельства объединяет то, что они имеют правовое значение по делу, т.е. либо влияют на квалификацию преступления, либо имеют значение для разрешения гражданского иска, либо могут учитываться при назначении меры наказания. Поэтому неустановление этих обстоятельств означает неполноту и односторонность расследования и влечёт отмену или изменение приговора либо возвращение дела на дополнительное расследование" *(13).

Как указано в вышеупомянутой статье УПК, приступая к производству очной ставки, следователь выясняет у лиц, между которыми она проводится, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Затем допрашиваемым лицам поочерёдно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка. После дачи ими показаний следователь может (но не обязан) задавать вопросы каждому из допрашиваемых лиц. С разрешения следователя лица, между которыми проводится очная ставка, могут задавать вопросы друг другу.

Из этого следует, что очная ставка представляет собой весьма своеобразное следственное действие. Это своеобразие заключается в следующих моментах:

- очная ставка может быть проведена лишь между теми лицами, которые ранее были допрошены по делу;

- по одним и тем же обстоятельствам, по поводу которых они были допрошены, они сообщили противоречивые сведения, и эти противоречия являются существенными;

- основной частью очной ставки является поочерёдный допрос следователем двух лиц (одного в присутствии другого), являющихся источниками собираемой, проверяемой и оцениваемой по уголовному делу информации;

- дополнительной частью очной ставки может быть допрос друг друга лицами, между которыми проводится очная ставка.

Всё это позволяет представить очную ставку как процесс межличностного информационного взаимодействия следователя и двух допрашиваемых лиц, осуществляемого в процессуальном режиме в соответствии с требованиями и условиями, предусмотренными в ст. 192 УПК РФ. Указанные лица и следователь являются основными и необходимыми во всех случаях процессуальными участниками очной ставки. Факультативными участниками данного следственного действия могут быть и другие лица (защитник, переводчик и др.), которых привлекает следователь в необходимых случаях.

Закон не препятствует следователю в его возможности предъявлять на очной ставке вещественные доказательства и документы. После дачи показаний лицами, между которыми проводится очная ставка, а также в случае их отказа от дачи показаний на очной ставке следователь вправе оглашать показания допрашиваемых, содержащиеся в протоколах их предыдущих допросов, а также воспроизводить аудио- и (или) видеозаписи и фрагменты киносъёмки этих показаний.

В соответствии с уголовно-процессуальными правилами протоколирование показаний допрашиваемых на очной ставке лиц осуществляется в той очерёдности, в какой они давались. Каждый из допрашиваемых лиц подписывает свои показания, каждую страницу протокола и протокол в целом.

Очная ставка с криминалистической точки зрения не только является средством достижения цели устранения противоречия (противоречий), но и служит средством решения ряда тактических задач (уличения во лжи; проверки выдвинутых версий; распознавания прочности позиций, занятых допрашиваемым на следствии; выявления ранее неизвестных обстоятельств, включая ранее неизвестные эпизоды преступной деятельности, и т. д.).

Важная отличительная особенность данного следственного действия — фактор присутствия во время допроса своеобразного оппонента допрашиваемого - другого участника либо очевидца исследуемого по делу события, что затрудняет дачу ложных показаний, создаёт обстановку психологического дискомфорта для того, кто намеренно дезориентирует следователя.

Очная ставка может производиться между лицами одного и различных процессуальных статусов.

С учётом этого очная ставка имеет несколько разновидностей. Она может производиться с участием:

- двух свидетелей;

- двух потерпевших;

- двух подозреваемых;

- двух обвиняемых;

- свидетеля и потерпевшего;

- потерпевшего и подозреваемого (обвиняемого);

- свидетеля и подозреваемого (обвиняемого);

- обвиняемого и подозреваемого.

Однако независимо от того, каков процессуальный статус её участников, во всех случаях очная ставка представляет собой не только процесс собирания, анализа, оценки и использования доказательственной личностной информации, но и процедуру восприятия, "расшифровки" и использования ориентирующих данных, передаваемых её участниками невербальными способами (с помощью "языка" жестов, мимики, телодвижений и т. д.).

Ориентирующая информация, передаваемая акустическими и эмоциональными компонентами устной речи и невербальными коммуникациями допрашиваемых лиц, реализуется следователем на очной ставке и при производстве последующих следственных действий (для лучшего распознавания подлинной сути допрашиваемых, их психологического образа и состояния психического здоровья, построения прогноза дальнейшего развития ситуации, планирования расследования и др.). В этом смысле очная ставка может быть представлена в виде организуемого и управляемого следователем процесса вербального и невербального информационного взаимодействия не с одним, как это имеет место при обычном допросе, а с двумя допрашиваемыми, ориентированного на получение нового знания по предмету данного следственного действия и иным вопросам правового и тактического порядков.

Как психологически и тактически сложное действие, часто сопряжённое с разрешением остроконфликтных ситуаций, риском несвоевременного разглашения сведений, составляющих тайну следствия, утраты доказательственного значения ранее данных показаний, очная ставка должна быть надлежащим образом подготовлена, обеспечена необходимыми средствами звуко- и видеозаписи, иными мерами адекватного получения, фиксации информации и предотвращения возможных деструктивных акций со стороны допрашиваемых, других нежелательных актов и их последствий.

Очная ставка в ряде ситуаций (например, когда один из допрашиваемых отрицает факт знакомства с другим, имеющим по этому поводу иное мнение) может производиться сразу после предъявления одного лица для опознания другому.

Подготовка к очной ставке предполагает:

- изучение данных ранее показаний лиц, между которыми предполагается провести очную ставку, а также показаний иных допрошенных лиц, подтверждающих либо опровергающих показания первых;

- выяснение характера и содержания имеющихся в показаниях противоречий и причины их возникновения;

- изучение личности каждого из допрашиваемых, характера, глубины и других особенностей их взаимоотношений;

- определение порядка производства очной ставки;

- формулирование и определение последовательности постановки вопросов;

- определение лица, с которого предполагается начать допрос на очной ставке;

- определение состава участников данного следственного действия;

- выбор места и времени производства очной ставки, способов вызова её участников;

- подборку материалов дела, которые могут быть предъявлены участникам очной ставки;

- подготовку технических средств фиксации данного следственного действия;

- обеспечение в необходимых случаях оперативного, превентивно-профилактического и иного сопровождения очной ставки;

- прогнозирование следователем поведения допрашиваемых на очной ставке и возможных вариантов её развития, определение с учётом прогноза тактической линии своего поведения.

Приняв решение о производстве очной ставки, следователь определяет оптимальное время её производства. Как правило, очная ставка проводится тогда, когда следователь уже обладает достаточной совокупностью доказательств для правильной оценки показаний её участников. В то же время возникают ситуации, когда целесообразно провести очную ставку на более ранней стадии расследования (например, между потерпевшими и подозреваемыми сразу после задержания последнего, поскольку психическое состояние после совершения преступления, внезапность задержания и незнание объёма информации, которой располагает следователь, может создать благоприятную обстановку для получения правдивых показаний задержанного).

При подготовке к производству очной ставки следователю целесообразно попытаться определить причину противоречий в показаниях, уяснить, являются ли они результатом добросовестного заблуждения допрашиваемого или установкой на дачу ложных показаний.

Это позволяет избрать правильную тактическую схему производства очной ставки. Необходимо тщательно продумать и письменно сформулировать вопросы, которые будут поставлены перед допрашиваемыми, определить очерёдность их постановки, а также лицо, с которого следует начать допрос. Особое внимание следует уделить разработке точных, чётких, лаконичных, детализирующих вопросов, так как они не только способствуют уточнению тех или иных элементов выясняемых обстоятельств, но и помогают в разоблачении ложных показаний.

Важное значение для эффективности очной ставки имеет правильно выбранное место её проведения. Обычно очная ставка проводится по месту производства расследования. Вместе с тем возможно её проведение и в ином месте. В тех случаях, когда очевидцы событий по-разному описывают его и можно предположить, что разногласия в показаниях скорее всего вызваны различными условиями восприятия, очная ставка может быть проведена на месте происшествия. При участии в следственном действии несовершеннолетнего она может быть проведена в детском учреждении, по месту учёбы, жительства несовершеннолетнего, т.е. в наиболее привычной ему обстановке.

Если одно или оба лица, вызванные на очную ставку, не владеют языком, на котором ведётся судопроизводство, то в ней участвуют один либо два переводчика. Участие переводчика необходимо и тогда, когда один либо оба допрашиваемых могут объясняться только с помощью языка жестов и мимики (немые, глухонемые).

Результативность очной ставки зависит от многих факторов.

Достижение поставленной цели, в частности, определяется:

- уровнем тактического мастерства следователя и его психологического воздействия на допрашиваемых во время очной ставки;

- уровнем тактико-психологической подготовленности участников очной ставки, определяемым усилиями следователя по подготовке очной ставки;

- фактором неожиданности очной ставки в отношении того её участника, которым занята деструктивная позиция и достоверность показаний которого поставлена под сомнение;

- умением следователя чётко и убедительно излагать и анализировать фактические данные, давать своевременную, адекватную оценку показаний допрашиваемых на очной ставке, правильно реагировать на заявления, реплики, вопросы и акты поведения её участников;

- силой проявляемых волевых качеств, интеллектуальной и психической активностью, нравственными свойствами личности того допрашиваемого на очной ставке лица, показания которого подтверждаются объективными данными.

В том случае, когда у следователя нет уверенности в продуктивности намеченной очной ставки, а оставшийся срок расследования позволяет, ему не следует торопиться с её производством. Необходимо к ней подготовиться особенно тщательно, кроме того, попытаться иными доступными мерами тактического воздействия убедить потенциального участника очной ставки, несостоятельность показаний которого очевидна, изменить свою позицию. Прежде всего это требуется тогда, когда установлено или имеются веские основания полагать, что допрошенный дал ложные показания. В этих целях может оказаться полезной процедура, которую мы условно назовём "очной ставкой с немыми свидетелями". Речь идёт о дополнительном, порой неоднократном допросе лица, показания которого не вызывают доверия (оппонента), с предъявлением и анализом материалов дела, ставящих под сомнение достоверность сообщённых им сведений, опровергающих его доводы и утверждения. Указанная процедура может состоять из нескольких последовательно реализуемых шагов. Вначале следователь доводит до оппонента смысл показаний другого лица, содержащих отличную от его интерпретацию исследуемого обстоятельства (обстоятельств), и предлагает дать их оценку и высказать мнение о причине расхождений в показаниях. Сообщение следователя, его предложение и сведения о реакции на эти действия фиксируются в протоколе допроса.

В том случае, когда оглашённые показания другого потенциального участника очной ставки во время его допроса были зафиксированы на фонограмме или видеоплёнке, следующим шагом является демонстрация соответствующего фрагмента звуковидеоряда. Зафиксировав это обстоятельство в протоколе допроса, следователь предлагает допрашиваемому проанализировать увиденное или услышанное либо и то, и другое вместе и дать оценку воспринятой информации. Для усиления психологического воздействия недобросовестному допрашиваемому в том же тактическом ключе могут быть предъявлены другие имеющиеся в деле доказательства, ставящие под сомнение истинность сказанного им либо категорически опровергающие его показания. Лишь после этого, если противоречие осталось неустраненным, следователь выносит предмет дискуссии на очную ставку с лицом, показания которого анализировались.

Осуществив необходимые подготовительные мероприятия и обеспечив вызов участников очной ставки, следователь объявляет им, для чего их вызвал, и выясняет, знакомы ли они друг с другом.

Если вызванные на очную ставку лица заявляют, что они знают друг друга, следователь должен выяснить, как давно они знакомы, при каких обстоятельствах, в связи с чем познакомились, не находятся ли они в неприязненных отношениях (если находятся, то каковы их причина и глубина), нет ли претензий друг к другу, есть ли личные счёты. Разъяснив порядок очной ставки, права и обязанности её участников, следователь приступает к поочерёдному допросу сторон, задав первый вопрос по существу противоречий лицу, которому отдаёт предпочтение с тактической точки зрения. Адресные вопросы и ответы каждого допрашиваемого фиксируются в протоколе в той последовательности, которая имела место в реальности. По общему правилу (из него возможны исключения) допрос на очной ставке обычно начинается с того лица, показания которого подтверждаются имеющимися в деле доказательствами. Это позволяет, во-первых, свести к минимуму влияние недобросовестного участника на лицо, дающее правдивые показания, и, во-вторых, в какой-то мере поколебать установку недобросовестного лица на дачу ложных показаний. Такого порядка стоит придерживаться и в тех случаях, когда добросовестным лицом, дающим правдивые показания, является несовершеннолетний, так как со стороны взрослого участника может быть оказано отрицательное воздействие на несовершеннолетнего, в результате чего он может отказаться от данных ранее показаний. Однако в некоторых случаях из тактических соображений первым целесообразно допрашивать лицо, показания которого вызывают сомнения. Это позволит тому участнику, который даёт правдивые показания, более аргументированно опровергнуть ложные показания другого лица. Определяя такую очерёдность, следователь должен быть уверен, что добросовестный участник не изменит своих показаний под воздействием второго лица.

В случае необходимости следователь вправе оглашать предыдущие показания участников очной ставки, воспроизводить фрагменты их звуко- и видеозаписи. Однако это лучше сделать лишь после того, как участники очной ставки дали показания в ходе этого следственного действия и их показания запротоколированы.

Психологическая и тактическая сложность производства очной ставки, как правило, обусловлена повышенным динамизмом данного следственного действия и остротой конфликтного противоборства допрашиваемых лиц. Выявляемая при этом фактически достоверная информация выступает в роли фактора, оказывающего психологическое воздействие на лицо, противодействующее установлению истины.

Торжество правды над ложью вызывает эмоциональную напряжённость у противодействующего следствию лица, его повышенную реактивность. Всё это требует высокой мобильности, оперативности ответных действий следователя. Он должен в известной мере предвидеть ход очной ставки, подготовить необходимые материалы в определённой системе. (При невозможности звукозаписи протоколирование очной ставки целесообразно поручить другому лицу.)

В напряжённых конфликтных ситуациях следователь должен сохранять психическую устойчивость, уравновешенность. Очная ставка должна проводиться в условиях полной психической стабильности следователя, при глубоком предварительном изучении личностных особенностей возможных участников очной ставки, "слабых мест" их характера: положительных и отрицательных качеств личности.

При проведении очной ставки максимально используется социально-психологический эффект ингибиции - эффект присутствия других людей. В этих условиях поведение человека модифицируется - он ориентируется на взаимодействие с присутствующими, его поведение становится ситуативно-преактивным, ориентированным на социальное ожидание, при этом возможны прорывы в защитной доминанте допрашиваемого. Вопросы, задаваемые лицу, занимающему позицию содействия следствию, и предполагаемые ответы на них должны психически воздействовать на запирающееся лицо. Иногда воспроизведение второстепенных деталей оказывает решающее воздействие на прекращение сопротивления противодействующего лица. Однако сопротивление противодействующего лица может быть стойким. Он сам может оказывать сильное психическое воздействие на другого допрашиваемого, дающего признательные показания. Здесь необходима система мер, блокирующих возможность такого негативного воздействия. Следует категорически пресекать всевозможные угрозы, попытки внушающего воздействия, укреплять волевую позицию лица, дающего правдивые показания, усиливать его позицию предъявлением соответствующих доказательств.

При проведении очной ставки исполнителя или соучастника с организатором группового преступления необходима специальная психологическая подготовка лиц, ранее психически зависимых от преступников-лидеров. Открытое выступление против них на очной ставке становится началом разрыва их психической зависимости, что существенно влияет на возможность их последующей ресоциализации.

Отдельные показания допрашиваемых могут вызывать сомнения в силу трудностей воспроизведения. При этом следователь оказывает правомерную мнемическую помощь - напоминает последовательность развития событий, содействует установлению смысловых связей.

Следователь должен избегать позиции полного недоверия к показаниям одного из участников очной ставки. Полностью ложных показаний не бывает. Искажаются лишь отдельные факты. В начале очной ставки целесообразно задать несколько вопросов, ответы на которые могут быть правдивыми с обеих сторон. Положительная оценка таких ответов может повлечь бесконфликтное взаимодействие сторон. Задача следователя - достижение истины, а не инициация конфликтов. Сам следователь должен избегать внушающего воздействия на лиц, дающих показания. Подгон результатов очной ставки под заранее сформированные модели может ввести следствие в заблуждение.

Одно из наиболее эффективных средств воздействия на противодействующее лицо - высоконравственная позиция следователя, убедительность его позиции, неопровержимость предъявляемых доказательств. На этой основе он апеллирует к гражданским и положительным личностным качествам всех допрашиваемых лиц, выражает им своё доверие, даёт возможность каждому человеку проявить свои личностно-положительные качества.

Глава 7. Следственный эксперимент

В целях проверки и уточнения собранных по делу фактических данных, а также проверки выдвинутых версий опытным путём следователь вправе произвести следственный эксперимент. Для его производства не требуется вынесения специального постановления. Как указано в ст. 181 УПК РФ, следственный эксперимент производится путём воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определённого события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определённых действий, наступления какого-либо события, выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. В указанной норме УПК специально оговаривается, что производство данного следственного действия допускается, если не создаётся опасность для здоровья участвующих в нём лиц.

Следственный эксперимент может быть произведён повторно, а в необходимых случаях - многократно. В некоторых случаях признаётся необходимым участие более двух понятых, однако в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, если производство следственного эксперимента, как и, например, осмотра места происшествия, может производиться без участия понятых, о чём в протоколе следственного действия делается соответствующая запись (ст. 170 УПК РФ).

Важной отличительной чертой следственного эксперимента является то, что в процессе его производства совершаются опытные действия, связанные с воспроизведением тех или иных элементов явления или события, сведения о котором уточняются и проверяются.

Характер опытных действий определяется конкретными задачами, на разрешение которых направлено производство следственного эксперимента. Субъектом выполняемых опытных действий могут быть:

- лицо, показания которого проверяются (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый);

- сведущее лицо (специалист, судебный эксперт);

- сам следователь либо иное лицо, которому поручается проверить следственную версию.

С помощью следственного эксперимента устанавливаются:

- время, которое необходимо затратить на совершение определённых действий или на получение какого-либо результата;

- возможность существования предполагаемого факта или возникновения того или иного явления при заданных условиях;

- возможность совершения какого-либо действия (например, возможность подозреваемого пролезть в комнату через форточку);

- возможность изготовления какого-либо объекта (например, возможность изготовления обвиняемым образца соответствующего документа, денежного знака).

Эксперимент производится также для того, чтобы убедиться, сможет ли лицо, чьи показания проверяются, узнать тот или иной участок местности, здание, определённое помещение в нём, слышать и различать определённые звуки и слова, различать цвета, пробежать определённую дистанцию за определённый отрезок времени, и выяснения других вопросов, связанных, в частности, с сомнениями относительно реальности каких-либо фактов (явлений, событий или совершения каких-либо действий).

Организатор и руководитель следственного эксперимента, как и любого следственного действия, - это следователь. Им определяется круг участников эксперимента. Обязательными участниками являются понятые.

В тех случаях, когда ход и результаты эксперимента должны восприниматься и фиксироваться одновременно в нескольких местах, в каждом из них должно быть не менее двух понятых. Так, если проверяется возможность лица преодолеть какое-либо расстояние за определённый отрезок времени, понятые располагаются в местах начала и окончания движения, а в некоторых случаях - и по ходу его.

Для оказания помощи следователю при проведении следственного эксперимента могут быть приглашены специалисты, оперативные работники, представители общественности. Специалисты обычно привлекаются для реконструкции проверяемого события, обеспечения наибольшей точности проведения опытных действий и оценки их результатов. Они также помогают следователю в использовании научно-технических средств для фиксации хода и результатов эксперимента.

Работники оперативно-розыскных органов обычно обеспечивают охрану места производства эксперимента и оказывают следователю иную помощь.

Результативность производства следственного эксперимента во многом зависит от тщательности его подготовки. Подготовительные мероприятия осуществляются следователем до выезда (выхода) на место проведения эксперимента и непосредственно на этом месте, но до совершения опытных действий.

На первом этапе следователь должен определить цель эксперимента, что именно необходимо выяснить путём его проведения, что является существенным для данного события, какие факты подлежат проверке, каким способом и в каких условиях. Изучение этих материалов дела, мысленное моделирование позволяют определить место, время и условия производства эксперимента, круг его участников и роль каждого из них.

При подготовке эксперимента необходимо принять меры к обеспечению охраны места данного следственного действия, восстановить по возможности прежнюю обстановку, если она была нарушена, подготовить технические средства, необходимые для производства опытных действий. В некоторых случаях желательно предварительно ознакомиться с местом проведения эксперимента, чтобы определить наиболее целесообразную расстановку его участников и порядок их взаимодействия.

В плане производства эксперимента следует предусмотреть место, время, круг вопросов, подлежащих разрешению, участников эксперимента, функции каждого из них, содержание опытных действий, их последовательность и возможные варианты, меры по обеспечению явки участников, предметы, материалы, необходимые для эксперимента, меры по восстановлению нарушенной обстановки на месте эксперимента, требуемые криминалистические научно-технические средства и средства связи.

Второй этап подготовительных действий осуществляется на месте производства эксперимента. До начала опытных действий следует осмотреть место их проведения, сфотографировать данное место, принять меры, обеспечивающие восстановление обстановки и безопасность участников эксперимента. Всем участникам процесса необходимо разъяснить их права и обязанности, предупредить об ответственности за разглашение данных эксперимента, сообщить его цель. Целесообразно выслушать краткие пояснения лиц, чьи действия проверяются, относящиеся к предмету эксперимента. Каждому участнику следует указать место, где он должен находиться во время эксперимента, определить способ связи между ними.

Условия производимого эксперимента определяются характером и целью опытных действий. Они должны производиться, как правило, в том же месте, где и произошло проверяемое событие (в том же помещении, на том же участке открытой местности). Эксперимент желательно проводить в то же время суток, при таком же по виду, и интенсивности освещении (дневном, искусственном), при сходных погодных и климатических условиях. Особенно это важно при опытной проверке физиологических возможностей человека (видеть, передвигаться с определённой скоростью и т. д.), при проверке характера и скорости изменения свойств различных веществ (например, протекания химических реакций).

Однако в ряде случаев эксперименты можно производить в любом месте и в любое время, если указанные пространственно-временные факторы являются нейтральными с точки зрения достижения результата. В таких случаях требуется более строго относиться к обеспечению других условий эксперимента. (Например, предоставить в распоряжение субъекта опытных действий необходимые материалы, орудия труда, приборы, аналогичные тем, которые были использованы ранее в проверяемом случае.)

Критериями достоверности результатов опытных действий зачастую служат неоднократность их проведения и стабильность получаемых результатов.

По отношению к проверяемым фактам, событиям результат следственного эксперимента может быть положительным или отрицательным. Положительный подтверждает возможность существования определённых фактов, которые явились предметом экспериментального исследования. Отрицательный результат всегда должен оцениваться с известной мерой осторожности, так как невозможность совершения каких-либо действий или протекания каких-либо процессов в заданных условиях, если они не бесспорны, часто не свидетельствует о принципиальной невозможности их существования в реальности. В этих случаях можно предположить, что в чём-то не полностью были соблюдены условия, в которых происходило проверяемое событие.

Следует учитывать, что эффективность деятельности человека, особенности его поведения в значительной мере зависят от его психического состояния. Воспроизведение этих состояний во многих случаях невозможно. Так, в состоянии аффекта человек способен многократно увеличивать свои физические возможности.

Экспериментальная проверка таких действий неосуществима.

Моделирование субъективных факторов - основная сложность в проведении следственного эксперимента.

Присутствие многих людей также может повлиять на "чистоту" эксперимента: неизбежно возникновение эффекта социальной ингибиции — подавление активности индивида. Наряду с этим повторные действия нередко могут быть более результативными. Повторно можно сделать то, что сразу не вполне получалось. Повторные действия могут осуществляться значительно быстрее или медленнее, чем в первичных условиях. Замедление действий может быть связано с тем, что при проверке действий человека со стороны он берёт под сознательный контроль и всё то, что первоначально могло осуществляться на подсознательном, стереотипном уровне, т.е. более ускоренно. Всё это обусловливает необходимость вариативности проводимых опытов, нивелирование самых различных обстоятельств.

Опытные действия целесообразно повторять в зависимости от степени адаптации индивида к данным условиям, варьируя отдельные условия действия и даже его исполнителей.

Результаты следственного эксперимента интерпретируются как наличие объективных возможностей осуществления определённого действия или события и как субъективная возможность выполнения определённого действия данным лицом. Сделанные выводы, заключения могут носить вероятностный или достоверный характер. Следует учитывать, что психофизиологические возможности отдельных индивидов могут значительно превосходить усреднённые человеческие возможности.

Многие люди обладают повышенной чувствительностью отдельных анализаторов, высокими психомоторными возможностями. Действия людей в значительной мере определяются их мотивационными побуждениями и текущими психическими состояниями, системной работой сенсорных и перцептивных систем.

Следственный эксперимент чаще всего производится с участием лица, чьи показания проверяются. Без его активного поведения его возможности не могут быть проверены. Иногда проверяемое лицо в силу утраты своих возможностей, ухудшения психофизического состояния не может совершить те действия, которые совершало раньше.

Все решающие для уголовного дела диагностические эксперименты целесообразно проводить с участием специалиста-психолога.

Следственный эксперимент, производимый с целью искусного мастерства (изготовления фальшивых денег, документов, вскрытия сейфа и т. п.), требует предварительной психологической подготовки проверяемого лица, установления с ним психологического контакта, возбуждения желания продемонстрировать свои возможности.

Недопустимы опытные действия, унижающие честь и достоинство человека или содержащие угрозу для его жизни и здоровья.

Глава 8. Проверка показаний на месте

Как указано в ст. 194 УПК РФ, проверка показаний на месте проводится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, уточнения, определения достоверности ранее данных показаний.

Делается это путём вербального воспроизведения допрашиваемым на месте той обстановки, которая имела место ранее, а также путём демонстрации действий лицом, показания которого проверяются, указания им на предметы и документы, воспроизведения показаний и дачи ответов на поставленные вопросы.

Наряду с этим проведением указанного следственного действия решается комплекс тактических задач. В их круг могут входить:

- уточнение, конкретизация, развитие ранее установленных фактических данных;

- установление имеющих значение для дела обстоятельств, о которых до этого ничего не было известно;

- обнаружение новых, до этого отсутствовавших в распоряжении следствия носителей полезной для дела информации, включая те из них, которые в дальнейшем могут приобрести статус вещественных доказательств;

- разоблачение ложных показаний;

- проверка версии о возможности совершения проверяемых действий одним человеком без помощи других лиц;

- определение изменений, которые произошли в обстановке за время, прошедшее от момента реализации исследуемого события до момента проверки показаний;

- определение психологической устойчивости и прочности занятой позиции лица, чьи показания проверяются.

Проверка показаний с выходом (выездом) на место особенно значима в том случае, когда удаётся обнаружить новый, ранее неизвестный эпизод преступной деятельности (например, квартирной кражи), вещественное доказательство на месте его укрытия, о котором могло знать лишь лицо, чьи показания проверяются, и которое в ходе следственного действия само указало это место (например, орудие преступления в тайнике, сокрытый труп потерпевшего).

Данное следственное действие имеет ряд специфических моментов, характеризующих его с точки зрения подготовки, производства и фиксации:

- для выхода на место с подозреваемым и обвиняемым требуется их согласие, поскольку по закону они могут и не давать показания. Согласие на участие в следственном действии требуется и в случае планируемого выхода на место происшествия со свидетелем и потерпевшим, если не исключается причинение им душевных травм либо реальной угрозы для их здоровья, что может произойти в силу негативных эмоций, вызванных напоминанием о пережитом неприятном для них событии и обстановкой места происшествия;

- до выхода на место происшествия с участием ранее допрошенного лица следователю целесообразно одному побывать на этом месте, пройти тем путём, по которому допрошенный проходил (проезжал) во время исследуемого по делу события. Это необходимо для того, чтобы сориентироваться в обстановке, определить круг участников следственного эксперимента, продумать, как лучше организовать производство эксперимента, какие и в какой роли ему потребуются помощники, что необходимо сделать для того, чтобы приблизить условия эксперимента к реальным условиям восприятия, о которых показал допрошенный.

Естественно, что необходимость в этом возникает лишь тогда, когда следователю известно место, о котором даны проверяемые показания;

- помимо специалистов и других процессуальных участников, к следственному действию данного вида может быть привлечён вспомогательный персонал (для производства физической трудоёмкой работы) с соответствующей техникой;

- при подготовке проверки показаний на месте с участием подозреваемого или обвиняемого необходимо принять меры, исключающие возможность их побега, других деструктивных акций, а также возможность нападения на подозреваемого (обвиняемого) родственников потерпевших, других граждан в целях его избиения и убийства. Чтобы этого не случилось, может потребоваться оцепление из числа работников милиции, военнослужащих, представителей общественности, привлечение кинологов со служебно-розыскными собаками и другие мероприятия аналогичного порядка. Они также необходимы для того, чтобы не допустить возможного нападения на участников действия "подельников" подозреваемого (обвиняемого) в целях насильственного его освобождения, создания условий для побега;

- для доставки участников действия на место его производства и перевозки их в ходе проверки показаний необходимо обеспечить специальные транспортные средства;

- в случае проверки показаний подозреваемого (обвиняемого), находящегося под стражей, требуется получить разрешение на его этапирование у администрации изолятора временного содержания, обеспечить спецтранспорт и конвой;

- при подготовке действия необходимо разработать детальный план его проведения и согласовать его со всеми заинтересованными лицами (оператором видеосъёмки, охраной, допрошенным и т. д.), разъяснить им условия и порядок следственного действия, их права и обязанности.

Следует наметить время и место встречи участников, примерный маршрут, задачи, определить примерное место завершения действия и его предполагаемую продолжительность;

- реализация плана проверки показаний на месте предполагает самостоятельность действий допрошенного в выборе направления движения и показа объектов, о которых шла речь в его показаниях. Лицо, чьи показания проверяются, должно двигаться несколько впереди остальных участников следственного действия, указывать места и объекты, связанные с расследуемым деянием, давать пояснения по поводу исследуемых обстоятельств и сопровождать их демонстрацией соответствующих действий.

При этом выясняется, по каким приметам он выбирает маршрут движения к месту события, о котором ранее дал показания, что позволяет ему узнать место этого события.

Проверка показаний на месте сопряжена с психическим процессом узнавания: ранее сформированный образ сопоставляется с образом текущего восприятия. Узнавание может осуществляться по существенным и несущественным признакам. Возможно и ложное узнавание, добросовестное заблуждение. В крайне утомлённом, психически напряжённом состоянии проверяемое лицо может испытывать иллюзию повторного видения тех обстоятельств, которые в действительности воспринимаются впервые.

Многие люди не обладают развитой пространственной (топографической) ориентацией. Их ориентационные затруднения не могут быть истолкованы как несоответствие их показаний действительности.

Узнавание местности и обстановки затрудняется в различных ракурсах их восприятия, в условиях изменённого освещения и особенно при сезонных изменениях. Однако неузнавание объектов с чётко выраженными опознавательными признаками должно вызывать сомнение в правдивости показаний. Особенно отчётливо должны запоминаться объекты различных действий, последовательность их использования, обстоятельства, затруднявшие достижение определённых целей, обстоятельства, связанные с началом или окончанием действий, передвижений, поворотные пункты маршрута движения - всё это могло выступать в качестве опорных пунктов восприятия и запоминания.

В части определённых своих элементов проверка показаний на месте имеет сходство с рядом других следственных действий: осмотром места происшествия, допросом на месте события, о котором даются показания, предъявлением для опознания, следственным экспериментом. Это сходство проявляется в одних случаях в части места производства следственных действий, если иметь в виду место происшествия; в других - совпадения задач (например, проверки достоверности и уточнения имеющейся информации); в третьих - сходства средств и методов решения определённых видов задач (например, узнавания тех или иных участников местности). В то же время проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие имеет существенные отличия от указанных, а тем более иных следственных действий.

Так, в отличие от осмотра места происшествия, проводимого на месте совершения преступного деяния (действия или бездействия) или на месте наступления общественно опасных последствий содеянного, когда эти места не совпадают, проверка показаний может проводиться на месте любого события, исследуемого по делу, даже если оно не имеет криминальной природы. Осмотр места происшествия не может быть совмещён с допросом лиц, находящихся на этом месте, а проверка показаний на месте события не только допускает, но и прямо предусматривает возможность осмотра места события и допроса здесь же лица, чьи показания проверяются. Элемент допроса присутствует и в системе действий, связанных с предъявлением для опознания. Однако в этом случае он имеет весьма узкую, строго ограниченную законом направленность - получение ответа на вопрос о наличии или отсутствии тождества проверяемого объекта, предъявленного для опознания, и признака, по которому объект опознан, если это произошло. При проверке показаний на месте события предмет допроса может касаться самого широкого круга вопросов различного характера, которые могут быть связаны не только с проблемой узнавания, как это имеет место при предъявлении для опознания, но и с решением комплекса иных задач. В то же время сходным моментом двух данных следственных действий является, в частности, то, что они проводятся лишь после того, как опознающий и лицо, чьи показания проверяются, должны быть ранее допрошены. Этим, хотя и не только этим, моментом проверка показаний отличается, например, от допроса на месте происшествия, который может быть первичным, сразу проведённым на месте происшествия. (Так, завершив осмотр квартиры, в которой совершена кража, следователь здесь же, не вызывая в свой кабинет, может допросить владельца квартиры с целью выяснения, какие вещи и ценности были похищены.) В основе следственного эксперимента лежат, как отмечалось, опытные действия.

Опытные действия могут быть реализованы, что необязательно, и при проверке показаний на месте, но лишь как часть более широкого целого поисково-познавательного механизма, а не как самоцель и не как единственное средство достижения цели проверки показаний на месте. Эта цель, как сказано в ст. 194 УПК РФ, заключается в установлении новых обстоятельств дела путём проверки и уточнения ранее данных показаний на месте, связанном с исследуемым событием.

Отличительные особенности рассматриваемое следственное действие имеет и в части ряда других моментов. (Это, в частности, касается того, что обязательным участником проверки показаний на месте является свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый, что может быть факультативным элементом одних следственных действий и вообще не характерным для других следственных действий.)

Глава 9. Получение образцов для сравнительного исследования

Под образцами в криминалистике понимаются предметы, вещества, документы, а также материально фиксированные отображения, подлежащие сравнительному исследованию с целью идентификации объектов или решения других познавательных задач в уголовном процессе*(14).

Образцы являются носителями отобразившихся в них признаков другого объекта либо частью объекта. С этой точки зрения все образцы могут быть разделены на две группы: образцы, выражающие признаки другого объекта, и образцы, выражающие свои собственные признаки. К числу первых относятся, например, отпечатки папиллярных узоров на дактилокарте, стреляные пули, полученные от конкретного экземпляра оружия, отпечатки протектора шины автомобиля и т. д. К числу вторых — образцы крови, слюны и иных выделений организма, образцы почвы с места происшествия, зерна из хранилища и т. д. (Иногда эти образцы именуют пробами. Они всегда представляют собой часть некоего целого.) Образцы необходимы для того, чтобы установить связь объектов, для сравнения с которыми их получают, с событием преступления. Процесс такого сравнения необходим при идентификации, например, орудий преступления. (Чтобы установить использование изъятого у подозреваемого пистолета, обнаруженную на месте происшествия гильзу сравнивают с гильзой, экспериментально отстрелянной из данного оружия.

При совпадении комплексов идентификационных признаков можно сделать достоверный вывод о том, что обнаруженная на месте происшествия гильза была стреляна из пистолета подозреваемого.)

В следственной и судебно-экспертной практике сравнительные исследования проводятся для решения не только идентификационных, но и диагностических, классификационных и других задач.

Помимо образцов указанных двух групп, в качестве сравнительных материалов могут использоваться так называемые эталоны, ГОСТы, предметы из специальных коллекций (подошвенной части обуви, паст для шариковых ручек и т. п.).

Образцы для сравнительного исследования могут быть:

- предоставлены в распоряжение следователя участниками судопроизводства или обнаружены им при производстве какого-либо следственного действия - осмотра, обыска и др.;

- специально получены следователем в порядке ст. 202 УПК РФ либо экспертом для решения поставленных перед ним задач.

В том случае, если образцы были выполнены или возникли до возбуждения уголовного дела и никак не связаны с фактом его расследования, их именуют свободными. Образцы, полученные специально для производства экспертизы, т.е. выполненные в ходе расследования, называются экспериментальными.

Некоторые виды экспертиз, например судебно-почерковедческая, используют так называемые условно-свободные образцы. Ими являются объекты, полученные в процессе расследования, но вне связи с ним или с предстоящей экспертизой (например, собственноручно записанные допрашиваемым его показания).

Получение образцов у свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого (образцы почерка, крови, слюны, других продуктов жизнедеятельности организма, отображения внешней структуры частей тела, голоса и т. д.) производится в рамках самостоятельного следственного действия, предусмотренного ст. 202 УПК РФ. С этой целью следователь выносит соответствующее постановление (в необходимых случаях получение указанных объектов производится с участием специалиста). Это делается для того, чтобы проверить, не оставлены ли им следы в определённом месте или на вещественных доказательствах. Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. Указанные образцы также могут быть получены следователем при производстве осмотра места происшествия и некоторых других следственных действий.

Для каждого типа образцов разрабатываются специальные правила их получения.

Так, для получения образцов подписи следует заготовить специально нарезанные листы бумаги, соответствующие по своему качеству исследуемому документу, приготовить принадлежности для письма и создать условия, аналогичные представлению следователя об условиях исполнения документа.

При подготовке к получению экспериментальных образцов для сравнительного исследования необходимо определить место производства данного следственного действия (кабинет следователя, медицинское учреждение и т. д.), обеспечить присутствие лица, у которого будут отбираться образцы, пригласить соответствующего специалиста, подготовить технические средства, необходимые для получения образцов, их упаковки, фиксации процесса их получения.

Приёмы производства данного следственного действия зависят от того, какие образцы необходимо получить (кровь, волосы, отпечатки пальцев, почва и т. д.). Вместе с тем процесс получения образцов для сравнительного исследования должен соответствовать следующим требованиям:

- образцы должны быть получены надлежащим лицом и в соответствии со специальными правилами, которые обусловлены особенностями получаемых образцов (технические, санитарные, иные нормативы, этические требования);

- они должны быть достаточного количества и надлежащего качества;

- они должны быть сопоставимыми, т.е. максимально соответствовать исследуемому объекту по механизму их образования и по другим параметрам;

- следствием должна быть установлена несомненность их происхождения от конкретного объекта*(15).

Существенной спецификой характеризуется получение образцов запаха, голоса и речи.

Как правило, образцы индивидуального запаха и запаховые следы не должны изыматься одним и тем же человеком.

Образцы отбирают у человека-донора преимущественно с того участка тела, который мог служить источником изъятых по делу запаховых следов. Время выдержки адсорбента в контакте с телом донора должно быть не менее 30 минут, после чего адсорбенты (лоскуты ткани) с отобранными образцами запаха складывают и упаковывают в банку или завёртывают в фольгу так же, как и при сборе следов.

При отборе индивидуального запаха у задержанных или содержащихся под стражей лиц должен быть изъят фоновый запах помещения, в котором они содержатся.

При отборе образцов индивидуального запаха у проверяемых лиц целесообразно получить дополнительно и их контрольные запаховые следы, которые, по указанию специалиста, отбирающего образцы, они воспроизводят на модельных предметах, аналогичных следоносителям, выявленным на месте происшествия. Отобранные образцы вместе с пробами запахов, изъятых на месте происшествия, направляют для сравнительного исследования в лабораторию криминалистической одорологии.

Для производства судебно-фоноскопических экспертиз требуются образцы голоса и речи, которые также могут быть свободными и экспериментальными. Первые - это фонограммы, не связанные с расследуемым событием, вторые - специально произведённые фонозаписи голоса и речи лиц, в отношении которых решается вопрос о тождестве.

Необходимые процессуальные требования: перед началом записи обозначаются её дата и место, фамилии и должности записывающих, условия, в которых производится запись (они должны быть максимально сходны с условиями записи при обстоятельствах расследуемого события), подробная характеристика технических средств - тип и характеристики магнитофона, микрофона, магнитной ленты и др.

Человеку, голос или речь которого записывают (диктору), предлагают произносить фразы, обороты речи, слова, аналогичные тем, что отражены на исследуемой по делу фонограмме. Это необходимо делать в том же темпе и с теми же паузами.

Объём записываемой звуковой информации должен обеспечивать возможность последующей фоноскопической идентификации.

Полученные образцы голоса и речи, зафиксированные в протоколе, упаковываются, снабжаются необходимыми надписями и опечатываются.

Принудительное получение образцов для сравнительного исследования в порядке ст. 202 УПК относится, как правило, к случаям получения продуктов жизнедеятельности организма и требует участия в этом следственном действии специалиста - судебного медика или заменяющего его врача. О принудительном характере получения образцов обязательно делается отметка в протоколе.

В протоколе указываются основание этого следственного действия, его цель, количество и характер получаемых образцов, перечень участников, описание процедуры; средства, использованные для получения образцов, а также для фиксации самого хода их получения.

Протокол подписывается всеми участниками; в случае отказа от подписи подозреваемого или обвиняемого об этом делается соответствующая отметка, удостоверяемая следователем.

Полученные образцы должны быть упакованы, скреплены печатью следователя и находиться при деле до передачи их вместе с другими материалами на экспертное исследование.

Глава 10. Задержание подозреваемого

Подозреваемым является конкретное лицо, в отношении которого:

1) вынесено постановление о возбуждении против него уголовного дела (ч. 2 ст. 146 УПК);

2) составлен протокол о его задержании (ч. 1 ст. 92 УПК);

3) вынесено постановление об избрании меры пресечения до предъявления ему обвинения (ст. 100 УПК).

В статусе подозреваемого лицо может пребывать:

1) в случае задержания - не более сорока восьми часов;

2) при избрании меры пресечения - до предъявления обвинения - не более десяти суток;

3) в случае возбуждения против него уголовного дела - до предъявления обвинения, а если расследование проводится в форме дознания - до составления обвинительного акта.

Если в последнем случае в отношении подозреваемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то обвинительный акт составляется не позднее десяти суток со дня заключения подозреваемого под стражу.

Орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из нижеперечисленных оснований:

- когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

- когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление;

- когда на этом лице или его одежде, при нём или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

При наличии иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления, оно может быть задержано, если это лицо:

1) пыталось скрыться;

2) не имеет постоянного места жительства;

3) не установлена его личность;

4) когда прокурором, а также следователем или дознавателем с согласия прокурора в суд направлено ходатайство об избрании в отношении его меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 91 УПК).

Таким образом, под уголовно-процессуальным задержанием понимается мера процессуального принуждения, применяемая органом дознания, дознавателем, следователем или прокурором в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы. Задержание в криминалистическом смысле - это тактический комплекс оперативно-розыскных и следственных действий, направленных на захват, доставление лица, подозреваемого в совершении преступления, для допроса и водворения его в изолятор временного содержания.

Правовую основу уголовно-процессуального задержания подозреваемого образуют соответствующие нормы УПК РФ и Федеральный закон 1996 г. "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

Задержание производится в целях:

- выяснения причастности задержанного к преступлению;

- пресечения его преступной деятельности;

- пресечения попытки скрыться от дознания, предварительного следствия, суда;

- воспрепятствования попыткам помешать установлению истины по делу.

При подготовке задержания целесообразно:

- по возможности изучить личность задерживаемого путём собирания и анализа информации о его внешности, возможных действиях при задержании, наличии у него оружия, физических качествах, владении приёмами восточных единоборств (если речь идёт о задержании ранее судимого лица, сведения могут быть получены из его архивного уголовного дела);

- рассмотреть вопрос о количестве и персональном составе группы задержания;

- включить в состав группы оперативного работника женского пола, когда должно быть задержано лицо (лица) того же пола;

- определить место (в необходимых случаях оно должно быть предварительно изучено), время, условия задержания*(16);

- распределить обязанности между участниками задержания: определить, какие, в какой последовательности и кем должны быть выполнены соответствующие действия непосредственно до, во время и после задержания;

- довести до сведения всех участников задержания имеющиеся данные о признаках внешности и личности заподозренного;

- в необходимых случаях обеспечить участников задержания соответствующими средствами криминалистической, оперативной и организационной техники (звуко- и видеозаписывающей аппаратурой, транспортом, средствами связи и т. д.);

- определить последовательность задержания. Если заподозренных несколько, решить вопрос о том, кем, куда и каким способом они будут доставлены после задержания, обеспечить их раздельное содержание;

- предусмотреть возможность проведения иных следственных действий до и после составления протокола задержания (личного обыска, освидетельствования задержанного, осмотра его жилища, одежды и т. д.) и подготовиться к ним;

- рассмотреть вопрос об участниках и организационно-тактических особенностях захвата заподозренного, если это необходимо для обеспечения его процессуального задержания (сформировать группу захвата, проанализировать и принять меры, обеспечивающие безопасность участников захвата, случайных прохожих, пассажиров и других граждан, исключающие возможность побега задерживаемого, создающие предпосылки для эффективного проведения данной операции).

Состав участников задержания определяется:

- характером содеянного, его последствиями и сложившейся по делу ситуацией;

- данными, характеризующими лицо, подлежащее задержанию (его пол, возраст, социальное положение, физические, психические особенности, наличие у него оружия, судимости и т. д.);

- необходимостью осуществления в ряде случаев операции по силовому захвату подозреваемого, предшествующей его задержанию в процессуальном смысле;

- возможностью правомерного применения группой захвата средств и приёмов физического воздействия в отношении заподозренного (это допускается в тех случаях, когда заподозренный не подчиняется законным требованиям участников задержания, оказывает или пытается оказать им сопротивление, покушается на побег, совершило действия, которые причинили либо могли причинить вред жизни, здоровью участников задержания, других граждан, ущерб имуществу, иным охраняемым законом отношениям и интересам).

По ряду дел залогом быстрого и успешного задержания является обеспечение его строгой конспирации.

Захват подозреваемого. В необходимых случаях целесообразно:

- осуществить скрытное сближение с подозреваемым и легендированное вступление с ним в контакт (например, под видом случайных прохожих, приезжих, покупателей, ремонтно-строительных рабочих);

- обеспечить быстроту, согласованность, внезапность и решительность самого акта захвата и прежде всего действий, направленных на ограничение свободы поведения передвижения заподозренного (например, подсесть к нему с разных сторон в транспорте под видом пассажиров);

- принять меры по предупреждению и своевременному пресечению сопротивления со стороны задерживаемого, его бегства, совершения им самоубийства и других нежелательных действий (в этих целях при задержании может применяться служебно-розыскная собака, в отношении задерживаемого могут быть применены наручники, захват и удержание его рук, оперативный досмотр содержимого карманов его одежды и других вещей и изъятие находящихся в них оружия, наркотических веществ);

- организовать за действиями своих коллег и задерживаемого, других лиц наблюдение со стороны специально выделяемого для этого сотрудника, не участвующего в непосредственном физическом контакте с заподозренным (это, в частности, необходимо для того, чтобы задерживаемый не мог незаметно выбросить вещественные доказательства);

- обеспечить своевременную и надёжную изоляцию задержанного от окружающих лиц, быстрое водворение его в спецтранспорт и конвоируемое доставление в орган дознания.

Последовательность действий в связи с задержанием:

1) анализ сложившейся по делу ситуации;

2) определение основания и целей задержания;

3) принятие решения о задержании;

4) доведение этого решения до сведения участников задержания (когда решение принимается лицом, которое непосредственного участия в задержании не принимает);

5) разработка программы задержания (определение круга и функций участников задержания, места, времени его проведения и т. д.);

6) исполнение решения о задержании подозреваемого (в том числе осуществление его захвата, если это необходимо), обеспечение профилактического наружного осмотра одежды задерживаемого и досмотра вещей на месте захвата);

7) доставление задерживаемого в изолятор временного содержания.

Задержание может сопровождаться освидетельствованием, личным обыском, осмотром одежды задержанного и другими следственными действиями, о чём составляются отдельные протоколы.

Задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, производится в общественных местах, на открытой местности, в помещении.

Задержание в общественных местах, где бывает большое скопление людей, требует тщательной подготовки. Нужно, чтобы к моменту задержания специальная группа наблюдения перекрыла все пути возможного побега.

Задержание в кафе, ресторане производится, когда лицо, подлежащее задержанию, удалится из зала в туалет, гардероб. Там появляется возможность его задержания, не привлекая внимания других посетителей. Желательно как можно быстрее вывести задержанного из помещения. Во избежание посторонних помех со стороны оказавшихся у входа людей целесообразно обеспечить поблизости нахождение работника милиции в форме, заранее предупреждённого о предстоящем задержании.

Задержание на улицах, в парках и других открытых местах имеет свои особенности. При подготовке задержания на открытой местности или в населённом пункте следует изучить его рельеф, расположение дорог, лесных посадок, наличие проходных дворов, домов, подъезды которых имеют два выхода, маршрутов городского транспорта и др.

При задержании на оживлённых улицах категорически запрещается применение оружия, даже если это необходимо. Поэтому в случаях, когда можно предполагать, что преступник окажет вооружённое сопротивление, его задержание следует планировать в менее людных местах (на более открытой местности), где ему труднее скрыться, где меньше вероятности, что там окажутся его личные преступные связи, которые могут помешать задержанию.

При подготовке задержания в помещении изучаются планировка помещения, входы и выходы, пожарные лестницы, особенности прилегающей к помещению территории, подъездные пути, места припарковки автомобильного транспорта, расположение гаражей и другие объекты.

Задача группы захвата - скрытно проникнуть в помещение через неизвестные задерживаемому входы, чердачные или подвальные помещения, балконы или с помощью лиц, которые не вызывают у задерживаемого подозрений и которым он, не опасаясь, может открыть дверь. Когда преступник отказывается открыть дверь, то, учитывая его психическое напряжение и возможность импульсивных действий вплоть до применения огнестрельного оружия, следует вступить с ним в переговоры и попытаться убедить его в бесполезности сопротивления и необходимости сдаться на "милость победителя".

Сложным и опасным мероприятием может оказаться групповое задержание. При групповом задержании оперативные работники должны иметь численный перевес, быть вооружены автоматическим оружием и снабжены индивидуальными средствами защиты. Следует попытаться разобщить лиц, чтобы задержать их поодиночке. Если это невозможно сделать, необходимо незаметно перекрыть пути отхода задерживаемым, окружить их. После этого подаётся команда типа "стой, руки вверх!" и при необходимости производятся предупредительные выстрелы. Задержанные подвергаются личному обыску, на них надеваются наручники, и они поодиночке доставляются в соответствующий орган дознания.

В соответствии со ст. 92 УПК после доставления подозреваемого в орган дознания к следователю или прокурору в срок не более трёх часов должен быть составлен протокол задержания. В нём делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены его права. В протоколе также указываются дата и время составления протокола, дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого, результаты его личного обыска и другие обстоятельства задержания (например, факт оказания задержанным сопротивления задерживающим, попытка скрыться).

Протокол задержания подписывается лицом, его составившим, и подозреваемым.

О произведённом задержании орган дознания, дознаватель или следователь обязан сообщить прокурору в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого.

Подозреваемый должен быть допрошен. До начала допроса по его просьбе обеспечивается свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше 2 часов может быть ограничена дознавателем, следователем, прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее 2 часов.

После задержания подозреваемого дознаватель, следователь или прокурор должны, как того требует закон (ст. 96 УПК), не позднее 12 часов с момента задержания уведомить кого-либо из близких родственников подозреваемого о его задержании, а при их отсутствии — других родственников или предоставить возможность такого уведомления самому подозреваемому.

При задержании подозреваемого, являющегося военнослужащим, об этом уведомляется командование воинской части. Если подозреваемый является гражданином или подданным другого государства, о его задержании уведомляется посольство или консульство этого государства.

Уведомление о санкции прокурора может не производиться при необходимости сохранения в интересах расследования в тайне факта задержания. Это правило не распространяется на подозреваемых, являющихся несовершеннолетними.

Подозреваемый подлежит освобождению по постановлению дознавателя, следователя или прокурора, если:

- не подтвердилось подозрение в совершении преступления;

- отсутствуют основания применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу;

- задержание было произведено с нарушением требований ст. 91 УПК.

("Основания задержания подозреваемого").

По истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении его не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу либо суд не продлил срок задержания в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК.

Список литературы

1. Аверьянова Т. В., Белкин Р. С., Корухов Ю. Г., Россинская Е. Р.

Криминалистика. М.: НОРМА, 2005.

2. Андреев С. В. Проблемы теории и практики криминалистического документоведения. Иркутск, 2001.

3. Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.: Юристъ, 1996.

4. Антонян Ю. М., Кудрявцев В. И., Эминов В. Е. Личность преступника.

СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

5. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М.: Юристъ, 1996.

6. Еникеев М. И. Практикум по юридической психологии. М.: НОРМА, 2001.

7. Еникеев М. И. Психология следственных действий. М.: Проспект, 2006.

8. Еникеев М. И. Юридическая психология с основами общей и социальной психологии. М.: НОРМА, 2006.

9. Еникеев М. И. Энциклопедия юридической психологии. М.: Приор, 2001.

10. Ищенко Е. П., Образцов В. А. Криминалистика. М.: Эксмо, 2005.

11. Кручинина Н. В. Проблемы теории и практики проверки достоверности уголовно-релевантной информации в досудебном процессе.

М., 2003.

12. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева, В. П. Божьева. М.: Спарк, 2002.

13. Образцов В. А. Криминалистика: модели средств и технологий раскрытия преступлений. М.: ИМПЭ-ПАБЛИШ, 2004.

14. Образцов В. А., Богомолова С. Н. Криминалистическая психология.

М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002.

15. Образцов В. А. Инсценировка в криминальной, оперативно-розыскной и следственной практике. Якутск, 2005.

16. Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе.

М.: Проспект, 2001.

17. Осмотр места происшествия / под ред. А. И. Дворкина. М.: Юристъ, 2000.

18. Россинская Е. Р. Криминалистика. М., 2005.

19. Тактика следственных действий / под ред. В. И. Комиссарова.

Саратов, 2000.

20. Следственные действия / под ред. В. А. Образцова. М.: Юристъ, 1999.

21. Яковлев М. М. Выявление и расследование преступлений, связанных с профессиональной деятельностью. Якутск, 2005.


*(1) Следственному действию, в порядке его подготовки, могут предшествовать иные следственные и оперативные мероприятия. К их числу могут относиться меры, обеспечивающие прибытие участников следственного действия на место его производства, установление необходимых контактов с представителями предприятий, организаций, учреждений, общественных и иных организаций, чьё содействие необходимо (например, подачи заявки администрации исправительного учреждения на доставку для допроса обвиняемого, когда он содержится под стражей).

*(2) Для правильной передачи цвета следа или другого объекта они фотографируются с применением светофильтров, которые должны быть дополнительными к цвету следов либо фону поверхности, на которой они находятся, чтобы повысить контрастность изображений.

Фотографирование отдельных следов производится с учётом правил измерительной съёмки (изображения мелких следов при фотографировании должны занимать всю площадь кадра; отдельные детали следа и его признаки необходимо дополнительно подсвечивать, чтобы по фотоснимкам можно было судить о его размерах, форме и особенностях).

*(3) Криминалистика / под ред. Р. С. Белкина. М., 1999. С. 953–960; Комиссаров В., Гаврилов М., Иванов А. Обыск с извлечением компьютерной информации // Законность. 1999. N 3. С. 12–15; Осмотр места происшествия / под ред. А. И. Дворкина. М., 2000. С. 244–251; Андреев С. В.

Проблемы теории и практики криминалистического документоведения.

Иркутск, 2001. С. 129–136.

*(4) Под ригидностью в психологии понимается затруднённость (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих её перестройки.

*(5) Показания могут относиться к числу прямых доказательств, если они основаны на непосредственном восприятии существенных для дела обстоятельств. Производные (косвенные) доказательства данного вида основаны на информации, полученной допрашиваемым из сообщений других лиц либо почерпнутой из других источников. Содержанием показаний могут быть как сведения о фактических обстоятельствах, так и оценочные суждения. Однако доказательственную силу имеют лишь сообщения о фактах.

*(6) Контаминация (от лат. contamienatio - смешение) - ошибочное воспроизведение материала, состоящее в неправильном объединении различных следов памяти; конфабуляция (от лат. con - с, вместе и fabula — выдумка) - полный или частичный вымысел, отождествлённый с действительностью.

*(7) Станиславский К. С. Работа над собой в творческом процессе переживаний // Собр. соч. Т. 3. М., 1955. С. 281.

*(8) Мотивами заведомо ложных показаний могут быть:

- личная заинтересованность допрашиваемого (корысть, зависть, ненависть, мстительность, опасение обнаружить свои неблаговидные поступки);

- ложно понятые чувство дружбы, родственные обязанности;

- чувство сострадания к обвиняемому или потерпевшему;

- понуждение заинтересованных лиц;

- намерение скрыть совершённое преступление или своё участие в нём, стремление избежать или преуменьшить ответственность.

Наиболее часто заведомо ложные показания даются с целью освобождения виновного от уголовной ответственности или смягчения его наказания, а также по принуждению заинтересованных лиц.

*(9) Данный вывод был самым убедительным образом подтверждён серией научных экспериментов, проведённых в 1972 и 1975 гг. во ВНИИ Прокуратуры СССР и посвящённых исследованию факторов, влияющих на достоверность свидетельских показаний. Руководил экспериментом профессор Эминов В. Е. (участие принимала доцент Гаврилова Н. И.), консультировал профессор Ратинов А. Р. См. подробно: Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследование преступлений. М.: Юрист, 1996. С. 274–282.

*(10) Данный приём применяется лишь тогда, когда у следователя имеется объект, по поводу которого необходимо получить детальные показания и который может помочь допрашиваемому конкретизировать и восстановить в памяти упущенные либо забытые обстоятельства дела.

Объект может быть предъявлен для обозрения на допросе лишь после того, как установлено, что допрашиваемый воспринимал его ранее.

*(11) См.: Эминов В. Е., Снетков В. А. Опознание по фотоснимкам, кинофильмам и рисункам на предварительном следствии. М., 1973.

*(12) Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под общ. ред.

В. М. Лебедева и В. П. Божьева. М.: Спарк, 2002. С. 380.

*(13) Орлов Ю. К. Основы теории доказательств в уголовном процессе. М.: Проспект, 2001. С. 22–23.

*(14) В ст. 9 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" сказано, что "образцы для сравнительного исследования - это объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения" (см.: Россинская Е. Р. Комментарий к Федеральному закону "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации". М.: Юрайт, 2002. С. 115).

*(15) Так, сравнительные образцы в почерковедческом исследовании должны отвечать:

- достоверности происхождения от проверяемых лиц;

- сопоставимости с исследуемым материалом (по цвету и другим признакам бумаги, красителю и т. д.);

- качественности (например, не должно быть большого разрыва во времени между написанием проверяемого текста и образца);

- достаточности (количество письменных знаков, объём текста должны обеспечивать полноту, всесторонность, объективность исследования).

*(16) При определении времени и места учитываются образ жизни задерживаемого, распорядок его дня, маршруты и средства передвижения.

Еникеев М И, Образцов В А, Эминов В Е