BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Американские базы окружают Евразию.


Почти незамеченным следствием провозглашения Вашингтоном в сентябре 2001 года своей глобальной войны с террором стало строительство новой экстраординарной сети американских военных баз, расположенных в тех частях мира, где, учитывая реальные угрозы, огромное давление на налогоплательщиков, не говоря уже о других глобальных военно-политических обязательствах, их оборонительное значение для США было весьма сомнительным.

В июне 1999, года вслед за бомбардировкой Югославии, американские вооруженные силы присвоили тысячу акров сельскохозяйственной земли в юго-западном Косово, недалеко от македонской границы. Там, на границе Косово и Македонии, они начали строительство базы «Бонд Стил». Это была отправная точка, с которой начала свое распространение новая глобальная сеть американских баз.

«Бонд Стил» позволяла американским ВВС легко преодолевать сократившееся в результате ее существования расстояние до нефтеносных районов Ближнего Востока и Каспийского моря. Также она располагалась ровно на пути прокладки будущих нефте- и газопроводов, которые, как планируется, пройдут от болгарского порта Бургас (в котором ныне также есть американская база), через Македонию и Косово к Валоне на албанском побережье Адриатики. Именно этот план прокладки трубопроводов был разработан в «Халибертоне» Дика Чейни.

К моменту, когда Джордж Буш-младший вошел в Белый Дом, база «Бонд Стил» стала крупнейшей из построенных со времен вьетнамской войны баз, в ней было расквартировано около семи тысяч военнослужащих. База была выстроена крупнейшей американской военной строительной корпорацией «Халибертон Келлог, Браун и Рут», исполнительным директором которой в те времена был Дик Чейни. В «Халибертоне» не только планировали будущие нефтепроводы, но и строили базы, чтобы их охранять.

За день до того, как в июне 1999 года Сербия запросила мира, правительство США выделило Болгарии средства для проведения технико-экономического обоснования одного из таких трубопроводов. Исследование 1996 года было сделано подразделением «Халибертон Браун и Рут». В 1997 году бывший управляющий «Бритиш Петролеум» и «Браун и Рут» Тэд Фергюсон встал во главе проекта АМБО («Албания Македония Болгария Ойл»), американской компании, созданной в 1996 году для его реализации. План АМБО являлся альтернативой продвигаемому Россией южному трансбалканскому нефтепроводу из Болгарии через Грецию к Эгейскому морю». Англо-американский проект АМБО, поддерживаемый «Бритиш Петролеум», «Тексако» и «Шеврон», не включал французского нефтяного гиганта «ТотальФинаЭльф», который тоже имел значительные интересы на Каспии. С помощью растущей сети военных баз США получили единую военно-политическую организацию, обеспечивающую выполнение запросов своих транснациональных корпораций.

«Бонд Стил» проектировался задолго до того, как Клинтон отдал приказ о бомбардировке Югославии. Из высокопоставленных источников в хорватской армии и спецслужбах страны автору в частном порядке стало известно об одной загребской встрече с ведущими чинами американской разведки в начале 1990-х годов во время первой войны в бывшей Югославии. Вашингтонский представитель рассказал своим изумленным хорватским слушателям, что первоочередная американская «стратегическая заинтересованность» в бывшей Югославии заключается в установлении постоянного военного присутствия в Косово для того, чтобы лучше контролировать Каспийское море и Ближний Восток, районы, в которых предположительно присутствуют крупнейшие неразведанные запасы нефти.

Перед началом бомбардировок Югославии в 1999 году «Вашингтон Пост» безапелляционно заметила, что «в связи с нестабильностью на Ближнем Востоке нам необходимы базы на Балканах и право на полеты над этими территориями, чтобы защитить каспийскую нефть». База «Бонд Стил» стала первым, но не последним звеном в обширной цепи баз США, которые были построены в начале нового столетия. В дополнение к базе в Косово, тогда еще законной части Югославии, военные США приступили к строительству баз в Венгрии, Боснии, Албании и Македонии.

Одна из важнейших и редко упоминаемых в прессе новых американских военных баз была построена в Болгарии, бывшем сателлите Советского Союза, а сейчас новом члене НАТО. Военно-воздушная база «Безмер» идеально расположена и позволяет легко достигать Ирана и потенциальных горячих точек на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. При возникновении конфликта (а Пентагон сейчас предпочитает именно это слово и совсем не употребляет слово «война», которое потребовало бы просить Конгресс объявлять ее официально и приводить убедительные причины) военные смогут использовать «Безмер», чтобы перебросить людей и оборудование прямо на возникшую линию фронта. Стратегическое значение болгарской базы и используемой США в течение всей афганской кампании румынской базы в Констанце (обе на Черном море) указывает на все более вырисовывающиеся перспективы войны на Ближнем Востоке.

Во время своего визита в Кабул в декабре 2004 года министр обороны США Дональд Рамсфелд завершил эти планы строительством дополнительных девяти баз в Афганистане в провинциях Гельменд, Герат, Нимруз, Балх, Хост и Пактия. Они стали дополнением к уже существующим трем основным военным базам в Афганистане, построенным на пике оккупации Афганистана зимой 2001–2002 года: авиабаза в Баграме, к северу от Кабула, основной военный логистический центр США; авиабаза в Кандагаре, южный Афганистан; и авиабаза в Шинданде в западной провинции Герат. Шинданд — крупнейшая американская база в Афганистане, и построена она всего в 100 километрах от границы с Ираном. Тегеран заметил это и принял к сведению.

В качестве частичной оплаты за признание его вашингтонским союзником в войне с террором пакистанский диктатор генерал Первез Мушарраф позволил ВВС США и НАТО использовать аэропорт Джакобабад в 400 км к северу от Карачи, чтобы «поддерживать свою кампанию в Афганистане». Еще две американские базы были построены в пакистанских Далбандине и Пашни.

К тому же на гребне провозглашенной им войны с террором Вашингтон склонил на свою сторону новую центрально-азиатскую страну Киргизию, чтобы получить разрешение на строительство в ее самом центре в Бишкекском международном аэропорту, стратегически важной авиабазы в Манасе. Манас используется не только в качестве транспортного узла для операций США внутри и вне Афганистана, но также позволяет достичь не только нефтяные месторождения в Каспийском море и Казахстане, но и русских и китайских границ. Вашингтону удалось добиться согласия на базу Манас всего за какие-то жалкие 2 млн. долларов США в год и, по слухам, еще несколько миллионов взяток, передаваемых под столом.

А ранее, еще до событий сентября 2001 года, Вашингтон уже начал размещать военнослужащих США в граничащей с Афганистаном бывшей советской республике Узбекистан.

Это всего лишь малая часть созданной Вашингтоном после сентября 2001 года широкой сети американских военных баз.

Более того, после 2002 года стало очевидным, что мир и экономическая стабильность в Афганистане не являются приоритетами вашингтонской антитеррористической кампании в этой стране.

Исторически в XIX и XX веках Афганистан находился в центре российско-британской «Большой Игры», битвы за контроль над Центральной Азией. Британская стратегия всегда заключалась в том, чтобы любой ценой не допустить Россию в Афганистан и не дать ей возможность строить свои порты в теплых морях, что угрожало бы британской имперской жемчужине Индии. Пентагоновские стратеги также придают Афганистану важное стратегическое значение. Это платформа, с которой вооруженные силы США смогут прямо угрожать и России, и Китаю, равно как и Ирану и другим нефтеносным районам Ближнего Востока. Мало что изменилось в этом отношении за более чем столетие войн. Афганистан располагается в чрезвычайно важном месте, где сходятся в одной точке Южная Азия, Центральная Азия и Ближний Восток. К тому же по Афганистану проходит предполагаемая ветка трубопровода от каспийских нефтяных месторождений до Индийского океана. Американская нефтяная компания «Юнокал» вела переговоры совместно с чейневской «Халибертон» и «Энрон» по поводу эксклюзивных прав на перекачку природного газа из Туркменистана через Афганистан и Пакистан к огромной индийской электростанции в Дабхоле, неподалеку от Мумбаи (проект «Энрон»).

Через несколько недель после нападения на Афганистан горячий след Усамы бен Ладена как-то затерялся в общем бардаке, и вашингтонский «сатана» остался разгуливать по пещерам Тора-Бора. Не успев обеспечить эффективный военный контроль над Кабулом, Вашингтон обратил свой военный взор на Ирак, назвав его частью того, что президент Буш именует Осью зла, и предположительным хранилищем направленного на Америку и ее союзников ядерного, химического и биологического оружия массового уничтожения, а самого Саддама Хусейна — новым Адольфом Гитлером. А через несколько месяцев оккупации Ирака начались утечки информации, свидетельствующие о том, что Пентагон там останется, как выразился один из американских генералов, «на протяжении очень долгого времени».

Для того чтобы скрыть от американских налогоплательщиков ошеломляющую стоимость войны в Ираке и последующей за ней оккупации, администрация Буша прибегла к практике запрашивания средств в различных «дополнительных законопроектах о финансировании», представляемых отдельно уже после завершения основных бюджетных дебатов. Запрос на дополнительное финансирование на Ирак в мае 2005 года содержит в себе погребенное в тексте положение о строительстве военных баз для армии США, которые бойко описываются как «в некоторых весьма ограниченных случаях постоянные объекты».

В 2006 году США построили 14 таких постоянных баз в Ираке, стране, территория которой лишь в два раза больше территории штата Айдахо. Это показывает всю смехотворность президентских обещаний предоставить план окончательного вывода войск США сразу после того, как в Ираке укоренится «демократия». Наиболее важная иракская база — это авиабаза и лагерь «Анаконда» в Баладе, к северу от Багдада. Здесь размещаются и боевые истребители ВВС, и транспортные самолеты. Лагерь «Анаконда», соседствующий с авиабазой, служит основной базой и логистическим центром для войск США в центральном Ираке. Военные аналитики отмечали, что Балад очень выгодно расположен для проецирования силы США на весь Ближний Восток. Кроме того, тринадцать других иракских баз, построенных американцами после марта 2003 года, наводят на мысль, что американское «освобождение» Ирака от Саддама Хусейна имеет глубокий военно-стратегический смысл. Оказалось, что свобода в основном должна быть свободой для Вашингтона размещать свои гарнизоны вдоль иракских нефтяных месторождений и на границе Ирака с Ираном.

Действительно, к 2007 году для значительной части остального мира стало очевидным, что Вашингтон получил возможность не только контролировать нефть, но и подстрекать или провоцировать войны и конфликты с государствами в любой точке мира, хотя, начиная с 20-х годов, ядром Американского Века являлся только стратегический контроль над мировыми нефтяными потоками. По мере того как разворачивались события, становилось все очевиднее, что конечной целью войны с терроризмом является контроль над экономикой любых потенциальных претендентов, которые могли бы оспорить американское безоговорочное господство на международной арене. Президент Соединенных Штатов открыто объявил об этом еще в сентябре 2002 года в президентской «Белой книге», «Стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов Америки», которая официально объявила об одностороннем праве США на упреждающий удар по их единоличному желанию, независимо от воли суверенных государств или Организации Объединенных Наций.

Уже в 80-е годы далеко заглядывающие в будущее стратеги Вашингтона и влиятельные исследовательские центры начали понимать, что они опустошили промышленный потенциал США, и что рано или поздно другие государства или регионы, такие, как поднимающийся Европейский Союз или Юго-Восточная Азия и Китай, достигнут какого экономического потенциала, который в один прекрасный день сможет бросить вызов превосходству американского доллара. В 2001 году, когда Джордж Буш и Дик Чейни прибыли в Вашингтон, американский истеблишмент, эти всемогущие патриции американской послевоенной власти Джеймс Бейкер и Джордж Буш-старший, явно решили, что для продолжения американского доминирования и в новом столетии необходимы крутые меры. Американский Век (термин, использованный Генри Льюисом после победы во Второй мировой войне для описания плохо скрытого американского империализма) демонстрировал все признаки упадка, когда Буш и Чейни начали проводить свою самоуверенную военную политику с целью продления его господства. Они решили, что необходимо использовать всю неограниченную военную мощь, чтобы завершить строительство Нового Мирового Порядка (термин, использованный Джорджем Бушем-старшим в конце Холодной войны для обозначения своей великой стратегии). Процесс имперского перенапряжения и окончательного упадка шел уже во многих отношениях интенсивнее, чем в старой Римской империи, которая ослабла и, в конечном итоге, пала в четвертом веке нашей эры из-за череды все более безнадежных войн в попытках сохранить свое господство, в то время как последовательно обесценивалась ее валюта, а элита разлагалась среди невообразимых богатств империи.

К 2006 году внутренний долг США достиг беспрецедентно высокого уровня. Хронический огромный торговый дефицит с остальным миром, вымывание миллионов высококвалифицированных рабочих мест в более дешевые регионы от Индии до Румынии — все это было достаточно ясными признаками промышленного спада Америки. Некоторые влиятельные члены вашингтонского властного истеблишмента, лобби крупных энергетических корпораций и военно-промышленного комплекса, пришли к выводу, что резкое сокращение в будущем американского экономического и политического влияния можно приостановить (если это вообще возможно) только с помощью радикальной реорганизации второго столпа своего послевоенного владычества. Необходима была перестройка своих глобально доминирующих вооруженных сил. Эра Буша-Чейни стала, по сути, этим радикальным усилием изменить ход истории с помощью грубой силы. Основные фигуры были выбраны, исходя из совпадения интересов американского военно-промышленного комплекса под руководством таких гигантов, как «Боинг» и «Локхид Мартин», и интересов Большой Нефти под руководством «Энрон», «Эксон Мобил», «Шеврон Тексако». Старая компания Чейни корпорация «Халибертон» объединяла между собой две эти мощные группировки. Подразделение корпорации «Халибертон» «Келлог, Браун и Рут» является крупнейшим в мире строителем военных баз, а сама корпорация нефтяного обслуживания «Халибертон» — также крупнейшая в мире. Они сформировали тесный союз с радикальной группой милитаристов-ястребов, провозгласивших себя «неоконсерваторами».

Как и большинство подобных ставок на грубую силу, деяние было обречено на провал. Но в 2003 году, когда статуя Саддама Хусейна была свергнута американскими солдатами с постамента, реальность этого утверждения была совсем не очевидна.