BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

«Всеобъемлющее доминирование»


Ставки в обеспечении военного контроля над иракской нефтью и всем Персидским заливом были настолько высоки, а возникающая в результате этого возможность контролировать экономическое будущее Евразии и других стран была настолько важной для новой имперской стратегии Америки, что администрация готова была пойти на риск.

Экономическая политика администрации Буша была простой: выиграть повторные выборы в 2004 году любой ценой. Бюджетный дефицит Вашингтона находился на ошеломляющем рубеже 500 миллиардов долларов. Дефицит торгового баланса был столь же огромен. Китайские, японские и восточно-азиатские экспортеры инвестировали сотни миллиардов долларов своего торгового профицита в ценные бумаги казначейства США и другие активы, страшась потерять рынок экспорта. В результате они впадали во все большую зависимость от США. Казалось, они попали в ловушку, из которой не видели выхода.

Несмотря на тревожные экономические данные, поступающие из Вашингтона, никто в Федеральной Резервной Системе или в администрации не казался озабоченным. Сейчас они контролировали самый главный источник мирового экономического роста — нефть. И контроль был не косвенный, через поддержку различных государственных режимов в богатых нефтью регионах, а прямой, посредством военной мощи. Крепко держа в кулаке мировые потоки нефти, они располагали истинным оружием массового уничтожения, средством для потенциального шантажа всего остального мира. Кто в таких условиях осмелился бы бросить вызов доллару?

Контраст между первым нефтяным кризисом в 1970-х и событиями после вторжения в Ирак был разительным. В 1973 году Билдербергский клуб в шведском Сальтшёбадене принял политику, целью которой являлось взвинчивание цен на нефть до такого уровня, который сделал бы рентабельной разработку месторождений в Северном море, Аляске и в других регионах, не входящих в ОПЕК. Этот первый нефтяной кризис помог продержаться долларовой системе какое-то время.

В 1970-х годах такие могущественные группы, как Билдербергский клуб и Трехсторонняя комиссия, смогли отсрочить последствия первого нефтяного кризиса для Европы, Японии и, в первую очередь, для Соединенных Штатов. Они сделали это, навязав систему МВФ большинству стран развивающегося мира, жестко подавляя любые национальные движения за экономическое развитие и самодостаточность.

Они назвали это «поддерживаемый» рост. Он поддерживал богатые страны из индустриального мира и долларовую систему более чем три десятилетия, накладывая на остальные страны «ограничения на рост». Из-за этого индустриальный мир прожил три лишних десятилетия с иллюзией об избыточной дешевой нефти, которая поддерживала уровень жизни, не имеющий прецедентов в истории. Цена за эту иллюзию, однако, была заплачена благополучием народов из когда-то развивавшихся стран от Африки до Латинской Америки и Азии. И только ограничивая стремление большей части остального мира к экономической стабильности и росту, маленькая группа стран, ведомая Соединенными Штатами, могла наслаждаться иллюзией процветания чуть дольше.

МВФ сыграл ключевую роль в претворении этой иллюзии в жизнь. Искусственно ослабляя индустриализацию на территории большей части планеты, Вашингтону удалось понизить мировой спрос на нефть, что тем самым позволило импорту дешевой нефти продолжать подпитывать искусственное процветание в США. Пик добычи нефти в Америке прошел в начале 1970-х годах. С тех пор американский образ жизни зависел от все возрастающего импорта зарубежной нефти.

С началом нового столетия стало невозможно и далее поддерживать иллюзию об избыточной и дешевой нефти. Методы МВФ или их эквиваленты впервые были испробованы на населении индустриального мира. С приближением мирового пика нефтедобычи США начали предпринимать односторонние меры для сохранения своей власти: отказ подписать Киотский протокол, отказ признать подсудность своих солдат и офицеров перед Международным судом ООН, вторжение в Ирак и все остальное.

Через тридцать лет после первого нефтяного кризиса самые крупные новые месторождения оставили позади период своей пиковой добычи. Вашингтон и крупнейшие британские и американские нефтяные гиганты больше не могли позволить себе роскошь рассчитывать на режимы, при которых государственные нефтяные компании работали просто как подрядчики. На повестку дня встал прямой контроль мировых запасов нефти и газа США и Британией. Они предпочитали называть это продвижением демократии на Ближнем Востоке. Все свидетельства указывали на то, что надвигается мировой абсолютный пик добычи нефти, и Вашингтон не желал ничего оставлять на волю случая. Если в 1973 году прозвенел тревожный звонок, то в 2003 году это был уже набат. На этот раз все было по-настоящему.

В начале нового тысячелетия Соединенные Штаты были практически монополистами в сфере военной технологии и мощи. Они управляли мировой резервной валютой и через нее могли контролировать активы большей части индустриального мира. Для этого у Пентагона был особый термин — «всеобъемлющее доминирование». Он означал, что США должны контролировать развитие ситуации в военной сфере, в экономике и политике по всему миру. Было похоже, что они к этому успешно приближались.

Критики односторонней гегемонии Америки рассматривали ее имперские устремления как следствие ее слабости, а не силы. Одним из них был Эммануэль Тод, советник президента Франции Жака Ширака. Он выдвигал проект альтернативной коалиции — между Европой с центром во Франции и Германии и Россией. Как раз против этой комбинации евразийских сухопутных держав предостерегали Бжезинский и Халфорд Макиндер. Но к началу 2004 года евразийская коалиция находилась в жалком состоянии замешательства, полная внутренних разногласий — Европейский Союз не мог договориться даже о Конституции. Казалось, на горизонте у Вашингтона не наблюдается серьезных соперников.

Покойный ученый Эдвард Сейд написал в «Аль Ахрам» сразу после вторжения в Ирак: «Каждая империя в своих официальных обращениях говорила, что она не такая, как все остальные, что ее обстоятельства особенные, что ее миссия — просвещать, цивилизовывать, нести порядок и демократию, и что она использует силу только в крайних случаях». Он не прожил достаточно долго, чтобы увидеть, окажутся ли верными его слова в Новом Американском Столетии.