BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Буш возвращает в Вашингтон «большую нефть»


Президентское правление Клинтона закончилось скандалами с импичментом и лопнувшим крупнейшим финансовым пузырем на нью-йоркской фондовой бирже. За несколько месяцев испарилось более 7 трлн. долларов в бумажной стоимости. Миф о «новой экономике» исчез вместе с пенсионными надеждами миллионов американцев и сотнями миллиардов долларов убытков иностранных инвесторов, которых привлекали перспективами баснословных прибылей. Президентская предвыборная кампания 2000 года столкнула вице-президента Эла Гора и малоизвестного губернатора Техаса, бывшего нефтяника, чьим главным отличительным признаком казалось его полное незнание мировой политики.

После самых яростно оспариваемых выборов в новейшей истории в январе 2001 года Джордж Буш-младший стал президентом. Он выиграл со счетом 5–4 в результате чрезвычайного вмешательства Верховного суда США в результате голосования во Флориде, несмотря на то, что большинство американцев ясно высказались за соперника Буша Альберта Гора. Внимание Клинтона к экономической политике как основе для продолжающейся американской гегемонии вышло из фокуса вашингтонской политики.

Главные фигуры в кабинете Буша заслуживают отдельного упоминания. Путешественник во времени мог бы решить, что часы вернулись вспять на двенадцать лет — к президентству отца Буша. Все ключевые министерские должности получили старые приятели Джорджа Буша-старшего, включая вице-президента Дика Чейни, министра обороны Дональда Рамсфелда, госсекретаря Колина Пауэлла и даже советника по национальной безопасности Конди Райс. Новый президент выбирал членов кабинета под диктовку Дика Чейни и Джеймса Бейкера, последний из которых, казалось, всегда оказывался в высшей степени важной фигурой в возникавших критических ситуациях.

Нефтяное прошлое ближнего окружения Буша было бесспорно. Чейни был президентом ведущей мировой компании по геофизике и нефтяному обслуживанию «Халибертон инкорпорейтэд». Райс заседала в совете директоров «Шеврон Ойл». Сам Буш имел обширный нефтяной опыт, министр торговли Дон Эванс также был нефтяником. Короче, администрация Буша, которая пришла в Белый Дом в январе 2001 года, как ни одна другая администрация в новейшей истории США, с головой погрузилась в вопросы нефти и энергетики. Нефть и геополитика вновь стали играть ведущую роль в Вашингтоне. Не пришлось долго ждать, чтобы увидеть, каким образом.

Эра Клинтона воплощалась в министре финансов и инвестиционном банкире с Уолл-Стрит Роберте Рубине и его политике «сильного доллара». Утверждая к американской выгоде приоритеты многостороннего сотрудничества, экономической политики свободного рынка и МВФ, Клинтон проталкивал беспощадную политику корпоративной глобализации. В течение долгого времени он не придавал большого значения ни военным расходам, ни нефтяной геополитике.

К началу нового века влиятельные круги в США решили, что пришло время менять акценты. Если Министерство финансов было символом власти во времена Клинтона, то на первое место во времена Буша-младшего вышло Министерство обороны. Как и ранее, в эпоху Холодной войны, его повестка дня была напрямую связана с нефтяной геополитикой.

Первым делом на новом посту вице-президента Дик Чейни провел всесторонний анализ энергетической политики США. Чейни, который явно принимал большинство важных политических решений вместо новичка-президента, обладал большей властью в Белом Доме, чем какой-либо другой вице-президент до него.

Чейни обратился к своему старому другу и наставнику Джеймсу Бейкеру за помощью. После отъезда в 1992 году из Вашингтона Бейкер учредил на свои деньги крупный исследовательский центр при университете Раиса в Хьюстоне — «Институт Бейкера». Группа Бейкера по энергетике была весьма примечательна. Она включала главу вскоре печально прославившейся корпорации «Энрон» и одного из крупнейших финансовых спонсоров Буша Кеннета Лея. Она включала члена Совета директоров «Шелл», управляющего «Бритиш Петролеум» и главу «Шеврон Тексако». Нефтяной консультант Мэтью Симмонс также входил в группу на пару с членом совета «Института Бейкера» и бывшим министром Кувейта по нефти, шейхом Саудом Насир аль-Сабахом.

Дочь этого самого шейха аль-Сабаха впоследствии в одном интересном послесловии к первой иракской войне была опознана как та самая кувейтская женщина, которая в США в октябре 1990 года заявила Конгрессу, что сама видела, как иракские солдаты вытаскивали недоношенных кувейтских детей из специальных боксов в роддоме. Ее шокирующее свидетельство явилось решающим фактором для поддержки рядовым американцем операции «Буря в пустыне». Этот инцидент был впоследствии разоблачен как психологическая операция, сфабрикованная близкой к администрации Буша вашингтонской компанией «Хилл и Ноултон». Группа по энергетике «Института Бейкера» и в самом деле была уютной группой «славных нефтяных парней», как сказали бы в Техасе.

Кризис с электричеством в Калифорнии, растущие цены на природный газ и нефть и хаотическая энергосистема США были официально названы в качестве причин того, что президент поручил Чейни разработку предложений по национальной энергетической стратегии. Доклад Чейни по национальной энергетической политике стал ясным сигналом намерений новой администрации. Его суть была погребена в пристрастных дебатах и проигнорирована. Чтобы понять программу действий Буша, его следовало бы изучать тщательнее.