BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Нефтяная геополитика США на Балканах


Не успела рухнуть Берлинская стена, как Европейский Союз по инициативе Франции, Италии и Голландии объявил о широкомасштабной стратегии энергетической безопасности ЕС. Стабильность на Балканах была центральной частью этой стратегии. На саммите ЕС в июне 1990 года голландский премьер-министр Рууд Любберс изложил предложения по созданию европейского энергетического сообщества, связывающего страны «Европейского Экономического Сообщества с СССР и странами Центральной и Восточной Европы». План Любберса был лишь первым в ряду программ помощи ЕС, направленных на энергетическую безопасность ЕС в период после Холодной войны.

К 1992 году ЕС выработал Энергетическую Хартию, которая предоставила бы законодательную основу для инвестиций ЕС в нефтяные и энергетические ресурсы к тому времени распавшегося СССР. Новые независимые государства Каспийского региона, прежде всего Азербайджан и Казахстан, имели первоочередное значение для будущей энергетической безопасности ЕС. Новая клинтоновская администрация, казалось, была занята другими проблемами и в тот момент не обращала внимания на каспийскую нефть. Однако эта ситуация начала понемногу меняться.

К 1994 году, когда ЕС надеялся обеспечить ратификацию Энергетической Хартии 49-ю государствами, среди которых были США и Россия, Вашингтон внезапно отказался ее подписывать по неубедительным техническим причинам. ЕС продолжил без американской поддержки, и в декабре 1998 года странами, подписавшими Хартию, была организована Переходная рабочая группа. Генеральный секретарь этой конференции подчеркнул значение новых нефтяных и газовых регионов, «таких как регион Каспийского моря. Обеспечение надежности поставок из таких областей является ключевой стратегической задачей для правительств». ЕС заговорил о «важной вехе на пути энергетической кооперации Восток-Запад».

Начиная с 1990 года и вплоть до бомбардировки Сербии в 1999 году, ЕС без особого шума предпринял ряд инициатив, включающих помощь по модернизации азербайджанского порта возле Баку, который, согласно одному из докладов Министерства энергетики США, «позволил бы [обеспечить] нефтяные поставки из восточного Каспия вплоть до 500 тыс. баррелей в день». В 1995 году ЕС начал Программу Межгосударственной транспортировки нефти и газа в Европу с целью «повысить безопасность энергетических поставок». В феврале 1999 года непосредственно перед началом бомбардировок Белграда клинтоновской администрацией комиссар ЕС Ханс ван дер Брок обозначил цель Программы как «помощь в высвобождении огромных газовых и нефтяных запасов Каспийского бассейна путем преодоления…узких мест, которые затрудняли им доступ на местные и европейские рынки».

Самое узкое место было впереди: бомбардировки НАТО Белграда.

Правительства Западной Европы однозначно рассматривали район от Балкан до Каспийского моря как стратегическое поле для инвестиций в альтернативные поставки нефти и газа, потенциальный шаг к энергетической независимости, особенно ввиду снижения запасов нефти в Северном море. Со всей определенностью можно сказать, что ведущие политические круги в Вашингтоне в 1999 году такую точку зрения не разделяли.

К середине 1990-х, частично благодаря активному лоббированию Бжезинского и крупнейших нефтяных компаний США, администрация Клинтона начала рассматривать вопрос о каспийской нефти как стратегически приоритетный вопрос. В июле 1996 года Вашингтон сформировал «Южнобалканскую инициативу развития» для обсуждения сотрудничества по трубопроводам с Болгарией, Македонией и Албанией. Он поддержал две каспийские ветки трубопровода. Одна из них должна была пройти из Баку через Грузию в турецкий порт Джейхан. В 1997 году бывший госсекретарь Буша Джеймс Бейкер написал статью в номере «Нью-Йорк Таймс» от 21 июля, озаглавленную «Жизненные интересы Америки на Новом шелковом пути». Бейкер, который позднее стал важной фигурой в последующей администрации Буша-младшего, утверждал, что «стратегическим интересам Соединенных Штатов отвечает установление максимально возможных экономических, культурных и политических связей с Грузией», той страной, которая находилась между каспийской нефтью и западными рынками. «Каспийская нефть может постепенно оказаться настолько же важной для промышленно развитых стран, как ближневосточная нефть сегодня», — добавил он. В то время Бейкер также представлял интересы «Бритиш Петролеум Амоко» в Баку.

Вторая ветка трубопровода, АМБО или «Албанско-македонско-болгарская нефтепроводная корпорация», поддерживаемая правительством США и банком «Ферст Бостон», была заморожена на несколько лет. Вашингтон решил, что прежде чем двигаться дальше, ему следует убрать препятствие в лице режима Милошевича.

Слободан Милошевич, избранный президент Югославии, бывший банкир, в свое время пользовался благосклонностью Вашингтона, полагавшего, что Милошевич будет играть по правилам МВФ. Теперь же в американских СМИ он стал новым «Адольфом Гитлером». Многочисленные свидетельства региональных и сторонних наблюдателей подтверждали, что к середине 1990-х все стороны в дестабилизированной бывшей Югославии были виновны в военных преступлениях: и боснийские мусульмане, и хорватские католики, и сербские православные христиане. Срежиссированные в Вашингтоне и НАТО репортажи, однако же, концентрировались только на одной стороне: на непокорном сербском президенте Милошевиче. До тех пор пока в сердце Балкан оставался хорошо защищенный анклав, отринувший «реформу» МВФ и присутствие НАТО, долгосрочные геополитические планы Вашингтона по контролю трубопроводов с Каспия и из Центральной Азии были заблокированы.

К началу 1999 года администрация Клинтона решила, что настало время это изменить. Милошевич в Рамбуйе с негодованием отверг требования США, печально знаменитое Приложение Б, предписывающее ему позволить войскам НАТО оккупировать Косово и возможно Сербию «по гуманитарным причинам предотвращения геноцида». Предсказуемый отказ Милошевича был использован для обоснования войны. Вашингтон начал кампанию массированных бомбардировок, отринув условности международных законов, Хартию ООН, какое-либо посредничество ООН при этом, Хартию НАТО, которая определяет чисто оборонительную роль альянса, хельсинкские соглашения от 1975 года и даже забыв про объявление войны Конгрессом США, требуемое конституцией США. Президент Клинтон, ссылаясь на «гуманитарные» причины, угрозу неотвратимого геноцида в отношении косовских албанцев, начал безжалостные бомбардировки гражданских объектов в Сербии.

Тысячи тонн бомб спустя, разрушив экономику и инфраструктуру Сербии на примерную сумму 40 млрд. долларов, Пентагон начал строительство одной из крупнейших военных баз США в мире. «Кэмп Бонд Стил» неподалеку от Гнилане на юго-востоке Косово, крепость с 3 тыс. солдат, аэродромом и самыми современными телекоммуникациями дала Соединенным Штатам решающее и, очевидно, постоянное военное присутствие на стратегических Балканах, откуда рукой подать до Каспийского моря.

В июне 1999 года, как только завершились бомбардировки Сербии, правительство США объявило, что оно профинансирует исследование перспективности нефтепровода АМБО. Ссылаясь на установление контроля НАТО над Сербией и Косово, высокопоставленный представитель правительства США Джозеф Грандмейсон объявил: «Перспектива того, что правительство США гарантирует безопасность в регионе, а также обеспечит финансовые гарантии, делает теперь этот проект (трубопровода) гораздо более привлекательным предложением».

Исследование инженерной реализуемости проекта АМБО было предпринято компанией «Браун и Рут» корпорации «Халибертон» в те времена, когда главой «Халибертона» был Дик Чейни. Когда в мае 2000 года результаты нового исследования были опубликованы, посол США Ричард Армитедж, впоследствии заместитель госсекретаря в администрации Буша, заявил: «Албания, Македония и Болгария теперь ищут экономическую компенсацию от Запада за свою поддержку, это можно назвать "прибылью от бомбардировок" или причитающейся платой за поддержку этими окружающими странами действий НАТО во время косовского конфликта».[100]

В той же степени, как когда-то Багдадская железная дорога представляла собой попытку континентальной Германии перед Первой мировой войной открыть независимый от британского морского контроля торговый путь к Персидскому заливу, так, возможно, и новая сеть трубопроводов на Балканах могла бы предложить ЕС разнообразие нефтяных поставок и снижение зависимости от источников энергии, контролируемых США и Россией. После войны в Косово США уничтожили такую возможность энергетической независимости, установив контроль НАТО и США над всеми возможными трубопроводными маршрутами и источниками. Пока Белград расчищал завалы и мусор после бомбардировок косовской войны, США оказались полностью контролирующими все возможные трубопроводы, ведущие в ЕС.

Конец косовской войны означал огромный шаг в военном контроле Евразии единственной сверхдержавой, США. Демократия доллара вновь шествовала вперед. Знамя свободного рынка было прочно водружено посреди разгромленной Югославии. К 2001 году Вашингтон обладал безусловным военным контролем на Балканах. Новый посол США при дворе Св. Иакова в Лондоне Уильям Фэриш, сын богатой нефтяной семьи из Техаса, указывал на огромные нефтяные залежи каспийского региона как на главную причину американского интереса к Балканам.

В интервью «Санди Таймс» 23 сентября 2001 года Фэриш говорил о своей запланированной поездке на Балканы, которая была, по меньшей мере, необычным вояжем для американского посла в Британии. Фэриш был близким другом семьи Бушей, наследником богатств «Стандарт Ойл», понимающим нефтяную геополитику, что, без сомнения, послужило истинной причиной его назначения послом при королевском дворе. Он говорил об укреплении присутствия НАТО на Балканах как о следствии террористических актов в США в том месяце, называя при этом Балканы возможной «буферной зоной по отношению к нестабильным режимам на востоке». Он также упоминал стратегическое значение каспийских энергетических ресурсов и трубопроводов.

К началу нового десятилетия Вашингтон стал бесспорной экономической сверхдержавой, притом что его военное доминирование играло не очень заметную роль. В течение считанных месяцев эти роли кардинально переменились. Для этого потребовались крах акций на Уолл-Стрит, экономический спад и невероятные события в Нью-Йорке и Вашингтоне. Последствия оказались значительными как для американцев, так и для остального мира.