BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

«В прицеле независимые Европа и Япония»


Мыслящим людям в Европе и в других странах довольно скоро стало ясно, что Джордж Буш и в самом деле преследовал совсем другую цель, чем простая защита американских или даже западных нефтяных интересов в Саудовской Аравии. Невероятно вульгарные публичные заявления, оскорбляющие Саддама Хусейна и сравнивающие президента Ирака с «современным Адольфом Гитлером», были сделаны вполне намеренно.

В ходе шестимесячной подготовки к войне и в течение самой войны Вашингтоном и Лондоном были развернуты беспрецедентная пропаганда и наступательное давление против западных сторонников Ирака, но они не коснулись тех, кто поставлял в Ирак больше всех оружия — Советского Союза или Франции. Истинной целью нападок была Германия, точнее, немецкая высокотехнологичная промышленность, жизненно важная для перестройки Восточной Европы и Советского Союза. После того как Франция и СССР (которые вместе с Китаем, США и Британией составляли пятерку постоянных членов Совета Безопасности ООН) 17 января после окончания срока ультиматума согласились проголосовать вместе с Вашингтоном и Британией за начало войны, обсуждение их роли в Ираке было тихо забыто различными вашингтонскими прихвостнями.

Вместо этого через напрямую связанные с британской и американской разведками каналы гамбургского журнала «Шпигель» и через влиятельных республиканских сенаторов, таких как Джесси Хелмс, началось полномасштабное наступление на Германию, обвиняющее немецких экспортеров в передаче Саддаму так называемых технологий «двойного назначения», которые позволили армии Саддама обстреливать советскими ракетами «Скад» цели в Израиле.

Находясь в водовороте сложностей, связанных с воссоединением с бывшей Восточной Германией, ошеломленное боннское правительство было вынуждено отвлечь свои драгоценные время, внимание и финансовые ресурсы от насущных задач и сосредоточиться на Новом Мировом Порядке Джорджа Буша и Маргарет Тэтчер. В конце января государственный секретарь США Джеймс Бейкер отправился в турне, ставшее одним из самых агрессивных в истории сборов финансовых средств. Бейкер выжал из Германии, Японии, Кувейта и Саудовской Аравии обязательства, гарантирующие оплату расходов на так называемую операцию «Буря в пустыне» на общую сумму 54,5 млрд. долларов.

6 февраля в одном из многочисленных трагических примечаний постфактум лондонская «Таймс» сообщала, что в ходе операции «Буря в пустыне» за время почти трехнедельных бомбардировок Ирака, когда-то преуспевающая, «железная дорога Берлин — Багдад, была разрушена. Беспощадные бомбардировки союзниками иракских мостов, железнодорожных узлов и сортировочных станций оставили в руинах одну из немногих обширных железнодорожных сетей на Ближнем Востоке». И далее, явно скромничая, добавляла: «Старая железная дорога между Берлином и Багдадом была центром стратегического соперничества между Британией и Германией».

После завершения боевых действий бывший помощник министра обороны США в администрации Рейгана Лоуренс Корб сообщил в начале апреля на пресс-конференции в Вашингтоне, что правительство США намеренно скрывало фактические расходы на войну в Персидском заливе, чтобы скомпенсировать дефицит внутреннего бюджета с помощью союзнических взносов во «внебюджетный фонд». Когда были подсчитаны все военные взносы союзников, информированные источники оценили, что Соединенные Штаты вышли из войны в Персидском заливе с чистой «прибылью» около 19 млрд. долларов. Огромный приток иностранных средств в течение первых месяцев 1991 года, включая 6,6 млрд. долларов наличных из Германии, оказал мощное давление на подъем курса доллара США, который всего за несколько недель до этого упал до самого низкого за послевоенный период уровня в 1,46 немецких марок. Ко всему прочему, не дожидаясь окончания войны, США начали активно подписывать оружейные контракты с ближневосточными странами, что весьма раздражало европейских производителей вооружений.

Администрация Буша с триумфом провозгласила, что Америка оказалась сильнейшей державой в мире. Эта похвальба была пустым звуком для тех американцев, кто стоял во все удлиняющихся очередях на бирже труда. Как и для Восточной Европы, которая была лишена перспективы получить необходимые миллиарды западного капитала для перестройки своей инфраструктуры и модернизации экономики.

Восточно-европейские экономики серьезно пострадали в результате совокупного воздействия операции «Буря в пустыне» и первоначального огромного скачка свыше 30 долларов США за баррель мировых цен на нефть в конце 1990 года из-за нарушения согласованных поставок иракской нефти. Ранее, до января 1991 года, страны Восточной Европы через свои торговые связи с Советским Союзом оплачивали необходимый им импорт нефти в форме бартерной торговли с Москвой промышленными и сельскохозяйственными товарами. После 1 января эта система распалась, и для закупки российской нефти понадобились западные доллары. Ирак имел более чем на 1 млрд. долларов долговых нефтяных обязательств перед Болгарией, Венгрией и другими странами Востока, которые в результате войны в Персидском заливе перестали выплачиваться.

В марте 1990 года итальянский журнал «30 Дней» интервьюировал профессора со связями в Вашингтоне Джанфранко Мильо. Мильо сообщил: «В США полагали, что они, чтобы избежать упадка, аналогичного произошедшему в Советском Союзе, должны идти в ногу с потенциальными противниками в будущем. Таковые включают Японию и континентальную Европу, объединенную вокруг немецкой экономической мощи… Соединенные Штаты не могли принять идею современной Европы — континента, который не только может вполне спокойно обойтись без Америки, но который еще и экономически и технологически сильнее».

По этой причине, заявил Мильо, «американцы обратили свое внимание на Ближний Восток, чтобы получить контроль над арабскими нефтяными месторождениями, от которых зависят и Япония, и Германия».

Во Франции бывший министр сельского хозяйства при Шарле де Голле Эдгар Пизани, глава Института арабского мира в Париже, заявил в разгар бомбардировок Ирака американскими, британскими и французскими самолетами в интервью немецкой «Тагесцайтунг» 18 февраля: «Хотелось бы, чтобы этого не было. Я глубоко потрясен тем фактом, что государство является могущественным лишь потому, что у него есть оружие. Соединенным Штатам, которые переживают сейчас огромные экономические трудности, удалось заставить замолчать Японию и Европу, потому что те слабы в военном отношении. Доколе мир будет соглашаться с тем, что различные страны должны оплачивать жандарма, который утверждает свой собственный Мировой Порядок. Япония, Германия и богатые нефтью государства финансируют этого жандарма…».

Вскоре после войны в Персидском заливе в ясной, хотя и завуалированной ссылке на трагические ошибки британской политики баланса сил президент Германии Рихард фон Вайцзеккер сообщил берлинской ежедневной газете «Тагесшпигель»: «Раньше мы имели политику баланса сил европейских государств, которая, в итоге, вызвала к жизни извращение по имени национал-социализм и привела к двум мировым войнам. Затем пришло время господства двух сверхдержав». Фон Вайцзеккер выступил с призывом к Европе воспользоваться уникальным шансом и наконец покончить с этой безумной политикой путем реализации «неосуществленной концепции де Голля о Европе от Атлантики до Урала».

Операция «Буря в пустыне» и война в Персидском заливе нанесла неизмеримый урон Ираку и его народу, Кувейту и мировой экономике, но, похоже, она не достигла своей главной цели — вернуть континентальную Европу в схему Нового Мирового Порядка Джорджа Буша и Маргарет Тэтчер.