BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Саддам: операция «Буря в пустыне» и Новый Мировой Порядок


Правительства Тэтчер и Буша вознамерились создать сфабрикованный предлог, который позволил бы США и Британии установить прямое военное присутствие во всех узловых перевалочных точках мира, и особенно в тех, которые важны для снабжения континентальной Европы нефтью.

В начале 1990 года особую ноту отчаяния в этот план добавила и внутренняя экономическая и финансовая ситуация в Британии и Соединенных Штатах. В течение года после краха фондового рынка в октябре 1987 года экономическая «революция» Тэтчер была свернута, и рост процентных ставок Британии вызвал к жизни наихудший в послевоенный период кризис в недвижимости, промышленности и банковском деле. В Соединенных Штатах Джордж Буш-старший столкнулся с вышедшим из-под контроля дефицитом федерального бюджета, крахом банков, растущей безработицей и общей депрессией, которую в частных разговорах кое-кто в Белом доме ассоциировал с депрессией 1930-х годов.

Государство Ирак с 16-миллионным населением только-только оправилось после восьмилетней бесплодной войны с Ираном, от которой выиграли только западные производители вооружений, получившие баснословные возможности экспорта и буквально наводнившие своим оружием Ближний Восток. В 1980 году Вашингтон тайно подстрекал Саддама Хусейна на вторжение в Иран, снабжая его фальшивыми разведывательными данными, предрекавшими быструю победу. К 1989 году экономика Ирака была дезорганизована. В течение этой дорогостоящей войны, которая стоила примерно один миллион жизней с обеих сторон, инвестиции в промышленность и сельское хозяйство практически отсутствовали.

Но, в отличие от Ирана аятоллы Хомейни, Ирак вышел из этой войны с огромной внешней задолженностью. В 1988 году он был должен различным кредиторам примерно 65 млрд. долларов. Значительной частью этого долга владели Кувейт и Саудовская Аравия, Советский Союз и страны Восточной Европы, которые ожидали оплаты этого долга иракской нефтью. Остальная часть долга принадлежала в основном французским, британским и американским банкам. Франция была вторым крупнейшим поставщиком оружия в Ирак после СССР.

Англо-американской стратегией было заманить Саддама Хусейна в ловушку и создать предлог для военного вмешательства Соединенных Штатов и Британии якобы для обеспечения безопасности поставок нефти в мире. В июне 1989 года по приглашению Саддама Хусейна в Багдад прибыла высокая делегация Американо-иракского бизнес-форума, в которую входили партнер Киссинджера Алан Стога, высшие руководители «Бэнкерс Траст», «Мобил Ойл», «Оксидентал Петролеум» и других крупных корпораций США. Хусейн хотел обсудить иракский план послевоенного развития сельскохозяйственного и промышленного потенциала страны.

У Ирака был пятилетний план по завершению большого ирригационного проекта — плотины «Бадуш», стоимостью в 40 млрд. долларов, которая позволила бы Ираку стать самодостаточным в производстве продовольствия. Ирак в то время зависел от США: в 1989 году товарно-кредитная корпорация правительства США поставляла в страну зерна не менее чем на 1 млрд. долларов. Кроме того, в рамках усилий по развитию страны Ирак предложил США сделать ряд крупных инвестиций в создание нефтехимической промышленности, производство удобрений, строительство металлургического и автосборочного заводов. В ответ на это американские бизнесмены сказали Саддаму, что он должен вначале реструктуризировать свои внешние долги и согласиться на приватизацию иракских национальных нефтяных ресурсов или их большей части. Согласно британским и американским геофизическим оценкам, Ирак являлся, пожалуй, крупнейшим неисследованным нефтяным регионом в мире, за исключением Советского Союза.

Как и следовало ожидать, Саддам отказался от американского «предложения» уступить суверенные права на иракскую нефть в обмен на расплывчатые обещания будущих кредитов. К концу 1989 года администрацией Буша-старшего были внезапно отозваны кредиты Ираку на сумму около 2,3 млрд. долларов, которые намеренно направлялись через филиал итальянского «Национале Банко дель Лаворо» в Атланте, штат Джорджия. Прекращение кредитования произошло после серии сенсационных обвинений в лондонской «Файнэншл Таймс», которая утверждала, что средства тайно используются Ираком для создания военной машины.

Совокупным эффектом переговоров группы Стога и услужливости «Национале Банко дель Лаворо» стало в начале 1990 года полное прекращение кредитования Ирака. В этой критической ситуации вышел на сцену давний союзник Министерства иностранных дел Ее Величества — эмир Кувейта. В течение всей восьмилетней ирано-иракской войны, следуя полученным из Лондона и Вашингтона инструкциям, эмир удерживал Хусейна от мирных переговоров, выдавая Ираку кредиты из кувейтских колоссальных нефтяных доходов. Циничной англо-американской целью на тот момент было сохранение активной фазы ирано-иракской войны в патовой ситуации: как вскрылось в ходе последующих скандалов, это поддержание «стратегии напряженности» в регионе было нужно для бесперебойных поставок западных вооружений как в Ирак, так и в Иран.

Но в начале весны 1990 года кувейтская «миссия» претерпела изменения. Кувейту было сказано наводнить рынки своей нефтью в нарушение согласованных объемов добычи ОПЕК, принятых для стабилизации мировых цен на нефть после падения в 1986–1987 годах. К лету 1990 года Кувейту удалось снизить цены на нефть с неустойчивого уровня около 19 долларов до чуть более 13 долларов США за баррель. Неоднократные дипломатические усилия Ирака и других стран-членов ОПЕК убедить эмира Шейха аль-Сабаха, а также министра нефтяной промышленности Али Халифа аль-Сабаха прекратить преднамеренное экономическое давление на Ирак и других попавших под экономический пресс производителей ОПЕК не были услышаны. К июлю того же года продавцы нефти предсказывали скорое повторение 1986 года с уровнем цен ниже 10 долларов за баррель. Ирак был не в состоянии обслуживать свои старые долги и финансировать необходимый импорт продовольствия.

Уже в феврале 1990 года президент Ирака Саддам Хусейн заявил членам Совета Арабского сотрудничества в Аммане (Иордания), в который входили президенты Ирака, Иордании, Египта и Северного Йемена, что стратегические последствия крушения старого коммунистического порядка в Восточной Европе и явное рождение Соединенных Штатов в качестве единственной военной «сверхдержавы» представляет для арабского мира особую опасность.

Саддам с озабоченностью отметил тот факт, что, несмотря на очевидное окончание ирано-иракской войны год назад, вооруженные силы США и военные корабли в Персидском заливе не собираются отходить. Напротив, с предчувствием отметил он: «Соединенные Штаты делают многочисленные заявления, что они останутся». Он отметил растущую озабоченность Советского Союза своими внутренними проблемами. «Если Советский Союз погряз в своих внутренних проблемах, а (ирано-иракская) война закончилась и не существует непосредственной угрозы, а Соединенные Штаты именно в это время еще раз повторяют, что они остаются, то это весьма и весьма заслуживает внимания».

В этом своем февральском выступлении Саддам делает вывод, что богатые нефтью арабские страны должны объединить свои силы и воспользоваться своим «владением источником энергии, не имеющим аналогов в мире… Я думаю, что мы должны наладить отношения с Европой, Японией и Советским Союзом таким образом, который позволит нам как можно скорее получить прибыль из этого обстоятельства».[94]

Вряд ли какое-либо другое заявление могло усилить в ведущих кругах англо-американского истеблишмента решимость пойти дальше в своих планах жестких военных действий во имя Нового Ближнего Востока, нежели эта речь Саддама. 27 июля 1990 года, когда напряженность в отношениях между Ираком и Кувейтом по поводу цен на нефть находилась на пике, посол США в Багдаде Эйприл Глэспи попросила о встрече с Саддамом Хусейном для обсуждения возникшей напряженной ситуации. Согласно официальной стенограмме, позже опубликованной багдадским правительством и почти через год подтвержденной Конгрессом США, Глэспи сказала Саддаму, что Вашингтон не будет вмешиваться в спор между Ираком и Кувейтом. Менее чем через неделю иракские войска заняли Эль-Кувейт. Кувейтской королевской семье аль-Сабах удалось заблаговременно бежать, забрав с собой свои «Роллс Ройсы», золото и другие ценности, поскольку, согласно одному из горьких признаний бывшего кувейтского правительственного чиновника в изгнании в Европе, «ЦРУ вовремя сообщило обо всем королевской семье, но аль-Сабах «удобно» забыл оповестить армию страны о грядущем вторжении в Кувейт».

Через несколько часов после оккупации Кувейта Банк Англии и правительство США приступили к замораживанию всех активов Кувейта в крупнейшем инвестиционном фонде мира «Кувейтский Инвестиционный Офис», базирующемся в Лондоне, Его полный портфель активов держится в секрете, однако из достоверных источников стало известно, что он значительно превышает 100–150 млрд. долларов в стоимостном выражении.

То, что происходило в последовавшие за этим шесть месяцев, стало одним из самых циничных и расчетливых деяний в недавней истории. Несмотря на первоначальные заверения, что Соединенные Штаты и немедленно поддержавшее их британское правительство Тэтчер направляют военные силы для защиты Саудовской Аравии от угрозы предполагаемого иракского вторжения (как позднее выяснилось, эта угроза была сфабрикована в Вашингтоне), в первые часы принятия решения президент Буш, находившийся вместе с Тэтчер в Аспене, штат Колорадо, провозгласил свой Новый Мировой Порядок.

11 сентября Буш-старший объявил: «Под эгидой Организации Объединенных Наций, которая исполняет предусмотренную своими создателями роль, из этих неспокойных времен рождается Новый Мировой Порядок. Это уникальный и исключительный момент. Этот столь серьезный кризис в Персидском заливе дает нам редкую возможность открыть исторический период сотрудничества. Сегодня Новый Мировой Порядок борется за свое рождение. Это будет мир, совершенно отличный от того, который мы знали».

Дальнейшие доказательства того, что Джордж Буш и Маргарет Тэтчер никогда не стремились к чему-либо иному, кроме военного «решения» иракско-кувейтского кризиса, появились несколько месяцев спустя в рассказе советского специального посланника на Ближнем Востоке Евгения Примакова. В обширном личном интервью, опубликованном через несколько дней после окончания разрушительных бомбардировок Ирака 4 марта 1991 года в журнале «Тайм», Примаков рассказал о своей встрече в первые дни октября 1990 года с Саддамом Хусейном и министром иностранных дел Тариком Азизом в Багдаде, которые утверждали, что войны «можно было бы избежать». Примаков рассказал «Тайм» о своей последующей посреднической миссии 19 октября в Вашингтоне, где он встречался с Джорджем Бушем, госсекретарем Бейкером и другими высокопоставленными лицами в Белом Доме. Московский специальный посланник президента Горбачева на Ближнем Востоке сообщил, что Буш слушал с явным интересом, но несколько часов спустя послал четкий сигнал Примакову, что Вашингтон больше не заинтересован в изучении новых данных.

Покидая Вашингтон, Примаков получил инструкции остановиться в Лондоне и изложить свою информацию премьер-министру Маргарет Тэтчер. Рассказ Примакова об этом событии был весьма показательным.

«Премьер-министр приняла нас в своей резиденции «Чекерс». Она внимательно, не прерывая, выслушала информацию, которую я ей представил. Но затем более часа она никому не позволяла прервать ее монолог, в котором она изложила в краткой форме стратегию, которая более выигрышна на данный момент: не ограничиваться только выводом иракских войск из Кувейта, но и нанести сокрушительный удар по Ираку, "чтобы сломать хребет" Саддаму и уничтожить весь военный и, возможно, промышленный потенциал этой страны».

Чтобы навязать не только полное экономического эмбарго Ирака, но и санкционировать применение силы для освобождения Кувейта, 29 января 1991 года, спустя несколько месяцев тщательного подкупа и давления на ключевые государства-члены Совета Безопасности ООН, арабские государства, Турцию и другие страны, Буш в своем «Обращении к нации» сказал американскому Конгрессу: «Теперь мир сможет воспользоваться возможностью текущего кризиса в Персидском заливе для выполнения давнего обещания Нового Мирового Порядка…».

Но пока в Саудовской Аравии продолжало наращиваться крупнейшее после вьетнамской войны военное строительство и шла подготовка к массированным ковровым бомбардировкам Ирака в первые дни января 1991 года, все больше информированных голосов внутри вашингтонского истеблишмента начали высказывать серьезные сомнения в конечной мудрости очевидных военных намерений Буша-старшего. 12 ноября 1990 года в телевизионном интервью бывший глава ВМС США администрации Рейгана Джеймс Х. Уэбб заявил: «Цель нашего присутствия в Персидском заливе заключается в содействии Новому Мировому Порядку администрации Буша, и мне это не нравится».

Около десяти недель спустя Уэбб вновь воспользовался оказией и опубликовал 31 января комментарий в «Уолл-Стрит Джорнэл», где заявил: «Администрация Буша при поддержке редакционной атаки со всех сторон… упорно ведет нашу страну на войну. Оглянитесь назад к Уильяму Рандольфу Херсту, призывавшему нас на испано-американскую войну, и вы найдете параллели редакционному давлению, которые предшествовали нашему конфликту. Можно пойти еще дальше [вглубь истории], возможно, до мексиканской войны, чтобы и там найти президента, так же горячо желавшего поставить нацию под угрозу до того, как она подверглась нападению».

Бывший посол США в Саудовской Аравии и уважаемый вашингтонский эксперт по Ближнему Востоку Джеймс Эйкинс также публично выступил против военных планов Буша в Ираке. Эйкинс указал в своей статье, опубликованной в газете «Лос-Анджелес Таймс» 12 сентября всего через несколько дней после решения президента Буша направить войска США на «защиту» Саудовской Аравии от угрозы иракского вторжения, что Белый Дом имеет «скрытые мотивы». Эйкинс обвинил министра обороны США Чейни в том, что он преднамеренно ввел в заблуждение короля Саудовской Аравии Фахда об опасности такого вторжения, чтобы получить разрешение на размещение американских войск на территории Саудовской Аравии, чему она десятилетиями яростно сопротивлялась. Эйкинс напомнил о том, что планы найти предлог, чтобы направить войска США и захватить жизненно важные ближневосточные нефтяные месторождения, воодушевляли еще государственного секретаря Генри Киссинджера в 1975 году. Он отметил, что Киссинджер был категорически против непреклонных атак Эйкинса, бывшего тогда под его началом, на подобные идеи. «Генри Киссинджер, тогда Госсекретарь США, имел другое видение, и моя карьера на дипломатическом поприще не продвигалась… В администрации Буша есть те, которые заметили, что сейчас условия более благоприятны, чем в 1975 году…». Примечательно, что в 1990 году бывший помощник Киссинджера Лоренс Иглбергер был заместителем Государственного секретаря Джеймса Бейкера, а бывший подчиненный Киссинджера Брент Скоукрофт был в этот период советником по национальной безопасности в Белом Доме Буша-старшего. Это означало, что взгляды Киссинджера занимали господствующее положение при разработке внешней политики США во время войны в Персидском Заливе. Кроме того, в своих публикациях в этот период Киссинджер сам призывал к войне против Ирака. Внутренний голос оппозиции эффективно заглушался президентской мобилизационной кампанией в средствах массовой информации.