BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Дипломатия канонерок и мексиканская инициатива


Не будет преувеличением сказать, что не будь шоковой политики радикального монетаризма Маргарет Тэтчер и Пола Волкера, то не было бы и кризиса неплатежей в Третьем мире в 1980-х годах.

Одновременно с тем, что в начале 1979 года вследствие иранского нефтяного шока средняя стоимость нефтяного импорта, выраженная в долларах США, выросла на 140 %, развивающиеся страны обнаружили, что из-за высоких процентных ставок США по отношению к местным валютам до небес взлетел и сам доллар. Мало того, что развивающимся странам еле удавалось справляться с займами для финансирования нефтяного дефицита, созданного нефтяным кризисом 1974 года. К 1980-му году они столкнулись с новым явлением — с плавающими процентными ставками по своим евродолларовым займам.

Как упоминалось ранее, уже в 1973 году англо-американские финансовые инсайдеры из группы Билдерберга обсуждали, как использовать ведущие частные коммерческие банки Нью-Йорка и Лондона на евродолларовом лондонском рынке для вторичной переработки того, что Генри Киссинджер и другие называли новыми излишками нефтедолларов ОПЕК. Внезапное изобилие новых нефтяных фондов ОПЕК, которое оседало в лондонских евродолларовых банках во время нефтяных кризисов 1970-х годов, должно было стать источником невиданного с 1920-х нерегулируемого заемного ажиотажа.

Лондон оказался географическим центром этого евродолларового «оффшорного» рынка, поскольку Банк Англии в начале 1960-х годов ясно дал понять, что он не будет пытаться регулировать или контролировать потоки иностранной валюты на лондонском евродолларовом банковском рынке. Это было частью стратегии перестройки лондонского Сити в средоточие мировых финансов. Несмотря на туманные публичные заявления различных банкиров о безопасности евродолларовых займов, отсутствие контроля и регулирования означало, что миллиарды долларов, в 1970-х годах хлынувшие из лондонских банков на счета развивающихся стран-заемщиков, не имели «кредитора последней инстанции» в случае дефолта. Ни одно суверенное правительство не несло юридических обязательств по возмещению потерь в случае дефолта по банковским займам.

Никто особенно не переживал, пока эта евродолларовая рулетка продолжала крутиться. По расчетам Международного валютного фонда внешние долги развивающихся стран выросли почти в пять раз: с 130 млрд. в 1973 году в «счастливые дни» до первого нефтяного потрясения до почти 550 млрд. к 1981 году и до 612 млрд. в решающем 1982-м году. Причем эти цифры не учитывали значительные суммы краткосрочных кредитов со сроками погашения до одного года. Ведущий нью-йоркский банкир того времени Уолтер Ристон, работающий в «Ситикорп», обосновывал займы частных банков таким странам, как Мексика или Бразилия, приводя следующие доводы: «Правительства имеют активы, которые полностью покрывают их обязательства, и поэтому правительства не могут обанкротиться…».

Одна важная особенность этих частных евродолларовых займов развивающимся странам осталась незамеченной после первого нефтяного потрясения. Пока развивающиеся страны имели возможность брать в долг на гораздо более выгодных условиях, нежели подчиняясь требованиям Международного Валютного Фонда, англо-американские банковские синдикаты во главе с «Мануфэкчерерз Хановер» (а главный евродолларовый банк нью-йоркский «Мануфэкчерерз Хановер Траст» был первым во вторичной переработке огромных сумм нефтедолларов в развивающихся странах, таких как Мексика, Бразилия, Аргентина и даже Польша и Югославия) выторговали для себя малозаметную уступку. Все евродолларовые займы были зафиксированы с заранее оговоренной надбавкой к текущей лондонской межбанковской ставке, т. н. ставке ЛИБОР. Этот процент ЛИБОР стал «плавающим» процентом, который падал или поднимался в зависимости от уровня краткосрочных процентных ставок в Нью-Йорке или Лондоне. До лета 1979 года это казалось безобидным условием для займа необходимых фондов на финансирование дефицита нефти.

Но после того, как правительство Тэтчер применило в начале июня 1979 года монетарный шок процентных ставок, а в октябре того же года Федеральная Резервная Система Пола Волкера продолжила эту же политику, бремя процентных ставок по долгам Третьего мира моментально возросло, поскольку ставки на лондонском евродолларовом рынке подскочили со средних 7 % в начале 1978 года до почти 20 % к началу 1980 года.

Уже одного этого было достаточно, чтобы ввергнуть страны Третьего мира в дефолт, поскольку изменения условий обслуживания долга со стороны банков-кредиторов добавили новую нереальную сумму к уже имеющемуся долговому бремени. Но еще больше тревожило то, что политика ведущих лондонских и нью-йоркских банкиров почти точно повторяла безумие 1920-х годов тех же банков со вторичной переработкой долгов по военным репарациям Версальского договора, которое закончилось хаосом в октябре 1929 года вместе с крахом нью-йоркской биржи.

В то время как процент по долговым обязательствам после 1980 года неимоверно вырос, рухнул рынок товаров, экспортируемых в развитые страны развивающимися странами-должниками, которым нужно было как-то отдавать долги. Результатом шоковой «терапии» Тэтчер-Волкера стал глубочайший со времен великой депрессии 1930-х годов спад всех промышленных экономик.

Страны-должники Третьего мира попали в тиски ухудшающихся условий торговли собственными экспортными товарами, падения экспортных доходов и роста процентных ставок по кредитам. Это и было тем, что Вашингтон и Лондон предпочитали называть «долговым кризисом стран Третьего мира». Но этот кризис был спровоцирован в Лондоне, Нью-Йорке и Вашингтоне, а не в Мехико, Бразилии, Буэнос-Айресе, Лагосе или Варшаве.

Предсказуемый кризис разразился летом 1982 года. Когда стало очевидно, что страны-должники Латинской Америки скоро взорвутся под непосильным бременем новых долгов, влиятельное окружение Маргарет Тэтчер и администрации Рейгана, в частности, госсекретарь Александр Хейг, вице-президент Джордж Буш-старший и директор ЦРУ Уильям Кейси, начали готовить «наглядный пример», чтобы удержать страны-должники от идеи вообще не платить долги крупным банкам США и Британии.

В апреле 1982 года премьер-министр Тэтчер заявила в Палате общин, что «Британия не будет уклоняться от применения силы» для возврата спорных Мальвинских островов, находящихся в водах Южной Атлантики у побережья Аргентины и известных в Британии как Фолклендские. Вопрос был не в том, что аргентинское правительство Гальтиери обоснованно заявило свои права на острова и завладело ими 1 апреля после многих лет безуспешных попыток провести переговоры по данному вопросу. Вопрос был также и не в возможном наличии нетронутых нефтяных месторождений в этом районе. Реальной причиной британского вооруженного противостояния Аргентине было силовое обеспечение принципа взыскания долгов у стран Третьего мира, новая форма «дипломатии канонерок» XIX века. В течение апреля 1982 года в южную Атлантику были направлены две трети Британских военно-морских сил для ведения артиллерийской войны с Аргентиной, в которой Британия едва не проиграла из-за того, что Аргентина использовала французские противокорабельные ракеты «Экзосет».

Британия намерено спровоцировала кризис для того, чтобы в изменившихся условиях взлетевших до небес процентных ставок задействовать военную мощь всего НАТО для обеспечения возврата долгов странами Третьего мира. В то время Аргентина была третьим по величине должником с 38 млрд. долларов внешнего долга и наиболее близкой к дефолту страной. Тэтчер посоветовали сделать Аргентину наглядным примером для остальных. Спровоцированный конфликт с Фолклендскими островами, подробности которого стали известны только десять лет спустя, был просто предлогом, чтобы приступить к убеждению других членов НАТО поддержать так называемый военный ответ НАТО «вне его границ». Пробный шаг в данном направлении был сделан 7 мая на встрече Группы ядерного планирования НАТО в Брюсселе, но за исключением США, никто не поддержал требование Британии расширить компетенцию НАТО за пределы обороны Западной Европы.

Реальным результатом военных действий Британии против Аргентины весной 1982 года стало серьезное ухудшение отношений Вашингтона с латиноамериканскими соседями. После крупных внутренних споров администрация Рейгана решилась выступить на стороне британской дипломатии канонерок против Аргентины, что фактически нарушало собственную доктрину Монро Соединенных Штатов.

Возможно, это было неизвестно президенту Рейгану, но помощник госсекретаря Томас Эндерс посетил Буэнос-Айрес в марте 1982, чтобы лично уверить правительство Гальтиери в том, что спор между Аргентиной и Британией из-за Фолклендских островов будет проходить без вмешательства США. Эти заверения рассматривались в Буэнос-Айресе как «зеленый свет» из Вашингтона для продолжения процесса возвращения островов. Прослеживаются заметные параллели с аналогичными «уверениями», которые посол США дал Саддаму Хусейну всего за несколько дней до вторжения Ирака в Кувейт в июле 1990 года. Определенные круги в вашингтонском истеблишменте находились в полном согласии с политикой лондонского Министерства иностранных дел. Аргентину следовало правильно подтолкнуть, чтобы она дала Британии повод для военного вмешательства.

Одной из стран, которая не приветствовала вашингтонскую поддержку тэтчеровского возрождения британского колониализма образца XIX века, была граничащая с Соединенными Штатами Мексика. Во время президентства Хосе Лопеса Портильо, начиная с конца 1976 года, в Мексике была принята серьезная программа по модернизации и индустриализации. Правительство Лопеса Портильо решило использовать свое «нефтяное достояние» для индустриализации страны до уровня современного государства. Были приняты программы строительства портов, дорог, нефтехимических заводов, современных ирригационных сельскохозяйственных комплексов и даже программа развития атомной энергетики. Значительные и контролируемые государством нефтяные ресурсы должны были стать средством для модернизации Мексики.

К 1981 году после процентного шока Волкера политические круги в Вашингтоне и Нью-Йорке решили, что перспектива сильной индустриальной Мексики, «Японии на нашей южной границе», как насмешливо выразился один представитель американского истеблишмента, «недопустима». Как и ранее с Ираном, мысль о современной и независимой Мексике не нравилась определенным влиятельным англо-американским кругам. Было принято решение умерить мексиканские индустриальные амбиции, потребовав жесткий график возврата внешнего долга по непомерным процентам.

Хорошо подготовленная атака на мексиканский песо была организована осенью 1981 года, и сигналом для нее послужило интервью в «Нью-Йорк Таймс» с бывшим шефом ЦРУ Уильямом Колби, который в то время консультировал транснациональные корпорации по вопросам «политических рисков». Колби заявил, что он посоветовал своим клиентам, желающим инвестировать в Мексику, «ожидать девальвации мексиканской валюты перед всеобщими выборами следующего года». Фраза Колби эхом разошлась по статьям всех средств массовой информации США, включая «Уолл-Стрит Джорнэл».

Колби был связан с «частной» международной консалтинговой компанией, известной как «Проуб интернешнл», в совете директоров которой заседал специалист-разведчик по Ближнему Востоку и Америке лорд Карадон (Хью Фут) из британского Министерства иностранных дел, один из главных приверженцев мальтузианской политики сокращения населения в развивающихся странах вместо увеличения продуктивности сельского хозяйства и промышленности.

В первые недели 1982 года президент «Проуб интернешнл», бывший чиновник Государственного департамента США Бенджамин Вайнер запустил серию статей в американских газетах о том, что осведомленные мексиканские бизнесмены переводят свои активы в доллары, спешат до начала потрясений в стране тайно вывезти их из Мексики и купить на них собственность в Техасе и Калифорнии. Эти статьи послушно перепечатывались в крупных мексиканских ежедневных изданиях, что только усиливало отток капитала. Президент Лопес Портильо в своем обращении к нации 5 февраля 1982 года резко высказался против тех, которых он назвал «скрытыми иностранными кругами», которые пытаются дестабилизировать страну посредством панических слухов о бегстве капитала из страны и усилить обесценивание песо по отношению к американскому доллару. Тремя годами ранее тот же «Проуб интернешнл» сыграл критическую роль в провоцировании оттока капитала из Ирана, что способствовало ослаблению шахского режима и открыло путь революции Хомейни.

К 19 февраля 1982 года, в отчаянной попытке стабилизировать отток капитала в США, мексиканское правительство было вынуждено принять драконовскую программу ограничений. Но влиятельные заинтересованные финансовые структуры оказали сильное давление на Лопеса Портильо, воспрепятствовав принятию защитных мер по восстановлению валютного контроля. Отток капитала усиливался.

В тот же день, 19 февраля, правительство Лопеса Портильо дрогнуло. Мексиканский песо был обесценен сразу же на 30 %. Внутри страны это привело к тому, что частные мексиканские промышленные предприятия, которые брали долларовые займы в качестве финансовых инвестиций в предыдущие годы, обанкротилась за одну ночь, и одной из первых стала еще недавно мощная компания «Альфа груп» из Монтеррей. Ее доходы шли в песо, а обслуживание долга — в сильно подорожавших долларах. Только для поддержки стабильного обслуживания долга компания была бы вынуждена либо поднимать цены в песо на 30 %, либо сокращать расходы, увольняя рабочих. Девальвация также привела к сворачиванию мексиканских промышленных программ, понижению уровня жизни и росту инфляции внутри страны. Мексика, которая всего за несколько месяцев до этого была наиболее динамично развивающейся страной Третьего мира, весной 1982 года погрузилась в хаос. Ответственный по Мексике в МВФ заявил после принятия этих суровых мер: «Это было единственно правильное решение».[89]

Теперь в глазах всего мира Мексика имела прочную репутацию «проблемного заемщика» и «страны высокого риска». Ведущие евродолларовые банки в Лондоне и Нью-Йорке, Цюрихе и Франкфурте, а также в Токио быстро свернули свои программы по кредитованию. К августу под тройным давлением девальвации песо, потери миллиардов долларов необходимого капитала через его отток и вследствие решения ведущих международных банков не пролонгировать кредиты Мексика столкнулась с кризисом неплатежей в титанических масштабах.

К 20 августа 1982 года в штаб-квартире Нью-Йоркского Федерального Резервного Банка за закрытыми дверями собрались более 100 ведущих банкиров США, чтобы заслушать доклад министра финансов Мексики Хесуса Сильва Эрсога о перспективах возврата 82 млрд. долларов мексиканского внешнего долга. Сильва Эрсог сообщил собравшимся представителям международных финансов, что его страна не может даже сделать очередной взнос по погашению долга. Ее валютные резервы исчерпаны.

В Мексике президент Лопес Портильо, столкнувшийся с нарастающим экономическим хаосом, решил остановить принимающее угрожающие размеры бегство капитала. Президент в своем обращении к нации 1 сентября объявил, что в качестве одной из чрезвычайных мер по восстановлению финансового порядка и прекращения оттока капитала из разрушающейся экономики страны частные банки и центральный Банк Мексики, в то время тоже являвшийся частным, будут национализированы с выплатой компенсаций.

В своей трехчасовой речи, транслируемой по общенациональному телевидению, он назвал частные банки «спекулянтами и паразитами» и подробно рассказал о механизме оттока капитала, о том, как банки использовали фонды мексиканской промышленности, чтобы перевести их в доллары и спекулировать недвижимостью в США. Размер этих спекуляций составлял 76 млрд. долларов, что было сравнимо с общей суммой внешнего долга Мексики, накопленного за предыдущие 10 лет индустриализации.

Лопес Портильо имел довольно дружеские отношения с Рональдом Рейганом, и он лично проинформировал Рейгана о своем исключительном решении, чтобы полностью прояснить, что принятые меры были вопросом национальной безопасности, а не просто безответственным радикализмом, направленным против США.

Затем, выступая 1 октября на ежегодной Генеральной Ассамблее ООН в Нью-Йорке, президент Лопес Портильо призвал народы мира действовать сообща, чтобы предотвратить «возврат в Средневековье». Он фактически обвинил в причинах кризиса финансовой системы политику невыносимо высоких процентных ставок и падение цен на сырьевые ресурсы.

Это «два лезвия ножниц, которые угрожают прервать импульс, достигнутый некоторыми странами, и уничтожить возможность прогресса для остальных», утверждал мексиканский президент. Затем он откровенно предупредил о возможности односторонней приостановки платежей по возврату долгов странами Третьего мира, если будет заблокировано взаимоприемлемое решение. «Приостановка платежей не ведет ни к чьей выгоде, и никто ее не хочет. Случится это или не случится — это уже зависит не от ответственности должников. Общая ситуация приводит к общему решению, и нет необходимости в заговорах или интригах».

Лопес Портильо обрушился на необоснованное навязывание новых долговых обязательств Тэтчер и Волкером. «Мексика и многие другие страны Третьего мира неспособны уложиться в сроки платежей, на которые они согласились при условиях, сильно отличающихся от нынешних… Мы, развивающиеся страны, не хотим становиться вассалами. Мы не можем парализовать нашу экономику и погрузить наши народы в пучину страданий для погашения долга, обслуживание по которому возросло в три раза без нашего участия или ответственности, и по тем условиям, которые нам навязали… Причиной международного кризиса стали не наши усилия направленные против голода, болезней, невежества и иждивенчества».

Лопес Портильо воззвал затем к заинтересованности США и других индустриально развитых стран-кредиторов и предложил им работать вместе для выработки решений, которые позволят странам, таким как Мексика, найти выход из кризиса. Его комментарии были повторены главой другого крупнейшего государства-должника, бразильским лидером Жуау Батиста Фигэйреду, который говорил о «симптомах, поразительно напоминающих 1930-е годы», когда «под влиянием высоких процентных ставок по всему миру задыхались инвестиции в промышленность».

Все лето 1982 года в Вашингтоне продолжались закулисные политические дебаты о том, что делать с разразившимся кризисом неплатежей. Под бременем жестких процентных ставок Федеральной Резервной Системы экономический спад в США становился все серьезнее, и окружение президента Рейгана склонялось в пользу разрешения надвигающегося кризиса долгов Мексики и Латинской Америки, что одновременно увеличило бы промышленные инвестиции и экспортные потоки в самих США.

Голоса с Уолл-Стрит и друзья Генри Киссинджера в британском Министерстве иностранных дел и лондонском Сити стали более весомыми для пребывающего в сомнениях Рейгана. В качестве предвыборной «сделки» для завоевания поддержки влиятельного истеблишмента с Уолл-Стрита Рейган согласился назначить министром финансов бывшего председателя банка «Меррил Линч» Дона Регана и произвел еще ряд важных назначений, сделав бывшего члена Трехсторонней комиссии Джорджа Буша-старшего вице-президентом, а друга Буша Джеймса Бейкера — руководителем аппарата Белого Дома. Они утверждали: «Мы должны любой ценой спасти нью-йоркские банки». К октябрю 1982 года их подход к разрешению кризиса долгов Мексики и других стран стал политикой администрации Рейгана.[90]

За день до выступления Лопеса Портильо перед Генеральной Ассамблеей ООН только что назначенный государственный секретарь передал ему ответ США. Джордж Шульц, бывший экономист из университета Чикаго, друг Милтона Фридмана и одно из главных действующих лиц в роковых событиях 15 августа 1971 года, когда Никсон отказался от золотого стандарта, дал окончательный ответ администрации Рейгана делегатам Ассамблеи ООН. Шульц обнародовал простое «решение» Уолл-Стрит по долговому кризису.

После объявления Мексикой о своей финансовой несостоятельности в начале августа 1982 года Пол Волкер встретился с высокопоставленными чиновниками администрации Рейгана и разработал план, как постепенно снизить давление на нью-йоркские банки. Этот план был представлен Шульцем как «рейгановское восстановление экономики». Вместо того, чтобы обратиться к первопричинам кризиса как в самих Соединенных Штатах, так и в государствах Латинской Америки, Шульц предложил использовать Международный Валютный Фонд для надзора за погашением задолженностей странами-должниками в сочетании со стимулированием потребительского спроса в США. Утверждалось, что это повлечет за собой рост экспорта товаров из стран Третьего мира как часть планируемого «восстановления».

Это стало самым дорогим «восстановлением» за всю мировую историю.