BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Создание англо-американской «зеленой» программы


То, что все большая часть населения Западной Европы, особенно в Германии, вслед за спадом производства 1974–1975 годов впервые за послевоенный период начала рассуждать о «пределах роста» или угрозах окружающей среде и стала сомневаться в принципах промышленного роста и технологического прогресса, было вовсе не случайно. Немногие люди понимали, до какой степени их новые мнения были тщательно сформированы сверху сетью, установленной теми самыми англо-американскими финансовыми и промышленными кругами, которые стояли за сальтшёбаденской стратегией нефтяного шока.

Начиная с 1970-х годов было запущено грандиозное пропагандистское наступление со стороны избранных англо-американских исследовательских центров и журналов, нацеленное на формирование новой повестки дня о «пределах роста», которая обеспечила бы успех стратегии нефтяного шока. Американский нефтяник Роберт Андерсон, присутствовавший в мае 1973 года на сальтшёбаденской встрече Бильдербергской группы, был центральной фигурой во внедрении последующей англо-американской экологической программы. Это стало впоследствии одним из наиболее успешных мошенничеств в истории.

Андерсон и его компания «Атлантик Ричфилд Ойл» направляли миллионы долларов через фонд «Атлантик Ричфилд» в избранные организации, нацеленные на ядерную энергетику. Одной из главных получателей щедрых пожертвований Андерсона была группа, называемая «Друзья Земли», которая в то время получила от Андерсона грант на 200 тыс. долларов. Одной из самых ранних целей андерсоновских «Друзей Земли» было финансирование наступления на немецкую ядерную промышленность через такие антиядерные движения, как антиброкдорфские демонстрации 1976 года, возглавляемые лидером «Друзей Земли» Хольгером Штромом. Французскими директорами «Друзей Земли» были некто Брис Лалонд, парижский партнер адвокатской конторы семьи Рокфеллеров, и Кудерт Бразерс, который в 1989 году стал министром по окружающей среде в правительстве Миттерана. Именно «Друзей Земли» использовали для того, чтобы заблокировать крупнейшую японско-австралийскую сделку по урановым поставкам. В ноябре 1974 года японский премьер-министр Танака приехал в Канберру, чтобы встретиться с австралийским премьером Гофом Уитламом. Эти двое заключили соглашение потенциальной стоимостью в миллиарды долларов, согласно которому Австралия обеспечивала бы нужды Японии в будущем урановой руде и вошла бы в совместный проект по разработке технологий по обогащению урана. Британский гигант по урановой добыче «Рио Тинто-Цинк» тайно задействовал «Друзей Земли» в Австралии, чтобы организовать сопротивление соглашению с Японией, что вылилось несколькими месяцами спустя в падение правительства Уитлама. У «Друзей Земли» имелись друзья в очень высоких сферах Лондона и Вашингтона.

Но главным средством Роберта Андерсона в распространении новой идеологии о «пределах роста» среди влиятельных американских и европейских кругов был его Аспеновский Институт Гуманистических Исследований. С Андерсоном в качестве председателя и главой «Атлантик Ричфилд» Торнтоном Брэдшоу в качестве вице-председателя Аспеновский Институт стал в начале 1970-х годов крупнейшим финансовым каналом для создания в правящих кругах новой антиядерной программы.

Среди наиболее известных попечителей «Аспена» в это время были президент Всемирного Банка и Роберт Макнамара, человек, руководивший войной во Вьетнаме. Лорд Баллок из университета Оксфорда и Ричард Гарднер, амерканский англофил-экономист, ставший впоследствии послом США в Италии, и банкир с Уолл-стрит Рассел Петерсон из «Леман Бразерс Кун Лоэб Инк.» в то время были среди тщательно отобранных попечителей «Аспена» наряду с членом совета директоров «Экссона» Джеком Кларком, Джерри МакАфи из «Галф Ойл», директором «Мобил Ойл» Джорджем МакГи, бывшим чиновником Госдепартамента, который присутствовал в 1954 году на учредительном заседании Бильдербергской группы. С этих ранних пор в андерсоновский «Аспен» была также вовлечена издательница гамбургского «Цайт» графиня Марион Денхоф, а также бывший председатель «Чейз Манхэттен Банк» и наместник американской зоны послевоенной оккупации Германии Джон Макклой.

В качестве президента «Аспена» Роберт Андерсон пригласил Джозефа Слейтера из Фордовского Фонда, возглавляемого МакДжорджем Банди. В начале 1970-х англо-американские правящие круги и вправду представляли собой дружную семейку. Первоначальным проектом, который Слейтер запустил в «Аспене», была подготовка к международному организационному наступлению на промышленный рост и особенно ядерную энергию, делая это под эгидой и на деньги Организации Объединенных Наций. Слейтер заручился поддержкой шведского посла в ООН Сверкера Астрома, который провел через ООН предложение, призывающее к международной конференции по окружающей среде, несмотря на энергичные возражения развивающихся стран.

С самого начала конференция ООН по окружающей среде, проводимая в Стокгольме в июне 1972, управлялась представителями андерсоновского Аспеновского Института. Возглавлял Стокгольмскую конференцию Морис Стронг, являвшийся членом правления «Аспена» и канадским нефтяником из «Петро-Канада». «Аспен» также обеспечивал финансирование для создания под эгидой ООН международной сети сторонников «нулевого роста» под названием «Международный институт окружающей среды и развития», чей совет включал Роберта Андерсона, Роберта Макнамару, Стронга и сэра Роя Дженкинса из британской партии лейбористов. Новая организация немедленно выпустила книгу «Только одна Земля» за авторством сотрудника Рокфеллеровского университета Рене Дюбо и британской сторонницы мальтузианства Барбары Уорд (леди Джексон). В это же время на семинарах, посвященных вновь формируемой идеологии об окружающей среде и нацеленных на международных бизнесменов, Международные торговые палаты убеждались спонсировать Мориса Стронга и других фигур из «Аспена».

Стокгольмская конференция 1972 года создала необходимую международную организационную и общественную инфраструктуру, так что ко времени киссинджеровского нефтяного шока 1973–1974 годов можно было запустить широкое антиядерное пропагандистское наступление с дополнительной помощью миллионов долларов, легко доступных по связанным с нефтью каналам от компании «Атлантик Ричфилд», фонда «Рокфеллер Бразерс» и других столь же элитарных англо-американских влиятельных кругов. Среди групп и организаций, которых в то время финансировали эти люди, был в частности ультра-элитарный «Всемирный фонд дикой природы», возглавляемый принцем Бернардом из Бильдербергского клуба и позднее Джоном Лоудоном из «Ройял Датч Шелл».[71]

Показателем всепроникающего воздействия этих финансовых кругов на американские и британские СМИ является тот факт, что в течение этого периода не было ни одного публичного выступления, призывающего расследовать возможное злоупотребление служебным положением в хорошо оплачиваемом антиядерном наступлении Роберта Андерсона, хотя «Атлантик Ричфилд Ойл» был одним из главных получателей прибыли от повышения цены на нефть 1974 года. Андерсоновская компания «АРКО» весьма рискованно вложила десятки миллионов долларов в нефтяную инфраструктуру газонефтяного месторождения в Прудоу-бей на Аляске и в британском Северном море, вместе с «Экссоном», «Бритиш Петролеум», «Шелл» и другими «Семью Сестрами».

Если бы нефтяной шок 1974 года не поднял рыночную цену нефти до уровня 11,65 долларов за баррель, то инвестиции Андерсона, а также «Бритиш Петролеум», «Экссона» и других закончились бы финансовым крахом. Чтобы обеспечить дружеское освещение прессы в Британии, Андерсон в то время приобрел в собственность лондонский «Обзервер». Фактически никто не спрашивал о том, знали ли заранее Андерсон и его влиятельные друзья о том, что Киссинджер создаст условия для 400 % повышения цен на нефть.[72]

Чтобы не упустить ни одной мелочи в деле о «нулевом росте», Роберт Андерсон также вложил значительные суммы в проект, начатый семьей Рокфеллеров в их итальянском поместье в Белладжо, вместе с Аурелио Печчеи и Александром Кингом. Этот Римский клуб и Американская ассоциация Римского клуба в 1972 году дали широкую рекламу своей публикации результатов научно необоснованного компьютерного моделирования под названием «Пределы роста», которые подготовили Деннис Мэдоуз и Джей Форрестер. Добавив современную компьютерную графику к дискредитированному эссе Мальтуса, Мэдоуз и Форрестер настаивали на том, что мир вскоре рухнет по причине нехватки энергии, пищи и других ресурсов. Как и Мальтус, они предпочли не заметить влияние технологического прогресса на улучшение условий человеческого существования. Их вывод сводился к абсолютному унынию и культурному пессимизму.

Германия была одной из главных целей этого нового англо-американского антиядерного наступления. Хотя ядерная программа Франции была столь же, если не более амбициозной, Германия рассматривалась как регион, где агенты англо-американской разведки имели гораздо большую вероятность успеха, учитывая историю послевоенной оккупации Федеративной республики. Наступление началось сразу, как только просохли чернила под постановлением о программе ядерного развития правительства Шмидта в 1975 году.

Ключевым агентом в этом новом проекте оказалась молодая женщина, чья мать была немкой, а приемный отец — американцем, и которая проживала в США до 1970 года, в частности, работая на американского сенатора Хьюберта Хамфри. За время своей жизни в США Петра Келли установила прочные связи с одной из главных новых англо-американских антиядерных организаций, созданных МакДжорджем Банди из Фордовского фонда, под названием «Совет по защите природных ресурсов». В состав правления этого Совета по защите природных ресурсов в то время входили Барбара Уорд (леди Джексон) и Лоуренс Рокфеллер. В Германии Келли начала организовывать судебные иски против строительства немецкой ядерной программы в середине 1970-х годов, что вылилось в дорогостоящие задержки и в конечном счете — в серьезные сокращения в совокупном немецком ядерном проекте.