BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Британская «неформальная империя»


Все предыдущие полтора столетия манипуляции свободной торговлей были сутью британской экономической стратегии. Британский гений заключался в том, чтобы, подобно хамелеону, приспосабливать эту политику к изменяющимся международным экономическим реалиям. Но ядром политики оставалась смитовская «абсолютная свободная торговля» в качестве оружия против независимой национальной экономической политики конкурирующих государств.

К концу XIX века британская элита начала интенсивное обсуждение вопроса о том, как им сохранить свою глобальную империю. В последней четверти XIX столетия под лозунгами новой эры «антиимпериализма» Британия вступила в более изощренную и гораздо более эффективную фазу поддержки своего доминирующего положения в мире, которая впоследствии была названа «неформальной империей». Пока государство сохраняло ядро имперских владений в Индии и на Дальнем Востоке (в Тихоокеанском регионе), британский капитал в невероятных количествах хлынул в Аргентину, Бразилию и Соединенные Штаты, формируя там оковы финансовой зависимости, которые во многом оказались более эффективными, чем формальное колониальное право.

Изобретение специальных экономических взаимоотношений с «государствами-сателлитами», концепция «сфер влияния», равно как и «дипломатия сдержек и противовесов» или «баланса сил», — все это стало результатом сложного узора британской «неформальной империи», вытканного в конце позапрошлого века.

Со времен разгрома испанской Армады в 1588 году Британия пользовалась тем специфическим обстоятельством, что, в отличие от континентальной Европы, является островом. Это экономило средства на содержание большой регулярной армии для защиты своих границ и позволяло свободно сосредоточиться на морском владычестве. Бесконтрольный ввоз в Британию ценностей со всего мира также позволял королевству сохранять политическое равновесие на континенте, создавая или финансируя альянсы по всей территории Европы: от России до Испании, против любого государства, которое оказывалось на грани достижения реального могущества.

После Венского конгресса 1815 года в реорганизованной после поражения Наполеона Европе Англия довела до совершенства циничную дипломатическую стратегию, известную как «баланс сил». Королевское Министерство иностранных дел никогда не признавало, что британская дипломатия «сдержек и противовесов» всегда жестко определялась из центральной точки в Лондоне (как плечи весов могут свободно сдвигаться относительно центральной «точки баланса» или опоры, чтобы уравнять противоположные стороны). Другими словами, Англия имела возможность стравить между собой конкурирующие экономические державы к своему исключительному преимуществу.

После 1815 года эксцентричный «гений» английской внешней политики заключался в ее склонности к непостоянству в союзнических отношениях в зависимости от того, как менялся ее взгляд на расстановку сил в Европе и во всем мире. Английская дипломатия культивировала циничную доктрину, которая предписывала Англии никогда не поддерживать сентиментальных или нравственных отношений с другими государствами как с суверенными и уважаемыми партнерами, но только через призму британских «интересов». Английские союзнические стратегии строго диктовались только тем, что в любой данный период времени, по мнению Англии, могло наилучшим образом послужить ее «интересам». Переход от вражды с Францией в Африке к английскому «сердечному согласию» после падения Фашоды в 1898 году, или переход от многолетней поддержки Османской империи, чтобы заблокировать экспансию России, к тому, что сейчас известно в Британии и Индии как «Большая игра», были примерами таких резких смен союзников.

В последние десятилетия XIX века английский капитал во все больших количествах уходил в некоторые нуждающиеся в инвестициях страны, например, в Аргентину, с тем, чтобы там финансировать, строить, а затем управлять национальными железными дорогами и транспортной инфраструктурой. Это также обычно поддерживалось щедрыми концессиями со стороны местных правительств. Английский капитал шел на развитие местных пароходных линий и портов в этих странах. Так с помощью установленных лондонским Сити правил игры в торговле и кредитовании экономики Аргентины и других стран-сателлитов Англии были эффективно захвачены в экономический плен британскими торговыми и финансовыми воротилами. Эти государства-сателлиты, таким образом, обнаружили, что сфера их жизненно важных экономических интересов контролируется со стороны гораздо эффективнее, чем если бы британские войска оккупировали Буэнос-Айрес с целью обеспечить сбор налогов в пользу Британской империи.

В течение 1880-х годов по новым железным дорогам Аргентины повезли в порты грузы на экспорт (говядину и пшеницу). Экспорт удвоился, а внешние долги страны, в основном лондонским банкам, выросли до 700 %. Страна стала долговым рабом Британской империи, получив «империализм по дешевке», как метко заметил один из комментаторов.

Очевидно, Британия не собиралась способствовать развитию сильных независимых индустриальных экономик в зависимых государствах. Скорее, ее политика заключалась в том, чтобы после минимального объема инвестиций, необходимого для получения контроля, увериться в том, что никакое другое государство-конкурент не получит доступа к вожделенному сырью и другим атрибутам экономической власти.

В 1882 году британские войска оккупировали Египет, чтобы обезопасить свои морские пути в Индию. По мнению Британии, Суэцкий канал не должен был попасть в руки Франции. Оккупация настолько разрушила всю египетскую инфраструктуру, включая управление, что британские солдаты оставались постоянно в этой узловой точке спинного мозга Империи между Лондоном и Индией и после 1882 года.

Британское присутствие в Южной Африке тоже с самого начала обеспечивало безопасность южного маршрута в Индию, не позволяя другим конкурирующим державам закрепиться в регионе постоянно, что могло бы угрожать британским морским перевозкам. В 1840-е и 1850-е годы британское господство в Южной Африке не было формальным. Британия последовательно лишала Бурскую республику доступа к Индийскому океану, начиная с аннексии в 1843 году Наталя, перекрытия бурам выхода к заливу Делагоа, а затем еще вмешалась в 1869 году, чтобы заблокировать союз между Бурской республикой и Преторией. Цель была одна — обеспечить всеми возможными средствами британское превосходство в южно-африканском регионе.

Для британского империализма XIX столетия главным было удержать незыблемую монополию и британский контроль над мировой торговлей.

Британские спецслужбы в это время также развивались в необычном направлении. В отличие от Франции или других государств Британия выстраивала свою посленаполеоновскую Империю на в высшей степени изощренном и тесном союзе между банковско-финансовой верхушкой лондонского Сити, Кабинетом министров правительства, главами считавшихся стратегическими для национальных интересов ключевых индустриальных компаний и главами шпионских ведомств.

Типичным представителем этого механизма был наследник лондонского Сити сэр Чарлз Джоселин Хамбро, который был директором Банка Англии с 1928 года до самой своей смерти в 1963 году. Во Вторую мировую войну Хамбро был также исполнительным директором подразделения британской разведывательной службы Управления специальных операций в рамках Министерства экономической войны, которое проводило в военное время экономические диверсии против Германии. Также Хамбро стоял за обучением группы лидеров, из которой родились и послевоенное американское ЦРУ, и элита разведывательного сообщества, включая Уильяма Кейси, Чарльза Киндельбергера, Уолта Ростоу, Роберта Руза; позже — Гарримана, заместителя Секретаря Казначейства в администрации Кеннеди и партнера братьев Браун из верхушки Уолл-Стрита.

Кроме исполнения традиционных обязанностей, получения данных от шпионов в зарубежных столицах, главы британских спецслужб сами были частью тайной сети, подобной масонской, в которой переплетались безмерное могущество британского банковского сектора, судоходство, крупная индустрия и правительство. Вследствие своей скрытности эта сеть получала огромную власть над доверчивыми и ничего не подозревающими иностранными экономиками.

Секретом британской гегемонии в эпоху свободной торговли после 1846 года был именно этот тайный союз между частным капиталом и правительством. Британская международная политика основывалась не на налаживании добрососедских отношений с союзниками, а на холодных «интересах», которые могли диктовать перемену союзов или союзников, причем внезапно, если потребуется.