BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Вьетнамский вариант принят.


После трагической войны во Вьетнаме написаны тома об ее причинах и мотивах. Но логически было ясно, что значительная группировка в американской оборонной промышленности и финансовых кругах Нью-Йорка приветствовали решение Вашингтона о войне, несмотря на абсурдные военные обоснования и противоречивую внутреннюю реакцию, поскольку военное строительство предлагало им политически обоснованный предлог оживить значительный перекос промышленности США в производство оборонной продукции. Все больше и больше в 1960-е годы сердце экономики США превращалось в своего рода военную экономику, где Холодная война против коммунистической опасности служила оправданием расходов в десятки миллиардов долларов. Военные расходы становились резервом для глобальных экономических интересов нью-йоркских финансовых и нефтяных кругов, еще одно эхо Британской империи XIX века, прикрытое в XX веке борьбой с коммунизмом.

Стратегия вьетнамской войны с самого начала была старательно разработана министром обороны Робертом МакНамара, советником по национальной безопасности МакДжорджем Банди совместно с пентагоновскими разработчиками и ключевыми советниками вокруг Линдона Джонсона как «война без победы», с тем чтобы обеспечить длительное накопление оборонной составляющей экономики. По мысли Вашингтона, американские избиратели примут большие расходы во имя новой войны против предполагаемых «безбожных строителей коммунизма» во Вьетнаме, несмотря на огромный бюджетный дефицит США, если это даст рабочие места в оборонной промышленности.

Благодаря правилам Бреттон-Вуда, раздувая доллар через огромный внутренний дефицит, Вашингтон фактически мог заставить Европу и других торговых партнеров «проглотить» эти военные издержки США в виде «подешевевших» долларов. До тех пор пока Соединенные Штаты отказывались девальвировать доллар против золота с учетом ухудшения экономической активности в США, с 1944 года Европе приходилось оплачивать расходы США по тому же соотношению доллар — золото, что и двадцать лет назад.

Для финансирования огромного дефицита своего «Великого Общества» 60-х годов и вьетнамского строительства, Джонсон, боясь потерять голоса в случае подъема налогов, просто печатал доллары, продавая больше казначейских облигаций США, чтобы покрыть дефицит. Начиная с 1960 года дефицит федерального бюджета США в среднем был около 3 млрд. долларов ежегодно. Он достиг тревожной цифры в 9 млрд. долларов в 1967 году в связи с тем, что военные расходы резко возросли, а уже в 1968 году — пугающей цифры в 25 млрд. долларов.

Центральные банки в Европе в этот период начинают накапливать большие долларовые счета, которые они используют в качестве официальных резервов, так называемые евродолларовые накопления за рубежом. По иронии судьбы, в 1961 году Вашингтон просил союзников в Европе и Японии (Группа десяти) уменьшить вывод золотого запаса США, сохраняя свои растущие резервы в долларах без обмена их на золото, как было предписано Бреттон-Вудской конференцией.

Европейские центральные банки получали прибыль от этих долларов, инвестируя в американские государственные казначейские облигации. Общий же эффект заключался в том, что европейские центральные банки тем самым «финансировали» огромный дефицит США в 60-е годы, годы вьетнамской катастрофы. Говорят, что американский футурист Герман Кан возбужденно говорил своему приятелю, узнав об этих подробностях: «Мы сорвали крупнейший куш в истории! Мы заткнули за пояс Британскую империю». Но в тот момент это не казалось столь очевидным для тех, кого «заткнули за пояс». Как мы вскоре увидим, лондонский Сити готовился вернуться на мировую сцену с помощью американских долларов.

Очевидно, состояние европейских экономик, таких как Германия и Франция, в 1964 году уже отличалось от того, каким оно было в 1944-м, когда составлялись Бреттон-Вудские соглашения. Но политические круги США отказывались прислушиваться к их протестам, особенно со стороны де Голля во Франции, поскольку они полагали, что девальвация доллара приведет к сокращению полномочий «всемогущих» банков Нью-Йорка на мировых рынках капитала. Вашингтон брал пагубный пример с Англии в преддверии Первой мировой войны 1914 года.

Ранее, когда банкиры Нью-Йорка начали выводить большие средства за пределы Соединенных Штатов для спекуляций в Западной Европе или Латинской Америке, президент Кеннеди попытался вновь поднять американский технологический энтузиазм и стимулировать значительные инвестиции в новые технологии, запустив лунную программу «Аполло» и процесс создания НАСА. Еще в 1962 году значительное большинство населения Америки верило, что страна найдет «продуктивный выход» этого кризиса.

Но 22 ноября 1963 года Джон Кеннеди был убит в Далласе, Техас. Новоорлеанский судья Джим Гаррисон, в то время вовлеченный в расследование в качестве окружного прокурора Нового Орлеана, и многие годы спустя продолжал настаивать, что это убийство было осуществлено ЦРУ с помощью ряда фигур из организованной преступности, включая Карлоса Марчелло. Среди прочего, за несколько дней до своей гибели Кеннеди после переговоров с бывшим генералом Дугласом А. Макартуром был готов выйти из Вьетнама; это изменение политики подтверждал и его близкий друг и советник Артур Шлезингер.

Причины убийства Джона Ф. Кеннеди являются предметом многочисленных спекуляций, которые начались уже в ноябре 1963 года. Но ясно, что молодой президент продвинулся по целому ряду стратегических направлений, чтобы сформировать свою собственную американскую политику, путь, на котором пункт за пунктом начинали возникать противоречия с влиятельными финансовыми и политическими интересами, управлявшими либеральным истэблишментом Восточного побережья. Более чем за два года до своей роковой поездки в кортеже по Дили Плаза в Далласе в мае 1961 года Кеннеди приезжал в Париж, где лично встречался с генералом де Голлем.

В своей книге «Воспоминания надежды» де Голль дает выразительную личную оценку американскому президенту. Кеннеди представил де Голлю американские аргументы в поддержку диктатуры Нго Динь Зьема в Южном Вьетнаме и первые меры, предпринятые для высадки подразделений американского экспедиционного корпуса под прикрытием экономической помощи этой стране в Юго-Восточной Азии. Кеннеди убеждал де Голля, что было важно создать бастион против советской экспансии в Индокитае. «Но вместо одобрения, как он того хотел, я сказал президенту о том, что он ступил на неверный путь», — пишет де Голль.

«Вы обнаружите, — говорил де Голль Кеннеди, — что в этом регионе вас ждут бесконечные неприятности». Далее де Голль детально изложил свои соображения. «Кеннеди выслушал меня». Де Голль завершает свое описание: «Кеннеди покинул Париж. Я имел дело с человеком, чей возраст и чье оправданное честолюбие вызывали огромные надежды. Он, как мне показалось, был готов взлететь в небо подобно некой большой птице…» Со своей стороны, по возвращении в Вашингтон он сказал 6 июня в «Обращении к американскому народу», что нашел в генерале де Голле «мудрого советника на будущее и информативный справочник по истории, которую он сам помогал творить… Нет другого человека, которому я мог бы доверять больше».

Создается впечатление, что некоторые влиятельные силы в англо-американском мире испытывали меньше энтузиазма по поводу перспектив такого доверия между французским генералом и молодым американским президентом, который становился все более уверенным в изменении направления внешней политики Соединенных Штатов. Когда Линдон Джонсон стал президентом 22 ноября 1963 года, его никак нельзя было бы обвинить в том, что он подает подобные надежды. Линдон Джонсон как президент никогда не осмеливался бросить вызов могучему влиянию Уолл-Стрита.[57]

При Линдоне Б. Джонсоне ситуация во Вьетнаме быстро переросла из «технических консультаций» ЦРУ в полномасштабный военный конфликт, с вливанием десятков миллиардов долларов и пятисот тысяч людей в форме в обреченную на провал войну в Юго-Восточной Азии. Эта война поддерживала рынок облигаций Уолл-Стрита, который был занят финансированием рекордного уровня государственного долга США, пока некоторые связанные с обороной предприятия американской промышленности сохраняли свои прибыли, делавшиеся на азиатской кампании. Сохраняющаяся экономическая стагнация в США, беспокоившая политикана Джонсона, казалось бы, была преодолена с помощью бума военных расходов таким образом, что в 1964 году ему была обеспечена победа над республиканцем Барри Голдуотером. Но эта «победа» стоила слишком дорого.