BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Континентальная Европа возрождается из послевоенных руин.


В конце 1950-х годов, впервые за последние тридцать лет, мир, по крайней мере большинство западных европейцев, а также поднимающиеся государства Южного полушария, которые тогда еще называли «развивающимися странами», увидел перспективы.

После подписания соглашения в Риме в 1957 году была создана новая форма экономического сотрудничества — Европейский Экономический Союз (ЕЭС), ядром которого стали Франция, Западная Германия и Италия. В январе 1959 года, по условиям этого Соглашения, ЕЭС начал свое существование. ФРГ восставала из руин войны, вновь отстраивая крупнейшие в Европе производственные мощности. В 1958 году во Франции генерал Шарль де Голль вернулся к власти и приступил к решительной реализации плана срочной реструктуризации, подготовленного его экономическим советником Жаком Рюэффом. Целью плана было построить современную инфраструктуру и поднять разоренные промышленность и сельское хозяйство, а также восстановить государственную финансовую стабильность. Италия в конце 1950-х пользовалась плодами экономического процветания, которые в основном были следствием инициатив, запущенных Энрико Маттеи и его ЭНИ.

Фактически впервые за двадцать лет после окончания Второй мировой войны некоммунистические экономики Европы и многие развивающиеся страны переживали беспрецедентный рост промышленности и сельского хозяйства. В начале 1960-х годов обрабатывающая промышленность континентальной Европы увеличивалась на 5 % ежегодно. За период между 1948 и 1963 годами общий объем мировой торговли, которая после 1938 года находилась в упадке, возрос на 250 %, и не было заметно никаких признаков замедления этого процесса. В 1957 году уровень торговли промышленными товарами на мировых рынках впервые превысил уровень торговли сырьем и продуктами питания.

Локомотивом этого подъема стал быстрорастущий общеевропейский рынок. В 1953 году на страны ЕЭС приходилось 16 % мирового экспорта, а в 1960 году они уже обошли США и в абсолютных и в относительных цифрах, производя уже 26 % мирового экспорта на общую сумму около 30 млрд. долларов.

Западноевропейские инвестиции в новые заводы, дороги и инфраструктуру электроснабжения, модернизацию портов в таких городах, как Гамбург, Роттердам и других не менее важных терминалов — все это вместе заложило основу впечатляющего роста производительности западноевропейской экономики. С 1950-х по 1960-е годы производительность труда в расчете на человеко-час росла в западной континентальной Европе со скоростью 7 % в год, в полтора раза быстрее, чем производительность труда в США в этот же период.[53]

Начиная с конца 1950-х в процессе этого внушительного промышленного и торгового роста континентальной Европы также значительно расширились торговые отношения с развивающимися странами, что как никогда ранее в этом веке ускорило промышленное развитие этих государств. Показателем этого процесса явился рост в общем объеме мировой торговли доли промышленных товаров из развивающихся стран, которая увеличилась от 6,5 % в 1953 году до 9 % в 1963-м году, что означало только относительный рост на 50 % за одно десятилетие и гораздо больше значило в абсолютных цифрах.[54]

Повторный приход де Голля к власти во Франции в 1958 году стал политическим событием, сильно подтолкнувшим экономическое развитие европейского континента. Опытный военный и политик де Голль не строил иллюзий по поводу далеко идущих британских замыслов в Европе и все более склонен был считать послевоенные американские цели столь же опасными. Став президентом в 1958 году, де Голль начал серию бесплодных переговоров с президентом Эйзенхауэром, предлагая фундаментальную реформу структуры НАТО, которая позволила бы Франции, среди прочего, накладывать вето на использование ядерного оружия. В сентябре 1959 года он так выражал свои опасения в письме американскому президенту:

«В течение двух мировых войн Америка была союзником Франции, и Франция не забыла, что она обязана американской помощи. Но она не забыла и того, что в Первую мировую войну помощь пришла только через три долгих года борьбы, которая чуть не привела к смертельному исходу, и того, что в течение Второй мировой она была уже раздавлена, прежде чем вы вмешались… Я знаю, как знаете и Вы сами, что государство такое, какое оно есть — с его географией, интересами, политической системой, общественным мнением, страстями, страхами, ошибками. Оно может помочь другому государству, но не сможет идентифицировать себя с ним. Вот почему, хотя я и остаюсь верным нашей коалиции, я не могу согласиться с интеграцией Франции в НАТО».[55]

Поскольку Вашингтон остался глух к предложениям Франции, де Голль инициировал создание независимых французских сил быстрого ядерного развертывания и объявил о выходе средиземноморского военного флота из-под командования НАТО. В 1960 году Франция успешно испытала в Сахаре свою первую ядерную бомбу. Де Голль ясно выразил новые политические взгляды возрождающейся послевоенной Европы.

Одним из первых шагов де Голля на посту президента стало приглашение немецкого канцлера Конрада Аденауэра на встречу в свое личное убежище в Коломбей-ле-де-Эглиз недалеко от Парижа в сентябре 1958 года. Это было началом не только исторического политического сближения между бывшими врагами, но также началом близкой личной дружбы между двумя закаленными ветеранами войны. Своей высшей точки этот процесс достиг пять лет спустя, 22 января 1963 года, когда де Голль и Аденауэр подписали «Соглашение между Французской Республикой и Федеративной Республикой Германия», очертив в нем контуры тесного взаимодействия глав государств, скомбинированного с различными формами экономической и политической координации обеих стран.

Это соглашение стало тревожным звонком и для Вашингтона и для Лондона. Континентальная Европа под руководством де Голля, Аденауэра и Альдо Моро (Италия) становилась слишком независимой во всех отношениях, чтобы кое-кто продолжал чувствовать себя комфортно. В Лондоне отнюдь не осталось незамеченным, что на следующий день после подписания исторического франко-немецкого соглашения французское правительство наложило вето на британскую заявку на членство в ЕЭС, что отразило глубокое и давнее недоверие де Голля по поводу отношения Британии к сильной и независимой континентальной Европе.