BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Настоящие причины гиперинфляции в Веймарской республике


После убийства Ратенау, к июлю 1922 года, курс золотой марки рухнул до 493 марок за американский доллар, поскольку уверенность в политической стабильности Германии упала до рекордно низкого уровня после Версаля. Рейхсбанк начал резко наращивать денежную массу, лихорадочно пытаясь одновременно выполнить невыполнимые требования Лондона по выплате репараций и поддерживать занятость населения и сильную экспортную промышленность внутри страны для того, чтобы обеспечить выплату наложенных репараций. К декабрю марка упала до тревожного уровня 7592 марки за доллар.

Затем 9 января 1923 года комиссия по репарациям тремя голосами против одного (Британия официально выступила против Франции, Бельгии и нового итальянского правительства Муссолини) постановила, что Германия нарушила обязательства по выплате репараций. 11 января Пуанкаре приказал вооруженным силам Франции при символическом участии Бельгии и Италии войти в Эссен и другие города немецкого промышленного центра в Руре и оккупировать их. Англия лицемерно осудила оккупацию, хотя в 1921 году сама угрожала этой же мерой.

В ответ правительство Германии призвало граждан принять участие во всеобщем пассивном сопротивлении оккупации. Правительство приказало всем немецким должностным лицам, включая персонал железных дорог, отказываться от исполнения приказов оккупационных властей. Рабочие отказывались работать на сталелитейных предприятиях и фабриках Рура. Чтобы поддержать семьи бастующих шахтеров и рабочих, правительство прибегло к наращиванию печати денег. Оккупации подверглась территория длиной всего 100 км и шириной около 50 км, однако на нее приходилось 10 % всего населения Германии, 80 % немецкого производства угля, чугуна и стали и целых 70 % грузоперевозок.

Французская оккупация привела к практически полному параличу немецкой промышленности. Лишь к концу 1923 года французским солдатам и инженерам удалось довести производство в Руре хотя бы до одной трети уровня 1922 года. Более 150 тыс. немцев были высланы из рурской оккупационной зоны, около 400 были убиты, более 2 тыс. ранены.

Экономическое напряжение, вызванное сопротивлением Германии, невозможно выразить в цифрах. Французские оккупационные силы отрезали Рур от остальной национальной экономики. Были захвачены все средства немецких банков и «Рейхсбанка», а также вся продукция заводов и шахт. Германия на время сопротивления приостановила все репарационные выплаты в адрес Франции, Бельгии и Италии, продолжая при этом педантично выплачивать деньгами и натурой часть, причитающуюся Британии.

В результате немецкая валюта окончательно рухнула. Как отмечалось выше, курс марки начал падать уже к концу 1922 года, когда стало очевидно, что французское правительство Пуанкаре намерено прибегнуть к оккупации. К январю, после оккупации Рура, курс упал до 18 тыс. марок за доллар. Попытки «Рейхсбанка» любой ценой защитить свою валюту позволили удержать курс на этом уровне примерно до мая, но затем все возможности были исчерпаны. К маю экономические последствия потери Рура достигли настолько катастрофических масштабов, что Берлин вынужден был оставить попытки спасти марку.

С этого момента ситуация полностью вышла из-под контроля. К июлю марка упала до 353 тыс. марок за доллар. К августу курс достиг невероятного уровня 4620 тыс. марок за доллар. Падению суждено было продолжиться до 15 ноября, когда курс достиг отметки 4200 млрд. марок за доллар. Такое явление не имело прецедента в экономической истории народов.

С отставанием примерно на месяц вслед за обрушением валюты в Германии начали расти и розничные цены. С уровня 100 в июле 1922 года, сразу после убийства Ратенау, к началу оккупации Рура в конце января 1923 года цены выросли едва ли не в 30 раз — до уровня 2 785. К июлю цены взмыли вверх на невероятную высоту — 74787 против 100 годом ранее. К сентябрю они достигли 23949 тыс. и, наконец, к ноябрю — 750 млрд. Все население разом лишилось сбережений. Уровень жизни резко упал. В то время как незначительному меньшинству удалось на начальном этапе сколотить огромные состояния, подавляющее большинство беднело. Государственные облигации, векселя, банковские вклады — все это утратило какую-либо ценность. Обнищал весь устойчивый средний класс государства.

К сентябрю 1923 года коалиционное правительство, которое к этому времени возглавил Густав Штреземан, приказало прекратить пассивное сопротивление. В ноябре 1923 года было подписано официальное соглашение с Францией и другими странами, участвовавшими в оккупации. Гиперинфляция достигла своего пика. Но это была лишь подготовка Германии к тому, что должно было стать желанной помощью.

В октябре 1923 года госсекретарь США Чарльз Эванс Хьюз, бывший старший юрисконсульт рокфеллеровской «Стандарт Ойл», рекомендовал президенту Кэлвину Кулиджу новый план восстановления репарационной пирамиды, для которой подписанный в апреле 1922 года Рапалльский договор стал серьезным ударом. Хьюз продвинул своего банкира генерала Чарльза Г. Дауэса, связанного с группой Дж. П. Моргана, человека, чья карьера была запятнана коррупцией и скандалами с подкупом представителей Республиканской партии в Иллинойсе.

Дауэс, ставший председателем комиссии, получившей название Комиссия Дауэса, 9 апреля 1924 года представил свой план Комитету по репарациям. За этот план тут же ухватились все стороны, включая и правительство истощенной Германии. В мае Пуанкаре проиграл выборы во Франции, и кабинет Эдуара Эррио также немедленно выразил согласие с репарационным планом Дауэса. 1 сентября официально началась реализация плана. План Дауэса стал первым существенным признаком согласия Британии и США сплотиться и объединить силы после Версаля. Лондон мудро предпочел уступить ведущую роль американцам, сохраняя при этом сильное влияние на американскую политику.

План Дауэса позволил англо-американскому банковскому сообществу установить полный финансовый контроль над Германией. Он был куда эффективнее солдат Пуанкаре, но военная интервенция и сопровождавшая ее гиперинфляция были необходимым условием для его осуществления.

К ноябрю 1923 года финансовым комиссаром был назначен Ялмар Шахт. Шахт, ведший в это время активную переписку с председателем Банка Англии Монтегю Норманом, ввел знаменитую «рентную марку», пытаясь стабилизировать курс марки за счет мнимого обеспечения валюты недвижимостью. 20 ноября, в день опубликования плана стабилизации «рентной марки», скончался президент «Рейхсбанка» Рудольф Хавенштайн, стоявший во главе «Рейхсбанка» с 1908 года, и его смерть стала первым звеном примечательной цепочки подобных смертей. Штреземан и министр финансов Рудольф Гильфердинг неоднократно пытались убедить упрямого Хавенштайна уйти со своего поста. Вскоре стало ясно, зачем это было нужно.

4 декабря 1923 года совет управляющих «Рейхсбанка» подавляющим большинством голосов избрал Карла Хельфериха, бывшего директора «Дойче Банка» и главного инициатора довоенного проекта Багдадской железной дороги, преемником Хаверштайна. Штреземан и правительство придерживались иного мнения. 18 декабря 1923 года президентом «Рейхсбанка» был назначен его избранник и сторонник англо-американской группы Моргана Ялмар Шахт. Путь для осуществления Плана Дауэса был расчищен. Спустя несколько месяцев Хельферих погиб в подозрительной железнодорожной катастрофе.

По Плану Дауэса Германия выплачивала репарации в течение пяти лет, до 1929 года. В конце 1929 года страна была должна больше, чем прежде. Это была схема организованного грабежа международным банковским сообществом, в котором преобладали представители Лондона и Нью-Йорка. Гарантией репарационных платежей должны были послужить особые фонды, созданные в Германии. Генеральный агент по репарациям: Паркер Гилберт, партнер фирмы Дж. П. Моргана и протеже Оуэна Янга, был направлен в Берлин для взимания в пользу англо-американских банков платежей в счет погашения долга. Практически ничем не рискуя, лондонские и нью-йоркские банки начали давать Германии исключительно выгодные кредиты, которые в форме репарационных платежей вместе с комиссией и процентами тут же возвращались обратно в банки Нью-Йорка и Лондона. Это была гигантская международная кредитная пирамида, на вершине которой находились лондонские и, в конечном итоге, нью-йоркские банки.

За период с 1924 по 1931 год Германия выплатила репараций на сумму 10,5 млрд. марок, заняв при этом за рубежом 18,6 млрд. марок. Восстановление Германии после 1923 года под чутким руководством Монтегю Нормана и его коллеги из «Рейхсбанка» Ялмара Шахта целиком и полностью зависело от англо-американских займов. Никакие опасения по поводу инициатив, подобных рапалльским, уже не омрачали установленный англо-американцами порядок. Положение сохранялось вплоть до краха пирамиды, то есть до 1929 года, когда приток кредитов из банков Нью-Йорка и Лондона в Германию для отсрочки выплаты долга внезапно прекратился.