BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Оккупация Рура


Ответ на подписание Рапалльского договора не заставил себя долго ждать. Через два дня после официального заявления о его подписании, прозвучавшего 18 апреля в Генуе, союзниками была представлена нота протеста немецкой делегации, которая гласила, что Германия сговорилась с Россией «за спиной» комиссии по репарациям.

Затем 22 июня 1922 года, чуть больше чем через два месяца после оглашения Рапалльского договора, Вальтер Ратенау был убит на пороге собственного дома в берлинском районе Грюневальд. В убийстве были обвинены двое правых экстремистов, принадлежавших, как выяснилось позднее, к монархистской «Организации К», а само убийство было выставлено как часть растущей волны экстремизма и антисемитизма. Однако в Германии поговаривали, что за убийцами стояли «иностранные интересы», а иногда и уточняли — Британия или британские интересы. Как бы то ни было, видный государственный деятель и творец Рапалльского договора погиб, а нация испытала глубочайшее потрясение.

Однако убийство Ратенау было лишь началом того кошмара, который прежде или впоследствии довелось испытать лишь немногим народам.

Британия позаботилась публично дистанцироваться от реваншистской политики французского правительства Пуанкаре, но за кулисами Англия договорилась о компенсации. Франция должна была отказаться в пользу Британии от прав на территории, полученные Францией в соответствии с секретным соглашением Сайкса-Пико, подписанным в Мосуле в 1916 году. Взамен, как уже отмечалось выше (в Главе 4), Британия неофициально заверила Францию, что в ответ на оккупацию французами Рура Британия ограничится лишь протестом. Выступление Франции для приведения Германии к покорности вполне соответствовало британской политике баланса сил.[41]

Режиму Пуанкаре недоставало лишь явного повода. 26 декабря 1922 года на плановом совещании комиссии по репарациям в Лондоне французский президент Пуанкаре заявил, что Германия нарушила строгие требования Версальского договора, не предоставив Франции в требуемом объеме древесину для телеграфных столбов, а также допустив незначительную задержку в поставке угля.[42]