BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Синклер и американское предложение.


В то время как Детердинг и англичане в 1922 году упорно старались заполучить монопольное право разрабатывать и контролировать обширные нефтяные месторождения России, не меньшее упорство проявлял и американский нефтяной капитал, в том числе и группа компаний «Стандарт», принадлежавшая Рокфеллеру.

Однако к 1922 году стало казаться, что сложились идеальные условия для реализации нового британского подхода к отношениям с Россией. Основной соперник Британии в борьбе за советские нефтяные концессии, американская компания «Синклер Ойл» Гарри Синклера, весьма своевременно оказалась замешанной в разгоревшемся в США скандале с предоставлением для разработки участков в Вайоминге на месторождении Типот-Доум, зарезервированном для нужд американского военно-морского флота.

Гарри Синклер, игравший роль независимого нефтедобытчика из Оклахомы, фактически был удобным посредником для «Стандарт Ойл» и банкиров для выхода на рынки в тех случаях, когда прямое участие «Стандарт Ойл» могло вызвать подозрения, в первую очередь, сильнейшего британского конкурента — «Шелл». В начале 1920-х годов Синклер вовсе не был самостоятельным выходцем из низов, каким он себя представлял. В совете директоров его «Синклер Рефайнинг Компани» состоял Теодор Рузвельт-младший, сын бывшего президента. Арчибальд Рузвельт, его брат, был вице-президентом «Синклер Ойл». Уильям Бойс Томпсон, директор принадлежавшего Рокфеллеру нью-йоркского «Чейз Банка», обслуживавшего «Стандарт Ойл», также входил в совет директоров компании Синклера.

В начале 1920-х Гарри Синклер встречался в Лондоне с советским представителем Л. Красиным. В результате переговоров Синклер вместе с американским сенатором Альбертом Фоллом и Арчибальдом Рузвельтом отправился в Москву, где заключил соглашение о предоставлении концессии на разработку богатейшего месторождения в Баку, а также прав на разработку нефтяных месторождений острова Сахалин и об учреждении совместно с советским правительством компании с равными долями участия, чтобы поровну делить прибыли от продажи нефти за границей.

Группа Синклера согласилась вложить в проект не менее 115 млн. долларов и получить в Соединенных Штатах крупный кредит для советского правительства. В Москве было известно о тесных связях Синклера с президентом Хардингом и республиканской администрацией в Вашингтоне. Для предоставления кредита требовалось дипломатическое признание России со стороны США, нарушавшее международную изоляцию Советского Союза. Синклер согласился на это, и Хардинга убедили признать советское правительство.

Однако внезапно в Вайоминге (по некоторым сведениям, не без тайной поддержки представителей «Шелл» Детердинга) разгорелся скандал, равный по своему размаху никсоновскому «Уотергейту»: Синклер, Фолл и даже президент Хардинг были обвинены в предоставлении под разработку выгодных участков на месторождении Типот-Доум в Вайоминге, являвшемся собственностью правительства США. В последовавшей шумихе в средствах массовой информации и в ходе расследования, проведенного конгрессом, никто и словом не обмолвился о примечательном совпадении: скандал вокруг Типот-Доум всплыл, стоило лишь Синклеру и США увести выгоднейшую концессию в Баку из-под носа у Детердинга и англичан.[38]

Как раз в то время, когда Хардинг готовился объявить об установлении дипломатических и торговых отношений между США и Советской Россией, 14 апреля 1922 года на первой полосе «Уолл-Стрит Джорнэл» появилась статья о скандале с Типот-Доум и участии в этом деле Гарри Синклера. Не прошло и года, как Хардинг умер, и смерть его сопровождалась странными обстоятельствами. Администрация Кулиджа отказалась от Синклера и бакинского проекта, а заодно и от планов признания России. Были все основания подозревать, что блокирование американского предложения, позволявшего США играть доминирующую роль в разработке российских нефтяных месторождений, было делом ловких рук британской разведки.