BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Бальфур поддерживает новую концепцию Империи.


Где-то примерно с начала 1890-х группа представителей английской политической элиты, главным образом из привилегированных колледжей Оксфорда и Кембриджа, составила то, что стало наиболее влиятельной политической сетевой структурой в Британии на следующие полвека и более. Группа отрицала свое существование как оформленной организации, но ее следы могут быть обнаружены вокруг учреждения нового журнала Империи «Круглый стол», основанного в 1910 году.

Группа утверждала, что для распространения успешного доминирования англосаксонской культуры в следующем столетии требуется более тонкая и более рациональная система глобальной империи.

В момент своего образования эта группа «Круглого стола», как ее иногда называют, была явно антигерманской и проимперской. В августе 1911 года за три года до объявления Англией войны Германии в своей статье в «Круглом столе» влиятельный Филипп Карр (лорд Лотиан) заявил: «В настоящее время существуют два международных этических кодекса — британский, или англосаксонский, и континентальный, или германский. Оба не могут господствовать одновременно. Если Британская империя недостаточно сильна для того, чтобы иметь действительное влияние на честное ведение дел между нациями, реакционные стандарты германской бюрократии восторжествуют, и станет лишь вопросом времени, когда сама Британская империя окажется жертвой международного вооруженного разбоя в духе Агадирского инцидента. Как только британцы не будут достаточно сильны, чтобы лишить своих трусливых соперников возможности атаковать себя с какими-нибудь шансами на успех, они будут вынуждены принять политические стандарты агрессивных милитаристских держав».[25]

Вместо дорогостоящей военной оккупации колоний Британской империи они отстаивали подход в духе «репрессивной толерантности» через создание британского Содружества наций, которое дало бы колониям иллюзию независимости и позволило бы Англии также уменьшить стоимость содержания дорогостоящих оккупационных армий, широко раскинувшихся от Индии до Египта, а теперь от Африки до Среднего Востока. Для описания этой смены курса иногда использовался термин «неформальная империя».

Эта вновь возникшая клика группировалась вокруг влиятельной лондонской «Таймс» и включала такие имена, как министр иностранных дел лорд Альберт Грей, историк и сотрудник британской тайной разведки Арнольд Тойнби, а также Герберт Дж. Уэллс, лорд Альфред Милнер из южноафриканского проекта и создатель новой научной концепции, названной геополитикой, Халфорд Дж. Макиндер из лондонской Школы экономики. Их главным мозговым центром стал Королевский институт международных отношений (Чэтем Хаус), родившийся в коридорах Версаля в 1919 году.

Идея Палестины под властью евреев, зависящей от Англии в вопросе своего выживания, Палестины, окруженной балканизированной группой раздираемых противоречиями арабских государств, была важной частью концепции новой Британской империи этой клики. Макиндер в своей речи во время версальской мирной конференции описал видение этой влиятельной группой той роли, которую британский протекторат над Палестиной мог бы сыграть в «Большой Игре», отражающей британское стремление к послевоенной глобальной империи. Империи, сформированной вокруг Лиги наций, которую Британия создавала и в которой доминировала бы.

Макиндер описывал, как именно наиболее дальновидные люди из британского истеблишмента видели свой палестинский проект в 1919 году: «Если Мировой остров (Евразия) неминуемо будет главным местонахождением человечества на земном шаре, и если Аравия как транзитный коридор из Европы в Индию и из северной в южную часть "Сердца мира" будет центром Мирового острова, тогда Иерусалимская крепость на холме займет стратегическую позицию, по существу, не отличающуюся от ее идеальной позиции в Средние века или от ее стратегической позиции между Вавилоном и Египтом».

Он отмечал, что «Суэцкий канал обеспечивает интенсивные перевозки между Индиями и Европой, находясь в радиусе удара армии, базирующейся в Палестине, и уже строится железнодорожная магистраль, которая соединит Южную и Северную части "Сердца мира" через прибрежные равнины Яффы».

Комментируя особое значение идей, стоявших за сделанным в 1917 году предложением его друга Бальфура лорду Ротшильду, Макиндер отметил: «Еврейское государственное образование в Палестине станет одним из самых важных итогов войны. Это тема, по которой мы в настоящее время можем говорить правду… Национальный дом в физическом и историческом центре мира должен побудить евреев к самоорганизации. Есть люди, которые пытаются провести различие между иудейской расой и еврейской религией, но, несомненно, общепринятая точка зрения на их полную идентичность недалека от истины».[26]

Этот грандиозный проект связывал огромные английские колониальные приобретения от золотых и алмазных копей Сесила Роудса и Объединенных золотых приисков Ротшильда в Южной Африке на север к Египту, далее на жизненно важный морской путь через Суэцкий канал и через Месопотамию, Кувейт и Персию в Индию, на восток.

Британское завоевание германской колонии в Танганьике (германская Восточная Африка) в Центральной Африке в 1916 году не было решающей битвой для принуждения Германии к мирным переговорам, но, скорее, замыканием последнего звена в жизненно важной для британского имперского контроля цепи от мыса Доброй Надежды до Каира.

Великая держава, способная управлять этим огромным богатством, могла бы управлять ценным стратегическим сырьем от золота, основы международного золотого стандарта мировой торговли, до нефти, ставшей источником энергии современной промышленной эпохи в 1919 году.

Это во всех отношениях осталось геополитической реальностью и в наши дни так же, как и было в 1919. С такими средствами управления любая нация на земле могла подпасть под власть Британской империи. До самой своей смерти в 1902 году Сесил Роудс был основным спонсором этой новой элитной группы «неформальной империи».

Англо-Бурская война (1899–1902) стала проектом этой группы, финансировавшимся и лично спровоцированным Роудсом, чтобы обеспечить надежный английский контроль над огромными природными ресурсами Трансвааля, находившимися в то время в распоряжении голландского меньшинства его населения буров. Война, в которой Уинстон Черчилль впервые громко заявил о себе, была развязана Роудсом, Альфредом Милнером и их окружением, с целью привести считавшийся богатейшим в мире золотодобывающий регион под надежный британский контроль.

В Трансваале было сделано открытие крупнейших в мире, с момента калифорнийской Золотой лихорадки 1848 года, залежей золота, и его захват был определяющим для возможности Лондона оставаться столицей мировой финансовой системы и ее золотого стандарта. Все они: лорд Милнер, Ян Смэтс и Роудс — принадлежали к новой имперской клике, подавившей независимость буров и создавшей Южноафриканский союз в рамках своей «Большой Игры».[27]

К 1920 году Британия преуспела в установлении надежного контроля над всей Южной Африкой, включая бывшую немецкую Юго-Западную Африку, а также над вновь открытыми огромными нефтяными богатствами бывшей Османской империи, посредством своего военного присутствия, взаимоисключающих обещаний и введением британского протектората над Палестиной как новым еврейским Отечеством. Но в 1920 году ее финансовое состояние было далеко от идеала. Британская империя завершила войну таким же банкротом, как и вступила в нее, если не сказать более.