BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

«Ядерный выбор» Вашингтона


Более пристальное изучение показывает, что это не более чем пропагандистский фасад для легковерных. Ледяная геополитическая реальность вашингтонской политики с 1991 года заключалась в окружении России как единственной военной силы, способной конкурировать с абсолютным геополитическим доминированием США во всем мире.

Даже в хаосе разрушающейся советской экономики Россия сохранила ядро своего ядерного арсенала, основное средство сдерживания эпохи Холодной войны.

Для Вашингтона нет другой более значимой цели, чем тотальное подавление России. Пока Россия сохраняет надежный ядерный потенциал, требуется строжайшая секретность вашингтонской конечной цели: полномасштабное доминирование, или говоря более грубо, контроль над всей планетой.

В ранние 1990-е годы правительство Ельцина запросило Вашингтон о серии взаимных сокращений ядерных и обычных военных арсеналов. Российские ядерные вооружения устаревали, и Москва не видела необходимости вооружаться до зубов, раз уж Холодная война закончилась. Вашингтон, очевидно, узрел в этом золотую возможность продвинуться к ядерному превосходству впервые с 1950-х годов, когда Россия первая увидела перспективы межконтинентальных баллистических ракет в применении к своему возрастающему ядерному арсеналу.

Ядерное превосходство является агрессивной наступательной политикой. Это значит, что единственная супердержава США будет иметь возможность провести полный ядерный первый удар по российским пусковым установкам и уничтожить достаточно целей с первого раза так, что Россия не сможет нанести эффективный ответный удар.

Без реальной угрозы ответного удара Россия не имеет реальных средств сдерживания. Никогда прежде в истории перспектива столь безоговорочной концентрации силы в руках одного-единственного государства не казалась так заманчиво близкой.

Это незаметное движение Пентагона к ядерному превосходству до сих пор проводилось в строжайшей тайне, прикрытое риторикой об американо-российском «Партнерстве ради мира». Вместо того чтобы воспользоваться возникшей после окончания Холодной войны возможностью навсегда избежать перспективы ядерного уничтожения, Вашингтон взялся за модернизацию своих ядерных арсеналов, одновременно снижая их количество.

Пока остальной мир был в шоке после событий 11 сентября 2001 года, администрация Буша в одностороннем порядке сняла с себя обговоренные ранее с Россией обязательства не строить систем противоракетной обороны (ПРО). 13 декабря 2001 года президент Буш объявил, что правительство США в одностороннем порядке выходит из договора по противоракетной обороне с Россией и закладывает в бюджет 2002 года 8 млрд. долларов на строительство национальной системы ПРО. Это было проведено через Конгресс подвидом защиты территории США от террористических атак со стороны стран-изгоев, включая Северную Корею и Иран. На волне шока от 11 сентября этот преступный аргумент был расчетливым мошенничеством, чтобы без лишних споров незаметно изменить политику.

Выход из договора ПРО был мало осознан вне квалифицированных военных кругов. На самом деле он явился самым опасным шагом США к ядерной войне со времен 1950-х. С этого момента Вашингтон двинулся семимильными шагами к тотальному ядерному превосходству.

В 2005 году Вашингтон демонтировал свои смертоносные ракеты MX повышенной ударной силы. Но это была всего лишь уловка. В то же самое время были значительно улучшены межконтинентальные баллистические ракеты (МБР). На МБР «Минитмен» были установлены мощные ядерные боеголовки и головные части с MX. Системы наведения «Минитменов» также неоднократно модернизировались, чтобы не отстать от демонтированных MX.

Пентагон начал замещение устаревших баллистических ракет значительно более точными ракетами «Трайдент 2 Д-5» с новыми, еще более мощными ядерными боеголовками.

В Тихом океане Военно-морские силы США передислоцировали свои несущие межконтинентальные ракеты субмарины на патрулирование мертвой зоны российских радаров раннего обнаружения, равно как и китайского побережья. Американские Военно-воздушные силы завершили переоснащение своих бомбардировщиков Б-52 крылатыми ракетами, несущими ядерный заряд и предположительно не обнаруживаемыми российскими радиолокационными станциями.

Для Пентагона и американского истеблишмента вне зависимости от принадлежности к политическим партиям Холодная война с Россией никогда не заканчивалась. Она продолжается в скрытой форме. Это происходило при президентах Джордже Буше-старшем, Уильяме Клинтоне и Джордже Буше-младшем.

Противоракетная оборона смотрится вполне благовидно, если США уязвимы перед атаками небольших групп фанатичных исламских террористов, способных захватывать «Боинги» с помощью ножей для картона. Единственная проблема состоит в том, что противоракетная оборона никогда не была направлена против террористов, подобных «Аль-Каиде» бен Ладена, или против таких государств, как Северная Корея или Иран.

С их стороны не существует никакой угрозы разрушительного ядерного удара. На основании только простого подозрения, что Иран пытается развивать независимые ядерные военные технологии, американские авианосцы и бомбардировщики сегодня приведены в полную готовность, чтобы разбомбить и даже отшвырнуть его обратно в каменный век. Государства, подобные Ирану, не способны пробить брешь в защите Америки без риска быть до этого многократно уничтоженными самим.

Идея ПРО родилась в 1980-х годах, когда Рональд Рейган предложил развертывание систем спутников в космосе, а по всему земному шару — радаров, слушающих станций и ракет-перехватчиков, чтобы отслеживать и сбивать ядерные ракеты прежде, чем они дойдут до своей цели. Критики насмешливо окрестили эту программу «Звездными войнами», но с 1983 года Пентагон официально вложил в эту систему свыше 130 млрд. долларов. Джордж Буш-младший начиная с 2002 года значительно увеличил ассигнования до 11 млрд. долларов в год, в два раза больше, чем в годы президента Клинтона. На следующие пять лет в бюджет было заложено еще 53 млрд. долларов.

Что Вашингтон не говорит, так это то, что противоракетная оборона США не является только оборонительной. Она является наступательной, и еще как!

Стремление сверхдержавы, обладающей одной из мощнейших в мире армией, иметь щит для отражения ограниченных ракетных атак направлено прямо на Россию, вторую из двух ядерных держав, способных провести реальную ядерную атаку из любой точки земного шара.

Если бы США были способны эффективно прикрыть себя от потенциального российского ответа на американский первый удар, то они могли бы просто диктовать свои условия всему миру, не учитывая его мнение. Это было бы тем, что военные называют «ядерное превосходство». И в этом реальный смысл необычной речи Путина в Мюнхене в феврале 2007 года. Он не параноик. Он предельный реалист.

Сейчас стало окончательно ясно, что после завершения Холодной войны в 1989 году правительство США ни на секунду не прекращало своего марша к ядерному превосходству. Для Вашингтона и американской элиты Холодная война никогда не заканчивалась. Они просто забыли нам сказать об этом.

Стремление к глобальному контролю над нефтью и нефтепроводами, стремление установить свои военные базы по всей Евразии, модернизация и обновление своего ядерного подводного флота, стратегических бомбардировщиков Б-52 — все это обретает смысл, только когда рассматривается с учетом непреклонного движения к ядерному превосходству.

Необходимость завершить глобальную сеть противоракетной обороны является ключом к ядерному превосходству США. Обладая хотя бы таким примитивным прикрытием, США смогли бы атаковать российский ракетные пусковые установки и подводный флот, не опасаясь эффективного ответного удара, поскольку немногие оставшиеся ядерные ракеты были бы в основном перехвачены и не способны дать достаточно убедительный ответ, чтобы удержать США от превентивного удара.

В течение Холодной войны способность обеих противоборствующих сторон — Варшавского Договора и НАТО — взаимно истребить друг друга вела к ядерному тупику или, как называли это военные стратеги, к гарантированному взаимному уничтожению. Это было неприятно, но в странном смысле более стабильно, чем то, что мы имеем сегодня с односторонними шагами США к ядерному превосходству. Перспектива взаимного ядерного уничтожения без явного преимущества какой-либо из сторон вела к мироустройству, в котором ядерная война была «немыслима».

Сейчас США хотят сделать возможность ядерной войны «мыслимой». И это реальное сумасшествие.

Первое государство, получившее противоракетный щит, станет де-факто первым, «способным на превентивный ядерный удар». Недавно директор американской программы ПРО лейтенант-полковник Роберт Боуман очень верно назвал противоракетную оборону «недостающим звеном для первого удара».

Более тревожным является факт, что никто, кроме горстки стратегов в Пентагоне или высших чинов разведки в Вашингтоне, не обсуждает включение в вашингтонские планы развертывания ПРО Польши и Чехии в аспекте стремления к ядерному превосходству.

Это называется «Перестраивание защиты Америки», название доклада ястребов из «Проекта нового американского столетия» в сентябре 2000 года, в котором Дик Чейни и Дон Рамсфелд были соавторами. В нем они провозглашали, что «Соединенные Штаты должны развивать и размещать глобальную противоракетную оборону, чтобы защитить нашу американскую родину и американских союзников, а также, обеспечить безопасную основу для проецирования американской мощи по всему миру».

Прежде чем стать в январе 2001 года министром обороны Буша, Рамсфелд возглавлял Президентскую комиссию, рекомендовавшую разработку ПРО для Соединенных Штатов.

Администрация Буша-Чейни была столь нетерпелива в продвижении своих планов противоракетной обороны, что президент и министр обороны предписали не проводить обычную в таких случаях оперативную проверку основных требований, насколько эта высокоорганизованная и сложная система систем будет эффективной.

Рамсфелдовская программа ПРО вызвала сильное неодобрение военного командования. 26 марта 2004 года 49 американских генералов и адмиралов подписали открытое письмо президенту с призывом отложить развертывание противоракетной обороны.

Они отмечали, что «уже внедренные технологии США могут точно определить точку запуска баллистических ракет. Поэтому весьма маловероятно, что какое-либо государство могло бы решиться напасть на США при помощи ракет, снабженных оружием массового поражения, или позволить какому-нибудь террористу сделать это со своей территорий, рискуя тем самым своей жизнью, и получить ответный уничтожающий удар США».

49 генералов и адмиралов, включая бывшего председателя Объединенного комитета начальников штабов ВС США адмирала Уильяма Дж. Кроу, далее убеждают президента: «Как Вы сказали, господин президент, наш наивысший приоритет — не позволять террористам покупать и использовать оружие массового поражения. Мы согласны. Поэтому мы, как ответственные за ход военных акций, рекомендуем Вам отложить оперативное разворачивание дорогостоящей и не отлаженной наземной системы ПРО и перенаправить предназначенное для нее финансирование на ускорение программ по обеспечению безопасности на многочисленных объектах, содержащих ядерное оружие и материалы, чтобы защитить наши порты и границы от террористов, которые могут попытаться провезти оружие массового поражения на территорию США».

Чего опытные военные ветераны не сказали, так это того, что на повестке дня у Рамсфелда, Чейни и Буша с компанией стояла совсем не террористическая угроза. Там стояла угроза полномасштабному доминированию, Новому Мировому Порядку, угроза уничтожения, сейчас и в будущем, которая идет от России как от потенциального претендента на превосходство.

Очевидно, щит противоракетной обороны спешно развертывается отнюдь не в связи с Северной Кореей или с террористическими атаками. Его цель — Россия и (во много меньшей степени) ядерные возможности Китая. Как отметили 49 генералов и адмиралов в своем письме президенту в 2004 году, США уже имеют более чем достаточное количество ядерных боеголовок, чтобы поразить тысячу бункеров или подвалов в потенциальных государствах-изгоях.

Кир Либер и Дерил Пресс, два американских военных аналитика, публикующихся во влиятельном журнале «Международная политика», издаваемом Нью-Йоркским Советом по Международным Отношениям, в марте 2006 отмечали: «Если бы ядерная модернизация в США была действительно нацелена на государства-изгои или на террористов, ядерные силы страны не нуждались бы в дополнительной тысяче наземных (взрывающихся на земле) боеголовок, которые она получит после программы модернизации "Дабл Ви-76". Настоящее и будущее американских ядерных сил, другими словами, очевидно выстраивается с целью провести превентивный разоружающий удар по России или Китаю».

Ссылаясь на новые агрессивные планы Пентагона по развертыванию противоракетной обороны, Либер и Пресс добавляют: «Тип противоракетной обороны, который США могли бы вероятно развернуть, был бы полезен прежде всего в наступательном контексте, а не в оборонительном; в качестве приложения к американской готовности нанести упреждающий удар, а не просто как щит. Если США нанесут ядерный удар по России (или Китаю), то в атакованной стране останется очень незначительный арсенал, если вообще останется. В этот момент, даже относительно умеренной или неэффективной ПРО может быть вполне достаточно, чтобы защититься от ответного удара, поскольку у разбитого врага останется лишь несколько боеголовок и отвлекающих ракет».

Это и есть реальная повестка дня в вашингтонской евразийской Великой Игре. Естественно, открыто утверждать такое означало бы рисковать ослабить затягивающуюся петлю на метафорической шее Москвы. Поэтому-то Госдепартамент и министр обороны Гейтс и пытаются обернуть в шутку недавние российские замечания, словно это всего лишь путинская паранойя.

Вся эта американская программа ПРО и модернизация в соответствии с доктриной первого ядерного удара сама по себе уже сногсшибательная идея. При бушевской администрации она была воплощена оперативно и с кавалерийским задором, отбрасывая нас назад в дни Холодной войны с эскадрильями оснащенных ядерными бомбами Б-52 и подлодок с ядерными ракетами «Трайдент» на круглосуточном боевом дежурстве. Сценарий ядерных ужасов.