BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

США сдерживают Россию.


В середине первого десятилетия нового века становится все более очевидным, по крайней мере в Москве и Пекине, что Вашингтон гораздо строже придерживается общей стратегии, чем кажется на первый взгляд из-за его иррациональных и хаотических односторонних военных действий.

Вашингтонская политика в эпоху после окончания Холодной войны определялась отцом британской геополитики сэром Хэлфордом Макиндером. Вашингтонские стратеги от политики, хотя и редко упоминают его имя, тщательно изучили все положения британского географа, также как это сделали Путин и российская политическая элита. Знаменитое высказывание Макиндера, озвученное представителями Британии и США в 1918 году на мирных переговорах в Версале после Первой мировой войны, до сих пор, век спустя, является стратегическим планом англо-американской политики. Тогда Макиндер наметил три аксиомы мировой политической власти:


Кто владеет Восточной Европой, тот управляет «Сердцем мира»;

Кто владеет «Сердцем мира», тот управляет «Мировым островом»;

Кто владеет «Мировым островом», тот управляет миром.


«Сердцем мира» для Макиндера была сердцевина Евразии, «Мировым островом» была вся Евразия, включая Европу, Ближний Восток и Азию.

Британию, которая никогда не была частью континентальной Европы, он рассматривал как морскую или военно-морскую державу. Для страстного защитника империи Макиндера скрытым уроком для сохранения гегемонии Британской империи после Первой мировой войны было предупреждение любой ценой объединения интересов восточноевропейских государств Польши, Чехословакии или Австро-Венгрии с интересами России, расположенной в «сердце Евразии», или в «осевой» земле, по его определению. В 1904 году он предостерегал, что появление современных железных дорог впервые делает возможным экономический союз «Сердца мира» и Восточной Европы, что ставит под угрозу будущее Британской империи.

Геополитическая перспектива Макиндера предопределила вступление Британии в войну 1914 года, а затем и ее вступление во Вторую мировую войну. Она, начиная с 1943 года, стояла за точно рассчитанными провокациями Черчилля склонить Сталина к ввязыванию России в то, что позже стало Холодной войной. Холодная война, базировавшаяся на сформулированной Джорджем Ф. Кеннаном в 1948 году доктрине сдерживания, была во многих отношениях средством для удержания Западной Европы, Восточной Азии и Японии в состоянии постоянной вражды с Советским Союзом и его центром Россией, что вело к безусловному англо-американскому преимуществу.

Вот уже более века английская, а затем и англо-американская общая стратегия заключается в том, чтобы воспрепятствовать «Сердцу Мира» управлять «Мировым островом». Взгляд на карту американских военных альянсов в полярной проекции в течение Холодной войны делает очевидным следующее: Советский Союз геополитически сдерживался и был лишен каких-либо существенных связей с Западной Европой, или Ближним Востоком, или Азией. Холодная война велась против усилий России преодолеть воздвигнутый НАТО «железный занавес».

Как стало очевидно по следам иракской войны 2003 года и геополитических событий вокруг «Сердца мира», Вашингтон никогда не терял из виду положения Макиндера, несмотря на очевидный крах Советского Союза как военной угрозы. Бывший американский советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский в своей работе, опубликованной в нью-йоркском журнале «Международная политика» в сентябре-октябре 1997 года, уже в постсоветскую эру явно упоминал геополитику Макиндера. Он описывал основную стратегическую цель Соединенных Штатов как удержание Евразии от объединения в значительный экономический и военный блок или противовес, угрожающий статусу США как единственной мировой супердержавы.

«Евразия — местонахождение большинства политически активных и динамичных государств. Все исторические претенденты на мировое господство вышли из Евразии. Два наиболее густонаселенные государства, претендующие на региональную гегемонию, Китай и Индия, находятся в Евразии, вместе с другими странами, способными бросить политический или экономический вызов превосходству США. После Соединенных Штатов здесь еще шесть стран, крупнейших по экономике и военным расходам, а также все, кроме одной, явные (официальные) ядерные державы, и все, кроме одной, неофициальные ядерные державы. В Евразии находится 75 % мирового населения, 60 % мирового ВВП и 75 % энергетических ресурсов. Коллективно потенциальная мощь Евразии превосходит даже Америку».

«Евразия является осевым суперконтинентом мира. Власть, которая доминирует в Евразии, окажет решающее влияние на два из трех наиболее экономически продуктивных мировых регионов: Западную Европу и Восточную Азию. Взгляд на карту также подтверждает, что страна, доминирующая в Евразии, будет автоматически контролировать Ближний Восток и Африку. Имея Евразию как решающую геополитическую шахматную доску, уже недостаточно формулировать одну политику для Европы, а другую для Азии. Все, что случится с распределением власти на евразийском материке, будет иметь решающее влияние на глобальное превосходство Америки…».

Ферзь на евразийской шахматной доске Бжезинского не Ирак, не Иран и даже не Китай. Конечная цель, которую надо полностью и окончательно обезвредить как потенциального соперника, — это Россия. Вашингтон овладел риторикой демократии и умело использовал ее, чтобы подогреть надежды населения бывшего Советского Союза в период после его распада.

Серия профинансированных США «цветных революций» вокруг России, провокационное расширение НАТО на восток, приглашение России стать частью расширенного клуба «Группа Восьми» — все это было якобы по поводу обеспечения «демократии» и «свободного рынка» в бывших тоталитарных коммунистических режимах бывшего Советского Союза.