BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Китай, Россия, США: новая Холодная война за нефть


В конце 2005 года, когда российские специалисты были вовлечены в строительство ядерного реактора в иранском Бушере, неоконсервативные ястребы в администрации Буша, в Англии Тони Блэра и в Тель-Авиве стали бить в барабаны войны с Ираном в качестве следующей возможной цели Вашингтона в его бесконечной войне против Оси зла.

Чем громче Вашингтон топал ногами на Иран, тем охотнее различные евразийские государства, особенно Китай и Россия, начинали укреплять в той или иной форме свой союз перед лицом непредсказуемого американского колосса. Вашингтон стал свидетелем своего наихудшего геополитического кошмара: глубокого сотрудничества в военной и экономической областях между крупнейшими державами на евразийском континенте.

Китай столкнулся со смертельной дилеммой. Его темпы индустриализации и сама индустриализация требовала огромного количества природных ресурсов всякого рода.

Растущие потребности Китая в минеральных ресурсах, чтобы поддерживать его выражающийся в двузначных цифрах экономический рост, обусловили самый высокий за последние 20 лет взлет цен на сырье. В государственном плане денег, которые будут затрачены на строительство подземных и наземных железных дорог к 2012 году, заложено в бюджет Китая больше, чем весь остальной мир вложил в железные дороги за предыдущие двадцать лет.

К 2006 году в стране планировалось провести реконструкцию двенадцати морских портов, чтобы завозить и принимать сырье, такое как уголь, импортируемая нефть, газ и железная руда. Аэропорты были расширены, чтобы справляться с бумом авиаперевозок. В стране имеется более 100 городов с населением более миллиона человек, требующих системы общественного транспорта, социальной и дорожной инфраструктуры, водоснабжения и канализации, бесперебойного снабжения электроэнергией. Все это будет и дальше оказывать давление на мировых производителей необходимого сырья и материалов.

Китай стал мировым лидером в области потребления алюминия, угля, меди, золота, свинца, никеля, олова и цинка.

Но областью, в которой темпы роста Китая имели самое тревожное воздействие на мировые ресурсы, стала его ненасытная жажда нефти. До 1993 года Китай был чистым экспортером нефти. К 2005 году он превзошел Японию, став вторым по величине импортером нефти в мире после Соединенных Штатов, ввозя топливо в размере 40 % от своих потребностей, и большая часть этого импорта предназначена для транспортных средств.

Однако аппетиты Китая на импортируемое сырье и, в особенности, на нефть только начали свой рост в середине этого десятилетия.

Благодаря крупнейшему в мире растущему среднему классу традиционный велосипед потерпел от автомобилей поражение в огромном масштабе. К 2005 году китайцы построили одну из самых современных сетей шоссейных дорог, 45 тыс. км дорожного полотна уже завершено, и к середине нынешнего столетия планируется довести это число до 175 тыс. км. Число частных автомобилей в Китае к 2006 году достигло 23 млн. и удваивается каждые три года. К 2010 году ожидается, что Китай будет иметь в 90 раз больше автомобилей, чем в 1990 году. Некоторые предсказывают, что общее число автомобилей в Китае может к 2030 году превысить количество автомобилей в США. Согласно Международной организации автомобильных предприятий, Китай в 2005 году являлся четвертым по величине производителем автомобилей и превзошел Германию в 2006 году, наращивая производство автомобилей более чем на 30 % ежегодно.

Это расширение автомобильного производства потребовало так много импортных оцинкованных и нержавеющих сталей, цинка и никеля, что запасы металлов на Лондонской бирже металлов в 2006 году снизилась до рекордно низкой отметки впервые за много лет.

Если экономический рост Китая не будет ослабевать, прежде всего ему понадобятся нефть и газ, и очень-очень много. Действительно, к моменту нападения США на Ирак в 2003 году Пекин уже понял, что его ахиллесовой пятой является отсутствие внутренней энергетической независимости. Отказавшись наряду с Россией и Францией голосовать за войну в СБ ООН, Китай потерял огромные нефтяные концессии в Ираке.

По оценкам правительства США, к 2025 году Китай будет зависеть от зарубежных поставок нефти на 75 % своих потребностей. Поэтому совсем неудивительно, что в 2003 году в Китае, который имел крупные контракты с саддамовским Ираком на разработку нефти, забили тревогу.

Китай начал глобальную охоту за надежным сырьем и энергоресурсами, прежде всего за нефтью и природным газом. Вашингтонские правительственные чиновники в свою очередь обвинили Китай в «попытке контролировать источники нефти», как будто речь идет не точно о том же, чем более века занимались сами Соединенные Штаты.

В августе 2006 года Пекин предложил президенту Венесуэлы Уго Чавесу обсудить серьезное энергетическое сотрудничество. Чавес подписал соглашения в области нефтяной индустрии и инфраструктуры, а также получил поддержку Китая в стремлении Венесуэлы получить кресло в СБ ООН. Уже к 2004 году торговый оборот Китая со всей Латинской Америкой вырос в пять раз по сравнению с 1994 годом, достигнув 40 млрд. долларов США в год. Торговый оборот между Венесуэлой и Китаем только за один год удвоился, достигнув 4 млрд. долларов. Значительная часть этой торговли включает в себя китайское военное оборудование.

«Китайская национальная нефтяная корпорация» образовала совместное предприятие с государственной нефтяной компанией «Петролеос де Венесуэла» для разработки двух новых нефтяных месторождений, а также для работ по интенсификации выработки на старых. В 2006 году Венесуэла поставляла в Китай морем около 150 тыс. баррелей в день, Чавес постановил увеличить это число до 1 млн. баррелей за 10 лет. В августе 2006 года президент Венесуэлы завершил пятидневную поездку в Пекин, подписав с «Китайской национальной нефтяной корпорацией» договор на 12 млрд. долларов инвестиций в девятнадцать венесуэльских нефтяных месторождений и соглашение о помощи Китая в строительстве 622-х километров новых железных дорог в стране.

Пекин был активен не только в Венесуэле. Он был активен везде, где был хоть малейший шанс обеспечить долгосрочные поставки энергии. Усилия США обвинить хартумское правительство в Судане в дарфурском геноциде, чтобы ввести туда войска ООН, были заблокированы в Совете Безопасности ООН Китаем. Китай вложил миллиарды долларов в создание нефтяной инфраструктуры Судана. «Китайская национальная нефтяная корпорация» является крупнейшим иностранным инвестором в Судане с 5 млрд. долларов, вложенных в разработку месторождений нефти. Начиная с 1999 года Китай вложил в Судан по меньшей мере 15 млрд. долларов. США. Он владеет 50 % нефтеперерабатывающего завода близ Хартума совместно с суданским правительством. Нефтяные месторождения сосредоточены на юге, неподалеку от затяжной гражданской войны, которая скрыто частично финансируется правительством Соединенных Штатов, чтобы отколоть юг от севера, ориентированного на Исламский Хартум.

«Китайская национальная нефтяная корпорация» построила нефтепровод от своих концессионных блоков 1, 2 и 4 в южном Судане к новому терминалу в Порт-Судан на Красном море, где нефть грузится на танкеры для Китая. Восемь процентов китайской нефти сейчас идет из южного Судана. Китай выбирает до 65–80 % из ежесуточных 500 тыс. баррелей суданской нефти. В прошлом году Судан был четвертым крупнейшим: источником иностранной нефти для Китая. Взгляд на южносуданские нефтяные концессии показывает, что китайская «Китайская национальная нефтяная корпорация» обладает правами на блок 6, который выходит на Дарфур неподалеку от границы с Чадом и Центральноафриканской Республикой. В апреле 2005 года правительство Судана объявило, что в южном Дарфуре обнаружено нефтяное месторождение, которое, по оценкам, может обеспечить 500 тыс. баррелей в день. Мировая пресса забыла сообщить этот важный в обсуждении конфликта в Дарфуре факт.

Регион Дарфура появился в центре внимания западных СМИ в 2003 году, когда хорошо вооруженные дарфурские мятежники атаковали суданские правительственные объекты, заявив о дискриминации. Что привело к немедленным ответным мерам со стороны хартумских военных, заинтересованных в безопасности построенных Китаем нефтепроводов из Дарфура.

В 2004 году в Вашингтоне госсекретарь Колин Пауэлл впервые назвал дарфурский кризис «геноцидом». В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2006 года президент Буш обратился к народу Дарфура по имени, заявив: «Вы страдаете от невиданного насилия, и мое государство назвало эти зверства тем, что они есть, — геноцидом». Высшие должностные лица в Пекине это никак не прокомментировали.

Ни ООН, ни Европейский Союз не присоединились к Вашингтону. Критики спрашивали, почему именно Дарфур попал в центр внимания по поводу геноцида в Африке, а не массовые смертельные конфликты в таких странах, как Эфиопия, восточная часть Конго, Сьерра-Леоне или Центральноафриканская Республика? Некоторые из них в качестве возможного объяснения внезапной благочестивой озабоченности бушевского Белого Дома очень реальными страданиями в южном Судане указывали на огромные неиспользованные запасы нефти в Дарфуре и зависимость Китая от этой нефти.

То, что заинтересованные круги внутри и вокруг основанной США «Коалиции по спасению Дарфура» или любопытной организации «Международная христианская солидарность» забыли сказать, заключалось в том, что те же самые американские круги и их союзники тайно разжигали беспорядки в Дарфуре, поставляя туда вооружение для продолжения конфликта. Еще 17 апреля 1987 года в статье в «Вашингтон пост» сообщалось, что «недавние посетители штаб-квартиры [дарфурского лидера мятежников] Гаранга в Бома на юго-востоке видели ящики оружия, поставляемого из Израиля. В рамках политики дестабилизации арабских правительств Израиль поддерживал предыдущее поколение южных мятежников в ходе гражданской войны 1955–1972 годов».

Ни один из этих суданских критиков не затметил тот факт, что Джон Гаранг, лидер дарфурских повстанцев, которые продолжают боевые действия против режима Хартума уже много десятилетий, прошел подготовку в Форте Беннинг, штат Джорджия, и получил за эти годы миллионы долларов из государственных средств США.

Это «Шеврон» обнаружила крупные запасы нефти в южных районах Судана тридцать лет назад. Она израсходовала 1,2 млрд. долларов США и провела разведку. Эта нефть вызвала так называемую вторую гражданскую войну в Судане в 1983 году. Компания стала объектом непрекращающихся нападений и убийств и приостановила проект в 1984 году. В 1992 году она продала свои суданские нефтяные концессии. Затем в 1999 году Китай приступил к разработке брошенных «Шеврон» месторождений и добился значительных результатов. Тридцать лет назад от имени «Шеврон» в Судане действовал Генри Киссинджер.

В 2005 году «Китайская национальная нефтяная корпорация» участвовала в открытом конкурсе по приобретению калифорнийской частной нефтяной компании «Юнокал». Эта попытка была встречена отчаянными маневрами Белого Дома в Конгрессе, чтобы заблокировать сделку. В конце концов весьма благоприятное китайское предложение проиграло менее выгодному от компании «Шеврон Тексако», бывшей фирмы Конди Райс. Это не совсем понравилось Пекину. Автор популярной китайской книги «Китай может сказать нет!» Сонг Цян сказал, что опыт «Юнокал» подтвердил Пекину один из основных тезисов его работы; США не будут соблюдать «правила игры» в своих попытках «сдерживать» растущее влияние Китая.

В сентябре 2005 года заместитель госсекретаря США Роберт Зеллик сказал, что Китай вступит в «конфликт» с США, если он продолжит политику заключения энергетических сделок с «проблемными» странами, в которые входили Иран, Венесуэла и Судан. Зеллика поддержал бывший президент Клинтон, который в своей речи в китайском Гуаньчжоу заявил китайцам, что нехватка мировых нефтяных запасов «делает конфликт очень даже вероятным», особенно если Китай начнет скупать нефтяные месторождения по всему миру.

В докладе Конгрессу Комиссия по безопасности в американо-китайских экономических отношениях заявила, что растущий спрос Китая на энергоносители представляет непосредственную угрозу для экономической безопасности США, назвав его стратегию приобретения акций месторождений нефти в «странах, представляющих интерес для Соединенных Штатов, морально сомнительной». Среди прочего, Комиссия обвинила Китай в блокировании ресурсов Азербайджана, Алжира, Эквадора, Казахстана, Мьянмы, Таиланда и Венесуэлы.

Китайский Институт нефти вступился за политику своего государства: «Оставляя в стороне Ближний Восток, который в основном оккупирован США и Британией, Китай намерен добиваться прорыва в своих зарубежных приобретениях нефтяных активов, в том числе в странах Африки, Юго-Восточной Азии, Центральной Азии и Южной Америке, некоторые из которых не находятся в согласии с США. Китай ищет партнеров для сотрудничества на основе реальной ситуации и преследует только экономическую выгоду».

Ненасытная жажда нефти Китая привела его к конфликту с Соединенными Штатами и в другой области. Чтобы вставить свою экономическую ногу в двери различных богатых нефтью и сырьем стран или тех из них, которые полезны для достижения Китаем этой цели, Пекин готов игнорировать доктрину, столь тщательно лелеемую в послевоенный период как опора американской экономической империи, — Вашингтонский консенсус Международного валютного фонда и Всемирного банка.

Эти два учреждения прекрасно обслуживали колониальную программу американской неофициальной империи до тех пор, пока другие игроки «уважали» правила игры МВФ. Страна, не желающая покориться жесткой рыночной приватизации и девальвации валюты, тем самым пресловутым условиям, которые требует МВФ, будет подвергнута полному финансовому эмбарго, как со стороны частного капитала, так и государственного. Чтобы этот обычай стал краеугольным камнем империи, Вашингтон выстроил власть МВФ почти в мистической форме. Без санкции высших жрецов из МВФ страна обречена на экономическое и финансовое чистилище или даже ад, как это было в случае Судана и некоторых других стран, особенно непокорных. Единственным успешным исключением, преодолевшим в 1998 году осуждение МВФ, была Россия, которая имела ядерные зубы и огромные сырьевые ресурсы.

Но сейчас внезапный демарш пекинского правительства направляет китайские нефтяные и строительные компании по всей Африке в целях обеспечения долгосрочных энергетических и сырьевых поставок. В отличие от США Пекин готов вкладывать небольшие суммы на льготных условиях и даже давать прямые субсидии в целях продвижения торговли и развития целенаправленных двусторонних отношений. К 2006 году, вместо того чтобы покупать все более сомнительные долги Казначейства США на фоне уже имеющихся собственных валютных резервов в 1 трлн. долларов США, свои долларовые излишки Пекин пустил на покупку шахт и прав на бурение, т. е. реальных материальных активов в развивающихся странах.

Между 2004 и 2005 годами официальные прямые китайские иностранные инвестиции в такие проекты по всему миру увеличились с 5 млрд. долларов до свыше 12 млрд. долларов и продолжают расти по экспоненте по мере того, как Китай изыскивает новые возможности для инвестирования. Мысль о том, что излишки китайских долларов пришли из американских корпоративных гигантов, таких как «Вал-Март», которые счастливы наводнять рынки США более дешевым китайским импортом даже ценой миллионов американских рабочих мест, не приходит в голову большинству людей в Вашингтоне. Причино-следственные связи не является частью их мира. Только власть.

В 2006 году Китай вложил 341 млн. долларов в расширение суданского крупнейшего нефтеперерабатывающего завода. Британские и американские крупнейшие нефтяные компании всегда предпочитали сами контролировать так называемые операции по транспортировке, переработке, маркетингу и продаже нефтепродуктов и держать бедные страны-производители нефти в стороне от этого бизнеса. Богатая нефтью Нигерия до сих пор вынуждена импортировать большую часть бензина, покупая его на заводах «Шелл» или «Эксон Мобил». В столице Судана Хартуме китайские строительные компании участвуют в совместном предприятии по постройке делового центра стоимостью в 4 млн. долларов США.

Китайские компании вливали огромные деньги в проекты в Африке. Они занимались строительством больниц и железнодорожных линий в разрушенной войной Анголе, дорог и мостов в Судане и Кении, плотин в Эфиопии и Либерии, телекоммуникационных сетей в Гане и Зимбабве, а также участвовали во множестве других проектов. Лучше всего для африканских государств то, что в отличие от условий Всемирного банка и МВФ эти проекты не связаны с политическими условиями. Китай придерживается жесткой политики невмешательства во внутреннюю политику страны, в которой ведет экономическую деятельность.

К концу 2006 года китайские компании вели по крайней мере 700 проектов в Африке, включая плотину стоимостью в 350 млн. долларов для снабжения водой и электроэнергией измученной засухой Эфиопии и 2 млрд. долларов инвестиций в нефтеперерабатывающий завод в Нигерии, Чтобы подчеркнуть всю серьезность своих новых отношений с Африкой, в ноябре 2006 года Пекин провел китайско-африканский саммит в Пекине, пригласив глав более 48 африканских государств со всеми полагающимися государственными почестями. Китайцы в буквальном смысле развернули красный ковер для руководителей, в частности, Алжира, Нигерии, Мали, Анголы, Центральноафриканской Республики, Замбии, Южной Африки. Африканцы никогда не испытывали ничего сопоставимого в своих отношениях с Соединенными Штатами или Западом после окончания эпохи колониализма.

В 2006 году Китай выделил более 8 млрд. долларов США Нигерии, Анголе и Мозамбику, а Всемирный Банк — лишь 2,3 млрд. долларов США для всех стран Африки к югу от Сахары. Гана ведет переговоры о китайском кредите на сумму в 1,2 млрд. долларов США для электрификации. Вашингтон теряет рычаги влияния на саму Африку и на ее сырьевые ресурсы. И быстро.

Неудивительно, что теперь уже бывший президент Всемирного банка и бывший ястреб из Пентагона Пол Вулфовиц пришел в ярость, или что бывшая шишка с Уолл-Стрита министр финансов Генри Полсон потерял равновесие из-за Китая. Не называя по имени Китай, в сентябре 2006 года Полсон сказал аудитории на встрече «семерки» МВФ и Всемирного банка в Сингапуре, что необходимы «неотложные меры… для сдерживания безответственных заимствований или кредитов». Пекин не особо впечатлился явно эгоистической американской апелляцией.

Также Китай поссорился с Вашингтоном по поводу китайских планов строительства трансазиатской сети трубопроводов, связывающей Иран через Казахстан с китайской провинцией Сеньян в северо-западной части Китая… В декабре 2005 года государственная «Китайская национальная нефтяная корпорация» торжественно открыла нефтепровод из Казахстана в северо-западную часть Китая. Поддерживаемый Вашингтоном конкурирующий трубопровод, соединяющий казахстанскую часть Каспийского моря с Турцией и ЕС, был тоже готов после завершения строительства трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан в 2005 году. Этот трубопровод являлся одной из основных причин вашингтонской поддержки проамериканского грузинского президента Саакашвили.

И все чаще Китай рассчитывает на Москву как на важнейшую часть не только энергетической, но и военной безопасности своего энергоснабжения. Визит Путина в Пекин в марте 2006 года включал в себя обсуждение газопровода стоимостью 10 млрд. долларов из России в Китай с принадлежащих «Газпрому» месторождений в Восточной и Западной Сибири и производящих около 40 млн. кубических метров газа ежегодно. К 2006 году поставки российской нефти в Китай увеличивались более чем на 55 % ежегодно. Крупнейшая китайская нефтеперерабатывающая компания «Синопек» и российская «Роснефть» организовали совместное предприятие, чтобы контролировать российского производителя сырой нефти «Удмуртнефть», это был первый выход Китая на российской нефтяной рынок. В июле 2006 года китайский нефтегазовый гигант «Китайская национальная нефтяная корпорация» купил 66 миллионов акций компании «Роснефть». «Синопек» также подписал соглашение о добыче нефти на огромном российском месторождении нефти и газа в регионе российского Дальнего Востока на Сахалине. Это был первый случай, когда китайская компания получила права на разведку и бурение в России.

Пекинское руководство всегда с болезненной ясностью осознавало, что будущий экономический рост, без которого хрупкая экономика Китая может быть ввергнута в массовую безработицу и потенциальные беспорядки, зависит от обеспечения максимально возможного количества зарубежных источников нефти, пока не стало слишком поздно. Из уроков лжи администрации Буша Пекин выучил, почему США вторглись в Ирак; он выучил, что речь идет о нефти и о глобальном контроле над нефтью. Позволить государству США в одиночку контролировать крупнейшие мировые запасы энергоносителей означает катастрофические последствия для китайской национальной экономической безопасности, и члены Центрального Комитета в Пекине увидели это.

В 2006 году Москва и Пекин явно решили усилить свою кооперацию с евразийскими соседями. Они оба согласились придать второе дыхание организации, которая была основана в 2001 году на волне азиатского кризиса 1998 года, — Шанхайской Организации Сотрудничества, или ШОС.

В ШОС входят очень значительные в геополитическом смысле игроки. Она включает в себя наряду с Китаем и Россией нефтеносный Казахстан, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан. С 2006 года Пекин и Москва начали рассматривать ШОС как рождающийся противовес возрастающей деспотичности силовой американской политики в регионе. Организация обсуждает проекты сотрудничества в энергетической области и даже вопросы общей военной обороны.

15 июня 2006 года шестерка собралась в Шанхае, где к ним присоединился специальный почетный гость — президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Иран всегда был раздражающим фактором для Британии и Соединенных Штатов, также как и для Израиля, высшей целью в радиолокационных прицелах вашингтонских ястребов. И Москва и Пекин открыто предложили ШОС рассмотреть вопрос о полноправном членстве Ирана в Организации. Вдвоем Иран и Россия располагают подавляющей частью запасов природного газа в мире. В Шанхае Ахмадинежад и Путин обсудили координацию сотрудничества в области установления мировых цен на природный газ.

Оба государства также имеют крупные нефтяные запасы, значительно превышающие суточную добычу нефти в Саудовской Аравии. Иран с одним из самых молодых и быстро растущих населением в мире и с казной, заполненной доходами от продажи нефти по цене свыше 60 долларов США за баррель, не боится военной угрозы из Вашингтона и Лондона.

Все возрастающее отчаянное давление американской внешней политики вызывало к жизни невероятную «коалицию не желающих» по всей Евразии. Потенциал таких евразийских коопераций между Китаем, Казахстаном, Ираном достаточно реален и очевиден. Недостающим звеном, которое сможет сделать этот союз неуязвимым или почти неуязвимым к бряцанию оружием со стороны Вашингтона и НАТО, является военная безопасность. Только одна сила на земле имеет ядерный и военный потенциал и ноу-хау, чтобы заполнить это недостающее звено, — Россия Владимира Путина.