BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Новая российская геополитика трубопроводов


После ареста Ходорковского правительство Путина начало действовать решительно и дальновидно, чтобы выработать жизнеспособную стратегию, которая могла бы противодействовать очевидному вашингтонскому долгосрочному окружению России. Путин уже точно представлял себе долговременную стратегическую цель Вашингтона.

Близкий друг Путина и бывший коллега по КГБ Леонид Шебаршин в марте 2005 года сказал российской газете «Время Новостей», что «под предлогом борьбы с международным терроризмом США пытаются установить контроль над самыми богатыми нефтяными месторождениями». Он упомянул о декларативном заявлении Вашингтона после 2003 года ввести свой особый «демократический порядок» на территории, которую Вашингтон начал называть «Великий Ближний Восток», некий синтетический конструкт, в который органично вписывались бы член НАТО Турция, а также де-факто член НАТО Израиль.

Шебаршин — не самый простой гражданин России. Он кое-что знает о том, как устроен мир. На момент своего интервью он был главой высокопоставленной московской консалтинговой фирмы «Российская национальная служба экономической безопасности». До 1991 года Шебаршин возглавлял предшественника СВР Первое Главное Управление КГБ СССР.

В первые месяцы нового века путинская Россия была еще пустым местом с точки зрения общего уровня жизни, смертности и экономического процветания. Экономический хаос ельцинской эпохи только-только начал стабилизироваться, но до идеала все еще было далеко.

На энергетическом поле Россия являлась глобальным игроком, колоссом. Она имела более чем 130 тыс. нефтяных скважин и около 2 тыс. нефтяных и газовых разведанных месторождений. Нефтяные резервы России оцениваются в 150 млрд. баррелей, вероятно, столько же, сколько в Ираке. Они могут оказаться гораздо значительнее, но еще не разрабатывались из-за сложности бурения в отдаленных арктических районах. Но цены на нефть свыше 60 долларов США за баррель делают такую разработку выгодной.

К 2006 году президент Владимир Путин провел блестящую серию геополитических шагов, чтобы сохранить союзников изолированной России, используя энергию как основной рычаг.

В марте 2006 года Россия завершила и пустила в эксплуатацию свою «Балтийскую систему трубопроводов» стоимостью в 2,2 млрд. долларов, которая транспортирует сырую российскую нефть из Западной Сибири и Тимано-Печорского региона на запад к вновь выстроенному танкерному терминалу в Приморске под Санкт-Петербургом на Финском Заливе. Это новая дорога позволила российской нефти попадать на западные рынки независимо от старых трубопроводов, проходящих по территории новых членов НАТО Латвии, Литвы или Польши.

Тогда же в марте 2006 года бывший канцлер Германии Герхард Шредер стал председателем российско-германского консорциума для строительства газопровода длиной около 1200 км по дну Балтийского моря. Основной держатель акций в Североевропейском газопроводе или «Северном потоке» — контролируемый государством российский «Газпром» с 51 % акций, крупнейшая в мире газовая компания. Германским компаниям БАСФ и Э.ОН принадлежит по 24,5 % каждой. Проект с оценочной стоимостью на тот момент около 4,7 млрд. евро стартовал в конце 2005 года и соединит газовый терминал в городе Выборг под Санкт-Петербургом с балтийским городом Грайфсвальд в Восточной Германии.

На второй стадии этого проекта «Газпром» и БАСФ совместно будут разрабатывать Южно-Русское газовое месторождение в Западной Сибири, чтобы наполнить северный газопровод. Этот проект был последним деянием Шредера на посту канцлера и спровоцировал крики протеста со стороны провашингтонских польского и украинского правительств. Обе страны не желают терять контроль над трубопроводами, идущими из России по их территории. Несмотря на свои тесные связи с администрацией Буша, канцлер Ангела Меркель была вынуждена смириться и принять проект. Немецкая промышленность зависит от российского энергетического импорта. Россия однозначно является крупнейшим поставщиком газа в Германию.

Тогда же Путин объявил, что ни одна американская энергетическая компания не будет допущена к разработке огромного Штокмановского газового месторождения в Баренцовом море, проекту поставок российского сжиженного природного газа на рынок США, который первоначально осуществлялся «Юкосом» Ходорковского. Шаг за шагом Путин объединял течения огромных российских энергетических ресурсов воедино в формирующейся геополитической стратегии строительства противовеса американской мощи в Евразии.

Проект «Северный поток» вызвал завывания протеста со стороны неоконсервативных польских властей, которые увидели, как исчезает их шанс контролировать будущие российские энергетические потоки на Запад. За польскими протестами отчетливо торчат уши Вашингтона. Они потерпели поражение от прагматичной России, ее асимметричной политики и твердого нежелания становиться вассалом глобальной империи по Бжезинскому или Нового Мирового Порядка Джорджа Буша.

Путин также обратил свой взор на своего евразийского соседа, Китай. Пока в течение второй половины десятилетия продолжалось все расширяющееся решительное наступление Вашингтона по всему миру, пекинское руководство начало неизбежное сближение со своим прежним врагом времен Холодной войны Россией. Со своей стороны, путинская Россия начала все чаще посматривать на Восток в поисках новых возможностей. Собственные военные и энергетические ресурсы являются ключевыми в новой стратегии российского руководства в Китае и других странах Востока.

Из-за огромных расстояний и сухопутных маршрутов строительство трубопроводов имеет огромное значение для установления новых связей между Китаем и Россией. Учитывая огромные расходы, связанные со строительством тысяч километров трубопроводных магистралей, такие проекты на десятилетия заложили бы прочную основу экономических связей, которые объединяли бы всех участников. В середине десятилетия трубопроводная геополитика стала новым видом деятельности. И конца проектам и комбинациям не видно.

Однако их общий знаменатель один: все различные евразийские и не только страны пытаются обрести энергетическую безопасность и независимость от агрессивного Вашингтона. Геополитическая карта Евразии была изменена сетью новых нефте- и газопроводов. И Россия и Китай вступили в стратегический союз к взаимной экономической выгоде.

После государственного визита Путина в Пекин в марте 2006 года государственная корпорация России «Газпром» и государственная «Китайская национальная нефтяная корпорация» подписали соглашение о том, что начиная с 2010 года «Газпром» будет поставлять в Китай около 40 млрд. кубометров в год сибирского газа с перспективой удвоения объемов до 80 млрд. кубометров. Это почти сравнимо с общими поставками российского газа в Западную Европу. Заявлен и второй проект — 3 тыс. км алтайского трубопровода от российского полуострова Ямал до провинции Сеньян в западном Китае.

Уже в декабре 2004 года российское правительство подписало резолюцию, продвигающую строительство другого газопровода, 4 тыс. км трубопровода «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) с потенциалом прокачки 80 млн. тонн нефти в год для так нуждающейся в ней китайской экономики. Трасса будет расходиться на две ветви: первая — на Дацин в Китае, а вторая — в порт Находка на Японском море.

В декабре 2006 года российский «Газпром» после тяжелых переговоров с лондонской «Ройял Датч Шелл» достиг соглашения о покупке контрольного пакета в проекте «Сахалин-два», который является крупнейшим в мире комплексным нефтегазовым проектом с вложенным капиталом 20 млрд. долларов на российском дальневосточном острове Сахалин. Получение контрольного пакета «Сахалин-два» завершило шаги Путина по возвращению всех крупных энергетических разработок в России под российский контроль. В 90-е годы «Шелл» и другие западные нефтяные гиганты заполучили у правительства Ельцина высокодоходные контракты образца «плати и бери», которые позволяли «Шелл» и партнерам извлекать огромные запасы нефти и газа, оплачивая Москве лишь жалкие гроши в качестве налогов. Путинское правительство начало бороться за возвращение контроля над последним из западных нефтегазовых проектов на Сахалине, когда уже накопило достаточно экономических сил.

В ноябре 2005 года «Газпром» завершил финальную стадию своего 1213 километрового газопровода стоимостью 3,2 млрд. долларов США. Он забирает газ с месторождения в Краснодаре, затем идет по дну Черного моря и перекачивает его на терминал Дурусу около Самсуна на турецком побережье. Оттуда трубопровод доставляет российский газ в Анкару. Полный ввод в строй ожидается в 2010 году, мощность трубопровода составит около 16 млрд. кубометров газа в год.

Сейчас «Газпром» обсуждает транзит российского газа в страны Южной Европы и Восточного Средиземноморья, включая новые контракты и новые объемы газа. Греция, южная Италия и Израиль — все находятся на той или иной стадии переговоров с «Газпромом» с целью подключиться к проекту «Голубой поток».

Разрабатывается новый маршрут для природного газа из России — через страны Восточной и Центральной Европы. Рабочее название проекта было «Южно-Европейский газопровод», которое после ратификации всех документов было заменено на «Южный поток». Основная цель всего этого — создать новую сеть перекачки газа из России и других стран.

Россия и Китай также договорились о долгосрочных контрактах на поставки электроэнергии с российского Дальнего Востока в китайские провинции Хэйлунцзян и Ляонин и, в конечном итоге, о выходе на мощность 30 млрд. киловатт-часов в год для обеспечения электроэнергией всего северо-восточного и северного Китая к 2015 году. Россия также согласилась участвовать в разработке амбициозных планов Китая построить около 30 атомных электростанций.

Парадоксально, но вашингтонская политика поощрения китайской рыночной революции заложила основу для экономического сотрудничества России и Китая. Если бы Китай не был столь стратегически зависим от огромного и растущего импорта нефти и газа в качестве пищи для своего экономического роста, 6н, вероятно, никогда бы не сблизился с российским соседом.

Со своей стороны и Россия вряд ли проявила такой интерес к восточным соседям, и особенно к Китаю, если бы Вашингтон после 11 сентября 2001 года не выбрал бы в качестве руководства агрессивную политику одностороннего военного контроля над основными мировыми энергетическими ресурсами, свою печально известную доктрину Буша о превентивных военных действиях для упреждения потенциальных вызовов глобальному превосходству Америки.

За несколько коротких лет Вашингтон умудрился претворить в жизнь кошмар отца британской геополитической мысли сэра Халфорда Макиндера, тот ужасающий сценарий, которого так боялись Збигнев Бжезинский, Генри Киссинджер и другие ветераны международной политики времен Холодной войны, которые изучили и осознали силу расчетов Макиндера.

Впервые в истории богатое землями и ресурсами густонаселенное евразийское Сердце мира выстраивает экономические и военные связи между своими странами, и движущая сила этого процесса — становящаяся все более агрессивной роль США в мире.

Мотор возрождающейся евразийской кооперации очевиден. Китай с его огромнейшим населением и с экономикой, скорость роста которой выражается в двузначных числах, срочно нуждается в союзниках, которые смогут обеспечить ему энергетическую безопасность. Энергетический Голиаф Россия нуждается в безопасных торговых отношениях вне вашингтонского контроля, чтобы развивать и перестраивать свою разрушенную экономику. Эти взаимодополняющие потребности формируют зародыш того, что Вашингтон и американские стратеги определяют как новую Холодную войну, прежде всего войну за энергию, нефть и природный газ. Военная сила стала снова в это время валютой, как и в начале Холодной войны.