BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Путин, «Юкос» и национальные интересы


По иронии судьбы, агрессивная военная экспансия США в Евразии и на нефтеносном Ближнем Востоке привела именно к той реакции, которую была призвана предупредить. Государства Евразии: Китай, Иран, даже Узбекистан и Казахстан (а двое последних после сентября 2001 года тщательно обихаживались Вашингтоном) — все эти страны начали искать возможности сотрудничества, чтобы как-то скомпенсировать подавляющее и все более враждебное американское силовое присутствие.

Определяющее событие в новой российской политике реагирования на увеличивающиеся вашингтонские провокации по-настоящему началось в конце 2003 года. Это случилось сразу после того, как Вашингтон жестко дал понять, что он собирается милитаризовать Ирак и Ближний Восток, не принимая в расчет ни протесты во всем мире, ни тонкости ООН.

Ходорковского арестовали в аэропорту Новосибирска 25 октября 2003 года по обвинению российской Генеральной прокуратуры в уклонении от налогов. Правительство Путина заморозило акции «Юкос Ойл» под предлогом налоговых обвинений. Затем против «Юкоса» были предприняты дальнейшие шаги, приведшие к падению цен на его акции.

О чем практически не упоминалось в пересказах западных масс-медиа, которые обычно изображали действия путинского правительства как возврат к методам советской поры, так это о том, что именно спровоцировало Путина на столь решительные действия.

Ходорковского арестовали всего за четыре недели до знаменательных выборов в российскую Думу, в которой Ходорковский, используя свое огромное благосостояние, умудрился заранее скупить голоса большинства. Контроль над Думой стал бы первым шагом Ходорковского в его плане выставить свою кандидатуру против Путина на президентских выборах в следующем году. Победа в Думе позволила бы ему изменить избирательный закон в свою пользу, а также внести поправки в готовящийся в Думе спорный «Закон о недрах». Этот закон не позволял «Юкосу» и другим частным компаниям контролировать сырьевые ресурсы и создавать независимые от государства частные трубопроводы.

Ходорковский нарушил неофициальное соглашение между Путиным и олигархами, по которому им позволялось сохранить свои богатства (фактически украденные у государства в подтасованных аукционах при Ельцине), пока они будут оставаться вне российской политики, и возвращать в страну часть украденных денег. Как самый влиятельный олигарх того времени, Ходорковский послужил мотором того, что все яснее проявлялось как поддерживаемый Вашингтоном заговор против Путина.

Ходорковского арестовали через несколько месяцев после мало упоминаемой в прессе его встречи с вице-президентом Чейни, прошедшей 14 июля 2003. После этой встречи Ходорковский начал переговоры с «Экссон Мобил» и бывшей фирмой Конди Райс «Шеврон Тексако» о приобретении ими крупной доли в «Юкосе», по некоторым сведениям от 25 до 40 %. Это было задумано для получения Ходорковским де-факто неприкосновенности от возможных действий путинского правительства с помощью создания прямой связи «Юкоса» с нефтяными гигантами США и, следовательно, с Вашингтоном. Это также дало бы Вашингтону фактическое право вето, проводимое руками нефтяных гигантов США, на любые будущие российские нефте- и газопроводы и нефтяные сделки. За несколько дней до своего ареста Ходорковский принимал у себя Джорджа Буша-старшего, представителя влиятельной и таинственной «Вашингтон Карлайл Груп» в Москве. Они обсуждали окончательные детали покупки акций «Юкоса» американскими нефтяными компаниями.

Также незадолго до этого «Юкос» заявил о намерении купить у еще одного олигарха ельцинской поры Бориса Березовского конкурирующую компанию «Сибнефть». Объединенная «Юкос-Сибнефть» с ее 19,5 млрд. баррелей нефти и газа стала бы тогда собственником вторых по величине в мире запасов нефти и газа после «Экссон Мобил». «Юкос-Сибнефть» была бы четвертой в мире по добыче, качая 2,3 млн. баррелей нефти в день. Скупка акций «Юкос-Сибнефти» со стороны «Экссона» или «Шеврона» стала бы буквально энергетическим государственным переворотом. Чейни знал это, Буш знал это, Ходорковский знал это.

Но самое главное, это знал Владимир Путин и решительно этому воспрепятствовал.

Ходорковский поддерживал ряд весьма впечатляющих знакомств в англо-американском истеблишменте. Он создал благотворительную организацию «Фонд Открытая Россия» по образу и подобию фонда «Открытое Общество», основанного его близким другом Джорджем Соросом. В избранный совет «Фонда Открытая Россия» вошли Генри Киссинджер и друг Киссинджера Джейкоб Ротшильд, лондонский наследник банкирской семьи. Также вошел в состав правления фонда и бывший американский посол в Москве Артур Хартман.

После ареста Ходорковского «Вашингтон Пост» сообщал, что российский миллиардер и в заключении продолжал пользоваться услугами Стюарта Эйзенстата (бывшего заместителя секретаря казначейства, заместителя госсекретаря, заместителя секретаря по коммерции во времена администрации Клинтона) для лоббирования в Вашингтоне в пользу своего освобождения. Ходорковский был полностью повязан с англо-американским истеблишментом.

Впоследствии западные СМИ и официальные лица, обвинявшие Россию в возвращении к методам коммунистов и к политике грубой силы, в упор не замечали тот факт, что Ходорковский вряд ли сам был белым и пушистым. Ранее Ходорковский в одностороннем порядке разорвал контракт с «Бритиш Петролеум». «Бритиш Петролеум» была партнером «Юкоса» и успела вложить 300 млн. долларов в бурение очень перспективного Приобского нефтяного месторождения в Сибири.

Как только «Бритиш Петролеум» завершила бурение, Ходорковский беспардонно выдворил ее, используя бандитские методы, которые были бы незаконными в большинстве стран развитого мира. К 2003 году добыча в Приобском достигла 129 млн. баррелей, что было эквивалентно 8 млрд. долларов рыночной стоимости. Ранее, в 1998 году, после того как МВФ выдал России миллиарды для поддержания курса рубля, банк Ходорковского «Менатеп» перевел «жалкие» 4,8 млрд. долларов из транша МВФ на счета избранных дружественных банков, в том числе американских. Вашингтонские вопли протеста по поводу ареста Ходорковского в октябре 2003 года были, по меньшей мере, неискренними, если не вполне лицемерными. С точки зрения Кремля, Вашингтон схватили за руку, запущенную в российский карман.