BzBook.ru

СТОЛЕТИЕ ВОЙНЫ.(Англо-американская нефтяная политика и Новый Мировой Порядок)

Берлинская банковская система.


Разработка независимой национальной экономической политики получила дополнительный толчок к развитию, как ни забавно это звучит, после банковской паники. В 1890 году крах престижного лондонского коммерческого банка «Бэринг бразерс» вследствие огромных потерь от инвестиций и спекуляций ценными бумагами в Аргентине и связи германской банковской системы с этими спекуляциями спровоцировали банковскую панику в Берлине, и международная финансовая пирамида начала рушиться.

Берлинские, да и немецкие инвесторы в целом, в 1880-е годы были вовлечены в железнодорожные спекуляции. После краха элитного «Бэринг бразерс», инвестировавшего 75 млн. долларов США в различные аргентинские ценные бумаги, рухнули и иллюзии большинства немцев о быстром обогащении за счет финансовых спекуляций.

После финансового коллапса в Аргентине, бывшей ведущим экспортёром зерна в Европу, берлинские торговцы зерном «Риттер унд Блюменталь» безрассудно попытались скупить весь немецкий рынок зерна, рассчитывая обогатиться на последующих финансовых проблемах в Аргентине. Это только усугубило финансовую панику в Германии, поскольку их схема рухнула, обанкротив перед этим уважаемый частный банкирский дом «Хиршфельд унд Вольф», что принесло большие потери Рейнско-Вестфальскому банку и явилось причиной массового изъятия вкладчиками депозитов из немецких банков и обвала на Берлинской фондовой бирже, продолжавшегося до осени 1891 года.

В ответ на кризис канцлер сформировал комиссию по расследованию из 28 человек, занимающих высокое положение, под председательством президента Рейхсбанка доктора Ричарда Коха, для изучения причин паники и подготовки законодательных мер для ее предотвращения в дальнейшем. Комиссия Коха состояла из представителей всех слоев немецкого экономического сообщества: людей, занятых в сфере промышленности, сельского хозяйства, образования, представителей политических партий, а также банковского и финансового секторов.

Основные результаты работы комиссии были внесены в законодательство как принятый Рейхстагом Закон о биржах в июне 1896 года и июльский Закон о вкладах, который стал самым серьезным законодательным ограничением финансовых спекуляций среди промышленных стран в то время. Фьючерсные позиции по зерну были запрещены. Возможности спекуляции на фондовой бирже были серьезно ограничены, что вызвало практически полное отсутствие биржевых спекуляций, которое стало главным фактором, повлиявшим на экономическую жизнь в Германии.

Немецкий Закон о биржах 1896 года установил особую форму организации финансовой и банковской системы в Германии, отличную от английской или американской, то есть англосаксонской банковской системы. Мало того, большинство лондонских финансовых домов сократили масштабы своей работы на ограниченном немецком финансовом рынке после 1890-х, и в результате данных ограничений влияние лондонского Сити на германскую экономическую политику существенно уменьшилось. Важным является тот факт, что до настоящего времени эти фундаментальные отличия англосаксонской банковской и финансовой систем от «германской модели», применяемой в Германии, Голландии, Швейцарии и Японии, все еще видны.[7]