BzBook.ru

РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ - ДВИЖИТЕЛЬ РЕФОРМАЦИИ РОССИИ

Левая внутренняя сторона обложки

“…Главный смысл деятельности нашей газеты, – пропаганда идеи Национальной Реформации, идеи создания корпоративной и эгоцентричной нации. И задача русского национализма в том, чтобы, образно выражаясь, привести народ в морг, одновременно приняв роды нации, и с помощью военно-политической диктатуры в течение 10-15 лет эту новорождённую русскую нацию научить ходить, думать, выражать свои национальные интересы. Когда нация войдёт в период отрочества, когда появится поколение молодых национально мыслящих людей, тогда только возможно возвращение к собственно демократии.

… Выжить в современном хищном мире возможно только при подъёме сверхсовременного, высокотехнологичного промышленного производства. А для этого мы должны создать нацию – корпоративную, сословно организованную, эгоцентричную. Выбросить к чёртовой матери весь народный “интернационализм” в духе православия, коммунизма и посткоммунизма, все их доктрины. Мы должны понять, что у России, у российского народа больше нет исторической перспективы; мы не Россия, а мы русская цивилизация, - и именно русская, а не какая иная, - мы не исторически умирающий российский народ, а рождающаяся в муках русская городская нация. И пока мы не станем нацией, мы не научимся ни выражать, ни защищать свои национальные интересы в окружающем мире товарно-денежных отношений. Задача Национальной революции как раз состоит в повороте к такой политике, которой нет альтернативы, а потому она неизбежна…”


(из выступления по радио “Резонанс” 11 сент. 1995г.)





Правая внутренняя сторона обложки

Нынешний режим в России есть режим диктатуры коммерческого политического интереса, продажного и космополитического по существу дела.  Этот режим боится признать существование закономерностей общественного развития, боится социологии и политэкономии. Потому что признав закономерности общественного развития, придётся признать. Во-первых, Россия объективно приближается к русской Национальной революции, призванной повернуть страну, власть к господству промышленного капиталистического интереса. Во-вторых, такая революция есть лишь одна из форм социальной революции. А, в-третьих, в Национальных революциях происходит смена бездарного правящего класса коммерческих спекулянтов на качественно новый, современный и цивилизованный, связанный с товарным производством.

Ни один из деятелей нынешнего режима, начиная с Президента, не понимает, что такое общество. Ни они, никто из всей своры шарлатанствующих лидеров партий «гнилого парламента» не способны понять, что без корпоративно-национального общественного сознания невозможно современное высокотехнологичное производство. А потому промышленность будет разваливаться и разваливаться, уровень жизни падать и падать, а инфляция в конце концов сорвётся в пропасть гиперинфляции. Можно ли при этом всерьёз обещать подавить преступность и коррупцию? Кто даёт такие обещания, либо безответственный лжец, либо невежественный глупец.

Только и только Национальная революция вытащит страну из хаоса и отчаянного положения, только она даст новое дыхание и историческую перспективу государству ! Иного пути спасения и развития у России нет и быть не может!


К Указу Президента о мерах по борьбе с фашизмом


Через неделю после его появления становится очевидным, что Указ этот указал на межевую черту, за которой начинается принципиальный поворот в политике нынешнего режима. Режим этот, режим диктатуры клики представителей крупных торгово-спекулятивных и финансово-ростовщических интересов и высшего слоя бюрократии исполнительной власти полностью потерял прогрессивные черты, его лидеры перестают быть авангардом буржуазной революции, той самой революции общественных отношений и отношений собственности, которая для обывателя преподносится в виде углубления рыночных реформ. Именно широкая свобода в политических высказываниях, - свобода, какой сейчас нет ни в одной развитой стране Запада, - именно такая свобода обеспечивала до сих пор действительно революционные темпы преобразования страны и общественного сознания, демократизацию социальной культуры человеческих взаимоотношений.

Указом по борьбе с фашизмом нанося удар сверху по свободе убеждений и по свободе слова, которые должны помогать всем прослойкам населения нарождающегося буржуазного государства бороться за свои интересы и в такой борьбе устанавливать баланс политических компромиссов, режим подорвал последние остатки своей легитимности. Он становится уже не только антинациональным, но и антибуржуазным, антиконституционным, - но главное, неспособным больше проводить реальное углубление экономических и политических реформ. С этого момента политическая поддержка режима снизу начнёт быстро уменьшаться.

Надо ясно отдавать себе отчёт в том, что Россия сейчас похожа на велосипедиста, который умудряется усидеть в седле только потому, что велосипед революционных преобразований катится вперёд. Остановка велосипеда равносильна падению велосипедиста. Тот, кто сейчас попытается остановить продвижение реформ, в конечном итоге обрушит на себя удар инстинкта самосохранения государства. Великие умы буржуазных революций прошлого выразили это как нельзя лучше: ”Кто делает революцию наполовину, тот сам себе роет могилу.” Появлением Указа о борьбе с фашизмом нынешний режим, по сути, начал очередную охоту за ведьмами, но что гораздо важнее, он начал копать себе политическую могилу.

Почему?

Потому что буржуазная революция в России объективно близится к завершению. И второй этап приватизации промышленности ставит на повестку дня ближайшего времени вопрос о необходимости объявить, что политические задачи буржуазной революции выполнены. Дальше, на пути к становлению капиталистического общества, то есть общества наибольшей эффективности, наивысшей прибыльности капиталистической деятельности, буржуазная революция в России должна перерасти в революцию Национальную. Национальная революция есть действительно революция: она является следствием неспособности построенных коммерческим буржуазным интересом институтов власти решать проблемы прибыльности инвестиций внутреннего и международного капитала в промышленность! А доходность инвестирования капитала только в торгово-спекулятивную и финансово-ростовщическую деятельность исчерпала себя в России! (Если бы не вывоз на Запад сырья и продуктов его первичной переработки, это стало бы очевидным для многих из тех, кто занимается коммерческой деятельностью. Сейчас маховик такой деятельности в России крутится потому, что “смазывается” нефте- и газодолларами, которые разворовываются и пускаются в обращение на скупке собственности и обеспечивают первоначальное накопление капиталов.) Много десятилетий раньше через схожие ступени развития буржуазной революции прошли другие ныне развитые страны, теперь такой исторически неизбежный этап накануне становления нового социал-капиталистического общества должны пройти и мы.

Мировая история свидетельствует: чем в большей мере народ страны материально и социально зависел от промышленного производства, тем глубже и радикальнее проходила Национальная революция. Фашизм есть лишь одно из названий объективно обусловленного режима, авторитарного режима, каким он оказывался в ХХ столетии, - режима проведения в жизнь революционных задач Национальной революции. И в зависимости от проблем в организации капиталистического производства фашизм в разных странах проявлял себя по разному. Экономика Германии, к примеру, в большей мере зависела и зависит от эффективности промышленного производства, чем экономика Италии, а потому и режим германского национал-социализма тридцатых годов был радикальнее, чем был режим собственно фашизма в Италии.

Русская Национальная революция в России неизбежна, она неумолимо приближается по объективным причинам общественного развития!! Пытаться остановить её - всё равно, что пытаться запретить всходить солнцу. Только те, кто боится, что она их сметёт в сторону или раздавит, только они способны в паническом безумии объявлять борьбу этому прогрессивному историческому процессу. Но Национальная революция на определённом этапе развития буржуазных преобразований, в результате структурного кризиса отношений собственности, - которые становятся почти исключительно коммерческими отношениями, - оказывается единственным путём выживания государства. И именно главные заинтересованные в государстве силы для собственного выживания осуществляет Национальную революцию, используя для этого военно-политический режим подавления коммерческого интереса как такового. Так было в истории каждого промышленно развитого государства, так будет и у нас.

Поэтому Указ о борьбе с фашизмом мало того, что антиконституционен и по политическому существу дела контрреволюционен, он к тому же и антигосударственный в том смысле, что мешает естественному процессу зарождения государственной власти, - и поэтому как раз он практически не выполним. Пытаться же проводить его в жизнь могут только асоциальные прослойки и этнические группы с явно групповыми антигосударственными, реакционными инстинктами. И они будут, неизбежно будут по этой причине раздавлены Российским государством в его дальнейшем становлении.


20 апреля 1995 г.





Русский национализм - движитель Реформации России


I.

Русский национализм, как внесистемное течение политической мысли России, вырвался из унизительного подпольного существования, из андаграунда, но, кажется, ещё не осознал этого. Практически все правые партии и группы несут на себе крест традиций андаграунда, его маргинального мышления, которое становится архаичным в нынешней ситуации политической борьбы в стране.

Кризис этого мышления наметился в декабре прошлого года. Тогда, с первыми выстрелами, возвестившими о войне в Чечне, машина исполнительной власти РФ начала тяжело и с ржавыми скрипами, но перестраиваться. Она вынуждено вырывалась из “объятий” жёсткого контроля со стороны диктатуры коммерческих, главным образом финансово-ростовщических банковских интересов, космополитических по своей сути.

Парадокс ситуации был в том, что именно коммерческий политический интерес как таковой через своих ставленников в верхних эшелонах власти режима и развязал эту войну. Положение дел в Чечне угрожало расшатыванием власти в других регионах и в самой Москве, в которой все силы исполнительных учреждений и правительства направлялись на осуществление приватизации собственности страны владельцами спекулятивных капиталов и бюрократией. А потому круги, стоящие за федеральной властью, боялись, что контрреволюционный мятеж в Чечне подорвёт её возможности влиять на события, связанные с приватизацией. Однако за короткий срок эта война привела к усилению влияния армии на политический истеблишмент, сложившийся из хамских, но подобострастных прислужников коммерческого интереса! Буквально на глазах, за месяц-два войны, армия из объекта политических манипуляций со стороны клики бездарных и беспринципных деятелей преобразовалась в субъект политических игр. И её политическая субъектность и самостоятельность укрепляется с каждым месяцем.

Парадокс этот известен давно. Он имел место во всех без исключения великих буржуазных революциях, выдвигавших именно армию в авангард патриотических сил и к серьёзному политическому влиянию на ход событий. Этот-то переворот в расстановке сил внутриполитической борьбы как раз и сделал все успевшие сложиться патриотические и национал-патриотические партии архаичным придатком больших политических игрищ, которые будут решать судьбу России. Практически все эти партии потеряли политическую инициативу, инициативу в борьбе идей, тем самым, так или иначе, оказались обречёнными на вымирание.

Вторая потенциально могучая во влиянии на политические события сила, которая по своим кровным интересам будет неизбежно заинтересована в создании сильного национально-эгоистического государства, объявила о себе 18 апреля. В этот день прошёл организационный съезд Объединённой партии промышленников и предпринимателей России. В книге “Историческое предназначение русского национализма” мы подчёркивали и подчёркивали. Промышленный интерес и интерес коммерческий, главные движители капиталистических экономики и государства, объективно враждебны один другому, и политическое объединение промышленных предпринимателей возникает как реакция на диктатуру владельцев коммерческого капитала, оказавшихся на начальном этапе буржуазной революции у политической власти. Нынешняя ситуация в России подтверждает эти выводы с замечательной наглядностью.

Объявленная А.Чубайсом денежная приватизация при имеющем место режиме власти означает полное уничтожение отечественного промышленного предпринимателя, отечественного промышленного капитала, отечественных науки и технологии. Промышленное производство ожидает деградация и распад везде, где эта приватизация будет проведена. В условиях, когда промышленный капитал слаб, а коммерческий, то есть торгово-спекулятивный, финансово-ростовщический и бандитско-воровской капитал огромен, денежная приватизация приведёт лишь к тому, что банки скупят всю перспективную промышленность, привяжут её к западным компаниям и западным капиталистическим интересам, поставят западных менеджеров и директоров в управлении предприятиями и в конечном счёте превратят нас в страну третьего мира de facto. Именно за такое развитие ситуации выступают “Выборосы” и либералы вообще, - этот ударный отряд борцов за легитимизацию диктатуры космополитического коммерческого капитала, мондиального коммерческого интереса в России.

Поэтому организационный съезд Объединённой партии промышленников и  предпринимателей России, хотя в большинстве своём его участники тесно связанны с бюрократией режима, и не мог не выступить против нынешнего политического курса правительства и режима в целом. Съезд прямо объявил себя в оппозиции к разрушительному для промышленности, для отечественного слоя промышленных предпринимателей курсу реформ. И если А.Вольский в интервью НТВ пытался смягчить этот рефрен съезда тем, что он-де лично хорошо относится к премьеру В.Черномырдину, - он, Вольский, этим лишний раз подтвердил старую истину, что быть в числе лидеров какой бы то ни было партии ещё не значит что-то смыслить в азах собственно большой политики.

Нынешний режим исполнительной власти есть режим диктатуры коммерческого интереса, осуществляющего самым выгодным для себя образом действий первоначальное накопление коммерческого капитала, и никакие заигрывания с патриотизмом не изменят его космополитической, органично нацеленной против требований отечественного промышленного интереса сути. Потому что сразу возникает вопрос - кто стоит на капитанском мостике в правительстве? А там стоит В. Черномырдин, человек, который сначала вошёл в правительство монетариста Гайдара – самого, что ни на есть, вернейшего слуги космополитического коммерческого либерализма, коммерческого интереса, коммерческого капитала, - а затем стал его приемником в кресле председателя правительства. Сейчас В.Черномырдин придал курсу Гайдара гораздо больше прагматизма и влияния крупных коммерческих интересов, потому что это тот самый человек, который контролировал и возможно контролирует в настоящее время торговлю газом и получаемые на Западе газодоллары. То есть он в чистом виде ставленник высшего эшелона набравшего силы, заигравшего политическими мускулами коммерческого капитала, диктующего всю нынешнюю политическую линию действий детски слабому буржуазному государству. Ибо какой же сейчас капитал самый могучий в России? Какой капитал способен купить чиновников и депутатов любого ранга скопом и в розницу, купить сколько угодно киллеров, чтобы убрать с дороги самых неугодных этому капиталу людей? Коммерческий капитал, связанный с торговлей нефтью и газом!

Не видеть того, что сейчас именно в его интересах ведётся вся внутренняя и межгосударственная политика страны, начата война в Чечне, которая есть концентрированное выражение всей экономической политики правительства, нынешнего режима вообще, значит не видеть, что солнце восходит на востоке и заходит на западе. Этот капитал сейчас настолько политически могущественный, что бороться с ним было бы бессмыслицей и можно было бы на России, как независимом промышленно развитом государстве, поставить крест. Однако грядущий политический взрыв недовольства в промышленных регионах, с одной стороны, а с другой, - надвигающийся паралич аппарата исполнительной власти, который безудержно разрастается, разлагается взяточничеством и казнокрадством и теряет доверие большинства населения, дают России надежду на свержение тоталитарного господства коммерческого капитала.

В этой связи партия промышленников наравне с армией станет тем организующимся ядром, вокруг которого сложится новый режим, режим диктатуры промышленного интереса, национального интереса, режим в неизбежности военно-политический. И когда партия промышленников осознает это не только политическими инстинктами, но и разумом, поймёт, что для спасения отечественной промышленности ей нужна диктатура, которая коммерческий капитал перекачает в капитал промышленный, а такая диктатура может установиться лишь при военно-политическом режиме, тогда с неизбежностью начнётся сближение кровных интересов ядра крупных промышленников и армии. А идейной основой их сближения окажется радикальный городской национализм, вернее сказать, рост национально-эгоистического самосознания русских горожан.

Что сможет этому, с неизбежностью надвигающемуся браку по расчёту армии и партии промышленников противопоставить контрреволюционно-патриотическая, во многом маргинальная тусовка? Да ничего! Она в лучшем случае превратится в подпевал их политики.

Но надо учитывать один важнейший фактор. Ни армия, ни партия промышленников в современной политической ситуации не в состоянии быть собственно политическими, то есть работающими с миллионами мелкобуржуазных масс горожан, партиями. Чтобы освятить их брак и дать ему исторический смысл, который обеспечит поддержку большинства населения страны, необходим орден “священников”, необходима третья политическая сила, и не просто сила, но способная создать идеологию, необходимую для построения политической системы всеохватного идеологического насилия в интересах ускоренного промышленного развития России. Им неизбежно станет необходимым третий партнёр. А именно мелкобуржуазная политическая партия, которая благодаря передовой теории приобретёт такой пропагандистский напор и такую организационную собранность, что окажется способной встать над всякими прочими партиями, а затем стать единственной партией страны. Не ради власти самой по себе, а чтобы взяться за тяжелейшую задачу организовать и провести историческую по масштабам социально-политическую Реформацию в России на важнейшем начальном этапе революционного поворота от коммерческого капитализма к капитализму промышленному. Партии промышленников и армии обязательно понадобится массовая политическая партия, способная осуществить Реформацию общественного сознания, общественной культуры, морали и этики, произвести буржуазно-капиталис­тическую рационализацию мышления государствообразующего народа, на котором держится промышленное производство. То есть им нужна будет такая партия, которая сможет начать и возглавить Национальную революцию, создавая из “российского” народа совершенно новое качество организации общества, а именно, создавая русскую нацию, как корпоративно организованную капиталистическую нацию с городским мировосприятием.


II.

Когда либеральные идеологи Перестройки трепались, устно и в печати: де, либо сытый капитализм, либо нищий социализм, - они только лишний раз показывали свой куриный уровень умственных способностей, слабость того, что принято называть интеллектом.

Социализм, а вернее, социологизация взаимоотношений участников производства индустриального общества, есть прямое следствие развития крупной индустриальной промышленности, и порождена эта социологизация, постоянно подталкивается и продвигается кровными интересами именно крупной промышленности. В современной Японии, в современных США, в Западной Европе, то есть в промышленно развитых странах, в которых сильно влияние на устройство обществ кровных интересов крупных промышленных корпораций, социализма неизмеримо больше, чем было его в СССР в любой период советского развития. Крупная промышленность заинтересована в сильных социальных программах государства в современном образовании, в современном здравоохранении, в современной фундаментальной науке. Не потому, что промышленные предприниматели по натуре благодетели, а по той простой причине, что сильные социальные программы нацелены на широкую подготовку кадров, на их функциональную эффективность в работе на производстве, обеспечивая прибыль товаропроизводителям и высокий резерв влияния человеческого фактора на модернизацию производства при жёсткой конкурентной борьбе на мировых рынках. А здравоохранение позволяет беречь кадры, в подготовку которых вложены огромные средства и время.

Поэтому реальный социализм в современном мире может быть и является de facto только национальным, вернее национально-корпоративным. Только в организованных мелкобуржуазным городским национализмом обществах удаётся создать самые эффективные промышленные объединения, предприятия с высокими рентабельностью и прибыльностью. И только в созданных мелкобуржуазным городским национализмом государствах удаётся обеспечивать высокую социальную защищённость членов национального общества за счёт национально-демократического самоуправления.

Социальная и производственная культура современного промышленного общества может быть только и только национальной, более того - национально-эгоистичной. Тогда как коммерческий капитал тяготеет к космополитизму и к разложению национальной культуры, национальной государственности и духовности вообще. По этой причине в капиталистическом обществе борьба идей: с одной стороны, идей национально-корпоративной организации общества и национального государства, и с другой - либерализма и Прав Человека, - лишь прикрывает глубинную, непримиримую борьбу национально-демократического промышленного интереса, с одной стороны, и, космополитического по существу вопроса, коммерческого интереса - с другой. Борьба идей порождает борьбу политических сил. Вся идеологическая и внутриполитическая борьба в капиталистическом государстве есть борьба за влияние на власть промышленного капитала против коммерческого капитала, и наоборот, с их принципиально различным видением социально-политических проблем каждой конкретной страны и каждого конкретного народа, нации в каждый конкретный период их исторического развития.

Диктатура промышленного интереса, через которую предстоит пройти России, с неизбежностью должна нести в себе идеи социальной справедливости, социально здоровой организации общества, широкого компромисса всех заинтересованных в промышленном развитии слоёв населения, - и в первую очередь компромисса политических интересов промышленников, предпринимателей и наёмных рабочих и служащих. То есть, такая диктатура с неизбежностью должна быть национально-демократической и в то же время социально ответственной, углублять и развивать социальное взаимодействие, социальную культуру всех и каждого - и в таком смысле быть социалистической. Могут ли армия и партия промышленников создать такую политическую идеологию, такую программу, которая способна была бы провести национально-демократическую и одновременно социальную революцию, то есть революцию Национальную, которая должна стать началом Национальной Реформации? Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы осознать, что нет, не могут.

Только две политические силы, политические идеологии в условиях России реально способны бороться за социальную организацию общества в интересах крупной промышленности: коммунисты и революционеры националисты. Главный идеолог большевизма В.Ленин неоднократно подчёркивал, что коммунистическая идеология базируется на существовании крупнопромышленного производства, является порождением организации труда в крупной индустрии, социологизирующей сознание работников. Именно поэтому парламентские коммунисты, сами того не сознавая, начали набирать политический вес сейчас, когда идёт рост радикальныхнастроений и политического сознания в промышленных регионах. Ибо там воцаряются безработица, разрушение социальных и производственных инфраструктур, идёт обнищание и люди теряют надежду на эволюционное разрешение материальных проблем, на эволюционное преодоление страной нынешнего, набирающего размах и глубину, экономического и политического кризиса.

Однако коммунистическая идеология основывается на целом ряде порочных, доказавших свою нежизнеспособность и свой разрушительный консерватизм принципах. Дальнейшее усложнение промышленного производства как такового, проблемы социальной организации общества, адекватной этому усложнению, проблемы необходимости резкого роста культуры рабочих, - без чего производству невозможно прорваться на мировые рынки в качестве конкурентоспособного товаропроизводителя, - требуют новой социальной политики, новой организации государственной власти и новых общественных отношений. Без принципиально новых государственных политики, власти и общественных отношений, формируемых рыночными отношениями, в России невозможно добиться рентабельности производства, невозможны наукоёмкая модернизация и усложнение крупнопромышленного производства, превращение его в современное и прибыльное. Опыт Советского Союза и его союзников доказал, что проблемы низкой рыночной рентабельности непреодолимы в рамках коммунистической идеологии. А потому приход к власти коммунистов, если бы он произошёл, вверг бы экономику страны в ещё более крутой спад, чем сейчас, ускорил бы её крах. В конце концов, вся их политика стала бы строиться на оправдании неизбежных провалов, привела бы к самому примитивному призыву: “Грабь награбленное!” У России больше нет ни демографических, ни сырьевых, ни нравственных ресурсов выдержать вакханалию власти неокоммунистов больше года. Коммунисты, в какие бы одежды они ни рядились, это смердящие политические трупы, которые не способны предложить стране сколько-нибудь реальную прогрессивную перспективу, разумную программу, убедительную политику.

Штатный идеолог съезда Объединённой партии промышленников и предпринимателей России сенатор А.Долголаптев, - если ту смесь лозунгов и благоглупостей, которую он выдал в своей речи, можно назвать идеологией, - заявил, что их партия выступает против и либерализма, и коммунизма, а потому-де, она центрическая по отношению к ним. Но, как известно из мирового исторического опыта, в кризисные периоды развития любого государства партия центра есть всегда политическое болото, которое неспособно на реальные революционные преобразования. Однако заявление, что промышленники ни с либералами, ни с коммунистами характерно. Именно поэтому сам ход политических процессов с неизбежностью приведёт промышленников к русским националистам, хотят они того или нет.

Для решения задач проведения в России Национальной революции, затем Национальной Реформации, которая неотвратимо приближается ради спасения крупной промышленности, лучшими и самыми трезвомыслящими интеллектуальными силами в националистическом движении и создано ядро партии нового типа - Национально-демократической социальной партии. Партия эта принципиально не желает иметь ничего общего ни с контрреволюционерами-патриотами, ни с национал-большевиками, ни с православными народными националистами. Она решительно отвергает традиции патриотического андаграунда, традиции национал-революционной маргинальности и выступает за конструктивный авангардизм Созидания новой России, как страны самой передовой культуры, экономики, социальной и национальной организации общества. В триаде политических сил, неизбежно готовящих приближение Национальной революции: армия, партия промышленников, партия националистов революционеров, - именно последняя по месту, но первая по значению, должна стать подлинным политическим авангардом, подлинно революционным движением, впитывающим и политически осмысливающим глубинные государственные интересы России, исторические тенденции современного мирового развития.

По этой причине такая партия должна будет стать главным политическим противником нынешнего режима, режима космополитической диктатуры коммерческого интереса. Такая партия, партия интеллектуального авангарда русского национализма неотвратимо вступает в героический период политической борьбы, период создания собственного стиля, собственных героев, собственных традиций революционной Воли. Без такой партии немыслимо спасти государство, осуществить созидательные преобразования страны и общества, сотворить такие мораль и нравственность, этику и общественную культуру, какие необходимы сейчас для ускоренного промышленного развития и каких Россия ещё не знала в своей истории.


22 апреля 1995 г.






Наша миссия - совершить Национальную Реформацию


Буржуазная революция в России близится к завершению. Её основные задачи, связанные с утверждением господства частной собственности, воплощаются в жизнь, и этому процессу больше нет серьёзного противодействия противников. Коммерческий интерес, как главный движущий интерес, совершающий и углубляющий буржуазную революцию, создал политический класс собственников и в результате государственного переворота 3-4 октября 1993 года установил свою диктатуру. Коммерческий капитал, то есть в своей основе капитал торгово-спекулятивный, бандитско-воровской и финансово-ростовщический, через свою сеть банков и коммерческих компаний установил прочный контроль за главными и официозными средствами массовой информации, подчинил их своим целям и требованиям и полным ходом движется к политическому захвату парламента, которым в России стала Госдума. Госдума, как самый инертный и наиболее консервативный элемент власти, постоянно брыкалась и выказывала свой популизм, но, как подтягиваемая за уши упрямая ослица, худо-бедно, однако нашла своё место в новых буржуазных условиях политических игр, нацеленных на представительное соучастие всех парламентских партий в проведении главного политического курса режима. Следующие парламентские выборы существенно укрепят эту тенденцию. Денежная приватизация тоже принимает необратимый характер, создавая всё более и более политически организованный класс собственников, которые уже видят себя только в образе и подобии капиталистов. Их теснейшая связь с верхним эшелоном исполнительной власти нынешнего режима не видна только слепцу и глупцу.

Итак, основные задачи буржуазной революции выполнены. И тем не менее экономический и финансовый кризис углубляется, кризис власти (порой принимающий формы политического маразма) тоже налицо. В чём дело? Какова причина? Почему не идёт углубление реформ в промышленном, основном несущем на себе страну секторе экономики, - в собственно, реальной экономике?

Проблема вся в том, что коммерческий интерес по своей природе космополитический при воззрениях на страны и народы, его культура крайне проста и мало чем отличается в одной стране от культуры его в другой стране. Научиться коммерческой деятельности чрезвычайно просто, образно говоря, особого образования, особого ума для этого не требуется. Тогда как промышленное производство чрезвычайно сложно организованная система взаимодействия производства и общества, чрезвычайно зависящая от человеческого фактора, от культурных, моральных, психологических, нравственных качеств государствообразующего народа, от уровня его общей и социальной культуры, от уровня развития его национального самосознания. Таким образом, производственные и социальные отношения приходят в результате буржуазных преобразований и интеграции в мировую экономическую структуру в принципиальное противоречие с качественно новыми требованиями к ним со стороны производства, как производства капиталистического, с постоянной головной болью его управляющих о достижении мирового уровня конкурентоспособности его товарной продукции.

Это противоречие в мировой истории разрешалось только одним способом: Национальной революцией, которая есть в то же время и начало Национальной Реформации, призванной создать принципиально новое качество общества - капиталистическую нацию. Начальный этап этой революции всегда проявлял себя как революционная диктатура промышленного интереса, как авторитарный военно-политический режим. Такими режимами были и режим Наполеона I во Франции, и режим Линкольна в США, и режим Муссолини в Италии, и режим Гитлера в Германии, и режим Франко в Испании, и так далее. Сейчас к такому режиму идёт Россия, и это не зависит от субъективной воли кого бы то ни было. Закон перерастания буржуазной революции в революцию Национальную объективен, имеет объективный характер, потому что ещё не было примеров, его опровергающих. Пока Россия не пройдёт через режим авторитарной диктатуры русского национализма, кризис будет углубляться, инфляция будет нарастать, а политическая опора нынешнего режима устойчиво сужаться. Задачей националистического режима будет подготовка условий для перехода к политике Национальной Реформации, в течение которой будет происходить становление русской нации, как особо организованного корпоративного и эгоцентричного общества с городскими этикой, культурой и социальной психологией.

Достаточно очевидно из сказанного, почему формирующееся политическое движение, Национально-демократическое социальное Движение России, которое сознаёт себя авангардным движением, единственным интеллектуально готовым проводить всеохватную подготовку перерастания нашей буржуазной революции в революцию Национальную, с последующим переходом к политике Национальной Реформации, - не признает никаких иных политических партий, считает их бессмысленными и исторически обречёнными. Позже Россия вернётся к парламентаризму, но сейчас стране нужна не парламентская демократия, а только и только демократия национальная, нужна военно-политическая диктатура национальной демократии. В известном смысле Национально-демократическое социальное движение России, оформляющееся в качестве партии нового для России типа, в то же время надпартийно, внепартийно и даже антипартийно, ибо оно с неизбежностью выступает как общенациональное. И оно обязательно станет таковым! К этому страну неотвратимо ведёт сам ход истории.


25 апреля 1995 г.






На острие синтеза Прошлого и Настоящего!


Что может быть глупее лозунга: “Коммунизм - наше будущее!” - лозунга, который семь десятилетий давал основное целеполагание развитию советского государства?

Будущее, вообще как таковое, - есть Предел Жизни и Смерть, ибо в Будущем рано или поздно мыслится Абсолютный Конец всему ныне Сущему.

Движение в Завтра не есть движение в Будущее, - это движение есть Эволюционное восхождение по диалектической спирали развития, то есть производная проблем, выдвигаемых Настоящим, с одной стороны, и, с другой стороны, того отображения Прошлого, каким его теперь хочет видеть общество. Прошлое есть Тезис, Настоящее есть Антитезис, а движение есть суммарный вектор синтеза Прошлого и Настоящего. Эволюция общества не может иметь места без могучего пласта Тезиса, то есть без могучего пласта осознаваемого обществом собственного Прошлого. А так как общество всегда индивидуально и конкретно, то Прошлое для этого общества всегда определённо этнично, вполне является Прошлым определённого этноса, определённой расы.

Христианство, ради своих политических целей уничтожая историю языческого самосознания всякого народа, - разумеется, кроме еврейского, - в конечном итоге останавливало Эволюцию каждого нордического этноса, обрекая его только на Будущее, которое таким образом органично оказывалось Концом Света, Абсолютным Ничто, полностью зависящим от еврейского исторического мировосприятия. Догматическое христианство вело каждый христианский народ к утрате жизнестойкости, порождало в его ментальности Великий Ужас ожидания неминуемого Конца Света, Судного Дня, - рано или поздно приводило каждый такой народ к стагнации исторического существования, к моральному и нравственному разложению из-за потери смысла жизни за Концом Света.

Реформация христианства всегда была следствием поиска выхода из морального и нравственного кризиса народного, нордического по изначальному духу, общества. Она шла по пути возрождения интереса к дохристианской исторической духовности, культуре конкретного этноса, конкретного народа. Чем глубже и ярче, художественно выразительнее поднимался при Реформации исторический пласт исконной дохристианской культуры, духовности конкретного народа, тем большую жизненную энергию, тем больший толчок к новому историческому движению приобретала Эволюция возникающей из этого народа нации. Прошедшая через Реформацию христианства, зарождающаяся при Реформации нация преображалась, приспосабливалась к реальному миру, к историческим проблемам, каковы они есть, и с вдохновением преодолевала завалы этих проблем.

Очевидно, почему. Когда в Настоящем огромен груз проблем, то для сильного Эволюционного вектора преодоления их необходимо выявить мощный пласт глубинного Прошлого. То есть, когда Настоящее, которое является Антитезисом для Прошлого, накопило взрывоопасный заряд острейших проблем, то для того, чтобы эти проблемы не взорвали общество, не вырвались Хаосом и Смутой, необходим мощный Тезис. Как бы в котёл, где заваривается национальный Дух, вносится глубинный пласт национального Прошлого, архетипического Прошлого, политически стабилизирующего идейные разброды и шатания. Реформация происходила на Севере Европы, почти не затронув европейского Юга. Это есть следствие той причины, что проблемы на севере всегда были неизмеримо сложнее, чем на юге, и упадок духа мог привести народ к гибели от воздействия самой природы.

Исторический тупик, в который Россия заведена увлёкшим её в светлое общечеловеческое Будущее коммунистическим режимом, аналогичен тем тупикам, в какие заводило прежде европейские народы догматизированное католическое и протестантское христианство. Поэтому для преодоления сползания к Гибели и Хаосу России предстоит пройти через гигантскую по задачам Национальную Реформацию русского народа. Эта Реформация должна будет совершить самую решительную Культурную революцию, революцию Духа Нации, - и совершить её через мифологизацию исторического, главным образом дохристианского древнерусского Прошлого, то есть языческой истории этноса, которому предопределено стать русской буржуазно-капиталистической нацией.

Без широчайшей мифологизации Прошлого русского северного Архетипа невозможна реальная Эволюция страны. Без такой мифологизации Россия, а вернее сказать, русский государствообразующий народ, идёт к Концу Света, к гибели, идёт к собственно Будущему, к собственно Абсолютному Тупику, Абсолютному Ничто. И идёт в дурмане православной традиции сам, по своей воле, подобно самоубийце, который сам себе надевает на шею петлю верёвки.

Коммерческий космополитический интерес, утвердив ныне в России свою политическую диктатуру, цинично оторвал нас от Прошлого русского Архетипа, продолжив и даже значительно углубив в этом политику коммунистического режима. Но тем самым он только обострил и углубил понимание роли и значения Прошлого для Настоящего, для выживания и Эволюции страны, для её деятельного становления в следующем веке. Без возрождения в общественном бессознательном России образов и теней древнерусского нордического Архетипа, без государственной политики проведения Культурной Революции и Реформации Национального Духа, государство и русский народ ожидает исторический тупик, за которым яснее ясного вырисовывается пропасть политической катастрофы страны.


8 июля 1995 г.






Политическая трагикомедия


На прошедшем в августе съезде движения демноменклатуры “Наш дом Россия” В.Черномырдин сделал два важнейших заявления от имени тех сил, которые стоят за нынешним режимом, определяют его политику.

Во-первых, что это движение должно открыто заявить: оно есть партия власти! А во-вторых, - партия власти нынешнего режима пришла к власти навсегда!

Но если первое положение есть на сегодня абсолютная истина, то второе утверждение весьма и весьма спорно, а точнее, в корне неверно. Оно игнорирует или, как бы сказали кинематографисты, оставляет за кадром основополагающий вопрос - способен ли этот режим остановить развал промышленного производства, отечественного производства вообще? А ведь развал, как самого производства, так и принципиально важных для производства инфраструктур, в особенности транспортной инфраструктуры, - этот развал достиг уже такого уровня, когда нужны экстраординарные меры для спасения России в качестве промышленного государства.

Способна ли партия клики, которая оказалась наверху власти, - способна ли эта партия “Наш дом Россия” осуществить такие эктраординарные меры? Чтобы ответить на этот вопрос, надо поставить два других. Каков фундамент стратегических идей и концепций у нынешней партии власти и где та социальная база, опираясь на которую, эти концепции могут быть воплощены в конкретную политику спасения страны?

Итак, каково состояние мысли в вопросах концепции? Нынешняя власть до сих пор не выдвинула ни одной государственной идеи, ни одного стратегического целеполагания для государственного развития!! Ни одного!! Армия у нас не знает, за что она воюет в Чечне; Генеральный Штаб не в состоянии разрабатывать военные программы, структуры вооружений, их расположения; пропаганда не имеет стратегических задач организации общества для достижения государственных целей - потому что этих целей нет! Они и не могут быть у режима нашей Директории, режима диктатуры коммерческого политического интереса, который всегда и везде доказывал свой внутренне присущий ему космополитизм. Как может космополитический режим, главный политический лозунг которого “борьба за абстрактные Права Человека вообще”, - как может такой режим иметь собственные государственные цели, собственные национальные интересы? Его главная цель - привязать Россию в качестве сырьевого и полусырьевого придатка к мировому коммерческому политическому интересу, мировому коммерческому капиталу! И нынешняя клика власти потому и оказалась наверху, что доказала свою лакейскую преданность при обслуживании этого мондиального коммерческого интереса. Все, кто пытался сопротивляться этому, уже выкинуты от власти, от реальной власти.

Какова же политическая поддержка у движения “Наш дом Россия”? Только высшее чиновничество! Реальной социальной опоры власти у них нет. Кровные интересы каких связанных с производством классов они отражают? Никаких. Это прекрасно знают и аграрии и промышленники, - ни те, ни другие не желают и на пушечный выстрел приближаться к этой партии власти, к этой обречённой клике политических бездарей и интеллектуальных ничтожеств, за которых думают в интеллектуальных центрах США. Их неспособность управлять страной настолько вопиюща, что начинает раздражать даже представителей коммерческого капитала, так как тащит их к банкротству. Эта партия власти всё откровеннее отчуждается от всех социальных сил страны, становится “вещью в себе и только для себя”, все откровеннее проявляет только одну политическую позицию, позицию демноменклатурной верхушки. И то, что они творят в стране, можно определить лишь одной фразой: “ После нас хоть потоп!”

Суровая реальность такова. Страна приближается к гиперинфляции и росту социальной неустойчивости. В.Черномырдин, выступая на Алтае, расточал казённый оптимизм, де, правительство этого не допустит. Смешно, господин премьер-министр, смешно! Гиперинфляция уже на пороге: все ресурсы, которые её удерживали, исчерпаны. Страна вся в долгах у международных финансовых структур, унизительно выклянчивала жалкие 6,5 миллиарда долларов в начале года, а на следующий год и тех не получит; инфраструктура добычи сырья и транспортировки его за границу изнашивается, что отпугивает иностранных инвесторов, на которых правительство надеется, как на своих Спасителей. Смешно, господин Черномырдин! И Ваша политическая карьера и ближайшее будущее Вашей партии власти полностью зависят от начала гиперинфляции. Стоит ей разразиться осенью-весной, как никакие мошенничества со средствами массовой информации Вам не помогут, страна выбросить и Вас и эту партию в политическую помойку. (А единственное, что может оттянуть гиперинфляцию на два-три года, это выброс на рынок высокодоходных и краткосрочных долговых бумаг под гарантии правительства, то есть финансовое мошенничество!)

И они, политически полностью зависящие от капризов гиперинфляции, заявляют, что пришли навсегда! Комедия!

Президент США Гарри Трумэн заметил в своё время: “Всякое эффективное правление на поверку оказывается диктатурой”. России сейчас необходимо самое эффективное из возможных при капитализме правлений. Не понимать этого, значит быть демноменклатурным верхоглядом или политическим недорослем. Прятаться за парламентаризм, за либеральную демократию, при которой парламент скупается коммерческим, то есть торгово-спекулятивным, финансово-ростовщическим и бандитско-воровским капиталом и практически не отражает собственно кровные интересы промышленного производства,  - прятаться за такой парламентаризм есть сейчас высшее проявление тупости. А ведь только этот парламентаризм является основанием легитимности нынешнего режима и порождённой им партии власти “Наш дом Россия”.


27 авг. 1995г.






История повторится!


19 брюмера (10 ноября) 1799 года гренадёры генерала Наполеона Бонапарта разогнали парламент. Власть перешла в руки триумвирата, состоящего из Сийеса, Бонапарта и Роже-Дюко. Директория была выметена с политической сцены к прочему историческому хламу.

Главная идея этого государственного переворота была простой и ясной. Власть клики Директории, нестабильная и хилая, должна была быть заменена сильным режимом, военно-политической диктатурой.

Директория была тем же режимом власти коммерческого политического интереса, коммерческого, космополитического по сути, капитала, который осуществляет сейчас безраздельный контроль над государственной политикой у нас. Отличие лишь в том, что Директория разваливала Францию пять лет, а нынешний режим Россию только ещё два года. Поэтому вся глубина нестабильности, политической апатии страны, развала и гиперинфляции у нас впереди. И к полному разочарованию в гнилом парламентаризме мы тоже придём. Иллюзии насчёт него развеются через год-полтора, когда страна убедится в абсолютной недееспособности парламента, который она выберет в декабре.

Но вернёмся к бескровному государственному перевороту, осуществлённому Наполеоном Бонапартом, а вернее, самыми прогрессивными силами Франции того времени. Через пять дней после переворота на стенах многих домов в Париже расклеивалась статья, напечатанная в одной из основных газет страны. В этой статье из газеты “Moniteur” были чётко выражены надежды и требования городских имущественных слоёв в отношении нового режима. Приведём некоторые выдержки.

“Изменится ли, наконец, наша Республика к лучшему? Или она будет совершать прежние ошибки, но с новыми лицами? Будет ли она иметь мужество признать эти ошибки и заблуждения и способности, чтобы их исправлять? Будет ли она и дальше отдаваться политическим интересам и пристрастиям разных сил, которые внесли сумятицу в наше законодательство и сделали правительство недееспособным? Хватит ли у нового режима мудрости признать ошибки и интеллектуальных способностей породить великие, подлинно общественные идеи, солидные принципы, без чего невозможна социальная организация общества?”

В статье не только высказывались проклятия по адресу свергнутого режима Директории, режима людей “без талантов и без принципов”, которые жили одним днём, но и указывалось, что должно быть в корне изменено.

“Мы не имеем ни действенной Конституции, ни действенного правительства, мы желаем иметь и то и другое. Франция желает двигаться к чему-то великому и рассчитанному на длительную перспективу, без чего невозможна стабильность, а нестабильность её погубит, - это самое настоятельное требование страны. Она не желает возврата к прошлому, прошлое умерло, но она желает видеть единство действий власти в выполнении законов. Она желает, чтобы её представители во властных органах защищали страну, а не будоражили её. Она желает, чтобы эти представители были умеренными консерваторами, а не неумными новаторами, которые швыряют её то в одну, то в другую сторону. Она желает, наконец, собрать плоды Революции после десяти лет непрерывных жертв и лишений”.

Не подпишемся ли и мы через пару лет под такими же словами, но написанными уже в отношении России?


28 авг. 1995г.






Обращение к русским предпринимателям


В любой стране после буржуазной революции, - главное политическое содержание которой есть создание буржуазно-городского класса собственников, - на определённом этапе неизбежно происходит государственный переворот и устанавливается политическая диктатура коммерческого политического интереса, коммерческого капитала. В России это произошло 3-4 октября 1993 года. Однако через несколько лет этой диктатуры, в конечном итоге оказывается, что коммерцией и тесно связанной с ней финансово-ростовщической деятельностью могут жить лишь 2-3 %  граждан, то есть абсолютное меньшинство. А так как у них скапливается почти весь капитал страны, именно они устанавливают контроль над исполнительной властью и в значительной мере за властью представительной. Эта власть, естественно, отражает политические требования главным образом представителей коммерческого капитала, - то есть торгово-спекулятивного и финансово-ростовщического, бандитско-воровского капитала, - асоциальных и космополитических в своих воззрениях.

Такая власть в принципе чужда политическим требованиям со стороны промышленного производства, своими политическими инстинктами враждебно настроена к интересам промышленного капитала и сама по себе ни за что не даст ему встать на ноги. Поэтому она ведёт промышленность страны к упадку, за которым последует острейший политических кризис, ибо политическая опора власти страшно сужается. Эта власть в принципе не способна создать политические условия промышленному подъёму и социальной устойчивости. Она обрекает на демографическое вырождение живущие производством города и регионы, разрушает все социальные связи и нормы взаимной ответственности.

Особенно сильный удар коммерческого интереса приходится на промышленные регионы. Молодёжь в них, самые деятельные силы в них в конце концов выйдут из-под контроля центральной столичной власти. Подступает паралич всех институтов исполнительной власти. На повестку дня дальнейшего развития капиталистического государства выдвигается политическое требование зарождающегося городского общественного сознания государствообразующего этноса о смене режима и подавлении посредством государственного насилия диктатуры коммерческого капитала, который сам себя по существу отчуждает от главных интересов, как государства, так и промышленности, обеспечивающей работой и средствами существования подавляющее большинство населения страны.

Как показал опыт буржуазных революций ХХ века в других странах, следствием такой политики становится идейное, а затем и военно-политическое восстание промышленных регионов против столицы. Вооружённые формирования политически восставшего промышленного интереса создают двоевластие в стране, в конце концов, завоёвывают поддержку армии и промышленников, после чего так или иначе захватывают столицу и устанавливают режим военно-политической диктатуры. Особенность этого восстания в том, что оно с объективной неизбежностью оказывается Национальной Революцией. Но зарождающийся класс промышленных капиталистов, на которых вынужден и, больше того, политически обязан опираться новый режим, сознательно или нет, но выдвигает условия и даже императивные требования обеспечить прибыльность промышленного производства. Прибыльность же производства оказывается немыслимой, нереальной без качественного изменения социальной психологии и каждого человека, и населения в его массе. Поэтому новый режим обязан проводить Национальную Реформацию всего общественного сознания. А такая Реформация в свою очередь нереальна без формирования национально эгоцентрического и корпоративного национального самосознания.

Нравится это кому бы то ни было или нет, но Россия неизбежно идёт к установлению военно-политической диктатуры мелкобуржуазной национальной демократии. Однако особенность предстоящей судьбы России в том, что такая диктатура без мощной идеологии, идеологии прямо нацеленной на создание пятой колонны поддержки себе в развитых странах, - такая диктатура не выдержит давления внутренних и особенно внешних противоречий, надорвётся сама и надорвёт государство, не выполнив до конца своих главных задач. Только самая передовая идеология, которая распространится из России и в Европу, и в Америку, и даже в Северную Азию, и созданная на её положениях чрезвычайно организованная партия качественно нового для России типа способны обеспечить выживание, а затем и защиту национального промышленного производства, становление русского промышленного капитализма, решительное продвижение его интересов на мировые рынки.

Основная проблема в том, что такая идеология и такая новая партия революционны по существу, они очевидно должны быть нацелены против нынешнего режима, на его свержение и чистку, подавление чиновничества, буквальное изменение всего правящего слоя. Поэтому разработчики идеологии и организаторы такой партии не могут рассчитывать на явную или скрытую поддержку со стороны нынешнего режима. Однако и запаздывать с организацией ядра качественно новой партии тоже есть преступная безответственность перед завтрашним днём страны, перед её будущим. Революционные организации, их политическое ядро нельзя собрать сразу и одним лишь авральным финансированием; создание из честолюбивых, одарённых и умных людей коллектива дееспособных политиков есть кропотливое и не одного года дело.

Русские предприниматели уже должны были убедиться, что центральная власть в её нынешнем виде, банковский капитал в его нынешнем качестве не способны заложить условия для развития промышленного производства в стране и создать устойчивый политический режим. Предстоящее в ближайшие годы полное банкротство этого режима не видит разве что слепец. Невозможно не видеть также и того, что ныне на политической сцене нет ни одного толкового и способного понимать острейшие проблемы внутренней политики, её дипломатического обеспечения, лидера, ни одной политической организации, готовой к проведению неизбежной Национальной Реформации. Очевидно, они должны появиться со стороны, обязаны появиться, - историю государства остановить немыслимо! Но политическое предприятие, каковым является политическая партия вообще, в том числе и революционная, есть на этапе становления затратное предприятие, ему необходимо определённое финансирование, подобное тому, что делается при начальных этапах научных исследований.

Сейчас складывается такое положение дел в среде национально ориентированных партий и движений, что очевиден кризис авторитета тех лидеров и тех организаций, которые сложились за предыдущие годы и обросли определёнными источниками финансирования. Делать на них ставку не могут даже ближайшие сподвижники. Кроме того, ни в одном из прежних движений нет лидеров или интеллектуалов, которые разбирались бы в экономике, их руководство не понимает, что вхождение в мировую экономическую систему есть жизненная необходимость для России, а такое вхождение неосуществимо, пока не зародится городское капиталистическое общество, каковым и является собственно нация. И как раз создание национального общества главный смысл деятельности националистической партии. Они или боятся или не умеют смотреть вперёд с точки зрения политэкономии, а потому и бесперспективны.

Мы, политически активные интеллектуалы, осознавая вышеизложенное и свою ответственность перед страной и русским народом, начинаем создавать новое информационное поле, чтобы на нём в ближайшее время взрастали новые лидеры и принципиально новая партия, партия национальной власти, готовой к ответственности за выживание государства, как государства могучего и промышленного, постиндустриального и цивилизованного. Для выполнения такой задачи необходим определённый фонд финансирования, материальных вложений в эту деятельность. Надо ясно понимать, что это финансирование не есть спонсорство, а есть вложение капитала в политическое предприятие, которое будет бороться за политику, ведущую к прибыльности экономической деятельности. По нашему убеждению, сверхзадача политической партии, придя к власти, создать такие условия, при которых производство страны стало бы давать максимально возможную капиталистическую прибыль.

Сейчас только у нас имеются теоретически обоснованные разработки по переустройству страны и общества в соответствии с объективным ходом истории, с опорой на закономерности мирового развития. Этими разработками пытаются пользоваться и аппарат Президента и некоторые политические деятели, однако делают это крайне скверно.

В.Ленин в письме от 1914 года кратко поставил перед большевиками три главные задачи: а) теория; б) пропаганда; в) организация. Исторический опыт России и многих европейских стран в этом столетии доказал, что только такой подход оказывался действенным с точки зрения прихода к власти.

Основы теории мы заложили самостоятельно. Теперь на этих основах необходимо выстраивать пропаганду и организацию, а для этого нужно финансирование.

Предлагаем русским предпринимателям и промышленникам осознать, в чём совпадают наши интересы, и если совпадают, то где эти совпадения можно использовать для конкретного сотрудничества.


10 авг. 1995г.






К вопросу о Национальной Реформации


Российская демноменклатура удивительно бездарна. Все представители нынешней власти и их горе-теоретики “демократы-прародители”, вроде безнадёжного тупицы Г.Попова, так или иначе, изучали марксизм в разного рода университетах, но, кажется, ничего в нём не поняли. А ведь всех их вместе и по отдельности, можно сказать, носами тыкали в открытый Марксом закон обязательного соответствия производственных отношений характеру производительных сил. А то, что это действительно объективный закон, доказала практика общественного развития всех стран, и особенно наглядно за последние столетия.

Закон этот настолько глубок, настолько принципиален в понимании проблем нашего общества, причин настоящего кризиса, что бывшим начётчикам и хозяйственникам коммунистам, марксистам, ставшим записными либеральными демократами, надо было сознательно ослепнуть, чтобы не видеть истинного положения дел в стране.

Чтобы не быть голословными, сошлёмся на “Краткий философский словарь” под редакцией М.Розенталя и П.Юдина, вышедший четвёртым изданием в Москве в 1955 году.

Вот что там написано по соответствующему вопросу:

Марксизм-ленинизм рассматривает общественное производство как целое, имеющее две стороны: производительные силы и производственные отношения. Это - две различные стороны общественного производства, но связанные друг с другом неразрывно. И именно потому, что они являются различными сторонами общественного производства, они могут воздействовать и воздействуют друг на друга. Производительные силы являются определяющим элементом развития производства. Это означает, что определённому состоянию, уровню развития производительных сил должны обязательно соответствовать определённые производственные отношения (курс. автора). Каковы производительные силы, таковыми должны быть и производственные отношения”.

Казалось бы, из этого следует очевидный вывод, что причины нашего экономического кризиса связаны с несоответствием уровня развития производственных отношений производительным силам, которое сложилось в России. Но это ясно нам, а не тем халтурщикам от политики, которые оказались у власти.

Читаем дальше:

... Производительные силы являются не только определяющим, но и наиболее подвижным элементом производства. Они постоянно находятся в состоянии изменения и развития. Сначала изменяются и развиваются производительные силы, а затем, в зависимости от этих изменений и соответственно с ними, изменяются производственные, экономические отношения.

Но производственным отношениям в развитии производительных сил принадлежит отнюдь не пассивная роль. Возникнув на базе определённых производительных сил, они в свою очередь оказывают активное воздействие на их развитие, ускоряя или замедляя его. Новые производственные отношения, соответствующие характеру производительных сил, выступают как главная, решающая сила дальнейшего мощного развития производства (курс. автора). Старые же производственные отношения, переставшие соответствовать характеру производительных сил, тормозят, сковывают их развитие. Производственные отношения не могут слишком долго отставать от роста производительных сил и находиться с ними в противоречии (курс. автора). Как бы ни отставали производственные отношения от развития  производительных сил, они рано или поздно должны прийти и, как показывает история развития обществ, действительно приходят в соответствие с уровнем развития производительных сил, с их характером. В противном случае происходит коренное нарушение единства производительных сил и производственных отношений в системе производства, что приводит к разрыву производства в целом, к кризису производства”.

Прекрасно! Всё ясно, как в божий день. Коммунистический режим, по своей сущности социал-феодальный режим, рухнул из-за того, что уровень достигнутого наукоёмкого и общего производства перестал соответствовать характеру производственных отношений, которые включают в себя образованность, общественно-политическую культуру населения страны, этику, нравственность, социальную мораль тех социальных сил, которые напрямую и опосредованным образом связаны с производством.

Но вот у нас произошла буржуазная революция. Однако положение дел в производстве не только не улучшилось, а наоборот, много ухудшилось. Страна из мощной державы, которая худо-бедно, а во многом сама себя обеспечивала, теперь превратилась в хронического импортёра продукции, а промышленное производство устойчиво разваливается, превращая нас в абсолютную колонию западного капитала и западных интересов.

Выходит, производственные отношения не только не вышли на новый уровень, а наоборот, стали много худшими, чем были в советский период! Почему же это происходит?

И мы подходим к самому главному. Посмотрим, что написано в “Кратком философском словаре”, - подготовленном в сталинский период, то есть тогда, когда ещё был на интеллектуальном подъёме и не боялся называть вещи своими именами коммунистический режим, странным образом породивший столь малоспособную к руководству страной поросль советской номенклатуры и нынешней демноменклатуры.

... противоречие между выросшими производительными силами и старыми производственными отношениями всегда доходит до конфликта, который разрешается путём социальной революции. Иных способов разрешения этого противоречия быть не может, ибо на защите старых производственных отношений стоят отживающие классы, кровно заинтересованные в сохранении этих производственных отношений (курс. автора).”

Вот в этом-то всё и дело! Без социальной революции невозможно изменить характер производственных отношений, то есть невозможно вывести производство на новый качественный уровень и выбраться из нынешнего кризиса в России! Однако при социальной революции на защите отживающих производственных отношений оказываются не только правящие классы, - в этом и Маркс и его революционно настроенные последователи, в том числе и коммунисты, лгали и лгали. Защищают старые производственные отношения едва ли ни главным образом как раз низшие классы, самые консервативные из-за общей отсталости. Великие социальные революции делались и будут делаться только и только революционными организациями, так называемого (и часто неверно), среднего класса, представителями средних имущественных слоёв горожан, революционерами в подлинном смысле этого слова. То, что им удаётся прийти к власти, всегда и везде есть прямой результат того самого общегосударственного кризиса, когда верхи не в состоянии управлять по-старому, а низы больше не хотят по-старому жить.

Маркс, который наряду с гениальными прозрениями и открытиями закономерностей общественного развития был субъективным путаником в теоретических и практических вопросах реальной политики, так, предельно ясно, определял закономерные причины социальных революций. Они, эти революции, завершают постепенное вызревание в недрах старого общественного строя предпосылок нового общественного строя, постепенное накопление противоречий между старым и новым.

На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или - что является только юридическим выражением этого - с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции” (Маркс и Энгельс, Избр. произв., т.I, 322).

В период социальной революции эволюционно стихийный процесс развития общества, то есть процесс постепенного накопления количественных изменений в общественной жизни, уступает место сознательной деятельности людей, мирное развитие сменяется насильственным переворотом для изменения качества общественных отношений. Именно поэтому в революциях так возрастает значение личностного фактора, оказывается такой выдающейся роль революционеров или вождей в развитии событий, именно поэтому в революционные периоды выплывают на поверхность государственной деятельности столь яркие исторические личности. Благодаря их самоотверженным деяниям происходит вовлечение огромных человеческих масс в поиск нового качества общественной организации, нового качества этики, социальной культуры, без чего немыслимо выйти на новый уровень производственных отношений, преодолеть общегосударственный кризис. Маркс весьма верно подметил, что революции - это локомотивы истории.

И как раз к такой социальной революции приблизилась Россия. Она подошла в своём развитии и накоплении противоречий между старым и новым к Национальной революции, которая должна начать длительную Национальную Реформацию общества.

Основным противоречием между производительными силами и производственными отношениями в России стало несоответствие качества общества современному уровню развития высокотехнологичного производства. Высшим уровнем такого общества на нынешнем этапе мирового развития промышленной цивилизации стало городское национальное общество. Только высокое национальное самосознание, только высочайшая национальная самоорганизация общественного существования, доходящая до качества корпоративно-национальной самоорганизации, отвечает теперь характеру социологизации производственных отношений, которая необходима для дальнейшего развития крупнопромышленного высокотехнологичного производства.

В России, в силу особенностей её имперского державного прошлого, сложился тяжелейший груз отживших, как народных традиций, так и мощных вне общественных, разорвавших связь с общественным самосознанием групповых интересов в среде правящего класса. Этот правящий класс всячески избегает смотреть правде в глаза, оттягивает неизбежную Национальную революцию всеми средствами, не гнушаясь ни лжи, ни лицемерия, ни откровенной подлости и преступной деятельности. Но тем самым только углубляются проблемы несоответствия производственных отношений характеру современных производительных сил. Однако чем к большему упадку приведёт нынешний политический кризис промышленное производство, чем глубже окажутся противоречия в сфере производства, тем радикальнее и беспощаднее будет протекание Национальной революции, тем безжалостнее она ударит по силам старого и отживающего.

Гениально одарённый итальянский режиссёр Л.Висконти в своём мудром фильме “Гибель богов” верно показал суть того, что происходило в Германии, когда к власти пришли национал-социалисты, те задачи, которые они были призваны решить для спасения страны. В одном из эпизодов, в ночь, когда стало известно о поджоге Рейстага, гауптштурмфюрер СС Ашенбах делает замечание: ”Этой ночью люди старой Германии должны стать прахом”. В этой, как бы сказанной Мефистофелем, ясной фразе изложена основная причина событий, происходивших в тридцатых годах в Германии. Не только старая правящая элита должна была стать политическим прахом, но и все люди старого мировосприятия самим ходом истории обречены были разделить её участь.

Как раз такая же задача стоит сейчас в России. В процессе объективно неизбежной Национальной революции необходимо произвести смену целого поколения среди правящих сил России, изменить самую суть мировосприятия страны. Надо будет воспитать русское национально-государственное самосознание во всех социальных слоях, поставить на колёса государственную власть, которая после неизбежного периода военно-политической диктатуры промышленного политического интереса, военно-политической диктатуры национальной демократии, переведёт Национальную революцию в Национальную Реформацию с стратегической задачей создания собственно национального общества с такими производственными отношениями, которые будут соответствовать самым передовым промышленным производительным силам в обозримой перспективе цивилизационного развития человечества.

Иного исторического пути у России просто нет. И только люди с ответственным мужеством способны ясно и недвусмысленно стать в ряды того революционного авангарда бойцов за Новую Россию, которому предстоит совершать Национальную революцию и начало Национальной Реформации в умах лучших сынов страны уже в ближайшее пятилетие.


21 сент. 1995г.





О двоевластии


После политического переворота, осуществлённого 3-4 октября 1993 года, в России установилась диктатура владельцев коммерческого капитала, которую они ни с кем не разделяют и не хотят разделять. К истечению второй годовщины со времени этого переворота коммерческий интерес безраздельно распоряжается судьбой страны, превратив всё в ней в товар, в предмет спекуляции. Однако дальше оправдывать спекулятивный грабёж России всяким сбродом, как вороньё, слетающимся со всего мира, режиму больше нечем. Из всех бывших в запасниках либеральных “демократов” политических лозунгов у нынешнего режима остался на плаву, то есть в качестве политических костылей, только один, - пресловутые Права Человека.

Этот либерально буржуазный лозунг превратился в единственное политическое кредо нынешнего режима. А так как по смыслу имеются в виду Права Человека вообще, вне зависимости от расы, культуры, исторического мировоззрения, духовности и уровня развитости, то есть Права Человека как такового, человека биологического, то вся политическая надстройка режима оказывается агрессивно космополитической. Эта политическая надстройка не позволяет никому честно признать реальности расового неравенства людей, неравенства их культурного и исторического мировосприятия, неравенства в предрасположенности к той или иной деятельности, неравенства в социальной культуре и в общественной этике. Но без признания существования различия качеств каждого человека, невозможна никакая иерархия в человеческих отношениях, нельзя обосновать политическую иерархию, сакральность, авторитет власти. Следствием чего становится хроническая неспособность режима диктатуры коммерческого интереса достичь политической устойчивости посредством становления городских общественно-политических отношений, ибо такие отношения не возникают.

Люди объединяются в общества, - в политически конкретные общества, а не в абстрактно общечеловеческие, - только потому, что они различаются по задаткам и способностям, вследствие чего вынуждены дополнять друг друга при разделении труда. Чем большей стала культура сословно-иерархических и социально-политических отношений общества, тем более сложное разделение труда в нём удаётся осуществлять. А без сложного разделения общественного труда невозможно никакое промышленное производство. Получается так, что любые общественные отношения, необходимые для сложной производственной деятельности, при господстве режима диктатуры коммерческого интереса являются незаконными, политически преследуемыми. Говоря иначе, нынешний режим в России политически нацелен против сложного промышленного производства, нацелен на его разрушение, неважно, хочет этого правящая верхушка или нет, сознаёт она это или нет. И такой вывод наглядно доказывается самой жизнью.

Никакие заигрывания аппарата Президента с патриотизмом, никакие всхлипывания о царской российской империи не могут изменить политического существа дела, не могут изменить того факта, что режим этот есть режим диктатуры коммерческого капитала и не может быть ничем иным, кроме как агентом мондиального коммерческого космополитизма. То, что поток иностранных товаров не ослабевает, а, скажем прямо, даже устойчиво расширяется по количеству и качеству, повсюду вытесняя отечественную продукцию, видит каждый в России. Идёт явное разрушение отечественного промышленного производства, оно явно привязывается к западным транснациональным компаниям, к их эгоистическим интересам в виде второсортного довеска, несмотря на всю болтовню членов Правительства о защите национального производителя.

Доверие населения к исполнительной власти, которая осуществляет диктатуру коммерческого космополитизма, падает. Опросы показывают, что Президента поддерживают около десяти процентов тех, кто имеет право голоса. И единственным органом власти, оправдывающим нынешний режим, дающим ему некую легитимность, становится только представительный Парламент, а единственной идеей обоснования легитимности диктатуры коммерческого космополитизма в России становится идея парламентаризма. Ныне складывается такая внутриполитическая ситуация, когда невозможно бороться с режимом, не борясь с парламентаризмом. Парламентаризм становится нашим Злом из Зол, так как опирается на либеральную Конституцию, чем придаёт политическую законность разрушающему промышленное производство режиму, превращающему нас в колонию промышленно развитого Запада.

Однако требовать бойкота парламентских выборов было бы неверным политическим лозунгом дня. Парламентаризм должен сгнить в результате естественной эволюции, его коммерческий, космополитический характер должен выявиться окончательно для самого пустоголового обывателя. И предстоящие парламентские выборы станут в этом смысле замечательнейшим уроком, изменят и сам парламент и общественное мнение о нём качественно.

Почему? Да просто потому, что на этих выборах победят, с одной стороны, деньги воров и спекулянтов и, с другой стороны, густопсовый коммунистический архаизм, коммунистическое мракобесие, которое ничего не может предложить для действительной борьбы с режимом как таковым. Поэтому диктовать условия будут те, кто ясно понимает, чего добивается. Если по официозным оценкам оказывается, для того, чтобы усесться в депутатское кресло Госдумы, кандидату надо будет израсходовать на избирательную компанию около 100 тысяч долларов, то можно себе представить, какой политически станет депутатская братия следующего состава парламента, чьи интересы она будет отражать.

Следует ясно отдавать себе отчёт в том, что сейчас финансировать выборы сможет главным образом коммерческий капитал.  А почти 80%  коммерческого капитала, то есть торгово-спекулятивного, финансово-ростовщического и бандитско-воровского, сосредоточено в Москве. Значит, подавляющая часть депутатов станут выражать кровные требования к стране столичного коммерческого политического интереса. Таким образом, политическая конфронтации подкармливаемой наглым от вседозволенности коммерческим капиталом продажно космополитической Москвы с промышленными и сельскохозяйственными, собственно производительными регионами страны станет ещё более откровенной, чем была до сих пор!  Вот тогда Россия и созреет для собственно демократии и политической культуры! Ибо реальная политическая борьба идущего к капитализму общества начинается только тогда, когда для сознательного объединения в политические организации, чтобы защищать собственные интересы, поднимаются живущие в промышленных регионах. А политически умнеют они, побуждаются к объединению лишь при массовой безработице и гиперинфляции, - а ждать гиперинфляции и безработицы в России осталось недолго.

Если столица в своих политических целях перестаёт отражать интересы промышленных и сельскохозяйственных регионов, в них с неизбежностью должен возникнуть второй неформальный политический центр, активный центр, который идеологически будет оформляться для любого вида борьбы, в том числе и насильственной, чтобы ниспровергнуть нынешнее преступно несправедливое положение дел. Не лишним станет упоминание, что войну за независимость североамериканских колоний от английской метрополии породил лозунг:  “No taxation without reprasentation!” - “ Нет налогообложению без  представительства в королевском парламенте!”

Страной сейчас управляют политически бездарные деятели. Они не смогут справиться с эгоизмом воров, ростовщиков и спекулянтов, и эта конфронтация регионов и столицы превратится в хроническую, в антагонистическую и непримиримую, не разрешимую никакими полумерами. А на реальные меры режим, который не в состоянии обеспечить стране промышленный подъём и быстрое накопление регионами промышленного капитала, не способен. То есть, в результате предстоящих выборов в стране постепенно сложится реальное двоевластие. И это двоевластие в конечном итоге, рано или поздно, вызреет в политически непримиримое противоборство регионального русского национализма со столичным, подкармливаемым коммерческим капиталом, космополитизмом, который будет рядиться в одежды православного патриотизма.

Конечно, на начальной ступени этой конфронтации региональное общественное сознание будет заражено бациллами опирающегося на мифы Великой Индустриализации и Великой Победы коммунизма, и космополитический по своим целям коммунизм, представленный неокоммунистами в Госдуме, будет питать их иллюзии примирения со столицей. Именно поэтому парламентские неокоммунисты будет тайно поддержаны столичной олигархией, но лишь до тех пределов, за которыми могут угрожать интересам самой этой олигархии. Однако решать, реально решать проблемы современного экономического и политического кризиса государства коммунизм не способен и даже в Думе докажет эту неспособность очень скоро. Как раз разочарование в коммунистах приведёт к росту озлобления и анархического неприятия нынешнего режима в среде региональной молодёжи, в среде армии. Регионы станут устойчиво выходить из-под всяческого контроля сложившихся прежде партий и движений, лозунгов и идеек.

Вот тогда придёт час революционеров от национал-демократии! Только идеология интеллектуального национализма в его самой радикальной форме окажется способной дать новую жизнь стране, новое историческое дыхание обществу. Прежде всего потому, что только такая идеология способна выразить вызревающую историческую потребность государства в Национальной Реформации. А начинается Национальная Реформация с Национальной революции, осуществляющей установление диктатуры промышленного политического интереса и беспощадное подавление интереса коммерческого, жёстко привязывая его к требованиям ускоренного развития производительных сил государства и тем самым получая политическую поддержку слоёв населения, кровные интересы которых в экономике неразрывно связаны с интересами промышленного производства.


22 сент. 1995г.


ГОРОДНИКОВ Сергей