BzBook.ru

РОССИИ МАЛО БОНАПАРТИЗМА

РОССИИ МАЛО БОНАПАРТИЗМА


Некоторые читатели газеты «Национальная Республика» задают нам почти один и тот же вопрос. Они внимательно отслеживают то, что сейчас предпринимается Президентом В.Путиным и его администрацией для укрепления централизации власти и роли армии в России, и сравнивают с нашим анализом последовательности событий во Франции после прихода к власти Наполеона Бонапарта, — анализом, предложенным в книге "Историческое предназначение русского национализма" ( см. газ."НР" №4 ). Находя в поразительных совпадениях определённую закономерность, соглашаясь с нами - мы, несомненно, открыли закономерности в развитии всех буржуазных революций, - они говорят: "Не поворачивает ли В.Путин к бонапартизму, то есть к форме Национальной революции? А если так, не следует ли нам, русским националистам, искать сближения с ним и по мере возможности оказывать свою поддержку?"

Вопрос, действительно, очень важный для определения тактических задач русского политического национализма на ближайшие годы. Но прежде, чем ответить на него, обратимся сначала к некоторым фактам истории Франции конца осени 1799 года, когда вызревал заговор по осуществлению переворота, - того переворота, который привёл к руководству страной Наполеона Бонапарта. Эти факты помогут понять, чем был бонапартизм для Франции, на какие интересы он опирался; и чьи интересы привели к власти В.Путина в нынешней России.




ГЛАВА I. Две фазы переворота 18-19 брюмера 1799 года



1. КОНСТИТУЦИОННЫЙ ПЕРЕВОРОТ В ИНТЕРЕСАХ КРУПНОГО КОММЕРЧЕСКОГО КАПИТАЛА


30 октября 1799 года, за десять дней до переворота, фактический глава и олицетворение Директории, то есть режима диктатуры коммерческого интереса во Франции, Поль Баррас пригласил генерала Бонапарта к себе на ужин. Во время ужина он доверительно сказал Бонапарту: "Республика гибнет — ничто больше не выполняется; правительство не имеет никакой силы. Нужны изменения в организации власти. Эдувиля (Hedouville) мы сделаем Президентом республики, а вам, генерал, мы доверим армию".

Баррас при режиме Директории был тем же, чем был в России последних лет Б.Ельцин. Как и Ельцин, он боролся за власть любыми мерами, не брезгуя аморальностью и беспринципностью. Как и Ельцин, он нажил множество врагов и превратил власть в кормушку небольшой группы воров, посреднических спекулянтов, которые довели страну до грани нищеты и развала. Как и Ельцин, он не имел серьёзной политической поддержки, своей партии, и держался у власти изощрённым лавированием, подкупами и интригами. Как и Ельцин, он стал крайне непопулярен в собственной стране. Сознавая, что спасти режим и его самого может только радикальное укрепление аппарата исполнительной власти, которое позволит ему уйти в тень, сохраняя высокое положение и влияние на принятие ключевых решений, он намеревался осуществить переворот, который преобразует Директорию в авторитарную президентскую республику. А во главе республики он решил поставить зависимого от него человека, политически неизвестного Эдувиля.

Трудно сказать, что за человек был этот Эдувиль. Обстоятельства помешали ему оказаться наверху власти, и в последующем он нигде не проявился, как яркая фигура. Известно, что он был профессиональным военным и в начальный период Великой французской революции служил вместе с лейтенантом Наполеоном Бонапартом в южном городишке Валенсе, где они поддерживали товарищеские отношения. Крутые повороты исторических событий развели их. В отличие от Бонапарта и созвездия других молодых военных, Эдувиль никак не смог заявить о своих талантах военачальника в сражениях за республику, стать известным в армии и стране на этом поприще. Очевидно, что он делал карьеру иным способом, изнутри аппарата власти. Как бы там ни было, важен напрашивающийся вывод — появление во главе исполнительной власти России В.Путина очень напоминает то, как предполагалось Баррасом выдвижение в руководство Францией того времени Эдувиля.

Бонапарт был оскорблён. Баррас посмел выдвигать в предполагаемые президенты Франции какого-то Эдувиля, а ему, прославленному генералу, предлагать второстепенную роль в обслуживании рискованного предприятия! После ужина 30 октября он принял решение примкнуть к другой группе заговорщиков. Её возглавлял Эммануил Сийес, который на тот момент превратился по положению во второе лицо в Директории. Но влияние Сийеса в исполнительной власти становилось весомее, чем у Барраса, ибо он не был запятнан скандальными сделками с олигархической верхушкой.

Итак, оба основных руководителя исполнительной власти Директории независимо один от другого, втайне один от другого готовили переворот, который должен был отменить старую, написанную на принципах либерализма конституцию режима диктатуры коммерческого интереса, и силой навязать стране новую конституцию. Новая конституция должна была решительно ограничить либеральные свободы и самостоятельность буржуазно-представительных институтов власти, обосновать режим авторитарного управления страной почти ничем не сдерживаемыми столичными чиновно-полицейскими учреждениями власти, а её главной целью стала бы защита интересов крупного коммерческого капитала. Сийес наиболее ясно и откровенно говорил о главной цели нового режима — установить жёсткий порядок в стране в интересах именно крупного капитала. А крупный капитал тогда был только спекулятивно-коммерческим.

Крупный капитал всё откровеннее проявлял растущую заинтересованность в унитарном характере организации власти в стране. Владельцев этого капитала раздражали многие проявления независимости провинциальных автономных образований, которые сложились в первые годы буржуазно-демократической революции. Им мешали автономистские законы, которые оправдывали произвол местных кланов, захвативших в провинциях власть и не желающих делиться ею с кем бы то ни было. Кланы эти всё делали для роста собственного посреднического капитала в противовес столичным олигархам, стремились только своих представителей допускать к приватизации собственности и часто опирались на реакционные феодальные пережитки времён феодальной раздробленности, оставляя почти безнаказанным со стороны центрального правительства местный чиновничий произвол. Владельцев крупного капитала раздражали местные взятки и местные пошлины, иные препятствия быстрому торгово-спекулятивному обращению больших денег по всей стране.

Поскольку крупный капитал накапливался в столице Франции, постольку его владельцы оказывались заинтересованными в решительном укреплении роли столичной власти за счёт насильственного ослабления влияния и самостоятельности местных властей, за счёт установления над местной властью жёсткого надзора с позиции силы. Это толкало их к поддержке мер по выхолащиванию характера буржуазно-представительной власти, к превращению буржуазно-демократических процедур в простую формальность. То есть крупный спекулятивно-посреднический капитал столицы оказывался заинтересованным в военно-чиновничьей капиталистической колонизации остальной страны для налаживания её коммерческой эксплуатации.

Установить унитарный порядок в стране, в которой провинциальные "элиты" создали свои полицейские подразделения, через своих депутатов оказывали влияние на столичную законодательную власть, а бандитизм превратился в бич целых областей и срастался с исполнительной властью на местах, — установить такой порядок могла только армия — единственный традиционно унитарный силовой институт государства. Поэтому группировки в руководстве Директории, которые были тесно связаны с крупным капиталом и готовили переворот, смену режима в интересах дальнейшего его наращивания, вынуждены были искать в армии авторитетных и склонных к участию в политических рискованных предприятиях генералов, вовлекать их в заговоры.



2. БЕЗ АРМИИ ПЕРЕВОРОТ БЫЛ БЫ НЕВОЗМОЖЕН


Первоначально, весной 1799 года, Сийес вовлёк в заговор молодого, талантливого и честолюбивого генерала Жубера. Но в это время русский фельдмаршал Суворов прибыл в Италию. 15 апреля Суворов принял командование русско-австрийской армией и через четыре дня начал широкомасштабное наступление на французские войсковые части. Нанося одно поражение за другим лучшим генералам Республики, он за три месяца практически вытеснил французов из Италии. То есть он за короткий срок лишил Францию плодов побед блестящей военной кампании Бонапарта, благодаря которым за полтора года в 1796-1797 годах французами была завоёвана Северная Италия.

Сийес способствовал тому, чтобы именно генерала Жубера назначили главнокомандующим, который должен был остановить и победить Суворова. Расчёт был простым. Если бы Жуберу это удалось, его престиж в войсках и среди населения помог бы успеху переворота именно группировки Сийеса. Но уже в самом начале своего первого сражения при Нови генерал Жубер был убит русской пулей.

После сокрушительного поражения французов при Нови, казалось, ничто больше не могло остановить продвижения Суворова к Парижу. Францию охватила паника. В эти критические месяцы Директория показала поразительную безвольность власти, неспособность призвать страну к отпору агрессии. Разложение режима, его моральный, политический распад стали очевидны подавляющему большинству населения Франции.

Спасение пришло неожиданно. После того, как австрийский двор, напуганный успехами Суворова, стал мешать ему, а русский император Павел Первый, раздражённый таким коварством союзников, порвал с ними отношения и отозвал русские войска в Россию, французам удалось улучшить положение дел на фронтах, остановить австрийцев. Но вопрос о необходимости смены столь гнилого режима, каким показала себя Директория, обострился до предела. При этом в правящих кругах возросло осознание собственной организационной и политической слабости и зависимости успеха смены режима от участия армии.

Когда Сийес предложил популярному в войсках Бонапарту принять участие в подготовке переворота, то есть занять место погибшего Жубера, он не мог не считаться с новыми обстоятельствами. Баррас намеревался заменить Директорию жёстко централизованной президентской республикой с марионеточным, послушным ему президентом. Сийес же проявил большую гибкость, предлагая отложить выработку деталей по выстраиванию власти нового режима на потом, а на переходное время учредить триумвират трёх консулов. Уверенный, что станет бесспорным вождём, он согласился на то, что Бонапарт войдёт в триумвират и станет третьим по значимости, военным консулом, тем самым привлёк его на свою сторону.

Переворот, который должен был сменить режим, готовился всего неделю. 18 брюмера ( 9 ноября ) 1799 года его осуществление началось и проходило по плану, подготовленному Сийесом. Не вдаваясь в подробности, отметим его основные этапы. Верхняя палата законодательного Собрания, Совет Старейшин, собирается на утреннее заседание и официальный представитель Директории Корнье делает срочное сообщение. В мрачных красках он описывает заговор, который будто бы готовят левые якобинцы (занимавшие политические позиции, аналогичные тем, что в России занимают коммунисты). Затем депутат Ренье предлагает ряд чрезвычайных мер, которые по конституции имеет право принять Совет Старейшин — а именно, перемещение обеих палат законодательного Собрания из Парижа в пригород Сен-Клу, назначение генерала Бонапарта командующим всеми войсками Парижа и центрального региона и стягивание этих войск в Сен-Клу будто бы для защиты представительной власти. Оба предложения принимаются единогласно.

К вечеру все пять руководителей Директории, кто волей, а кто вынужденно, подписывают прошения об отставке. Это главная цель переворота. Но с законодательным Собранием, которое перебралось в Сен-Клу, возникают непредвиденные сложности. Многие депутаты начинают задаваться вопросами. Они приходят к выводу, что якобинцы никакого заговора не готовят, а совершается переворот с целью укрепить исполнительную власть за счёт ограничения законодательной. Такой вывод вызывает у них ярость, и ночные дискуссии превращают нижнюю палату, Совет Пятисот, в растревоженный улей. Когда 19 брюмера генерал Бонапарт со свитой других генералов появляется в зале заседания и просит наделить его чрезвычайными полномочиями для подавления заговора якобинцев и наведения в стране порядка, многие депутаты гневно требуют его ареста, некоторые бросаются на него, в том числе с ножами. Бонапарта спасли гренадёры, вытащили из зала заседаний на улицу, к окружившим Сен-Клу войскам. Он в шоке, подавлен, растерян, не знает, что делать.

Этого препятствия не было в планах Сийеса. Заговорщикам кажется, что они потерпели провал и надо спасаться, кто как может. Однако несколько часов спустя Бонапарт приходит в себя. Он обращается к десяти тысячам верных ему гренадеров, напоминает им, что они всегда ему доверяли и он ни разу не обманывал их, после чего призывает разогнать сброд депутатов, которые бросались на него с ножами и едва не убили. Его поддерживают близкие ему лично генералы, и колебание гренадёров сломлено, они бросаются на штурм зала заседаний. Ярость депутатов сменяется страхом и паникой, никто не оказывает сопротивления, их избивают и вышвыривают на улицу. Но потом несколько десятков не успевших скрыться депутатов отлавливаются, и они безропотно подписывают бумагу о самороспуске законодательного Собрания и передаче чрезвычайных полномочий триумвирату консулов.

Так совершился переворот, который круто изменил судьбу Франции.



3. АРМИЯ ИЗМЕНИЛА ЦЕЛИ ПЕРЕВОРОТА


Сийес позже заметил, что он готовил переворот 18 брюмера, но не имеет никакого отношения к разгону законодательного Собрания 19 брюмера. 19 брюмера было делом рук Бонапарта — и именно этим событием тот перехватил политическую инициативу, стал ключевой фигурой в триумвирате. Но став ключевой фигурой благодаря поддержке армии, Бонапарт принялся изменять цели переворота с учётом интересов армии.

И Баррас, и Сийес намеревались лишь укрепить исполнительную власть режима диктатуры коммерческого интереса, преобразовав его в режим господства крупного коммерческого капитала. Крупные коммерческие спекулянты, ростовщики банкиры и казнокрады чиновники не только должны были оставаться главной опорой нового режима, но их положение предполагалось упрочить. Им гарантировалось бы главное, чего они хотели. А именно — неприкосновенность собственности, состояний, которые они приобрели за предыдущее десятилетие, вне зависимости от способов, какими собственность и состояния добывались. Для этого подновлённая идеями патриотизма либеральная идеология в виде эдакого консервативного или патриотического либерализма должна была обосновать значительное усиление чиновно-полицейских учреждений власти, как главное средство защиты прав собственности; законодательная власть превратиться в послушное правительству и подотчётное ему собрание, обслуживающее централизованное управление страной, а местные органы власти должны были быть урезаны в правах и возможностях ради упорядочивания отношений крупной собственности. В условиях прежней конституции этого сделать было нельзя, поэтому и стал необходимым конституционный переворот.

Прежняя, термидорианская конституция, принятая после свержения якобинцев во главе с Робеспьером, создавалась на предыдущей ступени буржуазной революции. Она отражала требования к характеру организации буржуазно-представительной власти со стороны сотен и сотен тысяч спекулянтов, разбойников, грабителей, казнокрадов и взяточников. Им она политически обеспечивала, как господство коммерческих отношений при буржуазно-капиталистической приватизации, так и условия хаотического становления множества не связанных с производственной деятельностью состояний, условия естественного отбора из среды населения тех, кто был склонен именно к такому, асоциальному способу обогащения и накопления спекулятивно-посреднического капитала. Но когда приватизация спекулятивно ценной собственности была в основном завершена, среди владельцев состояний выделились нескольких тысяч самых крупных нуворишей, у которых накапливались основной капитал и основная собственность. Главным в поведении и настроениях этих влиятельных нуворишей, подкупающих депутатов представительных собраний и средства массовой информации, стала тревога за сохранность того, что они приобрели, и термидорианская конституция перестала отражать их новые требования к целям и задачам власти, ибо она оправдывала дальнейшую эскалацию войн за захват и передел собственности. Прежние отношения были выгодны только криминальным сообществам и группе олигархов, которые мёртвой хваткой держались за личный доступ к бюрократическим верхам исполнительной власти, чтобы использовать его в эгоистических целях насильственного отнятия спекулятивно-прибыльной собственности у всех, кто не имел непосредственного выхода на правительство. Поэтому термидорианская конституция толкала страну к криминализации собственнических отношений, к беспределу в борьбе за передел собственности, что подрывало доверие местных "элит" нуворишей к Директории, расшатывало её политические основания, поощряло местнический сепаратизм. Кризис режима Директории выражался в растущей конфронтации законодательного Собрания и региональных кланов, с одной стороны, и разных кругов правящей верхушки — с другой. Он вел к дестабилизации обстановки в стране, к неуправляемости событиями, к параличу центральной исполнительной власти как таковой.

Разработчики планов конституционного переворота предполагали укрепление авторитаризма власти, во-первых, за счёт усиления её административной вертикали, и во-вторых — за счёт ослабления зависимости от политической поддержки основной массы представителей мелкого и среднего коммерческого интереса, то есть за счёт ослабления влияния буржуазно-представительных институтов, через которые как раз и выражались требования к характеру власти многочисленными мелкими и средними собственниками. Существенные различия были в следующем. Если Баррас не мог избавиться от своих тесных связей с олигархами и предполагал устройство нового режима в прежнем качестве, при котором самые беспринципные и хищные из близких ему олигархов так или иначе оставались у рычагов влияния на правительство, в общем и целом усиливая разбойно-воровской характер власти. То Сийес делал ставку на весь слой представителей крупного капитала, на его заинтересованность в выработке определённых правил взаимодействия с властью и в равных возможностях для коммерческой конкуренции, чего нельзя было добиться без оттеснения олигархов от рычагов манипулирования властью в личных эгоистических интересах. Позиция Сийеса была более приемлема широкому кругу слоя нуворишей и правительственных чиновников; она обещала им более устойчивую и сбалансированную власть, а потому ему удалось привлечь на свою сторону основные силы поддержки идеи переворота внутри исполнительных структур Директории и затем осуществить первую фазу смены режима.

Однако события 19 брюмера показали, что у Сийеса и других заговорщиков не было собственной политической среды поддержки, что они опирались только на богатых торговцев, банкиров и коррумпированную правительственную бюрократию. Решительный отказ нижней палаты законодательного Собрания поддержать укрепление исполнительной власти через насильственную смену режима, подхваченный большинством депутатов призыв объявить заговорщиков вне закона и начать их судебное преследование доказали это наглядно и убедительно.

Поэтому решающая роль, которую сыграло участие армии в конституционном перевороте, разгон армией законодательного Собрания превратили переворот в политический, отразили коренное изменение самого политического слоя участников смены режима. А это неизбежно должно было повлиять на коренное изменение целей переворота. Какие же интересы выражала армия? Почему она не просто поддержала переворот, а в процессе его осуществления нанесла сокрушительный удар по режиму Директории, уничтожив главные институты его легитимности?

Франция того времени была ещё в значительной мере крестьянской страной, большинство населения были крестьяне. Низовые части армии состояли в основном из деревенских призывников, отражающих взгляды и интересы крестьянства. Крестьяне же, получив в результате буржуазной революции земельные наделы бывших феодалов, превращалось в собственников наделов и приобретали опыт и интересы земельных хозяев. За время ожесточённой гражданской войны они убеждались, что только сильная буржуазно-государственная власть помешает возвращению феодалов, которые из-за границы требовали возврата своих земельных владений, и в этом смысле они обуржуазивались по своим основным интересам, политически поддерживали укрепление буржуазной власти — хотя и в собственном понимании способов, путей движения к такому укреплению. Они склонялись к тому, чтобы буржуазная власть перестала бороться с религиозными традициями и искала компромиссы с церковью, а так же восстановила понятные крестьянству феодальные государственные отношения, но без феодального крепостного права, без прежних феодалов. (Эти настроения крестьянства повлияли на политику Наполеона Бонапарта при поиске им мер достижения действенной централизации власти, подтолкнули к преобразованию консульской республики в авторитарную империю.) Офицерский же корпус французской армии состоял главным образом из горожан; он складывался в процессе буржуазной революции и напряжённых войн за буржуазную республику от внешней агрессии феодальных соседей, от продвигающей на континенте свои капиталистические интересы Англии и был отчётливо политизирован, склонен отстаивать свои политические настроения действием.

Ни солдаты, ни офицеры в подавляющем большинстве не имели отношения к спекулятивно-коммерческим операциям. Наоборот, они были объектами таких операций. Поставщики армии, чиновники посредники наживались на них, взвинчивали цены на оружие, одежду, на продовольствие и делали на этом огромные состояния, а Директория относилась к армии с подозрением, мелочно вмешивалась в военные действия генералов, используя победы и трофеи для личного обогащения клики власти. У армии не было причин защищать режим диктатуры коммерческого интереса, но были весомые причины к недовольству своим положением.

Немаловажное значение сыграла личность Наполеона. Наполеон сумел в течение нескольких предшествующих лет завоевать доверие армии. Он верно прочувствовал её настроения и в критический момент смог возглавить эти настроения, придать им политическую направленность.



4. ЧТОБЫ СТАТЬ ПОЛИТИЧЕСКИ СИЛЬНОЙ, ВЛАСТЬ ДОЛЖНА ОПЕРЕТЬСЯ НА БУРЖУАЗНЫЙ НАЦИОНАЛИЗМ


Несмотря на решающую роль армии и лично Наполеона Бонапарта в перевороте 18-19 брюмера, вождём триумвирата подавляющее большинство наблюдателей в стране и за рубежом восприняло Сийеса. На нём сходились почти все нити связей с ключевыми представителями крупного капитала, в его руках были главные рычаги влияния на учреждения исполнительной власти, именно он делал намёки, что уже начал готовить новую конституцию. В его лице перевороту было сразу же показано доверие многими держателями свободных денежных средств, они правильно поняли, что переворот готовился Сийесом в защиту крупного капитала — акции всех крупных торговых домов начали быстро расти в цене, а торговый оборот стал увеличиваться. Пресса отмечала, что крупные торговцы повсеместно и открыто выражали настроения одобрения новой власти.

Однако внутри триумвирата день за днём нарастали противоречия между Сийесом и Бонапартом. От Сийеса ожидали разработки новой конституции, плана нового устройства власти, которая предстала бы дееспособной и упорядочивающей обстановку в стране. Он выдвинул главный тезис, на котором возможно было обеспечить укрепление исполнительной власти за счёт ослабления буржуазно-представительной: "Власть должна идти сверху, а доверие — снизу". То есть, сильная исполнительная власть должна строиться на доверии снизу, на том, чтобы внизу была широкая поддержка её решениям. Говоря иначе, в условиях буржуазных свобод исполнительная власть тогда оказывается сильной и действенной, когда она выражает интересы большинства населения и тем самым получает его одобрение, пробуждает у него политическую готовность участвовать вместе с нею в воплощении её решений.

Однако Сийес запутался, пытаясь обеспечить состыковку совершенно противоположных задач. С одной стороны, его целью было узаконивание привилегированного положения всех представителей крупного спекулятивного капитала. А с другой стороны, нужно было предлагать какие-то меры для роста доверия широких масс к новой власти, как обслуживающей интересы владельцев такого капитала, ради её укрепления, при том, что подавляющее большинство населения Франции нещадно эксплуатировались посредническим капиталом и потому нувориши вызывали у них враждебные настроения.

В конце концов Сийес сделал окончательный выбор в пользу крупных коммерческих спекулянтов и предложил проект устроительства исполнительной власти, который вобрал бы в себя законодательные функции прежней палаты выборных представителей, позволяя вообще избавиться от такой палаты и необходимости считаться с представительными политическими силами, выражающими настроения низов. Предложенное им устроительство власти состояло из четырёх коллегий: Государственного Совета, Трибунала, Законодательного корпуса и Сената. Но когда встал вопрос, как обеспечить такой власти широкую поддержку снизу, и тем самым укрепить её, при фактической ликвидации избирательного процесса, Сийес не смог дать никакого вразумительного ответа.

Обозначив для себя в проекте новой конституции роль главы исполнительной власти с почти монархическими полномочиями, Сийес в процессе обсуждения этого проекта на конституционной комиссии оказался не в состоянии объяснить способы достижения целей проекта, ибо он не обосновал, какая же широкая политическая среда будет заинтересована в осуществлении его конституции. И он не мог дать такого ответа, потому что выражал интересы только крупного коммерческого капитала. Бонапарт воспользовался данной слабостью его позиции; он подверг предложенный проект резкой, ироничной критике. Сийес пытался возражать, но Бонапарт показал ему когти, намекнув, что именно за ним стоит реальная сила, армия. Не имея никаких аргументов против такого довода, Сийес вынужден был признать своё поражение.

Бонапарт взял в свои руки разработку новой конституции. Исправляя и дополняя проект Сийеса, он с теми же членами конституционной комиссии в течение нескольких дней написал конституцию, которая уже имела вектор поиска политической среды, необходимой для поддержки централизации исполнительной власти. Так, в ответ на единодушное мнение членов комиссии, что надо поднять имущественный ценз, ограничив круг имеющих допуск к участию в избрании органов власти, таким образом конституционно узаконив власть новоявленных богачей, он высказал совершенно противоположное убеждение, что надо вернуться к всеобщему избирательному праву первых лет революции. Согласно его взглядам, дееспособность исполнительной власти обеспечивается не обслуживанием ею интересов прослойки коммерческих спекулянтов и обогатившихся коррупцией и воровством чиновников. Она достигается опорой на многочисленные слои с социальными наклонностями, связанные с производством, промышленным и сельскохозяйственным, и готовые объединяться под лозунгами и флагом единой французской буржуазной нации. Корпоративно эгоистические материальные и моральные интересы такой нации и должна выражать исполнительная власть, получая тем самым массовое доверие снизу.

Сийес намеревался конституционно оторвать власть от влияния на неё всякой политической среды, представляя низы неким политически аморфным населением, оказывающим доверие власти потому, что при безвластии их положение ещё хуже. Он замыкал власть на крупный спекулятивно-посреднический капитал и на правительственную бюрократию, завершая процесс вырождения режима диктатуры коммерческого интереса в чиновно-полицейскую диктатуру крупного коммерческого капитала. Бонапарт же объявил о конституционной опоре на самые широкие слои, на миллионы крестьян, собственников земельных наделов, на предпринимателей производства и рабочих, то есть на тех, кто был кровно заинтересован не в посреднических сделках, а в хозяйственном развитии страны. А чтобы осуществить революционный по своей сути поворот к новой политической цели, чтобы вырваться из гибельных для Франции объятий диктатуры крупного коммерческого капитала, Бонапарт вынужден был стать на путь выстраивания власти в виде ответной авторитарной военно-политической диктатуры. Авторитаризм этой диктатуры должен был поддерживаться широкими слоями населения через конституционно узаконенные плебисциты о доверии политической линии Бонапарта, как главы режима, то есть через особый вид революционного поворота к демократизации в условиях авторитарного режима, призванного спасти, защищать и развивать такую демократизацию.

Таким образом борьба между Бонапартом и Сийесом, которая продолжалась шесть недель, закончилась полным поражением последнего. В новом устройстве власти, в консульской республике, Сийес не вошёл даже в тройку консулов. Однако Бонапарт не имел ясного видения и понимания, куда он движется, доверяясь в политике своему наитию. Волей-неволей он был вынужден постоянно лавировать. Он не осознавал, что наитие подталкивает его к осуществлению Национальной революции, и потому не мог создать политическую партию по проведению революционной политики, идеологически и политически нацелить на осуществление такой политики широкие массы французов. Вначале его политические позиции были слабыми, и он не хотел сразу же приобрести врагов среди выразителей интересов крупного коммерческого капитала, предложив их представителю Сийесу роль председателя Сената. Но последующее становление нового режима постепенно вытесняло Сийеса из текущей политики, что отражало вытеснение из неё влияния крупного коммерческого капитала как такового.

Куда же двигался режим, позже названный бонапартистским?

Лавируя в поисках средств укрепления центральной власти, Бонапарт в своей экономической политике сначала делал упор на развитии крупной промышленности и связанной с ней естественной науки, инженерии и поставил интересы промышленников гораздо выше интересов земледельческой и коммерческой буржуазии. А затем, когда благодаря такой политической линии в стране начался бурный хозяйственно-экономический и социально-организационный подъём, подчинил всю внутреннюю и внешнюю политику цели достижения Францией промышленного могущества, как основы основ государственной мощи и мирового влияния, способного противостоять Великобритании на внутреннем и внешних мировых рынках. Ради этого он вёл войны по всему европейскому континенту, и ради этого он провозгласил стратегию континентальной блокады, призванной убрать из Европы конкуренцию французским товарам со стороны более качественных британских товаров.

Будучи по умственным способностям и наитию стратегом, Бонапарт неосознанно, но в соответствии с объективными закономерностями становления буржуазно-национального общества и государства созидал режим авторитарной и националистической военно-политической диктатуры промышленного интереса, увидев именно в развитии промышленного производства главное условие становлению стратегического могущества буржуазной Франции. Используя свой военный гений и дипломатический талант, он впервые в мировой истории перевёл стратегическую борьбу за политическое господство между буржуазными державами, Великобританией и Францией, в плоскость непримиримой и бескомпромиссной борьбы за создание наиболее благоприятных условий развитию национального промышленного производства, подчинив этому военно-политические средства разрешения межгосударственных противоречий.

Режим бонапартизма создавал предпосылки быстрому наращиванию производительности труда и товарного производства, – и в первую очередь в промышленности. За счёт этого обеспечивался устойчивый рост доходов всех слоёв французского государствообразующего этноса, под воздействием государственной власти постепенно приобретающего самосознание французской буржуазной нации, — что позволяло разрешать запущенные социально-политические проблемы страны. Благодаря такому политическому курсу консульской республики, а затем бонапартистской империи повышался уровень жизни большинства французов и укреплялось их доверие к буржуазно-капиталистическим отношениям, серьёзно подорванное режимом Директории, а так же к институтам буржуазно-капиталистического национального государства, в которое превращался режим Бонапарта. В результате, год за годом ширилась среда поддержки политическим решениям центральной исполнительной власти, делая власть устойчивой и высокоэффективной.

Бонапартистская власть доказала, что способна налаживать действенное управление внутри страны и вести активнейшую внешнюю политику, которая быстро превращала Францию в мировую державу. Она постепенно создавала экономические и социально-политические предпосылки возвращению Франции к общественно-представительной демократизации. Демократизация эта началась после поражения Бонапарта в войне с Россией и краха его империи и стала переходной ступенью на историческом пути к французской национально-представительной демократии.



ГЛАВА II. Национальная революцияполитическое средство спасения власти через изменение её сущности



1. ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ ВЛАСТИ ДЛЯ ОТЛАЖИВАНИЯ КОММЕРЧЕСКОЙ СВЕРХЭКСПЛУАТАЦИИ


Вернёмся к вопросу — что же происходит в России?

В стране с сентября 1999 года совершается ползучий конституционный переворот, который преобразует режим диктатуры коммерческого интереса в режим диктатуры олигархического спекулятивно-коммерческого капитала.

Предпосылки к перевороту стали вызревать после дефолта 17 августа 1998 года. Тогда разразился столь глубокий и всеохватный кризис банков, которые обслуживали первую волну воровской делёжки бывшей собственности советского государства, что стало невозможным продолжать делать огромные состояния на простом спекулятивном коммерческом прокручивании и разворовывании бюджетных денежных средств и западных кредитов. После дефолта самыми доходными стали сделки по посреднической продаже на Запад энергетического сырья, цветных металлов. Именно на захват добывающих сырьё и производящих цветные металлы предприятий переместились главные интересы около правительственных олигархических семейств. Ожесточение борьбы за передел собственности в этих отраслях приняло размах главной внутриполитической проблемы России. Она усугублялась тем, что олигархи всё шире и откровеннее использовали криминальные связи и рычаги влияния на власть для привлечения организованной преступности, центральных и местных учреждений исполнительной власти, включая прокуратуру, суды, милицию и ОМОН, к захвату и отнятию чужой собственности и бюджетных средств, распространяя эту практику на все регионы. Связанные с этим скандалы следовали один за другим, учащались с каждым месяцем, указывая на устойчивую и набирающую силу тенденцию. Эта тенденция напугала почти весь слой бюрократов, губернаторов, крупных торговцев-спекулянтов, тех, кто сделали крупные состояния за прошедшее десятилетие. Напугала она и тех на Западе, кто скупили в России рыночно ценную собственность и рентабельные предприятия и убедились, что их права никак не защищены против произвола олигархических кланов в окружении президента Б.Ельцина. Тревоги, желания местных кланов защитить свои интересы собственности, вырваться из зависимости от федеральных центров власти, полностью захваченных олигархами, дестабилизировали обстановку внутри России и вне её, вели к параличу аппарат федеральной исполнительной власти. Повсюду набирали силу настроения ожидания неизбежного и скорого распада власти и страны.

В политике главными выразителями настроений тревоги крупных местных собственников, а так же бюрократов-столоначальников, родственными и иными узами связанных с теми слоями собственников, которые приватизировали крупные, но не сырьевые предприятия, в том числе промышленные и транспортные общероссийские компании, стали мэр Москвы Ю.Лужков и Е.Примаков. Е.Примаков приобрел большую популярность на посту председателя правительства РФ, именно ему приписывалась главная заслуга по выведению страны из катастрофического состояния после дефолта. Основным в их позиции стало бескомпромиссное требование отстранения олигархов от влияния на решения правительства и администрации президента, на спецслужбы, суды и МВД, и они открыто повели борьбу за создание единых правил и условий конкуренции для крупных столичных и региональных собственников. Они провозгласили, что только в таких мерах единственное спасение целостности России. Вокруг них быстро сложилась антиолигархическая коалиция, представляя широкий круг противоположных интересов. От интересов многих кланов местной экономической и политической власти, представленных в Совете Федерации губернаторами краёв и областей и президентами автономий, до интересов значительной части парламентских и местных коммунистов, аграриев, значительной части интеллигенции. Опросы показывали, что уже весной 1999 года её поддерживало подавляющее большинство населения страны. А поскольку олигархи тесно вовлекли в свои эгоистические интересы окружение Ельцина, так называемую "семью", а в зарождающемся городском общественном сознании их вызывающие ненависть хищнический, криминальный произвол и аморальность оказались столь неразрывно переплетёнными с именами президента страны и его дочери, что антиолигархическая коалиция стала быстро превращаться в воинственно антиельцинскую коалицию.

Вожди коалиции, Лужков и Примаков, приобрели на Западе много влиятельных союзников, напуганных положением дел, когда ядерный арсенал России мог превратиться в дубину, с помощью которой российские олигархи перенесли бы криминальные методы внутренней борьбы за передел собственности на мировой уровень. Они создали партию «Отечество» и открыто начали подготовку к декабрьским выборам в Государственную Думу и к последующим выборам Президента России, как к принципиальной схватке. И провозгласили, что эти выборы должны стать тотальным политическим столкновением с олигархами в борьбе за федеральные исполнительную и законодательную ветви власти. Ими при любом удобном случае щедро раздавались обещания, что будет произведён пересмотр прав собственности олигархов и предпринят ряд мер по их уголовному преследованию. В том числе в отношении Ельцина и членов его семьи. То есть, вожди коалиции по сути объявили, что с победой на выборах произведут конституционный переворот. Ибо олигархический произвол был закономерным следствием принятой в декабре 1993 года либеральной конституции. Без конституционного переворота юридическое преследование олигархов, а так же хоть какая-то юридическая борьба с почти поголовной коррупцией среди чиновничества и служащих силовых ведомств, с организованной преступностью, с криминальным переделом собственности, — часто связанных с интересами тех же олигархов и целого слоя высших бюрократов федеральных центров власти, — были бы невозможными.

Если искать сходство с событиями во времена Великой французской революции, то Лужков и Примаков в нынешней России выразили и политически возглавили те же интересы, которые в ту эпоху выразил и возглавил Сийес. Весной и летом 1999 года многим казалось, что Лужкову и Примакову после создания всероссийского движения "Отечество" обеспечена столь широкая поддержка местных "элит", влиятельных чиновников разных уровней, коммунистов, деловых и политических правящих кругов Запада, что у олигархов и у Ельцина оставались надежды только на отмену выборов и введение чрезвычайного положения. Средства массовой информации обеих противоборствующих сторон постоянно обсуждали эту тему, нагнетая атмосферу преддверия гражданской войны. Но чрезвычайное положение при крайне низком авторитете президента среди населения России было бы мерой отчаяния, оно оказалось бы началом политической агонии загнанных в угол олигархов и связанных с ними бюрократов, которых и внутренние и внешние противники, воспользовавшись ситуацией, охотно объявили бы экономическими и политическими преступниками со всеми вытекающими для них последствиями.

Чтобы избежать такой участи, олигархам и высшим бюрократам надо было перехватить инициативу по конституционному перевороту. А совершить это было нельзя, не перетянув на свою сторону часть населения с неустойчивыми воззрениями на события и ряд политических партий и группировок, которые выражали интересы слоёв, не имеющих никакого отношения к крупной воровской и спекулятивной частной собственности. Перетянуть же её было возможно. Большинство слоёв населения России поддерживали Лужкова и Примакова не потому, что те выражали их кровные интересы, — ибо эти слои видели в вождях кланов крупных местных собственников тех же воров и спекулянтов, так же имеющих связи с криминалом. А потому, что в своём большинстве крупные местные собственники представлялись им не настолько одиозными, не настолько циничными прохвостами, как около правительственные олигархи.

Ельцин для роли фигуры, способной вызвать массовые симпатии и перетянуть колеблющиеся политические группировки, больше не годился. Само его имя стало очень уж однозначным, слишком "антинародным". Он стал обузой для олигархов, для кремлёвских бюрократов и всей "семьи". Обстоятельства подталкивали их к единственному выводу — Ельцина надо убрать в тень политической борьбы и заменить его новой, энергичной и привлекательной для населения фигурой, но при этом политически несамостоятельной, которой можно было бы управлять, как им было бы выгодно. После нескольких неудач они нашли такую фигуру в В.Путине. Используя контроль над основными средствами массовой информации и современные возможности в воздействии на массовые настроения, они создали раскрутку событий, которая позволила за короткий срок превратить В.Путина в самого серьёзного противника Ю.Лужкова и Е.Примакова в борьбе за симпатии большинства населения и за ключевой пост в исполнительной власти. После победы наскоро сколоченного олигархами движения чиновников "Единство" на выборах в Госдуму в декабре 1999 года и выбора в президенты страны в марте 2000 года В.Путина возникли предпосылки для осуществления конституционного переворота в интересах олигархического коммерческого капитала. Само осуществление переворота упростилось после того, как Путин и его сторонники дали понять главным противникам из коалиции Лужкова-Примакова, объединённым в партии «Отечество», что обновлённый режим намерен уравнять права олигархов и крупных коммерческих спекулянтов и собственников, защищать интересы крупной коммерческой, посреднической собственности как таковые. Отражением примирения олигархов, правительственных бюрократов и «элит» местных новоявленных собственников стало начало вынужденного объединения партий «Единая Россия» и «Отечество», которое ведёт к поглощению «Единой Россией» партии своих недавних самых яростных, но побеждённых политических соперников.

Почему во Франции 1799 года олигархам и связанным с ними высокопоставленным чиновникам не удалось организовать конституционный переворот, а олигархам и кремлёвским бюрократам в России 2000 года — удалось?

В первую очередь потому, что российские олигархи, сначала из-за близости к исполнительной власти и "семье" президента Ельцина, наворовали огромные состояния, через банковскую спекуляцию превратились в финансовых воротил, создали огромные личные организации, как «государства в государстве», а затем установили контроль над экспортом нефти, газа, цветных металлов, химических удобрений. Их денежные средства на порядок превышают финансовые средства всех вместе взятых представителей самых богатых людей из окружения московского мэра и из среды местных кланов. У олигархов Франции эпохи буржуазной революции не было подобных источников накопления финансового могущества. А при режиме диктатуры спекулятивно-коммерческого интереса уровень финансового могущества определяет, в конечном счёте, степень действительной власти. При диктатуре коммерческого интереса господствует спекулятивный капитал, и у кого его больше, тот оказывается политически сильнее.

Однако на новой ступени становления в России коммерческого капитализма наибольшую спекулятивную прибыль будут давать уже не приватизация, не передел собственности, а упорядочение коммерческих сделок, превращение их во всеохватные коммерческие сделки. Гигантская и постоянно отлаживаемая коммерческая эксплуатация населения России, её ресурсов становятся главным источником роста прибыли и средством примирения разных семей крупных собственников. Поэтому должны происходить серьёзные изменения в отношениях между олигархами и властью. Для налаживания всеохватной коммерческой эксплуатации России требуется укрепление центральной власти, усиление её чиновно-полицейского аппарата ради распространения олигархических интересов в доступе к сырьевым и иным ресурсам на всю страну и за её пределы. А этого нельзя добиться без сращивания олигархического капитала с чиновно-полицейской властью, без объединения всех учреждений власти, которые создавались олигархическими кланами под собственные задачи, без вовлечения всех олигархов в совместную с высшими чиновниками разработку внутренней и внешней политики. Такое изменение существа основных интересов заставляет произвести коренные изменения в расстановке сил внутри олигархических кланов, выдвигать к власти в первую очередь тех олигархов и чиновников, кто лучше понимает новые задачи, и жёстко подавлять не желающих отказаться от прежних представлений о роли власти. То есть, нужной оказывается чистка от тех олигархов и высших чиновников, кто не понял, что правила изменились, и продолжает рассматривать власть как наёмную обслугу, созданную для осуществления приватизации и захвата рыночно ценной собственности.

Это лучше, чем что-либо иное, доказывает, что власть в России движется и осуществляется именно коммерческим интересом в его развитии, а не отдельными лицами или группами лиц.



2. В РОССИИ БОЛЬШЕ НЕТ СРЕДЫ ПОДДЕРЖКИ БОНАПАРТИЗМА


Так может ли армия нынешней России превратиться в столь же влиятельную и самостоятельную политическую силу, какой стала армия Франции эпохи Великой буржуазной революции? Иначе говоря, способна ли она совершить политический переворот, направленный против господства выразителей коммерческого интереса, и установить бонапартистский режим в том или ином виде?

Чтобы ответить на данный вопрос, надо разобраться — сможет ли армия России в настоящих условиях опереться на широкую политическую поддержку, необходимую для осуществления военно-политической диктатуры в защиту промышленного капиталистического интереса ради его спасения и развития.

В эпоху французской буржуазной революции политической опорой для армии стало многочисленное крестьянство, которое получило от буржуазной революции землю, а потому охотно поставляло в революционную армию основную часть солдат. Французские крестьяне не разорвали духовную связь с католическим мировоззрением и сохраняли традиции народных общественных отношений, народную этику и мораль, народную память об истории государства и государственной власти. На их влиятельные в армии настроения и сделал ставку генерал Бонапарт, когда совершал военный переворот, призванный свергнуть Директорию. Едва став первым консулом республики, он разрешил католической церкви вернуться во Францию на условиях Конкордата, тем самым быстро укрепил свою авторитарную власть поддержкой крестьянства и с помощью армии победил в политической борьбе выразителей либеральных спекулятивно-коммерческих интересов. Крестьянству и армии оказалось приемлемым превращение режима Бонапарта в режим первоочередной защиты и продвижения промышленного производительного интереса. Ибо такой поворот в политике не только обеспечивал французское крестьянство столь необходимыми ему промышленными товарами, но и быстро увеличивал уровень жизни и уровень потребления горожан — отчего возрастала их покупательная способность, в том числе и для поглощения через рыночные отношения сельскохозяйственной продукции. Это расширяло товарно-денежные отношения крестьянства с городом и вело к капитализации сельского хозяйства и подъёму уровня жизни большинства крестьянин. Поэтому французское крестьянство активно поддерживало буржуазную военно-политическую диктатуру Бонапарта во всех её шагах, во всех её войнах, которые происходили главным образом для создания условий быстрому развитию внутреннего промышленного производства Франции.

Однако в раскрестьяненной России образца 2000 года крестьянская среда слишком малочисленна, чтобы стать серьёзной политической опорой для военно-политического переворота. Да и русская крестьянская молодёжь потеряла духовную связь с православным вероучением, переживает такой же мировоззренческий кризис сознания, как и горожане. А без действенной поддержки значительной части объединённого мировоззрением русского населения армия не в состоянии осуществлять функции власти.

Армия, как важнейший институт государства, как институт государственной системы власти, создавалась всегда и везде, и в языческих государствах, и в феодальных — внутри системообразующего мировоззрения, внутри языческого или монотеистического вероучения. Вне системообразующего мировоззрения военные дружины не способны преодолевать родоплеменные традиции замкнутого существования, которые сложились за сотни тысяч лет эволюции человека в природной жизни, и вне такого мировоззрения они не способны развиваться в сложные, надплеменные военно-управленческие учреждения для организации надплеменного жизненного пространства. Вне системообразующего мировоззрения военные дружины не могут вырваться из интересов прямого грабежа захваченного ими населения, из побуждений кочующих ватаг грабителей или наёмников, из побуждений сиюминутных, суть которых - после нас хоть потоп. Вне системообразующего мировоззрения военные дружины остаются чуждыми идеям стратегического управления определённой территорией, упорядочивания определённого жизненного пространства, организации в этом пространстве какого-либо производства и воспроизводства, как населения, так и средств производства. Ибо вне системообразующего мировоззрения они остаются чуждыми интересам податного населения, не в состоянии рассматривать это население в качестве такого, с которым надо устанавливать особые общественные отношения, осуществляемые внутри определённой и приемлемой податному населению системы власти.

Иначе говоря, только системообразующее мировоззрение обосновывает государственные отношения и систему власти, которая должна системно развивать надплеменные общественные отношения и соответствующие им производительные силы, только оно задаёт целеполагание социальному цивилизационному развитию. Вне системообразующего мировоззрения, вытесняющего родоплеменное языческое воззрение на мир цивилизационным социальным мировоззрением, ни производительные силы, ни общественные, ни производственные отношения развиваться не могут.

Поэтому кризис господствующего системообразующего мировоззрения приводит к кризису и общественное сознание государствообразующего этноса, и государство как таковое, разрушает и производственные отношения, и производительные силы, и армию, лишая её смысла существования, порождая её неуклонный моральный и организационный распад до уровня отрядов наёмников. В ещё большей мере это справедливо в отношении чиновничества и полиции. Чиновничество и полиция возникли для обслуживания государственной системы власти, для обслуживания системообразующего мировоззрения и армии и без них обречены на организационную деградацию, распад и гибель. В русской истории это, к примеру, имело место после февральской буржуазной революции 1917 года, до тех пор, пока к власти не пришли большевики с коммунистическим мировоззрением.

Главная проблема нынешней России в том и заключается, что у нас происходит не просто буржуазная революция, а углубляется всеохватный кризис всех системообразующих мировоззрений государствообразующего этноса: как православного, так и коммунистического. Кризис этот вызван раскрестьяниванием русской деревни, с одной стороны, и с вырождением, быстрым сокращением русского пролетариата в городе, с другой стороны. В таких обстоятельствах традиция российской имперской государственности, армия и чиновно-полицейский аппарат власти существуют лишь постольку, поскольку пока ещё существуют и русское крестьянство, и русский пролетариат. Поэтому ни о какой широкой среды политической поддержки армии, ни о каком установлении ею военно-политической диктатуры, ни о каком бонапартистском режиме в России не может быть и речи. Ибо сама армия неуклонно разлагается, несмотря на все попытки режима остановить это разложение определёнными и всё возрастающими уступками коммунистическому и православному мировоззрениям, хотят ли правящие круги режима этого или нет, сознают ли это или нет.

Спасти русскую государственность, создавая заново и армию, и самую государственность России в новом качестве, сейчас в состоянии только совершенно новое мировоззрение, которое обоснует новую, постиндустриальную цивилизационную парадигму и соответствующую ей систему власти, в которой будут системно и взаимозависимо учтены интересы социальных слоёв, на которых только и мыслимо дальнейшее цивилизационное развитие страны в меняющемся мире.



3. МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКАЯ НАЦИОНАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ


В течение жизни одного поколения Россия из крестьянской страны с патриархальными земледельческими традициями народных общин превратилась в урбанизированную, индустриальную державу, в которой русское общинное, патриархальное сознание оказалось искоренённым и почти исчезло. К 2000 году больше 80% из числа всех русских живут в городах. Поскольку в русской деревне остались в основном старики, постольку относительная численность русской молодёжи, которая стала городской, заведомо превысила 90%. Больше того, русская молодёжь начинает перемещаться из малых городов в средние и крупные, где она ещё основательнее отрывается от народных земледельческих традиций воззрения на мир, от многовековых общинных патриархальных устоев. Сейчас большинство русской молодёжи своим образом жизни, своими текущими интересами оказываются вовлечёнными в экономические отношения, которые развиваются в крупных и средних городах, где народно-крестьянские православные мораль, этика, культура оказываются абсолютно чуждыми условиям борьбы за социальное выживание и непрерывно возрастающим профессиональным и общим знаниям, расширяющимся свободам выбора. Вследствие советской ускоренной индустриализации в двадцатом веке произошло не только всеохватное разрушение русской деревни, общинной народной патриархальности, но и духовных, культурных, этических, моральных традиций у новых поколений городской русской молодёжи.

Подавляющее большинство русских людей уже необратимо оторвались от народного прошлого. Однако из-за обусловленного особыми историческими обстоятельствами индустриального развития, которое мобилизационно совершал коммунистический режим, городские отношения собственности, городское политическое сознание, городские формы семейных и общественных отношений, городские виды не коммунистического мировоззрения были поставлены в Советском Союзе вне закона, подавлялись, и даже не обсуждались. Буржуазно-демократическая революция, которая началась в России в 1989 году, обнажила эту проблему во всём её беспримерной для мировой истории остроте. Русская молодёжь в своей массе оказалась в мировоззренческом смысле совершенно беспомощной. Она потеряла связь с народными духовными, культурными, моральными ценностями и опытом народно-патриотических общественных отношений и, не имея возможности опереться на буржуазно-националистическое самосознание, предстала совсем беззащитной перед хлынувшим в страну идеологическим буржуазным либерализмом, которому старшие поколения русских ещё могли противопоставить народный земледельческий патриотизм. В поисках духовной опоры в происходящих событиях русская молодёжь стала хвататься за поверхностную смесь реакционных и тупиковых идей народного православия, национал-коммунизма, итальянского фашизма и немецкого национал-социализма.

При таком положении дел выстраивать представительную, исполнительную и законодательную власть в России, участвовать в борьбе за неё смогли только вульгарные либералы и старшие поколения с пролетарским сознанием, организованные традицией советского государства, традицией социал-феодальной коммунистической реформации народного земледельческого патриотизма. Буржуазная революция в конкретной стране отрицает прежнее государство. И буржуазно-представительная власть возникает сначала вынужденно, исключительно для защиты политического либерализма от народно-патриотической контрреволюции. Однако создаваемые ею для этой задачи учреждения управления обосновываются и организуются лишь опираясь на традицию старой организации государственной власти этой конкретной страны. Таким образом, либеральный космополитизм, не признавая государство как таковое и вынужденно приспосабливаясь к борьбе за власть в конкретной стране, для победы либерального космополитизма в этой стране приобретает обусловленные традицией её государственности субъективно-патриотические, субъективно-народные культурные черты. Данные черты углубляются по мере становления коммерческих интересов собственности и необходимого этим интересам усложнения власти, увеличения бюрократического аппарата исполнительной её ветви, а затем и законодательной. Получается так, что при режиме диктатуры коммерческого интереса рождается мировоззренческий симбиоз либерализма и народного патриотизма при господстве либерализма.

Поэтому бороться за власть в условиях режима диктатуры коммерческого интереса, который политически утверждает идеологическую победу либерализма и начинает приспосабливать к себе, как бы приручать народный патриотизм, могут только те слои, те поколения, в которых проявляется духовная традиция народного патриотизма. Эта традиция поддерживает соответствующую ей традицию чиновничье-полицейской организации аппарата власти, который призван обслуживать коммерческий капитализм. Главная возникающая при этом проблема в том, что старшие поколения переживают внутренний надлом истинной веры в патриотические мировоззрения, постепенно погружаются в цинизм безверия, моральной и этической опустошённости. Они теряют подлинную страсть к общественным вопросам и к политической борьбе, предчувствуя, что она уже ими исторически проиграна. На подлинную веру, на подлинную этику и мораль общественных отношений оказываются способными только новые поколения, которые не пережили кризис разочарования в мировоззренческих убеждениях. Вопрос лишь в том, когда появится мировоззрение, в которое молодые поколения поверят, как в новую духовную истину.

Сейчас же большинство представителей молодых поколений русских горожан, у которых разорвалась, исчезла связь с народно-патриотическим сознанием и не появилось новой веры, оказались неспособными участвовать в борьбе за экономическую и политическую власть в России. Они стали массово люмпенизироваться и поддаваться настроениям аполитичного потребительского паразитизма, отчуждаться от общественно-производственных отношений, от общественно-производственных интересов как таковых. Поэтому режим диктатуры крупного коммерческого капитала, который складывается после ползучего конституционного переворота 1999-2000 годов за счёт усиления опоры на народный патриотизм и жёсткой централизации управления страной, не в силах вовлекать в обслуживание его задач русскую молодёжь, не в силах рассчитывать на её поддержку. Стремясь запустить коммерческую эксплуатацию товарного производства для достижения внутренней финансовой и политической устойчивости, пытаясь возродить для этой цели социал-феодальные народно-патриотические производственные отношения, он не в состоянии привлечь в индустриальные производственные отношения молодых горожан. Не находя способов найти себе опору в русской молодёжи, политика режима повисает в воздухе. Режим, который теперь установился в России, не может обеспечить себе преемственность и будет неуклонно слабеть по мере вымирания и ослабления способности воздействовать на события со стороны старших поколений. Максимальный срок его существования отмерен сроком политической жизни старших поколений, политически значимого влияния православного и коммунистического народно-патриотического мировоззрений на поведение старших поколений русского населения страны. А потребность режима усиливать свою опору на эти слои заставляет, и будет заставлять власть всё определённее показывать поддержку одновременно традициям и коммунистического, и православного прошлого, символам, как советской имперской государственности, так и государственности российской империи. Таким образом, режим будет расширять политическую пропасть между старшими поколениями и русской молодёжью, всё основательнее отчуждаясь от пробуждающегося в расово здоровой её части мелкобуржуазного националистического самосознания, стремления к этническому эгоистическому самоопределению.

Уже в ближайшей перспективе вырвать власть, государственность и саму страну из разложения и распада в состоянии лишь появление принципиально нового для русских системообразующего мировоззрения. Такого мировоззрения, которое с максимальной научной объективностью отразит основные противоречия в стране и в мире. Такого мировоззрения, которое даст молодёжи новое историческое видение судьбы русского этноса на основе самого передового на данный исторический момент идеала общества, а именно национального общества информационно-технологической цивилизации, и одновременно укажет им многовековую историческую цель дальнейшего развития русского социально-политического бытия.

Новое мировоззрение должно иметь способность породить политическую идеологию и политическую партию, которые вырвут русскую городскую молодёжь из влияния либерального индивидуализма и люмпенского разложения. Оно должно будет помочь самой биологически здоровой части русской молодёжи направить её пробуждающуюся настоятельную потребность в проявлении этнического бессознательного умозрения в русло задач созидания национального общества, социально и юридически организовать и упорядочить её поведение для развития национально-городских отношений собственности и постиндустриальных производительных сил.

К началу буржуазной революции в России в 1989 году именно в крупных городах накопилась основная производственная и инфрастуктурная собственность государства, которое после Второй мировой войны превратилось во вторую индустриальную державу мира. Объём сельскохозяйственной собственности в сравнении с городской собственностью стал относительно ничтожным. Тогда как до 1917 года положение дел с собственностью было прямо противоположным. Поэтому разбуженная буржуазной революцией 1989 года борьба за приватизацию приняла характер исключительной борьбы за овладение рыночно-ценной городской собственностью; только вокруг спекулятивных коммерческих и воровских сделок с нею происходило быстрое накопление крупных капиталов. В этой борьбе стали рождаться главные буржуазно-капиталистические экономические и политические интересы и противоречия, главные отношения собственности в новой России. Вокруг капиталистического развития городских производственных отношений собственности, вокруг крупнейших капиталов, связанных с такими отношениями, только и сможет, только и начнёт выстраиваться, упорядочиваться русское национальное общество, к ним будут привязываться отношения собственности в средних и небольших городах, в сельском хозяйстве, создавая условия для экономической и социально-политической иерархии национальных общественных отношений. Поскольку эффективность капиталистического развития отношений собственности в эпоху информационно-технологической революции напрямую зависит от степени развитости социального поведения у национального среднего класса с его мелкобуржуазно-демократической психологией. Постольку зарождение русских национальных общественных отношений в крупных городах станет возможным лишь с появлением мировоззренческого политического движения, которое поставит целью воспитание самого социально развитого, самого политически организованного национального среднего класса. Говоря иначе, новое мировоззрение должно отвечать цели осуществлять непрерывную и системную социологизацию национального общественного сознания русской молодёжи, поднимать её до уровня соответствия самым высоким требованиям к производственным отношениям в мире. В противном случае нельзя будет добиться капиталистической конкурентоспособности и выживания русского промышленного производства при выпуске им товаров на мировые рынки. И пока не начнётся процесс мировоззренческого и политического зарождения среди молодых русских поколений самосознания национального среднего класса в крупных городах России, до тех пор в России не будет условий для поворота к производственному капитализму и передовому постиндустриальному развитию и необходимому для этого действительному, стратегически устойчивому укреплению власти.

Таким образом, идейный, моральный и этический распад режима будет устойчиво нарастать из-за разложения социальной среды его поддержки. А с ним в России будет нарастать и распад исполнительной, законодательной ветвей власти, которые возникли при буржуазной революции и господстве идеологического либерализма. Ни осуществить коренного усовершенствования режима с целью качественного укрепления централизации исполнительной власти в интересах крупного коммерческого капитала, ни произвести бонапартистского, военно-политического переворота для развития производственного капитализма в текущих обстоятельствах нарастающего духовного и мировоззренческого кризиса государствообразующего этноса России ни теоретически, ни практически невозможно. Любые попытки в этом направлении будет иметь лишь видимость успеха и окажутся краткосрочными.

Обобщая вышесказанное, сделаем следующее заключение.

В России уже нет и одновременно ещё нет социальной среды для оказания реальной политической поддержки централизации власти как таковой. Поэтому в России невозможен военно-политический переворот в принципе! Поэтому в России невозможен бонапартизм в принципе! Для страны остался единственный путь спасения от неизбежного предстоящего распада нынешнего режима диктатуры крупного коммерческого интереса — революционный переворот, — путь социальной революции в виде революции Национальной! А такой переворот может совершить только и только революционная политическая партия, возглавляемая ядром подлинных революционеров, что само по себе возможно единственно на базе революционной политической идеологии. А в основе такой идеологии должна лежать социально-политическая и политэкономическая теория, разрабатываемая внутри создаваемой под её влиянием гносеологической теории познания, чтобы вместе с этой теорией познания превращаться в революционно новое системообразующее мировоззрение, на основных положениях которого станет практически возможным выстраивать качественно новую, национально-демократическую государственную власть.

Надежда на выживание русских как этноса, надежда на спасение русского государства, а с ним и русской традиции государственности, сейчас полностью зависит от способности русского этноса родить новое системообразующее мировоззрение и революционно решительную, готовую воплощать это мировоззрение в жизнь организацию политических революционеров. Принципиальное отличие такого мировоззрения должно выражаться в том, что оно обязано отражать интересы связанных с информационно-технологическим промышленным производством образованных слоёв населения страны и создавать из них посредством националистической партии политически правящий русский национальный средний класс. И оно же обязано позволять национальному среднему классу идеологически обосновывать и демократически утверждать свою классовую политическую диктатуру. Ибо демократия есть этнократическая политическая диктатура средних имущественных слоёв горожан.

Иначе говоря, России и русским для выхода из состояния постепенно углубляющегося и гибельного для них мировоззренческого и социально-политического кризиса, то есть из состояния всеохватного общегосударственного кризиса, мало бонапартизма. Тому причиной объективная самодовлеющая действительность, в которой непримиримые экономические и политические, этнические противоречия, вследствие буржуазной революции вырывающиеся из оков всех старых традиций власти, не позволяют совершить успешный военно-политический переворот. Любые попытки движения в направлении русского бонапартизма политически не осуществимы, они изначально обречены на провал. И ведущиеся сейчас об этом разговоры не имеют никакого практического смысла.

27 янв. 2001г.





БОНАПАРТИЗМ И НЕ БОНАПАРТИЗМ



ГЛАВА I. Два вида режимов свержения диктатур коммерческого интереса


1. КАКОЙ РЕЖИМ ЯВЛЯЕТСЯ БОНАПАРТИСТСКИМ?


Итак, бонапартизм это авторитарный военно-политический режим насильственного поворота к развитию производственного капитализма, который устанавливается в обстоятельствах исчерпания целей и задач буржуазной революции.

В чём проявляются такие обстоятельства?

Буржуазно-представительный режим диктатуры коммерческого интереса, завершая процесс хищной и воровской приватизации рыночно-ценной собственности и коммерческой капитализации абсолютно всех видов экономических, политических, правовых отношений, в том числе и отношений между людьми, исчерпывает возможности проведения единой политики в интересах всего политического класса коммерческих собственников во всей переживающей буржуазную революцию стране. Ибо коммерческий интерес по своей сути создавать новую собственность не может, и его господство приводит к фактическому сокращению рыночно ценной собственности. Начинается борьба за передел такой собственности. Она ужесточается. В ней получают преимущества криминальные сообщества, в особенности связанные с олигархическими кланами, близкими к исполнительной власти и использующими силовые и юридические подразделения власти, то есть учреждения власти как таковые, для подавления или поглощения своих конкурентов в самых прибыльных областях коммерческой спекуляции.

Эта разворачивающаяся война внутри политически господствующего класса выразителей спекулятивно-коммерческого интереса расшатывает его идеологическое и политическое единство, она подталкивает местные кланы к стремлению защитить свои интересы через тот или иной сепаратизм и в конечном итоге приводит столичную власть к потере всех средств контроля над событиями в стране. Массовое разочарование почти всего населения в либерализме и в коммерческом капитализме, одновременно ширящееся осознание того, что контрреволюционные силы проиграли и возврат к дореволюционному прошлому невозможен, производит опустошение поля политических идей, что лишает средства массовой информации, которые обслуживают режим, действенных рычагов управления взглядами людей. Это провоцирует политический хаос и рост настроений насильственного изъятия крупной собственности и её перераспределения среди малоимущих — а таковыми оказываются подавляющее большинство.

Общая тревога за сохранность приобретённой собственности вынуждает владельцев крупного коммерческого капитала объединяться. Они всё настойчивее и организованнее требуют радикального усиления центральной исполнительной власти режима диктатуры коммерческого интереса для защиты уже главным образом их собственности. А усиление средств защиты их собственности оказывается невозможным без изменения существа исполнительной власти: во-первых, без превращения аппарата управления, который создавался для обслуживания диктатуры коммерческого интереса, в аппарат чиновно-полицейского господства и произвола, а во-вторых, без привлечения к власти не только полицейских силовых подразделений, но уже и армии. Но такое укрепление исполнительной власти нельзя осуществить без смены конституции, без отказа от главных положений либеральной конституции.

Говоря иначе, владельцы крупного спекулятивного капитала переживающей буржуазную революцию страны, возникая вследствие тотальной приватизации собственности, в конечном итоге затягиваются в болото непрерывной войны за передел рыночно-ценной собственности. С одной стороны, эта "война всех против всех" становится всё беспощаднее и всеохватной, она расшатывает авторитет и организованность власти до опасной черты, тем самым порождает угрозу потери собственности для большинства скоробогатеев вследствие ничем не сдерживаемого возмущения так или иначе ограбленных ими низов. С другой стороны, крупный капитал сосредотачивается главным образом в столице, и его владельцы в текущей борьбе за передел собственности подталкивают центральные исполнительную и законодательную ветви власти к острому столкновению с региональными кланами, что создаёт предпосылки распада страны на части с угрозой для представителей столичного крупного капитала потерять свою региональную собственность. Столичные крупные собственники начинают искать пути выхода из такого опасного положения вещей и волей-неволей видят их только в решительном укреплении центральной исполнительной власти, которая к тому же создаёт условия для более действенной коммерческой эксплуатации внутреннего рынка через его колонизацию именно крупным капиталом. Но укрепить исполнительную власть и разрешить нарастающие как снежная лавина противоречия спекулятивных интересов между представителями крупного капитала и региональными кланами оказывается невозможным без вовлечения в политические конфликты армии и без конституционного переворота, который нельзя совершить без опоры на армию. Так армия объективно превращается в соучастника борьбы за власть, причём самого организованного и вооружённого соучастника, используемого для колониального завоевания страны.

Дееспособность учреждений силового управления и поддержку правительства армией можно обеспечить лишь при разбавлении либеральной идеологии власти идеями традиционного для прошлых феодально-бюрократических государственных отношений патриотизма, преобразуя идеологию власти в консервативный или патриотический либерализм, эклектичный и циничный по своей сути, — ибо его главной задачей становится циничное обслуживание интересов крупного спекулятивно-коммерческого капитала. Идеология консервативного, патриотического либерализма обосновывает вырождение режима в чиновно-полицейский тоталитаризм, который временно укрепляет центральную власть и смыкается с интересами крупного спекулятивно-посреднического, олигархического капитала. При этом происходит определённое изменение расстановки сил внутри господствующего слоя частных и чиновных собственников. Ибо рост капиталов за счёт приватизации завершается, у такого способа роста состояний и собственности исчезает перспектива, так что преимущества получает капитал, непосредственно участвующий в посреднических коммерческих сделках. Именно участники собственно посреднических коммерческих сделок начинают оказывать основное влияние на политику исполнительной власти, требуя создания условий наращиванию коммерческой эксплуатации страны.

Особенность интересов крупного посреднического коммерческого капитала, который создаётся при буржуазной революции в том, что он не способен на действительную коммерческую конкуренцию. Он не имеет необходимого опыта рыночной конкурентной борьбы и налаженных связей с зарубежными производителями конкурентоспособных товаров, а внутреннее производство подобных товаров обеспечить не в состоянии из-за своего аморального политического господства, разрушительного для производственных отношений. В силу таких причин собственники этого капитала не могут прорваться на внешние рынки и утвердиться на них, обеспечить себе возможности устойчивого оборота коммерческих капиталов и их роста. Поэтому крупные собственники, в первую очередь олигархи, сосредотачиваются на захвате внутреннего рынка. Они упорно требуют превращения столицы переживающей буржуазную революцию страны в метрополию, а остальных регионов в колонии для устранения всех препятствий их коммерческой сверхэксплуатации. Укрепление центральной власти режима с помощью армии и чиновно-полицейских учреждений позволяет осуществлять эти требования, навязывать решения центральной исполнительной власти местным кланам. Одновременно оно сопровождается использованием всех средств власти для грубого вытеснения иностранных, более опытных конкурентов коммерческой сверхэксплуатации, что приводит к ожесточённому конфликту с ними и с правительствами развитых капиталистических государств мира.

Такая политика защиты интересов крупного посреднического спекулятивно-коммерческого капитала загоняет центральную власть режима безраздельной диктатуры коммерческого интереса и проповедников идеологии консервативного либерализма в идейный и политический тупик. Она оказывается лишь политикой завершения централизованного передела собственности в интересах олигархов, политикой разорения мелких и средних коммерческих собственников крупными и не находит поддержки в среде представителей мелкого и среднего спекулятивно-коммерческого капитализма ни в столице ни в провинциях. Такая политика неуклонно отчуждает от себя среду большинства господствующего класса новоявленных коммерческих собственников.

Поэтому конституционный переворот в интересах крупного коммерческого капитала совершается как циничный заговор связанных с крупным торгово-спекулятивным капиталом группировок внутри правительственных учреждений власти и создаёт институты замены буржуазно-представительной власти централизованной исполнительной властью. Переворот этот сужает среду поддержки центральной власти режима со стороны региональных кланов собственников, объединяет против неё партии мелкой и средней коммерческой буржуазии, а потому обновляемая центральная власть может удержаться только за счёт уступок значительной части своих полномочий армии. Армия всё определённее втягивается во власть и постепенно становится её ключевым силовым учреждением.

Сама армия непосредственного отношения к крупному спекулятивно-коммерческому капиталу не имеет. Если обстановка такова, что страна сползает к взрыву недовольства разоряющейся мелкобуржуазной среды, к гражданской войне столицы и провинций, то армия способна опереться на городскую среду социально ориентированных, связанных с производительными интересами слоёв населения как в столице, так и на местах. Она может заразиться их идеологическими и политическими целями осуществления централизации исполнительной власти для подавления коммерческого интереса как такового, для разрушения политики разделения страны на столицу и провинции и для политической организации социально ориентированных слоёв населения в этнократическое буржуазно-национальное, государствообразующее общество.

В действительности, история всех буржуазных революций показывает, что вынужденный поиск втягиваемой во власть армией собственных политических целей неизбежно приводил её к разрыву с интересами коммерческого капитала, космополитического по своей сути, а затем к деятельному участию в отстранении его влияния на власть. Задачи подавления губительного для страны господства крупного коммерческого капитала неизбежно толкали армию к революционному изменению существа власти. Либо к прямому силовому перевороту для установления авторитарного военно-политического режима поддержки капитализации производительных сил, режима диктатуры промышленного интереса в том или ином виде, который нельзя было осуществлять без Национальной революции в том или ином виде, без явно или неявно соответствующей такой революции внутренней и внешней политики. Либо к превращению армии в союзника политической партии, которая боролась за идеологически подготовленную Национальную революцию государствообразующего этноса.

В случае, когда отсутствует сознательная политическая сила, борющаяся за явную мелкобуржуазную Национальную революцию. А армия втягивается во власть крупным коммерческим капиталом, но производит военный переворот, направленный против политического господства всех выразителей коммерческого интереса и на преобразование власти в режим авторитарного военно-политического осуществления неявной Национальной революции, то есть в режим неосознанного создания экономических и политических условий становлению национального общества. Тогда и надо говорить о бонапартизме.

Режим генерала Бонапарта во Франции был первым в мировой истории режимом подобного рода. Буржуазные революции в Нидерландах в 1566 году и в Англии в 1640 году не привели к бонапартизму потому, что они начинались под влиянием многолетнего кровавого опыта борьбы религиозных протестантских движений с феодальным католицизмом и совершались сторонниками кальвинизма, самого революционно последовательного и самого буржуазного по духу и целям протестантского вероучения. Послереволюционные режимы господства выразителей спекулятивно-коммерческого интереса устанавливались в этих странах в непрерывной идейной борьбе гуманистов с кальвинистами и вызывали ответное превращение религиозного протестантского сознания в религиозно-политическое сознание, а религиозные движения кальвинистов в религиозно-политические движения. Религиозно-политические организации кальвинистов захватывали влияние на революционные армии, становились для них идеологической и политической руководящей силой, возглавляли военно-политические перевороты, свергающие режимы коммерческого интереса, а затем оказывались главными разработчиками долгосрочных, стратегических целей внутренней и внешней политики. Таким организациям подчинялся и военный вождь кальвинистов в Нидерландах герцог Оранский, и военный вождь английских индепендентов, а затем диктатор Англии Кромвель. Благодаря религиозно-политическим организациям данные военные вожди, стремясь к военизированной авторитарной диктатуре, вынуждены были ограничивать свою власть определёнными пределами. Так, именно индепенденты не позволили Кромвелю стать новым, конституционным королём страны, когда он начал осуществлять выстраивание буржуазных, пронациональных государственных и общественных отношений. Тогда как во Франции времён Великой революции некому было идеологически и политически руководить Бонапартом, и он без труда объявил себя ничем не ограниченным императором.

Кроме американской Национальной революции, последующие Национальные революции происходили в ХХ веке. Подавляющее большинство из них осуществлялись именно военными режимами, каждый из которых возникал после захвата власти армией в результате военно-политического переворота. А перевороты эти оказывались возможными после втягивания армии в борьбу за власть на этапе завершения концентрации, сосредоточения коммерческого капитала, когда появлялся крупный торгово-спекулятивный капитал, а внутриполитические и внешнеполитические противоречия режима диктатуры коммерческого интереса доходили до предела, угрожая интересам этого крупного капитала. Тревога за свою собственность, угроза для которой нарастала как со стороны конкурентов, так и со стороны озлобляющихся масс населения, заставляла собственников крупного капитала осознавать необходимость в административной централизации власти, в установлении режима хищной коммерческой эксплуатации всего внутреннего рынка только крупным капиталом. Для этой цели им приходилось использовать армию и опираться на армию. Но тем самым пробуждалось недовольство мелкобуржуазной городской среды её вытеснением из рыночных отношений и из политики, и оно нарастало по мере неизбежного наступления крупного посреднического капитала на политические свободы. Идеологический и политический кризис режимов диктатуры крупного коммерческого капитала приводил к резкой потере устойчивости политической обстановки, а когда не было буржуазно националистической политической силы, способной справиться с такой потерей устойчивости, остановить её мог только приход к власти армии. То есть подавляющее большинство Национальных революций совершались как раз бонапартистскими режимами, которые действовали политически неосмысленно, под давлением текущих обстоятельств и для спасения власти как таковой, а переживавшие буржуазные революции страны от исторической катастрофы.

Иначе говоря, существенной чертой бонапартизма является отсутствие идеологического стратегического целеполагания, необходимого для стратегического политического правления, и выдвижение задач текущего военно-чиновничьего управления на первый план выстраивания национальных государственных отношений. При бонапартизме стратегические цели выстраивания национальных общественных отношений часто размыты, невнятны, и всегда подчинены тактическим задачам выстраивания национальных государственных отношений. А при не бонапартистских режимах осуществления Национальной революции под руководством националистических идеологий и политических сил наоборот, задачи выстраивания государственных отношений подчинены ясно заявленной цели выстраивания новых, отвечающих буржуазным производственным интересам общественных отношений. В отсутствии опоры на передовые буржуазно-политические идеологические силы авторитарным бонапартистским режимам приходилось искать опору в средневековых феодальных традициях добуржуазного земледельческого религиозного сознания и соответствующего ему устроительства власти, что порождало внутренние противоречия, с течением времени заводило уже такие режимы в тупиковые состояния потери связи с идеалами общественного политического самоуправления. Наиболее ярким примером тому является как раз режим императора Бонапарта.



2. РЕЖИМ ИНДЕПЕНДЕНТОВ В АНГЛИИ


Для углубления понимания сущности бонапартизма и того режима, который будет спасать Россию от последствий диктатуры выразителей посреднических спекулятивно-коммерческих интересов, важно разобраться в изначальных особенностях не бонапартистских режимов. И перво-наперво обратиться к событиям буржуазной революции в Англии. Россия полтысячелетия является великой державой Евразии, и изучение опыта самой первой в мировой истории буржуазной революции, именно в Нидерландах, мало пригодно для анализа происходящего в нашей стране. На буржуазную революцию в Нидерландах существенное воздействие оказывало то, что она обуславливалась освободительной войной населения нидерландских провинций с католической Испанией. И кровопролитная, тяжёлая освободительная война затуманила, оттеснила на второй план ожесточённое противоборство в Нидерландах внутренних течений выразителей разных буржуазно-капиталистических интересов. В Англии же буржуазная революция совершалась вследствие собственного исторического развития крупного независимого государства, а потому наглядно показала ход борьбы главных внутренних противоречий. В том числе становление диктатуры коммерческого интереса, а затем религиозно-политического движения индепендентов, которое свергло эту диктатуру.

Организующей английских индепендентов в собственно политическое движение идеологией был радикальный пуританизм, крайнее выражение реформаторского кальвинизма. Разрабатывая идеологию радикального пуританства, индепенденты выводили сторонников пуританских конгрегаций за пределы общинного самоуправления, а именно к религиозно-политической борьбе за государственную власть.

Отличие кальвинизма в общем течении буржуазного протестантизма первой половины ХVI века было в том, что в мировоззренческой борьбе с феодальных католицизмом он доводил идейное разрушение имперского в своей сущности папского христианства до конца, вплоть до отрицания важнейших положений Нового Завета. В Новом Завете описывалась эпоха, когда Палестина была в составе Римской империи, и новозаветное учение Христа примиряло религиозное единобожие с имперскими государственными отношениями, позволяло использовать религиозное единобожие евреев для обслуживания имперской государственной власти. Заложенное в Новый Завет утверждение о спасительной миссии Христа давало папской церкви право быть сословной толковательницей Евангелия, посредницей между Христом и мирянами всего католического христианского пространства и выступать прямой духовной наследницей римской императорской власти, изменённой и усовершенствованной христианским вероучением. В кальвинизме же, который наиболее решительно выступил против спасительной миссии Христа и посредничества между человеком и богом защищающей средневековый земледельческий феодализм папской церкви, резко возрастало значение изречённого только в слове, пробуждающего личное воображение библейского Ветхого Завета. Ветхозаветное еврейское государство, как самостоятельное, постоянно ищущее духовно-религиозного совершенства народное государство становилось в кальвинизме идеалом государственного устройства, а отношения внутри одухотворённого непосредственной связью каждого еврея с богом ветхозаветного еврейского общества — идеалом общественных отношений. Данный идеал надо было только приспособить к буржуазным интересам семейных имущественных собственников, и одновременно сами эти интересы приспособить к данному идеалу.

Английское пуританство, как ответвление кальвинизма на Британских островах, сложилось вокруг задачи — перенести первоначальную, иудо-христианскую, то есть ветхозаветную по духу, этику коллективного земледельческого труда сельских общин в среду разобщённых интересами семейной собственности горожан небольших городов. И сделать это ради появления городских общин с корпоративной этикой производительного труда, способных на корпоративные рыночные интересы, готовых выступать корпоративным сообществом при рыночной конкуренции и в противодействии спекулятивно-коммерческому индивидуализму и потребительскому паразитизму. Индепенденты выделились из среды пуритан и заявили о своём появлении в обстоятельствах буржуазной революции, а именно после 1640 года. Они выступили религиозно-политическим ядром, намеренным объединять все пуританские корпоративные общины, пуританские конгрегации для борьбы за отражающую их интересы политическую власть во всей стране. Они считали, что лишь посредством политической власти можно добиваться воплощения чаяний пуритан, достижения ветхозаветного идеала общественных и государственных отношений. При этом индепенденты выбрали себе роль, какая была у жрецов-священников иудаизма и отчасти у сословия священнослужителей христианства, но приспосабливаемую к городским рыночным интересам семейной собственности. То есть роль партии духовно-политических руководителей, выстраивающих буржуазные, отталкивающиеся от библейских народных земледельческих отношений, народно-национальные общественные отношения и соответствующие им представительные конституционно-договорные государственные отношения.

Главной опорой индепендентов стала армия, вооружённая сила, в которой офицерство из средней и мелкой буржуазии и обуржуазившихся «новых» дворян, а так же значительная часть солдат из крестьян и горожан были объединены настроениями революционно-патриотического служения стране. Для офицеров и солдат революционной армии идеологи индепендентов на ветхозаветных примерах обосновали право воинов на особую роль в спасении буржуазно-представительной власти и превращении её в государственную власть. А когда резко обострился кризис политики поощрения воровства и приватизации собственности, с генералом Кромвелем во главе они осуществили захват столицы страны и насильственно отстранили от исполнительной власти олигархов и весь "гнилой" класс владельцев посреднического коммерческого капитала, тот класс капиталистических собственников, который сложился в условиях десятилетия диктатуры коммерческого интереса. Из своих представителей они принялись создавать новый господствующий класс, идеологически объединяемый пуританской, связанной с производством этикой и моралью. А для укрепления его господства стали выстраивать, изобретать и развивать на понятных им английских феодальных традициях государственных отношений юридическую правовую систему узаконивания своего властного положения в глазах городского населения. То есть, они предприняли попытку выступить в качестве партийно-политического сословия, обосновывающего появление военно-управленческого сословия, как необходимого условия для становления буржуазных общественных и государственных отношений конкретной страны.

Власть индепендентов оказалась необходимой для создания политических условий воспитанию буржуазного общественного сознания через буржуазно-этическое подчинение рационального личностного эгоизма религиозному общественному мнению, в результате чего становилось возможным развитие качественно новых производственных отношениях и производительных сил Англии. Буржуазная государственная власть в видении индепендентов должна была поощрять этику, которая воспитывала корпоративные производственные отношения в городе и на селе ради достижения наивысшей производительности труда семейных собственников и, тем самым, ради быстрого насыщения рынка товарной продукцией. Так индепенденты намеревались преодолевать крайне опасный для страны экономический и политический кризис, к которому привела Англию диктатура выразителей спекулятивно-коммерческого интереса.

Индепенденты заставили генерала Кромвеля опираться на свою политическую организацию, которая, будучи идеологически буржуазной, изолировала военных и Кромвеля от непосредственной политической опоры на бывшее в стране большинством общинное крестьянство. Именно идеология индепендентов не позволила Кромвелю и его окружению полностью восстановить феодальную систему государственной власти, что было бы близко и понятно крестьянам, которых не устраивало в ней только феодальное право. В частности, как указывалось выше, индепенденты успешно противодействовали намерениям Кромвеля объявить себя защищающим интересы буржуазии английским королём, то есть пойти по пути, которым пошёл через полтора столетия Бонапарт во Франции. Столь сильное влияние индепендентов объяснялось тем, что протестантская Реформация за предшествующие английской буржуазной революции семь-восемь десятилетий основательно расшатала в Англии традиции влияния католической церкви и католической идеологии. Протестантская Реформация идейно разобщила, дезорганизовала крестьянство и ослабила крестьянское давление на политические процессы, на армию и одновременно объединила слои горожан прочными общинно-религиозными связями, — чего не было в католической Франции накануне Великой французской революции.

Индепенденты, с одной стороны, вынуждено учитывали экономические интересы крестьянства, которое питало армию солдатами. Но с другой стороны, не позволяли экономическим интересам крестьянства превратиться в политические интересы, способные изменить характер военно-политического режима полными уступками феодальным государственным отношениям. Индепенденты заставляли лидеров авторитарного режима постоянно считаться со своим идеалом еврейского ветхозаветного государства, вынуждая их уступать своим требованиям всеобщего подчинения этому идеалу. В идеологически контролируемом ими режиме партийно-политическая составляющая власти хотя и подчинялась военной в вопросах текущего управления, но военная управленческая власть вытекала из партийно-политической, только ею и обосновывалась.

Осуществляя революционное свержение диктатуры коммерческого интереса и изменение господствующего класса имущественных собственников ради становления новых, рыночных общественно-производственных отношений и производительных сил страны, режим индепендентов и генерала Кромвеля был генеральной репетицией Национальных революций в других странах, которые переживали буржуазные революции в последующие столетия. Почему же он не стал собственно английской Национальной революцией? По той причине, что индепенденты не ставили политическую цель создания английской буржуазной нации, как английского городского этнократического общества, ибо такой цели не было в их идеологии. Идеальное общество пуритан было народным обществом ветхозаветных евреев. Данный идеал подталкивал их к идее формирования английского общественного сознания в ветхозаветном, то есть в пропитанном языческими этнократическими традициями духе, способствуя выстраиванию этнократического общества с рыночной двойной этикой и моралью. Но поскольку этот идеал был земледельческим библейским обществом, складывающимся из земледельческих общин, постольку он идеологически уводил индепендентов от идеи унитарной буржуазно-городской нации в сторону идеи политического объединения любых самоуправляемых общин, или конгрегаций страны, в некую большую английскую общину, воспринимаемую, как союз этих конгрегаций. В таком союзе по воззрениям индепендентов достигался компромисс между буржуазным характером объединяющей их внутри страны рыночной экономики и христианским вероучением.

Ветхозаветный идеал народного общества не отрицал существования богатых и влиятельных торговцев и ростовщиков. Поэтому свержение индепендентами режима диктатуры коммерческого интереса не помешало им найти точки соприкосновения, компромиссы с Ост-Индской частной торговой компанией, огромной коммерческой монополией, хозяйничающей в Индии, осуществляющей торговые операции между Индией и Европой, вследствие чего практически неподконтрольной Кромвелю и индепендентам. Крупные торговые спекулянты и ростовщики Ост-Индской компании, её акционеры соглашались политически и финансово поддержать проводимую индепендентами централизацию власти и управления, взамен подталкивали Кромвеля к военной колониальной экспансии, расширяющей коммерческую эксплуатацию других стран. Оказывая влияние на политику, Ост-Индская компания сопротивлялась полному завершению английской буржуазной революции и вынуждала сохранять некоторые идейные пережитки режима диктатуры коммерческого интереса, толкала к уступкам им и к уклонению от развития представлений о национальном обществе, как обществе с полным господством интересов участников городских производственных отношений.

Для воззрений индепендентов на то, какие общественные отношения необходимы Англии, и для влияния акционеров Ост-Индской торговой компании на их режим существовали объективные причины. В ту эпоху ещё не сложились условия, самодовлеюще толкающие к Национальной революции, к стремлению выстраивать политические национальные общественные отношения, как отрицающие народные христианские общественные отношения. Городское производство тогда являлось в основном местным, мануфактурным и ремесленным, участники производства одного города были слабо связаны с участниками производства в других городах, а капитализация производства не могла сравниться с капитализацией действующих по всей стране и за её пределами спекулятивно-коммерческих компаний. В таких обстоятельствах режим индепендентов не мог задаваться непосредственной целью создавать английскую нацию. Тем не менее он запустил процесс её становления и заложил первые камни в основании новой буржуазной традиции государственной власти, как власти общенациональной. Ибо он нанёс сокрушительный идеологический и политический удар по средневековой традиции разделения Англии на привилегированную столицу и податные провинции, разделения, которое возникло и укоренилось в эпоху становления английского феодализма, – чем подготавливались условия для развития сложных промышленных производств, объединяющих городское население общими производственными отношениями.

Индепендентам не удалось удержать власть в самой Англии именно из-за слабой связи с крестьянством и обусловленной этим неспособности отказаться от военно-политического авторитаризма и вернуться к необходимым для экономического развития рыночным свободам. Их режим свергли сторонники Реставрации королевской власти и возвращения идеологического господства англиканской церкви, которая обосновывала готовность феодальных государственных и сословных общественных отношений к конституционным ограничениям власти короля и компромиссам с крупной коммерческой буржуазией. Англиканство и Реставрация феодальной королевской власти на основе принципов конституционной монархии были понятны и приемлемы крестьянству, как большинству населения. Благодаря такой Реставрации удавалось придать государственным отношениям устойчивость при раскрепощении свобод для рыночного капитализма, что устраивало крупную городскую буржуазию. После изгнания индепендентов, прочих пуритан за пределы страны в Англии началось становление народно-национального общества, как компромисса между феодальными землевладельцами и крестьянством, с одной стороны, и городской буржуазией – с другой. С течением времени, по мере обуржуазивания крестьянства и роста общей и относительной численности вовлечённых в промышленные производственные отношения горожан происходило усиление национальных общественных отношений при ослаблении традиций народных общественных отношений, и в середине девятнадцатого века, века индустриализации, процесс этот стал непрерывно ускоряться. Однако традиции феодальных государственных и народных общественных отношений так и не изжиты в Англии до нашего времени.



3. РЕСПУБЛИКАНСКИЙ РЕЖИМ ЛИНКОЛЬНА В США


Политические традиции индепендентов получили дальнейшее развитие в североамериканских колониях Британской империи, куда, спасаясь от преследований со стороны королевской власти и англиканской церкви, бежали большинство пуритан. Эти традиции вдохновляли потомков пуритан стремиться к борьбе за политическую независимость колоний ради осуществления именно в них религиозно-политических идеалов индепендентов. Война за независимость, которая подобно пороху вспыхнула в 1787 году, стала одновременно новой гражданской войной между пуританами и сторонниками англиканской церкви, в других исторических обстоятельствах возродила их кровавую идейно-религиозную борьбу времён английской буржуазной революции. Однако в условиях конца восемнадцатого столетия на эту борьбу сразу же большое влияние оказали рациональные либеральные учения французского Просвещения, направляя её, как против пережитков феодализма в государственных и общественных отношениях конституционно-монархической Великобритании, так и против религиозного фанатизма в среде пуритан. Главными сторонниками либеральных учений были масоны, тесно связанные с крупными европейскими торгово-коммерческими интересами, и во всех штатах именно они предстали самой действенной организацией, возглавив события, углубив их революционное содержание и придав им конфедеративное направление. Они идеологически и политически оправдали превращение войны за независимость в революционную войну за захват и приватизацию земли, сырья, всего, что принадлежало Британскому правительству и всему господствующему классу Британской империи.

Британское империя рассматривала колонии, как сырьевые и сельскохозяйственные придатки. После того, как североамериканские штаты создали конфедеративный военно-политический союз и в совместной освободительной войне добились независимости, тут же обнажилась неразвитость их экономики. Хозяйственная деятельность в штатах была в основном сельской, плантаторской и фермерской, и хозяйственные связи между штатами были слабыми, ибо каждый штат жил поставками продовольствия и сырья в бывшую метрополию. При таком положении вещей разные по этническому и расовому составу населения штаты были больше заинтересованы в налаживании местного представительного самоуправления, чем центрального конфедеративного управления. Почти все штаты гордились своей широкой независимостью от центральной исполнительной и законодательной власти конфедеративного союза, гордились конституционной слабостью центрального правительства и не стремились изменить такое положение вещей.

Во всех штатах главным средством узаконивания захваченной вследствие войны за независимость собственности и первичного накопления капиталов оказались спекулятивно-коммерческие отношения. Участники коммерческой спекуляции: всевозможные грабители, торговцы, ростовщики и мздоимцы чиновники, – преобразовывались в слой основных имущественных собственников новой страны и стремились подчинить представительное самоуправление задачам политического обслуживания спекулятивно-посреднических интересов. С помощью масонов они повсюду утверждали космополитическую диктатуру коммерческих интересов. На исходе восемнадцатого столетия коммерческим спекулятивно-посредническим интересам, так или иначе, была подчинена вся хозяйственная и политическая жизнь во всех штатах, вследствие чего непрерывно углублялся кризис производительных сил страны и финансов, и он неуклонно перерастал в кризис политических отношений, в кризис влияния идеологического либерализма.

Постепенно в коммерции и в финансовой спекуляции создавались крупные капиталы. У владельцев такого капитала, у олигархов складывались собственные требования к целям и задачам центральной, по существу конфедеративной, исполнительной власти, не имеющей серьёзной политической опоры, крайне слабой и неустойчивой. Эти требования год от года становились всё более определёнными и однозначными: укрепить центральную исполнительную власть ради придания устойчивости конфедеративным финансам и ради налаживания всеохватной коммерческой эксплуатации богатой сырьём страны и её населения. Подталкиваемые стремлением получать максимально возможную прибыль на всей территории страны владельцы крупного торгового и банковского капитала проявляли растущую заинтересованность в ослаблении самостоятельности штатов и их произвола в налоговой политике, в законодательстве. Они хотели ликвидации и налогов на границах штатов и тех законов, которые давали преимущества местным средним и мелким собственникам. Но этого нельзя было добиться без расширения прав и возможностей центральной исполнительной власти, без подчинения ей местных властей.

Кризис либеральной диктатуры коммерческого интереса в США со второго десятилетия ХIХ века стал хроническим. Он вынуждал владельцев крупного коммерческого капитала, финансовых олигархов объединяться для осуществления конституционного переворота, для установления в стране режима централизованной военно-чиновничьей диктатуры, долженствующей защищать и продвигать уже только их интересы за счёт подавления всех прочих. Во Франции 1799 года подобный переворот провалился и привёл к власти генерала Бонапарта. А в США он удался, но как ползучий конституционный переворот, призванный заменить конфедеративные принципы устройства политических отношений на федеративные отношения, узаконить главенство военно-чиновничьих учреждений центрального правительства над местными учреждениями штатов. Он стал возможным из-за расширяющейся внешней торговли сырьём, главным образом хлопком, который к этому времени оказался самым дорогим и самым востребованным в Европе сырьевым товаром. Именно внешняя торговля сырьём создавала сложные финансовые и торговые связи между штатами, ускоряла сосредоточение ростовщического и торгового капитала, для которого становились тесными границы штатов, и благодаря такой торговле олигархи превращались в самую организованную прослойку горожан, способную навязывать выгодную им политику в слабо заселённой молодой стране.

Политическое господство выразителей крупных коммерческих интересов, олигархов продолжалось до пятидесятых годов ХIХ века. Из-за увеличения прибылей от торговли выращиваемым в южных штатах хлопком в стране ширился внутренний потребительский рынок. Растущий внутренний спрос вызывал коренные изменения в производительных силах. В северо-восточных штатах Новой Англии, осваиваемых в основном англосаксонскими переселенцами, получили развитие создающее потребительские товары заводы и фабрики, а затем и предприятия металлургической переработки руд. В данных штатах росла численность организованных промышленным производством горожан с буржуазными воззрениями, с интересами мелкой и средней производственной буржуазии. Для защиты этих интересов в их среде зарождались англосаксонские общественные националистические настроения.

К середине 50-х годов были исчерпаны возможности наращивания коммерческой эксплуатации страны и олигархической капитализации экономики. Это сразу отразилось на потребительских производствах, на вере связанных с производством людей в улучшение жизни на прежних принципах экономического и политического существования. Разразившийся тогда же очередной мировой экономический кризис резко сократил потребности европейской промышленности в американском сырье и приобрёл именно в США особую остроту, привёл данную страну к глубокому финансовому кризису и поставил местное городское производство на грань краха. Банкротства предприятий и массовая безработица подтолкнули возникновение в штатах Новой Англии националистической Республиканской партии, которая предстала идеологической наследницей индепендентов, намеренной рационализировать религиозно-политический кальвинизм пуритан, чтобы привести его в соответствие с механистическим духом новой эпохи, эпохи индустриализации. Республиканская партия потребовала коренного изменения государственных отношений, преобразования их в такие отношения, которые в первую очередь защищают и продвигают капиталистические интересы участников городского производства. На президентских выборах 1860-го года вождь республиканцев Линкольн одержал победу. Однако начатая им политика по подчинению федеративных отношений целям спасения производства северо-восточных штатов вызвала острейшее противодействие местных элит в южных сельскохозяйственных штатах, где хозяйничали олигархические кланы крупных плантаторов и банкиров Нью-Йорка. Эти штаты и выступили против курса Линкольна, а затем, при нарастающем политическом антагонизме между ними и северо-восточными штатами, южные штаты провозгласили о своём выходе из состава североамериканской федерации.

Отказ республиканских националистов признать решение южных штатов о создании самостоятельного государственного образования вызвал кровопролитную гражданскую войну. Начало войны привело к фактическому уничтожению в стране прежнего буржуазно-представительного конфедеративного парламентаризма. Ибо политические цели южных штатов лишили его легитимности и смысла и толкали англосаксонских националистов к поддержке авторитарной диктатуры Линкольна, которая получила основания больше не считаться с конституцией и полностью отстранила обе законодательные палаты от принятия политических решений, по сути распустила их, как в своё время Кромвель распустил «гнилой» парламент в Англии. Опору республиканской диктатуре в условиях разворачивающейся гражданской войны могла обеспечить только национальная армия, какой до этого в федеративном союзе североамериканских штатов не было. В ходе войны, с одной стороны, происходило возникновение национальной армии, и протекание гражданской войны полностью определялось скоростью организации такой армии. А с другой стороны, при непрерывном росте зависимости жизнеспособности центральной исполнительной власти от появления государствообразующей национальной армии, происходило втягивание армии во власть, укрепление её самостоятельных позиций, появление у неё собственных представлений о своих интересах и порождаемых этими интересами целях политики централизованного буржуазного государства. Поэтому республиканская диктатура Линкольна волей или неволей подчинялась такому предметному ходу развития событий и принимала военно-политический характер, схожий с характером режима индепендентов и Кромвеля в Англии.

Если крупный коммерческий капитал требовал военно-чиновничьей централизации исполнительной власти ради удовлетворения своих устремлений превратить страну в свою колонию, ради сверхприбыльной спекулятивной эксплуатации её ресурсов и разнородного населения. То национальная централизация исполнительной власти отражала устремления самых широких слоёв горожан северных штатов, а политические настроения данных слоёв определялись мелкобуржуазными интересами жителей городов производительных регионов: ремесленниками, наёмными рабочими, субподрядными предпринимателями, обуржуазившимися фермерами. Именно деятельное участие данных слоёв в создании своей национальной армии, как главной вооружённой силы, необходимой для спасения национальной власти, сделало армию морально сильной и дееспособной. А чтобы для них обосновать смысл войны, вождям республиканцев потребовалось провозгласить лозунг свободного и справедливого единения всех граждан под флагом единого национального государства, то есть провозгласить лозунг общеамериканской буржуазной демократизации и неявной Национальной революции, революционно отрицающий прежнюю олигархическую пародию на демократию. Этот лозунг оказалось возможным сделать политически действенным лишь среди англосаксонской этнической части населения, определив именно её государствообразующим и национально образующим ядром. Её этнические, расовые особенности идеализировались, превращались в идеал, приближение к коему необходимо для пропуска в элиту нации, от которой зависит единство и устойчивость всего национального общества и государства.

Национальной централизации государственных и общественных отношений нельзя было совершить без политического подавления коммерческого интереса, интереса космополитического, в своей сути антигосударственного, без отстранения крупного коммерческого капитала от влияния на политику власти. То есть, этого нельзя было сделать без политического переворота, без революционного разрыва с диктатурой коммерческого интереса посредством опоры на революционный демократизм мелкобуржуазной среды производительных регионов, без установления диктатуры промышленного производительного интереса, без поворота столичной власти к стратегии развития и расширения среды своей поддержки именно на основе промышленной индустриальной капитализации, которая должна была быстро увеличивать общую и относительную численность высококвалифицированных специалистов, рабочей аристократии, субподрядных предпринимателей. Такая капитализация стала всячески поощряться. Централизованной национальной властью создавались политические условия, чтобы промышленный капитал США рос существенно более высокими темпами, чем коммерческий капитал; чтобы происходило ускоренное становление крупной промышленной буржуазии и крупного промышленного капитала, объединяющих страну проникающими повсюду производственными экономическими связями и интересами.

После убийства Линкольна, на основе Национальной революции, которая совершилась при нём, стал возможен переход страны на путь Национальной Реформации. Ибо складывалась политическая среда поддержки централизованного государства без авторитаризма исполнительной власти. Через опору на эту политическую среду началась общественно-представительная демократизация всей совокупности государственных отношений, культуры, и она оказывалась устойчивой постольку, поскольку происходило превращение её в национально-представительную демократизацию. Так достигались условия для непрерывного укрепления единства страны через непрерывную демократизацию политических отношений, что способствовало быстрому росту социологизации общественного сознания, становлению социально ответственного национального среднего класса, то есть непрерывному развитию и усложнению качества рыночных производственных отношений и соответствующему усложнению и укрупнению индустриального промышленного производства, как производства интенсивного. Быстрая социологизация национального общественного сознания, становление американской нации подталкивали ускоренное технологическое развитие промышленного производства и превращения США в самую передовую индустриальную страну конца ХIХ века.

Таким образом, в США при президенте Линкольне национальная американская армия становилась на ноги, проникалась государствообразующим духом и самосознанием особой моральной силы под воздействием и под руководством республиканской партии, и под руководством республиканских националистов она врастала во власть и оказывалась главной опорой власти, помогающей осуществлять политически направляемый республиканцами ползучий переворот. Решая задачи поиска экономической и социальной устойчивости, военно-политическая диктатура республиканцев и Линкольна объективно создавала условия приоритетному развитию высокопроизводительного товарного производства, превращалась в диктатуру отражения требований промышленного интереса к целям и задачам власти. Она становилась антагонистически враждебной коммерческому космополитизму и идеологическому либерализму, насильно подчиняла их целям быстрого становления национального общества. Поэтому авторитарный режим Линкольна не был американским вариантом режима бонапартизма, а наследовал режиму Кромвеля и индепендентов времён буржуазной революции в Англии, то есть традиции подчинения военно-управленческих учреждений стратегическим целям религиозно-политической идеологии и партии.




ГЛАВА II. Не бонапартистский режим русской Национальной революции


1. ВЛИЯНИЕ РУССКОГО БОЛЬШЕВИЗМА НА БУРЖУАЗНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ В ЕВРОПЕ


До двадцатого столетия произошли четыре буржуазные революции. А именно, в Нидерландах, в Англии, в США и во Франции. Но только во Франции свержение диктатуры спекулятивно-коммерческого интереса осуществила непосредственно армия и, под её определяющим влиянием на власть, сложился бонапартистский режим защиты интересов производственного капитализма. Внимательно изучаемый во Франции исторический опыт выстраивания буржуазных общественных отношений в Нидерландах и в Англии позволил режиму генерала Бонапарта разработать рациональные чиновно-юридические представления о национал-патриотическом буржуазном обществе, как обществе, которое живёт в соответствии с определяющими жизнь людей от рождения и до смерти гражданскими правами и обязанностями. Подробно изложенное институциональное гражданское право, так называемый «кодекс Наполеона», становилось при бонапартизме стержнем взаимоотношений французов, и оторванные, как от религиозно-философского, так и от научно-философского обоснования формальные правовые положения оказались определяющими политические, экономические и общественные отношения. Данное обстоятельство предопределило направление развития французского национального общества, как формально-правового многопартийного общества. Это коренным образом отличило его от нидерландского, а в особенности, английского и американского идеологических обществ, в которых гражданское право стало выстраиваться в виде прецедентного права на основе протестантской двойной этики и морали.

Французский бонапартизм стал закономерным следствием французского Просвещения. Ибо в эпоху французского Просвещения сознание горожан Франции в своём развитии поднялось до уровня механистического материализма, который отринул религиозное мировоззрение как таковое, а с ним и библейский идеал народного общества. Мировоззренческий вакуум мыслители французского Просвещения заполнили рационально обоснованными представлениями о философском, общечеловеческом либерализме и отрывочными утопиями о либеральном национальном обществе. Великая буржуазно-демократическая революция с 1789 года превратила либерализм в идеологию борьбы за власть, которая по сути оправдала только становление диктатуры спекулятивно-коммерческого интереса, воплощённой в режиме Директории. Поэтому сторонники генерала Бонапарта, вынужденные ниспровергать «гнилой» режим Директории, начали это ниспровержение с отрицания либерализма. Однако они так и не смогли найти во всевозможных учениях эпохи французского Просвещения ничего, что стало бы пригодным для выстраивания идеологии обоснования национального общества, как общества с господством конкурентоспособных производственных интересов. В отсутствии во Франции мировоззренческого общественного целеполагания, непосредственно связанного с защитой производственных капиталистических интересов, бонапартистский режим заменил нидерландские и английские протестантские идеологические и политические идеалы буржуазных общественных отношений чиновно-юридическими представлениями о таких отношениях и принялся посредством государственного дирижизма укоренять их во французской почве. Иначе говоря, бонапартистский режим принялся создавать французское национальное общество в виде вторичного явления, производного от исторического опыта становления нидерландского и английского протестантских буржуазных обществ. При этом устойчивость бонапартистской власти достигалась благодаря опоре режима главным образом на политически отсталое крестьянство и циничному использованию для задач управления страной понятного крестьянству религиозного средневекового мировоззрения с его библейским идеалом народно-земледельческого общества. Привязка же крестьянства к буржуазным капиталистическим интересам происходила посредством соглашения, конкордата с папским престолом о переподчинении церкви Франции буржуазной государственной власти и гражданскому «кодексу Наполеона».

В двадцатом столетии историческую плотину традиций феодальных государственных отношений прорвало в целом ряде стран, в которых под воздействием британского, североамериканского, нидерландского и французского капитализма происходили внутренние капиталистические преобразования. Десятки буржуазно-демократических революций происходили в Европе, в некоторых странах северо-восточной Азии и Латинской Америки. В ходе почти всех этих революций диктатуры спекулятивно-коммерческого интереса свергались военными заговорщиками, милитаристскими национал-патриотическими группировками, хунтами, которые устанавливали бонапартистские режимы и, в той или иной мере, конституционно узаконивали свою власть посредством использования «кодекса Наполеона», а с ним и формально-правового представления о национальном обществе. Это делало почти все новые буржуазные национальные общества производными от опыта становления английского и нидерландского национальных обществ. Лишь в Италии и в Германии диктатуры спекулятивно-коммерческого интереса политически были сокрушены национал-патриотическими идейно-политическими силами, которые пытались найти собственные пути развития национальных общественных отношений в условиях индустриализации и становления мирового капиталистического рынка. И только данные силы создали в ХХ веке не бонапартистские режимы защиты производственных интересов, а вернее сказать, индустриальных производственных интересов. В Италии это был режим фашистов, а в Германии - режим национал-социалистов.

Причины возникновения фашистского и национал-социалистического не бонапартистских режимов кроются в существенных изменениях состава связанных производственными отношениями социальных слоёв населения в тех крупных государствах, в которых после английской Промышленной революции начиналось развитие индустриального капитализма. Индустриальное производство в девятнадцатом веке быстро превращалось в таких странах в главный вид хозяйственной деятельности. На нём создавалась непрерывно растущая масса товаров и средств производства, которые коренным образом изменяли все производственные отношения, в том числе в сельскохозяйственном производстве. Благодаря постоянно совершенствуемым средствам индустриального производства специализация и производительность труда непрерывно повышались во всех видах хозяйственной и торговой деятельности, а это ускоряло обезземеливание крестьянства и вытеснение множества лишних крестьян на городской рынок труда, где большинство из них привлекались на новые индустриальные предприятия, пополняли ряды пролетариата. В странах с расширяющимся индустриальным производством индустриальный пролетариат быстро становился самым многочисленным слоем городского населения. Поскольку для капиталистически прибыльного развития требовалась предельная рационализация сознания всех участников производственных отношений, в том числе и пролетариата, а индустриальное производство полностью вырывало их из традиций земледельческих отношений, постольку христианская библейская мифология становилась для участников индустриальных производственных отношений малопонятной, никак не отражающей их образ жизни и способ борьбы за существование. Участники производственных отношений в переживающих индустриализацию странах неуклонно отчуждались, как от библейского народного идеала общественных и государственных отношений, так и от христианской этики и морали. Получалось так, что следствием индустриализации оказывалось разложение этических оснований прежних традиций общественных связей, а с ним росла неустойчивость, как феодально-бюрократических, так и буржуазных государственных отношений. Для преодоления неустойчивости государственных отношений необходимо было искать новый идеал общества, как общества индустриального.

Ещё в самом начале 19 века, в условиях консульского, а затем императорского режима генерала Бонапарта, выдающийся французский мыслитель Сен-Симон в ответ на острый идеологический кризис во Франции того времени предложил совершенно новый идеал национального общества, а именно общества, в котором господствуют интересы участников промышленного капиталистического производства. Он назвал его социалистическим идеалом, наследующим народную христианско-земледельческую этику и мораль, но уже не как божественную данность, а как разумную и проверенную историческим опытом этическую основу достижения социальной справедливости и устойчивости отношений между разными людьми и слоями городского населения. Наиболее приемлемым такой идеал оказывался для пролетариата, то есть для первого поколения наёмных работников индустриального производства, которые попадали на рынок труда из деревни, а потому ещё сохраняли, - хотя и неуклонно слабеющую, - культурную связь с традициями христианской общинной этики и морали. Именно в их среде представления о социалистическом идеале получали быстрое распространение, что проявилось вскоре после крушения империи Бонапарта.

Идеи Сен-Симона были мало известны при режиме генерала Бонапарта, не оказывали на бонапартизм никакого влияния, однако уже в десятилетия Реставрации королевской власти Бурбонов они стали находить многочисленных приверженцев, как в самой Франции, так и в других христианских державах, поворачивающих на путь индустриального развития. Сам Сен-Симон рассматривал свой идеал таким же общечеловеческим, каким являлся христианский идеал народных общественных отношений. В его работах социалистический идеал становился по существу дела новым революционным переосмыслением христианского народно-земледельческого идеала, и с этих его работ началась эпоха социалистической Реформации средневекового христианства, как следующая после эпохи протестантской Реформации. В эпоху протестантской Реформации появлялись несколько направлений протестантизма, каждое из которых разрабатывалось для решения задач перехода от религиозного земледельческого мировоззрения Средних веков к буржуазно-земледельческому религиозному мировоззрению, соответствующему местному уровню развития городского производства и буржуазного сознания того времени. И так же, на основе социалистического идеала, в каждой переживающей индустриализацию державе стали рождаться собственные учения о социалистическом обществе, наиболее пригодные для социалистической Реформации общественно-производственных отношений именно в данной державе. В Европе получили развитие три самостоятельных направления социалистической Реформации. В основании одного из них легли идейно-политические учения, которые разрабатывались во Франции и оказывались приемлемыми для романских католических стран Западной Европы, - эти учения привели к появлению социалистических парламентских партий. Второе, социал-демократическое направление сложилось в Пруссии и распространилось в германских странах, переживших в XVI веке протестантские Реформации. Третье, и наиболее революционное, а именно большевистское коммунистическое направление возникло в России.

Самое целостное и научно-методологическое обоснование социалистического идеала было осуществлено в Пруссии К.Марксом, в разработанной им политэкономической теории научного социализма. Маркс использовал открытый им политэкономический закон обязательного соответствия производительных сил и производственных отношений, а так же предложенный французскими историками Тьерри, Гизо и Минье метод анализа исторических процессов, а именно классовую борьбу, для разработки собственного метода анализа исторического общественного развития, использующего представления о классовой борьбе. На основе естественнонаучного переосмысления диалектической философии Гегеля данный метод позволил Марксу создать целостную теорию общественного развития от первобытнообщинных отношений до общечеловеческих индустриально-социалистических отношений будущего. В этой теории главной заинтересованной в борьбе за социализм социальной средой оказывался индустриальный пролетариат, и только он был способен привести человечество к социалистическому коммунизму.

Теория Маркса оказала огромное воздействие на становление всех политических идеологий и партий наёмных участников индустриального производства, на зарождение в их среде представлений о классовых интересах и классового самосознания. Она повлияла на разработку социалистической идеологии во Франции, в гораздо большей мере оказала воздействие на выработку социал-демократической идеологии в Прусской Германии и легла в основание создаваемого в России В.Лениным большевистского коммунистического мировоззрения.

Кальвинизм был самым радикальным мировоззренческим учением мелкой и средней буржуазии эпохи протестантской Реформации, единственным протестантским учением, которое отрицало феодальные государственные отношения и предлагало выстраивать собственно буржуазные государственные отношения. Поэтому он породил первые буржуазные революции и Новое время в мировой истории. А возникший в Российской империи ленинский большевизм предстал самым радикальным учением участников индустриальных производственных отношений эпохи социалистической Реформации. Только Владимир Ленин придал социалистической Реформации мировоззренческое содержание, что имело важные последствия для дальнейшего хода всей мировой истории. Его учение стало единственным - с мировоззренческой позиции отрицающим все государственные отношения, которые сложились в прежние эпохи, и предлагающим выстраивать собственно индустриальные государственные отношения, как исторически совершенно новые государственные отношения. Поэтому он породил Новейшее время в мировой истории и оказал воздействие на развитие событий буржуазных революций в других частях света, а особенно на буржуазно-демократические революции в Италии и в Германии. Радикализм мировоззренческого ленинского большевизма в сравнении с готовыми к тактическим компромиссам с буржуазией и феодальными государственными отношениями социалистической и социал-демократической идеологиями обуславливался следующими обстоятельствами.

Во-первых. Индустриализация во Франции, Германии и Италии началась на поколение раньше, чем в России. К концу девятнадцатого века в этих странах появлялось и неуклонно возрастало в общей и относительной численности второе, рождённое и выросшее в городах поколение наёмных индустриальных рабочих. Это поколение коренным образом отличалось от своих родителей, от пролетариата. Мировосприятие большинства его представителей обуржуазивалось, а полученное в городе начальное образование и воспитание давало им возможность повышать уровень профессиональной подготовки, становиться высокооплачиваемой «рабочей аристократией». Они уже не стремились ниспровергнуть буржуазные капиталистические отношения и установить социалистическую диктатуру пролетариата, которая предлагалась в получившем к этому времени широкую известность учении Маркса. Их устраивала политическая классовая борьба в условиях представительного парламентаризма. Они предпочитали объединяться в классовые рабочие партии с социалистическими идеологиями и участвовать в парламентских выборах, чтобы посредством принимаемых в парламенте законов изменять буржуазные политические отношения в направлении постепенного воплощения социалистического идеала национального общества. Путь к уменьшению безработицы и повышению уровня жизни в своей стране они увидели в усилении национальной солидарности всех участников производственных отношений, как предпринимателей, так и наёмных рабочих и служащих, - ибо такая солидарность провозглашалась их идейными вождями одним из необходимых условий для успешной борьбы за рынки сбыта для отечественной продукции. Вследствие подобных выводов они устойчиво теряли интерес к общечеловеческому социализму и поворачивались к социал-шовинистическим взглядам на окружающий мир. Соответственно изменялись их представления о целях социалистической Реформации, которая становилась в их мнении уже конкретно государственной, конкретно этнической Реформацией. Поскольку в указанных странах продолжалось раскрестьянивание и рынок труда пополнялся пролетариатом, постольку вызревал идеологический и политический раскол между разными поколениями наёмных рабочих, между пролетариатом, с одной стороны, и высококвалифицированными рабочими и служащими – с другой.

Во-вторых. Россия позже других феодально-бюрократических держав второй половины XIX века повернулась к направляемой правительством индустриализации. И вызванные индустриализацией внутренние противоречия оказались в России гораздо более острыми и непримиримыми, чем в других феодально-бюрократических державах. Ибо православное мировоззрение русского народа осталось средневековым, было глубоко земледельческим, совершенно чуждым городскому рационализму, городскому образованию и буржуазному цеховому хозяйствованию. В отличие от католического мировоззрения, не говоря уже о протестантском, оно не поднялось даже до университетского образованного мировосприятия и до схоластики, не пережило ни одной сближающей с городским образом жизни реформации или контрреформации. С таким мировоззрением государствообразующего населения ещё Московская Русь не могла противостоять нарастающему давлению материальных сил сопредельных протестантских государств, и одновременно она была не в состоянии успешно заимствовать достижения этих государств, - что явно показал XVII век. Обусловленные ужесточением борьбы за выживание государства Преобразования Петра Великого были направлены главным образом на создание сверху необходимых условий для ускоренного внедрения и развития в России городского промышленного хозяйствования, и они вызвали глубокие потрясения в стране и в первую очередь в дворянском сословии. Именно на русское дворянство были возложены задачи осуществления этих Преобразований; а под влиянием данных задач русское дворянство стало отходить от православного мировоззрения, от православной народной культуры.

Столетие русские дворяне вынужденно создавали свою рациональную и атеистическую сословную культуру, отталкиваясь от немецкой протестантской культуры, с одной стороны, и французской дворянско-светской культуры – с другой. Они выработали собственное мировосприятие, которое оказывалось не только не религиозным, атеистическим, но и приобрело особое, материалистическое и диалектическое, содержание, какого не было нигде в мире. Проблема такого мировосприятия заключалась в том, что оно не являлось мировоззренческим, не содержало философского идеала общественного бытия и создавало культурную пропасть между дворянским сословием и другими русскими сословиями. Отмена крепостного права и городские рыночные реформы, которые проводились в России с 1861 года, вовлекли в города, в хозяйственные и товарно-денежные отношения городов разночинцев и крестьян, подготовили начало возникновения русской разночинской интеллигенции, подтолкнули индустриализацию и появление пролетариата. Разночинцы и наёмный пролетариат поневоле очутились в тех же условиях существования, в которые были вовлечены русские дворяне после деяний Петра Великого. Под влиянием дворянской городской культуры они испытали те же потрясения сознания, так же вынуждались отчуждаться от православного мировоззрения, становились атеистическими материалистами - не столько по убеждению, сколько по образу жизни. В таких обстоятельствах часть русской дворянской интеллигенции, наследующая традиции стремлений к тому, чтобы духовно и политически догнать самые развитие державы Западной Европы, осовременить страну, легко приняла и принялась осваивать западноевропейский социалистический идеал национального общества, передовые социальные и философские учения, которые обосновывали этот идеал. Наиболее подходящим для русских условий оказался социалистический идеал в учении, предложенном Карлом Марксом, который объявлял материалистическое и диалектическое мировосприятие самым исторически передовым и самым революционным. Сам Маркс разработал исторический материализм, теорию исторического общественного развития, а после его смерти Энгельс взялся за подготовку теории диалектического материализма, которая должна была стать теорией познания, философией, дополняющей учение Маркса. Русский дворянин и социальный революционер Плеханов, наследник мучительных интеллектуальных поисков дворянства по выходу из состояния глубокого мировоззренческого кризиса русского городского сознания, первым увидел в теориях Маркса и Энгельса основу для выработки нового мировоззрения, призванного революционно преодолеть противоречия русской действительности, объединить русских горожан и крестьян новым идеалом общественных отношений. Плеханов стал переосмысливать марксизм и углублять философию диалектического материализма именно в направлении выстраивания нового мировоззрения, преодолевающего кризис русского религиозного и общественного сознания. Однако только Ленин смог подняться до завершения такой задачи и создал целостное коммунистическое мировоззрение, социально-политическое мировоззрение, отрицающее христианство и одновременно наследующее его общечеловеческую этику. Он же возглавил борьбу за замену коммунистическим мировоззрением все прежние мировоззрения не только в России, но и в остальном мире. Сторонники ленинского большевизма одержали политическую победу в 1917 году именно потому, что они предложили коммунистическую Реформацию русского сознания, как мировоззренческую Реформацию русского средневекового православия. А так же потому, что сделали ставку на пролетариат, на промежуточную социальную среду, готовую принять это мировоззрение и посредством него насильственно, пролетарской диктатурой примирять интересы участников городских и сельских производственных отношений.

После Великой русской социалистической революции в октябре 1917 года ленинский коммунизм стал стремительно распространяться по всей Европе и в колониях европейских держав на других континентах. Повсюду из социалистических и социал-демократических партий выделялись и отделялись выразители интересов пролетариата, чтобы создавать свои пролетарские коммунистические партии и бороться за подобную русской социалистическую революцию. Это происходило потому что, во-первых, социалистический идеал индустриального общества и коммунистический утопизм, а так же марксизм и представления о коммунистической диктатуре пролетариата зародились в самой Западной Европе. А во-вторых, Первая Мировая война резко ухудшила материальное и моральное положение всех наёмных рабочих, но в особенности пролетариата; в участвующих в ней европейских державах были огромные жертвы и разрушения, - и всё вместе это вызвало кризис доверия к вождям социалистических и социал-демократических партий, которые поддерживали начало войны. В то же время Ленин приобрёл высокий европейский авторитет, так как всегда убеждённо и страстно выступал против неё.

За несколько лет до Первой Мировой войны в Италии начались либеральные буржуазно-демократические преобразования, которые привели к буржуазно-демократической революции, первой успешной буржуазно-демократической революции со времени Великой французской революции. Накануне Первой Мировой войны в Италии уже установилась диктатура выразителей спекулятивно-коммерческих интересов. Режим власти коммерческих спекулянтов, тесно связанных с ними коррумпированных чиновников и военных вовлёк страну в военные действия на юго-западе европейского континента на стороне Антанты. И хотя Италия оказалась в числе стран победителей, военные потрясения, с одной стороны, подорвали авторитет военных, а с другой стороны, под воздействием событий 1917 года в России вызвали подъём рабочего и революционного коммунистического движения. В таких обстоятельствах углубляющийся идеологический, моральный и политический кризис режима обслуживания спекулятивно-коммерческих интересов, сопровождаемый острым финансовым кризисом, оказалось невозможным преодолеть военным переворотом и установлением бонапартизма.

В обстановке нарастающего в Италии разочарования в либерализме и в военных в стране наступал политический хаос. Под его влиянием в не приемлющих либерализма и пролетарского большевизма интеллектуальных кругах итальянских социальных революционеров получали развитие основанные на осмыслении исторического опыта Британии и Франции идеи о необходимости Национальной революции и привязки её к цели осуществления социалистического идеала национального общества. В конечном итоге на таких идеях стала появляться мелкобуржуазная националистическая идеология индустриального фашизма, нацеленная на противоборство в первую очередь с пролетарским коммунистическим большевизмом. Фашистская идеология, взращиваемая на смеси мелкобуржуазных философских исканий ряда мыслителей Германии и Италии и индустриального социалистического идеала национального общества, породила фашистскую партию во главе с бывшим социалистом Муссолини и фашистское военизированное движение. Фашистское движение под руководством фашистской партии быстро превратилось в организованную силу и в 1923 году осуществило политическое свержение режима диктатуры коммерческого интереса, после чего установило фашистский режим защиты и продвижения индустриально-промышленных капиталистических интересов. Широко опираясь на военных и военизированные гражданские отряды своих сторонников, этот режим повёл непримиримую и, по сути, мелкобуржуазную борьбу, как с либеральным космополитизмом, так и с большевизмом. Поскольку и либерализм, и ленинский большевизм были мировыми мировоззренческими идеологиями, постольку для успешной политической борьбы с ними идеологам фашизма пришлось придавать идеям фашизма мировое звучание, мировой размах, наполнять их определённым мессианизмом. Поэтому фашистские идеологи первыми открыто отказались от общечеловеческого социализма и начали разрабатывать представления о мировом националистическом фашизме, о выстраивании мировых националистических фашистских империй, призванных способствовать развитию социалистических обществ только определённых, избранных индустриальных наций.

Появление итальянского фашизма и фашистского режима происходило в то время, когда вследствие Первой Мировой войны по всей Европе прокатилась волна буржуазно-демократических революций, которые сокрушили все европейские феодально-бюрократические империи и государства. Ленинизм и становление советской власти в России повлияли на все буржуазные революции, которые происходили в Европе, хотя влияние это было в разных странах разным. Наибольшее влияние испытали крупные страны, которые переживали индустриализацию, породившую многочисленный и организуемый индустриальным производством наёмный пролетариат. В особенности сильным влияние ленинского большевизма оказалось в самой индустриальной тогда державе Европы, в прусской Германии.

Германская буржуазно-демократическая революция разразилась осенью 1918 года, почти через год после Великой социалистической революции в России, когда весь мир находился под впечатлением от неслыханных, общечеловеческих задач и целей большевиков. В Германии быстро возникла германская коммунистическая партия с программой установления диктатуры пролетариата, и эта партия сразу превратилась в серьёзную политическую силу, нацеленную на завоевание власти, она стала главным политическим соперником социал-демократов и либералов. Немецким социал-демократам удалось сдержать натиск зарождающегося немецкого коммунистического движения и даже сокрушить Баварскую советскую республику, и именно они обеспечили окончательную победу буржуазно-демократических сил в борьбе за власть. Однако по мере углубления рыночных реформ социал-демократов от власти оттеснили либералы, которые произвели политический переворот, установили режим космополитической диктатуры спекулятивно-коммерческих интересов и создали условия для быстрого роста спекулятивно-коммерческих капиталов, разрушения военной промышленности и вовлечения экономики Веймарской республики в мировую капиталистическую экономику.

В ответ на господство разрушающих промышленное производство космополитических коммерческих интересов, на вызванное этим обнищание большинства городского населения Веймарской Германии в стране набирали влияние две политические организации, которые требовали революционного социалистического переворота, призванного политически подавить либералов и всевозможных спекулянтов, полностью изменить само устройство власти в интересах развития индустриального производства. С одной стороны были поддерживаемые Советской Россией и Коминтерном германские коммунисты. С другой стороны – немецкие национал-социалисты во главе с Гитлером, которые возникли в Баварии из радикальных противников коммунистов и Баварской советской республики. Коммунисты провозглашали своей задачей осуществление германской социалистической революции, установление диктатуры пролетариата, ликвидацию частной собственности на средства производства и капиталистических рыночных отношений. Сторонники Гитлера среди национал-социалистов говорили о немецкой национальной революции, становлении в Германии национального социализма и национального индустриального капитализма. Они брали в пример Муссолини и итальянских фашистов. Но опирались на более глубокую немецкую мелкобуржуазную философию и на разрабатываемую в лютеранской Германии расовую социологию. В результате, немецкая национал-социалистическая идеология оказалась основательней фашистской, а вожди национал-социалистов, ставя задачу политической борьбы за влияние среди наёмных индустриальных рабочих, должны были противодействовать мировоззренческому характеру ленинского большевизма и поднялись до представлений о необходимости нового, национал-социалистического индустриального мировоззрения. Отталкиваясь от расовой социологии, мелкобуржуазной философии Шопенгауэра и Ницше, они развили итальянский фашистский мессианизм до целостного расистского мировоззрения, объясняющего устройство мира и ход истории человечества от прошлого в будущее, к мировому господству избранных национал-социалистических наций во главе с немецкой нацией. Однако в отличие от научно-методологического коммунистического мировоззрения, мировоззрение национал-социализма оказывалось схоластическим, надуманным, во многом подменяющим рациональные обоснования наитием и мистикой.

С началом финансового кризиса в 1928 году, который стал перерастать в Великую депрессию мировой капиталистической экономики, обнажился глубокий кризис режима диктатуры коммерческого интереса Веймарской республики. В этих условиях коммунисты и национал-социалисты быстро набирали сторонников и получали возможность прийти к власти через избирательный процесс либерального парламентаризма для последующего революционного уничтожения Веймарской республики посредством легально завоёванной власти. Юнкерские военные круги, в большинстве изначально недовольные Веймарской республикой, сохраняли авторитет только среди деморализованной индустриализацией крестьянской части немецкого населения, - они не имели в стране такой поддержки, чтобы осуществить бонапартистский переворот. Даже попытка такого переворота в обстоятельствах, когда многочисленные рабочие были вовлечены в ожесточённое идеологическое и политическое противоборство, могла перерасти в гражданскую войну с непредсказуемыми последствиями. Волей-неволей они сделали ставку на поддержку национал-социалистов и помогли им победить всех противников, установить авторитарную военно-политическую диктатуру, которая поставила перед страной идеологические цели национал-социалистов по воплощению идеала национального социалистического общества.

Таким образом, только итальянские фашисты и немецкие национал-социалисты повторили опыт идеологического авторитаризма английских индепендентов. Их отличило от индепендентов то, что они воспользовались прошлым историческим опытом осмысления существа буржуазных обществ и изначально строили свои идеологии на лозунге осуществления Национальных революций и выстраивания национальных общественных отношений. Однако само возникновение данных идеологий, приход к власти фашистской и национал-социалистической политических партий, которые возглавили военно-политические режимы подавления коммерческого интереса и осуществления диктатуры промышленного интереса, стали возможными вследствие появления большевистского коммунистического мировоззрения в России и совершённого большевиками революционного захвата власти в октябре 1917 года.



2. РУССКИЙ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ


Неизбежность коммунистической Реформации в России в ХХ веке обуславливалась теми же причинами, которые вызывали в XVI веке протестантские Реформации в самых тяжёлых по природно-климатическим условиям частях западной, католической Европы.

Во всей Европе земледельческое освоение начиналось через города, через первоначальное возникновение городов и развитие в них производства железных орудий труда, охоты и военных действий. И в каждой части европейского континента освоение земель под сельскохозяйственное производство оказывалось возможным только на определённом уровне развития городского производства, именно тогда, когда уровень развития городского производства позволял начать такое освоение. Чем тяжелее были природно-климатические условия, тем более высоким должно было стать необходимое для освоения городское производство средств освоения и средств создания благоприятных условий для земледелия и существования человека. Это самодовлеющее требование борьбы за существование в суровом окружающем мире заставляло европейскую расу непрерывно развивать городские производительные силы и естественнонаучное познание. И оно же явилось причиной протестантской Реформации. Ибо католический феодализм, само католическое мировоззрение, защищая лишь отражённое в Библии догматическое, иррациональное мировосприятие и общинное земледелие, каким оно сложилось в тёплом Средиземноморье, угнетали раскрепощение буржуазных производственных интересов, мешали рациональному познанию действительности, изобретению самых совершенных средств производства, не позволяли непрерывно увеличивать производительность труда в городском и земледельческом производстве. Говоря иначе, католическое мировоззрение и папская церковь создавали препятствия для освоения значительных территорий в Средней и Северной полосе Западной Европы и повышения в них уровня жизни.

В России же соответствующие противоречия приобрели гораздо более существенное значение, чем в остальной Европе. Природно-климатические условия наибольшей части страны являлись самыми тяжёлыми на планете, и ни одна цивилизация Древнего мира не смогла подступиться к освоению даже её окраинных территорий. С XVI века Московская Русь расширилась на пространствах северо-восточной Евразии до Тихого океана. Но она унаследовала средневековую византийскую традицию имперской земледельческой цивилизации. Эта византийская православная духовная традиция русского народа и государства способствовала определённому развитию сословного общества и удельно-крепостнического земледелия в средней полосе Восточной Европы, однако не позволяла осуществлять земледельческое освоение и распространение сословных народных отношений на огромных территориях европейского севера, Сибири и Дальнего Востока. Освоение северо-восточной, русской Евразии стало возможным лишь после того, как в Англии развился буржуазный капитализм, произошла Промышленная революция и появилось индустриальное производство на основе угольной энергетики. Неудержимая экспансия по всей планете нескольких переживающих индустриализацию буржуазно-капиталистических держав Западной Европы и Северной Америки принудила царское правительство с 60-х годов XIX века проводить административные реформы, необходимые для внутреннего развития и в России индустриального производства, угольной энергетики. Первые успехи в цивилизационном освоении юга Сибири и Дальнего Востока были связаны именно с началом русской индустриализации, с ростом добычи и использования угля, со строительством Транссибирской железной дороги и появлением вдоль неё городов с промышленными предприятиями по первичной переработке местного сырья. Вокруг данных городов зарождалось товарное земледелие, быстро увеличивалась численность крестьян переселенцев из европейской России. Потребность предельно ускорить индустриализацию, раскрепостить производительность городского и земледельческого труда, саму культуру производства и вызвала глубокий кризис православного мировоззрения, православного сознания русского народа. Выход из этого кризиса был найден Лениным в его учении о мировоззренческом коммунизме. Ленинский большевизм указал выход из кризиса православного мировоззрения русского народа в переходе к индустриальному коммунистическому мировоззрению и коммунистической Реформации народного бытия, народной культуры. Индустриальная коммунистическая Реформация воплощалась в жизнь советским государством и, как протестантская Реформация в католическом мире, вызвала глубочайшие потрясения всего образа жизни русского народа, других народов и народностей, племён Российской империи и остального человечества. Она до основания разрушила всё прежнее бытиё русских и необратимо изменила для них смысл и цели исторического существования.

Для освоения Сибири и Дальнего Востока надо было полностью расшатать и разрушить весь прежний общинный уклад жизни земледельческого русского народа, который сложился и укоренился в средней полосе европейской части России на основе православного мировоззрения и ремесленного городского производства, каким оно было в Московской Руси в семнадцатом столетии. А потом, отталкиваясь от новой культуры городского индустриального производства, начать новое развитие земледелия во всей стране, используя самые совершенные производительные силы, создавая новую культуру земледелия в суровых природно-климатических условиях на основе промышленных производительных сил и кулаческого землепользования. Эта задачу в упрошённом виде первоначально поставил П.Столыпин, но её не удавалось разрешить в условиях царской России. Ибо она подразумевала осуществление ускоренного раскрестьянивания русского бытия и русского средневекового феодального сознания. Такое раскрестьянивание происходило после Великой социалистической революции 1917 года, в эпоху коммунистической Реформации, и оно осуществлялось через всеобщее научно-методологическое образование и всеохватную индустриализацию.

Завершение раскрестьянивания русской деревни и русского сознания обозначилось в 60-70-х годах ХХ века. Его отражением было появление ряда консервативно настроенных русских писателей, которые в отчаянной попытке остановить неизбежное, с болью и художественно выразительно показали гибель русского деревенского образа жизни, русской народной культуры, русской общинной этики и морали. Другим течением гуманитарного мировосприятия в те же 60-е годы стали, так называемые, шестидесятники. Шестидесятники наоборот, выражали настроения горожан, которые заражались идеализируемым западноевропейским и американским буржуазным либерализмом и потребовали окончательного разрыва с земледельческими народно-патриотическими пережитками, с традициями феодально-бюрократического регламентирования и патернализма советской власти. Среда тех, кто приобретал склонность к либеральным настроениям и заражался ими, возникала в пятидесятые годы. Тогда в России появилось и стало быстро возрастать в численности второе поколение горожан, чьи родители массово перемещались из деревни в города ещё в первые пятилетки. Это поколение теряло непосредственную связь с народно-патриотической культурой индустриального пролетариата, которой жили их родители. Поскольку такая культура жёстко навязывалась сверху коммунистическим режимом советского государства с помощью продолжающих перемещаться на городское производство крестьян, и советский режим диктатуры пролетариата не позволял возникать буржуазно-капиталистическому образу жизни и соответствующему городскому сознанию. Постольку в советской России отсутствовали условия для внутреннего становления русской городской культуры, городского философского, идеологического и политического сознания, среди второго поколения русских горожан возрастал интерес к западной буржуазной культуре, которая оказывалась ближе их уму и чувствам, понятнее, очаровывала их и манила.

Научно-методологическое коммунистическое мировоззрение к этому времени полностью вытеснило у русских горожан православное мировоззрение. Однако само индустриальное коммунистическое мировоззрение у второго, а особенно у третьего поколения русских горожан вызывало растущее разочарование, оказывалось чуждым их настроениям. Получилось так, что эти поколения теряли связь с традицией православного мировоззрения и отчуждались от коммунистического мировоззрения в обстоятельствах, когда советская власть не позволяла зарождаться и развиваться интеллектуальным поискам приемлемых им представлений о мире, соответствующей их интересам социальной философии и политической экономии. Под воздействием разрастающейся мировоззренческой пустоты, в их сознании полностью распадались традиции русских народно-патриотических общественных отношений, православной и коммунистической общественной этики и морали. Буржуазный либерализм преобразовывался в их представлениях в идеализируемый потребительский либерализм, поощряющий асоциальный, аморальный паразитический индивидуализм, разрыв связи с русским историческим государственным и общественным бытиём как таковым.

Завершение раскрестьянивания русской деревни совпало с истощением запасов дешёвого по доступу и добыче сырья для энергетики и индустриального производства и началом мировой информационно-технологической революции в промышленном производстве. В России стал обостряться вопрос о необходимости перехода от средневекового экстенсивного развития к передовому интенсивному развитию, от индустриального производства к постиндустриальному производству. Без перехода к интенсивному развитию нельзя было преодолеть тенденцию падения темпов роста производства, поддерживать большие государственные военно-технические и научно-исследовательские расходы, вызванные ужесточением «холодной войны» с США, и повышать уровень жизни, отвечающий новым запросам и настроениям горожан. Однако для перехода к интенсивному развитию надо было осуществить резкое повышение социальной и профессиональной культуры труда всех участников производственных отношений, начать вытеснение малопроизводительного труда пролетариата из производственных отношений. К осуществлению такой задачи нельзя было приступить без отказа от коммунистического индустриального мировоззрения и принципа «диктатуры пролетариата», на котором создавался Советский Союз и мировой советский военно-политический блок.

К 80-м годам затягивать необходимые политические реформы, к которым созрела Россия внутри СССР, стало больше невозможно. Соответствующие реформы начали осуществляться Горбачёвым, избранным весной 1984 года генеральным секретарём ЦК КПСС, и были названы им Перестройкой. Горбачёвская Перестройка второй половины 80-х годов виделась самому Горбачёву и его сторонниками в КПСС средством постепенного, руководимого русской партократией эволюционного перехода Советского Союза к социал-демократическому городскому парламентаризму и основанному на представительном политическом самоуправлении интенсивному развитию. Но она во всей полноте обнажила проблему кризиса государственного и общественного сознания русских образованных горожан и отсутствия разработок нового, не православного и не коммунистического идеала русского общества. При разрешённых информационных и рыночных свободах в России стали быстро набирать влияние сторонники потребительского либерализма. Они хаотически выхватывали примеры высоких потребительских запросов во Франции, в Германии, в Швеции, в Британии, в США, превращали эти примеры в паразитические мифы, внося дополнительную сумятицу в русские умы, призывая к революционному свержению коммунистического режима власти, к снятию препятствий для рыночной спекуляции и приватизации собственности. Распад русского общественного сознания и традиции феодально-бюрократического регламентирования государственных отношений под воздействием наступательной либеральной пропаганды ускорялся и, в конечном итоге перерос во всеохватное и беспримерное крушение советского государства. Так в России разразилась и победила буржуазно-демократическая революция.

Русская буржуазно-демократическая революция началась в 1989 году и закономерно привела к установлению в 1993 году либерального режима диктатуры коммерческого космополитизма, к снятию всех препятствий для быстрого обогащения через воровскую приватизацию и торгово-финансовую спекуляцию. А отказ правительства этого режима от всех своих долговых обязательств в августе 1998 года быстро перерос в глубокий экономический, финансовый и политический кризис. В обстоятельствах подобного кризиса во Франции 1999 года был совершён возглавленный генералом Бонапартом переворот, после чего стал складываться бонапартистский режим. В России же такого развития событий не произошло. Не произошло в первую очередь потому, что завершение раскрестьянивания и глубокий мировоззренческий надлом русского государствообразующего этноса вызвали деморализацию армии, неуклонный упадок народно-патриотического сознания среди молодых и средних поколений. В это время особенно очевидным стало то, что народно-патриотические настроения неприятия либерального режима объединяли только старшие поколения русских горожан. Поскольку выразители данных настроений оказались в большинстве в обеих палатах законодательной власти, постольку это привело к временной и неполной политической победе народно-патриотические силы, в том числе коммунистов. Но их правительство, правительство Примакова, оказалось контрреволюционным, не способным даже поставить вопрос о политике жёсткого перехода к диктатуре промышленного интереса, к развитию промышленного капитализм. Оно лишь предприняло попытки защитить интересы участников производственных отношений, остановить спекулятивный беспредел, разграбление бывшей государственной собственности и финансов. Меньше, чем через год, это правительство было политически разогнано олигархами и тесно связанными с ними правительственными бюрократами, которых объединила тревога потерять наворованные собственность и капиталы. Так были созданы условия для избрания председателем правительства, а затем и президентом страны деятельного администратора В.Путина.

Во главе с Путиным олигархи и правительственные бюрократы принялись осуществлять ползучий конституционный переворот, выстраивать чиновно-полицейскую диктатуру выразителей крупных коммерческих интересов. Они воспользовались учреждениями текущего управления, которые создавались с 1993 года для обслуживания и защиты либерального коммерческого космополитизма и условий для воровской приватизации. Эти учреждения воссоздавались на основе традиций феодально-бюрократического имперского управления в Российской империи и Советском Союзе, призванных защищать господствующее положение правящих сословий и определённых социальных слоёв. Оправдание же в их необходимости делалось режимом при помощи смеси православного мировоззрения, некоторых символических достижений советского государства и определённой народно-патриотической демагогии, цинично признаваемой либералами полезной для влияния на настроения населения. Чтобы укреплять чиновно-полицейские учреждения власти и делать их способными на наращивание феодально-бюрократического регламентирования, осуществляющим исполнительную власть кругам пришлось усиливать патриотическую составляющую пропаганды за счёт оттеснения в тень либеральной составляющей и шире использовать православное мировоззрение. Таким путём удалось остановить хаотическую борьбу за передел собственности, закрепить сложившееся разделение населения по отношению к собственности и перейти к наращиванию спекулятивной коммерческой эксплуатации собственности, превратить наращивание коммерческой эксплуатации страны, её не занятого в коммерческих спекуляциях населения в главное средство дальнейшего роста коммерческих корпоративных и частных капиталов.

Политика наращивания коммерческой эксплуатации страны и населения крупным коммерческим капиталом ради его дальнейшего роста воплощалась через непрерывное усиление феодально-бюрократического регламентирования и формализацию гражданского права. Она позволила правительственным чиновникам и олигархам запустить рынок труда и приняться за превращение потребительского производства и добычи сырья, крупной посреднической и сетевой торговли, жилищного и офисного строительства в главный источник получения коммерческой сверхприбыли. Эта политика несколько лет давала и пока даёт режиму определённую устойчивость, так как через рынок труда снимает часть напряжённости, создаёт условия для появления средних имущественных слоёв горожан. Но она же, вопреки намерениям господствующих кругов, вместе с появлением средних имущественных слоёв горожан запускает отражающий их интересы рост русских националистических настроений, окончательно разрывающих связь с народно-патриотическими настроениями.

Оживление рыночной экономики за счёт усиления феодально-бюрократического регламентирования и одновременного ослабления народно-представительного самоуправления происходит при отказе от мыслей о высокопроизводительном труде, об интенсивном развитии, и оно имеет свои пределы. Оно не позволит достичь даже того уровня промышленного производства, который был в 1990 году, а тем более превзойти этот уровень. Причины чему в износе социальной и производственной инфраструктуры, промышленного и эксплуатационного оборудования, распад общественно-производственных отношений и потеря интереса к производственной деятельности у молодых и средних поколений. По существу вопроса, экономика в нынешней России несколько лет оживляется исключительно вследствие превращения того, что было создано при советском государстве, в предназначенный для коммерческой продажи товар и обусловленной этим увеличивающейся рыночной ценности предприятий, обслуживающих их рабочих и служащих. Фондовая капитализация до недавнего времени быстро росла в общем и относительном выражении, - но при отсутствии необходимых инвестиций в расширение и развитие производства, при полном прекращении финансирования развития средств производства, ибо коммерческие спекулянты не умеют и не хотят заниматься столь сложными, связанными с вопросами социального развития задачами, которые, к тому же, не дают быстрой сверхприбыли.

Феодально-бюрократическое регламентирование, налаживая оживление экономики посредством расширения коммерческой эксплуатации страны, порождает в нынешней России новые опасные противоречия. При циничном использовании режимом непонятного молодым поколениям русских горожан православного мировоззрения, призванного оправдать господство интересов крупных коммерческих спекулянтов, углубляется моральное и нравственное разложение чиновно-полицейских учреждений управления, происходит упадок социальных связей. Взяточничество, мздоимство, откровенное разворовывание сметных средств, полицейский произвол, поборы местных чиновно-полицейских подразделений и прокуратуры усиливаются, становятся всё более изощрёнными и безнаказанными. А русские молодые поколения под воздействием потребительской пропаганды теряют все этические и моральные преграды для удовлетворения сиюминутных желаний, в большинстве своём превращаются в люмпенов, чуждых общественно-производственным отношениям. У них исчезают все этические преграды для разбойного, асоциального поведения, для стремления любыми способами получать «хлеб и зрелища». Новые противоречия пускают глубокие корни и сдерживаются лишь до тех пор, пока не наступит кризис экономического оживления за счёт расширения коммерческой эксплуатации всего, что имеет рыночную ценность и может быть превращено в товар. Едва обозначится такой кризис, как данные противоречия вырвутся из сетей феодально-бюрократического регламентирования. Тогда в России начнётся лавинообразное нарастание экономической, финансовой и политической неустойчивости, сдержать которую не удастся никакими мерами чиновно-полицейского управления. В основе неустойчивости окажется углубляющаяся зависимость внутреннего рынка от импорта товаров с высокой добавленной стоимостью и от кровно заинтересованных в таком импорте коммерческих спекулянтов. Остановить хаос получится единственным способом – революционным изменением устройства власти и революционной сменой господствующего класса. Ибо революции происходят потому, что они являются самым дешёвым и самым действенным средством начать восстановление и сущностное усовершенствование государственного управления и государственных отношений. А смыслом вызревающей в России революции будет окончательное уничтожение всей традиции феодально-бюрократического регламентирования и целеустремлённое выстраивание политического самоуправления средних слоёв горожан, то есть национально-общественного самоуправления, только и позволяющего осуществить переход к подлинно интенсивному развитию.

Однако направить вызревающий в России исторический распад феодально-бюрократического регламентирования в русло национальной политической революции нельзя без предварительного выявления идеала самого передового национального общества с постиндустриальными производительными силами и разрешения мировоззренческого кризиса русского городского сознания, то есть без появления совершенно нового общественного социального мировоззрения, которое оправдает и защитит диктатуру постиндустриального капиталистического интереса, как главного общественного экономического интереса. Такое мировоззрение должно быть рациональным, убедительно объясняющим ход мировой истории непримиримой борьбой Добра и Зла, борьбой, в основе которой лежит противоборство между производственными и посредническими распределительными интересами, между производственными капиталистическими и коммерческими капиталистическими интересами. Из мировоззренческих представлений о сущности Добра и соответствующей ему добродетельной жизни будет вытекать мораль и этика социально-общественного поведения, позволяющая достичь взаимопонимания и взаимодействия разных имущественных слоёв русских горожан. Общая для всех национальных обществ двойная этика и мораль должна дополниться в России этическим принципом биологического предопределения, разумного аскетизма и архетипического призвания к определённому виду общественной деятельности для наиболее действенного разделения общественного труда. Без этого окажется невозможным делом и преодоление кризиса, и переход к промышленному капитализму и интенсивному развитию.

Самыми заинтересованными в воплощении нового мировоззренческого идеала национального общества предстанут средние имущественные слои русских горожан, чей образ и уровень жизни, так или иначе, зависит от ускоренного развития конкурентоспособного и технологически передового, постиндустриального товарного производства. Именно данными слоями будет в полной мере воспринято новое общественное мировоззрение, представление о Добре и Зле в отношении промышленного и коммерческого капиталистических интересов, а так же национальная общественная этика и мораль. Именно эти слои проявят наибольшую готовность бороться и за новое русское общественное мировоззрение и за национальный идеал постиндустриального общества. Но для преобразования их готовности к борьбе за новый общественный идеал и за национальное общественное самоуправление в деятельное соучастие в политической борьбе за становление национальной общественной власти понадобится соответствующая политическая идеология, как идеология русского национального среднего класса. Такая идеология может разрабатываться в условиях настоящей России только на основе нового общественного мировоззрения. Но при этом она должна рассматривать общественное мировоззрение с классовой точки зрения, - подобно тому, как английские индепенденты времён буржуазной революции в Англии стали рассматривать кальвинистское общественное вероучение с позиции политических классовых интересов средней и мелкой буржуазии.

Именно партия, которая будет создана на основаниях самой передовой, соответствующей постиндустриальной ступени развития промышленной цивилизации мировоззренческой идеологии национального среднего класса, предстанет партией, единственно способной возглавить и осуществить русскую национальную революцию. А затем, установив политическую диктатуру национального среднего класса, начать осуществлять стратегический политический курс на достижение исторических целей национальной Реформации, во время которой станут складываться собственно национальные общественные отношения и национальное общественное самоуправление. Поэтому русское национальное общество будет возникать не на положениях формально-правового «кодекса Наполеона» в том или ином его виде, а на уложении этнократического общественного гражданского права. Если воспользоваться сравнениями, - оно будет развиваться в основном тем же путём, каким происходило развитие американского общества, но в эпоху, когда американское национальное общество вступило на путь исторического упадка. Так русское национальное общество в процессе его развития сможет создавать самую действенную и самую дешёвую, собственно общественную власть. Это позволит ему достичь наивысшей способности к быстрому и непрерывному совершенствованию производительных сил и производственных отношений, добиваться предельно возможной конкурентоспособности и прибыльности национального постиндустриального производства и одновременно успешно осуществлять ускоренное освоение земельных пространств северо-восточной Евразии.


Май 2001г. - Ноябрь-декабрь 2006г.




ГОРОДНИКОВ Сергей