BzBook.ru

Права авторов литературных произведений

В. Г. Камышев Права авторов литературных произведений

Глава I. Общая характеристика личных неимущественных и имущественных прав автора

Печать играет важную роль в выполнении задач коммунистического строительства, поставленных перед советским народом Программой КПСС. Произведения политической, научной, учебной, художественной и другой литературы являются средствами идейно–политического и нравственного воспитания трудящихся, необходимы для научно–технического прогресса и культурного развития общества. Вместе с тем советская печать активно борется против влияния буржуазной идеологии и пропаганды.

Проявляя заботу о творческих работниках, Советское государство создало благоприятные условия для деятельности авторов произведений науки, литературы и искусства. Нормы авторского права не только закрепляют за авторами личные (неимущественные) и имущественные права, но и охраняют их.

Перечень личных (неимущественных) и имущественных прав автора определен в ст. 98 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик[1]

и воспроизведен в ст. 479 ГК РСФСР и соответствующих статьях гражданских кодексов других союзных республик[2]. В этих актах предусматривается право автора на:

а) опубликование, воспроизведение и распространение произведения всеми дозволенными законом способами;

б) авторство и авторское имя,

в) неприкосновенность произведения,

г) получение вознаграждения за использование произведения, кроме случаев, указанных в законе.

В данном перечне только право на получение вознаграждения является имущественным. Остальные права – личные неимущественные.

Деление авторских прав на личные и имущественные давно принято в науке советского гражданского права, закреплено в законе (ст.ст. 479, 499, 500 ГК) и не является условным.

Личные права охраняют творческие интересы автора, связанные с общественной оценкой произведения, а также его личности. Указанные права не имеют имущественного содержания и не подлежат денежной оценке, поскольку социалистическое общество не может допустить такую оценку по соображениям морального порядка. Интересно в этом одно из решений Харьковского губернского суда, вынесенное в первые годы Советской власти по делу о бесчестии. В нем было записано:

«…только при капиталистическом строе, когда все продается и когда человеческое достоинство также расценивается с точки зрения материальных благ, всякое унижение его может быть вознаграждено деньгами. В свободном же Советском государстве человеческая личность и ее достоинство ставятся настолько высоко, что никакие материальные блага, в том числе и деньги, не могут вознаграждать за всякое, даже минимальное унижение, и всякие попытки к унижению этого достоинства жестоко караются уголовным кодексом»[3].

Что же касается имущественных прав, то они имеют экономическую ценность и подлежат денежной оценке.

Разграничение авторских прав в зависимости от имущественной ценности имеет решающее значение при выборе средств защиты нарушенного права. Если нарушено только личное неимущественное право, то автор вправе требовать его восстановления путем внесения соответствующих исправлений в произведение либо путем публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении. Он может также потребовать применения более строгих мер к нарушителю: запрещения выпуска произведения в свет либо прекращения его распространения (ст. 499 ГК).

Если же нарушено имущественное право, то согласно ст. 500 ГК речь может идти лишь о возмещении причиненных автору убытков, т. е., как правило, о выплате вознаграждения, которое он получил бы при правомерном использовании произведения. Поэтому суды при рассмотрении авторских споров всегда выясняют, какое право автора нарушено: личное или имущественное, и в зависимости от того применяют соответствующую норму закона – ст. 499 или ст. 500 ГК.

В практике работы издательств встречаются случаи, когда автор требует прекратить издание своего произведения в связи с тем, что в заключенном с ним договоре неправильно определена ставка гонорара, например размер ее ниже низшего предела ставок, установленных постановлением об авторском гонораре. Очевидно, что требование автора о прекращении издания не может быть удовлетворено, поскольку издательством нарушено имущественное право автора; ставка гонорара за произведение должна быть увеличена до установленных размеров.

Четкое разграничение авторских прав на личные и имущественные необходимо и при разработке новых нормативных актов, призванных регулировать авторские отношения. При подготовке нормативных актов, предусматривающих расширение имущественных прав авторов, обязательно учитываются факторы экономического порядка (наличие средств, рентабельности издательств, соответствие размеров авторского вознаграждения затратам авторского труда и т. д.). При решении вопроса о возможности расширения личных неимущественных прав экономические факторы могут не иметь никакого значения.

Когда же возникают авторские права?

Необходимой общей предпосылкой для субъективных гражданских прав, в том числе и авторских, является гражданская правоспособность. Закон (ст. 8 Основ, ст. 9 ГК) определяет правоспособность граждан как способность иметь гражданские права и обязанности. Правоспособность советского гражданина возникает с момента его рождения и прекращается смертью (ч. 1 ст. 8 Основ, ч. 2 ст. 9 ГК).

В содержание гражданской правоспособности входит возможность иметь права автора произведения науки, литературы и искусства (ст. 9 Основ и ст. 10 ГК). Но правоспособность граждан еще не субъективное право; она является предпосылкой правообладания, своего рода абстрактной возможностью быть носителем конкретных субъективных прав и обязанностей.

Для того чтобы возникло субъективное авторское право как комплекс личных и имущественных правомочий автора, необходимо наступление определенного юридического факта, с которым закон связывает наступление юридических последствий. В соответствии со ст. 4 Основ (ст. 4 ГК) таким фактом является создание произведения науки, литературы и искусства. Согласно ст. 96 Основ (ст. 475 ГК) авторское право распространяется на произведения, выраженные в какой–либо объективной форме, позволяющей воспроизвести результат творческой деятельности автора, независимо от того, выпущено произведение в свет или нет. В связи с этим следует полагать, что личные и имущественные права автора возникают одновременно и в тот момент, когда созданное автором произведение выражено в какой–либо объективной форме (на бумаге, пленке и т. д.).

В юридической литературе высказывалось мнение о том, что имущественные права возникают позже личных) прав – в результате развития авторских правоотношений (например, в результате заключения договора)[4].

Право автора на получение гонорара от определенной организации и его имущественное право на получение вознаграждения за использование произведения – не одно и то же. Как справедливо отметил В. И. Серебровский, мнение отдельных юристов, полагающих, что личные права автора возникают раньше его имущественных прав, ошибочно, поскольку они принимают момент реализации имущественных прав за момент их возникновения. Между тем «реализация права может иметь место иногда значительно позднее момента его возникновения»[5].

Если имущественное право возникает у автора сразу же после того, как произведение будет выражено в какой–либо объективной форме, то реализуется это право лишь в случае использования произведения. И получить определенную сумму гонорара от конкретного лица автор сможет лишь при использовании произведения.

Однако автор, создавший произведение литературы, может по какой–либо причине не передавать его для издания или использования другим способом. Гонорар он не получит. Но имущественное право на получение вознаграждения в случае использования произведения за ним сохраняется. Он может реализовать это право, например, путем заключения договора с издательством.

Личные и имущественные права автора тесно связаны между собой и оказывают друг на друга определенное влияние. В чем проявляются эти связи и влияние при издании литературных произведений?

Основным правомочием автора является право авторства. Признание того или иного лица действительным создателем произведения автоматически влечет предоставление ему личных и имущественных авторских прав. В случае присвоения другим лицом права авторства (плагиат) ущемляются не только личные, но и имущественные права автора. При плагиате автор вправе требовать не только восстановления личных неимущественных прав, но и возмещения причиненных убытков.

Право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения тесно связано с имущественными интересами автора. Право на получение вознаграждения от конкретного лица реализуется автором, как правило, в результате осуществления своего права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Автор, решивший издать произведение, передает его издательству.

Нарушением права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения автору может быть причинен материальный ущерб, который должен быть возмещен на основании ст. 500 ГК. Например, если без согласия автора издательство переиздало его произведение и не выплатило гонорар, то автор вправе требовать возмещения причиненного имущественного вреда.

Третье личное право автора – право на неприкосновенность произведения – также охраняет имущественные интересы автора. Если, например, без согласия автора из рукописи, написанной в пределах предусмотренного договором объема, исключена одна из глав, то он в соответствии сост. 500 ГК вправе требовать возмещения убытков, причиненных незаконным сокращением произведения.

Определенная связь существует между правом автора на авторское имя и его имущественными интересами. Согласно ст. 479 ГК автор вправе опубликовать произведение под своим именем, условным именем (псевдонимом) или без указания имени. Если автор известен широким читательским кругам, то он заинтересован в том, чтобы на новом произведении указывалось то же имя, что и на его прежних произведениях, поскольку на книгу известного автора будет больше заказов, что повлияет на тираж произведения. В свою очередь тираж произведения в ряде случаев влияет на размер причитающегося автору гонорара.

Однако подсчитать убытки, которые могут быть причинены автору нарушением его права на авторское имя, невозможно. При его нарушении правила ст. 500 ГК не применяются.

Как уже говорилось, Основы и гражданские кодексы союзных республик устанавливают: если автору предоставляется право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, то он пользуется правом на получение вознаграждения. Это объясняется тем, что автор, имея право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, может не согласиться на использование, произведения, если ему не будет выплачено вознаграждение. Но отсюда не следует, что имущественные права автору литературного произведения предоставляются лишь в том случае, когда он согласно закону пользуется указанным личным правом. Закон, ограничивая право автора на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, вместе с тем допускает возможность выплаты его гонорара в случаях, предусмотренных законодательством. Так, согласно ст. 489 ГК каждое изданное произведение может быть переведено на другой язык без согласия автора. Что же касается права на вознаграждение за такое использование произведения, то оно сохраняется за автором в случаях, предусмотренных постановлениями Совета Министров РСФСР (ст. 491 ГК).

Гражданское законодательство не устанавливает преимуществ личных прав автора перед имущественными, поскольку их вообще нельзя соизмерить. Для автора в равной степени важны как личные, так и имущественные права, поскольку материальные стимулы к труду имеют для него не меньшее значение, чем стимулы морального порядка.

Глава II. Личные неимущественные права автора

§ 1. Общие положения.

Каждое литературное произведение является результатом творческого труда, плодом духовной жизни автора, которая формируется под влиянием общества, в котором он живет. Ценность произведения заключается в тех мыслях, идеях, образах, которые в нем изложены или раскрыты. Наиболее талантливые литературные произведения являются национальной гордостью, духовным богатством человечества.

Об авторе как о художнике слова, как об ученом, о глубине его знаний, мировоззрения читатель судит по произведению. Отсюда вполне понятна заинтересованность автора в неприкосновенности произведения, в праве определять его готовность для издания, а также в том, чтобы произведение вышло под его именем.

Советская творческая интеллигенция активно участвует в строительстве коммунизма. Создаваемые ею литературные произведения служат не только источником знаний, но и оказывают большое воспитательное воздействие на трудящихся. В приветствии ЦК КПСС IV съезду писателей СССР говорилось, что советская литература «укрепляет убежденность человека в торжестве идей коммунизма, его безграничную любовь к нашей социалистической Родине. Она призвана воспитывать у молодежи гордость за наши победы и свершения, которые дались народу ценой огромного напряжения сил, лишений и трудностей, выковывать у молодого поколения качества борцов за построение нового общества»[6].

Советская литература выступает во всем мире как пропагандист идей коммунизма. Наше социалистическое общество больше, чем любое другое общество, заинтересовано в сохранении культурного наследия, недопустимости искажения произведений. Об этом, в частности, свидетельствует постановление ЦК ВКП(б) от 24 апреля 1952 г. «О фактах грубейших политических искажений текстов произведений Демьяна Бедного»[7]. В нем указывается, что при составлении и редактировании сборников произведений Д. Бедного, изданных Гослитиздатом и Воениздатом, «допущены произвол и самоуправство в обращении с текстами в результате чего многие его стихи напечатаны с грубейшими политическими искажениями в ряде случаев до либерально–буржуазной фальсификации текстов Д. Бедного». Составитель сборников включил в них варианты произведений, забракованные самим поэтом, не считаясь с тем, что Д. Бедный улучшал свои произведения, а в ряде случаев вносил в них исправления под влиянием партийной критики. Редактор Воениздата при редактировании одного из сборников не только не устранил допущенных составителем искажений, но самочинно сократил некоторые произведения – снял важные по политическому значению эпиграфы к ним, в результате ряд произведений Д. Бедного «по своему политическому содержанию оказался ухудшенным, а иногда и политически искаженным». На конкретных виновников допущенных нарушений были наложены взыскания. ЦК ВКПб) обязал Главполиграфиздат, который в то время руководил издательским делом в стране, навести в издательствах необходимый порядок, исключающий возможность повторения произвола в обращении с текстами художественных произведений.

Общество заинтересовано в сохранении за автором его права на авторство, авторское имя, права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. В интересах развития культуры общество нуждается в таком авторском произведении, которое автор считает достаточно зрелым для использования. Таким образом, как автору, так и обществу не безразлична судьба литературного произведения. Более того, в интересах личности автора, его трудовой чести и престижа, в интересах культурного развития страны невозможно мириться с нарушениями личных неимущественных авторских прав. Здесь мы видим органическое единство интересов личности и социалистического общества, основанное на общности задач, направленных на успешное строительство коммунизма в нашей стране.

Это объективно существующее единство отражено в разделе «Авторское право» Основ и ГК РСФСР. Действующее законодательство закрепляет за автором литературного произведения права, которые позволяют ему распорядиться своим произведением именно так, как он хочет, дает ему возможность первому решить: следует ли выпускать в свет созданное произведение, целесообразно ли его переиздавать. Однако имеются нормы, допускающие использование опубликованного произведения без согласия автора. Такими нормами, как указывалось, являются ст. 102 Основ и ст. 489 ГК, закрепившие принцип свободы перевода произведения на другой язык; ст. 103 Основ и ст. 492 ГК, допускающие использование произведения без согласия автора и без уплаты авторского вознаграждения; ст. 104 Основ и ст. 495 ГК, разрешающие использовать произведение без согласия автора, но с выплатой авторского вознаграждения.

Чем же объясняются эти исключения из общего правила?

Прежде всего необходимо отметить, что для науки, литературы и искусства характерна преемственность в развитии. Каждое новое поколение людей не отбрасывает достижения науки, литературы и искусства прошлого. Оно их творчески оценивает, берет от прежних достижений все самое лучшее, прогрессивное, сохраняет его и развивает дальше. Вместе с тем для создания своего произведения автор использует явления действительности, факты повседневной жизни, мысли, идеи, возникшие у членов того общества, в котором живет автор. Основоположники научного коммунизма К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «…развитие индивида обусловлено развитием всех других индивидов, с которыми он находится в прямом или косвенном общении, и что различные поколения индивидов, вступающие в отношения друг с другом, связаны между собой, что физическое существование позднейших поколений определяется их предшественниками, что эти позднейшие поколения наследуют накопленные предшествовавшими поколениями производительные силы и формы общения, что определяет их собственные взаимоотношения»[8].

Нормы советского законодательства, допускающие в отдельных случаях использование опубликованного произведения без согласия автора, способствуют расширению культурного обмена между народами и успешному развитию культуры в интересах строительства коммунизма в нашей стране. Наше социалистическое общество не может быть безучастным к тому, как автор использует свои личные и имущественные права. Если автор или его наследники осуществляют права в противоречии с их назначением, то авторское право может быть принудительно выкуплено государством (ст.ст. 5, 106 Основ, ст.ст. 5, 501 ГК) по особому в каждом случае постановлению Совета Министров союзной республики, которым устанавливается порядок и условия использования произведения, авторское право на которое выкуплено.

Государство может выкупить авторское право на одно или несколько произведений автора либо на все его произведения в отношении как издания, так и любого другого использования произведения или произведений. Если авторское право выкуплено, то автор теряет право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Право на авторство, авторское имя и неприкосновенность произведения не может перейти к государству.

Из содержания ч. 1 ст. 501 ГК вытекает, что может быть выкуплено авторское право как на опубликованные произведения, так и на произведения, которые не выпускались в свет. Выкуп авторского права у авторов на практике не встречается. К выкупу авторского права у наследников государство прибегает обычно в тех случаях, когда наследники препятствуют изданию произведения либо получают гонорары, размеры которых несовместимы с социалистическим принципом распределения по труду.

На основании ст. 10 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве»[9] Наркомпрос РСФСР принял 8 июня 1930 г. постановление «О ставках авторского гонорара за нарушение авторского права»[10]. Этим постановлением было установлено право автора взыскивать определенную денежную сумму в случае нарушения его неимущественных прав, даже в тех случаях, когда автор не понес убытков. Например, если автор заимствовал из чужого произведения часть текста, но не указал источник заимствования, название заимствованного произведения или фамилию автора, он обязан выплатить 20% своего гонорара этому автору.

Представляется вполне обоснованной точка зрения Б. С. Антимонова и Е. А. Флейшиц, которые по поводу указанного постановления сказали следующее: «Перед нами единственный известный советскому гражданскому праву случай взыскания денежной суммы «вместо убытков» при причинения неимущественного вреда. Насколько этот «штраф» чужд советскому праву и правосознанию, показывает то, что он почти никогда авторами не взыскивается»[11]. Гражданские кодексы союзных республик не установили материальной ответственности за нарушение личных неимущественных прав. Поэтому с момента введения в действие нового ГК РСФСР постановление Наркомпроса РСФСР фактически утратили силу, хотя формально и не отменено. К тому же Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 16 декабря 1964 г.[12] отменил постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. (кроме ст.ст. 5 и 22), на основании которого было принято указанное постановление Наркомпроса.

Личные неимущественные права неотделимы от личности автора. При жизни автор не может их передать какому–либо лицу или от них отказаться. Известно, что автор имеет право личной собственности на рукопись созданного им произведения. Как собственник, он имеет право владения, пользования и распоряжения рукописью. Следовательно, автор в праве ее подарить, продать. Однако автор дарит или продает рукописный текст произведения, а не авторское право на него. Автор в подобных случаях вправе снять копию с рукописи и передать ее для издания. Лицо, которое приобрело рукопись автора, не вправе ее передать для издания или получить гонорар. Без согласия автора издательство не имеет права опубликовать такую рукопись, а если и опубликует, то в соответствии со ст. 500 ГК гонорар получит автор.

Статья 17 постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве» предусматривала, что правомочия, вытекающие из авторского права, отчуждаются по издательскому договору в пользу издательства. Между тем автор фактически не может передать издательству свои права (например, право на имя, неприкосновенность произведения) ни полностью, ни частично. Кроме того, всякое отчуждение предполагает отказ от имеющегося права навечно. Очевидно, что при издании рукописей такого отказа не могло быть, поскольку договоры с автором заключались срочные. Кроме того, до выпуска издательством произведения в свет автор имел и имеет право издавать произведение в периодической печати.

Действующее законодательство (ст. 503 ГК) отвергло прежнюю формулировку закона об отчуждении авторского права и говорит только о передаче автором произведения для использования обусловленным договором способом. Таким образом, автор, заключивший договор, не лишается личных прав. Правда, в этом случае его право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения ограничивается, поскольку согласно договору он не вправе без согласия издательства передавать в течение трех лет свое произведение в другое издательство.

Регулируя вопросы, связанные с наследованием авторских прав, закон учитывает тесную связь личных неимущественных прав автора с его личностью. Из содержания ст. 481 ГК вытекает, что наследники приобретают только право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Наследники не имеют права на авторство и авторское имя, а также неприкосновенность произведения. Они лишь охраняют права автора на неприкосновенность произведения и авторское имя.

В соответствии со ст. 481 ГК автор вправе указать лицо, на которое он возлагает охрану неприкосновенности произведения после своей смерти. Но это лицо никаких авторских прав не приобретает, оно лишь охраняет неприкосновенность произведения.

Законодательство признает авторские права не только за физическими, но и за юридическими лицами. Статья 484 ГК предусматривает, что за юридическими лицами авторское право признается в случаях и пределах, установленных законодательством Союза ССР и гражданским кодексом. Юридическое лицо может приобрести от гражданина авторское право как (наследник по завещанию (ст. 534 ГК). В этом случае из личных прав автора к юридическому лицу переходит лишь право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Кроме того, у юридического лица может возникнуть авторское право на те произведения, которые согласно закону не могут быть предметом авторского права физического лица. Согласно ст. 485 ГК организации, выпускающие в свет самостоятельно или при посредстве какого–либо издательства научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, имеют авторское право на эти издания в целом. Авторы, произведения которых включены в указанные издания, имеют авторские права только на свои произведения.

В связи с этим следует отметить, что объявление отдельных журналов о том, что перепечатка статей из журналов не разрешается, свидетельствует о незнании редакциями этих журналов требований авторского права, поскольку согласия редакции журнала на перепечатку отдельных статей вообще не требуется, так как авторское право на каждую статью в отдельности принадлежит автору. Больше того, из одного журнала могут быть перепечатаны все статьи по одной или несколько статей в различных журналах. И в этом случае согласия редакции журнала на перепечатку не требуется.

Указанные в ст. 485 ГК организации имеют право на опубликование, воспроизведение и распространение всего издания и на авторство. Правом на выбор авторского имени они не пользуются, поскольку могут именоваться только так, как это записано в их уставе (положении). Данные организации имеют также право на неприкосновенность издания. Возможность использовать это право организация имеет в тех случаях, когда с ее разрешения кто–либо перепечатывает издание полностью. Если при такой перепечатке в издание будут внесены изменения без согласия организации, то она вправе воспользоваться средствами защиты, установленными ст. 499 ГК. С согласия организации из издания может быть исключена одна либо несколько статей, изменен порядок их расположения и внесены другие изменения, касающиеся издания в целом. Что же касается изменений текстов отдельных статей, их названий и обозначения имени авторов, то согласия на это организация дать не может, поскольку в подобных случаях право на неприкосновенность произведения имеют авторы подобных статей.

Авторское право у юридических лиц появляется в результате творческой деятельности. Имеется в виду первоначальное авторское право, возникающее у юридических лиц. Что же касается производного авторского права, появляющегося у юридического лица в связи с наследованием, то оно, естественно, не является результатом творческой деятельности юридического лица.

В чем же проявляется творческий характер деятельности организаций, выпускающих научные сборники, энциклопедические словари, журналы и другие периодические издания? Можно показать это на примере деятельности издательства, выпускающего энциклопедические словари. Работники издательства, действуя на основании устава издательства, принимают решение об издании энциклопедического словаря, определяют его содержание, объем, название и время выпуска в свет. Они разрабатывают словник, рассылают его для обсуждения в научные учреждения, учитывают поступившие замечания и предложения и утверждают окончательный вариант словника. Затем определяется объем каждой статьи и статьи заказываются авторам. Рукописи поступивших статей рецензируются и редактируются, размещаются в словаре в определенном порядке и издаются. В результате энциклопедический словарь представляет собой произведение, части которого объединены в единое целое в результате творческого труда коллектива издательства.


§ 2. Право на авторство, право на авторское имя.

Право на авторство является правом создателя произведения считать себя его автором и требовать обозначения своего имени при любом использовании произведения. Таким образом, право на авторство позволяет закрепить факт принадлежности литературного произведения данному лицу. Право на авторство – основное право автора. Все остальные права могут предоставляться ему лишь в том случае, если он имеет право на авторство.

Как уже говорилось, автор имеет право на авторское имя, т. е. право решить, выпускать ли произведение под собственным именем, под условным именем (псевдонимом) или без указания имени (анонимно).

Право на авторство и право на авторское имя – два самостоятельных личных права автора. Бесспорно, что они связаны между собой. Без права на авторство немыслимо право на авторское имя. Кроме того, в содержание права авторства включается правомочие автора требовать, чтобы при использовании произведения упоминалось его гражданское имя. Однако наличие этой связи не дает оснований для включения понятия «право на авторское имя» в понятие «право на авторство».

Прежде всего право на авторство, являясь основным правом автора, будет существовать и в том случае, если автор не будет пользоваться правом определять способ обозначения своего авторства. Так, в первые годы Советской власти законодательство не предусматривало право на авторское имя, хотя право на авторство существовало. Впервые право на авторское имя было установлено в законе «Об основах авторского права», утвержденном ЦИК и СНК СССР 30 января 1925 г.[13].

Право на авторское имя может быть нарушено, без нарушения права на авторство. Например, автор обусловил в договоре с издательством, что произведение выйдет под псевдонимом, а издательство опубликовало его с обозначением гражданского имени автора. Нарушение авторства влечет нарушение других личных, а также имущественных прав автора. Так, авторство нарушается, если произведение издается без согласия автора, имя его не обозначается на произведении, без его согласия вносятся в произведение изменения, гонорар не платится. Если же нарушено только право на авторское имя, то это не влечет нарушения иных прав автора. Поэтому мы не можем согласиться с высказанной в литературе точкой зрения, что в состав права на авторство входит и право определять способ обозначения авторства[14].

Из содержания ст. 98 Основ можно сделать вывод о том, что она имеет в виду не только право автора на авторское имя, но и его право на авторство. Однако прямого указания в отношении права на авторство статья не содержит. Следовало бы в этой статье прямо указать, что автор имеет право на авторство. В периодической печати дискутировался вопрос о целесообразности сохранения права автора на псевдоним; высказывались противоположные точки зрения[15].

Произведения издаются под псевдонимом довольно часто. Нередко автор берет псевдоним потому, что его имя совпадает с именем другого автора. Кроме того, авторы нередко выпускают произведения под псевдонимом в тех случаях, когда не уверены в положительной оценке произведения со стороны читателей либо когда желают отделить свою служебную деятельность от литературной и т. д. Таким образом, у автора могут быть уважительные причины для издания произведения под псевдонимом, и нет оснований считать, что право автора на выбор авторского имени не соответствует принципам социалистической морали.

Произведение издается без указания имени автора обычно в периодической печати. Под редакционными передовыми статьями, помещаемыми в газетах и журналах, как правило, имя автора не ставится. Делается это для того, чтобы читатели поняли, что данная статья выражает мнение редакционной коллегии. Разумеется, никаких нарушений авторского права здесь нет, поскольку вопрос о публикации статьи без указания имени автора заранее с ним согласуется.

Как справедливо указывали Е. Вакман и И. Грингольц, «псевдоним и аноним существуют для публики, но не для издательства или иной организации, выпускающей работу в свет»[16]. Гражданское имя автора должно быть известно издательству прежде всего для того, чтобы оно могло составить правильное мнение о возможностях автора создать произведение, представляющее собой определенную научную, литературную, практическую ценность. Издательство готовит книгу (брошюру) для издания совместно с автором, подлинное имя которого ему потому и должно быть известно. Кроме того, издательство не может платить гонорар анониму или лицу, которое не раскрыло своего псевдонима. Поэтому в заключенном с автором договоре указывается его подлинное имя, а затем в скобках – псевдоним. Если произведение выпускается анонимно, то целесообразно это оговаривать в особых условиях договора.

Имя автора должно обозначаться и при издании произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания (ст. 483 ГК). Согласно Государственному стандарту 7.4–69 «Выходные сведения в издательской продукции» имя, инициалы и фамилия, а также псевдоним автора должны указываться в той полноте, которая установлена для данного издания самим автором[17]. Например, «В. И. Иванов» либо «Виктор Иванов» или «В. Иванов». Если произведение создано несколькими авторами, то согласно указанному ГОСТу их фамилии приводятся в последовательности, принятой авторами. В случае возникновения разногласий авторов по этому поводу издательство располагает фамилии в алфавитном порядке. При переводе книги на русский язык с языков народов СССР или с иностранного языка имена и фамилии авторов приводятся в русской транскрипции. Кроме того, имена и фамилии авторов переводных произведений указываются и на языке оригинала на обороте титульного листа или в издательско–регистрационных сведениях. Имя автора должно указываться и на работах, выпускаемых от имени научно–исследовательских институтов, вузов и других организаций.

Псевдоним или имя автора, если произведение выпускается анонимно, могут быть раскрыты при жизни автора только при его согласии либо по требованию судебно–следственных органов. Надобность в раскрытии псевдонима или анонима может возникнуть, в частности, в связи с тем, что его заметка или статья, опубликованная в печати, носит явно клеветнический характер. В подобных случаях, как справедливо полагает А. В. Белявский, суд по заявлению истца или прокурора либо по собственной инициативе может вынести определение о возбуждении уголовного дела (тогда редакция будет обязана раскрыть псевдоним или аноним автора) либо вынести частное определение о клеветническом характере опубликованных материалов и направить его для принятия соответствующих мер в организацию, органом которой является данная газета или журнал и т. п., либо в прокуратуру[18].

Может ли суд запретить автору пользоваться псевдонимом? Представляется, что суд обладает таким правом в силу ст. 5 Основ (ст. 5 ГК), предусматривающей, что гражданские права охраняются законом, за исключением случаев, когда они осуществляются в противоречии с их назначением в социалистическом обществе в период строительства коммунизма. Необходимость в принятии судом подобного решения может возникнуть, например, когда автор берет псевдоним, совпадающий с именем государственного, общественного деятеля страны либо другого известного автора. Автор, использовавший такой псевдоним, введет в заблуждение читателей относительно авторства того лица, имя которого он взял.

Право на авторство и авторское имя бессрочно. После смерти автора никто не имеет права (в том числе и наследники) выпускать в свет его произведение без обозначения имени или псевдонима. ГОСТ 7.4–69 «Выходные сведения в издательской продукции» прямо указывает: имя, инициалы, фамилия, псевдоним умершего автора должны указываться на произведениях в той полноте, которая была установлена самим автором в предшествующих, прижизненных изданиях, например: Максим Горький, Л. Н. Толстой, Лев Толстой.

Представляется, что в интересах общества после смерти автора может быть раскрыт его псевдоним или названо имя автора произведения, которое выпускалось в свет анонимно. Однако это должно, на наш взгляд, делаться с согласия наследников и других лиц, на которых законом возложена защита личных неимущественных прав автора.

Законодательством не закреплено право автора посвящать свою работу людям, событиям. Между тем на практике посвящения делаются нередко. Так, Андрей Вознесенский посвятил свое стихотворение «Зов озера» памяти жертв фашизма, Сергей Есенин – поэму «Анна Снегина» литературному критику А. К. Воронскому. Издательства, выпускающие художественную литературу, как правило, не возражают против посвящения книги. Издательства иного профиля обычно неохотно идут навстречу подобным пожеланиям авторов. Посвящение нередко связано с творческим замыслом автора, содержанием произведения. Посвящение помогает понять мотивы, побудившие автора надписать именно данное произведение. Расходы издательства, связанные с помещением на книге текста посвящения, незначительны. Поэтому вряд ли можно признать правильной позицию издателей, возражающих против намерения автора сделать посвящение. Представляется, что закрепление в законе такого личного неимущественного права автора, как право на посвящение, будет вполне обоснованным, отвечающим интересам автора и общества.


§ 3. Право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения.

Право автора на опубликование, воспроизведение и распространение произведения позволяет ему определить зрелость произведения и способ его издания. Автор решает, следует ли ему издать произведение отдельной книгой или поместить в газете, журнале, «Роман–газете», сборнике произведений различных авторов, в собрании своих сочинений и т. д. Это право является одной из гарантий свободы творчества автора.

Вряд ли можно согласиться с выказанной в литературе точкой зрения о том, что право на издание произведения включает в себя и право автора решить вопрос о возможности привлечения к выпуску произведения редактора[19].

Во всех случаях, когда автор передает произведение в издательство, рукопись просматривается редактором, а в необходимых случаях редактируется. При этом автор вправе, пользуясь правом на неприкосновенность произведения, запретить вносить какие–либо изменения в текст рукописи. Однако это не значит, что от автора зависит, будет ли привлекаться к изданию редактор. Решает вопрос издательство. Так, в Типовом положении о подготовке рукописи к изданию, утвержденном приказом Комитета по печати при Совете Министров СССР № 495 от 31 августа 1967 г., прямо предусмотрено участие редактора в подготовке рукописи к изданию (разд. V)[20].

Автор пользуется правом на опубликование, воспроизведение и распространение произведения и в тех случаях, когда произведение переиздается. Изъятия из этого общего правила, установленные в интересах общества, предусмотрены ст.ст. 489, 492, 495 ПК.

Как уже говорилось, свое право на опубликование, воспроизведение и распространение литературного произведения автор реализует, как правило, путем заключения издательского договора. Может ли автор односторонним заявлением расторгнуть издательский договор, если не считает возможным выпустить произведение в свет. Действующее законодательство такого права автору не предоставило. Однако если автор решит, что произведение несовершенно и не может быть опубликовано, он может отказаться от передачи произведения издательству. Договор в этом случае издательством расторгается. Последствия расторжения определяются ст. 511 ГК.

Если рукопись сдана в издательство, то сам факт свидетельствует о решении автора издать произведение в представленном виде. Поэтому в данном случае автор не может требовать расторжения договора, ссылаясь на свое право решить вопрос о возможности издания произведения. Если допустить возможность расторжения договора по одностороннему заявлению автора, то издательство будет нести убытки, вызванные прекращением издания. Выходом из создавшегося положения не будет являться предоставление автору права односторонне расторгнуть договор в любом случае, когда он этого пожелает, при условии возмещения им убытков, причиненных издательству. Во–первых, потому, что при таком положении автор сможет воспользоваться правом запретить издание лишь в том случае, если будет иметь материальную возможность возместить ущерб. Между тем советский закон не может связывать возможность предоставления автору того или иного права с наличием у него денежных средств. Во–вторых, прекращение издания приведет к неоправданным затратам труда и материалов. В–третьих, одностороннее расторжение договора приведет к тому, что будут введены в заблуждение читатели, ожидающие выхода в свет данного издания.

Право автора односторонне расторгнуть договор без каких–либо нарушений его условий издательством было предусмотрено в русском дореволюционном законодательстве. Согласно ст. 68 Положения об авторском праве, утвержденного 15 марта 1911 г., договор прекращается по заявлению автора, если появятся уважительные причины, хотя и не предусмотренные в законе, «но вынуждающие его отказаться от опубликования своего произведения; в этом случае автор обязан возместить издателю понесенные им издержки по изданию».[21] На практике такими причинами являлись, в частности, появление нового исследования, которое поколебало выводы автора, или появление работы, аналогичной работе автора, сделавшее ее издание излишним. Таким образом, как видно из текста ст. 68 Положения об авторском праве, автор был обязан возместить издателю убытки даже в том случае, когда он вынужден был запретить издание в силу уважительных причин. Кажущаяся демократичность данного правила тяжелым бременем ложилась на автора. Для того чтобы воспользоваться правом запрета издания, автор порой должен был понести значительные расходы. Советское законодательство не восприняло и не могло воспринять этого кабального для автора условия авторского права дореволюционной России.

Бесспорно, если автор сдает произведение в издательство, он считает его пригодным к изданию. Поэтому гражданские кодексы и типовые издательские договоры не предусматривают права автора изменять произведение после сдачи рукописи в издательство.

Если до одобрения издательством сданной рукописи у автора появится убежденность в невозможности ее выпуска по каким–либо уважительным причинам, например в связи с изданием другим автором аналогичной работы либо в связи с ошибочностью своих научных исследований, выводов, то он может поставить перед издательством вопрос о расторжении договора. Очевидно, что издательство, убедившись в правильности занятой автором позиции, откажется от издания произведения. Однако никаких убытков, причиненных прекращением издания, издательство с автора взыскать не может, кроме аванса, который автор обязан вернуть, если работа выполнена им недобросовестно.

В том случае, если автор придет к выводу о невозможности издания произведения, которое уже одобрено, издательство проверяет обоснованность его заявления о нецелесообразности издания работы. Согласившись с мнением автора, издательство расторгает договор. В этом случае убытки, причиненные издательству, с автора также не взыскиваются. Больше того, за автором сохраняется полученное им вознаграждение.

Таким образом, на любой стадии издательского процесса автор имеет право поставить вопрос о прекращении издания. Советское авторское право, учитывая трудовую природу авторского вознаграждения, устанавливает, что при прекращении издания по вине автора он отвечает только в пределах полученных сумм гонорара и в случаях, прямо установленных законом. Все другие убытки (стоимость набора, расходы по оплате труда рецензентов, редакторов и т. д.) автор издательству возмещать не обязан.

Свои права и обязанности по договору издательство вправе передать полностью или частично другим государственным или общественным организациям в тех случаях, когда издательство ликвидируется, реорганизуется или меняется его профиль. Указанное правило, предусмотренное ст. 23 типовых издательских договоров на литературные произведения, гарантирует государство от непроизводительных расходов, связанных с прекращением издания произведения в данном издательстве; автор же имеет возможность выпустить произведение в свет в другом издательстве на условиях, установленных договором.

Издательская деятельность отнесена советским законодательством к гражданской правоспособности государственных и общественных организаций (издательств и других организаций, имеющих право издавать произведения). Поэтому автор реализует свое право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения лишь через издательства. Указанное право автор осуществляет и в отношении уже изданных работ. Только автор решает вопрос о допустимости использования изданного произведения. Исключения из этого правила установлены ст.ст. 102–104 Основ и ст.ст. 489, 492 и 295 ГК. По–иному решается вопрос при переиздании произведения в пределах срока действия договора. В этом случае издательство может переиздать произведение, несмотря на возражения автора, поскольку согласно договору автор предоставляет издательству свою работу для издания и переиздания в течение трех лет.

На практике почти не встречается споров автора с издательством о нарушении права автора на опубликование произведения, поскольку издательства не заинтересованы в издании несовершенного произведения. Кроме того, нарушение этого права автора может повлечь неблагоприятные последствия: материальные убытки от прекращения издания в связи с запретом автора, дисциплинарная ответственность виновных должностных лиц и т. д.

Обычно возражения автора против издания произведения вызываются тем, что он не пришел к соглашению с издательством относительно ставки гонорара, объема произведения и некоторых других условий договора. Как уже говорилось, после смерти автора авторское право на его произведения переходит к наследникам в пределах, установленных законодательством Союза ССР и союзных республик. Наследники по закону и завещанию приобретают право на опубликование, воспроизведение и распространение произведения и пользуются им также в отношении произведений, не издававшихся при жизни автора. Право решить вопрос о публикации произведения принадлежит наследникам в течение срока действия авторского права. Если авторское право передано по завещанию государству, то согласия наследников на опубликование произведения не требуется.


§ 4. Право на неприкосновенность произведения.

Статья 480 ГК устанавливает, что без согласия автора не разрешается вносить какие–либо изменения как в само произведение, так и в его название. Кроме того, без согласия автора запрещается снабжать произведение при его издании иллюстрациями, предисловиями, послесловиями, комментариями и какими бы то ни было пояснениями. В связи с этим недопустимо включать в договор условие о том, что автор не возражает против изменений и дополнений, которые могут быть внесены издательством в текст. Нельзя согласиться с редакциями отдельных журналов, пытающихся присвоить себе право сокращать произведения и вносить в них изменения без согласия авторов. Так, журнал «Правоведение» периодически помещает объявления о том, что редакция имеет право сокращать рукописи и вносить в них редакционные изменения.

В соответствии с п.2 ст. 492 ГК в научных и критических работах, учебных и политико–просветительных изданиях могут без согласия автора помещаться отрывки из отдельных изданий произведений науки, литературы и искусства. Однако эти отрывки не должны искажаться.

Правом на неприкосновенность произведения автор пользуется и в случаях перевода его произведения на другой язык: согласно ст. 489 ГК перевод произведения на другой язык допускается «при условии сохранения целостности и смысла произведения». Нарушение целостности произведения может привести, как мы уже показывали, к искажению научных, политических взглядов, автора, а следовательно, к неправильной оценке его творчества и личности. Поэтому не только автор, но и государство заинтересовано в том, чтобы данное право автора соблюдалось всеми лицами.

В процессе подготовки рукописи к изданию нередко выясняется, что в произведении имеются неточности, шероховатость стиля, повторения, ошибочные положения, а иногда и ненужный материал. Выпустить произведение без устранения такого рода недостатков издательство не может, ибо обществу нужна полезная, доброкачественная книга. Интересно в этом отношении высказывание В. И. Ленина по поводу книги О. А. Ерманского «Научная организация труда и система Тейлора», опубликованной в 1922 году в Госиздате. В. И. Ленин писал: «Одним серьезным недостатком обладает книга г–на Ерманского, недостатком, который, пожалуй, мешает тому, чтобы признать ее учебником. Это – многоречивость автора. Без всякой надобности он повторяет одно и то же по многу раз. Может быть, до известной степени извинением автору может служить в этом случае то, что он писал свою книгу, не имея в виду превратить ее в учебник. Однако на стр. VIII предисловия автор говорит о том, что он видит достоинство своей книги в популярном изложении научных вопросов. Он прав. Но популярное изложение требует также устранения повторений. Читать большие книги «народу» некогда. Книга г–на Ерманского чрезмерно велика, и без всякой надобности»[22].

Естественно, что редактор должен исправить подобные недостатки рукописи. В некоторых рукописях искажается жизненная правда, наша советская действительность, протаскивается буржуазная идеология.

В постановлении Пленума ЦК КПСС от 10 апреля 1968 г. «Об актуальных проблемах международного положения и борьбе КПСС за сплоченность мирового коммунистического движения» особо подчеркивается, что необходимо «вести наступательную борьбу против буржуазной идеологии, активно выступать против попыток протаскивания в отдельных произведениях литературы, искусства и других произведениях взглядов, чуждых социалистической идеологии советского общества»[23].

Советская литература призвана воспитывать активных строителей коммунизма, укреплять веру людей в торжество идей коммунизма и способствовать успешному выполнению задач, стоящих перед советским обществом в период строительства коммунизма.

В своей работе «Партийная организация и партийная литература» В. И. Ленин указывал: «Литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, «колесиком и винтиком» одного – единого, великого социал–демократического механизма, приводимого в движение всем сознательным авангардом всего рабочего класса»[24].

Редактор, анализируя произведение с точки зрения идеологической, политической, научной, художественной, вправе исключить из него все то, что противоречит принципу партийности литературы, идеологическим задачам нашей партии и интересам Советского государства. Однако в силу права автора на неприкосновенность произведения любые изменения в рукопись редактор может вносить только с согласия автора.

Согласно ст.ст. 508 и 509 ГК, ст. 8 типовых издательских договоров на литературные произведения издательство вправе до одобрения рукописи предложить автору доработать произведение и внести в него поправки. Аналогичное требование может быть предъявлено и при переиздании произведения, а также в случае, если одобренное произведение невозможно опубликовать по обстоятельствам, не зависящим от сторон (научное открытие, принятие нового закона и т.п.), но «оно может быть сделано пригодным путем доработки или исправлений».

Такие указания автору даются для того, чтобы улучшить качество произведения, сделать его более злободневным, отвечающим задачам коммунистического строительства. Возникает вопрос: являются ли подобного рода указания обязательными для автора? Автор имеет право отстаивать свою концепцию, свои взгляды, если они научно обоснованы, не противоречат интересам Советского государства, принципу партийности, а также задачам охраны государственных тайн в печати (п. 40 Типового положения о подготовке рукописи к изданию, утвержденного Комитетом по печати при Совете Министров СССР 31 августа 1967 г.).

Возражения автора против предложения о внесении изменений в рукопись рассматриваются совместно с ним в редакции издательства. На практике автор и редакция обычно приходят к взаимоприемлемому решению. В противном случае спор обычно выносится на обсуждение редакционного совета издательства. Во всех случаях окончательное решение принимается от имени издательства его директором, который может согласиться полностью либо частично с автором или отвергнуть его возражения. Положение о подготовке рукописи к изданию предоставляет издательству право опубликовать произведение в редакции автора, выразив с его разрешения отношение издательства к спорным вопросам в редакционном предисловии, послесловии, комментарии, примечании.

Исправленный экземпляр рукописи перед сдачей в производство должен подписываться автором. Подпись автора свидетельствует о том, что он согласен со всеми изменениями, внесенными в рукопись, а также с сокращением ее объема. Поэтому автор, подписавший исправленный экземпляр, не может впоследствии требовать восстановления исключенного или измененного при редактировании текста, ссылаясь на нарушение неприкосновенности произведения.

Автор может воспользоваться своим правом на неприкосновенность произведения и запретить вносить какие–либо изменения в рукопись, хотя издательство на этом настаивает. В таких случаях договор расторгается с последствиями, предусмотренными ст. 511 ГК.

Закон (ч. 1 ст. 103 Основ) не считает нарушением права автора на неприкосновенность произведения использование без согласия автора его изданных произведений для создания нового творчески самостоятельного произведения, кроме переработки повествовательного произведения в драматическое или в сценарий и наоборот, а также переработки драматического произведения в сценарий и наоборот.

Право автора на неприкосновенность распространяется не только на само произведение, но и на тексты эпиграфов, аннотаций, написанные автором.


§ 5. Защита личных неимущественных прав автора.

Действующее законодательство об авторском праве не только закрепляет личные неимущественные права автора, но и обеспечивает их защиту. Как правило, конфликты в связи с нарушением личных прав автора улаживаются по обоюдному согласию автора и издательства либо автора и соавтора. Социальной почвы для таких споров в нашей стране не имеется. К тому же издательство, нарушившее по какой–либо причине личные права автора, не получает никаких материальных выгод. В то же время за нарушение авторских прав к должностным лицам издательства применяются меры как общественного, так и дисциплинарного воздействия. Наличие подобных споров объясняется в основном незнанием действующего законодательства, нарушением условий договора издательствами и авторами, а в ряде случаев – отсутствием правового регулирования того или иного вопроса.

Если нарушением личных прав автору причинены убытки, то по его требованию восстанавливаются его права и возмещаются убытки. Интересно в этом отношении рассмотренное Пленумом Верховного Суда СССР дело по иску Александряна к издательству «Айастан» о взыскании гонорара. По договору с издательством истец сдал рукопись объемом 4 авторских листа. Без согласия автора рукопись была сокращена и издана в объеме 1,8 авторского листа. Пленум указал в постановлении, что автор имеет право получить вознаграждение полностью, за все 4 авторских листа, так как объем рукописи сокращен издательством без согласия автора[25].

Иногда сокращение рукописи происходит в результате редакторской правки, вызванной повторением мыслей, ошибками, неудачными оборотами речи. Представляется, что если сокращение произошло по указанным причинам, то автор не имеет права на получение гонорара за сокращенную часть произведения. Вопрос о том, является ли необходимой редакторская правка подобного рода, может быть решен судом с учетом мнения экспертизы.

Действующее законодательство не предоставляет суду права рассматривать спор между автором и издательством об исключении из рукописи текста, который, по мнению издательства, противоречит принципу партийности литературы, а также спор о том, правильно ли поступило издательство, отклонившее рукопись по непригодности в течение сроков, установленных для ее одобрения. Если издательство отклоняет рукопись в связи с тем, что автор не отразил в ней какую–либо тему, не предусмотренную утвержденным издательством планом (планом–проспектом) произведения, то, на наш взгляд, автор вправе требовать, чтобы с ним произвели расчет как с автором, рукопись которого одобрена.

Статья 499 ГК определяет круг лиц, которые вправе требовать защиты нарушенных личных неимущественных прав автора. При жизни автора подобное требование вправе предъявить только он сам.

Может ли прокурор либо управление по охране авторских прав возбудить на основании ст. 4 ГПК гражданское дело в суде о восстановлении нарушенных личных неимущественных прав автора без его согласия? Представляется, что такого права у них нет. Статья 4 ГПК содержит общее правило, согласно которому суд может приступить к рассмотрению гражданского дела по заявлению лица, обращающегося за защитой своего права или охраняемого законом интереса; заявлению прокурора; государственных и общественных организаций, когда по закону они могут обращаться в суд за защитой прав и интересов других лиц. Но в ст. 499 ГК излагается специальное правило, отражающее специфику защиты авторского права. А при наличии общей и специальной нормы действует специальная норма, тем более, что права автора настолько связаны с его личностью, что любые действия в данном направлении могут совершаться только с согласия автора.

После смерти автора охрана неприкосновенности его произведения, имени осуществляется «хранителем» творческого наследия, указываемого автором в том же порядке, в каком назначается исполнитель завещания. В соответствии со ст. 544 ГК автор может поручить исполнение завещания в части, касающейся охраны личных прав, исполнителю завещания, не являющемуся наследником. Воля автора может быть выполнена лишь при согласии исполнителя, которое фиксируется путем надписи им на самом завещании либо в специально написанном заявлении, прилагаемом к завещанию.

Из содержания ст. 481 ГК следует, что при отсутствии «хранителя» творческого наследия автора охрана неприкосновенности произведения после смерти автора осуществляется его наследниками, а также организациями, на которые возложена охрана авторских прав. Иск о нарушении неприкосновенности произведения организация может предъявить вопреки желанию наследников, поскольку ее право на охрану неприкосновенности произведения не ставится ст. 481 ГК в зависимость от воли наследников.

Право автора на опубликование, воспроизведение и распространение произведения переходит только к наследникам автора. Хранитель осуществляет полномочия по защите личных неимущественных прав автора в течение всей своей жизни, наследники – в течение срока действия авторского права. Всесоюзное управление по охране авторских прав при Союзе писателей СССР, Управление охраны авторских прав Союза художников СССР и творческие союзы осуществляют полномочия по защите прав авторов бессрочно.

Статья 499 ГК предусматривает, что автор, а после его смерти наследники и другие правомочные лица вправе требовать восстановления нарушенного права (внесения соответствующих исправлений, публикации в печати или иным способом о допущенном нарушении), либо запрещения выпуска произведения в свет, либо прекращения его распространения. Вопрос о том, какое именно средство защиты должно использоваться, решается судом с учетом всех обстоятельств дела (характер нарушения, требования истца, причина нарушения, затраты издательства на подготовку издания и т. д.).

Особую осторожность суды проявляют в тех случаях, когда речь идет о запрещении выпуска произведения в свет либо о прекращении его распространения. Удовлетворение подобного иска, как правило, влечет убытки издательства, причем нередко очень значительные. Если тираж произведения готов, то такое запрещение возможно только при наличии веских причин, свидетельствующих о том, что книга принесет вред интересам общества и автора. Во всяком случае при готовности тиража произведения целесообразно обсудить вопрос о возможности восстановления нарушенного права путем помещения в книгу вкладыша с новым текстом либо замены отдельных страниц книги новыми или путем публикации в печати о допущенном нарушении.

Иногда возникают недоразумения в связи с неправильным толкованием понятия издания. Они вызываются тем, что в ряде случаев издательские отделы отдельных организаций воспроизводят типографским способом изданные произведения и рассылают их различным институтам и должностным лицам без согласия автора, полагая, что согласия не требуется, поскольку произведение не предназначено для продажи на книжном рынке, не имеет цены и, следовательно, не считается изданным. Подобные действия издательских отделов являются неправомерными. Из содержания ст. 476 ГК следует, что под изданием произведения следует понимать его воспроизведение и распространение среди неопределенного круга лиц. В указанном случае произведение воспроизводилось, а затем рассылалось именно неопределенному кругу лиц, поскольку практически с ним могли знакомиться все лица, как работавшие в институтах, так и не состоявшие с ними в трудовых отношениях, но связанные с институтами общей темой работы.

Для признания произведения изданным не имеет значения то обстоятельство, что оно не предназначено для продажи населению. Исключение из этого правила установлено ст. 493 ГК для случаев использования произведения для удовлетворения личных потребностей граждан, что не связано с сообщением его неопределенному кругу лиц. Поэтому в упомянутых случаях издательские отделы нарушают личные права автора, которые по его требованию могут быть восстановлены в обычном порядке.

Особые требования предъявляются к печатным работам при защите диссертации. Согласно инструкции о порядке присуждения ученых степеней и присвоения ученых званий, утвержденной Высшей аттестационной комиссией при Министерстве высшего и среднего специального образования СССР 23 июня 1972 г., работа по диссертации может быть опубликована в ученых записках и научных трудах, выходящих платным изданием[26], для того, чтобы специалисты имели возможность приобрести работы по диссертации и высказать по ним свое мнение (на ученом совете, в печати и т. д.). Это правило не противоречит требованиям ст. 479 ГК и не ущемляет личных прав автора. Любая работа, помещенная в платных изданиях ученых записок и научных трудов, будет считаться опубликованной (изданной) в соответствии со ст. 479 ГК, но при защите диссертации не будет приниматься во внимание.

Права автора иногда нарушаются другими авторами. Соавторы Р. и А. опубликовали в 1963 году в издательстве «Машгиз» книгу «Справочник по лабораторным весам и гирям», использовав в ней несколько работ Н. Источник заимствования и фамилия автора не указывались. Народный суд Смольнинского района Ленинграда, рассматривая дело по иску Н., признал факт заимствования незаконным и решением от 19 апреля 1965 г. обязал издательство и соавторов Р. и А. изъять при переиздании из книги материалы истца и дать в журнале «Измерительная техника» информацию об этом судебном деле.

В тех случаях, когда текст из произведения автора перепечатывается в большем объеме, чем это указано в законе, автор вправе требовать выплаты ему гонорара. Восстановление нарушенного права автора путем публикации в печати является наиболее универсальным средством, применение которого допустимо в любом случае нарушения. В решении суда о публикации в печати должно указываться, что именно должно быть помещено и в каком печатном органе. При этом очень важно, чтобы публикация о допущенном нарушении была дана в печатном органе, рассчитанном на тот же круг читателей, что и произведение автора.

В судебной практике довольно часто встречаются случаи, когда суды обязывают сделать публикацию в печати о нарушении личных прав автора ответчика по делу, а не тот печатный орган, где публикация должна производиться. Это нередко вызывает недоразумения при исполнении решения судов. Поэтому мы поддерживаем предложение В. Черткова о том, чтобы в решениях судов по такого рода делам обязанность опубликовать сообщение о нарушении прав автора возлагалась на соответствующий орган печати с отнесением расходов на ответчика[27].

Статья 499 ГК не содержит исчерпывающего перечня мер, при помощи которых можно восстановить нарушенные права автора. Поэтому допустимо применение и других мер, например сообщение о допущенном нарушении личных прав автора по радио или телевидению перед пополнением произведения.

Остается неясным вопрос о том, каким образом можно обеспечить охрану прав автора, опубликовавшего свое произведение под псевдонимом или анонимно, не раскрывая его имени. Гражданский кодекс Латвийской ССР содержит на этот счет прямое указание: «Имущественные и личные права автора произведения, выпущенного под псевдонимом или анонимно, пока автор не доведет до всеобщего сведения о своем действительном имени, охраняются организацией, которая осуществила издание, постановку или иное использование произведения» (ст. 502). Идентичная норма имеется в ГК Украинской ССР (ст. 477).

Правила ст. 502 ГК Латвийской ССР и ст. 477 ГК Украинской ССР обеспечивают охрану права автора на авторское имя. Представляется, что аналогичное правило следует записать в гражданских кодексах других союзных республик. Кроме органов суда, творческих союзов, управлений по охране авторских прав, права авторов охраняют Государственный комитет Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, одноименные госкомитеты союзных республик и другие организации, имеющие в подчинении издательства.

Присвоение авторства (плагиат) – наиболее серьезное нарушение авторских прав. Великий русский ученый М. В. Ломоносов писал: «Главным образом пусть журналист усвоит, что для него нет ничего более позорного, чем красть у кого–либо у собратьев высказанные последним мысли и суждения и присваивать их себе, как будто он высказывает их от себя…»[28].

При плагиате нарушаются и личные, и имущественные права автора. Поэтому он вправе требовать их восстановления по суду. Случаи плагиата, к сожалению, встречаются и в наше время. Аспирант Н. выдал за свою и опубликовал в газете «Коммунист Таджикистана» статью педагога С. Векслера, помещенную в газете «Правда» 9 мая 1968 г. Это довольно редкий случай, если можно так выразиться, неквалифицированного плагиата. Обычно плагиат маскируют таким образом, что его трудно обнаружить. Плагиаторы включают в свои работы тексты из множества чужих произведений, не указывая источника и имени автора заимствованного произведения.

Интересно дело, рассмотренное Пленумом Верховного Суда СССР по протесту Генерального прокурора СССР[29]. В 1969 году Астафьев, Борд и Нехаев предъявили иск к Рунцу и издательству «Высшая школа» Комитета по печати при Совете Министров БССР об исключении Рунца из числа авторов изданного учебного пособия «Техническая механика» и взыскании с него гонорарных сумм. Решением суда иск был удовлетворен, поскольку Рунец лишь редактировал книгу. После этого Рунец обратился в Прокуратуру БССР с жалобой, в которой указал, что учебное пособие фактически переписано истцами из чужих книг. Проверкой было установлено, что соавторы включили в учебное пособие более 60% текста (9,3 авторского листа) из произведений других авторов, не указав их фамилий и источников заимствования. Впоследствии Пленум Верховного Суда СССР отменил состоявшиеся судебные решения и дело передал на новое рассмотрение.

В случае плагиата издательство вправе требовать расторжения договора с автором и взыскания всех выплаченных ему сумм. При этом следует считать правильной ссылку издательства на нарушение плагиатором ст. 511 ГК и ст. 10 типовых издательских договоров, согласно которым договор может быть расторгнут, если заказанная работа выполнена недобросовестно или автор нарушил обязанность создать произведение лично.

Уголовно–правовая защита личных неимущественных прав авторов осуществляется на основании ч. 1 ст. 141 УК РСФСР и соответствующих статей уголовных кодексов других союзных республик. Согласно ч. 1 ст. 141 УК выпуск под своим именем чужого научного, литературного, музыкального или художественного произведения или иное присвоение авторства на такое произведение либо незаконное воспроизведение или распространение произведения, а равно принуждение к соавторству наказываются лишением свободы на срок до одного года или штрафом до 500 руб.

Упоминая об ином присвоении авторства на чужое произведение, ч. .1 ст. 141 УК имеет в виду выпуск чужого произведения в свет под псевдонимом или анонимно.

Подлежит ли уголовной ответственности лицо, присвоившее авторство не на все произведение, а только на его часть? В литературе существует единое мнение: данное преступление выражается как в выпуске всего произведения, так и его части[30]. Если допустить иное решение вопроса, то привлечь литературного вора к уголовной ответственности в большинстве случаев плагиата будет невозможно, поскольку он почти всегда незаконно использует лишь часть чужого произведения.

В ст. 141 УК (ч. 1) говорится о выпуске под своим именем чужого произведения. Очевидно, речь идет о выпуске произведения в свет. Следовало бы уточнить содержание ч. 1 ст. 141 УК. Уголовная ответственность по ч. 1 ст. 141 УК наступает при наличии прямого умысла. Работники издательств и других организаций нередко проявляют либерализм по отношению к плагиаторам, не сообщают о допущенном нарушении авторских прав по месту работы плагиатора, не передают материалы в прокуратуру для привлечения его к уголовной ответственности. Видимо, целесообразно предусмотреть в законодательстве, что при установлении факта плагиата, суд должен сообщить до месту работы плагиатора о допущенном им нарушении авторских прав, для принятия к нарушителю соответствующих мер. Такое правило будет способствовать созданию атмосферы нетерпимости к лицам, пытающимся создать себе авторитет и получить материальные блага за счет чужого труда.

Под незаконным воспроизведением и распространением литературного произведения надо понимать выпуск произведения в свет, хотя и с обозначением имени автора, но без его согласия. Здесь не имеются в виду случаи, когда закон допускает использование произведения без согласия автора.

Глава III. Имущественные права автора

§ 1. О сущности авторского вознаграждения.

Основное имущественное правомочие автора литературного произведения – его закрепленное в ст. 98 Основ право на получение авторского вознаграждения за использование произведения.

Какова природа получаемого автором вознаграждения?

В нашей стране, где господствует социалистическая система хозяйства и нет эксплуатации человека человеком, материальные блага между трудоспособными членами общества распределяются с учетом трудового вклада каждого трудящегося[31]. В процессе создания литературного произведения автор затрачивает определенное количество творческого труда. Использование произведения равнозначно признанию авторского труда общественно полезным и, как правило, влечет за собой выплату авторского вознаграждения. Как и всякий общественно полезный труд в СССР, труд автора в случае использования его произведения подлежит оплате в соответствии с общим социалистическим принципом оплаты труда по его количеству и качеству. Большинство цивилистов считают, что авторское вознаграждение наряду с заработной платой является одной из форм вознаграждения за труд в соответствии с его количеством и качеством.

Действующее в настоящее время законодательство приравнивает в ряде случаев правовой режим авторского гонорара к режиму заработной платы. Так, согласно ст. 432 ГПК в случае отмены в порядке надзора судебного решения, по которому выплачено авторское вознаграждение или заработная плата, обратно полученные суммы могут взыскиваться соответственно с автора или рабочего и служащего только в случае, если отмененное решение было основано на сообщенных ими ложных сведениях или представленных подложных документах. По существу так же этот вопрос решен ст. 474 ГК, согласно которой не подлежат истребованию в качестве неосновательно приобретенных выплаченные излишне или по отпавшему впоследствии основанию суммы авторского вознаграждения, если они выплачены организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки и недобросовестности автора или его наследников. От уплаты судебных расходов в доход государства освобождены, в частности, как рабочие и служащие по искам, вытекающим из трудовых отношений, так и авторы по искам, предъявляемым в защиту своих авторских прав (ст. 80 ГПК).

В Украинской ССР допускается немедленное исполнение решения суда по делам о заработной плате и взыскании авторского вознаграждения. В РСФСР решения суда о взыскании заработной платы, но не свыше чем за один месяц, подлежат немедленному исполнению (ст. 210 ГПК). В то же время согласно ст. 211 ГПК суд может, учитывая конкретные обстоятельства дела, обратить к немедленному исполнению решения о взыскании авторского вознаграждения с организации, а также о взыскании заработной платы за период свыше месяца, если вследствие особых обстоятельств замедление исполнения решения может привести к значительному ущербу для взыскателя или само исполнение может оказаться невозможным, например в случае ликвидации предприятия.

Если издательство выплатило автору большую, чем полагалось, сумму гонорара, то излишне полученные автором суммы обратно не взыскиваются. Точно так же из заработной платы не могут удерживаться суммы, излишне выплаченные в связи с неправильным применением норм и расценок, положения о премировании и т. п.

По мнению Е. А. Пашерстника, авторский гонорар не является вознаграждением за труд, оплачиваемый по его количеству и качеству[32]. Вряд ли можно согласиться с этим мнением, поскольку количественные и качественные показатели труда автора заложены в существующих системах выплаты авторского гонорара и имеют решающее значение при определении размера гонорара в пределах утвержденных ставок.

В. А. Дозорцев полагает, что художественная творческая деятельность является в сущности формой мелкотоварного производства, а авторское вознаграждение – ценой за продажу произведения[33]. Мы не разделяем точку зрения В. А. Дозорцева по следующим соображениям. Автор литературного произведения в СССР не является товаропроизводителем. И прежде всего потому, что он не продает своего произведения. Результат труда советского автора нельзя приравнять к товару, поскольку в отличие от автора в капиталистических странах он получает вознаграждение за использование произведения в интересах всего общества. Характеризуя нематериальное производство в капиталистическом обществе, К. Маркс указывал, что и тогда, когда оно ведется только для обмена и, следовательно, производит товары, возможны два случая: 1) когда производимый товар, например книги, существуют «отдельно от художественной деятельности создающего их художника»; 2) когда «производимый продукт неотделим от того акта, в котором он производится, как это имеет место у всех художников–исполнителей, ораторов, актеров, учителей, врачей…». В первом случае нематериальное производство создает такие товары, которые, обладая самостоятельной формой, обособленной как по отношению к производителю, так и по отношению к потребителю, «способны сохранять свое существование в промежутке времени между производством и потреблением». Здесь, указывал К. Маркс, «капиталистическое производство применимо только в очень ограниченном масштабе», например, когда какой–либо литератор эксплуатирует для коллективного произведения других литераторов в качестве подручных работников. «В большинстве случаев, – делает вывод К. Маркс, – здесь дело отграничивается переходной к капиталистическому производству формой, заключающейся в том, что люди, занятые различными видами научного и художественного производства, ремесленники или же мастера своего дела, работают на совокупный торговый капитал книготорговцев…»[34].

Автор в странах капитала – мелкий товаропроизводитель, работающий на совокупный торговый капитал. Созданное им литературное произведение, являясь товаром, обменивается на деньги. Причем автор получает за результат труда долю цены произведения: как правило, чем больше экземпляров произведения будет продано (не отпечатано, а именно продано), тем значительнее будет сумма гонорара, которую он получит. Важно и то, что отношения между автором и капиталистом построены на чистогане, причем, эксплуатируя труд автора, капиталист преследует прежде всего две цели: получить возможно большую прибыль и выпустить произведение, которое отвечало бы интересам буржуазного общества.

Литературное творчество в нашей стране также относится к непроизводственной сфере. Но в СССР отношения между автором и издательством являются отношениями творческого сотрудничества. Руководствуясь указаниями Коммунистической партии и Советского правительства, советские издательства издают произведения в целях научного, технического и культурного прогресса общества, в интересах народа. Именно это, а не возможность получения прибыли является решающим фактором, учитываемым при решении вопроса о целесообразности выпуска в свет того или иного произведения. Многие малотиражные книги, брошюры являются для издательств убыточными, но тем не менее они издаются.

Если в ряде капиталистических стран авторские правомочия могут быть отчуждены полностью[35], то в СССР они не отчуждаются ни полностью, ни частично. Главное заключается в том, что советский автор не может реализовать произведения на рынке, поскольку деятельность, связанная с изданием и распространением произведения, отнесена к гражданской правоспособности государственных и общественных организаций (издательств и др.), которые на основе договоров, заключенных с полиграфическими предприятиями и книготорговыми организациями, печатают литературные произведения и передают их для распространения в торговую сеть. Если же допустить, что автор осуществляет выход на рынок через посредника, то, как справедливо замечает И. А. Грингольц, с автором должны согласовываться условия продажи произведения[36]. Между тем в СССР ни цена, ни тираж, ни торговая скидка с автором не согласовываются. Согласно ст. 15 типовых издательских договоров издательство вправе, без согласия автора, издать произведение любым тиражом. Фиксируемая в авторских договорах норма тиража служит только для определения размера авторского гонорара. Издательство имеет право выпустить в свет столько экземпляров произведения, сколько оно сочтет нужным. И даже если будет выпущено в свет экземпляров меньше, чем предусмотрено нормативным тиражом, авторское вознаграждение от этого не уменьшится. Цена книги не влияет на размер авторского гонорара. Может оказаться, что большинство экземпляров произведения не будет по какой–либо причине реализовано. И в данном случае размер вознаграждения автора остается неизменным, поскольку гонорар ему определяется не в процентах от цены проданного экземпляра, а по утвержденным ставкам и точный размер их фиксируется в договоре до выхода произведения в свет.

Все это свидетельствует о том, что выплачиваемое автору вознаграждение не есть цена товара или доля цены. Указанное принципиально важное положение отражено в действующих постановлениях об авторском гонораре за литературные произведения, в частности в разделах, предусматривающих порядок определения размеров гонорара и сроки их выплаты.

И еще одно существенное обстоятельство. Для того чтобы иметь возможность вступать в отношения обмена, автор должен обладать монополией на использование произведения[37]. В СССР такого права автору не предоставлено. Таким образом, мы отвергаем характеристику литературного творчества как формы мелкотоварного производства и считаем, что авторский гонорар является наряду с заработной платой одной из форм вознаграждения за труд в соответствии с его количеством и качеством.

В тех случаях, когда произведение создано автором не в соответствии с авторским договором, а по трудовому договору (например, научный сотрудник написал плановую работу), автор получает вознаграждение за труд в виде заработной платы. Исключение касается учебников и учебных пособий, созданных в порядке служебного задания. Авторы этих произведений получают и заработную плату, и авторское вознаграждение.

Следовательно, вознаграждение за произведение может оплачиваться и в форме заработной платы, и в форме авторского гонорара, т. е. в первом случае заработная плата как бы заменяет авторский гонорар. Причем возможно сочетание обеих форм, например при оплате учебников и учебных пособий, выполненных в порядке служебного задания. Эти обстоятельства подтверждают, что заработная плата и авторский гонорар строятся на единой экономической основе.

Чем же отличается авторское вознаграждение от заработной платы, выплачиваемой рабочим и служащим?

Прежде всего необходимо отметить, что форма оплаты труда определяется его характером, особенностями. Труд автора произведения существенно отличается от труда рабочих и служащих, что объясняется как специфическими особенностями творческих процессов, так и характером создаваемого продукта труда. Чтобы представить автору материальную возможность для создания литературного произведения, при заключении договора литературного заказа издательство может, а в ряде случаев обязано выплатить ему аванс. Аванс может быть выдан рабочему и служащему. Однако в отличие от рабочего и служащего, обязанных во всех случаях вернуть аванс, за добросовестно трудившимся автором авансовые суммы сохраняются (ст. 511 ГК).

Если рабочий и служащий подчиняется правилам внутреннего трудового распорядка, то автор сам определяет порядок и режим работы и планирует свое рабочее время. Труд рабочего и служащего поддается учету в процессе выполнения работы. Труд автора в процессе его творческой работы не может быть учтен, поскольку сочинению книг, брошюр и т. п. предшествует кропотливая творческая работа, связанная с получением нужной информации, осмысливанием фактов, вынашиванием творческих заготовок. Данный процесс работы учету не поддается. Он может продолжаться и месяцы, и годы. В связи с этим автор получает вознаграждение за конечный результат труда (если он используется), а рабочий и служащий – за самый труд. Далее. Заработная плата выдается по заранее установленным государством нормам оплаты труда, а выплата авторского вознаграждения – по соглашению между автором и организацией, размер гонорара устанавливается в пределах утвержденных ставок.

При назначении окладов служащим, инженерно–техническим работникам, а также отдельным категориям рабочих учитывается значение каждой должности, работы в системе отрасли народного хозяйства, предприятия и организации. В то же время принимается во внимание квалификация, трудовой опыт работника. Что же касается авторов, то при определении размеров оплаты их труда значение таких данных очень ограниченно. Автору платится гонорар за результат его труда – литературное произведение, независимо от того, является ли он маститым или начинающим писателем, членом Союза писателей или нет и т. д.

Труд рабочего и служащего оплачивается в краткие, установленные законом сроки, как правило, два раза в месяц. Оценка авторского труда не может ограничиваться кратким периодом времени. Вознаграждение автору выплачивается также в установленные сроки, однако только в случае издания и переиздания произведения.

Как мы уже говорили, труд автора должен оплачиваться по его количеству и качеству. Если количественным показателем труда автора принято считать объем литературного произведения, учитываемый в авторских листах, а в поэзии – построчно, то определить качественный показатель гораздо сложнее. Создаваемые авторами и публикуемые издательствами произведения предназначены для удовлетворения культурных запросов общества. Именно поэтому окончательную, наиболее объективную оценку произведения могут дать его читатели. Если произведение действительно ценно, то оно вызовет спрос у читателей и будет переиздано, что влечет выплату автору гонорарных сумм.

Оценка авторского труда в издательстве носит предварительный характер. У издателя почти никогда нет полной уверенности в том, что произведение получит положительную оценку читателей. Таким образом, качество авторского труда определяется предварительно издательством, а окончательно – читателями. С учетом этого и строится оплата авторского труда. Автор получает основное вознаграждение при первом использовании произведения и дополнительное вознаграждение – при дальнейшем его использовании.

В интересах культурного развития общества допускается использование опубликованного произведения без выплаты авторского вознаграждения. При решении вопросов об авторском гонораре наряду с другими факторами учитываются интересы и автора и общества. Так, при обсуждении вопроса об установлении оплаты за издание на языках народов РСФСР литературно–художественных произведений, первоначально изданных на русском языке, было учтено, что многие местные издательства РСФСР нерентабельны. Принималось также во внимание, что за издание произведения на родном языке русский писатель уже получил гонорар с учетом тиража, размер которого, как правило, больше тиражей произведений, выпускаемых на других языках народов РСФСР. В связи с этим в постановлении Совета Министров РСФСР от 9 сентября 1968 г.[38] было записано, что за такое использование произведения автор получает гонорар в размере 60% от минимальных ставок за соответствующий вид литературно–художественных произведений без учета тиражей, т. е. меньше, чем платят издательства РСФСР за перевод с национальных языков на русский.

Учитывая важное значение систем оплаты авторского труда для улучшения качества издаваемой литературы, ЦК ВКП(б) в постановлении «Об издательской работе» от 15 августа 1931 г. указывал, что «необходимо дифференцировать эту оплату и установить такую систему гонорара, которая бы стимулировала выдвижение наиболее талантливых авторов»[39]. Данное указание сохранило значение и до настоящего времени. Заложенный в нем принцип оплаты нашел выражение в действующем законодательстве, в котором предусматривается: а) система построения ставок, позволяющая из нескольких выбрать одну, соответствующую качеству произведения; б) выплата гонорара за переиздание произведения; в) выплата гонорара за отдельные виды произведении с учетом тиражей: г) повышенная оплата за прижизненные собрания сочинений писателей; д) выплата гонорара за издание литературно–художественных произведений в переводе на другой язык.

Как же учитываются количественный и качественный показатели труда автора в системах выплаты авторского гонорара?

В настоящее время существуют две системы оплаты труда автора: а) полистная, б) аккордная. При полистной оплате размер вознаграждения автору определяется в зависимости от объема произведения: чем больше объем произведения, тем выше общая сумма гонорара, выплачиваемая автору.

Полистная система оплаты труда – наиболее распространенная форма выплаты гонорара авторам литературных произведений. Она стимулирует всестороннее освещение события, темы, что особенно важно для научных работ. Вместе с тем у этой системы имеются и недостатки. У автора отсутствует материальная заинтересованность в создании небольших по объему произведений, а также в сокращении уже написанной работы, что нередко приводит к появлению неоправданно разбухших книг и брошюр.

Недостатки полистной оплаты могут быть в значительной степени устранены путем внедрения аккордной оплаты труда. При аккордной системе автору выплачивается гонорар за все произведение независимо от его объема (стихотворный текст песен) либо за все произведение, если объем не превышает установленного в законодательстве (художественный рассказ до одного авторского листа).

За последние годы, как справедливо указывал Л. И. Ваксберг, наметилась тенденция к увеличению видов произведений, оплачиваемых аккордно[40]. Постановлением Совета Министров РСФСР от 7 апреля 1960 г. «Об авторском гонораре за литературно–художественные произведения»[41] был расширен перечень произведений, которые должны оплачиваться аккордно. В него, в частности, включены оплачиваемые независимо от объема – одноактная пьеса, эпиграмма, стихотворный текст для плаката, перевод стихотворного текста песен.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г. издательствам предоставлено право аккордно оплачивать лучшие брошюры на общественно–политические темы объемом не более четырех авторских листов[42].

Таким образом, в настоящее время существуют две формы аккордной оплаты: за произведение независимо от его объема и за произведение, не превышающее установленного объема. Представляется, что первая форма аккордной оплати не может получить большого распространения в связи с тем, что она применима только в отношении произведений так называемых малых форм (рассказ, стихотворный текст песен и т. д.), особенностью жанра которых является их краткость.

Недопустимо, на наш взгляд, устанавливать аккордную оплату за произведения, которые обычно являются многообъемными (романы, повести, монографии), поскольку в подобных случаях не принимался бы во внимание количественный показатель оценки труда автора.

Эффективно способствовать снижению объема литературных произведений может такой порядок оплаты труда авторов, при котором ставка гонорара снижается по мере увеличения объема произведения. Первые шаги в этом направлении сделаны в ряде союзных республик в отношении отдельных произведений общественно–политической литературы. Так, Совет Министров РСФСР постановлением от 31 марта 1967 г. установил, что авторам массово–политической книги гонорар выплачивается в полном размере только за пять авторских листов, а авторам научно–популярной (общественно–политической) книги – только за 10 авторских листов. Объем, превышающий эти нормы, оплачивается в размере 25% ставки гонорара. Аналогичные постановления (с учетом местных особенностей) приняты в Грузинской, Украинской, Белорусской, Латвийской и в ряде других союзных республик. Но для литературно–художественных произведений подобный порядок оплаты труда вводить вряд ли целесообразно, поскольку это может привести к искусственному снижению объема произведений в ущерб их качеству.

За последние годы ученым, инженерам и техникам стало физически трудно следить за научной и технической информацией в связи с резко возросшим ее потоком. Поэтому важно, чтобы научная и производственно–техническая книга была бы по возможности краткой, без излишних ненужных подробностей. Снижение размера ставки гонорара по мере увеличения объема таких видов произведений могло бы сыграть положительную роль.

Было бы неправильно думать, что количественный показатель труда автора не учитывается при аккордной оплате. При этой системе оплаты все же принимается во внимание объем произведения (до одного авторского листа, не более четырех авторских листов, до 30 строк и т. п.). В тех же случаях, когда оплачивается все произведение независимо от объема (например, стихотворный текст песен, эпиграмма), количественный показатель также учитывается, поскольку здесь речь идет о произведениях малых форм, объем которых не может быть значительным.

Как при полистной, так и при аккордной оплате система ставок гонорара построена таким образом, что дает возможность выбрать именно ту ставку, которая соответствует качеству переданного издательству произведения. Возникает вопрос: допустимо ли при выборе конкретной ставки учитывать время, затраченное автором на создание произведения? Очевидно, что указанное время не поддается учету. Поэтому труд автора не может оплачиваться в зависимости от времени, которое он затратил для того, чтобы создать произведение. Интересно в этом отношении дело, рассмотренное Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда СССР по иску Горбунова к Алма–Атинскому управлению гидрометеослужбы о взыскании гонорара. В определении Судебная коллегия отметила, что Верховный Суд Казахской ССР неправильно «определил размер авторского гонорара за карты ледников по количеству затраченного автором времени на их изготовление, тогда как, согласно инструкции по исчислению объема литературного произведения в авторских листах от 22 октября 1939 г., графический материал оплачивается авторам по количеству авторских листов»[43].

Однако при выборе из нескольких ставок одной ставки целесообразно учитывать также сложность темы, затраты труда автора по сбору материалов для книги, а также иные обстоятельства, свидетельствующие о количественных показателях труда автора. Необходимо отметить неправильный, на наш взгляд, порядок определения ставок гонорара при заключении договоров литературного заказа на издание произведений. В соответствии с типовыми издательскими договорами на литературные произведения и действующими в союзных республиках постановлениями об авторском гонораре ставка гонорара при заключении договора литературного заказа определяется до представления рукописи в издательство. Такой порядок не позволяет учесть основной фактор, влияющий на размер авторского гонорара, – литературно–художественную, научную или практическую ценность произведения. Не случайно во многих случаях издательства, ознакомившись с поступившей по договору заказа рукописью, убеждаются в том, что установленная в договоре ставка гонорара не соответствует качеству произведения. Тем не менее они не вправе ее уменьшить. Поэтому было бы целесообразно установить, что при заключении договора литературного заказа ставка гонорара не определяется. В подобных случаях в заключаемом с автором договоре можно будет указывать, что автор получит вознаграждение по одной из ставок, установленных законодательством для данного произведения, после представления рукописи – в зависимости от научной, художественной и практической ценности. Что же касается аванса, то он может быть выплачен в соответствующем проценте от минимальной ставки, установленной постановлением об авторском гонораре.

Нередко возникает вопрос о том, как должен оплачиваться труд автора, если по договору он обязался создать произведение массово–политической литературы, а фактически написал литературно–художественное, которое и было издано. Споры в таких случаях возникают в связи с тем, что за произведения художественной прозы гонорар выплачивается в больших размерах и к тому же с учетом норм тиража.

Представляется, что в любом случае издания произведения автору должен быть выплачен гонорар за фактически выполненную работу в соответствии с ее количеством и качеством. Если издано было произведение художественной прозы, вознаграждение должно выплачиваться автору по ставкам, установленным для такого вида произведений.

Согласно ст. 484 ГК за юридическими лицами авторское право признается в случаях и пределах, установленных законодательством Союза ССР и Гражданским кодексом. Однако ни законодательство СССР, ни гражданские кодексы союзных республик не определили содержание авторского права юридического лица. Учитывая, что авторский гонорар – форма оплаты труда по его количеству и качеству и что он имеет целью возместить затраты творческого труда граждан и создать материальные возможности для их творческой деятельности, мы полагаем, что юридические лица не имеют права на получение авторского вознаграждения.

Помимо денежного вознаграждения за труд автору согласно типовым издательским договорам на литературные произведения (ст. 22) выдаются бесплатно так называемые авторские экземпляры вышедшего в свет произведения. Если по какой–либо причине авторские экземпляры не были получены автором и издательство не имеет возможности их выдать в связи с длительным сроком, прошедшим после выхода издания в свет, автор имеет право на денежные суммы, составляющие стоимость неполученных экземпляров. Право автора на получение бесплатных экземпляров своего произведения, по нашему мнению, также является его имущественным правом, наряду с правом на вознаграждение.

Так же как и личные права автора, защите по советскому законодательству подлежат и его имущественные права. Статья 500 ГК устанавливает, что если нарушением прав автора ему причинены убытки (ст. 219 ГК), то независимо от условий, предусмотренных ст. 499 ГК, автор вправе требовать возмещения убытков. По смыслу ст. 500 ГК автор может просить суд о возмещении причиненных ему убытков безотносительно к тому, предъявляет он требование о восстановлении нарушенных личных неимущественных прав или нет.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. указал, что убытки, связанные с неправомерным использованием произведения, должны определяться с учетом требований ст. 219 ГК, в частности, исходя из размера вознаграждения, которое причиталось бы автору при правомерном использовании произведения. При неправомерном издании произведения гонорар должен выплачиваться по действующим ставкам. Размер причитающегося автору вознаграждения определяется судом путем выбора из нескольких ставок, установленных для данного вида произведения, той ставки, которая будет соответствовать качеству произведения.

Действующие системы авторского вознаграждения при издании литературных произведений не вполне совершенны с точки зрения учета количества и качества труда автора. В связи с этим мы остановимся на общих положениях, которые, на наш взгляд, могут быть учтены при совершенствовании указанных систем.

При нормировании авторского вознаграждения должен соблюдаться принцип равной оплаты за равный труд. Мы не можем согласиться с высказанным в печати предложением о необходимости установления для каждого вида литературно–художественных произведений трех ставок гонорара: высшей – для лауреатов Ленинской премии, средней – для членов Союза писателей и низшей – для авторов, работающих на предприятиях и в организациях в качестве рабочих и служащих[44]. Ставки гонорара должны быть едиными для всех авторов независимо от их общественного положения, ученой степени и т. д. Оплачиваться должен результат труда – литературное произведение.

Научно обоснованное нормирование авторского вознаграждения не может не опираться на точные данные о литературных заработках авторов–профессионалов. Отсутствие таких данных затрудняет работу, связанную с упорядочением систем авторского вознаграждения. Возможно, эта проблема будет решена, если установить, что причитающийся автором гонорар должен переводиться в учреждение Госбанка по месту жительства автора для выплаты авторам. Подобный порядок выплаты гонорара позволит также решить проблему «сверхгонораров», например путем повышения размера подоходного налога по мере возрастания сумм авторского гонорара за год.

Вместе с тем порядок, предусматривающий выплаты авторского вознаграждения в одном учреждении, создает определенные удобства для авторов–профессионалов, печатающих свои произведения в различных издательствах, журналах и газетах. Учитывая специфику труда авторов и порядка определения качества созданного им произведения, следует сохранить за авторами право на получение основного вознаграждения за издание произведения и право на дополнительное вознаграждение, выплачиваемое в настоящее время в основном при переиздании произведения.

И. А. Грингольц, анализируя экономические и юридические проблемы авторского вознаграждения, отметил, что при нормировании авторского вознаграждения необходимо «обеспечить равновесие в оплате творческого и других видов квалифицированного труда в стране, равновесие в оплате труда авторов, принадлежащих к различным профессиональным группам, и, наконец, равновесие в оплате труда между подгруппами». По мнению И. А. Грингольца, это можно сделать, если базисный средний заработок за единицу времени (месяц, год) для авторов определенной квалификации определить таким образом, чтобы он соответствовал уровню оплаты квалифицированного труда других категорий трудящихся за ту же единицу времени, а затем, установить среднюю продуктивность труда автора, рассчитать ставку гонорара[45]. Например, если базисный средний заработок писателя–прозаика будет определен в размере 3600 руб. в год, а средняя продуктивность его труда в 10 авторских листов, то ставка гонорара за произведение художественной прозы будет равна 360 руб. (3600 руб.: 10). Что же касается дополнительного вознаграждения, то И. А. Грингольц полагает, что оно должно поступать в распоряжение автора сверх его базисного среднего заработка.

Мы полностью присоединяемся к этому мнению. Вместе с тем полагаем, что среднюю продуктивность труда автора целесообразно определять не в одном, а в нескольких однородных показателях, например 9–12 авторских листов художественной прозы в год. Это позволит более точно отразить в ставках гонорара различный уровень производительности труда авторов и в то же время даст возможность определить несколько ставок за каждый вид произведения с учетом продуктивности авторского труда. Если, например, базисный средний заработок за год писателя–прозаика выразится в сумме 3600 руб., а средняя продуктивность его труда будет определена в количестве 9–14 авторских листов в год, то, исходя из этого, можно определить несколько ставок гонорара за произведения художественной прозы.

Они будут равны: 400 руб. (3600 руб.: 9 авт. листов), 360 руб. (3600 руб.: 10 авт. листов), 327 р. 27 к. (3600 руб.: 11 авт. листов), 300 руб. (3600 руб.: 12 авт. листов), 276 р. 10 к. (3600 руб. : 13 авт. листов), 275 р. 10 к. (3600 руб.: 14 авт. листов).

При определении средней продуктивности труда целесообразно учитывать и время, затрачиваемое автором для внесения изменений в рукопись по предложению издательства и для чтения корректур.

При разработке новых ставок гонорара целесообразно учитывать вид (жанр) произведения, сложность темы и объем произведения. Ставки гонорара должны учитывать объем использования произведения, служащий показателем его качества. В связи с этим целесообразно установить повышенные (против обычных) ставки гонорара за издание политических и научных произведений большими тиражами. Но для этого необходимо располагать данными о круге читателей, которым адресуется тот или иной вид литературы, о средних тиражах книг и брошюр, материальных, финансовых и других возможностях издательств в союзных республиках для выпуска книг различными тиражами.

Мы остановились на основных вопросах, которые, по нашему мнению, заслуживают внимания при разработке и совершенствовании систем авторского вознаграждения. И. А. Грингольц вполне обоснованно полагает, что для теоретической и практической разработки систем авторского гонорара целесообразно «организовать комплексную лабораторию или научную группу», с привлечением юристов, экономистов, социологов, эстетиков[46].


§ 2. Порядок определения размера авторского гонорара.

Основы гражданского законодательства закрепили принцип государственного нормирования авторского гонорара. Согласно ст. 98 Основ ставки авторского гонорара устанавливаются законодательством Союза ССР и союзных республик. Следовательно, Основы, не разграничивая компетенцию Союза ССР и союзных республик, допускают утверждение ставок гонорара как союзным, так и республиканским законодательством.

Вслед за Основами принцип государственного нормирования авторского гонорара был закреплен в гражданских кодексах союзных республик. В развитие Основ гражданские кодексы определяют, какой орган правомочен устанавливать ставки гонорара в тех случаях, когда они утверждаются союзной республикой. Так, ст. 479 ГК предусматривает, что ставки гонорара устанавливаются Советом Министров РСФСР, кроме случаев, когда союзное законодательство относит их утверждение к ведению Союза ССР.

Только в одном случае Основы прямо относят к компетенции союзных республик утверждение ставок гонорара за издание литературных произведений: согласно ст. 102 Основ право на вознаграждение за использование произведения в переводе на другой язык принадлежит автору оригинала в случаях, предусмотренных законодательством союзной республики. Это исключение из общего правила является, по нашему мнению, обоснованным, поскольку оно дает право союзным республикам учитывать емкость книжного рынка и экономические показатели издательств при решении вопроса о возможности выплаты гонорара автору за перевод его изданного произведения на другой язык.

Большинство действующих в настоящее время ставок за издание литературных произведений установлено постановлениями Советов Министров союзных республик. Только на отдельные виды литературных произведений ставки установлены союзным законодательством. Если почему–либо на отдельные виды произведений ставки не утверждены, то в соответствии со ст. 479 ГК размер авторского гонорара определяется по соглашению издательства с автором. Обычно в этих случаях стороны по договору определяют гонорар по ставке, установленной для аналогичных произведений. Из нескольких ставок, установленных для данного вида произведения, издательство по соглашению с автором определяет одну ставку, по которой и оплачивается произведение. Выбор конкретной ставки зависит от научной, художественной и практической ценности произведения. Сложнее определить ставку при заключении договора литературного заказа. Обычно в таких случаях при определении ставки учитывается качество ранее опубликованных работ автора, его квалификация, способности и другие факторы субъективного порядка, а также финансовые возможности издательства.

В СССР нормируются не только ставки гонорара, но и способы исчисления вознаграждения, тиражи и сроки выплаты гонорара. Нормирование авторского вознаграждения даст возможность обеспечить оплату авторского труда по его количеству и качеству и является необходимым условием плановой работы издательств.

Гонорар за литературно–художественные произведения.

Ставки гонорара.

Гонорар за литературно–художественные произведения, а также за литературно–критические, литературоведческие и искусствоведческие работы определяется в Российской Федерации в размерах и в порядке, установленных постановлением Совета Министров РСФСР от 7 апреля 1960 г. «Об авторском гонораре за литературно–художественные произведения»[47].

Гонорар в РСФСР выплачивается по следующим ставкам:

Норма тиража (в тыс. экземпляров) Ставка авторского гонорара за авторский лист – 40000 печатных знаков (в руб.) Ставки авторского гонорара за все произведение (в руб.)
Обычные издания
1. Художественная проза (в том числе для детей, а также научно–художественная литература, пьесы, киносценарии) 15 150, 175, 200, 225, 300, 400 нет
2. Художественный рассказ до 1 авторского листа нет нет 150,200, 250, 300, 400
3. Одноактная пьеса нет нет 200–600
4. Запись и обработка произведений народного творчества в прозе 20 100, 125, 150, 175, 200 нет
5. Поэзия за строку (в том числе для детей, а также пьесы) 10 0.7, 1.0, 1.2, 1.4, 1.7, 2.0 нет
6. Стихотворение до 30 строк и стихотворный текст песен, независимо от объема нет нет 30, 60, 100, 150, 200
7. Эпиграмма, стихотворный текст для плаката нет нет 10–60
8. Запись и обработка стихотворных произведений народного творчества за строку 10 0.5, 0.8, 1.0, 1.2, 1.4 нет
9. Произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста (в прозе до 1 авторского листа, в стихах до 100 строк) 50 нет 150, 200, 250, 300, 400
10. Пересказ и обработка для детей произведений литературы:
а) до 1 авторского листа 50 нет 75, 100, 125, 150, 200
б) свыше 1 авторского листа 20 75, 100, 125, 150, 200 нет
11. Научно–популярная литература для детей 50 150, 200, 250, 300 нет
12. Составление тематических сборников и книг энциклопедического характера для детей нет 20–80 нет
13. Литературно–критические, литературоведческие и искусствоведческие работы 10 150, 225, 300, 400 нет
14. Литературно–критические рецензии (до 0,5 авторского листа) нет нет 100, 125, 150, 175, 200
15. Оригинальные библиографические работы, аннотации, календарь событий, летописи жизни и деятельности и библиографические указатели в книге нет 120–200 нет
16. Переводы:
а) художественная проза (в том числе для детей, а также пьесы и сценарии) 15 50, 70, 100, 125, 150 нет
б) поэзия (в том числе для детей, а также пьесы) за строку 10 0.4, 0.7, 0.9, 1.1, 1.4 нет
в) стихотворный текст песен, независимо от объема нет нет 30, 40, 60, 80, 100
17. Составление хрестоматий по художественной литературе нет 30–80 нет
18. Составление, сборников литературных материалов:
а) с научно–текстологической подготовкой нет 20–60 нет
б) без текстологической подготовки нет 5–40 нет
19. Составление сборников пословиц, поговорок, крылатых слов нет 50–150 нет
20. Комментарии и примечания нет 50–200 нет
21. Вступительные статьи, предисловия, послесловия нет 200–600 нет
Массовые издания
22. Художественная проза (в том числе для детей, а также научно–художественная литература, пьесы, киносценарии) 50–100 250, 300, 400 нет
23. Запись и обработка произведений народного творчества в прозе 50–100 150, 200 нет
24. Поэзия за строку (в том числе для детей, а также пьесы) 25–50 1.4, 1.7, 2.0 нет
25. Запись и обработка стихотворных произведений народного творчества за строку 25–50 1.0, 1.4 нет
26. Пересказ и обработка для детей произведений литературы:
а) до 1 авторского листа 100–150 нет 100, 150, 200
б) свыше 1 авторского листа 100–150 100,150, 200 нет
27. Литературно–критические, литературоведческие, искусствоведческие работы 25–50 250, 300, 400 нет
28. Произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста (в прозе до 1 авторского листа, в стихах до 100 строк) 150 нет 200, 300, 400
29. Научно–популярная литература для детей 100–150 200, 250, 300 нет
30. Произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста:
а) проза 100–150 250, 300, 400 нет
б) поэзия за строку 100–150 1.4, 1.7, 2.0 нет
31. Книги из серии «Школьная библиотека»:
а) проза 100–150 250, 300, 400 нет
б) поэзия за строку 100–150 1.4, 1.7, 2.0 нет
32. Переводы:
а) художественная проза (в том числе для детей, а также пьесы и сценарии) 50–100 100, 125, 150 нет
б) поэзия (в том числе для детей, а также пьесы) за строку 25–50 0.9, 1.1, 1.4 нет

Гонорар по этим ставкам определяется и в тех случаях, когда произведение публикуется в журналах, «Роман–газете», а также в литературных приложениях к журналам и газетам. Если произведение помещается в газете, то указанные ставки не применяются.

Как видно из приведенной выше таблицы, для оплаты литературно–художественных произведений применяются два вида ставок:

1) ставки, установленные в пределах от минимального до максимального размера вознаграждения, например 120–200 руб. за авторский лист или произведение в целом. При определении размера гонорара стороны по договору имеют право выбрать в этих жестко очерченных рамках любую ставку, например 120, 130, 185, 190 руб;

2) ставки твердые, например 150, 225, 300, 400 руб. за авторский лист или произведение в целом. При наличии установленных за данный вид произведения твердых ставок стороны могут определить в договоре только одну из указанных ставок, например 150, или 225, или 400 руб.

Ставки устанавливаются, как правило, за авторский лист, а для поэтических произведений – за одну стихотворную строку. За авторский лист принимается 40000 печатных знаков. Неполные стихотворные строки, образовавшиеся по техническим причинам от переноса слова или его части, при подсчете строк не учитываются. Но это правило не применяется в тех случаях, когда переносы слова (части слова) являются поэтическим приемом как, например, у В. Маяковского.

Отдельные произведения оплачиваются аккордно, т. е. оплачивается не авторский лист или строка, а все произведение, например художественный рассказ до одного авторского листа, стихотворение до 30 строк и стихотворный текст песен, независимо от объема.

Действующие в союзных республиках ставки авторского гонорара за литературно–художественные произведения мало чем отличаются друг от друга. За последние годы все больше проявляется тенденция к установлению единых по стране ставок авторского вознаграждения за издание литературно–художественных произведений. Так, Совет Министров СССР постановлением от 25 апреля 1968 г. «О внесении изменений в ставки авторского гонорара за литературные произведения»[48] поручил Советам Министров союзных республик рассмотреть и решить вопрос об установлении одинаковых ставок гонорара за произведения художественной прозы и поэзии. В связи с этим поручением Советы Министров союзных республик определили ставки гонорара за произведения художественной прозы в размере 150, 175, 200, 225, 300 и 400 руб. за авторский лист, а ставки за произведения поэзии – 0,7; 1; 1,2; 1,4; 1,7; 2 руб. за строку.

Прежние ставки обычного издания в РСФСР были равны: за произведения художественной прозы – 150, 225, 300 и 400 руб. за авторский лист; за произведения поэзии – 0,7; 1,2; 1,4; 1,7; 2 руб. за строку. В постановлении Совета Министров РСФСР от 9 сентября 1968 г. эти ставки сохранены полностью, а также введены две новые ставки (175 и 200 руб.) для оплаты произведений художественной прозы и одна ставка (1 руб.) для оплаты поэтических произведений. Увеличение количества ставок позволит издательствам дифференцировать оплату труда авторов в зависимости от качества созданных ими произведений.

Совет Министров СССР постановлением от 25 апреля 1968 г. поручил Советам Министров союзных республик, кроме того, установить ставки гонорара за литературные миниатюры в размерах по согласованию с Государственным комитетом Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Союзом писателей СССР. Необходимость такого поручения вызывалась тем, что ставки на этот жанр литературно–художественных произведений раньше не были установлены. Поэтому миниатюры оплачивались в издательствах по–разному. Подобное поручение Правительства СССР, на наш взгляд, объясняется стремлением добиться единства в оплате труда авторов миниатюр. В связи с указанным поручением ставки за художественные миниатюры были установлены в союзных республиках в размере 20, 40, 60, 80, 100 руб. за миниатюру.

Какие же произведения следует считать литературными миниатюрами? В постановлении Совета Министров РСФСР от 9 сентября 1968 г. имеется лишь указание, что к миниатюрам не относятся: художественные рассказы до одного авторского листа; стихотворения до 30 строк и стихотворный текст песен; эпиграммы и стихотворный текст для плакатов; произведения для детей дошкольного и младшего школьного возраста (в прозе до одного авторского листа, в стихах до 100 строк); пересказы и обработка для детей произведений литературы (до одного авторского листа), а также литературно–критические рецензии до 0,5 авторского листа. Аналогичные указания содержатся и в постановлениях Советов Министров других союзных республик.

На практике миниатюрами считают краткие композиционно законченные литературно–художественные произведения, например, афоризмы, басни, шутки, притчи, анекдоты, парадоксы, репризы, так называемые крылатые слова.

По ставкам, установленным в постановлении Совета Министров РСФСР от 7 апреля 1960 г., гонорар выплачивается полностью при первом издании произведения. При переиздании гонорар выплачивается в размерах, определяемых в процентном отношении к ставке первого издания. До 1969 года в стране не было должного единообразия в оплате переиздаваемых оригинальных литературно–художественных произведений. В РСФСР, Армянской, Азербайджанской, Латвийской, Литовской, Молдавской и Туркменской ССР за переиздание таких произведений гонорар выплачивался в следующих размерах: за второе и третье издание – 60%, за четвертое – 40%, за пятое – 35%, за шестое и седьмое – 25%, за восьмое и последующие издания – 20% ставки гонорара за первое издание. В УССР вознаграждение за переиздание выплачивалось: за второе и третье издание – 60%, за четвертое, пятое, шестое и седьмое издание – 50%, за восьмое и последующие издания – 40% ставки первого издания. По–разному оплачивались переиздания и в других республиках. Упорядочение оплаты переизданий литературно–художественных произведений проведено в союзных республиках на основании постановления Совета Министров СССР от 25 апреля 1968 г. Этим постановлением Советам Министров союзных республик поручено рассмотреть и решить вопрос об установлении единой в стране шкалы переизданий за оригинальные литературно–художественные произведения: за второе и третье издание – 60%, за четвертое – 40%, за пятое – 35%, за шестое и последующие издания – 30% ставки гонорара за первое издание.

Вместе с тем в постановлении Совета Министров СССР указывалось, что в тех союзных республиках, где за переиздание литературно–художественных произведений установлены более высокие ставки, эти ставки могут быть сохранены. Советы Министров большинства союзных республик установили, что с 1 января 1969 г. переиздание оригинальных литературно–художественных произведений оплачивается по шкале, рекомендованной Правительством СССР. Лишь Совет Министров УССР счел возможным сохранить прежние ставки оплаты за переиздания, поскольку они были выше ставок, рекомендованных постановлением Совета Министров СССР от 25 апреля 1968 г.

Переиздание переводов литературно–художественных произведений оплачивается по–разному. В большинстве союзных республик, в том числе в РСФСР, переиздание переводов таких произведений оплачивается в следующих размерах: за второе издание – 50%, за третье – 40%, за четвертое и пятое – 30%, за шестое и последующие издания – по 15% ставки гонорара за первое издание.

Представляется целесообразным иметь единую шкалу оплаты переиздания переводов во всех союзных республиках.

Зависимость размера гонорара от тиража.

Во всех союзных республиках для большинства литературно–художественных произведений, а также для литературно–критических, литературоведческих и искусствоведческих работ установлена норма тиража (нормативный тираж), превышение которой влечет дополнительную выплату авторского вознаграждения. Нормативный тираж неразрывно связан со ставкой гонорара.

Так, в РСФСР для произведений художественной прозы норма тиража установлена в размере 15 тыс. экз., а твердые ставки гонорара – в размере 150, 175, 200, 225, 300, 400 руб. за авторский лист. Выпустив это произведение в свет тиражом 15 тыс. экз., издательство обязано уплатить автору гонорар по одной из указанных ставок за весь объем произведения. Если же издательство опубликует произведение художественной прозы тиражом 30 тыс. экз., оно обязано выплатить автору за нормативный тираж (15 тыс. экз.) 100% гонорара, а также за следующую норму тиража как за очередное издание в размере 60% гонорара. Таким образом, за тираж 30 тыс. экз. автор получит 160% гонорара.

В тех случаях, когда произведение издается тиражом меньше нормативного, во всех союзных республиках выплачивается гонорар за полную норму тиража. Например, научно–популярная книга для детей издана в РСФСР тиражом 40 тыс. экз. Нормативный тираж – 50 тыс. экз. Автор получит гонорар как за выпуск 50 тыс. экз.

При издании произведения тиражом свыше нормативного нередко образуются излишки, составляющие неполную норму тиража. Например, при нормативном тираже 8 тыс. экз. книга издана в количестве 10 тыс. экз. Излишек тиража будет равен 2 тыс. экз. Излишки, составляющие неполную норму тиража, оплачиваются в союзных республиках по–разному. В РСФСР, Азербайджанской, Армянской, Казахской, Латвийской, Литовской, Молдавской, Туркменской и Украинской ССР за них платят как за полную норму тиража. Например, при нормативном тираже 15 тыс. экз. повесть впервые издана тиражом 34 тыс. экз. Автор получит гонорар как за три издания, а именно: за 15 тыс. экз. – 100% гонорара, за вторые 15 тыс. экз. как за второе издание – 60% гонорара и за неполную норму (4 тыс. экз.) как за третье издание – 60% гонорара.

В БССР, Таджикской ССР при превышении обычного тиража до 1/2 нормы гонорар выплачивается пропорционально повторному изданию только за фактически выпущенное количество экземпляров. При превышении тиража более чем на 1/2 нормы автор получает гонорар как за полную норму повторного издания.

В Грузинской, Узбекской и Эстонской ССР излишки тиража, составляющие менее установленной нормы, оплачиваются в соответствующей пропорции. Например, при нормативном тираже 12 тыс. экз. книга впервые издана в количестве 18 тыс. экз. Автору будет выплачено 100% гонорара за нормативный тираж и 30% гонорара (пропорционально повторному изданию) за тираж 6 тыс. экз.

Мы полагаем, что существующий разнобой в оплате излишков тиража следует ликвидировать. Он создает неоправданные трудности при определении порядкового номера издания. Поясним это на примере. Литературно–художественное произведение было впервые выпущено в свет на русском языке в Грузинской ССР тиражом 16 тыс. экз. при нормативном тираже 10 тыс. экз. Излишек тиража (6 тыс. экз.) был оплачен автору пропорционально повторному изданию. Затем произведение переиздали в РСФСР, где излишек тиража, составляющий неполную норму, оплачивается как очередное издание. Но в РСФСР не могут таким же образом учитывать излишек тиража (6 тыс. экз.), образовавшийся при издании произведения в Грузинской ССР, поскольку за него автору не платили как за очередное издание.

Аналогичное положение возникает в издательствах РСФСР и многих других союзных республик при переиздании литературно–художественных произведений, ранее выпущенных в Узбекской и Эстонской ССР с излишками тиража, составляющими неполную норму. Как подсчитать количество изданий в таких случаях? Закон на этот вопрос ответа не дает.

Мы полагаем, что в Грузинской, Узбекской и Эстонской ССР следует изменить существующий порядок оплаты указанного излишка тиража таким образом, чтобы за излишек, составляющий более половины нормативного тиража, автор получал гонорар как за полную норму повторного издания, а за излишек, составляющий половину или менее половины нормативного тиража, – как за повторное издание, но только за фактически выпущенное количество экземпляров. В таком случае подсчет изданий значительно упростится: 1) если излишек тиража составит не больше 1/2 нормы тиража, то при подсчете изданий он не будет учитываться; 2) если излишек тиража будет больше 1/2 нормы тиража, то он учтется.

Очевидно, что проблема подсчета изданий в тех случаях, когда имеются излишки тиража, может быть решена окончательно, если во всех союзных республиках будет установлено единое правило, предусматривающее, что излишки, составляющие неполную норму тиража, оплачиваются как полная норма тиража. Однако подобное решение вопроса потребует увеличения лимитов гонорарного фонда издательства ряда союзных республик.

Если для произведения установлен нормативный тираж, то без дополнительной выплаты гонорара (в пределах срока на издание произведения) разрешается допечатка до нормативного тиража. Например, повесть объемом 12 авторских листов издана в РСФСР тиражом 10 тыс. экз. Нормативный тираж для произведений художественной прозы – 15 тыс. экз. Издательство выплатило автору гонорар в соответствии с действующим в РСФСР постановлением об авторском гонораре как за полный тираж – 15 тыс. экз. В пределах срока на издание (в данном случае двух лет) издательство вправе выпустить в свет (допечатать) еще 5 тыс. экз. без дополнительной оплаты гонорара. Допечатка тиража без дополнительной выплаты гонорара во всех случаях разрешается при условии, что произведение при допечатке не перерабатывается. Переработкой не считается стилистическая правка и исправление ошибок.

На практике возникает вопрос о том, обязательно ли допечатка тиража должна производиться в том же полиграфическом исполнении. По нашему мнению, допечатку тиража в ином полиграфическом оформлении не следует расценивать как очередное переиздание, за которое автору надо платить гонорар в обычном порядке. При этом мы учитываем существующие правила публикации произведений и выплаты авторского гонорара.

В настоящее время издательства выпускают многие произведения в течение срока на издание в разном полиграфическом исполнении. Это делается для того, чтобы часть тиража книг выпустить в свет как подарочные издания, т. е. в улучшенном оформлении (например, на бумаге лучшего сорта, в красочной обложке или суперобложке и т. д.), а часть тиража в обычном оформлении. Иногда часть тиража изготовляют для продажи за рубежом, а другую часть – для продажи на внутреннем рынке. Мы полагаем, что в указанных случаях издательство не переиздает произведение, а осуществляет обычное издание произведения, пользуясь своим правом на допечатку в пределах срока на издание.

Допечатка, а не переиздание, имеется и в тех случаях, когда в дополнительно выпускаемых (в пределах срока на издание) экземплярах помещается предисловие или послесловие, которого в первоначальном тираже не было.

Для многих видов литературно–художественных произведений, а также для литературно–критических, литературоведческих и искусствоведческих работ помимо норм обычного тиража и ставок гонорара за этот тираж установлены нормы массового тиража и повышенные ставки гонорара за выпуск произведения в свет данным тиражом. Так, в РСФСР для произведений художественной прозы тираж массового издания – 50–100 тыс. экз., а ставки гонорара за тираж – 250, 300 и 400 руб. за авторский лист. В Эстонской ССР нормы тиража для массового издания не установлены.

Размеры ставок за массовые издания в союзных республиках очень мало отличаются друг от друга. Так, ставки за массовые издания произведения художественной прозы в РСФСР, Казахской, Молдавской, Таджикской и Узбекской ССР равны 250, 300, 400 руб. за авторский лист; в Азербайджанской, Армянской, Белорусской, Латвийской и Литовской ССР – 250–400 руб. за авторский лист; в Киргизской и Украинской ССР – 300, 400 руб. за авторский лист: в Грузинской ССР – 200, 225, 250, 300, 400 руб. за авторский лист: в Туркменской ССР – 200, 300, 400 руб. за авторский лист. Мы полагаем, что целесообразно иметь в стране единые ставки гонорара за издание произведения массовым тиражом.

Нормы тиража как обычного, так и массового в союзных республиках существенно отличаются друг от друга, что вполне оправдано, если учесть емкость книжного рынка в каждой союзной республике.

Оплата массовых изданий имеет свои особенности. При выпуске произведения сразу массовым тиражом, без предшествующего обычного издания, гонорар автору выплачивается в РСФСР, Украинской, Белорусской, Армянской, Грузинской, Казахской, Латвийской, Литовской, Молдавской, Таджикской, Туркменской и Узбекской ССР как заодно обычное (100%) и одно массовое издание. Например, роман впервые выпущен в свет тиражом 100 тыс. экз. В РСФСР норма массового тиража для художественной прозы – 50–100 тыс. экз. Автору будет выплачено 200% гонорара (100% как за обычное и 100% как за массовое издание). В дальнейшем при переиздании такое издание учитывается как одно массовое. В Азербайджанской, Киргизской ССР при выпуске произведения сразу массовым тиражом без предшествующего обычного издания автору выплачивается гонорар только как за одно массовое издание (100%). Например, произведение художественной прозы издано на киргизском языке сразу тиражом 25 тыс. экз. Норма массового издания этого произведения в Киргизии 25 тыс. экз. Автор получит гонорар в размере 100% как за одно массовое издание. Получается, что в одних союзных республиках за издание произведения сразу массовым тиражом (без предшествующего обычного издания) автор получит 200% гонорара, а в других союзных республиках – 100% гонорара. Очевидно, такие расхождения в оплате нельзя признать справедливыми.

Если первому массовому изданию предшествовало одно или несколько обычных изданий, то во всех союзных республиках гонорар за данное массовое издание выплачивается только по ставке массового издания в размере 100%. Следующие массовые издания подсчитываются отдельно и оплачиваются в соответствии со ставками оплаты переизданий. Такие правила оплаты, по нашему мнению, вполне обоснованны, поскольку до издания произведения массовым тиражом автор получал гонорар по ставкам обычного издания.

В том случае, если произведение издается сразу несколькими массовыми тиражами, то гонорар выплачивается в зависимости от фактически выпущенного количества экземпляров за два или несколько массовых тиражей. Например, произведение художественной прозы издается в РСФСР впервые тиражом 115 тыс. экз. Норма массового тиража – 50–100 тыс. экз. Тираж 115 тыс. экз. следует считать как два массовых издания (по 57500 экз. в каждом издании). Гонорар автору должен платиться: 200% за первое массовое издание (100% как за обычное и 100% как за массовое издание) и 60% от ставки за массовое издание – за второе массовое издание. Всего автор получит 260% гонорара за тираж 115 тыс. экз. При этом следует учитывать, что ставка для оплаты за обычное издание может быть ниже ставки, назначаемой за массовое издание.

В связи с изложенным правилом издательствам экономически выгоднее издавать произведение полной нормой массового тиража, так как при издании, например, произведения художественной прозы как тиражом 115 тыс. экз., так и тиражом 200 тыс. экз. гонорар автору будет выплачен в одинаковом размере (260%). Если же издательство выпустит произведение тиражом 50 тыс. экз., то уплатит автору 200% гонорара, т.е. столько же, сколько уплатит за тираж 100 тыс. экз.

В отличие от обычных массовые издания могут быть только полными. Например, художественная повесть издана в РСФСР тиражом 49 тыс. экз. Нормативный тираж для массового издания этого произведения составляет 50–100 тыс. экз. Тираж 49 тыс. экз. не является массовым. Он должен учитываться как несколько обычных изданий.

В особом порядке оплачиваются собрания сочинений. До 1969 года при издании собраний сочинений, выходящих как при жизни автора, так и после его смерти, гонорар выплачивался за каждое произведение в отдельности по его объему в зависимости от количества предшествующих изданий каждого произведения, с применением действующих станок и норм тиража. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 25 апреля 1968 г. в союзных республиках с 1 января 1969 г. установлен новый порядок оплаты собраний сочинений, выходящих при жизни автора. За прижизненные собрания сочинений гонорар выплачивается в размерах, предусмотренных за первое издание, независимо от количества предшествующих изданий произведений, включенных в собрание сочинений. Таким образом, за собрание сочинений платится гонорар по ставке первого издания без учета того, что произведения, включенные в собрание, ранее издавались неоднократно. За превышение норм тиража указанных собраний сочинений и за их переиздание авторский гонорар выплачивается по шкале, установленной для переизданий произведений. Например, в 1969 году в РСФСР собрание сочинений было издано тиражом 30 тыс. экз. Нормативный тираж произведений художественной прозы, помещенных в собрание сочинений, равен 15 тыс. экз. Издание этого собрания следует считать как два издания. За первую норму тиража (15 тыс. экз.) автору будет выплачено 100% гонорара и за вторую норму (15 тыс. экз.) как за переиздание – 60% гонорара. Всего автор получит 160% гонорара. Если затем собрание его сочинений будет переиздано тиражом 15 тыс. экз., автору выплатят вознаграждение как за третье издание – 60% гонорара.

При издании прижизненных собраний сочинений сразу массовым тиражом гонорар за первую норму массового тиража выплачивается в размере одной ставки, установленной для первого массового издания. Например, собрание сочинений впервые выпущено в свет массовым тиражом 100 тыс. экз. Автору будет выплачено как за одно массовое издание 100% гонорара из расчета ставки, установленной для массового издания (250, 300 или 400 руб. за авторский лист).

На практике возникал вопрос: как должны оплачиваться переводы, литературно–критические работы, включенные в собрания сочинений? Учитывая, что в постановлениях Советов Министров союзных республик говорится о повышенной оплате собраний сочинений и не содержится никаких оговорок в отношении оплаты отдельных видов произведений, вошедших в собрания сочинений, следует считать, что любое произведение, включенное в собрание сочинений, подлежит оплате по соответствующим ставкам, в размерах, установленных за первое издание, независимо от количества предшествующих изданий. При этом литературно–критические работы и переводы оплачиваются с учетом ставок и норм тиража, установленных для данных произведений. Очевидно, что при переиздании собрания сочинений автору будет выплачен гонорар по шкале оплаты переизданий, т. е. за второе издание собрания сочинений будет выплачено 60% от ставки первого издания собрания сочинений и т. д.

Если литературно–художественные произведения включены в собрание сочинений, вышедшее в свет после смерти автора, а также в собрание избранных произведений, в однотомник одного автора, то гонорар выплачивается за каждое произведение в отдельности по его объему, в зависимости от количества предшествующих изданий, с применением ставок и норм тиража, установленных для прозы и поэзии (по роду произведении). Например, в однотомник одного автора помещены впервые публикуемые повести, а также изданный ранее обычным тиражом роман. Однотомник издается тиражом 30 тыс. экз. За издание повестей автору будет выплачен гонорар как за первое и второе обычное издание по 160% гонорара за каждую повесть, а за издание романа – 120% гонорара как за второе и третье издание. При подсчете гонорара мы исходим из того, что нормативный тираж как для повести, так и для романа – 15 тыс. экз. Характерно, что при издании произведений в виде сборников аккордная оплата не применяется: каждое произведение оплачивается по своему объему. Аналогично оплачиваются произведения, помещенные в сборники произведений различных авторов, за исключением случаев, когда действующими постановлениями об авторском гонораре предусмотрена аккордная оплата.

Таким образом, имеются существенные различия в оплате собраний сочинений, вышедших в свет при жизни автора, и собраний избранных произведений и однотомников одного автора. В связи с этим необходимо четко определять: является ли данное издание собранием сочинений или собранием избранных произведений. Законодательство не дает определения указанных понятий. На практике собранием сочинений считают особое (как правило, многотомное подписное) издание произведений одного автора, подводящее его творческие итоги и охватывающее большинство его опубликованных произведений, созданных в различных жанрах. Что же касается собрания избранных произведений, то они включают только часть наиболее ценных, получивших общественное признание произведений одного автора.

Вопрос о том, является ли данное издание собранием сочинений или собранием избранных произведений, должен решаться до заключения договора, а затем фиксироваться в договоре. В противном случае неизбежно возникновение споров между авторами и издательствами.

Во многих союзных республиках издания собраний сочинений являются для издательств убыточными. Поэтому особенно недопустимы случаи издания собраний сочинений искусственно завышенными тиражами. Искусственное завышение тиража приводит к увеличению размера авторского гонорара и соответственно к увеличению убытков от издания этих собраний.

В отдельных издательствах союзных республик все произведения, включенные в собрание сочинений, оплачиваются по высшей ставке. Такую уравниловку в оплате нельзя признать правильной, поскольку ставка гонорара должна определяться за произведение в зависимости от его научной или художественной ценности. Что же касается высшей ставки, то по сложившейся в большинстве издательств практике, против которой трудно возражать, по высшей ставке гонорара оплачиваются произведения, удостоенные Ленинской и Государственной премий, а также другие выдающиеся произведения автора.

Нормативный тираж необходим для расчетов с автором. Поэтому в заключаемом с автором договоре должен указываться нормативный тираж, а не тот, который издательство намерено выпустить. Нарушение данного правила приводит к конфликтам с авторами. Например, в договоре вместо нормативного тиража был указан тираж 300 тыс. экз. Когда же рукопись произведения подготовили к сдаче в производство, выяснилось, что издательство не имеет возможности издать это произведение указанным тиражом. Поэтому оно выпустило его тиражом 100 тыс. экз. Требование автора о выплате гонорара с учетом тиража 300 тыс. экз. справедливо отклонено, поскольку в соответствии со ст. 15 типового издательского договора на литературно–художественные произведения издательство имеет право издать произведение любым тиражом.

Бывает и так, что издательство дает типографии указание отпечатать определенное количество экземпляров (скажем, 150 тыс. экз.), а затем, когда часть тиража уже изготовлена, сокращает тираж (например, до 100 тыс. экз.). Типография печатает всего 100 тыс. экз., хотя в выходных данных указан тираж 150 тыс. экз. И в этом случае гонорар выплачивается только за фактически отпечатанное количество экземпляров.

При первом издании литературно–художественных произведений нередко возникает вопрос о размере ставки гонорара в тех случаях, когда в договоре была определена ставка за обычное издание, а произведение вышло в свет массовым тиражом. Например, при первом издании произведения художественной прозы в РСФСР ставка гонорара определена в договоре в размере 225 руб. за авторский лист при нормативном тираже 15 тыс. экз., т. е. установлена ставка гонорара за обычное издание. Однако по договору произведение было издано тиражом массового издания (100 тыс. экз.). Как известно, при первом издании произведения сразу массовым тиражом, без предшествующего обычного издания, гонорар выплачивается как за одно обычное (100%) и одно массовое издание. Очевидно, что ставка за массовое издание будет определена путем выбора одной ставки из следующих установленных законодательством ставок: 250, 300, 400 руб. за авторский лист.

При определении размера оплаты в подобных случаях нередко возникают споры. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно предусматривать в особых условиях договора ставку гонорара за массовое издание, если произведение будет издано массовым тиражом. Как уже указывалось, за переиздание литературно–художественных произведений гонорар выплачивается по снижающейся шкале в процентах от основной ставки.

Если при переиздании произведение перерабатывается, то за новый материал гонорар выплачивается по ставкам первого издания (100%). До 1969 года в большинстве союзных республик при переиздании литературно–художественных работ таким образом оплачивался лишь новый материал, включенный в произведение в виде новых глав. Между тем нередко автор при переработке вносил много нового текста в прежде написанные главы и не вводил новых глав. Не платить за новый текст было бы несправедливо. Поэтому многие центральные издательства, выпускающие литературно–художественные произведения, платили авторам вознаграждение за весь новый материал в виде абзацев, параграфов по ставкам первого издания.

Совет Министров СССР постановлением от 25 апреля 1968 г. поручил Советам Министров союзных республик решить вопрос о том, чтобы с 1969 года за весь фактический объем нового материала, включаемый в переиздаваемое литературно–художественное произведение, авторский гонорар выплачивался по ставкам, установленным за первое издание. Во исполнение этого постановления Советы Министров союзных республик внесли соответствующие изменения в действующие постановления об авторском гонораре за литературно–художественные произведения. Так, Совет Министров РСФСР постановлением от 9 сентября 1968 г. установил, что если произведение переработано автором для очередного переиздания, то за весь новый фактический материал гонорар выплачивается по ставкам, установленным за первое издание. Кроме того. Совет Министров РСФСР разъяснил, что новым материалом считается весь новый текст за исключением стилистической и редакционной правки. При последующих изданиях все произведение полностью оплачивается по ставкам очередного порядкового издания, независимо от обновления материала в предшествующих изданиях.

Постановлением Совета Министров СССР от 25 апреля 1968 г. решена и другая проблема, связанная с оплатой переизданий. До 1969 года в Украинской и Киргизской ССР действовал порядок, согласно которому при наличии авторской переработки произведения, составляющей не менее 25% его объема, авторский гонорар выплачивался как за первое издание книги. Этот порядок позволял авторам получать 100% гонорара за ранее написанный текст как за новый материал. Следует отметить, что отдельные авторы соглашались на переиздание своих произведений при условии их переработки не менее чем на 25%, без особой в этом надобности. Указанный порядок не отвечал в полной мере социалистическому принципу оплаты труда по его количеству и качеству, а также интересам издательского дела и был отменен.

Иногда отдельные авторы требуют, чтобы при переиздании произведения в пределах срока действия договора им платили гонорар из расчета не той ставки, которая была установлена договором, а более высокой. Такое требование издательство вправе отклонить, поскольку ставка определена договором не только за издание, но и за переиздание произведения. В тех случаях, когда аналогичное требование автора предъявляется после истечения срока действия договора, издательство обязано определить размер ставки по согласованию с автором в новом договоре.

При переиздании произведения другим издательством ставка гонорара определяется в обычном порядке по согласованию сторон. Однако в тех случаях, когда одно издательство передало в соответствии со ст. 23 типовых издательских договоров свои права и обязанности другому издательству, автор не вправе требовать изменения ставки гонорара при издании и переиздании произведения в пределах срока действия договора.

Определенную трудность представляет порядок подсчета предшествующих изданий для выплаты гонорара автору, произведение которого переиздается. Для того чтобы правильно определить размер гонорара, который должен быть выплачен автору переизданного произведения, необходимо прежде всего выяснить, сколько раз данное произведение выпускалось в свет на территории СССР. Подсчитываются только издания, вышедшие на одном языке. Экземпляры всех произведений печати, публикуемых в СССР, регистрируются и хранятся во Всесоюзной книжной палате Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Поэтому во всех случаях, когда издательство испытывает затруднение в определении числа изданий данного произведения, оно обращается за справкой в Книжную палату.

Если для произведения не устанавливались ранее и не установлены в настоящее время нормативные тиражи, издательству достаточно выяснить, сколько раз произведение выпускалось ранее на одном языке на территории СССР. Допустим, произведение издавалось шесть раз. Следовательно, за очередное издание издательство должно оплатить автору гонорар как за седьмое издание.

Сложнее определить размер вознаграждения при переиздании в тех случаях, если для произведения раньше был установлен нормативный тираж, а затем закреплено правило об оплате произведения без учета тиража. В этих случаях нужно выяснить не только количество изданий, но и их тиражи.

Для большинства литературно–художественных произведений нормы тиража были установлены много лет тому назад. При определении порядкового номера таких изданий так же устанавливается, сколько раз данное произведение переиздавалось и в какие годы. Затем уточняется тираж каждого издания, после чего определяется порядковый номер издания.

Первый пример. Повесть автора издавалась на русском языке в РСФСР дважды – в 1961 году тиражом 25 тыс. экз. и в 1965 году тиражом 30 тыс. экз. Нормативный тираж для повести установлен в размере 15 тыс. экз. Общий тираж всех выпущенных изданий – 55 тыс. экз. (25 тыс. экз.+30 тыс. экз.). Автору должны были заплатить гонорар за выпуск в свет 55 тыс. экз. как за четыре издания. Новое издание произведения в РСФСР тиражом 15 тыс. экз. должно оплачиваться как пятое издание в размере 35% ставки гонорара за авторский лист.

Второй пример. Повесть издавалась в РСФСР на русском языке дважды: в 1964 году тиражом 45 тыс. экз., в 1967 году – массовым тиражом. При новом издании произведения обычным тиражом автору должен быть выплачен гонорар как за пятое издание, поскольку тираж 45 тыс. экз. следует считать как три издания, а массовый тираж – как одно. Если же новое издание произведения будет выпущено одним массовым тиражом, то автору за него должны уплатить гонорар как за второе массовое издание (60 %).

Третий пример. Повесть выпускалась в свет на русском языке три раза: в 1954 году в РСФСР при нормативном тираже 15 тыс. экз. тиражом 45 тыс. экз., в 1959 году в Киргизской ССР при нормативном тираже 12 тыс. экз. тиражом 24 тыс. экз., в 1965 году в Армянской ССР при нормативном тираже 10 тыс. экз. тиражом 20 тыс. экз. При определении порядкового номера издания следует считать, что автор получил гонорар как за семь изданий: в РСФСР за три издания (45 тыс. экз.: 15 тыс. экз.), в Киргизской ССР за два издания (24 тыс. экз.: 12 тыс. экз.) и в Армянской ССР тоже за два издания (20 тыс. экз.: 10 тыс. экз.). Новое издание произведения на русском языке обычным тиражом должно оплачиваться как восьмое издание.

В соответствии с действующими в союзных республиках постановлениями об авторском гонораре за литературно–художественные произведения опубликование произведения в газетах, журналах, «Роман–газете» и альманахах не учитывается при подсчете количества изданий данного произведения и, следовательно, при выплате авторского гонорара.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 16 июля 1970 г. установлено, что опубликование произведения в литературных приложениях к газетам и журналам учитывается как одно обычное издание, независимо от тиража. Очевидно, что аналогичное правило целесообразно закрепить в законодательстве других союзных республиках, иначе подсчет количества изданий будет усложнен, что может привести к ошибкам при выплате гонорара.

При подсчете количества изданий иногда необходимо обращаться как к действующему, так и к утратившему силу законодательству об авторском гонораре. Даже если окажется, что при расчете за одно из предыдущих изданий был неправильно определен порядковый номер издания, в связи с чем автору недоплатили определенную сумму гонорара, издательство все равно должно подсчитывать число изданий, исходя из действующих правил. И это разумно, поскольку за допущенные другими издательствами ошибки издательство отвечать не может. Автору в подобных случаях следует обратиться с претензиями в издательства, неправильно подсчитавшие гонорар.

Анализ действующих в союзных республиках ставок гонорара и связанных с ними нормативных тиражей свидетельствует о том, что в ряде случаев размер авторского вознаграждения определен без должного учета экономических факторов. Так, в РСФСР нормативный тираж обычного издания произведения художественной прозы установлен в количестве 15 тыс. экз. при ставках гонорара 150, 175, 200, 225, 300, 400 руб. за авторский лист. Нормативный тираж массового издания – 50–100 тыс. экз. при ставках 250, 300, 400 руб. за авторский лист. Таким образом, за издание произведения как обычным, так и массовым тиражом могут применяться три одинаковые ставки–250, 300, 400 руб. Проследим, как это отразится на размере авторского вознаграждения.

Произведение художественной прозы впервые издается тиражом 48 тыс. экз. Нормативный тираж установлен законом в 15 тыс. экз. Ставка гонорара – 300 руб. за авторский лист. Автор получит вознаграждение как за четыре обычных издания в размере 260% гонорара, что составит 780 руб. за один авторский лист. Если то же самое произведение будет издано массовым тиражом – 50 тыс. экз., то при ставке 300 руб. за лист автор получит 200% гонорара (100% как за обычное издание и 100% как за массовое), что составит 600 руб. за авторский лист.

Получается, что за меньший тираж автор получит вознаграждение гораздо больше, чем за более высокий тираж.

Посмотрим, каков будет авторский гонорар за обычное издание произведения художественной прозы по ставке более низкой, чем за издание массовым тиражом. Повесть издается тиражом 48 тыс. экз., нормативный тираж – 15 тыс. экз. Гонорар определен для обычного издания в размере 225 руб. за лист. После издания книги автор получит 260% гонорара как за четыре издания, что составит 585 руб. за авторский лист. Если же произведение будет издано сразу массовым тиражом 100 тыс. экз., то при минимальной ставке гонорара 250 руб. за авторский лист – автор получит 200% гонорара, т. е. 500 руб. за авторский лист. В итоге получается, что за тираж 100 тыс. экз. издательство выплачивает гонорар меньше, чем за 47 тыс. экз.

Издательство заинтересовано в издании произведения большим тиражом, чтобы получить высокую прибыль. Автор, казалось бы, тоже должен стремиться к изданию произведения сразу массовым тиражом. Однако авторам выгоднее выпустить произведение несколькими обычными тиражами. К тому же выпуск произведения небольшим тиражом дает автору основание просить о его переиздании.

То же самое можно сказать о ставках гонорара и нормах тиражей, действующих в Украинской и Таджикской ССР. Следовало бы пересмотреть нормативные тиражи обычных изданий с расчетом, чтобы не только издательство, но и автор был заинтересован в издании произведения большим тиражом.

Нормы обычного и массового тиражей по размерам значительно отличаются друг от друга. Так, в РСФСР норма обычного тиража поэзии равна 10 тыс. экз., а норма массового тиража поэтических произведений определена в количестве 25–50 тыс. экз. Данные различия легко объяснить, если учесть, что за массовый тираж выплачивается гонорар в больших размерах, чем за обычный тираж. В связи с этим вряд ли можно признать оправданными утвержденные в Грузинской ССР нормы тиража за поэтические произведения – 7 тыс. экз. для обычного издания и 8–15 для массового издания.

Норма тиража для произведений художественной прозы в РСФСР сначала составляла 5 тыс. экз.[49], что в какой–то степени можно объяснить небольшими тиражами книг, выпускаемых в первые годы Советской власти. В 1944 году норма тиража была повышена до 15 тыс.экз.[50]. Такое повышение, по нашему мнению, связано с тем, что в 1943–1944 гг. средний тираж художественной литературы достиг 20 тыс.экз.[51]. Сохранилась норма тиража в 15 тыс. экз. и до настоящего времени, хотя по сравнению с 1944 годом средние тиражи художественных произведений значительно увеличились.

За годы Советской власти темпы роста средних тиражей произведений художественной литературы были примерно такими же и в других союзных республиках. Так, средний тираж украинской художественной литературы равнялся в 1918 году – 4 тыс. экз., в 1928 году – 10 тыс. экз., а уже в 1958 и 1966 годах – почти 40 тыс. экз.

Приведенные данные также дают основание для постановки вопроса о внесении соответствующих коррективов в нормативные тиражи, установленные в союзных республиках.

Гонорар за произведения политической, научной, производственно–технической, учебной и другой (кроме художественной) литературы.

Гонорар за издание этих произведений определяется в Российской Федерации в размерах и порядке, установленных постановлением Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г.[52] При издании произведений общественно–политической литературы издательства руководствуются также постановлением Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г. «Об авторском гонораре за произведения общественно–политической литературы».[53]. Указанными постановлениями Совета Министров РСФСР установлены следующие ставки гонорара:

Ставки гонорара за авторский лист в 40 тысяч печатных знаков (в руб.) Ставки гонорара аккордно за все произведение (в руб.)
1. Литература по научно–теоретическим вопросам, монографии по всем отраслям знаний, кроме литературоведения и искусствоведения 150–300 нет
2. Массово–политическая литература 150–300[54] нет
3. Научно–популярная литература по всем видам науки и техники (кроме научно–популярной литературы для детей) 100–300 нет
4. Научно–просветительная, производственно–техническая литература по всем отраслям знаний и народного хозяйства, в том числе литература по обмену передовым опытом. Научно–технические и иные справочники, включая статистические сборники, календари–справочники, справочники–каталоги на оборудование, путеводители 80–200 нет
5. Учебная литература:
а) учебники для высших учебных заведений 150–250 нет
б) учебные пособия для высших учебных заведений 100–200 нет
в) учебники для средних специальных учебных заведений 100–200 нет
г) учебные пособия для средних специальных учебных заведений 100–150 нет
д) лекции и курсы лекций для студентов и преподавателей высших и средних специальных учебных заведений 100–150 нет
е) учебники и учебные пособия для учащихся 1–IV классов общеобразовательных школ 100–150 нет
ж) учебники и учебные пособия для учащихся V–XI классов общеобразовательных школ 100–200 нет
з) учебники и учебные пособия для профессионально–технических учебных заведений, бригадно–индивидуального ученичества и курсов 100–200 нет
и) литература по методике и организации учебного процесса в учебных заведениях и дошкольных учреждениях 100–150 нет
к) учебно–методическая литература для студентов высших и учащихся средних специальных заочных учебных заведений 100–140 нет
л) педагогическая литература для родителей 100–150 нет
м) наглядные пособия и настенные таблицы для учебных заведений и лекционной пропаганды:
тексты 100–150 нет
таблицы, включая текст внутри их, и картины размером:
в 1 бумажный лист нет 25–60
до 0,5 бумажного листа нет 20–50
таблицы по орфографии, морфологии, фонетике – за таблицу нет 20–40
6. Статьи для энциклопедий и энциклопедических словарей:
а) до 200 знаков нет до 2
б) от 201 до 500 знаков нет 1,5–5
в) от 501 до 1000 знаков нет 3–10
г) от 1001 до 3000 нет 5–30
д) от 3001 до 6000 нет 15–60
е) от 6001 до 10000 нет 30–90
ж) от 10001 до 15000 нет 50–135
з) от 15001 до 20000 нет 70–175
и) от 20001 до 30000 нет 100–270
к) от 30001 до 40000 нет 150–350
л) свыше 40000 знаков оплачивается дополнительно за каждый авторский лист 200–350 нет
7. Толковые словари, словари специальных терминов, синонимов 100–300 нет
8. Лексические и орфографические словари:
а) языков с буквенной письменностью 80–150 нет
б) языков редких, древних, с письменностью вязью, своей графикой, иероглифами и клинописью 100–300 нет
9. Составление словников для словарей всех видов, включая специальные 0,05–0,1 за слово нет
Малообъемные словники до 250 терминов 0,08–0,15 за слово нет
Составление аннотированных словников 0,1–0,2 за слово нет
10. Переводы:
а) произведений классиков марксизма–ленинизма 50–100 нет
б) социально–экономических, философских, юридических, естественно–научных, научно–теоретических произведений, производственно–технической литературы и справочников 40–80 нет
прочей литературы 30–60 нет

Примечания: 1. Переводы с редких языков, с письменностью вязью, своей графикой, иероглифами, клинописью, а также с древних языков оплачиваются с увеличением на 25%.

2. Ставки авторского гонорара за переводы произведений с русского языка и языков народов СССР на иностранные языки увеличиваются на 15% по сравнению с предусмотренными в п. 10 и в примечании 1 соответственно.

11. Рефераты и обзоры:
а) по источникам на русском языке или на языке, на котором пишется реферат или обзор 35–60 нет
б) по источникам на иностранных языках и языках народов СССР, кроме русского языка и языка, на котором пишется реферат или обзор 45–100 нет
в) по смешанным источникам (русским, на других языках народов СССР и иностранным) 40–80 нет
12. Составление сборников архивных материалов 10–40 нет
13. Составление сборников, однотомников избранных произведений и собраний сочинений:
а) с научной текстологической подготовкой
б) без текстологической подготовки 10–30 (но не более 10 руб. за одно отобранное название)
14. Составление систематизированных сборников официальных материалов и аннотированных и других каталогов 10–20 нет
15. Вступительные статьи, предисловия и послесловия 150–300 нет

Примечание: За вступительную статью, предисловие, послесловие, написанные автором к своему произведению, гонорар выплачивается по ставкам, установленным за основное произведение.

16. Оригинальные библиографические работы, библиографические указатели, аннотации, календарь событий, летописи жизни и деятельности 40–100 нет
17. Технические и другие альбомы 100–200 нет
18. Комментарии, примечания 40–120 нет
19. Отрывные календари:
а) оригинальные произведения (за заметку) нет 5–20
б) подбор литературного материала для календаря, включая иллюстрации, за отрывной листок нет 0,5–3
20. Кроссворды, чайнворды, криптограммы, викторины, ребусы, шарады, головоломки, загадки нет 5–20
21. Разработка темы плаката, включая текст и цифровой материал по всем видам плакатов нет 10–30

Гонорар по указанным выше ставкам выплачивается в случае опубликования произведения в непериодической печати. Однако, учитывая, что ставки гонорара за публикацию в газетах и журналах политических, научных, учебных и других (кроме художественных) произведений не установлены, на практике издание этих произведений в периодической печати оплачивается применительно к ставкам, установленным постановлением Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г.

В других союзных республиках для оплаты политических, научных, учебных и других (кроме художественных) произведений применяются ставки гонорара, которые по размерам почти не отличаются от ставок, установленных в РСФСР. Так, ставка 100–200 руб. за авторский лист учебника и учебного пособия для V–Х классов общеобразовательных школ установлена в 12 союзных республиках. Только в трех союзных республиках эти учебники и учебные пособия оплачиваются по меньшей ставке: в Грузинской ССР – по ставке 90–150 руб., в Молдавской ССР – 100–180 руб. и в Таджикской ССР – 87–170 руб. за авторский лист.

Учебники и учебные пособия для учащихся I–IV классов общеобразовательных школ оплачиваются в 13 союзных республиках по ставке 100–150 руб., в Грузинской ССР по ставке 80–130 руб. и в Таджикской ССР – по ставке 85–125 руб. за авторский лист. Все ставки гонорара, установленные постановлением Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г., предусматривают минимальный и максимальный размер вознаграждения, например 150–300 руб. за вступительную статью. В указанных пределах стороны вправе определить любую ставку гонорара. Ставки такого вида являются, на наш взгляд, наиболее приемлемыми, поскольку обеспечивают широкий выбор оплаты с учетом научной и практической ценности произведения.

При нормировании ставок гонорара их размер определяется в зависимости от уровня квалификации авторского труда, необходимого для создания произведения того или иного вида, сложности темы работы и ее практической ценности. Так, учебники для высших учебных заведений оплачиваются по более высоким ставкам, чем учебники для техникумов, а ставки за монографии значительно выше ставок за производственно–техническую литературу.

Анализ действующих постановлений Советов Министров союзных республик об авторском гонораре позволяет сделать вывод о целесообразности изменения ставок за научные работы. В большинстве союзных республик литература по научно–теоретическим вопросам и монографии по всем отраслям знаний (кроме литературоведения и искусствоведения) оплачиваются по ставке 150–300 руб. за авторский лист. Такая же ставка установлена в союзных республиках и для оплаты массово–политической литературы. Получается, что за теоретическое исследование проблемных вопросов истории КПСС, философии и научного коммунизма автор получит вознаграждение по той же ставке, что и за популярное изложение данных тем. Очевидно, что теоретическое исследование требует от автора более глубоких знаний и больших затрат творческого труда.

Вместе с тем в союзных республиках (кроме Туркменской и Киргизской ССР) научные работы в области литературоведения и искусствоведения оплачиваются по более высоким ставкам (для обычных изданий – 150, 225, 300, 400 руб.), чем научные работы по другим отраслям знаний. Мы полагаем, что следовало бы обсудить вопрос о повышении размеров ставок авторского гонорара за научные работы.

В отличие от большинства литературно–художественных произведений для книг, брошюр и других произведений политической, научной и другой литературы во всех союзных республиках (кроме Киргизской ССР) нормативный тираж не установлен. Это объясняется прежде всего тем, что на многие виды указанной литературы имеется огромный спрос, вызванный политической активностью трудящихся, их практическим участием в решении государственных и общественных дел, а также необходимостью иметь книгу, нужную для учебы, профессиональных занятий. Например, выпуск учебников для средних школ миллионными тиражами объясняется наличием огромного числа учащихся в нашей стране. Издательство вправе выпускать этот вид литературы в пределах срока на их издание любым тиражом без дополнительной выплаты авторского вознаграждения. Например, учебник по химии объемом 20 авторских листов был выпущен в свет в течение полутора лет после его одобрения. Издательство полностью рассчиталось с автором. Затем оно решило допечатать тираж. Поскольку срок на издание рукописи объемом более 10 авторских листов равен двум годам, издательство имеет право в течение оставшихся шести месяцев выпустить (допечатать) учебник любым тиражом без дополнительной выплаты гонорара.

Разнообразие иллюстративного материала в научных, производственно–технических, научно–просветительных и учебных изданиях, а также в различного рода справочниках не позволило утвердить ставки гонорара за иллюстрации. Поэтому в большинстве союзных республик, в том числе и в РСФСР, иллюстративный материал в книгах, альбомах и других изданиях политической, научной, учебной и другой (кроме художественной) литературы, представленный автором, оплачивается издательством по соглашению с автором аккордно или поштучно. Если же такое соглашение не было заключено, то оплата производится в следующих размерах:

а) оригинальные иллюстрации, представленные автором в готовом виде, годном для изготовления печатной формы, – 100% ставки гонорара за текст;

б) оригинальные иллюстрации, требующие доработки, подрисовки, подправки или ретуши по представленным автором оригиналам, а также иллюстрации, требующие перерисовки, вычерчивания по представленным автором наброскам, эскизам или фотографиям – 40% ставки гонорара за текст;

в) иллюстрации, подобранные автором из других изданий или служебных материалов с указанием источников или с приложением вырезок, 25% ставки гонорара за текст, но не свыше 40 руб. за авторский лист.

В тех случаях, когда иллюстрации изготовлены или представлены с согласия автора текста другим лицом, гонорар автору за них не платится.

Для оплаты гонорара авторский лист иллюстраций считается равным 3000 кв. см площади иллюстраций в отпечатанном произведении. Но если иллюстрации помещаются в альбомах, выпускаемых форматом не менее 1/8 бумажного листа (60х8Ч см), авторский лист считается равным восьми полосам альбома.

Определенные трудности возникают при оплате цитат, помещаемых в различные виды произведений. В большинстве союзных республик, в том числе и в РСФСР, каких–либо ставок для оплаты цитат не установлено. Поэтому в одних издательствах за цитаты платят по ставкам, установленным за оригинальный текст, в других – по ставкам, утвержденным для составительских работ. Очевидно, что использование цитат – вещь необходимая, особенно в различного рода научных работах, и не оплачивать их нельзя. Однако оплата цитат во всех случаях по ставке оригинального произведения неправильна. Отдельные авторы пытаются издать произведения, в котором их собственный текст занимает не более 20% объема книги. Кроме того, следует учитывать, что было бы несправедливо платить автору гонорар по ставке оригинального произведения за весь текст, который он позаимствовал (хотя бы и правомерно) из чужих произведений. В связи с этим представляется оправданным установленное в Латвийской ССР правило, согласно которому размер оплаты цитат зависит от их объема. Если цитаты занимают не более 2% объема произведения, то они оплачиваются по ставкам, установленным за это произведение. Если же объем цитат из произведений других авторов превышает 2% объема произведения, то гонорар автору за цитаты выплачивается в размере от 25% до 50% ставки, установленной за оригинальное произведение. Целесообразно, по нашему мнению, установить аналогичный порядок оплаты цитат и в других союзных республиках.

При издании сборников гонорар автору выплачивается за каждое произведение в соответствии с порядковым номером его издания. Нередко произведения нескольких авторов включаются в один сборник, причем один из авторов одновременно является составителем сборника. В таких случаях составитель не получает гонорар за составление той части сборника, за которую ему выплачивается гонорар как автору.

При издании собраний сочинений автор получает гонорар как за первое издание, т. е. независимо от количества предшествующих изданий каждого произведения в отдельности.

Во всех союзных республиках установлен особый порядок оплаты учебников и учебных пособий для высших и средних специальных учебных заведений, профессионально–технических училищ и общеобразовательных школ. Авторам этих видов учебной литературы гонорар выплачивается и в тех случаях, когда она написана в порядке служебного задания. Кроме того, гонорар выплачивается только за установленный объем учебника или учебного пособия, независимо от объема фактически представленной рукописи и выпущенного в свет учебника или учебного пособия. Если, например, для учебника установлен объем 20 авторских листов, а выпущен он в свет объемом 22 авторских листа, то гонорар выплачивается за 20 авторских листов. В тех случаях, когда объем изданного учебника или учебного пособия будет меньше утвержденного объема, автор должен получить гонорар за утвержденный объем произведения.

Указанное правило установлено для того, чтобы заинтересовать авторов в создании небольших по объему учебников. Согласно действующим в союзных республиках постановлениям об авторском гонораре предельный объем учебника или учебного пособия утверждается соответствующими министерствами и ведомствами, имеющими право разрешать издание, что и должно быть зафиксировано в договоре с автором.

Литературно–художественное произведение, включенное в учебник, учебное пособие, хрестоматию или другую учебную литературу, оплачивается в соответствии с постановлением Совета Министров РСФСР от 7 апреля 1960 г. по минимальной ставке гонорара. Причем авторам гонорар выплачивается без учета тиража. Это правило установлено в связи с тем, что тираж учебной литературы определяется в зависимости от числа учащихся (студентов). Нередко издательства указывают в аннотации на выпускаемую книгу, что она может быть использована в качестве учебного пособия или что она предназначена для студентов вузов, аспирантов. Такие записи не свидетельствуют о том, что книга является учебным пособием, утвержденным соответствующим министерством (ведомством). В подобных случаях автор получает гонорар не по правилам, установленным для издания учебников и учебных пособий, а в общем порядке, т. е. за фактический объем изданной книги. Кроме того, если книга написана в порядке служебного задания (является плановой работой), то гонорар автору не выплачивается.

Иногда плановая работа, не оплачиваемая авторским гонораром, после незначительной переработки утверждается министерством (ведомством) как учебное пособие. Следует ли автору платить гонорар за издание такого учебного пособия? Мы полагаем, что автор вправе получить гонорар, поскольку на созданное автором произведение должно распространяться общее правило, согласно которому за учебники и учебные пособия гонорар выплачивается и в тех случаях, когда они написаны в порядке служебного задания.

В большинстве союзных республик, в том числе и в РСФСР, за переиздание оригинальных политических, научных и других (кроме художественных) произведений гонорар платят: за второе и третье издание – 60%, за четвертое – 40%, за пятое – 35%, за шестое – 25%, за седьмое – 20%, за восьмое и последующие издания – по 10% от ставки, принятой за первое издание. За переиздание переводом этих произведений переводчикам выплачивается гонорар: за второе издание – 50%, третье – 40%, четвертое – 30%, пятое – 15%, шестое и последующие – по 5% от ставки, принятой за первое издание.

Если при переиздании произведение перерабатывается, то за новый материал автору выплачивается гонорар по ставкам первого издания (100%). Новым материалом считаются новые главы, отдельные статьи, части, разделы, параграфы и абзацы. Весь остальной материал оплачивается в размерах, установленных для очередного переиздания. В тех случаях, когда при переиздании перерабатывается учебник или учебное пособие, гонорар по ставкам первого издания (100%) выплачивается только за ту часть нового материала, которая вместе со старым материалом не превышает установленного предельного объема учебника или учебного пособия. Например, для учебника был установлен объем 25 авторских листов, но издан он объемом 24 авторских листа. При переиздании автор дополнил учебник новым материалом в объеме трех авторских листов и тем самым превысил установленный предельный объем учебника. Гонорар будет выплачиваться: по ставке первого издания (100%) только за один авторский лист: за переиздаваемые 24 авторских листа автор получит гонорар в размере 60% от ставки первого издания; за остальную часть нового материала (два авторских листа) гонорар выплачен не будет.

При последующих переизданиях весь новый и старый материал предыдущего издания оплачивается на общих основаниях как очередное издание данного произведения.

Если произведение переиздается после истечения срока действия договора, то издательство и автор не обязаны закреплять в новом договоре ставку, установленную за предыдущее издание. Они вправе выбрать любую ставку из нескольких ставок, установленных законодательством за данное произведение.

Согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г. и аналогичным постановлениям Советов Министров других союзных республик переизданием считается каждое новое издание данного произведения, выпущенное в свет после истечения установленного договором или законом срока выпуска предыдущего издания или выпущенное в пределах этого срока, но с его переработкой или добавлением нового текста в виде отдельных глав, частей, разделов, параграфов или абзацев. По смыслу указанного постановления переизданием считается (следовательно, выплачивается гонорар) издание произведения, повторно выпускаемого в свет в пределах срока на издание, если в него вносятся отдельные абзацы и параграфы нового текста. Поэтому издательства при допечатке тиража (в пределах срока на издание), как правило, не допускают включения в произведение отдельных абзацев и параграфов. В связи с этим следовало бы предусмотреть, что в пределах срока на издание произведения переизданием считается переработка произведения или добавление нового материала в определенном объеме (скажем, не менее 2–3%) к основному тексту.

Подсчет предшествующих изданий для выплаты гонорара автору при переиздании произведения обычно не представляет трудности, так как политические, научные, учебные и другие (кроме художественных) произведения оплачиваются во всех союзных республиках (кроме Киргизской ССР) без учета тиража. Поэтому издательству, как правило, достаточно выяснить, сколько раз произведение выпускалось ранее на одном языке на территории СССР. Допустим, произведение издавалось четыре раза. Следовательно, за очередное издание автору следует платить гонорар как за пятое издание.

Сложнее определить размер гонорара в тех случаях, когда для произведения, ныне оплачиваемого без учета тиража, раньше был установлен нормативный тираж. Например, издательство РСФСР переиздает научно–техническую книгу объемом восемь авторских листов, впервые выпущенную в свет в 1958 году. Книга издавалась в СССР на одном и том же языке три раза, причем каждый раз на территории РСФСР. Первое издание было выпущено в свет в 1958 году, второе – в 1961 году, а третье – в 1967 году. Установив, что произведение издавалось три раза, издательство должно выяснить, каким тиражом оно выпускалось в 1958, 1961 годах, поскольку до принятия постановления Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г. для научно–технических книг был установлен нормативный тираж в размере 25 тыс. экз. Допустим, книга выпускалась в свет: в 1958 году тиражом 100 тыс. экз., в 1961 году – 50 тыс. экз. Издание ее в 1958 году следует считать как четыре издания (100 тыс. экз.: 25 тыс. экз.), а в 1961 году – как два издания (50 тыс. экз.: 25 тыс. экз.). Таким образом, следует считать, что до принятия постановления Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г. вышло шесть изданий. Поскольку указанным постановлением нормы тиража отменены, опубликование произведения в 1967 году будет учитываться как одно издание. И это издание произведения будет оплачиваться как восьмое издание в размере 10% ставки гонорара, принятой за первое издание.

Совет Министров РСФСР постановлением от 31 марта 1967 г. «Об авторском гонораре за произведения общественно–политической литературы» внес существенные коррективы в действующий порядок оплаты труда авторов политической книги. Постановление направлено на повышение качества и снижение объемов общественно–политической литературы. Вместе с тем оно предусматривает повышение вознаграждения авторам.

Совет Министров РСФСР постановлением от 27 июня 1967 г. установил, что постановление от 31 марта 1967 г. применяется только к тем платежам авторского гонорара, право на получение которых возникло по договорам, заключенным с 1 июля 1967 г.

Постановлением Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г. повышены на 50 руб. ставки на массово–политическую литературу. Они теперь составляют 150–300 руб. за авторский лист. Кроме того, введена потиражная оплата для книг массово–политической и научно–популярной литературы. При издании их тиражом свыше 100 тыс. экз. автору доплачивается 50% гонорара, за тиражи свыше 200 тыс. экз. – 75% гонорара. Потиражная оплата введена также для монографий, учебников и учебных пособий. Авторам монографий доплачивается 50% гонорара при тираже свыше 50 тыс. экз. и 75% – за тиражи свыше 100 тыс. экз. Авторам учебников и учебных пособий доплата производится в размере 50% гонорара за тиражи свыше 750 тыс. экз.

Потиражная оплата общественно–политической литературы существенно отличается от оплаты за нормативные тиражи, определенной постановлениями об авторском гонораре за литературно–художественное произведение. В связи с этим установлена новая терминология, характеризующая особенности потиражной оплаты общественно–политической литературы. Вместо термина «нормативный тираж» введен термин «основной тираж». Количество экземпляров произведений, выпущенных сверх основных тиражей, считается дополнительными тиражами. В отличие от нормативного тиража произведений художественной литературы за превышение основного тиража общественно–политического произведения гонорар выплачивается при каждом издании произведения только однократно.

Например, при первом издании произведение массово–политической литературы было выпущено тиражом 170 тыс. экз. (основной тираж – 100 тыс. экз. и дополнительный – 70 тыс. экз.). Автор получит 100% гонорара за основной тираж и 50% гонорара за дополнительный. Если же тираж произведения при первом издании составит более 200 тыс. экз., например 450 тыс. экз., то автору выплатят за дополнительный тираж только однократно. Он получит 100% гонорара за основной тираж (200 тыс. экз.) и 75% гонорара за дополнительный тираж (250 тыс. экз.). Размер гонорара (175%) не изменится, если тираж произведения будет равен 500 тыс. экз. или 600 тыс. экз. При переиздании общественно–политических книг и брошюр ставка гонорара определяется в обычном порядке: за второе и третье издание – 60%, за четвертое – 40%, за пятое – 35% и т.д. от ставки, выплачиваемой за первое издание. Вознаграждение, выплаченное автору при первом издании за дополнительный тираж, не учитывается.

В том случае, если при переиздании произведение выпускается не только основным, но и дополнительным тиражом, то гонорар за дополнительный тираж выплачивается в процентах (50%, а в соответствующих случаях – 75%), исчисляемых из размера ставки, полагающейся за данное переиздание.

В постановлении Совета Министров РСФСР от 31 марта 1907 {Яффи: ошибка} г. впервые введено правило о резком снижении размера гонорара в случаях, когда объем произведения превышает установленный. Авторам массово–политической книги гонорар выплачивается полностью только за 5 авторских листов, авторам научно–популярной литературы – только за 10 авторских листов. Сверх указанных объемов авторский гонорар за лист выплачивается в размере 25%.

На практике нередко возникает вопрос о том, как платить гонорар автору массово–политической книги или научно–популярной литературы, если эти произведения при переиздании выпускаются в свет тиражом соответственно больше 5 или 10 авторских листов. Например, массово–политическая книга была издана объемом 4 авторских листа, а затем переиздана объемом 7 авторских листов. Представляется, что в подобных случаях следует руководствоваться принципом оплаты, установленным законодательством при переиздании учебников и учебных пособий объемом, превышающим установленный. Применительно к нашему примеру автору переиздаваемой массово–политической книги следует выплатить: за четыре листа переиздаваемого текста – 60% гонорара от ставки, выплачиваемой за первое издание, плюс 100% гонорара за один лист нового материала и еще дополнительно за два листа нового материала – 25% от ставки первого издания.

Упомянутое постановление позволяет поощрять авторов лучших брошюр на общественно–политические темы. Издательствам предоставлено право выплачивать авторам таких брошюр (объемом до 4 авторских листов) аккордно до 1600 руб. Аккордная оплата за брошюры может устанавливаться только после их выхода в свет и признания высококачественным произведением. В этих случаях изменение обычной ставки гонорара на аккордную оплату должно оформляться дополнительным соглашением издателя с автором. При решении вопроса о возможности заключении подобного соглашения будут учитываться мнения читателей, общественности, рецензии, опубликованные в газетах и журналах, и т. д.

Действие постановления Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г. распространяется только на массово–политическую, научно–популярную, монографическую и учебную литературу (учебники и учебные пособия), издаваемую по следующим отраслям знаний и вопросам: история КПСС, партийное и советское строительство; философия и научный коммунизм; экономика СССР и зарубежных стран; государство и право; история; международное коммунистическое, рабочее и национально–освободительное движение; международные отношения и внешняя политика СССР; деятельность профсоюзных и комсомольских организаций; военно–патриотическое воспитание.

Учитывая, что в сборниках общественно–политической литературы участвуют много авторов, установлено, что помещенные в них статьи оплачиваются исходя из объема статьи (статей) каждого автора, а не из объема сборника в целом.

Согласно инструктивному указанию Комитета по печати при Совете Министров РСФСР от 29 июня 1967 г. № 251 справочники по общественно–политической литературе оплачиваются в обычном порядке[55]. Выпуск произведений общественно–политической литературы сверх основного тиража (дополнительным тиражом) не расценивается как очередное издание и при определении порядкового номера издания не должен учитываться.

Для общественно–политической литературы, оплачиваемой согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г., должен применяться особый порядок допечатки до основного тиража без выплаты авторского гонорара. В течение срока на издание издательство вправе выпустить произведение общественной литературы тиражом 100 тыс. экз., за что автор получает гонорар на общих основаниях по утвержденным ставкам. Если произведение будет издано тиражом менее 100 тыс. экз., допустим 70 тыс. экз., то в течение срока на издание издательство вправе допечатать еще 30 тыс. экз. произведения без дополнительной выплаты вознаграждения. Аналогичные постановления, с учетом местных особенностей, приняты и в других союзных республиках.

Сроки выплаты гонорара. Выплата гонорара наследникам автора.

При заключении договора литературного заказа автору выдается аванс в случаях и размерах, предусмотренных действующими постановлениями Советов Министров союзных республик об авторском гонораре. Согласно типовым издательским договорам на литературные произведения 60% причитающегося автору гонорара (с зачетом выданного аванса) выплачивается после одобрения рукописи. Остальная часть вознаграждения (40%) выплачивается: авторам литературно–художественных произведений после подписания в установленном порядке корректуры к печати; авторам политической, научной и другой литературы после утверждения произведения на выпуск в свет.

Вознаграждение за переиздание произведения в неизменном тексте, осуществляемое в пределах срока действия договора, выплачивается в иные сроки: 50% гонорара в течение 7 дней со дня получения издательством от автора уведомления об отсутствии возражений против переиздания его труда в неизменном виде или со дня истечения срока для получения такого уведомления; остальные 50% гонорара – после утверждения произведения на выпуск в свет.

Исключение из этого правила установлено союзным законодательством в отношении учебников, созданных научными работниками в порядке выполнения служебного задания научных учреждений или высших учебных заведений: гонорар авторам таких учебников выплачивается после утверждения учебника соответствующей организацией и его издания.

Авторский гонорар за превышение установленной нормы тиража выплачивается после утверждения произведения на выпуск в свет.

Согласно ст. 6 типовых издательских договоров на литературные произведения на каждый срок выплаты гонорара издательству предоставляется 14 льготных дней с момента наступления срока платежа.

Наследникам автора аванс не выдастся. Все остальные платежи наследники получают в те же сроки, что и авторы. Согласно ст. 495 ГК после смерти автора авторское право на его произведения переходит к наследникам и действует в течение 15 лет, считая с 1 января года смерти автора. Размер авторского вознаграждения, выплачиваемого наследникам, определяется Советами Министров союзных республик. Однако наследнику не может быть выплачено более 50% того вознаграждения, которое причиталось бы самому автору.

Круг наследников авторского права определяется общими нормами наследственного права. В большинстве союзных республик, в том числе и в РСФСР, за издание и переиздание литературно–художественных произведений наследникам выплачивается 50% той суммы гонорара, которая причиталась бы самому автору, а за издание и переиздание политических, научных, учебных и других произведений наследникам выплачивается 20% гонорара. В Грузинской, Туркменской и Узбекской ССР наследники авторов всех видов литературных произведений получают за их издание и переиздание 50% гонорара; в Таджикской ССР наследникам авторов художественных произведений выплачивается 50% гонорара, а наследникам авторов других произведений – 25% гонорара. В Эстонской ССР наследники авторов получают гонорар в тех же размерах, что и в РСФСР; вместе с тем в Эстонской ССР установлено правило о том, что при выплате наследникам сумм, превышающих 5 тыс. руб., эти суммы уменьшаются еще на 50%. Аналогичное правило выплаты гонорара установлено в Латвийской ССР для наследников авторов литературно–художественных произведений. Предусматриваемое законодательством Латвийской и Эстонской ССР снижение размера гонорара наследникам в тех случаях, когда размер гонорара выражается в значительных суммах, на наш взгляд, является оправданным, так как оно стимулирует участие наследников в общественном труде.

Целесообразно установить выплату гонорара наследникам авторов всех видов произведений в одинаковом проценте. Платежи, право на получение которых возникло при жизни автора, но которые он не получил, выплачиваются наследникам полностью, поскольку, как справедливо полагает И. А. Грингольц, «в данном случае их притязание вытекает из денежного обязательства, а не из унаследованного авторского права»[56].

Например, автор монографии при жизни имел право получить 60% гонорара (500 руб.), но в связи с болезнью или по иной причине он не смог их получить. После смерти автора издательство обязано выплатить наследникам эту часть гонорара полностью (в сумме 500 руб.).

Нередко наследники составляют сборники произведений умерших авторов и передают их для издания в издательства. Должны ли наследники получать гонорар за составление сборника? Законодательство ответа на вопрос не дает. По сложившейся в издательствах практике гонорар наследникам за составление сборников не выплачивается, поскольку сам автор (если бы он был жив) не получил бы гонорара за составление сборников своих произведений. Очевидно, что по истечении срока действия авторского права гонорар наследникам за составление сборников произведений автора должен выплачиваться.

Иногда наследники приносят в издательства неопубликованные рукописи умерших авторов после истечения 15–летнего срока действия авторского права. Бесспорно, что авторского права на эти рукописи они не имеют, и гонорара за их опубликование как наследники получать не могут. Однако издательства, решившие издать такие рукописи, могут их купить как вещь с разрешения вышестоящей организации. По сложившейся практике рукопись покупается издательством за денежную сумму, равную по размерам 50% того гонорара. который мог бы получить сам автор. Указанная сумма определяется из расчета минимальной ставки, установленной законодательством за данный вид произведения, без учета тиража. При переиздании купленного произведения гонорар наследнику не выплачивается.

Глава IV. Соавторство

Под соавторством понимают совместную принадлежность двум или нескольким лицам авторского права на коллективное произведение, созданное их совместным творческим трудом. Большинство литературных произведений создается одним автором (литературно–художественные произведения, критические работы). Крупные работы в области науки и техники, учебники для высших и средних специальных учебных заведений нередко пишутся двумя или несколькими лицами (соавторами).

Статья 99 Основ предусматривает, что авторское право на произведение, созданное совместным трудом двух или более лиц (коллективное произведение), принадлежит соавторам совместно, независимо от того, образует ли произведение одно неразрывное целое или состоит из частей, каждая из которых имеет также и самостоятельное значение. Причем каждый из соавторов сохраняет свое авторское право на созданную им часть коллективного произведения, имеющую самостоятельное значение.

Согласно ст. 485 ГК организациям, выпускающим в свет самостоятельно или при посредстве издательства научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, принадлежит авторское право на издания в целом. Автору, произведение которого включено в такие издания, принадлежит авторское право лишь на его произведение. В этих случаях авторы не являются соавторами. Содержание ст. 99 Основ дословно воспроизведено в гражданских кодексах союзных республик (ст. 482 ГК).

Вместе с тем гражданские кодексы признают часть коллективного произведения имеющей самостоятельное значение, если она может быть использована независимо от других частей произведения.

При соавторстве авторы нередко объединяют творческий процесс таким образом, что невозможно выделить какую–либо часть, написанную каждым из них. Примером такою творческого содружества служит совместная работа И. Ильфа и Е. Петрова над романом «Двенадцать стульев», «Золотой теленок» и многие другие произведения. В других случаях каждый из соавторов (или часть соавторов) пишет отдельные части произведения, имеющие самостоятельное значение.

Таким образом, вырисовываются две формы соавторства: нераздельное и раздельное. Деление соавторства на нераздельное и раздельное необходимо для разграничения прав соавторов на все коллективное произведение от прав отдельных соавторов на его часть (части), имеющую самостоятельное значение. В то же время такое деление необходимо для разграничения ответственности соавторов при невыполнении ими обязательств по договору.

В юридической литературе иногда разграничивают формы (виды) соавторства в зависимости от структуры произведения. При этом указывается, что нераздельное соавторство имеет место лишь в том случае, когда произведение представляет собой неразрывное целое, в котором невозможно выделить какую–либо часть, имеющую самостоятельное значение. Такое определение не отвечает в полной мере характеру взаимоотношений между соавторами, поскольку иногда всем соавторам принадлежит совместно авторское право как на произведение в целом, так и на все его части, в том числе и на имеющие самостоятельное значение. Например, учебное пособие состоит из трех глав, имеющих самостоятельное значение. Над каждой главой соавторы работали сообща, т. е. творческий процесс по созданию каждой главы был объединенным. Поэтому каждый соавтор учебного пособия пользуется неделимым авторским правом на все произведение полностью, а также на каждую его главу. В связи с этим представляется необходимым определить формы соавторства с учетом не только структуры произведения, но и характера творческого процесса соавторов.

Учитывая изложенное, полагаем, что под нераздельным следует понимать такое соавторство, при котором всем соавторам совместно принадлежит авторское право как на все произведение, так и на его части, в том числе и на те из них, которые имеют самостоятельное значение.

Соавторство является нераздельным, когда произведение не имеет частей, например рассказ, эпиграмма; произведение состоит из частей, не имеющих самостоятельного значения; произведение состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, по каждая часть создавалась соавторами сообща. Под раздельным понимается такое соавторство, при котором всем соавторам совместно принадлежит авторское право на произведение в целом и в то же время каждый соавтор (либо часть коллектива соавторов) сохраняет авторское право на созданную им часть произведения, имеющую самостоятельное значение.

В прежде действовавшем законодательстве (ст. 5 Основ авторского права СССР) предусматривалось сохранение за авторами авторского права на свою часть произведения, имеющую самостоятельное значение, в том случае, если иное не предусмотрено соглашением с другими соавторами.

Основы (ст. 99) и гражданские кодексы (например, ст. 482 ГК) не восприняли формулировку ст. 5 Основ авторского права и не предусматривают возможности заключения между соавторами соглашения, которым можно было бы как–то ограничить права соавтора в отношении созданной им части произведения, имеющей самостоятельное значение. В связи с этим при раздельном соавторстве соавтор вправе самостоятельно, без согласия других соавторов, распорядиться своей частью произведения так, как он хочет, например издать ее отдельной книгой, включить в сборник, передать для опубликования в журнале и т. п. Кроме того, он вправе указать в соответствующем месте произведения, что им написана та или иная часть работы.

Для признания соавторства как нераздельного, так и раздельного требуется наличие трех условий. Во–первых, необходимо соглашение (письменное или устное) между соавторами о создании коллективного произведения совместным трудом. При этом не имеет значения, договорились ли авторы о работе сообща над каждой частью произведения или они решили, что части произведения будут писаться каждым в отдельности, а затем совместно обсуждаться, редактироваться и т. д. Важно, чтобы между соавторами имелось соглашение о создании коллективного произведения.

Соглашение между соавторами может быть заключено как до начала работы над произведением, так и в процессе его создания. Вопрос о том, кого пригласить для совместной творческой работы над произведением, решает автор. Однако если автор заключил с издательством договор на создание произведения, он должен согласовать с издательством кандидатуру приглашенного соавтора. Необходимость такого согласования вытекает из содержания ст. ст. 503 и 511 ГК и типовых издательских договоров на литературные произведения. Согласно ст. 503 ГК и ст. 1 указанных договоров автор обязуется лично создать произведение. Если же он нарушает эту обязанность, то издательство в силу ст. 511 ГК и ст. 10 типовых издательских договоров вправе расторгнуть договор и взыскать с автора полученный им гонорар.

Иногда издательство и автор считают необходимым дополнить рукопись произведения новыми разделами, главами, которые не были предусмотрены планом–проспектом произведения. Если автор не отказывается писать эти разделы (главы), вопрос о приглашении соавтора обсуждается автором совместно с издательством. Если один из соавторов почему–либо отказывается писать произведение вместе с другим соавтором и официально извещает об этом издательство, договор с соавторами расторгается и взыскивается выплаченный аванс, если издательству не удается ликвидировать возникший между соавторами конфликт.

Нередко соавтор выбывает из авторского коллектива в связи с выездом в длительную командировку за рубеж, призывом в Советскую Армию, тяжелой болезнью, смертью. По нашему мнению, в подобных случаях издательства не должны расторгать договор с другими соавторами. Во–первых, потому, что соавторы затратили определенное количество творческого труда и не по своей вине не могут закончить произведение в том же составе. Во–вторых, работники издательства вложили труд в работу с соавторами (обсуждение плана–проспекта, заключение договора, включение рукописи в план и т. д.). К тому же издательство могло понести определенные расходы в связи с выплатой аванса, рекламированием будущей книги. И наконец, издательство, расторгнувшее договор, может тем самым ввести в заблуждение читателей, ожидающих книгу, объявленную в годовом плане выпуска литературы. Поэтому мы считаем, что в подобных случаях договор не должен расторгаться, если оставшиеся соавторы принимают на себя обязательство исполнить всю работу своими силами или с помощью нового соавтора, приглашенного в авторский коллектив по договоренности с издательством.

Может ли издательство, имеющее договор с соавторами, требовать исключения из авторского коллектива кого–либо из соавторов? Представляется, что такое требование допустимо в том случае, когда невозможно издать произведение по обстоятельствам, зависящим от личности соавтора (совершение преступления соавтором и т. д.). Договорные отношения с другими соавторами должны быть сохранены, поскольку в совершившемся нет их вины. В таких случаях издательству вместе с соавторами целесообразно решить вопрос либо о приглашении взамен выбывшего другого соавтора, либо о работе оставшихся членов авторского коллектива над той частью произведения, которую должен был создать выбывший соавтор.

Соавторство может быть только добровольным. Недопустимо включение в авторский коллектив лиц вопреки желанию соавторов. Иногда отдельные лица, используя свое служебное положение, навязывают авторам соглашение о совместной работе над произведением как до заключения договора, так и после его оформления. Охранять права авторов в подобных случаях должны прежде всего издательства.

В целях предупреждения принудительного соавторства в отношении музыкальных произведений Наркомпрос РСФСР 5 октября 1933 г. издал специальный циркуляр[57].

В нем предлагалось категорически запретить исполнение и постановку в театрах и других зрелищных предприятиях, а также на кинофабриках оригинальных произведений, переделок, оркестровок, компоновок, сделанных лицами, от которых зависит составление репертуара, программ и постановка музыкальных произведении в данном зрелищном предприятии или на кинофабрике. Мы полагаем, что подобного рода циркуляр целесообразно издать Государственному комитету Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли в отношении издания литературных произведений. В таком циркулярном письме (приказе) следовало бы запретить штатным работникам издательств выступать в качестве соавторов по месту своей работы. Исключение из этого правила возможно по решению вышестоящей организации издательства.

Наличие или отсутствие соглашения между соавторами является одним из решающих обстоятельств при рассмотрении споров о признании соавторства. В постановлении от 19 декабря 1967 г. Пленум Верховного Суда СССР особо подчеркнул, что для возникновения соавторства необходимо взаимное соглашение между авторами о создании коллективного произведения. По такому пути идет практика издательств и судебная практика.

Ковалев предъявил иск к Трохимчуку и Мирошниченко о признании его соавтором повести «Когда отзвенел малиновый звон», выпущенной в свет издательством «Молодая гвардия» в 1966 году. Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в иске Ковалеву отказала. Рассмотрев дело по кассационной жалобе истца, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР определением от 2 декабря 1968 г. решение Ростовского областного суда оставила в силе, а жалобу без удовлетворения. В определении отмечается, что истец был детально осведомлен о работе ответчика Трохимчука над повестью. Возможно, что истец давал советы Трохимчуку, который их использовал. «Однако, – указывается в определении, – этого совершенно недостаточно для признания творческого участия истца в написании повести, в создании коллективного труда: до выхода книги в свет ни у истца, ни у ответчика не возникало намерения создать коллективное произведение».

Нередко споры о соавторстве возникают в отношении литературно–художественных произведений, при создании которых литераторы использовали устные рассказы очевидцев тех или иных событий. При решении подобных споров решающее значение имеет факт наличия или отсутствия соглашения между рассказчиком и литератором о создании литературного произведения. Если такого соглашения не было, то не может быть признано и соавторство.

Плагиат ни при каких условиях не влечет признания соавторства. Суды, как правило, придерживаются этой позиции[58]. Справедливость ее не вызывает сомнения, тем более что иное решение вопроса поощряло бы «деятельность» плагиаторов.

Тем не менее соавторство иногда признается в случаях неправомерного использования части чужого произведения. С такого рода решениями судов согласиться нельзя, поскольку между плагиатором и автором части незаконно заимствованной работы не было соглашения о создании произведения. Лиц, часть произведения которых незаконно включена в чужие произведения, следует признавать просто авторами этой части. Причем все вопросы, связанные с распределением гонорара, авторских экземпляров и дальнейшим использованием произведения, такие «соавторы» не обязаны решать совместно, как предусмотрено для случаев подлинного соавторства.

Мы не разделяем мнения В. В. Залесского о возможности возникновения соавторства «помимо соглашения соавторов, например, при доработке произведения умершего автора другим лицом»[59]. В жизни бывает немало случаев, когда произведение дополняется новым материалом или уточняется после смерти автора одним из его учеников либо близких и в таком виде издается. Но при таком дополнении, доработке произведения нет совместного творческого труда на основе соглашения. Поэтому мы полагаем, что лицо, дополнившее произведение новым текстом, нужно считать не соавтором, а просто автором той части произведения, которую оно написало.

Второе условие – каждый из соавторов должен внести свой творческий вклад в произведение. Причем его величина не может влиять на решение вопроса о признании соавторства. При рассмотрении споров о признании соавторства довольно сложно определить наличие творческого вклада соавтора в произведение. Поэтому суды в таких случаях прибегают к помощи экспертов.

Не считаются соавторами лица, оказавшие автору техническую помощь: печатали произведение на машинке со слов автора, чертили схемы, диаграммы и т. д. Малинин обратился в суд с иском к Румянцеву и Приволжскому книжному издательству о признании его соавтором книги «Люди легендарного подвига». Истец считал, что при написании книги ответчик использовал собранные им материалы о 244 Героях Советского Союза – уроженцах Саратовской области. Рассматривая дело по кассационной жалобе истца, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР в определении от 26 января 1968 г. отметила, что составленный истцом список Героев Советского Союза представляет собой справочный материал. В проделанной истцом работе нет элементов творчества; он выполнил техническую работу, сделав выписки из документов, хранящихся в государственных учреждениях, из картотек архива Министерства обороны СССР. В определении указывалось также, что ответчик самостоятельно занимался сбором материалов о Героях Советского Союза и, естественно, пользовался теми же источниками, что и истец при подготовке своего списка. Судебная коллегия учла, что между истцом и ответчиком не было соглашения о совместной работе. В связи с этим жалоба истца была признана необоснованной, а решение суда первой инстанции, которым ему было отказано в иске, оставлено в силе.

Третье условие – произведение должно быть действительно коллективным, а не соединением различных произведений, в котором отсутствует цельность[60]. Нельзя считать соавторами автора литературного произведения и художника, создавшего для него иллюстрации, поскольку в подобных случаях нет коллективного произведения. Кроме того, книга не потеряет имеющихся литературных достоинств, если будет выпущена без иллюстраций или с иллюстрациями другого художника. Как справедливо указывал В. И. Серебровский, текст литературного произведения и иллюстрации к нему «не представляют в своей совокупности особого произведения, как это имеет место, например, при создании оперы, где совместная творческая деятельность композитора и либреттиста приводит к созданию единого объекта»[61].

Исключение из этого правила имеет место в случаях совместного создания литератором и художником детской книжки–картинки, когда их труд невозможно разделить. Обычно по соглашению между собой литератор и художник, создавшие книжки–картинки, делят гонорар поровну[62].

В литературе высказывались различные точки зрения о возможности признания соавтором редактора произведения. Многие цивилисты считают, что редактор произведения не может считаться соавтором. При этом обычно ссылаются на разъяснение Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 декабря 1927 г., данное по иску редактора Голубева к издательству «Гудок»[63]. Пленум указал, что «в законе нигде не предусмотрено, чтобы лица, редактировавшие какой–либо труд, имели авторское право на этот редакционный труд, почему такие лица имеют лишь право на требование соответствующего вознаграждения, а не признания за ними авторского права, которое остается лишь за автором». Указанное разъяснение сохраняет значение и в настоящее время.

По мнению В. Я. Ионаса, редактор может быть соавтором, если он, «действуя с согласия автора, принял участие в создании образной системы или художественной формы произведения»[64]. Думается, что точка зрения В. Я. Ионаса ошибочна.

В принципе каждый человек, независимо от того, является ли он редактором, корректором, заведующим редакцией издательства либо лицом, не имеющим отношения к деятельности издательства, может быть соавтором любого произведения. Однако для этого нужно, чтобы были соблюдены следующие необходимые для всякого соавторства условия: добровольность соглашения соавторов о создании произведения; творческий вклад соавтора в произведение. Если же указанные условия не соблюдены, то никто, в том числе и редактор, не может быть признан соавтором. Устанавливать какие–либо особые условия для признания редактора соавтором нельзя.

Типовое положение о подготовке рукописи к изданию (п. 47) определяет редактирование как творческий процесс совместной работы редактора с автором над рукописью с целью повышения идейных, научных, литературных достоинств произведения, устранения недочетов и выполнения редакционно–технических задач. В процессе редактирования редактор может подсказать автору, что следует ввести в произведение новый образ, описать какое–либо интересное событие и т. д. либо может сделать это сам. Здесь важно то обстоятельство, что никаких изменений в рукопись редактор без согласия автора вносить не может и что такие изменения вносятся редактором в силу служебного долга, а не по заранее оговоренному с автором соглашению. К тому же автор вполне обоснованно воспринимает свое творческое содружество с редактором как необходимое условие подготовки рукописи к изданию. Таким образом, творческий процесс редактирования основан не на принципах соавторства, а на обязательных правилах. Если автор сам выбирает соавтора, то для редактирования книги редактора назначает издательство, причем предложение автора по поводу кандидатуры редактора для издательства не обязательно.

Действуя в пределах служебных обязанностей, редактор может совместно с автором внести в произведение изменения, касающиеся его образной системы или формы. Если следовать точке зрения В. Я. Ионаса, то практически каждый редактор может требовать признания себя соавтором редактируемого произведения. Между тем для признания соавторства необходим, как уже говорилось, не только творческий вклад в произведение, но и взаимное соглашение о совместной работе над произведением.

Не считаются соавторами рецензенты, титульные, специальные редакторы, а также лица, которые давали какие–либо иные советы по существу содержания рукописи, рецензии и т. п.

Согласно ст. 482 ГК отношения между соавторами могут быть определены их соглашением, в котором соавторы обычно определяют творческий процесс по созданию произведения, порядок дальнейшего использования произведения, последовательность указания их фамилий, порядок распределения гонорара и авторских экземпляров. Достигнутое между соавторами соглашение может быть включено в условие договора, заключаемого всеми соавторами с издательством.

Как указывалось, соавторы определяют, кто из них какую часть произведения пишет, либо договариваются о совместном творческом процессе. В случае разногласия между соавторами вмешательство суда в разрешение конфликта исключается. Точно так же недопустимо, на наш взгляд, рассмотрение в судах споров соавторов по вопросам творческого характера. Эти вопросы должны разрешаться самими соавторами. Здесь вмешательство каких–либо официальных лиц, органов недопустимо. Разумеется, по просьбе всех соавторов подобные споры могут рассматриваться в творческом союзе или, скажем, на кафедре института (университета), заинтересованной в опубликовании данной работы (например, учебника, учебного пособия). Соглашения соавторов по отдельным вопросам могут быть только письменными (например, доверенность, выдаваемая соавторами своему представителю для ведения переговоров с издательством). Письменно соавторы должны сообщить издательству о принятом решении относительно распределения между ними гонорара.

Как правило, договор подписывается всеми соавторами. Вместе с тем по доверенности соавторов, оформленной надлежащим образом, договор может быть подписан их представителем – одним из соавторов. Условия договора, принятые таким представителем, обязательны для всех соавторов. При раздельном соавторстве в договоре определяется, кто из соавторов какую часть произведения будет писать.

Обычно соавторы подают в издательство заявление, в котором указывают, кому и сколько должно быть начислено авторского вознаграждения. Если же произведение состоит из частей, имеющих самостоятельное значение, то соавторы, как правило, указывают в заявлении, что гонорар должен выплачиваться по объему глав, разделов и т. п., написанных каждым соавтором.

При распределении авторского гонорара соавторы вправе предусмотреть выдачу определенных сумм членам авторского коллектива за сбор материалов, представительство их интересов в издательстве, редактирование рукописи, вычитку ее после напечатания на машинке и т. д.

Согласно ст. 482 ГК при отсутствии соглашения.

гонорар между соавторами должен распределяться в порядке, установленном законодательством Союза ССР и союзных республик. В настоящее время указанный порядок распределения гонорара законодательством не предусмотрен. По сложившейся в издательствах практике, которая, на наш взгляд, является обоснованной, при отсутствии соглашения между соавторами гонорар распределяется между ними следующим образом: при нераздельном соавторстве каждому из соавторов гонорар начисляется в одинаковом размере, а при раздельном соавторстве – пропорционально объему написанных каждым соавтором глав, разделов и других частей произведения.

Соавтор вправе оспорить соглашение с другими соавторами в суде при нарушении его личных и имущественных прав. Личные права соавтора будут, в частности, ущемлены, если в соглашении предусмотрены невозможность использования псевдонима, допустимость сокращения текста рукописи до определенного объема без согласия соавтора или другое нарушение права на неприкосновенность произведения, возможность дальнейшего использования произведения без согласия соавтора либо без той части произведения, которая им написана.

Имущественные права соавтора ущемляются в тех случаях, когда в соглашении предусматривается лишение его права на получение гонорара при издании или переиздании произведения либо когда гонорар определяется в размере, не соответствующем количеству и качеству затраченного им труда. Мы полагаем, что в подобных случаях соглашение должно быть признано недействительным в части, не соответствующей требованиям ст. 98 Основ и принципу оплаты труда по его количеству и качеству.

Согласно ст. 482 ГК при отсутствии соглашения авторское право на коллективное произведение осуществляется всеми соавторами совместно. Отсюда следует, что никто из соавторов не вправе без согласия всех членов авторского коллектива решать вопросы, касающиеся издания или переиздания произведения. В одном из своих постановлений Президиум Верховного Суда РСФСР указал: «Авторское право на произведение, составляющее труд двух или нескольких авторов, принадлежит всем соавторам, и ни один из них не вправе заключать издательский договор без согласия других»[65].

В случае разногласия между соавторами относительно последовательности расположения их фамилий на произведении издательство располагает фамилии в алфавитном порядке.

Отдельные издательства включают в заключаемые с соавторами договоры пункт о том, что за невыполнение договорных обязательств они несут солидарную ответственность. Между тем такая ответственность не может быть возложена на соавторов: для этого нет юридических оснований. К тому же добиться от соавторов исполнения солидарного обязательства практически невозможно. В свое время Л. М. Азов, исходя из неделимости предмета обязательства (произведения), вносил предложение о необходимости солидарной ответственности соавторов за исполнение ими всех обязательств по издательскому договору. При этом он сделал несколько оговорок о невозможности применения такой ответственности, в частности, в тех случаях, когда речь идет о праве издательства требовать от любого из соавторов исполнения обязательства целиком[66].

По мнению В. И. Серебровского, соавторы не могут нести солидарной ответственности, поскольку характер, особенности авторского труда и авторского договора не дают оснований для применения правил о солидарной ответственности[67]. Точку зрения В. И. Серебровского мы считаем обоснованной. Согласно ч. 1 ст. 181 ГК кредитор по солидарному обязательству вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от каждого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. Кредитор может предъявить требование об исполнении обязательства к одному из солидарных должников; если он не получит от него полного удовлетворения, то может требовать недополученное от остальных солидарных должников (ч. 2 ст. 181 ГК). Однако, как правильно отметил Л. М. Азов, специфика авторского труда такова, что заставить автора выполнить свои обязательства по договору невозможно. Тем более нельзя переложить обязанности одного соавтора на другого. Нелепость такого требования очевидна особенно в тех случаях, когда соавторы являются специалистами в различных областях науки, техники и т. д. Наличие указанных особенностей авторского труда не дает оснований для применения правил солидарной ответственности и при взыскании с соавторов гонорарных сумм. С каждого из соавторов может быть взыскана только та сумма, которую он получил.

Согласно ст. 497 ГК авторское право на коллективное произведение принадлежит каждому из соавторов пожизненно и переходит к его наследникам, которые пользуются авторским правом в течение 15 лет, считая с 1 января года его смерти. По истечении 15–летнего срока принадлежащее умершему автору и перешедшее к наследникам право на долю авторского вознаграждения за использование коллективного произведения прекращается. Эта доля не может быть передана другим соавторам.

Глава V. Издательский договор

§ 1. Понятие и определение издательского договора. Виды издательских договоров. Типовые договоры. Форма договора.

Автор литературного произведения реализует свои личные и имущественные права через специализированные организации–издательства либо через редакционно–издательские отделы, секторы и другие структурные подразделения различных организации, министерств и ведомств.

Основная задача издательств – обеспечить удовлетворение непрерывно возрастающих запросов советского народа на произведения печати. Выполняя ее, издательство осуществляет тематическое планирование издания, заказывает и отбирает нужные для общества произведения, обеспечивает их высокий идейно–теоретический, научный и художественный уровень, а затем выпускает их в свет и передает книготорговым организациям для распространения.

Основной формой реализации принадлежащих автору произведения прав является авторский договор. Согласно ст. 503 ГК по авторскому договору автор передаст или обязуется создать и в установленный договором срок передать свое произведение организации для использования обусловленным по договору способом, а организация обязуется осуществить или начать это использование в установленный договором срок, а также уплатить автору вознаграждение, кроме случаев, указанных в законе.

Термин «использование произведения» применительно к издательскому договору означает издание и переиздание произведения. В связи с ошибками в определении начала использования произведения Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. разъяснил, что началом использования произведения следует считать время выпуска его в свет. Редактирование рукописи, сдача ее в набор, подписание корректуры на сверку, в печать и другие действия издательства по подготовке произведения к выпуску в свет не могут рассматриваться как использование произведения.

Процесс издания произведения включает в себя и его воспроизведение и выпуск в свет. Следовательно, издательский договор должен предусматривать передачу произведения не только для воспроизведения, но и для выпуска в свет. Рукопись произведения, передаваемого автором, должна предоставляться комплектно в годном для издания виде. Нарушение этого условия даст право издательству возвратить рукопись автору для устранения ее недочетов.

Помимо передачи произведения издательству на автора возлагается и ряд других обязанностей. Из содержания ст.ст. 508 и 511 ГК вытекает, что автор должен выполнить заказанную работу добросовестно, в соответствии с условиями договора, а также внести в рукопись исправления, предложенные ему в порядке и в пределах, установленных договором.

Статья 509 ГК запрещает автору в течение срока действия договора передавать произведение другому издательству без письменного согласия издательства, с которым заключен договор. Нарушение данного правила влечет расторжение договора и взыскание с автора выплаченного ему вознаграждения.

Предельный срок действия договора определен гражданскими кодексами союзных республик: договор может заключаться не более чем на три года со дня одобрения произведения. Точный срок действия договора установлен в типовых договорах на литературные произведения. Он равен трем годам с момента одобрения рукописи литературного произведения. Основные обязанности издательств по договору также изложены в нормах гражданских кодексов. В соответствии со ст.503 ГК издательство должно издать произведение в установленный договором срок, уплатить автору вознаграждение, кроме случаев, указанных в законе. Но прежде чем издать произведение, издательство определяет, соответствует ли оно условиям договора, является ли по своим политическим, научным и художественным достоинствам пригодным для издания. Оценка рукописи произведения дается работниками издательства, как правило, с учетом заключения рецензентов.

Составив мнение о произведении, издательство должно письменно сообщить автору либо об одобрении произведения, либо о его отклонении (по основаниям, предусмотренным договором), либо о необходимости внести в произведение поправки, с точным указанием существа требуемых исправлений в пределах условий договора (ст. 508 ГК). Письменное извещение автору не направляется в тех случаях, когда договор заключается на готовое и одобренное произведение.

Необходимо отметить, что отношения между автором и издательством помимо юридических аспектов содержат в себе элементы творческого сотрудничества, осуществляемого при совместной работе автора с редактором при рассмотрении авторского проспекта, редактировании рукописи, обсуждении замечаний и предложений рецензентов и при чтении корректур. Выполняя свои обязанности, касающиеся редактирования и рецензирования рукописи, издательство тем самым помогает автору в улучшении произведения.

Анализ действующего законодательства и характера специфических отношений между авторами и издательствами позволяет дать издательскому договору следующее определение. Издательским считается такой договор, по которому автор обязуется передать или создать и в установленный срок передать издательству свое произведение в годном для издания виде, внести в него исправления по обоснованному указанию издательства, не передавать произведения без согласия издательства другому издательству в течение трех лет, а издательство обязуется помогать автору в улучшении его произведения, воспроизвести, выпустить в свет и распространить произведение[68], а также выплатить авторское вознаграждение, кроме случаев, указанных в законе.

В зависимости от особенностей предмета договора различают три вида издательских договоров: 1) на литературные произведения, 2) на произведения изобразительного искусства, 3) на музыкальные произведения.

Вместе с тем имеются две разновидности издательского договора: а) договор на готовое произведение, б) договор на произведение, которое автор еще не создал (договор заказа). В дальнейшем будут показаны особенности этих видов договоров применительно к литературным произведениям.

Договор на готовое литературное произведение заключается после того, как оно одобрено издательством. Согласно ст. 8 типовых издательских договоров на литературные произведения в случаях, когда договор заключается после одобрения рукописи произведения, в тексте договора должно указываться, что произведение автором представлено и одобрено издательством. Поскольку автор и издательство не имели договорных отношений в период создания произведения, аванс автору не выдастся. После заключения договора у автора в соответствии со ст. 6 типовых издательских договоров на литературные произведения возникает право на получение 60% гонорара. Поступившую без договоры рукопись издательство должно оценить в сроки, установленные Типовым положением о подготовке рукописи к изданию, утвержденным Комитетом по печати при Совете Министров СССР 31 августа 1967 г. Нарушение этих сроков не влечет материальной ответственности издательства перед автором. Такая ответственность наступает лишь при наличии между ними договорных отношений (ст. 508 ГК). Пункт 29 Типового положения о подготовке рукописи к изданию указывает на дисциплинарную ответственность заведующего редакцией и ведущего редактора, по вине которых нарушены сроки.

Интересно в данном отношении дело, рассмотренное народным судом района имени 26 Бакинских комиссаров г. Баку по иску автора К. к издательству «Гянджлик». Автор К. просил народный суд взыскать с издательства 450 руб., поскольку в течение пяти месяцев издательство не сообщает ему о судьбе рукописи, которую он написал и выслал не по заказу издательства. Народный суд решением от 4 марта 1968 г. в иске отказал, ссылаясь, в частности, на то, что с автором не был заключен договор.

Получив поступившую без договора рукопись, издательство определяет, может ли произведение быть издано. Издательство вправе отклонить произведение по соображениям, не относящимся к его достоинству, например, в связи с тем, что произведение не подходит к профилю издательства либо потому, что на аналогичную тему пишет работу другой автор, или ввиду наличия в портфеле издательства большого количества рукописей. Издательство, убедившись в доброкачественности рукописи и определив возможность ее издания в сроки, установленные законом, заключает с автором договор.

Что же касается договора литературного заказа, то он заключается с автором, когда произведения еще не существует. По этому договору автор обязуется создать и в обусловленный срок сдать издательству рукопись произведения. Договор литературного заказа является наиболее распространенным. В его заключении заинтересован не только автор, но и издательство. Дело в том, что свою деятельность издательство строит, исходя из тематических планов, в том числе и перспективного, составленных с учетом идеологических задач, поставленных КПСС, перспектив научно–технического и культурного прогресса в нашей стране, а также читательского спроса. Поэтому вполне понятно стремление издательства заказать автору работу по тематике, предусмотренной в плане, и оформить заказ договором.

Автор, заключивший с издательством договор литературного заказа, находится в более выгодном положении, чем автор рукописи, поступившей без договора. Издательство, получив предусмотренную договором рукопись, не может ее отклонить по соображениям, не имеющим отношения к содержанию произведения, например ввиду отсутствия достаточных фондов на бумагу или в связи с тем, что работа не отвечает профилю издательства. У автора имеется полная уверенность в том, что его произведение будет принято и в случае положительной оценки издано. В случаях, предусмотренных постановлением об авторском гонораре, при заключении договора литературного заказа автору выплачиваются авансовые суммы. Тем самым он получает материальную возможность работать над произведением.

Иногда издательства заключают договор на готовую, но еще не одобренную рукопись. Например, когда издательство, получив от автора работу на актуальную тему, стремится как можно скорее вступить с ним в договорные отношения и тем самым предотвратить возможность передачи рукописи в другое издательство. Заключение такого договора отвечает интересам автора и издательства и, на наш взгляд, вполне допустимо. В тексте договора издательства указывают: «Рукопись представлена». Кстати говоря, если договор заключается на готовое и одобренное произведение, то в соответствии со ст. 8 типовых издательских договоров в нем должно указываться: «Рукопись представлена и одобрена».

По нашему мнению, подобный договор является третьей разновидностью издательского договора. Его нельзя отнести к договору литературного заказа, так как в договоре отсутствует обязанность автора создать и передать издательству произведение. В то же время он отличается от договора на готовое и одобренное произведение тем, что переданное произведение издательством не одобрено. Заключив договор на готовое, но не одобренное произведение, издательство обязано дать ему оценку в установленные типовым договором сроки и выполнить все иные обязанности по договору. Возникает вопрос: должно ли издательство выплатить автору аванс при заключении такого договора? Мы полагаем, что авансовые суммы выдаваться автору не должны. Аванс выплачивается автору для того, чтобы он имел материальную возможность работать над созданием произведения. В данном случае договор заключается на уже созданное автором произведение. Он работал над ним не по заказу данного издательства, и поэтому издательство не обязано гарантировать оплату в случае творческой неудачи.

А. И. Ваксберг полагает, что в подобных случаях должен заключаться договор литературного заказа, а не договор на готовое произведение. Он считает, что готового произведения по существу нет, а есть лишь первоначальный, хотя и законченный вариант произведения, который издательство может направить автору на доработку[69]. Между тем как прежнее, так и ныне действующее законодательство (ст. 508 ГК) четко разграничивает процесс создания произведения от процесса его одобрения. По договору литературного заказа автор обязуется создать и передать свое произведение, и после передачи произведения первоначальное условие договора считается выполненным. После этого у сторон возникают новые взаимные права и обязанности. Издательство, в частности, должно оценить произведение в установленные сроки. При договоре на готовое, но не одобренное произведение отсутствует то первоначальное условие договора, согласно которому автор обязуется создать произведение.

Согласно ст. 101 Основ типовые издательские договоры утверждаются в порядке, установленном законодательством СССР и союзных республик. Таким образом, ст. 101 Основ допускает принятие общесоюзных типовых договоров, а если они отсутствуют, то могут быть утверждены республиканские типовые договоры.

Комитет по печати при Совете Министров СССР приказом от 10 апреля 1967 г. № 169 утвердил и ввел в действие с 1 июня 1967 г. два общесоюзных типовых издательских договора: 1) на литературно–художественные произведения, 2) на произведения политической, научной, производственно–технической, учебной и другой литературы. До вступления в действие этих общесоюзных договоров в большинстве союзных республик действовал свой типовой договор, а в ряде союзных республик (Белорусская, Литовская, Армянская, Эстонская, Туркменская ССР) типовой договор вообще не утверждался. Большинство республиканских договоров было утверждено много лет назад ( в РСФСР в 1929 году) и не отражало нового законодательства, а также сложившейся практики издательств по выпуску печатной продукции. Все это затрудняло работу издательств, приводило к ошибкам при применении норм авторского права, вызывало споры между авторами и издательствами.

Некоторые республиканские договоры по–разному решили одни и те же вопросы, хотя для этого не было каких–либо объективных причин. Так, в большинстве республик договоры разрешали автору публиковать свои произведения в периодической печати даже в тех случаях, когда на их использование с издательством был заключён договор; типовой договор Азербайджанской ССР, наоборот, запрещал такую публикацию.

Учитывая необходимость отражения специфики использования различного рода произведений, гражданские кодексы союзных республик предусматривают обязательность регулирования ряда вопросов в типовых договорах.

В соответствий с гражданскими кодексами в типовых издательских договорах должны предусматриваться: сроки письменного сообщения автору о результатах оценки произведения (ст. 508 ГК); сроки на осуществление использования произведения (ст. 510 ГК); срок, в течение которого автор не может без согласия издательства передать свое произведение третьим лицам (ст. 509 ГК). Вместе с тем ст. 509 ГК предусматривает возможность определения в типовых договорах случаев, когда автор не вправе передавать произведение для использования иными, чем предусмотрено договором, способами. Такого ограничения действующие типовые издательские договоры не содержат.

Типовые договоры содержат правило, не предусмотренное гражданскими кодексами: правило о возврате рукописи автору, если она сдана некомплектно, обязанность автора читать корректуру и т. д.

Типовой издательский договор – нормативный акт, обязательный как для издательства, так и для автора. Согласно ст. 506 ГК авторские договоры заключаются в соответствии с Типовыми договорами. Утвержденные Комитетом по печати при Совете Министров СССР типовые издательские договоры на литературные произведения являются общесоюзным нормативным актом, обязательным для применения на всей территории СССР.

Конкретные договоры не должны перечислять все условия типового договора. Иначе это сделало бы договор громоздким, неудобным для пользования. Большинство издательств в договорах с авторами специально делает оговорку следующего содержания: «Во всем остальном, что не предусмотрено настоящим договором, стороны руководствуются типовым издательским договором». Но и при отсутствии такой ссылки суды при разрешении опоров применяют нормы типового договора, если в конкретном договоре отсутствуют условия, предусмотренные типовым договором.

Статья 506 ГК указывает также, что «авторский договор может содержать условия, не предусмотренные типовым договором». Данное правило закона необходимо, поскольку в типовых договорах невозможно закрепить особенности издания произведения каждого конкретного вида. Эти особенности отражаются в бланках конкретных договоров, разрабатываемых издательством в соответствии с требованиями типового договора и с учетом специфики издаваемой литературы. Так, центральное издательство «Высшая школа» предусматривает особенности издания учебной литературы, издательство «Стройиздат» – специфику издания литературы о строительстве и архитектуре (например, обязанность автора вписать формулы в текст рукописи после ее редактирования). Кроме того, не содержащиеся в типовом договоре условия включаются издательствами в графу договора «Особые условия» (например, автору документальной повести вменяется в обязанность представить вместе с рукописью документы).

Статья 101 Основ (ст. 506 ГК) предусматривает, что условия заключенного с автором договора, ухудшающие его положение по сравнению с положением, установленным в законе или типовом договоре, недействительны и заменяются условиями, установленными законом или типовым договором. Однако еще встречаются случаи нарушения этого требования закона. Так, издательство «Мысль» выплатило автору Сонкину гонорар, исходя из ставки 78 руб. за авторский лист. Между тем минимальная ставка гонорара за написанную автором книгу составляет 100 руб. за авторский лист. Рассмотрев дело по иску Сонкина к издательству, Октябрьский районный народный суд Москвы отметил неправильное определение размера авторского гонорара, установленного издательством.[70] Отдельные издательства выплачивают авторам 60% вознаграждения не после одобрения произведения, как предусмотрено типовыми издательскими договорами, а после сдачи рукопись в производство. Бесспорно, что такие незаконные условия договора должны заменяться условиями, установленными законом или типовым договором.

В целях предупреждения подобных ошибок Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. обязал суды проверять соответствие авторских договоров закону и типовому договору. Таким образом, ст. 101 Основ, ст. 506 ГК и постановление Пленума от 19 декабря 1967 г. подчеркивают значение закона и договора как гарантии охраны прав авторов.

Допустимо ли включение в договор условий, улучшающих положение автора (а следовательно, ухудшающих положение издательства) по сравнению с положением, установленным законом, постановлением об авторском гонораре и типовым договором, например закрепление в индивидуальном договоре такой ставки гонорара, размер которой превышает утвержденные ставки авторского вознаграждения?

Ю. К. Толстой, поясняя требование ст. 506 ГК, утверждает, что условия заключенного с автором договора, улучшающие его положение по сравнению с положением, закрепленным в законе или типовом договоре, имеют юридическую силу.[71] Представляется, что высказанная им точка зрения является ошибочной по следующим соображениям. Все условия, которые разрешается включать в издательский договор на литературные произведения, можно разделить на четыре группы. К первой относятся условия, регулируемые императивными нормами закона, типового договора (например, нормами, определяющими ставки гонорара, сроки на одобрение произведения, выплату авторского вознаграждения). Условия, определяемые императивными нормами права, обязательны как для автора, так и для издательства. Стороны договора не могут их изменять своим соглашением.

Вторая группа содержит условия, которые стороны сами обязаны установить в договоре в связи с предписанном закона, типового договора. Такими условиями, в частности, являются условия об объеме произведения, его жанре, сроке представления рукописи в издательство.

К третьей группе относятся условия, необходимость включения которых в договор и содержание определяют стороны. Они включаются в специальный пункт конкретного договора «Особые условия». В особых условиях, как правило, уточняются обязанности сторон, необходимость выполнения которых объясняется особенностями самого произведения. Например, стороны могут предусмотреть в договоре обязанность автора документальной повести представить вместе с рукописью произведения соответствующие документы либо обязанность издательства оказать автору содействие в сборе таких материалов.

К четвертой группе относятся условия, регулируемые диспозитивными нормами, т. е. нормами, правила которых применяются, когда стороны договора не определили свои права и обязанности. Как справедливо отмечали О. Э. Лейст, А. С. Пиголкин и И. С. Самощешко, «такая норма восполняет пробелы в волеизъявления сторон».[72] Диспозитивная норма, таким образом, состоит из двух правил. Первое предусматривает возможность сторон определить свои права и обязанности. Второе правило применяется в том случае, если стороны не определили сами права и обязанности. Условия, содержащиеся в первой группе, не могут быть изменены сторонами (даже если они улучшают положение автора по сравнению с положением, установленным договором) в силу того, что они определены императивными нормами закона, типового договора. И если, например, в договоре будет записано, что гонорар автору выплачивается по ставке, превышающей размер ставки, установленный законом, такое условие договора считается недействительным, не имеющим юридической силы. В подобных случаях условие договора должно заменяться условием, установленным законом либо типовым договором.

Условия второй и третьей групп, так же как и условия первой группы, недействительны лишь в том случае, когда они противоречат условиям, установленным и императивных нормах закона или типового договора. Например, в конкретном договоре записано, что автор представляет рукопись повести объемом от 10 до 15 авторских листов, однако оплачиваться будут только 10 авторских листов. В данном случае налицо два нарушения: 1) издательство обязано на основании ст. 1 типового издательского договора записать в конкретном договоре только предельный объем рукописи, 2) издательство в соответствии с действующим постановлением об авторском гонораре за литературно–художественные произведения обязано выплатить гонорар полностью за объем опубликованного произведения.

Условия, установленные диспозитивной нормой, содержат, как уже указывалось, два правила. Руководствуясь первым из них, стороны сами устанавливают права и обязанности. Здесь не может быть ухудшено или улучшено положение сторон по сравнению с положением, установленным законом или договором, поскольку закон придал обязательную силу тому соглашению, которое стороны заключат в соответствии с первым правилом диспозитивной нормы. Второе правило диспозитивной нормы – категорическое предписание, обязывающее стороны им руководствоваться, если они почему–либо не установили свои права и обязанности в соответствии с первым правилом. Таким образом, и ухудшение, и улучшение положения автора и издательства имеют место только в тех случаях, когда налицо нарушение условии, установленных законом или типовым договором.

Согласно ст. 5 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденных Верховным Советом СССР 15 июля 1970 г.[73], условия договоров о труде, ухудшающие положение рабочих и служащих по сравнению с законодательством Союза ССР и союзных республик или иным образом противоречащих этому законодательству, недействительны. Из содержания этой статьи можно сделать вывод, что недействительными признаются любые условия трудовых договоров, противоречащие законодательству, независимо от того, ухудшают или улучшают они положение рабочего и служащего. Аналогично должны решаться и вопросы, касающиеся юридической силы условий издательских договоров.

Условия труда авторов, так же как и условия труда рабочих и служащих, твердо регулируются в централизованном порядке. Их определенность позволяет планировать издательское дело. Издательские планы строятся не только с учетом потребности населения в литературе, но и с учетом имеющихся ресурсов бумаги, фонда гонорара, который определяется, исходя из установленных законом ставок гонорара. В связи с этим также следует считать, что недопустимо включать в договоры условия, противоречащие закону и подзаконным актам. Подобные условия должны заменяться условиями, установленными нормами закона и типовых договоров. По этому пути идет как судебная практика, так и практика вышестоящих организаций издательств. Так, соавторы Б. и С. по договору с издательством «Недра» написали и своевременно представили рукопись «Библиографический указатель геодезической литературы с начала книгопечатания до 1917 года». Рукопись была одобрена. Тем не менее издательство, ссылаясь на неактуальность произведения и нерентабельность издания, расторгло договор. Соавторы обратились в суд с иском о взыскании недополученной части гонорара (40%). Народный суд Свердловского района Москвы исковые требования удовлетворил. Рассматривая дело по кассационной жалобе издательства, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда признала за соавторами право на получение 40% гонорара. Вместе с тем судебная коллегия снизила размер причитающегося соавторам вознаграждения в связи с тем, что зафиксированная в договоре ставка гонорара превышает размер ставки, установленный постановлением Совета Министров РСФСР от 20 марта 1962 г.

Учитывая изложенное, представляется необходимым внести изменения в ст. 101 Основ и ст. 506 ГК с тем, чтобы из их содержания было ясно, что любые условия авторского договора, противоречащие законодательству, недействительны.

Типовые издательские договоры на литературные произведения применяются к договорным отношениям, возникшим после введения их в действие, т. е. с 1 июня 1967 г. Но в типовых договорах содержатся нормы, которые по существу воспроизводят нормы гражданских кодексов, введенных в действие до утверждения типовых договоров. В связи с этим нормы, установленные в ГК и включенные в типовые договоры, должны, по нашему мнению, применяться с момента введения в действие ГК.

Издательские договоры порождают длящиеся правовые отношения. Правовые отношения, появившиеся в момент заключения издательского договора, порождают для сторон новые права и обязанности. И это длится до тех пор, пока все условия договора не будут выполнены; если договор по каким–либо причинам расторгается досрочно, то до момента его расторжения.

Статья 505 ГК устанавливает, что авторский договор должен быть заключен в письменной форме. Исключение из этого правила сделано только в отношении договоров на опубликование произведений в периодической печати и в энциклопедических словарях, для которых письменная форма не обязательна.

Договор может быть заключен в простой письменной форме или в нотариальной. Нотариальная форма удостоверения договоров не обязательна для авторских договоров. На практике договоры заключаются в простой письменной форме. Несоблюдение ее лишает автора и издательство права подтверждать в случае спора наличие издательского договора свидетельскими показаниями (ст. 46 ГК). Но для подтверждения иных обстоятельств свидетели могут привлекаться к рассмотрению авторских споров. Иногда показания свидетеля (работника издательства) позволяют суду дать правильную оценку доказательству по делу. В этих случаях привлечение свидетеля вполне оправданно.

Письменные доказательства (письма, телеграммы и т. п.) иногда могут приниматься к рассмотрению для подтверждения факта заключения договора. В связи с этим понятна та осторожность, которая проявляется издательствами в переписке с авторами. Она должна совершенно точно отражать их взаимоотношения. Из переписки должно быть ясно: строит издательство свои отношения с автором на условиях договора литературного заказа либо отношения существуют в связи с рассмотрением и оценкой бездоговорной рукописи.

Р. предложил издательству «Московский рабочий» выпустить книгу «Эмблемы и символы». Заведующий редакцией издательства заявил автору, что издательство может решить вопрос об издании книги и о заключении договора только после рассмотрения и одобрения готовой рукописи. По просьбе Р. издательство написало письмо в Государственную библиотеку им. В. И. Ленина о предоставлении возможности Р. познакомиться с определенными книгами, необходимыми Р. при работе над рукописью. Издательство признало рукопись книги Р. непригодной. Автор обратился в народный суд Бауманского района Москвы с иском о взыскании гонорара, мотивируя свое требование тем, что с ним фактически заключен договор литературного заказа. Народный суд решением от 11 июня 1965 г. в иске отказал, поскольку истцу не был сделан заказ на создание произведения. Работа над книгой велась авторам по собственной инициативе. Решение народного суда было оставлено в силе Московским городским судом. В данном случае письмо издательства в библиотеку свидетельствовало только о желании помочь автору в подборе материала. У автора не было оснований требовать выплаты гонорара, поскольку договор с ним в письменной форме не заключался.

Нахождение бездоговорной рукописи в издательстве, хотя бы и длительное время, не свидетельствует о наличии договорных отношений между автором и издательством. Поступившую без договора рукопись издательство может послать на рецензию, обсудить ее на редакционном совете и таким образом составить мнение о ее качестве. После этого издательство должно подсчитать экономические результаты издания, получить согласие вышестоящей организации, утверждающей план издательства, на издание книги. Лишь затем может заключаться договор.

М. предложил издательству свою книгу «Кино на службе политехнического обучения». Издательство дало положительную оценку рукописи и включило ее в план редакционной подготовки. При этом автору было сообщено, что книга может быть принята к изданию после утверждения темы вышестоящей организацией. Договора с автором заключено не было. Письмом издательство сообщило М. о том, что его работа издаваться не будет. М. обратился с иском в суд о взыскании гонорара, поскольку рукопись была одобрена. Народный суд Советского района г. Минска в иске отказал по следующим основаниям: а) договор с автором заключен не был, б) издательство не могло заключить договор и издать книгу в связи с тем, что Комитет по печати при Совете Министров БССР исключил из плана издательства книгу «Кино на службе политехнического обучения», так как на эту тему был издан ряд работ. Минский областной суд, рассмотрев кассационную жалобу истца, оставил ее без удовлетворения. В определении указывалось, что работа истца была принята ответчиком и включена в план при условии, что тема произведения будет утверждена вышестоящей организацией. С автором договор до утверждения темы не заключался. Поэтому истец не имеет оснований для получения гонорара.

Судебная практика подтверждает давно сложившееся мнение о том, что внутренние действия издательства, связанные с оценкой рукописи (включение в проект плана, план и т.д.), не могут служить доказательством существования договора.[74]

Как указывалось, письменная форма договора не обязательна для договоров об издании произведений в периодических изданиях (газетах, журналах и т.д.) и в энциклопедических словарях. Это правило принято в целях упрощения взаимоотношений между авторами и редакциями газет, журналов, а также издательствами, выпускающими энциклопедические словари. Тем не менее на практике авторам статей для энциклопедических словарей всегда дается письменный заказ, в котором указываются: наименование и размер статьи, ставка гонорара, срок представления рукописи. Получив заказ, авторы обычно письменно не сообщают издательству о том, что они согласны выполнить работу на условиях заказа.

Нередко заключаются договоры на отдельные художественные произведения, публикуемые в литературных журналах. Учитывая краткость издательского процесса в газетах и журналах, практически невозможно, без ущерба для дела, заключение договоров на все произведения, публикуемые в этих печатных органах. Если произведение издано, то автор имеет право на получение гонорара и авторских экземпляров независимо от того, был с ним заключен договор или нет, соблюдена ли форма договора. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. разъяснял: «Если произведение использовано, сам по себе факт отсутствия договора или несоблюдения письменной формы договора не может служить основанием для отказа автору или его наследникам в выплате вознаграждения и в удовлетворении других требований, вытекающих из авторского права» (п. 2).


§ 2. Заключение договора. Принятие и оценка рукописи. Издание рукописи.

Прежде чем заключить договор, издательство проводит совместно с автором большую подготовительную работу. Получив от автора предложение, заведующий редакцией или редактор (под руководством заведующего редакцией) проводит с ним собеседование, изучает и оценивает представленный им план, проспект произведения. При этом выясняется, чем работа будет отличаться от уже изданных произведений на данную или близкую тему, что нового и интересного будет в ней содержаться. Определяется и контингент читателей, на который должна рассчитываться книга, а также тип издания (монография, учебное пособие и т.д.) и жанр произведения.

Типовое положение о подготовке рукописи к изданию обязывает издательство рассмотреть авторское предложение в течение полутора месяцев. За это время издательство должно сообщить автору свое решение (принимается или отклоняется предложение) либо известить его о том, что его предложение издательство продолжает изучать. Пропуск этого срока не влечет никаких правовых последствий для издательства, так как деятельность издательств по рассмотрению авторских заявок находится вне сферы договорных отношений.

До заключения договора литературного заказа издательство, руководствуясь п. 5 Типового положения о подготовке рукописи к изданию, иногда рекомендует автору представить для ознакомления одну главу работы, из содержания которой можно судить о характере всего произведения. Подобная рекомендация дается в тех случаях, когда издательство не знает творческих возможностей автора или желает удостовериться в том, как практически осуществится часть его творческого замысла. Такая рекомендация не может расцениваться как заказ автору создать произведение.

Установлен особый порядок планирования учебников и учебных пособий для высших и средних специальных заведений. В стране составляется сводный перспективный план издания этой учебной литературы сроком на пять лет. Предложения о включении в план учебников и учебных пособий вносятся министерствами (ведомствами) и издательствами в Министерство высшего и среднего специального образования СССР. Министерство составляет проект сводного перспективного плана и согласовывает его с соответствующими издательствами. Затем план утверждается Министерством высшего и среднего специального образования СССР по согласованию с Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. На основании перспективного плана издательство заключает договоры с авторами на издание учебников и учебных пособий в сроки, установленные планом. До заключения договора автор представляет издательству утвержденные учебные программы курса и проспекты учебных пособий. В особых условиях договора обязательно указывается, что рукопись учебника должна быть подготовлена по действующей утвержденной программе курса, а рукопись учебного пособия – по утвержденному проспекту. Кроме того, в договоре записывается, что при изменении учебных программ автор должен внести в рукопись соответствующие изменения.

На основе сводного перспективного плана, с учетом дополнительных предложений об издании учебников и учебных пособий составляется сводный план на два года. Этот план также утверждается Министерством высшего и среднего специального образования СССР и Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. На основе утвержденных соответствующими организациями планов заключаются договоры на издание учебников и учебных пособий для общеобразовательных школ.

Координация выпуска большинства видов литературных произведений проводится Государственным комитетом Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли. Авторские предложения и рукописи координируются в соответствии с Положением о порядке координации издания литературы в СССР, утвержденным приказом Комитета по печати при Совете Министров СССР от 28 марта 1967 г. № 135.

Основная цель координации – помочь издательствам в формировании тематических планов, предотвратить параллелизм и дублирование в выпуске литературы, обеспечить издание литературы в соответствии с установленным профилем издательства. Координационные материалы свидетельствуют о том, что часто в издательства поступают предложения авторов на одинаковые темы. Отдельные авторы пытаются издать одну и ту же книгу одновременно в нескольких издательствах, причем нередко под разными названиями. Издательствам дается указание одобрить или отклонить предложения авторов либо бездоговорные рукописи, перенести срок выпуска произведений на другие годы, уменьшить тираж, если на данную тему ранее выпускались книги, и т. п.

Учебные, методические и справочные материалы по вопросам патентного дела и изобретательства издаются по согласованию с Комитетом по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР. Этот порядок установлен в целях повышения качества указанных видов литературы и исключения дублирования работ по созданию справочного аппарата к патентным фондам.

Имеет свои особенности предварительная работа издательства при подготовке к изданию книги, переводимой с иностранного языка. Прежде чем заключить договор с переводчиками, издательство изучает намеченную к переводу книгу, направляет ее на рецензию научным учреждениям и специалистам. И только при наличии не менее двух рекомендаций рецензентов, а также согласия координирующего центра переводная книга включается в план и с переводчиком заключается договор. С разрешения главного редактора издательства предварительное рецензирование книги может не проводиться, если она представляет особую ценность или ее необходимо издать в сжатые сроки.

Издательства, выпускающие переводную литературу, располагают квалифицированными кадрами штатных переводчиков, с которыми договоры не заключаются, поскольку перевод книг входит в их обязанности. Однако издательства привлекают к переводу и нештатных переводчиков. Если переводчик привлекается впервые, то ему поручают сделать пробный перевод текста объемом не менее 0,5 авторского листа. И лишь после этого с ним заключается договор. Проект договора с автором визируется заведующим той редакцией, за которой книга закреплена, заведующим плановым отделом, юрисконсультом, главным бухгалтером, главным редактором издательства, а также руководителем издательства. Разумеется, для автора не имеет значения наличие или отсутствие виз на проекте договора. Договор считается заключенным, если он подписан автором и руководителем издательства. В соответствии с уставами издательств право подписывать договоры имеет директор издательства. Вместе с тем директор вправе поручить подписание договоров другим должностным лицам издательства. Однако такое поручение должно быть оформлено доверенностью либо приказом. Это обстоятельство имеет важное значение при решении споров о наличии или отсутствии договорных отношений между автором и издательством. От имени издательства не может взять на себя какое–либо обязательство не уполномоченное на то лицо. Поэтому нельзя считать, что издательство заказало произведение автору, если письмо об этом он получил от редактора или другого работника, не имеющего право совершать такие действия.

Договор составляется в двух экземплярах. Оба экземпляра договора (один со всеми необходимыми подписями, второй, подписанный директором издательства) направляются для подписи автору. После подписи автора договор регистрируется в специальном журнале. Первый экземпляр договора с визами работников издательства хранится в бухгалтерии издательства, второй экземпляр – у автора. Копия договора в целях контроля за его исполнением хранится в редакции.

Положением о подготовке рукописи к изданию установлен двухнедельный срок для прохождения проекта договора по всем службам издательства. На основании требований ст. 160 ГК договор следует считать заключенным, когда стороны достигли соглашения по всем его существенным пунктам и закрепили соглашение в письменной форме.

Применительно к издательским договорам на литературные произведения существенными, в частности, являются пункты, которыми установлены: наименование, характеристика произведения; объем произведения; срок представления рукописи в издательство (по договору заказа); ставка авторского гонорара.

Согласно ст. 5 типовых издательских договоров при заключении договора литературного заказа автору выплачивается аванс в случаях и размерах, предусмотренных постановлениями об авторском гонораре. Такая запись появилась в типовых договорах в связи с разнобоем, существующим в законодательстве союзных республик по вопросам выплаты авансов. В РСФСР, Армянской, Грузинской, Казахской, Молдавской и Украинской союзных республиках издательства обязаны выдать автору литературно–художественного произведения аванс в размере 25% гонорара. В Азербайджанской, Киргизской, Латвийской, Литовской, Узбекской и Эстонской ССР издательства вправе (но не обязаны) выплатить автору такого произведения аванс в размере до 25% гонорара, а в БССР, Таджикской и Туркменской ССР – в размере 25% гонорара.

По–разному решаются в союзных республиках вопросы о выплате авансовых сумм при заключении договора литературного заказа на произведения политической, научной, производственно–технической, учебной и другой (кроме художественной) литературы. В РСФСР, Азербайджанской, Белорусской, Латвийской, Молдавской, Таджикской, Узбекской, Украинской и Эстонской ССР издательствам предоставлено право выдавать автору аванс в размере до 25% гонорара. В Грузинской, Казахской и Туркменской ССР авансовые суммы издательство вправе выплатить в твердом размере – 25% гонорара. Только в Армянской ССР издательство обязано выплатить автору аванс в размере 25% гонорара. В Киргизской и Литовской ССР авторам произведений политической, научной и другой (кроме художественной) литературы выплата аванса не предусмотрена.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. (п. 3) разъяснил, что если законодательством предусматривается возможность заключения договора с условием выплаты аванса, то требование автора о взыскании аванса может быть удовлетворено судом лишь в случае, когда выплата аванса была предусмотрена в договоре. Следовательно, если по законодательству союзной республики издательство не обязано выплачивать аванс при заключений договора литературного заказа и в договоре не обусловлена выплата аванса, автор не вправе требовать его выплаты.

Если в соответствии с постановлением об авторском гонораре в договоре предусмотрена выплата аванса в размере до 25% гонорара (например, 10%, или 15%, или 20%), суд не может удовлетворять иск автора об увеличении гонорара до 25%, поскольку размер гонорара определен на основании действующих норм.

Иначе решаются споры о взыскании аванса в тех случаях, когда по действующему постановлению об авторском гонораре аванс должен выплачиваться обязательно и в твердом размере (25% гонорара). В подобных случаях автор, не получивший аванс при заключении договора литературного заказа или получивший его в размере менее 25% гонорара, вправе требовать выплаты его в размере 25% или доплаты части гонорара до 25%.

В том случае, если автору аванс своевременно не был выплачен, а затем договор был расторгнут по основаниям, которые согласно ст. 511 ГК дают право издательству взыскать с автора полученное им вознаграждение, в том числе и аванс, автор не может требовать выплаты аванса. Например, автор по договору литературного заказа создал и представил в издательство рукопись художественного произведения. В нарушение действующего постановления об авторском гонораре аванс ему не был выдан. Затем рукопись была отклонена в связи с ее недобросовестным выполнением. Издательство расторгло договор и правильно отказало автору в выплате аванса, поскольку договор расторгнут по основанию, предусмотренному ст. 511 ГК.

По–иному решается вопрос о взыскании своевременно не выплаченного автору аванса в тех случаях, когда договор расторгнут по обстоятельствам, не зависящим от автора. Например, издательство расторгло договор в связи с изменением профиля издательства или ввиду нерентабельности данного издания. В подобных случаях аванс автору выдается.

Если издательство, обязанное выплатить аванс при заключении договора литературного заказа, не сделало этого, то автор вправе получить авансовые суммы даже в тех случаях, когда договор расторгается в связи с творческой неудачей автора.

Срок сдачи рукописи, установленный в договоре, обязателен для автора. Исходя из этого срока, издательство планирует свою последующую работу над рукописью и сроки выпуска произведения в свет. Вместе с тем, учитывая творческий характер труда автора, типовые издательские договоры предусмотрели в ст. 3, что сверх срока, установленного конкретным договором для сдачи рукописи произведения, автору предоставляется льготный дополнительный срок, который равен одному месяцу при объеме произведения до 10 авторских листов и двум месяцам при объеме свыше 10 авторских листов. В целях упрощения контроля за выполнением автором своих обязательств в отдельных издательствах срок представления рукописи определяют с учетом дополнительного срока, о чем в договоре записывается условие примерно такого содержания: «Срок представления рукописи – 1 января 1972 г. (с учетом льготного дополнительного срока)». Подобная запись не противоречит требованиям типового договора о сроке сдачи рукописи и обязательна для сторон, подписавших договор. Льготный дополнительный срок для представления рукописи по смыслу ст. 3 типовых издательских договоров предоставляется только один раз.

Автор может лично сдать рукопись в издательство или прислать ее по почте. При отправке рукописи произведения по почте датой представления считается день сдачи рукописи на почту. Поскольку между днем сдачи рукописи на почту и днем ее поступления в издательство проходит определенное время, в ст. 8 типовых издательские договоров установлено, что сроки одобрения рукописи исчисляются со дня получения издательством рукописи по почте. Указанные правила создают определенность во взаимоотношениях сторон и не ущемляют их интересов.

Если в установленный договором срок (с учетом льготного дополнительного срока) рукопись произведения в издательство не поступила, то заведующий редакцией выясняет у автора причину задержки. Затем он по согласованию с главным редактором вносит на решение директора издательства предложение о продлении срока представления рукописи или расторжении договора. Директор издательства принимает решение с учетом следующих обстоятельств: срочности издания книги, ее актуальности, объема, причины задержки рукописи и т. д. О принятом решении автору сообщается письмом либо телеграммой.

Рукопись произведения автор обязан сдать в издательство в годном для печати виде в двух экземплярах, перепечатанных на пишущей машинке конторского типа. Экземпляры должны быть напечатаны через два интервала на одной стороне стандартного листа таким образом, чтобы в строке было по 57–58 знаков (считая и промежутки между словами), а количество строк на странице равнялось 30. Указанные правила облегчают чтение рукописи.

Вместе с тем Типовое положение о подготовке рукописи к изданию предусматривает возможность представления отдельных рукописей (или частей рукописи) переписанными от руки чернилами при условии, что буквы будут достаточно крупными и четкими, а пробелы между строками – не менее 1 см. Такое исключение из общего правила установлено: для рукописей иностранных и национальных словарей; рукописей на языках, для которых нет алфавитов в пишущих машинках; лингвистических текстов (транскрипций); нотных примеров; математических и химических формул; для таблиц в больших статистических трудах.

Рукопись должна быть пронумерована простым карандашом и не должна иметь на странице более пяти исправлений от руки чернилами темного цвета.

В целях облегчения труда редактора и предотвращения нарушений личных и имущественных, прав других авторов Типовое положение о подготовке рукописи к изданию (п. 19) обязывает автора указать на полях второго экземпляра рукописи или в специальном перечне источники всего фактического материала, в том числе и источники тех цитируемых текстов, ссылки на которые не сделаны в сносках или в самом тексте рукописи.

Указанное Типовое положение устанавливает и ряд других требований, которые должны предъявляться к оформлению рукописи. Эти требования издательства закрепляют в конкретных договорах с автором.

Рукопись должна быть подписана автором или соавторами.

Сдаваемая автором рукопись должна быть комплектной, т. е. содержать все те части, которые согласно договору и плану (проспекту) должны войти в издание. При этом кроме основного текста, иллюстраций и другого материала автор сдает весь справочный материал (титульный лист, аннотация или реферат, оглавление либо содержание), текст подписей к иллюстрациям и т.д.

Типовые издательские договоры (ст. 3) предусматривают, что, если рукопись сдана некомплектно или с нарушением требований, предъявляемых к ее внешнему оформлению, издательство вправе вернуть рукопись автору. Приняв такое решение, издательство сообщает автору причины возврата, а также срок для приведения рукописи в порядок.

Издательству необходимо какое–то время для проверки комплектности и правильности внешнего оформления рукописи. В связи с этим типовые издательские договоры установили, что своим правом вернуть рукопись издательство может воспользоваться в срок, исчисляемый из расчета один день на один авторский лист фактического объема рукописи, но не более 10 дней со дня ее поступления. По истечении этого срока рукопись считается сданной в надлежащем виде.

По приеме рукописи может оказаться, что автор превысил объем, установленный договором. Согласно ст. 10 типовых издательских договоров и п. 27 Типового положения о подготовке рукописи к изданию не считается нарушением условий договора представление рукописи в объеме, превышающем договорный объем, если его увеличение вызвано задачами научного, идейного либо художественного порядка. Такая льгота предоставлена авторам в связи с тем, что в процессе творческой работы над произведениями у них могут родиться новые мысли, образы, сюжетные находки, появится необходимость в раскрытии смысла и содержания нового научного открытия, закона, политического события. Все это автор не может предусмотреть заранее до заключения договора.

Допустимо ли существенное, значительное завышение объема произведения то соображениям научного, идейного и художественного порядка? При решении вопроса необходимо учитывать следующее: ст. 10 типовых издательских договоров, предусматривая возможность принятия рукописи в большем объеме, чем это указано в договоре, имеет в виду незначительное, несущественное увеличение объема произведения. Учитывается, что издательства на основе заключенных договоров и предусмотренных в них объемов рукописей произведений планируют выпуск литературы на год, исходя из лимитов на полиграфическую базу и бумагу, выделенного фонда авторского гонорара и т. д. Планы выпуска литературы, в которых указывается количество произведений и объем каждого из них, утверждаются вышестоящими организациями и обязательны для издательства. Они рассылаются в книготорговую сеть для сбора заказов на книги.

Кроме того, книготорговые организации, руководствуясь Особыми условиями поставки непериодических изданий издательствами книготорговым организациям, утвержденными Госарбитражем при Совете Министров СССР в 1970 году, аннулируют собранные по тематическим планам заказы на те книги, цена которых повысится в связи с увеличением объема, что создаст новые трудности для издательства и задержит распространение книг.

Следует также учитывать назревшую необходимость в сокращении объемов многих видов произведений. За последние годы увеличился объем отдельных видов литературы (научной, книг для детей и др.). Объективная причина этого – непрерывно увеличивающийся поток информации. Вместе с тем повышение объемов – результат нетребовательного отношения издательств к авторам. Уменьшение объемов выпускаемых книг позволит издательствам выпустить дополнительно много книг и брошюр, спрос населения на которые удовлетворяется не полностью. Подсчитано, например, что если снизить в среднем на один авторский лист объем выпускаемых книг, то на сэкономленной таким образом бумаге можно напечатать 600 книг объемом 15 авторских листов и тиражом 150 тыс. экз.

В целях сокращения объемов выпускаемых книг, на наш взгляд, целесообразно подумать о возможности изменения действующего законодательства в том плане, чтобы платить 100% гонорара лишь за ту часть произведения, которая не превышает определенного объема. Кстати говоря, аналогичное правило уже установлено для оплаты произведений общественно–политической литературы. Отступление от обусловленного объема может допускаться лишь в случаях, если оно идейно, научно и художественно оправданно. Определить, является ли значительным превышение объема произведения на один, два либо три авторских листа, можно лишь в каждом случае с учетом вида произведения, обстоятельств, вынудивших автора увеличить его объем, а также фактического и договорного объема рукописи. Существенное отклонение от договорного объема бесспорно в тех случаях, когда при договорном объеме в пять авторских листов автор представит рукопись в 7 листов. В то же время не будет существенным превышение объема на 3 листа, если по договору рукопись должна содержать 30 листов.

Интересно в этом отношении судебное дело по иску издательства «Молодая гвардия» к автору М., рассмотренное в 1967 году народным судом Тимирязевского района Москвы. По договору автор был обязан представить исторический роман объемом 30 авторских листов. Тем не менее рукопись он сдал объемом 51 авторский лист. Издательство договор расторгло и просило суд взыскать с ответчика полученный им аванс в сумме 2250 руб. Народный суд указал в решении, что ответчик умышленно завысил объем рукописи, т. е. выполнил заказанную работу не в соответствии с условиями договора. Ответчик, возражая против иска, заявил, что рукопись была принята издательством к рассмотрению и поэтому не может идти речь о расторжении договора в связи с превышением объема. Суд не согласился с этим доводом, указав, что обоснованность завышения объема может проверяться в срок, установленный для одобрения рукописи. Суд учел и то обстоятельство, что впоследствии ответчик сократил рукопись до 30 авторских листов и заключил договор на ее публикацию с другим издательством, где также получил аванс в сумме 2250 руб., т.е. фактически за одну работу дважды получил денежное вознаграждение. Иск издательства был удовлетворен, а с автора взыскан аванс в сумме 2250 руб. Рассмотрев кассационную жалобу автора, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение народного суда оставила без изменения, а жалобу – без удовлетворения.

Важной представляется высказанная в судебном решении мысль о том, что рукопись может быть отклонена в связи с завышением объема в течение сроков, установленных для одобрения рукописи. Эта точка зрения народного суда вытекает из содержания действующих нормативных актов и соответствует характеру договорных отношений, существующих между сторонами.

Для того чтобы выяснить, действительно ли превышение объема вызвано идейными, научными и художественными задачами, издательство должно детально ознакомиться с рукописью, послать ее в случае необходимости на рецензию или обсудить на редакционном совете. Только после этого принимается решение о возможности издания произведения в представленном объеме, либо о возвращении рукописи автору для сокращения, или о расторжении договора. Таким образом, для принятия обоснованного решения фактически требуется дать оценку произведения. В связи с этим следует считать, что решение должно приниматься издательством в сроки, установленные для одобрения произведения.

При увеличении объема, вызванного включением в произведение глав, разделов и т. п., не предусмотренных планом (проспектом), издательство вправе возвратить автору рукопись для сокращения, как не соответствующую условиям договора.

Согласно п. 27 Типового положения о подготовке рукописи к изданию для приема рукописи, объем которой превышает установленный договором, необходимо разрешение главного редактора издательства, а для рукописей учебников и учебных пособий – еще и министерства, ведомства, дающего гриф. Если сроки на одобрение произведения прошли, то издательство не вправе расторгнуть договор по той причине, что автор нарушил его условия.

Автор М. передал издательству «Знание» рукопись по договору. Издательство ее одобрило, после чего дважды включало в тематический план изданий, но выпустить в свет почему–то не смогло. Через три с лишним года после одобрения рукописи издательство расторгло договор по той причине, что автор в нарушение условий договора представил вместо художественной повести разрозненные очерки. Требование автора о взыскании 100% гонорара народный суд Бауманского района Москвы удовлетворил. В решении суда было указано, что издательство, зная о допущенном автором нарушении условий договора, имело право расторгнуть с ним договор лишь в течение сроков, установленных на одобрение произведения.

Рукопись от автора принимает заведующий редакцией, старший редактор или по их поручению ведущий редактор. Получив рукопись, редакция выдает автору расписку или делает соответствующую памятку на авторском экземпляре договора. В тех случаях, когда рукопись прислана почтой, автору высылается заказным письмом извещение о получении рукописи. В нем должна указываться дата поступления рукописи. О получении рукописи делается запись в специальном журнале, который ведется в редакции или главной редакции издательства, а также в редакционной карточке движения рукописи.

Приняв рукопись от автора, издательство обязано оценить ее по существу и решить вопрос о ее судьбе. Согласно ст. 8 типовых издательских договоров на литературные произведения поступившая по договору рукопись должна быть оценена в срок, равный 30 дням плюс четыре дня на каждый авторский лист. В течение этого срока издательство обязано письменно сообщить автору об оценке произведения.

В отдельных случаях, предусмотренных типовыми договорами, сроки на одобрение произведения увеличиваются. Согласно примечанию 2 к ст. 8 типовых издательских договоров передача рукописи на просмотр в соответствующие организации (в тех случаях, когда это требуется действующими нормативными актами) отодвигает сроки, установленные для одобрения произведения, на все время нахождения рукописи в организациях и сверх того еще на две недели. Указанное правило относится прежде всего к учебникам и учебным пособиям, для выпуска которых в свет необходимо получить разрешение соответствующего министерства, ведомства. Рукопись учебника и учебного пособия считается одобренной не ранее получения грифа.

Если рукопись возвращена автору в связи с тем, что она сдана некомплектно или с нарушением требований, предъявляемых к ее внешнему оформлению, то срок на одобрение произведения исчисляется со дня поступления рукописи, приведенной в надлежащий вид, в издательство.

Первым дает оценку произведению редактор. Он прежде всего определяет, насколько правильно и полно с идеологической, политической, научной и идейно–художественной точки зрения разработана тема произведения, соответствует ли содержание произведения утвержденному плану (проспекту). Учитывается также актуальность освещаемых в работе проблем, соответствие объема рукописи теме произведения, информационная емкость произведения и т. д.

Детально ознакомившись с рукописью, редактор пишет заключение, в котором обосновывается необходимость: а) признания рукописи пригодной для издания; б) возврата рукописи автору для исправления недостатков; в) направления рукописи на рецензирование специалистам или коллективам; г) обсуждения рукописи на редакционном совете или организации обсуждения среди специалистов; д) признания рукописи непригодной для издания и расторжения договора.

С заключением редактора и рукописью знакомится заведующий редакцией. Завизированное ими заключение обычно поступает вместе с рукописью к главному редактору, который может утвердить заключение либо с ним не согласиться. Предложение о расторжении договора должно быть одобрено директором издательства.

Издательство вправе отклонить рукопись по мотивам, относящимся к достоинствам произведения, не посылая ее на рецензию. Данное право закреплено в типовых договорах. Поэтому требования отдельных авторов о посылке рукописи на рецензию не обязательны для издательства. Издательство определяет, кому из специалистов послать рукопись на рецензию. Во всех случаях обязательно рецензируются рукописи учебников и учебных пособий. Порядок их рецензирования определяется инструкциями министерств и ведомств, правомочными давать гриф на учебные издания.

Издательство может согласиться с рецензентом полностью либо частично. Оно вправе также отвергнуть его замечания. С учетом мнения рецензента издательство решает: возможно ли издание произведения в том виде, в котором оно представлено в издательство; следует ли возвратить рукопись для доработки автору или отклонить, как непригодную к изданию. Принятое решение должно быть сообщено автору до истечения срока на одобрение рукописи.

Если издательство считает, что автору следует доработать произведение или внести в него поправки, оно должно письменно сообщить об этом автору с точным указанием существа необходимой доработки или поправок в пределах условий договора. Для доработки рукописи или внесения в нее поправок и вторичной сдачи рукописи издательство по согласованию с автором устанавливает конкретный срок, который для автора является обязательным. Причем в этом случае автор не имеет права на льготный дополнительный срок для сдачи рукописи в издательство. Исправленную рукопись автор обязан сдать комплектно и с соблюдением требований, предъявляемых к ее внешнему оформлению.

Согласно ст. 9 типовых издательских договоров, исправленная рукопись считается одобренной, если от издательства не последует в течение половины сроков, установленных для одобрения впервые поступившей рукописи (т. е. в течение 15 дней плюс два дня на авторский лист), письменного предложения автору о дополнительной доработке произведения либо о внесении в него новых поправок или письменного отказа в принятии рукописи.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. разъяснил, что в силу ст. 508 ГК РСФСР и соответствующих статей ГК других союзных республик произведение признается одобренным, когда организация письменно известила автора об одобрении переданного по договору произведения или в установленный типовым договором срок не направила автору письменного извещения о результатах рассмотрения произведения. Следовательно, если издательство своевременно не сообщит автору свое решение о судьбе договорной рукописи, произведение считается одобренным.

Издательство, одобрившее литературно–художественное произведение, обязано выплатить автору 60% гонорара (с зачетом выданного аванса) по предварительному подсчету фактического объема труда. Авторам политических, научных, учебных и других (кроме литературно–художественных) произведений по одобрении рукописи также выплачивается 60% гонорара (с зачетом выданного аванса), однако исходя из договорного объема произведения, а если рукопись представлена в меньшем объеме, то по предварительному подсчету фактического объема работы.

Отредактированная рукопись подписывается автором перед сдачей ее в производственный отдел издательства. Подпись автора свидетельствует о том, что он согласен со всеми изменениями, внесенными в рукопись, а также с сокращениями ее объема. Поэтому автор, подписавший исправленный экземпляр рукописи, не может впоследствии требовать восстановления исключенного или измененного при редактировании текста, ссылаясь на нарушение неприкосновенности произведения. Подготовленная к изданию рукопись сдается в полиграфическое предприятие.

Статья 21 типовых издательских договоров на литературные произведения устанавливает, что автор обязан по требованию издательства без особого вознаграждения однократно читать корректуру своего произведения. Издательство, по требованию автора, обязано предоставить ему возможность читать корректурные оттиски своего произведения. Корректурные оттиски читают одновременно по разным экземплярам автор, редактор и корректор. Чтение корректур преследует основную цель – привести набранный текст в полное соответствие с оригиналом произведения. Обнаруженные при чтении корректур погрешности в тексте должны быть устранены. Причем всякие изменения текста редактор согласовывает с автором. Если стоимость правки авторской корректуры превысит 10% стоимости набора, то вызываемый таким превышением расход издательство относит за счет автора, но в размерах не свыше 20% причитающегося автору гонорара. Однако в этом случае не включаются в стоимость правки исправление ошибок типографии и исправления текста, вызванные изменениями и вставками конъюнктурного порядка, которые невозможно было предусмотреть при сдаче рукописи в набор.

Вместе с тем автор обязан возместить издательству непроизводительные расходы при полиграфическом исполнении издания, происшедшие по вине автора или по его требованию (например, в случае, когда из книги удаляются готовые листы), в размерах, которые не могут превышать сумм, подлежащих выплате автору при окончательном расчете. Согласно ст. 21 типовых договоров эти суммы взыскиваются путем зачета либо в судебном порядке.

Время, необходимое на чтение корректуры, определяется издательством по согласованию с автором в пределах сроков, предусмотренных типовыми графиками движения книжных изданий в производстве. Время на пересылку корректуры не засчитывается в срок, установленный для ее чтения. Если автор без уважительных причин задерживает корректуру или уклоняется от ее возврата, издательство вправе напечатать произведение,

не дожидаясь авторской корректуры, или отсрочить выпуск произведения в свет на срок ее задержки автором.

Помимо этого, издательство удерживает из причитающегося автору гонорара расходы по уплате полиграфическому предприятию за простой, вызванный задержкой автором корректуры без уважительных причин. В новых типовых договорах предусмотрено, что за простой и авторскую правку с автора не может быть удержано в общей сложности более 20% гонорара.

В издательской практике нередко возникает необходимость внести изменения в уже одобренную рукопись или в корректуру произведения в связи с принятием нового закона или правительственного решения, с научным открытием и т. п. Общесоюзные типовые договоры (ст. 17) предусматривают, что, если одобренное произведение невозможно опубликовать по обстоятельствам, не зависящим от сторон, но оно может стать пригодным к изданию путем доработки или исправления, автор обязан внести такие изменения. При отказе автора внести изменение или исправление издательство вправе расторгнуть договор без выплаты ему оставшейся части гонорара (40%). Указанное правило отвечает основной задаче издательств – выпускать в свет произведения, имеющие высокие идейно–теоретические достоинства, отражающие самые последние достижения науки и техники.

Одобренное издательством произведение должно быть издано в установленные типовым издательским договором сроки. Из содержания ст. 12 типовых издательских договоров вытекает, что стороны могут предусмотреть в индивидуальном договоре сокращенные сроки на издание по сравнению с предельными сроками, установленными в этой статье. Однако в индивидуальные договоры включаются, как правило, предельные сроки.

Выпустив произведение в свет, издательство должно выплатить автору оставшуюся часть гонорара (40%) и выдать из тиража первого издания бесплатно 10 авторских экземпляров. По требованию автора, предъявленному до выпуска произведения в свет, издательство продает ему по номинальной стоимости 50 экземпляров произведения.

В пределах срока на издание произведения (один или два года в зависимости от объема) издательство имеет право без дополнительной выплаты гонорара выпустить произведение любым тиражом. Исключения из этого правила, касающиеся выплаты гонорара, установлены действующими постановлениями об авторском гонораре для отдельных видов литературных произведений.


§ 3. Ответственность сторон за нарушение условий договора.

Вопросы, касающиеся ответственности сторон за нарушение принятых ими на себя обязательств по договору, Основами не регулируются. Они решаются гражданскими кодексами союзных республик и типовыми издательскими договорами. Статья 511 ГК содержит перечень оснований, по которым издательство вправе расторгнуть договор и взыскать с автора полученное им вознаграждение, в том числе и аванс. Такими основаниями являются:

1) Непредставление автором по его вине произведения в обусловленный договором срок.

Если в течение договорного срока (с учетом дополнительного) произведение по вине автора не будет сдано в издательство, то издательство имеет право расторгнуть авторский договор и взыскать с автора выплаченный ему аванс. Вопрос о вине автора в просрочке представления рукописи решается судом в зависимости от конкретных обстоятельств дела.

Какие же обстоятельства исключают вину автора в задержке представления рукописи? Закон на данный вопрос ответа не дает, а практика еще не выработала исчерпывающих рекомендаций. Представляется, что таким обстоятельством является болезнь автора, удостоверенная соответствующим документом, призыв его в ряды Советской Армии.

Интересно в этом отношении дело по иску Политиздата к соавторам Б. и С. о взыскании аванса. Ответчики должны были сдать рукопись после неоднократной переработки 15 ноября 1965 г. К указанному сроку рукопись представлена не была, поэтому издательство письмом от 19 ноября 1965 г. договор расторгло. При рассмотрении дела выяснилось, что один из соавторов Б. с 29 сентября по 22 октября 1965 г. находился на стационарном лечении, а затем по рекомендации врачей выехал для лечения в санаторий, где был до 29 ноября 1965 г. С. не смог один доработать произведение, так как оно писалось соавторами на базе их личных воспоминаний. После возвращения Б. из санатория соавторы продолжали совместную работу над рукописью и сдали ее в готовом для издания виде 30 декабря 1965 г. Народный суд Тимирязевского района Москвы признал, что ответчики невиновны в задержке сдачи рукописи, и решением от 14 сентября 1967 г. в иске издательству отказал.

Однако может быть, что автор болел один месяц, а рукопись представил в издательство спустя три или четыре месяца после истечения установленного договором срока. В таких случаях факт болезни автора не должен приниматься во внимание.

Не имеет значения ссылка автора на непредвиденные затруднения в получении необходимых для создания произведения материалов. Автор, несвоевременно представивший рукопись, всегда может сослаться на подобного рода затруднения. Между тем он как специалист должен еще до заключения договора иметь четкое представление о возможности ознакомления с нужными ему книгами, рукописями, историческими памятниками, а также о времени, которое ему для этого понадобится.

Согласно ст. 222 ГК отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Поэтому автор должен доказать в суде, что просрочка в представлении рукописи произошла по независящим от него обстоятельствам.

Для материальной ответственности автора перед издательством не имеет никакого значения, умышленно ли он задержал представление рукописи в издательство (например, в связи с тем, что вел переговоры с другим издательством об издании этой рукописи) или задержка произошла вследствие неосторожной вины (например, автор рассчитывал закончить работу во время отпуска, а отпуск ему не предоставили). Важно, что задержка произошла по вине автора.

Заключив с автором договор, издательство, как правило, интересуется ходом его работы над произведением. Если окажется, что автор заболел или у него появились какие–либо иные уважительные причины, мешающие своевременно закончить произведение, то обычно срок представления рукописи продлевается.

В подобных случаях иногда разумно рекомендовать автору найти себе соавтора с тем, чтобы сдать произведение издательству в договорный срок.

Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 19 декабря 1967 г. разъяснил, что пропуск срока представления рукописи не служит основанием для расторжения договора с автором, если произведение принято издательством к рассмотрению, в частности направлялось на рецензию, или в отношении произведения издательство проводило другую подготовительную работу, связанную с ее последующей оценкой. Однако и при отсутствии вины автора в задержке представления рукописи правомерно расторжение договора, если его исполнение в связи с просрочкой может утратить интерес для издательства (ст. 225 ГК). Исполнение договора теряет для издательства интерес в частности, в связи с тем, что просрочка вынуждает издательство исключить произведение из тематического плана издания. При расторжении договора по этой причине и при отсутствии вины автора издательство не имеет права взыскать с автора выплаченный ему аванс.

На практике возникал вопрос о том, может ли автор, с которым расторгнут договор в связи с просрочкой представления рукописи, требовать выплаты аванса, не полученного при заключении договора литературного заказа. Колпаков предъявил к издательству «Молодая гвардия» иск о взыскании аванса, не выплаченного ему при заключении договора. При рассмотрении дела выяснилось, что договор с автором издательство расторгло правомерно, поскольку он не сдал рукопись произведения в установленный срок. Тимирязевский районный народный суд Москвы иск Колпакова удовлетворил. Между тем согласно ст. 511 ГК несвоевременная сдача рукописи дает право издательству не только расторгнуть договор с автором, но и потребовать от него возврата аванса, если бы он ему был выдан. Очевидно, что такое решение суда не основано на законе.[75]

При соавторстве (как раздельном, так и нераздельном) издательство вправе расторгнуть договор с соавторами и взыскать с них аванс, если рукопись не будет своевременно представлена по вине всех либо одного из соавторов. При этом учитывается, что соавторы совместно взяли на себя обязательство представить рукопись целиком. Кроме того, издательство не может ни одобрить, ни издать часть рукописи. Следовательно, требование соавторов принять часть рукописи не может быть удовлетворено, если, конечно, оно не основано на заключенном договоре.

2) Выполнение заказанной работы не в соответствии с условиями договора.

Типовые издательские договоры уточняют, нарушение каких условия договора может вызвать материальную ответственность автора. Согласно типовому издательскому договору на литературно–художественное произведение (п. «в» ст. 10) такими условиями являются: тема произведения, особые условия индивидуального договора, а также объем и жанр произведения, если их изменение идейно и художественно неоправданно. Типовой издательский договор на произведения политической, научной, производственно–технической, учебной и другой (кроме художественной) литературы к подобным условиям относит еще и проспект произведения.

Таким образом, не всякое, а только существенное нарушение условий договора может повлечь расторжение договора и взыскание выплаченного автору аванса.

3) Выполнение заказанной работы недобросовестно.

В соответствии со ст. 508 ГК издательство вправе отклонить рукопись по непригодности, вызванной постигшей автора творческой неудачей либо его недобросовестностью. В зависимости от этих причин ст. 511 ГК устанавливает возможность материальной ответственности автора. Если суд установит, что работа выполнена недобросовестно, то на основании ч. 1 ст. 511 ГК с автора взыскивается полученное по договору вознаграждение.

В судебной практике не было единства в определении понятия недобросовестности автора. Определенная ясность в этот вопрос внесена постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. Пленум разъяснил, что недобросовестное исполнение заказанной работы имеет место, в частности, в тех случаях, когда автор неправомерно использовал чужие произведения, представил свое ранее опубликованное произведение под видом нового, исказил факты в документальном произведении, включил в рукопись непроверенные данные, если он должен был их проверить, исказил оригинал при переводе и т. д.

Если издательство не докажет недобросовестность автора, то следует считать, что его постигла творческая неудача. В этом случае согласно ч. 2 ст. 511 ГК полученное по договору вознаграждение сохраняется в целом или в части, определяемой типовыми договорами. Данная часть не может быть меньше 25% суммы договора. Возникает допрос, как быть в том случае, если полученное по договору вознаграждение меньше 25% суммы договора, например аванс автору политической книги был выплачен в соответствии с действующим нормативным актом в размере 15% суммы договора. Следует ли ему доплачивать гонорар до 25% суммы договора? Ю. К. Толстой обоснованно разъяснил, что в ч. 2 ст. 511 ГК говорится о сохранении за автором полученного гонорара. Если же автор в соответствии с постановлениями об авторском гонораре получил аванс в размере менее 25% суммы договора, то аванс сохраняется в этом размере и никаких доплат до 25% производиться не должно.[76]

4) Отказ автора от внесения исправлений, предложенных ему в порядке и в пределах, установленных договором.

Издательство обязано не позднее срока, установленного типовым договором, письменно сообщить автору об одобрении переданного по договору произведения, либо о его отклонении по основаниям, предусмотренным договором, либо о необходимости внести в произведение поправки, с точным указанием существа требуемых исправлении в пределах условий договора. Такое извещение согласно ст. 8 типовых издательских договоров должно последовать в срок, который, как уже говорилось, равен для каждого произведения 30 дням плюс четыре дня на каждый авторский лист произведения. Предложение о доработке произведения должно соответствовать условиям заключенного с автором договора. Поэтому недопустимо обязывать автора писать новые главы, разделы по вопросам, которые не были предусмотрены утвержденным издательством планом, проспектом.

Автор может не согласиться с замечаниями издательства о внесении каких–либо поправок в произведение либо о его дополнении. В этих случаях редактор и заведующий редакцией должны внимательно ознакомиться с возражениями автора и попытаться прийти к взаимоприемлемому решению, обсудить их на редакционном совете издательства. Во всех случаях окончательное решение принимается руководством издательства.

5) Нарушение автором обязанности лично создать произведение.

Автор обязан лично создать произведение. Если в процессе работы автор убедится в невозможности выполнения заказанной работы, то он должен отказаться от работы. Возможно, что автор сочтет целесообразным, чтобы часть произведения написал другой, более знающий человек. В этом случае автор может обратиться в издательство с просьбой оформить соавторство путем заключения нового договора. Его просьбу издательство может (но не обязано) удовлетворить в зависимости от конкретных обстоятельств, в том числе и от личности предлагаемого соавтора.

6) Нарушение автором обязанности, предусмотренной ст. 509 ГК РСФСР.

Согласно ст. 509 ГК автор не имеет права без письменного согласия издательства передавать третьему лицу указанное в договоре произведение или часть его для использования тем же способом, какой обусловлен договором, кроме случаев, предусмотренных типовым договором.

Вместе с тем ст. 509 ГК предусматривает, что срок такого ограничения устанавливается типовыми договорами, но не может превышать трех лет со дня одобрения произведения. Типовые издательские договоры на литературные произведения определили этот срок продолжительностью в три года, считая со дня одобрения рукописи издательством или подписания договора, если он заключен на имеющееся в готовом виде и одобренное произведение.

Кроме того, ст. 509 ГК разрешает устанавливать в типовых договорах ограничения на использование произведения иными, чем обусловлено договором, способами. Типовые издательские договоры на литературные произведения такого ограничения не предусматривают. Следовательно, автор, создавший произведение по договору с издательством, вправе заключить постановочный договор на это произведение с другой организацией.

Статья 5 типовых издательских договоров предусматривает, что без согласия издательства автор имеет право публиковать произведение в газетах, журналах и «Роман–газете». Указанное исключение соответствует плановым принципам ведения книгоиздательского дела, способствует рациональному использованию материальных ценностей и позволяет в какой–то степени регулировать оплату авторского труда.

Как уже указывалось, разрешение издательства на использование третьим лицом предусмотренного в договоре произведения должно быть письменным. Поэтому при рассмотрении споров в суде автор не может ссылаться на свидетельские показания.

Типовой издательский договор РСФСР 1929 года предусматривал, что свои права и обязанности по конкретному договору издательство могло передавать другому издательству в случае изменения редакционного плана в силу мероприятий или постановлений вышестоящих по отношению к издательствам органов (типизация издательств, слияние и т. п.). Это правило частично нашло отражение в ст. 22 новых общесоюзных типовых издательских договоров, согласно которой издательство вправе передавать полностью или частично права и обязанности, принятые на себя по договору с автором, другим организациям. В ст. 22 новых договоров не упоминается, по распоряжению какого органа и в каких случаях разрешается передача таких прав и обязанностей. Однако на практике этим правом пользуются обычно в случаях изменения профиля, реорганизации или ликвидации издательства. Очень редко отдельные рукописи передаются из одного издательства в другое по указанию вышестоящих издательских органов в связи с тем, что они не относятся к профилю издательства, которое заключило с автором договор. Поскольку издательства являются хозрасчетными организациями, при передаче рукописи учитываются все затраты по ее подготовке к изданию (рецензирование, редактирование, выплаты гонорара автору, типографские расходы и т. д.). Все эти расходы возмещаются тем издательством, которое приобретает права и обязанности по договору.

Передача одним издательством другому своих прав и обязанностей оформляется соответствующими документами. Согласия автора на такую передачу не требуется. Анализ ст. 511 ГК и типовых издательских договоров на литературные произведения позволяет сделать два выбора: 1) ответственность автора за невыполнение условий договора либо за исполнение их ненадлежащим образом возникает только при его вине, 2) такую ответственность автор может нести в размерах, не превышающих сумм авторского гонорара.

Ответственность издательства определяется ст. 512 ГК, согласно которой издательство обязано по требованию автора уплатить ему обусловленное по договору вознаграждение (100%), если оно не издало одобренного произведения в установленный договором срок. Этот срок предусмотрен в ст. 12 типовых издательских договоров. Согласно ст. 512 ГК нарушение упомянутых сроков дает автору также право отказаться от договора и потребовать возврата переданных по договору экземпляров произведений. Указанное правило дисциплинирует издательства, поскольку угроза излишних материальных затрат в случае расторжения договора заставляет их принимать меры к тому, чтобы выпустить произведение в установленные сроки.

Изложенные требования отражены в типовых издательских договорах на литературные произведения. Вместе с тем в ст. 13 этих договоров, с учетом сложившейся практики издательств, записано, что в подобных случаях автор не может отказаться от договора, если рукопись подписана в печать. Указанное правило разумно, поскольку прекращение договора, после того как корректура подписана в печать, принесет убытки издательству. Ответственность издательства по ст. 512 ГК наступает независимо от его вины. Даже в том случае, если одобренное произведение не было своевременно выпущено в свет по обстоятельствам, не зависящим от издательства (изменение профиля, плана работы, отсутствие необходимых фондов на бумагу и т. д.), автор вправе потребовать выплаты 100% гонорара. Иногда издательство, ссылаясь на эти обстоятельства, односторонне расторгает договор с автором до истечения срока на выпуск одобренного произведения в свет. В таких случаях право автора на получение полной суммы вознаграждения возникает с момента расторжения договора (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г.).

В соответствии со ст. 512 ГК издательство освобождается от обязанности выплатить автору часть вознаграждения, которое он мог бы получить при окончательном расчете, если докажет, что оно не смогло издать одобренного произведения по обстоятельствам, зависящим от автора. Такие обстоятельства могут возникнуть по причинам, связанным с содержанием произведения, необходимостью доработки произведения после его одобрения и т. д.

Статья 17 типовых издательских договоров предусматривает, что, если одобренное произведение невозможно выпустить в свет по обстоятельствам, нс зависящим от сторон, но оно может быть сделано пригодным к изданию путем доработки или исправления, автор должен внести такие изменения в рукопись. Если автор откажется это сделать, то издательство вправе расторгнуть договор и отказать ему в выплате оставшейся части гонорара (40%), поскольку издательство не смогло издать произведение по обстоятельству, зависящему от автора (п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г.).

Иногда после истечения сроков на одобрение произведения издательство убеждается в том, что произведение является непригодным к изданию в связи с его низким качеством. По нашему мнению, в этих случаях издательство, расторгнув договор, не должно платить автору оставшуюся часть вознаграждения (40%), поскольку произведение не выходит в свет по причине, зависящей от автора.

Автор П. обратился в суд с иском к издательству «Знание» о взыскании 40% гонорара, который издательство не выплачивает, хотя срок на издание его рукописи истек. При рассмотрении дела народный суд Бауманского района Москвы установил, что рукопись была одобрена издательством, в связи с чем автору выплачено 60% гонорара. Затем издательство убедилось в том, что рукопись одобрена ошибочно и в связи с этим отказало автору в выплате 40% гонорара. Суд убедился в том, что рукопись непригодна к изданию ввиду ее низкого качества. Поэтому решением от 10 января 1967 г. народный суд, руководствуясь ст. 512 ГК, в иске автору отказал.

Очень редко, но все же имеются случаи, когда издательство вынуждено отказаться от издания произведения по причине, связанной с личностью автора. В 1968 году издательство «Машиностроение» по этой причине приостановило издание книги автора К. Его книга была одобрена, и он получил 60% гонорара. На стадии верстки издательство узнало о том, что К. арестован по обвинению во взяточничестве. В связи с этим издательство приостановило издание книги до решения вопроса о виновности К. в судебно–следственных органах. Поскольку К. был осужден, издательство, руководствуясь ст. 512 ГК, расторгло с ним договор и не выплатило оставшуюся часть гонорара (40%).

Если одобренное произведение не будет издано по мотивам, связанным с соблюдением государственной тайны, то договор считается расторгнутым. Согласно ст. 14 типовых издательских договоров в этом случае за автором сохраняется часть гонорара, которую он был вправе получить до расторжения договора.

Мы разделяем мнение А. К. Юрченко, полагающего необходимым закрепить в типовых издательских договорах правило о том, что издательства освобождаются от ответственности перед автором, если неисполнение договора обусловлено наступлением непреодолимой силы.[77]

Глава VI. Издание произведения без договора с автором

Советское гражданское законодательство предоставляет автору возможность широко использовать свое произведение. Вместе с тем в интересах общества законодательство предусматривает отдельные случаи, когда издание литературного произведения допускается без согласия автора и, следовательно, без заключения с ним договора, а иногда и без выплаты ему авторского вознаграждения. К ним относятся: 1) издание плановых и других произведении, созданных в порядке выполнения служебного задания; 2) помещение в научных и критических, учебных и политико–просветительных изданиях отдельных изданных произведений и отрывков из них; 3) издание опубликованного произведения в переводе на другой язык; 4) опубликование в газетах выпущенных в свет произведений; 5) издание произведения, авторское право на издание которого принудительно выкуплено государством у автора. Мы рассмотрим только первые три случая бездоговорного издания произведения, поскольку они наиболее часто встречаются на практике.


§ 1. Издание произведения, созданного автором в порядке выполнения служебного задания.

Литературное произведение может быть создано штатными работниками государственных и общественных организаций в порядке выполнения служебных обязанностей. Так, выполняя служебное задание, работники институтов научно–технической информации пишут статьи в реферативные сборники и журналы, сотрудники научно–исследовательских институтов создают монографии и другие плановые работы.

При этом работник выступает как член коллектива трудящихся, работающих в одной организации, и выполняет трудовые обязанности, подчиняясь правилам внутреннего трудового распорядка. За свой творческий труд он получает вознаграждение в форме заработной платы. Эти отношения регулируются нормами трудового права.

Вместе с тем авторское право на произведение, созданное в порядке служебного задания, с определенными ограничениями авторских правомочий сохраняется за автором. Согласно ч. 2 ст. 100 Основ «автору произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания в научной или иной организации, принадлежит авторское право на это произведение. Порядок использования организацией такого произведения и случаи выплаты вознаграждения автору устанавливаются законодательством Союза ССР и союзных республик». Следовательно, ст. 100 Основ, закрепляя авторское право за автором произведения, созданного по служебному заданию, в то же время предусматривает возможность ограничения двух авторских прав: 1) права на опубликование, воспроизведение и распространение произведения; 2) права на получение авторского вознаграждения.

Права автора произведения, созданного по служебному заданию, в определенной степени связаны справами организации, по заданию которой произведение написано. Это сказывается в какой–то мере на объеме авторских прав создателя произведения. Какими же правомочиями обладают автор и организация?

Создатель произведения, выполненного по служебному заданию, вправе именоваться его автором и требовать, чтобы его имя было обозначено при любом использовании произведения.

Авторство возникает в результате творческой деятельности человека. Фактическим автором произведения является гражданин. Именно поэтому авторство не может принадлежать организации. Следовательно, авторство не может перейти от работника, создавшего произведение по служебному заданию, к организации. К тому же закон не признает за организацией авторства на такие произведения.

Реализуя свое право на авторское имя, закрепленное в ст. 98 Основ (ст. 479 ГК), автор любого произведения, в том числе и созданного по служебному заданию, вправе опубликовать его под своим именем, под псевдонимом или без указания имени.

Нередко организации, по заданию которых их работники создали произведение, помещают на нем свое наименование. Ни Основы, ни гражданские кодексы союзных республик (кроме ГК Казахской ССР) не предоставляют организациям такого права.

Естественно, организации заинтересованы в том, чтобы общество имело правильное представление об их деятельности, связанной с выпуском литературных произведений, и поэтому ставят свое наименование на трудах, создаваемых сотрудниками в порядке выполнения служебного задания. В то же время обозначение наименования организации на произведении создает у читателей уверенность в том, что данная организация гарантирует высокое качество произведения. При этом для читателей не безразлично, под каким «грифом» издается произведение. Произведения, выходящие в свет под «грифом» организаций, престиж которых достаточно высок, обычно пользуются повышенным спросом у читателей.

Гражданский кодекс Казахской ССР (ст. 481) предусматривает право научных учреждений, высших учебных заведений и других организаций, по заданию которых было создано произведение, требовать, чтобы при выпуске произведения в свет было указано их наименование. Мы полагаем, что это правило ст. 481 ГК Казахской ССР целесообразно закрепить в гражданских кодексах других союзных республик.

Отдельные научные учреждения, рекомендуя для издания научные работы, требуют указания на них (помимо имени автора) своего наименования, хотя работа написана не в порядке служебного задания. При этом они просят выплатить гонорар автору. Свою позицию они обосновывают тем, что работы написаны их сотрудниками. Представляется, что такое требование не основано на законе. Научное учреждение может настаивать на обозначении своего наименования лишь на произведениях, написанных в порядке служебного задания.

Право организации помещать свое наименование на произведении – не авторское право организации, поскольку она не может считать себя создателем произведения и, на наш взгляд, не вправе выпускать произведение под псевдонимом. Это право организации, как обоснованно заметил И. А. Грингольц, является ее личным самостоятельным правом, не совпадающим с авторскими правами.[78]

Согласно ст. 100 Основ (ст. 483 ГК) порядок использования организацией произведения, созданного по служебному заданию, устанавливается законодательством Союза ССР и союзных республик. Следовательно, ст. 100 Основ предоставляет организации право использовать произведение, созданное на основе трудового договора, в определенном порядке и на определенных законодательством условиях.

В настоящее время законодательством Союза ССР и союзных республик (кроме ГК Казахской ССР) не установлен порядок использования указанных произведений. В связи с этим при издании работ, выполненных по служебному заданию, нередко возникают споры. В литературе высказывалась мысль о том, что организация вправе без согласия автора использовать произведение, созданное в порядке служебного задания, в качестве научного материала в тех случаях, когда оно не издано.[79] Разделяя эту точку зрения, мы полагаем целесообразным предоставить организации право размножить такое произведение на правах рукописи для распространения его среди своих сотрудников, а также для удовлетворения потребности других организаций в произведении. Для реализации предложения необходимо, чтобы законодательством союзных республик было установлено правило о том, что размножение произведения на правах рукописи не считается выпуском его в свет (опубликованием), если на размноженном произведении имеется надпись: «На правах рукописи» и не указана цена. Подобное правило уже установлено в Азербайджанской ССР.

На практике произведения, созданные автором по служебному заданию организации–работодателя, без согласия этой организации в свет не выпускаются. Такая практика не может вызвать возражений, поскольку рядом с именем автора на произведении указывается наименование организации–работодателя. В. И. Серебровский и А. М. Гарибян полагают, что право организации разрешать издание подобного произведения не может быть бессрочным. Разделяя их мнение, мы учитываем следующие обстоятельства. Автор может прекратить трудовую связь с организацией, по служебному заданию которой произведение создано, и после этого в порядке собственной инициативы переработать произведение: внести в него изменения и дополнения, учитывающие последние достижения науки и техники, либо внести новые предложения, сделать новые выводы. Причем вполне возможно, что эти выводы и предложения не будут разделяться указанной организацией. Вряд ли допустимо, чтобы в данных случаях решение вопроса об издании или переиздании произведения зависело от организации.

Далее. Организация может по какой–либо причине не планировать дальнейшую разработку проблем, освещенных в изданном произведении, созданном автором по ее служебному заданию. Очевидно, что в интересах науки следует поощрять дальнейшую разработку этих проблем автором (проводимых им уже не по служебному заданию) и дать возможность ему включить без согласия организации результаты своих новых исследований в ранее изданное произведение и опубликовать его в таком виде.

Гражданский кодекс Казахской ССР (ст. 481) предусматривает обязанность автора согласовывать с организацией вопрос об использовании произведения, созданного по служебному заданию, в течение двух лет с момента его создания. Мы полагаем, что в интересах развития науки следует ввести такую же норму и в гражданские кодексы других союзных республик. Аналогичная норма установлена законодательством отдельных социалистических стран (Болгария, Польша).

В ряде случаев автор, не считая свое произведение совершенным, может возражать против его издания. На практике таких случаев бывает немного, поскольку в издании доброкачественного произведения заинтересован не только автор, но и организация. Поэтому организация, как правило, предоставляет автору возможность доработать произведение. Возникает вопрос: является ли указанное возражение автора обязательным для организации? При его решении следует учитывать, что сотрудник организации представил в соответствии с трудовым договором произведение для использования. Поэтому у него нет оснований возражать против способа использования своего труда. Однако по истечении определенного времени произведение может устареть. Естественно, автор вправе возражать против издания устаревшей книги.

Если организация не учитывает возражения автора, то, как справедливо полагал В. И. Корецкий, решение организации автор может обжаловать в ее вышестоящий орган.[80] Кроме того, автор вправе воспользоваться правом на авторское имя, предусмотренным ст. 93 Основ, и не ставить своего имени на произведении, т. е. выпустить его анонимно. В этом случае на произведении будет помещено только наименование организации, по заданию которой автор его написал.

Правомочие автора на неприкосновенность своего произведения должно быть сохранено и за создателем работы, выполненной по служебному заданию. Представляется, что без согласия автора организация не имеет права вносить какие–либо изменения в произведение, поскольку его творцом является автор, а не организация.

Вопрос о неприкосновенности произведения возникает и после одобрения организацией рукописи произведения. Как известно, рукопись редактируется в издательстве. В силу ст. 480 ГК редактор не имеет права изменять текст произведения, иллюстрации к нему и т. п. без согласия автора. Требуется ли разрешение организации на внесение изменений в произведение? Мы полагаем, что, поскольку на выпускаемом в свет произведении помещается наименование организации–работодателя, что свидетельствует об одобрении ею произведения, такое согласие организации необходимо в тех случаях, когда вносятся поправки, изменяющие существо содержания рукописи.

Очевидно, что если автор увольняется из организации, то он обязан передать ей ту часть произведения, которую он успел создать. В этом случае организация может поручить дальнейшую работу над произведением другому сотруднику. Иное решение вопроса могло бы привести к нарушению планов организации и омертвлению средств, затраченных на подготовку научных работ. Не должны препятствовать продолжению работы над неоконченным произведением и наследники автора–сотрудника организации, по заданию которой было создано произведение.

Как и всякий труд в нашей стране, труд автора произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания, подлежит оплате. За созданное по трудовому договору произведение автор получает вознаграждение в форме заработной платы. Поэтому при издании такого произведения гонорар автору, как правило, не выплачивается.

Согласно ст. 100 Основ (ст. 483 ГК) случаи выплаты авторского вознаграждения автору произведения, созданного в порядке выполнения служебного задания, устанавливаются законодательством Союза ССР и союзных республик. Издательства имеют право выплачивать научным работникам авторский гонорар за учебники и учебные пособия, написанные в порядке служебного задания научных учреждений и высших учебных заведений.[81]

Выплата гонорара за другие произведения, выполненные в порядке служебного задания, законодательством не допускается. Не должен выплачиваться авторский гонорар переводчикам за издание и переиздание произведений, в том числе учебников и учебных пособий, переведенных ими на другой язык в порядке служебного задания.

Переводчик М. обратился в народный суд Дзержинского района Москвы с иском к издательству «Мир» о взыскании гонорара за переиздание на английском языке учебника, перевод которого он делал в 1957 году. Издательство, возражая против иска, заявило, что истец переводил учебник в 1957 году в порядке выполнения служебного задания во время работы в издательстве в качестве переводчика. Народный суд в иске отказал. В судебном решении указывается, что переводчику принадлежит авторское право на сделанный им перевод. Однако вознаграждение за перевод, выполненный в порядке служебного задания, может быть выплачено лишь в случаях, предусмотренных законом.

Суд отметил, что закон разрешает выплачивать гонорар за издание и переиздание учебников, созданных в порядке выполнения служебного задания, только их авторам, а не переводчикам. Решение народного суда было оставлено без изменений Московским городским судом.

Большинство произведений, создаваемых в порядке служебного задания, являются плановыми работами, выполненными сотрудниками научно–исследовательских учреждении и высших учебных заведений. По поводу оплаты этих произведений на практике возникает немало споров. В судебной практике не было единства в отношении того, какая работа, выполненная научным сотрудником, считается плановой. В связи с этим Пленум Верховного Суда СССР разъяснил в постановлении от 19 декабря 1967 г., что «плановой следует считать ту работу, выполнение которой предусматривалось утвержденным для автора индивидуальным планом, а также опубликованную работу, зачтенную с согласия автора в выполнение плана его работы». Обоснованность разъяснения не вызывает сомнений.

Авторское вознаграждение не выплачивается не только за издание плановых, но и других работ, выполненных в порядке служебного задания (ст. 100 Основ).

Нередко для написания отдельных частей работ, закрепленных в плане научных учреждений, привлекаются лица, с которыми они не состоят в трудовых отношениях. В результате в издательство поступает работа, часть которой написана сотрудниками научного учреждения в служебном порядке, а часть – сторонними лицами. В подобных случаях издательство не может платить гонорар сторонним авторам, поскольку оно не делало им заказа на создание произведения. Вознаграждение эти авторы должны получить от научного учреждения. Именно так решается вопрос в судебной практике. При рассмотрении подобных дел научные учреждения нередко утверждают, что вознаграждение должно платить издательство, поскольку ему выделяется фонд авторского гонорара. Однако это обстоятельство не имеет значения для дела. Издательства, как и научные учреждения, являются юридическими лицами. Они не могут отвечать по обязательствам других организаций и оплачивать работы, выполненные по их заказам.

Между тем привлечение практических работников к участию в создании научных работ имеет большое значение для укрепления связи науки с практикой в целях дальнейшего развития науки и усиления ее влияния на производство. В ряде случаев к созданию таких работ целесообразно привлекать научных работников других научно–исследовательских учреждении и вузов, что способствует повышению уровня проводимых исследований в условиях специализации науки. В связи с этим мы полагаем, что необходимо найти законные пути для выплаты вознаграждения практическим работникам и другим сторонним лицам, привлекаемым научными учреждениями к созданию плановых научных работ. В целом проблему можно решить либо путем увеличения нештатного фонда научно–исследовательских организаций, либо путем принятия соответствующего нормативного акта, как это сделано в БССР.

Важное значение имеет содержащееся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19 декабря 1967 г. указание о том, что сам по себе факт использования автором служебных материалов не является основанием для признания выполненной им работы плановой.

Отдельные научные журналы, например журналы, выпускаемые издательством «Высшая школа», и сборники научных трудов предназначены для издания плановых работ. Поэтому гонорар за издание статей в этих журналах и сборниках не выплачивается. Но в тех случаях, когда статья пишется по заказу редакций таких журналов и учреждений, выпускающих сборники, вознаграждение должно авторам выплачиваться в обычном порядке.

Во всех союзных республиках установлено правило, запрещающее выплачивать авторский гонорар за издание и переиздание диссертаций, написанных с отрывом от производства. Таким образом, диссертации, созданные с отрывом от производства, приравнены к работам, выполненным по служебным заданиям. Действующее в союзных республиках законодательство запрещает выплату гонорара за переиздание плановых работ, выполненных по служебному заданию.

Иногда издательство просит автора внести дополнения в произведение при переиздании плановых работ, выполненных по трудовому договору. Мы полагаем, что весь новый материал, включенный в рукопись, должен оплачиваться по установленным ставкам, если его написание не было включено в план работы данного автора (например, в тех случаях, когда автор прекратил трудовую связь с учреждением, по заданию которого была создана плановая работа).

Точно так же, на наш взгляд, следует оплачивать новый материал, включаемый автором по предложению издательства в плановую работу, выполненную по служебному заданию, или в диссертацию, созданную с отрывом от производства.

Совершенно правильна высказанная в литературе точка зрения о целесообразности выплаты авторского вознаграждения за переиздание научных работ, созданных в порядке выполнения служебного задания. При этом учитываются следующие обстоятельства. Труд автора произведения, созданного по служебному заданию, должен оплачиваться в соответствии с общим принципом оплаты труда по его количеству и качеству. Выплачиваемое в СССР автору литературных произведений вознаграждение делится на основное, которое он получает за первое издание произведения, и дополнительное – выплачиваемое при переиздании произведения. Факт переиздания произведения свидетельствует о его высоком качестве, актуальности.

Вряд ли имеются основания для того, чтобы делать исключения из общего порядка выплаты вознаграждения авторам произведений, созданных по трудовому договору. В настоящее время они получают основное вознаграждение за издание литературного произведения в форме заработной платы. Очевидно, что нельзя первое издание произведения, созданное в порядке выполнения служебного задания, оплачивать вдвойне: выплачивать заработную плату и авторское вознаграждение. Но если такое произведение переиздается, то нет оснований для лишения автора права на дополнительное вознаграждение, которое получают авторы иных произведений.

Далее. Из создаваемых авторами научных произведений, как правило, издаются наиболее качественные работы. Тем не менее автор получает равную оплату за все произведения, независимо от того, публикуются они или нет. Получается, что произведения разного качества оплачиваются одинаково, что вряд ли правильно.

Кроме того, как справедливо отметил А. К. Юрченко, «время, затрачиваемое на подготовку работы к изданию, а также работа автора с издательством по выпуску произведения в свет не учитывается в служебно–трудовой нагрузке автора».[82]


§ 2. Помещение в научных и критических работах, учебных и политико–просветительных изданиях изданных произведений и отрывков из них в пределах, установленных законодательством союзной республики.

Согласно ст. 103 Основ (п. 2 ст. 492 ГК) такая перепечатка допускается без согласия автора и выплаты ему вознаграждения. В соответствии с п. 2 ст. 492 ГК «дозволенная перепечатка» допускается во всех научных и критических изданиях (монографии, статьи, рецензии, обзоры и т.д.), учебных изданиях (учебники, учебные пособия, хрестоматии и т. д.),а также в политико–просветительных изданиях.

Законодательство союзных республик не дает определения политико–просветительного издания. Лишь законодательство Латвийской ССР, частично раскрывая содержание этого понятия, говорит о «разных календарях» как об одном из видов произведений, относящихся к политико–просветительным изданиям. На практике к таким изданиям относят различного рода агитационно–массовые брошюры, плакаты, календари, издания типа «Спутник агитатора» и др. Думается, что целесообразно дать единое для всех союзных республик определение политико–просветительного издания. По нашему мнению, к политико–просветительным изданиям может быть отнесена предназначенная для широких слоев населения массово–политическая, научно–популярная и справочная литература по вопросам истории КПСС, партийного строительства, философии, научного коммунизма, государства и права, международного коммунистического, рабочего и национально–освободительного движения, международных отношений и внешней политики СССР, патриотического воспитания трудящихся, а также политические плакаты, календари и другие издания политического характера, рассчитанные на широкие массы трудящихся.

Если произведение или часть его перепечатывается не в научных и критических работах, учебных и политико–просветительных изданиях, а в других видах литературы, то автор имеет право на вознаграждение. Перепечатка допустима только с согласия автора.

Нормы дозволенной перепечатки в РСФСР (ст. 5 постановления ВЦПК и СНК РСФСР от 8 октября 1928 г. «Об авторском праве») и ряде других союзных республик одинаковы. Из произведения одного автора разрешается перепечатывать в произведении под одним названием не более 0,25 авторского листа прозы и до 40 стихотворных строк, а из капитальных научных трудов (объемом 30 и более авторских листов) – до одного авторского листа. В некоторых союзных республиках установлен другой объем допускаемой перепечатки. Так, в Туркменской ССР размер допускаемой перепечатки не может быть более 0,50 авторского листа для прозы и 40 строк для стихов. В Молдавской ССР предельная норма перепечатки равна одному авторскому листу прозы и 175 стихотворным строкам; в Латвийской ССР – 0,25 издательского листа для прозы и 40 строкам для стихов.

Существующие в союзных республиках различия в отношении допустимых объемов заимствования вполне оправданны, если учесть, что в каждой республике могут быть особенности в учебных программах, на основе которых пишутся учебники, составляются хрестоматии и т. п.

Однако для учебных изданий целесообразно увеличить сами объемы «допустимой перепечатки». Во многих союзных республиках, в том числе и в РСФСР, они были установлены более 40 лет назад. Сейчас к знаниям школьников, учащихся техникумов и студентов вузов стали предъявляться более высокие требования, шире стали проводиться научные исследования, в связи с чем появилась необходимость в увеличении объемов «допустимой перепечатки».

Без согласия автора не допускается перепечатка с превышением установленных объемов. Если же издательство допустит такое нарушение, то автор вправе воспользоваться средствами защиты, установленными ст. 499 ГК. Кроме того, он имеет право получить вознаграждение за всю перепечатку в целом.

Большинство действующих в союзных республиках постановлений об авторском гонораре за литературно–художественные произведения (в РСФСР – постановление Совета Министров от 7 апреля 1960 г.) содержит правило о том, что перепечатка литературно–художественных произведений с превышением установленных норм в учебниках, хрестоматиях и другой учебной литературе влечет выплату гонорара автору по минимальным ставкам обычного издания с применением норм тиражей для учебников. Между тем в настоящее время нормы тиражей для учебников во всех союзных республиках (кроме Туркменской ССР) отменены. Следует считать, что такого рода перепечатка должна оплачиваться по минимальным ставкам.

Воспроизведение отрывков в другом произведении не должно изменять количества изданий воспроизводимого произведения, если даже автор получает за это гонорар. В противном случае ущемлялись бы имущественные интересы автора, поскольку при переиздании всего произведения пришлось бы учитывать эти отрывки как отдельные издания и соответственно снижать размер авторского вознаграждения. Статья 480 ГК, в частности, предусматривает, что без согласия автора воспрещается вносить какие бы то ни было изменения как в само произведение, так и в его название и в обозначение имени автора. Поскольку ст. 103 Основ (ст. 492 ГК) допускает возможность издания части произведения без согласия автора, следует считать, что в этом случае допускается ограничение права автора на неприкосновенность произведения, закрепленного в ст. 480 ГК. Представляется, что возможность указанного ограничения права автора на неприкосновенность его произведения следует отразить в ст. 480 ГК.

Во всем остальном право автора на неприкосновенность произведения сохраняет силу. Если при издании произведения или его части будет, например, искажен текст либо имя автора, то он вправе прибегнуть к средствам защиты, установленным ст. 499 ГК.


§ 3. Издание опубликованного произведения в переводе на другой язык.

Ленинская национальная политика, закрепленная в Программе КПСС, направлена на всестороннее развитие экономики и культуры советских наций и народностей, усиление их идейного единства. Вместе с тем в Программе КПСС указывается, что Коммунистическая партия будет содействовать дальнейшему взаимообогащению и сближению национальных культур, «укреплению их интернациональной основы и тем самым формированию будущей единой общечеловеческой культуры коммунистического общества».[83]

Взаимообогащение и взаимовлияние национальных культур, их сближение осуществляется прежде всего через печать. Перевод научных, политических, учебных и художественных произведений на другой язык позволяет познакомиться с ними людям различных национальностей и народностей и тем самым делает достоянием всех трудящихся нашей многонациональной страны достижения культуры каждого народа.

Нормы права, регулирующие отношения, возникающие при переходе произведений на другой язык, призваны способствовать широкому обмену культурными ценностями между народами СССР и развитию национальных культур. Этим требованиям отвечает установленный советским законодательством принцип свободы перевода. Согласно ст. 102 Основ (ст. 489 ГК) каждое изданное произведение может переводиться на другой язык без согласия, но с уведомлением автора, при условии сохранения целостности и смысла произведения. Если же произведение выпущено в свет не путем издания, а каким–либо другим способом (например, путем публичного исполнения), то перевод его без согласия автора не допускается.

Переводу присущи все признаки самостоятельного произведения как объекта авторского права. Он является результатом творческой деятельности переводчика и выражен в объективной форме, позволяющей воспроизвести результат указанной деятельности. Поэтому законодательство (ст. 96 Основ, ст. 475 ГК) относит его к числу объектов авторского права.

Перевести изданное произведение может и сам автор. Такой перевод считается авторским. В данном случае автор пользуется авторским правом на само произведение и сделанный им перевод. Однако это не препятствует иным лицам переводить произведение на другой язык. Гражданские кодексы союзных республик предусматривают, что уведомление автору о переводе его изданного произведения должно быть направлено организацией немедленно после одобрения ею перевода к использованию. Получив уведомление, автор вправе потребовать от организации экземпляр перевода для просмотра. Если автор обнаружит, что перевод нарушает целостность или смысл произведения, он вправе воспользоваться средствами защиты, установленными ст. 499 ГК.

Переводчик должен точно передать смысл и содержание произведения средствами другого языка. Иногда издаются переводы, искажающие художественные образы, смысл оригинала. Объясняется это недостаточной квалификацией отдельных переводчиков. В печати отмечались также случаи злоупотреблений при издании переводов, когда договоры на переводы литературно–художественных произведений заключались с лицами, не имеющими отношения к литературному труду.[84]

В целях улучшения качества переводов целесообразно расширить права авторов при переводе их изданных произведений.

Типовое положение о подготовке рукописи к изданию (п. 9) рекомендует издательствам заключать договор с переводчиком, который впервые приглашается для перевода произведения, после того как он выполнит отвечающий необходимым требованиям пробный перевод текста объемом не менее 0,5 авторского листа. Руководствуясь типовым положением, издательство вправе обязать переводчика выполнить пробный перевод любого текста. Очевидно, что затраты труда переводчика могут быть оправданными лишь в случае, когда пробный перевод делается с текста произведения, которое предполагается перевести силами данного переводчика. Поэтому целесообразно предусмотреть в п. 9 указанного типового положения, что текст для пробного перевода должен выбираться из произведения, намечаемого для передачи данному переводчику по договору. Целесообразно предусмотреть в законодательстве, что по требованию автора оригинала, заявленному до заключения договора с переводчиком, последний обязан сделать пробный перевод части текста его произведения и передать перевод автору оригинала для ознакомления. В течение определенного срока автор должен сообщить свое мнение о кандидатуре переводчика. Возражения автора против кандидатуры переводчика, на наш взгляд, должны приниматься издательством лишь в том случае, когда автор, ознакомившись с пробным переводом части текста, убедится в низком качестве перевода и сможет доказать это издательству.

Недопустим обратный перевод, т. е. перевод произведения на язык оригинала. При таком переводе возможны либо искажение произведения, либо дословное повторение текста оригинала.

М. В. Гордон справедливо полагал, что если по недоразумению обратный перевод и был сделан, то переводчик не приобретает авторского права на перевод, поскольку авторское право на произведение на языке оригинала остается за автором.[85] Бесспорность такого вывода очевидна. В связи с этим целесообразно закрепить в законодательстве правило, запрещающее обратные переводы. Исключение из него может быть допущено в тех случаях, когда оригинал произведения утерян.

Как правило, произведения издаются на языке оригинала, а затем переводятся на другие языки. Перевод с оригинала сможет наиболее точно передать смысл и содержание произведения. Поэтому общество, как и автор, заинтересовано в том, чтобы произведения переводились с оригинала. Но во многих союзных и автономных республиках издательства не имеют возможности переводить основную массу произведений с оригинала, поскольку в нашей стране, где народы и народности говорят на 108 языках, трудно подготовить переводчиков, которые могли бы обеспечить переводы с языков всех народностей на любые другие языки народов СССР.

Мы полагаем, что правила ст. 489 ГК следует применять и к случаям, когда изданное произведение переводится на другой язык с использованием «промежуточного перевода», поскольку при «промежуточном переводе» возможны искажения произведения так же, как и при переводе с оригинала.

Поскольку каждое изданное произведение может переводиться на другой язык без согласия автора, договор с ним об издании такого произведения в переводе заключаться не должен.

Таким образом, при переводе изданного произведения автор не пользуется правом на опубликование, воспроизведение и распространение произведения. Кроме того, автор не может выбирать авторское имя.

Если произведение издано под подлинной фамилией автора, он не может требовать, чтобы при переводе был указан его псевдоним либо настаивать на выпуске произведения без указания имени. Все другие личные неимущественные права (право на неприкосновенность произведения, на авторство) за автором сохраняются.

Принцип свободы перевода не применяется при переводе неизданных произведений на другой язык. Автор такого произведения в соответствии со ст. 98 Основ имеет право на его опубликование, воспроизведение и распространение. Поэтому перевод неизданных произведений возможен лишь с согласия автора.

Согласно ст. 102 Основ право на получение вознаграждения за перевод изданного произведения принадлежит автору в случаях, предусмотренных законодательством союзных республик. Гражданские кодексы установили, что круг таких случаев определяется Советами Министров союзных республик. Следовательно, принцип «свободы перевода» не исключает для автора возможности получить вознаграждение при переводе его изданного произведения на другой язык.

Действующие в союзных республиках постановления об авторском гонораре за политические, научные, учебные и другие произведения (кроме литературно–художественных) предусматривают, что произведения, написанные и изданные на русском языке, могут быть переведены на любой язык народов СССР без выплаты авторского вознаграждения. В большинстве союзных республик (РСФСР, Азербайджанской, Армянской, Белорусской, Казахской, Латвийской, Литовской, Молдавской, Таджикской, Узбекской, Украинской и Эстонской) авторам не выплачивается вознаграждение и при переходе таких произведений с национального языка на русский, а также при переводах с одного национального языка на другой. Только в Грузинской, Киргизской и Туркменской ССР при переводах подобных произведений с национального языка на русский и с одного национального языка (кроме русского) на другой автор имеет право получить гонорар.

По–иному решены в действующих постановлениях об авторском гонораре вопросы, касающиеся выплаты вознаграждения за издание литературно–художественных произведений в переводе на другой язык. Следует отметить, что до 1969 года ни в одной союзной республике авторы не получали вознаграждение за издание в переводе литературно–художественных произведений, первоначально изданных на русском языке. В большинстве союзных республик с 1969 года выплачивается гонорар авторам литературно–художественных произведений, переводимых с русского языка на другие национальные языки. Гонорар авторам выдается в размере не более 60% минимальных ставок за соответствующий вид литературно–художественных произведений без учета тиражей. При каждом последующем издании перевода такого произведения, так же как и за превышение норм тиража, гонорар автору выплачивается в соответствующих процентах от установленной ставки.

Совет Министров РСФСР постановлением от 9 сентября 1968 г. установил, что при издании в переводе на языки народов РСФСР литературно–художественного произведения, первоначально изданного на русском языке, гонорар автору оригинального произведения выплачивается в твердом размере – 60% минимальных ставок за соответствующий вид произведения без учета тиражей. При переиздании произведения автор получит гонорар по установленной шкале оплаты переизданий (за второе и третье издание – 60% ставки первого издания на языке народов РСФСР и т.д.). В Азербайджанской, Армянской, Грузинской и Киргизской ССР авторам литературно–художественных произведений, переводимых с русского языка, гонорар не выплачивается.

Изменения в оплате за издание литературно–художественных произведений в переводе на другой язык можно оценить как один из важных шагов по пути дальнейшего расширения имущественных прав авторов литературных произведений.

Как говорилось, согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 9 сентября 1968 г. при издании произведения, первоначально изданного на одном из языков народов СССР (кроме русского), в переводе на русский язык или другой язык народов РСФСР автору выплачивается гонорар в размере 60% ставки первого издания на языке оригинала. Аналогичное правило установлено в большинстве других союзных республик. Многие издательства считают, что это правило обязывает их при опубликовании в переводе на другой язык изданного произведения запрашивать справку о фактическом размере ставки гонорара, по которой оплачивалось произведение при первом опубликовании на языке оригинала. Между тем упомянутое правило постановлений можно толковать как отсылку к ставке первого издания произведения на языке оригинала, установленной законодательством той союзной республики, где произведение издается в переводе на другой язык. Такое толкование, на наш взгляд, является более правильным, поскольку позволяет учитывать при определении ставки гонорара литературно–художественные достоинства произведения и мнение о нем общественности. К тому же не всегда можно установить, по какой ставке произведение фактически оплачивалось при первом издании на языке оригинала.

Хотелось бы отметить следующее обстоятельство. Согласно действующим в союзных республиках постановлениям об авторском гонораре вознаграждение за переиздание литературных произведений выплачивается в соответствующем проценте от ставки первого издания. В данном случае постановления имеют в виду установленную в них (а не в договоре) ставку первого издания, поэтому при переиздании произведения после истечения срока действия договора издательство и автор выбирают из нескольких ставок одну и записывают ее в новый договор. Иное правило действует в Азербайджанской ССР: переиздание произведения оплачивается в соответствующем проценте от ставки, установленной в договоре за первое издание.

На практике иногда переводят вышедшие в свет произведения не с текста оригинала, а с русского текста произведения. В подобных случаях при решении вопроса о возможности выплаты автору гонорара следует руководствоваться правилами, установленными в данной союзной республике для оплаты произведений, переводимых с одного национального языка на другой, а не нормами, регулирующими переводы с русского языка на национальные языки.

Например, литературно–художественное произведение армянского писателя было выпущено в свет на армянском, затем на русском языке. После этого в Украинской ССР произведение было издано на украинском языке, причем фактически перевод делался не с армянского языка, а с русского языка. При решении вопроса о выплате гонорара автору издательство на основании действующего в УССР постановления об авторском гонораре за литературно–художественные произведения должно руководствоваться правилами, установленными для оплаты литературно–художественных произведений, переводимых с одного национального (кроме русского) языка на другой.

Не допускается использование произведения без согласия автора, а следовательно, и без заключения договора в тех случаях, когда оно издается на языке оригинала, но текст предисловия или послесловия, оглавления или сноски помещается на другом языке. Например, книга советского автора была написана и издана в РСФСР на немецком языке. Спустя несколько лет ее переиздали в Литовской ССР на немецком языке, но предисловие и сноски поместили в переводе на литовском языке. В подобных случаях нельзя считать, что произведение было издано в переводе на другой язык, поскольку сам текст произведения издан на языке оригинала. Поэтому с автором должен быть заключен договор и, естественно, выплачено авторское вознаграждение.

Установленные законодательством правила использования произведения без согласия автора, а в ряде случаев также и без выплаты ему вознаграждения распространяются и на его наследников.

Гонорар автору, изданное произведение которого публикуется в переводе на другой язык, выплачивается после выхода издания в свет.

Примечания

1

В дальнейшем — Основы.

2

В дальнейшем имеются в виду статьи ГК РСФСР и соответствующие статьи ГК Других союзных республик.

3

И. Я. Хейфец, Авторское право, изд–во «Советское законодательство», 1931, стр. 116.

4

См. А. И. Ваксберг. Некоторые вопросы советского авторского права, «Советское государство и право» 1954 г. № 8, стр. 37–38.

5

В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, изд–во АН СССР, 1956, стр. 103.

6

«Правда» 23 мая 1967 г.

7

См. «КПСС о культуре, просвещении и науке», Политиздат, 1963, стр. 228–229.

8

К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 440.

9

СУ РСФСР 1928 г. №132, ст. 861.

10

См. «Бюллетень Наркомпроса» 1930 г. № 19.

11

Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право, Госюриздат, 1957, стр. 157–158.

12

См. «Ведомости Верховного Совета РСФСР» 1964 г. № 51, ст. 892.

13

СЗ СССР 1925 г. № 7, ст. 67.

14

См. В. И. Серебровский, Авторское право в новом Гражданском кодексе РСФСР, «Советское государство и право» 1965 г. № 1, стр. 89.

15

«Литературная газета» 6 и 10 марта 1951 г., «Комсомольская правда» 27 февраля и 8 марта 1951 г.

16

Е. Вакман, И. Грингольц, Авторские права художников, изд–во «Советский художник», 1962, стр. 24.

17

Издательство стандартов, 1971, стр. 2.

18

См. А. В. Белявский, Судебная защита чести и достоинства граждан, «Юридическая литература», 1966, стр. 26.

19

См. М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат, 1955, стр. 124. Свое мнение М. В. Гордон ничем не обосновал.

20

См. «Справочник нормативных материалов для издательских работников», «Книга», 1969, стр. 92. Комитет по печати при Совете Министров СССР преобразован в Государственный комитет Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли.

21

Я. А. Конторович, Авторское право на литературные, музыкальные, художественные и фотографические произведения, новый закон 15 марта 1911 г., СПб., 1911, стр. 413.

22

В.И.Ленин, Полн. собр. соч., т. 45, стр. 206–207.

23

«Справочник партийного работника», вып. 9, Политиздат, 1969, стр. 10.

24

В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 12, стр. 100–101.

25

См. «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 2, стр. 7.

26

См. «Экономическая газета» 1972 г. № 31.

27

См. В. Чертков, Ведение адвокатами судебных дел по спорам, вытекающим из авторского права, «Советская юстиция» 1968 г. №24, стр. 12.

28

М. В. Ломоносов, Полн. собр. соч, т. 3, изд–во АН СССР, 1952, стр. 231.

29

См. «Социалистическая законность» 1970 г. № 8, стр. 86–87.

30

См. «Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР», «Юридическая литература», 19711, стр. 305; «Научный комментарий к УК РСФСР», Свердловск, 1964, стр. 292.

31

Мы не касаемся льгот, получаемых трудящимися из общественных фондов потребления.

32

См. Е. А. Пашерстник, Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих, изд–во АН СССР, 1949, стр. 142–146.

33

См. В. А. Дозорцев. Природа вознаграждения за изобретательские предложения, «Ученые записки ВНИИСЗ», вып. 14, 1968, стр. 160.

34

К. Маркс, Ф.Энгельс, Соч., т. 26, ч. 1, стр. 420, 421.

35

См. Е. А. Флейшиц, Предисловие к книге Д. Сиджанского и С. Кастаноса «Международная охрана авторского права», ИЛ, 1958, стр. 13.

36

См. И. А. Грингольц. О теории авторского вознаграждения за произведения литературы, науки и искусства, «Ученые записки ВНИИСЗ», выл. 14, 1968, стр. 146.

37

См. И. А. Грингольц, О теории авторского вознаграждения за произведения литературы, науки и искусства, стр. 145.

38

СП РСФСР 1968 г. № 17, ст. 90.

39

«Советская печать в документах», Госполитиздат, 1961, стр. 335.

40

См. А И. Ваксберг, Об авторском гонораре, «Искусство», 1961, стр. 10.

41

СП РСФСР 1960 г. № 16, ст. 64, 1968 г. № 17, ст. 90; 1970 г. № 17, ст. 105.

42

СП РСФСР 1967 г. № 5, ст. 41.

43

«Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР, 1942 год», Юриздат, 1947, стр. 203.

44

См. М. Дьяков, Б. Алексеев, Писатель и издатель, «Литературная газета» 13 ноября 1965 г.

45

См. И. А. Грингольц, О теории авторского вознаграждения за произведения литературы, науки и искусства, стр. 149–150.

46

См. И. А. Грингольц, О теории авторского вознаграждения за произведения литературы, науки и искусства, стр. 155.

47

СП РСФСР 1960 г. № 16, ст. 64. В это постановление были внесены частичные изменения постановлениями Совета Министров РСФСР от 9 сентября 1968 г. (СП РСФСР 1968 г. № 17, ст. 90) и от 16 июля 1970 г. (СП РСФСР 1970 г. № 17, ст. 105).

48

СП СССР 1968 г. № 9, ст. 52.

49

См. постановление СПК РСФСР от 20 ноября 1928 г. «О минимальных ставках гонорара за литературные произведения и о нормах тиража» (СУ РСФСР 1928 г. № 140, ст 922).

50

См. постановление СНК РСФСР от 12 июля 1941 г. «Об авторском гонораре» (СП РСФСР 1944 г. №8, ст. 43)

51

См. «Печать в СССР за 50 лет. Статистический сборник» «Книга», 1967, стр. 100.

52

СП РСФСР 1962 г. № 3, ст. 19.

53

СП РСФСР 1967 г. № 5, ст. 41.

54

В редакции постановления Совета Министров РСФСР от 31 марта 1967 г.

55

См. «Справочник нормативных материалов для издательских работников», «Книга», 1969, стр. 168.

56

«Комментарий к ГК РСФСР», «Юридическая литература», 1970, стр. 730.

57

См. «Основные директивы и законодательство о печати», изд–во «Советское законодательство», 1935, стр. 89.

58

См. «Судебная практика по авторским делам», «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. № 5, стр. 39.

59

«Советское гражданское право», 1. 2, «Юридическая литература», 1965, стр. 398.

60

См. Е. Вакман, И. Грингольц, Авторские права художников, «Советский художник», 1962, стр. 71.

61

В. И. Серебровский, Вопросы советского авторского права, стр. 71.

62

См. Д. М. Сутулов, «Авторское право. Издательские договоры, авторский гонорар». «Юридическая литература», 1966, стр. 73.

63

См. «Практический комментарий ГК РСФСР», Юриздат, 1931, стр. 746–717.

64

В. Я. Ионас. Критерий творчества в авторском праве и судебной практике, «Юридическая литература», 1963, стр. 127.

65

«Бюллетень Верховного Суда РСФСР» 1961 г. № 2, стр. 5.

66

См. Л. М. Азов. Отношения по издательскому договору при соавторстве, «Советское государство и право» 1940 г. № 8–9, стр. 248.

67

См. В. Н. Серебровский, Вопросы советского авторского права, изд–во АН СССР, 1956, стр. 74–76.

68

При договоре заказа издательство обязано также в установленный срок дать оценку произведению, что же касается воспроизведения, выпуска в свет и распространения произведения, то такая обязанность лежит на издательстве только в том случае, если оно одобрит произведение.

69

См. А. И. Ваксберг, Издательство и автор, изд–во «Искусство», 1957, стр. 12.

70

См. Н. Гусев, Судебная практика по делам об авторском праве, «Социалистическая законность» 1968 г. № 11, стр. 19.

71

См. О. С. Иоффе, Ю. К. Толстой. Новый Гражданский кодекс РСФСР, изд–во ЛГУ, 1965, стр. 411.

72

«Общая теория советского права», «Юридическая литература», 1966, стр. 215.

73

См. «Ведомости Верховного Совета СССР» 1970 г. №29. ст. 265.

74

См. Б. С. Антимонов, Е. А. Флейшиц, Авторское право, стр. 174.

75

См. «Судебная практика по авторским делам», «Бюллетень Верховного Суда СССР» 1968 г. №5, стр. 40.

76

См. О. С. Иоффе, Ю. К. Толстой, Новый Гражданский кодекс РСФСР, изд–во ЛГУ, 1965, стр. 147.

77

См. «Гражданско–правовая охрана интересов личности», «Юридическая литература», 1969, стр. 236.

78

См. «Комментарии к ГК РСФСР», «Юридическая литература», 1970, стр. 716.

79

См. В. И. Серебровский. Вопросы советского авторского права, стр. 80; см. также А. Гарибян, Авторские права научных работников, «Советская юстиция» 1968 г. №21, стр. 10.

80

См. В. И. Корецкий, Авторское право на плановые научные работы, Душанбе, 1962, стр. 48.

81

В Киргизской и Туркменской ССР выплата авторам гонорара за издание учебных пособий, выполненных по служебному заданию, не предусмотрена.

82

А. К. Юрченко, Охрана интересов граждан в правоотношениях, связанных с творческой деятельностью. «Гражданско–правовая охрана интересов личности», стр. 220.

83

«Программа Коммунистической партии Советского Союза», изд–во «Правда», 1961, стр. 115.

84

См., например, Аг. Гатов, Споры по существу, «Мастерство перевода», изд–во «Советский писатель», 1964, стр. 334.

85

См. М. В. Гордон, Советское авторское право, Госюриздат, 1955, стр. 99.

Камышев В Г