BzBook.ru

Постатейный комментарий к Федеральному закону от 7 июля 2003г. N 112-ФЗ "О личном подсобном хозяйстве"

I. Личные подсобные хозяйства в IХ-ХХ веках

Еще до образования Древнерусского государства Восточные славяне применяли три способа расселения: по отдельности (индивидуально, семьями, родами), в городищах (совместно) и на свободных землях между диких лесов и степей (займища, заимки, становища, починки).

В первом случае обилие свободных земель позволяло каждому обработать столько земли, сколько было возможно.

Во втором случае каждый стремился, чтобы выделенные ему для обработки земли размещались ближе к городищу. Все удобные земли считались общей принадлежностью, оставались неделимыми, обрабатывались сообща либо делились на равные участки и через определенный период времени распределялись по жребию между отдельными семьями.

В третьем случае граждане отделялись от городищ, расчищали и выжигали леса, осваивали пустоши и образовывали новые хозяйства.

До конца ХVI века большинство крестьян не было закрепощено. Они свободно владели своими землями, выплачивали князю посошную подать. Землевладение таких крестьян (их называли черносошными) преобладало.

Только 10 декабря 1497 года был определен срок возможного перехода крестьянина к другому князю — осенний Юрьев день. До этого переход осуществлялся свободно в течение всего года.

В дальнейшем государством принимались все более строгие меры по прикреплению крестьян к земле, а после отмены в ХVI веке "Юрьева дня" они стали полностью крепостными (разрешался их розыск и принудительное возвращение).

С появлением на Руси вотчин (наследственных, выслужных и купленных), а затем и поместий (поместный оклад служивым людям дворянского сословия в виде земельного участка) земли черносошных крестьян стали сокращаться. Такое положение существовало вплоть до принятия Александром II 19 февраля 1861 года Манифеста, отменившего крепостное право.

В ходе этой реформы каждому селению был отведен в натуре так называемый душевой надел. Крестьяне имели право выкупать эти наделы, а до выкупа надел поступал селению в общинное, а иногда в подворно-наследственное пользование за особые повинности или оброки тем помещикам, из земель которых эти наделы были выделены.

На основании Именного высочайшего указа Николая II от 9 ноября 1906 года (Столыпинская реформа) крестьянину было предоставлено право выйти из общины со своим наделом и образовать хутор или отруб. Выделение хуторов и отрубов было прекращено постановлением Временного правительства от 28 июня (11 июля) 1917 года.

По Декрету о земле от 26 октября (8 ноября) 1917 года крестьянам предоставлялось право самим выбирать ту или иную форму землепользования: подворную, хуторскую, общинную, артельную (это зависело от решения отдельных селений и поселений). В результате к 1922 году было создано 3,3 тысяч коммун, 10,2 тысяч сельскохозяйственных артелей, 2,5 тысяч товариществ по совместной обработке земли, 4,4 тысяч совхозов и их общая площадь оставила 3,5 миллиона гектаров, или 3,2 процента от сельскохозяйственных земель страны. Как видно из этих данных, подавляющая часть крестьян не спешила встать на путь коллективизации, а вела личное хозяйство.

В соответствии с директивами ХV съезда ВКП(б) в 1928 году начался период сплошной коллективизации с соблюдением классового принципа отвода земель. Колхозам отводились лучшие по качеству и ближе расположенные к селам земли, землепользования кулаков ограничивались минимальной потребительской нормой, а при их выселении земли прирезались колхозам. К 1937 году в колхозы и совхозы было вовлечено 93 процента от общего количества крестьянских единоличных хозяйств.

Крестьяне получили право иметь небольшой по площади (менее 0,5 гектара) приусадебный участок для ведения личного хозяйства, а все остальные земли закреплялись за колхозами и совхозами. Такая модель землепользования просуществовала (с некоторыми изменениями) до 1991 года, когда в ходе земельной реформы и реорганизации колхозов и совхозов землю отдали в общую долевую собственность (разделили на условные земельные доли между сельскими жителями).

В советское время на разных этапах развития страны устанавливались различные ограничения на ведение личного хозяйства. Так, в 1950-1970-х годах устанавливалось предельное поголовье скота, и даже количество плодово-ягодных насаждений, которые разрешалось иметь. Вводился обязательный план сдачи государству молока, мяса, яиц, картофеля и т.д. Было установлено и непосильное налоговое бремя, которое делало экономически невыгодным ведение личного хозяйства.

До 1991 года размер приусадебного участка зависел от вида деятельности гражданина.

Если колхознику выделяли до 0,50 гектара, то постоянному рабочему и специалисту совхоза — до 0,30 гектара, сельскому врачу, учителю, почтальону или продавцу — до 0,25 гектара, сельскому жителю (работающему в других отраслях народного хозяйства) — до 0,15 гектара. Такая иерархия строго соблюдалась, и в случае увольнения из колхоза или совхоза приусадебный участок "обрезали" до 0,15 гектара, а у городских жителей, купивших или получивших по наследству жилой дом в сельской местности, — до 0,06 гектара (статьи 60, 66 и 73 Земельного кодекса РСФСР, введенного в действие Законом РСФСР от 1 июля 1970 года).

Земельный кодекс РСФСР, принятый Верховным Советом РСФСР 25 апреля 1991 года, устранил такую дискриминационную норму, применяемую к гражданам, занимающимся разными видами деятельности. Предельные размеры земельных участков, предоставляемых для ведения личного подсобного хозяйства, органами местного самоуправления стали устанавливаться одинаковыми для всех без исключения граждан (ст.36). Эта же норма повторена и в Земельном кодексе Российской Федерации от 25 октября 2001 года N 136-ФЗ (ст.33).