BzBook.ru

Общество: государственность и семья

8. Мужское пьянство и алкоголизм в семейной жизни [69]

Хотя далеко не все люди понимают и могут говорить о том, что такое свобода, что такое вседозволенность, в чём и как может выражаться подневольность и несвобода, но общеисторическая тенденция состоит в том, что человечество стремится и движется к тому, чтобы все люди были объективно свободны на основе потенциала, предоставляемого каждому из них генетикой вида «Человек разумный».

И поскольку человек — не животное по предопределению своего бытия Свыше, то у многих возникает ощущение собственной несвободы в связи с проявлениями в их жизни инстинктивной алгоритмики. Однако человек сильнее чувствует и острее осознаёт свою подчинённость другим людям, а не подчинённость своего поведения чему-то, что свойственно ему самому. В частности, непосредственная подчинённость своего поведения инстинктам осознаётся хуже, нежели подчинённость своего поведения другим людям [70]. Поэтому женщина в семье может быть искренне убеждена в том, что она — чуть ли не святая, в то время как её муж может переживать состояние психологической угнетённости давлением с её стороны; давлением тем более жёстким и глупым по своим притязаниям, чем уже кругозор женщины, чем больше у неё амбиций и самодовольства и чем меньше в её поведении проявлений человечного типа строя психики.

А один из способов, с помощью которого мужчина может выйти из подчинённости женщине, в основе которой лежит описанная выше раскладка инстинктивных программ поведения по психике каждого из полов, это — принять в организм некоторую дозу алкоголя [71].

В результате принятия «умеренной дозы» алкоголя в мозгу мужчины возбуждаются те же зоны, что нормально возбуждаются и при оргазме в ходе полового акта. Если мужчина по характеру «мягкий», психологически слабый, безвольный или остановился в личностном развитии, не достигнув человечного типа строя психики, то он воспользуется этим способом, тем более, что именно к этому пути «улучшения» своего настроения и психического самочувствия его подталкивает культура, не только допускающая питие «в меру», но и обязывающая к ритуальному систематическому питию по нескончаемому множеству поводов[72].

И одним из генераторов ухода мужчины таким путём из-под является приобщение к питию.

Предпосылки к этому закладывает в психику исторически сложившаяся культура, в которой подростки из бессмысленного подражания взрослым и в самоутверждении друг перед другом в качестве якобы повзрослевших, приобщаются к разным дурманам, включая и алкоголь. Но в этом возрасте организм ещё не завершил формирования всех структур и физиологическая зависимость от алкоголя возникает наиболее легко и быстро на основе извращения физиологии дурманами, что препятствует, а в ряде случаев полностью исключает нормальное завершение работы генетических программ развития [73].

Соответственно такого рода взаимосвязям и воздействия алкоголя психиатрическая практика показала, что алкоголизм мужчины, возникающий и развивающийся при его жизни в семье, — болезнь семейная, а не исключительно заболевание . Это выражается в том, что если мужчина перестаёт пить, то у его непьющей или малопьющей жены (либо основной сожительницы) достаточно часто возникают стойкие расстройства психики — депрессия или истерия, — которые проходят «сами собой» сразу же, как только мужчина возобновляет выпивки и втягивается в систематическое пьянство [74].

В таких семьях:

· женщина страдает от пьянства мужчины, когда мужчина систематически пьёт,

· и она же страдает от расстройства её собственной психики, если мужчина перестаёт пить.

И для многих семей такого рода ситуация становится практически безвыходной.

Психиатрическая помощь исключительно мужчине по поводу его алкоголизма в таких семьях оказывается неэффективной, поскольку, если мужчина перестаёт пить, то жена снова буквально вдавливает его в пьянство своей депрессией или истеричностью. Для того, чтобы из такой семьи ушло пьянство мужа, психолог-психиатр должен начать работать одновременно с обоими супругами, и нравственно-психологически должны измениться они оба: и мужчина, и женщина. Это так, хотя и не все женщины (тем более страдалицы от пьянства мужей) с этим согласятся.

Аналогично взаимоотношениям жены и пьющего мужа складываются взаимоотношения пьющего сына и матери в случае, если сын пьёт, проживая в семье матери вне своей семьи после её краха либо так и не создав своей семьи (что может быть обусловлено собственническими инстинктивными программами поведения его матери): инстинкты те же, но внутрисемейные роли другие.

При этом надо понимать, что медикаментозное воздействие в процессе оказания помощи членам такой поражённой алкоголизмом семьи должно носить характер, подчинённый чисто образовательно-психологической помощи людям в переосмыслении ими своей жизни и нравственности в процессе их перехода к иной организации своей психики; в процессе выработки и освоения ими иных — новых для них — навыков поведения как в жизни семьи, так и в жизни общества. Т.е. медикаменты могут разорвать физиологическую зависимость от алкоголя, поднять эмоции в депрессии, понизить возбудимость при склонности к истерии, но это уместно только как фактор временного воздействия, призванный создать основу, на которой должен спокойно протекать процесс нравственно-психологических изменений обоих супругов в личностном развитии каждого из них.