BzBook.ru

Обеспечение информационной безопасности бизнеса

1.3.4. Ущербы и негативные последствия

Ущерб — это сложная, многоаспектная сущность. На вид и величину ущерба, помимо материальных составляющих, влияют социальная, нравственная и культурная составляющие, степень зрелости гражданско-правового общества и государства, а также индивидуальные предпочтения отдельно взятого субъекта и то состояние, в котором он находится в данный момент времени. В интересующем нас смысле можно рассматривать два вида ущерба:

а) ущерб субъекта как категория системы гражданско-правовых отношений, связанных с какой-либо реализуемой деятельностью;

б) ущерб субъекта как категория права на реализацию какой-либо деятельности.


Ущерб в пункте а) определяется в контексте гражданского, административного, уголовного кодексов РФ, а также соответствующими процессуальными кодексами, регулирующими процедуры инициирования сбора свидетельств, расследования и рассмотрения в суде связанных с ущербами споров. Очевидно, что чем более развита и совершенна эта система, то тем более широко (полно) и тем более точно определяет она возможные виды ущербов и способов их оценивания.

Для нас важным является то обстоятельство, что мы рассматриваем только подмножество ущербов, наступивших в связи со злоупотреблением (фальсификацией) информационной сферы, и этот факт должен быть установлен и подтвержден. В связи с тем, что отношения «субъект, субъект» и «субъект, объект» есть информационные сущности, равно как и цели, которые мы стремимся достичь в процессе осуществляемых деятельностей, область влияния информационной сферы на субъектов, механизмы и степень этого влияния весьма обширны и многообразны.

Основной результат этого влияния — некачественно реализованная цель, снижающая ожидаемую выгоду от ее реализации. Это может иметь разное выражение (отображение). В бизнесе — уменьшение получаемого дохода как в прямом смысле, так и через увеличение различных издержек, прямых и косвенных потерь (объемных и стоимостных), задействованных в реализуемых деятельностях активов, удовлетворения различного рода претензий, связанных с неисполнением (некачественным исполнением) принятых обязательств, и т. д.

Принципиальным является то обстоятельство, что все не идентифицированные в терминах гражданско-правовой сферы негативные последствия для субъекта деятельности могут быть отнесены только на него самого (сам виноват). Кроме того, может оказаться, что регулируемые гражданско-правовой сферой негативные для субъекта последствия обеспечивают неадекватное реальному ущербу возмещение. Эта часть ущерба также относится на субъекта деятельности.

Таким образом, потенциальный объем ущербов, приходящихся на субъекта (доля в общем объеме негативных последствий), большой. Естественно, что он, предпринимая различные меры, стремится его уменьшить.

Любой субъект деятельности в процессе реализации своих целей может не только нанести ущерб сам себе, но и другим (или ему другие наносят ущерб), а также ущерб может быть нанесен государству. Такой ущерб обусловлен тем, что субъекты взаимодействуют не только между собой, но и с государством (в том или ином виде), а у государства есть не только права, но и обязанности. Государство может нести ущерб не только в сфере своих прямых обязанностей, но и в виде различных компенсаций субъектам, не сумевшим разрешить свои конфликты интересов (коллизии) в рамках гражданско-правовой сферы. Кроме того, государство может быть ответчиком в суде и проиграть по искам. Эта практика растет.

Минимизируя свои риски, государство совершенствует гражданско-правовую сферу, частично перенося тем самым свои риски на взаимодействующих субъектов. Кроме того, через уполномоченных органов-регуляторов государство вводит различные системы ограничений и отслеживает их исполнение субъектами деятельностей. Ограничения могут вводиться и непосредственно в виде законов. Можно выделить, хотя бы условно, два направления ограничений:

а) требования (ограничения) на качество производимого продукта (услуги);

б) ограничения на способ реализации деятельности (технологию).


Очевидно, что прежде всего государство стремится минимизировать риски в зоне своей прямой ответственности: общественная, экономическая и иные виды безопасности; безопасность жизнедеятельности и т. д. Однако, вводя, например, экологические ограничения на бизнес, государство может увеличить нагрузку на бизнес и уменьшить свою нагрузку.

Понятно, что ограничения, предъявляемые к качеству продукта, естественным образом отображаются в гражданско-правовую сферу, так как качество продукта есть один из предметов взаимодействия участвующих субъектов.

Другое дело — ограничения в способе реализации деятельности. В общем случае потребителю продукта или услуги все равно, каким образом он был произведен. Поэтому для бизнеса такого рода ограничения есть дополнительные издержки, увеличивающие затраты и понижающие эффективность деятельности. Понятно, что если в совокупности такого рода издержек будет много, то бизнес станет неэффективным (убыточным) и будет свернут. Особенно плохо, когда ограничения на деятельность выражаются в виде некоторой обязательной технологии. Тогда субъект, сумевший решить проблему лучше и дешевле, все равно будет нарушителем, и к нему будут применены соответствующие санкции.

В любом случае понятие ущерба и негативных последствий в рассматриваемой нами проблеме является фундаментальным и первичным. Если изначально понятие «ущерб» не формализовано как с точки зрения идентификации, так и оценки величины, то все дальнейшие рассуждения о его минимизации и избежании останутся умозрительными и вряд ли перейдут в практическую плоскость.