BzBook.ru

Обеспечение информационной безопасности бизнеса

1.3.1. Мотивация

Российская и мировая практика регулирования информационной безопасности (ИБ) недавнего прошлого состояла из обязательных требований национальных уполномоченных органов, оформляемых в виде руководящих документов РД. Поэтому для топ-менеджмента и владельцев организаций существовала только одна проблема соответствия им (комплаенс) и только один способ ее решения — как с минимальными затратами выполнить предлагаемые требования. Для уполномоченных органов существовала своя проблема — как в силу невозможности охвата всех возможных видов деятельности и условий их реализации, а также существенных различий в целях деятельности предложить универсальный набор требований. Для этого проблема ИБ рассматривалась как самодостаточная сущность, инвариантная к деятельности, целям, условиям, а также существенно обуживалась в содержательности в угоду универсальности.

Оба подхода (организаций и регуляторов) неадекватны существующей реальности и представляют ее в существенно искаженном виде. Так, основные содержательные ограничения на деятельность по обеспечению ИБ связаны с традиционной моделью ИБ, предполагающей обязательное наличие злоумышленника, стремящегося нанести ущерб активам (информации), и, соответственно, ориентированной на защиту информации от действий такого субъекта (группы субъектов). При этом инциденты, связанные, например, со штатными изменениями прикладного софта, не могут быть отнесены к злоумышленнику. Их возможные причины — слабо развитый менеджмент и слабая технологическая база. Собственная неадекватность организации (менеджмента, процессов основной деятельности) сложившимся условиям вообще представляет собой очень мощный источник проблем, который игнорируется в силу невозможности его привязки к злоумышленнику.

Дальнейшая эволюция моделей ИБ была связана с усилением роли собственника (владельца) и сводилась к тому, что он сам выбирал (на свой страх и риск) из предложенного ему стандартного набора защитных мер те, которые ему необходимы, т. е. такие, которые, по его мнению, могут обеспечить приемлемый уровень безопасности. Это был существенный шаг вперед, так как он обеспечивал привязку ИБ к конкретному объекту с конкретными условиями его существования, частично разрешая противоречия, связанные с самодостаточностью проблемы ИБ. Однако конструктивного механизма для владельца предложить не удалось, кроме как создания каталога объектов с выбранными типовыми защитными мерами (профилей защиты). Сами профили создавались при этом экспертно-эвристическим методом. При этом какой все-таки риск принимал на себя владелец, оставалось неизвестным и определялось на практике.

Дальнейшая эволюция свелась к тезису о том, что ИБ может создавать (порождать) ущербы для целей деятельности и поэтому риски ИБ (которая оставалась самодостаточной) должны быть согласованы (увязаны) с рисками организации. Оставалось только указать, как их увязывать, и интегрировать систему менеджмента ИБ (СМИБ) в общекорпоративный менеджмент не как изолированную и независимую систему процессов, а как неотъемлемую, сильно связанную составную часть менеджмента. Этого не удалось сделать. Однако этот подход хорошо продвинул ряд оценочных категорий ИБ, включая риски ИБ.

Известны также прагматичные модели ИБ, основанные на оценке совокупной стоимости владения (применительно к ИБ) и «возврате» инвестиций в ИБ. В рамках этого подхода группа близких по целям и условиям деятельности организаций периодически производит оценку по направлениям реализации ИБ и формирует модель, состоящую из лучших практик по группе. Далее каждая из организаций в соответствии со своими отставаниями от лучших практик и своих условий (произошедших инцидентов) определяет направление и объем инвестиций. Эффективность инвестиций оценивается в следующем периоде по снижению ущербов от инцидентов, оказавшихся в области произведенных инвестиций и не повлекших поэтому больших ущербов.

Однако этот подход при многих своих достоинствах требует широкого обмена чувствительной информацией, а конфликт интересов участников обмена исключает создание сколько-нибудь качественных мер доверия, поэтому он не имеет широкого распространения.

Модель ИБ, предложенная в стандарте ЦБ РФ, еще более продвинула проблему как в части ее интеграции (связала с целями деятельности), так и в части расширения толкования сущности «злоумышленник». Под злоумышленником понимается лицо, способное вести противоборство с собственником и имеющее свою цель, которую он реализует, достигая контроля над активами организации.

Такой подход существенно расширяет виды и источники ущербов организации, попадающих в область рассмотрения ИБ, где их решение наиболее рационально. Он, однако, был во многом компромиссным подходом и настоятельно требует дальнейшего приближения проблем ИБ к конечному результату деятельности (производимому продукту). Нужна модель, которая реально помогает бизнесу, напрямую способствует его результативности и необходимому улучшению посредством создания и поддержания безопасной и доверенной информационной сферы, в том числе через борьбу со злоумышленником. Только такая модель может восприниматься бизнесом. Любая другая будет им отторгаться.