BzBook.ru

О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ



Новое правительство «молодых реформаторов», (а именно оно до сих пор осуществляло приватизацию всего и вся в нынешней России!) вдруг заговорило о необходимости национализации естественных монополий и ряда крупных предприятий, как необходимого условия наведения в них финансового и управленческого порядка. Однако воинственно настроенные либеральные реформаторы из кругов действующей власти, которые неожиданно стали рассуждать о национализации, только очередной раз показывают монументальное скудоумие, как своё собственное, так и всего складывающегося господствующего класса, который патологически не способен думать вообще и понимать, что происходит в стране в частности. Они призывают к национализации, не объяснив, что под ней подразумевают! Судя же по невнятным заявлениям на эту тему, видно, – они называют национализацией то, что таковой не является.

По политэкономическому существу дела предлагается не национализация, а бюрократическое огосударствление огромной собственности естественных монополий и вовлечённых в спекулятивно-коммерческие сделки крупных предприятий, новоявленные владельцы которых ничем не помогают исполнительной власти режима либералов решать проблемы удержания самой либеральной власти в России. Ибо национализация по смыслу слова подразумевает существование политического субъекта права в виде нации, который способен противопоставить это право другим правам, в том числе частным, и заставить с ним считаться, как с верховным правом. Но такого субъекта права нет ни в либеральной конституции нынешней России, где высшим субъектом права объявляется некий фантастический «многонациональный народ», ни на деле, ибо никакая политически самоорганизованная нация ещё не заявила о своём существовании в пределах страны. Попытки же либерального, - по существу дела враждебного всякому национальному праву, - правительства выступать от имени такого субъекта права выглядят, по меньшей мере, нелогично и нелепо. Оно, это правительство, лишь использует отвлечённое от конкретного понятия слово национализация для придания своим чуждым всему национальному действиям облагороженного оправдания.

На самом деле, “молодыми реформаторами” заявлено корыстное намерение, изъять очень ценную с точки зрения спекулятивно-коммерческого обогащения собственность при помощи учреждений насилия исполнительной власти режима. Они хотят отобрать вызывающую у них повышенный интерес собственность у одной своры казнокрадов, которая безотчётно перед правительством контролировала её и наживалась на ней, не заботясь о создании условий для развития капиталистической эксплуатации этой собственности, и передать другой своре. И сделать это на том только основании, что другая свора оказалась гораздо ближе к кругам исполнительной власти, срослась с обновлённой правительственной бюрократией и, по мнению влиятельных представителей правительственной бюрократии, более приспособлена к налаживанию хищнической спекулятивно-ростовщической эксплуатации собственности в новых обстоятельствах острейшего бюджетного кризиса, перерастающего в кризис доверия и со стороны чиновников учреждений федеральной исполнительной власти, и практически всех политических сил, в том числе прорежимных, и подавляющего большинства населения страны, - кризиса доверия, как к властным силам в Кремле, так и к политическим отношениям, которые сложились при господстве сторонников идеологического и экономического либерализма.

Но их корыстные намерения ни к чему не приведут. Предлагаемое «молодыми реформаторами» бюрократическое огосударствление сейчас не осуществимо. И не осуществимо оно потому, что на данный момент в России отсутствует государственная власть, то есть упорядоченная государственной идеологией система военно-чиновничьего управления. Исполнительная власть нынешнего режима не является таковой системой, а потому она настолько слаба, что использовать её для передела собственности равносильно уничтожению всякой власти. Ибо при бюрократическом переделе собственности подорвётся доверие и к ней, и к представительному самоуправлению, и к либеральным конституционным отношениям у всех новоявленных собственников, вследствие чего начнёт расширяться война разных группировок за свою и чужую собственность, и страна придёт к состоянию полного политического хаоса.

Что же такое национализация и почему она в принципе невозможна в России до тех пор, пока не произойдёт русская национальная революция и не начнётся становление национальной государственной власти?



1. Общественная и необщественная частная собственность


Даже беглый обзор мировой истории позволяет сделать вывод, что все цивилизации на начальных этапах становления приобретали опыт двух полярно разных подходов к праву частной собственности. Вызвано это было теми первопричинами, что ещё с зарождением товарообмена при первобытнообщинном строе товар стал перемещаемой собственностью, то есть право на владение им выделилось в особый вид частной собственности, отчуждаемый от производительной собственности, а именно той, которая использовалась для его добычи или производства.

Какие же сложились отношения между этими двумя видами собственности и древним общественным государством, которое выступило властным организатором разделения труда между родственными племенами для развития более сложных производительных сил, чем те, что были при первобытнообщинном родоплеменном строе?

С одной стороны, древнее государство унаследовало от родоплеменного прошлого осёдлого этноса, в среде которого оно образовалось, исконно существовавшее, традиционное право первобытнообщинной, общественной собственности на землю, на реки и озёра, на культовые постройки, на добываемые и производимые средства жизнеобеспечения. Это право было первичным, оно укоренилось в этнической культуре, в бессознательном этническом умозрении всем предыдущим естественным отбором, представления о нём десятки тысяч лет уточнялись опытом борьбы за территорию, на которой были необходимые для выживания родоплеменного сообщества средства потребления. Осуществлялось оно сначала родоплеменной общинной властью, а позже общественно-государственной властью, которая развилась на её основе в диалектическом противоборстве с ней. Частное право членов общины или общества на производительные силы и на производимый товар зарождалось внутри традиционного общинного права, развиваясь из права каждого общинника на определённую личную, а вернее сказать, семейную собственность, а потому изначально не было абсолютным. Наоборот, оно было вторичным, относительным, безусловно подчинённым по отношению к верховному праву родоплеменной общины, а затем общественно-государственной власти, на всю собственность в её ведении. Относительность частной собственности обуславливалась тем, что в действительности она была именно семейной собственностью, а в семье сохранялись традиции воспитания родового общинного сознания.

С другой стороны, на поздней стадии первобытнообщинного строя появился особый, прежде неизвестный традиционному общинному праву вид собственности, как собственности на избыточные, предназначенные к товарообмену средства жизнеобеспечения и орудия труда и охоты. Право собственности на предназначенные к товарообмену средства жизнеобеспечения, на орудия труда и охоты с согласия общинной власти приобретало особое смысловое содержание, появление которого оказалось необходимым для осуществления перемещения избыточных товаров от одного рода к другому, от одного племени к другому и так далее. Для владения этой собственностью и осуществления товарообмена появился особый род занятия, выполняемый особой группой дельцов, которые выделились из общества и в известном смысле были отчуждены от традиционной общественной власти, а позже и от общественно-государственной власти, – а именно, торговцами-посредниками или купцами. Такой деятельностью было традиционно запрещено заниматься представителям верховной власти любого зарождающегося государства. Самый наглядный и близкий для современного европейца пример тому, запрет представителям аристократических патрицианских родов Древнего, республиканского Рима заниматься торговлей в любом её проявлении, как занятием недостойным и позорным.

Так как товарообмен способствовал росту специализации труда и его производительности, раскрепощению производительных сил как таковых, он помогал наращивать добычу средств жизнеобеспечения. А рост средств жизнеобеспечения у всякого конкретного общества укреплял его как численно, так и возможностями в борьбе за существование, за расширение территории, которая была самым главным объектом права верховной власти, самой главной общественной и государственной собственностью.

Поэтому всякая первобытнообщинная и общественно-государственная власть, волей-неволей, рано или поздно, а закрепляла-таки за теми, кто приобретал товар для товарообмена, то есть за посредниками и купцами, особый вид права, как права экстерриториального. Иначе говоря, частная собственность на выкупленные у производителя товары в своём развитии должна была приобрести права экстерриториальности, права абсолютной частной собственности.

Но за то, что общественная и государственная власть признавала за ними такое право, обеспечивала охрану этого права, торговцы посредники, купцы обязаны были выплачивать ей откупные и пошлины на складируемый и перемещаемый товар. Появление в Древней Греции денег, этого универсального перемещаемого товара, предназначенного исключительно для обслуживания товарообмена, распространило право экстерриториальной частной собственности и на владение деньгами, как универсальным товаром. Такое распространение права экстерриториальной собственности на деньги превратило деньги в абсолютную собственность, создало предпосылки для возникновения тесно связанного с товарным обменом ростовщичества, которое довело представления об абсолютной частной собственности до предела, до полного разрыва с относительной, семейной частной собственностью и с интересами обществ и государств. Это в конечном итоге проявилось в зарождении особого мироощущения, обоснованного в эпоху упадка полисных государств Древней Греции философией космополитизма, которая в свою очередь ускорила данный упадок, а затем обусловила упадок эллинистического мира.

Нельзя сказать, что появившиеся сиамскими близнецами в эпоху позднего первобытнообщинного строя два вида прав частной собственности: относительное право на производительные силы и абсолютное право на товар, – мирно сосуществовали один с другим. Наоборот. Их сосуществование с самого начала было вынужденным, и всякая власть должна была жёстко управлять взаимодействием их совершенно разных интересов и требований к ней. Потому что производители товаров были заинтересованы получить за них максимально высокую цену от перекупщиков и купцов. Тогда как те стремились скупить товары задешево, а перепродать потребителям спекулятивно дорого, и им было всё равно, где и кто будут такими потребителями.

Вследствие коренного различия интересов у выразителей каждого из двух видов права частной собственности возникли две разные традиции политических мировоззрений и идеологий для организации сил давления на власть, два принципиально разных взгляда на мораль, этику, культуру, на цели развития общества, государства и человечества.

Поскольку владельцы собственности на производительные силы: на землю и леса, на реки и рудники, на скот и зерно, на ремесленные мастерские и прочее – прямо зависели от способности общества и общественно-государственной власти организовывать прибыльные общественно-производственные отношения, постольку они были прямо заинтересованными в укреплении именно данного конкретного общества, данного конкретного государства. Владельцы собственности на производительные силы лишь при таких обстоятельствах получали больше средств жизнеобеспечения и товаров для товарообмена, что укрепляло их собственное положение в обществе и влияние на власть. Естественно, что их интересы были непосредственно завязаны на всемерное развитие культуры производственных и общественных отношений своего конкретного общества, на культовое и бытовое общественное строительство, на увеличение военных средств отстаивания конкретных общественных и государственных интересов.

У купцов, перекупщиков товаров для товарообмена, как только они становились собственниками закупленных товаров, пробуждались иные корыстные интересы, которые часто оказывались направленными против развития производительных сил того или иного общества или государства. Им выгодно было, чтобы где-то был острый недостаток данных товаров, был высокий спрос на них, чтобы возможно было привозить туда эти товары и продавать их по самым высоким ценам. Их корыстные интересы могли быть направленными даже на то, чтобы создать всяческие препятствия развитию производства в тех обществах и государствах, из которых они вышли, к которым принадлежали по происхождению, где было их основное место проживания.

К примеру, выкупщик туземных товаров, как то, шкур зверей, смолы, пеньки, вывозил эти товары в чужую страну, где производились медные блюда, кувшины, оружие, украшения. Продав там свои туземные товары, он скупал местные готовые изделия и вёз обратно, туда, где был их дефицит, где их производить не умели. Так он мог получать на торговых сделках наивысшую посредническую прибыль. Он оказывался прямо заинтересованным в сохранении именно такого положения дел, заинтересованным в низкой развитости производительных сил в одних землях и странах, и высоком их развитии в других. Если этот перекупщик был сам выходцем из относительно отсталого туземного общества, то, вольно или невольно, сознательно или нет, но его отношение к своему туземному обществу, своей туземной родине становилось циничным, потребительским, космополитическим. Общественная власть ему в таком случае нужна была только такая, которая бы не впускала на внутренний рынок всяческих торговых конкурентов, а так же удерживала, тормозила развитие туземных производительных сил. Лишь при таких условиях у него сохранялась привязанность к своей родине, к своему роду-племени, ибо только при таких условиях возрастала его абсолютная частная собственность, которая усиливала его влияние и положение.

В истории Руси пример Новгорода Великого, который сотни лет жил интересами посреднической торговли с расположенными по балтийским побережьям немецкими, шведскими, датскими городами, но так и не освоил их уровня ремесленного производства, их достижений в образовании и общественном самоуправлении, сохраняя низкий интерес к развитию собственных производительных сил, очень характерен и показателен. И то, что правящее в Великом Новгороде богатое купечество вступило в непримиримое политическое столкновение с интересами Московского государства, которое-то как раз проявляло стремление к развитию собственных производительных сил на основе европейского опыта, тоже отнюдь не случайность. Оно было прямым следствием разных подходов к пониманию существа целей и задач власти со стороны владельцев абсолютной частной собственности, с одной стороны, и владельцев относительной частной собственности на производительные силы, которыми были землевладельцы бояре и сам великий князь московский – с другой.

Такой антагонизм выразителей разных собственнических интересов: с одной стороны производительного, а с другой стороны торгового - в понимании целей и задач власти свойственен вообще всем земледельческим цивилизациям и их высшему типу, феодальным субконтинентальным цивилизациям. Но особой остроты он достиг при становлении промышленной капиталистической цивилизации, которая совершила прорыв к непрерывному росту производительности труда на основе развития социальных общественно-производственных отношений национального государства. Национальные государства промышленной цивилизации наладили поточное товарное производство, начали создавать мировую торговлю, организовывать огромные товарные потоки между странами и континентами и выводить противоречия между относительной и абсолютной частной собственностью на глобальный уровень, вовлекая в эти противоречия многомиллионные личные интересы. На основаниях порождённых капитализмом личных интересов в разных странах и на разных континентах последние столетия складывались противоборствующие мировые политические интересы, для обслуживания которых создавались и разрабатывались глобальные политические мировоззрения.



2. Гуманитарный либерализм и государственнический национализм


В ряде стран Европы на исходе средних веков зародилось мануфактурное производство, которое, положив начало принципиально новой цивилизации, цивилизации промышленного капитализма, изменило ход мировой истории. Производительность труда возрастала при мануфактурном производстве многократно по сравнению с ремесленным производством, а разделение труда столь усложнялось, что потребовалась особая городская общественная культура тех, кто вовлекался в производственный процесс, особая этика их труда, как труда социально ответственного, социально-корпоративного и рационального.

Великие географические открытия создали предпосылки для развития мирового товарообмена. Военный грабёж колоний быстро исчерпал возможности их использования. Началось освоение новых земель крестьянами переселенцами, которых обезземеливание гнало из густонаселённых стран Европы, вследствие чего ускорилось развитие колониального сельскохозяйственного производства. Это развитие сельскохозяйственного производства полностью зависело от развития торговли с европейскими государствами, которые были главными потребителями колониальных товаров. Но что же могла предложить в качестве собственных товаров бедная на природные ископаемые, драгоценные минералы и металлы Западная Европа, товаров, предназначенных для товарообмена с колониями и регионами других континентов, где были гораздо лучшие климатические условиями для сельскохозяйственной деятельности и много ценного природного сырья? Только изделия ремесленного и мануфактурного производства. Такое положение дел подстегнуло направление свободных средств Западной Европы в развитие производственной деятельности с наиболее высокой производительностью труда, то есть в мануфактурное производство. А быстрый рост товарного производства, производимого на мануфактурах, – вначале, главным образом, тканей, полотняных и шерстяных изделий, изделий из металлов, стекла – как раз и вызвал стремительный рост объёмов западноевропейской и мировой торговли.

Европейские торговые отношения непрерывно расширялись, в них вовлекались множество колоний и стран на других континентах. В приморских городах европейских стран, где интересы производства и торговли раскрепощались особенно быстро и основательно, возникла потребность в большом ссудном капитале. В этих городах начался процесс непрерывного первоначального накопления торгово-коммерческого капитала. В европейские приморские города из остального мира стали устойчиво перемещаться драгоценные металлы, в первую очередь золото и серебро, из которых изготовлялось всё больше денег для развития товарообмена и товарного производства. Именно эти города превращались в центры кредитования мировой торговли. Массы безземельных крестьян перебирались в старые и новые портовые города, где находили работу или в поисках работы решались отправиться в колонии, подталкивая превращение буржуазной производственной деятельности и торговли в основной источник доходов феодального государства. Так в портовых городах непрерывно укреплялось финансово-экономическое положение буржуазии в сравнение с финансово-экономическим положением феодальных земельных собственников, что подрывало в них авторитет феодального права как такового.

Буржуазия стремительно увеличивалась численно и приобретала опыт существования в своей среде различных хозяйственно-экономических интересов. Поскольку эти интересы становились главными в доходных статьях ряда государств, постольку и феодальные власти этих государств вынуждены были поощрять хозяйственную деятельность буржуазии, идти ей на всё большие уступки. А когда в эти интересы стали вовлекаться сотни тысяч, миллионы представителей третьего сословия, они, эти интересы, начали постепенно воспитывать культуру политического самосознания буржуазии, подталкивали её увлекаться проблемами власти и порождать идеологов из своей среды для осмысления, какая же форма власти ей наиболее выгодна.

Столь серьёзные изменения в роли и значении капиталистической буржуазии, резкое увеличение денег в обращении вызвали коренные изменения и в сельскохозяйственных отношениях. Феодалы и католическая церковь окончательно переходили на денежный оброк с крепостных крестьян. А от денежного оброка был прямой путь к введению аренды земли и отказу самих феодалов от крепостных отношений. Ибо аренда земли была тем же денежным оброком, но только не с крепостного крестьянина, а с крестьянина освобождённого от крепостной зависимости, который готов был платить за право пользования землёй феодалу или феодальной государственной власти существенно больше, уже на основе рыночного спроса и предложения земельных участков, цена которых непрерывно возрастала.

Самые великие географические открытия и самые крупные заморские колониальные приобретения осуществлялись Испанией. Но в испанской империи наилучшим образом воспользовались данным обстоятельством, наладили местное товарное производство и освоили мировую морскую торговлю между разбросанными по разным континентам испанскими колониями и Европой трудолюбивые жители Нидерландов. В этой маленькой европейской провинции испанской короны за короткий срок произошли серьёзные перемены: существенно выросла численность горожан, и быстрое развитие получили городские производственные отношения. В портовых городах непрерывно увеличивалась прослойка буржуазии, и у неё накапливались крупные частные капиталы, в основном коммерческие, которые обращались в торговых сделках в самых разных странах мира, но так же и связанные с кораблестроением производственные капиталы. А из приморских городов Нидерландов денежные отношения широко проникали в среду крестьян, превращая сельское хозяйство в источник непосредственно денежных доходов местных феодалов.

В то же время испанская сановная знать и королевский двор в Мадриде испытывали постоянные денежные затруднения. Под разными предлогами они облагали всё большими, становящимися непомерными налогами и пошлинами свою богатеющую провинцию, что служило главным основанием всеохватного недовольства молодой и деятельной, энергичной городской буржуазии Нидерландов. В отличие от прежних времён, когда против феодалов восставали то один, то другой город, что вообще-то было не редкостью в Западной Европе на закате Средних Веков, в середине XVI века в нидерландских землях недовольство охватило разом многие города и селения. Вспыхнувшее в 1566 году восстание против узаконенных привилегий испанских и местных феодалов быстро приобрело характер войны за политическую независимость всех нидерландских штатов, – и войну эту возглавила буржуазия, что было новым явлением в истории Европы.

Отличительная особенность войны за независимость в Нидерландах проявилась в том, что в процессе разворачивания военных действий городская буржуазия всей провинции впервые осознала свои экономические требования, как требования и политические, для воплощения которых она решилась предпринять попытку революционной замены феодальной государственной власти на свою, представительную буржуазную власть. Традиционные представления о представительном городском самоуправлении буржуазии в её сознании расширились до представлений о представительном буржуазном самоуправлении целой страной. В течение войны за независимость городская буржуазия приобретала опыт использования вооружённого насилия, организации и ведения боевых действий по всей провинции, налаживания хозяйственного и политического управления всеми штатами. Таким образом, она смогла совместить задачу освобождения страны от Испании с буржуазной революцией. С окрашенным кровью врагов оружием в руках она потребовала конституционного ограничения феодальной власти. Ей это было обещано клятвенными заверениями герцога Оранского и оформлено им de jure, после чего голландская буржуазия признала его в качестве своего правителя. Гибель герцога только способствовала утверждению господства политических интересов буржуазии во время становления нового союзного государства Голландия. А для обоснования легитимности своих политических прав на создание своей государственной власти она принялась создавать собственные идеологии власти и собственную духовно-политическую культуру государственных отношений.

Разработку своей идеологии власти она совершала не на пустом месте, не с нуля. Первые камни идеологических заделов уже закладывались за предшествующие столетия в других государствах Западной Европы. С одной стороны, в Италии эпохи Возрождения, где в значительной мере под влиянием богатств и могущества её торговых городов-республик зародилась политическая философия либерализма, как философия политического господства представителей коммерческих интересов. А с другой стороны, вожди протестантской Реформации в Германии и в Швейцарии разрабатывали политическую философию религиозного обоснования такой государственной власти, которая создавала бы наилучшие возможности для развития социально-корпоративных производственных отношений, необходимых для быстрого развития городских производительных сил, в том числе производительных сил буржуазно-капиталистического мануфактурного и промышленного производства.

Уже Венецианская республика в Италии Средних Веков во многих отношениях была провозвестницей появления идеологической и политической диктатуры коммерческой буржуазии. Она смогла установить контроль над морской торговлей в Средиземном море и процветать на торговом посредничестве и банковском ростовщичестве ещё до появления мануфактурного производства, задолго до великих географических открытий. Абсолютное господство экстерриториальной частной собственности кучки семей олигархов над общественно-государственной и феодально-государственной собственностью выразился здесь очень отчётливо, очень весомо. Крошечной Венецианской республике вовсе не обязательно было осуществлять территориальную экспансию, чтобы оказывать решающее воздействие на межгосударственные и хозяйственные отношения внутри Италии и в Западной Европе. Она добивалась этого благодаря становлению негосударственной власти банковских займов, контролю над европейским товарообменом, то есть благодаря власти коммерческого космополитического капитала, центром организации которой в Европе она была в продолжение несколько столетий. Торговая и, в особенности, ссудно-ростовщическая, занятая торговлей финансами деятельность Венецианской республики и других республик Италии узаконили новые представления о смысле существования итальянской знати, и итальянская знать постепенно отчуждалась от интересов развития производительных сил и общественных отношений. Расцвет коммерции и ростовщичества позволял перемещать в Италию ценности и средства жизнеобеспечения из многих средиземноморских и европейских стран в несравнимо больших объёмах, чем производила сама феодально-земледельческая Италия. И он же давал возможность городским республикам Италии контролировать ресурсы других стран, добиваться значительного влияния на феодальную знать и на феодальную власть главных держав европейского континента.

Идеологическим обоснованием растущего в Западной Европе и Средиземноморье политического господства коммерческого капиталистического космополитизма как раз и стал зародившийся в эпоху Возрождения гуманитарный либерализм. Объединённые в нём идеи античного гуманизма и коммерческого космополитизма времён упадка Римской империи оправдывали как абсолютный приоритет интересов частной собственности, прав и свобод индивидуума, общечеловеческих воззрений над конкретно-общественными и конкретно-государственными традициями мировосприятия, так и начинающий проявляться культ паразитического потребления и прославления безудержной чувственности образа жизни богатых и знатных.

В известной мере рождению гуманитарного либерализма в эпоху итальянского Возрождения способствовала особая католическая духовная среда Италии, страны, которая в Средние Века воспринимала себя теократическим центром феодально-вселенского христианства, с трудом отличающего христианское миросозерцание от космополитического. Накопление знаний о величии античного прошлого, которое способствовало подъёму борьбы за европейское свободомыслие, итальянский католицизм стал использовать для придания пропаганде библейских мифов мирового величия и предельной художественной выразительности. Поощряя художественное творчество в обстоятельствах увлечения художников достижениями античного мира с его культом красоты и героизма человека, католицизм содействовал появлению основных идей гуманитарного космополитизма и либерализма. Но одновременно и сам стал изменяться, делать уступки гуманитарному либерализму, а тем самым проникаться коммерческим космополитизмом, испытывать на себе влияние его материальных интересов и политических целей. Это и привело католическую церковь к острому идеологическому кризису, ставшему причиной протестантской Реформации.

Говоря языком политэкономии, рост влияния идей гуманитарного либерализма или гуманизма в эпоху Возрождения отразил приоритет большей выгодности, большей прибыльности буржуазной, городской торговли, больших возможностей у коммерции к накоплению денег и частной собственности в сравнении с производительно-общественной деятельностью, которая тогда была в преобладающей мере феодально-земледельческой, основывалась главным образом на земледельческой собственности. Коммерческий космополитический интерес выступил обезличенным заказчиком превращения идей гуманизма в либеральную идеологию обоснования его претензий на политическую власть, чтобы использовать политическую власть для получения наибольшей спекулятивной прибыли. Он стал главной причиной зарождения идеологического либерализма. Через эту идеологию крупные коммерческие спекулянты Италии постарались воздействовать на сознание европейской буржуазии, которая тогда во всех католических странах начинала искать мировоззренческие обоснования собственным интересам и собственным устремлениям к росту влияния на власть. Своими щедро оплачиваемыми заказами они подтолкнули развитие приемлемых им культуры и необщественной морали, потребительских философии и норм права, основанных на либеральных воззрениях на окружающий мир.

В конечном итоге господство коммерческого интереса довело производительные силы Италии до упадка, а мораль её феодального правящего класса до деградации, церковь же – до безмерной спекуляции индульгенциями, до потери авторитета в Северной и Центральной Европе и до ответной протестантской Реформации. Вожди Реформации собственно и выступили с требованием идеологического обоснования господства буржуазно-созидательной, производительной деятельности, воспитания необходимых для такой деятельности буржуазно-производственных отношений, то есть строгих общественных этики и морали, на основе которых только и возможно было максимально раскрепостить производительные силы города в климатически малоблагоприятных для высокопродуктивного земледелия странах. Протестантская Реформация не только отринула папско-католический феодально-вселенский космополитизм, но и категорически отвергла буржуазный коммерческий космополитизм и его мировоззрение гуманитарного либерализма. Она послужила толчком к становлению расово-центрического и этно-эгоистического мировосприятия у последователей лютеранства и кальвинизма, заложила зёрна идей, которые позднее развились в буржуазный государственнический национализм.

Раскрепощение производительных сил всегда обусловлено особенностями исторического прошлого, культурного и духовного развития конкретного общества, конкретного государства, предопределено конкретными историческими и природными условиями конкретно этнического общественного бытия. А потому развитие производительных сил чуждо логике общечеловеческих интересов, во всяком случае до тех пор, пока в грядущем бытии всё человечество не окажется под властью одного единственного государства. Поскольку такое Сверхгосударство остаётся всё ещё гипотетической перспективой, постольку развитие конкретных производительных сил и поныне зависит от способности конкретного государства организовывать соответствующее развитию производительных сил разделение труда для эксплуатации своей собственности, совершенствовать трудовую этику и общественную мораль своего населения. Для отстаивания права конкретного государства на защиту своих производительных сил в условиях появления буржуазных капиталистических интересов, для обоснования политического права участников производственных интересов на власть, на использование власти для получения наивысшей рыночной прибыли, и стала в лоне протестантизма постепенно вызревать идеология государственнического национализма, как непримиримо антагонистическая к идеологии гуманитарного либерализма. А её главные положения впервые проявились после кальвинистских буржуазных революций в Нидерландах и затем в Англии.



3. Коммерция и либерализм – разрушители производительных сил и государства


Производительные силы развиваются сложно, как эволюционно, так и революционно, потому что непосредственно зависят от развития конкретного общества, от целей и задач государственной власти и время от времени приходят с ними в кризисные диалектические противоречия. Хотя всякий общегосударственный кризис обусловлен кризисом несоответствия производственных отношений производительным силам, для преодоления которого необходимой оказывается социальная революция, сама по себе революционная идеология защиты интересов развития производительных сил не может быть антигосударственной, отменяющей государственную идею и традицию государственной власти. Наоборот. Идеология защиты интересов производства только в том случае и становится революционной, когда она способна предложить средства революционно-решительного усиления и укрепления государственных отношений посредством замены системы власти и базовой философии общественного развития более совершенными, лучше отвечающими духу времени. Ибо государство является главным организатором общественных отношений и производительных сил, занимаясь этим ради увеличения ресурсов жизнеобеспечения и достижения устойчивости власти. И гибель государства как такового обрушивает общественный порядок и производственные отношения в пропасть хаотического распада, разложения, анархии, гибельных для производительных сил, что неприемлемо их собственникам и подавляющему большинству населения, обречённому в таком случае на вымирание.

Всякая социальная революция происходит внутри общественно-экономической формации, и она принципиально отличается от формационной революции, то есть революции осуществления смены новой, капиталистической формацией одряхлевшей, изжившей свои возможности существования старой, удельно-крепостнической формации. Но и формационная революция начинается как революция социальная, перерастающая в формационную вследствие того обстоятельства, что старый общественно-экономический уклад жизни не в состоянии больше изменяться, и революционная попытка усовершенствовать производственные отношения ведёт к его полному отрицанию, к его исторической смерти.

Буржуазная или буржуазно-демократическая революция начинается как революция социальная внутри сложившейся при удельно-крепостническом или феодальном праве формации. Её первоначальной целью является устранение господства старых, сложившихся при удельно-крепостнической формации отношений собственности, которые мешают переводу экономики к городским рыночным свободам и товарно-денежному обмену и препятствуют уменьшению феодально-бюрократического регламентирующего вмешательства в хозяйственные и социально-политические отношения. Однако в своём развитии буржуазная революция расшатывает прежнее, феодально-бюрократическое (или же его особое проявление в двадцатом веке, коммунистическое социал-феодальное) государство настолько, что государственная власть не выдерживает потрясений и распадается. Прежнее, возникшее на основаниях земледельческих мировоззрения и отношений собственности государство оказывается в полном историческом тупике и гибнет потому, что оно слишком обветшало для того, чтобы городские производительные силы выходили на новый уровень развития посредством революционного усовершенствования производственных отношений. Вывести производительные силы на новый виток развития уже становится невозможно без коренного изменения всей системы общественных отношений и всей системы власти. Их нельзя больше усовершенствовать без такой социологизации общественного сознания, которая осуществляется на основаниях городского политического мировоззрения.

Но для того, чтобы расчистить площадку под строительство государства новой, буржуазно-капиталистической формации, социальной революции уже недостаточно. Нужна такая идеологическая и политическая сила, такие могучие интересы, которые были бы не связанными с производительными силами, больше того, беспощадно отрицали их, подавляли нерешительность участников производственных отношений выступать против дряхлого феодально-бюрократического государства как такового, худо-бедно продолжающего удерживать производство от быстрого упадка. Исторический опыт показывает, что такой политической силой может быть только та, которая возникает в среде представителей коммерческого космополитического интереса, объявляющих абсолютный приоритет частной собственности над общественно-государственной. А идеологией, опираясь на которую она способна политически отрицать государство, является отталкивающийся от призывов добиваться абсолютных Прав Человека гуманитарный либерализм с его демагогическими обещаниями утопического общечеловеческого равенства, братства и потребительского рая. Эти политическая сила и идеология в конечном итоге вырывают политическую инициативу у своих противников, становятся во главе процесса углубления буржуазной революции, разрушения прежнего государства и появления новой, негосударственной и необщественной буржуазно-представительной власти.

Возникает эта политическая сила потому, что революционное расшатывание старых государственных отношений вызывает общественный и политический хаос, который способствует упадку производства и одновременно становится причиной ничем не сдерживаемых спекуляции и ростовщичества. Спекуляция и ростовщичество всегда порождают чрезвычайно подвижную среду асоциальных, с преступными склонностями дельцов, тяготеющих к коммерческому интересу получения спекулятивно высокой прибыли, и они быстро накапливают капиталы и скупают собственность, превращаются во влиятельную финансовую и политическую прослойку горожан. Они проникают во все учреждения новой, буржуазно-представительной власти, агрессивно продолжая и углубляя уничтожение всех пережитков прежних феодальных (или коммунистических социал-феодальных) общественных отношений, всей системы власти прежнего государства.

Углубление буржуазно-демократической революции в каждой конкретной стране обеспечивалось представителями всего совокупного мирового коммерческого политического интереса, по своей сути космополитического, побуждающего бороться за создание единого мирового центра власти всех коммерческих спекулянтов. Делалось это отнюдь не бескорыстно. Ибо при распаде старого государства, при потере феодально-бюрократическим государством контроля над внутренним рынком и суверенитета над внутренней территорией и колониями, более организованные внешние коммерческие силы получают возможность заняться самым настоящим торгово-спекулятивным и ростовщическим грабежом переживающей буржуазную, формационную революцию страны.

Естественным ответом на гибель государства всегда становилась и, как показывает нынешний опыт России, становится рост политической активности социальных слоёв, которые кровными материальными интересами связаны с созданными в прошлой формации производительными силами. А их готовностью самоотверженно защищать производственные отношения стремятся воспользоваться привилегированные при прошлой формации сословия военных управленцев и священнослужителей церкви (или партийной номенклатуры). Во всех буржуазно-демократических революциях прошлого противоборство антагонистически враждебных сил старого и нового достигало предельной остроты и ожесточённости, и каждая из противоборствующих сил стремилась к установлению жёсткого политического режима, ради этого готовясь к гражданской войне. Но если привилегированные сословия и связанные с производительными силами слои горожан представляли себе такой режим в качестве именно старой, отжившей и вообще-то переставшей работать системы власти прежнего государства, сложившейся при земледельческом феодализме. То идеологически и политически более деятельная городская среда коммерческих нуворишей и их представительной в политике стремилась к установлению режима диктата буржуазно-представительной власти. Будучи более целеустремлённой и деятельной, эта среда, всегда и везде осуществляла политический переворот ради укрепления своей буржуазно-представительной власти, устанавливая диктатуру коммерческого экономического и политического интереса, коммерческого космополитизма, обосновываемую антигосударственной идеологией гуманитарного либерализма. Однако для осуществления своей космополитической диктатуры ей нужен был аппарат исполнительной власти, неподотчётный буржуазно-представительной власти. Она вынуждена была создавать учреждения военно-полицейского подавления противников своей диктатуры, поневоле делая это на основаниях традиции организации аппарата управления, которая сложилась при прежней государственной власти.

Политическое развитие режима диктатуры коммерческого космополитизма всегда и везде обусловлено порождаемыми им внутренними диалектическими противоречиями.

С одной стороны, он опирается на либеральную идеологию отрицания государства как такового, на её главных положениях создаёт конституцию своей власти, как власти космополитической, стоящей выше любых государственных и общественных интересов. А с другой стороны, он должен укреплять и усложнять исполнительную власть для защиты интересов нового правящего класса спекулянтов и ростовщиков, бандитов и казнокрадов, взяточников и воров, и делать это на конкретных традициях государственной власти переживающей буржуазную революцию страны.

С одной стороны, чтобы удерживать массы горожан промышленных центров от взрыва социального недовольства, новый режим вынужден как-то поддерживать способность страны производить простейшие средства жизнеобеспечения. То есть он вынужден возрождать идею государственной власти и аппарат её воплощения для проведения некоторых мер по восстановлению мелкого и среднего, не опасного его политической диктатуре производства потребительских товаров. А с другой стороны, сущность режима не меняется. Наоборот, он стремится всё превратить в товар, в том числе и главную, раньше никогда не отчуждавшуюся от государственной власти собственность прежнего государства, а именно, землю, реки, шельфы, боевые средства войск и так далее.

В нынешней России, на первом этапе господства режима диктатуры коммерческого космополитизма, это наглядно проявлялось идеологическими кампаниями за продажу Курильских островов Японии, приграничных районов Дальнего Востока – Китаю, Калининградской области – Германии, расхищением и продажей всего, что можно было превращать в товар внутри страны и в армии. Представители власть предержащих режима не скрывали даже своей откровенной торговли самым совершенным оружием и планами военных действий, жизнями солдат и офицеров России в Чечне, в других "горячих точках".

Используя свою диктатуру, асоциальные дельцы и спекулянты всегда и везде стремились произвести самое широкое разгосударствление, самую всеохватную приватизацию всего и вся, распродавая бывшую государственную собственность по дешёвке и почти задаром. Только такая политика обеспечивала им выживание, так как создавала политически правящий класс коммерческих спекулянтов, приходящий на смену правящему классу прежнего государства и закрепляющий полную победу капиталистических отношений собственности.

Правящий класс диктатуры коммерческого космополитизма во время буржуазной революции образуется как совершенно чуждый интересам производительных сил, как совершенно чуждый этике производительного труда, социально-корпоративной культуре производственных отношений. Он предстаёт в истории любой буржуазной или буржуазно-демократической революции, как асоциальный по своим политическим интересам, отличаясь крайне низкой социальной и общей культурой, во многом разрушительно враждебной по отношению к достижениям прошлой общественно-экономической формации. А поскольку коммерцией могут обеспечивать своё существование не больше нескольких процентов от общей численности населения страны, а побеждают за право попасть в эти несколько процентов наиболее циничные и беспринципные типы, он становится действительно сборищем асоциальных отбросов, агрессивно бездарных варваров и криминальных кланов.

Всегда и везде правящий класс выразителей коммерческого интереса доводил переживавшую буржуазную революцию страну до отчаянного положения: до разрушения экономики и неустойчивости финансов, до безмерного разрастания численности чиновно-полицейского аппарата управления страной, неэффективного и коррумпированного, до духовной и нравственной опустошённости человеческих отношений, до деморализации и политической апатии всего населения. Он был не в состоянии восстановить производство вообще, а, тем более, создавать рыночно конкурентоспособные производительные силы страны, а потому постепенно терял товарные запасы, необходимые для поддержания и дальнейшего расширения товарно-денежных сделок. Рано или поздно, это приводило правящий класс диктатуры коммерческого интереса к войнам за переделы собственности и внутреннего рынка. При таких войнах происходило сосредоточение огромных капиталов у узкой группы дельцов, спекулянтов и ростовщиков, которые наживались, не брезгуя никакими средствами, а так же у кровно связанной с ними клики верхних слоёв бюрократии режима, и совершалось оно за счёт разорения большей части мелких и средних коммерсантов. Так сокращалась численность и без того чрезвычайно узкой прослойки горожан, поддерживающей диктатуру коммерческого интереса.

Не имея идеалов и социальных идей, объективных целей стратегического развития государства и какой-либо программы выхода из углубляющегося экономического и политического кризиса, ничего, кроме желания любой ценой удержать то, что ему удалось отхватить при расхищении собственности страны, правящий класс режима неумолимо отчуждал себя от жизненных интересов подавляющего большинства населения. Так было в каждой стране через несколько лет диктатуры коммерческого космополитизма и идеологического либерализма. А сейчас такой же ход событий повторяется в России.

Россия неотвратимо приближается к полному идеологическому провалу сторонников гуманитарного либерализма, к параличу исполнительной власти паразитической бюрократии и политическому вырождению нынешнего правящего класса расхитителей собственности и спекулянтов в совершенно не способный осуществлять представительное выстраивание власти класс. Ибо политически господствующий ныне правящий класс доказал и будет доказывать, что абсолютно чужд главным, коренным интересам страны, её государственной традиции непрерывной борьбы за укрепление и развитие производительных сил, борьбы, которая красной линией проходит через всю тысяча столетнюю историю Русского государства.



4. Огосударствление и национализация


В России на наших глазах происходит самая, что ни на есть, классическая буржуазно-демократическая революция. Её отличие от буржуазно-демократических революций, происходивших раньше в Западной Европе, лишь в том, что там она совершалась и продвигалась буржуазией, поведение которой определялось сложившимися за сотни лет интересами городской собственности, традициями многовековой политической борьбы за свои права с феодалами. Идеологии там лишь обслуживали эти интересы, они появились вследствие развития этих интересов. Тогда как в истории России не было городского податного сословия, как экономически и политически самостоятельного слоя среди населения крестьянской страны, у русских горожан слабые представления о том, что необходимо самим, совместно бороться за свои интересы собственности, и разрушение земледельческой феодально-бюрократической формации происходит у нас под руководством сторонников идеологии гуманитарного либерализма. В России буржуазно-демократическую революцию совершают ватаги либералов, которые призывают к борьбе за тотальные Права Человека, невозможные без господства абсолютных прав частной собственности. То есть интересы собственности у нас складываются вокруг идеологий.

Факт непонимания этого всеми социальными слоями населения России, политическими партиями и их идеологами, правительством и администрацией Президента, руководством и работниками главных средств массовой информации поразителен, уникален, не имеет прецедентов в истории. Поэтому очень трудно использовать общепринятый в мировой и отечественной практике политэкономический язык для описания происходящего, что позволяет клике власти играть на массовом политэкономическом невежестве, подменять и путать понятия, запутывая и самую себя. В том числе и в вопросе о национализации, в котором в своё время пытался разобраться, но запутался В.Ленин.

Влияние Ленина на умозрение нынешних власть предержащих, в основном состоящих из бывшей партийно-хозяйственной номенклатуры и комсомольских активистов, столь велико, проявляясь даже в том, как они сейчас борются с наследием коммунистического режима за рыночные реформы, что без некоторых важных выдержек из работ создателя теории построения советского государства не обойтись. Последняя теоретическая работа, в которой Ленин разбирался с политической проблемой национализации собственности, был его знаменитый полемический труд "Пролетарская революция и ренегат Каутский".


"Наши народники, в том числе все левые эсеры, отрицают, что произведённая у нас мера есть национализация земли. Они теоретически неправы. Поскольку мы остаёмся в рамках товарного производства и капитализма, постолько отмена частной собственности на землю есть национализация земли".


В этой ключевой фразе высвечивается вся глубина непонимания Лениным того, что такое национализация, и такое же непонимание смысла национализации отличает клику власти господствующего ныне в России режима. Суть непонимания в том, что осуществление национализации подразумевается чисто механическое, по повелению и указам верховной власти. Мол, достаточно правительству объявить об отмене частной собственности, о возвращении прав собственности от частного лица к бюрократии исполнительной власти, как тут же произойдёт национализация.

В действительности же Россия никогда не переживала национализации собственности, потому что в ней никогда ещё не было политического субъекта права, который мог бы потребовать национализации, а именно, не было городской политической нации. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 года была прервана большевистской формационной контрреволюцией (но при этом прогрессивной социальной революцией!), которая осуществила революционно решительное преобразование, усовершенствование феодально-бюрократической государственной власти, феодальной формации, приспособив её к политическим задачам ускоренного развития в стране индустриальных производительных сил и производственных отношений. И контрреволюция эта совершилась прежде, чем буржуазно-демократическая революция набрала силу, прежде чем вызрел конституционный политический переворот с целью установления диктатуры коммерческого космополитизма, а только такая диктатура в своём развитии создала бы предпосылки для русской Национальной революции. А только при русской Национальной революции и встал бы вопрос о становлении русской государствообразующей нации и об утверждении её суверенного права на всю территорию, на все ресурсы, на все производительные силы страны.

Всякий чисто бюрократический подход, в том числе и теоретико-механистический подход В.Ленина, к важнейшей теме политической организации экономических и юридических отношений в государстве не желал и не желает учитывать главнейшего, ключевого положения, когда речь заходит о национализации. А именно того положения, что не поставлен в чистом виде политический вопрос о юридическом субъекте национализации, то есть о нации и не дан на него ясный и однозначный ответ.

Что же такое есть нация, как политэкономический субъект права в капиталистической системе хозяйствования? На этот вопрос вопросов, наиважнейший из политических вопросов в современном мире, невозможно отыскать логически выверенного ответа ни у классиков марксизма-ленинизма, ни во всей традиции политологической мысли в России, ни в политологической культуре Запада. На него в принципе невозможно однозначно ответить с позиции теоретического марксизма или либерализма, прагматизма и прочих учений. И уж, разумеется, на это не способны сколько-нибудь членораздельно ответить представители клики власти российского режима диктатуры коммерческого космополитизма, монументально бездарные в политике и политэкономии по своей чиновной сути. Когда же не выяснено, не определено, что есть нация, бессмысленно рассуждать о национализации, под ней можно скрывать всё, что угодно, что выгодно режиму власти.

То, что было недавно объявлено некоторыми из "молодых реформаторов", как предстоящая национализация плохо управляемой приватизированной частной собственности, при понимании закономерностей развития политэкономических процессов при буржуазно-демократической революции есть всего-навсего отражение ползучего политического переворота, призванного усовершенствовать режим диктатуры коммерческого космополитизма. Само же усовершенствование заключается лишь в том, что режим диктатуры коммерческого космополитизма должен превращаться в режим диктатуры собственно коммерческого интереса, когда именно коммерция должна стать главным способом дальнейшего роста частных капиталов. И самое забавное, что этого не понимает никто в России, даже призывающие к национализации; - впрочем, нет понимающих этого и на Западе.

Диктатура коммерческого космополитизма и его идеологического обеспечения, а именно гуманитарного либерализма, полностью исчерпала возможности своего развития в России и теперь вынуждена преобразовываться в диктатуру коммерческого политического интереса власть предержащих, то есть сложившейся чиновно-полицейской бюрократии и крупных новоявленных собственников. Политические цели режима власти теперь всё откровеннее определяют интересы только круги представителей крупного спекулятивного и ростовщического капитала. Эти круги в силу своей малочисленности теряют способность быть частью политического класса объединённых идеологией либерализма выразителей коммерческого космополитизма и становятся олигархией, чуждой любой политической идеологии как таковой, готовой использовать любую идеологию, позволяющую ей оставаться олигархией и у власти. Под национализацией выделяющаяся из самых крупных коммерческих спекулянтов, ростовщиков и из тесно связанных с ними правительственных бюрократов российская олигархия подразумевает лишь средство осуществления собственных эгоистических целей дальнейшего быстрого роста частных собственности и капиталов. Она хочет использовать учреждения насилия исполнительной власти для того, чтобы разбойно, но под прикрытием красивых слов о национализации, отнять имеющую рыночную ценность собственность у одних и поделить её между другими, то есть между самими олигархами. Олигархами же в основном стали те, кто, действительно, доказал способность лучше прочих превращать огромную, задаром полученную собственность в коммерчески прибыльную собственность и эксплуатировать её при спекулятивных и ростовщических сделках с наибольшим для себя наваром, с наибольшей выгодой для всей клики власти. Поэтому клика бюрократической власти проявляет всё большую заинтересованность в передаче частной собственности именно близким к ней олигархическим семьям и кланам семей.

Объявленная руководством нынешнего режима в России готовность осуществить "национализацию" ничего общего с подлинной национализацией не имеет, и иметь не может. Ибо пока не появилась буржуазная нация или, вернее сказать, городское национально-корпоративное общество, до тех пор нет того субъекта права и субъекта политической силы, который мог бы потребовать и осуществлять национализацию какой бы то ни было собственности. А такой субъект права и силы появляется только и только в результате Национальной революции, сметающей режим олигархического правления, и укрепляет свои экономические и политические права в продолжение эпохи Национальной Реформации, находя опору в идеологии государственнического национализма, позволяющей выстраивать государственный режим национальной демократии, национального самоуправления.

По причине отсутствия в 1917-ом году государствообразующей нации, тогда тоже было политически безграмотно рассуждать о национализации. Действительная политическая борьба, сама политическая практика показала, что страна тогда не созрела даже до буржуазно-демократических преобразований, не говоря уже о буржуазной национализации, а большевики “перескочили через буржуазно-демократический капитализм” и “буржуазную национализацию” и, создавая собственную государственную власть советского государства, произвели социалистическое огосударствление бывшей прежде царской феодально-бюрократической государственной и прочей собственности.

Такая политика большевиков стала возможной потому, что они идеологически обосновали и произвели социалистическую реформаторскую революцию внутри удельно-крепостнической земледельческой формации. Они создали принципиально новую для мировой истории социал-феодальную систему партийно-бюрократического управления всей собственностью огромной империи на основаниях традиции дворянско-бюрократического управления Российской империей. Социал-феодальная система управления позволила им политически унаследовать самодержавную империю царизма, осуществить направляемую государственными интересами быструю индустриализацию чрезвычайно отсталой, крестьянской страны и вывести её в ранг мировой Сверхдержавы внутри традиции государственных отношений народного феодализма. Она была понятной большинству крестьянского и пролетарского (то экономически оторванного от крестьянства, но не порвавшего с его культурными традициями) населения и получала поддержку русского народа всю эпоху советской индустриализации, до той поры, пока не завершилось раскрестьянивание русской деревни. Если бы не большевизм, диктатура коммерческого космополитизма, которая обязательно установилась бы через полтора-два года после Февральской революции 1917-го, превратила бы слабозаселённую страну в абсолютную частную собственность орд спекулянтов, ростовщиков, казнокрадов, коррумпированных чиновников, в бешено раздираемый на части сырьевой и около сырьевой товар. И такая диктатура развалила бы Российскую империю на множество отдельных земель, которые оказались бы в колониальной зависимости от главных капиталистических держав того времени.

В этом именно и заключается историческое объяснение и оправдание коммунистического режима. Он утвердил тоталитарной системой власти безусловную диктатуру интересов развития индустриальных производительных сил государства через подавление коммерческого космополитизма, коммерческого экономического и политического интереса и абсолютного права частной собственности посредством жёсткого централизованного планирования производством, а так же занялся плановым распределением ресурсов жизнеобеспечения и производимых и закупаемых на мировых рынках товаров. Ни о какой реальной национализации в коммунистической системе тоталитарно-бюрократического управления собственностью страны не могло быть и речи. А "социалистическая национализация" стала лишь идеологическим клише для оправдания жёсткого и вне демократического огосударствления всего и вся, от территории страны до личной жизни населения.



5. Национализация – ответная мера в борьбе с коммерческим космополитизмом


В марксистской теории классовой борьбы, в которой именно классовая борьба объявляется движущей силой общественного и исторического развития человечества, понять и недвусмысленно определить, что есть национально-корпоративное или национальное общество, национальное государство, никак не удаётся, а употреблять слово нация можно к чему угодно, даже к родоплеменным сообществам. Бессмысленное употребление слова нация к сообществам, стоящим на совершенно разных ступенях исторического развития, было узаконено при советском коммунистическом режиме и по инерции, естественным образом, продолжает использоваться при нынешней диктатуре коммерческого космополитизма. Убедительнейшим тому доказательством служит состряпанная либералами Конституция Российской Федерации, которая обосновала режим господства воров и торговых спекулянтов.

В действительности же национально-общественное, национально-государственное самосознание средних слоёв горожан возникает и укрепляется лишь как ответная реакция на диктатуру коммерческого политического интереса, как реакция на захват власти политическими силами обслуживания абсолютного господства частной собственности, которая превращает всё, в том числе и производительные силы, самих людей в обыкновенный товар. Наиболее наглядно это происходило во времена Великой французской революции, при диктатуре выразителей коммерческого политического интереса, которая осуществлялась в виде режима Директории. Именно Директория, опираясь на идеологический либерализм, впервые в мировой истории начала целенаправленно проводить политику всеохватного разгосударствления всей собственности страны и превращения её в товар, политически обеспечивая всевластие корыстных частнособственнических интересов. Но тем самым она заставила искать меры противодействия этому со стороны социальных слоёв, жизненно заинтересованных в развитии производства.

Теоретически важно разобраться, на каком же этапе либерального разгосударствления происходит политическое пробуждение националистических настроений средних слоёв горожан государствообразующего этноса?

Исторический опыт Франции показывает, это происходит тогда, когда затрагиваются жизненные интересы подавляющего большинства государствообразующего этноса, когда возникает угроза самому будущему этих интересов. А осознание непосредственной угрозы жизненным интересам большинства окончательно пробуждается в связи с политической борьбой за утверждение абсолютной частной собственности на землю. Во Франции времён Великой революции, к примеру, Директория в течение нескольких лет неоднократно пыталась протащить через представительное законодательное собрание закон о частной собственности на землю для превращения земли и недр в обыкновенный товар, но так и не смогла этого добиться. Каждый раз, поднимая вопрос о частной собственности на землю, она будоражила Францию, поднимала во всех социальных слоях и в революционной армии тревогу. Покушаясь на землю, на традиционно основное средство жизнеобеспечения подавляющего большинства населения, Директория пробуждала архетипическую, инстинктивную память коллективного бессознательного государствообразующего этноса, которая появилась с возникновением его этнического самосознания и развилась в ожесточённой борьбе связанных кровным родством земледельческих племён за территорию проживания, где велась добыча ресурсов жизнеобеспечения. Тем самым Директория пробуждала в государствообразующем этносе всё более сознательную потребность в возникновении общественной власти, способной стать противовесом произволу власти спекулятивной и ростовщической олигархии.

Генерал Наполеон Бонапарт и стоящие за ним политические силы, свергнув режим Директории, вынуждены были предложить стране совершенно новую политику, которая выражала бы коренные интересы развития производительных сил, промышленного и сельскохозяйственного производства, через становление собственно буржуазного государства, выступающего организатором буржуазно-капиталистических производительных сил и городских общественно-производственных отношений. Объявленный ими новый политический курс не был продуманным заранее, он разрабатывался под давлением обстоятельств и по существу дела стал единственным средством примирения крепнущего неформального общественного самосознания горожан государствообразующего этноса с политической властью в стране, что достигалось через неявную прогрессивную социальную революцию, которая в тех условиях могла быть только Национальной революцией.

Режим Бонапарта революционно заменил либеральный лозунг полных, абсолютных индивидуальных свобод лозунгом «Vive la nation!» - «Да здравствует Нация!» и заявил о праве французской нации быть верховным арбитром государственной власти, суверенным собственником французской территории и производительных сил. Так он добился примирения всех социальных слоёв с авторитарным военно-политическим характером новой власти. В частности, разрабатываемая на основе новых принципов политика только и позволила, наконец, принять закон о частной собственности на землю. Но суть этого закона совершенно отличалась от той, которую предлагала Директория. Частная собственность на землю стала возможной только после решительного отказа от распространения на неё абсолютного права частной собственности, только после поворота режима к политической стратегии её национализации, превращения частной собственности на землю в относительную частную собственность. А воплощался данный политический поворот авторитарным режимом первого консула через становление из государствообразующего этноса Франции французского национально-государственного субъекта права, в первую очередь на основе воспитания у молодёжи самосознания членов французской нации, французского национального общества.

Соответствующая политика обеспечила устойчивое укрепление и развитие производительных сил и центральной власти страны по мере роста национального общественного сознания среди французов, а в будущем – становление безусловной диктатуры национально-общественной власти французской нации. Однако на начальном этапе эта политика не смогла бы проводиться в жизнь без авторитарной военно-политической диктатуры осуществления задач Национальной революции.

Национально-общественная власть во Франции эволюционировала, набирала влияние и опыт, превращалась в самостоятельную политическую силу далеко не сразу, а по мере становления традиций классово-сословной организации городского французского общества, традиций национально-общественного самоуправления, то есть по мере разрешения политических задач целой эпохи Национальной Реформации. Неосознанная теоретически, французская Национальная Реформация происходила мучительным и кровавым опытом проб и ошибок, через Консулат и Первую империю, через две социальные революции 1830 и 1848 годов, через Вторую империю Наполеона III, через Парижскую Коммуну, пока не пришла через три поколения после установления авторитарного режима генерала Бонапарта к классово-национальному республиканскому самоуправлению, к осознанию подавляющим большинством французов своих национальных интересов как таковых.

Политическим способом обеспечения диктатуры национально-общественной власти французской нации и стала, в конце концов, демократия в современном её понимании. Сущность её проявлялась в следующем. Демократия обеспечивала контроль социальных классов национального общества над государственной властью и её учреждениями посредством представительного самоуправления, - и постольку, поскольку им, социальным классам, нужен был контроль над жизненным пространством французской нации и характером развития национальных производительных сил. Любой частный собственник, в том числе собственник средств производства, в национальном обществе уже не мог распоряжаться собственностью только по своему усмотрению. Охотно или нет, вольно или невольно, он подчинялся требованиям национальных интересов этого общества. Если его деятельность начинала расшатывать общественные отношения, не отражала национальных общественных интересов, то посредством демократического самоуправления к политической власти приходили силы, которые через создаваемое ими политическое правительство могли объявить его собственность национальной или национализированной. Национализированная собственность могла быть изъятой и поставленной под политическое правительственное управление или же сменить владельца после её продажи правительственными учреждениями, и собственник знал это, вынужденный признавать верховный суверенитет нации на всю собственность на французской национальной территории.

Таким же образом создавались современные национальные общества во всех государствах, которые пережили формационные буржуазно-демократические революции и Национальные революции уже после Великой французской революции. Зарождение каждой конкретной национально-общественной власти, становление каждой нации имело яркое своеобразие, самобытные черты и особенности, обусловленные конкретными проблемами исторического и государственного развития каждой страны, каждого государствообразующего этноса. Но в политически обобщённом виде возникновение каждой нации, каждого национального общества повторяло путь возникновения французской нации во Франции в эпоху французской Национальной Реформации.

Россия сейчас переживает диктатуру коммерческого космополитизма и неумолимо приближается к исторически неизбежному временному порогу, за которым произойдёт социальная Национальная революция. За этим порогом она закономерно вступит в эпоху Национальной Реформации государствообразующего этноса, то есть не сможет избегнуть общих закономерностей политического становления и развития русской нации, как особого субъекта права. Тогда только будет иметь смысл ставить вопрос о национализации. Ни о какой национализации нельзя говорить всерьёз, то есть оставаясь на позиции серьёзной политической ответственности, пока не произойдёт русская Национальная революция. И для России очень важно то обстоятельство, что самая передовая русская политическая мысль сейчас в состоянии понимать закономерности предстоящей эпохи становления русского национального общества, национального государства и политической организации развития национальных производительных сил, – понимать не вообще, но теоретически. А потому Россия имеет возможность пройти объективно неизбежный путь национализации общественного сознания и всей собственности страны с наименьшими политическими ошибками, с наименьшими жертвами, политически самым выверенным направлением.



6. Национализация есть обобществление собственности политической организацией национального среднего класса


Бюрократическое огосударствление собственности и национализация собственности осуществляются связанными с производством социальными политическими силами вследствие их борьбы с общим политическим противником, а именно с организованными сторонниками коммерческого космополитического интереса, стремящимися установить господство абсолютной частной собственности. Но сами по себе огосударствление и национализация являются проявлениями антагонистично противоборствующих политических целей, за которыми стоят противоборствующие социальные экономические и политические интересы.

В бюрократическом огосударствлении собственности заинтересованы социальные слои, чьё мировосприятие, так или иначе, опирается на традиции народно-государственных феодально-бюрократических отношений. В городских условиях жизни такими социальными слоями являются участвующие в производственных отношениях индустриальный пролетариат и в определённой мере народная интеллигенция и рабочий класс. Идеальным же обществом, в котором произведено полное огосударствление собственности, становится для этих слоёв горожан и для близких им по мировосприятию крестьян социалистическое индустриальное общество, общество социальной справедливости в христианском, народно-феодальном и общинном понимании справедливости. Поэтому в Советской России было именно огосударствление собственности, но никак не национализация.

Самыми заинтересованными в национализации социальными слоями являются средние имущественные слои горожан, которые оторвались от культурных и мировоззренческих традиций народно-феодального прошлого, а их союзниками оказываются втянутые в городские финансово-экономические отношения средние слои собственников кулацко-сельских хозяйств. Относительная численность и политическое положение данных слоёв, так или иначе, связаны с уровнем развития производительных сил вообще, но, главным образом, с уровнем развития промышленного производства и с инфраструктурами его обеспечения и обслуживания, как то, с образованием и здравоохранением, с инженерно-технической, изобретательской, научной и иной творческой деятельностью. Высокий уровень образования и специальной подготовки делают их в большой мере зависимыми от характера рынка труда и городских общественных отношений, от развития передового производства в стране. А профессиональная подвижность образа жизни и широкие знания, которые отрывают их от общинного умозрения, побуждают их к общественной и социальной активности для наилучшего отстаивания своих материальных средне и мелкобуржуазных интересов в пределах всей страны. Эти слои являются самыми многочисленными в промышленно развитом государстве, а их социальная активность и политическая организованность в отстаивании своих интересов напрямую зависят от уровня развития способных воздействовать на сознание миллионов горожан политической философии, идеологии, культуры. Поэтому в их среде проявляются наибольшие творческие поиски в области философии, идеологии, культуры и постоянно разрабатываются наилучшие способы выстраивания городских социальных, общественно-политических отношений.

Буржуазно-демократическая революция, разрушая народное феодально-бюрократическое государство, в котором вызрели её предпосылки, начинается под огромным влиянием требований немногочисленных средних слоёв горожан к социальному переустройству общественно-производственных, политических отношений на основе гуманитарно-либеральных требований уничтожения феодально-бюрократических привилегий ради всеобщего Равенства и Прав Человека. Однако её стихия быстро вырывается из золочёной клетки благих желаний гуманитарно-либеральных идеологов этих слоёв и следует собственным закономерностям становления новой формации, новой системы общественно-политической самоорганизации населения. После постепенного захвата представительной власти асоциальными прослойками тех, кто быстро сделал крупные капиталы в обстановке анархии и хаоса, то есть теми, кого политически объединил коммерческий интерес в том или ином его проявлении; после политического переворота, в результате которого слой выразителей коммерческого интереса навязывает стране первую собственно буржуазно-капиталистическую Конституцию и производит конституционное выделение из представительной власти исполнительной и законодательной ветви и наделяет исполнительную ветвь диктаторскими полномочиями, – средние слои горожан неумолимо отчуждаются режимом диктатуры коммерческого интереса от политики и от влияния на власть. И в первую очередь из политики вытесняются все, кто связан с производительными силами, с естественнонаучными исследованиями.

В начале буржуазно-демократической революции либерально-мелкобуржуазная среда спекулянтов, ростовщиков, взяточников чиновников, воров, бандитов, сутенёров, продажных журналистов, прочих перекупщиков и торговцев самого различного товара очень значительна. Практически все, кто имеет низкую социальную культуру, низкий интерес к производительной деятельности, мутными волнами заполняют эту среду. Она-то и обеспечивает победу новых, буржуазных политических сил над прежним господствующим сословием феодалов, новой идеологии гуманитарного либерализма над народным феодально-сословным мировоззрением в том или ином его виде. Из этой среды и начинает выделяться новый господствующий слой, объединяемый общим коммерческим экономическим и политическим интересом, общим стремлением обеспечить безусловное господство частной собственности над общественно-государственной собственностью, коммерческих интересов над интересами развития производительных сил. Она-то, данная среда, и оказывает главную политическую поддержку политическому перевороту, в результате которого устанавливается диктатура коммерческого космополитизма. Ибо режим диктатуры коммерческого космополитизма позволяет ей открыто пользоваться всеми материальными благами и пороками, какие только можно купить за деньги. Такой режим позволяет производить разгосударствление и превращать в товар всё под защитой власти и при помощи власти, преобразуя в товар и самую власть через конституционно узаконенный контроль денег над избирательной системой. Он способствует казнокрадству и почти безнаказанному разбою, так как товаром становится и правоохранительная, полицейская ветвь власти, подкупаемая и деморализованная либеральными установками в отношении абсолютной экстерриториальности прав частной собственности.

Политическая сущность диктатуры коммерческого космополитизма в том и состоит, что режим осуществления такой диктатуры открыто или de facto, без всякого смущения, конституционно объявляет товаром всю совокупность экономических, юридических, политических отношений между людьми, а так же историю и культуру, мораль и нравственность, долг и честь, убеждения и гражданство, вооружённые силы страны и самоё государство. А опору для проведения соответствующей политики правящие круги режима видят в той городской среде представителей коммерческих интересов, которая сделала данный режим возможным, и они стремятся создать условия для всемерного увеличения численности этой среды, чтобы добиться устойчивости своей власти и представительной легитимности безусловного господства выразителей интересов коммерческого космополитизма.

Однако развал и упадок производительных сил страны устойчиво сокращают товарную массу на рынке товарно-денежного обмена. Накопленные прежде богатства государства расхищаются немногими или попадают к иностранным кредиторам, которые давали ссуды на покупку изготовленных в других странах потребительских товаров, а покупательская способность населения неуклонно падает. В таких условиях мелкобуржуазная среда представителей коммерческих интересов не только не увеличивается в абсолютной и относительной пропорции к прочему населению, но наоборот, начинает сокращаться. Её сокращению способствует и сосредоточение коммерческого капитала в сужающемся круге представителей правящего класса. Численность представителей коммерческих интересов может сократиться до 2-3% от всего населения страны, что делает режим крайне неустойчивым.

Представители режима, несмотря на огромные финансовые возможности манипулирования средствами массовой информации, теряют доверие большинства населения и проигрывают на выборах всех уровней чаще и чаще, политически чувствительнее и чувствительнее. Режим диктатуры коммерческого интереса с течением времени не только не добивается действительной политической легитимности, но наоборот, неуклонно теряет политическую опору из-за сокращения среды своих сторонников в средних слоях горожан. Власть предержащие режима вынуждены откровенно ограничивать представительный контроль со стороны населения, выступать в качестве беспринципной и жульнической клики, беспощадной к любым попыткам поставить под сомнение её право на абсолютную власть, безнаказанно насилуя при необходимости собственную либеральную Конституцию. По мере всё более явного проявления своей сути режим становится невыносимым всей стране, так как заводит её в политический тупик и глубочайший общегосударственный кризис. И единственным выходом из общегосударственного кризиса оказывается социальная революция, долженствующая создать условия для становления новой общественно-экономической формации.

При диктатуре коммерческого космополитизма именно средние слои горожан, которые появляются в недрах феодального (или социал-феодального) общества для обслуживания передового промышленного производства, в наибольшей мере, как материально, так и морально, страдают от инфляции, от экономической стагнации, от низкого социального порядка, разрушающих и делающих неконкурентоспособным, нерентабельным крупное и среднее производство, подрывающих и ведущих к упадку совокупные производительные силы страны. При упадке производительных сил оказывается ненужной ни научная, ни изобретательская, ни интеллектуальная деятельность, исчезает потребность в образовании, в передовых специалистах производства и военного дела, в социальной культуре, в долгосрочной подготовке кадров из молодёжи, в здравоохранении и так далее. Но связанные с производительными силами страны средние слои горожан в это время не оказывают политического сопротивления такому положению дел, поскольку находятся в состоянии деморализации и растерянности, не осознают себя самостоятельной социально-политической силой. По мере износа основных производственных фондов и транспортной, социальной инфраструктуры, роста хозяйственной разрухи, которая становится прямым следствием политики режима диктатуры коммерческого космополитизма, по мере завершения расхищения общественной частной собственности и превращения её в абсолютную частную собственность, положение связанных с производительными силами средних слоёв горожан становится отчаянным. Они большей частью вырождаются в люмпенов. Именно в это время среди них начинает зарождаться понимание своего особого положения в условиях буржуазных экономических и политических свобод и рыночных отношений.

Режим диктатуры коммерческого космополитизма обеспечивает конституционную и политическую защиту предельно высокой спекуляции и концентрации коммерческих капиталов. А при концентрации банковско-коммерческих капиталов происходит ползучий захват власти кликой новоявленных олигархов, которая через спекулятивное взвинчивание цен на доступ к средствам информации и пропаганды явно или неявно устанавливает имущественный ценз на доступ к участию в конституционной политической борьбе. De facto отчуждённые конституцией режима от участия в политической борьбе средние слои горожан не могут использовать чисто демократические способы борьбы за свои всё более отчётливо осознаваемые политические интересы, как связанные с развитием производительных сил. Они начинают понимать, что для изменения положения дел в стране, для разрешения общегосударственного кризиса нужна замена изживших свои возможности развития, ставших формальными конституционно-политических отношений и всего правящего "гнилого" класса новыми конституционно-политическими отношениями и новым правящим классом.

Однако из-за разрухи производительных сил они лишаются возможности приобретать опыт буржуазно-созидательного политического самосознания и с развитием буржуазно-капиталистических отношений в массе своей становятся деморализованными, неспособными к согласованным политическим действиям. Поэтому социальная Национальная революция, осуществляемая именно в интересах средних слоёв горожан, происходит не из-за их политической готовности установить представительный контроль над властью, а вследствие общегосударственного кризиса, кризиса всей системы власти и неспособности Верхов управлять страной по старому, при нежелании Низов больше жить по старому. В таких обстоятельствах для осуществления Национальной революции достаточно, чтобы появилась революционная военно-политическая организация, осознанно или нет представляющая интересы национального среднего класса, которого ещё нет, но который должен сложиться из средних слоёв горожан, чтобы в конце концов именно они, данные слои, могли вести самостоятельную политическую борьбу за власть. Главное, чтобы эта революционная организация, выступая с позиции спасения производительных сил страны, выказывала готовность подавить анархию, гражданскую войну всех против всех и революционно решительными мерами навязать свои цели становящемуся политически недееспособным правящему классу диктатуры коммерческого политического интереса, возглавляемому выделившимися из него же олигархами.

Такая революционная организация утверждается у государственной власти в результате социальной Национальной революции и с помощью вооружённых отрядов средних слоёв горожан. Она сметает режим диктатуры коммерческого космополитизма, устанавливая режим постепенного становления национальной демократии, режим властной национализации политических, юридических и экономических отношений. Ей обеспечивается значительная политическая поддержка армии, офицерский корпус которой тоже представляет собой важнейшую и наиболее организованную ветвь средних слоёв горожан, а так же поддержка участников крупного военно-промышленного производства, в котором многочисленны высококвалифицированные и высокоорганизованные самим производством специалисты, сознающие себя именно средними слоями горожан.

Свержение режима диктатуры коммерческого интереса социальной Национальной революцией сопровождается сокрушением самих оснований его возникновения, потому что эта революция производит всеохватную национализацию всей частной собственности в интересах огромного большинства отчуждённых от коммерческого капитала горожан и сельских жителей. Создающаяся вследствие революции новая власть оставляет в виде товара лишь небольшую часть собственности, но и над ней устанавливает бдительный надзор националистического правительства. Поддержку этой власти и такой политике национализации вынуждена оказывать даже часть представителей среды связанного с коммерцией либерального среднего класса, потому что только таким образом она в состоянии выжить экономически. Эта часть среды коммерсантов волей или неволей признаёт себя связанной с национальным средним классом, зависимой от национального производства товарной продукции, подчиняется требованиям вытеснения абсолютной частной собственности из правового поля национального государства.

Политическая сущность режима диктатуры промышленного политического интереса, как главного интереса развития производительных сил современного государства, поворот к созданию которого осуществляется в результате Национальной революции, проявляется в национализации экономических, юридических, политических отношений, а так же истории и культуры, морали и нравственности, долга и чести, убеждений и гражданства, армии и государства. Националистический режим диктатуры промышленного интереса открыто ставит главной своей политической целью создание национально-корпоративного общества с общественно-государственной формой власти и относительной частной собственностью. Основания же для воплощения в жизнь этой цели такой режим видит в воспитании и структурном оформлении политических интересов у связанных с производительными силами страны слоёв населения, превращающих эти слои в национальный средний класс, и в политическом курсе на относительное расширение численности национального среднего класса до тех пор, пока не станет возможной буржуазно-демократическая легитимность правового господства национальных производительных интересов государствообразующего этноса.

В России достижение такой стратегической цели, которая впервые в мировой истории будет теоретически сознательно поставлена национал-демократической организацией в ходе предстоящей русской Национальной революции, осуществится в течение эпохи русской Национальной Реформации.



7. Национализация и становление сословно-корпоративного общества


У режима осуществления Национальной революции и проведения курса на Национальную Реформацию нет иного способа быстро увеличивать численность национального среднего класса, кроме всемерной государственной поддержки расширению крупного высокотехнологического производства и социальным программам обеспечения его развития, то есть сети высшего и среднего прикладного образования, научных учреждений, изобретательских центров и наукоёмкого здравоохранения. В мобилизационно ускоренном, направляемом государственной властью укрупнении предприятий национализированных производительных сил и создании инфраструктуры их ускоренного рыночного развития и будет заключаться главное историческое обоснование такой чрезвычайной формы власти в России, как авторитарный режим диктатуры промышленного экономического и политического интереса.

Для того чтобы такой режим стал возможным и смог решать задачи национализации территории и производительных сил ради ускоренного развития самых передовых производительных сил, необходима не только политическая авангардно-революционная сила, но и сила вооружённая, благодаря которой режим сможет выстроить военное управление по воплощению решений политического руководства государственной власти. Ибо вооружённые силы, в том или ином виде, являлись во все времена и эпохи и являются поныне главным гарантом государственного управления собственностью и производительными силами на территории страны, и такая их роль сохраняется в любой общественно-экономической формации.

При буржуазно-демократической революции прежние вооружённые силы феодально-бюрократического государства гибнут вместе с этим государством. Но в отличие от государственной власти гибнут они медленно, постепенно теряя боевой дух и боеспособность в новых условиях становления представительной власти горожан. Представительная власть городского населения, которая начинает выстраиваться на положениях идеологии гуманитарного либерализма, на идеях всеобщего Равенства, Братства и Прав Человека, не видит смысла в поддержании существования прежней армии. А устанавливающийся после политического переворота режим диктатуры коммерческого космополитизма, создавая самостоятельную исполнительную власть и силовые учреждения этой ветви власти, что необходимо ему для защиты интересов абсолютной частной собственности и для превращения в товар всего и вся, опасается поднимать самостоятельное значение вооружённых сил. Вверяясь своим политическим инстинктам, правящий класс режима воров и спекулянтов не доверяет офицерскому корпусу вооружённых сил, подозревая в нём своего противника, который, следуя настроениям патриотизма и служения традиции государства как таковой, способен установить контроль над основной собственностью страны и поставить вопрос об ограничении прав частных коммерческих интересов. Если не возникает внешней угрозы жизненным политическим интересам такого режима, как было, например, во время Великой французской революции, когда появилась прямая угроза реставрации феодально-монархического государства посредством интервенции извне, правящий класс представителей коммерческих интересов предпочитает ограничиться созданием внутренних войск для подавления недовольства населения произволом всевозможных воров и спекулянтов. Именно это имеет место в нынешней России. Никакого действительного обновления армии, которое год за годом обещает осуществить клика власти российской диктатуры коммерческого политического интереса, происходить не будет, поскольку правящий класс в этом не заинтересован.

Становление новых вооружённых сил в переживающей буржуазную революцию стране происходит не вдруг, не указами власти о начале реформирования старой армии. Оно обусловлено зарождением и постепенным развитием традиций управления страной внутри режима диктатуры коммерческого космополитизма. Исполнительная власть режима не в состоянии наладить действенное управление без опоры на глубокую историческую традицию самосознания военно-управленческого сословия государствообразующего этноса, на традицию управления прежнего государства, революционно изменяемую под новое целеполагание, которое предполагает рыночное капиталистическое развитие страны. Лишь это обстоятельство заставляет режим частично восстанавливать армию и другие силовые ведомства.

Непрерывное укрепление влияния носителей духа военно-управленческого сословия в исполнительной власти поворачивает власть, озабоченную исключительно тотальной защитой интересов абсолютной частной собственности, к задачам восстановления старых производительных сил, в первую очередь к налаживанию военного производства. Такой поворот власти происходит вопреки интересам правящего класса, вопреки идеологии либерализма и либеральной конституции режима. Найти для себя политическую опору для укрепления собственного влияния зарождающееся городское военно-управленческое сословие может только в производительных регионах. На таких основаниях постепенно складывается сближение интересов носителей духа военно-управленческого сословия и националистов революционеров, которые с позиции первого сословия разрабатывают идеологические отношения для развития капиталистических производственных отношений в среде третьего сословия средних слоёв горожан. Поэтому именно в промышленных городах зарождаются сословно-городские общественные отношения и созревают предпосылки для социальной Национальной революции государствообразующего этноса.

В эпохи первых буржуазных революций городские националистические идеологические отношения разрабатывались на основаниях народно-христианского мировоззрения, а политическое значение поддержки интересов спасения производительных сил народно-патриотическим крестьянством было определяющим, так как именно из крестьянства набиралась основная часть вооружённых сил. Для управления событиями военные учреждения управления внутри режима диктатуры коммерческого космополитизма могли непосредственно опереться на понятные крестьянству феодальные традиции управления, в которых военно-управленческое сословие было главным собственником основной, земельной собственности, а потому имело определяющее влияние в организации государственной власти. Поэтому свержение режимов диктатуры коммерческого интереса, которые устанавливались во время первых буржуазных революций, совершалось изнутри этих режимов военными генералами, добивавшимися наибольшей популярности в набранных главным образом из крестьян революционных армиях. Так было в Голландии, где армия подняла к власти герцога Оранского; так было в Англии, где армия сделала военным диктатором генерала Кромвеля; так было во Франции, где поддержка армией генерала Бонапарта определила успех политического переворота, свергшего режим Директории. Национальные революции в этих государствах были в значительной мере народно-патриотическими.

Со второй половины XIX века начатая в ряде держав индустриализация свела на нет значение религиозных идеологических отношений для обоснования промышленных производственных отношений. А массовое раскрестьянивание в этих державах качественно изменяло состав вооружённых сил, в которых непрерывно возрастала доля представителей пролетариата, рабочих и средних слоёв горожан. Поэтому со времени американской Национальной революции, совершаемой республиканской партией, лидер которой А.Линкольн стал президентом страны в результате выборов, в индустриальных державах роль военных изменилась. Они стали превращаться во второе городское общественное сословие под решающим воздействием революционных националистических организаций. Происходило это следующим образом.

При режимах диктатуры коммерческого интереса непрерывно усиливались антагонистические противоречия между промышленными регионами, где проживало большинство самого деятельного и образованного населения пережившей буржуазную революцию страны, и столичной спекулятивно-ростовщической олигархией, а так же тесно связанной с ней правительственной бюрократией. Противоречия эти нельзя было примирить, так как непримиримыми являлись породившие их первопричины. Промышленные регионы вынуждены были искать политические способы установления собственной власти, сначала внутри режима, а затем и над всей страной. Для этого им требовались средства вооружённой защиты своих жизненных интересов, связанных с развитием производительных сил.

Такие средства появлялись не как в чистом виде военные, а как военно-политические. Вокруг революционно настроенных политиков, которые создавали новые, отвечающие интересам средних слоёв горожан идеологические отношения и борющиеся за такие отношения националистические политические организации, возникали добровольные вооружённые отряды из числа наиболее ревностных последователей. При резком углублении общегосударственного кризиса, как правило по причинам углубления мирового кризиса капиталистического рыночного товарно-денежного обмена, и обособлении двух центров политической власти, одного из сторонников режима диктатуры коммерческого интереса, а другого из сторонников установления нового режима, режима поворота страны к развитию национальных промышленных производительных сил, именно добровольные вооружённые отряды обеспечивали политическую победу националистическим организациям. На их основе складывалось национальное управление и политическое двоевластие и во время вызываемой двоевластием гражданской войны начиналось строительство военных подразделений с национальным мировосприятием. После победы националистов в гражданской войне часть этих добровольцев переходила в профессиональные вооружённые силы и силовые ведомства, заражала их новым смыслом существования, увлекала своей символикой, своими ритуалами служения идее национального государства, а их офицерский состав преобразовывала во второе общественное сословие национального общества.

Сейчас как раз подобное развитие событий и вызревает в России, которая при коммунистическом правлении пережила всеохватную индустриализацию и вызванное этим тотальное раскрестьянивание государствообразующего этноса. Именно в промышленных регионах России и подготавливается национализация русского городского общественного сознания, восприятие идеологии национальной демократии, идеи о национализации всей собственности страны и об общественно-государственном, а вернее сказать, национально-государственном устроительстве власти. Именно в промышленно развитых регионах вызревает среда массового восприятия городской политической традиции военно-управленческого сословия нового государства, там станут укореняться символика и духовно-политическая культура национального самосознания трёх городских общественных сословий, объединяемых идеалом национального общества.

Только политическая сила, которая сможет идеологически и организационно возглавить процесс возникновения в промышленных производительных регионах военизированных отрядов, готовых к выстраиванию национального управления при политическом представительном самоуправлении и к гражданской войне против сторонников удержания господства коммерческого космополитизма, и докажет способность подготовить из них тысячи и тысячи сознательных бойцов, идейно устремлённых к победе ради национализации территории и производительных сил страны, – только она в состоянии будет реально вести борьбу за власть и осуществлять Национальную революцию. Способность идеологически и практически возглавить этот процесс она проявит через способность организовать административно-территориальный захват стратегически важного для борьбы с режимом диктатуры коммерческого политического интереса региона. Регион должен быть достаточно близким к столице и промышленно развитым, с крупным городом в качестве места расположения главной штаб-квартиры революционной политической организации, городом, в котором, как в зеркале, отражаются крупные буржуазно-экономические и политические промышленные интересы и их непримиримое противоборство с олигархическими интересами, обслуживаемыми исполнительной властью ныне господствующего в стране режима.



8. Рынок – средство. Устойчивые общественные отношения – цель


Обобщим выводы, сделанные в предыдущих главах.

Всякая феодально-государственная собственность, а так же её разновидность: коммунистическая государственная собственность, – управлялась и защищалась привилегированной государственной или партийно-государственной бюрократией. Государственные интересы при этом были такими, какими их понимало коллективное бюрократическое мышление, как главное собственническое мышление на высшем этапе развития феодальной традиции государственной власти.

Национально-государственная же собственность управляется и защищается политической действенностью национально-общественной государственной власти, которая осознала и обозначила свой национальный корпоративный интерес в мировых рыночных капиталистических отношениях. В идеале национально-общественная государственная власть является сословно-корпоративной, с чётким сословным разделением труда и с сословными правами на определённую часть национальной собственности, с особыми внутрисословными отношениями и культурами, объединяемыми наличием самодовлеющего политического национального сознания на основе национальной общественной этики и морали. Национализация политических, юридических, экономических отношений и всей собственности конкретной страны, как одна из главных задач Национальной революции, есть лишь непременное условие для появления зародыша традиции именно такой, национально-общественной государственной власти. Но при всех прежних Национальных революциях, которые происходили в переживших буржуазные революции странах, национализация осуществлялась опытным путём, без ясного понимания, что надо стремиться именно к этой стратегической политической цели. Признаки приближения националистических политических сил к такому пониманию под воздействием русского ленинского большевизма обозначились, быть может, лишь в фашистской Италии и в национал-социалистической Германии.

Переход от феодально-бюрократической государственной власти к национально-общественной государственной власти всегда и везде совершался не непосредственно от одной к другой, а через промежуточную буржуазную или буржуазно-демократическую революцию. Буржуазная или буржуазно-демократическая революция до основания разрушала феодальную традицию государственной власти, которая позволяла феодальной бюрократии контролировать совокупную собственность государства и управлять ею так, чтобы не давать возможности коммерческим интересам подорвать основы производственных отношений. Феодальная бюрократия всесторонней регламентацией экономических отношений и прав собственности позволяла только товарную продукцию и лишь на определённых условиях превращать в абсолютную коммерческую собственность. Но после начала буржуазной революции, вся собственность, в том числе связанная с производственными отношениями, начинает растаскиваться и превращаться в абсолютную частную собственность. И кем же? В основном теми, кто сделал крупные спекулятивные и ростовщические капиталы, занимался расхищением казны, разбоем, взяточничеством, обосновывая и оправдывая свои поступки догмами гуманитарного либерализма. Эти новые собственники стремятся превратить захваченную собственность в абсолютный товар, то есть в собственность, отчуждаемую от самой страны. И единственным сдерживающим их фактором становятся представительная буржуазная власть и создаваемые ею для поддержания социальной устойчивости новые исполнительные учреждения управления.

При таком положении дел проблема сохранения политической целостности страны прямо толкает представительную власть поощрять высокопоставленных чиновников новой исполнительной власти к расхищению земельной и прочей собственности, как средству удержания её под контролем центрального правительства. Очень наглядно это происходило в начале 90-х годов в России, когда коммунистическая номенклатура получила негласные права представительных властей всех уровней на сознательное превращение советской государственной собственности в свою частную собственность. Но превращение советской госсобственности в частную собственность номенклатуры и бюрократов совершалось в условиях идеологического господства либерального взгляда на неё, как на абсолютную частную собственность. Поэтому получался чудовищный парадокс. Чем честнее, чем нравственнее и патриотичнее был бюрократ или чиновник, тем он сознательнее должен был стремиться захватить наибольший кусок собственности, чтобы её не расхитили безответственно циничные дельцы. Но захваченная собственность изменяла его отношение к социальным идеям и идеалам, разрушала их, заменяла циничным эгоизмом владельца абсолютной частной собственности, владельца товара, который он стремился вывести из-под всякого контроля власти для спекулятивной перепродажи ради личного обогащения. При режиме же диктата коммерческого космополитизма, когда власть полностью оказалась в руках правящего класса подобных собственников, бюрократические собственники постепенно отчуждались от традиции государственности, традиции подавления государственной властью интереса абсолютной частной собственности для создания условий развитию производительных сил страны. Подобное моральное и нравственное перерождение подавляющего большинства бюрократов происходило при всех буржуазных революциях, после чего бюрократы превращались в циничных паразитов, главных слуг и главную опору режима диктатуры коммерческого космополитизма, равнодушных к дальнейшей судьбе страны, озабоченных только сиюминутным собственным благополучием и текущим управлением ради удержания власти.

Национализация в странах, которые пережили буржуазно-демократическую революцию и режим диктата коммерческого космополитизма, оказывалась необходимой именно для жесточайшего подавления укореняемого самой бюрократией исполнительной власти отношения к собственности, как к абсолютной частной собственности, как к товару. Происходила она, главным образом, вследствие насущнейшей политической задачи революционным насилием прекратить гибельное для каждой из таких стран разрушение производительных сил, которое неумолимо превращало их в сырьевые колонии уже промышленно развитых национальных государств мира, обрекало на бедность, нищету и вырождение большинство связанного с производством населения. Вопрос вставал прямо и однозначно о корпоративном спасении предрасположенного к производственным отношениям государствообразующего населения через революционно решительную национализацию всей собственности разграбленной ворами и спекулянтами страны.

Посредством национализации территории и производительных сил сразу же уничтожались условия для продолжения коррупции, обусловленного ею экономического, а с ним и политического хаоса, царящего вследствие господства частнособственнических интересов, и утверждались принципиально новые цели власти. По существу подчинения всех ресурсов страны развитию производительных сил они являлись стратегическими, а по политическому смыслу следующими. Становление производительных сил должно подчиняться интересам развития конкретного национального общества, а не интересам идеального рынка. Рынок лишь средство для разрешения экономических проблем. А цель действий власти в том, чтобы создавать наилучшие условия для устойчивого развития конкретного национального общества на основе устойчивого развития национальной созидательной экономики.

Создание самых благоприятных условий для выстраивания экономики конкретного созидательного общества проводилось в жизнь зарождающимися первым и вторым сословиями военно-политического режима диктатуры промышленного интереса, тогда как чиновничий аппарат превращался в исполнительный инструмент этих сословий, используемый при воплощении в жизнь решений общественно-государственной власти. Рынок же общественно-государственная власть подлаживала под рационально объясняемые политиками национальные интересы, чтобы он обеспечивал максимально выгодное национальному обществу развитие производительных сил. Свергаемый же Национальной революцией правящий класс диктатуры коммерческого интереса всегда и везде утверждал совершенно противоположное. Он ставил власть с ног на голову, объявляя целью власти – налаживание некоего идеального для любой страны космополитического рынка товарно-денежных отношений, а безликие и безымянные общество и демократию определял, как средство для построения такого рынка.

Мировой опыт свидетельствует, что первая национализация в конкретной стране проводится в жизнь военно-политическим насилием режима осуществления диктата производительного, главным образом промышленного, интереса. И первая национализация служит для решения сверхзадачи – мобилизационно ускорить восстановление и развитие всех производительных сил через направляемое националистическим государством воспитание среди молодых поколений культуры рыночной конкуренции, основанной на национальной этике корпоративного труда. Эта первая, насильственная национализация всей собственности страны совершается после социальной Национальной революции ради спасения производительных сил как таковых. Собственники производительных сил примиряются с нею постольку, поскольку осознают, что только таким образом производство становится рентабельным и начинает давать доход, прибыль, позволяет им выйти на мировые рынки и добиваться на них успеха. То есть, после национализации безусловные частные права на связанную с производительными силами собственность заменяются безусловными частными правами на часть прибыли, получаемой вследствие действенной эксплуатации и развития средств производства, которые необходимы для развития производительных сил национального общества.

Иначе говоря, вследствие совершаемой первыми двумя сословиями насильственной национализации предприниматель производства и частный собственник средств производства по сути становятся лишь добровольными арендаторами у режима защиты интересов национального общества, арендаторами средств производства, средств получения прибыли. Положение арендаторов поднимает социальную ответственность данных собственников, социологизирует их поведение в национальном государстве, заставляя быть примером в социально-корпоративной этике труда и бытовой нравственности, – ибо именно от этого, в значительной мере, зависит их частная прибыль. Доказательством тому является опыт режимов Национальной революции и Национальной Реформации во всех странах, где свергались асоциальные диктатуры коммерческого космополитизма. Однако предприниматель признает право общественной власти на такой контроль над собой лишь в том случае, когда увидит в ней ответственного Сверхсобственника, частью которого становится и он сам. Поэтому национализация возможна только на определённом уровне политической зрелости связанных с производством средних имущественных слоёв горожан, при их готовности к становлению национального общественного самосознания ради капиталистического развития производительных сил страны.

Когда слой предпринимателей и частных собственников становится подотчётным коренным национально-общественным интересам, национальной государственной власти, тогда только и возникают политические условия для действительной демократии. Посредством национальной демократии, при жёсткой конкуренции при демократических выборах к власти приходит лишь та политическая сила, которая способна доказать, что готова направлять экономическое и политическое развитие таким образом, чтобы продолжался рост материального благополучия национального среднего класса и всего общества, обеспечивая стране политическую устойчивость, а нации – уверенное в завтрашнем дне мировосприятие.

Только обслуживающие коммерческие интересы либералы поднимают вопрос о частной собственности, как вопрос о неком принципе. Для национального же общества вопрос о частной собственности есть лишь вопрос экономической целесообразности на данный момент времени, на данной ступени проведения экономической политики, которая осуществляется в интересах национального развития. В одних обстоятельствах более прибыльной для нации оказывается приватизация определённой собственности, в других – национализация этой собственности национальным государством. Разные политические силы предлагают свою экономическую политику, свою политику в отношении собственности на определяемый национальной конституцией срок, а уже само национальное общество при демократическом выборном процессе решает, какой силе, какой политике, в том числе политике в вопросах собственности оно отдаёт в течение этого срока предпочтение.

Разумеется, такой, национальный подход к вопросу о частной собственности непонятен и ненавистен спекулянтам и ростовщикам, представителям коммерческого интереса. Их взгляды космополитические, не привязанные к целям и задачам экономического развития какого-либо общества, какой-либо страны. Подавить их корыстный космополитизм, их стремление любой ценой, вплоть до использования криминальных мер превратить вопрос о частной собственности в принцип политической борьбы, заставить их служить целям общественного и государственного развития можно только силой, только используя рычаги государственной власти, только в национальном государстве, становление которого начинается с Национальной революции.

Национальная революция и осуществляющая такую революцию авторитарная военно-политическая диктатура исчерпывают свой запас положительного воздействия на развитие производительных сил и общества постольку, поскольку в среде участников производственных отношений укореняется господство идей необходимости и выгодности, естественности национализации общественного сознания, национализации производительных сил и территории страны. Когда же новый правящий класс собственников проникается духом национально-корпоративной солидарности и готов своим политическим примером продолжать оказывать воздействие на развитие национально-общественного сознания в течение эпохи Национальной Реформации, тогда созревают условия для расширения демократизации политических отношений. Такая демократизация позволяет встраиваться в национальные общественно-политические отношения и представителям коммерческого интереса, а при господстве националистической идеологии допускать сосуществование с ней либеральных воззрений.

При интеграции в мировой рынок действенная конкурентоспособность товарной продукции национальных производительных сил невозможна без их непрерывного научно-технологического и структурного усложнения. А оно требует непрерывного усложнения и углубления социологизации национально-общественного сознания, культуры производства и корпоративной этики труда всей нации. Всю эпоху Национальной Реформации государственная власть должна наращивать целенаправленное насилие, непрерывно совершенствующее производственные отношения нации, приспосабливая их под требования непредсказуемых особенностей мирового экономического и политического развития. Поэтому всю эпоху Национальной Реформации должна продолжаться политика предельно возможной национализации общественного сознания ради того, чтобы национально-общественная государственная власть могла управлять совершенствованием национальных производственных отношений. И политика непрерывной национализации общественного сознания действительно продолжалась во всех странах, которые переживали следом за буржуазными революциями Национальные революции и, в конечном итоге, стали промышленно развитыми капиталистическими государствами.

В этих странах объективно происходило постепенное изменение идеологического основания национально-государственной власти. Если Национальная революция, разрешая задачу мобилизационного преодоления общегосударственного кризиса, за своё идеологическое обоснование неизбежно должна принять радикальный антитезис радикальному либерализму, а именно политическую концепцию технократического промышленного национализма в качестве антитезиса гуманитарному либерализму. То после демократизации режима диктатуры промышленного политического интереса и политическом переходе от этапа Национальной революции к этапу собственно Национальной Реформации, технократический национализм, из идеологии обоснования жёстко технократического переустройства всей системы общественных отношений, преобразуется в идеологию демократического национализма.

Идеология демократического национализма обосновывает политику доведения национально-государственной власти до уровня общественно-государственной власти сословно-корпоративного национального государства. И национализация неизбежно углубляется по мере осуществления такой стратегической политики, распространяясь не только на вопросы материальной и интеллектуальной собственности. Национализация оказывается тем глубже, тем полнее, тем всеохватнее, чем глубже и полнее, чем определённее социально-корпоративным становится национально-общественное сознание, чем осознаннее оно утверждает и поддерживает национально-государственную систему власти.

Можно сказать и иначе. Чем выше уровень национального самосознания общества, чем выше политическая активность национального общества, тем определённее нация выступает субъектом права и субъектом политической силы для осуществления контроля над всей совокупной собственностью в своём национальном государстве, то есть, тем шире и глубже она оказывает воздействие на прогрессивное развитие национальных производительных сил. Поэтому в эпоху Национальной Реформации наиважнейшей целью национально-государственной власти, которая решает сверхзадачу мобилизационного подъёма производительных сил до состояния рыночно конкурентоспособного товарного производства, отвечающего самым строгим требованиям мирового рынка, становится непрерывное воспитание высокого национального самосознания у молодых поколений государствообразующего этноса, поощрение их активно национальной политической позиции.

Национализация по существу не может быть неким тактическим изменением курса проведения рыночных реформ диктатурой коммерческого политического интереса, как это подаётся представителями власти ныне господствующего в России режима. Подобное представление о национализации есть вульгарная и безграмотная профанация революционного переворота в историческом развитии всякой конкретной страны. Национализация есть стратегическая политическая технология построения самых передовых рыночных отношений, самого развитого товарно-денежного обмена промышленной капиталистической цивилизации и осуществляться она может только режимом диктатуры промышленного политического интереса. Она немыслима без стратегического планирования воспитания среди молодых поколений предпринимательской культуры эксплуатации производительных сил конкретной страны, без целенаправленного развития национально-государственной властью социально-корпоративных общественных отношений, как непременного условия постоянного роста эксплуатационной эффективности и конкурентоспособности национальных производительных сил. И такое стратегическое планирование, так или иначе, совершается всю эпоху Национальной Реформации.

Всю эпоху Национальной Реформации государственная власть не может отказаться от идеологии национализма и национальной демократии, решая две наиважнейшие политические задачи. Во-первых, продолжая воспитание цивилизационной этики труда, сословного и сословно-корпоративного национального самосознания в постепенно складывающемся национальном обществе. А, во-вторых, посредством сосредоточения всех средств, всех ресурсов государства производя непрерывное совершенствование национальных производительных сил для достижения высочайшей конкурентоспособности товарной продукции, направляемой на внешние рынки. Ибо только так возможно догнать передовые промышленно развитые страны и оказаться в числе лидеров мирового научно-технологического развития, – о чём свидетельствует мировой исторический опыт, особенно наглядный в случае с послевоенной Японией.

Политически прагматичный вывод из этого вытекает один. Всерьёз и ответственно сейчас о национализации в России можно говорить только в тотальном смысле, только с точки зрения революционного подхода, подразумевая полное политическое уничтожение абсолютной частной собственности и подавление самостоятельности коммерческого политического интереса. И не просто подавление, а всеохватное, отрицающее право на идеологическую и политическую самостоятельность в любом виде, в любом проявлении в течение всей предстоящей эпохи русской Национальной Реформации, то есть, при жизни трёх поколений участников производственных отношений. Ибо политическое создание сословно-корпоративной нации завершается только в третьем поколении после начала Национальной революции. К тому времени из экономики и политики уходит последнее поколение, помнящее не национальные социально-политические и экономические отношения, а национальное общественное сознание укореняется среди дееспособного населения, превращается в традицию, суть которой в том, что национализация является естественным правом нации.

Серьёзный подход к вопросу о национализации немыслим без представлений об обобществлении всей собственности страны. Такой подход политически отрицает господствующий режим диктатуры коммерческого космополитизма и его правящий класс. И когда о национализации высказываются правительственные лакеи крупных коммерческих спекулянтов, то есть подлинных заказчиков политики этого самого режима, они занимаются досужей и политически безграмотной болтовнёй. Они, вроде лакея Чичикова Петрушки, совершенно не понимают смысла произносимых, так красиво звучащих слов, которыми прикрывается разбойный передел абсолютной частной собственности, осуществляемый посредством чиновно-полицейского аппарата насилия исполнительной власти.


13 июля 1997г.


ГОРОДНИКОВ Сергей