BzBook.ru

О ДЕМОКРАТИИ. ВОЙНА ПОКОЛЕНИЙ



О ДЕМОКРАТИИ



Сейчас американская гегемония в мире опирается на моральное лидерство США в деле защиты и продвижения либеральной демократии. После кризиса коммунистического мировоззрения либеральная демократия стала смыслом и вдохновением в борьбе за мировое господство, единственным подлинно глобальным мировосприятием. Ею оправдываются огромные военные расходы, полная и всеохватная милитаризация Соединённых Штатов.

Так что? Действительно, наступил конец истории?

Опыт прошлого показывает, – нет. Как раз нынешняя глобальная победа идеи либеральной демократии указывает на завершение определённой исторической эры в развитии мировой цивилизации. Она расчищает завалы отживших религиозных, культурных и цивилизационных форм организации государственных отношений на пути к новой исторической эре. И страна, в которой зародится духовно-мировоззренческое движение с общественным и государственным идеалом новой эры, возглавит переход к этой новой эре, на целую эпоху сменит США в качестве уже истинного центра общемирового цивилизационного развития.



1


После Второй Мировой войны впервые в истории человечества выделились две глобальные Сверхдержавы, а именно Советская Россия и США. Они повели борьбу за мировое господство на основе глобальных идеалов, глобальных проектов устроительства мировых отношений.

Первый идеал был разработан в России в начале ХХ века В.Ульяновым-Лениным на основаниях философского марксизма. Ленин превратил европейский философский марксизм в большевистское коммунистическое мировоззрение и создал советское государство, смыслом и целью существования которого стала борьба за выстраивание общечеловеческой империи индустриального пролетариата с глобальной плановой экономикой, обслуживающей коммунистические представления о справедливости межчеловеческих отношений.

Второй идеал разрабатывался в США в 30-е годы при президенте Рузвельте для спасения американской капиталистической экономики от хаоса Великой Депрессии мировой капиталистической системы торговли и рыночного хозяйствования. Вслед за британским экономистом Кейнесом президент Рузвельт поставил задачу позаимствовать у Советской России опыт государственного планирования и правительственного управления индустриальной экономикой, но приспособить этот опыт для спасения рыночного капитализма. Однако после успеха своего Нового Курса в деле преодоления хаоса Великой Депрессии в самих США Рузвельт столкнулся с проблемой неразрывной зависимости восстанавливаемой американской капиталистической экономики от мировых капиталистических отношений. На определённом этапе углублять и расширять восстановление американской экономики оказывалось невозможно без распространения внутреннего государственного регулирования на остальной мир, без упорядочения всей мировой капиталистической системы хозяйствования, без превращения её в глобальную систему хозяйствования и торговли, управляемую из одного центра, то есть из США.

При выработке идеологического обоснования, необходимого для воплощения соответствующего проекта мирового управления капиталистическими отношениями, правящие круги США столкнулись с внутриполитическим противоречием. В самих США господствовал республиканский национальный идеал общественных и государственных отношений, идеал республиканского устройства политической власти, политического самоуправления англосаксонской американской нации. Демократия лишь обслуживала этот идеал, позволяла национальному среднему классу оказывать определяющее влияние на внутреннюю политику. При таком идеале идеологически господствовала республиканская националистическая партия, партия англосаксонских националистов, англосаксонского национального среднего класса Новой Англии, которая победила в Гражданской войне 1861-1864 годов и создала США такими, какими они предстали в ХХ веке, – самой индустриально развитой державой мира. Демократическая партия Соединённых Штатов выступала лишь противовесом республиканской партии, обеспечивала сглаживание внутренних разногласий разных слоёв населения в условиях широких свобод экономического выбора и необходимых для этого свобод слова и политического выбора. Она объединяла в основном этнические и расовые меньшинства, в историческом и политическом смысле отсталые в сравнении с англосаксами. Таким образом, США предстали страной «двух скоростей», в которой именно англосаксы задавали цели и скорость цивилизационного, хозяйственного развития. Республиканский идеал поощрял изоляционистские воззрения, и их придерживалось большинство граждан страны, что создавало серьёзные препятствия для перехода к новой, экспансионистской внешней политике. Трудно было выступать против республиканского изоляционизма, который позволял сосредотачиваться на внутренних проблемах освоения огромного девственного пространства североамериканского континента.

Поэтому первоначальный проект идеологического обоснования американского управления глобальной капиталистической экономикой провозгласил мессианскую борьбу за становление по всему миру буржуазных национальных республик с демократическим политическим самоуправлением и правительственным управлением капиталистической экономикой и выстраивание межгосударственных институтов принятия компромиссных решений, межгосударственного регулирования под эгидой США, при их руководстве. Именно с таким идеологическим обоснованием США начали борьбу с Советской Россией за глобальное военно-политическое господство. Это обоснование притягивало мелкобуржуазные националистические слои населения в разных странах мира, так как отражало их экономические и политические настроения. И США оказывались прямо заинтересованными поддерживать повсюду такое экономическое развитие, которое создавало мелкобуржуазные интересы и настроения, – а потому для городских слоёв с мелкобуржуазным мировосприятием представлялись прогрессивной силой в сравнении с Советской Россией, которая беспощадно боролась с мелкобуржуазными настроениями, в том числе с мелкобуржуазным национализмом.

Однако расширение и углубление экономических и политических связей с остальным миром, ожесточённая идеологическая и военно-политическая борьба с Советской Россией вынуждали США искать способы быть абсолютным моральным авторитетом для всевозможных союзников, идти на постепенное усиление законодательной защиты прав неевропейских иммигрантов внутри страны. Этого требовали от них мелкобуржуазные слои в других странах, главным образом тех, из которых шли основные потоки иммигрантов в Соединённые Штаты. А как раз права человека как такового защищала и продвигала демократическая партия США, партия этнических, расовых меньшинств и натурализованных иммигрантов. Так в послевоенных США постепенно усиливалось значение демократической партии, возрастала её роль во внутренней политике. Под влиянием неуклонного сокращения относительной численности англосаксов и роста моральных обязательств США, как мировой Сверхдержавы, в конце 60-х годов в этой стране развернулась расовая революция негров, которые воспользовались лозунгами борьбы за права человека вообще для наступления на права белых, в первую очередь англосаксов. Тем самым негры и другие этнические и расовые меньшинства стали разрушать национальные общественные и республиканские государственные отношения Соединённых Штатов. И США погрузились в глубокий морально-политический кризис. Следствием кризиса было поражение во вьетнамской войне и резкое ослабление США в мировой политике, отступление по всему миру перед растущим давлением Советской России. В 70-е годы в правящих кругах Соединённых Штатов воцарялись настроения поражения в холодной войне, возрождения изоляционизма, поиска спасения в «крепости Америка», обречённой противостоять остальному прокоммунистическому миру.

В таких обстоятельствах упадка республиканской национальной общественной власти, национального общественного самоуправления англосаксов и, как следствие, политического господства представителей WASP (White, Anglo-Saxon, Protestant), государственная власть в США укреплялась только за счёт стремительного разрастания чиновно-полицейских учреждений текущего управления. Численность служащих таких учреждений за десятилетие внутриполитических потрясений увеличилась в четыре-пять раз! Но и всеохватной бюрократизации власти было мало для достижения внутриполитической устойчивости. Картер во второй половине 70-х годов стал президентом уже при поддержке сил, готовых отказываться от республиканского идеала. Он провозгласил главной идеологической доктриной государственной внутренней и внешней политики защиту прав человека как таковых, рассматриваемых с позиции либерализма и либерального космополитизма. Предложенное Картером либеральное толкование прав человека в корне отличалось от прежней традиции понимания американским правящим классом прав человека, как национальных прав, прав членов американского национального общества, прав, неразрывно связанных с обязанностями перед другими членами общества. Политическая доктрина Картера по сути призывала отречься от национального, общественного понимания прав и обязанностей, – что только ускорило укрепление и разрастание численности чиновно-полицейских учреждений власти, значение спецслужб в деле гласного и негласного надзора над населением страны, отчуждения государственной власти от общественного контроля. Она, доктрина Картера, стала первым шагом к замене идеала американской республики идеалом создаваемой военно-бюрократическим аппаратом власти Вашингтона либеральной глобальной империи. При новом идеале либеральной демократии военно-бюрократическая власть столицы и чиновно-полицейская власть на местах всё шире опирались на ВПК и милитаризацию американского сознания и образа жизни. Мечта о национальной республике с общественной властью заменялась мечтой о сильной Америке с решительной военно-бюрократической и полицейской властью.

Республиканец Рейган победил в выборной кампании 1980-го года демократа Картера на волне ответной радикализации настроений белой англосаксонской части населения и предстал следующий президентом в образе вдохновенного вождя «неоконсерваторов». Он попытался остановить деградацию республиканской идеи и национальной общественной власти, но уже посредством подготовленной Картером всеохватной милитаризации страны, милитаризации сознания среднего класса. При нём началось превращение рациональной идеи Рузвельта об американской гегемонии в мировой экономике и политике в фанатичную идею выбора: либо победа любой ценой в непримиримой войне с Советской Россией, либо пусть погибнет весь мир. Однако идеологическое обоснование подобной политике он смог найти только среди перебежчиков из демократической партии, идеологов радикальных взглядов превращения политической борьбы за права человека в фанатичную военно-политическую войну за либеральную демократию, как с внутренними противниками, так и со всем остальным миром, за насильственное вовлечение всего остального мира в американскую военно-бюрократическую империю. Так фанатичный республиканец националист Рейган ступил на путь обслуживания идеологии отрицающего национальные общественные отношения, республиканские государственные отношения фанатичного и имперского либерального демократизма.



2


В 80-е годы ХХ века в Советском Союзе происходило завершение раскрестьянивания русского сознания, обозначилось сокращение численности и экономического, политического значения русского пролетариата, как первого поколения крестьян, вовлечённых в городское индустриальное производство. Вследствие завершения раскрестьянивания начинался всеохватный мировоззренческий кризис русского государствообразующего этноса, распад сложившегося в конце средних веков русского народно-патриотического бытия, заложенной православием этики и морали крестьянского народно-патриотического государства. Идеал пролетарской коммунистической общечеловеческой империи терял смысл для новых, рождённых и воспитанных в городе поколений русских горожан, в образе жизни, в сознании которых разрывалась связь с традициями земледельческого народного патриотизма. Молодые поколения русских горожан потянулись к мелкобуржуазным интересам и настроениям национального эгоизма, к выражающей эти интересы и настроения западной буржуазной культуре. Без их поддержки советский коммунистический режим в конечном итоге пришёл в состояние политического и экономического кризиса, а после начала в России в 1989 году буржуазной революции рухнул. С крахом коммунистического режима в Советской России произошёл распад всей советской коммунистической империи, самой советской Сверхдержавы.

В 90-е годы единственной Сверхдержавой оказались США, в которых настроения поражения в холодной войне, настроения «крепости Америка» вдруг сменились эйфорией от неожиданной и тотальной «победы». Отражением такой эйфории был невероятный успех благоглупостей посредственного преподавателя философии Фукуямы, который провозгласил «конец истории», наступление эры всемирной либеральной демократии в духе Pax America, за что был сразу возведён правящими кругами США в ранг выдающегося мыслителя исторического масштаба. 

Однако история европейской цивилизации, которую американец японского происхождения Фукуяма знал лишь через поверхностное образование, а не через духовно-цивилизационную традицию, показывает, что полная победа либеральной или космополитической демократии внутри страны с сильными институтами политического самоуправления подготавливала в ней кризис и конец демократии. Такая победа приводила к тотальной милитаризации страны, а затем к упадку политического самоуправления, рыночного товарного производства, к росту зависимости государственного военно-бюрократического аппарата от финансовых заимствований. После чего начиналось перерождение полисных или республиканских государственных институтов в имперскую военно-бюрократическую власть и олигархическую плутократию. Так было в древнегреческих Афинах и других полисах, вообще в Древней Греции, когда полисная патриотическая демократия стала вытесняться космополитической демократией. А позднее так было в Древнем Риме. Полная победа космополитической демократии в полисах Древней Греции привела к упадку полисных государственных отношений и подготовила завоевание Древней Греции македонскими царями, а затем становление военно-бюрократических и олигархических эллинистических империй. Полная победа космополитической демократии в Древнеримской республике связана с именем ренегата сенатской республиканской партии Юлия Цезаря, который возглавил демократов и уничтожил республику, преобразовал её в военно-бюрократическую империю, которая затем выродилась в плутократическую империю, пытавшуюся продлить своё существование с помощью формального юридического права.

Именно к такому поворотному моменту в новейшей истории приблизились США и страны Западной Европы. Уже при президенте демократе Клинтоне, в 90-х годах прошлого века, в американской сверхдержаве началось всеохватное вытеснение представлений о государственной власти, как республиканской общественной государственной власти, представлениями о дальнейшей судьбе США, как глобальной империи, оправдывающей свои претензии на глобальное господство защитой либеральной демократии, прав и свобод человека во всём мире. Даже республиканская партия в США добилась политического успеха на выборах в конгресс и при выборе президента в 2000 году только потому, что окончательно потеряла интерес к идее республики, стала воинственно демократической по идеологии и целям политики. Она словно превратилась в тень демократической партии, но тень воинственную, ставшую более либерально-демократической, чем демократы, plus royal, que le roi, ибо именно за республиканцами стоит военно-промышленный комплекс и Пентагон, прямо заинтересованные в непрерывной милитаризации экономики и политики.

Правящие круги США под громогласную риторику воинственной борьбы за либеральную демократию во всём мире постепенно уничтожают демократию внутри страны и выстраивают военно-бюрократическую и плутократическую империю, поглощающую Западную Европу, как Римская империя поглощала свою прародину Древнюю Грецию. В 90-е годы ХХ века идеи национальной демократии и национальных республик вдохновили мелкобуржуазные слои восточноевропейских стран и советских республик на разрушение советского блока и Советского Союза, на ненависть к русской имперской России, на поворот к проамериканской политике. Придя к власти, вожди мелкобуржуазных движений сразу включили свои страны в зависимые от США блок НАТО и Европейский Союз. Но к их изумлению оказалось, что государства западной Европы уже пережили расцвет национальной демократии и господствующие круги там видят будущее только в либеральном космополитизме, в усилении наднациональных, и даже антинациональных, военно-бюрократических институтов, в крупном наднациональном и даже антинациональном спекулятивно-коммерческом капитале. В европейских капиталистических державах демократия всё больше представляется либеральной демократией, космополитической демократией, средством для расширения прав человека как таковых. Лозунги такой демократии увлекают эти страны к регрессу общественных и политических отношений, за которыми последует и регресс производительных сил. Собственно говоря, упадок производительных сил уже обозначился, и всеохватное наступление производителей товаров из национальных дальневосточных государств на рынки ЕС и США наглядное тому подтверждение. Иначе говоря, нынешняя борьба США и старых членов ЕС за либеральную демократию и права человека в их либеральном толковании означает поворот к историческому упадку западноевропейской капиталистической цивилизации, и в этот упадок так или иначе втягивается весь остальной мир.

Опасность вызревающего исторического упадка Запада вообще и США в частности в следующем. Нынешняя управляемость мировой экономики полностью обеспечивается США, военно-бюрократической мощью и милитаризацией данной сверхдержавы. Эта управляемость создаёт условия для непрерывного роста городского населения во всех странах, на всех континентах. Поэтому все государства мира оказываются заинтересованными в сохранении глобальной управляемости товарно-денежными отношениями, вынуждены подстраиваться под процессы, происходящие в США, проявляют готовность частично оплачивать военные и политические расходы американского мирового жандарма. Ибо распад централизованного управления мировой капиталистической экономикой вызовет чудовищные потрясения, катастрофические последствия для множества стран, – городское население в них ожидает резкое ухудшение уровня существования, голод, следствием чего станут нарастающий хаос и глобальная война, великие переселения. То есть последствия от утери Соединёнными Штатами способности осуществлять глобальное управление капиталистической экономикой многократно превысят разрушительные последствия упадка способности Великобритании быть регулятором мировой капиталистической экономики, того упадка, который наблюдался с начала ХХ века и явился причиной двух мировых войн. Они могут стать сравнимыми с последствиями упадка Римской империи, которая в позднем Древнем Мире обеспечивала управляемость капиталистическими отношениями в Западной Евразии и Северной Африке.

Но даже при опоре на финансы всего капиталистического мира США необратимо ступили на путь упадка. Их военные и политические расходы на поддержание управляемости мировой капиталистической экономики столь огромны, что быстро надрывают американскую Сверхдержаву. Если в 70-е годы прошлого века США были главным кредитором остального мира, то при последнем президенте республиканце Буше-младшем они превратились в главного должника, долги которого непрерывно, неудержимо растут и становятся столь огромными, что уже непосильны не одной американское экономике, но и всему Западу.

Только в России, которая ещё переходит к капиталистическому развитию, ещё не полностью вовлечена в глобальную капиталистическую экономику, сейчас положение вещей в корне иное. Оно рождает надежду на то, что именно России удастся создать новую систему государственных и мировых отношений, которая позволит в будущем сохранить глобальную управляемость без посредства разрушительной военно-бюрократической милитаризации страны. Такую управляемость получится создать и осуществить во время предметно вызревающей русской национальной революции, призванной повернуть Россию к развитию национальных республиканских государственных отношений и национальной демократии. Без национальной демократии, то есть без развития политического самосознания и самоуправления русского городского населения, без воспитания у русской молодёжи навыков предприимчивой самостоятельности и национальной политической ответственности в условиях широких свобод выбора и информации, невозможно совершить глубокую и всеохватную модернизацию производственных отношений и производительных сил страны. Без них немыслимо освоить огромные территории и наладить самый передовой, самый цивилизованный уклад постиндустриального образа жизни русского государствообразующего этноса. И готовящий революцию русский политический национализм имеет возможность на основании опыта Древнего Мира и США усвоить историческое отношение к демократии. Русские национал-демократы могут и должны научиться видеть в демократии не цель, а средство для подготовки страны к эре с новыми общественными и государственными отношениями, движение к которой и есть истинная цель для передовой революционной партии. При таком видении смысла партийной исторической деятельности главное – не допустить вырождения национальной демократии в либеральную демократию, идеи национального общества в идею прав человека как таковых, что достижимо единственно при обосновываемой передовым мировоззрением жесткой этнократической внутренней политике. Национальная демократия должна лишь подготовить страну и русский этнос к новой ступени исторического цивилизационного развития.

Таким образом, для русского политического национал-демократизма складывающиеся исторические обстоятельства имеют наиважнейшее значение. Ибо он получает возможность выступить самой передовой, самой исторически прогрессивной силой современного мира. Но в том случае, если предложит новый исторический идеал общественных и государственных отношений, спасающий от военно-бюрократических и плутократических империй, от либерального разложения общественной морали и нравственности, социальных связей. Античный Мир от полного распада социальных этики и морали, распада, который происходил в условиях военно-бюрократического, олигархического режима власти имперского Рима, спас греческий христианский идеал сословных народных обществ, сосуществующих в едином религиозно-духовном имперском пространстве. А сейчас единственным спасительным для глобальной управляемости идеалом станет идеал сословно-корпоративных новородных обществ в глобальном научно-духовном имперском пространстве. Именно таким идеалом и должен вдохновиться русский политический национал-демократизм для борьбы за влияние на умы и власть. Тогда он не только обязательно победит, но и превратит Россию в духовный, политический центр глобального исторического развития, перед которым не устоит американская Сверхдержава, так как она становится реакционной для дальнейшего цивилизационного развития человечества, несёт в себе угрозу невообразимой катастрофы для цивилизации и самой планеты.

Не либеральные права человека, не либеральная демократия, не формальное юридическое право становятся подлинно прогрессивными для цивилизационного развития. А революционное отрицание таких прав, такой демократии самодовлеющими правами сословно-корпоративных новородных обществ, объединённых общественной этикой и моралью. Вот источник исторического оптимизма и вдохновения для истинно передового политического движения.


26 окт. 2007г.






ВОЙНА ПОКОЛЕНИЙ



Нам, русским, постоянно внушали и внушают, прежде коммунисты, затем либералы, а теперь обслуживающая олигархический спекулятивно-коммерческий капитализм бюрократия. Де, Россия «многонациональная», и надо в первую очередь учитывать интересы «нацменьшинств», так как именно их этнический сепаратизм является главной угрозой целостности страны. Это несусветная глупость и ложь. Во-первых, наций в России ещё нет, и только русский государствообразующий этнос приблизился к эпохе становления национальных общественных отношений. А во-вторых, опыт мировой истории доказывает обратное, – причиной распадов государств, империй была и остаётся политика ущемления или недостаточного учёта интересов в духовном и политическом развитии государствообразующего этноса, его общественного самосознания. Доказывает это и наша собственная история. Когда наше государство оказывалось в крайне опасном, критическом положении, всегда спасение приходило лишь при подъёме русского общественного самосознания, только тогда, когда власть обращалась к русскому историческому мировосприятию.


Однако ни мировой опыт, ни сокрушительный распад СССР, столь быстрый и трагический как раз потому, что отсутствовали центры политической и идеологической самоорганизации русского этноса, ничему не научил власть предержащих нынешнего режима в России. Сейчас вновь нарастают тревожные признаки стремлений чиновно-полицейских кругов, которые оказались у власти, следовать советской имперской политике, осуществлять деморализацию государствообразующего этноса, в первую очередь новых поколений русских горожан. При продолжении такой, подрывающей русское самосознание политики, которая навязывается чиновно-полицейской и олигархической властью России и оправдывается надуманным российским патриотизмом, страна обречена на дальнейший, катастрофический распад. Единственным выходом, единственным путём спасения России становится политическая борьба за действительную демократию, за национальную демократию русского государствообразующего этноса. А главной средой, от которой зависит успех такой борьбы, оказывается русская городская молодёжь, теряющая духовную, культурную, мировоззренческую связь с традицией народного имперского патриотизма. Именно русской городской молодёжи предстоит в жестокой и беспощадной войне с прошлым, в том числе с поколениями, носителями народно-патриотического мировоззрения, завоевать России право на национальное будущее. Это доказывается всем историческим опытом европейской цивилизации, начиная с Древней Греции, в полисах которой европейская цивилизация зародилась и превратилась в самостоятельную духовно-цивилизационную традицию.



1. СТАНОВЛЕНИЕ ДЕМОКРАТИЙ В ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ


Осмысливая ход исторического развития полисных государств Древней Греции, выдающийся мыслитель Аристотель дал самое ясное объяснение причин возникновения демократического устройства государственной власти.


Согласно Аристотелю, с началом становления товарно-денежных отношений в ранних полисных государствах складывалось не только жестокое и циничное, но и паразитическое олигархическое правление. Семьи денежных олигархов обращали в товар, в предмет спекуляции всё, в том числе землю, имущество своих сородичей, их самих, и делали это не для того, чтобы заниматься производством, а с целью получения средств для праздного и развратного существования. Выдавая семьям нуждающихся бедняков-соплеменников займы деньгами и средствами производства под непомерно большие проценты, они в случае неуплаты долга отнимали семейные наделы земли, а мужчин, женщин и детей забирали в долговое рабство. В среде олигархов происходило разложение общественной этики и морали родовых племён, за счёт рабского труда сородичей ширились запросы в непрерывных и самых разнузданных удовольствиях.


Аристотель отмечал, – этот порочный паразитизм олигархов развращал потребительскими настроениями молодые поколения всего полисного населения. Он разлагал у полисной молодёжи трудовую этику и мораль, свойственную прежним родоплеменным общественным отношениям, укоренял и у неё стремление к праздности и поиску всевозможных, часто порочных удовольствий, к нетрудовым способам добычи необходимых для такого образа жизни денег, толкал к преступлениям. В соответствующей атмосфере господства потребительских настроений запросы молодёжи от поколения к поколению возрастали, молодёжь вырывалась из традиционных норм поведения и, наконец, восставала против олигархических семей, отнимала у них огромную собственность, их самих убивала или политически подавляла, а крупную собственность делила между собой. Только после этого начинали складываться новые, полисные этнократические общественные отношения и демократическое политическое самоуправление, при котором закладывалась необходимая для производственной деятельности полисная этика и мораль, но уже как этика и мораль рабовладельческая. Новая, двойная этика и мораль полисного общественного сознания оправдывала потребительские запросы и их удовлетворение за счёт расширения использования труда рабов и лишенных гражданских прав, но лично свободных иноплеменников-метеков.


В условиях неуклонного законодательного совершенствования и укоренения в нравах и обычаях потребительской по своей сути демократии сначала, когда расширялось производство, достигался быстрый расцвет полисов, обусловленный раскрепощением собственнических интересов у широких слоёв полисных граждан, а затем происходил упадок полисных государств. Такой упадок и проявился во времена Аристотеля, и был им отмечен, как необратимый.


Однако ещё до него, создатель идеалистической философии Сократ увидел грядущий упадок демократии, и одну из причин упадка объяснял стремлением граждан полиса безмерно удовлетворять личные потребительские запросы и чувственность, от поколения к поколению развращающие природу человека нарастающим эгоизмом, эгоцентризмом, в конечном итоге переходящим в паразитический гедонизм. Он критически относился к институтам демократии, считал их краткосрочным историческим явлением, не способным на долгосрочное цивилизационное развитие. Проблема демократии, отмеченная Сократом, – господство мнений в политической борьбе за государственную власть и государственное управление. Мнение же одно из проявлений невежества, и опираться на него можно единственно в текущих задачах, ибо оно не способно на обоснование стратегических целей. Поэтому государственное управление при демократии не служит долгосрочным целям, а власть превращается во власть невежества. И демократия в конечном итоге заводит государство в исторический тупик.


За это Сократ и был приговорён согражданами к смерти. Однако дальнейший ход истории Древней Греции подтвердил его заключения. Полисные государства стали приходить в упадок и состояние распада, так как общественная патриотическая демократия постепенно выродилась в формальную законодательную демократию, легко воспринимающую идеи потребительского индивидуализма и космополитизма, живущую и движимую только сиюминутными мнениями, побуждениями и посредническими интересами.


Для понимания происходящего в нынешней России и в современном мире в целом важны все лежащие в основе данных воззрений Сократа и Аристотеля выводы. Но остановимся на следующем из них, самом актуальном для нас в текущих обстоятельствах. А именно в обстоятельствах, когда для русских горожан исторически прогрессивным является ускоренное развитие национального демократического самоуправления ради предельного раскрепощения личной предприимчивости членов нации, без чего нельзя наладить производственный и цивилизованный образ жизни на всех территориях страны. Этот вывод Аристотеля таков. Становление демократии происходит через войну поколений, через революционное отрицание молодыми поколениями коллективистских образа жизни, уклада, духовных ценностей, этики и морали старших поколений, носителей традиций общинного умозрения. И война эта завершается открытой гражданской войной той или иной степени интенсивности между молодыми поколениями, с одной стороны, и олигархами и обслуживающими их интересы представителями чиновно-полицейской власти – с другой.   


Чтобы в полной мере осознать значение такого вывода Аристотеля, обратимся к краткому обзору истории утверждения демократии в Афинах, где возникло само понятие демократии, а демократические государственные отношения достигли наивысшего развития.


В древнегреческих полисах государственная власть складывалась в 8-7 веках до н.э. Как и в любых других государствах Древнего Мира, её главной задачей была борьба с родоплеменными общественными отношениями, с родоплеменной общественной властью, явно или неявно противодействующей становлению государственных отношений. Однако отличительной особенностью Древней Греции было то, что полисная государственная власть создавалась под определяющим воздействием товарно-денежных отношений, которые из-за растущего значения торговли с земледельческими цивилизациями Передней Азии и Египта быстро развивались в полисах уже с 7 века до н.э. При этом основным средством борьбы полисной государственной власти с традициями родоплеменной общественной власти стало раскрепощение и углубление интересов семейной частной собственности. Афины же являлись одним из тех полисов, в которых институт частной собственности утверждался с наибольшей определённостью, с сознательной целеустремлённостью.


Уже представитель аристократической знати Драконт, в 621 году до н.э. избранный правителем Афин, не только кодифицировал в афинском полисе традиционное неписанное право, но, отталкиваясь от такой кодификации права, ввёл закон о защите частной собственности. За посягательства на право частной собственности вводилась смертная казнь, что должно было защитить частную собственность от коллективистских обычаев родового строя, родоплеменных общественных отношений, нанести серьёзный удар по традициям таких отношений. Данный закон был выгоден в первую очередь родовой знати и ростовщикам, так как позволил с помощью всех учреждений государственной власти защищать сосредоточение в их руках наибольшей части земли, которая прежде находилась в общинном ведении, и обращать сородичей в должников, закабалять их, принуждать к долговому рабству. Так в Афинах сложилось и узаконилось паразитическое олигархическое правление. Аристотель писал об этом времени истории Афин: «Конечно, из тогдашних условий государственной жизни самым тяжёлым и горьким для народа было рабское положение. Впрочем, и всем остальным он был тоже недоволен, потому что ни в чём, можно сказать, не имел своей доли». Противоречия между олигархами и остальным населением полиса быстро достигли такой остроты, что грозили вылиться в кровавые столкновения. Предотвратить опасный ход событий взялся мыслитель и поэт Солон, избранный правителем Афин с неограниченными полномочиями в 594 году до н.э. Солон законодательно запретил долговую кабалу, долговое рабство граждан полиса и ввёл представительное самоуправление. А при опоре на представительное самоуправление ограничил верхний предел земельной собственности и распределил изымаемые у олигархов излишки земли между неимущими и малоимущими.


Солон стремился добиться ослабления внутренних противоречий через хозяйственное процветание родного полиса, через поворот интересов афинян к хозяйственной деятельности, к подъёму ремесленного и сельского производства, к обслуживающей их торговле. Для превращения представительного самоуправления в средство достижения своих целей он разделил всех, кто получал афинское гражданство, на четыре имущественных разряда, – каждый с собственными правами и обязанностями, – и создал законодательные условия для быстрого развития хозяйства и торговли. Его политической целью стало стремление увеличивать численность и значение в Народном представительном собрании представителей средних имущественных разрядов: всадников и зевгитов, то есть разрядов средних и мелких собственников, как раз их сделать противовесом олигархической знати и финансовым ростовщикам. Именно повышение экономической роли средних имущественных слоёв гражданства должно было, по мнению Солона, повысить их политическую роль, превратить в опору Народного собрания, в главное условие достижения устойчивости государственных отношений и быстрого процветания Афин. Такое устроительство государственного самоуправления, то есть представительно-политическую диктатуру средних разрядов имущественных собственников, он назвал демократией.


Но реформы Солона, нацеленные на отмену долгового рабства граждан полиса, на расширение относительной численности мелких и средних собственников, на установление такими собственниками своей политической диктатуры имели и другие важные следствия. Они вынуждали крупных собственников, олигархов, а за ними и остальных собственников искать замену долговой кабале в рабовладении. Поэтому идея построения демократии оказывалась зависящей от устойчивого притока бесправных рабов, от поиска рабов внутри полиса и во внешнем мире; она толкала Народное собрание афинских граждан ужесточать законодательные условия для получения гражданства, переосмысливать значение войн, которые начинали рассматриваться, как способ захвата пленных и превращения их в рабов для обслуживания экономики. Иначе говоря, демократия выстраивалась только на двойной этике и морали замкнутого в своём самосознании полисного общества, рассматривающего остальной мир, как средство для достижения внутреннего процветания и снятия внутренних противоречий.


Революция Солона заложила конституционные основы демократии, однако сама по себе не могла быстро создать значительные слои мелких и средних собственников, объединить их ясным пониманием своих интересов, взрастить в их среде политические партии, способные, как выкорчевывать традиции родоплеменных отношений, так и подчинять олигархические семьи своей политической воле. Иначе говоря, революция Солона сама по себе не решала задачу достижения устойчивости государственных отношений, ослабления противоречий между олигархами и остальным населением полиса. Нужен был переходный исторический период, в течение которого взращивались бы средние имущественные слои граждан, постепенно преобразовывались в политический средний класс и вдохновлялись стремлением к классовому политическому господству. Таким периодом стала тирания Писистрата, которая установилась в Афинах в 560 году до н.э. Писистрат опирался на чиновные учреждения и наёмные военные отряды, лично преданные ему, как тирану; при их поддержке он полностью подчинил Народное собрание, превратил его в формальное учреждение при исполнительной власти никому не подотчётного правителя.


Главным смыслом деятельности тирана Писистрата было не проведение социальных и экономических реформ, не выстраивание демократии, а обеспечение прочности своей личной власти и тех групп и знатных родов, которые его поддерживали. С одной стороны, он поощрял занятия ремеслом и торговлей, производство на экспорт. Но с другой стороны, не позволял растущим в численности слоям мелких и средних собственников участвовать в политике, и не ущемлял материальные интересы олигархической знати. Хотя Писистрат отобрал земельные владения своих знатных и богатых противников, часть таких земель раздал беднякам, однако большинство знатных родов сохранили свои богатства и получили возможности их преумножать при условии готовности поступиться своим влиянием на власть в его пользу. Устойчивость власти Писистрата достигалась, как произволом наёмных чиновничьих и военно-полицейских учреждений, так и опорой на традиционные общинные настроения в среде бедняков, неимущих фетов, которые противопоставлялись и олигархической знати, и слоям всадников и зевгитов, то есть слоям мелкого и среднего имущественного гражданства, но сами по себе не могли бороться за власть.


За десятилетия тирании Писистрата происходила смена поколений, а с ней изменялись мотивы поведения всех слоёв населения Афинского полиса. С одной стороны, чиновничья и силовая власть полностью разложилась связями с олигархами, олигархическими интересами, а с другой стороны, выросли поколения молодых граждан Афин, которые в значительной мере оторвались от традиций родоплеменных отношений, от свойственной таким отношениям коллективистской этики и морали. Молодые поколения уже вдохновляло стремление любой ценой стать мелкими и средними собственниками, получать средства для потребительского образа жизни. Как раз они восстали против тирании сыновей Писистрата, политически объединились вокруг их непримиримого противника Клисфена. Молодые поколения афинян увидели в Клисфене своего вождя. Они наделили его диктаторскими полномочиями для ведения гражданской войны против олигархов, представителей чиновных и военных учреждений и покорных им старших поколений, носителей пережитков коллективистского сознания, и уже через Клисфена захватывали и перераспределяли олигархическую собственность и установили военизированную демократию, опирающуюся на гражданское ополченческое самоуправление. Последующие реформы Клисфена окончательно уничтожали остатки коллективистского сознания родоплеменных отношений и ускорили появление корпоративного патриотического общественного сознания средних имущественных слоёв на основе двойной этики и морали, которая позволяла завершить поворот экономики к интенсивному развитию, основывающемуся на самой широкой возможности проявлять частную предприимчивость и использовать труд рабов-иноплеменников. Таким образом, политическая и законодательная деятельность Клисфена завершила преобразования, начатые реформами Солона, резко, в разы сократила численность чиновных и военно-полицейских учреждений, понизила их значение для устойчивости государственной власти, и Афины предстали государством с общественно-политической властью в её понимании средними имущественными слоями, то есть с полисной демократией.  



2. ДЕМОКРАТИИ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ


Становление буржуазной демократии в Новое время в странах, которые мы сейчас называем капиталистическими и промышленно развитыми, в основных проявлениях повторяло тот же путь, каким утверждалась демократия в полисах Древней Греции. А начинался переход к буржуазной демократии после буржуазных революций, свергающих средневековую феодально-бюрократическую государственную власть.


Идеалом для средневековой христианской государственной власти являлось описанное в Библии еврейское монархическое государство и кастовое земледельческое народное общество с крестьянскими общинами в его основании. Однако в отличие от кастового иудаизма христианство под воздействием греческой философии платонизма унаследовало у древнегреческих полисов представление о сословном разделении прав и обязанностей в народном обществе, предложенное учеником Сократа Платоном взамен разделения прав и обязанностей разных разрядов имущественных собственников. Поэтому хозяйственная жизнь земледельческого христианского народно-патриотического общества и государства основывалась на господстве сословного землевладения, которое возрождало и сохраняло у землепользователей, у основной массы крестьянства традиции общинного коллективизма. Такая хозяйственная жизнь была экстенсивной, не предполагающей личной предприимчивости, кодификации прав собственности и двойной этики и морали. Ибо христианское мировоззрение было имперским, общечеловеческим. Оно обосновывало и защищало коллективистскую общинную этику и мораль, и на ней в Средние века выстраивались государственные отношения и народное общественное взаимодействие внутри религиозного имперского пространства. С одной стороны, в Византийском православном имперском пространстве на востоке Европы и в передней Азии. И с другой стороны, в Римском католическом имперском пространстве на Западе Европы.


Буржуазные революции сначала в Западной, а затем и в Центральной Европе подготавливались поворотом феодально-бюрократических государств к развитию товарно-денежных отношений, когда внутри феодализма складывалась прослойка городской буржуазии, занимающаяся созданием ремесленных рыночных товаров и обслуживанием рыночного обмена. Городской буржуазии мешали средневековая христианская церковь, привилегии церкви и второго землевладельческого сословия, коллективистское общинное землепользование крестьянства. На определённом уровне развития товарно-денежных отношений в конкретном государстве буржуазия этого государства революционно восставала против средневековой церкви и феодально-бюрократических государственных отношений ради возрождения в новых исторических обстоятельствах господства интересов частной собственности, ради замены сословного разделения прав и обязанностей имущественными, разрядными правами и обязанностями и ради демократического, узаконенного конституцией представительного самоуправления. Буржуазные революции до основания разрушали феодально-бюрократическую государственную власть, которая сложилась в Средние века на основе христианского мировоззрения, и начинали создавать совершенно новую государственную власть, призванную обслуживать задачу углубления товарно-денежных отношений.


Однако распад прежнего сословного государства, уничтожение сословного землевладения приводили к хаосу, при котором потерявшими связь с христианской этикой и моралью небольшими прослойками самых асоциальных дельцов через преступления и банковское ростовщичество создавались огромные финансовые и имущественные состояния. Владельцы таких состояний, новоявленные олигархи, захватывали власть, подчиняли себе представительные собрания и устанавливали ничем не сдерживаемое разбойное господство. Они извращали идею демократии либеральными воззрениями, в которых видели обоснование своей вседозволенности, развратного, порочного и праздного потребительства. Посредством создаваемой ими исполнительной власти олигархи обращали остальное население переживающей буржуазную революцию страны в бесправных рабов, в обделённых нищих и люмпенов. При этом они вольно и невольно начинали развращать молодые поколения своим безмерным паразитизмом и распутством, расшатывать в сознании молодых поколений коллективистскую и трудовую этику и мораль, народно-патриотическое мировосприятие.


Как и в полисах Древней Греции, противоречия между олигархами и остальным населением после буржуазных революций быстро достигали предельной остроты, порога кровавых столкновений. А спасение конкретной страны, доведённой буржуазной революцией и олигархами до отчаянного положения, достигалось теми организованными силами, которые в данной стране оказывались на этом этапе развития единственно способными победить противников и создать централизованную военно-политическую или чиновно-полицейскую власть, посредством неё отстранить олигархов от непосредственного влияния на внутреннюю и внешнюю политику. Буржуазные революции в разных странах происходили в разные эпохи, при разном уровне развития буржуазного и политического сознания населения, с разными соотношениями нацеленных на борьбу за власть слоев горожан, с разными господствующими идеологиями или религиозными учениями. Поэтому режимы отстранения олигархов от непосредственной власти были в каждой стране разными.


Там, где наблюдался подъём религиозного протестантизма или политических идеологических учений обуржуазивающихся социальных слоёв горожан, режимы отстранения олигархов от власти принимали характер мелкобуржуазных военно-политических и националистических революций. Такими режимами были, например, режим возглавившего индепендентов Кромвеля в Англии, режим Наполеона Бонапарта во Франции. Но поскольку в этих странах в то время подавляющим большинством населения оставались крестьяне с общинным коллективистским мировоззрением и землепользованием, постольку режим Кромвеля в Англии и режим Наполеона во Франции не смогли создать устойчивые институты власти в интересах средних слоёв имущественных собственников. Они были свергнуты, однако успели основательно расшатать средневековые устои, подготовить эпоху Реставраций, эпоху конституционных монархий, продолжающих рыночные преобразования, становление крупных спекулятивно-коммерческих капиталов при отстранении олигархов от непосредственной власти. Эти реставрационные режимы укреплялись феодальными чиновно-полицейскими учреждениями, наделёнными неограниченными полномочиями вести политический террор против средней и мелкой буржуазии, против религиозных и идеологических учений средних слоёв имущественных собственников (к примеру, в Англии против индепендентов и, вообще, пуритан). И они же примирялись с олигархами, согласными подчинять свою финансовую власть исполнительной власти конституционной монархии. То есть реставрационные монархические режимы играли роль тираний, переходных режимов, опирающихся на традиции средневекового народно-патриотического мировосприятия, на старшие поколения, носители такового мировосприятия.


В странах же, в которых буржуазные революции вдохновлялись только либерализмом, в которых мелкобуржуазные идеологические и религиозные учения переживали упадок или имели ограниченное влияние, олигархов отстраняли от власти чиновно-полицейские режимы, и такие режимы начинали бороться с политической самостоятельностью средних имущественных слоёв, с молодыми поколениями, заражающимися интересами мелкой и средней частной собственности. Подобными режимами были, к примеру, режим чиновно-полицейской тирании в США, который утвердился с 20-х годов XIX века и продержался до победы представителя республиканской националистической партии, партии новых поколений англосаксов Новой Англии А. Линкольна; и режим Веймарской республики в Германии до прихода к власти нацистов во главе с А. Гитлером.


Но каким бы ни был режим тирании, он провоцировал и подготавливал националистическое идеологическое и политическое объединение молодых поколений горожан государствообразующих этносов вокруг националистического видения идеального политического общества, как общества с двойной этикой и моралью. Он заражал молодые поколения имущественными интересами мелкой и средней частной собственности, развращал потребительскими настроениями настолько, что они готовы были восстать и через гражданскую войну добиваться власти, чтобы начать выстраивать национальные общественные государственные отношения. 


Иначе говоря, после буржуазных революций и временного безраздельного господства олигархов власть захватывали управленческие и силовые учреждения новой исполнительной власти, тесно связанные с некоторыми из олигархических группировок. Эти чиновно-полицейские учреждения преобразовывали исполнительную власть в тиранию, которая теряла интерес к рыночным и демократическим преобразованиям, сосредотачивалась на укреплении самой себя, на создании привилегий для чиновников и полицейских подразделений, условий для их произвола и безнаказанности, для коррупционного обогащения и праздного образа жизни. И добивались чиновники и всевозможные полицейские прослойки удовлетворения своих запросов в условиях тирании налаживанием с помощью олигархов всеохватной коммерческой посреднической спекуляции, беспощадной коммерческой эксплуатации страны и остального населения.



3. РЕЖИМ ТИРАНИИ В РОССИИ


В 90-е годы ХХ века, после русской буржуазно-демократической революции в России и распада советской империи, в нашей стране быстро сложились и захватили власть финансовые олигархи. Россию тогда спасли от новой волны распада только русские поколения. Во-первых, старшие поколения, всевозможные носители традиционных народно-патриотических коллективистских настроений, объединённые коммуно-патриотическими, православно-патриотическими, монархическими и прочими идеологиями и идеями. А во-вторых, молодые поколения горожан с быстро набирающими влияние и организующее воздействие национал-патриотическими фашистскими и нацистскими воззрениями. Именно русские поколения с народно-патриотическим и фашистским мировосприятием оказывали сопротивление разрушительному асоциальному либерализму, вырожденческому паразитическому индивидуализму, которые стремились уничтожить у русского этноса общественное и социальное сознание, чтобы безнаказанно приватизировать, а точнее, ради удовлетворения сиюминутных интересов асоциальных прослоек грабить трудовые свершения поколений эпохи русской советской индустриализации, сырьё и производительные силы страны. В то время показательным было высказывание Филатова, руководителя администрации президента РФ Ельцина: «Патриотизм – последнее прибежище негодяев».  А уж «русские фашисты» вызывали у господствующих кругов олигархического режима просто истерику.


После дефолта в августе 1998 года положение вещей быстро изменилось. В обстановке вызванного дефолтом политического кризиса и хаоса представители объединённого и организованного коммунистами народно-патриотического фронта захватили контроль над Государственной Думой, Советом Федерации и правительством. Однако неспособность народно-патриотического движения и возглавленного народным патриотом Примаковым правительства удержать власть в своих руках яснее ясного показала олигархическим семьям и тесно связанным с ними бюрократам, что народный патриотизм больше не опасен их режиму. Народно-патриотическое сознание распадалось, теряло самостоятельное политическое значение, а потому самые проницательные олигархи приходили к выводу – его можно и необходимо использовать для укрепления режима диктатуры крупного спекулятивно-коммерческого капитала. Ради удержания власти и спасения наворованных и отмываемых в крупных спекулятивно-коммерческих сделках состояний правящие круги стали укреплять чиновно-полицейские учреждения власти и для этого вытеснять из них сторонников оголтелого либерализма, находить тем замену в циничных либеральных патриотах. Либеральные патриоты начали постепенно приспосабливать к своим задачам все призывы и заявления народных патриотов, постепенно вытеснять последних из всех ветвей власти, а затем и из политики, приватизируя народный патриотизм во всех его проявлениях. Сами того не сознавая, они принялись выстраивать чиновно-полицейский тиранический режим, призванный спасти олигархические интересы как таковые.


Они поняли, что главной опасностью для режима остаются только мелкобуржуазные националистические настроения русской городской молодёжи, стремительно набирающие влияние среди молодых русских поколений мифы мелкобуржуазного немецкого нацизма. Поэтому господствующие во власти чиновно-полицейские и олигархические круги принялись не только приватизировать народный патриотизм, но и использовать его для подавления националистических настроений русской городской молодёжи, для вытеснения мелких и средних имущественных собственников из власти. Постоянные противопоставления советского народного патриотизма и немецкого нацизма времён Второй мировой войны усиливались пропагандистскими службами режима, углублялись, позволяли применять правило «разделяй и властвуй» и оправдывать принятие тиранических по своей сути законов и мер в отношении мелких и средних собственников. Первые лица обновляемого с 1999 года режима всячески подчёркивали приверженность «интернациональному», уже не русскому, а российскому народному патриотизму, а русский национализм объявили опасным экстремизмом, с которым надо наращивать беспощадную чиновно-полицейскую борьбу, переводить её в политическую войну.


Главной проблемой для режима стало то, что с 2000 года вместе с быстрым ростом в городах имущественных интересов и разложением потребительскими настроениями городского населения отмечалась быстрая радикализация русского самосознания. Год за годом набирал влияние призыв «Россия для русских!», в котором явно виделось намерение использовать опыт нацистов Германии для выстраивания этнократических политических отношений на основаниях двойной этики и морали. Молодёжный русский национализм укоренялся в городах, приобретал собственные традиции и переходил к действию. Если прежде режим контролировал зарождающиеся и неосознанные националистические настроения, в том числе через антибуржуазные национал-патриотические организации, вроде РНЕ, то в настоящее время распространение националистических настроений и нацистских идей приобрело такой массовый размах, что распадаются все средства и способы контроля над подобными настроениями. Опасным для режима становится то, что повод для вспышки выступлений русских нацистов по всей России может появиться в совершенно непредсказуемый момент, в непредсказуемых обстоятельствах. Особенно очевидным это стало после волнений вследствие монетизации льгот, которые происходили с января 2006 года. Поэтому режим фактически объявил войну русскому национализму, направил чиновно-полицейскую машину и судебную систему на тотальный террор против русских националистов, принялся оправдывать её исключительно прошлым, а именно Второй мировой войной.


Показательным отражением потери способности режима контролировать рост националистических настроений русской городской молодёжи стало создание прорежимными кругами молодёжных движений, уже открыто нацеленных против русских националистических настроений. Характерно, что «Наши» и им подобные прорежимные «антифашистские» молодёжные организации создаются в основном этническими и субэтническими инородцами с исторически отсталым мировосприятием, всевозможными ублюдками, которые привлекают из среды русских главным образом асоциальных циников, не имеющих ни этических, ни моральных устоев, часто деклассированных карьеристов, стремящихся попасть в чиновно-полицейскую власть. Однако отсутствие у прорежимных молодёжных движений общественных идеалов, представлений об этике и морали делает их очень ненадёжными, показушными, рассчитывать на них могут лишь те, кого ничему не научил опыт недавнего прошлого. Ведь в 80-е годы, с началом курса Горбачёва на Гласность и Перестройку именно комсомольцы первыми организованно предали Коммунистическую партию Советского Союза и стали поддерживать либералов в деле разрушения советского государства. К тому же с открытым созданием «антифашистских» молодёжных движений режим теряет в глазах русских мелкобуржуазных националистов законность и становится всё откровеннее тираническим, и русский городской национализм необратимо поворачивается к идее Национальной революции, как единственному средству борьбы за свои убеждения, борьбы против узаконивающей свой произвол тирании.


В России всё очевиднее вызревает перерастание борьбы русской городской молодёжи с нынешним тираническим режимом в гражданскую войну поколений. Это не преувеличение, не метафора. Гражданская война в США в 1861-1864 годах была именно войной поколений, войной англосаксонской националистической молодёжи Северных штатов Новой Англии за становление национальной демократии с двойной этикой и моралью, войной против тиранического чиновно-полицейского и олигархического режима, который опирался на народно-патриотические старшие поколения и отсталые Южные Штаты. Гражданская война 1933 года в Германии, то есть продолжавшаяся полгода война национал-социалистов за поворот страны к национальной демократии с двойной этикой и моралью, была тоже войной поколений. Ибо национал-социалистическая партия была партией молодёжи, её главной политической опорой являлась заражающаяся мелкобуржуазными интересами и настроениями молодёжь от 14 до 30 лет. И такая же возрастная молодёжь становится главной опорой русского мелкобуржуазного национализма.


В отличие от США, в Германии национал-социалисты быстро победили в Гражданской войне, не допустили её разрастания до полномасштабной и затяжной Гражданской войны поколений благодаря тому, что некоторые из правящих кругов Веймарской республики заранее готовили национал-социалистическую партию для прихода к власти. Но в России главной бедой вместе с дорогами были и остаются ограниченные люди, патологически не способные учиться на историческом опыте других стран. И как раз ограниченные люди в нынешней власти готовят в стране полномасштабную, затяжную и крайне опасную Гражданскую войну поколений. Это основная проблема для думающих представителей русского политического национализма, основная причина их тревоги за судьбу России.



4. ОДНОПОЛЯРНЫЙ МИР


Одним из проявлений крайней ограниченности правящих кругов тиранического режима в России, господства в их среде интересов сиюминутного выживания, их неспособности видеть действительность такой, какова она есть, оказываются разговоры о многополярном мире и нацеливание исполнительной и законодательной власти и всех ресурсов страны на борьбу за многополярный мир. Сама борьба за многополярный мир только подтверждает, что в России утвердилась тирания, которая в такой борьбе видит собственное оправдание и стремится внушить себе и всему миру представление о наличии у неё исторического будущего, исторической перспективы. Эта борьба за многополярный мир оправдывает ситуационное выстраивание военно-политических союзов и связей с режимами развивающихся стран против объединяемых и управляемых США стран Запада, связей, которые позволяют укреплять чиновно-полицейский характер власти и защищать текущие интересы бюрократической олигархии.


В действительности такое положение дел указывает на полное отсутствие у правящих в России кругов понимания логики исторического развития и на их чудовищную, крайне опасную реакционность. Историческая логика отрицает возможность обращения хода истории вспять, от двухполярного мира ХХ века к многополярному миру средневековья и Нового времени. Начало XXI-го века есть время перехода от двухполярной модели мира двадцатого столетия к однополярной модели миропорядка. То, что мир неумолимо идёт к однополярной модели цивилизационного развития, осознал ещё В. Ленин, и вся его политическая деятельность была направлена на подготовку России к ведению борьбы за право – стать центром однополярного мира. Тем больше изумляет умственная ограниченность нынешнего чиновно-полицейского и олигархического режима тиранической власти в России, нацеливающего страну на борьбу с химерами, отнимающего у России силы для борьбы за будущее, за собственную историческую перспективу развития.


Задача передовой русской политики как раз иная, – трезво видеть становление однополярного миропорядка и вести Россию к тому, чтобы именно она начала выстраивать устойчивый однополярный мир XXI-го века и последующих веков. Ибо именно Советская Россия первой принялась строить двухполярный мир ХХ века и приобрела великий опыт, какого нет ни у какой другой державы, в том числе у США. Этот опыт основывался на использовании, как мировоззренческого видения человеческого будущего, мировоззренческого оружия, так и военно-технологического стратегического влияния. США же, которые вместе с другими развитыми странами Запада переживают начало эпохи упадка демократии, разрабатывают исключительно военно-технологические способы навязывания выгодного им миропорядка. Но одним военно-технологическим господством, временным по своему существу, построить однополярный мир нельзя. В своё время Римской империи не удалось огромным военно-технологическим превосходством в бассейне Средиземного моря создать устойчивого субконтинентального цивилизационного порядка. Создать такой порядок получилось единственно у греческого христианства, то есть посредством мировоззренческого, воздействующего на умы оружия.


Задачу подлинного выстраивания однополярного мира в текущих обстоятельствах способен провозгласить только русский политический национализм, призванный объединить и организовать молодые поколения русских горожан, подготовить их к Гражданской войне поколений. Только он может перевести революционную войну поколений в революционную борьбу за глобальное лидерство. Но лишь при том условии, что разработает новое мировоззрение, как мировоззрение однополярного мира, и идеологически, политически вдохновит, объединит, поведёт на борьбу новые поколения русских горожан именно такой целью.


В известном смысле, тактически русский политический национализм из своих обязательств перед мировым историческим развитием вынужден и должен затягивать начало Гражданской войны поколений в России, пока не вызреют определённые предпосылки. Во-первых, не будут подготовлены все теоретические основы нового исторического мировоззрения однополярного мира. Во-вторых, не появятся многочисленные слои русских горожан, у которых укоренятся стремления к интересам мелкой и средней собственности и зародится предчувствие необходимости своего объединения в национальное этнократическое общество с двойной этикой и моралью. В-третьих, внутреннее разложение нынешнего тиранического режима, осознание большинством населения его неспособности осуществить поворот страны к налаживанию конкурентоспособной промышленной экономики не достигнет такого уровня, когда станет возможным очень быстро создать политическую силу с русской националистической мировоззренческой идеологией. А именно политическую силу, необходимую для предельно скорой победы в Гражданской войне поколений, готовую не допустить её разрастания до полномасштабной Гражданской войны и одновременно порождающую стратегических политических союзников на Западе. Ибо Запад подошёл к мировоззренческому и общественно-политическому кризису, кризису демократии, выход из которого возможен единственно на пути выстраивания однополярного миропорядка. Без перехода к выстраиванию однополярного мира Запад ожидает необратимый цивилизационный упадок, а затем и гибель, что будет иметь самые тяжёлые последствия и для России.


Бороться с императивными побуждениями Запада: выстраивать однополярный мир, – не только бессмысленно, но и губительно для самой России. А потому нынешний тиранический режим становится реакционным, опасным и для России и для будущего мировой цивилизации, он влечёт страну к принципиальному столкновению с Западом, грозящему и России и Западу и всей современной цивилизации катастрофой. Спасти же Россию и Запад от сползания к катастрофе в состоянии лишь русский мировоззренческий национализм, ясно и недвусмысленно провозглашающий политическую войну поколений, объединяющий молодые русские поколения, как против тирании, так и против всех носителей народно-патриотических воззрений и настроений, в том числе против настроений тяготения к пережиткам доморощенного антибуржуазного нацизма.


16 дек.2007г.





ЮБИЛЕЙ РУССКОЙ НАЦИОНАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ !!!



Национал-демократическая партия (НДП) была зарегистрирована, как региональная организация Москвы и Московской области, 27 августа1997 года.


Регистрацию подготовила творческая работа по поиску политической идеологии русского национализма, которая началась после выхода в свет в 1994 году книги С.ГОРОДНИКОВА «Историческое предназначение русского национализма». Для связи программных и концептуальных положений данной книги с текущей политической практикой и для налаживания соответствующей пропаганды несколькими единомышленниками была зарегистрирована и начала издаваться «Национальная газета». Газете с общего согласия дал название В. Давыдов, а главным редактором был выбран А. Лобков. Её первый номер был подписан в печать 3 июня 1995 года. С того дня и пошёл отсчёт истории русской национал-демократии, которая была заявлена в программной статье С. Городникова и поддержана статьёй В. Колосова. Той же задаче разработки идеологии национальной демократии должен был служить и теоретический журнал, названный «Национальная демократия». Его главным редактором избрали В.Колосова. Первый номер журнала вышел осенью того же 1995 года, однако журнал не смог выполнить поставленную перед ним задачу и на втором номере прекратил существование. Главные теоретические и программные положения нового для России идейного и идеологического течения излагались в четырёх номерах «Национальной газеты».


Газета привлекла ряд активных людей из молодёжи и людей среднего возраста. Однако при обсуждении вопросов долгосрочных целей и способов борьбы произошёл идейный раскол. Наибольшая часть наших молодых соратников были убеждёнными национал-социалистами и хотели видеть в русской национал-демократии вид обновлённого немецкого нацизма. Мы же доказывали, что это тупиковый путь, и подлинная национал-демократия опирается на среду мелкой и средней буржуазии, которой в России пока нет, которая в России только-только зарождается. И мы должны стать её передовым и перспективным идейным, а затем политическим авангардом. Мы доказывали, что эта среда по своим интересам гораздо более радикальна и последовательна, чем среда сторонников национал-социализма, а национал-демократия наиболее полное воплощение получила в США после Гражданской войны, когда расовый и националистический демократизм англосаксов Новой Англии создал величие США, как мировой державы и сверхдержавы. Мы боролись за осознанный поворот русского национализма к становлению в России современного капитализма с политическим господством среднего класса и отказывались мириться с представлениями о социализме в любой его форме, как не имеющем дальнейшей исторической перспективы течением политической мысли.     


Мы проводили семинары, конференции, митинги, были первыми русскими националистами, кто своей собственной колонной приняли участие в шествии по случаю Дня Победы. И несмотря на разногласия, зимой 1997-98 годов созрели к тому, чтобы поставить вопрос о создании и регистрации национал-демократической партии. В марте 1998 года были подготовлены программа, другие необходимые документы и зарегистрирована совершенно новая для истории современной России организация, как региональная организация Москвы и Московской области. Одним из участников той регистрации НДП был А.Савельев, который позже стал главным идеологом депутатской фракции «Родины» в Государственной Думе 4-го созыва и единственным последовательным русским националистом этой фракции.


В августе 1999 года наши активисты подготовили документы для регистрации уже Российской организации. Заняться такой регистрацией взялся С.Колбанов, однако министерство юстиции нам в этом отказало.


Во время агрессии НАТО против Югославии мы проводили митинги напротив посольств Германии и Франции, а один из самых активных наших товарищей А.Черномашенцев, как член НПД отправился добровольцем на Балканы и стал там заметным командиром. Позже, по возвращении в Россию он погиб при невыясненных обстоятельствах.


Идейным рупором партии с 1999 года и по 2002 год стала газета «Национальная Республика» (см. www. n-r.narod.ru ), главным редактором которой был избран С. Городников, а в редсовет вошли С. Колбанов и В. Соколов. В это время снова обострилось идейное противоборство между сторонниками двух течений. С одной стороны, апологетов превращения русской национал-демократической партии почти в точную копию национал-демократической партии Германии, заявляющей о себе, как о прямой наследнице национал-социалистической рабочей партии Германии. И с другой стороны, решительными последователями понимания национализма и демократии, как политического отражения миропонимания и интересов мелкой и средней буржуазии, а национал-демократической партии, как партии русского национального среднего класса. После дефолта в августе 1998 года в обстановке резкого обострения кризиса режима либеральных воров и спекулянтов, когда активизировались народные патриоты и национал-патриоты с лозунгами возврата к социализму в том или ином виде, идейный раскол внутри НДП приобрёл принципиальный характер, и в 2000 году молодая организация распалась на две.


Несколько лет сторонники национал-социализма, которых оказалось большинство, пытались выступать истинной организацией НДП, но так и не создали даже своего рупора, печатного органа, и в конечном итоге распались, исчезли из идейной борьбы, так или иначе приспособились к режиму.


Нам же, тем, кто сплотился вокруг газеты «Национальная Республика», удалось удержать и сохранить ядро товарищей, вести пропаганду и идейную борьбу за национальную демократию, как политическую диктатуру средних имущественных слоёв русских собственников. Нам пришлось ждать, пока внутренний ход буржуазно-демократической революции в России не привёл к появлению среды русской мелкой и средней буржуазии. И вот теперь ход истории доказал нашу правоту. Национал-социализм в России полностью потерял какое-нибудь значение, а национал-демократические настроения в последний год превращаются в главные среди русских националистов.


На волне подъёма данных настроений появились публицисты и некоторые политические деятели, которые ярко и талантливо убеждают всех, мол, национал-демократия в России только-только зарождается и пока не имеет идеологического и организационного выражения. Примером чему стали декларация группы «НАРОД» и претендующие на программные положения заявления ДПНИ.


К сожалению, всё это проявление свойственного многим русским активистам от политики невежества!


В 2000-ом и 2001-ом годах мы принимали программу и несколько манифестов, предлагали разным организациям принять участие в совместных конференциях по оценкам текущей ситуации и уровня состояния теоретического багажа всего русского националистического и национал-патриотического движения, по выработке глубоко продуманных и серьёзных политических задач и целей, предлагали создать альтернативный, русский парламент. В том числе руководству НБП и Национально-державной партии России. Но в ответ получали только отказы, слышали пустую похвальбу о своей многочисленности и видели завуалированную трусость рассуждать о власти, о политической ответственности. Все наши оппоненты хотели попасть в Думу или заниматься сиюминутным эпатажем, но только не думать о власти и руководстве огромной страной. Все они боялись и боятся реальной политической деятельности, как в мыслях, так и в делах, и в своём подавляющем большинстве всегда будут маргиналами.


Поэтому в прошедшие годы мы сделали упор на серьёзную разработку не просто идеологии, а самого передового в мире политического мировоззрения, призванного спасти и Россию, и весь мир, дать им новое цивизационное целеполагание. Острейшая потребность в таком мировоззрении станет очевидной в ближайшие годы, годы вызревающего всеохватного кризиса не только в России, но и на Западе.


И как десять лет назад, мы провозглашаем:


Да здравствует русская национальная демократия! И мы обязательно победим!


20 февраля 2008 г.





ПИСЬМО ТОВАРИЩАМ!


ПЕРВЫЙ ВОПРОС


В Интернете мне попались данные некоего опроса поддерживающих лозунг «Россия для русских». Из опрошенных - 30% сторонники идей национал-социализма, 20% национал-демократии(!), и сторонники всех остальных идей резко отстают,  в том числе у НБП несколько процентов. Трудно сказать, насколько можно доверять такому опросу, но для нас важна тенденция. Идея национал-демократии стремительно набирает влияние, и при показанном в прошлом году скачкообразном увеличении скорости её распространения вскоре превратится в главную идею политического поля в России. Это уже огромная волна, в зарождении которой мы приняли непосредственное и основное участие, но которую не контролируем.

Данную волну в прошлом году попытались оседлать сразу две группы, одна в Москве, это ДПНИ, а другая в Питере – так называемая группа «НАРОД». Кроме них предпринимает попытки подняться на ней и П.Хомяков, поворачивающий к ней в Питере своего старого приятеля Беляева и иже с ним, они недавно скандально заявили о себе программой «НОРНА». «НОРНУ» якобы образовали активные участники ДПНИ, за что Хомякова обвиняют в развале ДПНИ.

Показательно, все эти группы нас даже не упоминают и делают заявления, мол, национал-демократия самое передовое движение, которое совершенно новое для России, только что зарождается и нацелено на изменение всех принципиальных подходов бывших русских организаций, отрицавших демократию. Наиболее продвинутые, вроде Хомякова, провозглашают, что национал-демократия призвана отражать интересы мелкого и среднего бизнеса, которые они иногда называют интересами среднего класса. Трудно сказать, слышали представители «НАРОДА» о нас или до них дошли слухи об идеях. А вот о П.Хомякове и руководстве ДПНИ можно и нужно отвечать твёрдо, - они нас знают. В 2001 году мы приглашали Петра Михайловича, как нашего старого знакомого, принимать участие в НДП, давали ему все имеющиеся тогда материалы. А несколько человек, в том числе Давыдов, Шамолин, Домбровский ездили в офис ДПНИ, когда она только создавалась, и вели переговоры, оставляли им «Программу НДП», другие материалы. Иначе говоря, ДПНИ и НОРНА сознательно обманывают всех своими заявлениями, намеренно стараются, как кукушата, вытолкнуть нас из гнезда русской политической национал-демократии, присвоить себе честь её появления в России.

Такие явления не новы в истории.

Ленин и группа большевиков революционеров зародили в царской России представления о политическом значении русского пролетариата, о его диктатуре, и пролетарском социализме. Они же создали небольшую, но принципиально революционную организацию, которая разрабатывала стратегию и тактику борьбы за власть, принципы построения новой власти. Но когда в 1912 году начался быстрый подъём экономического самосознания пролетариата, то появилось много желающих возглавить этот процесс, политически подняться на нём, отстранить Ленина и его соратников от их же идей и концепций.

Схожие события имели место в Веймарской Германии. Именно Гитлер и его несколько сторонников породили и распространили национал-социалистическую идею, как революционную и политическую. Однако после того как данная идея стала быстро распространяться, отражать неосознанные массовые настроения в Германии конца 20-х годов, объявилось много тех, кто желали оттеснить Гитлера, приватизировать национал-социализм.

О чём это говорит?

О том, что нам необходимо быстро и чётко понять – обстоятельства изменяются коренным образом и надо столь же коренным образом менять цели и способы нашей работы.

Если прежде главной задачей было любой ценой поддерживать существование ядра носителей идеи партии НДП, ради этого идти на определённые компромиссы, закладывая неразрывную традицию национал-демократической партии, как особой революционной организации. Традицию, которая крайне необходима для борьбы за массовые настроения, когда такие настроения быстро распространяются, никак не организованы. То теперь надо переходить к борьбе за право возглавить поднимающуюся волну национал-демократических настроений. И борьба эта будет жёсткой, циничной, жестокой, ибо появляется много желающих подняться с ней в большую политику.

Такая борьба неумолимо переходит в непримиримую борьбу не столько организаций, сколько идей и носителей идей, вокруг которых быстро собираются массы последователей, создающие собственно структуры массовых политических партий. И побеждает в ней тот, кто оказывается на голову выше остальных именно в идейном потенциале, в способности мифологизировать традицию некоей революционной организации и ясно преподносить массам программы практической, прагматической революции. Революции потому, что необходима смена режима государственных отношений. А прагматической потому, что за разрушением старого режима необходимо выстраивать новый.

В прошлом году Россия пережила первые попытки захватить и подчинить национал-демократические настроения на основе идейных подходов. Но оказалось, эти идейные подходы очень слабые, непродуманные, неразработанные, поверхностные, и на их основе ничего серьёзного, кроме групп активистов от политики, создать нельзя. Ибо десятки, сотни тысяч людей можно объединять и организовывать только системообразующими идеями. В этом 2008 году начнутся попытки более глубоко осмыслить национал-демократию, и те, кто провалился в прошлом году, однако вошёл во вкус, осознал, что это самое перспективное направление в политике, постепенно будут вынуждены искать более глубокие и серьёзные обоснования идеи национал-демократии. В конечном итоге они и другие новые группы, которые вдохновятся национал-демократией, обязательно выйдут на наши разработки.

Если они увидят хоть одну мелочь в наших документах, которая будет ими воспринята как слабость, они начнут отрывать куски самого ценного и осваивать их, как свои, создавать собственные партии. Чтобы удержать их в упряжке разработанного нами национал-демократического проекта необходимо оставаться выше них всех в глубине понимания сути этого проекта и постоянно показывать широким слоям через средства информации, что ты остаёшься первопроходцем и доказываешь непоколебимую принципиальность. Только так можно выиграть в разворачивающейся борьбе за право возглавить и подчинить волну национал-демократических настроений.

Что же мы видим на сайте ndpart.ru с этой точки зрения?

Мы видим, что так называемая, «программа переходного периода…» эклектична, наполнена смысловыми и стилистическими уступками дряхлому народному патриотизму; по содержанию и стилю она в тысячи раз слабее подлинной программы, принятой в 2000 году. Это создаёт впечатление, что организация идейно и морально сломалась, и её можно и дальше ломать, а затем и вырывать из неё, растаскивать подходящие куски.

Сейчас наступил такой момент, когда каждый должен для себя сделать выводы и решиться на выбор. Хочет он удержаться на поднимающейся волне национал-демократических настроений и с нею подняться в большую политику? Или нет, так как у него больше нет сил и желания держаться на уровне самых высоких требований к идейной борьбе, решительно отсекать то, что ослабляет идейный потенциал? Третьего не дано.

В предстоящий год не обязательно проводить много мероприятий, но эти мероприятия должны быть именно национал-демократическими, а не эклектичными. Они должны привлекать внимание к высокому уровню национал-демократических концепций, которые были наработаны в предыдущие годы.

Я готов бороться, и если у кого-то нет больше сил, мне придётся дальше идти только с теми, у кого есть силы и желание утверждать в России цивилизаторскую национал-демократию.  


ВТОРОЙ ВОПРОС


Он непосредственно связан с первым.

В высших кругах российского режима сейчас происходит то, что производит впечатление déjà vuуже виденного. Выдвижение политически безликого молодого Медведева в руководители страны напоминает выдвижение молодого и политически безликого Горбачёва, которое начал руководитель КГБ, а после смерти Брежнева правитель СССР Андропов. Как Горбачёв считался самым образованным членом Политбюро и чуждым старой административной системе, так и Медведев воспринимается беспомощным либералом среди «силового» аппарата нынешнего режима. В карьере Медведева, как было в карьере Горбачёва, огромную роль играет образованная и амбициозная жена, не желающая оставаться тенью, но претендующая на роль «первой леди». Как было в карьере Горбачёва, в карьере Медведева поддержка жены может позволить ему объявлять непопулярные среди аппарата реформы, на что, вероятно, делают ставку те, кто осознал необходимость коренных преобразований. ( Разумеется при условии, если у Медведева есть хоть толика здравого смысла, сравнимого со здравомыслием Горбачёва.)

Хотя советские перестроечные реформы начали подготавливаться ещё при Андропове, именно Горбачёв первым провозгласил исчерпание возможностей развития СССР за счёт экстенсивным методов и поставил задачу переходом к интенсивному развитию удвоить к 2000 году экономику Советского Союза, видя в этом единственную возможность выживания советского государства. И вынужден был начать необходимые для этого политические реформы. Сейчас же, на наших глазах заново провозгласив ту же задачу переходить к интенсивному развитию, Медведев тоже, как было с Горбачёвым, вынужден будет подготавливать разбюрократизацию, раскоррумпирование власти, что немыслимо без политических реформ, без перехода к политическому самоуправлению снизу до верху. И как Горбачёв, чтобы удерживать власть в условиях Перестройки, должен был объявить целью государственной власти патерналистскую заботу о человеке, выделять больше средств на социальные программы, - в частности провозгласив, что к 2000 году каждая советская семья будет жить в собственной квартире или в своём доме. Так и Медведев начинает подготовку к неизбежным политическим преобразованиям с подобной же, ничем принципиальным не отличающейся от горбачёвской патерналистской политики.

Можно смело утверждать, что нынешняя власть возвращается к тем же задачам и тем же способам их решения, какие были поставлены и провозглашены при Горбачёве и воплощались в политике Перестройки. И как Горбачёв не был политиком в собственном смысле этого слова и не смог удержать контроль над властью в условиях «демократизации», так и администратор Медведев не сможет её удержать при политических реформах. Как КПСС рухнула при развитии процессов «демократизации», так рухнет и нынешняя партия административной власти «Единая Россия».

Прогрессивный же смысл происшедшего за двадцать лет в том, что за эти два десятилетия страна перешла на рыночный путь развития, интегрировалась в мировую капиталистическую экономику, революционно изменился состав населения, в стране выявились совершенно новые движущие интересы. В таких новых условиях предстоящая с неизбежностью «демократизация» не даст никакого шанса либералам. Роль либералов времени той, перестроечной «демократизации» в новой, предстоящей демократизации могут и должны выполнить только русские национал-демократы. Они, и только они способны стать той идейной и политической силой, которая через избирательные процедуры и доступ к средствам массовой информации перехватит власть у «Единой России», удержит власть, примется за выстраивание режима национальной демократии. Той силой, которая наконец-то повернёт страну к демократическому и интенсивному пути развития, тому пути, который был намечен в канун Перестройки Горбачёва.

Поэтому первостепенная задача русских национал-демократов в складывающихся обстоятельствах: поворачивать мозги к проблемам государственной власти и управления, готовится к политической ответственности за судьбу страны, решительно рвать с привычками маргинальных тусовок и стилем тусовочного мышления. И тем более, рвать с политически вымирающими, бесполезными и ни к чему не годными народными патриотами, с их кликушеством.


15 апреля 2008 г.





О ПРОЕКТЕ «Центр Разработок Глобальной политики»


В России затянулось отсутствие серьёзной системной политики, – политики, имеющей стратегическую направленность.

Нынешнее положение вещей объяснимо и естественно. Полтора десятилетия главной задачей тех, кого обстоятельства поднимали к власти, было удержать самую власть, наладить текущий контроль над страной, отражать текущие внешние и внутренние угрозы, наладить текущую экономическую деятельность. Поэтому к власти поднимались лишь те, кто наилучшим образом решал текущие, оперативные задачи. 

Однако решались оперативные задачи, – как они и решаются вообще, – лишь за счёт текущих средств, как уже имеющихся у природы, то есть за счёт сырья, так и созданных предыдущими поколениями.

Текущая, внесистемная политика расточительна, она не способна заниматься созиданием общественной, социальной, хозяйственной жизни, то есть самих условий для жизни как таковой. А те, кто поднимались к власти в России в девяностые годы и сейчас являются руководящей верхушкой страны, не могут разрабатывать системную, системно обоснованную политику. Любой здравомыслящий человек это видит и понимает. Их разговоры о стратегии, их планы по развитию реальной экономики – ничто иное, как благоглупости текущих управленцев. Такие разговоры повторяются со времени Перестройки. Управленцы воссоздали, восстановили текущую власть, - да, с раздутым, неэффективным, насквозь коррумпированным чиновно-полицейским аппаратом, но всё же воссоздали, – посредством такой власти подготовили предпосылки для дальнейшего развития России. И тем самым выполнили свою историческую задачу.

Теперь приближается время, когда их должны сменить собственно политики, - стратеги общественного и социального развития, ибо только через долгосрочную историческую стратегию общественного и социального развития возможно налаживать созидательную и высокоэффективную деятельность, определить ясные цели и задачи, выстраивать обоснованные планы, новый уклад жизни для нескольких поколений. А внутренняя стратегия, чтобы быть предметной, прямо взаимосвязана со стратегией развития отношений с окружающим миром, и без неё, без внешней стратегии повисает в воздухе, превращается в бесполезное словоблудие. Современный же окружающий мир глобальный, и для практически полезной внутренней стратегии необходимо вписать её в глобальную стратегию, взаимообусловить с глобальной стратегией, связать с глобальной политикой на обозримую историческую перспективу.

Однако созданная за полтора десятилетия структура власти и отношений в России отвергает, не допускает появления разработчиков стратегии общественного и социального развития внутри власти. Ибо очень многими в таких разработчиках видятся угрозы сложившемуся положению вещей, личным управленческим интересам, личному положению и доступу к всевозможным ресурсам. Это доказывается провалом всех попыток сформировать центры стратегических разработок вблизи власти, полным отсутствием таких центров.

Поэтому приходится заниматься разработками стратегий общественного, социального и государственного постиндустриального развития на свой страх и риск. То есть делать, прямо скажем, самую неблагодарную, не дающую текущей прибыли и даже опасную работу.

Но кому-то надо этим заниматься ради будущего страны! Ради того, чтобы страна избежала угроз растерянности и хаоса, когда начнётся неизбежная смена всего слоя власть предержащих, когда понадобиться выстраивать систему власти, стратегическую систему внутренних и внешних политических отношений. Именно нарастающий кризис прошлой, двухполярной глобальной политики 20-го века, который выражается в набирающей размах второй Великой депрессии, сделает невозможным дальнейшее пребывание у власти в России текущих управленцев. Ибо в стране исчерпываются, исчезают средства и ресурсы для маломальской дееспособности управленческой власти. В обстоятельствах глубокого мирового кризиса выживают и выводят мир из кризиса лишь системообразующие центры власти, способные в таких обстоятельствах создавать самые благоприятные и выгодные предпосылки для наиболее успешного долгосрочного развития своей страны, то есть стратегические предпосылки. Либо системообразующий центр власти появится в России, либо она окончательно превратится в сырьевой придаток без собственного будущего и великого прошлого.

 Управление должно обслуживать стратегию – так выстраиваются системные отношения, системные цели и задачи, как социальные, так и экономические.

Наш Центр Разработок Глобальной Политики является неправительственным, не коммерческим проектом. Его появление вызвано тревогой, чувством ответственности, осознанием необходимости готовиться к неизбежному ради выживания, укрепления и блага России, ради того, чтобы она снова устремилась в собственное будущее.


15 июня 2008г.




СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА


Что такое социальная политика?

Это есть политика определённого видения социальных отношений.

Социальная политика может быть только трёх видов.

1. Политика, направленная на ослабление социальных отношений.

2. Политика, поддержания социальных отношений на текущем уровне.

3. Политика углубления, усложнения, совершенствования социальных отношений.


15 июня 2008г.




ВОЙНА В ЮЖНОЙ ОСЕТИИ


9 авг. 2008г.   ВЕЛИКОЛЕПНО, ПУТИН!

Это, действительно, блестящая военно-дипломатическая операция Путина. Такой операцией мог бы гордиться и Наполеон. Её подготовка, проведение и осуществление доставляют понимающему суть вещей уму истинное интеллектуальное наслаждение. В ней есть глубочайшие цинизм и артистизм, трезвый расчёт и терпение, умение обманывать бдительность и выжидать удобного часа, которые и отличают подлинно великих авторитарных правителей, за несколько дней изменяющих расстановку мировых сил влияния и власти.

Вызывает удивление и уважение то, что весь замысел и его подготовку смог сохранить в тайне аппарат власти текущего управления, который создал Путин. И это при всей коррумпированности российской бюрократии и продажности тесно связанной с нею олигархии, при всей разветвлённой сети разведки США, при том глобальном электронном контроле американских разведцентров за любыми маломальскими событиями в России, тут же подвергающимися всестороннему анализу.

Такой аппарат власти в ограниченных исторических пределах способен на очень многое, и после 8 августа 2008 года становится очевидным, ему сейчас нет достойного противника ни на Западе, ни на Востоке. У него только одна слабость, – он не в состоянии противостоять долгосрочной политической стратегии и укрепляется за счёт существующих мировых ресурсов, за счёт расширения контроля над существующими ресурсами, за счёт расширения внешней экспансии. Все подобные аппараты власти в предшествующей мировой истории в конечном итоге терпели военно-политическое поражение. Либо вследствие объединения всех внешних врагов и поражения в войне с ними, обладающими кратным превосходством в ресурсах. Либо по причине внутреннего экономического кризиса, как следствия мирового кризиса, и подъёма националистического движения государствообразующего этноса, готового в борьбе за власть начать гражданскую войну ради установления национальной демократии и построения  государственных отношений национальной республики. Но на данной ступени развития конкретно в России действующий режим достиг расцвета своей готовности менятьтекущий ход истории, и эта готовность в ближайшее время будет лишь усиливаться, превращая Путина в ключевого игрока мировой политики, до определённого предела расширяющего сферы влияния чиновно-полицейской России.


10 авг. 2008г.  ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДЕЙСТВИЯ В ТЕКУЩИХ МИРОВЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ

Горячие головы военных экспертов в комментариях договариваются до полномасштабной военной компании в духе традиций прошлого мышления. Упрекают за то, что было позволено Грузии нарастить войска, что не было немедленного военного ответа сразу после начала уничтожения Цхинвала. А теперь, де, нужна непрерывная и нарастающая бомбардировка, уничтожающая инфраструктуру, чтобы подготовить военный захват Тбилиси. Иначе, мол, угрожает многолетняя позиционная война. Предъявляются упрёки, что не осуществляется непрерывное вытеснение грузинских войск с гор и до самой Грузии.

Такие комментарии лучше всего показывают затратный характер мышления военных и обслуживающих их экспертов.

Все действия руководства российского режима совершенно правильные, с наименьшими затратами и жертвами обеспечивающие главные цели:

А) ликвидацию исчерпавшего себя трёхстороннего формата управления в Южной Осетии, который провоцирует милитаризацию грузинской политики, сомнения в том, что Россия не будет вытеснена с Кавказа Вашингтоном;

Б) смену режима в Тбилиси на прокремлёвский или, по крайней мере, полностью недееспособный во внешней политике, следствием чего станет неуклонный переход Кавказа, энергетических ресурсов Каспия и Средней Азии, их средств доставки на рынки Европы и даже на рынок Китая под контроль монополий России.

Без полного разрушения Цхинвала и многочисленной гибели мирных жителей, без гуманитарной катастрофы нельзя было добиться минимальной кровью осуществления цели А).

Но широкомасштабной, дорогой и возможно кровопролитной, сплачивающей грузин и Запад вокруг Саакашвили кампанией по захвату Тбилиси было бы дороже, труднее и много дольше по времени добиваться воплощения цели Б). Тем более что в таком случае Саакашвили мог превратиться в мученика, в том числе на Западе, вызвать резкое ухудшение условий для внутреннего капиталистического развития в России. Уже не говоря о том, что на данный момент произошёл полный отрыв передовых частей от средств снабжения, вооружения, горючего, питания, воды, и первоочередной задачей в обеспечении успеха операции является именно ускоренное подтягивание тылов, уничтожение препятствия по их доставке и т. д., а потому на некоторый срок необходимо перейти к позиционному активному противостоянию на уже захваченном пространстве Южной Осетии, к уничтожению противника именно в этом месте. Так действовали американцы, когда ещё были осторожными, – во время вторжения в Косово. Они из Косово дожидались падения режима Милошевича. Надо и России понемногу наносить высокоточные и эффективные удары по военным объектам, выжидая нарастающих конфликтов внутри грузинской элиты, вызванных провалом политики Саакашвили. Тем самым ясно давая понять, что смешение его и всех его сторонников, а не военная интервенция, необходимы России. Для этого вполне можно воспользоваться благородной позой нежелания вести с ними никаких переговоров о перемирии.

Зачем уничтожать инфраструктуру, если можно будет потребовать разоружения, конфисковать значительную часть оружия, чтобы использовать эту инфраструктуру и оружие для решения своих проблем? Тем более что морально сокрушённые Россией грузины очень быстро вернутся в лоно привычной Византийско-московской империи и в определённом смысле с облегчением.

У меня нет никаких личных симпатий к грузинскому племени, но политическая целесообразность диктует именно такую политику, как оптимальную для вызревания русской национальной революции. История США прекрасно показывает, что расширение территории ради расширения доступа к природным ресурсам для их капитализации происходило до Гражданской войны 1861-1865 годов. После этой гражданской войны, как следствия американской национальной революции, расширения, земельно-территориальная экспансия прекратились. Россия же на данном этапе, пока не вызрели предпосылки для национальной революции, сможет развиваться лишь через экспансию до определённого предела.

Вторая тема, которая господствует в кругах экспертов, аналитиков и всевозможных «политиков», – требовать признания независимости Абхазии и Южной Осетии.

Возникает вопрос? Какая главная стратегическая и геополитическая цель России в этом регионе?

Она такова. России необходим полный контроль над этим регионом.

Из этого вытекает следующий вопрос. Отвечает ли главной цели требование добиваться независимости Абхазии и Южной Осетии? Нет. Даже наоборот, оно становится препятствием для осуществления главной цели. Ибо лишённая данных территорий Грузия окажется самостоятельной в выборе приоритетов и наверняка вступит в НАТО, будет озлобленно провоцировать НАТО на вытеснение России и на дестабилизацию Кавказа. Данное требование опасно и для самой России, ибо провоцирует другие горские народности на вооружённые мятежи и восстания уже для своей независимости.

Сейчас самое важное для Кремля – не зарваться, не позволить милитаристским и прочим настроениям затуманить холодный расчёт. Тактические задачи блестяще решены.

Во-первых, всем показано, кто является единственной и сокрушительной военно-политической силой в данном регионе. А для Запада впервые ясно дано понять, что есть некий предел в пространстве жизненных интересов, переход через который будет означать войну. И этот предел проходит в том числе и через Украину.

Во-вторых, военные действия привели к фактической ликвидации грузинских анклавов в Южной Осетии, создали условия для того, чтобы в Южной Осетии повторялся абхазский вариант создания устойчивой и по факту независимой от Тбилиси местной власти. Одновременно происходит ликвидация грузинского присутствия в Кодорском ущелье в Абхазии.

То есть, всё. Необходимо переходить к политико-дипломатическому завершению компании. Надо сохранить условия, при которых для международного мнения Грузия оказывается агрессором и несёт всю ответственность за события. Они позволяют втянуть главные европейские страны: Германию, Францию, Италию – в политико-дипломатическое прекращение войны, что очень выгодно и единственно спасительно политическим лидерам этих стран из внутриполитической борьбы за общественное мнение. Тем самым на них накладывается ответственность за то, чтобы это не повторилось. А не повториться события могут лишь про одном сценарии. Сохранение формальной территориальной целостности Грузии в обмен на её демилитаризацию, закрепляемую и в конституции, в бюджетной политике, и в пропаганде, и в отказе Запада от её приёма в НАТО. Лидеры европейских держав в таком случае из внутреннеполитических причин оказываются вынужденными бороться с США за полный отказ от вовлечения Грузии в НАТО и за её нейтральный статус. Они будут вынуждены сваливать всю вину за режим Саакашвили на США. Возможно даже увлечь их идеей соответствующей международной конференции по статусам Абхазии и Южной Осетии, что для них мёд с точки зрения увеличения политической популярности. На время подготовки такой конференции и её проведения вопрос о Грузии в НАТО вообще снимется с повестки дня и постепенно отомрёт. А с ним начнёт падать популярность нынешнего грузинского режима в самой Грузии, что подготовит предпосылки для его смены, ибо он не способен проводить не милитаристскую, не натовскую политику.

А тем временем России надо решительно отказываться от каких-либо ограничений на наращивание экономического и инвестиционного присутствия в Абхазии и Южной Осетии, экономически превращая их в свои провинции. Столь сокрушительная победа России снимает у потенциальных инвесторов «комплекс Аджарии», и позволяет очень быстро привлечь большие средства для капиталистического освоения данных территорий, что прочнейшими узами привяжет их к России. Для защиты же таких инвестиций можно добиваться увеличения присутствия миротворческих военных сил в рамках международной конференции. Что возможно опять же из-за комплекса ответственности у европейских держав. На настоящий момент наиболее выгодным для России является превращение Грузии в конфедерацию с русским языком в качестве второго государственного языка, и этого надо добиваться от Запада.

Историческое время сейчас работает на Россию и против США. В таких обстоятельствах глупо идти напролом, рискуя сломать шею.


11 авг. 2008г.  РУССКИЙ БЛАГОРОДНЫЙ ВИТЯЗЬ ПРОТИВ ВСЕЛЕНСКОГО ЗЛА

Непостижимая в своей бессмысленности позиция США и их главных союзников на Западе, их СМИ привела к тому, что местный этнический конфликт на задворках Европы, на Кавказе оказалось возможным превратить в средоточие метафизического столкновения вселенского Добра со Злом. Этим блестяще воспользовалась молодая пропагандистская машина Кремля, в первую очередь через имеющий глобальную сеть телеканал «ВЕСТИ». Его событийный, новостной отдел проявил неожиданную способность напористо и умело вести глобальную информационную войну, как сопровождающую вооружённую войну, и выигрывать в ней у лучших профессионалов Запада.

В нескольких вечерних новостных выпусках, уже с 8 августа ведущие этого канала перемежали собственные информационные блоки «Вестей» с блоками реакции западных держав и их СМИ на события в Северной Осетии. В результате в глазах многих десятков миллионов зрителей на всём бывшем советском пространстве, в самых разных новоявленных государственных образованиях этот конфликт оказался войной благородного русского солдата, благородной новой России с кровожадным грузинским злодеем, которого поддерживает сосредоточенное в США мировое Зло. Это просматривалось даже в часто повторяемых перепалках в Совбезе ООН. Там расовый европеец, благородно красивый представитель России Виталий Чуркин с внутренним воодушевлением, с пафосом парировал все коварные и аморальные выпады сумрачного представителя США, внешне похожего на злобного восточного Кощея, горбоносого и дочерна смуглого.

Такой характер конфликта самим Западом в корне и на глазах меняет положение капиталистической России в мире и геополитический расклад сил, и это новое положение приобретает историческое значение. Россия самими США практически отмывается от чеченской войны, из чёрной становится белой и пушистой, а потому получающей моральные рычаги во внешней политике и в первую очередь в Западной Европе.

Почти мгновенные последствия такого положения дел уже проявились. Это видно по воодушевлению кавказских союзников России, у которых вмиг полностью исчезли мучительные сомнения, а правильную ли они делали ставку прошлые годы на Москву, а не Вашингтон. Они сами тоже оказываются белыми и пушистыми паладинами благородного витязя, резко усиливающими своё влияние на соседей, а многочисленные добровольцы оказываются готовыми погибнуть, стать мучениками за правое дело.

Хитрый хозяин Азербайджана одним из первых, уже 8 августа почувствовал это. Неважно чем обусловлен отказ продавать нефть Западу через грузинский терминал в Поти, но с первого дня войны, когда последствия ещё казались неизвестными, от него поступила просьба к России о возможности переправлять нефть по трубопроводу к терминалу в Новороссийске. А сервильное оправдание, де, он отказывался от этого прежде только из-за малой пропускной способности данного трубопровода, тоже говорит само за себя. Следующим шагом хана Баку будет выход из ГУАМ, который и так развалится с поражением Грузии. После чего даже ставить вопрос о НАБУКО, о каких-то транзитных трубопроводах через территорию Украины в обход России будет проблематично.

Важные последствия ожидают и Украину. Туповато-упрямый хохол-деревенщина Ющенко будет до последнего поддерживать кума Саакашвили. Тем самым давая Кремлю блестящие возможности полностью вытеснить Киев из какого-либо влияния на Кавказе и в Средней Азии, свести на нет многолетние усилия оранжевого режима предстать этаким влиятельным посредником в проведении интересов Запада в данных регионах. А столь упорные усилия Ющенко создать некий санитарный кордон против России потерпят сокрушительный провал. Вся внешняя политика Киева окончательно потеряет маломальские черты самостоятельности и прагматической необходимости в глазах Запада. Вскоре, как раз к президентским выборам Украина окончательно станет объектом политики, третируемой и одёргиваемой Кремлём за её соучастие в войне на Кавказе на стороне ЗЛА. Этим обязательно воспользуются промосковские силы, чьё влияние резко возрастёт, и другие противники г. Ющенко по следующим президентским выборам, разрушая уже сложившиеся целевые ориентиры этой страны, углубляя её политическую неустойчивость.

Данная война показывает и покажет для остального мира не только беспомощность США в попытках противостоять России, защищать своих ставленников, но и то, что Вашингтон ещё глубже погружается во ЗЛО. Уже заседания Совбеза ООН позволяют без труда загонять США в ловушку. Упоминания о геноциде осетин со стороны их протеже Грузии, которую они вынуждены защищать, – эти упоминания для всего мира вынуждают представителя США защищать геноцид. В условиях явно показываемой Россией слабости Вашингтона, необоснованности его претензий и дальше быть единственной Сверхдержавой, такая ловушка становится очень болезненной для готовящейся уходить в историю администрации Буша. И вполне вероятно, что за отказ России от подобной терминологии, она готова будет чем-то заплатить. Особенно в свете разыгрываемой Путиным карты с требованием отдать Саакашвили международному трибуналу, где во всю зазвучит, кто его привёл к власти и стоял за ним всё время.

Ещё более болезненной тема поддержки старыми державами Европы режима Саакашвили может стать для правительств этих держав, для их политиков и военных ведомств. Ибо встаёт вопрос, а чему собственно учили в их центрах военной подготовки грузинских военных? «Зверски убивать мирное население?» Эту тему быстро подхватят в арабском мире и в Латинской Америке. Вероятно, за смягчение позиций Москвы по данному вопросу западные европейцы готовы будут платить существенными уступками по важным для Кремля проблемам и интересам.

И это ещё далеко не всё.

Косвенные сведения указывают на то, что Россия широко использует высокоточное оружие, то есть ведёт войну четвёртого поколения. Такую войну до сих пор смогли вести только США в Югославии. Таким образом Россия наконец-то вырвалась из традиций войн третьего поколения и становится второй державой по способности успешно организовать и осуществлять современную войну. В частности, это обеспечивает прекрасной рекламой ВПК России и русскую военную тактику, на деле доказывающую превосходство над тактикой инструкторов США.

Иначе говоря, для Путина открывается такое поле возможностей, что дух захватывает. Не будь Саакашвили столь маниакальным врагом России, можно было бы даже засомневаться, а не тайный ли он агент «КГБ», который заманил Запад в глубокую западню.












ТАК КТО ЖЕ ВЫИГРАЛ «ХОЛОДНУЮ ВОЙНУ»?



19 августа 2008 года в Брюсселе, на срочно созванном заседании Совета НАТО в связи со стремительной и сокрушительной победой России в Грузии, истерика главного американского дипломата, госсекретаря негритянки К.Райс достигла предела, – та уже по-бабьи теряла контроль над собой. Среди прочих грубых высказываний в адрес России госпожа специалистка по Советскому Союзу, которую столько хвалили за рациональный ум, разразилась неприкрытой угрозой. Де, США и НАТО уже выиграли «холодную войну», разрушили СССР и теперь на очереди нынешняя Россия.

Наконец-то мир услышал, чем ублажают себя и грезят в Вашингтоне.



 ЧТО ТАКОЕПОБЕДА В «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЕ»


Нехитрые воззрения американской политической элиты на современный мир сложились в 90-е годы прошлого века и зиждились на двух посылах.

Во-первых. США – выиграли «холодную войну», которую Советской России в 1945 году объявил У.Черчилль.

Во-вторых. Наступил «конец истории» и началась эра всемирной либеральной демократии в духе Pax America, – её после распада Советского Союза провозгласил заштатный профессор философии японского происхождения  Фукуяма.

«Конец истории» на деле оказался благоглупостью. Это уже признают и в самой Америке. Несостоятельный «конец истории» теперь вытесняют тезисы о глобальной войне с терроризмом, о борьбе цивилизаций, о многовекторном мире и т.д.

А вот живучести мифа о победе США в «холодной войне» во многом способствовали российские космополиты либералы и «получающая удовольствие» от морального мазохизма российская гуманитарная интеллигенция.

Распад СССР был полной неожиданностью для американской политической и военной элиты начала 90-х, и она заявляла о поражении Советской России растеряно и неуверенно. Так, бывший в то время президентом США Буш-старший, которого сейчас называют архитектором однополярного мира, уговаривал руководство Украины не требовать государственной независимости, не расшатывать Советский Союз с его сверхмощными запасами ядерного и обычного вооружения. Зато российские либералы, а за ними и российские гуманитарные патриоты из тех, что ненавидели коммунистический режим, охотно подхватили тезис о полном поражении Советской России в «холодной войне» и убедили в его истинности себя и остальной мир.

В действительности же всё было как раз наоборот.

Именно США проиграли «холодную войну», и проиграли в 1972 году, когда потерпели сокрушительное военное, моральное и политическое поражение во Вьетнаме.

Что такое поражение в «холодной войне»?

Это перенапряжение сил и крушение государственного строя, который осуществлял данную «холодную войну». А именно крушение государственного строя американской национальной республики началось в Соединённых Штатах в 1969 году, после расовой революции в этой стране, а завершилось в 1972 году с позорным бегством Америки из Вьетнама. И оно, это крушение государственного строя американской национальной республики было прямым следствием перенапряжения сил США в «холодной войне» с Советской Россией.



ОТ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЕСПУБЛИКИ К ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИМПЕРИИ


Соединённые Штаты Америки созданы англосаксами пуританами.

Пуританство сложилось в Англии в эпоху протестантской реформации, как социально-политическое движение с собственными представлениями об идеальных государственных отношениях. На основе религиозного кальвинизма оно вырабатывало идеологию защиты и продвижения интересов средних имущественных слоёв городской буржуазии и обуржуазившегося земледельческого дворянства и фермерства. В политику пуритане ворвались в ходе развития и углубления английской буржуазной революции, которая началась в Англии в 1640 году, и в конечном итоге установили контроль над революционной армией. А при опоре на армию они привели к власти генерала Кромвеля и создали свой собственный режим авторитарной власти во главе с Кромвелем.

Их особое видение государственного устройства, которое должно наилучшим образом обслуживать интересы средних имущественных слоёв горожан и земледельцев, проявилось в том, что они не позволили диктатору Кромвелю провозгласить себя королём и восстановить феодально-бюрократическое управление, способное успокоить и примирить страну. Иначе говоря, они не позволили сделать Кромвелю то, что в эпоху Великой французской революции сделал генерал Наполеон Бонапарт.

Пуританство изначально явилось республиканским социально-политическим движением, и пуритане могли удерживать власть в Англии, в которой подавляющим большинством населения являлись крестьяне, единственно посредством крайне идеологизированного революционного авторитаризма, не останавливающегося перед террором против всех политических противников. Такая власть не позволяла перейти к мирному торгово-экономическому капиталистическому развитию. После смерти Кромвеля его преемник генерал Монк предал пуритан, посредством армии сверг их религиозно-идеологическую диктатуру ради реставрации монархии, но уже ограниченной буржуазной конституцией.

Реставрация ограниченной буржуазной конституцией монархии привела к выстраиванию в Англии чиновно-полицейской тирании, при которой высшая феодальная бюрократия налаживала и укрепляла связи с торговой и финансово-ростовщической олигархией, вовлекалась в обслуживание крупных олигархических интересов. Лондон с началом реставрации превращался в финансовую метрополию, нацеленную на непрерывную торговую и финансовую экспансию ради вовлечения всё новых средств, колоний и стран в торговые и ростовщические сделки. Одновременно нарастало преследование пуритан, носителей республиканских убеждений, – они изгонялись за пределы Англии. Значительная часть пуритан бежала в заморские колонии, главным образом в Северную Америку. Там ими создавались поселения с местным политическим самоуправлением, налаживалось колониальное товарное производство.

Война за независимость британских колоний в Северной Америке, которая происходила в последней четверти 18-го века, вдохновлялась именно английскими пуританами, организованными традицией социально-политического движения и политической ненавистью к британской конституционной монархии. Одержав победу в войне за независимость, английские пуритане объявили колонии, в которых сложилось местное самоуправление, политически самостоятельными штатами, повернули их на путь становления республиканских государственных отношений. Однако дальнейший ход исторического развития союзной конфедерации полиэтнических Соединённых Штатов показал, что буржуазную республику невозможно создать без полной, этнократической диктатуры англосаксов пуритан. Потребовалась кровопролитная Гражданская война 1861-1865 годов, победа в ней янки, то есть республиканских националистов англосаксов северо-восточных Штатов Новой Англии, чтобы из конфедерации наконец появилась собственно централизованная буржуазная республика.

После Гражданской войны молодая североамериканская страна преобразовалась в англосаксонскую национальную республику с демократическим политическим самоуправлением, в республику WASP – белых англосаксов протестантов. Именно эта республика в кратчайший исторический срок осуществила всеохватную индустриализацию и освоение огромных пространств североамериканского континента, а в 20-ом веке превратилась в могущественную, самую богатую мировую экономическую и политическую державу, вдохновляемую пуританским республиканским мессианизмом. Национальная республика Соединённые Штаты Америки с окончанием Второй мировой войны и начала «холодную войну» за глобальное господство с Советской Россией, с другой мировой державой, которая вдохновлялась коммунистическим мессианизмом.

«Холодная война» между США и Советской Россией начиналась в условиях, когда Америка предстала единственной державой, территорию которой не затронули кровавые и разрушительные сражения Второй мировой войны, а Советская Россия понесла тяжелейшие потери, её основные экономические центры и регионы были разрушены, требовали неимоверных моральных и физических усилий для восстановления. Тем не менее Советская Россия не только выдержала «холодную войну», но и развивалась существенно быстрее Соединённых Штатов. А с середины 50-х годов Советская Россия даже стала навязывать свою инициативу по ряду направлений в научно-технологическом военном строительстве: первой создала водородную бомбу, атомные подводные лодки и межконтинентальные баллистические ракеты, первой запустила спутник Земли и человека в космос, – тем самым добилась военно-стратегического паритета на глобальном уровне.

В 60-е годы в США стали проявляться признаки экономического, морального и военного перенапряжения сил, – им приходилось отступать на всех континентах. Попытки остановить стратегическое отступление втянули Соединённые Штаты во вьетнамскую войну, а затем в войну с соседями Вьетнама по Индокитаю. Эта многолетняя затяжная война, в которой маленький, бедный Вьетнам поддерживала Советская Россия, окончательно надорвала американскую национальную республику. Соединённым Штатам, несмотря на все используемые средства и усилия, не удавалось одержать военной победы, а их авторитет падал во всём мире, породил массовое антивоенное движение внутри страны и расовую революцию негров и латиноамериканцев, деятельно поддержанных еврейской интеллигенцией. Растущая политическая неустойчивость в США и успешное наступление партизанской армии Северного Вьетнама на подконтрольный американцам юг, на столицу юга – Сайгон вынудила в 1972 году президента Никсона позорно, спешно эвакуировать американские войска и своих вьетнамских марионеток.

Вьетнамская война была проиграна. И это подхлестнуло рост политической неустойчивости в самих Соединённых Штатах Америки. Рост неустойчивости не удавалось остановить прежними государственными отношениями, основанными на национальном демократическом самоуправлении англосаксов. Американская национальная республика стала распадаться, гибнуть. Чтобы удерживать власть в стране, американской политической элите приходилось ускоренно наращивать чиновно-полицейские учреждения текущего управления. С 1972 года до 1980 года численность сотрудников таких учреждений выросла с 3,5 миллионов человек до 15 миллионов, и особенно быстро она возрастала в штатах, на местном уровне, что свидетельствовало о необратимом упадке, разложении традиции англосаксонского пуританского самоуправления, фундаменте национальных республиканских государственных отношений. Стремительное увеличение численности чиновно-полицейских учреждений управления, ужесточение используемых ими средств подавления беспорядков требовали идеологического обоснования. Избранный президентом в 1976 году демократ Картер попал в президентское кресло уже при поддержке сил, готовых отказаться от национальной республики, признать её гибель и приняться за выстраивание новой государственной власти. Идеологическим обоснованием для радикальной смены государственных отношений стал либерализм, объявляющий права человека абсолютной ценностью, тем самым отрицающий право англосаксов на идеологическое и политическое господство. А представления о национальной республике стали заменяться представлениями о либеральной империи. Иначе говоря, при президенте Картере обозначился поворот США к выстраиванию имперской государственной власти.

Белые американцы, главным образом англосаксы, были поражены, напуганы неудержимым ростом чиновно-полицейских учреждений власти, стремительным увеличением бюджетных расходов на их содержание и развитие. Республиканец Рейган был избран в 1980 году президентом страны на волне истеричных настроений белого среднего класса, готового объединиться, чтобы остановить гибель национальной республики. Главным предвыборным козырем Рейгана во внутренней политике стало обещание сокращать чиновно-полицейский аппарат власти, налоговые расходы на его содержание, и этот козырь помог ему выиграть выборы. Однако вместо борьбы за возвращение к национальной республике, которая уже фактически погибла, ему пришлось завершать выстраивание имперской государственной власти, начатое демократом Картером. Он лишь замедлил рост расходов на чиновно-полицейские учреждения управления. Но одновременно стал ускоренно наращивать военно-чиновничьи учреждения власти, оправдывая их необходимостью противостоять наступлению Советской России на «крепость Америка».

Именно при Рейгане окончательно сложилась военно-чиновничья имперская государственная власть. Она опиралась не на англосаксов, не на пуританский идеал национальной республики, не на средний класс, а на военно-бюрократический и полицейский аппарат власти, на военно-промышленный комплекс и на финансовую и коммерческую олигархию. Иначе говоря, именно при Рейгане в США необратимо разорвалась связь с духовной, этнической и политической традицией, на которой возникло данное государство, – традицией, которая оказалась сокрушённой, побеждённой Советской Россией в «холодной войне» 1945-1972 годов. От США осталось только название. А по существу, на месте гибели Соединённых Штатов Америки возникла американская военно-бюрократическая и плутократическая империя. В этой империи национальная демократия была заменена либеральной демократией, постепенно теснимой и вытесняемой военно-бюрократическим администрированием, пропагандистским оболваниванием и всеохватным полицейским надзором за населением, которое должно было обслуживать господствующие круги новоявленной империи.



США НА ПУТИ УПАДКА


То, что произошло с Соединёнными Штатами вследствие поражения в «холодной войне» с Советской Россией, на новом историческом витке развития европейской цивилизации повторяет происходившее в Древнем Риме. А именно – гибель Римской республики и возникновение Римской военно-бюрократической и плутократической империи. Дальнейший ход истории США предопределён. После взлёта глобального могущества, обусловленного военно-бюрократической централизацией управления, подчинением всех ресурсов страны всеохватной милитаризации, неизбежен необратимый упадок. И успех глобального значения в пятидневной войне 8-12 августа на Кавказе, показательный разгром Россией поддерживаемой США Грузии, доказал, – упадок американской империи начался.

Имперская военно-бюрократическая государственная власть США не только целенаправленно размывает англосаксов в волнах иммигрантов со всего мира, не только ублюдизирует их, неуклонно уничтожая их этническое самосознание и традицию пуританского национально-демократического самоуправления. Но она и уничтожает экономическую систему, на которой создавалась американская национальная республика англосаксов.

Экономическая система американской национальной республики создавалась для наиболее действенного сельскохозяйственного и инфраструктурного освоения огромных пространств девственных земель, для налаживания самого конкурентоспособного на мировом рынке индустриального товарного производства. Она строилась на основе самых передовых и совершенных социально-производственных и общественно-политических отношений, с одной стороны, и на высокой личной предприимчивости – с другой, что оказывалось возможным единственно при политическом господстве высокоорганизованного национального среднего класса. Эта система превратила США в ХХ веке в главного производителя мировой товарной продукции, в самую богатую страну мира, а после Второй мировой войны ещё и в главного мирового кредитора.

Имперская же военно-бюрократическая государственная власть за короткий срок надорвала товарное производство США, развратила население потребительскими настроениями, стремлениями к спекулятивно-коммерческому и спекулятивно-финансовому обогащению. Она дала простор развитию единственно военно-промышленному комплексу и мировому торговому и финансовому посредничеству, расширению всевозможных способов получения прибылей через посреднический оборот финансов, как универсального товара, что непрерывно отчуждает финансовые сделки, финансовые операции от товарного производства. Упадок американских социально-производственных отношений сопровождается упадком конкурентоспособности товарного производства, и само это производство неуклонно погружается в кризис. Свидетельства тому очень наглядны. За неполные два десятилетия страна из главного мирового кредитора, кем США были ещё в 70-е годы, превратилась в главного мирового должника, живущего уже только за счёт непрерывного роста внешних заимствований, внешних долгов, которые увеличиваются стремительно, беспримерно для мировой истории и грозят тяжелейшими, обвальными последствиями.

Имперская государственная власть, идеологический либерализм и создание условий для паразитического потребления за счёт внешних заимствований сделали нынешние США притягательными для мигрантов. Орды мигрантов хлынули в эту страну со всего мира, тесня и вытесняя англосаксов из экономики, из политики, ускоряя расовую, этническую ублюдизацию, разрушение всех устоев, на которых возникли и сложились Соединённые Штаты Америки.

Судьба Римской империи показала, к чему это ведёт в конечном итоге. После свержения в 476 году предводителем отряда германских наёмников Одоакром последнего римского императора Ромула Августула, государственная власть Римской империи стала необратимо разваливаться. Изнутри разложившегося населения, которое давно потеряло этнический, духовный стержень древних римлян, не возникло ни одной попытки восстановить её. Социальная, производственная жизнь городов распадалась, население разбегалось за пределы городских стен, дичало и в подавляющем большинстве вымирало. Некогда процветающие города становились руинами, среди которых паслись животные, рыскали хищники, изредка встречались потерявшие представление об образовании и цивилизации люди, в основном нищие и бедняки.



БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ


Победа Советской России в «холодной войне» совпала с завершением раскрестьянивания русского уклада жизни, с исчезновением русской деревни.

Раскрестьянивание, индустриализация русского бытия происходили не из-за «холодной войны», а вследствие стратегического курса В.Ленина на ускоренную индустриализацию России, курса, который осуществлялся посредством режима советской государственной власти. Курс этот был разработан и стал воплощаться в жизнь задолго до «холодной войны», и жестокие обстоятельства Второй Мировой войны, а затем «холодной войны» лишь подправили и предельно ускорили движение России по его пути. При советской власти изменения русского сознания не поспевали за стремительными изменениями в образе жизни массово переселяющихся из деревень в города вчерашних крестьян. Культурные, духовные, политические традиции оставались народно-земледельческими, какими они сложились в эпоху становления земледельческого народно-патриотического общества, а образ жизни, господствующие экономические отношения русских становились индустриальными, городскими. И не просто индустриальными и городскими, а долженствующими обеспечить Советской России противостояние и победу с самой развитой и богатой, самой индустриальной капиталистической державой в мире, то есть с США. 

В 70-е годы 20-го века в России обозначилось истощение как притока русских крестьян на индустриальное производство, так и запасов необходимых для ускоренной индустриализации дешёвых в добыче и переработке месторождений сырья. В совокупности это стало причиной исчерпания возможностей продолжать экстенсивное экономическое развитие, на которое была нацелена советская система государственных отношений. Перед страной встала задача быстро переходить к интенсивному развитию. Однако такой переход требовал коренного поворота к городскому мировосприятию, к становлению городских духовных, культурных, политических отношений, к выстраиванию городского уклада жизни и национального общества, то есть такого общества, в котором налаживаются и совершенствуются свободы выбора и предприимчивость, доступы к самой разной информации, а феодально-бюрократическое государственное регламентирование заменяется политическим самоуправлением.

Победа Советской России в «холодной войне» создала благоприятные условия для ослабления в 1970-е годы регламентирующего планирования советской экономики, личной жизни граждан со стороны центральной коммунистической власти ради развития товарно-денежного хозяйствования, торговых связей с капиталистической Западной Европой. Это ускорило зарождение среди русских горожан буржуазных потребительских интересов и создало предпосылки для политики горбачёвской Перестройки, в которой был сделан упор на возрождение внутреннего рынка товарно-денежных обменов и личной экономической предприимчивости. В 1989 году Перестройка естественным образом переросла в русскую буржуазную революцию, которая стала началом исторического поворота России от средневекового экстенсивного пути развития к самому современному интенсивному пути развития на основе капиталистического товарно-денежного хозяйствования и вовлечения страны в глобальное разделение труда.

Буржуазная революция всегда и везде сокрушает прежнюю традицию государственной власти, которая сложилась в средние века на основаниях обосновываемого христианством феодально-чиновничьего регламентирования государственных отношений. И в условиях разрушения старого порядка вещей неизбежно возникает необходимость в выстраивании новых государственных отношений, уже на основе классовых имущественных интересов, интересов частной и корпоративной собственности, – тех интересов, что складываются при раскрепощении товарно-денежного обмена и капитализации экономики. Начало становления обслуживающих капиталистические интересы государственных отношений очень кровавое и жестокое, очень опасное время в истории переживающей буржуазную революцию страны. Ибо оно обусловлено распадом народно-патриотических общественных отношений государствообразующего этноса и рождения новых, национальных имущественных общественных отношений.

Русская буржуазная революция в Советской России, начавшись в 1989 году, тоже привела к краху советскую государственную власть, а с ней и Советский Союз. Крах советской государственной власти не имел никакого отношения к мифическому «поражению в холодной войне». Свидетельством чему является коммунистический Китай, руководство которого провело в 90-е годы свою Перестройку, свои коренные рыночные реформы и повернуло всё ещё крестьянскую страну на путь стремительного развития, добиваясь впечатляющего успеха и устойчивости власти даже в обстоятельствах глобализации. Добился же этого Китай благодаря продолжающемуся индустриальному раскрестьяниванию китайской деревни.

Поскольку в Советском Союзе завершение раскрестьянивания и буржуазную революцию переживал именно русский государствообразующий этнос, постольку с распадом СССР только в России происходило бурное возникновение и становление капиталистических имущественных отношений, отмирание народно-патриотического бытия и мировосприятия государствообразующего этноса, рыночное раскрепощение его сознания и интересов собственности. Как и во всех буржуазных революциях прошлого, в России сначала установилось господство космополитических интересов асоциальных либералов и безродной финансовой олигархии, и они ослабили страну, лишили её исторического прошлого и будущего, ориентиров в мировой политике, надорвали вооружённые силы, в значительной мере разрушили промышленное производство и экономику. В те годы Россия оказалась почти без союзников, окружённой блоком НАТО, исламским миром, Китаем и Японией с их агрессивными территориальными и политическими претензиями. Сохранить территориальную целостность и проводить относительно независимую внешнюю политику России удалось единственно вследствие победы в «холодной войне»(!), благодаря тому духовному и военному настрою русских поколений, который у русских сложился в предшествующие десятилетия от сознания своей глобальной силы и глобальной исторической ответственности, с чем вынуждены были считаться даже США.

После дефолта в августе 1998 года неустойчивую, продажную власть либералов и финансовых олигархов сменил режим чиновно-полицейской защиты и продвижения крупных спекулятивно-коммерческих интересов. А с 2006 года, когда в стране завершилось превращение в коммерческий товар всего, что было создано и освоено при советской власти, когда встали на ноги свои крупные монополии с пробуждающимся стремлением к внешней капиталистической экспансии, режим стал преобразовываться в чиновно-полицейскую тиранию.  

Короткий исторический срок тиранический режим способен быть очень действенным и даже великим, существенно влияющим на ход истории. Но его проблема в том, что он создаётся не из политиков, объединяющих и организующих людей посредством идеологического насилия, возбуждения социально-производственных и общественных настроений, а из деятельных чиновно-полицейских управленцев, которые поднялись к власти в условиях буржуазной революции и опираются на формальную централизацию учреждений управления, на посреднические способы получения доходов.

Любые чиновно-полицейские учреждения управления очень затратные и малоэффективные в вопросах развития передового товарного производства, поощрения мелкого и среднего предпринимательства, ускоренного повышения производительности труда. Чтобы чиновно-полицейский режим тирании мог увеличивать посреднические коммерческие прибыли, необходимые для его существования и укрепления, он вынужден переходить к политике внешней экспансии, целью которой становится захват или подчинение внешних ресурсов, вовлекаемых в посреднические коммерческие сделки, увеличивающих объёмы коммерческих сделок и прибылей от них. А для экспансии ему приходится осуществлять милитаризацию государственных отношений и возбуждать подъём национал-патриотизма и имперского шовинизма государствообразующего этноса. Тем самым тирания вольно или невольно подготавливает государствообразующий этнос к социальной национальной революции, отрицающей тиранию и поворачивающей развитие буржуазных государственных отношений к национальной республиканской демократии. Именно в этом состоит принципиальное отличие режима авторитарной чиновно-полицейской тирании в России от режима чиновно-полицейского имперского милитаризма в США.

Режим власти в США является переходным от национальной республики к либеральной империи. В настоящее время США переживают упадок общественных и социально-производственных отношений и товарного производства, упадок национальной демократии, а в составе совокупной капиталистической прибыли в стране всё большее значение имеют глобальные спекуляции виртуальным товаром – валютой, ради чего изобретаются всё более изощрённые способы коммерческого обращения валюты и накручивания маржи.

Тогда как тирания в России развивает способы получения прибылей от коммерческого обращения товаров, сырья, выстраивает занимающиеся этим крупные торгово-посреднические монополии, поддерживает их агрессивное продвижение в другие страны по всему миру, по всем континентам. А для осуществления такой политики вынуждена создавать предпосылки для становления промышленных капиталистических отношений, множить среду средних слоёв имущественных собственников, тем самым подготавливать условия для русской национальной революции, которая повернёт страну к становлению национальной республики с национальным демократическим самоуправлением.

Иначе говоря, Соединённые Штаты Америки после поражения в «холодной войне» идут к упадку, превращаются в «империю Зла». Именно такое превращение республиканской демократии в империю Зла и показано в знаменитой фантастической эпопее режиссера Лукаса «Звёздные войны».

А Россия после победы в «холодной войне» накапливает предпосылки для долгосрочного исторического подъёма на основе развития самых передовых национально-демократических общественно-производственных отношений, необходимых для самого передового постиндустриального товарного производства.  


27 авг. 2008г.





ВОЗРОЖДЕНИЕ СВЕРХДЕРЖАВЫ



14 сент. 2008г.  ИСТЕРИКА США

Путин через Медведева объявил о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, не считаясь ни с чьим мнением на Западе, и что самое главное, не считаясь с США. Значит, он выбрал жёсткий, быстрый, конфронтационный способ восстановления влияния на Кавказе и недопущения приёма Грузии в НАТО. Если Грузия будет упорно отказываться признавать фактическое положение вещей, европейские державы не допустят её вступления, тем более в свете проявления воли Кремля защищать свои интересы военно-политическими мерами. По-видимому, так действовать позволили благоприятные обстоятельства и возможности использования морального кризиса в Грузии и беспомощности США.

Но такой подход может позволить себе только одна держава после США, то есть вторая в мире Сверхдержава, имеющая средства полностью разрушать конфигурацию мировой политики, которая сложилась за два десятилетия, то есть конфигурацию с одной единственной американской Сверхдержавой.

Это действительно происходит. И так стремительно, что весь мир затаил дыхание. Сначала из-за полной растерянности США в первые дни разгрома Грузии, своего главного союзника на постсоветском пространстве. Теперь из-за истеричной реакции Вашингтона, о чём свидетельствуют отмены совместных с Россией морских учений, резкая уступка Польше по всем её требованиям в вопросах ПРО, какие-то нелепые, беспомощные угрозы изолировать Россию, исключить из числа G 8. Как будто можно изолировать главного и самого надёжного поставщика углеводородов Европе, наращивающего поставки сырья и электроэнергии Китаю, превращающегося в основного торгового партнёра Венесуэлы, наращивающего контроль над мировым рынком газа, потенциального лидера новой, газовой ОПЭК.

То есть элита США, действительно, показывает, что она бьётся в истерике от растерянности, беспомощности, и даже теряет рассудок, здравый смысл. А в это время, перед всем затаившим дыхание миром, не обращая на истерику американской элиты ни малейшего внимания, в Кремле холодно решают судьбу Грузии как раз за то, что та стала самым преданным союзником США. Открыто отнимают треть территории, заводят уголовные дела на Саакашвили, отказываются с тем разговаривать, называют отморозком и ублюдком. И не просто отнимают территории Грузии, а аннексируют, присоединяют. Лишь в случае с Абхазией делают некоторую уступку европейскому общественному мнению, аннексируют не прямо, а через вовлечение в Союзное государство России и Белоруссии. Да и эта уступка старой Европе ещё крепче привязывает Минск к Кремлю, ибо Кремль заставляет Лукашенко признать независимость Абхазии, которую никогда не признают США и зависимые от них государства, а Абхазия превращается в формальный третий голос в Союзных учреждениях, всегда поддерживающий Россию, всегда обеспечивающей ей большинство.

Кажется, Франция, Германия и Турция первые хладнокровно осознали смысл происходящего, - именно то, что Россия вновь становится второй военно-политической Сверхдержавой, и такое положение вещей даёт им новые возможности проявлять самостоятельность в мировой политике из-за противоречий между Сверхдержавами, а потому выгодно. Это видно по тому, как они всё более смело и открыто поддерживают такое развитие событий, то есть встают на сторону России против США. Для Франции это вообще возвращение к традиционной политике де Голля, которая и делала эту страну лидером Западной Европы. В арабском мире тоже многие заинтересованы в возрождении России, как способной противостоять США военно-политической силы, и Ливия первая открыто, с воодушевлением поддержала в Совбезе ООН операцию России в Грузии именно потому, что увидела возрождение второй Сверхдержавы, давая пример другим арабским, исламским странам, ненавидящим США.

России надо холодно выдержать первый, самый безрассудный, а потому самый опасный напор Вашингтона, и мы вскоре будем жить в совершенно ином мире.



15 сент.2008г.  СПАСИБО УЧИТЕЛЯМ

Как Пётр Великий после Полтавской битвы поблагодарил пленённых шведских генералов за то, что они стали учителями его победы, так и Путину следовало бы поблагодарить американских неоконсерваторов за их уроки. Успех в Грузии конечно и близко не сравним с Полтавской битвой, но это по-своему тоже переломный момент, уже новейшей истории. Чтобы довершить успех, сейчас, после правильного отказа от переноса войны на территорию собственно Грузии, надо переходить к созданию там управляемого хаоса, разработанного и успешно применяемого Соединёнными Штатами. Вместе с постоянной неявной дезорганизацией центральной власти следует тайно поощрять и поддерживать этнических сепаратистов, в первую очередь в Менгрелии, подталкивать их к стремлению создать собственные автономии.

До сих пор Путин переигрывал гораздо более мощные США, Запад в целом, скоростью и маневренностью, неожиданностью военных, дипломатических и политических действий, он постоянно держал инициативу в своих руках. Едва в США отошли от шока военной операции и запустили шаблон пропаганды и мер в соответствии с представлением, что Москва будет захватывать Тбилиси, завязнет в городских боях, как Кремль объявляет о завершении операции и прекращении огня. Это неизбежно успокаивает не успевшую возбудиться антироссийской истерией обывательскую, чиновничью Европу, которая находится в настроениях августовских отпусков, и вынуждает средства информации быть менее прогрузинскими, постепенно переключаться на Олимпиаду. Очень хорошо, что и в России начали умиротворять настроения. Создан замечательный фон для перенесения темы в ПАСЕ, в ОБСЕ, где теперь очень трудно будет опираться на пропагандистки подготовленную почву. Тем самым созданы хорошие условия для дипломатического закрепления победы. США теперь не удастся сплотить Европу и НАТО в антирусский фронт.

В сущности, американцам сейчас надо хотя бы сохранить лицо. Такой удар по их имиджу в разгар напряжённой подготовки сил и средств для удержания контроля над положением дел в Пакистане, для выстраивания блокады Ирана оказывается для них жизненно опасным. Он способен не только вынудить их оттянуть скудные резервы в другие регионы: в Ирак, в Афганистан, в Израиль - и резко ослабить возможности осуществления необходимых действий в жизненно важных регионах, но и уменьшить шансы успеха, вдохновить всех противников. Им придётся ломать голову, как и за счёт чего сосредотачивать гораздо больше сил и средств на Ближнем и Среднем Востоке, чем предполагалось. Ради сохранения хоть видимости, что они спасли режим Саакашвили, им придётся пойти на очень большие уступки Москве.



19 сент.2008г.  НАТО против ЕС!

Негритянка К.Райс по бабьи истерично топит не только США, но и Евросоюз. Именно такой вывод создаётся по итогам срочно созванного США заседания министров иностранных дел стран НАТО. Итоговое заявление настолько противоречит формальным фактам о ходе войны в Южной Осетии, настолько явно ставит страны НАТО на одну доску с режимом в Грузии, вызывающим даже у правящих кругов европейских держав мало симпатий, что неизбежно ослабит моральный авторитет ЕС в мире, в международных организациях. И в первую очередь на жизненно важных для Евросоюза Ближнем Востоке, в арабском мире, в палестинском вопросе. По сути выражена чёткая, недвусмысленная позиция не только НАТО, но и Евросоюза, и эта позиция является очень уж очевидной насмешкой над идеей демократии и прав человека. Такая позиция явно аморальная в свете имиджа, который ЕС упорно создавал себе всё время своего существования. Она вытесняет ЕС из посредничества во всех конфликтах, так как порождает сомнения в доверии к Евросоюзу, к его самостоятельности и значимости, в его моральном праве разрешать конфликты. И наоборот, делает Россию необходимым участником всех процессов на Ближнем Востоке и в арабском мире, то есть помогает России возрождаться в качестве Сверхдержавы. Опосредованно она помогает ВПК России глубже проникать на рынки оружия, теснить на них Евросоюз.

Очень важным для России и для всего мира является и то, что под давлением США министры иностранных дел стран НАТО, главным образом стран ЕС открыто показали антироссийский характер своих инстинктов, перешли на язык почти неприкрытых угроз. Это бессмысленно, глупо. Именно сейчас, когда Россия достаточно интегрирована в экономику Европы для существенного влияния на неё, когда она показала возрождение воли решать дела военными средствами, всякие угрозы оказываются беззубыми, лишь окончательно «добивают» в России сторонников «западных ценностей». Они лишь укрепляют нынешний режим, толкают Россию к ускорению демонтажа либерального мировосприятия на всех уровнях власти, вынуждают быстрее и решительнее создавать условия для развития внутреннего товарного производства, заменяющего и вытесняющего западные товары, тем самым подготавливать экономическую и социальную среду для победы русского политического национализма. Уже вскоре следствием станет вольное или невольное, вынужденное наступление режима на разноплеменный и космополитический спекулятивно-коммерческий сброд, в том числе в среде олигархов, на изъятие у них капиталов и собственности тем или иным способом.





ГОРОДНИКОВ Сергей