BzBook.ru

Мифы экономики: Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики

Миф 37 Антиглобалисты защищают интересы бедных во всем мире.

Движение антиглобалистов набирает силу: выступления — правда, пока малочисленные и мирные — становятся нормой и в Москве. Чего хотят антиглобалисты? Бытует мнение, что это очень разнородное движение, не имеющее конструктивной программы действий и объединенное лишь общим врагом — транснациональными корпорациями. К сожалению, это не совсем так.

По иронии судьбы глобализация позволяет достаточно легко получить доступ к публикациям антиглобалистов. Их веб-сайты доступны на разных языках, а книги можно заказать в интернет-магазинах. С работами идеологов антиглобализма может ознакомиться каждый. Читая их, невозможно отделаться от ощущения дежавю. В манифестах и воззваниях антиглобалистов узнаешь до боли знакомые мотивы — из материалов по истории КПСС, диалектическому материализму и политической экономии. Как правило, антиглобалисты не ссылаются на классиков марксизма-ленинизма, но в полной мере пользуются их терминами и аргументами.

Список претензий к современному устройству мира у них длинный. Капиталистическое общество насквозь прогнило, в нем царствует дух накопления. Не только массовая культура, но и андеграунд проплачены транснациональными брендами. Молодежь не хочет мириться с тем, что ее уже с детства зомбируют (в духе пелевинского «поколения П») рекламисты с Мэдисон-авеню. Интеллектуалы встревожены, что теряется культурная разнородность, мир становится слишком одинаковым и, возможно, неспособным противостоять социальным вирусам будущего. Мо­ралисты не приемлют условия труда в развивающихся странах, где на заводах крупных корпораций отсутствуют профсоюзы, используется детский труд, не соблюдаются нормы охраны окружающей среды. Бюрократов беспокоит постепенное снижение роли национального государства. Никого не радуют и регулярные кризисы мировой финансовой системы.

Именно это разнообразие жалоб создает впечатление, что антиглобалисты не способны объединиться. Однако попробуем судить по делам. Как ни странно, предложения всех этих движений в конце концов сводятся к одному и тому же — любой ценой ограничить перемещение капитала (и особенно — его переток из развитых стран в развивающиеся). Действительно, заперев капитал в национальных границах (или хотя бы в границах ОЭСР), можно вернуть мир к старому доброму капитализму, в котором все вышеперечисленные проблемы решены.

К сожалению, это лишит страны третьего мира шансов на развитие и рост. Ведь именно иностранные инвестиции позволяют создать рабочие места с зарплатой выше прожиточного минимума и разорвать порочный круг бедности, нехватки средств и низкой производительности. Таким образом, даже самые идеалистически настроенные антиглобалисты помогают протекционистам — бюрократии и профсоюзам развитых стран — в их борьбе против рабочих третьего мира. Цель этой борьбы — любой ценой отстоять права европейских и американских работников продолжать получать от $10 до $20 в час (например, в текстильной промышленности), в то время как китайские работники могут сделать ту же работу за 25-50 центов. Гораздо удобнее делиться с бедными странами долями процента своих доходов в виде международной помощи, чем предоставить им шанс на равных конкурировать за рабочие места. Национальной политической элите и профсоюзам развитых стран довольно легко удалось практически запретить трудовую миграцию из бедных стран. Теперь они пытаются остановить отток капитала, который непрерывно ищет более дешевые возможности для производства. В борьбе с мобильностью капитала используют и косвенное средство — защиту рынков развитых стран. В бедных странах инвестиционно привлекательными становятся именно экспортирующие отрасли экономики, ведь внутренний спрос (в долларовом выражении) слишком мал. По­этому, запретив — под предлогом заботы об окружающей среде или условиях труда — экспорт из развивающихся стран, можно полностью лишить эти страны инвестиций.

Антиглобалисты часто выдают себя за защитников интересов работников в бедных странах — ведь глобализация создает там рабочие места без социальных гарантий, профсоюзов и оплаты сверхурочных. Однако (преднамеренно или нет) не обсуждается альтернатива: что будет, если транснациональный капитал не придет в страну третьего мира? К сожалению, у ее жителей нет возможности выбирать между плохими и хорошими рабочими местами — речь идет о выборе между плохой работой и безработицей. Потому они и соглашаются на невероятно низкую по западным меркам зарплату, ведь иначе обрекают себя на жизнь впроголодь — без шансов вырваться из ловушки бедности и дать детям (хотя бы начальное) образование.

Поэтому солидарность пролетариев всех стран — миф, который, по-видимому, сознательно культивируется западными профсоюзами. Нет более жестокой конкуренции, чем между американскими и бангладешскими текстильными рабочими. И те, и другие изо всех сил пытаются привлечь транснациональный капитал. Разница лишь в том, что первые бьются за богатую жизнь, не желая переучиваться и получать новую, постиндустриальную профессию, а последние отстаивают права на пропитание для себя и своих детей. При этом работники развитых стран активно используют самые нечестные методы конкуренции. А работников третьего мира защитить некому, кроме ВТО, как это ни парадоксально. Именно эта организация, и особенно раунд переговоров, начатый в Дохе (Катар), — единственная надежда бедных стран на доступ к рынкам и, следовательно, инвестициям. Именно поэтому ВТО так ненавидят антиглобалисты, считая врагом номер один. При всех своих недостатках и неравенстве сил (развитые страны имеют гораздо больший вес в ВТО) только в ней — в отличие от других международных организаций — голос бедных стран имеет значение, особенно теперь, после вступления в нее Китая.

Еще одно опасное заблуждение: антиглобалистов считают безобидными, поскольку глобализацию остановить якобы невозможно. К сожалению, это не так. Вспомним, как в начале XX в. волна, казалось бы, всемогущей глобализации была обращена вспять. Потребовалось почти сто лет, чтобы восстановить уровень интеграции мировой экономики 1913 г. Конечно, предыдущая волна глобализации была остановлена Первой мировой войной, а, может быть, также и Второй, но ведь и сейчас международные отношения далеки от безоблачных.

События 2001-2002 гг. показывают, что даже республиканская администрация США — на словах самый ярый приверженец свободной торговли — может довольно легко пойти на поводу у протекционистов, поэтому нельзя относиться к антиглобализму как к детской забаве. Нужны серьезные усилия по разоблачению несостоятельности антиглобализма и его лицемерной природы по отношению к бедным странам. Необходимы дискуссии с романтиками-идеалистами антиглобализма и с конструктивными антиглобалистами. В конце концов, достижение большинства их целей возможно без уступок протекционистам, которые предлагают слишком простые, но, к сожалению, слишком дорогие для развивающихся стран решения.