BzBook.ru

Международное частное право: Шпаргалка

35. ФОРМА ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ СДЕЛКИ

Строгое разделение вопросов формы и содержания сделок с иностранным элементом является непременным условием правильного коллизионного и материального регулирования. По этим вопросам применяются коллизионные различные привязки, поэтому вполне может сложиться ситуация, когда форма сделки (устная или письменная – простая/нотариальная) будет регулироваться правом одного государства, а содержание сделки, права и обязанности сторон, так называемый обязательственный статус сделки будут регулироваться правом другого государства. В частности, если сопоставить коллизионные нормы, регулирующие форму и содержание сделок, можно обнаружить, что они используют в привязках разные критерии. Форма сделки подчиняется праву места ее совершения.

К содержанию сделки применяется право страны, с которой она наиболее тесно связана. Под этим правом понимается право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, или принимает на себя основное обязательство.

Эти правила являются общими и применяются ко всем сделкам с иностранным элементом. В ряде случаев из этих общих правил сделаны исключения. В частности, в отношении формы коллизионные нормы ГК РФ предусматривают исключения в случае внешнеэкономических сделок: «форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское физическое или юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву».

Эти правила должны применяться независимо от того, где стороны совершили подобную сделку, если одной из сторон сделки является юридическое лицо из РФ либо физическое лицо, имеющее российское гражданство или проживающее в России. Эти нормы являются императивными, и обойти привязку к российскому праву в отношении формы внешнеэкономических сделок нельзя. Положения российского коллизионного права допускают автономию воли (выбор права сторонами сделки) в отношении прав и обязанностей сторон, но не допускают этого в случае формы сделки.

Требование ранее действовавшего в России права о простой письменной форме сделки было обусловлено оговоркой СССР к ст. 11 Венской конвенции. При ратификации Венской конвенции правительства СССР и ряда других государств заявили, что любое положение Конвенции, которое допускает, чтобы договор купли-продажи или его изменение или прекращение соглашением сторон либо оферта, акцепт или любое иное выражение намерения совершались не в письменной форме, неприменимо, если хотя бы одна из сторон имеет свое коммерческое предприятие в соответствующих государствах. Данная оговорка продолжает действовать для России.

Международные договоры, в которых участвует РФ, также содержат коллизионные нормы о форме сделки. Коллизионные нормы международных договоров в основном исходят из места совершения сделки.