BzBook.ru

Кому принадлежит власть на потребительских рынках: отношения розничных сетей и поставщиков в современной России

Как определить доминирующее положение

Часто существование властной асимметрии в рыночном обмене смешивается с доминированием, или доминирующим положением. Между тем эти понятия целесообразно разделять. Властная асимметрия — более широкая категория, подразумевающая неравные возможности управления цепями поставок. Доминирующее же положение предполагает способность в одностороннем порядке определять ключевые параметры рынка, ограничивать вход на рынок новых участников. Часто доминирующее положение предлагают определять как сугубо структурную характеристику и измерять долей рынка, или процентом продаж, приходящихся на данную компанию в пределах данной территории. Подобной позиции, в частности, придерживалась де-факто Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) при разработке федерального закона о торговле. На определённой стадии обсуждения термин «доминирование» из законопроекта был изъят, но основы подхода сохранились.

Придание особо важного значения показателю рыночной доли сместило внимание к проблеме способов определения границ рынка. С точки зрения товарных категорий эти границы проводятся по укрупнённым товарным группам (например, продукты питания, бытовая техника и электроника), что само по себе не бесспорно, ибо такие группы весьма широки и разнородны. Но против такого подхода крупные участники рынка не возражают, ибо чем шире товарная группа, тем ниже, при прочих равных условиях, занимаемая ими доля рынка и меньше вероятность того, что их положение на рынке будет признано доминирующим.

Больше споров вызывает определение территориальных границ, в которых измеряется доля рынка. Спорным является практикуемое отождествление этих территориальных границ с границами административных образований. Но ещё более важно, к какому уровню их относят. Одно дело, если это федеральный уровень, другое, если уровень субъекта Федерации, третье — муниципальное образование. Позиции компаний в зависимости от способа определения границ, понятно, сильно различаются (на уровне субъекта Федерации захват значительной доли рынка крайне проблематичен, а на муниципальном уровне порою для этого достаточно открыть два или три торговых объекта). В дискуссиях по этому вопросу ФАС России, например, фактически предложила применять разные подходы к определению территориальных границ рынка для разных товарных групп (по принципу «как далеко готовы поехать или пойти люди, чтобы купить тот или иной товар»). В результате границы рынка продаж продовольственных товаров были сужены до муниципального района.

Но главное обстоятельство, с нашей точки зрения, заключается в другом. Дело в том, что высокая доля рынка не является достаточным признаком доминирующего положения компании или группы лиц. Это количественная характеристика структурного позиционирования компании, которая свидетельствует лишь о возможности существенно влиять на рынок [Авдашева, Шаститко, Калмычкова 2007: 562–563]. Доминирующее положение предполагает, что из структурных позиций извлекаются явные конкурентные преимущества и доминирующая компания способна установливать более выгодные для себя правила обмена. Заметим, что для сугубо структуралистской концепции поля рынка в версии П. Бурдье из доминирования как структурной позиции фактически вытекает и доминирование как поведение, в то время как для интеракционистской концепции (с которой мы в данном случае солидарны) сама по себе доля рынка и даже способность диктовать условия ещё не говорят о фактической реализации преимуществ, проистекающих из структурных позиций.

Мы можем заключить, что под доминирующим положением понимается способность компании (или группы компаний) в силу высокой доли рынка или иных структурных преимуществ определять или существенно влиять на правила, по которым функционирует данный рынок, — устанавливать цены, контролировать поведение других его участников.

Далее, доминирующее положение следует чётко отделять от злоупотребления доминированием [27], наносящего ущерб другим участникам рынка или снижающего общий уровень благосостояния посредством хищнического ценообразования, вертикально ограничивающих контрактов и др. [Авдашева, Шаститко, Калмычкова 2007: 563–564]. Заметим, что сама по себе высокая доля рынка и даже доминирующее положение не являются неправомочными действиями. Нарушением антимонопольного законодательства выступает именно злоупотребление доминирующим положением.

В данной работе мы не рассматриваем непосредственно крайне сложный вопрос о наличии или отсутствии злоупотреблений доминирующим положением. В нашем распоряжении нет данных о механизмах установления цен, и мы не можем дать количественные оценки перераспределения добавленной стоимости в цепи поставок. Но мы в состоянии оценить наличие сравнительных конкурентных преимуществ, возникающих (или не возникающих) из структурных позиций в полях рынка, связанных с уровнем конкуренции, условиями заключения договоров и уровнем сравнительной рентабельности. На их анализе мы и сконцентрируемся.