BzBook.ru

Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (постатейный)

Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 июня 2003 года.


Под общей редакцией заведующего отделом Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Заслуженного юриста РФ, доктора юридических наук, профессора В.П.Кашепова.


Авторский коллектив комментария.


Ефимичев С.П. — профессор Московской государственной Академии приборостроения и информатики, факультета управления и права, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации — ст.ст.20 — 23.

Ефимичев П.С. — адвокат Московской городской палаты адвокатов, кандидат юридических наук — ст.ст.1 — 3.

Кашепов В.П. — заведующий отделом Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации — предисловие, преамбула, ст.11.

Качалова О.В. — старший преподаватель кафедры уголовного процесса Военного университета, кандидат юридических наук — ст.ст.4, 5, 7, 8.

Кондратьев Ф.В. — руководитель отделения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор — ст.ст.26 — 36 (совместно с Пахомовым С.Н.).

Махов В.Н. — профессор Государственного университета дружбы народов, доктор юридических наук, профессор — ст.ст.19, 24, 25.

Сазонов Б.И. — профессор кафедры правоведения юридического факультета Государственного университета по землеустройству, кандидат юридических наук, доцент — ст.ст.14 — 18.

Пахомов А.В. — ведущий научный сотрудник научно-исследовательской лаборатории ГУ ЭКЦ МВД России — ст.39.

Пахомов С.Н. — преподаватель кафедры криминалистики Военного университета — ст.ст.26 — 36 (совместно с Кондратьевым Ф.В.).

Омельянюк Г.Г. — заместитель начальника научно-исследовательской лаборатории ГУ ЭКЦ МВД России — ст.ст.9, 10, 12, 13, 37, 38, 40, 41.

Руднев В.И. — ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент — ст.ст.6, 42, 43.

Ответственный редактор — проф. Кашепов В.П. 


Предисловие

Общеизвестно значение для осуществления правосудия такого вида доказательств, как заключение и показания эксперта.

Стремительно возросшее усложнение социально-экономических общественных отношений в Российской Федерации, развитие науки, совершенствование методов и средств исследования многократно увеличили возможности обращения должностных лиц правоохранительных органов к носителям специальных знаний для их использования в доказывании при расследовании и рассмотрении в суде самых разнообразных конфликтных правовых ситуаций по гражданским, административным и уголовным делам.

Фактически при осуществлении всех видов судопроизводства, предусмотренных Конституцией РФ (ст.118), возникает необходимость в рассмотрении различных вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла и, следовательно, назначении экспертизы.

В последние годы сложилась такая ситуация в сфере правосудия, когда экспертные исследования для нужд правоохранительных органов и судов стали проводиться в различных государственных экспертных учреждениях, руководство которыми осуществляют разные ведомства и органы исполнительной власти. Организация и деятельность этих экспертных учреждений в значительной мере определяются подзаконными ведомственными нормативными актами, далеко не всегда единообразно регулирующими процедуру исполнения поручений правоохранительных органов и судов о проведении экспертных исследований. Утверждение принципа состязательности в правосудии вызвало к жизни развитие и использование в судебной практике альтернативной экспертизы, проведение судебных экспертных исследований не только государственными учреждениями, но и отдельными квалифицированными специалистами на договорной основе. Происходит обновление федерального процессуального законодательства, учитывающего особенности рассмотрения судебных дел различных категорий, связанных с применением норм таких отраслей материального права, как гражданское, административное, уголовное право и, соответственно, положений гражданского процессуального права, арбитражного, уголовно-процессуального права.

Необходимость обобщения и унификации установлений по организации экспертных учреждений, укрепления правовой основы и утверждения общих принципов их деятельности вызвала принятие в 2001г. Федерального закона „О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“ (СЗ РФ. 2001. N 23. Ст.2291).

В настоящее время правовую основу организации и деятельности государственных судебно-экспертных учреждений составляют помимо названного Федерального закона Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Таможенный кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации и нормативные правовые акты Министерства юстиции РФ, Министерства внутренних дел РФ, Министерства здравоохранения РФ и др.

Следует иметь в виду, что некоторые из названных нормативных правовых актов были приняты после издания комментируемого Федерального закона „О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“ и содержат некоторые положения, не получившие отражения в названном базовом Законе.

Так, в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации, принятом Государственной Думой 23 октября 2002г. и подписанном Президентом РФ 14 ноября 2002г. N 138-ФЗ, вопросы назначения, производства экспертизы и оценки заключения эксперта рассматриваются в следующих статьях: 79 — Назначение экспертизы; 80 — Содержание определения суда о назначении экспертизы; 81 — Получение образцов почерка для сравнительного исследования документа и подписи на документе; 82 — Комплексная экспертиза; 83 — Комиссионная экспертиза; 84 — Порядок проведения экспертизы; 85 — Обязанности и права эксперта; 86 — Заключение эксперта; 87 — Дополнительная и повторная экспертиза. Содержание этих норм не выходит в основном за рамки общих установлений теории доказательств. Однако в изложении прав и обязанностей сторон при участии в проведении экспертизы имеется одна особенность. ГПК РФ устанавливает, что при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредоставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым (ч.3 ст.79).

Как известно, Положением о Министерстве юстиции РФ, утвержденным Указом Президента РФ от 2 августа 1999г. N 954 „Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации“ (СЗ РФ. 1999. N 32. Ст.4043), на Минюст России возложено организационное и методическое руководство деятельностью судебных учреждений системы Минюста РФ.

С принятием комментируемого в настоящем издании Федерального закона произошло существенное изменение в нормативно-правовом, организационном и материально-техническом обеспечении деятельности судебно-экспертных учреждений. В развитие положений названного Федерального закона Минюст России подготовил ряд подзаконных нормативных актов, регулирующих различные вопросы организации и деятельности судебно-экспертных учреждений. Некоторые из этих актов авторский коллектив приводит в качестве приложений к настоящему изданию.

Так, Приказом Министерства юстиции РФ от 23 января 2002г. N 20 утверждено Положение об аттестации работников на право самостоятельного производства экспертизы в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации (Российская газета. 2002. 12 февраля). Положение устанавливает порядок аттестации работников на право самостоятельного производства экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Минюста России с целью определения уровня их профессиональной подготовленности для производства судебных экспертиз. Для этого создаются Центральная экспертно-квалификационная комиссия в Российском центре судебной экспертизы при Минюсте России и Зональные экспертно-квалификационные комиссии в региональных центрах судебной экспертизы и центральных лабораториях судебной экспертизы. В Положении определяются порядок формирования и организации работы экспертно-квалификационной комиссии, процедура аттестации на право самостоятельного производства судебной экспертизы. В приложениях к Положению приводятся формы протокола заседания экспертно-квалификационной комиссии, карточки судебного эксперта, соответствующего свидетельства.

Приказом Министерства юстиции РФ от 20 декабря 2002г. N 347 утверждена Инструкция по организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации (Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2003. N 2. С. 110 — 115). В этой Инструкции определяются требования, предъявляемые к экспертам, обязанности и права эксперта государственного экспертного учреждения, обязанности и права руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, условия производства экспертных исследований и судебных экспертиз.

Министерство юстиции РФ информирует правоохранительные органы и суды о видах экспертиз, проводимых в судебно-экспертных учреждениях Министерства. Приказом Министерства юстиции от 14 мая 2003г. N 114 утвержден Перечень родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях (Российская газета. 2003. 31 мая).

Очевидно, что работа по совершенствованию правового обеспечения организации и деятельности экспертных учреждений будет продолжена в соответствии с потребностями экспертной практики.

Авторский коллектив выражает надежду, что настоящий Комментарий Федерального закона „О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации“, подготовленный научными работниками, преподавателями юридических высших учебных заведений и практикующими судебными экспертами, а также краткое изложение особенностей вышеназванных нормативных актов и возможность ознакомления с их содержанием будут полезны читателям и прежде всего преподавателям вузов, студентам и аспирантам, практическим работникам правоохранительных органов, экспертам.


Ответственный редактор Комментария - доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России В.П.Кашепов.







31 мая 2001 года N 73-ФЗ.

Российская Федерация.

Федеральный закон.

О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации.

Принят Государственной Думой 5 апреля 2001 года.

Одобрен Советом Федерации 16 мая 2001 года.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2001 N 196-ФЗ) 


Настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее — государственная судебно-экспертная деятельность) в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве.

Производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.


Комментарий к преамбуле.


1. Принятие настоящего Закона призвано способствовать повышению эффективности и уровня экспертного обеспечения деятельности судов и правоохранительных органов. Анализ статистических данных показывает, что в последние годы неуклонно возрастает количество проводимых судебно-экспертными учреждениями экспертиз и экспертных исследований. Так, в 2001г. было выполнено 235 230 экспертиз и экспертных исследований, что на 16% больше по сравнению с 2000г. Как отмечает Управление судебно-экспертных учреждений Минюста России, значительно возросло также производство традиционных видов криминалистических экспертиз, общее количество которых составило 124 064, что на 25,6% больше по сравнению с 2000г. [1].

Очевидно, что с введением в действие новых процессуальных законов — Уголовно-процессуального кодекса и Гражданского процессуального кодекса — количество осуществляемых судебно-экспертными учреждениями экспертиз и экспертных исследований еще более возрастет. Расширению этой тенденции будет способствовать и состязательность экспертиз.

2. Комментируемый Закон устанавливает общие нормы, регламентирующие государственную судебно-экспертную деятельность для основных видов судопроизводства, осуществляемых в рамках гражданского (в том числе арбитражного) процесса, а также административного и уголовного. Следует сказать, что принятый Государственной Думой 14 июня 2002г. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в ст.ст.82 — 87 детально регламентирует порядок назначения и проведения экспертизы в арбитражном судопроизводстве, а Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, принятый Государственной Думой 23 октября 2002г. [2], в ст.ст.79 — 87 регулирует правовой статус экспертизы в гражданском судопроизводстве.

Комментируемый Закон определяет общие принципы производства экспертиз и экспертных исследований, не дублируя и не подменяя нормы отраслевого процессуального законодательства.

Настоящий Закон призван обобщить и разъяснить некоторые положения, особенности отраслевого процессуального законодательства, относящиеся к организации деятельности судебно-экспертных учреждений и производству судебных экспертиз.

3. Комментируемый Закон обобщил многолетнюю практику проведения судебных экспертиз и зафиксировал основные принципы и оправдавшие себя формы организации судебно-экспертной деятельности. 


Глава I. Общие положения

Статья 1. Государственная судебно-экспертная деятельность

Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами (далее также — эксперт), состоит в организации и производстве судебной экспертизы.


Комментарий к статье 1.


1. Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется в процессе судопроизводства по административным, арбитражным, гражданским и уголовным делам.

2. Под судопроизводством следует понимать как деятельность суда по подготовке и назначению экспертизы, так и деятельность правоохранительных органов, осуществляющих производство по административным, арбитражным, гражданским и уголовным правонарушениям в связи с подготовкой материалов для рассмотрения их в суде. Экспертиза может назначаться уполномоченными на то правоохранительными органами в ходе проверочной деятельности для установления наличия правонарушения, его характера и принятия окончательного решения.

3. Назначение экспертизы, сбор и направление материалов в экспертное учреждение осуществляются органом, в чьем производстве находятся проверяемые материалы, когда возникла необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле для установления фактических обстоятельств.

4. Собственно деятельность по организации и производству экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении осуществляется руководителем экспертного учреждения и экспертом или группой экспертов, кому поручено проведение экспертизы.

5. Все материалы для производства экспертизы направляются руководителю судебно-экспертного учреждения. Кто конкретно будет проводить экспертизу, определяет руководитель экспертного учреждения. Он же первоначально определяет достаточность поступивших материалов (образцов для исследования) для ответа на поставленные вопросы в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

6. В случае, если руководитель признает, что поступивших материалов недостаточно, он может, не передавая их эксперту, возвратить органу (лицу), назначившему экспертизу, для их восполнения. Возвратить материалы он может и в случае отсутствия в экспертном учреждении специалистов соответствующей отрасли знаний или отсутствия необходимой для проведения исследований аппаратуры.

7. Если материалы с постановлением для проведения экспертизы получил конкретный эксперт, он сам может отказаться от проведения экспертизы, если не обладает необходимыми познаниями или отсутствие аппаратуры не позволяет выполнить соответствующие исследования. 


Статья 2. Задача государственной судебно-экспертной деятельности

Задачей государственной судебно-экспертной деятельности является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.


Комментарий к статье 2.


1. Государственная судебно-экспертная служба призвана оказывать помощь судам, судьям и правоохранительным органам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

2. Помощь состоит в оказании содействия в разрешении вопросов, требующих специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Этим обусловлено привлечение в качестве экспертов лиц, обладающих специальными познаниями в соответствующей отрасли знаний.

3. В различных отраслях права, регулирующих правовые отношения между органами и лицами, ведущими процесс, и лицами и организациями, вовлекаемыми в сферу правовых отношений в связи с проводимыми проверками, расследованием и разрешением конкретных дел, соответственно урегулированы перечни обстоятельств, подлежащих доказыванию по этим делам.

4. Перечни обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, предопределены задачами конкретной отрасли права.

Например, УПК РФ назначение уголовного судопроизводства определяет так: 1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод; 3) уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию (ст.6 УПК РФ).

Соответственно целям и задачам уголовного судопроизводства определены обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу: 1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); 2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; 3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого; 4) характер и размер вреда, причиненного преступлением; 5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния; 6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание; 7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (ст.73 УПК РФ).

Как видим, в сфере уголовного судопроизводства обстоятельства, подлежащие доказыванию, урегулированы достаточно подробно, что предопределено возможностью применения самых строгих мер уголовного наказания вплоть до высшей меры наказания. В других отраслях права обстоятельства, подлежащие доказыванию по конкретному делу, определены менее подробно, вместе с тем они также предопределены задачами конкретной отрасли права. Кроме того, если по уголовному делу обязанность доказывания обстоятельств, имеющих значение для дела, лежит на государственных органах, то в других отраслях права, как правило, обязанность доказывания лежит на тех лицах, которые утверждают наличие конкретного обстоятельства, а государственные органы лишь создают условия и оказывают помощь в доказывании.

Так, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях задачи производства по делам об административных правонарушениях определены ст.24.1, а гл. 26 — предмет доказывания, доказательства, оценка доказательств.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации задачи судопроизводства в арбитражных судах определил в ст.2, а доказательства и доказывание — в гл. 7. Статьями 82 — 87 регламентировано назначение и производство экспертиз.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации в ст.2 определил задачи гражданского судопроизводства, в гл. 6 — доказательства и доказывание. Статьями 79 — 87 регламентировано назначение и производство экспертиз.

Таможенный кодекс Российской Федерации в ст.1 определил таможенную политику, в гл. 36 — порядок экспертизы и исследования при осуществлении таможенного контроля (ст.ст.378 — 385).

Налоговый кодекс Российской Федерации предусматривает проведение экспертиз при осуществлении налогового контроля, урегулированного гл. 14.

По всем обстоятельствам, подлежащим доказыванию, и используемым при этом доказательствам, в случае возникновения необходимости использования специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, могут назначаться соответствующие экспертные исследования, производство которых поручается государственным судебно-экспертным учреждениям.

5. Производя соответствующие исследования, они оказывают помощь и содействие судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, выполняя тем самым стоящие перед ними задачи. 


Статья 3. Правовая основа государственной судебно-экспертной деятельности

Правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности являются Конституция Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Таможенный кодекс Российской Федерации, Налоговый кодекс Российской Федерации, законодательство Российской Федерации о здравоохранении, другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы.

(в ред. Федерального закона от 30.12.2001 N 196-ФЗ)


Комментарий к статье 3.


1. Правовой основой государственной судебно-экспертной деятельности являются законы и подзаконные правовые акты, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы. Судебно-экспертная деятельность является государственной, способствующей реализации задач государственных органов в борьбе с правонарушениями.

2. Основным законом прежде всего является Конституция Российской Федерации, имеющая высшую юридическую силу и прямое действие.

3. Конституция Российской Федерации в ст.2 провозглашает: „Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства“. Это требование Основного Закона страны в полной мере относится и к государственной судебно-экспертной деятельности.

4. В ходе осуществления этой деятельности недопустимо нарушение прав и свобод человека и гражданина. Конституция Российской Федерации не только провозглашает права и свободы граждан, но и гарантирует их реальное осуществление.

5. Настоящий Закон, основанный на Конституции Российской Федерации, всем своим содержанием провозглашает соблюдение прав и свобод граждан и гарантирует их реализацию.

6. После принятия настоящего Закона правовая основа государственной судебно-экспертной деятельности существенно обновилась. Принят и вступил в силу с 1 июля 2002г. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Федеральный закон от 30 декабря 2001г. N 196-ФЗ), принят и вступил в силу с 1 июля 2002г. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 18 декабря 2001г. N 177-ФЗ), принят и вступил в силу с 1 сентября 2002г. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 24 июля 2002г. N 96-ФЗ), принят и вступил в силу с 1 февраля 2003г. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (Федеральный закон от 14 ноября 2002г. N 137-ФЗ). Таможенный кодекс Российской Федерации принят и вступает в силу с 1 января 2004г. (Федеральный закон от 28 мая 2003г. N 61-ФЗ).

7. Наиболее полно судопроизводство и защиту при этом прав и свобод граждан регламентирует Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, т.к. в этой сфере деятельности наиболее жестко могут быть ограничены права и свободы для обеспечения реализации мер уголовного воздействия.

Так, например, производство следственных действий в ночное время законом не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства. При производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц (ч.ч.3, 4 ст.164 УПК РФ).

Следователь обязан принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные в ходе обыска обстоятельства частной жизни лица, в помещении которого был произведен обыск, его личная и (или) семейная тайна, а также обстоятельства частной жизни других лиц (ч.7 ст.182 УПК РФ). Личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии (ч.3 ст.184 УПК РФ). При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом (ч.4 ст.179 УПК РФ). Названные и другие меры по защите прав и свобод граждан должны неукоснительно соблюдаться при судопроизводстве по делу.

Аналогично регулируются вопросы защиты прав и свобод граждан Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Налоговым кодексом Российской Федерации, Таможенным кодексом Российской Федерации, Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

8. Законодательство Российской Федерации о здравоохранении, применительно к рассматриваемой сфере деятельности, регламентирует производство судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз. В частности, ст.52 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (1993 г.) [3] определяет, что судебно-медицинская экспертиза проводится в медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения экспертом бюро судебно-медицинской экспертизы, а при его отсутствии — врачом, привлеченным для производства экспертизы, на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда.

Правила производства различных судебно-медицинских экспертиз утверждены Приказом Минздрава РФ от 10 декабря 1996г. N 407 (в редакции Приказа от 5 марта 1997 г.). Эти Правила согласованы с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ. Названные Правила включают: Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью; Правила производства судебно-медицинской экспертизы в гистологических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы; Правила производства судебно-медицинских экспертиз в медико-криминалистических отделениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы; Правила производства судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств и установления родства в судебно-биологических отделениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы; Правила производства экспертизы вещественных доказательств в судебно-химических отделениях лабораторий бюро судебно-медицинской экспертизы; Правила производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


Судебно-психиатрическая экспертиза производится в предназначенных для этой цели учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения.

Назначая судебно-психиатрическую экспертизу, следует принять меры к обеспечению прав граждан, подвергаемых экспертному исследованию, в соответствии с требованиями Закона Российской Федерации от 2 июля 1992г. N 3185-1 „О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“.

Судебно-психиатрическими экспертными учреждениями являются судебно-психиатрические экспертные комиссии и судебно-психиатрические экспертные отделения, организуемые при психиатрических учреждениях общего профиля — больницах и диспансерах. Персональный состав судебно-психиатрических экспертных комиссий утверждается местным органом управления здравоохранения по подчиненности учреждения, при котором организована конкретная экспертная комиссия [4].

Судебно-психиатрические экспертизы в наиболее сложных случаях, повторные судебно-психиатрические экспертизы могут проводиться в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского. Этот центр действует в соответствии с Положением о производстве судебно-психиатрических экспертиз в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, утв. ГКНЦ 20 февраля 1997г. 


Статья 4. Принципы государственной судебно-экспертной деятельности

Государственная судебно-экспертная деятельность основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, а также независимости эксперта, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.


Комментарий к статье 4.


Под принципами государственной судебно-экспертной деятельности следует понимать общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны этой деятельности, содержание всех видов судебной экспертизы, правовое положение участников государственной судебно-экспертной деятельности, обеспечивающие достижение государственной судебно-экспертной деятельности. Принципы государственной судебно-экспертной деятельности определяют смысл и содержание всех законодательных норм, регламентирующих государственную судебно-экспертную деятельность в Российской Федерации, характеризуют средства и способы, с помощью которых выполняются задачи этой деятельности. В случае возникновения коллизии правовых норм, пробелов в законодательстве, регламентирующем организацию экспертной деятельности в государственных экспертных учреждениях, противоречия отдельных правовых положений принципам государственной судебно-экспертной деятельности всегда следует применять нормы-принципы, поскольку именно они имеют руководящее значение и определяют смысл настоящего Закона.

Современная концепция организации судебно-экспертной деятельности, взяв за основу положение о том, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью (ст.2 Конституции РФ), в качестве принципов государственной судебно-экспертной деятельности выдвигает законность, соблюдение прав и свобод человека и гражданина и прав юридического лица, независимость эксперта, объективность, всесторонность и полноту исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Принцип законности, регламентированный ст.5 настоящего Закона, заключается в точном исполнении требований Конституции РФ и иных нормативных правовых актов при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности. Нарушение закона при осуществлении вышеуказанной деятельности влечет за собой предусмотренную законом ответственность.

Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности (ст.6 настоящего Закона) предполагает безусловное признание и соблюдение прав и свобод личности, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ, и прежде всего таких, как право на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени и т.д. Ограничение данных прав при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности возможно лишь на основаниях, предусмотренных Федеральным законом, и подлежит обжалованию в судебном порядке.

Независимость эксперта (ст.7) предполагает невмешательство кого бы то ни было в его деятельность, а также такой порядок организации судебно-экспертной деятельности, при которой эксперт не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу сторон, и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

Объективность, всесторонность и полнота исследований (ст.8) означает, что эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Основной идеей, которая определяет принципы государственной судебно-экспертной деятельности, а также содержание норм данного законодательного акта в целом, является указанное в ст.2 настоящего Закона назначение судебно-экспертной деятельности: оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям и прокурорам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.

По сути дела, задачи государственной судебно-экспертной деятельности в определенном смысле подчинены задачам процессуальных отраслей законодательства, поскольку оказание содействия правосудию имеет смысл не само по себе, а в контексте задач, реализуемых судами и иными органами в процессе расследования, рассмотрения и разрешения гражданских, уголовных и административных дел. В наиболее общем виде задачу всех процессуальных отраслей законодательства можно сформулировать как защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций от посягательств и необоснованных ограничений (ст.6 УПК РФ; ст.2 АПК РФ; ст.2 ГПК РФ). Из этого следует, что принципы государственной судебно-экспертной деятельности в конечном итоге призваны обеспечить такой режим организации и производства судебных экспертиз в государственных учреждениях, при котором вся осуществляемая деятельность подчинена не только задаче оказания содействия правосудию, но и задачам защиты прав и законных интересов субъектов уголовно-процессуальных, гражданско-процессуальных, арбитражно-процессуальных, административно-процессуальных и иных правоотношений.

Принципы государственной судебно-экспертной деятельности реализуют их не самопроизвольно, а путем назначения и производства экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях, а также в процессе организационного, научно-методического, финансового и информационного обеспечения деятельности государственных судебно-экспертных учреждений.

Принципы государственной судебно-экспертной деятельности, как и другие нормы данного Закона, носят императивный характер и содержат предписания, обязательные для всех участников судебно-экспертной деятельности.

В основе принципов государственной судебно-экспертной деятельности лежат положения международно-правовых актов, определяющих стандарты в области прав человека (Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство обращениях и наказаниях, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и др.), положения Конституции РФ, процессуальных кодексов (УПК РФ, АПК РФ, ГПК РФ), иных законов и нормативно-правовых актов.

Часть принципов государственной судебно-экспертной деятельности является непосредственным выражением положений, закрепленных Конституцией РФ. Это принципы законности и соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также прав юридического лица (ст.2, ч.2 ст.4 Конституции РФ).

В данном случае отраслевые нормы дублируют конституционные нормы, конкретизируя их содержание применительно к судебно-экспертной деятельности, детализируя их и устанавливая механизм реализации этих норм.

Часть принципов государственной судебно-экспертной деятельности закреплена непосредственно в настоящем Законе. Это те принципы, которые определяют специфические черты государственной судебно-экспертной деятельности: принцип независимости эксперта и принцип объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Каждый из принципов государственной судебно-экспертной деятельности представляет собой самостоятельное правовое положение, определяющее одну или несколько сторон судебно-экспертной деятельности. Однако это не означает, что принципы государственной судебно-экспертной деятельности полностью автономны и независимы друг от друга. Государственная судебно-экспертная деятельность является целостной системой, которая представляет собой совокупность принципов, взятых в их взаимосвязи и определяющих сущность и содержание одних и тех же правовых норм и институтов, регламентированных рамками единого правового поля. Нарушение даже одного из принципов государственной судебно-экспертной деятельности, как правило, влечет за собой нарушение и других принципов, что означает сбой всей системы принципов государственной судебно-экспертной деятельности.

Действие принципов государственной судебно-экспертной деятельности различно.

В системе принципов государственной судебно-экспертной деятельности есть такие, которые играют главенствующую роль и определяют смысл и значение других принципов (законность, охрана прав и свобод граждан и юридических лиц), и те, которые определяют содержание отдельных институтов (объективность, всесторонность и полнота исследований).

Не все принципы уголовного процесса действуют на всех этапах государственной судебно-экспертной деятельности. Поскольку государственная судебно-экспертная деятельность складывается из организации и производства экспертизы, реализация каждого из принципов на том или ином этапе судебно-экспертной деятельности обусловлена непосредственными задачами конкретной стадии, ее ролью в системе экспертной деятельности в целом, общим назначением судебной экспертизы.

Есть принципы, распространяющиеся на всю судебно-экспертную деятельность и ее организационные и производственные стороны, — законность (ст.5) и соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также прав юридического лица (ст.6).

Отдельные принципы действуют только применительно к отдельным сторонам государственной судебно-экспертной деятельности — независимость эксперта (ст.7), объективность, всесторонность и полнота исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники (ст.8).

Действие принципов государственной судебно-экспертной деятельности обеспечивается всей системой норм данного законодательного акта, но механизм реализации некоторых принципов судебно-экспертной деятельности складывается лишь из отдельных норм. Так, например, механизм реализации принципа независимости эксперта составляют нормы, определяющие его права и обязанности, обязанности соответствующих должностных лиц и органов по надлежащему обеспечению деятельности эксперта, гарантии независимости экспертной деятельности и т.д.

Принципы государственной судебно-экспертной деятельности тесно взаимосвязаны с принципами процессуальных отраслей права, поскольку судебно-экспертная деятельность, как и деятельность процессуальная, осуществляется в целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также юридического лица. Так, например, принцип законности имеет сходное содержание и значение и в государственной судебно-экспертной деятельности, и в уголовном, гражданском и арбитражном процессах (ст.5 настоящего Закона; ст.7 УПК РФ; ст.6 АПК РФ). В самом общем виде данный принцип заключается в точном и неуклонном соблюдении требований Конституции РФ и иных нормативно-правовых актов всеми участниками тех или иных правоотношений, правильным их применением.

Принцип соблюдения прав и свобод человека и гражданина и юридического лица является прямым продолжением положений, регламентированных Конституцией РФ, и, в той или иной форме, находит свое отражение во всех процессуальных отраслях права.

Принцип независимости эксперта соотносим с принципом независимости судей, регламентированным Конституцией РФ (ст.120), гражданским процессуальным законодательством (ст.8 ГПК РФ), арбитражно-процессуальным законодательством (ст.5 АПК РФ). 


Статья 5. Соблюдение законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии точного исполнения требований Конституции Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности.

Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 5.


1. Законность, являясь одним из основных демократических принципов правового государства и выступая в качестве универсального правового принципа, заключающегося в точном и неуклонном соблюдении законов всеми участниками общественных отношений, применительно к судебно-экспертной деятельности приобретает особое содержание.

Соблюдение законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности означает точное исполнение требований Конституции РФ и иных нормативно-правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности. Правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности в соответствии со ст.3 настоящего Закона составляют: Конституция РФ, комментируемый Закон, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Кодекс РФ об административных правонарушениях, Таможенный кодекс РФ, Налоговый кодекс, законодательство РФ о здравоохранении, другие нормативно-правовые акты (см. об этом комментарий к ст.3 настоящего Закона).

2. Законность основана на юридических нормах и предполагает наличие законодательства, действующего на всей территории Российской Федерации, единообразно понимаемого и применяемого. Это означает следующее:

нормы настоящего Закона и других нормативно-правовых актов, составляющих правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности, не должны противоречить положениям Конституции РФ и общепризнанным нормам и принципам международного права, положениям международных договоров РФ;

закон должен иметь верховенство над другими правовыми актами (исключая перечисленные выше) и обладать по отношению к ним высшей юридической силой. Подзаконные акты, регламентирующие деятельность экспертных учреждений и производство судебных экспертиз (акты Правительства РФ, МВД, Минюста, ФСБ и других организаций, где имеются государственные судебно-экспертные учреждения, приказы, положения, инструкции и т.д.), не должны противоречить нормам, установленным международно-правовыми актами, Конституцией РФ, федеральными законами;

должностные лица и органы, являющиеся субъектами государственной судебно-экспертной деятельности, не вправе применять правовые нормы, не соответствующие положениям, установленным федеральными законами, регламентирующими государственную судебно-экспертную деятельность;

правовые нормы, регламентирующие государственную судебно-экспертную деятельность, должны быть четкими, конкретными и ясными, исключающими их неоднозначное понимание и применение.

3. Требования закона должны быть точно и безусловно реализуемы. В силу этого:

в случае установления в ходе производства судебной экспертизы несоответствия нормативно-правового акта нормам настоящего Закона решение принимается в соответствии с последним (за исключением актов, обладающих большей юридической силой, — Конституции РФ и международно-правовых актов);

требования законодательных актов, составляющих правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности, обязательны для всех без исключения соответствующих государственных органов и должностных лиц, а также юридических лиц, граждан, иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации и вовлеченных в эту деятельность;

нарушение закона при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности может повлечь за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. В соответствии с ч.2 ст.50 Конституции РФ при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Аналогичные положения содержатся и в отраслевых процессуальных актах, составляющих правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности. Так, часть 1 ст.75 УПК РФ гласит, что доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми; ч.3 ст.64 АПК РФ запрещает использование в арбитражном процессе доказательств, полученных с нарушением федерального закона; ч.2 ст.55 ГПК РФ устанавливает, что доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Часть 3 ст.26.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях запрещает использование доказательств, полученных с нарушением закона, в административном процессе.

Недопустимость доказательств означает, что они не имеют юридической силы, а также не могут использоваться для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным, гражданским, арбитражным и административным делам.

4. Требование законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности распространяется не только на фактически осуществляемые действия и решения, но и на документы, отражающие содержание и результаты исследований, а также их оценку. Прежде всего, это касается заключения эксперта или комиссии экспертов, имеющих процессуальное значение, а также иных документов, фиксирующих ход, условия и результаты исследований (см. об этом подробнее комментарий к ст.25 настоящего Закона).

Законность заключения эксперта и иных документов, отражающих результаты конкретной экспертизы, предполагает, что эти документы должны отвечать следующим требованиям: быть законными, обоснованными и мотивированными. Законность документов в данном случае означает, что они составлены в соответствии с требованиями настоящего Закона и отраслевого процессуального законодательства, соответствуют закону по форме и содержанию, составлены надлежащими субъектами, основаны на материалах дела.

Обоснованность тесно связана с законностью, но имеет собственное содержание. Обоснованность документов означает, что компетентные лица при их составлении исходили из материалов дела, делали свои выводы на строго научной и практической основе, используя достоверные методики, проанализировали все имеющиеся данные и т.д. Очевидно, что необоснованные документы не могут быть законными, поэтому обоснованность следует рассматривать как один из аспектов законности, имеющий самостоятельное значение.

Законность и обоснованность документов предполагает их мотивированность. Мотивированность означает наличие в соответствующих документах объяснений о причинах дачи того или иного ответа на поставленные вопросы, а также прихода к тому или иному выводу.

Мотивированность имеет большое значение, поскольку содействует возможности контроля за законностью деятельности эксперта, предоставляет возможность участникам процесса получить доступ к информации, понять смысл проводимых действий и т.д.

5. Принцип законности в государственной судебно-экспертной деятельности выступает как всеобщий принцип, охватывающий своим содержанием все другие принципы. Соблюдение принципа законности в виде точного, неуклонного и единообразного применения норм законодательства, составляющего правовую основу государственной судебно-экспертной деятельности, в том числе и норм-принципов, означает соблюдение и всех иных принципов судебно-экспертной деятельности. Это означает, что принцип законности охватывает всю систему регулирования государственной судебно-экспертной деятельности, а другие принципы выступают в качестве принципов реализации законности в государственной судебно-экспертной деятельности.

6. Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Поскольку государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется государственными судебно-экспертными учреждениями и государственными судебными экспертами (см. ст.1 настоящего Закона), то субъектами юридической ответственности за нарушения закона могут быть только вышеуказанные лица. В отдельных случаях нарушение закона при назначении и производстве экспертизы, а также при проверке и оценке полученных в результате государственной судебно-экспертной деятельности доказательств может иметь место и со стороны должностных лиц, ответственных за производство по делу (судьи, прокурора, следователя, дознавателя), а также отдельных участников процессуальной деятельности (подозреваемого, обвиняемого, их защитника, потерпевшего, его представителя и т.д.). Однако, на наш взгляд, речь в данном случае идет не о нарушении закона при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности, а о нарушении отдельных процессуальных норм, регламентирующих деятельность, тесно связанную с вышеуказанной. Исходя из смысла ст.1 и ч.2 ст.5 настоящего Закона, субъектами юридической ответственности за нарушение закона при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности выступают судебно-экспертные учреждения (и прежде всего их руководители) и государственные судебные эксперты.

7. Закон предусматривает следующие виды юридической ответственности за нарушение закона при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности: дисциплинарную ответственность, административную ответственность, гражданско-правовую ответственность, уголовную ответственность.

8. Дисциплинарная ответственность наступает за совершение дисциплинарных проступков, которые по сути являются должностными правонарушениями и заключаются в неисполнении либо ненадлежащем исполнении лицами по их вине возложенных на них трудовых (должностных) обязанностей. Дисциплинарная ответственность заключается в наложении на лицо, виновное в совершении правонарушения, его прямым начальником дисциплинарного взыскания. Виды дисциплинарных взысканий и порядок их наложения регламентирован ст.ст.192 — 194 Трудового кодекса РФ, Дисциплинарным уставом органов внутренних дел, Положением о службе в органах внутренних дел и т.д.

9. Административная ответственность наступает за совершение административного правонарушения — противоправного, виновного деяния, влекущего за собой применение административного наказания. Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает административную ответственность эксперта за дачу им заведомо ложного заключения при производстве по делу об административном правонарушении (ст.17.9 КоАП РФ).

10. Гражданско-правовая ответственность наступает за причинение вреда в результате противоправных действий лиц, осуществляющих государственную судебно-экспертную деятельность. Возмещение вреда, причиненного гражданам и юридическим лицам в вышеуказанных случаях, осуществляется в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

11. Уголовная ответственность наступает за совершение преступления — виновного общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания. Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность субъектов государственной судебно-экспертной деятельности за совершение следующих противоправных деяний: заведомо ложное заключение эксперта (ст.307 УК РФ), разглашение данных предварительного расследования (ст.310 УК РФ). Руководители государственных судебно-экспертных учреждений и их подразделений могут нести уголовную ответственность за нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности за злоупотребление должностными полномочиями (ст.285 УК РФ), превышение должностных полномочий (ст.286 УК РФ), получение взятки (ст.290 УК РФ), служебный подлог (ст.292 УК РФ), халатность (ст.293 УК РФ).

12. Целый ряд преступных деяний препятствует осуществлению государственной судебно-экспертной деятельности, хотя и не является нарушением закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности. К их числу относятся преступления, посягающие на общественные отношения в сфере правосудия, и прежде всего на нормальное осуществление экспертом судебно-экспертной деятельности: посягательство на жизнь эксперта (ст.295 УК РФ), угроза или насильственные действия в отношении эксперта (ч.2 ст.296 УК РФ), принуждение эксперта к даче заключения со стороны следователя или лица, производящего дознание (ст.302 УК РФ), подкуп или принуждение эксперта в целях дачи им ложного заключения (ст.309 УК РФ). 


Статья 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

Государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, а также иных прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Судебно-экспертные исследования (далее — исследования), требующие временного ограничения свободы лица или его личной неприкосновенности, проводятся только на основаниях и в порядке, которые установлены федеральным законом.

Лицо, полагающее, что действия (бездействие) государственного судебно-экспертного учреждения или эксперта привели к ограничению прав и свобод гражданина либо прав и законных интересов юридического лица, вправе обжаловать указанные действия (бездействие) в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 6.


Судебные экспертизы могут проводиться как в государственных судебно-экспертных учреждениях, так и вне их, а также лицами, не являющимися государственными экспертами, но имеющими право проведения экспертиз. Однако как государственные судебные экспертные учреждения, так и негосударственные судебные экспертные учреждения, а также лица, не являющиеся государственными экспертами, при проведении экспертиз не должны допускать нарушения прав и свобод человека и гражданина, юридических лиц. Это вытекает из конституционного принципа приоритета ценностей личности, необходимости защиты прав и свобод человека и гражданина.

Экспертизы могут проводиться по всем категориям дел — уголовным, гражданским, арбитражным, административным. В связи с дальнейшим развитием законодательства, формированием других отраслей законодательства и видов судопроизводства экспертизы могут быть проведены и в ходе новых видов судопроизводства. Однако в любом случае права и свободы человека и гражданина, а также юридических лиц не должны нарушаться.

Судебные экспертизы могут проводиться в отношении или по ходатайствам лиц, занимающих различное правовое положение, например подозреваемых, обвиняемых, потерпевших и свидетелей, — в уголовном судопроизводстве или гражданских истцов, гражданских ответчиков — в гражданском судопроизводстве.

Сами эксперты, экспертные учреждения не вправе по своей инициативе проводить судебные экспертизы. Судебные экспертизы проводятся на основании решений лиц, производящих дознание, следователей, прокуроров, судей, судов.

Проведение судебных экспертиз не может быть назначено адвокатами. Экспертизы могут проводиться на разных этапах судопроизводства. Однако во всех случаях должно обеспечиваться соблюдение прав и свобод человека и гражданина, а также прав юридических лиц.

Наиболее значительному ограничению прав и свобод личность может подвергаться в ходе уголовного судопроизводства, т.к. при этом применяются меры уголовно-процессуального принуждения, связанные с лишением и ограничением свободы личности. К сожалению, в ходе уголовного производства, а также производства по делам об административных правонарушениях имеет место применение незаконных методов. При этом актуальным является соблюдение положений ч.2 ст.21 Конституции РФ о том, что никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

При проведении судебных экспертиз недопустимо какое-либо воздействие на эксперта со стороны судов, судей, адвокатов, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных органов, организаций и объединений и отдельных лиц. Это воздействие может происходить в целях получения нужного заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц, что является недопустимым. Следует учитывать, что Уголовный кодекс РФ (ст.302) предусматривает уголовную ответственность за принуждение эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание. Уголовной ответственности в таких случаях могут быть подвергнуты следователи, дознаватели, оказывающие незаконное воздействие как на экспертов из государственных организаций, так и на экспертов, не работающих в государственных организациях.

Лицо, в отношении или по ходатайству которого проводится экспертиза, должно быть ознакомлено с постановлением о назначении экспертизы. Орган, назначивший экспертизу, обязан не только разъяснить права и обязанности этому лицу, но и обеспечить соблюдение этих прав, что является крайне важным. Само разъяснение прав должно быть понятным лицу, в отношении которого проводится экспертиза. При этом юридическое или физическое лицо, в отношении которого или по чьему ходатайству проводится экспертиза, вправе обратиться за получением юридической помощи к адвокату. Адвокат вправе оказывать квалифицированную юридическую помощь в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002г. N 63-ФЗ „Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации“. Адвокат может разъяснить права лицу, в отношении которого проводится экспертиза. Если адвокат будет участвовать в производстве по делу, он может представить органу, назначившему экспертизу, необходимые данные для проведения всестороннего, полного и объективного исследования. Адвокат также может выполнить и другие действия в пользу лица, в отношении которого проводится экспертиза, в целях более эффективной защиты его прав и свобод.

При проведении судебных экспертиз эксперты вправе применять любые методы исследования, однако они не должны подвергать опасности жизнь и здоровье человека. Эксперты должны применять наиболее щадящие методы исследования.

Судебная экспертиза в отношении живого лица может проводиться в принудительном порядке только на основании решения правоохранительных органов или судов. Если такого решения не будет, эксперты не вправе по своей инициативе проводить судебную экспертизу в принудительном порядке (см. комментарий к ст.28 Закона).

В отношении физического лица может быть ограничена его личная неприкосновенность. Решение о необходимости ограничения личной неприкосновенности может быть принято правоохранительными органами, а также судом.

У живого лица могут потребоваться образцы для сравнительного исследования, которыми, в частности, могут являться слюна, кровь, другие выделения человеческого организма. Может понадобиться обнажение тела человека. Однако при этом не должны нарушаться честь и достоинство личности, допускаться ее унижение. При обнажении тела человека могут присутствовать лица только того же пола, что и испытуемый. Испытуемые не должны чувствовать каких-либо притеснений или слышать в свой адрес какие-либо насмешки, упреки и т.п.

При проведении экспертиз недопустимо говорить вслух или комментировать иным образом какие-либо физические недостатки человека, например заикание, хромоту, или юридического лица, например неплатежеспособность организации.

При проведении судебных экспертиз и после их окончания нельзя разглашать какие-либо сведения в отношении испытуемых лиц. В ходе и после проведения, в частности, судебно-медицинских экспертиз врачи-эксперты, медицинский персонал должны соблюдать нормы медицинской этики.

Согласно положениям Основ законодательства „Об охране здоровья граждан“ не допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей. Информация о состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании, лечении, составляют врачебную тайну.

Судебно-экспертные исследования могут привести не только к ограничению, но и к лишению свободы человека. Это может означать помещение лица как в психиатрический, так и в иной другой медицинский стационар. Время нахождения в психиатрическом стационаре может быть засчитано в срок наказания, если в отношении лица вынесен обвинительный приговор. Однако сами эксперты не могут поместить лицо в медицинский или иной другой стационар. Для этого требуется решение правоохранительных органов или суда. Эксперты вправе рекомендовать проведение исследования в условиях стационара.

Лица, в отношении которых были произведены судебные экспертизы, могут посчитать, что в результате экспертиз(-ы) были нарушены их права и свободы. Это может касаться как физических, так и юридических лиц. В таких случаях и те, и другие вправе обжаловать действия или бездействие учреждений и экспертов, проводивших экспертизы. Обжалование может произойти в порядке ведомственной подчиненности, например в Министерстве юстиции, Министерстве здравоохранения, в зависимости от того, в каком ведомственном учреждении происходила экспертиза. С жалобой можно обратиться в прокуратуру, суд, к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации.

Наиболее эффективным видом защиты является судебная защита. Лица, обжалующие действия экспертных учреждений и экспертов, вправе обратиться в суды, главным образом суды общей юрисдикции. Если в результате обжалования заявители не будут удовлетворены полученными результатами, они вправе, в соответствии с ч.3 ст.46 Конституции РФ, обратиться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека и гражданина. Для граждан Российской Федерации таким органом прежде всего выступает Европейский суд по правам человека, чья юрисдикция распространяется на Российскую Федерацию с 5 мая 1998 г.

Суд при рассмотрении жалобы может установить незаконное ограничение и нарушение прав и свобод человека и гражданина и юридического лица. В отдельных случаях суд может удовлетворить гражданский иск, если он был заявлен по делу. 


Статья 7. Независимость эксперта

При производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований в соответствии со своими специальными знаниями.

Не допускается воздействие на эксперта со стороны судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или в интересах других лиц.

Лица, виновные в оказании воздействия на эксперта, подлежат ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 7.


1. Принцип независимости эксперта является одним из наиболее важных принципов осуществления государственной судебно-экспертной деятельности, поскольку только независимый эксперт, проводя исследование при производстве экспертизы, может вынести в полной мере объективное заключение, тем самым способствуя достижению поставленной перед судебно-экспертной деятельностью задачи — оказание содействия правосудию.

Очевидно, что заключение эксперта как результат государственной судебно-экспертной деятельности в каждом отдельно взятом случае только тогда будет беспристрастным и объективным, если эксперт будет иметь реальную возможность приходить к выводам самостоятельно, самостоятельно давать заключения, не опасаясь воздействия со стороны кого бы то ни было, вмешательства государства, суда, прокурора, следователя, дознавателя, защитника, сторон в гражданском судопроизводстве и иных лиц в осуществление государственной судебно-экспертной деятельности.

2. Значение принципа независимости эксперта заключается в том, что закон устанавливает такое положение государственного эксперта в Российской Федерации, при котором он независим от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

Это создает предпосылки для возможности дачи экспертами объективных, непредвзятых, независимых заключений, используемых в качестве доказательств по гражданским, арбитражным, административным и уголовным делам, без какого бы то ни было вмешательства со стороны.

В соответствии с данным принципом эксперт дает заключение, основываясь на результатах проведенных исследований и используя свои специальные знания.

Закон особо оговаривает недопустимость воздействия на эксперта со стороны судей, судов, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров, а также иных государственных органов, организаций, объединений и отдельных лиц.

3. Гарантиями независимости эксперта при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности выступают:

— предусмотренная законом процедура назначения и производства экспертизы;

— процессуальная самостоятельность эксперта, регламентированная отраслевым процессуальным законодательством;

— возможность отвода эксперта, предусмотренная законом;

— установленная законом ответственность за оказание воздействия на эксперта.

4. Закон устанавливает основания для производства экспертизы (ст.19 настоящего Закона; ст.196 УПК РФ; ст.26.4 КоАП РФ; ст.79 ГПК РФ; ст.82 АПК РФ), порядок назначения экспертизы и ее производства (ст.ст.20 — 36 настоящего Закона; ст.ст.82 — 87 АПК РФ; ст.ст.82 — 87 ГПК РФ; ст.ст.195 — 207 УПК РФ и др.), требования к процессуальным актам, связанным с ее производством (постановление о назначении экспертизы, заключение эксперта и т.д.) (ст.25 настоящего Закона, ч.ч.2, 5 ст.26.4 КоАП РФ; ст.ст.80 и 86 ГПК РФ; ст.86 АПК РФ; ст.ст.80 и 204 УПК РФ и т.д.), права и обязанности эксперта и иных участников судопроизводства, вовлеченных в процессуальную деятельность, связанную с производством экспертизы (ст.ст.16 — 18 настоящего Закона; ст.ст.57, 70, 197, 198 УПК РФ; ст.55 и ч.2 ст.83 АПК РФ; ст.85 ГПК РФ и т.д.), порядок проверки и оценки доказательств, полученных в результате деятельности эксперта (ст.26.11 КоАП РФ; ст.67 ГПК РФ; ст.71 АПК РФ; ст.ст.87 — 88 УПК РФ) и т.д.

Четкая законодательная регламентация всех вопросов, связанных с процессуальными аспектами деятельности эксперта, позволяет ему быть независимым, подчиняясь требованиям закона и правомерным распоряжениям должностных лиц, ответственных за производство по делу, а также руководителям государственных экспертных учреждений, чьи указания даны в рамках настоящего Закона и процессуальных отраслевых актов.

5. Эксперт является процессуально самостоятельной фигурой, выступает в качестве участника уголовного, гражданского и других видов судопроизводства, дает заключение от своего имени и несет за него личную ответственность.

Процессуальная самостоятельность эксперта достигается за счет предоставления ему обширного круга прав и обязанностей, обеспечивающих возможность надлежащего исполнения возложенной на него функции — производства экспертизы, имеющей конечную цель в виде оказания содействия правосудию. Обновленные процессуальные акты, регламентирующие порядок гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводства, — ГПК РФ, АПК РФ и УПК РФ — идут по пути расширения прав и обязанностей эксперта, тем самым укрепляя его положение как участника судопроизводства (ст.57 УПК РФ; ст.55 АПК РФ; ст.85 ГПК РФ).

Целый ряд прав и обязанностей эксперта призван самым непосредственным образом обеспечивать его независимость. К их числу относятся: запреты для эксперта вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела (а в уголовном судопроизводстве — вообще вести любые переговоры с участниками уголовного судопроизводства по вопросам, связанным с производством судебной экспертизы без ведома следователя и суда), самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы, сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших (ст.16 настоящего Закона; ч.2 ст.85 ГПК РФ; п.п.1 — 2 ч.4 ст.57 УПК РФ).

Отдельной гарантией независимости эксперта следует считать возможность обжалования в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта (ст.17 настоящего Закона; п.5 ч.3 ст.57 УПК РФ). К числу гарантий, призванных укрепить независимость эксперта, следует отнести и запрет для руководителей государственных судебно-экспертных учреждений давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе (ч.3 ст.14 настоящего Закона).

6. Самостоятельность и независимость эксперта подтверждается и нормами, устанавливающими личную ответственность эксперта за данное им заключение. Законодатель предусматривает возможность привлечения эксперта к административной и уголовной ответственности за дачу им заведомо ложного заключения. Административная ответственность наступает за дачу экспертом заведомо ложного заключения при производстве по делу об административном правонарушении и влечет за собой наложение административного штрафа в размере от 10 до 15 минимальных размеров оплаты труда (ст.17.9 КоАП РФ). Уголовная ответственность наступает за дачу экспертом заведомо ложного заключения в ходе уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства (ч.5 ст.57 УПК РФ; ч.5 ст.55 АПК РФ; ст.307 УК РФ); она влечет за собой наказание в виде штрафа в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительных работ на срок до двух лет, либо арест на срок до трех месяцев. Если же заведомо ложное заключение эксперта сопряжено с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то применяется более суровое наказание — лишение свободы на срок до пяти лет.

В то же время примечание к ст.307 УК РФ устанавливает, что эксперт освобождается от уголовной ответственности, если он добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявил о ложности данного им заключения.

7. Независимость эксперта обеспечивается также теми законодательными нормами, которые предусматривают отвод эксперта при наличии достаточных оснований для того, чтобы поставить под сомнение независимость и незаинтересованность эксперта.

Так, в соответствии со ст.70 и ст.61 УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу, если:

1) он является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному уголовному делу;

2) он участвовал в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика;

3) он является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному уголовному делу;

4) имеются иные обстоятельства, дающие основание полагать, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела;

5) он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

6) обнаружится его некомпетентность.

Закон также устанавливает, что при наличии оснований для отвода эксперт обязан устраниться от участия в производстве по уголовному делу (ч.1 ст.62 УПК РФ).

Аналогичные основания для отвода эксперта предусматриваются и в гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном законодательстве (ст.ст.16 и 18 ГПК РФ; ст.ст.21 и 23 АПК РФ).

Нормы комментируемого Закона идут еще дальше, предусматривая запрет на производство судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения (ч.1 ст.18), а также запрет на участие в производстве экспертизы в отношении живого лица и судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица, врача, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь (ч.3 ст.18).

Часть 3 настоящей статьи устанавливает, что лица, виновные в оказании незаконного воздействия на эксперта, несут ответственность, предусмотренную федеральным законом. Законодатель рассматривает незаконные воздействия на эксперта как преступления, посягающие на общественные отношения в сфере отправления правосудия. К числу преступных посягательств, сопряженных с незаконным воздействием на эксперта, относятся: посягательство на жизнь эксперта либо его близких в связи с производством предварительного расследования, рассмотрением дел в суде, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности эксперта (ст.295 УК РФ); угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества в отношении эксперта либо его близких в связи с производством предварительного расследования, рассмотрением дел в суде (ст.296 УК РФ); принуждение эксперта к даче заключения путем угроз, шантажа или иных незаконных действий со стороны следователя или лица, производящего дознание (ст.302 УК РФ); подкуп эксперта в целях дачи им ложного заключения (ч.1 ст.309 УК РФ), принуждение эксперта к даче ложного заключения, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества его или его близких (ч.2 ст.309 УК РФ).

8. Непосредственным объектом данных преступлений выступает нормальное выполнение экспертом своих служебных обязанностей. В качестве дополнительного объекта этих преступлений выступают жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, честь и достоинство, собственность эксперта либо его близких (ст.ст.295, 296, 302, ч.2 ст.309 УК РФ). В качестве потерпевших в данных преступлениях выступают эксперты, а также их близкие. Под близкими закон понимает близких родственников (супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных братьев и родных сестер, дедушку, бабушку, внуков — п.4 ст.5 УПК РФ), родственников и близких лиц (иных, за исключением близких родственников и родственников лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим, свидетелем, а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги эксперту в силу сложившихся личных отношений, — п.3 ст.5 УПК РФ).

Объективная сторона данных преступлений выражается в активных действиях, направленных на оказание незаконного воздействия на эксперта. Эти действия могут быть выражены в виде посягательств на жизнь эксперта и его близких (ст.295 УК РФ), угроз убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или повреждением имущества или насильственных действий как опасных, так и не опасных для жизни и здоровья (ст.296, ч.2 ст.302 и ч.2 ст.309 УК РФ), шантажа, издевательств, пытки (ч.2 ст.302 и ч.2 ст.309 УК РФ), подкупа (ч.1 ст.309 УК РФ), иных незаконных мер.

Преступления считаются оконченными с момента совершения вышеуказанных действий.

С субъективной стороны данные преступления совершаются с прямым умыслом. Субъектами данных преступлений являются лица, достигшие 16-летнего возраста. А статья 302 УК РФ предусматривает специальный субъект — следователя или лицо, производящее дознание.

К числу квалифицирующих признаков данных преступлений законом отнесены: применение насилия (ч.3 ст.296, ч.2 ст.302, ч.3 ст.309 УК РФ), применение насилия, опасного для жизни и здоровья (ч.4 ст.296, ч.4 ст.309 УК РФ), применение издевательств или пытки (ч.2 ст.302 УК РФ), совершение деяния организованной группой (ч.4 ст.309 УК РФ).

9. Независимость эксперта проявляется не только в его процессуальной самостоятельности, но также и в его свободе и самостоятельности при выборе средств и методов проведения экспертного исследования. Закон устанавливает лишь наиболее общие требования к характеру осуществляемого экспертом исследования. К ним относятся проведение экспертного исследования на строгой научной и практической основе и ограничение компетенции эксперта при проведении конкретного исследования пределами соответствующей специальности (см. об этом ст.8 настоящего Закона). Правовые нормы не содержат указаний на то, какими должны быть используемые экспертом при проведении исследования средства и методы. Очевидно, что решение данного вопроса относится к компетенции самого эксперта, который в соответствии со своими знаниями и умением, опытом и квалификацией, наличием специальных и технических средств для проведения исследования, степени разработанности отдельных методов и т.д., опираясь на конкретные обстоятельства дела, предоставленные для экспертизы материалы, руководствуясь законом и внутренним убеждением, избирает ту или иную методику. При этом эксперт использует только такие методы, которые не противоречат требованиям закона, являются безопасными для жизни и здоровья лиц, вовлеченных в исследование, и иных лиц, не затрагивают их честь и достоинство, являются эффективными. Закон устанавливает, что эксперт обязан отказаться от дачи заключения, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень науки не позволяет ответить на поставленные вопросы (ч.1 ст.16 настоящего Закона; п.6 ч.3 ст.57 УПК РФ). 


Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований

Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.


Комментарий к статье 8.


1. Принцип объективности, всесторонности и полноты исследований имеет решающее значение, поскольку именно он определяет требования, предъявляемые законодателем к качеству основного направления судебно-экспертной деятельности — производства экспертизы.

2. Объективность, всесторонность и полнота исследований представляют собой тесно взаимосвязанные и взаимосочетающиеся требования, предъявляемые к экспертному исследованию, но имеющие собственное содержание. Объективность исследования заключается в беспристрастности, непредвзятости и независимости в проведении исследования и предполагает, что при осуществлении экспертизы эксперт должен учитывать все факторы, имеющие значение при проведении исследования, а также использовать рекомендованные современной наукой и экспертной практикой методики. При исследовании и оценке материалов, представленных на экспертизу, подготовке и формулировании выводов экспертного исследования эксперт должен исключить недобросовестность, предвзятость, тенденциозность. Объективность предполагает, что сделанные выводы будут вытекать из объективно проведенных исследований и будут отражать обстоятельства дела в соответствии с тем, как это имело место в действительности.

Закон устанавливает, что объективность эксперта предполагает проведение исследования на строго научной и практической основе. Эта основа должна базироваться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Научная основа предполагает использование только научно-обоснованных методик, применимых к данному конкретному исследованию. Практическая основа проведения экспертного исследования означает:

— наличие не только научно-обоснованной, но и практически апробированной методики, используемой при проведении исследования;

— проведение в ходе осуществления экспертизы конкретных практических действий по исследованию представленных материалов, основанных на теоретических знаниях. В связи с этим недопустимо вместо осуществления реального исследования ограничиваться теоретическими расчетами и сделанными на их основе выводами и умозаключениями.

3. Объективность экспертного исследования во многом зависит от наличия и объективности имеющихся методик проведения той или иной экспертизы и качества материалов, представленных на экспертизу. Соблюдение требований об объективности проводимых экспертных исследований предполагает, что эксперт должен отказаться от дачи заключения в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения (п.6 ч.3 ст.57 УПК РФ), непригодны для проведения исследования, современный уровень науки не позволяет ответить на поставленные вопросы (ч.1 ст.16 настоящего Закона). Вместе с тем Закон предоставляет эксперту право ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения (п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.3 ст.85 ГПК РФ; ч.3 ст.55 АПК РФ).

4. Одним из основных условий объективности проводимого исследования закон называет осуществление экспертизы в пределах соответствующей специальности. Специальность — это область специальных знаний, умений и навыков в определенной отрасли науки, которыми владеет соответствующий эксперт. Очевидно, что эксперт не в состоянии дать объективное заключение в том случае, если необходимые для производства экспертизы исследования выходят за рамки специальных знаний эксперта. В связи с этим закон устанавливает право эксперта отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний эксперта (п.6 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.5 ст.199 УПК РФ). А часть 1 ст.16 называет это уже не правом, а обязанностью эксперта. Очевидно, что в данном случае решение вопроса об отказе от проведения экспертизы и дачи заключения зависит от самого эксперта, уровня его знаний и внутреннего убеждения. Однако при наличии установленных условий (недостаточность знаний, узкость специальности эксперта для проведения конкретного экспертного исследования) данное право приобретает характер обязанности, и эксперт должен его реализовать. Исключение составляют случаи, когда эксперт не отказывается от дачи заключения, а ходатайствует перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов (ч.1 ст.17 настоящего Закона; п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ), и это ходатайство удовлетворяется. В противном случае принцип объективности, всесторонности и полноты исследований будет нарушен, результаты экспертизы будут поставлены под сомнение, а заключение эксперта может быть признано недопустимым доказательством.

5. Всесторонность экспертного исследования предполагает выяснение со всех сторон значимых для разрешения дела конкретных вопросов, поставленных перед экспертом на основе исследования материалов, представленных на экспертизу. Всесторонность означает исследование всех важнейших свойств, качеств и признаков представленных материалов, их связей, отношений и зависимостей. Всесторонность предполагает исследование всех объективно возможных вариантов при осуществлении экспертизы, тем самым предотвращая односторонность и субъективизм экспертного исследования. Полнота экспертного исследования заключается в исследовании всех качеств и свойств материалов, представленных на экспертизу, осуществляемом глубоко и полно. Полнота предполагает исследование такой совокупности свойств представленных материалов, которая позволяет не только полно и объективно ответить на поставленные вопросы, но и, возможно, сделать более глубокие выводы и выяснить обстоятельства, которые имеют значение для дела, но по поводу которых эксперту не были поставлены вопросы (ч.2 ст.204 УПК РФ; ч.2 ст.86 АПК РФ).

6. Всесторонность и полнота экспертного исследования распространяются только на те обстоятельства, свойства и качества исследуемых предметов, которые имеют значение для разрешения дела. По сути дела, всесторонность и полнота ограничиваются рамками тех обстоятельств, которые подлежат доказыванию по тому или иному делу (ст.73 УПК РФ; ч.2 ст.65 АПК РФ; ст.26.1 КоАП РФ; ч.2 ст.56 ГПК РФ).

7. Принцип объективности, всесторонности и полноты экспертного исследования находит свое непосредственное отражение в ст.16 настоящего Закона, где в качестве одной из основных обязанностей эксперта устанавливается обязанность провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам.

8. Принцип объективности, всесторонности и полноты экспертного исследования не носит абсолютного характера, он, имея огромное самостоятельное значение, в конечном итоге все-таки подчинен принципам законности и соблюдения прав и свобод человека при осуществлении экспертизы. Так, если задачи осуществления полного и всестороннего исследования могут быть реализованы только с использованием средств и методов, затрагивающих честь и достоинство личности, опасных для жизни и здоровья, нарушающих личную и семейную тайну и неправомерно ограничивающих иные важнейшие конституционные права, то интересы конкретной личности, задачи охраны прав и свобод человека будут иметь приоритет над требованиями всесторонности и полноты исследования. Например, закон запрещает при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства и т.д. (ст.35 настоящего Закона).

9. Принцип объективности, полноты и всесторонности экспертного исследования может быть реализован в полной мере только при условии соблюдения требований процессуального закона при сборе и предоставлении эксперту материалов для проведения экспертизы. Так, материалы, предоставляемые эксперту, должны иметь процессуальный характер, быть собраны надлежащими субъектами процессуальной деятельности с соблюдением норм процессуального закона, регламентирующего порядок сбора таких материалов. Материалы, представленные для исследования, должны носить в определенном смысле объективный характер — отражать свойства и качества предметов и явлений в соответствии с тем, как это имело место в действительности, а в определенных случаях — обладать свойствами репрезентативности, отражать все стороны исследуемого предмета или явления. В качестве одной из гарантий объективности эксперта при осуществлении исследования выступает запрет самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы (ч.3 ст.16 настоящего Закона; п.2 ч.4 ст.57 УПК РФ). Эксперт не является субъектом доказывания, собранные им материалы не имеют процессуального характера и не могут стать предметом экспертного исследования.

10. Принцип объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых экспертом, тесно взаимосвязан с принципом независимости эксперта. Только процессуально независимый эксперт, незаинтересованный в исходе дела и беспристрастный, может дать в полной мере объективное и всестороннее заключение. Ведь, по сути дела, важной является не независимость эксперта сама по себе, а способность эксперта дать объективное, непредвзятое и всестороннее заключение, используемое как доказательство по гражданским, арбитражным, уголовным и административным делам. В связи с этим все гарантии независимости эксперта (см. комментарий к ст.7 настоящего Закона) в конечном итоге направлены на достижение объективности, всесторонности и полноты проводимых экспертом исследований.

11. С принципом объективности, полноты и всесторонности исследований тесно связаны положения, предоставляющие эксперту возможность делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний (ч.1 ст.17 настоящего Закона), а также позволяющие произвести допрос эксперта в целях разъяснения данного им заключения (ст.205 УПК РФ).

12. К числу гарантий объективности, всесторонности и полноты экспертных исследований следует отнести целый ряд процессуальных прав, предоставленных эксперту в целях наиболее полного ознакомления с материалами, имеющими отношение к проводимому исследованию: право знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету экспертизы; ходатайствовать о предоставлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения; участвовать с разрешения дознавателя, следователя, прокурора и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету судебной экспертизы (ч.3 ст.57 УПК РФ). Аналогичные процессуальные права предоставлены эксперту арбитражным процессуальным законодательством (ч.3 ст.55 АПК РФ) и гражданским процессуальным законодательством (ст.85 ГПК РФ).

К числу иных гарантий принципа объективности, полноты и всесторонности исследований следует также отнести правила об отводе эксперта, заинтересованного в исходе дела либо по иным причинам неспособного дать полное, всестороннее и объективное заключение (см. об этом комментарий к ст.7 настоящего Закона), нормы, предусматривающие возможность признания заключения и показаний эксперта доказательствами, не имеющими юридической силы (ст.75 УПК РФ; ч.3 ст.64 АПК РФ; ч.2 ст.55 ГПК РФ).

13. При соблюдении принципа объективности, полноты и всесторонности исследований эксперт полно и аргументированно дает ответы на все поставленные перед ним вопросы, а возможно, выявляет и иные обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых вопросы не ставились. Заключение эксперта содержит описание содержания и результатов исследований с указанием примененных методик, оценку результатов исследований, обоснование и формулировку выводов по поставленным вопросам, а также материалы, иллюстрирующие заключение эксперта и являющиеся составной частью заключения (ст.25 настоящего Закона).

14. Неполнота, необоснованность и необъективность экспертного исследования выступают в качестве основания для производства дополнительной либо повторной экспертиз, а также допроса эксперта. Так, производство дополнительной экспертизы осуществляется в том случае, когда данное ранее заключение недостаточно ясно либо не полно. Дополнительная экспертиза осуществляется тем же либо другим экспертом. Повторная экспертиза назначается в связи с возникшими у суда, судьи, следователя, дознавателя, прокурора сомнениями в правильности или обоснованности данного ранее заключения. Она назначается по тем же вопросам и поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов (ст.20 настоящего Закона; ст.87 АПК РФ; ст.87 ГПК РФ; ст.207 УПК РФ).

Допрос эксперта производится для разъяснения данного им заключения (ст.205 УПК РФ).

15. Проверка заключения эксперта с точки зрения обоснованности и достоверности сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных может быть осуществлена лицом, владеющим специальными познаниями, в частности, конкретными общепринятыми научными и практическими данными, необходимыми для проверки того или иного заключения эксперта. Закон не предусматривает специальной процедуры осуществления такой проверки, хотя и не исключает такой возможности. Очевидно, что проверка научно-практической стороны заключения эксперта в рамках судопроизводства может быть осуществлена лишь косвенно, когда заключение эксперта, осуществлявшего повторную экспертизу, не дает оснований усомниться в его правильности и обоснованности. Соответственно, если выводы, сделанные экспертом в результате проведения первоначальной экспертизы, существенно отличаются от выводов, представленных экспертом в результате осуществления повторной экспертизы, можно с достаточной вероятностью говорить о необоснованности и недостоверности заключения первого эксперта.

Положение Закона об основании заключения эксперта на базе общепринятых научных и практических данных носит характер ограничения, устанавливающего рамки использования средств и методов при осуществлении экспертизы. Это позволяет проверить обоснованность и достоверность сделанных экспертом выводов, но в рамках процессуальной деятельности не имеет реального действия.

Очевидно, что такая проверка не может быть осуществлена судьей, судом, прокурором, следователем, дознавателем, лицом, осуществляющим производство об административном правонарушении, поскольку специальными знаниями для этого они не обладают. Для лиц, ответственных за производство по делу, заключение эксперта имеет характер доказательства, а его проверка и оценка осуществляются по общим правилам, установленным соответствующим процессуальным актом для проверки и оценки всех доказательств, имеющихся в деле. Это означает, что проверке со стороны суда, следователя, прокурора, дознавателя, лица, ответственного за производство по делу об административном правонарушении, подлежит не сущность заключения эксперта, а его юридически значимые свойства и качества. Так, в соответствии со ст.ст.87 и 88 УПК РФ заключение эксперта подлежит проверке, заключающейся в сопоставлении его с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, получении иных доказательств, подтверждающих или опровергающих заключение эксперта, а также оценке с точки зрения его относимости, допустимости и достоверности. При этом оценка доказательств осуществляется по внутреннему убеждению, основанному на совокупности всех имеющихся в деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Аналогичны правила оценки доказательств в гражданском и арбитражном процессе, а также административном судопроизводстве (ст.ст.59, 60, 67 ГПК РФ; ст.ст.67, 68, 71 АПК РФ; ст.26.11 КоАП РФ). 


Статья 9. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

медицинский стационар — государственное медицинское учреждение, а равно его отделение, которые предназначены для круглосуточного содержания пациентов;

психиатрический стационар — государственное психиатрическое учреждение, а равно психиатрическое отделение государственного медицинского учреждения, которые предназначены для круглосуточного содержания пациентов, — разновидность медицинского стационара;

судебно-психиатрический экспертный стационар — психиатрический стационар, специально предназначенный для производства судебно-психиатрической экспертизы;

руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (далее также — руководитель) — директор или начальник (заведующий) государственного судебно-экспертного учреждения либо приравненного к нему специализированного подразделения, осуществляющий функцию руководства при организации и производстве судебной экспертизы в соответствующем учреждении или подразделении;

судопроизводство — регулируемая процессуальным законодательством Российской Федерации деятельность суда или судьи в ходе судебного разбирательства гражданских, административных и уголовных дел, а также деятельность органа дознания, лица, производящего дознание, следователя или прокурора при возбуждении уголовного дела, проведении дознания и предварительного следствия;

судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу;

заключение эксперта — письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом;

образцы для сравнительного исследования — объекты, отображающие свойства или особенности человека, животного, трупа, предмета, материала или вещества, а также другие образцы, необходимые эксперту для проведения исследований и дачи заключения;

повреждение объекта исследования — изменение свойств и состояния объекта в результате применения физических, химических, биологических методов при проведении исследований.


Комментарий к статье 9.


1. Медицинский стационар — это разновидность медицинского учреждения или отделения медицинского учреждения.

Медицинский стационар предназначен для круглосуточного пребывания в нем пациента. К медицинским стационарам относятся как учреждения стационарного типа (больницы, госпитали, клиники и др.), так и стационарные отделения, которые могут быть организованы при медицинских учреждениях.

Номенклатура стационарных и амбулаторных медицинских учреждений приведена в приложении к Приказу Министерства здравоохранения РФ от 3 ноября 1999г. N 395 „Об утверждении номенклатуры учреждений здравоохранения“ (с изменениями от 28 февраля 2000г. и 4 июня 2001 г.).

Деление медицинских учреждений на типы служит одним из оснований для деления всех судебных экспертиз медицинского профиля, проводимых в медицинском учреждении, на стационарные и амбулаторные. Амбулаторная экспертиза в медицинском учреждении производится без помещения лица в стационар и состоит в однократном (реже повторном) экспертном осмотре, а при необходимости и обследовании подозреваемого (обвиняемого); преимущество ее проведения заключается в кратковременности, а недостатки — в ограниченных возможностях обследования, невозможности наблюдения и лечения.

Стационарная экспертиза предполагает проведение экспертного исследования в условиях медицинского стационара, которое включает в себя не только обследование, но и комплекс исследований в течение продолжительного времени (обычно не более 30 суток). Лицо, подвергаемое экспертизе, находится в медицинском стационаре в течение всего времени производства экспертизы.

2. Психиатрический стационар является специализированным („профильным“) медицинским стационаром. Психиатрические и психоневрологические больницы относятся к числу специализированных больничных учреждений. Психиатрические стационары созданы в целях оказания психиатрической помощи, включают как психиатрические больницы, так и стационарные психиатрические отделения (структурные подразделения медицинских учреждений).

Психоневрологический диспансер является основным специализированным психиатрическим учреждением амбулаторного типа, созданным в целях оказания психиатрической помощи.

3. Судебно-психиатрический экспертный стационар является разновидностью психиатрического стационара, специализация которого заключается в производстве судебно-психиатрических экспертиз (см. ст.ст.11, 32 и 33 и комментарий к ним).

4. Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения (далее также — руководитель) — высшее должностное лицо данного учреждения либо приравненного к нему экспертного подразделения, возглавляющее его и осуществляющее функцию руководства деятельностью подчиненного ему аппарата, в том числе при организации и производстве судебной экспертизы.

Руководителем судебно-психиатрического экспертного учреждения является лицо, возглавляющее психиатрическое учреждение, в структуре которого имеется судебно-экспертное подразделение, например директор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, главный врач психиатрической больницы, главный врач психоневрологического диспансера (см. ст.11 и комментарий к ней).

5. Под термином „судопроизводство“ понимается судебное разбирательство по уголовным делам, гражданским делам (в том числе арбитражным спорам), делам об административных правонарушениях, а также иная деятельность суда или судьи, органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора, регламентированная процессуальным законодательством. В рамках досудебного производства данный термин включает возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие, подготовку дела (уголовного, гражданского, в том числе по арбитражным спорам, об административном правонарушении) к судебному разбирательству. Последующие судебные инстанции (апелляционная, кассационная, производство в порядке надзора и производство по вновь открывшимся обстоятельствам) также относятся к судопроизводству. Производство судебной экспертизы, в соответствии с отраслевым процессуальным законодательством, предусмотрено на отдельных стадиях (инстанциях) досудебного и судебного производства.

6. Судебная экспертиза является важнейшей процессуальной формой применения специальных познаний в судопроизводстве, в результате ее производства в распоряжении следствия и суда оказывается новая информация, имеющая доказательственное значение, которая не может быть получена другими процессуальными средствами.

Термин „экспертиза“ происходит от латинского „expertus“, что означает „опытный, сведущий“. Экспертиза может проводиться в различных государственных учреждениях, общественных организациях (межведомственные, научные, административные, судебные экспертизы). Когда говорят об экспертизе в широком смысле слова, имеют в виду любое исследование, проводимое сведущим лицом для ответа на вопросы, требующие специальных (научных, профессиональных, опытных) познаний.

Судебные же экспертизы проводятся в связи с расследованием и рассмотрением уголовных дел, дел об административных правонарушениях, гражданских дел, в том числе арбитражных споров (ст.ст.57 и 195 УПК РФ; ст.26.4 КоАП РФ; ст.79 ГПК РФ; ст.82 АПК РФ).

Судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, назначаемое с соблюдением определенных правовых норм, состоящее в исследовании вещественных доказательств и установленных процессуальным путем фактов, проводимое по поручению следователей и судов лицами, сведущими в науке, технике, искусстве или ремесле на основе их специальных познаний, для установления фактических данных по делу. Заключение эксперта выступает в качестве средства судебного доказывания для установления объективной истины по уголовным и гражданским делам, в том числе арбитражным спорам, и делам об административных правонарушениях.

Особенности назначения и производства судебной экспертизы регламентированы УПК РФ, ГПК РФ, АПК РФ, КоАП РФ и комментируемым Законом.

Признаками судебной экспертизы являются: назначение и производство с соблюдением специального правового регламента, наряду с соответствующей процедурой определяющего права и обязанности эксперта, лица (органа), назначающего экспертизу, а также права обвиняемого (подозреваемого); проведение исследования, основанного на использовании специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла; дача заключения, имеющего статус источника доказательств.

Таким образом, являясь опосредованным средством доказывания, судебная экспертиза проводится специальным субъектом в целях получения фактов, которые могут быть установлены только с помощью экспертного исследования. Результаты судебной экспертизы оформляются специальным документом — заключением эксперта (ст.80 УПК РФ; ст.86 ГПК РФ; ст.86 АПК РФ).

7. Заключение эксперта является одним из видов доказательств, перечисленных в процессуальных законах (ст.74 УПК РФ; ст.55 ГПК РФ; ст.64 АПК РФ; ст.26.2 КоАП РФ). Данное заключение относится к источникам доказательств и содержит фактические данные, являющиеся доказательствами.

Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы, поэтому заключение эксперта не обладает какими-либо преимуществами перед другими доказательствами (ст.17 УПК РФ; ст.67 ГПК РФ; ст.71 АПК РФ). Более того, в отношении заключения эксперта закон специально оговаривает, что оно не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда и подлежит проверке и оценке на общих для доказательств основаниях. Тем не менее согласно практике работы в уголовных, гражданских и арбитражных судах заключение эксперта является одним из самых важных доказательственных аргументов.

В статьях 204 УПК РФ, 86 ГПК РФ, 86 АПК РФ, 26.4 КоАП РФ регламентируется содержание заключения эксперта. После производства необходимых исследований эксперт составляет заключение, в котором должно быть указано: когда, где, кем (фамилия, имя и отчество, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность), на каком основании была произведена экспертиза, кто присутствовал при производстве экспертизы, какие материалы эксперт использовал, какие исследования произвел, какие вопросы были поставлены эксперту и его мотивированные ответы. Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

Подробнее о заключении эксперта и его содержании см. ст.25 и комментарий к ней.

8. Образцы для сравнительного исследования — предметы, вещества, характеризующие свойства и признаки объектов, подлежащих сравнительному исследованию, например частицы лакокрасочного покрытия, изъятые с поверхности автотранспортного средства, которое предположительно участвовало в дорожно-транспортном происшествии, для сравнения с подобными частицами, изъятыми на месте происшествия. Результативность экспертного исследования во многом зависит от качества сравнительных образцов. Получение образцов для сравнительного исследования — процессуальное (следственное или судебное) действие, которое заключается в получении сравнительных материалов для экспертного исследования.

Подробнее о порядке получения образцов см. ст.19 и комментарий к ней.

При проведении судебной экспертизы под образцом понимают материальный объект с фиксированным на нем отражением признаков другого объекта. Образцы делятся на виды: свободные и экспериментальные. Свободные образцы — объекты, возникшие до того, как в связи с производством по данному уголовному делу в них возникла необходимость. Экспериментальные образцы — объекты, полученные следователем или экспертом специально для сравнительного исследования.

К образцам предъявляются следующие требования: несомненность происхождения, надлежащее качество и количество, удовлетворяющие требованиям экспертного исследования (репрезентативность), сопоставимость. Несомненность происхождения образцов — точное установление в процессе расследования, от какого лица и предмета получены рукописи, оттиски, образцы выделений человека, из какого конкретного хранилища получены образцы краски, изделия и т.д. Репрезентативность образцов — достаточное по количеству и качеству отображение специфических общих и частных признаков идентифицируемого объекта. Сопоставимость образцов — отсутствие различий сравниваемых отображений (следов и образцов), не обусловленных действительным различием свойств идентифицируемых объектов.

По процессуальному способу и субъекту получения образцы можно разделить на: следственные (судебно-следственные) и экспертные. Первые, в соответствии с требованиями процессуального законодательства, получаются лицом или органом, назначившим экспертизу, вторые изготавливаются или отбираются экспертом в ходе производства экспертизы.

В криминалистике разработаны правила получения образцов. Тем не менее следователю зачастую целесообразно проконсультироваться со специалистом перед получением образцов, в том числе при проведении редко назначаемых экспертиз или особенностей подлежащего экспертному исследованию объекта (например, при изъятии изделий массового производства для установления выпускающего их производственного механизма рекомендуется привлечение трассолога).

Изъятие образцов следователь осуществляет на основе вынесенного постановления, в котором указываются: основания для изъятия, образцы, подлежащие изъятию, лицо (учреждение), у которого (в котором) необходимо изъять образцы.

Объектами, изучаемыми при производстве судебных экспертиз и исследований, являются вещественные доказательства, которые, согласно принципу непосредственности, действующему при судебном разбирательстве, необходимо представить в суд неизмененными (ст.57 УПК РФ; ст.85 ГПК РФ; ст.77 АПК РФ). Сохранность вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения повторных и дополнительных экспертиз. Поэтому обычно в литературе даются рекомендации применять в первую очередь неразрушающие (недеструктивные) методы. Понятие разрушающего и неразрушающего методов не конкретизируется, хотя применительно к объектам судебных экспертиз оно далеко не однозначно [5].

Некоторые методы экспертного исследования сопряжены с повреждением объекта или даже полным его уничтожением (расходованием). Например, при установлении элементного состава вещества применение многих методов (например, эмиссионно-спектрального метода) влечет за собой уничтожение (расходование) объекта. В случаях, когда объект представлен микроколичеством, он может быть израсходован полностью, что влечет за собой утрату вещественного доказательства. В связи с этим установлен определенный порядок повреждения и расходования объекта при проведении исследований (см. ст.10 и комментарий к ней). 


Статья 10. Объекты исследований

Объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.

Исследования проводятся также в отношении живых лиц (далее также — лицо).

При проведении исследований вещественные доказательства и документы с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Указанное разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы либо соответствующем письме.

Повреждение вещественных доказательств и документов, произведенное с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, не влечет за собой возмещения ущерба их собственнику государственным судебно-экспертным учреждением или экспертом.

В случае, если транспортировка объекта исследований в государственное судебно-экспертное учреждение невозможна, орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, обеспечивают эксперту беспрепятственный доступ к объекту и возможность его исследования.


Комментарий к статье 10.


1. Объекты судебной экспертизы представляют собой определенные предметы, поступающие на исследование эксперту. По процессуальному значению объекты судебной экспертизы классифицируются следующим образом: объекты — вещественные доказательства; объекты — образцы для сравнительного исследования; материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы. По виду носителя информации объекты судебных экспертиз можно разделить на объекты-отображения и объекты-предметы. К объектам-отображениям относятся материальные образования, на которых в результате процесса следообразования, понимаемого в широком смысле слова, отобразилась информация о другом объекте, событии или явлении. К объектам-предметам относятся все материальные предметы — носители информации о событии в силу своего существования или наличия действительной либо возможной связи с ним [6]. В зависимости от задач экспертного исследования объекты делятся на идентифицируемые и идентифицирующие (идентификационная задача) — отождествление первых осуществляется при помощи вторых; диагностируемые и диагностирующие (состояние, свойства, механизм образования и другие признаки первых устанавливаются путем использования вторых). В отдельных случаях могут исследоваться локализующие объекты (часто называемые контрольными образцами), изъятие которых предназначено для локализации места происшествия.

К объектам исследования преимущественно относятся вещественные доказательства, в том числе: отображения людей и животных, предметов, механизмов, агрегатов, части этих предметов, вещества, материалы, изделия, документы и полиграфическая продукция, трупы человека и животных и их части, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и др.

Вещественные доказательства представляют собой предметы, в том числе орудия совершения правонарушения; предметы, сохранившие следы правонарушения; иные предметы и документы, которые могут служить средствами обнаружения правонарушения и установления фактических обстоятельств. Процессуальным законодательством предусмотрено исследование вещественных доказательств по уголовному делу (ст.81 УПК РФ), гражданскому делу, в том числе по арбитражным спорам (ст.73 ГПК РФ; ст.76 АПК РФ), а также по делу об административном правонарушении (ст.26.6 КоАП РФ). В соответствии со ст.ст.83 — 84 Таможенного кодекса к вещественным доказательствам относятся: товары и транспортные средства со специально изготовленными тайниками, использованными для перемещения через таможенную границу РФ с сокрытием предметов, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил; документы и средства идентификации, использованные для незаконного перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу.

В отличие от вещественных доказательств доказательственное значение документов определяется их содержанием. Если такое значение имеют какие-то физические признаки документа (следы подчистки, подделки) либо местонахождение (паспорт потерпевшего, обнаруженный у подозреваемого), то такой документ является вещественным доказательством. Официальные документы (справки, акты, бухгалтерская документация и т.п.) должны содержать все необходимые реквизиты. Неофициальные документы (письма, дневники и т.п.) какой-либо установленной формы не имеют, однако должен быть известен их источник (автор, исполнитель). Документы также должны быть получены в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации (ст.26.7 КоАП РФ; ст.84 УПК РФ; ст.67 ГПК РФ; ст.78 АПК РФ).

Кроме вещественных доказательств, к объектам экспертизы относятся образцы для сравнительного исследования (см. ст.ст.9, 19 и комментарий к ним), а также события, факты, явления и другие нематериальные объекты, необходимость изучения которых в процессе расследования требует специальных познаний и производства экспертизы. Однако изучение этих событий, фактов, явлений и других нематериальных объектов, как правило, осуществляется путем исследования материальных носителей информации о них.

К объектам исследования относятся протоколы осмотра места происшествия, экспериментов, обысков и др. Из протоколов важнейшим для экспертов является протокол осмотра места происшествия, а также протокол осмотра трупа, в которых содержатся сведения о месте обнаружения объектов экспертизы, примененных способах их фиксации, изъятия, упаковки, транспортировки.

Необходимые для производства экспертизы материалы дела предоставляются органом или лицом, назначившим экспертизу, эксперту по его ходатайству или по собственной инициативе. Эти материалы могут быть представлены целиком или в части. Если эксперт использовал их при обосновании вывода, об этом должно быть указано в заключении. При производстве отдельных судебных экспертиз, например трассологической экспертизы изделий массового производства, в процессе экспертного диагностирования может возникнуть необходимость анализа технической документации, относящейся к объекту исследования.

В случае, когда эксперту предоставляются все материалы уголовного или гражданского дела, эксперт вынужден самостоятельно решить, какими из них воспользоваться, заниматься ли анализом и оценкой следственных версий, свидетельских показаний, объяснений, данных сторонами и т.д. Тем самым эксперт выходит за пределы своей компетенции. Достоверность информации, содержащейся в материалах, необходимых эксперту, ее допустимость и относимость должны быть проверены до назначения экспертизы. В постановлении следователя или определении суда необходимо указать те материалы дела, которыми может воспользоваться эксперт, или определить условия использования тех или иных источников вербальной информации. В противном случае выводы экспертизы будут носить вероятный характер [7].

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств (ст.57 УПК РФ; ст.85 ГПК РФ).

В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Однако право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы (п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.3 ст.85 ГПК РФ). Таким образом, эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать.

2. Экспертному исследованию могут подвергаться также живые лица (см. гл. IV и комментарий к ней).

3. Некоторые экспертные исследования сопряжены с повреждением или использованием объектов (см. также ст.9 и комментарий к ней). Такое повреждение или использование допустимо лишь в случаях, когда без него исследование провести невозможно, и только после разрешения органа или лица, назначивших экспертизу. При этом эксперт должен стремиться к тому, чтобы осуществлять минимальное воздействие на объекты исследования. Комментируемая статья предусматривает возможность внесения изменений в вещественные доказательства и документы в ходе экспертного исследования только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу. Объем повреждения или использования определяется необходимостью проведения исследований и дачи заключения. Разрешение может быть получено как при назначении экспертизы, что отражается в постановлении или определении о назначении экспертизы, так и в процессе ее производства, что официально оформляется соответствующим письмом. Таким образом, разрешение должно содержаться либо в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, либо в соответствующем письме. Орган или лицо, назначающие экспертизу, всегда должны давать санкцию на видоизменение объекта, иначе исследование будет невозможно; орган или лицо, назначившие экспертизу, должны указать эксперту, какие свойства или признаки объекта, с их точки зрения, необходимо по возможности оставить без изменения. С другой стороны, сам судебный эксперт, согласно принципу непосредственности, должен выбирать такие методы и методики исследования, чтобы повреждать или использовать объекты экспертизы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Контроль над этим входит в обязанности руководителя судебно-экспертного учреждения [8].

При использовании многих общеэкспертных методов может остаться неизменным состав, но в результате пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики объекта. Все это делает внешне неизмененный объект на самом деле другим, и проведение других исследований (в том числе и повторных) в ряде случаев становится невозможным.

Следует подчеркнуть, что применение неразрушающих методов может быть неэффективным в случаях, когда полную информацию об объекте можно получить только при его разрушении. Выбор методики исследования иногда зависит не только от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование только неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и иметь негативные последствия при раскрытии и расследовании преступлений, а также судебном рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Сказанное выше относится к объектам, имеющим определенную форму. Что касается жидких и сыпучих тел, то, если объект имеется в достаточном количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого значения. При этом необходимо до начала отбора проб точно определить количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим. Например, на месте происшествия обнаружена бутылка со спиртосодержащей жидкостью. После изъятия отпечатков пальцев и фотографирования бутылки незначительную часть жидкости можно использовать для экспертного исследования с помощью методов газо-жидкостной хроматографии. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим.

4. Поскольку за сохранность вещественных доказательств и документов, направляемых на экспертизу, по своему процессуальному статусу отвечает орган или лицо, назначившие экспертизу, то ни эксперт, ни судебно-экспертное учреждение не несут материальной ответственности за их повреждение или использование, если таковое произведено с разрешения этого органа или лица (ст.82 УПК РФ; ст.74 ГПК РФ; ст.77 АПК РФ). Все претензии собственник поврежденных при производстве экспертизы вещественных доказательств и документов может предъявлять в установленном законом порядке к органу или лицу, назначившим данную экспертизу и давшим такое разрешение.

5. В случае необходимости экспертного исследования объектов, которые по каким-либо причинам не могут быть доставлены в судебно-экспертное учреждение (например, здания, участки земной поверхности, транспортные средства), орган или лицо, назначившие экспертизу, обязаны обеспечить эксперту возможность для работы с ними. Если лица, в распоряжении которых находятся эти объекты, отказывают в доступе к такого рода объектам, то орган или лицо, назначившие экспертизу, должны использовать предоставленные им законом полномочия и принять все необходимые меры для обеспечения беспрепятственного доступа к объекту и возможности его исследования. К лицам, препятствующим доступу к объектам, могут быть применены санкции, предусмотренные процессуальным законодательством (ст.ст.117, 118 УПК РФ). Принудительное исполнение процессуальных решений в случае противодействия может быть поручено органу дознания (ст.38 УПК РФ). 


Статья 11. Государственные судебно-экспертные учреждения

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, созданные для обеспечения исполнения полномочий судов, судей, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы.

Организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться также экспертными подразделениями, созданными федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В случаях, если производство судебной экспертизы поручается указанным экспертным подразделениям, они осуществляют функции, исполняют обязанности, имеют права и несут ответственность как государственные судебно-экспертные учреждения.

Государственные судебно-экспертные учреждения создаются и ликвидируются в порядке, определяемом законодательством Российской Федерации.

Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений по организации и производству судебной экспертизы регулируется настоящим Федеральным законом, процессуальным законодательством Российской Федерации и осуществляется в соответствии с нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Организация и производство судебной экспертизы в медицинских учреждениях или их подразделениях, не относящихся к ведению федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения, осуществляются на основании нормативных правовых актов соответствующих федеральных органов исполнительной власти, принимаемых совместно с федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения. В указанных учреждениях и подразделениях не может организовываться и производиться судебно-психиатрическая экспертиза.

Государственные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов.

Государственные судебно-экспертные учреждения производят судебную экспертизу в соответствии с профилем, определенным для них соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Государственные судебно-экспертные учреждения в обязательном порядке производят судебную экспертизу для органов дознания, органов предварительного следствия и судов, расположенных на территории, которая определяется соответствующими федеральными органами исполнительной власти. В случае невозможности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем указанную территорию, в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований судебная экспертиза для органов дознания, органов предварительного следствия и судов может быть произведена государственными судебно-экспертными учреждениями, обслуживающими другие территории.

Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений по организации и производству судебной экспертизы для других государств осуществляется в соответствии с международными договорами Российской Федерации.


Комментарий к статье 11.


1. В комментируемой статье Закона дано определение государственного судебно-экспертного учреждения и всей системы федеральных судебно-экспертных учреждений и экспертных подразделений, создаваемых органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, системы правовых источников, регулирующих деятельность судебно-экспертных учреждений, их специализацию, распределение территориальной подведомственности и международное сотрудничество российских судебно-экспертных учреждений.

В качестве государственного судебно-экспертное учреждение образуется органами исполнительной власти, входит в их систему и является специализированной организацией, обладающей правом быть самостоятельным юридическим лицом, иметь права и обязанности, нести ответственность в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации (см. ст.ст.48 — 65, 120 ГК РФ).

В части 1 данной статьи определяется главная функция судебно-экспертных учреждений и их предназначение: обеспечение исполнения процессуальных полномочий судов, судей при осуществлении ими правосудия, органов дознания, лиц, производящих дознание, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебной экспертизы в целях оказания содействия при осуществлении уголовного преследования.

Профиль судебно-экспертных учреждений обычно отражен в их наименовании (лаборатория судебной экспертизы, бюро судебно-медицинской экспертизы субъекта Российской Федерации, Российский центр судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РФ, Центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации).

Специализация судебно-экспертных учреждений характеризуется ростом не только традиционных видов криминалистических экспертиз (почерковедческих; технических экспертиз документов; трассологических, криминалистических экспертиз материалов, веществ, изделий; почвоведческих и биологических экспертиз), но и ряда относительно новых, таких как видеографические, экспертизы информационных технологий, психологические, исследования нетрадиционных объектов и др.

В соответствии с комментируемым Законом государственные судебные экспертно-криминалистические учреждения создаются федеральными органами исполнительной власти: Министерством юстиции Российской Федерации, Министерством внутренних дел, Федеральной службой безопасности Российской Федерации, Федеральной службой налоговой полиции, Министерством здравоохранения Российской Федерации, Министерством обороны Российской Федерации.

2. Формирование в целях обеспечения выполнения полномочий судов, судей, органов дознания, дознавателей, следователей и прокуроров посредством организации и производства судебных экспертиз, наличие статуса государственного учреждения, принадлежность к федеральным органам исполнительной власти, а также к органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации создают комплекс признаков государственного судебно-экспертного учреждения.

Частнопрактикующие экспертные организации, не отвечающие вышеуказанным признакам, не имеют статуса, предусмотренного комментируемым Законом и не могут относиться к числу государственных судебно-экспертных учреждений.

3. Ведомственные системы судебно-экспертных учреждений имеют довольно сложное строение, отличаются различным объемом компетенции, характеризуются различными уровнями научно-технической оснащенности и организационными взаимосвязями.

Так, в систему судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции Российской Федерации входят федеральные центры судебной экспертизы, региональные центры судебной экспертизы, расположенные в крупных административных центрах Российской Федерации.

Региональные центры судебной экспертизы имеют свои структурные подразделения в форме отделов или экспертных групп, функционирующих в ряде городов Российской Федерации. Все названные судебно-экспертные учреждения являются юридическими лицами и непосредственно подчиняются Министерству юстиции РФ. Низшим звеном в системе Минюста РФ являются лаборатории судебной экспертизы, в которых проводится большинство традиционных криминалистических экспертиз, а также судебно-автотехнические и экономические (судебно-бухгалтерские) экспертизы. В региональных центрах судебной экспертизы и центральных лабораториях судебной экспертизы, обладающих более высокой технической оснащенностью и высококвалифицированными кадрами, проводятся повторные и сложные экспертизы, ведется научно-исследовательская работа и аттестация экспертных кадров соответствующего региона.

Роль головного экспертного и научно-методического учреждения в системе судебно-экспертных учреждений Минюста России играет Российский федеральный центр судебной экспертизы, образованный Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 октября 1994г. N 1133 на базе Всероссийского научно-исследовательского института судебных экспертиз. В этом центре выполняются наиболее сложные, повторные и уникальные экспертизы для всех регионов России.

Все судебно-экспертные учреждения Российской Федерации руководствуются в своей деятельности комментируемым Законом и Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации, утв. Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20 декабря 2002г. N 347 [9].

В систему судебно-экспертных учреждений Министерства здравоохранения России входят судебно-медицинские и судебно-психиатрические экспертные учреждения: Государственное учреждение „Российский центр судебно-медицинской экспертизы“, региональные бюро судебно-медицинской экспертизы, бюро судебно-медицинской экспертизы городов Москвы и Санкт-Петербурга.

Российский центр судебно-медицинской экспертизы находится в непосредственном подчинении Министерства здравоохранения РФ, бюро судебно-медицинской экспертизы — в подчинении органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации.

В системе региональных бюро судебно-медицинской экспертизы основным звеном, выполняющим большинство экспертных исследований, являются районные и межрегиональные отделения судебно-медицинской экспертизы.

Головным экспертным и научно-методическим учреждением в системе судебно-медицинских учреждений Минздрава России является Российский центр судебно-медицинской экспертизы, организованный в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации от 13 марта 1995г. на основе Научно-исследовательского института судебной медицины и бюро судебно-медицинских экспертиз.

В Российском центре судебно-медицинских экспертиз производятся все виды судебно-медицинских экспертиз, а также наиболее сложные и повторные судебно-медицинские экспертизы, и в том числе молекулярно-генетические по заданиям правоохранительных органов Российской Федерации. Названный центр осуществляет организационно-методическое руководство Бюро судебно-медицинской экспертизы Российской Федерации, контролирует качество экспертной деятельности территориальных бюро судебно-медицинской экспертизы, представляет в руководящие органы здравоохранения предложения по совершенствованию качества и эффективности экспертной работы.

4. Система судебно-психиатрических учреждений состоит из Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского и судебно-психиатрических экспертных отделений общепсихиатрических учреждений (психиатрических учреждений общего профиля). В судебной психиатрии не существует самостоятельных учреждений, единственной функцией которых является производство судебно-психиатрических экспертиз. Функции государственного судебно-экспертного учреждения возлагаются на специализированные судебно-экспертные подразделения психиатрических учреждений общего профиля — психиатрических больниц и психиатрических диспансеров. В составе этих учреждений организуются амбулаторные и стационарные судебно-психиатрические отделения, где судебно-психиатрические экспертизы проводятся по правилам производства судебных экспертиз в специализированных экспертных учреждениях.

Судебно-психиатрические экспертные учреждения разделяются на амбулаторные, стационарные и смешанные. Амбулаторные судебно-психиатрические экспертные учреждения проводят экспертизы в отношении всех направляемых на амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу лиц. Стационарные учреждения делятся на стационары, предназначенные для лиц, содержащихся под стражей, и стационары для лиц, не содержащихся под стражей. Смешанными судебно-психиатрическими учреждениями считаются такие, в структуре которых (например, в психиатрической больнице) создаются одновременно и амбулаторное, и стационарное судебно-экспертное отделение.

Амбулаторная экспертиза лиц, содержащихся под стражей, может частично проводиться на территории следственного изолятора, в котором находятся лица, подвергаемые амбулаторной судебно-психиатрической экспертизе. Обязанность администрации СИЗО создавать надлежащие условия для производства названной экспертизы предусмотрена ч.3 ст.28 Федерального закона от 15 июля 1995г. N 103-ФЗ „О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений“ [10].

Судебно-психиатрические экспертные учреждения субъектов Российской Федерации выполняют, как правило, поручения только правоохранительных органов и судов, расположенных на территории соответствующего субъекта. Но судебно-психиатрические стационарные учреждения для лиц, содержащихся под стражей, обслуживают, как правило, территории нескольких субъектов Российской Федерации.

5. Министерство обороны Российской Федерации, Министерство внутренних дел Российской Федерации, Федеральная служба безопасности Российской Федерации, Государственный таможенный комитет Российской Федерации имеют свои системы экспертных подразделений и экспертных учреждений.

Организационное и методическое руководство военными судебно-медицинскими учреждениями осуществляет Главное военно-медицинское управление Минобороны России. Высшим руководящим экспертным, научно-методическим и контролирующим органом различных видов судебных экспертиз в системе экспертных учреждений Минобороны РФ является Центр судебно-медицинских и криминалистических экспертиз, созданный Генеральным штабом Вооруженных Сил РФ в 2001г.

Военные судебно-медицинские лаборатории являются специализированными учреждениями в составе медицинской службы Вооруженных Сил РФ и предназначены для производства различных видов экспертиз и экспертных исследований для органов дознания, военной юстиции, военных судов.

Экспертно-криминалистическая служба МВД России включает Государственное учреждение „Экспертно-криминалистический центр“, экспертно-криминалистические управления в составе МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, экспертно-криминалистические отделы в городских, районных, линейных органах внутренних дел, а также базовые межрегиональные отделы (отделения) естественнонаучного направления. Экспертно-криминалистическая служба МВД представляет систему структурно самостоятельных подразделений, независимых в своей судебно-экспертной деятельности от органов дознания и предварительного следствия.

Низшим звеном экспертно-криминалистической службы МВД РФ являются экспертно-криминалистические отделы (группы, отделения) городских, районных, линейных органов внутренних дел, выполняющих традиционные криминалистические экспертизы и некоторые виды других экспертиз.

Второй уровень составляют экспертно-криминалистические управления (отделы) МВД, ГУВД, УВД, УВДТ субъектов Российской Федерации, которые также выполняют традиционные криминалистические исследования. В третий уровень системы криминалистических учреждений МВД входят подразделения, имеющие в своем составе базовые межрегиональные отделы, отделения естественно научного направления, которые обеспечивают выполнение заданий органов внутренних дел, входящих в зону их обслуживания. Наряду с выполнением сложных и комплексных экспертиз эти подразделения ведут методическую работу и подготовку экспертов. Головным руководящим экспертным, научно-методическим и контролирующим органом экспертно-криминалистической службы МВД России является Экспертно-криминалистический центр МВД России. В 1999г. он утвержден как Государственное учреждение „Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации“. Основной функцией этого центра должна стать организация экспертно-криминалистической деятельности в органах внутренних дел и непосредственное осуществление этой деятельности.

6. Государственные судебно-экспертные учреждения не являются коммерческими организациями. Они выполняют специфические функции по оказанию содействия правоохранительным органам и обладают особым правовым статусом, регулируемым в значительной мере комментируемым Законом. В связи с этим правом на создание (ликвидацию) указанных учреждений наделяются лишь федеральные органы исполнительной власти или органы власти субъектов Российской Федерации. Так, согласно Положению о Министерстве юстиции Российской Федерации, утв. Президентом РФ 2 августа 1999г., Минюст России наделен правом создавать учреждения юстиции и иные организации, реорганизовывать и ликвидировать их, а также утверждать их уставы. Реализуя эти полномочия, Минюст России в последние годы создает целый ряд самостоятельных экспертных лабораторий, преобразует центральные лаборатории в региональные центры судебной экспертизы.

7. Для правового регулирования вопросов организации и производства судебной экспертизы до последнего времени действовало множество правовых источников процессуального и ведомственного характера. При этом целый ряд ключевых вопросов основополагающих принципов и организационных особенностей судебно-экспертной деятельности, таких как соблюдение прав и свобод личности при проведении судебных экспертиз, обеспечение независимости эксперта, объективности, полноты и беспристрастности заключений экспертов, определение полномочий руководителя судебно-экспертного учреждения и его статуса, оставался неурегулированным. Ввиду общего характера этих установлений исключалась возможность их решения подзаконными ведомственными нормативными актами, что обусловило необходимость принятия настоящего Закона, которым были дополнены нормы процессуального законодательства, установлены единые принципы для различного вида экспертиз и унифицирован общий порядок организации и проведения экспертиз.

Следует признать, что целый ряд пробелов в регулировании их назначения и проведения был устранен введением в действие нового Уголовно-процессуального кодекса РФ и нового Гражданского процессуального кодекса РФ.

Вместе с тем комментируемый Закон не охватывает специфики деятельности экспертных учреждений различных ведомств и министерств. Поэтому особенности проведения экспертиз ведомственными судебно-экспертными учреждениями требуют принятия ведомственных нормативно-правовых актов, положениями которых могут руководствоваться, согласно с комментируемой статьей Закона, судебно-экспертные учреждения. К их числу относится установление перечней обязательных к производству судебных экспертиз, территориальных сфер деятельности отдельных экспертных учреждений, сроков проведения экспертиз, порядка подготовки и переподготовки экспертных кадров и др.

Комментируемой статьей допускается проведение судебно-медицинских экспертиз не только в судебно-медицинских учреждениях Министерства здравоохранения РФ и подчиненных органам управления здравоохранения субъектов Российской Федерации, но и в медицинских учреждениях других федеральных органов исполнительной власти, например в медицинских учреждениях Министерства обороны, Министерства внутренних дел и других министерств.

В некоторых из них организованы судебно-экспертные учреждения, проводящие судебно-медицинские экспертизы. Вместе с тем Закон устанавливает, что в целях координации этой деятельности нормативные правовые акты, на основе которых функционируют указанные подразделения различных органов исполнительной власти, должны приниматься этими органами по согласованию (совместно) с Минздравом РФ.

Особенностью этого установления является запрет проводить в указанных ведомственных судебно-медицинских учреждениях судебно-психиатрическую экспертизу. Судебно-психиатрические экспертизы могут проводиться только в медицинских учреждениях, находящихся в ведении Министерства здравоохранения РФ или органов управления здравоохранения субъектов Российской Федерации.

Но отнесение к „ведению федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения“ не означает, что все государственные судебно-психиатрические экспертные учреждения должны быть федерального уровня и непосредственно подчиняться Министерству здравоохранения РФ. Эти учреждения могут быть не только федеральными, но и в подчинении органов управления здравоохранением соответствующего субъекта Российской Федерации.

7. Существующая система государственных судебно-экспертных учреждений в Российской Федерации исторически сложилась под влиянием запросов и потребностей федеральных органов исполнительной власти субъектов Федерации. Такая организационно-управленческая структура, решая задачи отдельных ведомств, не способствует формированию единой экспертной практики, не вполне обеспечивает потребности судов и судей в исследовании вопросов, требующих использования специфических научных и профессиональных знаний и опыта специалистов. Включение учреждений судебной экспертизы, причастных к формированию доказательственной базы в уголовном судопроизводстве, в структуры правоохранительных органов не может не вызывать сомнений в ценности и объективности проводимых ими экспертных исследований. Многие годы экспертные системы разных министерств и ведомств развивались самостоятельно, независимо друг от друга. Каждая из них разрабатывала и использовала в исследовательской работе свою собственную методическую базу и на ее основе готовила экспертные кадры. В результате экспертная практика разных систем не отличалась единообразием в подходе к решению некоторых общих экспертных задач, а сами методики экспертных исследований одних и тех же объектов существенно различаются по глубине и всесторонности научной разработки. Комментируемый Закон обязывает государственные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществлять деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов. Реализация этого установления означает, что методология судебной экспертизы должна быть унифицирована и носить не ведомственный, а межведомственный характер, строиться в соответствии с едиными научными критериями и апробированной методикой. Несоблюдение этих требований вызывает неоправданные сложности в оценке следователями и судами экспертных заключений, вызывает дополнительные временные и финансовые затраты на проведение повторных экспертиз.

Для достижения единого научно-методического подхода к экспертной практике в 1996г. Министерством внутренних дел РФ и Министерством юстиции РФ по согласованию с Верховным Судом РФ и Генеральной прокуратурой РФ было утверждено Положение о федеральном координационно-методическом совете по проблемам экспертных исследований. Основными задачами Совета являются: определение актуальности, приоритетности и координация научно-исследовательских тем, требующих совместной или согласованной разработки; рассмотрение вопросов об обмене научно-технической информацией; утверждение каталогов и паспортов методик исследования; определение единых квалификационных требований к экспертам одной специальности; разрешение спорных вопросов экспертной практики.

8. Перечень обязательных к производству родов и видов экспертиз (так называемый профиль судебно-экспертной деятельности), а также территория обслуживания для каждого судебно-экспертного учреждения устанавливаются соответствующим федеральным органом исполнительной власти (министерством, ведомством). Установление профиля и территории судебно-экспертной деятельности конкретного судебно-экспертного учреждения необходимо для эффективной организации и приближения этих учреждений к органам дознания, предварительного следствия и судам, расположенным на указанной территории.

Территориальный принцип обязательного обслуживания правоохранительных органов, установленный в комментируемой статье, призван создать необходимые условия для организации судебно-экспертной работы всех государственных экспертных служб. Он не должен нарушать свободы выбора эксперта, предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством. Это право уточняется в случаях, когда речь идет о назначении проведения экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, которое функционирует на установленной федеральным органом исполнительной власти территории.

Несоблюдение указанного порядка назначения и проведения судебно-экспертных исследований следует рассматривать как нарушение принципа законности.

9. Отступление от указанного территориального порядка обслуживания правоохранительных органов Закон допускает лишь в случаях отсутствия в экспертном учреждении: эксперта конкретной специальности, необходимой материальной базы либо специальных условий (в частности, высоких технологий) для проведения экспертного исследования. Если назначенное экспертное учреждение имеет все необходимые условия для проведения экспертизы, оно не вправе отказаться от ее производства. Иначе для руководителя экспертного учреждения могут наступить предусмотренные ст.315 УК РФ последствия.

10. Организацию и производство государственными судебно-экспертными учреждениями судебных экспертиз для других государств комментируемый Закон допускает лишь при наличии соответствующих международных договоров Российской Федерации.

Договоры о правовой помощи по гражданским и уголовным делам заключены Министерством юстиции со всеми странами — участницами СНГ и многими другими государствами. Но эти договоры не касаются, как правило, вопросов, непосредственно связанных с организацией и осуществлением производства судебных экспертиз.

Иностранный суд или иной правоохранительный орган, нуждающийся в производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении России, обращается к этому учреждению для выяснения наличия соответствующей возможности и согласования всех необходимых условий по ее организации и производству. Судебная экспертиза для иностранных государств (как по гражданским, так и по уголовным делам) должна выполняться за плату, т.к. ее проведение всегда связано с финансовыми, временными, трудовыми и прочими затратами. 


Статья 12. Государственный судебный эксперт

Государственным судебным экспертом является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей.


Комментарий к статье 12.


1. Основным носителем специальных знаний является эксперт (ст.57 УПК РФ; ст.79 ГПК РФ; ст.55 АПК РФ; ст.25.9 КоАП РФ). В качестве эксперта может выступать любое лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями в пределах своей компетенции. Эксперт может быть сотрудником государственного судебно-экспертного учреждения. Принципиально важно, что судебный эксперт является самостоятельной фигурой процесса и несет личную ответственность за дачу заключения. До вынесения постановления следователем или определения суда о назначении экспертизы лицо, занимающее экспертную должность, в процессуально-правовом плане экспертом не является. Данное утверждение относится и к сотрудникам государственных судебно-экспертных учреждений.

В соответствии с требованием комментируемой статьи государственным судебным экспертом является работник, состоящий в штате государственного судебно-экспертного учреждения (замещающий экспертную должность) и осуществляющий производство судебной экспертизы в рамках выполнения служебных обязанностей. Согласно должностным инструкциям в судебно-экспертных учреждениях МВД, Минюста и Минобороны России экспертной деятельностью могут заниматься эксперты, старшие эксперты, ведущие эксперты, главные эксперты, руководители структурного подразделения, руководители всего экспертного учреждения (подразделения); в системе Минздрава России — судебно-медицинские эксперты, судебные химики, судебные биологи, эксперты-психиатры, медицинские психологи, заведующие стационарным судебно-психиатрическим экспертным отделением и другие штатные сотрудники; в таможенных лабораториях ГТК России — инспектора, старшие инспектора, ведущие инспектора, главные инспектора. Для производства судебных экспертиз вышеуказанными сотрудниками необходимы следующие условия: включение данной деятельности в их служебные обязанности, прохождение соответствующей профессиональной подготовки и квалификационной аттестации (см. ст.13 и комментарий к ней). 


Статья 13. Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту

Должность эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях может занимать гражданин Российской Федерации, имеющий высшее профессиональное образование и прошедший последующую подготовку по конкретной экспертной специальности в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Должность эксперта в экспертных подразделениях федерального органа исполнительной власти в области внутренних дел может также занимать гражданин Российской Федерации, имеющий среднее специальное экспертное образование.

Определение уровня профессиональной подготовки экспертов и аттестация их на право самостоятельного производства судебной экспертизы осуществляются экспертно-квалификационными комиссиями в порядке, установленном нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти. Уровень профессиональной подготовки экспертов подлежит пересмотру указанными комиссиями каждые пять лет.


Комментарий к статье 13.


1. Комментируемая статья предусматривает комплектование штатов государственных судебно-экспертных учреждений системы Минюста, Минздрава, Минобороны, ГТК, ФСБ РФ специалистами, имеющими высшее профессиональное образование. Исключение составляют экспертно-криминалистические подразделения МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, где в настоящее время работают как эксперты с высшим образованием, так и эксперты-криминалисты, окончившие Московскую специальную среднюю школу милиции и имеющие среднее специальное экспертное образование. В настоящее время это образовательное учреждение закрыто.

В соответствии с нормативными правовыми актами, утвержденными соответствующими федеральными органами исполнительной власти, проводятся комплектование кадрового состава государственных судебно-экспертных учреждений, подготовка сотрудников по конкретному виду судебной экспертизы и экспертной специальности, а также повышение квалификации экспертов.

В соответствии с действующим в настоящее время Приказом МВД России от 1 июня 1993г. N 261 на экспертные должности могут назначаться лица, имеющие высшее или среднее специальное экспертное образование и право самостоятельного производства экспертиз. В настоящее время на стадии разработки находятся ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие деятельность экспертов органов внутренних дел с учетом требований процессуального законодательства и комментируемого Закона. Среди них: „Наставление по организации работы экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел“, „Инструкция по организации производства судебных экспертиз и экспертиз по делам об административных правонарушениях в экспертно-криминалистических учреждениях и подразделениях системы Министерства внутренних дел Российской Федерации“ и „Положение об аттестации сотрудников экспертно-криминалистических учреждений и подразделений в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации на право самостоятельного производства судебных экспертиз“. Согласно проектам указанных документов экспертами могут быть лица, имеющие высшее профессиональное образование по специальности „Судебная экспертиза“, иное высшее профессиональное образование, прошедшие последующую подготовку по конкретному виду экспертной специализации, или среднее специальное образование по специальности „Криминалистическая экспертиза“ и аттестованные на право самостоятельного производства судебных экспертиз.

В судебно-экспертных учреждениях (СЭУ) Минюста России на экспертные должности зачисляются юристы, инженеры, экономисты, физики, химики, биологи и другие специалисты с высшим профессиональным (не экспертным) образованием по профилю будущей экспертной специальности. Деятельность экспертов СЭУ регламентирована процессуальным законодательством, комментируемым Законом, а также ведомственными нормативными правовыми актами, в том числе Инструкцией по организации производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации, утв. Приказом Минюста РФ N 347 от 20 декабря 2002 г.

Аналогичным предусмотренному в СЭУ образом осуществляется подбор кадров для работы в таможенных лабораториях ГТК России, а также в экспертных подразделениях ФСБ РФ. Например, в соответствии с Инструкцией о назначении должностными лицами таможенных органов экспертиз и исследований и об оценке заключений эксперта и результатов исследований (в ред. Приказа ГТК РФ от 28 июня 2002г. N 675) экспертизы в таможенных целях выполняют сотрудники таможенных лабораторий, имеющие право на самостоятельное проведение экспертиз, которых назначают экспертами.

В судебно-медицинских учреждениях Минздрава России комплектование кадрового состава, выполняющего судебно-медицинские экспертизы, осуществляется специалистами с высшим медицинским образованием, имеющими сертификат на производство судебно-медицинских экспертиз (сертификат специалиста). Для производства других видов экспертиз могут привлекаться лица, имеющие высшее фармакологическое, химическое, биологическое и иное образование. Аналогичным образом комплектуются судебно-экспертные учреждения Минобороны России. Кадровая политика последних отличается от судебно-медицинских учреждений Минздрава РФ тем, что на должности экспертов в системе Минобороны назначаются военнослужащие и служащие Российской Армии.

Послевузовская специализированная врачебно-судебно-медицинская подготовка судебно-медицинских экспертов осуществляется путем окончания: ординатуры по специальности „Судебная медицина“ (два года обучения), аспирантуры по специальности „Судебная медицина“, курсов усовершенствования со специализацией в области судебной медицины при Российской медицинской академии последипломного образования Минздрава России, Санкт-Петербургского института усовершенствования врачей или других образовательных учреждений.

Комплектование судебно-психиатрических экспертных учреждений и судебно-психиатрических экспертных отделений психиатрических учреждений Минздрава России осуществляется в соответствии с Положением об организации деятельности врача — судебно-психиатрического эксперта, утв. Приказом Минздрава РФ от 14 августа 2002г. N 262. Врачом — судебно-психиатрическим экспертом — назначается врач-психиатр, прошедший специальную подготовку по судебно-психиатрической экспертизе. Судебно-психиатрические экспертизы могут выполнять только врачи-психиатры, имеющие высшее медицинское образование и прошедшие специализированную врачебно-психиатрическую подготовку путем окончания ординатуры или интернатуры по специальности „Психиатрия“ (соответственно два и один год обучения). Врачом-психиатром может стать врач иной (непсихиатрической) специальности после прохождения специализации в психиатрическом учреждении, имеющем разрешение (лицензию) на данный вид деятельности.

В качестве эксперта-психолога при производстве комплексных психолого-психиатрических экспертиз привлекаются медицинские психологи, имеющие высшее психологическое образование и прошедшие послевузовскую подготовку по медицинской психологии, в соответствии с Положением о подготовке медицинских психологов, утв. Приказом Минздрава РФ от 26 ноября 1996г. N 391.

2. Деятельность экспертно-квалификационных комиссий осуществляется в целях определения уровня профессиональной подготовки экспертов и их аттестации на право самостоятельного производства судебной экспертизы по определенному виду или экспертной специальности в соответствии с ведомственными нормативными актами. Экспертно-квалификационные комиссии предоставляют или отказывают в предоставлении, а также принимают решение о продлении или лишении права самостоятельного производства судебной экспертизы по определенному виду или экспертной специальности.

На основании решения комиссии о том, что работник обладает необходимыми специальными знаниями, ему выдается свидетельство, образец которого устанавливается соответствующими федеральными органами исполнительной власти.

Периодическая аттестация экспертов осуществляется в целях обеспечения контроля за должным уровнем профессиональной подготовки и переподготовки экспертов, способствует получению объективных и достоверных результатов, а также повышению качества выполняемых экспертиз.

На практике осуществляются два вида аттестации работников: квалификационная и на соответствие занимаемой должности. Все сотрудники государственных судебно-экспертных учреждений, производящие судебные экспертизы, в обязательном порядке подлежат квалификационной аттестации на право самостоятельного производства экспертиз. Аттестация на соответствие занимаемой должности осуществляется в судебно-экспертных учреждениях МВД, ФСБ, МО, ГТК РФ, где эксперты являются военнослужащими или государственными служащими. Например, прохождение аттестации на соответствие занимаемой должности предусмотрено Законом РФ от 18 апреля 1991г. N 1026-1 „О милиции“ (в ред. от 10 января 2003 г.), Положением „О службе в органах внутренних дел Российской Федерации“, Положением „О порядке прохождения военной службы“, другими нормативными правовыми актами.

Квалификационная аттестация предусматривает возможность предоставления эксперту и продления права самостоятельного производства судебной экспертизы по конкретному ее виду или экспертной специальности на основе проверки уровня профессиональной подготовки работника, знания им организационно-правовых и методических основ судебно-экспертной деятельности, проверки степени владения методами и методиками, навыками и приемами производства судебной экспертизы по определенному виду судебной экспертизы или экспертной специальности. Перечень родов и видов экспертиз, а также порядок предоставления (продления, лишения) права самостоятельного производства экспертиз устанавливаются соответствующими ведомственными нормативными правовыми актами. Например, Приказом Минюста России от 23 января 2002г. N 20 утверждено Положение об аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации, Приказом ГТК РФ от 4 июня 2001г. N 513 — Положение о системе экспертной аттестации.

Комментируемая статья предусматривает предоставление эксперту права на самостоятельное производство судебной экспертизы сроком на 5 лет и продление права через каждые 5 лет, независимо от ведомственной принадлежности судебно-экспертных учреждений.

Профессиональная подготовка сотрудников экспертно-криминалистических подразделений МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации в настоящее время осуществляется в соответствии с Наставлением по организации профессиональной подготовки рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, утв. Приказом МВД России от 10 июля 1991г. N 110. Указанным Наставлением определены следующие основные виды обучения, обеспечивающие его непрерывность: первоначальная подготовка, стажировка, переподготовка, повышение квалификации, обучение в аспирантуре, адъюнктуре, докторантуре, служебная и боевая подготовка, физическая подготовка, самостоятельная учеба. Профессиональная подготовка в рамках повышения квалификации и переподготовки сотрудников осуществляется на факультетах и курсах высших образовательных учреждений, в ГУ ЭКЦ МВД России, а также в базовых экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел.

МВД России обеспечивает себя кадрами, имеющими высшее экспертное образование. В соответствии с Государственным образовательным стандартом, предусматривающим высшее профессиональное образование по специальности 350600 „Судебная экспертиза“, подготовку экспертов-криминалистов с высшим образованием осуществляют по очной форме обучения в следующих вузах России: Московский госуниверситет им. М.В. Ломоносова, Волгоградская академия и Саратовский юридический институт. На базе этих образовательных учреждений осуществляется подготовка сотрудников экспертно-криминалистических подразделений ОВД, не имеющих специального экспертного образования, для получения свидетельства на право самостоятельного производства экспертиз. Послевузовскую подготовку эксперты ОВД МВД, ГУВД, УВД, УВДТ субъектов Российской Федерации проходят на факультетах повышения квалификации в выше перечисленных вузах, а также на курсах повышения квалификации в учебных центрах ГУВД Ставропольского края, УВД Калужской области, Санкт-Петербургском университете МВД России. При этом эксперты-криминалисты руководствуются программами, утвержденными Главным управлением кадров МВД России и согласованными с ГУ ЭКЦ МВД России.

В судебно-экспертных учреждениях МВД России головным органом по вопросам предоставления права производства экспертиз является Центральная экспертно-квалификационная комиссия МВД России, действующая при ГУ ЭКЦ МВД России. Аттестация на правопроизводства экспертиз осуществляется также региональными экспертно-квалификационными комиссиями, созданными на базе экспертно-криминалистических центров МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации.

В судебно-экспертных учреждениях Минюста РФ (в соответствии с ведомственным Положением об организации обучения кадров, утв. замминистра 20 июня 1996 г.) профессиональная подготовка включает: подготовку по типовой программе по конкретной экспертной специальности под руководством наставника, повышение квалификации путем обучения на курсах, организованных на базе РФЦСЭ Российской правовой академией Минюста России, прохождение стажировок в ведущих экспертных и научных учреждениях, участие в работе научно-практических семинаров и школ, обучение в аспирантуре и подготовка диссертационных работ в качестве соискателей.

Аттестация экспертов на право самостоятельного производства экспертиз по конкретным экспертным специальностям и методам исследования проводится Центральной экспертно-квалификационной комиссией, действующей при Российском федеральном центре судебной экспертизы, а также зональными экспертно-квалификационными комиссиями, созданными в региональных центрах и центральных лабораториях судебной экспертизы.

Повышение квалификации сотрудников в таможенных органах экспертизы осуществляется путем стажировки под руководством наставника по индивидуальному плану в течение года. Предусмотрена на базе РФЦСЭ также самостоятельная подготовка и обучение на очно-заочных курсах организаций, имеющих право выдавать свидетельства или аттестаты в установленном законом порядке. При всех таможенных лабораториях созданы аттестационные комиссии, которые проводят аттестацию экспертов на право самостоятельного производства экспертиз. Право утверждения результатов аттестации и выдачи свидетельств единого образца возложено на Центральную аттестационную комиссию, образованную в Центральном экспертно-криминалистическом таможенном управлении ГТК России.

В федеральных органах налоговой полиции ранее также имелись государственные судебно-экспертные учреждения. В марте 2003г. Федеральная служба налоговой полиции упразднена, а ее штатная численность, в том числе основная часть штатных единиц экспертных подразделений, передана вновь созданному Государственному комитету по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Профессиональная подготовка экспертов ранее осуществлялась в соответствии с Положением об организации обучения сотрудников экспертных подразделений федеральных органов налоговой полиции.

Квалификационная аттестация судебно-медицинских экспертов осуществляется путем получения обязательного для каждого эксперта сертификата на занятие судебно-медицинской экспертной деятельностью, а также при прохождении аттестации на получение квалификационной категории (присваивается приказом по учреждению). В соответствии с Приказом Минздрава России от 9 августа 2001г. N 314 „О порядке получения квалификационных категорий“ регламентирован порядок прохождения такой аттестации в судебно-медицинских учреждениях Минздрава России. В Минобороны России подобная аттестация проводится в соответствии с Положением о порядке получения квалификационных категорий медицинского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации, введенным Приказом от 5 ноября 2001г. N 530.

Судебно-медицинские эксперты Минздрава и Минобороны России в целях повышения квалификации осуществляют дополнительную специальную подготовку в образовательных учреждениях, имеющих соответствующее разрешение, не реже одного раза в пять лет. Специализация и усовершенствование судебных экспертов (судебных медиков, судебных психиатров, криминалистов, химиков, биологов, генетиков, гистологов) проводится также в образовательных учреждениях и судебно-экспертных учреждениях Минздрава России и других федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, имеющих экспертные учреждения.

В судебно-экспертных учреждениях МО РФ профессиональная подготовка экспертов в системе МО РФ осуществляется в соответствии с ведомственным нормативным актом „Руководство по судебно-медицинской экспертизе в Вооруженных Силах Российской Федерации на мирное время“, введенным в действие Приказом от 19 апреля 2001г. N 190. В течение шести месяцев назначенные на должность сотрудники проходят стажировку в экспертном учреждении по индивидуальному плану под руководством наставника. Специализированная подготовка осуществляется на базе интернатуры медицинского состава видов Вооруженных Сил Российской Федерации, военных округов (флотов).

Послевузовское образование и повышение квалификации экспертов проводятся в Военно-медицинской академии, а также на курсах по судебной экспертизе при Государственном институте усовершенствования врачей Минобороны России. После окончания обучения и успешной сдачи экзаменов экспертам на 5 лет выдается сертификат по специальности „судебно-медицинская экспертиза“, который действителен в течение пяти лет. Предусмотрена дополнительная подготовка специалистов и повышение их квалификации в клинической ординатуре, адъюнктуре, докторантуре на кафедре судебной медицины Военно-медицинской академии. В судебно-экспертных учреждениях Минобороны России в обязательном порядке предусмотрена переподготовка экспертов не реже одного раза в пять лет.

В соответствии с Положением об организации деятельности врача — судебно-психиатрического эксперта, утв. Приказом Минздрава РФ от 14 августа 2002г. N 262, эксперт, производящий судебно-психиатрические экспертизы, имеет право на повышение квалификации и получение квалификационной категории в соответствии с достигнутым уровнем профессиональных знаний и навыков. Послевузовское образование врачей-психиатров осуществляется в ординатуре Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, в интернатуре, а также на специализированных курсах подготовки, организованных на факультете послевузовского образования Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, и т.д. В целях повышения уровня квалификации экспертов-психиатров в государственных судебно-психиатрических экспертных учреждениях в обязательном порядке предусмотрена их профессиональная подготовка не реже одного раза в пять лет. 


Глава II. Обязанности и права руководителя и эксперта государственного судебно-экспертного учреждения

Статья 14. Обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения

Руководитель обязан:

по получении постановления или определения о назначении судебной экспертизы поручить ее производство конкретному эксперту или комиссии экспертов данного учреждения, которые обладают специальными знаниями в объеме, требуемом для ответов на поставленные вопросы;

разъяснить эксперту или комиссии экспертов их обязанности и права;

по поручению органа или лица, назначивших судебную экспертизу, предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, взять у него соответствующую подписку и направить ее вместе с заключением эксперта в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта;

по окончании исследований направить заключение эксперта, объекты исследований и материалы дела в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу;

обеспечить условия, необходимые для сохранения конфиденциальности исследований и их результатов;

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с организацией и производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

Руководитель обязан обеспечить условия, необходимые для проведения исследований:

наличие оборудования, приборов, материалов и средств информационного обеспечения;

соблюдение правил техники безопасности и производственной санитарии;

сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

Руководитель не вправе:

истребовать без постановления или определения о назначении судебной экспертизы объекты исследований и материалы дела, необходимые для производства судебной экспертизы;

самостоятельно без согласования с органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, привлекать к ее производству лиц, не работающих в данном учреждении;

давать эксперту указания, предрешающие содержание выводов по конкретной судебной экспертизе.


Комментарий к статье 14.


1. О государственном судебно-экспертном учреждении (далее — учреждение), его руководителе, эксперте подробно говорилось в комментарии.

2. Глава II Закона устанавливает компетенцию двух основных субъектов экспертной деятельности — руководителя учреждения и эксперта. Их компетенция рассматривается в виде двух категорий — категории обязанностей как вида должного поведения и категории прав как вида полномочий, необходимых для выполнения обязанностей. Общая компетенция учреждения отделена от компетенции руководителя и регулируется как самостоятельное правовое явление (см. ст.11 Закона). Но это не значит, что между ними нет связей. Они многочисленны и начинаются с установления и правового закрепления целей деятельности. Цель деятельности учреждения и, следовательно, руководителя и эксперта определяется на основании понятий организации и производства судебной экспертизы (в дальнейшем — экспертизы), назначенной судами, судьями, органами дознания, дознавателями, следователями, прокурорами (ч.1 ст.11). Эти положения Закона посчитаем исходными при анализе обязанностей руководителя.

3. Общее понятие организации в данном случае обозначает личную деятельность руководителя по объединению и упорядочению усилий экспертов и других лиц, входящих в состав учреждения, и внешних отношений учреждения с органами и лицами, наделенными правами по назначению экспертиз, а также с другими организациями, связи с которыми необходимы для обеспечения экспертной деятельности. Обязанности руководителя по организации экспертной деятельности начинаются с момента получения процессуальных документов о назначении экспертизы.

Получая от субъектов судопроизводства поручения об экспертном исследовании, руководитель должен проверить полномочия лиц, назначивших экспертизу, и соответствие этих полномочий их процессуальному положению. Подлежат оценке поставленные вопросы и согласованность с ними представленных материалов дела, соответствие полученного задания профилю учреждения и специальностям экспертов. Однако руководитель не вправе давать заключения о невозможности проведения экспертизы — процессуальные законы и ч.3 п.1 ст.16 настоящего Закона такие полномочия закрепляют только за экспертом.

Руководитель может вернуть постановление или определение о назначении экспертизы без исполнения, если отсутствует материально-техническая база для проведения экспертизы или нет эксперта, обладающего специальными знаниями, необходимыми для ответа на поставленные вопросы (ч.1 п.1 ст.15 Закона). Во всех остальных случаях руководитель поручает проведение исследования эксперту, подготовка которого достаточна для ответа на поставленные вопросы. Одновременно с этим руководитель разъясняет эксперту его права, обязанности и ответственность, связанные с выполнением задания. Отдельно выделяется обязанность руководителя предупредить эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Такое предупреждение оформляется отдельной распиской, она приобщается к заключению эксперта в виде самостоятельного документа. Поручая производство экспертизы, руководитель должен обеспечить конфиденциальность исследования. Процессуальные законы запрещают эксперту самостоятельный сбор доказательств, общение со свидетелями, другими участниками процесса, не включенными в проведение экспертизы. Все необходимые дополнительные материалы и доказательства эксперт может получить одним путем — обратившись с ходатайством к органу или лицу, назначившему экспертизу. Эксперт должен быть огражден от давления со стороны лиц, добивающихся незаконных решений. В обязанность руководителя входит создание условий сохранения государственной, следственной, коммерческой тайны, других признанных законом ограничений в распространении сведений. Эти задачи решаются путем соответствующего делопроизводства и другими организационными методами (см. комментарии к ст.ст.18 и 40).

4. Поручая производство экспертизы, руководитель обязан решить вопрос о том, будет ли эксперт действовать самостоятельно или необходима комиссионная экспертиза. Руководитель определяет и вид комиссионной экспертизы — будет она состоять из экспертов одной специальности или разных специальностей. В комиссии, назначаемые руководителем, могут включаться только эксперты, работающие в учреждении, подчиненном руководителю. О принятом решении руководитель извещает инициатора экспертизы. Возможно привлечение сторонних экспертов. Но в этом случае руководитель обращается с соответствующим ходатайством к органу или лицу, назначившему экспертизу. Ходатайство разрешается путем вынесения соответствующего определения или постановления и по другим правилам, установленным процессуальным законодательством.

5. Деятельность руководителя в период проведения экспертизы заключается в создании условий для исследований, необходимых для научной обоснованности и юридической полноценности заключений экспертов. Эти условия носят организационную, финансовую, материально-техническую, информационно обеспечивающую и контрольную направленность.

6. Организационная направленность и остальные виды деятельности, названные в предыдущем пункте, предполагают наличие прав руководителя, реализуемых по отношению к структуре учреждения, его штатам, к подбору и расстановке кадров (в современном понимании этой деятельности — к управлению персоналом). Подробнее об этом см. комментарий к ст.15, а также комментарии к ст.ст.37, 38, 39.

7. Объекты контрольных полномочий руководителя — сроки экспертиз, их полнота и качество.

8. Процессуальное законодательство не устанавливает сроков проведения экспертиз. Но они могут определяться ведомственными нормативными актами. Срок проведения экспертиз целесообразно исчислять с момента получения постановления или определения о назначении экспертизы и направления экспертизы ее инициатору.

9. Полнота экспертизы выражается в исчерпывающих и конкретных ответах на предложенные вопросы. Эксперт вправе дополнить их и этим повысить достоверность своего заключения, однако он обязан обосновать необходимость такого дополнения. В ходе оценки полноты экспертизы особое внимание следует обратить на четкость ответов эксперта. Из них следует исключать неясные и неточные суждения, противоречивые выводы и гипотетические варианты.

10. Качество проведенного экспертного исследования находится в прямой зависимости от примененных научных положений и методик исследования. Руководитель должен знать состояние науки, относящейся к проведенной экспертизе, и требовать применения оправдавших себя достижений науки и способов изучения и исследования объектов экспертизы. Этой же цели служит информационное обеспечение деятельности учреждения в целом и проводимых им видов экспертиз в отдельности. Замечания, появляющиеся в ходе контроля, могут касаться содержания экспертного заключения. Такие замечания не должны противоречить принципу независимости эксперта и подменять его заключение. Но если между руководителем и экспертом возникли разногласия, руководитель, направляя заключение эксперта, вправе сообщить об этом в сопроводительном письме.

11. Соблюдение сроков, обеспечение надлежащей полноты и качества проведения экспертизы повышает значение экспертизы как доказательства. Строгое соблюдение законности проведения экспертизы придает исследованию значение допустимого доказательства, полнота экспертизы непосредственно связана с относимостью экспертного заключения, т.е. его соответствия предмету доказывания, высокое качество исследования определяет достоверность выводов, представленных субъектам судопроизводства.

12. Поскольку многочисленные обязанности контроля, возложенные на руководителя экспертного учреждения, не могут быть выполнены одним человеком, они осуществляются на основе распределения их по уровням управления, что отражается в соответствующих управленческих документах.

13. В обязанности руководителя входит создание материально-технических условий для деятельности экспертного учреждения. К материально-техническим условиям Закон отнес оборудование, приборы, материалы, средства информационного обеспечения. Экспертное учреждение обязано иметь перечень необходимых средств производства экспертиз, классифицированный по рубрикам „оборудование“, „приборы“, „материалы“, „средства информационного обеспечения“. Перечень должен отражать как наличие средств, так и потребность в них. Он является основой для решения вопросов финансирования, приобретения, ремонта, замены средств материально-технического обеспечения.

14. Руководитель экспертного учреждения должен принимать меры по обеспечению техники безопасности и производственной санитарии. Необходимы: разработка и утверждение правил техники безопасности и санитарии; проведение обучения сотрудников соблюдению этих правил; постоянный контроль за осуществлением режима санитарной и технической безопасности, сочетаемый с инструктивными занятиями и тренировками. При получении поручений о производстве экспертиз руководитель обязан потребовать, чтобы инициатор постановки вопроса об экспертизе сообщил о возможных опасностях, заключенных в объектах, представленных для экспертизы. До получения такой информации проведение экспертизы может быть приостановлено.

15. Представленные для исследования объекты должны быть сохранены. При этом надо учитывать процессуальные требования о сохранности вещественных доказательств, положения УПК и других процессуальных законов о том, что экспертные испытания не должны разрушать и изменять объекты исследования. Если возникает необходимость в изменениях или уничтожении их, руководитель или эксперт должны получить согласие лиц, назначивших экспертизу.

16. Закон адресует руководителю ряд запретов. Он не может самостоятельно назначать проведение экспертизы и истребовать объекты исследования и материалы дела. Руководителю запрещено привлекать дополнительных лиц, не состоящих в штате учреждения, для участия в экспертизах. У руководителя нет права давать эксперту указания, предрешающие его выводы. 


Статья 15. Права руководителя государственного судебно-экспертного учреждения

Руководитель вправе:

возвратить без исполнения постановление или определение о назначении судебной экспертизы, представленные для ее производства объекты исследований и материалы дела, если в данном учреждении нет эксперта конкретной специальности, необходимой материально-технической базы либо специальных условий для проведения исследований, указав мотивы, по которым производится возврат;

ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, о включении в состав комиссии экспертов лиц, не работающих в данном учреждении, если их специальные знания необходимы для дачи заключения;

организовывать производство судебной экспертизы с участием других учреждений, указанных в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы;

передавать часть обязанностей и прав, связанных с организацией и производством судебной экспертизы, своему заместителю, а также руководителю структурного подразделения учреждения, которое он возглавляет;

требовать от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, возмещения расходов, связанных с:

1) компенсацией за хранение транспортной организацией поступивших на судебную экспертизу объектов исследований, за исключением штрафов за несвоевременное их получение данным учреждением;

2) транспортировкой объектов после их исследования, за исключением почтовых расходов;

3) хранением объектов исследований в государственном судебно-экспертном учреждении после окончания производства судебной экспертизы сверх сроков, установленных нормативными правовыми актами соответствующих федеральных органов исполнительной власти;

4) ликвидацией последствий взрывов, пожаров и других экстремальных ситуаций, явившихся результатом поступления в данное учреждение объектов повышенной опасности, если орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, не сообщили руководителю об известных им специальных правилах обращения с указанными объектами или они были ненадлежаще упакованы.


Комментарий к статье 15.


1. Права руководителя экспертного учреждения соответствуют его обязанностям и необходимы для их исполнения.

2. Руководитель может возвратить без исполнения решения о назначении экспертизы в случаях, указанных в Законе. Они связаны с объективными обстоятельствами, а не с временными трудностями в работе учреждения. Перечислим основания возврата: отсутствие экспертов конкретной специальности; недостаток материально-технической базы для проведения экспертизы; если нет условий для исследований по профилю полученного задания. Отказ от проведения экспертизы мотивируется. Закон не установил форм мотивации. Она может быть включена в документы служебной переписки.

3. Руководитель может ходатайствовать об увеличении состава экспертов. Такие обращения возможны, если среди сотрудников учреждения отсутствуют специалисты, необходимые для проведения экспертизы. Закон связывает это право с комплексными или комиссионными экспертизами. Они могут создаваться в процессуальном порядке с учетом ходатайств руководителя.

4. В практике судопроизводства нередко возникают экспертизы, назначаемые нескольким учреждениям с выделением одного из них в качестве головного. Руководитель головного учреждения проводит необходимые переговоры с руководителями других учреждений и создает из числа представленных ими экспертов комиссию, действующую по правилам комиссионной или комплексной экспертизы (об этих экспертизах см. комментарии к ст.ст.21, 22, 23).

5. Часть 4 пункта 1 комментируемой статьи имеет отношение к правам руководителя, которые он может передавать другим руководителям. В разряд передаваемых (делегируемых) полномочий входят только полномочия, образующие компетенцию руководителя. Компетенция подразделений определяется на основе компетенции учреждения. В числе руководителей, наделяемых правами в порядке делегирования, названы заместители и руководители структурных подразделений. Сотрудникам, не являющимся руководителями, полномочия не делегируются. Содержание делегируемых полномочий ограничено вопросами организации и производства экспертизы. Делегируются не только права, но и обязанности. Делегирование полномочий оформляется приказом руководителя, с которым знакомятся все сотрудники подразделений. Оно может быть включено в регламент деятельности учреждения. Компетенции подразделений также устанавливаются руководителем, но на основе компетенции учреждения. И в данном случае необходим приказ руководителя. Компетенция подразделений может включаться в общий регламент деятельности учреждения.

6. Руководитель имеет право на предъявление требований к другим учреждениям. Такое право не предоставляется руководителю в связи с возмещением неоправданных расходов по проведению экспертизы. Компенсируются убытки от хранения и транспортировки объектов исследования, возникшие не по вине экспертного учреждения, а также утраты, вызванные ликвидацией последствий экстремальных ситуаций в виде взрывов, пожаров или других чрезвычайных событий, если лица или органы, назначившие экспертизу, не предупредили об особых правилах обращения с объектом исследования. Такие же правила действуют тогда, когда экстремальная ситуация возникла в результате неправильной упаковки объекта экспертизы. Почтовые расходы не возмещаются. 


Статья 16. Обязанности эксперта

Эксперт обязан:

принять к производству порученную ему руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения судебную экспертизу;

провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам;

составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы;

не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну;

обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела.

Эксперт также исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

Эксперт не вправе:

принимать поручения о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения;

осуществлять судебно-экспертную деятельность в качестве негосударственного эксперта;

вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела;

самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы;

сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших;

уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.


Комментарий к статье 16.


1. Эксперт обязан принять поручение руководителя экспертного учреждения и провести полное исследование представленного ему объекта. Оно осуществляется в пределах вопросов, заданных эксперту, но он может выполнить и другие исследования. При этом эксперту необходимо, в соответствии с процессуальным законодательством, сформулировать дополнительные вопросы и ответить на них. Исследование объекта будет полным, если эксперт применит рекомендованные наукой методы, позволяющие получить исчерпывающий и уверенный ответ на все возникшие вопросы.

2. В обязанность эксперта входит ознакомление с представленными материалами дела. Применение понятия „материалы дела“ показывает, что в данном случае речь идет о документах, отражающих процессуальное происхождение объекта исследования и порядок его включения в состав доказательств, значение объекта для разрешения дела. В материалах дела могут быть сведения, необходимые для определения содержательной части экспертизы, эксперт вправе их знать. Если возникла потребность в получении дополнительных сведений, эксперт может заявить соответствующее ходатайство тем, кто назначил экспертизу. Возможно представление ходатайств об участии эксперта в действиях, реализуемых для собирания доказательств. Оценка „процессуальной добротности“ материалов дела не входит в задачу эксперта. Но лица, назначившие экспертизу, должны помнить, что назначение экспертизы, основанное на недопустимых доказательствах, приведет к тому, что и экспертиза тоже станет недопустимым доказательством.

4. В обязанности эксперта входит представление обоснованного заключения. Требование обоснованности обращено к содержанию экспертного заключения. В нем должны приводиться не только результаты исследования, но и ход проводимых испытаний, расчеты, схемы, ссылки на другие исследования, приведенные в такой форме, чтобы их можно было проверить. Сомнительные и дискуссионные обстоятельства исключаются.

5. Закон требует представления объективного заключения. Оно дается вне зависимости от интересов участников процессуальных отношений, органов и лиц, назначивших экспертизу, в условиях запрета давления на эксперта. Единственный источник экспертного заключения — результаты проведенного исследования и специальные познания эксперта.

6. Эксперт может отказаться от проведения экспертизы. Отказ должен быть письменным, мотивированным и соответствовать положениям процессуального законодательства. Он направляется лицам и органам, назначившим экспертизу. Обоснование (мотивированность) отказа может отражать личную неосведомленность эксперта. Помимо этого, имеются и другие основания для вывода о невозможности экспертного исследования. Они таковы: объекты исследования непригодны для изучения; материалы дела недостаточны, и их содержание не соответствует предъявляемым процессуальным законом требованиям; эксперту отказано в дополнении материалов дела; современный уровень науки не позволяет ответить на заданные вопросы.

7. Эксперт не может разглашать сведения, причиняющие ущерб гражданам, их правам и обязанностям, установленным конституционным законодательством. Он не имеет права распространять сведения, составляющие государственную или коммерческую тайну, тайну следствия, а также сведения, относящиеся к другим признанным законом секретным данным.

8. Рабочее место эксперта должно быть таким, чтобы обеспечивать сохранность материалов дела и объектов исследования.

9. Эксперт должен соблюдать ряд запретов. Он не может непосредственно принимать поручения о проведении экспертизы. Эти поручения он принимает только от руководителя экспертного учреждения или подразделения. Поскольку эксперт — должностное лицо, входящее в состав государственного экспертного учреждения, он не может выступать в качестве негосударственного эксперта. Не допускаются личные контакты с участниками процесса — это поставит под сомнение объективность эксперта. Эксперт не собирает самостоятельно материалы для проведения исследования. Результаты экспертизы он сообщает только органу или лицу, назначившему экспертизу. Без соответствующего разрешения инициаторов экспертизы эксперт не вправе уничтожать объекты исследования или изменять их свойства. При возникновении необходимости в этом эксперт обращается с ходатайством к лицу, назначившему экспертизу. Ходатайство рассматривается в соответствии с правилами процессуального закона. Постановление об удовлетворении или отклонении ходатайства сообщается эксперту. Могут сложиться обстоятельства, требующие изменения или ликвидации объекта исследования, но соответствующие просьбы эксперта отклонены. Если такое решение делает невозможным проведение исследования, эксперт составляет соответствующее заключение и направляет его лицам или органам, назначившим экспертизу. 


Статья 17. Права эксперта

Эксперт вправе:

ходатайствовать перед руководителем соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения о привлечении к производству судебной экспертизы других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения;

делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний;

обжаловать в установленном законом порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта.

Эксперт также имеет права, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.


Комментарий к статье 17.


1. Эксперт может прийти к выводу о том, что поставленная перед ним задача может быть решена только путем комиссионного или комплексного исследования. Свое мнение и его обоснование он излагает в соответствующем документе (ходатайстве) и направляет его руководителю учреждения. Эксперт должен назвать специалистов, без участия которых невозможно проведение исследования, и место их работы. Среди этих специалистов могут быть лица, не работающие в данном учреждении. Не будет нарушением закона, если все предлагаемые лица окажутся сотрудниками других учреждений, в том числе и не экспертных. Эта информация нужна руководителю для решения возникшей проблемы по существу. Своим распоряжением он может создать комиссию только из сотрудников подчиненного ему учреждения. Назначение других специалистов согласовывается с теми, кто назначил экспертизу (см. комментарий к ст.14).

2. Заключение эксперта — одно из доказательств по делу, и в качестве такового оно оценивается и толкуется. Могут возникнуть неправильные суждения и ссылки на заключение эксперта. Эксперт вправе обратиться с заявлением и возразить против возникших искажений. В судебном заседании эти заявления заносятся в протокол, эксперт может быть допрошен. В уголовном процессе такие допросы возможны и в период расследования. Возражения эксперта должны быть известны сторонам. Информирование обеспечивается субъектами судопроизводства.

3. Процессуальные законы, регулируя деятельность эксперта, предусматривают для него права (их можно назвать специальными), определяющие правовое положение эксперта в судопроизводственных отношениях. Вместе с тем на эксперта распространяются и общие положения о правах гражданина и человека, в том числе и права об их защите. Эксперту дано право обжаловать действия и решения должностных лиц, выполняющих процессуальную деятельность. Жалобы подаются и рассматриваются в порядке, установленном процессуальным законодательством. 


Статья 18. Ограничения при организации и производстве судебной экспертизы

Государственному судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения.

Эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации.

В производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица.


Комментарий к статье 18.


1. Процессуальное законодательство содержит правила отвода эксперта, но оно не распространяет эти правила на руководителя экспертного учреждения. Этот пробел восполняется настоящим Законом. Обнаружение личной заинтересованности руководителя является поводом к прекращению исследования на любой его стадии — от получения задания до его окончания. Понятие и содержание личной заинтересованности руководителя соответствует понятиям процессуального законодательства. Не имеет значения, имел ли руководитель намерения поступать необъективно или такие побуждения у него отсутствуют. Отвод осуществляется в целях предупреждения возможных нарушений закона и в целях обеспечения доверия участников процесса к должностным лицам, являющихся его субъектами. Положения ст.18 распространяются на всех руководителей экспертного учреждения, управляющих исследованиями и имеющих экспертов в своем подчинении. Руководитель, обнаружив основания для отвода, должен устранить себя сам и вернуть полученное задание инициатору экспертизы, последний осуществляет отвод в порядке, определенном процессуальным законодательством. Если руководитель не устранил себя сам, вопрос об отводе могут ставить участники процесса, включая эксперта, обнаружившие причины для принятия такого решения. Органы и лица, назначившие экспертизу, могут отстранить руководителя и по собственной инициативе, но только тогда, когда основания отвода выявлены ими самостоятельно.

2. При назначении экспертизы процессуальные законы предусматривают обсуждение вопросов об отводе эксперта. Но возможно, что основания для этого могут обнаружиться, причем как самим экспертом, так и его руководителем, при проведении экспертизы в самом экспертном учреждении. При их выявлении эксперт прекращает производство экспертизы, немедленно заявляет о самоотводе, о чем сообщается лицам, назначившим экспертизу, и руководителю экспертного учреждения. В дальнейшем отвод осуществляется в порядке процессуального законодательства, после изучения оснований, необходимых для принятия такого решения. При их отсутствии самоотвод может быть отклонен. Ходатайство об отводе эксперта может поступить к лицам и органам, назначившим экспертизу и тогда, когда исследование уже начато. О появлении ходатайства сообщается эксперту, после чего оно исследуется с учетом объяснений эксперта, обоснованность поступивших претензий оценивается. Если эксперт признает справедливость ходатайства, он заявляет о самоотводе. Окончательное решение принимается на основании процессуального закона и теми органами и лицами, по заданию которых проводится экспертиза.

3. Врач, оказывавший медицинскую помощь лицу, в отношении которого проводится судебно-медицинская или судебно-психиатрическая экспертиза, экспертом быть не может. Его мнение о состоянии здоровья испытуемого лица известно. Кроме того, экспертиза может проверять качество и эффективность проведенного лечения. Эти же обстоятельства учитываются при проведении аналогичных экспертиз без непосредственного осмотра лица экспертами. 


Глава III. Производство судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 19. Основания производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, получают образцы для сравнительного исследования и приобщают их к делу в порядке, установленном процессуальным законодательством Российской Федерации. В необходимых случаях получение образцов осуществляется с участием эксперта, которому поручено производство судебной экспертизы, или специалиста.

В случае, если получение образцов является частью исследований и осуществляется экспертом с использованием представленных на судебную экспертизу объектов, после завершения судебной экспертизы образцы направляются в орган или лицу, которые ее назначили, либо определенное время хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении.

Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц определяются главой IV настоящего Федерального закона.


Комментарий к статье 19.


В статье 52 Основ законодательства РФ „Об охране здоровья граждан“ (1993 г.) записано, что судебно-медицинская экспертиза проводится в медицинских учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения экспертом бюро судебно-медицинской экспертизы, а при его отсутствии — врачом, привлеченным для производства экспертизы, на основании постановления лица, производящего дознание, следователя, прокурора или определения суда.

Согласно Правилам судебно-медицинской экспертизы трупа от 10 декабря 1996г., согласованным Генеральной прокуратурой, Верховным Судом и Министерством внутренних дел РФ, судебно-медицинскую экспертизу трупа производят, как правило, штатные судебно-медицинские эксперты. К производству экспертизы трупа могут привлекаться профессорско-преподавательский состав кафедр (курсов) судебной медицины медицинских вузов, а также врачи иной специальности, обладающие специальными познаниями для дачи заключения. Требование органов следствия и суда о привлечении такого лица в качестве эксперта обязательно для руководителя учреждения, в котором это лицо работает (п.1.2.3). Судебно-психиатрическая экспертиза проводится в предназначенных для этой цели учреждениях государственной или муниципальной системы здравоохранения.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


1. В государственных судебно-экспертных учреждениях производится подавляющее большинство и других судебных экспертиз, прежде всего различного рода криминалистических.

В комментируемой статье названы основания производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении, являющиеся непосредственными для руководителя экспертного учреждения и эксперта, которому поручено производство экспертизы: определение суда, постановление судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора.

2. От указанных оснований производства судебной экспертизы следует отличать процессуальные основания назначения судебной экспертизы, которыми руководствуются следователь, дознаватель, прокурор, суд, решая вопрос о назначении и производстве судебной экспертизы. Эти основания, исходя из содержания ряда норм УПК РФ, можно изложить следующим образом: необходимость использования следователем, судом знаний сведущих лиц, незаинтересованных в деле, для исследования вещественных доказательств, предметов, документов, а также живых лиц в целях получения ответов на вопросы, сформулированные в постановлении о назначении экспертизы; при этом ответы эксперта: а) именуются заключением эксперта; б) являются самостоятельным доказательством.

3. Из соответствующих норм УПК РФ (в частности, ч.2 ст.199) видно, что судебная экспертиза по уголовному делу назначается тем должностным лицом или судом, в производстве которого находится дело. В большинстве случаев судебная экспертиза назначается в стадии предварительного расследования, реже — в ходе судебного следствия при рассмотрении дела судом первой инстанции.

4. Новеллой является содержание ч.4 ст.146 УПК, согласно которой постановление о назначении экспертизы при необходимости может быть вынесено и до возбуждения уголовного дела, в ходе рассмотрения сообщения о преступлении. Речь идет прежде всего о судебно-медицинских экспертизах трупа для установления причины смерти, а также для установления характера и степени вреда, причиненного здоровью. В этой начальной стадии уголовного процесса нельзя назначать экспертизы, связанные с помещением лица в судебно-медицинский или судебно-психиатрический стационар, а также экспертизы, для производства которых необходимо получение образцов для сравнительного исследования (поскольку УПК РФ не разрешает проводить это следственное действие до возбуждения уголовного дела).

Согласно ч.1 ст.82 АПК арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В этой же статье предусмотрены случаи, когда суд вправе назначить экспертизу по своей инициативе.

Согласно п.1.3.1 Правил судебно-медицинской экспертизы трупа от 10 декабря 1996г., если постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа не может быть оформлено при направлении трупа в морг, труп препровождают с письменным поручением, в котором отмечают, что постановление будет доставлено к началу производства экспертизы.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


5. При рассмотрении сообщения о преступлении постановление о назначении судебной экспертизы выносит лицо, осуществляющее рассмотрение сообщения, т.е. следователь, дознаватель, прокурор.

6. В стадии предварительного расследования прокурор может вынести постановление о назначении судебной экспертизы, если он принял уголовное дело к своему производству или же при рассмотрении им сообщения о преступлении в соответствии со ст.ст.144, 146 УПК РФ. Кроме того, прокурор вправе дать дознавателю, следователю, в производстве которого находится уголовное дело, письменное указание о назначении судебной экспертизы.

Такое указание прокурор может дать по собственной инициативе, а также при рассмотрении жалобы на решение дознавателя, следователя об отказе удовлетворить ходатайство участника уголовного судопроизводства с собственным интересом о назначении судебной экспертизы.

Согласно ч.3 ст.119 УПК РФ в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель (должностное лицо органа прокуратуры, а равно должностное лицо органа дознания, по поручению прокурора поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу) обладает правом заявлять ходатайства, в том числе и о назначении судом экспертизы.

7. Признав необходимым назначение судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, связанной с помещением подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар, следователь, согласно ч.1 ст.195 УПК РФ, возбуждает перед судом соответствующее ходатайство. Подобным образом в этой ситуации действует дознаватель и прокурор.

8. Сторона защиты (подозреваемый, обвиняемый и их защитник) не вправе назначать судебную экспертизу. Но указанные лица имеют право ходатайствовать об этом перед судом, лицом, в производстве которого находится дело.

Правом на заявление ходатайств, в том числе о назначении судебной экспертизы, наделены также другие участники уголовного судопроизводства, имеющие собственный интерес в деле, т.е. потерпевший, его законный представитель и представитель, частный обвинитель, а также гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

9. В стадии подготовки дела к судебному заседанию судья не вправе назначать судебную экспертизу, даже если о том ходатайствует сторона защиты. Согласно ст.234 УПК РФ в ходе предварительного слушания рассматриваются ходатайства защиты только об исключении доказательств, а также об истребовании дополнительных доказательств или предметов.

В стадии судебного разбирательства на этапе судебного следствия, согласно ч.1 ст.283 УПК РФ, суд может назначить судебную экспертизу по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

10. В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства УПК РФ не требует назначения экспертизы в суде для ответов на вопросы, которые были предметом судебной экспертизы до судебного производства. Согласно ст.282 УПК РФ в этом случае по ходатайству сторон или же по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного следствия, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

При наличии противоречий между заключениями экспертов, которые невозможно преодолеть в судебном разбирательстве путем допросов экспертов, суд по ходатайству сторон или по собственной инициативе назначает повторную либо дополнительную судебную экспертизу (ч.4 ст.283 УПК РФ).

После постановления приговора судебная экспертиза может быть назначена при апелляционном порядке рассмотрения уголовного дела по ходатайству сторон (ч.5 ст.365 УПК РФ), а также в стадии возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств при расследовании новых обстоятельств согласно ч.4 ст.415 УПК РФ.

11. Но судебная экспертиза не может быть назначена при рассмотрении уголовного дела в кассационном или надзорном порядке. В этой связи отметим, что, хотя в подтверждение или в опровержение своих доводов, приведенных в кассационных жалобах, стороны вправе представлять дополнительные материалы (ч.5 ст.377 УПК РФ), но в той же ст.377 УПК (ч.6) записано, что эти материалы не могут быть получены путем производства следственных действий.

12. В комментируемой статье записано, что экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления. Но в ведомственных инструкциях и положениях о производстве судебных экспертиз в экспертных учреждениях министерств здравоохранения, юстиции, внутренних дел записано, что срок производства экспертизы исчисляется со дня поступления материалов в экспертное учреждение по день отправления заключения лицу, назначившему экспертизу, или уведомления о ее исполнении. Представляется, что в этой ситуации нет противоречия, поскольку речь идет о сходных, но все же разных по последствиям исходных данных. После вынесения постановления о назначении экспертизы порой проходит значительное время, прежде чем оно поступит в экспертное учреждение. В этой связи необходимо учитывать, что после вынесения постановления с ним необходимо ознакомить обвиняемого и его защитника, выполнить ходатайства, заявленные ими при этом. Требуется время и на доставление постановления и материалов, необходимых для экспертного исследования.

13. Постановление (определение) о назначении экспертизы состоит из вводной, описательной и резолютивной частей. Во вводной части указывается дата (день, месяц, год) и место составления постановления, лицо, его составившее, с указанием должностного положения, а также уголовное дело, в связи с расследованием которого назначается экспертиза.

В описательной части постановления кратко излагаются имеющиеся сведения о преступлении и конкретные обстоятельства, послужившие основанием для назначения экспертизы, иные обстоятельства, установленные по делу, знание которых будет полезным для проведения экспертизы.

В резолютивной части указывается, какая экспертиза назначается, какому экспертному учреждению поручается ее производство, вопросы, которые ставятся на разрешение эксперту, перечисляются направляемые на исследование объекты, в том числе и образцы для сравнительного исследования, если они необходимы в данном случае, а в определенных случаях и особые условия хранения конкретных материалов.

Вопросы не должны выходить за пределы специальных знаний данной отрасли; они не должны носить правовой характер. Исключение из этого правила сделано для норм сложного технического содержания (в частности, правил техники безопасности, эксплуатации воздушного, водного, железнодорожного транспорта), поскольку знание их выходит за рамки профессиональных знаний следователей и судей.

Сказанное не относится к распространенным нормам правил дорожного движения автодорожного транспорта, к которым следователи и суд обращаются регулярно при расследовании и рассмотрении уголовных дел соответствующего вида.

14. Вопросы необходимо ставить только те, ответы на которые: а) не являются очевидными; б) требуют исследований с использованием специальных знаний.

В последние годы в пособиях для следователей приводятся перечни таковых вопросов, которые чаще всего ставятся на разрешение экспертиз при назначении экспертиз отдельных видов. Важно, чтобы из этого перечня выбирались вопросы действительно необходимые в данной ситуации.

В этой связи рекомендуется, чтобы следователи в сложных случаях предварительно обсуждали с руководством экспертного учреждения круг вопросов, которые могут разрешить эксперты данного экспертного учреждения, а также характер, содержание, объем тех материалов, которые будут необходимы для предстоящего исследования.

15. Сведения о вещественных доказательствах, направляемых на экспертизу, более подробно, чем в постановлении о назначении экспертизы, излагаются в протоколе их осмотра (или копии этого документа), прилагаемом к постановлению о назначении экспертизы. В этом протоколе необходимо также отметить, в каком порядке были упакованы, опечатаны вещественные доказательства.

Согласно указанным выше Правилам судебно-медицинской экспертизы трупа если производился первоначальный осмотр места происшествия и трупа, то к постановлению о назначении экспертизы прилагается копия протокола осмотра (п.1.3).


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


Также к постановлению о назначении экспертизы прилагается и протокол (или его копия) получения образцов для сравнительного исследования.

16. Объекты исследований, которые представляет орган или лицо, назначившее экспертизу, — это прежде всего вещественные доказательства, т.е., согласно ч.1. ст.81 УПК РФ, любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 3) иные предметы и документы, которые могли служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

В этой связи стоит отметить, что многие вещественные доказательства лишь в результате судебно-экспертного исследования раскрывают свои информационные свойства и признаки, свидетельствующие об отношении к событию преступления и лицу, его совершившему.

В части 2 ст.81 УПК РФ записано, что предметы, названные в ч.1 указанной статьи, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление.

Если на экспертизу направляется несколько предметов, то каждый из них должен быть упакован отдельно. О содержании каждой упаковки необходимо указать на упаковке (или на прикрепленном к ней ярлыке). Соответствующие записи должны быть и в резолютивной части постановления о назначении экспертизы.

17. Объекты биологического происхождения, в том числе подлежащие микроскопическому или химическому исследованию, подвергающиеся быстрой порче, должны быть упакованы в герметически закупоренные емкости. Упаковка таких объектов (в том числе требующих дальнейшего исследования частей трупов) производится в ходе соответствующего следственного действия с участием судебных медиков, действующих в качестве специалистов или судебных экспертов.

В правилах и инструкциях о производстве экспертиз отдельных видов, а также в учебно-методических пособиях и ведомственных указаниях следователям установлены и другие специфические требования к объему предметов, представленных на экспертизу, и сохранности их свойств, к содержанию сведений в постановлении о назначении экспертизы и прилагаемых к нему документов. Правила и инструкции эти обычно согласованы с Генеральной прокуратурой, Верховным Судом, Министерством внутренних дел РФ, а потому обязательны для лиц, назначающих экспертизу.

В пункте 6.3 Правил производства судебно-медицинских экспертиз в медико-криминалистических отделениях бюро судебно-медицинской экспертизы от 10 декабря 1996г. записано следующее: „…вещественные доказательства, не упакованные, без надлежащего реквизита, с нарушением упаковки, в случаях доставки следователем (нарочным) не принимаются. При выявлении дефектов в упаковке, реквизите, при плохой сохранности вещественных доказательств и материалов дела, доставленных почтой, а также несоответствии вложений перечню в сопроводительном документе составляют акт за подписью трех сотрудников отделения, один экземпляр которого немедленно посылают в учреждение, направившее материалы на экспертизу“.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


18. В статье 15 Инструкции о производстве автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях Министерства юстиции СССР от 26 октября 1981г. указано: „При представлении на экспертизу материалов, оформленных с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства и настоящей Инструкции, руководитель экспертного учреждения (его структурного подразделения) немедленно сообщает об этом органу, ее назначившему. Если орган, назначивший экспертизу, не примет необходимых мер для устранения недостатков, руководитель учреждения вправе по истечении одного месяца возвратить материалы без исполнения. Материалы могут быть возвращены и одновременно с направлением сообщения о неправильности их оформления, если без них невозможно устранение отмеченных недостатков“.

Последнее положение приведенной нормы находится в соответствии с ч.5 ст.199 УПК РФ, в которой записано, что эксперт вправе возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства.

19. Подобные требования и рекомендации разработаны к получению, оформлению и сохранности образцов для сравнительного исследования. Их определение дано в ст.9 комментируемого Закона. Это образцы почерка, дактилоскопические карты отпечатков пальцев, образцы почвы с места происшествия, следов транспортных средств, образцы крови, слюны, других биологических выделений организма человека, образцы волос, ногтей, подногтевого содержимого, слепки зубов, следов обуви и многие другие.

Образцы для сравнительного исследования, получаемые в ходе соответствующего следственного действия, именуются экспериментальными. От них необходимо отличать так называемые свободные образцы, которые тоже представляются на экспертизу, но они изымаются при проведении других следственных действий — обыска, выемки, осмотра жилых помещений и т.д.

Основаниям и порядку проведения следственного действия — получению образцов для сравнительного исследования — посвящена ст.202 УПК РФ. В ней сказано, в частности:

„1. Следователь вправе получить образцы почерка или иные образцы для сравнительного исследования у подозреваемого, обвиняемого, а также у свидетеля или потерпевшего, когда возникла необходимость проверить, оставлены ли ими следы в определенном месте или на вещественных доказательствах, и составить протокол в соответствии со ст.ст.166 и 167 УПК.

3. О получении образцов для сравнительного исследования следователь выносит постановление. В необходимых случаях получение образцов производится с участием специалистов.

4. Если получение образцов для сравнительного исследования является частью судебной экспертизы, то оно производится экспертом. В этом случае сведения о производстве указанного действия эксперт отражает в своем заключении“.

20. Эксперт не вправе самостоятельно получать образцы для сравнительного исследования (если их получение не является частью экспертного исследования). Если их не представил следователь, если их мало или если они оказались непригодными для исследования, эксперт ходатайствует о предоставлении дополнительных образцов, а иногда и о своем участии в этом следственном действии в соответствии с п.п.2 и 3 ч.3 ст.57 УПК РФ. Но следователь не вправе по собственной инициативе привлечь эксперта для участия в получении образцов.

Участие специалистов в данном следственном действии по закону не обязательно. Но есть образцы, получение которых без специалистов практически невозможно, например образцы крови. В других случаях участие специалистов позволяет следователю получить более качественные образцы и быстрее (например, слепки следов обуви).

От приведенных случаев необходимо отличать те образцы для сравнительного исследования, которые являются частью судебной экспертизы. Последние эксперт вправе получать самостоятельно, указав сведения о производстве и результатах данного действия в своем заключении. Именно таким образом эксперт получает при производстве баллистических экспертиз экспериментальные образцы пуль, отстреленных им из проверяемого оружия.

Представляется, что вопреки сложившейся практике получение образцов спермы, крови должно рассматриваться как часть экспертного исследования и проводиться не в ходе следственного действия, а при производстве судебной экспертизы самим экспертом.

21. Наряду с объектами исследования в экспертное учреждение должны быть представлены материалы уголовного дела, необходимые для проведения исследования и дачи заключения экспертом.

Об этом в п.1 ч.3 ст.57 УПК РФ записано так: „Эксперт вправе знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету судебной экспертизы“. Это сведения об обстоятельствах образования, выявления, закрепления и изъятия следов преступления на вещественных доказательствах; сведения о характере иных объектов, представленных на экспертизу, условиях их обнаружения или получения, а также сведения об условиях возникновения исследуемых обстоятельств. Все эти сведения дают возможность эксперту правильно определить методику исследования и сделать достоверные выводы. Основные сведения из нужных эксперту материалов уголовного дела обычно содержатся в постановлении о назначении экспертизы, копиях протоколов следственных действий, приобщаемых к этому постановлению (о них было сказано выше), копиях медицинских справок и некоторых других документов из уголовного дела. Для производства отдельных видов экспертиз, в частности судебно-психиатрической, бухгалтерской, экономической, требуется значительно больший объем материалов уголовного дела. Если представленных сведений из материалов дела недостаточно, эксперт вправе заявить ходатайство об ознакомлении с дополнительными материалами из уголовного дела. За исключением случаев производства отдельных видов экспертиз (прежде всего судебно-психиатрических, судебно-психологических), не принято знакомить экспертов со всеми материалами уголовного дела. В этом отношении оправданно следующее суждение профессора А.Р. Шляхова, который на протяжении ряда лет возглавлял Всесоюзный научно-исследовательский институт судебных экспертиз Министерства юстиции СССР: „…от ознакомления экспертов с отдельными обстоятельствами надо не только воздерживаться, но и категорически препятствовать этому“. Речь идет о признаниях обвиняемыми (ответчиками) определенных фактов (составления документа, совершения выстрела, взлома, убийства и т.п.); сведениях, негативно характеризующих личность обвиняемого (подозреваемого), в отношении которого ставятся вопросы перед экспертом; содержании решения вышестоящих органов относительно действий следователя и суда и о прочих обстоятельствах, не имеющих непосредственного отношения к предмету экспертизы. Осведомленность эксперта о подобных обстоятельствах может привести к созданию неблагоприятной обстановки для его работы. 


Статья 20. Производство дополнительной и повторной судебных экспертиз в государственном судебно-экспертном учреждении

Производство дополнительной судебной экспертизы, назначенной в случае недостаточной ясности или полноты ранее данного заключения, поручается тому же или другому эксперту.

Производство повторной судебной экспертизы, назначенной в связи с возникшими у суда, судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения по тем же вопросам, поручается другому эксперту или другой комиссии экспертов.


Комментарий к статье 20.


1. Дополнительная и повторная экспертизы назначаются по инициативе органов и лиц, ведущих процесс по уголовным, административным и гражданским делам. К таким органам и лицам относятся дознаватели, следователи, прокуроры, судьи, суды. Инициаторами назначения дополнительных и повторных экспертиз могут быть обвиняемые, подозреваемые, потерпевшие, их законные представители и представители, защитники, гражданские истцы, гражданские ответчики, их представители, о чем они могут заявить соответствующее ходатайство. Решение о назначении дополнительных и повторных экспертиз принимают лица и органы, ведущие процесс, после проведения первичных экспертиз.

2. Дополнительная экспертиза назначается в случае недостаточной ясности или полноты ранее данного заключения при условии, если не удается устранить эту неясность или неполноту путем допроса эксперта.

3. Если эксперт без какого-либо объяснения не ответил в своем заключении на часть вопросов, ему может быть предложено выполнить задание в полном объеме без назначения дополнительной экспертизы.

4. Постановление о назначении дополнительной или повторной экспертизы должно быть объявлено всем участникам процесса в соответствии с регламентацией этого вопроса процессуальным законодательством Российской Федерации: Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации, Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, Налоговым кодексом Российской Федерации, Таможенным кодексом Российской Федерации, законодательством Российской Федерации о здравоохранении, обеспечивая тем самым соблюдение прав и законных интересов участников процесса.

5. В постановлении о назначении дополнительной экспертизы кроме положений, сформулированных в постановлении о назначении первичной экспертизы, должны быть отражены основания назначения дополнительной экспертизы. Должно быть указано, кто и по каким вопросам проводил экспертизу ранее, к каким выводам пришел, какие обстоятельства остались невыясненными, какие положения требуют дополнительных исследований и формулирования по ним выводов эксперта. Здесь же должны быть обозначены дополнительные вопросы, на которые необходимо получить ответы эксперта в заключении.

6. Дополнительная экспертиза, как правило, поручается эксперту, проводившему первичную экспертизу. В виде исключения она может быть поручена другому эксперту, если первый отсутствует по уважительным причинам (отпуск, командировка и т.п.).

7. На дополнительную экспертизу направляются те же материалы, что исследовались при первичной экспертизе, дополнительные материалы могут быть представлены для получения ответов на вопросы, которые не были поставлены при проведении первичной экспертизы.

Если необходимо получить ответы на новые вопросы, для чего требуется исследовать новые материалы, назначается не дополнительная экспертиза, а новая первичная, при этом соблюдаются все правила назначения экспертизы и гарантируются права участников процесса.

8. Проведение повторной экспертизы с учетом оснований к ее назначению всегда поручается другому эксперту или комиссии экспертов либо экспертам другого экспертного учреждения.

9. При решении вопроса о назначении повторной экспертизы учитывается и возможность использования при ее проведении образцов, исследовавшихся в ходе первичной экспертизы.

10. В постановлении о назначении повторной экспертизы лицо или орган, ее назначившие, должны указать, какие обстоятельства и выводы первичной экспертизы вызвали сомнения в их правильности или обоснованности. Это как раз и является основанием назначения повторной экспертизы.

11. На разрешение повторной экспертизы целесообразно ставить все вопросы, которые разрешались при первичной экспертизе, плюс дополнительные, которые позволяют полнее раскрыть вопросы первоначальной экспертизы. Ограничение перечня вопросов только теми, ответы на которые вызвали сомнение в правильности и обоснованности, вряд ли правильно. Заключение эксперта — единый цельный документ. Сомнение в правильности и обоснованности ответов на отдельные вопросы первоначального заключения, как правило, накладывает тень сомнения и на остальные ответы на вопросы, сформулированные в заключении.

12. На повторную экспертизу направляется и заключение первичной экспертизы. Однако эксперт, проводя повторную экспертизу, не оценивает результаты первичной экспертизы. Ее оценка не входит в его компетенцию. Результаты повторной экспертизы, как и первоначальной, оцениваются прежде всего лицом или органом, назначившим повторную экспертизу. Оба заключения оцениваются по правилам оценки доказательств. Отдавая предпочтение одному из заключений, лицо или орган, оценивающие эти заключения, должны указать основания и мотивы принятия одного заключения и отклонения другого [11].


Статья 21. Производство комиссионной судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Комиссионная судебная экспертиза производится несколькими, но не менее чем двумя экспертами одной или разных специальностей.

Комиссионный характер судебной экспертизы определяется органом или лицом, ее назначившими, либо руководителем государственного судебно-экспертного учреждения.

Организация и производство комиссионной судебной экспертизы возлагаются на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения либо на руководителей нескольких государственных судебно-экспертных учреждений.

Комиссия экспертов согласует цели, последовательность и объем предстоящих исследований, исходя из необходимости решения поставленных перед ней вопросов.

В составе комиссии экспертов, которой поручено производство судебной экспертизы, каждый эксперт независимо и самостоятельно проводит исследования, оценивает результаты, полученные им лично и другими экспертами, и формулирует выводы по поставленным вопросам в пределах своих специальных знаний. Один из экспертов указанной комиссии может выполнять роль эксперта-организатора; его процессуальные функции не отличаются от функций остальных экспертов.


Комментарий к статье 21.


1. Комиссионной является любая экспертиза, в производстве которой участвуют два и более эксперта, являющихся специалистами в одной или разных отраслях знаний, назначенных постановлением лица или органа, ведущих процесс, или руководителем государственного судебно-экспертного учреждения.

2. Указание лица или органа, ведущих процесс, в постановлении о назначении экспертизы о проведении ее комиссионною является обязательным для руководителя государственного судебно-экспертного учреждения.

3. Судебная экспертиза, проведение которой поручено экспертам, являющимся специалистами в различных отраслях знаний, именуется комплексной.

4. Каждый эксперт, включенный в состав комиссии, проводит исследования в соответствии со своими знаниями самостоятельно и самостоятельно приходит к выводу по каждому из вопросов, поставленных на разрешение экспертов. Каждый из экспертов, входящих в состав комиссии, персонально предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем у него отбирается соответствующая подписка, которая прилагается к экспертному заключению.

Независимо от того, кем создана экспертная комиссия, соответствующее предупреждение делает и подписку отбирает руководитель судебно-экспертного учреждения.

5. Основанием проведения комиссионной экспертизы является особая сложность проведения исследования, большой объем исследовательской работы, необходимость снижения вероятности субъективного подхода при проведении экспертизы одним экспертом. Комплексная экспертиза, естественно, проводится группой экспертов, специалистами в различных отраслях знаний.

Законы и ведомственные нормативные акты Министерства здравоохранения, Министерства юстиции, Министерства внутренних дел устанавливают комиссионный порядок проведения отдельных видов экспертиз. К таким экспертизам можно отнести судебно-психиатрические, судебно-наркологические, некоторые виды судебно-медицинских экспертиз, автотехнических, сложных криминалистических экспертиз. К таким нормативным актам можно отнести: Закон Российской Федерации от 2 июля 1992г. N 3185-1 „О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании“, Положение о лабораториях судебной экспертизы Министерства юстиции РФ (1994 г.), Приказ МВД РФ от 1 июня 1993г. N 261 „О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации“.

6. При проведении комиссионной судебной экспертизы один из экспертов по поручению руководителя экспертного учреждения выполняет роль эксперта-организатора (руководителя экспертной комиссии). Он организует работу экспертной комиссии, планирует сроки начала и окончания экспертных исследований, объем исследований, создает условия для плодотворной работы экспертов. Вместе с тем руководитель не имеет каких-либо преимуществ перед экспертами, он остается экспертом и не может в процессуальном плане влиять на ход и результаты исследования. Эксперт в исследовательской деятельности самостоятелен, он самостоятельно проводит исследования и формулирует выводы по их завершению, несет полную ответственность за результаты. При формулировании окончательных выводов, если эксперты приходят к согласованным выводам, они все подписывают экспертное заключение. Если кто-либо из состава комиссии имеет свое, отличное от других мнение, он составляет самостоятельное экспертное заключение и его подписывает. Единственным критерием и основанием для формулирования выводов по поставленным на разрешение экспертной комиссии вопросам являются специальные научные знания эксперта.

Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения может контролировать использование экспертом разработанных научных методик проведения конкретных исследований, но не может влиять на окончательные выводы, к которым приходит эксперт.

Если судебная экспертиза поручается двум или более судебно-экспертным учреждениям, ответственность за организацию такой экспертизы несут руководители экспертных учреждений. Материалы направляются в то судебно-экспертное учреждение, где исследование должно быть осуществлено ранее с учетом последовательности исследовательского процесса. 


Статья 22. Комиссия экспертов одной специальности

При производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами одной специальности каждый из них проводит исследования в полном объеме и они совместно анализируют полученные результаты.

Придя к общему мнению, эксперты составляют и подписывают совместное заключение или сообщение о невозможности дачи заключения. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение.


Комментарий к статье 22.


1. Каждый член комиссии экспертов одной специальности проводит исследование в полном объеме. Если же комиссия экспертов создана для выполнения большого объема однородной исследовательской работы, например из-за большого количества образцов, то каждый член комиссии должен в конце убедиться, что эта работа и другими экспертами выполнена на должном уровне, и лишь после этого приступить к совместному анализу и обсуждению окончательных выводов.

Если эксперты пришли к согласованному выводу, составляется и подписывается единое заключение.

Эксперт, не согласный с другими экспертами, составляет самостоятельное заключение и его подписывает. В этом случае руководитель экспертного учреждения лицу или органу, назначившему экспертизу, направляет оба заключения. При этом руководитель экспертного учреждения сам не только знакомится с выводами в заключениях, но и анализирует методику исследования. Если обнаруживаются недостатки в примененных методиках, полноте и правильности их применения, то об этом руководитель экспертного учреждения может сообщить лицу или органу, назначившему экспертизу, что может служить основанием для назначения повторной экспертизы. Вместе с тем руководитель экспертного учреждения не вправе аннулировать результаты исследования, отстранить эксперта от выполнения принятой им работы по проведению конкретной экспертизы. 


Статья 23. Комиссия экспертов разных специальностей

При производстве комиссионной судебной экспертизы экспертами разных специальностей (далее — комплексная экспертиза) каждый из них проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении экспертов, участвующих в производстве комплексной экспертизы, указывается, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт, какие факты он установил и к каким выводам пришел. Каждый эксперт, участвующий в производстве комплексной экспертизы, подписывает ту часть заключения, которая содержит описание проведенных им исследований, и несет за нее ответственность.

Общий вывод делают эксперты, компетентные в оценке полученных результатов и формулировании данного вывода. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. В случае возникновения разногласий между экспертами результаты исследований оформляются в соответствии с частью второй статьи 22 настоящего Федерального закона.


Комментарий к статье 23.


1. Решение о производстве комплексной экспертизы принимает лицо или орган, в чьем производстве находится уголовное дело. Такое решение излагается в постановлении или определении о назначении комплексной экспертизы.

2. Вместе с тем и руководитель экспертного учреждения, получив материалы с постановлением о назначении экспертизы, сам может дать указание о проведении комплексной экспертизы, поручив ее проведение специалистам различных отраслей знаний. Такое решение он может принять в случае, если поставленные вопросы для их разрешения требуют участия специалистов различных отраслей знаний, а специалист одной отрасли знаний не сможет разрешить поставленные вопросы. На это указывает и Положение о лаборатории судебной экспертизы Минюста России (1994 г.).

3. Если в экспертном учреждении нет специалиста другой отрасли знаний, то руководитель может на договорной основе пригласить такого специалиста из другого экспертного учреждения или специалиста из профильного учреждения. Такое решение он может принять по согласованию с лицом или органом, назначившим экспертизу.

4. Производство экспертизы поручается не экспертному учреждению, а сотрудникам конкретного экспертного учреждения. Экспертиза проводится не экспертным учреждением, а сотрудниками этого учреждения — экспертами, которые персонально несут ответственность за полноту и правильность проведенных исследований и выводов, ответов на поставленные вопросы под страхом уголовной ответственности за заведомо ложные заключения.

5. Материалы с постановлением о назначении экспертизы направляются руководителю экспертного учреждения. Он первый знакомится с этими материалами, определяет достаточность их для проведения экспертных исследований, соотносит их и поставленные вопросы с разрешительными возможностями специалистов, работающих в экспертном учреждении, и поручает производство экспертизы конкретным экспертам. Руководитель экспертного учреждения определяет сроки выполнения и контролирует качество выполнения исследований. Он оказывает экспертам научно-методическую помощь. Заключение экспертов направляется через руководителя экспертного учреждения органу или лицу, назначившему экспертизу (см., например, Приказ МВД РФ от 1 июня 1993г. N 261 „О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности органов внутренних дел Российской Федерации“ и Приказ МВД РФ от 26 июля 1995г. N 284).

6. Руководитель экспертного учреждения не имеет права предрешать заключение эксперта, давать ему указания по существу исследования, он не может отстранять эксперта, приступившего к исследованию, или аннулировать проведенное исследование. В случае разногласия руководителя экспертного учреждения с экспертом последний не связан мнением руководителя. Он подписывает заключение, а руководитель может изложить свое мнение в сопроводительном письме и таким способом довести его до лица или органа, назначившего экспертизу. Им и принадлежит право окончательной оценки заключения эксперта.

7. Руководитель экспертного учреждения имеет право, не передавая поступивший материал конкретному эксперту, вернуть его без исполнения, если экспертное учреждение не имеет соответствующих специалистов или оборудования для проведения исследований, а также если материал оформлен с нарушением правил.

Если постановление принято к исполнению, то вывод о невозможности дать заключение на поставленный вопрос может сделать и эксперт.

8. В зависимости от сложности экспертизы и объема работы Положением о лабораториях судебных экспертиз Минюста России (1994 г.) устанавливаются сроки проведения экспертиз. Аналогичные сроки определяются и другими ведомственными положениями (см., например, Приказ МВД РФ от 1 июня 1993г. N 261). Эти сроки могут быть продлены руководителем экспертного учреждения.

9. При производстве экспертиз эксперты обязаны использовать методы, не разрушающие представленные объекты. Если этого нельзя избежать, эксперт должен согласовать с лицом или органом, назначившим экспертизу, применение разрушающих методов, кроме того, мотивировать применение разрушающих методов в заключении и обеспечить детальную фиксацию внешнего вида объектов.

10. При проведении комплексной экспертизы каждый эксперт проводит исследования в пределах своих специальных знаний. В заключении индивидуализируется, какие исследования и в каком объеме провел каждый конкретный эксперт, какие факты он установил и к каким пришел выводам. В заключении каждый эксперт подписывает лишь ту часть заключения, в которой содержится изложение выполненной им работы и сделанные выводы, и несет за нее ответственность.

11. Окончательные выводы в заключении делают эксперты, компетентные в оценке результатов, они же формулируют и выводы. Если основанием общего вывода являются факты, установленные одним или несколькими экспертами, это должно быть указано в заключении. Заключение в целом подписывают те эксперты, которые разделяют сделанные общие выводы.

12. В случае возникновения разногласий между экспертами каждый из них или эксперт, который не согласен с другими, дает отдельное заключение.

13. Заключение комплексной экспертизы состоит из вводной, исследовательской частей и выводов.

14. Во вводной части отражаются: данные о месте и времени проведения экспертизы, основание проведения экспертизы, данные об экспертах, поставленные перед ними вопросы, краткое изложение обстоятельств совершенного деяния (преступления), обусловивших назначение экспертизы, перечень поступивших материалов, описание объектов исследования и состояния их упаковки, перечень вопросов (они воспроизводятся в формулировках, данных в постановлении о назначении экспертизы), здесь же приводятся данные о лицах, присутствовавших при проведении экспертизы. Если все эксперты или отдельные из них присутствовали при проведении следственных действий, то об этом также указывается во вводной части.

15. Если вопросы, сформулированные в постановлении или определении о назначении экспертизы, оказались недостаточно конкретными и ясными, эксперт может по согласованию с органом или лицом, назначившими экспертизу, уточнить формулировки вопросов, изложить их в своей редакции, указав об этом в заключении.

16. В исследовательской части дается описание проведенных исследований отдельно каждым экспертом и его выводы. Первыми описываются исследования тех экспертов и их выводы, на которые могут ссылаться и обосновывать свои выводы другие эксперты. Здесь же отражаются примененные экспертами методики, даются ссылки на материалы дела, на справочные данные, объяснения обвиняемого, если они использовались при формулировании выводов. Выводы эксперта должны базироваться прежде всего на непосредственных исследованиях эксперта.

17. Исследовательская часть заключения должна быть изложена доходчиво, так, чтобы она была понятной и несведущему лицу, не обладающему специальными познаниями.

18. Если использовались новые методики, следует привести данные, позволяющие судить об их надежности.

19. Материалы, иллюстрирующие ход исследования (таблицы, рисунки, фотографии, схемы и т.п.), составляемые экспертом, являются составной частью заключения эксперта, они прилагаются к заключению.

20. Выводы эксперта должны быть конкретными. Они должны быть однозначными и не должны иметь двоякого толкования. Вероятные выводы эксперта не могут быть положены в обоснование обвинительного приговора.

Оцениваются заключения эксперта как и все другие доказательства. Однако несогласие с заключением эксперта должно быть мотивировано. Если отдается предпочтение повторной экспертизе, то должны быть указаны мотивы [12].


Статья 24. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

При производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации.

Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы.

При составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы.

Особенности присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц определяются главой IV настоящего Федерального закона.


Комментарий к статье 24.


1. Прежде всего необходимо подчеркнуть, что следователь и некоторые другие участники уголовного процесса не участвуют, а лишь присутствуют при производстве экспертизы.

2. В статье 197 УПК, посвященной присутствию следователя при производстве судебной экспертизы, сказано: „1. Следователь вправе присутствовать при производстве судебной экспертизы, получать разъяснения эксперта по поводу проводимых им действий. 2. Факт присутствия следователя при производстве экспертизы отражается в заключении эксперта“.

3. Как видно из приведенной статьи, согласие эксперта на присутствие следователя при производстве экспертизы не требуется. Но в примечании к п.2.7 Инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы от 21 июля 1978г. записано, что следователь не присутствует при экспертизе лица другого пола, если экспертиза сопровождается обнажением освидетельствуемого. Эта инструкция не утратила силу; она согласована с руководством Генеральной прокуратуры, Верховного Суда, Минюста, МВД страны. Поэтому приведенная норма обязательна для следователей. Также согласно ч.4 ст.179 УПК при освидетельствовании какого-либо лица следователь не присутствует, если требуется обнажение данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом.

Следователь может поставить в известность эксперта, что считает необходимым свое присутствие при производстве тех или иных исследований. В этом случае эксперт уведомляет следователя о времени и месте их проведения. Эксперт по своей инициативе может известить следователя, что его присутствие при тех или иных действиях желательно. Неявка следователя не останавливает экспертное исследование.

Следователь вправе присутствовать при выполнении всего исследования или при отдельных его эпизодах. Следователь не присутствует, однако, при составлении заключения, т.к. это может поставить под сомнение объективность заключения эксперта.

Факт присутствия следователя при производстве экспертизы необходимо отразить в заключении эксперта. Чаще всего присутствие следователя целесообразно при производстве судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз.

Следователь, присутствующий при производстве экспертизы, получает возможность: 1) разъяснить эксперту содержание поставленных вопросов и значимость данных, которым эксперт, возможно, не придал должного значения; 2) выяснить, нужно ли представить дополнительные материалы или необходимо назначить другую экспертизу; 3) объективно оценить в дальнейшем заключение эксперта; 4) ознакомиться с предварительными выводами эксперта, необходимыми для производства неотложных следственных действий и определения основного направления расследования.

У подозреваемого, обвиняемого, его защитника, присутствующих при производстве экспертизы, есть право давать объяснения эксперту: порой эти объяснения крайне важны для хода, а также для полноты и объективности результатов исследования. Подозреваемый (обвиняемый) в отдельных случаях может попытаться ввести в заблуждение эксперта, дать объяснения, противоречащие данным им показаниям. Не оказывая давления на подозреваемого (обвиняемого), следователь в этой ситуации должен обратить внимание эксперта на противоречия в объяснениях.

Кроме того, при проведении экспертного исследования у следователя, присутствующего при этом, может возникнуть потребность в проведении допросов, а также некоторых других следственных действий. Проведение допросов, других следственных действий возможно, но не должно мешать работе эксперта. В противном случае следственное действие должно быть проведено позже.

4. При производстве судебных экспертиз возможны случаи обнаружения экспертом на (или в) предметах, представленных на экспертизу, доказательств, выявление которых не требует исследований с использованием специальных знаний. Например, в кармане одежды, присланной на экспертизу, эксперт обнаружил документ, имеющий значение доказательства. Представляется, что о факте обнаружения таких доказательств эксперт должен поставить в известность следователя, а последний, прибыв на место проведения экспертизы, — провести осмотр выявленных вещественных (или письменных) доказательств и составить протокол осмотра. Об этом необходимо сделать соответствующую запись и в заключении эксперта.

В данной ситуации статус следователя не меняется, он не становится участником экспертного исследования. Экспертное исследование было лишь приостановлено подобно тому, как это делается при удовлетворении ходатайства эксперта о предоставлении дополнительных материалов. Из изложенного очевидно, что присутствие следователя при производстве экспертизы полезно не только ему, но и эксперту.

В том же порядке, что и следователь, при производстве судебной экспертизы вправе присутствовать прокурор, дознаватель, если к моменту экспертного исследования уголовное дело находится у него в производстве.

5. Согласно п.5 ч.1 ст.198 УПК подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе с разрешения следователя присутствовать при производстве экспертизы, давать объяснения эксперту.

Присутствие подозреваемого, обвиняемого, его защитника при производстве экспертизы и дача объяснений эксперту способствуют полноте и объективности экспертного исследования и заключения эксперта. Такое присутствие и дача объяснений полезны прежде всего при проведении судебно-бухгалтерских, экономических, товароведческих, автотехнических, некоторых других экспертиз. Поэтому если нет особых организационных сложностей по обеспечению присутствия указанных лиц, соответствующее ходатайство должно быть удовлетворено.

В Законе об этом не сказано, но следователю рекомендуется согласовать с экспертом вопрос об указанном присутствии. Такое согласование не лишает эксперта права, записанного в ч.4 комментируемой статьи.

6. Названными выше участниками уголовного судопроизводства исчерпывается прямо указанный в УПК круг лиц, которым предоставлено право присутствовать при проведении судебной экспертизы в государственном экспертном учреждении.

Однако из содержания гл. IV комментируемого Закона, посвященной особенностям производства судебной экспертизы в отношении живых лиц, следует, что возможно присутствие иных участников процесса с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя.

Представляется, что в данном случае речь идет прежде всего о потерпевшем, представителе потерпевшего, гражданском истце, гражданском ответчике и их представителях.

7. Лица, участвующие в деле, могут присутствовать при проведении экспертизы, если такое присутствие не мешает исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения (ч.3 ст.84 ГПК РФ), нормальной работе экспертов, но не вправе вмешиваться в ход исследования (ч.2 ст.83 АПК РФ).

Состав лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве, назван в ст.34 ГПК. Это стороны (истец и ответчик), третьи лица, названные в ст.42 и ст.43, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ГПК, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Состав лиц, участвующих в деле, указан в ст.40 АПК. Это стороны, заявители и заинтересованные лица — по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в иных случаях, предусмотренных АПК; третьи лица; прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы, обратившиеся в арбитражный суд в случаях, предусмотренных АПК. 


Статья 25. Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание

На основании проведенных исследований с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебно-экспертного учреждения.

В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:

время и место производства судебной экспертизы;

основания производства судебной экспертизы;

сведения об органе или о лице, назначивших судебную.

экспертизу;

сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы;

предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов;

объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы;

сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

содержание и результаты исследований с указанием примененных методов;

оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам.

Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в государственном судебно-экспертном учреждении. По требованию органа или лица, назначивших судебную экспертизу, указанные документы предоставляются для приобщения к делу.


Комментарий к статье 25.


1. В части 8 ст.9 комментируемого Закона записано, что заключение эксперта — письменный документ, определяющий ход и результаты исследований, проведенных экспертом. Согласно ч.1 ст.80 УПК РФ заключение эксперта — представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.

Заключение эксперта, согласно п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ, является одним из видов (источников) доказательств. На основании заключения эксперта и других доказательств суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Как доказательство подобным образом рассматривается заключение эксперта в ГПК и АПК РФ.

Наиболее подробно требования к заключению эксперта изложены в УПК; заключению эксперта по уголовным делам в основном посвящены правила и инструкции о производстве судебных экспертиз в государственных экспертных учреждениях.

Выводы эксперта, сформулированные в виде ответов на вопросы, поставленные перед ним в постановлении (определении) о назначении экспертизы, должны быть результатом проведенного исследования. Обязательной составной частью заключения эксперта являются сведения о содержании и результатах исследований с указанием примененных методик (п.9 ч.1 ст.204 УПК РФ).

Принято считать, что исследования эксперт проводит для получения ответов на вопросы, не являющиеся очевидными, т.е. когда для ответов на поставленные вопросы необходимо провести исследования с использованием специальных знаний эксперта.

Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он, согласно ч.2 ст.204 УПК РФ, вправе указать о них в своем заключении. Эти обстоятельства также имеют значение доказательства. Заключение эксперта должно быть письменным.

2. Заключение составляется от своего имени экспертом или комиссией экспертов на основании проведенных исследований и с учетом их результатов. Оно должно быть подписано экспертом или всеми членами комиссии экспертов. Подписи эксперта или комиссии экспертов удостоверяются печатью государственного судебного учреждения.

Заключение эксперта согласно установившимся правилам принято составлять на специальном бланке, на котором указывается наименование, адрес и телефон экспертного учреждения. Документ этот по содержанию и форме, последовательности изложения материала должен соответствовать требованиям, указанным в комментируемой статье, в ст.204 УПК РФ, а также в правилах и инструкциях о производстве судебной экспертизы в государственных судебно-экспертных учреждениях, в которых разъясняются, уточняются положения закона по данному вопросу.

3. Исходя из положений, которые должны быть изложены в заключении эксперта, согласно комментируемой статье и ч.1 ст.204 УПК РФ, принято считать, что содержание заключения эксперта состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов.

4. Во вводной части заключения, согласно требованиям комментируемой статьи, должны быть отражены прежде всего время и место производства судебной экспертизы. Но нужно учитывать в этом отношении содержание п.1 ч.1 ст.204 УПК РФ, согласно которому в заключении эксперта нужно указать дату, время и место производства экспертизы. Заметим, что в ч.1 ст.191 УПК РСФСР приведенная норма была изложена несколько иначе: требовалось указывать, когда, где, кем производилась экспертиза. Возникает вопрос: чем различаются термины „дата“ и „время“? К сожалению, в приложениях к УПК РФ нет образца заключения эксперта, который помог бы ответить на поставленный вопрос. И все же ответ должен быть таким: дата — это, по мнению ряда авторов, день окончания работы эксперта по данной экспертизе; время — это день начала и день окончания работы по производству экспертизы.

В этой связи считаем необходимым сделать уточнение. Датой окончания экспертизы все же необходимо считать тот день, когда следователь, дознаватель получает возможность получить отпечатанное, подписанное экспертом, а также заверенное печатью заключение эксперта, или же день отправки заключения нарочным или по почте в адрес лица, органа, назначившего судебную экспертизу.

Уместно отметить, что, согласно п.1.5 Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993г., „срок производства экспертизы исчисляется со дня поступления материалов в экспертно-криминалистическое подразделение по день отправления заключения лицу, назначившему экспертизу или уведомления о ее назначении“.

5. Далее во вводной части заключения необходимо указать основания производства судебной экспертизы. Согласно ст.19 комментируемого Закона основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении является определение суда, постановление судьи, лица, производящего дознание, следователя или прокурора.

Во вводной части заключения не только называется соответствующее определение, постановление, но и дата его вынесения. Последнее важно потому, что в ч.1 ст.19 комментируемого Закона записано, что судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления.

Некоторые ведомственные правила и инструкции, кроме того, требуют указывать во вводной части заключения дату поступления материалов на экспертизу и дату подписания заключения экспертом. Указание этих дат в заключении эксперта целесообразно, поскольку позволяет определить „чистое“ время, затраченное на производство экспертизы, устранить случаи волокиты как со стороны следователя, так и со стороны эксперта и руководства экспертного учреждения.

Ведомственные правила и инструкции, кроме того, предписывают указывать во вводной части номер уголовного дела или дела об административном правонарушении, а также краткое изложение обстоятельств совершенного преступления или административного проступка, относящихся к предмету экспертизы; вид экспертизы и ее регистрационный номер.

Далее во вводной части приводятся сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень, ученое звание, занимаемая должность), которому поручено производство судебной экспертизы.

Если экспертиза проводилась несколькими экспертами одной специальности (комиссионная экспертиза) или же несколькими экспертами разных специальностей (комплексная экспертиза), то все эти сведения должны быть указаны о каждом эксперте.

При производстве комплексной экспертизы, кроме того, во вводной части заключения нужно указать, какие исследования и в каком объеме провел каждый эксперт.

Ведомственные правила и инструкции предписывают при повторной экспертизе во вводной части заключения дополнительно указывать сведения об эксперте, проводившем первичную экспертизу, выводы первичной экспертизы, а также мотивы назначения повторной экспертизы.

6. Одним из основных положений вводной части заключения являются строки, свидетельствующие о том, что эксперт в соответствии с законодательством Российской Федерации предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В части 5 ст.57 УПК РФ записано, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт несет ответственность в соответствии со ст.307 УК РФ.

В части 2 ст.199 УПК РФ записано, что руководитель экспертного учреждения, за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения, разъясняет эксперту его права и ответственность, предусмотренную ч.5 ст.57 настоящего Кодекса. Представляется, что эта новелла в уголовно-процессуальном законодательстве: а) связана с тем, что подобное разъяснение в государственных экспертных учреждениях должно проводиться при вступлении лица в должность судебного эксперта; б) не противоречит приведенному положению комментируемой статьи о том, что в заключении эксперта должно быть отражено предупреждение эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, поскольку в п.5 ч.1 ст.204 УПК РФ прямо записано, что в заключении эксперта указываются сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Представляется, что, как и ранее (до вступления в действие УПК РФ), это предупреждение в заключении эксперт должен удостоверять своей подписью.

Это требование УПК и комментируемого Закона распространяется не только на эксперта (экспертов), которому (которым) поручено производство экспертизы, но и на других экспертов, которые, в соответствии со ст.17 данного Закона, по ходатайству эксперта перед руководством привлечены к производству судебной экспертизы, если это необходимо для проведения исследования и дачи заключения.

Не утратило своей значимости положение ведомственных правил и инструкций, в частности п.8.4.2 Правил судебно-медицинской экспертизы трупа, о том, что „начальник бюро судебно-медицинской экспертизы, либо его заместитель, либо заведующий структурным подразделением заверяет печатью подписку эксперта о разъяснении ему процессуальных прав, обязанностей и о его ответственности за дачу заведомо ложного заключения“.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


Если проводится комплексная судебная экспертиза, то оформление заключения экспертов, в частности по данному вопросу, имеет некоторые особенности. Так, в случае производства судебно-медицинской экспертизы трупа (а эта экспертиза обычно является комплексной ввиду необходимости исследования взятого из трупа биологического материала) в соответствии с ведомственными правилами по поручению руководителя экспертного учреждения биологический материал передается в лабораторию бюро судебно-медицинской экспертизы и исследуется специалистами, которые также приобретают статус экспертов. Результаты анализов оформляются в виде заключения эксперта, используемого при формулировании выводов экспертизы трупа. В этом случае эксперты лаборатории, бюро требование о предупреждении об ответственности за дачу заведомо ложного заключения отражают в своем заключении, которое является составной частью заключения комплексной экспертизы трупа.

7. Вопросы, поставленные перед экспертом, излагаются во вводной части заключения, в последовательности и формулировках, изложенных в постановлении о назначении экспертизы. Если эти формулировки, по мнению эксперта, неточные, он вправе пояснить это в своем заключении и привести уточненный текст вопросов.

Правила производства судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел 1996г. предлагают эксперту при неясности содержания вопроса обратиться за разъяснением к следователю (по нашему мнению, это разъяснение должно быть помещено непосредственно после вопроса) либо оговорить в выводах, как он понимает тот или иной вопрос.

Можно согласиться с рекомендациями некоторых специалистов тут же приводить вопросы, ответы на которые эксперт дал по собственной инициативе, в порядке, предусмотренном ч.2 ст.204 УПК РФ.

8. Об объектах исследований и материалах дела, представленных эксперту во вводной части заключения, сведения излагались в формулировках, содержащихся в постановлении о назначении экспертизы. В некоторых случаях к составлению этого пункта вводной части заключения ведомственные правила и инструкции предъявляют дополнительные требования, обусловленные видом экспертизы и особенностями материалов, представленных на экспертизу (см., в частности, п.8.11.2 Правил судебно-медицинской экспертизы трупа от 10 декабря 1996 г.).


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


При установлении фактов повреждения упаковки представленных на экспертизу материалов, позволяющих извлечь содержащиеся в ней объекты, или признаков поврежденной упаковки об этом сообщается лицу, назначившему экспертизу, и это обстоятельство отражается в акте, составляемом в двух экземплярах, который подписывается экспертом и руководителем экспертно-криминалистического подразделения: первый экземпляр акта прилагается к заключению эксперта, второй — к его копии (см. п.3.8 Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993 г.). Подобный порядок принят и в других государственных судебно-экспертных учреждениях.

Если эксперт заявлял ходатайства о предоставлении дополнительных материалов, участвовал в производстве следственных действий, в соответствии с п.п.2 и 3 ч.3 ст.57 УПК, эти обстоятельства должны быть отражены во вводной части заключения.

Заканчивается вводная часть заключения эксперта сведениями об участниках процесса, присутствовавших при производстве экспертизы, если это присутствие было.

9. Кроме следователя, право присутствовать с разрешения следователя при производстве экспертизы, в соответствии со ст.198 УПК, предоставлено подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, свидетелю. Подробнее о положении этих лиц, их правоотношениях с экспертом сказано в ст.24 данного Закона и в комментарии к ней. Здесь стоит отметить следующее: во вводной части заключения эксперта необходимо отражать каждый случай присутствия при производстве экспертизы указанных выше участников уголовного судопроизводства в порядке, установленном ст.24 комментируемого Закона.

10. Содержание и результаты исследований с указанием примененных методик — центральная часть заключения. В ней принято различать следующие основные стадии: 1) подготовительная (ознакомление с материалами дела, осмотр вещественных доказательств, образцов); 2) аналитическое исследование объектов, представленных на экспертизу; 3) сравнительное исследование; 4) синтез результатов и формулирование выводов эксперта.

В этой части заключения, согласно Положению о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993г., излагается процесс исследования: краткое описание исследуемых объектов; примененные при исследовании криминалистические средства, методы и полученные результаты; проведенные эксперименты (их цель, содержание, условия, количество, устойчивость полученных результатов, использованные для их фиксации средства и методы); выявленные в результате исследования существенные признаки и свойства объектов; способы и приемы сравнительного исследования выявленных признаков, результаты оценки установленных между ними совпадений и различий. Кроме того, Положение требует, чтобы в исследовательской части процесс исследования по каждому вопросу излагался в отдельном разделе. При решении двух или более связанных между собой вопросов или при исследовании однородных объектов (при многообъектных экспертизах) процесс и результаты исследования описывается в одном разделе. Согласно указанному Положению эксперт формулирует выводы на основе всестороннего глубокого и объективного анализа и синтеза результатов, полученных при исследовании вещественных доказательств. При обосновании положительных выводов идентификационных экспертиз отмечаются имеющиеся различия, а также даются объяснения процесса исследования.

Для изложения содержания и результатов исследования некоторых судебных экспертиз, в частности судебно-медицинских, судебно-психиатрических, ведомственные правила и инструкции предъявляют дополнительные требования.

Оценка результатов исследований не без оснований рассматривается рядом специалистов как завершающий этап исследовательской части заключения, именуемого синтезирующим. Здесь приводятся специфические данные, характеризующие устойчивость совпадающих признаков, даются объяснения различающимся признакам, приводятся другие данные, позволяющие использовать полученные результаты исследования для ответов на вопросы, содержащиеся в постановлении о назначении экспертизы.

В этой части дается описание исследований, ссылки на выводы других экспертов, используемые в качестве исходных данных.

При обосновании выводов по поставленным перед экспертом вопросам, которое требуется сделать в этой части заключения, согласно п.10 ч.1 ст.204 УПК, кроме того, делаются ссылки на соответствующие материалы уголовного дела и данные, полученные при производстве следственных действий по ходатайству эксперта, в том числе с его участием.

Если при производстве исследований использовались нормативные акты (например, правила об охране труда, правила по технике безопасности, правила производства экспертиз отдельных видов), то необходимо отразить это в анализируемой части заключения и сослаться на соответствующие пункты данных документов.

Но в компетенцию эксперта не входит давать уголовно-правовую оценку действиям обвиняемых, других лиц, причастных к совершению преступления.

11. Формулировка выводов, т.е. ответы на вопросы, содержащиеся в постановлении о назначении экспертизы, — третья, завершающая часть заключения эксперта.

Ответы приводятся в той последовательности, которая определена поставленными вопросами. Содержание ответов должно быть ясным, не допускающим различного толкования. Ответы, вероятные по содержанию, не могут быть положены в обоснование приговора. Для их оценки необходим особо внимательный подход; требуется собрать доказательства, подтверждающие или опровергающие выводы эксперта. Если эксперт дает вероятный вывод (положительный или отрицательный) или приходит к выводу о невозможности решения вопроса, то в исследовательской части заключения он обязан изложить причины, по которым не представилось возможным решить вопрос в категорической форме либо отказаться от решения вопроса (п.4.9 Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993 г.).

От вероятных ответов следует отличать так называемые условные ответы, когда утвердительный ответ зависит от достоверности представленных на исследование материалов, в частности, соблюдения условий хранения вещественных доказательств.

Если эксперт дает вероятный вывод или приходит к выводу о невозможности решения вопроса, то в исследовательской части заключения он обязан изложить причины, по которым не представилось возможным решить вопрос в категорической форме либо пришлось отказаться от решения вопроса (п.4.9 Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993 г.).

В части 2 ст.204 УПК записано, что, если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении.

Эти обстоятельства должны излагаться в заключении после ответов эксперта на вопросы, содержащиеся в постановлении (определении) о назначении экспертизы.

Согласно ч.3 ст.204 УПК материалы, иллюстрирующие заключение эксперта (фотографии, схемы, графики и т.п.), прилагаются к заключению и являются его составной частью. В тексте исследовательской части заключения на них делаются ссылки. Каждое приложение сопровождается пояснительными надписями и подписывается экспертом (п.4.10 Положения о производстве экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел от 1 июня 1993 г.).

Важное дополнительное требование по этому поводу содержится в п.8.4.2 Правил судебно-медицинской экспертизы трупа от 10 декабря 1996г.: начальник бюро судебно-медицинской экспертизы либо его заместитель, либо заведующий структурным подразделением бюро заверяет печатью помимо ряда других положений, о которых было сказано выше, также „подписи эксперта под протокольной частью, выводами, фототаблицами и схемами…“.


КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 „О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз“ утратил силу в связи с изданием Приказа Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 „Об отмене Приказа Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407“.


Заключение эксперта не является обязательным для лица, производящего дознание, следователя, прокурора, суда, однако несогласие их с заключением должно быть мотивировано. Следственная и судебная практика в этом вопросе придерживается следующего правила: если заключение эксперта противоречит ряду других доказательств, собранных по делу, то назначается дополнительная или повторная экспертиза, одновременно расширяется доказательственная база с тем, чтобы устранить противоречие между заключением эксперта и рядом других доказательств.

12. В комментарии к данной статье необходимо остановиться на новелле УПК РФ о допросе эксперта. В пункте 3 ч.2 ст.74 УПК РФ записано, что в качестве доказательств допускается не только заключение эксперта (это было в УПК РСФСР), но и показания эксперта. В ст.282 УПК по этому поводу записано, что по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования для разъяснения или дополнения данного им заключения. Такое новшество оправданно, т.к. далеко не всегда возникает необходимость проводить экспертизу заново в суде. 


Глава IV. Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц

Комментарий к главе IV

Глава IV является ключевой во всем Законе, т.к. в ней в наиболее полной форме отражено главное направление российского правосудия, основанное на Всеобщей декларации прав человека и Конституции Российской Федерации, а именно: гарантия прав, свобод и законных интересов личности. Все статьи этой главы составлены в сопряженности с данным основополагающим принципом. В ней использованы соответствующие положения, предусмотренные законами и актами Российской Федерации о здравоохранении, такими как Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г. N 5487-1 (с изм. от 2 марта 1998г., 20 декабря 1999г., 2 декабря 2000 г.) и Закон РФ от 2 июля 1992г. N 3185-I «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (с изм. от 21 июля 1998г., 25 июля 2002 г.), а также положения других федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ и иных нормативно-правовых актов.

Все функционально-организмические структуры человека и его юридически значимая социальная деятельность, определяемая психической сферой, могут быть подвергнуты судебной экспертизе. Исходя из этого, экспертиза в отношении живых лиц (лицо, в отношении которого назначена и производится экспертиза, в дальнейшем будет именоваться подэкспертным) может относиться ко всем уровням измерения человека: биологическому, психологическому и духовному.

1. На биологическом уровне измерения человека судебно-экспертную деятельность осуществляют судебные медики. При этом судебно-медицинская экспертиза устанавливает факт (или его отсутствие) телесного повреждения, его характер (механическое, химическое, термическое, интоксикационное и др.), причины (способы причинения повреждения, непосредственное или отсроченное проявление этих повреждений и др.), а также тяжесть нанесенных телесных повреждений, что является главным при судебной оценке вреда, причиненного личности. Судебно-медицинская экспертиза может быть проведена и в отношении обвиняемого (подсудимого) не только для определения тяжести полученных им телесных повреждений, но и для определения возможности при этих повреждениях совершить инкриминируемое ему общественно опасное деяние. В соответствующих случаях при инкриминируемых деяниях, связанных с изнасилованием и другими противоправными сексуальными действиями, проводится судебно-медицинская сексологическая экспертиза на предмет физической способности, например, к изнасилованию. Судебно-медицинская экспертиза может проводиться и для оценки соответствия физического развития паспортному возрасту подэкспертного.

2. Экспертиза на психологическом уровне измерения человека проводится судебными психологами и судебными психиатрами. Судебные психологи определяют параметры нормативности психической деятельности, особенности личности подэкспертного, его эмоционального состояния (физиологический аффект и др.) и их значение в совершении инкриминируемого деяния. Судебные психиатры выявляют признаки психических расстройств, их формы и степень выраженности для решения вопросов о вменяемости/невменяемостии, дее- и недееспособности и др. Эти экспертизы могут проводиться по отдельности или комплексно как психолого-психиатрическая экспертиза. Например, в ч.3 ст.20 УК РФ говорится: «Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного первой и второй частью настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности». В этих случаях судебные психологи определяют сам факт отставания в психическом развитии несовершеннолетнего, а психиатры решают, есть или нет те психические расстройства, которые могли быть причиной отставания в психическом развитии. Когда этих расстройств нет или их незначительность не дает основания к применению ч.1 (невменяемость) и, соответственно, ч.2 ст.21 УК РФ (назначение принудительных мер медицинского характера), то данный несовершеннолетний не подлежит уголовной ответственности, если он во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие имеющегося отставания в психическом развитии, что и устанавливается судебными психологами. Это нововведение в УК РФ, вступившее в действие с 1997г., является прямым отражением гуманных принципов российского правосудия, поскольку находит новое обоснование гарантии прав и законных интересов несовершеннолетних граждан, что в полной мере включается в гл. IV Закона.

На психологическом уровне измерения человека судебно-психологическая экспертиза может определять и особенности личностной мотивации противоправного действия у психически здорового или лица без выраженных (психотических) психических расстройств. Собственно экспертную оценку психических расстройств определяют судебные психиатры, проецируя эти расстройства на возможность подэкспертного лица в полной или не в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо возможности руководить ими (ст.ст.21 и 22 УК РФ), понимать значение своих действий и руководить ими (ст.29 ГК РФ), а также другие вопросы по ГК РФ, УПК и ГПК РФ, в том числе возможность давать правильные показания и защищать в суде свои гражданские права и интересы. В последние годы все чаще востребуется наркологическая и комплексная нарколого-психиатрическая судебная экспертиза, а также комплексная сексолого-психиатрическая экспертиза.

3. Что касается высшего — духовного (нравственного, мировоззренческого) уровня измерения человека, то необходимость проведения судебных экспертиз по этому уровню выявилась лишь в самом конце ХХ в., и осуществляется оно совместно с судебными психиатрами и экспертами-религиоведами (в качестве последних могут выступать, в частности, специалисты Института государственно-конфессиональных отношений и права, а также кафедр религиоведения университетов). Тенденция к росту потребности в такого рода экспертизах отмечается, по крайней мере, в двух основных аспектах, что объясняется рядом негативных социально-нравственных (духовных) изменений, происходящих в обществе.

Первый аспект касается экспертизы призывников на военную службу. Практика показывает, что некоторые лица призывного возраста стали уклоняться от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы, совершая тем самым наказуемое деяние, предусмотренное ч.1 ст.328 УК РФ. В ряде случаев этот отказ мотивируется имеющимися религиозными убеждениями, исключающими возможность несения воинской службы. С последнего десятилетия прошлого века в Российской Федерации отмечается неуклонный рост числа адептов вероучений, предусматривающих запрет к воинской службе, основанный на сущности своих догм. Здесь возможны следующие варианты:

а) убеждения подэкспертного действительно соответствуют учению зарегистрированного в органах Минюста РФ религиозного объединения, запрещающего воинскую службу, что определяется религиоведческой экспертизой;

б) религиозные утверждения подэкспертного носят декларативный характер, и он не является истинным адептом данного вероучения, что также определяет религиоведческая экспертиза;

в) высказывания подэкспертного только носят форму религиозных убеждений и представляют вероятность религиозного бреда, и тогда необходима судебно-психиатрическая экспертиза, в некоторых случаях проводится комплексная психиатрическая и религиоведческая экспертиза. Правильное экспертное решение в приведенных вариантах судебных экспертиз на духовном уровне измерения человека — гарантия защиты прав, свобод и законных интересов лиц, что отражает суть комментируемой главы Закона.

Второй аспект, обусловливающий потребность в судебных экспертизах по духовному уровню измерения человека, связан с тем, что в настоящее время в Российской Федерации быстро растет число различных религиозных сект, в том числе деструктивно-тоталитарного характера (детально описано более 500 религиозных культовых новообразований). Психические изменения и ранее не свойственный данной личности характер поведения у адептов некоторых из этих сект явно имитируют психические расстройства даже на уровне тяжелых психических заболеваний, а иногда и провоцируют психопатологические состояния, приводя к хроническим психическим расстройствам. В последних случаях возможно проведение судебно-психиатрической экспертизы на предмет определения причинения вреда здоровью граждан от деятельности данного религиозного объединения. Если на экспертизе устанавливается причинно-следственная связь имеющегося психического расстройства с деятельностью данного религиозного объединения («секты»), то помимо судебного производства по ч.1 ст.239 УК РФ (Организация объединения, посягающего на личность и права граждан) может быть инициировано производство по ч.2 ст.14 Федерального закона от 26 сентября 1997г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», предусматривающей в этих случаях судебное определение о ликвидации религиозной организации и запрет на деятельность религиозного объединения.

В уголовном судопроизводстве все чаще встречаются случаи ритуальных убийств, которые совершаются как психически больными, так и психически здоровыми, исполняющими предписания своих сект (например, сатанинских). В гражданском судопроизводстве участились случаи передачи сектам своего имущества адептами с психическими расстройствами. Эти расстройства используются сектами для внушения необходимости такой передачи имущества во исполнение предписаний данного вероучения. Практика показывает, что без знания сути религиозного учения и предписываемых сектами своим адептам особенностей поведения последние могут быть ошибочно оценены судебными психиатрами как психические расстройства, исключающие вменяемость, дееспособность и т.д., в то время как они являются нормативными для адептов данной секты. Во избежание таких ошибок в соответствующих случаях должна быть рекомендована комплексная судебно-психиатрическая и религиоведческая экспертиза. Вопрос о таких экспертизах становится особо актуальным в практике применения Федерального закона от 26 сентября 1997г. N 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях» (с изм. от 26 марта 2000г., 21 марта 2002г., 25 июля 2002 г.) и других основополагающих документов о свободе совести. Во всяком случае межгосударственные (ОБСЕ и др.) и международные общественные правозащитные организации допускают возможность признания в России инаковерующих невменяемыми, недееспособными якобы без явных признаков собственно психических расстройств.

В уголовном процессе достаточно часто возникает необходимость проведения различных судебных экспертиз по факту смерти и экспертной оценки прижизненного состояния лица, уже умершего ко времени проведения экспертизы. В гражданском процессе экспертизы о прижизненном психическом состоянии лица, оставившего завещание, совершившего имущественную сделку и др., являются повседневной практикой. Упомянутый приоритет гарантии прав и законных интересов личности, который является основополагающим в гл. IV о судебной экспертизе в отношении живых лиц, по своему смыслу и назначению дает основание для более широкого толкования слов «экспертиза живых лиц».

Речь должна идти не только о живых непосредственно в период экспертизы лицах, но и об экспертизе прижизненного состояния лица, умершего после совершения юридически значимого деяния, иными словами — это экспертиза состояния лица еще живого при совершении им данного действия. Достаточно часто суд должен устанавливать физическое и психическое состояние лица, мотивы его действий в фактический период его жизни, хотя этого лица уже нет в живых. Также к производству судебно-медицинской экспертизы живого лица следует относить определение прижизненности или посмертности причиненных повреждений. Посмертные, но по существу относящиеся к прижизненному состоянию случаи, требующие экспертной судебно-медицинской оценки, возникают, когда, например, необходимо определить, могло ли лицо при данном физическом дефекте или прижизненно полученном телесном повреждении совершить деяние, которое ему инкриминировалось. Судебно-медицинское заключение о невозможности совершения данным лицом инкриминировавшегося ему деяния сохраняет, пусть и посмертно, честь и достоинство данного лица, одновременно стимулируя поиск фактически виновного лица.

Число судебно-психиатрических экспертиз прижизненного состояния уже умерших лиц неизменно растет. В первую очередь это объясняется ростом имущественного благосостояния населения страны, широким спектром ценных объектов, которые, согласно воле еще живого лица, должны после его смерти перейти во владение другого физического или юридического лица. Практика экспертиз по гражданскому судопроизводству для решения прижизненной дее- или недееспособности, сделкоспособности лица, уже умершего после составления завещания, увеличивается из года в год.

Частыми являются психолого-психиатрические экспертизы прижизненного состояния лица, совершившего суицид, особенно если оно было военнослужащим. Психическое расстройство, стрессовое состояние, аффект, измененные психологические состояния как результат доведения до самоубийства — все это определяется при посмертной психолого-психиатрической экспертизе прижизненного состояния данного лица. Ответы на эти и другие экспертные вопросы могут иметь прямое отношение к чести и достоинству умершего лица, гарантиям сохранения его прижизненных прав и законных интересов, а в отношении военнослужащих — и защита прав и законных интересов семьи погибшего, если он имел психическое расстройство, приведшее к суициду.

Посмертные экспертизы по своей правовой сущности, по гарантиям прав и законных интересов подэкспертных лиц не могут быть вне рамок гл. IV Закона, а по процедуре производства они не отличаются от проведения экспертизы реально живых и непосредственно обследуемых лиц со всеми соответствующими правилами и требованиями, в первую очередь конфиденциальности проведения экспертизы, соблюдения охраны гражданского достоинства подэкспертного лица, а также допустимости присутствия при производстве экспертизы только тех лиц, которые являются участниками процесса и т.д. Отличие производства посмертных судебных экспертиз от экспертиз в отношении реально живых лиц состоит лишь в том, что они проводятся только на основании представленных экспертам материалов дела (медицинские документы о состоянии здоровья, различные свидетельства об особенностях социального фукционирования, о конкретной прижизненной ситуации при совершении подэкспертным лицом юридически значимого действия и др.).

Таким образом, необходимость данной главы вызвана тем, что объектом производства экспертизы является лицо, которое обладает правами, свободами и законными интересами, регламентированными соответствующим законодательством (международные правовые акты, Конституция РФ, федеральные законы, нормативно-правовые акты Президента РФ, нормативно-правовые акты Правительства РФ и др.). Права, свободы и законные интересы, закрепленные в указанных нормативно-правовых актах, в ходе производства экспертизы действуют в полном объеме, за исключением тех, которые могут быть ограничены действующим федеральным законодательством. 


Статья 26. Производство судебной экспертизы в отношении живых лиц

Судебная экспертиза в отношении живых лиц производится в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 26.


Данная статья содержит общую информацию о круге лиц, в отношении которых может быть осуществлено производство судебной экспертизы. Представленное в статье конкретное перечисление видов судопроизводства — гражданское, административное, уголовное — по существу предопределяет круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу согласно процессуальному законодательству Российской Федерации. Соответственно с этим производство судебной экспертизы может быть инициировано в отношении всех лиц, проходящих по данным судопроизводствам.

Из этого положения следует, что в гражданском судопроизводстве экспертизе могут подвергаться гражданский истец и гражданский ответчик. Обязательно проведение судебно-психиатрической экспертизы, когда решается вопрос о признании дееспособного лица недееспособным и наоборот. Судебно-психиатрической экспертизе может подвергаться лицо, принесшее в суд жалобу, рассматриваемую в порядке гражданского судопроизводства.

При административном судопроизводстве экспертизе (практически это всегда судебно-психиатрические экспертизы) может подвергаться лицо, привлекаемое к административной ответственности, а также пострадавший от его противоправных действий.

В производстве по уголовному делу экспертизе может быть подвергнут подозреваемый, обвиняемый, подсудимый для решения вопроса о возможности в полной или не в полной мере (ст.22 УК РФ) осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо признании способности руководить своими действиями или полной потери этой способности (ст.21 УК РФ); о необходимости в отношении «вменяемых не в полной мере» (ч.2 ст.22 УК РФ) и невменяемых (ч.2 ст.21 УК РФ), а также лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания (ст.81 УК РФ), принятия принудительных мер медицинского характера (ч.ч.«а», «б», «в» ст.97 УК РФ), о видах принудительного лечения (ст.99 УК РФ), о необходимости его продления, изменения или прекращения (ст.102 УК РФ), а также в отношении осужденных решения вопроса о возможности/невозможности по состоянию здоровья отбывать дальнейшее наказание и применении к ним принудительных мер медицинского характера в случаях хронического психического расстройства (ст.81 УК РФ).

Нарколого-психиатрическая экспертиза в отношении вменяемых, страдающих алкоголизмом или наркоманией, решает вопрос о необходимости назначения принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения в местах лишения свободы (п.«г» ст.97, ч.2 ст.99, ст.102 УК РФ).

Помимо субъектов, по поводу совершения деяния которых ведется судопроизводство, экспертизе могут подвергаться также потерпевшие по данному делу. В последних случаях может определяться ущерб их физическому и/или психическому здоровью, а также может решаться вопрос об их возможности по своему психическому состоянию защищать в суде свои права и законные интересы. Этот вопрос может возникать и в отношении подсудимого.

Особая необходимость проведения судебно-психиатрической экспертизы возникает при появлении сомнений в психической полноценности субъекта судопроизводства, т.к. наличие психического расстройства может повлиять на его юридически значимое поведение и на весь ход судопроизводства. Практика показывает, что при отсутствии экспертного разрешения этих сомнений происходят серьезные судебные ошибки.

Во всех видах судопроизводства на экспертизу может быть направлен свидетель при возникающих предположениях о наличии у него психических расстройств, которые могут лишить его способности давать правильные показания.

Важно указать, что у всех перечисленных лиц установленные при судебно-психиатрической экспертизе психические расстройства могут иметь разные юридически значимые последствия. Например, один и тот же диагноз, установленный подэкспертному, в уголовном судопроизводстве может исключать его вменяемость, но не исключать его дееспособность в гражданском процессе.

При производстве судебных экспертиз в отношении живых лиц могут также решаться иные вопросы, для ответа на которые требуются специальные познания, при этом исключается выход экспертов в своих ответах за рамки профессиональной компетенции. Вместе с тем эксперт имеет право в пределах своей компетенции давать заключение по вопросам, хотя и не поставленным в постановлении или определении о назначении экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (право экспертной инициативы). Например, при решении вопроса о прекращении принудительного лечения у экспертов могут возникнуть сомнения в самой обоснованности проведения этого лечения и предположение о том, что судебно-психиатрическая комиссия, на основании заключения которой лицо было признано невменяемым с применением принудительных мер медицинского характера, ошиблась. В таком случае эксперты могут проявить инициативу и рекомендовать суду рассмотреть вопрос о проведении повторной судебно-психиатрической экспертизы по вопросу вменяемости/невменяемости в связи со вновь отрывшимися обстоятельствами (несоответствие наблюдаемого в период принудительного лечения состояния установленному диагнозу психического расстройства, давшего основание к заключению о невменяемости с применением принудительных мер медицинского характера). 


Статья 27. Условия и место производства судебной экспертизы в отношении живых лиц

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в медицинском или ином учреждении, а также в другом месте, где имеются условия, необходимые для проведения соответствующих исследований и обеспечения прав и законных интересов лица, в отношении которого проводятся исследования.

В случае возникновения при производстве судебной экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно может быть помещено в медицинский стационар в порядке, предусмотренном статьями 28 — 30 настоящего Федерального закона и процессуальным законодательством Российской Федерации.

Доставка в медицинское или иное учреждение лица, направленного на судебную экспертизу, обеспечивается органом или лицом, назначившими судебную экспертизу.


Комментарий к статье 27.


Часть 1 статьи определяет необходимый перечень условий для качественного осуществления судебно-экспертной деятельности. Перечислим основные:

а) обеспечение экспертов соответствующим для решения поставленных задач местом проведения экспертизы, предусматривающим помещение для конфиденциального проведения обследования и экспертного обсуждения его результатов, а также для хранения относящихся к производству экспертизы материалов и документов, исключающего допуск к ним лиц, не имеющих отношения к данной экспертизе;

б) обеспечение экспертов всей необходимой информацией для решения поставленных задач (материалы гражданского, административного или уголовного судопроизводства, медицинская документация на подэкспертного и др., возможность ознакомления с его личным делом), а также предоставление дополнительных, необходимых для производства экспертизы материалов и документов;

в) применение установленных стандартов экспертного исследования, которые различаются в зависимости от задач экспертизы;

г) создание условий содержания лиц во время производства экспертизы, которые должны гарантировать соблюдение их прав и законных интересов;

д) соответствующий уровень безопасности самих экспертов и лиц, обслуживающих производство экспертизы в местах ее производства.

Местом организации государственной экспертной деятельности является специализированное федеральное учреждение или экспертные учреждения субъектов Федерации. Местом же непосредственного проведения экспертного исследования могут быть не только эти учреждения, но и места фактического пребывания лица, в отношении которого назначено производство экспертизы: следственный изолятор; помещение, в котором производится судебное разбирательство; больничный стационар, в котором проводится лечение подэкспертного; место его непосредственного проживания, если он по своему физическому или психическому состоянию является нетранспортабельным для прибытия в экспертное учреждение.

В практике экспертных исследований сложилось разделение экспертизы в специализированном учреждении на стационарную и амбулаторную. В остальных местах проведение экспертных исследований по существу является амбулаторным, т.к. подэкспертный исследуется однократно, без возможности динамического наблюдения. Возможности экспертизы в амбулаторных условиях (амбулаторная экспертиза) ограничиваются минимальным набором применяемых стандартов исследования.

Судебно-медицинские экспертизы проводятся специальными подразделениями бюро судебно-медицинской экспертизы, они являются амбулаторными, даже если подэкспертный находится в больничном стационаре на лечении.

Если при производстве амбулаторной судебной экспертизы возникает необходимость стационарного обследования, подэкспертное лицо может быть помещено в медицинский стационар. Необходимым основанием для этого является заключение эксперта (экспертов) о невозможности решения поставленных перед экспертами вопросов в амбулаторных условиях и с указанием мотивации для производства стационарной экспертизы. Процессуальным основанием является постановление (определение) органа, назначившего экспертизу.

Стационарная судебно-психиатрическая экспертиза в государственном судебно-экспертном учреждении производится в специализированных судебно-психиатрических экспертных стационарах — судебно-психиатрических экспертных стационарах для лиц, не содержащихся под стражей, и судебно-психиатрических экспертных стационарах для лиц, содержащихся под стражей.

Лица, не содержащиеся под стражей, могут также помещаться для прохождения стационарной экспертизы в иные психиатрические стационары при условии, что это существенно не затруднит производство экспертизы.

Иными (неспециализированными) психиатрическими стационарами, в которые могут помещаться подэкспертные для прохождения стационарной экспертизы, являются общие (неэкспертные) стационарные отделения психиатрических учреждений. Решение о помещении в такое отделение подэкспертного, не содержащегося под стражей, решается каждый раз индивидуально руководителем экспертного учреждения, который вправе поместить подэкспертного, не содержащегося под стражей, в одно из стационарных (неэкспертных) отделений возглавляемого им психиатрического учреждения.

Когда явка подэкспертного в экспертное учреждение исключается из-за его нетранспортабельности, обусловленной тяжелым соматическим расстройством, экспертиза может быть проведена на дому у подэкспертного. Вопрос о необходимости производства экспертизы на дому у подэкспертного решается органом (лицом), ведущим производство по делу. О том, что экспертиза должна проводиться на дому у подэкспертного, указывается в постановлении (определении) о ее назначении.

Экспертиза на дому у подэкспертного проводится комиссионно. Оплата экспертам транспортных расходов, связанных с выездом на дом к подэкспертному, осуществляется только через орган (лицо), назначивший экспертизу.

В ходе производства экспертизы на дому у подэкспертного эксперт не вправе совершать действия, которые могут поставить под сомнение их заинтересованность в исходе дела. Также эксперты не могут сообщать кому-либо из присутствующих в доме подэкспертного лиц сведения, которые стали известны экспертам в связи с производством экспертизы. Перед началом проведения экспертизы присутствующим в доме подэкспертного лицам при необходимости должно быть разъяснено, что всю информацию, относящуюся к проводимой экспертизе, включая сведения о ее результатах, эти лица могут получить в установленном законом порядке только через орган (лицо), назначивший экспертизу. В случае совершения кем-либо из присутствующих в доме подэкспертного лиц действий, которые препятствуют проведению экспертизы или могут поставить под сомнение независимость экспертов, либо действий, которые угрожают безопасности экспертов, последние немедленно прекращают производство экспертизы, о чем письменно уведомляют орган (лицо), ее назначивший.

Экспертиза может проводиться экспертами государственного судебно-психиатрического экспертного учреждения за пределами последнего не только в суде или на дому у подэкспертного, но и в другом месте, если подобная необходимость обусловливается обстоятельствами дела. Однако такого рода экспертизы допустимы лишь в случае, если по месту их производства имеются приведенные выше условия, позволяющие качественно провести все требуемые для дачи заключения экспертные исследования, и отсутствует возможность проведения необходимых исследований в местах, специально для этого предназначенных.

В случае обнаружения признаков заболевания у подэкспертного, которое при неоказании надлежащей специализированной медицинской помощи угрожает его жизни или способно привести к серьезному ухудшению здоровья заболевшего, а также невозможности оказания указанной помощи в данном экспертном учреждении, в котором находится подэкспертный, последний направляется в соответствующее медицинское учреждение. Время, проведенное таким подэкспертным вне экспертного учреждения, не включается в срок его пребывания на стационарной экспертизе, а срок производства стационарной экспертизы соответственно этому времени корректируется.

Во время нахождения подэкспертного в медицинском стационарном отделении производство следственных действий с его участием допускается лишь в исключительных случаях. Во всяком случае уголовно-процессуальное законодательство не содержит указаний на недопустимость их производства. Если возникает необходимость производства следственных действий, должен действовать принцип разумности. Так, эксперты-психиатры вправе отказать в предоставлении подэкспертного для его участия в следственных действиях при наличии к тому медицинских противопоказаний (наличие у подэкспертного тяжелого психического или соматического расстройства, угроза серьезного ухудшения состояния психического здоровья подэкспертного и пр.). В случаях, когда производство следственного действия затрудняет проведение экспертиз, в производстве экспертизы может быть отказано с указанием причин такого решения. Данный отказ в предоставлении подэкспертного для его участия в следственном действии должен быть письменным и мотивированным. Отказ подписывается руководителем экспертного учреждения.

Проведение экспертизы осуществляется последовательно и состоит из нескольких этапов:

подготовка к назначению экспертизы;

назначение экспертизы;

организация экспертизы;

осуществление экспертных исследований;

составление экспертного заключения;

оценка заключения эксперта лицом или органом, назначившими экспертизу.

Составление экспертного заключения по результатам непосредственного экспертного обследования живого лица, а также составление заключения по заочной и посмертной экспертизе (о состоянии лица в период его жизни) или составление иных документов (сообщения о невозможности дать экспертное заключение, ходатайства, жалобы, уведомления и пр.) осуществляются только в экспертном учреждении. Исключение составляет лишь экспертное заключение по результатам обследования подсудимого в зале суда, которое составляется в помещении суда, исключающем какое-либо влияние на эксперта и на содержание его выводов.

Обязанность по доставке лица, подлежащего экспертизе, в экспертное учреждение налагается на орган (лицо), назначивший экспертизу. Лица, содержащиеся под стражей, доставляются в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы в порядке, согласованном между руководителем экспертного учреждения и администрацией мест содержания под стражей, в которых находятся подэкспертные, ожидающие экспертизы, а также правоохранительными органами и судами, входящими в зону обслуживания данного экспертного учреждения.

При помещении лица в стационарное отделение необходимо соблюдать ряд требований. Данные требования связаны с обеспечением безопасности (например, обязательная сдача медицинских анализов перед доставкой в стационарное отделение). Конкретные вопросы, связанные с прибытием подэкспертных в экспертное учреждение (фиксированные дни и часы приема в стационарное отделение и другие технические вопросы), решаются по согласованию между руководителем экспертного учреждения (его заместителем по экспертной работе) и обслуживаемыми этим учреждением органами предварительного расследования и судами. В случае неприбытия лица, в отношении которого назначено производство экспертизы, в экспертное учреждение в надлежащий (согласованный) срок руководитель экспертного учреждения обязан известить об этом орган (лицо), назначивший экспертизу.

Во всех случаях выписки из стационарного экспертного учреждения подэкспертного, содержащегося под стражей, его направляют в следственный изолятор, из которого он доставлялся на экспертизу, или в иной следственный изолятор. 


Статья 28. Добровольность и принудительность при производстве судебной экспертизы

Судебная экспертиза в отношении живых лиц может производиться в добровольном или принудительном порядке.

В случае, если судебная экспертиза производится в добровольном порядке, в государственное судебно-экспертное учреждение должно быть представлено письменное согласие лица подвергнуться судебной экспертизе.

Если лицо, в отношении которого назначена судебная экспертиза, не достигло возраста 16 лет или признано судом недееспособным, письменное согласие на производство судебной экспертизы дается законным представителем этого лица.

Круг лиц, которые могут быть направлены на судебную экспертизу в принудительном порядке, определяется процессуальным законодательством Российской Федерации. В случае, если в процессуальном законодательстве Российской Федерации не содержится прямого указания на возможность принудительного направления лица на судебную экспертизу, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе производить судебную экспертизу в отношении этого лица в принудительном порядке.


Комментарий к статье 28.


Необходимым условием проведения экспертизы является разграничение случаев добровольного и принудительного порядков ее производства. Отметим, что «добровольность» и «принуждение» не являются противоположными друг другу. Возможно применение принудительного порядка производства экспертизы с изъявлением желания самого подэкспертного. Указанные порядки производства экспертизы различаются в необходимости волеизъявления лица, в отношении которого назначена экспертиза. При применении порядка добровольного производства необходимо согласие подэкспертного. В случае его отсутствия экспертиза производиться не может. В ходе принудительного порядка производства экспертиза производится вне зависимости от желания подэкспертного или его законных представителей.

Без указания на принудительный порядок производства экспертизы в соответствующем отраслевом законодательстве экспертиза производится только в добровольном порядке. В случае несогласия с производством экспертизы и невозможности ее проведения в принудительном порядке ввиду отсутствия указания на данную возможность в отраслевом законодательстве это влечет неустановление фактов, являющихся следствием состояния и возможностей живых лиц.

Как уже отмечалось, условием добровольного порядка производства экспертизы является согласие подэкспертного, которое изъявляется на этапе ее назначения. Добровольное согласие может быть отозвано на любом из этапов судебной экспертизы (в том числе и в ходе проведения экспертных исследований). В случае согласия на участие в производстве экспертизы и отказа от участия в диагностических процедурах экспертное заключение выносится только в случае достаточной информативности полученных результатов. При их недостатке выносится сообщение о невозможности вынесения экспертного заключения.

Согласие на производство экспертизы в добровольном порядке дается самим лицом или его законным представителем в указанных ниже случаях. Оно обязательно должно быть оформлено в письменном виде. По форме данный документ выполняется произвольно, однако в нем должно быть указано, кто, когда, где, в связи с чем, в каких условиях (амбулаторно или в стационаре), на какой период согласен подвергнуться экспертным исследованиям. В случае невозможности выполнить письменное согласие собственноручно по причинам физических или иных недостатков возможно выполнение данного документа стороной, назначающей экспертизу, в присутствии лица, которое дает свое согласие, и лиц, подтверждающих добровольность указанного согласия (законный представитель, защитник). Возможно также приглашение понятых. В обязательном порядке должно быть удостоверено, что:

а) подэкспертному разъяснены цель и условия производства экспертизы;

б) им высказано добровольное согласие;

в) имеются уважительные причины невозможности оформить это согласие в письменном (собственноручном) виде.

В случаях недостижения лицом, в отношении которого назначена экспертиза, 16 лет или признания его недееспособным согласие дается законным представителем.

Законное представительство должно быть надлежащим образом установлено и оформлено. Не является законным представителем попечитель подэкспертного, признанного ограниченно дееспособным вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами, т.к. ограничение дееспособности по этим причинам устанавливается в имущественных правах и не соотносится в полном объеме с установленным попечительством по другим основаниям.

Законными представителями, которые правомочны дать согласие на проведение экспертизы, являются: родители (усыновители) или опекуны — в отношении несовершеннолетних до 14 лет; родители (усыновители) или попечители — в отношении несовершеннолетних от 14 до 16 лет; опекуны — в отношении лиц, признанных судом недееспособными; воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения и др. — в отношении лиц, содержащихся в них; органы опеки и попечительства.

В уголовно-процессуальном законодательстве для решения вопросов, связанных с применением принудительных мер медицинского характера, указан более широкий круг законных представителей (ч.1 ст.437 УПК РФ). К ним могут относиться, кроме родителей, и другие родственники: братья, сестры, дедушка, бабушка, дети. Однако последние лица могут быть допущены к участию в деле как законные представители только после соответствующего решения органа (лица), назначившего экспертизу.

Гражданско-процессуальное законодательство устанавливает только добровольный порядок производства экспертизы. Исключением является особое производство о признании гражданина недееспособным, когда при явном уклонении лица от производства судебно-психиатрической экспертизы суд назначает ее производство в принудительном порядке (ст.283 ГПК РФ).

Производство по делам об административных правонарушениях не предусматривает производство экспертизы в принудительном порядке. 


Статья 29. Основания и порядок помещения лица в медицинский стационар

В случае возникновения при назначении или производстве судебно-медицинской либо судебно-психиатрической экспертизы необходимости стационарного обследования лица оно помещается в соответствующий медицинский стационар на основании постановления или определения о назначении судебной экспертизы. Порядок помещения лица в медицинский стационар определяется процессуальным законодательством Российской Федерации.

Лица, содержащиеся под стражей, помещаются для производства судебной экспертизы в медицинские стационары, специально приспособленные для содержания в них указанных лиц.

Для производства судебно-психиатрической экспертизы лицо помещается в психиатрический стационар или судебно-психиатрический экспертный стационар только на основании определения суда или постановления судьи. Судебно-психиатрические экспертные стационары могут быть предназначены для помещения в них лиц, не содержащихся под стражей, или для помещения в них лиц, содержащихся под стражей.

Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу и поместившие лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязаны в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в орган внутренних дел по месту жительства указанного лица.


Комментарий к статье 29.


В данной статье установлены фактические и процессуальные основания для назначения и производства экспертизы в стационарных условиях.

Фактическими основаниями для помещения в медицинский стационар является невозможность производства полноценной судебной экспертизы в иных условиях. Необходимость стационарного обследования должна быть обоснованной. Обоснованность определяется следующим образом. Во-первых, наличие в стационаре средств, способов и условий, при которых может быть дано качественное экспертное заключение; во-вторых, отсутствие иных возможностей (реализации всех имеющихся) вынести объективное экспертное решение (например, производство амбулаторной экспертизы и невозможность дачи заключения).

Заблуждением является утверждение о том, что экспертиза в амбулаторных условиях является поверхностной, некачественной и т.д. Различие состоит в невозможности применения ряда методов исследования в амбулаторных условиях. Амбулаторное обследование может и не ограничиваться одноразовой доставкой подэкспертного в экспертное учреждение. В необходимых случаях (для рентгенографического, электроэнцефалографического и других лабораторных и параклинических методов исследования) его можно доставлять в экспертное учреждение не один раз. Однако и при таком производстве амбулаторной экспертизы обследование вне стационарных условий не всегда может быть достаточным для точной диагностики клинически сложных состояний, особенно при сложных формах патологии, при симулятивных или, наоборот, диссимулятивных тенденциях подэкспертного. В случае выявления признаков симулятивного поведения возможны случаи неоднократного помещения в стационар для более полного, а главное, динамического круглосуточного наблюдения подэкспертного, которое может быть осуществлено только при производстве стационарной экспертизы.

Однако не стоит переоценивать результативность и необходимость производства стационарной экспертизы. Практика показывает, что на стационарную судебную экспертизу не всегда поступают действительно сложные в клинико-диагностическом отношении подэкспертные и поставленные в отношении их экспертные вопросы вполне могли бы быть решены в амбулаторных условиях, что существенно сокращает сроки судопроизводства.

Рекомендуется первичное проведение именно амбулаторной экспертизы, и, если при этом сами судебные эксперты придут к заключению о необходимости стационарной экспертизы, они должны это обосновать в экспертном заключении для органа (лица), назначившего экспертизу. Это обоснование должно лечь в основу постановления (определения) о производстве стационарной судебной экспертизы. Стоит рекомендовать воздерживаться в практике от назначения только амбулаторных экспертиз, даже в очевидных ситуациях. В любом случае необходимо тесное взаимодействие экспертных служб с органами, назначающими экспертизу, для консультации перед принятием процессуального решения.

Процессуальным основанием для назначения экспертизы является только постановление следователя, прокурора, органа дознания, дознавателя, судьи или определение суда. В случае возникновения необходимости в производстве экспертизы участники судопроизводства заявляют ходатайства, которые подлежат обязательному рассмотрению с вынесением мотивированного решения.

Соответствующее процессуальное законодательство определяет порядок помещения лиц в условия стационара. Так, лицо, в отношении которого решается вопрос о его гражданской дееспособности, может быть принудительно направлено на экспертизу только по определению суда, вынесенному на судебном заседании с обязательным участием прокурора и врача-психиатра (ст.283 ГПК РФ).

В уголовно-процессуальном законодательстве помещение обвиняемых и подозреваемых в стационар для производства экспертизы производится на основании постановления следователя (ст.195 УПК РФ), постановления судьи или определения суда на основании ст.283 УПК РФ. Несколько иная ситуация с обвиняемым или подозреваемым, к которому не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В ходе досудебного производства на основании п.3 ч.2 ст.29 и в соответствии со ст.165 УПК РФ следователь с согласия прокурора возбуждает ходатайство перед судьей соответствующего суда, о чем выносит соответствующее постановление. Не позднее 24 часов с момента поступления указанного ходатайства оно должно быть рассмотрено и по нему вынесено постановление о разрешении экспертизы в стационарных условиях или отказе в этом.

Выделение лиц, к которым избрана мера пресечения под стражу, не случайно. Особый порядок содержания указанной категории граждан налагает особые требования к их размещению в ходе производства экспертизы. Запрещено помещение лиц, содержащихся под стражей, в стационары, не приспособленные для содержания лиц, к которым применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Для этих целей созданы специализированные отделения в судебно-психиатрических и общепсихиатрических стационарах. Лица, не содержащиеся под стражей, могут помещаться в общие отделения, что не исключает надзор за ними, однако правовое положение этих лиц существенно отличается от правового положения лиц, к которым мера пресечения применена.

Доставка и прием в стационарное отделение могут быть ограничены в связи с организационными трудностями. Прием производится при наличии в отделении свободных коек. При отсутствии свободных коек прием подэкспертных в отделение производится в порядке очередности.

Порядок прибытия в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы подэкспертных, не содержащихся под стражей, определяется руководителем экспертного учреждения с учетом мнения правоохранительных органов и судов, входящих в зону обслуживания данного экспертного учреждения. Подэкспертный в этом случае может прибыть и самостоятельно в сопровождении следователя или лиц, назначенных им, или приводом. Подэкспертный или его законный представитель должны быть заранее извещены сотрудниками экспертного учреждения о времени прибытия на экспертизу.

Доставку лиц, содержащихся под стражей, осуществляют сотрудники МВД РФ и уголовно-исполнительной системы Минюста России, входящие в состав специальных подразделений, на которые возложена указанная функция.

Прием в учреждение осуществляется на основании требований, установленных в данных учреждениях. Все лица, прибывающие в экспертное учреждение для прохождения стационарной экспертизы, принимаются и осматриваются врачом этого учреждения. После врачебного осмотра и изучения документов, в том числе обязательно — личного дела содержащихся под стражей, прибывшее лицо помещается в стационарное отделение либо ему отказывается в приеме по нижеперечисленным основаниям:

1) отсутствие постановления (определения) о назначении стационарной экспертизы в отношении данного лица;

2) отсутствие материалов уголовного, гражданского или административного дела, в рамках которого назначена данная экспертиза;

3) отсутствие личного дела арестованного (для лиц, содержащихся под стражей);

4) невозможность на основании представленных документов удостовериться в том, что в экспертное учреждение прибыло действительно то лицо, в отношении которого назначена данная экспертиза;

5) истечение к моменту доставки в экспертное учреждение лица сроков его содержания под стражей;

6) отсутствие постановления судьи о помещении данного лица в психиатрический стационар при направлении подозреваемого или обвиняемого, не содержащихся под стражей, на стационарную экспертизу дознавателем, следователем или прокурором;

7) наличия медико-санитарных противопоказаний к помещению лица в стационарное экспертное отделение (обнаружение у него опасного для окружающих инфекционного заболевания, иного тяжелого соматического расстройства, делающего невозможным стационирование в непрофилированное по этому заболеванию отделение) или невыполнение иных медико-санитарных условий стационирования (отсутствие необходимых прививок, лабораторных анализов и пр.);

8) отказ самого подэкспертного или его законного представителя на проведение стационарной экспертизы, если ее производство возможно только с добровольного согласия указанных лиц.

Об отказе в приеме делается отметка в специальном журнале учета лиц, прибывших в экспертное учреждение. В личном деле лиц, содержащихся под стражей, делается запись об отказе с указанием его оснований. По просьбе лица, которому отказано в приеме, или сопровождающего его законного представителя им может быть выдана на руки справка об отказе с указанием его оснований.

Важным условием объективного исследования является процедура назначения конкретных исполнителей экспертного задания. В случае, если орган, назначивший экспертизу, в постановлении (определении) о назначении экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении конкретно указывает лиц, которые должны производить исследование, руководитель экспертного учреждения обязан обеспечить участие указанных лиц. В случае, если указанные в постановлении (определении) лица не могут произвести экспертизу (по причине болезни, отпуска и т.д.) или отсутствуют указания на конкретных лиц, руководитель экспертного учреждения, в которое помещен подэкспертный, в день его приема в стационарное отделение назначает эксперта, которому поручается производство данной стационарной экспертизы. При назначении комиссионной экспертизы в день приема подэкспертного руководитель экспертного учреждения должен назначить эксперта-докладчика. Полный состав экспертной комиссии определяется графиком работы экспертного учреждения или определяется персонально руководителем экспертного отделения. Каждый назначенный эксперт должен быть представлен подэкспертному до проведения экспертных исследований.

В процессе изучения материалов дела, медицинской документации и обследования лица, направленного на экспертизу, может быть установлено, что дать ответ на экспертные вопросы невозможно. В этих случаях составляется письменное сообщение о невозможности дать экспертное заключение, и подэкспертный в день принятия такого экспертного решения подлежит выписке из стационарного отделения.

После того как эксперт (при единоличной экспертизе) или эксперты (на заседании комиссии) приняли экспертное решение, подэкспертный подлежит выписке из стационарного экспертного отделения в этот же день или в ближайшее возможное время.

Орган (лицо), назначивший судебную экспертизу и поместивший лицо в медицинский стационар в принудительном порядке, обязан в течение 24 часов известить об этом кого-либо из членов его семьи, родственников или иных лиц по его указанию, а при отсутствии таковых сообщить в органы внутренних дел по месту жительства (регистрации) указанного лица. Более подробно гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых проводится судебная экспертиза, рассматриваются в ст.31 данного Закона. 


Статья 30. Сроки пребывания лица в медицинском стационаре

Лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней.

В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного стационара не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока.

Судья выносит постановление и уведомляет о нем эксперта или комиссию экспертов в течение трех дней со дня получения ходатайства.

В случае отказа судьи в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре оно должно быть выписано из него.

Руководитель медицинского стационара извещает о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей постановлении лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо, назначившие судебную экспертизу.

В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. При этом общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре, установленных настоящей статьей, может быть обжаловано лицом, его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле, а также руководителем медицинского стационара в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации. Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть обжаловано также непосредственно в суд по месту нахождения указанного стационара.


Комментарий к статье 30.


При назначении и производстве экспертизы в отношении живых лиц должны быть обеспечены повышенные требования к гарантиям прав, свобод и законных интересов подэкспертного лица в ходе проведения экспертных исследований. Рассматривая пребывание в условиях стационарного обследования как ограничение прав и свобод личности, законодатель устанавливает пределы пребывания лица в условиях указанной экспертизы. Нарушение сроков пребывания является серьезным нарушением, и именно поэтому в статье специально указывается, что нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть обжаловано. Обжалование может осуществляться как самим подэкспертным, так и его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле. Также правом обжалования сроков наделен и руководитель медицинского стационара. Порядок обжалования предусмотрен в соответствующем процессуальном законодательстве Российской Федерации (например, ст.ст.123 — 127 УПК РФ). Нарушение сроков пребывания лица в медицинском стационаре может быть также обжаловано непосредственно в суд по месту нахождения данного стационара, такие жалобы рассматриваются в рамках Закона РФ от 27 апреля 1993г. N 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» (с изм. от 14 декабря 1995 г.).

Предельный срок пребывания в стационарных условиях рекомендован на основании практики производства экспертиз и, как правило, является оптимальным для выяснения всех интересующих вопросов, требующих своего разрешения в ходе судопроизводства. Установление срока до 30 дней не означает, что в случае возможности решения экспертных вопросов и вынесения заключения экспертиза не может окончиться ранее указанного срока. Однако, как показывает практика, такие случаи редки.

В большинстве случаев экспертизы укладываются в отведенные им сроки, однако бывают особо сложные экспертизы, требующие большего времени для завершения их производства. В практике производства судебно-психиатрических и комплексных с ними экспертиз к ним относятся: проведение повторной стационарной экспертизы с предполагаемым расхождением в экспертной оценке с предыдущими исследованиями; клинически сложные варианты сочетанных форм патологии; невозможность получить от подэкспертного необходимой диагностической информации ввиду его болезненного состояния; возникшая в ходе стационарной экспертизы необходимость проведения дополнительных методов исследования или получения дополнительных материалов по данному судопроизводству и т.д. В связи с этим в законе предусмотрена возможность продления срока пребывания лица в стационаре в ходе производства экспертизы.

В комментируемом Законе установлен судебный контроль за обоснованностью продления срока этого пребывания в стационарных условиях. Установленный регламент в 30 дней может быть превышен только на основании приведенных объективных аргументов. Ходатайство о продлении срока стационарной судебной экспертизы оформляется в виде соответствующего письменного экспертного заключения, вынесенного экспертом (экспертной комиссией), которое должно содержать полную обоснованность данного ходатайства. Ходатайство направляется согласно установленному порядку документооборота между учреждениями (через канцелярию и с сопроводительным письмом, подписанным руководителем судебно-экспертного учреждения или лицом, на которое возложены обязанности руководителя производства судебно-экспертной деятельности).

Судья единолично рассматривает представленное ходатайство и выясняет, насколько полно эксперты его мотивировали, что именно явилось причиной невозможности вынести заключение в срок и не отпала ли необходимость для продления срока пребывания подэкспертного в стационаре. Такое рассмотрение осуществляется в районном суде по месту расположения стационара, производящего судебную экспертизу данного лица. Возможность рассмотрения экспертного ходатайства в районе расположения экспертного стационара, а не в судебных инстанциях, которые вынесли определение о производстве экспертизы, исходит из необходимости оперативного проведения этой процедуры.

Процедура рассмотрения ходатайства о продлении сроков пребывания в медицинском стационаре предусматривает возможность судьи в случае сомнений лично удостовериться в необходимости продления. Продление срока стационарной экспертизы осуществляется как в здании суда, так и по месту нахождения экспертного стационара, поэтому в случае сомнений в обоснованности продления судья может очно наблюдать подэкспертного и условия, в которых он содержится. Кроме того, судья может затребовать дополнительные документы, подтверждающие обоснованность продления сроков.

В комментируемой статье Закона установлен также срок представления экспертами мотивированного ходатайства в суд о продлении производства стационарной экспертизы. Это ходатайство экспертная комиссия не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока пребывания подэкспертного в стационаре должна представить в суд в письменной форме как экспертное заключение. Данный срок является максимальным для подготовки и принятия судьей постановления о необходимости продления производства экспертизы не позднее 30-дневного пребывания подэкспертного в стационаре.

После принятия судьей решения об этом уведомляются руководитель экспертного учреждения и эксперты, по ходатайству которых судья принял решение. В тот же день об этом решении эксперты сообщают подэкспертному. Последнему разъясняется необходимость дальнейшего пребывания в стационаре, уведомление об этом подэкспертного отмечается в его истории болезни.

О принятом судьей решении по ходатайству экспертов о продлении срока производства стационарной экспертизы руководитель медицинского стационара извещает орган (лицо), назначивший экспертизу. Экспертное заключение о необходимости продления срока стационарной экспертизы и решение судьи по этому поводу вкладываются в историю болезни, уголовное и личное дело содержащегося под стражей лица, в остальных случаях продления производства стационарной экспертизы — в историю болезни и в материалы дела.

Отказ судьи в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре влечет только выписку подэкспертного из него. В зависимости от процессуального статуса, меры пресечения и т.д. лицо, пребывавшее в стационаре, направляется в место, откуда оно прибыло. Если у этого лица не истек срок содержания под стражей, оно направляется по месту применения меры пресечения (обычно через региональный следственный изолятор). Если стационарная экспертиза производилась в отношении лица, к которому была избрана иная мера пресечения, то оно по согласованию с органом, назначившим экспертизу, выписывается по месту его усмотрения. При выписке подэкспертный по просьбе органа, назначившего экспертизу, может быть выдан представителю данного органа только в случае неистечения срока указанного в постановлении судьи и при наличии меры пресечения, связанной с ограничениями в перемещении (например, наблюдение командования воинской части, домашний арест и т.д.).

В случае отказа в продлении стационарной экспертизы, принятого судьей по месту расположения учреждения подэкспертного, руководство учреждения, в котором проводилось стационарная экспертиза, должно проинформировать орган, назначивший производство экспертизы.

Лица, в добровольном порядке поступившие на стационарную экспертизу, выписываются самостоятельно или в сопровождении уведомленных об этом законных представителей или родственников. Если этому лицу затруднительно по состоянию своего здоровья выписаться из стационара самостоятельно, а для прибытия за ним сопровождающих лиц требуется время, то на этот период оно с разрешения руководства экспертного учреждения (главного врача больницы) может быть добровольно оставлено в стационаре в общем отделении как нуждающийся в медицинской помощи, но уже не как подэкспертный. Пребывание таких больных в психиатрической больнице обычно продолжается до решения судом вопросов об их вменяемости/невменяемости и применения мер медицинского характера (ст.ст.97, 99, 101 УК РФ).

Однако в случае необходимости лицо, в отношении которого производилась экспертиза, может быть оставлено и без его волеизъявления. Это происходит, когда при истечении срока пребывания подэкспертного в стационарном экспертном отделении (в том числе и по завершении производства экспертизы) оно может быть задержано из-за выраженности психических расстройств (т.е. как больной, страдающий тяжелым психическим расстройством, а не как подэкспертный) в больничном стационаре в порядке применения к нему положения о недобровольной госпитализации, предусмотренного ст.29 Закона РФ от 2 июля 1992г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (с изм. от 21 июля 1998г. и 25 июля 2002г. — здесь и далее Закон о психиатрической помощи). Данным Законом предусмотрена процедура недобровольной госпитализации, которая допустима в следующих случаях.

1. Если лицо страдает тяжелым психическим расстройством и его состояние представляет непосредственную опасность для него самого или окружающих.

2. Когда психическое расстройство обусловливает беспомощность (неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности).

3. Когда его здоровью может быть причинен существенный вред вследствие ухудшения психического состояния без психиатрической помощи и лечения, возможного только в стационарных условиях.

В случае установления хотя бы одного из трех перечисленных критериев может инициироваться процедура госпитализации лица в недобровольном порядке.

Срок пребывания подэкспертного в стационаре может быть продлен еще раз по той же процедуре, однако общая продолжительность его нахождения в стационаре по одной экспертизе не должна превышать 90 дней.

В случае назначения дополнительной или повторной экспертизы срок пребывания лица в стационаре надлежит исчислять без учета сроков ранее произведенных экспертиз. Если за период времени поступления на стационарную экспертизу лицо выбывало из экспертного учреждения (например, при тяжелом инфекционном заболевании, для проведения срочного хирургического вмешательства и т.п.), то время, проведенное вне экспертного учреждения, не учитывается при исчислении сроков пребывания в стационаре. 


Статья 31. Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещаются:

ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза;

испытание новых лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, а также проведение биомедицинских экспериментальных исследований с использованием в качестве объекта лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе давать эксперту объяснения, относящиеся к предмету данной судебной экспертизы.

Эксперт не может быть допрошен по поводу получения им от лица, в отношении которого он проводил судебную экспертизу, сведений, не относящихся к предмету данной судебной экспертизы.

Свидания лица, помещенного в медицинский стационар, с его защитником, законным представителем или иными представителями, допущенными к участию в деле, организуются в условиях, исключающих возможность получения информации третьими лицами.

Медицинская помощь лицу, в отношении которого производится судебная экспертиза, может оказываться только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Лицу, помещенному в медицинский стационар, должна быть предоставлена реальная возможность подачи жалоб, заявлений и ходатайств. Жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации, цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату.

Лица, не содержащиеся под стражей, имеют право на возмещение расходов, связанных с производством судебной экспертизы, по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 31.


Необходимость данной статьи вызвана потребностью закрепления механизмов, обеспечивающих соблюдение прав и законных интересов лиц в ходе производства экспертизы. Поэтому совершенно закономерно, что данная статья начинается с прямого запрета на ограничение прав, обман, применение насилия, угроз и иных незаконных мер в целях получения сведений от лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

Производство экспертизы является процедурой, при которой происходит ограничение прав и свобод подэкспертного. Однако без этих ограничений невозможно проведение экспертных исследований. Поэтому запрет на ограничение прав означает, что не могут быть введены дополнительные ограничения, кроме необходимых при производстве конкретной экспертизы. Такие ограничения устанавливаются в зависимости от условий нахождения (стационарная, под стражей и т.д.). Также в случае ухудшения психического состояния лица, направленного на экспертизу, к нему могут применяться ограничения свобод (в том числе с применением мер физического стеснения), направленные исключительно на безопасность как его самого, так и экспертного (медицинского) персонала. Все вышеуказанные ограничения, которые могут быть применены к лицу, никаким образом не связаны с целью получения сведений от подэкспертного.

Обман также относится к запретным действиям. Обман может проявляться в виде представления ложных сведений относительно методов и последствий экспертных исследований, возможных обещаний в случае «правильного» поведения и т.д. От обмана следует отличать действия, направленные на достижение безопасности здоровья лица, подвергаемого экспертным исследованиям (применительно к тяжелым психическим приступам). В ходе производства экспертизы недопустима практика обследования лица без представления себя государственным судебным экспертом. Например, в ходе производства следственных действий эксперт осуществляет наблюдение за действиями лица, в отношении которого назначена экспертиза, не представляясь, кем он является, и не сообщая, что в данный момент осуществляется обследование. Тем более запрещается выдавать себя за другое лицо, скрывая истинную должность и предназначение наблюдения и беседы.

Недопустимо применение мер физического стеснения в отношении подэкспертного с целями иными, чем обеспечение безопасности жизни и здоровья лиц, в отношении которых производится экспертиза, и лиц, ее производящих, а также в восстановлении нарушенного установленного нормативно-правовыми и ведомственными актами порядка работы учреждения.

Применение мер физического стеснения и специальных средств является крайней мерой и используется, если все возможные способы уже исчерпаны и иными средствами, чем применение физической силы, достичь вышеуказанных задач невозможно. Подчеркиваем, что здесь не идет речь о насилии или угрозах его применения, т.к. применение мер физического стеснения осуществляется в целях обеспечения прав и свобод граждан (например, принудительное кормление в случае длительного отказа от еды в протестной форме, агрессивные психотические действия, сопровождающиеся нанесением себе или окружающим повреждений, и т.д.). Применение физической силы является исключительным случаем, всегда осуществляется соразмерно возникшей опасности и является предметом тщательного последующего изучения. Тем более недопустимо использование данных приемов в целях получения сведений, необходимых для производства экспертизы. Рабочие отношения, возникающие между подэкспертным и экспертом, основываются на доверии, авторитете эксперта и его высоком профессионализме. Не может быть использовано насилие над личностью ради решения экспертных задач, этим подрывается доверие в отношении эксперта.

В пункте 1 ч.1 ст.31 комментируемого Закона не устанавливается ограничение на запрет на применение мер, используемых в целях получения сведений. Данный перечень является открытым и может содержать любые иные не вошедшие в комментируемую статью меры.

Пункт 2 ч.1 ст.31 Закона содержит запрет на апробирование и испытание новых методов лечения и диагностики, где объектом исследования является лицо, в отношении которого назначена экспертиза. Указанный пункт закрепляет требование ч.3 ст.29 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993г. N 5487-1 (с изм. от 2 марта 1998г., 20 декабря 1999г., 2 декабря 2000 г.).

Перечисляются способы, подлежащие прямому запрету (применение лекарственных средств, методов диагностики, профилактики и лечения болезней, биомедицинских экспериментальных исследований), которые еще не апробированы современной отечественной медицинской практикой (даже если данные способы нашли свое применение за рубежом). Даже несмотря на получение согласия от лица, направленного на экспертизу, и его желание на использование указанных методов, их применение запрещено. Данное положение обусловлено возможными злоупотреблениями в отношении лиц в связи с их зависимым статусом, которым они обладают в ходе экспертизы. «Новые» — нельзя толковать буквально. Здесь идет описание тех методов, которые не опробованы в ходе экспериментальных исследований и не одобрены соответствующими органами в области здравоохранения. «Биомедицинские экспериментальные исследования» означают как раз форму проведения тестирования и получения данных о ходе и результатах осуществления указанных методов.

Совсем не означает данная формулировка указание на запрет применения методов, получивших в медицинской практике название «экспериментальных». Зачастую экспериментальными исследованиями называются методы, в производстве которых человек ставится в ситуацию, в которой необходимо получить данные о вариантах его ответов на экспертные вопросы (например, проведение экспериментально-психологического исследования). Поэтому не допускается буквальная трактовка термина «экспериментальные» без соотнесения его содержательной стороны.

Эксперт обладает двойным статусом (врача и лица, обладающего специальными познаниями). Являясь врачом по образованию и профессии, эксперт в силу своего процессуального положения в своей деятельности отдает приоритет установлению обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения судебного дела, а не оказанию испытуемому медицинской помощи, за исключением случаев, когда отсутствие таковой может привести к угрозе жизни или серьезному ущербу для здоровья подэкспертного. В таких случаях эксперт обязан действовать как врач, принимая все необходимые меры для оказания больному медицинской помощи, даже если это может отрицательно повлиять на проведение экспертизы, вплоть до ее прекращения или приостановления.

Перед началом проведения экспертных исследований эксперт должен разъяснить испытуемому, с учетом его психического состояния, цель исследования. Также разъясняются условия его проведения, возможные процессуальные последствия, а также права испытуемого и обязанности эксперта, установленные законом.

Все требования к практической деятельности эксперта не могут быть изложены в данном законодательном акте. Требования к производству экспертизы и к самому эксперту содержатся в нормах профессиональной этики, изложенных в достаточно отработанной форме в Своде этических принципов и правил проведения судебно-психиатрической экспертизы [13]. Отмеченные там положения в полной мере применимы и к другим экспертизам в отношении живых лиц. Среди этих принципов и правил особое место занимает вопрос о конфиденциальности.

Конфиденциальность при производстве судебной экспертизы является одной из основ гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится экспертиза. Однако возможности конфиденциальности отношений врача и подэкспертного ограничены юридическими требованиями. Эксперт обязан поддерживать конфиденциальность в отношениях с подэксперным только в той мере, в какой это позволяет ему закон.

Эксперт не вправе предлагать конфиденциальность там, где он не может ее гарантировать. Зная об ограничениях конфиденциальности, эксперт должен сообщить испытуемому о вероятности раскрытия конфиденциальной информации в ситуации экспертизы и о тех юридических основаниях, по которым он вынужден это делать. При этом эксперт должен учитывать, что у испытуемого есть право самостоятельно определять как объем сообщаемых эксперту сведений, так и меру сокрытия информации, а также право знать, какая информация, сообщенная эксперту конфиденциально, может быть передана органам расследования и суду. Кроме того, испытуемый волен отказаться от этого права.

Для соблюдения конфиденциальности эксперту целесообразно следовать принципу разумной достаточности сведений. Сведения, не относящиеся к поставленным перед экспертизой вопросам, не служащие аргументом для экспертных выводов и не усиливающие их доказательности, не обязательно вносить в заключение и предавать огласке, особенно если сам испытуемый просит об этом и если эти сведения касаются его личной, интимной жизни либо затрагивают интересы других лиц. Эксперт должен уважать право испытуемого на конфиденциальность и неприкосновенность частной жизни и по возможности учитывать его просьбы.

Согласие испытуемого на раскрытие информации личного характера в значительной мере снижает моральную ответственность эксперта за нарушение конфиденциальности. Однако в каждом случае необходимо убеждаться в том, что испытуемый понимает специфику отношений с экспертом и осознает возможные последствия своих действий, и не трактовать полученное согласие излишне расширительно — за пределами того, что испытуемый имел в виду и ожидал от такого раскрытия.

Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых была произведена экспертиза, должны соблюдаться и по завершении всей процедуры экспертизы. Прекращение контакта с испытуемым (и даже его смерть) не освобождает эксперта от обязанности сохранения конфиденциальности.

Необходимо учитывать, что при знакомстве лица, находившегося на экспертизе, с экспертным заключением в процессе судопроизводства изложенные в нем сведения и суждения о характере, диагнозе и прогнозе установленных экспертами расстройств могут быть для него психотравмирующим фактором и причинить тем самым вред его психическому здоровью. Данное обстоятельство обязывает эксперта проявлять осторожность и такт, особенно в тех случаях, когда констатируются нарушения в сексуальной сфере и психической полноценности. Такая же деликатность требуется и при изложении экспертом сведений о личной жизни испытуемого. Эксперту следует избегать оценочных суждений. Не допускать оскорбительных замечаний и выражений, унижающих человеческое достоинство.

В исключительных случаях, когда сообщенные испытуемым сведения существенно важны для предотвращения серьезного вреда, угрожающего другим людям или обществу, либо для раскрытия серьезного преступления, эксперт вправе передать эти сведения органу (лицу), назначившему экспертизу, по собственной инициативе, независимо от согласия испытуемого. Принятие экспертом такого решения, представляющего собой моральный выбор, должно основываться на его убеждении в том, что в данном конкретном случае интересы раскрытия информации для общества превалируют над интересами соблюдения конфиденциальности.

При необходимости раскрытия конфиденциальной информации эксперту следует придерживаться следующих этических правил.

1. Сообщить испытуемому о своем намерении и о побудительных мотивах.

2. Попытаться убедить испытуемого сделать самостоятельное заявление или доверить это заявление эксперту; вовлечь испытуемого в процесс раскрытия информации.

3. Раскрывать конфиденциальную информацию только в той мере, какая необходима для цели раскрытия.

4. Не использовать информацию для иных целей.

5. По возможности принимать решение о раскрытии информации коллегиально, после тщательного всестороннего обсуждения сложившейся ситуации.

Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, вправе давать эксперту объяснения, относящиеся, по его мнению, к предмету данной судебной экспертизы. Вместе с тем эксперт имеет моральное право сохранять в тайне сведения, не относящиеся непосредственно к предмету экспертизы, он не может быть допрошен по поводу полученных им от лица, в отношении которого проводил судебную экспертизу, сведений, не относящихся к данной судебной экспертизе.

Эксперт не вправе разглашать данные дознания или следствия, сведения, которые стали ему известны из материалов дела, а также информацию о ходе и результатах экспертизы без разрешения органа, ее назначившего. Эксперт обязан принимать все необходимые меры предосторожности с тем, чтобы конфиденциальная информация не попала в руки не уполномоченных на то лиц — как в процессе экспертизы, так и после ее завершения, четко соблюдая условия хранения документов и иных носителей информации. Недопустимы разговоры об испытуемых во внеслужебной обстановке, особенно если при этом становится возможным опознать личность испытуемого.

Обеспечение прав и законных интересов лиц, помещенных для прохождения судебной экспертизы в медицинский стационар, предполагает возможность подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и лица, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, иметь право на свидание со своим защитником, законным представителем или иным представителем, допущенным к участию в деле. Для предотвращения декларативности этого права и его реального воплощения государственные учреждения, проводящие стационарную судебную экспертизу, должны создавать для этого все необходимые условия, главным из которых является исключение возможности получения информации третьими лицами в ходе свидания.

Находящееся в стационарном отделении лицо, в отношении которого производится экспертиза, имеет право на свидание со своим защитником, законным представителем или иным представителем. Перечень лиц, относящихся к лицам, указанным в данной статье, указывался ранее. Все лица, перечисленные в данной статье, должны быть допущены к участию в деле. Практика выработала следующую процедуру. Орган, назначивший производство экспертизы, выдает письменное разрешение на свидание, которое предъявляется в учреждении, где производится экспертиза. Решение выдать или не выдавать разрешение лицам, допущенным к участию в деле, не является правом этого органа, а является его обязанностью. Выдача разрешения упрощает процедуру допуска на свидание лиц, имеющих на это право, и запрещает общение лиц, не имеющих права на свидание. Должностные лица экспертного учреждения не вправе устанавливать запреты на свидание лиц, за определенным исключением (физическое и психическое состояние лица не позволяет осуществить процедуру свидания, нахождение на инструментальном обследовании в данное время и т.д.). Случаи отказа должны быть обоснованы и установлены в нормативно-правовых актах. Не является основанием отказа отсутствие необходимых помещений и служебного персонала.

В случае избрания к лицу, в отношении которого назначена экспертиза, меры пресечения в виде заключения под стражу свидание производится в условиях визуального контроля со стороны служебного персонала учреждения и в отсутствии слухового контроля. В любом варианте запрещается применение записывающих, прослушивающих средств для получения информации, содержащейся в беседе встречающихся. Данная норма введена для обеспечения тайны сведений, сообщаемых указанным лицом защитнику, и для обеспечения тактики их защиты.

Находясь в ходе производства экспертизы в стационарных условиях, подэкспертный не лишается права на медицинскую помощь в месте своего пребывания. Условия судебно-экспертного стационара в целом как медицинского учреждения должны предполагать возможность оказания медицинской помощи лицу, в отношении которого производится судебная экспертиза. Эта помощь при проведении судебно-психиатрической экспертизы может быть даже не добровольной. Однако любая медицинская помощь может оказываться только по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации о здравоохранении (например, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и Закон о психиатрической помощи).

Помещение лица для производства экспертизы в стационар не означает, что эксперт судебно-психиатрического экспертного учреждения может в случае медицинских показаний принудительно лечить данное лицо.

Психиатрическое лечение лица без его согласия осуществляется только в двух случаях:

а) если лицо в момент совершения им общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости или если у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение (гл. 51 УПК РФ);

б) если лицо помещено в психиатрический стационар в порядке недобровольной госпитализации (ст.ст.29, 32 — 35 Закона о психиатрической помощи).

Поэтому в случае несогласия с лечением в психиатрическом стационаре должна быть осуществлена процедура госпитализации в недобровольном порядке. В указанных в Законе о психиатрической помощи случаях лицо подлежит обязательному медицинскому освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров, которая выносит ходатайство для последующего решения вопроса о госпитализации в суде по месту нахождения стационара.

Если возникла необходимость подэкспертному, находящемуся в экспертном стационаре, оказать срочную специализированную помощь, которую невозможно предоставить в этом стационаре, он, по письменному заключению врачей, должен быть переведен по медицинским показаниям в соответствующее лечебное учреждение. Лицо, содержащееся под стражей, может быть на время необходимого лечения переведено в медицинское подразделение следственного изолятора, если в нем может быть оказана соответствующая медицинская помощь. При отсутствии такой возможности лицо, содержащееся под стражей и нуждающееся в срочной специализированной помощи, может быть переведено в соответствующее гражданское медицинское учреждение, но при этом для его транспортировки и содержания в лечебном учреждении необходимо обеспечение условий, соответствующих статусу лица, находящегося под стражей.

В случаях необходимости оказания срочной медицинской помощи, не связанных с психическими расстройствами, согласно ст.ст.32 — 33 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. В случаях, когда состояние гражданина не позволяет ему выразить свою волю, а медицинское вмешательство неотложно, вопрос о его проведении в интересах гражданина решает консилиум, а при невозможности собрать консилиум — непосредственно лечащий (дежурный) врач с последующим уведомлением должностных лиц лечебно-профилактического учреждения.

Право гражданина — отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения. В случае отказа от медицинского вмешательства в доступной форме должны быть разъяснены возможные последствия. Отказ от медицинского вмешательства с указанием возможных последствий оформляется записью в медицинской документации и удостоверяется соответствующими подписями.

Эксперт обязан контролировать соблюдение действующих в здравоохранении санитарно-бытовых норм и правил ухода при содержании подэкспертных в стационарах. Важнейшим принципом соблюдения прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза, является предоставление реальной возможности подачи жалоб, заявлений и ходатайств. Все жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации (гл. 40 ГПК РФ; ст.ст.30.1 — 30.9 КоАП РФ; ст.ст.123 — 127 УПК РФ), цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату.

Дискуссионный вопрос о том, следует ли направлять заведомо нелепые, бредовые жалобы и заявления, адресованные подэкспертным, не находящимся под стражей, Президенту страны, Генеральному прокурору и другим лицам высшего ранга, не должен отрицательно решаться судебными экспертами. Этот вопрос должны решать инстанции, по которым жалобы и заявления направляются к соответствующим адресатам.

Для лиц, содержащихся под стражей, имеются следующие регламентации, установленные ст.21 Федерального закона от 15 июля 1995г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», с изм. от 21 июля 1998г., 9 марта 2001г. (здесь и далее — Закон о содержании под стражей):

— предложения, заявления и жалобы подозреваемых и обвиняемых, адресованные в органы государственной власти, органы местного самоуправления и общественные объединения, направляются через администрацию места содержания под стражей;

— предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, в суд или иные органы государственной власти, которые имеют право контроля за местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, цензуре не подлежат и не позднее следующего за днем подачи предложения, заявления или жалобы рабочего дня направляются адресату в запечатанном пакете;

— предложения, заявления и жалобы, адресованные в другие органы государственной власти, общественные объединения, а также защитнику, должны быть рассмотрены администрацией места содержания под стражей и направлены по принадлежности не позднее трех дней с момента их подачи.

В отношении предложений, заявлений и жалоб, содержащих сведения, которые могут помешать установлению истины по уголовному делу или способствовать совершению преступления, выполненных тайнописью, шифром, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, применяется порядок, установленный ч.3 ст.20 Закона о содержании под стражей.

Жалобы на действия и решения суда, лица, производящего дознание, следователя или прокурора направляются в порядке, предусмотренном УПК РФ, не позднее трех дней с момента их подачи.

Не допускается преследование в любой форме подозреваемых и обвиняемых, находящихся под стражей в судебно-экспертном стационаре, за обращение с предложениями, заявлениями или жалобами в связи с нарушением их прав и законных интересов. Должностные лица мест содержания под стражей (включая руководителя судебно-экспертного стационара), виновные в таком преследовании, несут ответственность в соответствии с законом.

Комментируемый Закон предусматривает и гарантию возмещения расходов, связанных с производством судебной экспертизы для лиц, не содержащихся под стражей. В первую очередь это относится к возмещению материального ущерба лицу, которое понесло издержки в связи с вынужденной приостановкой трудовой деятельности, а также имело транспортные расходы. Все виды материального возмещения производятся по основаниям и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации. 


Статья 32. Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, не содержащихся под стражей, в психиатрических стационарах

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, не содержащихся под стражей, производится как в судебно-психиатрических экспертных стационарах, так и в иных психиатрических стационарах. Помещение в указанные стационары лиц, содержащихся под стражей, не допускается. Помещение лиц, не содержащихся под стражей, в иные психиатрические стационары не должно существенно затруднять производство судебной экспертизы.

Лица, не содержащиеся под стражей, в период производства судебно-психиатрической экспертизы пользуются правами пациентов психиатрических стационаров, установленными законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

В случае совершения лицом, не содержащимся под стражей, не страдающим тяжелым психическим расстройством, действий, угрожающих жизни и здоровью окружающих или дезорганизующих работу психиатрического стационара, администрация данного стационара сообщает об этом в орган внутренних дел, который должен принять к нарушителю меры, направленные на пресечение указанных действий. В случае, если подобные действия совершены лицом, в отношении которого судебно-психиатрическая экспертиза производится в добровольном порядке, оно может быть выписано из психиатрического стационара, о чем администрация данного стационара в письменной форме извещает орган или лицо, назначившие указанную экспертизу.


Комментарий к статье 32.


Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, не содержащихся под стражей, производится как в судебно-психиатрических стационарах (стационарное отделение для лиц, не содержащихся под стражей), так и в иных психиатрических стационарах. При производстве государственной судебно-психиатрической экспертизы в медицинском психиатрическом учреждении последнее обязательно должно находиться в ведении Минздрава России или в ведении подчиненных ему органов здравоохранения субъектов РФ. Минздрав и подчиненные ему органы здравоохранения имеют сеть экспертных учреждений (экспертных отделений при психиатрических больницах), которые предусматривают содержание лиц, находящихся или не находящихся под стражей. В настоящее время практически каждый субъект Российской Федерации имеет стационарное отделение судебно-психиатрических экспертиз для лиц, не содержащихся под стражей. Обычно эти отделения организуются в одном или, в зависимости от потребности и территориальных условий региона, в нескольких психиатрических учреждениях.

Решение об открытии и ликвидации федерального судебно-психиатрического экспертного учреждения принимается Министерством здравоохранения РФ. Решение об открытии и ликвидации экспертного учреждения субъекта РФ принимается органом управления здравоохранения этого субъекта, исходя из потребностей органов предварительного расследования и судов данной территории в судебно-психиатрических экспертизах. Профиль экспертного отделения (стационарное отделение для лиц, не содержащихся под стражей; стационарное отделение для лиц, содержащихся под стражей; амбулаторное отделение), а также зона его территориального обслуживания определяются для федеральных экспертных учреждений Минздравом РФ, а для экспертных учреждений субъекта Федерации органом управления здравоохранения этого субъекта. Штатные нормативы экспертных учреждений утверждаются Министерством здравоохранения РФ.

Хотя в качестве и объеме собственно медицинского обслуживания и применяемых стандартах экспертного обследования эти отделения практически между собой не различаются, вместе с тем пребывание в стационарном отделении для лиц, содержащихся под стражей, лица, которое не лишено свободы, безусловно, нарушает его права и свободы. Согласно установленным законодательством Российской Федерации о здравоохранении положениям лица, не содержащиеся под стражей, в период производства психиатрической экспертизы пользуются правами пациентов психиатрических стационаров — свободой свиданий, переписки, телефонных переговоров и т.д. Если в каком-либо регионе не создано специальное экспертное отделение для лиц, не содержащихся под стражей, они могут быть помещены в психиатрический стационар, в котором проводится лечение психически больных. Соответственно, не допускается помещение в общие лечебные отделения лиц, содержащихся под стражей. Связано это прежде всего с невозможностью обеспечить строгую меру пресечения имеющимися силами и средствами в связи с отсутствием специализированных помещений, персонала и т.д.

Недопустима практика изменения меры пресечения для производства экспертизы. В связи с высокой загруженностью стационарных отделений для лиц, содержащихся под стражей, и наличием свободных мест в стационарах для лиц, не содержащихся под стражей, для скорейшего производства экспертизы к лицу, содержащемуся под стражей, избирается иная мера пресечения (наблюдение командования воинской части, подписка о невыезде и т.д.).

В случаях проведения экспертизы в этих отделениях администрация больницы должна создавать условия для работы экспертной комиссии (например, обязательно наличие сейфа для хранения материалов уголовного или гражданского судопроизводства, необходимо обеспечение полноценного применения стандартов судебно-психиатрического обследования).

Права пациентов, находящихся в психиатрическом стационаре, закреплены в ст.37 Закона о психиатрической помощи. При помещении в психиатрический стационар должны быть разъяснены основания и цели помещения его в психиатрический стационар, его права и установленные в стационаре правила на языке, которым он владеет, о чем делается запись в медицинской документации. Права пациентов довольно обширны и содержат следующие положения: обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных настоящим Законом; подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату; встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине; исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу; выписывать газеты и журналы; получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет; получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

Однако в случае необходимости ряд прав пациентов, связанных прежде всего с состоянием психического здоровья, формой и глубиной психического расстройства и безопасностью самого пациента и других лиц, может быть ограничен заведующим отделением или главным врачом по рекомендации лечащего врача. Права, которые могут быть ограничены, следующие: вести переписку без цензуры; получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы; пользоваться телефоном; принимать посетителей; иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой. Обоснование ограничения в одном или нескольких правах отображается в медицинской документации. Ограничение не является постоянным. С улучшением состояния возможна отмена ограничения.

Практика показывает, что встречаются случаи, когда находящееся на судебно-психиатрической экспертизе в общем клиническом отделении лицо, не страдающее тяжелым психическим расстройством, может производить действия, которые дезорганизуют работу отделения. Если эти действия не являются обусловленными психическими расстройствами, а исходят от антисоциальных установок пребывающего на экспертизе лица и реально угрожают жизни и здоровью окружающих (больным, персоналу), то администрация данной психиатрической больницы должна сообщить об этом в орган внутренних дел, который примет к нарушителю меры, направленные на пресечение указанных действий. В тех случаях, когда эти действия соотносимы с противоправными деяниями, предусмотренными как наказуемые в рамках УК РФ, в отношении данного лица может быть инициировано уголовное судопроизводство. В иных случаях администрация больницы может в письменном виде информировать орган (лицо), назначивший проведение экспертизы, о недопустимом, фактически криминогенном поведении подэкспертного для изменения ему меры пресечения, в частности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Если указанные действия совершены лицом, в отношении которого судебно-психиатрическая экспертиза проводится в добровольном порядке, то это лицо может быть выписано из психиатрического стационара до завершения производства экспертизы. Об этом администрация данной больницы также должна в письменной форме известить орган (лицо), назначивший проведение экспертизы.

Если находящийся в стационарном отделении для лиц, не содержащихся под стражей, подэкспертный даже при добровольном поступлении начинает вести себя явно неадекватно и по своему психическому состоянию представляет опасность для себя и окружающих и при этом требует выписки из стационара, то в таком случае его следует оставить в больнице с переводом в лечебное отделение, а процедуру экспертного наблюдения продолжить до полного ее окончания. Основанием для такого перевода являются ст.ст.29, 32 — 35 о госпитализации в недобровольном порядке Закона о психиатрической помощи. Данный факт должен быть отражен в экспертном заключении.

Деятельность стационарных судебно-психиатрических отделений регулируется помимо федерального законодательства также Положением о стационарном судебно-психиатрическом экспертном отделении для лиц, не содержащихся под стражей, принятым Минздравом РФ. 


Статья 33. Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, содержащихся под стражей, в психиатрических стационарах

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, содержащихся под стражей, производится в судебно-психиатрических экспертных стационарах, предназначенных для помещения в них указанных лиц. Обеспечение безопасности и охрана указанных стационаров осуществляются органами, на которые возложены обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.

На лиц, содержащихся под стражей, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары, распространяются нормы Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». При этом нормы, предусматривающие применение к указанным лицам мер взыскания и их материальную ответственность, не распространяются на лиц с явными признаками тяжелых психических расстройств.

Порядок взаимодействия лиц, обеспечивающих безопасность и осуществляющих охрану судебно-психиатрических экспертных стационаров, с медицинскими работниками указанных стационаров определяется совместно Министерством здравоохранения Российской Федерации и федеральным органом исполнительной власти, на который возложены обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.


Комментарий к статье 33.


Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении лиц, содержащихся под стражей, производится в судебно-психиатрических стационарах, предназначенных для помещения в них указанных лиц. Государственная судебно-экспертная деятельность в отношении лиц, содержащихся под стражей, для определения состояния их психического здоровья осуществляется в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им В.П.Сербского Министерства здравоохранения РФ, а также в имеющих федеральное подчинение психиатрических учреждениях органов управления здравоохранения субъектов РФ, в которых развернуты стражные судебно-психиатрические подразделения, городов Москвы и Санкт-Петербурга, республик в составе РФ, краев, областей, автономных областей и округов. Иные психиатрические учреждения — городского, межрайонного и районного подчинения, как относящиеся к муниципальной системе здравоохранения (ст.13 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан) государственную судебно-психиатрическую деятельность осуществлять не могут, и в этих психиатрических больницах экспертизы лиц, находящихся под стражей, не производятся.

Хотя во всех психиатрических учреждениях органов управления здравоохранения субъектов РФ могут создаваться государственные судебно-психиатрические экспертные комиссии для освидетельствования лиц, находящихся под стражей, однако в структуре психиатрических больниц такие отделения есть не в каждом субъекте федерального подчинения. По этой причине образуются межобластные судебно-психиатрические отделения при каком-либо определенном психиатрическом стационаре, которые обслуживают смежные области. С учетом мнения и возможностей психиатрических учреждений региональных субъектов федерации Минздрав РФ по согласованию с федеральными правоохранительными органами определяет перечень территорий, которые обслуживаются межобластными судебно-психиатрическими учреждениями. Согласно ч.2 ст.37 комментируемого Закона работа базового судебно-психиатрического учреждения финансируется не только из бюджета соответствующего субъекта Федерации, но и из бюджетов смежных областей на основе заключенных для этой цели межобластных договоров.

Деятельность всех экспертных отделений для лиц, содержащихся под стражей, регламентируется Положением об отделении судебно-психиатрической экспертизы при психиатрической больнице для лиц, содержащихся под стражей, утв. 20 июня 1975г. Минздравом СССР и МВД СССР, однако с вступлением в действие настоящего Закона данное положение утратило силу в части организации охраны и обеспечения безопасности отделения, в котором находятся эти лица, и в настоящее время находится на переработке. Планируется принятие нового положения в 2003 г.

В стационарных отделениях для лиц, не содержащихся под стражей, не могут находиться лица, взятые под стражу. В стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей, не могут находиться лица, в отношении которых эта мера пресечения не применена. Соответственно в этих отделениях не могут проводиться экспертизы по гражданским делам, экспертизы в отношении свидетелей и потерпевших. Вместе с тем в стационарные отделения для лиц, содержащихся под стражей, могут помещаться осужденные к лишению свободы лица для психиатрического освидетельствования на предмет возможности дальнейшего отбывания наказания (п.1 Положения от 20 июня 1975 г.; Приказ Минздрава РФ и Минюста России от 9 августа 2001г. N 311/242 «Об освобождении от наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью»). Кроме того, в эти отделения могут поступать больные из психиатрических больниц, в которых они по определению суда находились на принудительном лечении. Такие случаи возникают тогда, когда у врачей-психиатров, осуществляющих принудительное лечение, появляются сомнения в правильности установленного экспертами диагноза психического расстройства и обоснованности судебного определения о невменяемости и применении принудительных мер медицинского характера. Если полученная в ходе психиатрического наблюдения и лечения соответствующая информация как вновь возникшее обстоятельство достаточна, врачами-психиатрами составляется медицинское заключение с рекомендацией проведения повторной судебно-психиатрической экспертизы в экспертном учреждении. Этот документ администрацией больницы направляется в суд, а суд может изменить меру пресечения и направить данное лицо в стационарное отделение для лиц, содержащихся под стражей, или в отделение судебно-экспертного учреждения для проведения повторной экспертизы.

К подэкспертным в стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей, не могут быть применены те нормы законодательства о здравоохранении, которые противоречат законодательству содержания под стражей. Так, эти подэкспертные могут иметь свидания с родственниками или иными лицами только с письменного разрешения органа, назначившего экспертизу. Исключение составляет лишь непосредственное общение с адвокатом, свидание с которым не требует разрешения со стороны этого органа, что, однако, не исключает обязанность защитника предъявить администрации экспертного учреждения от органа, назначившего экспертизу, документ, удостоверяющий, что он действительно является защитником данного испытуемого, допущенным к участию в его деле.

Вся переписка подэкспертных, находящихся в стационарных отделениях для лиц, содержащихся под стражей (письма, обращения, заявления, жалобы и др.), подвергается досмотру и передается органу, назначившему экспертизу. При этом жалобы, поданные в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации, цензуре не подлежат и в течение 24 часов направляются адресату — вышестоящему суду, органу, осуществляющему надзор за следствием. Жалобы, обращения и заявления, адресованные руководителю экспертного отделения или учреждения, по вопросам, непосредственно связанным с условиями содержания в судебно-экспертном стационаре (не удовлетворяющее отношение врачей-экспертов, среднего и младшего персонала, сотрудников, осуществляющих обеспечение охраны и безопасности, недостаточность медицинского обслуживания и питания, плохие санитарно-бытовые условия и др.), должны безотказно приниматься к сведению для проверки и при необходимости принятия соответствующих мер.

Другие заявления и жалобы подэкспертных, адресованные в иные инстанции (органы государственной власти, органы местного самоуправления и общественные объединения), направляются через руководство экспертного учреждения для рассмотрения и последующего (в течение трех дней) направления по принадлежности.

Информация, содержащая сведения, которые могут помешать установлению истины по делу или способствовать совершению преступления, изымается, адресату не передается, а выдается органу, назначившему производство экспертизы.

Подэкспертные стационарных отделений психиатрических больниц для лиц, содержащихся под стражей, в целом обладают (за исключением перечисленного) теми правами, которые предоставлены больным общих психиатрических отделений, однако продуктовые и иные передачи, получаемые ими извне, имеют определенные ограничения и подлежат досмотру для предупреждения попадания в стационарные отделения для лиц, содержащихся под стражей, алкогольных напитков, наркотических веществ и лекарственных препаратов, предметов, возможных для использования при совершении агрессивных действий и побега, а также информации, не проверенной органом, назначившим экспертизу.

По своему психическому состоянию и по факторам риска возникновения опасного или дезорганизующего поведения находящиеся в экспертном отделении лица весьма различны. Если такое поведение обусловлено тяжелым психотическим расстройством, то больным оказывается лечение по стандартам лечения больных в общих психиатрических больницах. Если при этом больными был причинен материальный или иной ущерб, то к ним не применяются нормы, предусматривающие меры взыскания и материальной ответственности.

При получении подэкспертным телесных повреждений его медицинское освидетельствование производится медицинскими работниками безотлагательно. Результаты медицинского освидетельствования фиксируются в установленном порядке и сообщаются пострадавшему. Исключением являются случаи применения мер физического стеснения и невозможность адекватного психологического контакта вследствие обострения психического расстройства.

В тех случаях, когда такое поведение не является следствием психического расстройства, на этих подэкспертных распространяются меры воздействия, исходящие из нормы УПК РФ и Закона о содержании под стражей. Обеспечение безопасности и охрана судебно-психиатрических учреждений и отделений должны осуществляться специальными подразделениями системы Главного управления исполнения наказания Минюста РФ как органа, на который возложено обеспечение безопасности и охрана мест содержания под стражей.

В отличие от условий содержания в отделениях для лиц, не находящихся под стражей, в стационарных отделениях для лиц, находящихся под стражей, могут быть применены ограничения и принудительные меры, предусмотренные законодательством о содержании под стражей, например, изъятие запрещенных к хранению предметов, досмотр одежды, вещей, койки подэкспертного.

В случае, когда во время пребывания подэкспертного в стационарном отделении для лиц, содержащихся под стражей, срок его нахождения под стражей истекает, что делает невозможным окончание экспертизы в отведенное для этого время, подэкспертный не позднее чем за два дня до истечения указанного срока направляется в следственный изолятор, из которого он доставлялся на экспертизу, или в иной следственный изолятор. 


Статья 34. Обеспечение лиц, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары

Материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение лиц, помещенных в судебно-психиатрические экспертные стационары, осуществляется по нормам и правилам, установленным для психиатрических стационаров законодательством Российской Федерации о здравоохранении.


Комментарий к статье 34.


Обеспечение лиц, находящихся в судебно-психиатрическом экспертном стационаре, не может быть ниже норм, установленных для психиатрических стационаров законодательством РФ о здравоохранении, и должно осуществляться по тем же правилам. Если местные бюджеты выделяют средства для улучшения содержания в психиатрической больнице психически больных, то эти средства должны распространяться и на судебно-экспертные отделения. Это же положение относится и к спонсорской помощи частных фирм и организаций.

Эксперт обязан контролировать соблюдение действующих в здравоохранении санитарно-бытовых норм и правил ухода при содержании испытуемых в психиатрических стационарах. Неэтично предлагать испытуемым за согласие на экспертное обследование или на предоставление дополнительной информации улучшение условий его содержания.

Комментируемая статья гарантирует размещение и обеспечение лиц, помещенных для производства экспертизы, по нормам, установленным для пациентов психиатрических стационаров. Ограничения, которые могут быть применены к данным лицам, связаны исключительно со специальными требованиями режима, установленного для содержания в стационарах лиц, находящихся под стражей. Более никаких ограничений, изъятий и иных отличий в содержании указанных лиц быть не может. Здесь имеются в виду положения нормативно-правовых актов о содержании лиц, находящихся под стражей.

Материально-бытовое обеспечение: лица в период пребывания в отделении обеспечиваются по установленным для стационарных психиатрических учреждений нормам индивидуальным спальным местом, постельными принадлежностями, верхним и нижним бельем, обувью, посудой и столовыми приборами. Подэкспертным создаются также иные бытовые условия, установленные для стационарных психиатрических учреждений, отвечающие требованиям гигиены, санитарии и пожарной безопасности. По мере необходимости подэкспертные получают гигиеническую ванну. Смена постельного и нательного белья производится не реже одного раза в 10 дней. Предоставляется бесплатное трехразовое питание. Отделение обеспечивается средствами радиовещания, а по возможности телевизорами, холодильниками и вентиляционным оборудованием. В отделение доставляется литература и издания периодической печати из библиотеки отделения (психиатрического учреждения) и выдаются настольные игры. Подэкспертные вправе слушать радио, смотреть телевизор и играть в настольные игры в свободное от других занятий время, кроме времени, отведенного распорядком для ночного отдыха.

Подэкспертному, с его согласия, может предоставляться возможность участвовать в трудовых процессах внутри отделения или в кабинете терапии занятостью психиатрического учреждения. Разрешается пользование своей одеждой и другими вещами и предметами, перечень и количество которых определяются правилами внутреннего распорядка, при условии, что это не противоречит задачам обеспечения правопорядка и безопасности в отделении, а также медико-санитарным нормам. Правила внутреннего распорядка включают: обязательный восьмичасовой сон в ночное время, ежедневную прогулку продолжительностью не менее одного часа, а для несовершеннолетних — не менее двух часов. Распорядком дня устанавливаются время дневного и ночного отдыха, прогулок, принятия пищи и иные правила, определяющие порядок деятельности отделения и призванные обеспечить надлежащие условия проведения экспертных исследований, оказания медицинской помощи нуждающимся в ней лицам, безопасность находящихся в отделении подэкспертных, врачей, иного персонала отделения и работников охраны при одновременном соблюдении прав каждого помещенного в отделение лица, а также обеспечить нормальные условия для лиц, содержащихся в отделении. Требования распорядка и режима содержания должны быть доведены до сведения каждого подэкспертного в день его поступления в отделение.

Медико-санитарное обеспечение: подэкспертные имеют право на получение медицинской, психиатрической помощи, которая оказывается по медицинским показателям в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

В случае тяжкого заболевания либо смерти лица, находящегося в экспертном стационаре под стражей, об этом должно быть незамедлительно сообщено его близким родственникам и прокурору, который по своей инициативе или заявлению родственников заболевшего либо умершего может проводить проверку по данному факту. Тело умершего после патологоанатомического исследования, а также производства необходимых действий передается лицам, законно его востребовавшим. Захоронение умершего, тело которого не востребовано, осуществляется за счет государства. 


Статья 35. Ограничения в применении методов исследований при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц запрещается применять методы исследований, сопряженные с сильными болевыми ощущениями или способные отрицательно повлиять на здоровье лица, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации. Лицо, в отношении которого производится судебная экспертиза, должно быть информировано в доступной для него форме о методах исследований, применяемых в отношении его, включая альтернативные, возможных болевых ощущениях и побочных явлениях. Указанная информация предоставляется также заявившему соответствующее ходатайство законному представителю лица, в отношении которого производится судебная экспертиза.

У лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза, в медицинском учреждении берутся образцы, необходимые для проведения исследований, о чем указывается в заключении эксперта. Образцы получает врач или иной специалист в присутствии двух медицинских работников данного медицинского учреждения. Принудительное получение образцов у лиц, направленных на судебную экспертизу в добровольном порядке, не допускается.


Комментарий к статье 35.


Общая принципиальная установка, данная гл. IV настоящего Закона о производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц, предопределяет гарантии прав и законных интересов личности. На этой основе ст.35 специально регламентирует применение методов исследований при производстве судебной экспертизы.

Исходя из этого принципа, судебный эксперт должен стремиться получить добровольное согласие испытуемого на все виды необходимого обследования. При этом эксперт должен в доступной форме объяснить испытуемому смысл и назначение этих обследований, а также предусмотреть связанные с ними возможные болевые ощущения и побочные явления, включая степень вероятности риска для здоровья. При возможности альтернативных методов исследования они должны быть обсуждены с подэкспертным. Если психическое состояние подэкспертного делает такое обсуждение невозможным, то об этом делается запись в истории болезни.

Указанная информация о методах обследования и возможных его побочных последствиях предоставляется также заявившему соответствующее ходатайство законному представителю подэкспертного. О произведенном информировании делается соответствующая запись в истории болезни.

В отношении испытуемых, проходящих экспертизу на добровольной основе, указанное требование носит безусловный характер. Для лиц, подвергающихся экспертизе принудительно, несмотря на то что их обследование производится независимо от их согласия, последнее желательно получать там, где это только возможно.

При отказе испытуемого от обследований эксперту следует выяснить мотивы отказа и провести с ним разъяснительную работу: предоставить испытуемому возможность высказать свою точку зрения, проявить к ней серьезное отношение, попытаться развеять неадекватные опасения, вовлечь его в процесс принятия решений, предложить альтернативные варианты, найти компромисс.

Если отказ от обследования обусловлен тяжелым психическим расстройством, эксперту следует избегать принуждения и ограничиться мерой разумной достаточности объема исследований.

Если отказ обусловлен субъективным интересом испытуемого, способного к самостоятельным, осознанным решениям, а все возможности получить добровольное согласие путем разъяснений и убеждений исчерпаны, то эксперту не остается ничего иного, как отразить данное обстоятельство в своем заключении. В случае, когда такой отказ делает экспертную оценку невозможной, эксперт сообщает об этом органу, назначившему экспертизу, и уведомляет самого испытуемого. При указанных обстоятельствах эксперту следует воздерживаться от предположительных оценок, не основанных на достаточной полноте информации, необходимой для окончательного заключения. При выявлении у испытуемого признаков симуляции психических или иных расстройств эксперт может высказать ему свое мнение в деликатной форме, не ущемляющей личного достоинства испытуемого, предупредить его о том, что факт симуляции будет отражен в экспертном заключении, и посоветовать прекратить симулятивное поведение.

При диссимуляции имеющихся расстройств эксперту следует установить ее мотивы, оценить истинный характер патологии и попытаться устранить, насколько это возможно, негативное отношение подэкспертного к обследованию.

Во всех случаях проведения судебной экспертизы живых лиц эксперт должен исходить из принципа разумной достаточности объема исследований, не подвергая испытуемого тем методам, результаты которых не гарантируют получение необходимой для экспертного заключения информации.

При производстве экспертизы эксперт может использовать только те медицинские методы и средства, которые применяются в здравоохранении. Исходя из этого, запрещается применять методы исследований, сопряженные с причинением испытуемому физических и психологических страданий, унижающих его человеческое достоинство, сопряженные с серьезным риском для его здоровья и жизни, методы оперативного вмешательства, а также методы, запрещенные к применению в практике здравоохранения законодательством Российской Федерации.

Взятие в медицинском учреждении образцов, необходимых для экспертного исследования (образцов крови, мочи и пр.), должно производиться врачом или иным специалистом в присутствии двух медицинских работников данного учреждения. Факт взятия образцов обязательно отражается в экспертном заключении. Принудительное получение образцов у лиц, направленных на экспертизу в добровольном порядке, не допускается.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы недопустимо:

а) использовать для исследования (в немедицинских целях) методы и средства, существенно модифицирующие сознание испытуемого, нарушающие целостность его личности, парализующие его волю;

б) производить манипуляции с психотропными средствами с целью «провокации», обострения психических расстройств или наблюдения за их спонтанным прогрессирующим развитием без применения адекватного лечения или путем отмены необходимой терапии;

в) проводить испытания новых медицинских методов и средств, а также иные медико-биологические эксперименты, даже если согласие испытуемого могло быть получено. 


Статья 36. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

При производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации. Присутствие иных участников процесса допускается с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, и лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, либо его законного представителя.

При проведении исследований, сопровождающихся обнажением лица, в отношении которого производится судебная экспертиза, могут присутствовать только лица того же пола. Указанное ограничение не распространяется на врачей и других медицинских работников, участвующих в проведении указанных исследований.


Комментарий к статье 36.


Право присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении и возможные ограничения этого присутствия представлены в ст.24 комментируемого Закона. Данная статья дополняет общие положения, закрепленные в названной статье.

При производстве судебной экспертизы в экспертном учреждении согласно процессуальному законодательству вправе присутствовать:

а) дознаватель, следователь, прокурор, судьи, назначившие данную экспертизу, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством;

б) иные участники процесса с письменного разрешения органа (лица), назначившего экспертизу, и с письменного согласия самого подэкспертного либо его законного представителя, давшего согласие на проведение экспертизы, — опекуна (в отношении лиц, признанных судом недееспособными), родителей (усыновителей) или опекуна (в отношении несовершеннолетних до 14 лет), родителей (усыновителей) или попечителей (в отношении несовершеннолетних от 14 до 16 лет), представителей воспитательного, лечебного учреждения, учреждения социальной защиты населения или другого, аналогичного органам опеки и попечительства учреждения, когда у подэкспертного отсутствует законный представитель (ч.1 ст.35 ГК РФ), либо когда местопребывание законного представителя неизвестно, либо в случае разногласий между родителями несовершеннолетнего до 16 лет;

в) близкие родственники и иные лица, которые в соответствии с процессуальным законодательством допущены органом или лицом, ведущим производство по делу, к участию в этом деле в качестве законного представителя (ч.1 ст.437 УПК РФ).

Если участник процесса, допущенный присутствовать при производстве экспертизы и своевременно извещенный о дне и часе, в которые ему следует прибыть в экспертное учреждение, не является туда в указанное время, то экспертиза (заседание экспертной комиссии или завершающее экспертное освидетельствование при единоличной экспертизе) производится в отсутствие неявившегося лица.

Присутствие при производстве судебно-психиатрической экспертизы в экспертном учреждении лиц, не являющихся участниками процесса, запрещается.

Участники процесса, присутствующие при производстве экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать пояснения и задавать эксперту вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. При составлении экспертного заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если экспертиза проводится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается.

В случае, если участник процесса, присутствующий при проведении экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившим экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве данной экспертизы.

Характерное для комментируемого Закона уважение к личности подэкспертного проявляется и в недопустимости присутствия лиц иного пола при производстве судебной экспертизы, если подэкспертный для целей обследования должен обнажиться. Это ограничение касается всех участников процесса, допущенных к нему согласно процессуальному законодательству Российской Федерации, а также иных лиц, если они не являются экспертами или другими медицинскими работниками, участвующими в проведении данной экспертизы. 


Глава V. Финансовое, организационное, научно-методическое и информационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных учреждений

Статья 37. Финансирование судебно-экспертной деятельности

Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, экспертных подразделений федеральных органов исполнительной власти, в том числе экспертных подразделений органов внутренних дел Российской Федерации, финансируется за счет средств федерального бюджета.

Деятельность государственных судебно-экспертных учреждений, экспертных подразделений органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации финансируется за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации.

Государственные судебно-экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях. Порядок расходования указанных средств определяется соответствующими федеральными органами исполнительной власти.


Комментарий к статье 37.


1. Комментируемая статья устанавливает порядок финансирования государственных судебно-экспертных учреждений в зависимости от уровня их подчиненности. Учреждения и подразделения, относящиеся к ведению федеральных министерств и ведомств, должны финансироваться за счет средств федерального бюджета. В этой связи все государственные судебно-экспертные учреждения и экспертные подразделения, подчиненные МВД, Минюсту, Минобороны, ФСБ, ГТК России, а также Российский центр судебно-медицинской экспертизы и Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского Минздрава России как учреждения, относящиеся к ведению федеральных министерств и ведомств, финансируются за счет средств федерального бюджета.

Бюджетное финансирование деятельности судебно-экспертных учреждений предполагает выделение необходимых средств на содержание кадрового состава, в том числе подготовку и повышение квалификации экспертов, закупку и техническое обслуживание оборудования, эксплуатацию зданий и помещений, приобретение расходных материалов для производства судебных экспертиз и т.д. В последние годы выделение финансовых средств в полном объеме, необходимом для функционирования судебно-экспертных учреждений, не осуществляется. В этой связи руководство отдельных судебно-экспертных учреждений предпринимает усилия по изысканию дополнительных средств. Тем не менее производство экспертиз на возмездной основе для правоохранительных органов и судов по уголовным делам является противоправным.

В соответствии с УПК РФ и комментируемым Законом экспертизы и исследования по уголовным делам должны выполняться государственными судебно-экспертными учреждениями на безвозмездной основе в рамках бюджетного финансирования.

2. Экспертные учреждения и подразделения, созданные органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, финансируются за счет средств бюджета соответствующего субъекта. Исключение составляют экспертно-криминалистические подразделения, которые финансируются за счет средств федерального бюджета, несмотря на то что входят в состав МВД, ГУВД, УВД, УВДТ субъектов Российской Федерации и находятся в их непосредственном подчинении.

Региональные бюро судебно-медицинской экспертизы и судебно-психиатрические экспертные учреждения финансируются за счет средств бюджета органов здравоохранения соответствующего субъекта Российской Федерации. При обслуживании судебно-психиатрическим экспертным учреждением территории нескольких субъектов Российской Федерации возмещение расходов, как правило, осуществляется на договорной основе органами здравоохранения обслуживаемых территорий.

Помимо бюджетного финансирования судебно-медицинские учреждения в небольшом объеме используют следующие финансовые средства: направляемые на обязательное и добровольное медицинское страхование; из целевых фондов, предназначенных для охраны здоровья граждан; государственных и муниципальных предприятий, организаций и других хозяйствующих субъектов, общественных объединений; безвозмездные и (или) благотворительные взносы и пожертвования; из иных источников, не запрещенных законодательством Российской Федерации.

3. В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации государственные учреждения, имеющие бюджетное финансирование, вправе осуществлять договорную деятельность на возмездной основе в целях получения дополнительных источников финансовых средств на содержание и развитие своей материально-технической базы и материального стимулирования работников. В этой связи государственные судебно-экспертные учреждения, независимо от ведомственной принадлежности, имеют право заниматься некоммерческой деятельностью в целях их внебюджетного финансирования, в том числе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юридических лиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским делам, в том числе по арбитражным спорам.

В комментируемой статье предусмотрена возможность проведения судебно-экспертным учреждением возмездных исследовательских работ. К ним относятся научно-исследовательские работы, требующие использования специальных экспертных знаний, внесудебные экспертные исследования и консультации, деятельность на основании гражданско-правовых договоров с юридическими лицами. Указанные работы перечислены в Генеральном разрешении на осуществление договорной деятельности, выдаваемом в установленном порядке Минфином России.

Гражданским и арбитражным кодексом (ст.ст.94 — 96 ГПК РФ; ст.ст.106 — 109 АПК РФ) предусмотрено финансирование судебно-экспертной деятельности за счет участников судебного процесса. При производстве экспертизы по гражданскому делу, в том числе по арбитражным спорам, заключения договора с судом не требуется. Основанием для взимания платы за экспертное исследование служит соответствующее определение суда, в котором указывается плательщик.

Деятельность по гражданско-правовому договору, заключаемому сторонами в установленном законом порядке, а также по поручению суда, реализуется по договорным ценам либо по прейскурантам. В стоимость работ могут быть включены надбавки, в том числе за срочность и сложность исследований.

Расчеты стоимости услуг, осуществляемых судебно-медицинскими экспертными учреждениями Минздрава России, производятся на основании соответствующей временной инструкции, разработанной Минздравом России и Российской академией медицинских наук.

Государственные судебно-экспертные учреждения вправе взимать плату за производство экспертиз по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом. По делам об административном правонарушении, совершенном физическим лицом, государственное судебно-экспертное учреждение не вправе взимать плату за производство судебных экспертиз, а процессуальные издержки взыскиваются из бюджетных средств.

Судебно-экспертные учреждения не вправе самостоятельно определять порядок расходования внебюджетных средств. Их распределение осуществляется в соответствии с нормативами, разрабатываемыми соответствующими федеральными органами исполнительной власти. В настоящее время разрабатываются или приняты временные нормативные правовые документы, регламентирующие договорную деятельность государственных судебно-экспертных учреждений и порядок расходования внебюджетных средств. Полученные доходы от некоммерческой деятельности, приносящей доход, могут расходоваться в соответствии с уставами государственных судебно-экспертных учреждений.

На получаемые от договорной деятельности дополнительные финансовые средства и направления их расходования составляется смета доходов и расходов, включающая налоги и прочие сборы, которая подлежит утверждению в порядке, установленном Минфином России. Разница между доходами и фактическими расходами, закладываемая в смету, может быть направлена на развитие материально-технической базы учреждения, повышение квалификации экспертов и другие расходы. Расходование указанных средств проводится в пределах утвержденной сметы и фактического поступления доходов.

Выплата налогов, в том числе налога на прибыль, осуществляется государственными судебно-экспертными учреждениями с учетом превышения доходов над расходами в результате договорной деятельности.

Сотрудники судебно-экспертных учреждений системы Минюста и Минздрава России, не являясь государственными служащими, согласно действующему законодательству имеют право на дополнительную оплату труда по договорной деятельности. Проведение некоммерческой деятельности, приносящей доход, может осуществляться штатными работниками, состоящими на бюджетном финансировании, как во внерабочее время, так и в течение рабочего дня без ущерба для производства судебных экспертиз, выполняемых безвозмездно. Действующим законодательством не предусмотрено заключение дополнительных договоров с работниками на выполнение ими работ на платной основе в рабочее время.

Проведение возмездных экспертных исследований в государственных судебно-медицинских экспертных учреждениях Минздрава и Минобороны России осуществляется на основе лицензии, которая определяет перечень работ (медицинских услуг), выполняемых на договорной основе с привлечением работников, имеющих сертификат специалиста.

В отношении сотрудников судебно-экспертных учреждений МВД, ФСБ, ГТК РФ, являющихся военнослужащими или государственными служащими, вопрос о материальном стимулировании решается в установленном порядке на ведомственном уровне.

Например, таможенные лаборатории осуществляют договорную деятельность на основании Приказа ГТК РФ от 23 декабря 1998г. N 863 «Об утверждении порядка проведения и организации работ по оказанию возмездных услуг ЦТЛ и РТЛ и распределения полученных средств». В соответствии с указанным нормативным правовым актом таможенные лаборатории открывают субсчет для зачисления на него денежных средств, полученных за оказание возмездных услуг в соответствии с порядком, установленным Минфином России и ЦБ России. Бухгалтерский учет доходов и расходов от оказания возмездных услуг ведется отдельно от бухгалтерского учета основной деятельности. В настоящее время на утверждении находится Положение о проведении экспертно-криминалистическими подразделениями в системе Министерства внутренних дел Российской Федерации на договорной основе экспертных исследований для граждан и юридических лиц, взимании платы за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях. 


Статья 38. Организационное и научно-методическое обеспечение судебно-экспертной деятельности

Организационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных учреждений осуществляется соответствующими федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Научно-методическое обеспечение производства судебных экспертиз, а также профессиональная подготовка и повышение квалификации государственных судебных экспертов возлагаются соответствующими федеральными органами исполнительной власти на судебно-экспертные учреждения из числа указанных в частях первой и второй статьи 11 настоящего Федерального закона.


Комментарий к статье 38.


1. Федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации осуществляют общее руководство государственными судебно-экспертными учреждениями.

Организация судебно-экспертных учреждений, относящихся к различным министерствам и ведомствам, имеет свои особенности. Однако можно обнаружить некоторые общие закономерности. В министерствах и ведомствах созданы судебно-экспертные учреждения высшего уровня. Средним уровнем территориальных подразделений являются учреждения на уровне субъекта Российской Федерации, а также региональные и межрегиональные подразделения. К первичному, или низшему, звену относятся специалисты на местах, которые производят собирание и исследование вещественных доказательств, а также могут выполнять экспертизы и исследования в отношении живых лиц.

В системе территориальных судебно-экспертных учреждений органов внутренних дел РФ высшим звеном является Государственное учреждение «Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел Российской Федерации» (ЭКЦ МВД России). Он функционирует на правах Главного управления министерства. В настоящее время осуществляется его реорганизация в Главный экспертно-криминалистический центр. Средний уровень территориальных подразделений представлен экспертно-криминалистическими центрами (ранее управления или отделы) республиканских, краевых, областных, г.Москвы, г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области, транспортных органов внутренних дел. Ряд экспертно-криминалистических подразделений этого звена (базовых) выполняет функции межрегиональных экспертных подразделений. Первичное звено представляют экспертно-криминалистические подразделения (отделы, отделения, группы или лаборатории) органов внутренних дел в городах областного и районного значения, а также районов городов. Межрайонные подразделения организуются в составе существующих районных криминалистических подразделений, организационно подчиняются начальнику экспертно-криминалистического центра соответствующего субъекта РФ.

Система судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ организована следующим образом: высшее звено — Управление судебно-экспертных учреждений; ведущее учреждение — Российский федеральный центр судебной экспертизы; среднее звено — Северо-западный региональный центр; центральные лаборатории судебной экспертизы; первичное звено — филиалы, отделы, экспертные группы.

В системе государственных судебно-медицинских учреждений Минздрава России высшим звеном является Российский центр судебной медицины, а его руководитель одновременно — Главным судебно-медицинским экспертом министерства; средним звеном — областные, краевые, республиканские и бюро судебно-медицинской экспертизы, а также бюро в некоторых городах; первичным звеном — районные, межрайонные и городские отделения судебно-медицинской экспертизы.

Государственная судебно-психиатрическая экспертная система РФ организована следующим образом: высшее звено — Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского; среднее звено — региональные центры судебной психиатрии, областные и межобластные комиссии, республиканские, краевые экспертные учреждения; первичное звено — судебно-психиатрические экспертные комиссии на правах структурных подразделений психиатрических учреждений общего профиля.

В Минобороны РФ общее руководство судебно-экспертными учреждениями осуществляется Главным военно-медицинским управлением; головным учреждением является Центр медицинских и криминалистических экспертиз, а также Центральная судебно-медицинская лаборатория Министерства обороны РФ (для подразделений, осуществляющих производство судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы). В ГТК РФ высшим звеном является Центральное экспертно-криминалистическое таможенное управление, в ФСБ РФ — Институт криминалистики.

Организационное руководство включает в себя издание ведомственных нормативных правовых актов, регулирующих судебно-экспертную деятельность в системе конкретного министерства или ведомства для каждого судебно-экспертного учреждения; финансовое и материально-техническое обеспечение; определение кадровой политики, включая подбор и назначение руководителей судебно-экспертных учреждений; введение для них соответствующей отчетности; организацию проверок их деятельности (без вмешательства в экспертную деятельность по конкретным делам), в том числе проведение ревизий финансово-хозяйственной работы и т.д. (см. ст.11 и комментарий к ней).

2. Научно-методическое обеспечение производства экспертиз осуществляется государственными судебно-экспертными учреждениями. В число основных видов деятельности головных судебно-экспертных учреждений (ГУ ЭКЦ МВД России, ГУ РФЦСЭ при Минюсте России, РЦСМ Минздрава России, Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского Минздрава России, Центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны РФ, Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления ГТК РФ, Института криминалистики ФСБ РФ) входит организация, проведение и координация прикладных научно-исследовательских работ. Например, научно-исследовательская лаборатория ГУ ЭКЦ МВД России является единственным в системе научно-исследовательских учреждений МВД России подразделением, выполняющим научно-исследовательские работы в области разработки экспертно-криминалистических средств и методов исследования вещественных доказательств.

Одним из наиболее важных направлений научно-исследовательских работ является разработка основ организационно-управленческой деятельности судебно-экспертных учреждений. Применение результатов указанных исследований в организационно-управленческой работе головных и региональных судебно-экспертных учреждений способствует повышению эффективности управления их деятельностью, улучшению качества профессиональной подготовки сотрудников по применению судебно-экспертных методов в досудебном и судебном производстве.

В аспекте решения задач повышения качества и эффективности экспертных исследований в судебно-экспертных учреждениях развивается еще одно важное научное направление — совершенствование методической базы судебной экспертизы. Научная обоснованность, т.е. применение новейших достижений в данной области знаний, является главным фактором, определяющим допустимость использования методов в экспертном исследовании. Особенно актуальны следующие проблемы: обеспечение соответствия методов и методик судебной экспертизы современным международным стандартам; повышение уровня специальной подготовки судебных экспертов; разработка критериев оценки их компетентности; обеспечение качества специальных технических средств, реактивов и расходных материалов, применяемых при проведении экспертных исследований; разработка критериев оценки доказательств, полученных в результате применения специальных познаний экспертов.

В настоящее время актуальной проблемой организации научно-исследовательской деятельности в судебно-экспертных учреждениях является обеспечение эффективного планирования научно-исследовательских работ, координация исследований, рациональное использование научного потенциала.

К задачам научно-методического обеспечения судебно-экспертной деятельности относится изучение научного и практического опыта зарубежных судебных экспертных центров, прежде всего входящих в Европейскую сеть научных криминалистических учреждений (ENFSI), в том числе ознакомление с новыми научно-методическими разработками, техническими средствами и материалами, применяемыми в процессе собирания, исследования и использования доказательств.

При проведении научно-методической работы используется современное аналитическое оборудование, которое имеется в судебно-экспертных учреждениях и предназначено для производства экспертиз и исследований, а также и для научного обеспечения судебно-экспертной деятельности.

В результате научно-исследовательской деятельности судебно-экспертных учреждений в соответствии с потребностями экспертной практики создаются новые методики и методические рекомендации по исследованию вещественных доказательств, учебные и справочные пособия, специальные словари, аналитические обзоры. В качестве примера следует привести публикации, подготовленные в последние годы для оперативных, следственных и экспертных работников правоохранительных органов, в том числе справочник «Следы на месте происшествия», «Экспертизы на предварительном следствии», «Эксперт. Руководство для экспертов органов внутренних дел».

К основным формам внедрения результатов научных исследований относятся: использование результатов научных исследований в экспертной практике; обучение специалистов новым методам и методикам в ходе индивидуальных и групповых стажировок; проведение научно-практических конференций, совещаний, семинаров; консультирование сотрудников судебно-экспертных учреждений.

В целях повышения эффективности судебно-экспертной деятельности в июне 1996г. руководством МВД и Минюста России по согласованию с Верховным Судом и Генеральной прокуратурой Российской Федерации утверждено Положение о Федеральном координационно-методическом совете по проблемам экспертных исследований.

В указанный Совет входят руководители судебно-экспертных учреждений МВД, Минюста, ФСБ, ГТК России, а также представители Верховного Суда и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Предполагается возможность введения в его состав представителей других учреждений, осуществляющих судебно-экспертную деятельность.

К основным задачам Совета относятся: координация научных исследований, организация взаимодействия при разработке и апробации экспертных методик и технических средств, обсуждение проблем экспертной практики, в том числе в области стандартизации методик, программ обучения и проведения аттестации экспертных кадров. Разработанные методики исследования вещественных доказательств после одобрения на заседании Совета рекомендуются для внедрения в практику заинтересованных ведомств.

Формированию единого научно-методического подхода к профессиональной подготовке и специализации экспертов способствуют: открытие в 1994г. Госкомвузом учебной специальности «Судебная экспертиза», утверждение государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по судебной экспертизе и создание на базе Саратовского юридического института МВД России учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы. 


Статья 39. Информационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных учреждений

Организации независимо от организационно-правовых форм и форм собственности обязаны безвозмездно предоставлять по запросам руководителей государственных судебно-экспертных учреждений образцы или каталоги своей продукции, техническую и технологическую документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства судебной экспертизы. При этом государственные судебно-экспертные учреждения обеспечивают неразглашение полученных сведений, составляющих государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну.

Государственное судебно-экспертное учреждение вправе ходатайствовать перед судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем или прокурором о получении по окончании производства по делам предметов, являвшихся вещественными доказательствами, для использования в экспертной, научной и учебно-методической деятельности.


Комментарий к статье 39.


1. Информационное обеспечение судебной экспертизы рассматривают в двух аспектах: во-первых, как информацию, необходимую для проведения исследования; во-вторых, как деятельность, направленную на обеспечение лиц, производящих экспертизы, дополнительной научной и технической информацией, необходимой для решения экспертных задач.

На протяжении многих лет в судебно-экспертных учреждениях разных ведомств происходит накопление информации о самых разнообразных объектах, в том числе в виде натурных коллекций, каталогов, нормативно-технической документации. Работы в области развития информационного обеспечения экспертизы направлены на внедрение в ее практику современных компьютерных технологий, создание основных элементов автоматизированных рабочих мест экспертов. Их результатами являются автоматизированные информационно-поисковые системы криминалистически значимых характеристик объектов, электронные книги, справочники и каталоги, программные комплексы решения экспертных задач.

В последние годы осуществление этой деятельности из-за финансовых сложностей затруднено или практически прекратилось. Необходимую для проведения экспертизы информацию об объекте исследования эксперты вынуждены получать чаще всего через лицо или орган, назначившие экспертизу.

В соответствии с требованиями комментируемой статьи организации независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности, в том числе коммерческие и частные, обязаны безвозмездно передавать государственному судебно-экспертному учреждению образцы или каталоги своей продукции, техническую или технологическую документацию и другие информационные материалы, необходимые для производства судебной экспертизы. Непредставление или несвоевременное представление в государственный орган или должностному лицу сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом или должностным лицом его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одного до трех минимальных размеров оплаты труда, на должностных лиц — от трех до пяти минимальных размеров оплаты труда, а на юридических лиц — от тридцати до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. Данное наказание предусмотрено ст.19.7 КоАП РФ.

Руководитель экспертного (государственного или негосударственного) учреждения имеет право делать запрос в организации любой формы собственности о предоставлении указанных материалов. Эксперт не вправе самостоятельно запрашивать образцы или информацию, которые необходимы ему для производства экспертизы. Сотрудник неэкспертного учреждения или частное лицо, производящее экспертизу, имеет возможность обратиться к лицу (органу), назначившему экспертизу, с ходатайством о предоставлении необходимых материалов.

Поступившие образцы, документация и другие информационные материалы находятся в распоряжении судебно-экспертного учреждения и в дальнейшем используются для проведения экспертиз и научных работ. Разглашение сведений, ставших известными экспертам в связи с получением информационных материалов, составляющих государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну, не допускается. Руководитель экспертного учреждения обязан обеспечить конфиденциальность.

2. В соответствии с комментируемой статьей государственное судебно-экспертное учреждение имеет право обращаться в суд, орган дознания, к следователю или прокурору с просьбой о передаче ему по окончании производства по делу предметов (вещественных доказательств), которые могут быть в дальнейшем использованы в экспертной, научной или учебно-методической работе. К ним относятся образцы оружия, поддельные денежные знаки, документы и другие предметы, необходимые для ведения справочно-вспомогательных учетов, в том числе натурных коллекций. Руководитель государственного судебно-экспертного учреждения имеет право ходатайствовать перед судом или лицом, назначившим экспертизу, о передаче по окончании судопроизводства предметов, бывших вещественными доказательствами, в целях проведения экспертиз и научно-методической работы. Данное положение не распространяется на предметы, которые в соответствии с процессуальным законодательством (ст.ст.81 — 82 УПК РФ; ст.76 ГПК РФ; ст.80 АПК РФ) подлежат передаче их владельцам, а также представляют историческую или художественно-культурную ценность.

Создание коллекций и организация других справочно-вспомогательных учетов непосредственно не предусмотрены процессуальным законодательством. Однако общей правовой основой криминалистической регистрации являются: требования процессуального законодательства, касающиеся правил фиксации, изъятия и хранения вещественных доказательств, получения образцов для сравнительного исследования, использования помощи специалиста, назначения и производства экспертиз; комментируемый Закон; Закон РФ от 18 апреля 1991г. N 1026-1 (в ред. от 10 января 2003 г.) «О милиции». Процедура сбора учетных материалов детально регламентируется подзаконными актами, в том числе приказами и инструкциями МВД России. Эти акты предписывают назначение каждого вида учета, круг объектов, подлежащих учету, порядок ведения учета, правила сбора, хранения и использования сведений об объектах регистрации. Для регистрации объектов, имеющих причинно-следственную связь с событием преступления, юридическим основанием служат протоколы следственных действий.

Все полученные государственным судебно-экспертным учреждением предметы подлежат регистрации в установленном порядке и хранятся в условиях, исключающих их изменение и порчу. В целях проверки сохранности полученных предметов и пригодности использования в экспертной практике предусмотрена их периодическая инвентаризация. 


Статья 40. Охрана государственных судебно-экспертных учреждений

Охрана государственных судебно-экспертных учреждений обеспечивается их руководителями и финансируется за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации, а также за счет других источников, предусмотренных законодательством Российской Федерации.


Комментарий к статье 40.


Охрана судебно-экспертных учреждений осуществляется в целях обеспечения сохранности вещественных доказательств и других объектов, в том числе оружия, наркотических средств, материалов уголовных дел, находящихся в государственном судебно-экспертном учреждении, а также создания надлежащих условий для нормальной работы экспертов, не допускающих присутствия в служебных помещениях посторонних лиц и исключающих нежелательные с ними контакты.

Определение комплекса мер по охране государственного судебно-экспертного учреждения и контроль за их выполнением осуществляет его руководитель. В случае несоблюдения мер по охране учреждения действующим законодательством предусмотрена ответственность, возлагаемая на руководителя.

Охрана и обеспечение безопасности в судебно-психиатрических экспертных стационарах осуществляются органами, обеспечивающими безопасность и охрану мест содержания под стражей (см. ст.33 и комментарий к ней).

Финансовое обеспечение охраны в зависимости от подчиненности осуществляется как за счет средств федерального бюджета, выделяемых федеральными органами исполнительной власти для подведомственных экспертных учреждений, так и за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации (см. ст.37 и комментарий к ней).

Комментируемая статья предусматривает возможность финансирования охраны экспертных учреждений независимо от их ведомственной принадлежности и уровня подчиненности за счет иных источников, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в том числе за счет внебюджетных средств. Источником финансирования в этом случае могут служить средства, полученные в результате договорной деятельности с юридическими и физическими лицами, а также путем взимания платы за производство судебных экспертиз по гражданским и арбитражным делам, а также делам об административных правонарушениях. 


Глава VI. Заключительные положения

Статья 41. Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами

В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

На судебно-экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона.


Комментарий к статье 41.


1. В соответствии с действующим процессуальным законодательством (ст.195 УПК РФ; ст.79 ГПК РФ; ст.83 АПК РФ; ст.25.9 КоАП РФ) и комментируемым Законом экспертиза проводится государственными судебными экспертами по поручению руководителя государственного судебно-экспертного учреждения и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями. При этом в УПК РФ обозначены: государственные судебные эксперты (ч.2 ст.195); государственные судебно-экспертные учреждения (ч.2 ст.199) и экспертные учреждения (ч.2 ст.199); производство экспертиз вне экспертного учреждения (ч.4 ст.199), а также иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными познаниями (ч.2 ст.195). В ГПК РФ обозначены: эксперты (ст.84), судебно-экспертные учреждения (ст.ст.79, 84) и экспертные учреждения (ст.80), иные эксперты по определению суда (ст.84). В АПК РФ указана возможность производства экспертизы: лицом, назначенным судом (ст.55), государственными судебно-экспертными учреждениями (ст.86) и экспертными учреждениями (ст.82). В КоАП РФ предусмотрено привлечение в качестве эксперта любого незаинтересованного в исходе дела совершеннолетнего лица, обладающего специальными познаниями в науке, технике, искусстве или ремесле, достаточными для проведения экспертизы и дачи экспертного заключения (ст.25.9), а также возможность производства экспертизы в «учреждении» (ст.26.4).

Поскольку судебные экспертизы производятся экспертами соответствующих экспертных учреждений либо иными специалистами, назначенными следователем или дознавателем, прокурором, судом, действующее законодательство предусматривает производство судебной экспертизы как государственными, так и негосударственными судебно-экспертными учреждениями. По гражданским делам доля экспертиз, выполняемых сотрудниками негосударственных судебно-экспертных учреждений, достаточно высока.

Основанием для проведения любой экспертизы является либо постановление о назначении экспертизы, либо определение суда. Анализ экспертной практики свидетельствует о том, что производство судебных экспертиз по уголовным делам в негосударственном судебно-экспертном учреждении является не правилом, а скорее исключением. Этому есть свое объяснение. Проведение судебных экспертиз в рамках предварительного расследования дел, подследственных МВД России или Генеральной прокуратуре РФ, в негосударственном судебно-экспертном учреждении маловероятно. Следователи редко назначают экспертизы вне структуры судебно-экспертных учреждений МВД России и Минюста РФ, обладающих огромным научно-практическим потенциалом. По количеству видов выполняемых экспертиз какое-либо другое экспертное подразделение вряд ли может сравниться с указанными государственными учреждениями. В некоторых случаях следователи используют такой процессуальный вариант, как назначение экспертизы непосредственно конкретному эксперту, когда отсутствуют штатные специалисты какого-либо экспертного направления.

Процессуальное законодательство допускает привлечение физических лиц в качестве экспертов, за исключением некомпетентных и заинтересованных в деле, при этом не регламентируется их отношение к учреждению (экспертному или неэкспертному). Экспертом может быть любое физическое лицо, имеющее специальные знания в области науки, техники, искусства, ремесла, не подлежащее отводу на законных основаниях. Субъектом всякого, в том числе экспертного, исследования выступает только непосредственный исполнитель, осуществляющий это исследование [14].

Судебно-экспертное учреждение не имеет отношения к процессу экспертного исследования, субъектом последнего является физическое лицо — эксперт, в том числе сотрудник негосударственного экспертного учреждения, производящий экспертизу. Тем не менее организация обеспечивает необходимые для производства экспертизы условия, ее руководитель представляет заключение эксперта лицу или органу, ее назначившему. К правам руководителя негосударственного судебно-экспертного учреждения (в процессуальных документах нет указания на государственный статус судебно-экспертного учреждения) относятся: поручение производства экспертизы конкретному эксперту, осуществление контроля за выполнением и качеством исследования, представление экспертизы назначившему ее лицу или органу. Для руководителя неэкспертного учреждения вышеуказанные права процессуальным законодательством не предусмотрены [15].

Одно из существенных различий между экспертными и неэкспертными учреждениями заключается в том, что при производстве экспертиз в государственных, а также в некоторых негосударственных судебно-экспертных учреждениях со стороны их руководителей осуществляется контроль за сроками и качеством экспертиз. При выполнении экспертизы сотрудниками неэкспертных учреждений (государственных или негосударственных), а также частными экспертами обязанность данного контроля возложена на лицо или орган, назначившие экспертизу.

При производстве экспертизы сотрудником неэкспертного учреждения или частным экспертом следователю (суду) предстоит самостоятельно решить вопрос о необходимой и достаточной квалификации лица, выбираемого им в качестве эксперта для производства экспертиз. Наличия высшего профессионального образования по конкретной специальности недостаточно, т.к. при производстве судебных экспертиз, как правило, эксперту необходимо использовать знания в той или иной области судебной экспертизы, а также основ материального и процессуального права. Процессуально-правовой статус эксперта сотрудники государственных, негосударственных учреждений и частные эксперты приобретают только после поручения им процессуальным путем производства экспертизы.

Явка эксперта (государственного или негосударственного) к следователю или в суд регламентируется процессуальным законодательством (ст.57 УПК РФ; ст.85 ГПК РФ; ст.55 АПК РФ; ст.25.9 КоАП РФ). Орган или лицо, назначающие экспертизу, обязаны удостовериться в компетентности явившегося эксперта и отсутствии его заинтересованности в деле, затем вручают ему постановление (определение суда) о назначении экспертизы, объекты исследования, материалы дела, относящиеся к предмету экспертизы, и при необходимости сравнительные образцы. Одновременно лицо или орган, назначившие экспертизу, разъясняют эксперту — работнику неэкспертного учреждения (государственного или негосударственного) его права и ответственность, предусмотренные ст.ст.57 и 199 УПК РФ, ст.80 ГПК РФ, ст.55 АПК РФ. Он также предупреждается об уголовной ответственности по ст.307 УК РФ или об административной ответственности в соответствии со ст.26.4 КоАП РФ. Данное разъяснение может проводить для своих сотрудников руководитель негосударственного судебно-экспертного учреждения.

Если лицо, назначаемое в качестве эксперта, работает в каком-либо учреждении (экспертном или неэкспертном), то ему необходимо уведомить об этом своего руководителя. При наличии служебной необходимости руководитель согласовывает со следователем вопрос о переносе времени явки либо о замене вызываемого работника другим. Постановление следователя о привлечении работника учреждения (экспертного или неэкспертного) является обязательным для его непосредственного руководителя, который не вправе препятствовать этому лицу явиться к следователю.

Если негосударственному эксперту для производства экспертизы понадобится какое-либо оборудование для лабораторного исследования, то лицо или орган, назначившие экспертизу, должны изыскать такую возможность и обеспечить условия, необходимые для производства экспертизы в целях ее объективности и полноты. Лицо или орган, назначившие экспертизу, могут обязать руководителя обеспечить эксперта оборудованием и материалами, необходимыми для ее производства (ст.199 УПК РФ).

2. Для всех категорий лиц, осуществляющих экспертизу вне государственного судебно-экспертного учреждения, а именно: частных экспертов, специалистов неэкспертных учреждений (предприятий, организаций), экспертов негосударственных экспертных организаций — является обязательным соблюдение требований статей, перечисленных в комментируемой статье.

К данным требованиям относится осуществление судебно-экспертной деятельности в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла; соблюдение принципов законности, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники при неуклонном соблюдении равноправия граждан, их конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность, достоинство личности, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, а также иных прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Важными условиями деятельности негосударственных судебных экспертов являются их независимость от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела; проведение полного исследования представленных ему объектов и материалов дела; подготовка обоснованного и объективного заключения по поставленным перед ним вопросам; соблюдение основных прав и обязанностей.

Эксперт, в том числе негосударственный, вправе возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов недостаточно для производства судебной экспертизы или он считает, что не обладает достаточными знаниями для ее производства (ч.5 ст.199 УПК РФ; ч.1 ст.85 ГПК; ч.4 ст.55 АПК РФ; ст.25.9 КоАП РФ). К другим основаниям подобного отказа относятся следующие: поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта; объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, и эксперту отказано в их дополнении; современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы. При этом необходимо составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу. Эксперт, в том числе негосударственный, обязан не разглашать сведения, которые стали ему известны в связи с производством судебной экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну, обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела. Эксперт также исполняет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

Негосударственный эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела; самостоятельно собирать материалы для производства судебной экспертизы; сообщать кому-либо о результатах судебной экспертизы, за исключением органа или лица, ее назначивших; уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства без разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу.

Негосударственный эксперт вправе: ходатайствовать перед органом, поручившим экспертизу, о привлечении к ее производству других экспертов, если это необходимо для проведения исследований и дачи заключения; делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения или показаний; обжаловать в установленном порядке действия органа или лица, назначивших судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта; эксперт также имеет права, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством.

Негосударственный эксперт подлежит отводу от участия в производстве судебной экспертизы, а если она ему поручена, обязан немедленно прекратить ее производство при наличии оснований, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации. При производстве судебной экспертизы негосударственным экспертом могут присутствовать те участники процесса, которым такое право предоставлено процессуальным законодательством Российской Федерации. Участники процесса, присутствующие при производстве судебной экспертизы, не вправе вмешиваться в ход исследований, но могут давать объяснения и задавать вопросы эксперту, относящиеся к предмету судебной экспертизы. При составлении экспертом заключения, а также на стадии совещания экспертов и формулирования выводов, если судебная экспертиза производится комиссией экспертов, присутствие участников процесса не допускается. В случае, если участник процесса, присутствующий при производстве судебной экспертизы, мешает эксперту, последний вправе приостановить исследование и ходатайствовать перед органом или лицом, назначившими судебную экспертизу, об отмене разрешения указанному участнику процесса присутствовать при производстве судебной экспертизы. Особенности присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц определяются гл. IV настоящего Закона. На основании проведенных исследований с учетом их результатов негосударственный эксперт или комиссия экспертов дают письменное заключение и подписывают его.

Подпись эксперта на заключении, подготовленном по результатам экспертизы, заверяется печатью экспертного (государственного или негосударственного) учреждения. В случаях производства экспертизы сотрудником неэкспертного (государственного или негосударственного) учреждения, а также частным экспертом подписи на заключении следует заверять нотариально.

В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены: время и место производства судебной экспертизы; основания производства судебной экспертизы; сведения об органе или о лице, назначивших судебную экспертизу; сведения об учреждении (только в случае выполнения в негосударственном судебно-экспертном учреждении), об эксперте или экспертах (фамилия, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы, ученая степень и ученое звание, занимаемая должность), которым поручено производство судебной экспертизы; предупреждение эксперта в соответствии с законодательством Российской Федерации об ответственности за дачу заведомо ложного заключения; вопросы, поставленные перед экспертом или комиссией экспертов; объекты исследований и материалы дела, представленные эксперту для производства судебной экспертизы; сведения об участниках процесса, присутствовавших при производстве судебной экспертизы; содержание и результаты исследований с указанием примененных методов; оценка результатов исследований, обоснование и формулировка выводов по поставленным вопросам. Материалы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью. Документы, фиксирующие ход, условия и результаты исследований, хранятся в органе, поручившем экспертизы негосударственному эксперту.

В комментируемом Законе в числе обязанностей эксперта, в том числе негосударственного, обозначена обязанность принятия к производству порученной ему судебной экспертизы. На практике применение этого требования по отношению к негосударственному эксперту осуществить весьма сложно, т.к. негосударственный эксперт может отказаться от производства конкретной экспертизы и принудить его к этому будет практически невозможно.

На негосударственных экспертов в соответствии с комментируемой статьей не может быть распространена обязанность принимать постановление о производстве судебной экспертизы только от руководителя судебно-экспертного учреждения (за исключением случаев производства экспертизы в негосударственном судебно-экспертном учреждении), а также неприменимо к ним требование не осуществлять негосударственную экспертную деятельность. 


Статья 42. Приведение нормативных правовых актов в соответствие с настоящим Федеральным законом

Поручить Правительству Российской Федерации обеспечить приведение нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти в соответствие с настоящим Федеральным законом.


Комментарий к статье 42.


Правительство РФ объединяет и координирует работу министерств, ведомств и других подведомственных ему органов.

Одним из основных направлений деятельности Правительства является организация исполнения федеральных законов, осуществление непрерывного контроля за их исполнением органами исполнительной власти всех уровней, принятие мер к устранению допускаемых нарушений. После принятия любого федерального закона возникает необходимость в приведении в соответствие всех нормативных актов. И на Правительство РФ, в частности, возлагается обеспечение приведения нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти в соответствие с принятым федеральным законом. Это непосредственно касается и комментируемого Закона.

Согласно ч.1 ст.115 Конституции РФ на основании и во исполнение Основного Закона государства, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение. В форме постановлений издаются акты Правительства РФ, имеющие нормативный характер. Форму распоряжений Правительства РФ имеют акты, издаваемые по оперативным и иным текущим вопросам. Постановления и распоряжения Правительства РФ обязательны к исполнению, включая постановления и распоряжения по вопросам приведения нормативных правовых актов в соответствие с принятыми федеральными законами.

Поэтому Правительство поручает федеральным органам исполнительной власти приводить изданные этими органами нормативные акты в соответствие с комментируемым Законом.

Федеральными органами исполнительной власти являются федеральные министерства, государственные комитеты, федеральные комиссии России, федеральные службы, российские агентства, федеральные надзоры России, иные федеральные органы исполнительной власти. Их перечень предусмотрен Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 2000г. N 867.

Наибольшее число нормативных актов, связанных с судебно-экспертной деятельностью, выпадает на Министерство здравоохранения Российской Федерации.

Федеральные органы исполнительной власти в рамках своей компетенции принимают нормативные акты в форме постановлений, приказов и инструкций. После принятия федеральных законов ранее принятые нормативные акты федеральных органов исполнительной власти в некоторых случаях могут не соответствовать федеральным законам. Поэтому Правительство Российской Федерации должно принимать меры к приведению нормативных актов федеральных органов исполнительной власти в соответствие с федеральным законом. В этих целях Правительство РФ вправе само отменять акты федеральных органов исполнительной власти. В других случаях Правительство РФ поручает федеральным органам исполнительной власти привести свои нормативные акты в соответствие с федеральным законом.

В связи с этим Правительство РФ направляет федеральным органам исполнительной власти предложения по разработке нормативных правовых актов. Их принятие является необходимым для реализации федерального закона, и в частности настоящего Закона. В своих предложениях Правительство РФ указывает, в какие конкретно нормативные правовые акты должны быть внесены изменения, дополнения в связи с принятием федерального закона. Указывается, какие нормативные правовые акты необходимо разработать и ввести в действие для реализации данного федерального закона.

Кроме того, при приведении в соответствие с федеральным законом нормативных актов федеральных органов исполнительной власти может возникнуть необходимость в разработке и принятии иных федеральных законов, развивающих или дополняющих принятый федеральный закон.

Поэтому Правительство Российской Федерации, обладая правом законодательной инициативы, на основании ст.104 Конституции РФ вправе подготовить и внести в Государственную Думу проект соответствующего федерального закона. 


Статья 43. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением части третьей статьи 29, которая вступает в силу после приведения уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации.


Комментарий к статье 43.


Согласно ч.3 ст.15 Конституции Российской Федерации законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Официальным опубликованием федерального конституционного, федерального закона является его первая публикация в изданиях: а) «Российская газета», б) «Парламентская газета» или «Собрание законодательства Российской Федерации». Это предусмотрено Федеральным законом от 14 июня 1994г. N 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания».

Официальное опубликование федеральных конституционных и федеральных законов происходит в течение семи дней после их подписания Президентом Российской Федерации. При официальном опубликовании закона указывается его наименование, дата принятия (одобрения) Государственной Думой и Советом Федерации, а также указывается должностное лицо, подписавшее закон, место и дата подписания, регистрационный номер.

Настоящий Закон был подписан Президентом Российской Федерации 31 мая 2001г., официально впервые был опубликован в «Российской газете» 5 июня 2001г. и с этой даты вступил в силу.

Вступление в силу закона означает его действие на всей территории Российской Федерации. Федеральный закон носит общеобязательный характер, рассчитан на многократное применение.

Однако данный Закон вступил в силу не полностью. Имеется оговорка в ст.43 — ссылка на ч.3 ст.29 («Основания и порядок помещения лица в медицинский стационар»). В статье 29 указано, что помещение лица в психиатрический или судебно-психиатрический экспертный стационар происходит только на основании определения суда или постановления судьи. Однако предусмотрено, что такой порядок может быть реализован только после приведения уголовно-процессуального законодательства в соответствие с положениями Конституции Российской Федерации.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс был введен в действие с 1 июля 2002г., за исключением положений, для которых были установлены иные сроки и порядок введения их в действие. Это, в частности, касалось и решения о помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для проведения судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы. Было предусмотрено, что решения по этим вопросам до 1 января 2004г. принимает прокурор.

Однако в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 марта 2002г. по делу о проверке конституционности ст.ст.90, 96, 122 и 216 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и С.В. Пустовалова было указано, что эти статьи противоречат ст.22 Конституции Российской Федерации, т.к. арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Конституционный Суд Российской Федерации установил срок — июль 2002г. (дата вступления в действие нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации). До его окончания законодатель должен был привести указанные процессуальные нормы в соответствие с Конституцией Российской Федерации, что и было сделано.

Поэтому начиная с 1 июля 2002г. только на основании определения суда или постановления судьи лицо помещается в психиатрический стационар или судебно-психиатрический экспертный стационар.

Таким образом, оговорка, имеющаяся в ст.43, потеряла силу с 1 июля 2002 г.


Президент.

Российской Федерации.

В.ПУТИН.

Москва, Кремль.

31 мая 2001 года.

N 73-ФЗ 


Ссылки на правовые акты

(Перечень ссылок подготовлен специалистами КонсультантПлюс)


«Конституция Российской Федерации»

(принята всенародным голосованием 12.12.1993)


«Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»

(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)


«Гражданский процессуальный кодекс РСФСР»

(утв. ВС РСФСР 11.06.1964)


Закон РФ от 18.04.1991 N 1026-1.

«О милиции»


Закон РФ от 02.07.1992 N 3185-1.

«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»


Закон РФ от 27.04.1993 N 4866-1.

«Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»


«Таможенный кодекс Российской Федерации»

(утв. ВС РФ 18.06.1993 N 5221-1)


«Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан»

(утв. ВС РФ 22.07.1993 N 5487-1)


Федеральный закон от 14.06.1994 N 5-ФЗ.

«О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального собрания»

(принят ГД ФС РФ 25.05.1994)


«Гражданский кодекс Российской Федерации (Часть первая)»

от 30.11.1994 N 51-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)


Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ.

«О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

(принят ГД ФС РФ 21.06.1995)


«уголовный кодекс российской федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)


Федеральный закон от 26.09.1997 N 125-ФЗ.

«О свободе совести и о религиозных объединениях»

(принят ГД ФС РФ 19.09.1997)


«Налоговый кодекс Российской Федерации (Часть первая)»

от 31.07.1998 N 146-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 16.07.1998)


Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ.

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

(принят ГД ФС РФ 05.04.2001)


«Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»

от 18.12.2001 N 174-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)


Приложения к «Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)


Федеральный закон от 18.12.2001 N 177-ФЗ.

«О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса российской федерации»

(принят ГД ФС РФ 22.11.2001)


«Кодекс Российской Федерации Об административных правонарушениях»

от 30.12.2001 N 195-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)


Федеральный закон от 30.12.2001 N 196-ФЗ.

«О введении в действие Кодекса Российской Федерации Об административных правонарушениях»

(принят ГД ФС РФ 20.12.2001)


«Трудовой кодекс Российской Федерации» от 30.12.2001 N 197-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 21.12.2001)


Федеральный закон от 31.05.2002 N 63-ФЗ.

«Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

(принят ГД ФС РФ 26.04.2002)


«Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»

от 24.07.2002 N 95-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 14.06.2002)


Федеральный закон от 24.07.2002 N 96-ФЗ.

«О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса.

Российской Федерации»

(принят ГД ФС РФ 21.06.2002)


Федеральный закон от 14.11.2002 N 137-ФЗ.

«О введении в действие Гражданского процессуального кодекса.

Российской Федерации»

(принят ГД ФС РФ 23.10.2002)


«Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»

от 14.11.2002 N 138-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 23.10.2002)


«Таможенный кодекс Российской Федерации» от 28.05.2003 N 61-ФЗ.

(принят ГД ФС РФ 25.04.2003)


Постановление ВС РФ от 23.12.1992 N 4202-1.

«Об утверждении положения о службе в Органах внутренних дел Российской Федерации и текста присяги сотрудника Органов внутренних дел Российской Федерации»


Указ Президента РФ от 02.08.1999 N 954.

«Вопросы Министерства Юстиции Российской Федерации»


Указ Президента РФ от 16.09.1999 N 1237.

«Вопросы прохождения военной службы»

(вместе с «положением о порядке прохождения военной службы»)


Указ Президента РФ от 17.05.2000 N 867.

«О структуре федеральных органов исполнительной власти»


Постановление Правительства РФ от 06.10.1994 N 1133.

«О судебно-экспертных учреждениях системы министерства юстиции Российской Федерации»


«Положение об отделении судебно-психиатрической экспертизы при психиатрической больнице для лиц, содержащихся под стражей»

(утв. Минздравом СССР, МВД СССР 20.06.1975)


«Инструкция о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР»

(утв. Минздравом СССР 21.07.1978 N 694)


«Инструкция о производстве судебных автотехнических экспертиз в экспертных учреждениях системы Министерства юстиции СССР»

(утв. Приказом Минюста СССР от 26.10.1981 N 20)


Приказ МВД РСФСР от 10.07.1991 N 110.

«Об утверждении наставления по организации профессиональной подготовки рядового и начальствующего состава Органов внутренних дел РСФСР»


Приказ МВД РФ от 01.06.1993 N 261.

«О повышении эффективности экспертно-криминалистического обеспечения деятельности Органов внутренних дел Российской Федерации»


Приказ Минюста РФ от 17.01.1995 N 19-01-7-95.

«Об учреждениях судебной экспертизы системы Министерства юстиции Российской Федерации»

(вместе с «Положением о лабораториях судебной экспертизы и центральных лабораториях судебной экспертизы системы министерства юстиции российской федерации»,

«положением о премировании работников судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции Российской Федерации»,

«Положением о порядке и сроках выплаты доплат за выслугу лет работникам судебно-экспертных учреждений системы министерства юстиции Российской Федерации»)


Приказ Минздравмедпрома РФ от 13.03.1995.


Приказ МВД РФ от 26.07.1995 N 284.

«Об объявлении решения коллегии МВД России от 8 июля 1995г.

N 5 КМ/1»


«Положение об организации обучения кадров судебно-экспертных учреждений системы Министерства юстиции Российской Федерации»

(утв. Минюстом РФ 20.06.1996)


Приказ Минздрава РФ от 26.11.1996 N 391.

«О подготовке медицинских психологов для учреждений, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь» (вместе с «положением о подготовке медицинских психологов»,

«Программой непрерывного обучения и примерными тематическими учебными планами подготовки по медицинской психологии»,

«Методическими рекомендациями работа врача-психотерапевта и медицинского психолога в многопрофильной бригаде специалистов в учреждениях, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь»,

«Положением о федеральном научно-методическим центре по психотерапии и медицинской психологии»)


Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407.

«О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз»


«Положение о федеральном координационно-методическом совете по проблемам экспертных исследований“

(утв. МВД РФ, Минюстом РФ в 1996г.)


Приказ ГТК РФ от 23.12.1998 N 863.

«Об утверждении порядка проведения и организации работ по оказанию возмездных услуг Цтл и ртл и распределения полученных средств»


Приказ Минздрава РФ от 03.11.1999 N 395.

«об утверждении номенклатуры учреждений здравоохранения»


Приказ Минобороны РФ от 19.04.2001 N 190.

«Руководство по судебно-медицинской экспертизе в Вооруженных силах Российской Федерации на мирное время»


Приказ ГТК РФ от 04.06.2001 N 513.

«Об утверждении положения о системе экспертной аттестации»


Приказ Минздрава РФ N 311, Минюста РФ N 242 от 09.08.2001.

«Об освобождении от отбывания наказания осужденных к лишению свободы в связи с тяжелой болезнью»

(вместе с „перечнем заболеваний, который может быть использован в качестве основания для представления к освобождению от отбывания наказания осужденных к лишению свободы“, „порядком медицинского освидетельствования осужденных к лишению свободы и их представления к освобождению от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью“)


Приказ Минздрава РФ от 09.08.2001 N 314.

«О порядке получения квалификационных категорий»


Приказ Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361.

«Об отмене приказа Минздрава России от 10.12.96 N 407»


Приказ Минобороны РФ от 05.11.2001 N 530.


Приказ ГТК РФ от 27.12.2001 N 1251.

«Об утверждении инструкции о назначении должностными лицами таможенных органов экспертиз или исследований и об оценке заключений эксперта и результатов исследований“


Приказ Минюста РФ от 23.01.2002 N 20.

«Об утверждении положения об аттестации работников на право самостоятельного производства судебной экспертизы в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»


Приказ Минздрава РФ от 14.08.2002 N 262.

«О враче — судебно-психиатрическом эксперте»


Приказ Минюста РФ от 20.12.2002 N 347.

«Об утверждении инструкции по организации производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации»


Приказ Минюста РФ от 14.05.2003 N 114.

«Об утверждении перечня родов (видов) экспертиз, выполняемых в государственных судебно-экспертных учреждениях министерства юстиции Российской Федерации, и перечня экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации»


«Дисциплинарный устав Органов внутренних дел Российской Федерации»


«Положение о порядке получения квалификационных категорий медицинского персонала вооруженных сил Российской Федерации»


Постановление Конституционного Суда РФ от 14.03.2002 N 6-П.

«По делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 И 216 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова И С.В. Пустовалова“


«Всеобщая декларация прав человека»

(Принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН)


«Конвенция о защите прав человека и основных свобод“ (ETS N 5)

(Заключена вг. Риме 04.11.1950)

(вместе с „Протоколом [N 1]“ (Подписан в г.Париже 20.03.1952),

«Протоколом N 4 Об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и Первый протокол к ней»

(Подписан вг. Страсбурге 16.09.1963),

«Протоколом N 7“ (Подписан вг. Страсбурге 22.11.1984))


Международный пакт от 16.12.1966.

«О гражданских и политических правах»


«Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания“

(Принята 09.12.1975 Генеральной Ассамблеей ООН) 


Примечания

1

См.: Обзор «Работа судебно-экспертных учреждений в 2001г.» // Российская юстиция. 2002. N 7. С. 69. 

2

СЗ РФ. 2002. N 46. Ст.4532. 

3

См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 33. 

4

См. об этом: Комментарий к УПК РСФСР. М.: «Юрайт», 2001. С. 169 — 170. В комментарии к приложениям 1 — 4 дается Перечень и адреса экспертных учреждений Министерства юстиции РФ и Перечень судебно-психиатрических и судебно-медицинских учреждений (С. 778 — 791). 

5

Россинская Е.Р. Понятие и концепция неразрушающих методов экспертного исследования // Современные проблемы криминалистической техники и криминалистической экспертизы. Н. Новгород, 1991. С. 16 — 25. 

6

Россинская Е.Р. Современные проблемы использования специальных познаний в уголовном и гражданском судопроизводстве // Судебная реформа в России: проблемы обновления процессуального законодательства. Материалы научной конференции. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2001. С. 32 — 41. 

7

Россинская Е.Р. Специальные познания и их роль в современном судопроизводстве // Правовые свободы и правовые ограничения. Материалы Всероссийской межвузовской научно-практической конференции. М.: РГГУ, 2001. 

8

Россинская Е.Р. Проблемы совершенствования судебно-экспертной деятельности в современных условиях // Совершенствование предварительного расследования преступлений. Материалы региональной межвузовской научно-практической конференции. 18 — 19 декабря 2000. Хабаровск. 2001. С. 136 — 144. 

9

Российская газета. 2003. 23 января. 

10

СЗ РФ. 1995. N 29. Ст.2759. 

11

Бюллетень Верховного Суда РФ. N 7. 1996. С. 4. 

12

Бюллетень Верховного Суда РФ. N 7. 1996. С. 4. 

13

Российские кодексы профессиональной этики в общей и судебной психиатрии. М., 2001. С. 13 — 26. 

14

Аверьянова Т.В. Субъекты экспертной деятельности // Вестник криминалистики. Отв. ред. А.Г. Филиппов. М.: Спарк, 2001. Вып.2. С. 35. 

15

Россинская Е.Р. Современные проблемы использования специальных познаний в уголовном и гражданском судопроизводстве // Судебная реформа в России: проблемы обновления процессуального законодательства. Материалы научной конференции. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2001. С. 32 — 41. 

Ефимичев П С, Ефимичев С П, Качалова О В, Кашепов В П, Кондратьев Ф В, Махов В Н, Омельянюк Г Г, Пахомов А В, Пахомов С Н, Рудне В И, Сазонов Б И