BzBook.ru

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)

Статья 3. Законодательство о судопроизводстве в арбитражных судах

1. В соответствии с п. «о» ст. 71 Конституции РФ арбитражное процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации. Следовательно, субъекты РФ не вправе принимать законы, регулирующие процедуру рассмотрения дел арбитражными судами.

2. Основополагающим источником арбитражного процессуального права является Конституция РФ, закрепившая основные цели правосудия во всех формах его осуществления, его важнейшие принципы, а также основные права и свободы человека и гражданина в сфере правосудия (см. комментарий к ст. 1, 2 и последующим статьям гл. 1 АПК). Все другие нормативные акты, регулирующие процедуру рассмотрения и разрешения дел в арбитражных судах, не должны противоречить Конституции РФ.

Некоторые положения Основного Закона страны, затрагивающие наиболее важные стороны деятельности арбитражных судов по осуществлению правосудия, дополняются и развиваются в федеральных конституционных законах, которыми, в частности, устанавливаются полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов (ч. 3 ст. 128 Конституции РФ). Кроме названных в комментируемой статье Федеральных конституционных законов от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»[4] и от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации»[5] к источникам арбитражного процессуального права относятся и другие федеральные конституционные законы.

В частности, в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 г. (в редакции от 8 февраля 2001 г. и от 15 декабря 2001 г.) «О Конституционном Суде Российской Федерации»[6] предусмотрены нормы об обязательности решений Конституционного Суда для других судов при разрешении ими дел, о пересмотре судебных решений, если они основаны на актах, признанных неконституционными, о приостановлении производства по делу при обращении суда с запросом в Конституционный Суд и др.

3. Нормы процессуального права, устанавливающие некоторые правила судопроизводства в арбитражных судах, содержатся в многочисленных федеральных законах, не являющихся конституционными, в том числе и в кодифицированных актах материального права (гражданского, налогового, таможенного и др.). Однако важнейшее значение среди обычных федеральных законов имеет АПК, в котором закреплено большинство норм арбитражного процессуального права, в том числе все его основные положения (принципы).

По смыслу ч. 2 ст. 3 АПК процессуальные нормы для судопроизводства в арбитражных судах, которые содержатся в других федеральных законах, должны соответствовать не только Конституции РФ и Федеральным конституционным законам «О судебной системе Российской Федерации» и «Об арбитражных судах в Российской Федерации», но также и основным положениям настоящего Кодекса. Это не относится к иным федеральным конституционным законам, не названным в данной норме, но имеющим по отношению к АПК большую юридическую силу.

4. Правило комментируемой статьи о приоритете международного договора РФ по отношению к внутреннему арбитражному процессуальному законодательству конкретизирует соответствующие положения ч. 4 ст. 15 Конституции РФ применительно к судопроизводству в арбитражных судах. Хотя условия большинства международных договоров РФ, затрагивающих сферу процессуальных отношений, распространяются на производство по делам с участием иностранных лиц, данное правило имеет общее значение для всех норм процессуального законодательства, в связи с чем вполне оправданно помещено законодателем в гл. 1 АПК.

Это обусловлено тем, что имеются такие международные соглашения с участием РФ, которые затрагивают основные права человека в сфере правосудия по гражданским делам или содержат некоторые унифицированные процедурные правила. К числу таких соглашений относится, например, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, ратифицированная РФ 30 марта 1998 г.[7]

Международные договоры РФ не должны заключаться и ратифицироваться, если они противоречат Конституции РФ (ст. 22 Федерального закона от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации»[8]). Если это все же произошло, применению подлежат не нормы международного договора, а конституционные положения, поскольку в правовой системе страны, составной частью которой являются международные нормы, Конституция РФ имеет высшую юридическую силу.

В частности, международные договоры не должны устанавливать такой порядок судопроизводства, который допускает меньшие гарантии для субъектов процесса, чем это предусмотрено Основным Законом страны. Установление же международным договором больших гарантий не противоречит Конституции РФ.

Подробные разъяснения по вопросам применения международных договоров в практике арбитражных судов даны в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. N 8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса»[9].

5. Закрепленное в ч. 4 ст. 3 АПК правило о действии процессуальных норм во времени означает, что если в процессе рассмотрения и разрешения дела изменилось процессуальное законодательство, после вступления его в силу суд обязан применять правила, действующие в момент совершения конкретных действий. Однако это не означает, что совершенные в соответствии с прежним законодательством процессуальные действия на предшествующих этапах судопроизводства должны признаваться незаконными.

Процессуальный закон вступает в действие в течение десяти дней после дня его официального опубликования, если в нем самом не установлен другой порядок. Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или в Собрании законодательства Российской Федерации (ст. 4, 6 Федерального закона от 14 июня 1994 г. (в редакции от 22 октября 1999 г.) «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания»[10].

6. В комментируемой статье не сформулированы правила о том, как следует поступать суду при отсутствии нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникающие в ходе производства по делу. Вместе с тем в законодательстве трудно, а иногда и невозможно предусмотреть все многообразные ситуации, которые могут возникнуть в процедуре рассмотрения и разрешения арбитражным судом конкретного дела.

В связи с этим в судебной практике довольно часто приходится преодолевать пробелы в правовом регулировании процессуальной деятельности и связанных с нею отношений между субъектами судопроизводства с помощью аналогии закона или права. Не случайно соответствующие правила для процедуры рассмотрения и разрешения аналогичных дел, относящихся к подведомственности судов общей юрисдикции, содержатся в ст. 1 ГПК.

При обнаружении пробела в регулировании процессуальных отношений арбитражные суды также должны применять процессуальную норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы — действовать, исходя из принципов осуществления правосудия в РФ (аналогия права). Правовой основой для этого служат применяемые по аналогии нормативные положения ч. 6 ст. 13 АПК, а также положения смежной отрасли гражданского процессуального права (ст. 1 ГПК).