BzBook.ru

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)

Статья 311. Основания пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам

1. Одной из особенностей института пересмотра судебного акта арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам является то, что сомнения в его законности и обоснованности связаны не с нарушением норм материального или процессуального права или неправильной оценкой существенных для дела обстоятельств, а с открытием уже после вступления судебного акта в законную силу обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, которые не были учтены судом при вынесении решения. По вновь открывшимся обстоятельствам могут быть пересмотрены вступившие в законную силу постановления любой судебной инстанции, которыми заканчивается производство по делу, в частности, суда первой инстанции (решение, вынесенное по существу спора; определение о прекращении производства по делу; определение об оставлении заявления без рассмотрения и др.); судов кассационной и надзорной инстанций (определения и постановления, включая те, которыми изменено решение суда первой инстанции или постановлено новое решение; а также о прекращении производства по делу; об оставлении заявления без рассмотрения). По буквальному содержанию комментируемой статьи перечень оснований для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам является исчерпывающим, т. е. не подлежит расширительному толкованию. Однако правоприменительная практика столкнулась с ситуациями, когда после принятия по делу постановления Президиумом Высшего Арбитражного Суда, пересмотр которого в порядке надзора недопустим в соответствии со ст. 180 и 181 АПК 1995 г., выявлялась допущенная судебная ошибка. Статья же 192 названного Кодекса, содержащая перечень оснований для пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, также не позволяла в этом случае пересмотреть судебный акт Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вновь открывшимся обстоятельствам.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлениях от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К. М. Кульнева, В. С. Лалуева, Ю. В. Лукашова и И. П. Серебренникова, от 3 февраля 1998 г. N 5-П по делу о проверке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК сформулировал правовую позицию, согласно которой окончательный характер постановлений надзорной инстанции не может рассматриваться как препятствие к возможности их пересмотра в дополнительной стадии — по вновь открывшимся обстоятельствам, в случае судебных ошибок, которые ранее не были или не могли быть выявлены[160].

Таким образом, в процедуре производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам может быть пересмотрен судебный акт и после принятия по делу постановления Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, когда пересматриваемый судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее.

2. Существенные для дела обстоятельства, о которых идет речь в п. 1 ст. 311 АПК, которые не были и не могли быть известны заявителю, также не должны были быть известными и суду. Иное означало бы, что суд дал им неправильную оценку и сформулировал на их основе выводы, не соответствующие обстоятельствам дела. Если это произошло вследствие существенного нарушения норм процессуального права, то данное обстоятельство может явиться основанием для пересмотра судебного акта в кассационном или надзорном порядке, а не по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вопрос о том, являются ли обстоятельства существенными для дела, суд разрешает в каждом конкретном деле с учетом всех его обстоятельств. Определенным критерием отнесения вновь открывшихся обстоятельств к существенным может являться их способность повлиять на исход дела. Как правило, с этими обстоятельствами нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение материальных или процессуальных прав участников спорных правоотношений.

По смыслу закона не могут рассматриваться в качестве вновь открывшихся обстоятельства, возникшие после вынесения судебного решения, даже если они имеют существенное значение для дела. В этом случае их наличие может являться основанием для предъявления нового иска, однако они не являются вновь открывшимися.

3. В п. 2 ст. 311 АПК в качестве вновь открывшихся указаны обстоятельства, связанные с недоброкачественностью доказательств, фигурировавших в деле. В отношении этих обстоятельств действует правило о том, что они должны существовать на момент вынесения решения по делу; об их недостоверности не было и не могло быть известно заявителю и суду, рассматривающему дело; данные обстоятельства стали известны после вступления судебного акта в законную силу; они имеют существенное значение для дела. Кроме того, закон предъявляет к ним и дополнительное требование — данные обстоятельства должны быть установлены вступившим в законную силу приговором суда.

В то же время уголовно-процессуальное и уголовное законодательство предусматривает возможность окончания уголовного дела не только вынесением по нему приговора, но и путем его прекращения судом, прокурором, а также следователем или органом дознания в случаях, предусмотренных законом. Примером такого окончания дела может быть его прекращение: за истечением сроков давности; в силу акта амнистии, если он устраняет применение наказания за совершенное деяние, а также ввиду помилования отдельных лиц; в отношении умершего и др. (ст. 24 и др. УПК РФ, ст. 84–85 и др. УК РФ). В соответствующем процессуальном акте о прекращении уголовного дела (постановление, определение), так же как и в приговоре, могут быть установлены факты заведомо ложного показания свидетеля, заведомо ложного заключения эксперта, заведомо неправильного перевода, подложности документов либо вещественных доказательств и др., в связи с чем возникает вопрос — могут ли эти факты, установленные таким образом, являться основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам?

Возможность пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, которые установлены не приговором, а иными процессуальными документами, предусматривается УПК РФ (введен в действие с 1 июля 2002 г.)[161]. Так, в соответствии со ст. 413 (ч. 4) УПК РФ заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления; преступные действия судьи, совершенные им при рассмотрении данного уголовного дела, могут быть установлены помимо приговора определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность.

Представляется, что приведенные положения ст. 413 (ч. 4) УПК РФ по аналогии закона, применение которой допускается в арбитражном процессе (ч. 6 ст. 13 АПК), могут служить и основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу постановлений арбитражного суда, что явилось бы дополнительной процессуальной гарантией конституционного права на судебную защиту (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ).

Возможность такого пересмотра поддерживается и другими авторами[162].

4. Пункт 3 ст. 311 АПК содержит основания для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, связанным с преступными действиями лиц, участвующих в деле (о составе лиц, участвующих в деле, см. комментарий к ст. 40 АПК), и судей (о составе суда см. комментарий к ст. 17–19 АПК).

Основанием для пересмотра является установленный вступившим в законную силу приговором факт совершения преступления соответствующим участником процесса при рассмотрении данного дела. При этом между совершенным преступлением и конкретным делом, рассматриваемым арбитражным судом, должна существовать связь. Например, похищение ответчиком ребенка судьи или лица, участвующего в деле, с целью понудить их к определенному поведению, дача взятки судье для вынесения по делу желаемого решения и т. д. Как и в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 311 АПК, факт совершения преступления должен быть установлен приговором суда (иным уголовно-процессуальным документом), вступившим в законную силу.

5. Разрешая вопрос о пересмотре судебного акта по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 311 АПК, необходимо выяснить, положен ли отмененный акт арбитражного суда или суда общей юрисдикции в силу его преюдициального значения (см. комментарий к ст. 16, 69 АПК) в основу решения арбитражного суда, о пересмотре которого поставлен вопрос. Отмена судебного акта, на котором основано решение арбитражного суда, влечет пересмотр этого решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

6. Согласно ст. 8 (п. 1) ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему. Статья 12 названного Кодекса к одному из способов защиты гражданских прав относит признание оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, а также применение последствий недействительности ничтожной сделки.

В соответствии с п. 5 комментируемой статьи признание арбитражным судом или судом общей юрисдикции сделки недействительной является еще одним основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. Представляется, что таким же основанием должно являться и судебное постановление о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Разрешая вопрос о пересмотре судебного акта по данному основанию, необходимо выяснить, признана ли сделка судом недействительной и повлекла ли она принятие незаконного или необоснованного решения.

7. Одной из основ конституционного строя Российской Федерации является высшая юридическая сила Конституции Российской Федерации, ее прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ). Обеспечивая эту основу конституционного строя, Конституционный Суд Российской Федерации, в частности, по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ).

Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г.[163] «О Конституционном Суде Российской Федерации» предусматривает (ч. 2 ст. 100), что при признании закона, примененного в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке. Развивая указанное положение Федерального конституционного закона, п. 6 ст. 311 АПК предусматривает в качестве основания для пересмотра решения арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам признание Конституционным Судом Российской Федерации по обращению заявителя федерального закона, примененного в его деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации. В соответствии со ст. 79 (ч. 1 и 2) Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

8. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, в том числе на обращение в соответствии с международными договорами Российской Федерации в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 1 и 3 ст. 46).

Таким международным органом по защите прав и свобод человека является Европейский Суд по правам человека, учрежденный и действующий в соответствии со ст. 19–51 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.[164], ратифицированной Российской Федерацией и являющейся в соответствии со ст. 15 (ч. 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России.

При установлении Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека, это в соответствии с п. 7 комментируемой статьи является основанием для пересмотра акта арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам.