BzBook.ru

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный)

Статья 189. Порядок рассмотрения дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений

1. Понятие «производство по делам, возникающим из административных и иных публично-правовых отношений» уясняется из содержания ст. 29 и 189 АПК. Согласно названным статьям АПК производство по экономическим спорам и иным делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, является административным судопроизводством.

Круг рассматриваемых арбитражными судами дел, возникающих из публично-правовых отношений, не ограничивается обозначенными в гл. 23–26 АПК.

Так, арбитражные суды рассматривают экономические споры по требованиям:

о возврате налогоплательщикам и налоговым агентам излишне уплаченных или излишне взысканных сумм налогов, сборов, пеней (гл. 12 НК);

о признании не подлежащими исполнению инкассовых поручений (распоряжений) налоговых и иных органов, которым предоставлено право взыскания в безакцептном (бесспорном) порядке, а также исполнительных документов (постановлений) о взыскании налога за счет имущества организации-налогоплательщика или налогового агента (ст. 47 НК);

о ликвидации юридических лиц по основаниям, предусмотренным законодательством, когда соответствующие требования предъявляются уполномоченными на то государственными органами (п. 16 ст. 31 НК; п. 3 ст. 26 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц» от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ; п. 2 ст. 14 Федерального закона «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ; п. 6 ст. 51 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ);

о прекращении размещения, проектирования, строительства, реконструкции, ввода в эксплуатацию, эксплуатации, консервации и ликвидации зданий, строений и иных объектов при нарушении требований в области охраны окружающей среды (п. 3 ст. 34 Федерального закона «Об охране окружающей среды» от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ);

о приостановлении или прекращении деятельности юридических лиц, осуществляемой с нарушением законодательства РФ в области обращения с отходами (п. 1 ст. 29 Федерального закона «Об отходах производства и потребления» от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ);

об аннулировании лицензий (п. 1 ст. 13 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ; п. 3 ст. 20 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» от 22 ноября 1995 г. N 171-ФЗ);

об обратном взыскании неосновательно списанных средств в порядке формирования обязательных резервов кредитных организаций в Банке России (ст. 38 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ);

об обратном взыскании неосновательно взысканных соответствующими органами сумм штрафов, пеней и иных санкций, исполнительного сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

Данный перечень не является исчерпывающим. Арбитражные суды рассматривают и другие дела, возникающие из публичных правоотношений, отнесенные к их ведению федеральными законами и не подпадающие под действие гл. 23–26 АПК.

Такие дела рассматриваются по правилам гл. 22 АПК, поскольку иное не установлено Кодексом.

Таким образом, в структуре разд. III АПК гл. 22 выполняет две функции.

Во-первых, она устанавливает общие правила рассмотрения всех дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, т. е. общие правила административного судопроизводства, как оно определяется Кодексом.

Во-вторых, гл. 22 АПК содержит особенности рассмотрения дел административного судопроизводства, не указанных в гл. 23–26 Кодекса.

В то же время следует учитывать, что ч. 1 ст. 189 АПК устанавливает соотношение только между административным и исковым производствами. Правила искового производства признаются имеющими общий характер по отношению к административному. Между тем общие правила судопроизводства в арбитражных судах содержатся не только в разд. II Кодекса («Производство в арбитражном суде первой инстанции. Исковое производство»), но и прежде всего в разд. I «Общие положения».

В последнем также содержится ряд специальных положений, относящихся к рассмотрению дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, в том числе особенности в рассмотрении некоторых категорий таких дел (ч. 4 ст. 4, ч. 2 и 3 ст. 17, ст. 29, ч. 2 ст. 34, ч. 6 ст. 38, ст. 45, ч. 2 ст. 46, ст. 52, 53, ч. 1 ст. 65, ч. 5 ст. 66 АПК).

2. В АПК 1992 и 1995 гг. отсутствовал раздел, аналогичный разд. III действующего Кодекса. Согласно ранее действовавшему арбитражному процессуальному законодательству производство в арбитражном суде первой инстанции включало исковое производство, производство по делам о несостоятельности (банкротстве) и производство по делам об установлении юридических фактов. Дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, рассматривались арбитражными судами в порядке искового производства, хотя и с некоторыми особенностями (ч. 1 ст. 53, ч. 1 ст. 14, ст. 132 АПК 1995 г.).

Из содержания гл. 22–26 АПК видно, что основная общая идея, повторяющаяся в каждой из глав разд. III Кодекса, заключается в том, что все дела, возникающие из властеотношений, также рассматриваются по общим правилам искового производства. Это и естественно, ведь юридическая природа дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений (как и дел искового производства), заключается в том, что при их рассмотрении суд разрешает спор о праве, который отсутствует в делах особого производства. Материально-правовым отличием такого спора является то, что это спор между носителями публичного и частного интересов. Однако неравенство субъектов такого спора в материально-правовом отношении никак не влияло на эффективность защиты их прав в арбитражных судах в силу независимости суда, состязательности процесса, процессуального равноправия сторон и не требовало создания каких-либо компенсирующих процессуальных механизмов, значимость которых порой сильно преувеличивается. Напротив, сохранение некоторых из таких механизмов Кодексом совершенно обоснованно признано ненужным, о чем свидетельствует, например, отказ от коллегиального рассмотрения дел об оспаривании ненормативных правовых актов (ч. 1 ст. 200 АПК).

Выделение производства по делам, возникающим из властеотношений, в особый раздел, наименование его административным судопроизводством имеет в значительной степени вынужденный характер.

Это связано с правовыми позициями Конституционного Суда РФ по вопросам о возможности и порядке рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов, дел об административных правонарушениях (см. постановления Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. N 19-П[77] и от 28 мая 1999 г. N 9-П[78]) и вступлением в силу нового КоАП.

3. Изъятия (исключения и дополнения) из правил искового производства дел административного судопроизводства делятся на две группы. Во-первых, это изъятия, которые установлены непосредственно в гл. 22–26 Кодекса. Во-вторых, это изъятия, которые могут содержаться в других федеральных законах, устанавливающих иные правила административного судопроизводства (см. комментарий к гл. 25 АПК).

Отчасти это связано с тем, что некоторые из таких общих особенностей вынесены в разд. I АПК. К ним относятся запрет на участие арбитражных заседателей в рассмотрении дел, указанных в разд. III АПК (ч. 3 ст. 17 АПК), а также возможность истребования по инициативе суда доказательств от государственных и иных органов в случае их непредставления последними (ч. 5 ст. 66 АПК).

Последнее положение конкретизировано в гл. 24–26 разд. III АПК как право суда по собственной инициативе истребовать доказательства от государственных и иных органов при недоказанности ими оснований издания оспариваемого ненормативного акта, совершения действий (бездействия), нарушающих права и интересы граждан и юридических лиц в сфере предпринимательской деятельности (ч. 6 ст. 200 АПК), а также от административных органов, составивших протокол об административном правонарушении (ч. 5 ст. 205 АПК) либо вынесших решение о привлечении к административной ответственности (ч. 5 ст. 210 АПК), контрольных органов, истребующих обязательные платежи и взыскивающих санкции (ч. 5 ст. 215 АПК), в случае, если указанные органы не представили необходимых доказательств для вынесения решения.

Общей особенностью для всех дел разд. III является то, что эти дела инициируются подачей не иска, а заявления (ч. 4 ст. 4 Кодекса). Соответственно формально в этих делах нет истца и ответчика, а есть лишь лица, обращающиеся в арбитражный суд с заявлениями в предусмотренных АПК и иными федеральными законами случаях, и лица, вовлекаемые в процесс по этим заявлениям.

Кодекс не дает прямого ответа на вопрос о том, как именуются лица, к которым обращено соответствующее правовое требование по делам, возникающим из публичных правоотношений, и соответственно каковы их процессуальное положение, объем процессуальных прав и обязанностей.

В гл. 5 АПК определен круг лиц, участвующих в деле, и особенности процессуального положения каждого из них. В ст. 40 АПК указывается, что лицами, участвующими в деле, являются, в частности, заявители и заинтересованные лица — по делам особого производства, по делам о несостоятельности (банкротстве) и в других случаях, предусмотренных Кодексом. Можно ли, основываясь на этой формулировке, сделать вывод о том, что в делах, возникающих из публичных правоотношений, лиц, к которым обращено требование заявителя (ответчики в исковом производстве), следует считать «заинтересованными лицами»?

Полагаем, что ответ должен быть отрицательным. Фигура «заинтересованного лица» (в отличие от стороны спора) присутствует в делах, где отсутствует спор о праве. Поэтому ст. 40 АПК и не упоминает о заинтересованных лицах как о лицах, участвующих в делах, возникающих из публичных правоотношений.

В некоторых статьях гл. 23–26 разд. III Кодекса упоминается о заинтересованных лицах, однако смысл, который вкладывается в это понятие в различных нормах разд. III АПК, неодинаков. Так, в ч. 3 ст. 192, ч. 8 ст. 194, ч. 2 ст. 197 АПК под заинтересованным лицом понимается заявитель, оспаривающий нормативные и ненормативные правовые акты, решения, действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, должностных лиц.

В ч. 2 ст. 194, ч. 2 ст. 200, ч. 2 ст. 210 АПК о заинтересованных лицах говорится как об иных (кроме заявителя и органа, издавшего оспариваемый акт, принявшего оспариваемое решение, совершившего оспариваемые действия (бездействие) участниках процесса.

В ч. 3 ст. 205, ч. 2 ст. 215 АПК не упоминается о заинтересованных лицах, в соответствующих нормах использована формула «лица, участвующие в деле». Таковыми (помимо заявителя) являются соответственно лицо, привлекаемое к административной ответственности, и лицо, к которому обращено требование о взыскании обязательных платежей и санкций.

Таким образом, из указанных формулировок невозможно уяснить обобщенное наименование лица, к которому обращено требование, по делам, возникающим из публичных правоотношений, и соответственно определить объем его процессуальных прав и обязанностей. Понятие «лицо, участвующее в деле» является обобщающим, подобной самостоятельной процессуальной фигуры не существует.

Кем же являются «ответчики» в рассматриваемых делах в смысле гл. 5 АПК?

Заинтересованными лицами в смысле ст. 40 они, очевидно, не являются, поскольку не указаны в качестве таковых ни в этой статье, ни в соответствующих нормах разд. III АПК. Между тем, для того чтобы лицо рассматривалось в качестве заинтересованного лица как самостоятельной процессуальной фигуры, об этом должно быть прямо указано в Кодексе (ст. 40 АПК).

Следует учитывать, что в Кодексе имеются фактически прямые положения, свидетельствующие о том, что законодатель в делах, возникающих из публичных правоотношений, рассматривает лицо, к которому предъявлено требование, как именно ответчика.

Такой вывод следует из текста ч. 2 ст. 46 АПК.

Согласно ей при невозможности рассмотрения дела без участия другого ответчика он может быть привлечен арбитражным судом по ходатайству сторон или с согласия истца, при этом по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, суд по своей инициативе привлекает другого ответчика. Очевидно, что раз есть другой ответчик, то должен быть и ответчик, к которому непосредственно обращено требование.

Наконец, в ст. 190 АПК говорится о примирении сторон, каковыми могут быть лицо, предъявившее требование, и лицо, к которому это требование предъявлено.

Если не считать, что лицо, к которому обращено требование заявителя, пользуется правами стороны (в данном случае правами ответчика), то это привело бы к абсурдному выводу, что в делах, рассматриваемых в порядке разд. III АПК, принцип равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, ст. 8, ч. 4 ст. 44 АПК) вообще не действует, поскольку в деле есть только одна «сторона».

Это, разумеется, не так. В споре о праве всегда присутствуют стороны, как бы они ни именовались. В гл. 23–26 АПК участники спора по делам, возникающим из публичных правоотношений, не называются сторонами, однако суть процессуального правоотношения, складывающегося между лицом, обращающимся с правовым требованием, и лицом, к которому оно обращено, от этого не меняется.

Стороны спора в делах административного судопроизводства занимают положение, аналогичное положению истца и ответчика, и соответственно пользуются как материальными, так и процессуальными правами и несут обязанности соответствующей стороны, если иное не предусмотрено Кодексом (ч. 4 ст. 44, ст. 45 АПК).

В отсутствие в законе прямых ограничений их процессуальных прав они пользуются всеми правами соответственно истца и ответчика, предусмотренными разд. I и II АПК.

4. Общей особенностью для большинства дел, рассматриваемых в порядке административного судопроизводства (гл. 23–26), являются сокращенные сроки их рассмотрения. Правда, это не относится к делам, рассматриваемым в порядке гл. 22 АПК, которая не упоминает о сроках рассмотрения соответствующих дел. Следовательно, они рассматриваются в сроки, установленные для дел искового производства (ст. 134, 152 АПК).

Сопоставление сроков рассмотрения дел, указанных в гл. 23–26 АПК, показывает, что самые короткие сроки установлены по делам об административных правонарушениях (гл. 25 АПК). Сокращенными являются и сроки апелляционного обжалования судебных актов по таким делам (ч. 4 ст. 206, ч. 5 ст. 211 АПК).

Раздел III характеризуется также сокращенными сроками для обращения в суд, когда с заявлением за защитой нарушенного права обращается гражданин или юридическое лицо.

Так, ч. 2 ст. 208 АПК предусматривает 10-дневный срок для обращения в суд лица, оспаривающего привлечение его к административной ответственности.

Частью 4 ст. 198 АПК установлен 3-месячный срок для оспаривания ненормативных правовых актов, решений, действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов и должностных лиц. АПК 1995 г. не содержал подобного ограничения, данный срок заимствован из ГПК РСФСР 1964 г. (ст. 239.5).

Общей особенностью дел, указанных в гл. 23–26 АПК, является также право суда признать обязательной явку в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и соответственно подвергнуть их судебному штрафу в случае неявки (ч. 2 и 3 ст. 194, ч. 2 и 3 ст. 200, ч. 3 и 4 ст. 205, ч. 2 и 3 ст. 210, ч. 2 и 3 ст. 215 АПК).

Указанная особенность, однако, отсутствует в иных делах, возникающих из властеотношений, рассматриваемых по правилам гл. 22 АПК.

5. Подсудность дел, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, определяется по общим правилам, предусмотренным Кодексом (_ 2 гл. 4 АПК). Указанные дела рассматриваются по первой инстанции арбитражными судами субъектов Российской Федерации, за исключением дел об оспаривании нормативных и ненормативных правовых актов, предусмотренных в пп. 1 и 2 ч. 2 ст. 34 АПК.

В разд. III установлены и изъятия из общих правил подсудности, установленных _ 2 гл. 4 АПК. Так, заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности подается по месту нахождения или месту жительства заявителя, а не органа, принявшего решение (ч. 1 ст. 208 АПК).

6. Часть 3 комментируемой статьи формулирует особенности распределения бремени доказывания по делам, возникающим из публичных правоотношений.

АПК 1995 г. (ч. 1 ст. 53) при рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов возлагал обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для издания указанных актов, на орган, принявший акт. Кодекс распространил это правило также на доказывание законности действий (бездействия) соответствующих органов, а также должностных лиц, когда эти действия либо бездействие являются предметом оспаривания.

Вместе с тем норма, содержащаяся в ч. 3 ст. 189 АПК, практически дословно воспроизводит норму ч. 1 ст. 65 АПК, что лишает ее какого-либо самостоятельного значения. Ее включение в текст ст. 189 АПК объясняется отсутствием каких-либо других зримых общих процессуальных особенностей рассмотрения дел, указанных в гл. 23–26 АПК.

Кроме того, норму ч. 3 ст. 189 АПК нельзя считать общей особенностью рассмотрения всех категорий дел, сгруппированных в разд. III Кодекса. Указанная норма относится только к делам об оспаривании соответствующих актов, решений, действий и бездействия соответствующих органов и лиц. Между тем в делах о привлечении лица к административной ответственности (_ 1 гл. 25 АПК), в делах о взыскании обязательных платежей и санкций (гл. 26 АПК), где заявителями выступают органы, предъявляющие соответствующее правовое требование, отсутствует сама конструкция «оспаривания» какого-либо их акта, действия или бездействия. В данных случаях они должны доказать обстоятельства, являющиеся основанием их требований, фактически на общих основаниях (ст. 65 АПК).