BzBook.ru

Как победить китайцев

Религия и деловые отношения

Принято считать, что Китай — страна трех основных религий: конфуцианства, даосизма и буддизма. Они настолько тесно переплетены друг с другом, что «чистых» даосов или буддистов вне монашеской среды найти просто невозможно.

А современное конфуцианство вообще с большой натяжкой можно отнести к религии, скорее это система традиционных взглядов китайцев на мораль и этику. Строго говоря, это и не религии, а духовные учения, они требуют от человека не столько веры, сколько соблюдения определенных норм поведения и дисциплины.

Китайцы порой мистичны, но не религиозны. Строго говоря, религиозные постулаты китайцы знают плохо и мало ими интересуются, их знания в этой области остаются на уровне обихода, так что не ждите, что китаец вам внезапно раскроет глубины буддийской медитации или даосского учения о бессмертии.

Государство никак не увязывает национальную идею с религией, поэтому китайцы свою религиозную принадлежность не считают чем-то крайне важным. К тому же в Китае не существует религиозных конфессий в том виде, в каком мы привыкли это видеть на Западе. Официально подавляющее число китайцев являются атеистами, в реальности же практически каждый, так или иначе, исповедует сразу несколько типов верований. Самый основной из них — вера в духов предков, и это является центральной частью народной религиозной традиции. По настоящему в Китае существует лишь этот вид религии — поклонение предкам, кстати, именно так переводится китайское слово «религия» (цзунцзяо) — учение предков. Средний китаец не привержен никакой конкретной религии, он в равной степени уважает конфуцианство, буддизм, даосизм и массу народных верований, поклоняется всем духам и божествам и не делает различий между различными формами культов. Вера китайца — синкретична, при этом в ней отсутствуют всякий фанатизм и желание поспорить о том, кто обладает высшей истиной. Вам вряд ли удастся втянуть китайцев в дискуссию по поводу того, что лучше для современного человека, скажем христианство или буддизм, или является ли конфуцианство религией, — для обычного китайца это не играет никакой роли. Он далек от абстрактных философских рассуждений и относится к любому духовному учению как к еще одному способу проявления кланового родства — ведь, в конце концов, все обитатели загробного мира некогда являлись чьими-то предками, поэтому он просто продолжает диалог с родовыми духами-защитниками.

Посмотрите внимательно, фигуры каких духов, чьи изображения висят также на стенах их домов, расставлены у китайцев на алтаре. Это многое откроет в понимании устремлений среднего китайца. Это духи, обеспечивающие богатство, известность, хорошую карьеру, процветание бизнеса, большое количество детей, то есть все то, о чем мечтает среднестатистический житель Поднебесной. Практически в любом доме, ресторане, парикмахерской вы встретите небольшие алтари или просто фигурки с изображениями Цао-шэня — божества богатства, Фу-шэня — покровителя карьеры, Шоу-сина — божества долголетия. Практически повсеместно встречается грозный Гуань-ди или Гуаньюй — реальный исторический персонаж, генерал III в., позже обожествленный, дух войны, одновременно являющийся покровителем торговцев, лавочников, студентов, путешественников, а также борцом со злыми духами. Его фигурки с гневным лицом и насупленными бровями, застывшие в грозной боевой позе, с алебардой в руках, встречают посетителей подавляющего большинства общественных заведений.

Если же брать традиционные религиозные культы, то китайцев вряд ли можно назвать их ярыми приверженцами: они очень слабо знают вероучение, полные формы ритуалов и чаще всего посещают в один день сразу по нескольку храмов, не делая особых различий между, скажем, буддизмом и даосизом.

По официальным данным, христиан (в основном протестантов и католиков) насчитывается в Китае около 4 %, мусульман — около 2 %, хотя, по неофициальным данным, их число может доходить до 50 млн человек. Практически каждый китаец считает себя буддистом, но редко может рассказать о буддизме что-то конкретное, кроме общих понятий о Будде, спасении в нирване и запрете убивать живых существ. Самые распространенные школы китайского буддизма принадлежат к течению Махаяны («Большой колесницы»), это — чань-буддизм (более известный под своим японским названием дзэн и школа Тяньтай, но и здесь обычные китайцы вряд ли смогут объяснить вам различия между ними. Небольшая часть китайцев исповедует тибетский буддизм, то есть школу Ваджраяны (цзиньганчэн или мицзун — «тайное учение»), или, в обиходном названии, ламаизм. Речь идет прежде всего о жителях Тибета — цзанах (то есть тибетцах), а также крайне небольшом числе ханьцев. Хотя в самом центре Пекина существует огромный действующий ламаистский храм Юнхэгун, посетители-китайцы совершают в нем не ламаистские, а стандартные махаянистские ритуалы, нимало не заботясь о какой-то «неправильности» церемониалов.

Таким образом, понятие религиозной идентичности в Китае сильно размыто и особой роли в деловых отношениях не играет.

Самыми известными мусульманскими торговцами в Китае являются представители народности хуэй (хуэй-цзу, или хуэй). По сути, хуэйцы — это те же самые ханьцы, но принявшие ислам (здесь религия является этноразличительным фактором). Хуэйцы считаются умелыми торговцами, именно они частично обслуживали Шелковый путь, издревле имели свои торговые союзы. Хотя в Китае существует отдельный Нинся-Хуэйский автономный район, сегодня многие хуэйцы обитают разрозненно и обычно содержат успешные фирмы. Традиционно они поддерживали торговые связи с арабскими странами, но власти КНР такую торговлю, основанную на религиозном факторе, не очень приветствуют.

Во многих городах вы встретите «рестораны чистой пищи» — мусульманские рестораны, которые содержат уйгуры или хуэйцы. Чаще всего это очень чистые, тихие, качественные рестораны с традиционной центральноазиатской кухней. Иногда в них даже демонстрируют танец живота — явление, которое никогда не встретишь в китайских заведениях. Но не стремитесь пригласить в такие ресторанчики своих китайских партнеров — они могут не разделять вашего пристрастия к мусульманским традициям.

Иногда религиозный фактор следует учитывать при совместном посещении ресторанов. Так, теоретически буддисты не должны есть мясного, однако в реальной жизни все, кроме монахов в монастырях, игнорируют этот запрет. У тибетских монахов такой запрет отсутствует вовсе, ламы к тому же могут жениться. Китайские мусульмане обычно не едят свинины.

В целом никаких преференций, основанных на религиозном факторе, вы не получите, а вот его неаккуратное использование может завести ситуацию в тупик. Помните, что духовная и религиозная деятельность в Китае очень строго контролируется государством, хотя не всегда явным образом.

Прежде всего, старайтесь не рассуждать о «тонких материях», религиях и «энергиях», если не имеете четкого понимания о том, как к этому относятся китайцы.

— Никогда не имитируйте китайских духовных традиций, если не прошли соответствующего обучения и посвящения. Например, не стоит демонстрировать свою приверженность буддизму или даосскому учению о пилюле бессмертия — скорее всего, это вызовет недоумение или смех у окружающих.

— Даже если вы являетесь большим поклонником и знатоком тибетского направления буддизма (ламаизма), не стоит упоминать об этом в Китае и тем более говорить о далай-ламе. Это очень болезненная тема для властей КНР, а ваша приверженность тибетскому буддизму может показаться провокационной и способна внезапно охладить ваши добрые отношения с китайскими партнерами.

— Не стоит активно рассказывать о том, что вы являетесь приверженцем какого-нибудь учения, основанного на использовании дыхательно-медитативных упражнений цигун, или нэйгун («внутреннего искусства»). После грандиозного скандала и разгрома движения «Фалуньгун» в Китае власти очень болезненно воспринимают такие разговоры.

Если религиозные воззрения и не оказывают существенного влияния на деловые традиции Китая, то совсем иначе обстоит дело с традиционными поверьями, приметами, цветовыми сочетаниями, числовой магией, фэн-шуй. Ко всему этому следует относиться очень внимательно, даже если вы общаетесь с вполне современными китайскими предпринимателями.